И. Дж. Роун: другие произведения.

Часть 2. Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Главы 1-4.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 1. Смерть.
  
  - Скоро, очень скоро, я уйду. Куда? В неизвестность. В рассвет нового дня. Но я знаю и то, что меня не будет больше в этом мире, не будет ни боли, ни надежды.
  Леденящий холод подбирается к сердцу, и все тело охватывает дрожь. А в маленький квадратик окна смотрят звезды.
  - Интересно, сколько таких, как я, умрут в эту ночь, умрут в одиночестве. Никого нет, и никто не придет. Пустота...Это бред...мой бред. Это ужасно и больно.
  Его губы еле шевелятся. Каждый легкий вздох переходит в хрип. Глаза, устремленные в потолок, застилает пелена.
  - Все кончено. Как трудно и печально умирать молодым, так и не совершив подвига во имя..., так и не завершив возложенной Миссии, так и не оправдав их надежд. Впрочем, какой смысл теперь в этих пустых словах, никто не найдет моей могилы, чтобы начертать там эпитафию.
  Струйка пота потекла по щеке, и крупная капля упала куда-то вниз.
  - Это слеза? Почему так сильно болит голова, кто меня так настойчиво зовет? Кто? Нет, не надо! Зачем?
  Тихий голос настойчиво твердил его имя, звал из глубин подсознания.
  - Ра-Шон! - У умирающего застучала в висках, прилившая к голове кровь. - Ты здесь! Ты пришел проститься со мной?
  Что-то мягкое коснулось его и провело по мокрой щеке.
  - Да, это я. - Ответил голос. - Я пришел сказать тебе, что еще не все потеряно, есть еще надежда.
  - Нет, не утешай меня. Я умираю. Нам осталось только проститься.
  - Нет, мы просчитали все: если активировать фактор случайности в определенной точке судьбы, то, возможно, все события начнут развиваться по иному! И мы нашли эту точку, мы знаем способ. Мы сможем помочь всем нам, пусть не в настоящем, но в прошлом!
  - Как? Не надо этого делать, Ра-Шон. История - не игрушка, ее нельзя ломать, нельзя изменять.
  - Пойми меня правильно, мы считаем, что если мы спасем твою жизнь, то мы достигнем той цели, за которую сражались многие и отдали свою жизнь. Твой отец был в их числе.
  - Но почему я?
  - Только ты способен повлиять на ход истории. Только ты сможешь осуществить задуманное, и нам нужна твоя жизнь. Ты должен жить!
  - Уже слишком поздно...
  - Да. - Руки Ра-Шона обвили его шею. - Да, мой сын, мой брат, ты умрешь, но мы вмешаемся в прошлое, где ты будешь жить. Мне нужна твоя блок-схема.
  - Блок-схема!? Я не понимаю, что вы собираетесь с ней делать? Она ограничена временем. Ра-Шон, мои мысли путаются!
  - Сними ее со своей шеи, мои руки слишком слабы, чтобы сделать это.
  У умирающего перехватило дыхание, холод добрался до самого сердца.
  - Я не могу, у меня больше нет сил.
  Он сделал попытку поднять руку, но она бессильно упала вниз. Но голос Ра-Шона звучал твердо:
  - Ты должен, должен это сделать, во имя спасения, пусть даже не твоего, а многих других людей и не только людей, которые верили в тебя, и будут верить. Ты ведь не предал их! Ты не оставишь их в беде, ты должен! Иначе мир не изменится, многие уже погибли и погибнут, даже мы. Настанет конец всему, и нам необходимо этому помешать!
  Умирающий почувствовал странный прилив сил. Непослушными руками он снял с шеи цепочку с блок-схемой и протянул ее в пустоту. Потом он опустился обратно. Грудь больше не вздымалась, чтобы наполниться глотком живительного воздуха, а глаза, в которых навсегда померк свет, были широко открыты и смотрели на темное небо, где мерцали холодные надменные звезды.
  
  Глава 2. Странный дом.
  
  - Какого черта! - Когтистые семечки репейника никак не хотели покидать облюбованного места на джинсах.
  - Ребята, да вы только посмотрите! Умели же так строить. Сколько, интересно, времени он здесь стоит!?
  - Что касается меня, то я обожаю смотреть на старые развалины. Это место меня просто завораживает! Такая глушь, странно.
  - Строили-то когда! Дорога успела зарасти.
  - Может быть, все-таки подойдем поближе, а?
  - Полази-и-им...- раздалось язвительное замечание, - нет, я уже и так наползался по этим земляничникам, меня туда не донесут, а ты как думаешь, Саш?
  - Действительно, ну, что может быть привлекательного в этой развалюхе? Это же не развалины средневекового замка, где можно найти, если повезет, сундук пиастров или череп бедного Йорика.
  - Вот-вот, пошли обратно, а то уже ребята ждут к обеду. - Сказал красивый темноволосый парень в потертых джинсах и разноцветной майке с надписью "America-Manhattan" навыпуск.
  - Я бы сходила, мне не страшно, в отличие от некоторых...- многозначительно ответила ему девушка и поглядела в сторону своего другого приятеля, ожидая, что тот скажет.
  - Поздно уже, еще успеешь сходить. Мы здесь еще три дня будем жить.
  - Ну ладно.
  Насколько Лия помнила, Вадик всегда верховодил остальными. С самого первого дня, когда они, вчерашние школьники, собрались в аудитории, радостные и еще возбужденные самим фактом поступления в такой трудный ВУЗ, этот высокий темноволосый мальчик сразу выдвинул собственную кандидатуру на должность старосты группы. Правда, деканат потом назначил новых старост, и почетный "приз" получила девочка-медалистка, которой больше хотелось зубрить науку, чем собирать деньги на проездные билеты. Так Вадим, "деятельный Вадик", как окрестила его Лия, стал неформальным лидером, устраивавшим шумные вечеринки, походы в кино и посещения различных развлекательных мероприятий. Каждое лето, Вадик организовывал подобные походы на природу на несколько дней, с палатками, гитарой и неизменной выпивкой.
  Друг Сашка был более спокойным и уравновешенным, рвущимся в отличники, сильно эрудированным студентом, не без чувства юмора. Иногда Лии казалось, что он выбрал не то направление в будущем, и он зарывает свой писательский и поэтический талант глубоко в землю, чтобы к концу института стать закостенелым красно-дипломником, нудным и скучным.
  В это лето, по предложению Вадика, они отправились в какие-то слишком дремучие леса, чтобы разбить лагерь на берегу цепочки чистых озер, куда не добирается основная масса туристов. Место, действительно, было выбрано идеальным, их группа стала единственной, кто нарушал тишину этой заповедной зоны. Рядом разваливалась старая деревенька - на три жилых дома, приходилась еще пара улиц, где доживали свой век старинные избы с проваленными крышами и заколоченными окнами, еще со времен последней революции. Когда-то на высоком бугре стояла величественная церковь. Теперь ее крест был сломан, в деревянном куполе зияли дыры, на крыше росли маленькие деревья, побелка отваливалась, кусками, обнажая красный кирпич, но здание, даже в таком виде, продолжало оставаться памятником архитектуры, чем-то сакрально притягивающим сердца людей.
  
  - Что ребятки, нагулялись? - раздался позади голос деревенской бабки, когда девушка и два парня остановились у деревенского колодца.
  Вадик оторвался от ведра воды.
  - Да я вам лучше молочка вынесу, чего сырую воду пить, хоть и родниковая, чистая. - Она неодобрительно посмотрела на яркую надпись на его майке.
  - Бабушка Лукерья, - обратилась к ней Лия, - а чья это бывшая усадьба в лесу стоит?
  Бабка испуганно отскочила от нее и перекрестилась:
  - Не могли мимо пройти, леший вывел. Ой, не спрашивай меня девонька, - быстро заговорила она, - чтоб черт меня не попутал!
