И. Дж. Роун: другие произведения.

Часть 5. Лорд Гиллард. Рождение. Главы 5-7

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 5. Дела в Хэппи-Сити.
  
   Йос Смитсон всегда считал себя человеком маленьким, почти незаметным, и работа, которой он занимался, не предвещала скорого обогащения. Йос занимался продажей участков земли в собственность. Скажете - золотое дно, но будете не правы. В нищем обществе, когда семьи еле наскребали деньги на покупку их же собственной земли, где жили поколениями, положить какую-либо интересную сумму на лапу чиновнику было нереально. Йос был аккуратным человеком, его бумаги всегда были идеально оформлены и тщательно подготовлены к быстрой сделке, но ордера на самые лучшие земли лежали в маленьком сейфе и хранились до лучших времен. Поросячьи глазки внимательно ощупывали посетителя, а потом шла вежливая и стандартная фраза: "Не могли бы вы зайти на следующей неделе, необходимо время, чтобы все правильно оформить. Очереди у его каморки в здании городского совета собирались и рассасывались, но ничего не менялось, не сдвигалось с места, а Йос целыми днями скучал и любовался на свои сокровища. Наконец-то он дождался своего звездного часа!
   Было около полудня, Йос знал, что за стеной его дожидается всего один посетитель, седой человек, который уже не раз был, а сегодня они уже два часа играли с ним в ожидание, кто быстрее сдастся. Йос знал, что выиграет, но и чувство собственного превосходства развевало скуку. Удача приехала в селлере черного цвета с темными стеклами. В коридоре за дверью послышались тяжелые уверенные шаги, дверь кабинета распахнулась, и в комнату вошел высокий человек в длинном черном плаще, закованный в доспехи. Лицо человека скрывал глухой шлем.
  - Вы зашли без очереди. - Вяло произнес Йос.
  Человек повернулся к чиновнику боком, где висел меч, в рукоятку которого было вплавлен огромный драгоценный камень:
  - Я привел достаточный аргумент? - глухим голосом спросил незнакомец, в котором угадывался едва уловимый акцент.
   Дверь с осторожностью открылась, и в проем просунулась голова терпеливого посетителя:
  - А как же мое дело?
  - Подождите, подождите за дверью, разве вы не видите, что я занят?
   Дверь так же с осторожностью закрылась. Незнакомец распахнул плащ и бросил на стол Смитсона холщовый мешок. Йос всеми фибрами души ощутил грань каждой монеты, лежащей на его столе.
  - Здесь триста золотых монет. Я покупаю землю, и теперь от Вас зависит, за сколько Вы мне ее продадите. Остальную часть суммы Вы возьмете себе, если наша сделка успешно состоится.
  - Зачем Вам нужна земля, милейший Лорд? - Глаза Йоса призывно заблестели.
  - Свиней пасти. - Человек ткнул пальцем в замусоленную карту. - Меня интересуют участки здесь и здесь.
  - Благородный Лорд, если Вы возьмете все оптом, а у меня есть для Вас все лучшее, наша сделка будет для Вас замечательным приобретением.
  - А Вам не придется протирать штаны в этом городишке. - В тон ему ответил незнакомец. - Вы уже присмотрели себе теплое местечко?
  - Эрбер или Вельгонт, после моего предложения - дорога открыта.
  - Так, что Вы хотите мне предложить?
  Чиновник вынул из сейфа заветную папочку:
  - Вот, смотрите, полное владение землей здесь, - он очертил на карте большую область земли, куда вошли все участки, на которые претендовал незнакомец, - а потом есть земля здесь. "О, Боже, - подумала Лия, - там же залежи алмазов, если Мак ничего не напутал".
  - А так же этот и вот этот участки, - продолжал Смитсон, - сюда же могу приложить владение в Хэппи-Сити, дом, правда, старый, но с большим садом. Вы удовлетворены?
  - Я согласен, оформляйте сделку.
   Чиновник позвонил в колокольчик. Его помощница, выполняющая еще параллельно работу поломойки, впорхнула в каморку так стремительно, что Лия едва успела прикрыть своим телом мешок, лежащий на столе. Йос сориентировался мгновенно, и мешок почти бесшумно скрылся под столом.
  - Садитесь, дорогая, нам нужно оформить сделку.
  Девушка подошла к отдельно стоящему столу и достала из ящика большой лист драгоценной бумаги с гербовой печатью и водяными знаками, но весьма обтрепанной и пожелтевшей за давностью лет. Смитсон перечислил номера ордеров на землю, передавая бумаги покупателю, который быстро их просматривал, сверяясь с картой.
  - На чье имя мы заключим сделку? - Вежливо поинтересовался чиновник.
  - На имя моей жены, Леди Лии Гиллард.
  - Нам необходимо внести данные о ее национальной принадлежности и описание внешности.
  - Она белая Леди, землянка чистых кровей, - Лия дала описание самой себя.
  - Сумма сделки? - спросила помощница, вопросительно глядя на своего шефа своими большими орасскими глазами.
  - Десять тысяч гонтов. - Не моргнув глазом, ответил Йос, а сам подумал, что не слишком сильно опустил цену, правдоподобно, однако, какая прибыль!
   Девушка закончила выводить разноцветными чернилами красивые буквы на бумаге. Йос Смитсон, с серьезным лицом, перечитал бумагу, больше для проформы, скрепил сделку несколькими круглыми печатями, записал номер купчей в особый журнал, расписался сам, дал подписать помощнице, а потом попросил Лорда Гилларда оставить свой росчерк пера. Участники сделки пожали друг другу руки и пожелали удачи. Лия не сомневалась - ни один гонт из ее мешка не попадет в городскую казну. Йос растрогался, достал из шкафа початую бутылку темной жидкости, бережно хранимую для такого случая, и предложил распить по рюмке. Лорд Гиллард вежливо отказался, сославшись на свои религиозные мотивы не пить спиртное в это время суток.
   Лия дожидалась прихода Кагора Макдауэла в селлере, бережно перебирая полученные сокровища. Мак сел на водительское сидение и опустил темные светоотражающие фильтры на стекла.
  - Я вижу, сделка прошла удачно. - Весело сказал он, потирая руки. - Что он тебе продал?
  - Все, и даже намного больше, чем мы рассчитывали. - Лия показала Маку документы.
  - Ты представляешь, - ответил он, - а меня он просто грубо выгнал за порог, даже выпить с ним не предложил!
  - Вот, что делают с людьми деньги, - назидательно сказала Лия.
  - Он много получил на этой сделке?
  - Официально - десять тысяч гонтов. А так, я думаю, что он уже сегодня со всеми казенными деньгами исчезнет с территории Хэппи-Сити. Поехали, теперь посмотрим мои владения в городе.
   Черный селлер мягко тронулся с места, удивляя своей необычностью прохожих.
  
   Участок в городе представлял собой развалины на квадратной территории, зажатой с двух сторон каменными заборами соседей, а двумя другими сторонами открывающейся провалами в ограде на две улицы - центральную и боковой тупичок.
  - Твоя городская резиденция. - Пошутил Мак. - А, вообще, - он взял ее за руку. - Спасибо тебе! У меня такое чувство, будто путы, связывающие меня долгие годы, наконец, разорваны. У меня появилась надежда... Я снова свободен. Эх, у меня столько планов!
  