  - А что, там бродят опасные приведения? - С насмешливым сочувствием спросила Лия.
  - Днем еще не так страшно, но хорошо, что вы туда ночью не пошли!
  - Значит ночью там от привидений не отмахаешься? - подключился к разговору Саша. - Вот они, дремучие народные суеверия!
  - Расскажите нам. - Попросила Лия, протянув ей кружку с земляникой. - Угощайтесь!
  - Ладно, слушайте. Усадьба эта стоит давно, даже моя бабушка не помнила, кто ее построил, но люди говорили, что не помещик там жил, а сам черт. Так и повелось, что в каждое полнолуние к нему всякая нечисть слетается и бражничает.
  - Я как материалист заявляю, что черти бывают только в сказках. - Начал разглагольствовать Вадик. - А вот про "бражничать" прошу поподробнее.
  - Скептик, не мешай слушать, это только у тебя все доказано наукой, дай человеку договорить. - Оборвала Лия, которая терпеть не могла Вадика, когда тот открывал рот.
  - Так вот, - продолжала бабка, - помещика-то давно уж нет, а гости все равно съезжаются и дела всякие нечистые творят. А как получит, у нас на деревне, невеста весточку, что жених ее помер, то с горя в эту усадьбу идет, и никто ее больше на этом свете не видит. Исчезает девушка. Последний раз, еще говорили, до войны, у заезжего купца дочка пропала. Мужики чуть усадьбу не сломали, под каждой травинкой искали, а дочка, как сгинула. Вот!
  - Не нашли! - Воскликнул Саша.
  - Нет.
  - Ну и что ты думаешь об этой легенде? - Спросила Лия Вадика, когда они вернулись к своим палаткам.
  - Смесь древних поверий, слухов и страхов простого народа, в общем, полный бред.
  - А если я пойду и сгину, тогда поверишь?
  - Иди, иди, там тебя уже давно заждались. Я плакать не стану.
  - Вот возьму и пойду сегодня ночью. Тебе назло!
  - Девчонки всегда боятся одиночества, пустых домов, темных углов.
  - Дурак!
  
  Когда Лия притащилась с подобным известием к бабке, то повергла ее в шоковое состояние, та даже схватилась за сердце. Но вскоре Лии удалось ее успокоить, уверив, что мертвого жениха у нее нет, как и живого, поэтому долго задерживаться она там не собирается. Наконец бабка сдалась, сунула Лии в руки одну из своих серых кошек, как охранную грамоту против всякой "нечисти", и объяснила, как покороче пройти.
  Лия появилась на поляне перед домом, как бы непринужденно помахивая фонариком. Дом представлял собой старинное двухэтажное здание с большим крыльцом, над которым гребнем поднималась крыша с круглым чердачным окном. По светящимся окнам и доносившемуся шуму было ясно, что застолье и пьяный дебош в полном разгаре.
  Девушка остановилась в нерешительности у самого крыльца дома. Она признавала, что в мире существуют порой необъяснимые вещи. Даже тогда, когда она с трудом поверила в собственное спасение с тонущего корабля, она так и не смогла объяснить собственные видения людей и событий, которые с грохотом пронеслись по ее жизни и исчезли, не оставив следа. Хотя, нет, эти люди проехались бульдозером по ее мировосприятию.
  В то время процветали модные увлечения эзотерикой, когда любой, уважающий себя молодой человек мог рассказать, что такое аура, чакры, кто такие Кастанеда и Блаватская, и похвастаться библиотекой, состоящей из Каббалы, Агни Йоги и редкой книги - Роза мира. А уж не видеть тонкие планы и не "выходить в астрал", вообще считалось зазорным! Тогда Лия нашла доступное объяснение собственным видениям и была готова находить его и дальше.
  Так как подслушивать и подглядывать под окнами Лия не привыкла, то она сразу толкнула дверь и вошла в залитую светом комнату. Посередине стоял длинный стол, заполненный бутылками и блюдами с яствами, а за столом сидели люди в костюмах разных времен и народов: разодетые дамы в напудренных париках, испанские гранды, бродячие трубадуры и просто какие-то подозрительные личности в темных балахонах. Прямо напротив Лии пил из горлышка темной бутыли странный субъект, с красной повязкой на лбу и явно пиратской рожей. Увидев Лию, он оторвался от бутылки и стукнул кулаком по столу. Воцарилось молчание. Штук тридцать пар глаз сверлили Лию.
  - Ах, туристы в гости пожаловали! - елейно улыбаясь, сказал пират. - На огонек зашла или дело есть какое?
  - Конечно. - Ухмыльнулась Лия, у нее заблестели глаза при виде спиртного. Сказывалась длительная тренировка собственной печени, и все благодаря "деятельному Вадику".
  - Приглашай к столу! Надеюсь, что я ничего не пропустила?
  Пират застыл как загипнотизированный. Лия подвинула личность в сером балахоне и уселась напротив собеседника.
  - Первый раз вижу такую смелую гостью! Послушай, ты правда просто так сюда пришла?
  - Правда. - Ответила Лия, стараясь сохранять спокойствие.
  - Не могу поверить. Наша легенда стареет. - Задумчиво проговорил пират, оглядывая присутствующих за столом. Все дружно закивали в ответ.
  - Я не лгу, просто мне очень хотелось досалить одному парню. Он как раз и не поверил в легенду об этом доме и решил, что я трусиха.
  - Ну, если пришла, - широко улыбнулся пират, - то будешь гостьей. Прибор для нашей новой гостьи! Меня зовут Джон, я, как ты уже догадалась, солдат удачи на службе Ее Величества. - Он задумчиво поглядел в потолок. - Правда, теперь уже бывший.
  - Лия. Прозвища у меня нет. Будущей профессией называю профессию врача, а пока учусь.
  Разговор продолжался все в той же форме, с частыми перерывами на тосты, пока многие из присутствующих не свалились мертвецки пьяными под стол. Джон предложил Лии пройтись и осмотреть дом. Лия, как ей казалось, не была пьяна, а ощущала лишь легкое головокружение. Он подвел ее к стене и отодвинул драпировку. На стене висело огромное зеркало больше, чем в полный человеческий рост, но отражало оно отнюдь не обстановку в комнате позади Лии, а огромный зал, где сидело множество фигур в темных балахонах, а так же их двоих, но со спины. Лия не могла поверить собственным глазам, пока ее пальцы не коснулись прохладной поверхности. Джон поймал ее вопросительный взгляд:
  - Не бойся, входи в зеркало!
  Лия зажмурила глаза и сделала шаг вперед, она решила, что ей крупно повезло, что она сильно не ударилась о зеркало лбом:
  -У меня не получается. Может быть, это волшебное зеркало лучше сказки рассказывает, чем дело делает? - Лии вспомнилось единственное литературное описание зеркала, которое заунывным голосом тянуло "Упанишады".
  -Да не так, - Джон терпеливо взял ее за руку, - мы должны идти не к зеркалу, а от него.
  Что они и сделали. Лия очутилась в огромном полутемном зале, освещенном множеством свечей и коптящими светильниками. Люди в балахонах двигались, казалось, беседовали друг с другом, но вокруг стояла странная жуткая и звенящая тишина.
  - Кто они? - Спросила шепотом Лия. Звук ее голоса вознесся кверху, разбился о сводчатый потолок и отразился во всех точках пространства, даже пламя каждой свечи встрепенулось, как будто под легким дуновением ветра.
  - Мне нужно объяснить тебе, куда ты попала. Наверно в вашем времени еще существуют такие понятия как рай и ад, но все эти люди, которые присутствуют в этом месте, облаченные в форму или незримые, застряли на полпути.
  - Почему?
  - Они умерли насильственной смертью, либо, не завершив, то, что им было предначертано Судьбой, умерли с огромным желанием жить. Поэтому они все бродят здесь.
  - Значит, и тебя убили?
  - Да, но у нас, как видишь, здесь очень весело, и хорошо кормят!