   Все зарождающееся хозяйство можно было вполне оставить на Мака, поэтому Лия решила отправиться в пешее путешествие, чтобы исследовать близлежащие земли. Для начала требовалось изучить картографию местности, покопавшись в городском архиве Хэппи-Сити.
   Архив представлял собой две темные комнатки с мутными оконцами, в которых громоздились высокие стопы старинных книг, покрытых толстым слоем желтоватой пыли. Помещение нечасто открывали, о чем свидетельствовал ржавый замок, но за пару гонтов местный писарь готов был даже разрешить там пожить. Входить не хотелось, тем более - оставаться надолго. Лия вспомнила, как любовно Даймон заботился о книгах в Дум-Гаре, а здесь рассыпается в прах целое нетронутое сокровище! Девушка вздохнула еще свежего воздуха в коридоре и, скрепя сердце, вошла. Конечно, все получилось как в заезженном сценарии - она споткнулась, и все рухнуло. Не успели затихнуть звуки разрушения в соседней комнате, как в миллиметрах от головы Лии просвистел арбалетный болт, выбивший град мелкой штукатурки из стены. Облако пыли заполнило комнату, и девушка стремглав бросилась прочь.
   Скрепя сердце, она заставила себя войти вновь, подождав, пока можно будет что-то разглядеть. Оказалось, что помимо манускриптов, там кто-то свалил груду примитивного оружия, и "ружье выстрелило" в самый подходящий момент. Лия стояла, громко чертыхаясь, не имея даже идеи, что она собирается найти среди этого хлама. Времени было полно - почти целая жизнь, поэтому выбор был невелик - либо она уходит, либо упорно трудится за почетное звание главного архивариуса Хэппи-Сити. Пришлось, конечно, пригнать стороннюю силу - двух рабов-хеттов с метлами. В один расчищенный угол они принялись складывать вперемежку книги, листки бумаги и пергамент, в другой - свитки, глиняные таблички с письменами и прочие артефакты, что во множестве валялись на полу. Хаос продолжал оставаться хаосом, приняв некие хрупкие очертания, готовые снова развалиться.
   Спустя несколько дней пришлось потратить деньги, чтобы нанять праздношатающегося писаря и его подручного, разбирающихся в грамоте, рассортировать и описать все, что хранилось в архиве. Книги и рукописи на неизвестных жителям Хэппи-Сити языках сложили в мешки, которые Лия потом благополучно увезла в дар жрицам Дум-Гара. Никому в городе они были не нужны, а в монастыре теперь трудились три женщины, тупо покрывавшие страницы консервирующим раствором. Дурга старалась, как могла, чтобы помочь расшифровать древние письмена или объяснить хотя бы, о чем хотели сказать далекие предки. Обещала обучить новых учениц, которые продолжили бы дело Даймона. Лия позвала Шарми с собой, и та не раздумывая, согласилась покинуть Дум-Гар, чтобы узнать жизнь за его стенами.
   Еще одной задачей Лии было - построить дом, чтобы обосноваться в Хэппи-Сити - так они распределили с Маком свои обязанности. После получения денег было решено, что каждый теперь будет заниматься своим делом, в котором больше знает толк. Рудники, оборудование, привлечение рабочей силы, механизмы, хмурые взгляды повстанцев, привозящих все, что они смогли отобрать у Оста и лучистая улыбка Коннехи, разгорающаяся в зависимости от того, сколько гонтов упало в его карман - все досталось Кагору Макдауэлу. Лии остался весь Хэппи-Сити вместе с его вороватым и бессильным городским советом, смрадными улицами, лицами бывалых висельников у некоторых горожан и развалинами на купленном участке, где "добрые" соседи устроили помойку. Лия пока устроилась на постоялом дворе, с грустью мечтая о том, чтобы пришел какой-нибудь "дядя" и все устроил - сколотил бригаду работяг, утвердил проект, подогнал стройматериалы и выполнил всю работу. Но, когда осознаешь, что никто не придет, вынужденно становишься тем самым мужиком, который всех "построит".
   Новый дом нарисовался сам собой во время разбора архива и предварительного осмотра руин. Обнаружилось, что старые развалины стоят на мощном фундаменте, в котором нет никакого погреба, а есть глубокая шахта предполагаемого колодца. Первый этаж дома начинался в двух метрах от поверхности земли. Вначале Лия думала, что сам фундамент должен был служить стеной, огораживающей дом, пока не наткнулась на архивный документ - постановление городского совета строить все дома, начиная от такой вышины фундамента. С чем это было связано такое решение, в документе не указывалось, но Лия потом внимательнее присмотрелась к городским постройкам. Да, в течение времени все переделывалось, но в центре домов, в основном в богатых кварталах, обязательно оставалась высокая платформа, где надстраивались два-три этажа. Бедные кварталы были заполнены одно- или двухэтажными домами, некоторые их строители использовали для возведения стен камни, вынутые из старых фундаментов-платформ.
   Начать работу помог Арт Коннехи, посоветовавший обратиться к одному человеку, который сдавал своих рабов в наем. Хетты расчистили фундамент дома, даже навалили целую кучу остатков камней, но нужно было что-то делать с мусором. Вначале был пущен слух, что скоро будет возводиться новый дом на участки Гилларда, поэтому, вся помойка, все особо-ценные вещи, будут увезены и уничтожены. За два дня жители Хэппи-Сити славно порылись на этом месте и растащили все по своим норкам, хотя Лии и пришлось дежурить две ночи на развалинах, чтобы не унесли фундамент.
   Как только дело пахнет немалыми деньгами, сразу появляется толпа доброхотов, желающих предоставить свои услуги в строительстве. К Лии, принимавшей посетителей прямо на куче камней, приходили и такие кудесники, что предлагали все построить за одну ночь, только деньги вперед давай. Наконец, после ожесточенных торгов, на которые собиралась добрая половина города, были выбраны и бригада, и поставщики материалов для строительства. Было решено делать три этажа, последний - под крышей, высокий забор с воротами, ангар для двух селлеров в одном боковом крыле дома и кладовые - в другом. Охранные решетки на окнах нижнего этажа и вмурованные в стену остроконечные зубцы, для охраны от воров. В этих спорах о безопасности, Лии не раз приходило в голову построить второй Дум-Гар - крепостные стены и одну башню - точно никто не сунется.
   Когда начали каменную кладку будущей ограды и стен, Лия, посмотрев, что работы идут качественно, решилась на путешествие. Точнее помог случай - это когда заходишь в харчевню просто перекусить, а там сидит Арт Коннехи со смертной тоской во взгляде. Чуткое женское сердце обычно начинает таять от жалости к мучимому жизнью мужскому экземпляру. Его сразу хочется пригреть и приласкать со всей нерастраченной материнской энергией.
  - Скучно тебе? - сочувственно поинтересовалась Лия, присаживаясь рядом.
   Арт только хмыкнул, разглядывая содержимое кружки с горячим травяным напитком.
  - Здоровья на все не хватает? - вновь попыталась завести разговор Лия.
   Арт вздохнул и пригорюнился.
  - А пошли в поход? Пешком. В Эрбер.
   Арт воззрился на нее с изумлением:
  - Как пешком?
  - Вот так, познаешь все тяготы походной жизни. Своя жизнь покажется намного интереснее.
  - Нет, я не пойду. Мне там нечего делать, у меня вон, в Хэппи-Сити, полно обязанностей. - Продолжал грустить Арт.
  - Я отправляюсь завтра вечером. Одна. А ты, как хочешь...
  - А твой муж? - В глазах Арта загорелся огонек.
  - А что - муж? Меня тут цепями никто не приковывает.
  - Тогда я с тобой, милая Леди. К вашим услугам, так сказать. - Он потянулся к ее руке, но Лия быстренько ее отдернула:
  - Вы, благородный Лорд, полегче. Ничего сверх дружбы я не предлагаю. Но, обещаю, будет интересно.
  - Значит, без надежд... - вздохнул Арт.
  - Арт, в Хэппи-Сити все приличные отцы семейств затворяют ставни, когда узнают, что ты идешь по улице и точат ножи!
  - Они меня просто недолюбливают. - Возразил Арт. - Как вельгонтца.
  - Конечно, небось, бастардов уже полгорода понаделал! - С усмешкой ответила ему Лия.
  - Как у настоящего вельгонтского торговца - у меня всегда учет и контроль. И ни одного холостого выстрела, замечу.
  - А я и не сомневаюсь. Так пойдешь со мной в Эрбер?
  
   Глава 6. Дорога в Эрбер.
  