  - Получается, что легенда о невестах - правда. Они встречаются и соединяются со своими любимыми. - Произнесла Лия, вглядываясь в лица сидящих.
  - Если кто-нибудь из твоих близких или знакомых погиб, то ты, возможно, сможешь его здесь найти.
  - У меня вроде бы никто не погибал, Слава Богу. Где бы постучать по дереву?
  - Вот, что, - ответил ей Джон, - приходи завтра. Я хочу сделать тебе подарок, который будет для тебя большим сюрпризом. Не удивляйся, просто ты мне понравилась. Скоро светает, и тебе пора идти. До завтра!
  Лия вышла из дома и обернулась. Окна в доме стали медленно гаснуть. Она опять поразилась: в комнате было четыре окна, а гасли они не одновременно. Вскоре дом погрузился в полную темноту, и Лия, переполненная впечатлениями, заспешила обратно в палаточный городок.
  Лия проснулась около полудня. Яркие лучи летнего солнца пробивались сквозь плотную ткань палатки и создавали таинственную атмосферу. Было душно и жарко. Под ухом жужжала приставучая муха. Лия огляделась: палатка была пуста.
  - Наверно, девчонки пошли купаться. - Подумала она, пытаясь подняться. В голове шумело, а во рту было сухо. "Надо же было так вчера напиться! Причем при очень странных обстоятельствах. Нет, сегодня больше ни капли!". Лия достала из рюкзака пластиковую бутылку с теплой газировкой и начала жадно пить. За саму себя стало еще противнее.
  Лия с трудом вылезла из палатки. Ее встретил дружный хохот ребят, сидевших в тени раскидистых деревьев за карточной игрой и пивом. Их было трое, в том числе и Вадик.
  - А где остальные? - Спросила Лия, не замечая насмешек.
  - Пошли купаться. А мы здесь сторожить остались.
  Лия присела рядом с ними.
  - Ну, что сдаешься? - спросил Вадик, забирая очередную "взятку".
  - Это ты о чем?
  - Даю сто против одного, что ты отсиделась у бабки, да еще напилась до безобразия.
  - Я была ночью в этом доме.
  - Ну, что ж предлагаю иной вариант: ты забрала бутыль спирта у бабки, а в лесу ее одна распила. Тебя, разве, не учили, что нужно делиться?
  - А я предлагаю другой вариант, я пошла в этот дом и хорошо там покутила в обществе одного крутого мэна, он предложил мне руку и сердце, два миллиона баксов и кругосветное путешествие на шикарной яхте.
  - Да, ладно, тут рассказывать. - Пожал плечами Владик, чье честолюбие было уязвлено.
  - Я сегодня ночью опять пойду. - Заявила Лия, чем окончательно его уничтожила.
  В эту ночь старый дом встретил Лию леденящим душу безмолвием и темнотой. Вся поляна была залита лунным светом. Было полнолуние. Где же веселые огни, шум? - спрашивала себя Лия, не решаясь подойти поближе. В конце концов, ей удалось побороть страх. Лия ступила на крыльцо, ступенька жалобно заскрипела. В глубине леса заухал филин. Только сейчас Лия заметила ту разрушительную силу времени, которая превращает все в прах. Стены дома были изъедены жуками-древоточцами, штукатурка белела лишь в некоторых местах, между бревнами образовались широкие щели. Ветхая дверь с жутким скрипом отворилась под робким толчком Лии. Лунный свет залил внутреннее пространство дома. Паутина клочьями свисала с потолка, всюду валялись доски, камни и прочий мусор, покрытый толстым слоем пыли. Лия несколько раз чихнула, так что на глазах выступили слезы. Казалось, что комната была пуста. Лия вздрогнула и замерла: свет выхватывал из темноты очертания фигуры в черном балахоне, неподвижно сидящей на длинной скамье. Лия медленно и с опаской приблизилась. Это, несомненно, был человек. Бледные руки с длинными пальцами покоились на коленях, голова была склонена, а лицо скрыто под капюшоном. Лия резко отдернула колпак. Человек медленно поднял голову, и Лия узнала Олинна. Они глядели друг другу в глаза. Лия стояла, боясь пошевелиться, и не знала, что сказать, наконец, она решилась:
  - Это и есть тот сюрприз, который обещал Джон?
  - Да, он позвал меня, и я пришел.
  - Но как он узнал?
  - В царстве мертвых не существует времени.
  - При чем же здесь ты?
  - Ты не хочешь меня видеть?
  - Да, нет, пожалуйста...- Лия была очень смущена, все ее прежние чувства к этому таинственному незнакомцу вспыхнули вновь и с новой силой. Нужно отметить, что облик Олинна приобрел в памяти Лии размытые черты, он ей казался очень красивым мужчиной, но когда она увидела его вновь, у нее просто перехватило дыхание. Вспомнилось то чувство полета, которое она испытала, когда незнакомец, держа ее за руку, помогал выйти из автобуса. У каждого человека есть свой идеал, и часто, выбирая партнера, он ориентируется на этот мифический образ, и, отвечая на вопрос, красив ли другой человек или нет, он сравнивает его со своим эталоном красоты. Три года назад, Лия была овеяна романтическим обликом своего идеала, становясь старше, она постепенно забывала его. Она знакомилась с новыми людьми, явно не похожими на этот образ, училась оценивать других не по внешнему облику, а по красоте и силе души. Идеал исчез и затаился в таких глубинах подсознания, что взрослый человек, обремененный заботой о сегодняшнем дне, уже навсегда забывает о нем. Теперь старые чувства вспыхнули вновь, и эта всепоглощающая сила захватила девушку так, что ради него, человека, с которым Лия была практически не знакома, она была готова пройти и огонь, и воду и медные трубы. У нее закружилась голова, а ноги стали ватными. Лия присела на скамью рядом с незнакомцем. Молчание длилось достаточно долго. Первым его нарушил призрак:
  - Я знаю о тебе все, твое прошлое и твое будущее.
  - Интересно, что же меня ждет? - Лия взглянула в глаза Олинна, пытаясь уловить ответные чувства.
  - Ты станешь врачом. Тебя ждет слава, богатство, счастливая семья, одаренные дети. Ты добьешься всего, о чем мечтаешь, ты сама строишь свою судьбу, и какой ты ее видишь в идеале, такой она и будет.
  - Ты хочешь сказать мирная и тихая, без приключений и опасностей?
  - Да, хотя и будут несчастья, но ты с расчетом делаешь каждый шаг. Ты застрахована от опасностей. Разве это плохо?
  - Нет, но...
  - Тебе нравится такая жизнь? Ты хочешь жить ею, иметь семью, воспитывать детей?
  - Это совсем неплохо, мечта любой женщины. А кто у нас муж? - Спросила Лия, ожидая услышать в ответ - "Волшебник" или что-то в этом роде.
  - Ты его уже знаешь. А скоро вы поймете друг друга.
  - Ты говоришь о Вадике? Никогда!!! Я лучше умру, прямо сейчас!
  - Но ты сама не можешь изменить свою судьбу!
  - Кто знает...- Лию охватило чувство безнадежности и беспомощности перед собственным будущим. - О чем это ты мне тут рассказываешь? Такой правдой ты обрекаешь меня на страдания. Я не хочу такой жизни!
  - Ладно, успокойся, мне не следовало тебе об этом говорить. Но я обязательно должен сказать, что встреча с тобой изменила меня, я постоянно думаю о тебе, только о тебе. Лия, если бы ты знала, как я люблю тебя, если бы ты знала!
  - Это, что, признание? - Лия потрясла головой, пытаясь вырвать себя из чарующего сна. - Я не понимаю, что происходит!?
  - Думай, что хочешь, но я влюбился в тебя с первого взгляда. Ты мне веришь?
  - Я верю в любовь с первого взгляда. - Девушка продолжала погружаться в приятное гипнотическое состояние. Ей очень захотелось сказать, наконец-то, всю правду, спрятанную в ее душе. - И если говорить откровенно, я тоже не смогла забыть ту нашу встречу, которая перевернула мой внутренний мир и заставила ощутить неизвестные мне чувства. Олинн, я тоже тебя люблю, мне трудно говорить, потому что я открываю сейчас перед тобой мое самое тайное и самое заветное. Я любила, но я не любила никого в своей жизни так, как тебя. Я почувствовала это в тот момент, когда ты впервые взял меня за руку. - На ее глаза навернулись слезы, она боялась прикоснуться к Олинну, боясь, что этот мираж может исчезнуть и больше никогда не появиться. Олинн взял ее за подбородок и повернул ее лицо к себе. Сначала встретились их глаза, а потом и губы, и этот поцелуй был совершенно живым и реальным.
  - Лия я безумно люблю тебя, - призрак заговорил вновь, - но я уже не существую. Если ты хочешь быть всегда со мной и оставить жизнь в этом мире, то я могу взять тебя с собой, в свой. Но мой мир - нереален, там мы сможем встретиться только, если будет угодно провидению. Мы уйдем вместе?
  - Да, но...- В Лии заговорил свойственный ей расчет. Туман в голове рассеивался, и она быстро начала приходить в себя. "Это любовь, но нельзя терять голову, моя жизнь принадлежит мне, но когда тебе всего двадцать, нужно решать за себя". - Я хочу пожить и в этом мире.
  - Я тебя не заставляю. Ты не хочешь оставить своих близких и друзей. У меня же в живых не осталось никого. - Он опустил голову.
  - Их убили?
  - Да, как и меня, но я не виню тебя в отказе. Здесь не существует времени, и может быть, мы встретимся, но останется ли в тебе любовь?
  - Олинн, умоляю, не говори так, моя любовь к тебе не исчезнет никогда! Но я не могу, понимаешь, я еще слишком молода, я не видела жизни. Я совсем не хочу прерывать этого блаженства, когда мы вот так, сидим, обнявшись, вместе, но пойми и меня.
  - Я верю тебе. Простимся же на этом.
  Они вновь замолчали. Призрак не исчезал, как будто тянул время и пытался сказать что-то еще:
  - Лия, я хочу подарить тебе на память одну вещь. Это все, что у меня осталось, но эта ниточка накрепко связывает меня с прошлой, реальной жизнью, - он снял с шеи цепочку с медальоном, и протянул девушке, - это блок-схема, - он улыбнулся, - это единственное, что осталось у меня от моего мира. Используя ее, можно попасть в мою жизнь, до моей смерти, впрочем, какая теперь разница!
  - В твою жизнь? А куда именно?
  - Куда угодно. Блок-схема индивидуальна для каждого, кто пользуется МПОРВ. На ней проставляется время прибытия. Она лишь препятствует возращению в собственное прошлое. - Отчеканил Олинн.
   Лия изумленно посмотрела на него:
  - Ты, по-моему, говоришь странные вещи. Ты предлагаешь...
  Но призрак оборвал ее на полуслове, нежно коснувшись пальцами ее губ:
  - Я ничего не предлагаю, ты делаешь свой выбор. То, что я тебе сказал о блок-схеме, мы должны были знать наизусть, правда, зачем мне теперь эти знания? - С горечью в голосе добавил Олинн. - Прощай и помни обо мне. А главное, о моем подарке.
  Холодные губы призрака в последнем поцелуе коснулись ее губ, и он исчез.
  Лия проснулась от легкого прикосновения и очень удивилась тому, что лежала на траве посреди леса. Над ней стоял Вадик с испуганным выражением лица:
  - Лия, что с тобой? Почему ты не вернулась в лагерь?
  Лия огляделась вокруг, не понимая, что с ней случилось, и каким образом она заснула в лесу.
  - Я вышла из дома, - вслух начала вспоминать она, - вошла в лес, а потом... Я ничего не помню, что было потом! - Она вопросительно взглянула на Вадика.
  - Ты не вернулась в лагерь, и я пошел тебя искать. Ты лежала на траве и спала. Алкоголем от тебя не пахнет. Что случилось?
  - Я говорила с призраком.
  - К психиатру я тебя отведу, не беспокойся! И что дальше?
  - Он клялся мне в любви.
  - Кто - он?
  - Призрак!
  - Так, это уже слишком! Я тут волнуюсь, как бы с ней ничего не случилось, а она, оказывается, просто больна на голову! - Грубо отозвался Вадик. Он начал ей помогать подниматься с земли.
  - Ты просто меня ревнуешь. - Злорадно продолжила Лия и почувствовала, что у нее, что-то зажато в руке. Она раскрыла ладонь. Золотая шестигранная пластинка сверкнула на солнце. Посередине был вставлен круглый зеленый камень, отбрасывавший маленькие изумрудные лучи в направлении углов. Тонкая длинная цепочка плотно охватывала руку Лии, образуя завитки на каждом ее пальце.
  - Что это? - Спросил Вадик, протягивая руку.
  - Подарок! - Вызывающе ответила Лия, пряча свою руку за спину.
  - Мало ли, что сейчас в лесу не найдешь! Пошли в лагерь. Нас ждут.
  
  Глава 3. Суд.
  
  Внутри маяка было душно. В воздухе стояла завеса пыли, запахов сырости, перьев и голубиного помета. Лия с трудом отыскала в захламленном помещении неприметную дверь. Скобы замка были завинчены толстой проволокой, которую, однако, легко удалось распутать. Лия шагнула в прохладную темноту. Слабый свет ее фонарика выхватил очертания металлического возвышения в форме круга в центре комнаты.
  Лия встала на стальной круг, вслушиваясь в темноту. Ничего не происходило в течение секунд тридцати, показавшихся Лии часами. Над головой Лии возникло слабое свечение, и сверху, к ее глазам, выдвинулась клавиатура с множеством цветных кнопок и шестигранной полостью с одной стороны.
  - МПОРВ к работе подготовлена, отправление через 3 минуты. Вставьте блок-схему в машину. - Раздался мелодичный женский голос откуда-то сверху.
  Дрожащими руками Лия вынула блок-схему и вложила ее в отверстие.
  - Зачем мне это надо? - Мелькнула у нее в голове предательская мысль, однако, она постаралась поскорее ее заглушить и взять себя в руки. Лии было страшно, пугало даже не то, что будет сейчас, когда эта МПОРВ, наконец, заведется, а то, что с ней будет потом.
  - Вы Олинн Элиент, год рождения 2469, планета Марс, кодовый номер НТ 1225?
  - Да. - Выдавила из себя Лия.
  - Время Вашего прибытия уже обозначено. Вопросы?
  - Когда я вернусь?
  - Через три недели после Вашего последнего посещения своего времени.
  - Зачем нужен ПМП, если я отправляюсь в свое время?
  - Портативный микропревращатель, находится на вооружении отряда специального назначения, воздействует на живую структуру органических тел. Создает энергетическое поле невидимости. Применяется на планете Земля в целях маскировки - положение кнопки на красном спектре. На планете Марс - положение кнопки на оранжевом. Может быть использован как универсальный переводчик.
  Лия передвинула кнопку на оранжевый цвет радужной шкалы.
  - Мое место прибытия?
  - МПОРВ - центральная. Секретный отдел службы безопасности.
  Лия не знала, что бы еще спросить. От страха у нее подкашивались ноги, но план был задуман, уже практически осуществлен, и отступать не хотелось. Сколько бессонных ночей было потрачено на решение вопроса: "Быть или не быть?" Наверно, Гамлет, так не мучился, как Лия, поставившая саму себя перед выбором. На одной чаше весов лежала вся ее настоящая жизнь и забота близких людей, на другой - взаимная любовь к Мужчине Ее Мечты. И она выбрала его, потому что тот факт, что Олинн тоже ее любит, послужил весомым аргументом в пользу осуществления всей этой авантюры. Не то слово! Захватывающего фантастического приключения, сильных героев, полетов на космических кораблях - вот чего требовала ее душа.