   Неизвестно - по своей воле, указу "сверху", или по чьему-то злому умыслу, но предки жителей этих земель не оставили карт того, что находилось за пределами известных городов Ост-Эрбер-Вельгонт-Хэппи-Сити.
  Если встать на центральной площади Хэппи-Сити лицом на север, то путнику откроются все четыре пути к разным частям света.
   Северная дорога ведет в пустыню, напрямую пересекая довольно большую долину, окруженную с северо-запада холмами и высокими горами, где расположены фермерские хозяйства, а с северо-востока еще одной горной грядой, ограничивающей земли Хэппи-Сити от известной Пустыни. Потом дорога резко сворачивает вправо и проходит через сужающийся проход, шириной в километр - Ворота Пустыни. Здесь заканчивается власть города, и начинаются земли Оста, которые контролирует Кен. Сама по себе Пустыня огромна, но вытянута в виде эллипса. Ближе к Воротам, в горах еще селятся фермеры, потом скалы становятся более обрывистыми, переходят в плато и поднимаются еще выше. Где-то там, примерно в средине обнаруживаются Звенящие скалы - обиталище мгоргов. На самой пустынной равнине тоже встречаются возвышения, например, Думгарская долина ограничена правильным непрерывным кругом невысоких гор. Северная дорога теряется, достигая первого оазиса, и начинается неисследованная часть Пустыни, которая известна только людям Кена, повстанцам и Осту. Лауритовые рудники находятся на северо-восточной окраине Пустыни, которая замыкается узкими ущельями в скалах. Куда они ведут, торговцам было неведомо. Туда никто и никогда не стремился - там Ост с повстанцами играли в свою маленькую войну.
   Восточная дорога проложена вдоль горной гряды, отчерчивающей границу с Пустыней, на ее пути попадаются маленькие городки-селения, даже кочевья свободных вахов - пещеры-гнезда, спрятанные в скалах. Заканчивается она у Ворот Оста, где стоит пограничная крепость, а расстояние до следующего горного хребта, примерно километров пять, перегорожено рвами и проволокой, обозначающей границы владений Оста, куда никто не может пройти.
   Самые жизнеобильные и многолюдные - западное, вельгонтское, и южное, эрберское, направления. Дорога в Вельгонт сначала пролегает прямо по землям Хэппи-Сити, потом следует направлениям двух цепочек гор, ограничивающих ее с обеих сторон. За горами справа как раз и лежат земли, прикупленные Гиллардом, которые заканчиваются выходом в опасную долину, испещренную провалами. Слева - маленькие долины перетекают одна в другую, образуя сеть фермерских хозяйств и вотчину Дугласа. Его люди так же контролировали дорогу в Вельгонт, но из рук плохо - редкими набегами, если пошлет хозяин. Поэтому западный путь относительно безопасен. Главное - бесплатен, что всегда способствовало более активному сообщению с Вельгонтом, лежащим всего-то в четырех днях пешего пути.
   По-другому дела обстояли с Эрбером. Южная дорога не была прямой, она разветвлялась на несколько, идущих по холмам или горным ущельям, поднимаясь и опускаясь, через селения и крепости людей Рашаэля, которые взимали четкую плату за проход. Здесь путников не грабили, но не позволялось даже чихнуть без одобрения хозяина этих земель. Дорога в Эрбер была самой длинной и трудной, кое-где нельзя было проехать на селлере, поэтому его ставили на платформу с колесами, которую тащили быки или рабы. В двух переходах от Эрбера ворота в следующую долину претворяла крепость Менгу-Терайя, и на этом все известные карты заканчивались. Лии очень хотелось попасть на этот край земли и посмотреть - а что там дальше? О каких Дальних Землях толкуют торговцы и замолкают, если начинаешь проявлять излишнее любопытство.
  Географически Вельгонт был как-то хитро расположен, что путь торговых караванов пролегал мимо Хэппи-Сити, наверно, по этому город и не зачах с самой его постройки. Многие караваны проходили мимо, даже не заходя внутрь стен, располагаясь на ночлег рядом - в своеобразном палаточном городке, где товары перегружались с селлеров на повозки или верблюдов, а потом длинный караван отправлялся в сторону Эрбера. Окрестные фермеры привозили под стены Хэппи-Сити свежие овощи и зерно, которые перекупались другими торговцами, держащими лавки внутри. Вельгонт вез золотые украшения, яркие расписные кувшины, искусно кованые мечи, селлеры, хрупкие изделия из стекла, различные инструменты, кожаные изделия: сандалии, ремни, седла. Хэппи-Сити держался за свое алмазное дело и текстиль - ткани различных расцветок, изделия из шерсти - от простых мотков тонкой пряжи до узорчатых толстых ковров.
   С собой торговцы везли еще длинные списки того, что следует закупить в Эрбере: чернила и бумагу, литье из пластмассы и железа, пуговицы, иголки, черепицу для крыш, известь и соль.
   В Хэппи-Сити караваны обязательно запасались водой, потому, что путь предстоял неблизкий. Обычно отправлялись в ночь, в определенные дни, благо дорога шла прямая, потом на рассвете она разветвлялась - короткая уводила в горы, а другая шла по холмам и невысоким перевалам. Пешие путники с поклажей обычно выбирали горную дорогу - она, хотя и была сложной в начале, потому что шла по наклону вверх, огибая невысокие горы и поднимаясь все выше. Зато не приходилось сильно заботиться о воде и жарких дневных часах. Можно было спрятаться в тени скал на открытых участках или под деревьями. Чем выше уходила дорога, тем больше понижалась температура, и ослабевал зной пустыни. Дальше можно было выбрать еще раз - идти по ущелью или через высокий перевал.
   Длинная дорога в Эрбер была более изнурительной, но легко проходимой. На каждом ее отрезке были оборудованы стоянки, чтобы пережидать дневное солнце, но почти не было воды - только то, что возьмешь с собой или привезут торговцы, которым приходилось беречь ее для животных. Этому пути можно было следовать ночами, он был расчищен и утоптан тысячи раз. Кое-где вездесущие караванщики даже ухитрялись его срезать, а потом быстрым маршем гнали животных, чтобы успеть до очередных "часов полуденной смерти". Поэтому дорога представляла собой расходящиеся в разных направлениях тропы, но ни одна из них не была ложной - все вели в Эрбер.
   Лия встретилась с Артом Коннехи у торговых рядов под стенами Хэппи-Сити. Час "х" уже наступил, караванщики выстраивали свои повозки и уводили на юг. На Арте была широкополая шляпа, простая рубашка, подвязанная поясом с притороченными ножами, кожаная куртка без рукавов, доходящая до колен, длинный плащ знакомого цвета "пустынного хаки", полотняные штаны и сапоги. За плечами - мешок с едой и наполненными водой бурдюками. Лия же долго не могла решить, какое оружие ей взять: меч Эльвидии - это само собой, хотя и тяжелый. Лук - а вдруг придется подстрелить какую-нибудь дичь? Но двумя мечами она владеет лучше. Напяливать ли на себя амазонский доспех? С другой стороны - он легкий, и жрицы в нем весь день расхаживают. А, может платье - как приличная женщина? Тогда причем здесь весь арсенал?
   Лия все-таки оделась в полотняную рубашку, длиною до щиколоток, короткую кожаную куртку на шнуровке, иначе ножны меча и заплечный мешок могли натереть спину. На поясе у нее ничего не было, но по бокам рубашки шли два разреза, потому что к поясу и бедрам крепились два коротких меча. На ногах - удобные сандалии, а плащ и шляпа - как у Арта.
   Коннехи оглядел ее с нескрываемым удовольствием:
  - Полу-амазонка, полу-Леди. Трогаемся в путь? Вода с собой?
  - А как же? - Лия высокомерно передернула плечами.
  