  Лия мужественно прождала целую минуту, пока не поняла, что нужно нажать какую-то кнопку. Но какую? Там были и красненькие, и зелененькие, и синенькие кнопки, покрытые непонятными символами либо буквами латиницы. Лия заставила себя рассудить логически: далекое будущее, совершенные компьютеры. Если ее туда отправляют, рассчитывая на ее интеллект сравнимый с интеллектом дикаря-неандертальца, то нужно жать только на одну кнопку, предпочтительнее на "Пуск". Необходимо найти эту кнопку. Где может найти эту кнопку дикарь 20-ого века? Конечно, там, где она обычно расположена, там еще должна быть надпись и стрелочка. Лия нашла только стрелочку на большой кнопке.
  - Ладно. - Вслух подумала она. - Кто не рискует, тот не пьет шампанское.
  Лию охватила густая черная пустота, казалось, она падает вниз с огромной скоростью. Она закрыла глаза. Действительно, какой в них толк - там темнота и тут темнота, зато падать приятнее.
  Очнулась она от легкого прикосновения подошв к полу. Лия стояла на стальном круге, в круглой комнате. Она сошла на пол, и часть лампочек, освещавших помещение, погасли. Внезапно одна из панелей стены бесшумно отошла вбок. За ней шел ярко освещенный коридор, который будто манил в свои недра новоприбывшего. Осторожно, постоянно огладываясь назад, Лия дошла до конца коридора. Он раздваивался, и, не долго думая, девушка повернула налево. На повороте она неожиданно столкнулась с людьми в темно-зеленой форме, которые спокойно шли по коридору, прижимая к себе внушительного вида оружия, похожие на автоматы. Лия зажмурила глаза от страха, но ничего не произошло, ее лишь мягко отшвырнуло к стене, а стража, как ни в чем не бывало, прошла дальше. "Энергетическое поле. - Подумала Лия, приходя в себя.- Надо быть повнимательнее!" Она поправила на плече большую сумку, наполненную множеством вещей, которые, как полагала Лия, должны понадобиться ей в путешествии, и пошла дальше.
  Она шла по наитию, не отдавая себе отчета, куда свернуть в следующий раз. Через несколько поворотов, переходов и проходов коридор стал шире, и ей навстречу попались еще два человека, но это были не солдаты, а вполне прилично одетые люди - в длинные рубашки и штаны, один из которых держал в руках газету. Они о чем-то оживленно беседовали. Лия приблизилась к ним и пошла рядом.
  - У нас осталось тридцать минут. - Сказал один из них, носивший короткую черную бороду. - Нужно торопиться, чтобы занять хорошие места, ведь это будет презабавное зрелище!
  - Если бы власти не стремились придать такой широкой огласке этот процесс, нам не сделали бы подобного приглашения, - ответил седоволосый, - хотя финал ясен.
  - Ну, зачем так мрачно. Я думаю, мы хорошо повеселимся. Угощения за их счет, а мне первый раз придется наблюдать за таким крупным судебным разбирательством.
  - Парня, конечно, жалко. Он молодой и неопытный.
  - Послушай, какая нам разница. Это дело военных и политиков. Может он и не так чист, посмотри, что пишут в газете, и это только по официальным источникам. Такое впечатление, что он начал убивать людей с младенческого возраста.
  Лия шла за ними и постепенно начинала понимать, что разговор идет об Олинне. Люди говорили на английском языке, очень упрощенном, без длинных фраз, но чисто звучащем, без акцента, свойственного американо-язычным, попадались некоторые существительные, созвучные латинским либо греческим корням, но не всегда понятные.
  Незнакомцы вошли в огромный холл, где уже толпилось много людей, и остановились перед массивными дверями. Все люди были красиво одеты. Яркая, кроеная по фигуре одежда, дамы в вечерних туалетах, господа в разноцветных, отливающих то серебром, то золотом, костюмах. Казалось, все собрались на прием, особенно, когда на огромных подносах начали разносить коктейли и канапе.
  Лия с удивлением и затаенным восторгом разглядывала этих людей. Разговоры шли достаточно светские: политика, деньги, белье в постели любовницы.
  - Какая чушь! - Подумала Лия. - Ах, вот что-то и об Олинне!
  Разговоры и обсуждения оказались явно в его пользу. Однако слухи были самые невероятные. Лия заметила одного седого старичка, который переходил от одной группы людей к другой, и рассказывал, сколько у Олинна было любовниц, которых он убил, и даже где закопал. Как будто он всю жизнь занимался только тем, что считал жертв Олинна и держал свечку над его кроватью.
  - Олинн просто какой-то сексуальный и кровожадный маньяк! - Лия не могла поверить собственным ушам. - И я купилась на его красивые глаза. Может быть, я что-то неправильно делаю? А вдруг Олинн такой негодяй, как о нем здесь говорят? Ладно, будь, что будет. Я его люблю, он любит меня, с остальным разберемся потом.
  Двери открылись, и все медленно начали заходить внутрь, в огромный зал, сияющий тысячами огней. Лия готова была поклясться, что представляла зал судебных заседаний совсем не таким. Зал был круглым. Расположение зрительских мест было как в цирке или амфитеатре, вместо арены - возвышенность, где стояла трибуна оратора, но она была ниже судейского стола, находящегося в ложе по правую сторону от входа. Позади этого стола, покрытого белой материей, всю стену занимал большой экран. У стола стояло семь белоснежных кресел, с высокими спинками. Скамья подсудимых была напротив судей, по левую сторону входа, и представляла собой ложу, огороженную барьером, где уже торчали высокие фигуры охранников. Судей, как и подсудимого, еще не было, но крайние места по обе стороны от скамьи подсудимых брались с боем, здесь царствовала пресса. Те, чьим уделом не была журналистика, чинно рассаживались на другие места. Только первый ряд кресел по обе стороны судейского стола не был занят.
  - Для привилегированных? - подумала Лия, которую уже мутило от легких толчков людей, проходящих мимо нее, и давно сверлила мысль о том, что неплохо бы занять место в зрительном зале.
  Оба мужчины, с которыми сюда пришла Лия, сели на первый ряд.
  - А я, что? Не привилегированная? - возмутилась Лия и очень комфортно уселась с ними рядом. Это место ее вполне устраивало, потому, что с него открывался полный обзор зала заседаний.
  Кто-то грузно уселся в соседнее кресло. У Лии замерло сердце при виде Черного Рыцаря. Он, действительно, сильно выделялся своей необычностью среди всех присутствующих в зале. Неожиданная близость такого соседа дала возможность его внимательнее изучить. Лия не могла ручаться за возраст, Черный Рыцарь показался ей взрослым мужчиной. Его лицо, чисто выбритое, кроме тоненькой полоски черных усов, и с синевой на щеках, по-прежнему было прикрыто черной маской, в прорезях которой блестели глаза со светло-коричневыми зрачками, как у льва, отметила про себя Лия. У него были темные вьющиеся волосы, голову венчала неизменная корона, но не железная, как тогда, три года назад, показалось Лии, а черная, литая, будто изготовленная из пластика. Из того же материала были изготовлены доспехи рыцаря, которые он тщательно прикрывал своим черным плащом. Плащ был заколот потрясающе красивой и необычной булавкой - длинный прямой меч обвивала изумрудная змея с двумя головами. Головы смотрели в разные стороны, возвышались над гардой, и глядели на мир крошечными рубиновыми глазками.
  - Какая встреча! - Подумала Лия, однако такое вынужденное соседство давало много преимуществ, потому что на ее кресло никто не посягнул. По другую руку от Лии, мужчины собирались, наверно, все заседание рассказывать друг другу анекдоты. Язык будущего вливался в девушку своеобразной мелодией, ее мозг усиленно работал в поисках аналогий, она понимала слова, фразы. Во всяком случае, скучать ей не пришлось.
  Вскоре появились судьи. Красные мантии, черные головные уборы, благообразные лица. Расселись. Чинно, спокойно, культурно.
  Ввели подсудимого. Последний раз она видела его в черном балахоне, при бледном свете луны, да еще в виде призрака, то, что было Олинном здесь, сразило ее наповал. Появление Олинна, всколыхнуло душу Лии настолько, что она сидела, как будто окутанная сладостным туманом и не могла оторвать взгляд. "Неужели судьба могла свести нас. Я не думала, что он так прекрасен". Ее доводы подтвердили вздохи женщин на верхних рядах. На Олинне была белая рубашка, сверху длинная, из золотистой ткани, безрукавка с высоким воротом, неизменный золотой пояс. Все подчеркивало красоту и ширину его фигуры. Олинн же сидел за барьером с равнодушным и скучающим видом, и, не обращая на своих воздыхательниц никакого внимания, тупо разглядывал экран, висевший напротив.
  - Итак, судебное заседание считаю открытым. - Раздался голос Верховного судьи. Лия вздрогнула и пришла в себя. - В суде слушается дело Олинна Элиента. Главным обвинителем назначается Начальник личной охраны нашего любимого Диктатора - Эрчер Блэкмор. - Черный Рыцарь встал и поклонился. - От защитника обвиняемый отказался и заявил, что будет защищать себя сам. Сейчас мой коллега, - он показал на другого судью. - Зачитает Вам краткую биографию нашего подсудимого, а так же обвинительное заключение, которое мы потом обсудим по пунктам.
  Другой судья поднялся со своего места и, откашлявшись, начал зачитывать лежащий перед ним текст:
  - Олинн Элиент родился 13 лет назад в 2469 году, "Марсианский год идет почти за два наших!" - блеснула эрудицией Лия, четвертым ребенком в семье Дрейва Элиента, девятого потомка первопоселенца Элиента. Он воспитывался в неблагоприятной для верного война Диктатора среде. Его отец и братья занимались пропагандой вздорных идей, терроризмом, контрабандой и не хотели спокойно жить в нашем мире, уважая законы. В наказание они были отправлены на подземные лауритовые рудники. Наш любимый Диктатор сжалился над сиротой и определил в лучшую военную школу, чтобы мальчик вырос отличным солдатом. Олинн получил там блестящее образование, и все это время вел себя достойным образом. Однако 3 года назад дурная наследственность толкнула его на совершение преступлений: неподчинение приказам командира, убийство, сопротивление властям, присоединение к мятежникам. Это было только начало. Он продолжил заниматься подрывной деятельностью, на основе знаний полученных в военной школе, и принял активное участие в подготовке мятежа. Он стал видной фигурой среди этих преступников. Шесть месяцев назад он участвовал в мятеже, был тяжело ранен, но спасся. Потом он, с группой своих приспешников, нарушил Высший закон и, воспользовавшись МПОРВ, переместился в другую эпоху на планету Земля. Благодаря отличной работе Блэкмора, он был схвачен. Этот отступник подлежит смертной казни, но какой, решит суд. Нам необходимо отрубить последний корень этого мятежного дерева.
  Олинн очнулся от своих мыслей и чему-то горько усмехнулся. Это заметил Верховный судья:
  - Вы хотите чего-то добавить, подсудимый, поверьте, чистосердечное признание облегчит Вашу совесть.
  - Не сомневаюсь. - Олинн пододвинул к себе микрофон. - Продолжайте, Вас очень интересно слушать. Такие сравнения - последний корень мятежного дерева...
  - Прекрати дурачиться, Олинн. - Оборвал его Черный Рыцарь.
  - Это неуважение суда! - Возмущенно сказал Верховный судья.
  - А я ничего суду не говорил. - С видом воплощенной невинности ответил Олинн. Была заметно, что он все-таки пытается сопротивляться, издеваясь над судом. В зале послышался шум.
  - Хорошо, я продолжаю. - Вновь заговорил другой судья, стараясь оставаться спокойным. - Сейчас будет показан видеоматериал обвинения, заслушаны свидетели. Теперь обвиняемый имеет право говорить в свою защиту.
  - А если я с чем-то не согласен?
  - Вы скажете об этом суду, тогда придется вызывать свидетелей, и суд займет больше времени.
  - Тогда я вообще буду молчать. Все равно смерть. И громкого процесса, который вы здесь затеваете, не получиться.
  Верховный судья бросил обеспокоенный взгляд на Эрчера Блэкмора, но тот только улыбнулся.
  - Я повторяю, что будут вызваны свидетели.
  - А я их знать не знаю, и видеть не хочу!
  - Подобное отношение только отяготит Вашу участь.
  Но тут вмешался Черный Рыцарь:
  - Я хотел бы, напомнить обвиняемому, что те договоренности, что были достигнуты, остаются в силе. Поэтому, если ты решил тут ломать комедию, то я тебе это не советую. Ты меня знаешь. Включайте фильм!
  Олинн опустил голову.
  Экран неожиданно включился как обыкновенный телевизор, и начался фильм. Первой была показана военная школа и обучение доблестных солдат великого Диктатора (накачанные мужики бегают, стреляют и преодолевают препятствия). Потом показали чей-то труп с простреленной грудью и вывалившейся вставной челюстью, оказалось, что труп генерала.
  - Подсудимый, что Вы можете сказать в свое оправдание?
  - А, что тут говорить, я не отдал приказа стрелять в толпу, потом генерал вызвал меня и сказал все, что он обо мне думает. Тогда я и всадил ему весь заряд моего оружия.
  - Вы мстили или Вам поручили его убить?
  - Я мстил. - Просто ответил Олинн.
  - За кого? За вашего отца - преступника?
  - Возможно, - безучастно ответил обвиняемый, - Чер, я устал. - Он прикрыл ладонью глаза.
  - Подсудимый, Вы смотрите!
  На экране опять начали показывать труп генерала в разных ракурсах.
  - Подсудимый, разве вам не страшен вид этой жертвы? Вас не мучает то, что Вы лишили этого человека жизни собственными руками?
  - Мучает? Вы не видели трупы других, тех, кто был убит по приказу этого генерала. А я видел их мертвые лица.
  - Что вы придумываете? Какие люди?
  - Материалов о военных преступлениях не существует. Государственная тайна. В нашем Городе все спокойно. Не стройте из себя невинного, а из генерала героя. Вы хотите, чтобы я был откровенным, так я буду им! Я был свидетелем расстрелов, видел, как добывают этот проклятый лаурит, и что потом происходит с людьми, потому что я был там, за стенами, а вы сидите здесь и рассуждаете о том, чего не знаете. - Олинн говорил, не скрывая своей жгучей ненависти к собственным судьям, стараясь донести хоть частичку правды до остальных, присутствующих в зале.
  - Замолчи, Олинн! Немедленно! - прорычал Блэкмор.
  - Действительно, Вы слишком горячитесь. Значит, Вы признаетесь в убийстве.
  Глаза Олинна метали молнии:
  - Да, признаюсь. Теперь можно всем порадоваться моему признанию. Пристрелил как последнюю тварь. Мое первое признание! Эта комедия уже начинает меня забавлять!
  - Что Вы так волнуетесь, подсудимый, будьте более благоразумны! Продолжайте показ!
  Потом была показана смерть еще одного военного и серия взрывов на военных объектах. Олинн признался только в подготовке взрывов. Пришлось пригласить свидетелей, время шло. Олинна просили признаться в содеянном, он признавался, но как то вяло, наигранно или надумано. Лии стало его очень жалко, но он здорово держался, сидел, подперев голову руками, прикрыв глаза, и презрительно отвечал на вопросы, возможно, ему, время от времени, тоже становилось скучновато. Вообще, последующее судебное заседание было похоже на спектакль, где каждый актер наизусть знает свою роль, а все реплики и фразы расписаны одним режиссером.