   Ночной переход прошел в молчании. Так здесь было принято, чтобы экономить силы и смотреть под ноги. Тишину нарушал только топот копыт и редкие посвисты погонщиков. Можно было, конечно, заплатить деньги за удобный краешек повозки, но хотелось опробовать собственные силы, испытать самого себя. Иногда пешие путники уставали и присаживались у края дороги, но ненадолго - никому не хотелось видеть далеко впереди след последнего уходящего каравана. На рассвете торговцы сделали привал - вся огромная вереница просто остановилась, люди расположились на земле, чтобы поесть и попить. Первые лучи солнца показались на горизонте, долгий переливистый рассвет, а потом краски потухли. Опять неслышимая команда, и караван вновь двинулся в путь.
   По всей видимости, первый возница остановился у верстового столба, отмечавшего раздвоение двух дорог. Лия и Арт задержались у этого нагромождения камней, испещренного разными надписями и рисунками. Здесь была запечатлена вся глубина народного творчества - от "Велзар - лучший торговец в Вельгонте" до приписанного недругом "Велзар - собачий сын!". Так же был перст указующий в небо с надписью "Туда!", головы гольды, кусающие свои хвосты, чей-то отпечаток руки, изображения фаллоса в натуральную величину (художник, несомненно, приврал), две женские груди и губы посредине - "Хочу Извилу!".
  - Никогда этого не замечал. - Промолвил Арт с интересом изучая рисунки. Лия прибавила от себя - нарисовала древний символ змеи с крыльями и надпись "Хозяин Пустыни".
  - Ты, что ли? - Изумился Арт, - Нет, правда?
   Лия загадочно улыбнулась и не захотела продолжать разговор.
   Они выбрали верхнюю дорогу: основной караван свернул, а группа пеших людей, многие из которых уже знали этот путь, начала подниматься в горы. Лия оглядела своих спутников. Семья из трех человек - муж, жена и маленький ребенок на ослике, еще двое фермеров - на этот раз на осле ехала молодая женщина, полностью закутанная в одежды, а мужчина средних лет вел животное за собой. Двое юношей с бегающими глазами - явно от кого-то скрываются или потенциальные воры и бандиты. Четыре торговца, пославшие свой груз по нижней дороге и спешившие опередить караван. Пожилой ремесленник с большим мешком какой-то рухляди. Нищий бродяга с посохом, очень скромный, потому что ни у кого не просил подаяния, видно промышлял только в городах. Двое угрюмых солдат удачи, увешанных оружием, но явно незнакомых друг с другом.
   Путники шли весь день, растянувшись длинной вереницей. Когда стало уж совсем припекать, семья с ребенком на осле убыстрила шаг, за ними потянулись все остальные. Из-за поворота показалась роща пальм и мелкого кустарника, где, по словам ремесленника, шедшего рядом с Лией, протекал ручей.
   Это было идеальное место для дневного отдыха. Там их уже поджидал один предприимчивый житель окрестных гор. Он разложил свой товар на пестром ковре, а сам попивал травяной чай из простой глиняной пиалы. Горячий чайник грелся, на импровизированном очаге, рядом стояло несколько пиал, которые предполагалось наполнить для всех жаждущих путников за небольшое вознаграждение.
   Ручей истекал тонким водопадом с отвесной скалы, образовывая мелкое озерцо, потом вода переливалась по боковой ложбине в озерцо побольше, окруженное со всех сторон растительностью. Туда можно было спуститься по узкой тропинке, пробираясь через груды камней. Вначале вниз немедленно послали женщин, пока мужчины располагались вдоль дороги, выискивая места поудобнее и помягче, сгребая сухие ветки и листву. Лия спустилась с матерью семейства и девушкой в покрывале. Вода в озере была очень прозрачная и прохладная, доходила почти до пояса, а дно было устлано мелкими камнями и песком. Обе туземные женщины залезли прямо в одежде и несколько раз окунулись с головой. Только потом они сняли свои головные платки. Девушка оказалась очень красивой орасской. Ее волосы были уложены в две толстые косы, перевитые цветными лентами, в уши вдеты по две паре золотых серег с каменьями, шею украшало тяжелое ожерелье из разноцветных камней. Да, тут было, что скрывать под покрывалом! Лия, следуя примеру женщин, тоже решила искупаться, предварительно сняв с себя все лишнее, и осталась в одной рубашке. Когда они сидели, ожидая, пока с одежды перестанет капать вода, мать семейства обратилась к Лии с вопросом:
  - Мир твоему дому, благородная Леди, где ты берешь краску для волос?
   Лия с удивлением оглядела себя. Да, солнечные лучи превратились в бронзовый загар на ее теле - уже нельзя было назвать ее белокожей, но волосы выгорели, поэтому вопрос был достаточно уместен:
  - Мои волосы такие от природы, госпожа.
  - Жаль, - с грустью произнесла мать семейства, - все известные средства дают только рыжий оттенок.
  - Зачем тебе нужны светлые волосы?
  - Я смогла бы принести больше богатства в дом своего мужа.
   Их разговором заинтересовалась девушка:
  - Неужели, мой будущий муж найдет меня недостаточно красивой? - Она готова была расплакаться.
  Мать семейства замотала головой, а Лия, искренне желая успокоить юное создание, ответила:
  - Ты очень красивая! Это я...мутант! Видишь, я ношу оружие, одеваюсь не так, как вы.
  - Я думала, что ты - падшая женщина. Ты замужем? Это твой муж?
   "Вот так, - подумала Лия, - стоит здесь не прикрыть лицо, так уже записывают в шлюхи".
  - Нет, - она многозначительно посмотрела на других женщин, - мой муж считает, что любая женщина должна быть свободна и в мыслях и в поступках. Он считает, что женщина должна быть образована и умна, что ни в коей мере не говорит о том, что она не целомудренна и не верна своему мужу. Так же, мой муж принимает меня такой, какая я есть - ему не важен цвет моих волос и кожи. К сожалению, большинство мужчин - другие, и только очень богатый и влиятельный человек, может не опасаться отпустить свою жену в дорогу без надежной охраны.
   Лия видела, что в умах этих женщин чего-то щелкает, но не находит понимания.
  - Эй, - закричали им сверху несколько голосов, - возвращайтесь немедленно.
   Девушка испуганно завернулась в свои покрывала, мать семейства вздохнула. Революционные идеи феминизма, похоже, никого не тронули.
   Пока мужчины принимали ванны, женщины разбрелись по своим углам с поклажей. Лия присела к ковру торговца и начала перебирать цветные ремешки-напульсники, примитивные кулоны, поделки из камня и глины, маленькие кувшинчики, куда заливались благовония. Арт вернулся первым, обдав Лию брызгами с неотжатой до конца одежды:
  - Купи ремешок, здесь, говорят, такая традиция, чтобы задобрить горных духов. Да и по количеству безделушек на запястьях видно, сколько человек странствовал. Вон, смотри, тот с голубыми бусинами...
  - Хочешь сделать мне подарок? - Язвительно взглянула в его сторону Лия.
  - Я? Нет. Просто советую. Совершенно бесплатно.
  - Эх, Арт, у тебя все чего-то стоит! - Посетовала она, а торговец подхватил ремешок и начал примерять на руку Лии. Спорили они о цене достаточно долго, к обоюдному удовольствию. Потом вернулся ремесленник, достал из заплечного мешка настоящий дверной замок и включился в игру. Лия поскорее купила себе браслет, чтобы не мешать торговаться профессионалам своего дела.
   Арт улегся спать, заявив, что дневной сон очень важен для восстановления сил. Лия еще некоторое время наблюдала за тем, как торговец разлил вторую порцию настоя по пиалам. Потом он тихо свистнул. Откуда-то сверху, из-за скалы, появился мальчонка и, выслушав поручение, побежал обратно за бугор. Глаза слипались, но настоящий сон не приходил. Затем мальчик вернулся, таща на голове большой котел, ремесленник, тем временем разложил на земле какие-то инструменты и залудил дыру, а заодно и продал свой замок.
   Через несколько часов дневного сна путники продолжили свое восхождение в горы, а к закату достигли следующего становища. Там тоже обретался торговец, который предлагал еду - густую мясную похлебку, приготовленную тут же, на очаге из греющих камней. Предлагалось скинуться по монете, за то, чтобы огонь в очаге поддерживался в течение ночи. Нищий не стал участвовать в этом мероприятии и тихо отошел в сторонку. Решили не платить и двое наемников. Презрительно скривив губы, каждый отошел от очага на некоторое расстояние, и, завернувшись в теплый плащ, устроился на ночлег. Темная ночь в горах принесла ощутимый холод, но ремесленник в разговоре пообещал, что на перевале будет еще тяжелее, придется устраиваться в гостинице, чтобы не замерзнуть. Лия расшнуровала сандалии и надела вязаные шерстяные носки, прижалась к Арту, чтобы было теплее. После длительного ночного, а затем дневного перехода, все путники смертельно устали и быстро затихли.
  
  - Арт, твою мать, лапы свои убери!
  - А ругаешься ты хуже сапожника...
  
  - Арт, ты глухой? Я спать хочу!
  - Это не я...
  - А кто?
  - Может, змея... потрогай...
  - Вот, как сейчас нащупаю и кастрирую эту змею!
  