  Тут Лии пришла в голову просто дичайшая по нахальству мысль - подойти к Олинну и на ушко красочно расписать, что его ждет. Судебное заседание между тем медленно двигалось к финалу.
  - А теперь мы покажем похождения подсудимого на планете Земля. Мы не располагаем сведеньями о том, где он был до появления в конце двадцатой эпохи, но и там он совершил немало преступлений.
  На экране три зеленоватых луча коснулись машины, она загорелась и взорвалась.
  - Вы признаетесь в этом преступлении?
  - Нет, это сделал Начальник личной охраны нашего любимого Диктатора. Ну, ладно, пусть он вам сам расскажет. - Олинн откинулся на спинку стула, с интересом следя за тем, что Блэкмор будет говорить.
  Черный Рыцарь, ухмыляясь, сказал:
  - Когда я гнался за преступником, он начал в меня стрелять и попал в машину.
  - Это правда?
  - Нет. - Возразил Олинн.
  - Суд не верит Вам, обвиняемый. - Ответил судья. - Продолжайте!
  Потом на какую-то старушку, обвалился карниз здания, сбитый лучом.
  - Запишите в протокол и это убийство. - Потребовал судья.
  Вдруг Лия увидела саму себя, бегущую к автобусу. ПМП сверкнул под ее ногами, и она упала.
  - Прошу Вас, уважаемые присутствующие, обратить на это особое внимание. Вы видели, как преступник чем-то кинул в бегущую девушку? Это попытка прямого контакта с местным жителем. Это не только нарушение Высшего закона, но и так же оказание сопротивления при задержании, явно с неким тайным умыслом. Вы признаетесь, обвиняемый?
  - Да, признаюсь. Я старался привлечь внимание и предупредить моих друзей.
  - Вы, на сколько мне известно, сделали еще кое-что, установили еще один близкий контакт, но этими видеоматериалами мы не располагаем.
  - Пустое, - покачал головой обвиняемый, - всего лишь маленький трюк.
  Далее пошли явные фабрикации: рука Олинна, сжимающая оружие, плывущая Лия, зеленые лучи попадают в нее, и она, охваченная пламенем, тонет.
  "Надо же они меня уже здесь похоронили!" - удивленно подумала Лия.
  - Вы никогда не были галантны с женщинами. Вы признаетесь в этом преступлении?
  - Я признаюсь в полном отсутствии хороших манер, но не в убийстве. - С загадочной улыбкой ответил Олинн, но в его взгляде, которым он окинул Черного Рыцаря, чувствовалась тревога.
  - Вы не хотите потому, что убийство невинной девушки отвратительно и достойно осуждения, но вы его совершили.
  - Я ее не убивал. Я вообще не верю, что она погибла. - Олинн перестал улыбаться.
  - Что скажет Главный Обвинитель?
  - Когда мы оказались в воде, возможно, парализующее влияние ослабело, и Олинн набросился на меня. Он попытался выхватить оружие, чтобы убить меня. В борьбе мне удалось отвести его руку, но он начал стрелять, и именно в девушку. Он видел ее и целился прямо в нее.
  - Чер, ты лжешь! - С вызовом обратился к нему обвиняемый. - Тебе не удастся повесить на меня еще одно убийство. Если она и погибла, то это только, если ты ее убил.
  - Хватит зарабатывать себе популярность, Олинн. - Сказал Черный Рыцарь. - Убийство девушки, причем не причинившей тебе никакого вреда, заслуживает всеобщего порицания! - Он повернулся в сторону зрителей.
  Зал одобрительно загудел.
  - Так вот, - продолжил судья, - это убийство завершает кровавый путь преступника - Олинна Элиента.
  Лицо Лии было показано так же в разных ракурсах, как и труп генерала.
  - Я не убивал ее. - Прошептал Олинн, не без доли досады в голосе, и опустил голову. - Но я виновен в ее смерти.
  - Конечно, не убивал, потому что я жива! - Зашептала ему на ухо Лия - Я здесь, рядом с тобой!
  Олинн замер в изумлении.
  - Ты только не дергайся, - быстро заговорила Лия, - я нахожусь под воздействием излучения твоего ПМП, я переместилась в твое время, чтобы помочь тебе. В моем времени прошло уже несколько лет со дня нашей последней встречи, я видела твоих друзей, и я знаю, чем кончится этот процесс. Тебя сожгут на костре! Послушай меня, поверь в невозможное, как я когда-то поверила тебе!
  Мозг Олинна лихорадочно работал. Он не мог поверить этой слуховой галлюцинации, конечно, он видел немало чудес, но, чтобы сейчас, здесь, его шансы на жизнь могли так круто взлететь вверх! Он смирился уже со всем, идя на сделку со своей совестью, делая врагу уступки, но, значит, теперь есть шанс. Нужно только в него поверить, не задавая лишних вопросов, хотя, если бы не прошлые путешествия во времени, то он не понял бы этого сложнейшего языка землянки.
  Тут его ослепила вспышка, какой-то фотограф решил снять его поближе. Фотография - это слово навевало на Олинна смутную тревогу. Если эту девушку, кажется, ее имя было - Лия, сфотографируют, то она будет на снимке! Да, это будет шоком для всех! Ее обнаружат, и это помешает ее планам, если, правда, они у нее есть.
  - Фотография - пробормотал Олинн.
  - Вы что-то сказали, подсудимый? - за ним продолжали пристально следить.
  - Да, я сказал, что вспышка делает фотографию более четкой, во всех деталях.
  - Это вы о чем?
  - О вашем фильме, да еще фотографы очень надоели.
  - Пресса, будьте поспокойнее, у вас будет время на интервью!
  В это время, уже Лия изо всех сил пыталась сообразить, причем здесь фотография. "Я просто самоуверенная идиотка! Если меня сфотографируют, то я буду на снимках. Я ведь не знаю природы моей "невидимости", а так открыто расхаживаю по залу". Она побежала вверх по проходу под самый купол зала и села на ступеньки, пытаясь почувствовать себя в безопасности. Только перед фактом быть немедленно обнаруженной, Лию охватил страх за собственную жизнь. Кто их знает, еще предложат покинуть Марс в 24 часа, в лучшем случае, если сразу не пристрелят прямо на месте.
  Судья закончил читать обвинение. Для всех Олинн стал "преступником и убийцей, которого свет еще не видел, а если видел, то только не на Марсе". Нужный эффект был достигнут: в начале Олинн вызывал у всех восхищение и жалость, а в конце только презрение и отвращение.
  - Теперь нам остается только определить, какой казни подвергнуть преступника. - Сказал Верховный судья. - Обвинитель просил слова, чтобы выразить волю нашего мудрого Диктатора.
  Черный Рыцарь встал на ораторское место и поднял руку, призывая к тишине. Его черная фигура и кривая усмешка были зловещими и не предвещали ничего хорошего.
  - От имени Великого правителя нашего народа и Города я прошу суд принять во внимание предложение Совета Военной власти. Как известно, еще много мятежников поддерживают Сопротивление, они затаились среди нас или прячутся по земным эпохам, поэтому казнь должна быть такая, чтобы все эти преступники были охвачены страхом и поняли, что сопротивление властям бесполезно. Этот мятежник побывал во многих земных эпохах, и одной из самых страшных казней на Земле всегда был костер. Пусть он будет сожжен, так, как поступали наши далекие предки с отступниками!
  У некоторых присутствующих вырвался глухой вскрик, однако, многие спрашивали, что это такое. Верховный судья встал:
  - Мы подчиняемся воле нашего Диктатора. Верховным военным судом мятежник Олинн Элиент приговаривается к смертной казни через костер. Приговор будет приведен в исполнение завтра утром. Заседание суда окончено. Теперь, кто желает, может задать вопросы.