   Утро следующего дня было туманным, Лия даже опечалилась, пытаясь вспомнить, когда последний раз она видела капли росы на камнях. Вставать не хотелось. Ноги, непривычные к таким переходам слегка побаливали. Немного сводило плечи, натруженные заплечным мешком и ножнами. Завтракали лепешками, взятыми в дорогу и размоченными в воде, потому что вечерний торговец сразу испарился, как только все улеглись спать, и уже не вернулся.
   Следующий переход совершали не все так дружно, как в предыдущий день: на рассвете ушли наемники, потом отправились путешественники на ослах. За ними увязался нищий. Торговцы медитативно приняли пищу, видимо, ожидая, пока не уйдут двое юношей сомнительного вида. Лия с Артом, покинули место для ночлега последними: девушке никак не хотелось вставать в "такую рань". Арту пришлось выслушать ее жалобы и угрозы по поводу ночных необоснованных побудок. Потомок вельтгонтских торговцев тоже не привык встречать рассвет и бродить по горам. Он начал сомневаться в собственных силах. Чтобы приободрить Арта, Лия рассказала о том, что удалось узнать у торговцев еще в Хэппи-Сити - на перевале будет и крепость, и маленький городок, и выпивка, и мягкая постель, и куча доступных женщин.
   В этот день идти было легче, потому, что весь зной остался внизу. Не смотря на значительную высоту, воздух не казался разреженным. Путь пролегал от низины к низине, в которых иногда скапливалась вода, и растительность развивалась буйным цветом. Лия примечала кое-где маленькие поля горных цветов - гехемов, покрывавших фиолетовой дымкой окружающие скалы. Иногда они видели, ушедших далеко вперед торговцев - на следующем витке тропы. Несколько раз Арт самолично вдруг сбрасывал заплечный мешок на землю и объявлял привал. Лия не спорила - сама уставала. Еще ее очень беспокоил вопрос - сумеют ли они дойти до города и благополучно устроиться на ночлег?
   Ландшафт постепенно менялся - в начале тропинка петляла по узким расщелинам, где голые скалы уходили стремительно вверх, являя взору только узкий клочок неба, потом шла рядом с отвесной скалой с одной стороны и достаточно крутым обрывом с другой. Внизу виднелся маленький ручей, но в основном - камни, мелкие средние и большие валуны. Видно обвалы случались тут часто. На встречу уже попался холмик на обочине, где были высечены в камне слова - "неизвестный, шестой месяц зимы, второго года огня, 34". Если брать во внимание марсианское летоисчисление, то год делился на двадцать два месяца по тридцать дней, половина называлась зимними, половина - летними. Двадцать третий месяц из двадцати семи дней шел за зимними месяцами, назывался отдельно - Кайнани и праздновался повсеместно в течение всех его дней. Четыре года составляли один Большой Год, посвященный воде, огню, земле и воздуху. Каждый цикл чередующихся Больших Годов обозначался цифрой. От какого момента пошло подобное Летоисчисление (древние писали, что от сотворения орассов), которое не укладывалось в годы колонизации планеты, согласно услышанному Лией в Осте, оставалось неизвестным. Если сейчас шел второй месяц лета, третьего года воды, Большого Года под цифрой 36, то кости незадачливого путника погребли около четырнадцати марсианских лет назад. А орассы были "сотворены" 576 марсианских лет назад, что составляло бы около 1152 "земных" лет.
   Лия начала допытываться у Арта, когда же тот был рожден.
  - В первый год огня.
  - А в какой месяц?
  - Восьмой. Как обычно.
  - Что обычно? - Удивилась Лия.
  - Ну, как - все счастливые зачатия происходят в Кайнани, поэтому тут многие рождаются в этот месяц. Поэтому и называем только год. У амазонок - по-другому?
  - Ну, да, - пожала плечами Лия. - Я, например, не помню, когда родилась. А, вот, скажи мне, земляне поселились здесь раньше орассов или нет?
  - Конечно раньше! - Воскликнул Арт, - Орассы - потомки вахов и землян! Но они утверждают, что все было наоборот - это земляне захватили их землю и разграбили. У них есть даже древняя история войн с землянами. Разумеется - подделка!
  - Вот этого я и не понимаю, Арт! В самые древние времена на Марсе жизни не было.
  - На Марсе? - Арт сделал вид, будто ослышался, - Ну, да - так нашу землю называют земляне. Древнее название - Эльви-ад-Дея. Не знаю, как точно переводится: "чего-то там богов". Душа богов!
  - Эльвидия! Вот оно откуда! - Восторженно произнесла Лия, и слезы навернулись ей на глаза от внезапно нахлынувшего счастья от прикосновения к очередной загадке.
  - Чего это ты так разволновалась? - С подозрением спросил Арт. - О, лицо покраснело! Да такими историями тебя попотчуют в любом кабаке! Эти сказители ходят от одного города к другому, лишь бы заработать подаяние.
  - И никто не попытался собрать их рассказы воедино?
  - А кому они нужны? - В свою очередь удивился Арт. - Только дорогую бумагу переводить.
  - Но это же ваше культурное достояние! - Пыталась втолковать Лия.
  Арт остановился, разговор ему явно не нравился. Он нахмурился и закусил губу, надулся как обиженный ребенок:
  - Один человек, когда-то тоже так говорил про ваш Дум-Гар - народное достояние, и видишь, что из этого получилось! Никому не нужна такая культура - ни орассам, ни землянам, ни их потомкам! И хватит об этом!
  - Ты отрицаешь то, на что не в силах повлиять! - Возмутилась Лия.
  - И признаю! Пусть этим занимается кто-то другой. Я не хочу думать о том, что когда-то было или что будет, Лия, для меня лично важен момент здесь и сейчас. А так же - сколько денег я на этом заработаю.
  - Хорошо. Я приняла твое мнение, больше не буду тебе докучать.
  - Вот и правильно...
  - Ну и славно...
  - И не спрашивай...
  - И не буду...
  
  - Город, - ехидничала Лия, - ага, три избушки, а сколько пафоса!
   До перевала они доползли позже всех, когда солнце скрылось за горами, и последние метры горной тропинки пришлось преодолевать в слепую. На единственной улице, которая составляла продолжение дороги, горели редкие огни. Дома были похожи на скворечники, плотно налепленные на склоне горы. Арт постучался в дверь первого дома:
  - Эй, хозяева! - Тишина. - Эй, есть тут кто живой?
   Ему ответил поток брани из-за ставен соседнего дома: горожанин сказал, все, что думает о пришельцах из других земель. Лия, закутанная в плащ до самых бровей, начала подмерзать:
  - Арт, пойдем отсюда, - она двинулась вперед и потянула за собой вельгонтца уже вознамеривавшегося высадить дверь наглеца и грубияна.
   Они миновали ряд безмолвных домов, пока не показалась центральная площадь - вот там царило веселье. По меньшей мере, из трех кабаков лились звуки музыки и доносился шум удалой попойки.
   Арт хищно принялся оглядывать предполагаемую программу развлечений.
  - Арт, не забудь, что мне в гостиницу, а тебе в бордель. Не наоборот!
  - Глупая, да здесь один сплошной бордель! Все приличные горожане давно спят в начале улицы. Идем, я обещаю, что все будет в порядке.
   Три развеселых кабака Арт оставил себе "на потом". Отвел Лию в четвертый, где, было тихо и окна освещены теплым сиянием очага. Первый этаж занимало сравнительно маленькое помещение, которое делилось на четыре комнаты по углам здания. Проход от двери вел к круглому очагу и продолжался до "барной" стойки, отгораживающей кухню и погреба. Две стены каждой комнатки - были несущими, остальные - каменные перегородки или плотные ткани. У каждой такой квадратной комнатки как бы не было одного угла, которым она была обращена к очагу в центре всего помещения. Пол укрывали толстые циновки, по стенам развешаны ковры и везде набросаны подушки. Посредине каждой комнатки находилось небольшое возвышение, покрытое скатертью, куда ставились блюда. В одном углу сидели и вкушали пищу уже знакомые Лии торговцы. Они поздоровались.
   К новоприбывшим гостям немедленно подошел хозяин гостиницы, пытающийся в полутьме оценить содержимое их кошельков. Большее впечатление оказал на него камень в Траверсе. Дело в том, что всю дорогу Лия пыталась полностью прятать рукоятки меча под импровизированным чехлом, но когда они вошли в город, сняла меч со спины и тащила в руке, поэтому чехол слегка задрался, выставив сокровище на обозрение. Свободные комнаты, конечно, нашлись, и изобильный ужин еще не успел остыть.
   Лия с Артом, рвавшимся наружу навстречу приключениям, и по сему - бодрым и полным сил, сели в свободной комнате. У очага тут же пристроился местным менестрель с каким-то музыкальным инструментом, похожим на маленькую гитару с пятью струнами. Сказитель принялся вполголоса напевать баллады, прославляющие обильный и щедрый город Вельгонт. Лия подозвала его, уплатив один гонт, и попросила спеть "что-нибудь из местных легенд".
   Они прослушали длинную песню, с повторяющимися куплетами, о Горном властителе, хозяине этих мест, которого отвергла любимая орасская женщина. Он укрылся в пещере, откуда теперь мстит местным жителям, закидывая их камнями, и требует ежегодную жертву - молодую девушку, которую отводят в пещеру и замуровывают. Дальше шли подробности человеческого жертвоприношения и сага о храбром воине, который то ли убил властителя, то ли закопал, но спас всех девушек, выведя через некий лабиринт наружу. "И все девы были молоды и прекрасны". С тех пор жертвы приносились в виде зерна или крови животного, пролитой на камни. Иногда Горный властитель или некий его потомок - получеловек полузмея гневался, тогда для его усмирения опять назначали человеческую жертву. Далее шел стандартный набор сказок об обманутом и ревнивом муже, который держал красавицу-жену в высокой башне на краю земли, красном молодце убивце злых духов и прочей нечисти, коими населена Горная страна, Огненном Крылатом Чудище, что живет под землей. Последним аккордом было короткое повествование о девушке, которая спустилась в Бездну за душой своего возлюбленного, а мудрая змея гольда наставляла ее советом каждый раз, когда перед героиней возникало новое препятствие, и она рвалась сигануть с высокой скалы.
   Арт давно испарился из поля зрения, предусмотрительно оставив Лии на хранение почти всю наличность, а девушка все слушала и слушала, пока совсем стало невмоготу бороться со сном. Ей предложили "принять ванну" - обтереться водой из кувшина. Ложе показалось Лии мягким и душистым, будто засыпала она посреди поля гехемов.
   Ее разбудил настойчивый стук в дверь.
  - Госпожа, с вашим мужем случилась беда. Он просил позвать вас...
   "Какой к черту муж? А кто у меня муж? А у меня вообще - есть муж?". Лия еле продрала глаза. На пороге стоял мальчик, служка хозяина этой гостиницы.
  - Чего надо-то? - Недовольно пробормотала Лия.
  - Выкуп за него хотят, признали в нем сына вельгонтского богатея, деньги требуют. Он сказал, что "все ценное" у вас.
   "Хорошо быть вдовой! Ну, Арту это будет дорого стоить!" - Ругалась про себя Лия. - Ладно, передай, что сейчас приду, разберусь.
   "Приду, разберусь. Улажу все дела. Толпа пьяных бандитов и я. - Думала про себя Лия, спешно одеваясь. - И что я им сейчас скажу? Не трогайте бедного Коннехи? Сволочь, не мог спокойно переночевать, баб ему захотелось". Лия дотронулась до Траверсы, она откликнулась - ручки съехались под размер ладони, и меч завибрировал.
   Ударом ноги она распахнула двери первого кабака. Все пространство - одна большая комната с коврами и подушками. Потолок поддерживали каменные колонны. Немногочисленные посетители оцепенели, музыка смолкла на надрывной ноте. Да, Лия была страшна в глубокой ночи - с всколоченными волосами, развевающимися на ветру полами рубахи и большим светящимся мечом.
  - Коннехи здесь? - рявкнула она.
   Посетители дружно замотали головами.
  - А где?
   Хозяин кабака дал хорошего пинка своему служке, тот боком прополз между Лией и косяком двери и побежал в сторону заведения, под названием "Последний приют Горного властителя" со звероподобным монстром под козырьком крыши. Лия медленно отправилась за ним, Траверса рвалась из рук и требовала кровавых жертв. Скорее всего, в "Последнем приюте" собирались бойцы шайки Рашаэля, из отбросов, недостойных пребывать в тепле на равнинах. Эффектного появления в дверях не получилось - служка успел распахнуть их перед Лией раньше и предупредить всех присутствующих криком "Спасайся, кто может!". На что ему ответили громогласным дружным гоготом.
   Арт выглядел весьма жалко, хотя и храбрился. Он был прижат к противоположной от входа стене, а острие ножа касалось горла, чуть пониже кадыка. Лия предусмотрительно, перед тем как войти, спрятала руку с мечом за спину. Смотрелось это не совсем естественно, от тяжести Траверсы сводило мышцы.
   Лию разглядывало штук тридцать здоровых мужиков, но ей было все равно. Неизвестно, на что они рассчитывали - она будет просить, молить, предлагать все богатства мира... "Неужели эта колония простейших будет последним, что я увижу в своей жизни?"
  - Коннехи здесь?
  - Смотри, шлюха твоя пожаловала! - Слегка кивнул головой в сторону Арта один из разбойников в богатом стеганном халате и татуировкой в виде закручивающейся спирали на щеке. Но Лия не обратила на него внимания:
  - Негодяй... - Заорала она на Арта, перечисляя все знакомые эпитеты, - как ты посмел вылезти из постели? Чем ты здесь занимаешься? С мужиками развлекаешься? В карты играешь? Выпиваешь? Опять по девкам гулящим шляешься? Ну, я тебе покажу! Вот только домой вернемся! Марш сюда немедленно!
  Арт, как зачарованный сделал шаг вперед, разбойник, стоявший рядом с ним, выронил нож из рук. Подобная тирада из уст разъяренной женщины обескуражила многих.
  - Молчать! - Крикнул главный. - Я тут пока командую!
  - А я не с тобой разговариваю!
  - Твое дело ноги раздвигать...
  - Я их тебе сейчас раздвину! - процедила Лия сквозь зубы и, сделав выпад вперед, занесла Траверсу над головой и со всего размаху перерубила сначала одну каменную балку, поддерживающую потолок, слева от себя, а потом движением сверху вниз, согнув колени, справа от себя. Траверса вошла в балки как в масло, расплавив каменные блоки. Крыша дрогнула, по потолку пошли глубокие трещины. Всех очевидцев разметало по углам. Арт, воспользовался замешательством и кинулся к выходу, Лия его не задерживала. Однако это не было попыткой к бегству - вельтгонтец спешил подобрать брошенный кем-то впопыхах меч. Коннехи встал у Лии за спиной на улице, чтобы не позволить кому-либо "зайти с тыла".
   Острие Траверсы почти касалось груди разбойника, объявившего себя главным. Халат на нем начал тлеть:
  - Мне не нравится, как ты со мной разговариваешь. Что ты там бормотал про ноги? Продолжала Лия, - Так вот, я устала и страшно хочу спать, и если еще кто-нибудь потревожит мой сон, я пожалуюсь твоему папе Рашаэлю, и он тебя накажет. Понятно?
   Лия повернулась к выходу, аккуратно засовывая Траверсу в ножны, но поняла, что кое-что забыла:
  - Встретишь Рашаэля, передай ему привет от Хранителя Пустыни.
  
  - Ты знала, что будет опасно, но все равно пошла? Чтобы спасти меня? - Продолжал докапываться до ее потаенных мыслей Арт Коннехи. Он не верил, что можно вот так, без личной выгоды, подвергнуть свою жизнь опасности ради помощи другому человеку, с которым не связывают родственные узы.
  - Да, Арт, чтобы спасти тебя, абсолютно бескорыстно. - Наверно, в сотый раз повторяла ему Лия. Арт продолжал спрашивать. - Как ты мне надоел! У нас общее предприятие Коннехи-Гиллард, Гиллард-Коннехи. Пусть тебя это успокоит!
  - Ах, вот в чем дело! - Воскликнул удовлетворенный ответом Арт. - Ну, тогда все правильно, все складывается...
   Они безнадежно отставали от "графика". После полной событиями ночи, Лия сразу же заснула, а вот Арт еще долго прислушивался к шорохам и гулу ветра на чердаке, опасаясь, что люди Рашаэля опомнятся и вернуться, чтобы отомстить за свой позор. Их никто не разбудил утром, хотя хозяин прекрасно был осведомлен о том, когда постояльцы обязаны покинуть гостиницу. Потом за счет заведения их накормили завтраком и еще завернули немного еды в дорогу. На воротах крепостной башни, закрывающих дальнейший путь в Эрбер, не взяли традиционной пошлины, ссылаясь на неких приказ - пропустить Хранителя Пустыни и ее спутника беспрепятственно.
   Весь следующий день тропа шла на спуск, причем в начале была скользкой и небезопасной из-за обильной росы и тумана, устилавшего все низменности. Иногда в его рваных клочьях приоткрывалось зрелище обрыва невероятной глубины. Низко над головами путников, висели плотные серые облака. Сильный ветер, гулявший среди вершин окружающих скал, гнал темно-синие обрывки тумана по этому свинцовому полю. Время будто остановилось здесь - не ясно раннее утро или уже день - так мало света пробивалось к земле. Вскоре Лия и Арт покинули столь негостеприимные горы, облачность рассеялась, засияло солнце, глубокое ущелье исчезло, повернув влево, и по обеим сторонам тропы вновь заколыхались фиолетовые поля гехемов.
   Лия повеселела, заслышав их приятный и тонкий аромат:
  - Так и хочется кинуться и полежать в этих чудо-цветах!
  - А ты знаешь, что они небезопасны? Мы ими травим друг друга.
  - Что???
  - Добавляем в питье, в еду. Шансов выжить - половина на половину. Но здорово щекочет нервы. - Невозмутимо продолжал Арт.
  - И как чувствуют себя счастливцы?
  - Как получится. Могут и умом тронуться, поэтому мы покойника сразу не хороним. Он может дня три-четыре лежать - весь синий, а потом, ничего, очухивается и дальше живет.
  - А разложение?
  - Вот, пока пахнуть не начнет - не хороним.
   Хорошее настроение было испорчено, краски природы поблекли.
   Возле дневной стоянки, представлявшей собой импровизированный навес из листьев пальм, они никого не застали. Арт пощупал камни очага:
  - Еще теплые! Если мы пойдем быстрее, то сможем еще нагнать, тех, кто прошел перед нами. - Он секунду поразмыслил над тем, что сказал и добавил: - хотя не вижу смысла. Прошлая ночь отбила у меня охоту знакомиться с новыми людьми.
   Они решили, что не будут пренебрегать дневным отдыхом, хотя впереди ясно маячила перспектива ночёвки под открытым небом прямо на тропе. К сожалению, не удалось обнаружить в окрестностях ни одного ручейка.
  - Мы плохо ищем или воду сюда приносят местные жители. - Резюмировал Арт.
  - Чего ты так переживаешь? У нас достаточно воды. До Эрбера дотянем.
  - Ты не понимаешь, - вздохнул Арт, - я говорю о бесплатной воде!
  - Ой, где-то приобрел, где-то проиграл. Нельзя быть таким мелочным, Арт!
  - Я не мелочный, я экономный!
  - А вот и нет!
  - А вот, и да!
  
   Сгустились сумерки. Далеко впереди можно было разглядеть сияние светящихся камней, обозначавших местонахождение следующей стоянки. Но как туда дойти? Сколько потребуется времени? Дождаться, пока взойдут марсианские Луны? Решили заночевать на тропе. Арт вел себя тихо.
   Утром обнаружилось, что они совсем чуть-чуть не дошли до основной стоянки. Вся группа путешественников в том же составе была несказанно рада появлению Лии и Арта. Они были наслышаны о ночном происшествии на перевале. Лия не сомневалась, что кое-кто из наемников был даже свидетелем. Четверо купцов сразу завладели вниманием Арта Коннехи и начали с ним шептаться о каких-то делах. Лия осталась в одиночестве. Вскоре горы раздвинулись, и перед путниками предстал длинный спуск к пустынной долине. Немного ниже они увидели ответвление от дороги - сюда выходила нижняя тропа, которая пролегала вдоль ущелья. Получасовой спуск и горы отступили, дальше шла ровная пустыня, которая постепенно накалялась лучами солнца.
   Все, как по команде, вынули из заплечных мешков малюсенькие горшочки с краской и обвели большие черной круги вокруг глаз. У Лии такого средства не было. Арт самолично нанес краску ей на веки:
  - Это, чтобы ты не ослепла от солнца.
   К счастью, следующая остановка, похожая на маленький городок, оказалась недалеко - дошли ближе к полудню. Справа от путников высился горный массив, через который они прошли, а слева на горизонте еле виднелись далекие пики гор. По самой же пустыне были разбросаны невысокие скальные образования. Вот такое нагромождение скал и служило следующей стоянкой для караванов. Внутри нее тек подземный источник, на что указывала рощица марсианских пальм. Древний бассейн, выложенный плиткой, давно высох, в нем устроили место для чаепития для богатых торговцев. Воду качали из глубокого колодца.
   Среди камней и стволов пальм были развешаны плотные ткани, образующие импровизированные шатры, где можно укрыться от солнечных лучей, но не от жаркого дыхания раскаленной земли. Приходилось постоянно пить, спасаясь от обезвоживания. Дневные часы во время таких стоянок, путешественники обычно проводили во сне. Имелся специальный человек, который ежечасно обходил все становище и проверял, хорошо ли себя чувствуют люди, не пребывают ли в глубоком обмороке. Никто не знал, сколько всего живых существ ежегодно погибает в пустынях, но побелевшие кости и усохшие мумии встречались повсеместно.
  Купцы оставались ждать свой караван. Дорога на Эрбер ровной стрелой уходила вдаль, поэтому не было необходимости в хороших проводниках. Лия и Арт продолжили путешествие при свете Лун, остальные путники опять надолго их опередили.
  
  Глава 7. Город тысячи башен.
  
   На рассвете перед Лией предстало огромное ровное плато, окруженное далекими горами. Посредине его возвышался фантастический замок из тысячи башен - Эрбер.
   Средину Эрбера образовывали останки какой-то древней космической станции, подсвеченные с разных сторон камнями, тщательно отполированные и окрашенные так, что ярко светились на солнце. Если на центр города падал свет одной из лун Марса, то памятник прошлому казался полупрозрачным и хрупким, будто выточенным изо льда. Космическая станция была вписана в четкий квадрат площади, которая редко была наполнена народом, лишь одинокие стражники разрешали за малую мзду приблизиться к главной святыне города. Однако площадь иногда заполнялась народом - жителями Эрбера, четырежды в год во время молений о процветании города. В Эрбере существовал особый религиозный культ. Во-первых, эрберцы внимательно наблюдали за движениями основных светил со своих высоких башен, поэтому не ложились спать, не проводив Солнца и не встретив какую либо из Лун. Так же был распространено почитание предков - землян, считалось, что отцы-основатели города именно те люди, кто жил на космической станции. Эрбер - единственный город, который сохранял терпимость и к современным потомкам землян и к орассам, важен был лишь статус гражданина-эрберца, хозяина какой-нибудь из башен.
   Самые первые башни были построены на границах квадратной площади, обрамлявшей станцию. Потом, со временем они перестраивались, пока не превратились в четыре правильных и мощных бастиона, по каждой стороне площади, соединенных между собой переходами на достаточно большой высоте. Ровные дороги расходились от углов площади, их образовывали новые и новые стены крепостей. Чем дальше разрастался город, тем кривее становились улицы и потом вовсе замыкались. К настоящему моменту до основной городской святыни можно было дойти только по одному маршруту, основательно побродив по городу.
   Классическая эрберская башня строилась следующим образом - из каких-то дальних каменоломен, расположенных за пределами плато, на селлерах или повозках везли выточенные каменные блоки разных размеров. Камень был странный - серовато-черный с серебристыми узорчатыми вкраплениями. Из него и воздвигали мощный фундамент, намного уходящий вглубь земли, облицовывали стены. Вход был один. Лестница делалась либо винтовая, либо квадратная, по окружностям стен. Ее обязательно заключали в "колодец" или "футляр" из того же черного камня. Все остальное пространство заполнялось обыкновенной каменной щебенкой и крепко цементировалось. Комнаты начинались на высоте двенадцати-пятнадцати метров над землей. Нижний этаж делался обязательно с одним большим окном - чтобы можно было с помощью лебедок поднимать наверх крупногабаритные грузы. Потом шли еще три-четыре этажа, а верх венчала остроконечная литая крыша (каждой башне - под заказ) со шпилем. Часто из одной башни в другую перебрасывался мостик, поэтому нижний этаж обычно служил "проходным". Башни на окраинах города были пониже. Пока рос город, отодвигались и его городские стены, поэтому остались, причем в хорошем состоянии, прежние постройки - даже ворота внутренних крепостей, обновлялись, а их механизмы смазывались, хотя уже давно ими никто не пользовался. Два огромных и длинных акведука пересекали плато в разных направлениях. В Эрбере существовала и канализация и водопровод.
   Рынок, постоялые дворы и производства были вынесены за пределы внешних стен, давним решением городского совета, ведавшего и судом и налогами. Сам город был предназначен только для граждан Эрбера - на улицах не было ни нищих, ни попрошаек. Каменные мостовые города, постоянно заносимые песком - ветра здесь более сильные, тщательно очищались силами рабов или осужденных за незначительные преступления. Тюрьмы не было - первая мера - высылка за пределы Эрбера с запретом на возвращение, если кто-то возвращался и был пойман во второй раз, то - смертная казнь. Никто не знал, как именно карают преступников, городские стражники просто уводили человека в недра города, и он пропадал.
   Лии, конечно, очень хотелось бы заночевать в самом городе, в одной из башен, но для этого мало было приглашения хозяина, требовалось разрешение городского совета. Побродив по лабиринту улиц, пару раз заблудились, но путешественники очень вежливо были направлены стражниками на главную улицу.
   Пришлось вернуться и устроиться в гостинице рядом с рынком. Над торговым местом у стен Эрбера, не улетучиваясь, висело облако ароматного чада трубок, сжигаемых благовоний, горячей мясной похлебки, миазмов навоза, который собирали, сушили и продавали в горные районы.
   Расспросы караванщиков о Дальних Землях не дали желаемого результата. Говорили, что в двух неделях пути от пограничной Менгу-Терайя, если идти в сторону захода солнца, находится государство Аршад, которое скупает почти все товары, привезенные из Эрбера. Это государство, по слухам, включало в себя много городов и земель, управлялось суровым властителем, постоянно воевало с каким-то еще государством Этт-Дакх-Хор.
   В восточной стороне попадались редкие кочевые племена или горные народности, слухи о которых ходили противоречивые. Одни говорили, что у этих орассов имеется третий глаз посреди лба, другие - перечисляли разные формы живности - от трехруких до шестируких, с головами плоскими, как блин или размером с кулак. Кто-то утверждал, что они богаты, и алмазами там играют дети, но его собеседник яростно доказывал, что люди там питаются землей и камнями. Лия понимала, если продолжить дальнейшие изыскания, то можно создать целый "Бестиарий" неведомых существ - крылатых, паукообразных и прочих уродцев, которых только могло создать воображение этих людей. Дурманящую траву тут курили практически все.
   Но никаких признаков развитой цивилизации! Никто не рассказывал о сложных машинах или приспособлениях, культуре - прекрасных архитектурных строениях, школах, книгах, поэзии или философии. Даже о религиозных учениях! Среди подобных людей можно было легко стать и пророком, и духовным лидером, и военачальником, и властителем, и Господом Богом - только поставь себе такую цель и не проиграй. Прав был Кагор Макдауэл, когда говорил, что страх удерживает и сплачивает людей. Найди последователей, внуши другим страх, и ты добьешься своей цели - господства над умами и жизнями других людей. Хранитель Пустыни - это было древнее верование в некоего Мессию, который придет и спасет. От чего? Каждый вкладывал сюда свое понятие о спасении. Душа орасса - эльви делилась на некую троицу: ши - поддерживало жизнь в теле, ее нужно было кормить и поить водой, акка - мыслила и могла быть похищена злыми духами, эрта - принадлежала окружающему миру и путешествовала в мечтах и снах. В общем, поддержание единства "эльви" являлось основной проблемой орасса.
  Слух о том, что на их земли пришел Хранитель Пустыни уже распространился по Эрберу и был готов умчаться вдаль с первым же караваном. По счастью, никто из путников, с которыми Лия пересекла перевал, не рассказал большего - кто именно этот Мессия. Опять же древнее верование предписывало "хранить личность в тайне и смотреть по делам". А, может, не укладывалось в умы орассов, что держателем священного меча может оказаться женщина, ожидали-то мужчину, под чьи знамена соберутся славные воины. "Эх, Чер, - подумала Лия, - если второй меч действительно у тебя и был бы ты умнее, то построил бы тут целую империю!".
  
   Поход до Менгу-Терайи оказался совершенно бессмысленным. Остатки старинных фортификационных сооружений и новенькие ворота с подъемным механизмом открывали обзор на бесплодную пустыню до самого горизонта. На высоком скальном уступе - рядом с воротами виднелась изумрудная беседка вне пределов человеческой досягаемости. Лезть вверх по абсолютно отвесной скале было невозможно, а чтобы обойти сзади требовалось углубиться в горы. Через день весьма разочарованная Лия и очень довольный Арт опять вернулись в Эрбер.
   Не дожидаясь отправления очередного каравана, они самостоятельно отправились в обратный путь. Дорога через перевал была известна, опыт холодных ночей имелся, хотя можно было в этот раз попробовать для разнообразия пройти по ущелью. Свернув с дороги, путники поднялись наверх по склону и готовились продолжить путешествие. Арт оступился и чуть на свалился с откоса. Лия остановилась. Удостоверившись, что с Артом все в порядке, и он опять на дороге, повернулась, чтобы продолжить путь и остолбенела от изумления. В метрах двадцати перед ней стоял Даймон в своем боевом облачении, каким запомнился на Священном камне в день своей гибели. Крылья его были распахнуты, преграждая путь, руки вытянуты вперед, так будто он ладонями безмолвно пытался остановить кого-то. Тело обдало горячей волной, ноги подогнулись, разум Лии помутился: "Господи, господи..." зашептала она, не зная, что делать дальше - упасть на колени или побежать вперед, чтобы коснуться ангела.
  - Лия, Лия! - Замахал руками Арт прямо перед ее глазами. - Ты, что? Горного властителя углядела?
   Лия легко отшвырнула Арта прочь со своего пути, но призрака Даймона уже не было. Она еле перевела дух:
  - Да, именно его. Этой дорогой мы не пойдем. Она закрыта.
  Арт вынул из под рубахи нашейный медальон с какими-то иероглифами и расцеловал его, приговаривая молитвы за здравие своих предков. Потом три раза плюнул на дорогу и завертелся волчком, чтобы отогнать злых духов, как он потом объяснил Лии.
   Путники еле успели дойти обратно под защитную листву и шатры оазиса. Полуденная пустыня просто кипела под ногами. Оазис оказался практически пустым, только трое держателей харчевен расположившись в развалинах источника, пили травяной чай. Лия и Арт сели на землю прислонившись к стволу пальмы. Горячий воздух погружал в какой-то безмятежный полусон. Вода бодрила.
  - Я уже однажды чуть не умерла в пустыне, меня два дня тащил на себе один повстанец.
  - Когда это было?
  - Очень давно, кажется, что в прошлой жизни.
  - Гиллард?
  - Нет.
  - Этот человек, наверно, очень тебя любил.
  - Почему ты так думаешь?
  - Посмотри сюда, - Арт разворошил песок рядом со своей ногой - там обнажился остов черепа какого-то несчастного, - каждый сам за себя - закон Пустыни. Тот человек, окажись вы на краю гибели, выпил бы твою кровь, чтобы спастись. А ты, что - из Оста бежала?
  - С чего ты взял? - Лия повернула голову и пристально посмотрела на Арта.
  - Ты - белокожая землянка, а повстанцы дальше своих границ не заходят. Будь ты тогда амазонкой - сразу бы прирезала мужика.
  - Не буду больше рассказывать тебе эту историю! - Лия нахмурилась. - И вообще - откуда такие превратные представления об амазонках?
  - Слухи ходят... - промолвил Арт и прикрыл глаза. - Я тоже не хочу говорить, но об амазонках.
  - Вот так, - усмехнулась Лия, - свою тайну только в обмен на чужую?
  - Я из Вельгонта. - Ответил Арт, не открывая глаз. - И вообще - ты уже не настоящая амазонка. Ты покинула Дум-Гар и поселилась в Хэппи-Сити. И у тебя есть муж. Ты оружием торговать не собираешься?
  - Чтобы тебе конкуренцию создать?
  - Нет, просто для меня - лауритом торговать выгоднее. Если у твоего мужа все получится, то не нужно будет привозить из Дальних Земель или закупать по бешеной цене у Оста. А Эрберу и Вельгонту лаурит очень нужен - увеличим количество селлеров, дальность поездок, а это - укрепление могущества. С оружием хлопотно - изготовление зарядов - слишком трудоемкий процесс, проще выковать меч. Да и собирать брошенные корпуса по всей пустыне, чинить их или выливать новые, тоже требует усилий. Вельгонт бы не стал поддерживать войну с Остом, если бы не зарабатывал на этом денег.
  - Бессмысленная война, я согласна... - задумчиво промолвила Лия, - если бы повстанцы не были такими упертыми в своих идеях!
  - Это не идеи, - горячо возразил Арт, будто эта тема его сильно задела, но он понял слова Лии об "идеях" по-своему. - Они не хотят признать, что главные здесь - орассы, которые всегда ненавидели землян, а повстанцы утверждают, что они чистокровные земляне и смотрят на всех свысока, как на своих рабов! Ост - не лучше, но с ним можно договориться.
   - А может, они несут в себе тайну - как можно жить лучше? Ты же не знаешь, какого технического прогресса добились в Осте, а эти наивные романтики, хотят, чтобы такие блага были у всех. - Лия запнулась, припоминая курс школьной истории, - хотя это мы уже проходили... Мак прав. Нужно заканчивать войну и устанавливать нормальные законы.
  - Я, может, и понял только половину из твоих пространных рассуждений. Но спрашиваю вновь - ты хочешь заняться оружием или мы окончательно вычеркиваем повстанцев из нашей истории?
  - Не знаю, Арт, подумаю. Пока у меня нет ничего.
   Вечером пришлось решать - оставаться в оазисе или возвращаться в Эрбер и ожидать караван там. Остались в оазисе еще на одну ночь и попросили послать кого-нибудь в Эрбер разузнать, отправляется ли кто-нибудь в Хэппи-Сити. Утром в оазис прибыл местный житель со страшным известием. В горах сошел "каменный поток", заваливший не только перевал, но дорогу по ущелью. Уцелел ли кто - осталось неизвестным.
   Лия с Артом в молчании посмотрели друг на друга и, не споря, приняли общее решение. В Эрбере был нанят селлер, который за ночь довез их до стен Хэппи-Сити.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"