  - Нет, я не буду отвечать ни на какие вопросы! - Раздался голос Олинна. Он гордо, с высоко поднятой головой, стоял на месте для подсудимого. - Я приговорен к смерти, и этого достаточно. Тут немало говорили судьи, мой бывший учитель Чер, Эр-чер Блэк-мор, - с вызовом протянул он, - который рассказывал мне когда-то о добре и справедливости. Если у них не иссяк поток красноречия, они, пожалуй, развлекут вас парой ответов. А я слишком устал.
  Черный Рыцарь нахмурился, но потом, подумав о чем-то своем, отдал приказ увести приговоренного к смерти. Лия перелезла через барьер и, как бы непринужденно, отправилась следом.
  
  Глава 4. Побег.
  
  Лия, вслед за Олинном, проскользнула в какую-то комнату. Сзади бесшумно задвинулась дверь, слегка подтолкнув Лию вперед, но энергетическое поле оттолкнуло ее и от Олинна, который неизвестно зачем встал прямо у двери. Лии пришлось боком отойти в сторону, потому что ее начало отфутболивать как мячик. Олинн еще несколько секунд продолжал стоять неподвижно, потом он подошел к кровати и лег ничком. Подобное поведение крайне удивило Лию, она подошла поближе: Олинн лежал и вообще не шевелился. Лия огляделась, если это камера, то ничего схожего с представлениями Лии о страшном узилище в ней не было. Окно было большое, с двойным стеклом, за ним виднелся маленький садик и серая стена с колючей проволокой наверху. Сама комната была обита светлыми панелями, в ней были кровать, два кресла и стол. "Не хватает только ковра, узорчатых скатерок и фарфоровых кошечек". - Отметила про себя Лия и остановилась в нерешительности. - "Я не понимаю, я приехала спасать человека, который вот так спокойно лежит, может быть даже, и спит, и не интересуется личностью спасителя!".
  Олинн, неожиданно встал и подошел к двери, над которой виднелась неприметная лампочка. Он выкрутил ее и повернулся лицом к комнате.
  - Давай знакомиться, Лия. Ты можешь поставить кнопку ПМП на область красного цвета, мы в безопасности. Ты понимаешь наш язык?
  Лия передвинула кнопку и медленно подошла к Олинну, тот смотрел на нее, казалось, с нескрываемым восхищением:
  - Я до сих пор не могу поверить, что ты здесь. Ты так изменилась! Очень быстро повзрослела. - Он протянул руку к прибору и что-то на нем нажал. - Теперь ты можешь говорить на своем родном языке, я пойму.
  - Хорошо. - С опаской произнесла Лия и удивилась звукам собственного голоса. - Ты знаешь, - она сделала паузу, - прошло столько времени, земного времени, с тех пор как ты сбил меня с моего жизненного пути. Ваши МПОРВ могут многое.
  - Как же ты сюда попала? Что произошло? - голос Олинна звучал так же, как и его собственный, но не совпадал с шевелением губ.
  - Это долгая история. С помощью твоей блок-схемы.
  - Но, она у меня. - Он вынул из-под ворота рубашки шестигранник. - Блок-схема - это своеобразное удостоверение личности, мой жизненный код, который мне позволено всегда носить при себе.
  Лия вынула свой экземпляр. Казалось, что Олинна прошиб холодный пот при виде собственного имени на личной блок-схеме, но Лия не сильно обращая внимание на реакцию собеседника продолжила:
  - Я вставила это в МПОРВ. Мне назвали твое имя, год рождения, какой-то личный номер, и я попала сюда. Насколько я поняла, блок-схему передали мне из твоего будущего, где ты погиб.
  Олинн слушал ее речь с непроницаемым лицом:
  - Хорошо. Значит, тебя прислали меня спасти от смерти. Как вовремя, - он огляделся, - я в этом помещении в первый и в последний раз. Детали ты расскажешь потом. Оружие у тебя?
  - Нет, - торопливо перебила его Лия, - меня никто специально не посылал. Просто мне дали эту блок-схему как сувенир. А воспользоваться ей - это было уже мое решение. - Она покопалась в своей сумке и с осторожностью достала кривую железку.
  - Ладно. Поговорим об этом потом. - Сказал Олинн, жестом указывая убрать все обратно. - Скажи мне, ты не разочаровалась в своем желании помочь мне? Ты была на суде, ты слышала очень многое. Я не скрываю, что я солдат, что я убивал.
  - А, разве ты пошел на суд не для того, чтобы поглазеть на комедию? - Бесхитростно ответила Лия.
  - Я говорю о серьезных вещах. - Он с укоризной посмотрел на нее.
  - Олинн, я тоже, и ты можешь мне доверять. Мое желание помочь тебе было искренним, и я это сделаю. - Лия сделала паузу, собираясь с мыслями. - Мне самой очень страшно, наверно, я еще не осознаю ту ситуацию, в которую я попала, потому что и для меня - ты сейчас единственный знакомый человек, на которого я могу здесь рассчитывать.
  - У нас идет жестокая война. Я убивал людей из-за моих политических взглядов.
  - Хватит. - Прервала его Лия. - Я верю, что ты не хладнокровный убийца. Я не оправдываю тебя. Но, мне, действительно, на данный момент нет никакого дела до твоих взглядов. Я сама не могу разобраться в окружающей обстановке. Столько событий произошло за последние несколько месяцев моей жизни, что я готова верить всем и каждому.
  Олинн улыбнулся.
  - Над этим не стоит смеяться. Когда я расскажу тебе все, тебе захочется плакать!
  - Ладно, - Олинн положил руки ей на плечи, - передвинь кнопку и стань снова невидимой. Мы не можем ничего предпринять до окончания конференции для прессы, и пока все не успокоятся на ночь. Мне нужно отдохнуть, потом еще принесут ужин. Впереди долгая ночь, и я не знаю, где мы ее сегодня проведем.
  - "Я не знаю где, но знаю точно с кем" - подумала Лия.
  Она села в кресло. Олинн подошел к кровати, сел и начал снимать свои сапоги, высокие, отливающие золотом, похожие на ботфорты.
  - Эти сапоги, у вас, что такая мода или рядом непроходимые болота? - удивилась Лия.
  - Нет, это Черный Чер, так называем мы Блэкмора, готовил меня к суду по советам дизайнеров.
  - Ты выглядел великолепно.
  - Спасибо, на это и было рассчитано. - И опять на губах Олинна заиграла таинственная улыбка.
  - А почему золотой пояс? Я его уже на тебе видела в прошлом, там, на Земле, и он категорически не сочетался с твоей земной одеждой.
  - Считай, что он как отличительный знак принадлежности к повстанцам. Ты же уже видела моих друзей - у всех такие пояса. - Он замолчал, раздумывая над тем, что хотелось бы еще сказать. - Ты не удивляйся тому, что я сейчас засну. Я не хочу вызвать в тебе жалость, но я очень сильно устал, а всего лишь пять дней назад меня милостиво вытащили с того света поглядеть еще раз на этот, чтобы я присутствовал на собственном процессе.
  Олинн лег на кровать и укрылся серебристо-серым одеялом. Он заложил руки за голову, закрыл глаза и иногда безмятежно чему-то улыбался во сне.
  "Странный он какой-то, - думала Лия об Олинне, - кажется таким наивным и простодушным, в то же время ускользает от ответа. Складывается впечатление, что он меня проверяет, психологически тестирует". - Лия ужаснулась собственным мыслям. - "Я его практически не знаю, возможно, он меня коварно предаст, но мысль, что я вдруг могу остаться одна, в этом мире, в этом чужом городе, где мне не на кого положиться, нужно гнать поганой метлой, иначе я сейчас разревусь. Я люблю его, он любит меня, мы всегда будем вместе. Он мужчина моей мечты. Он не знает этого сейчас, но узнает потом. Я женщина, которая, жертвуя собой, бросилась его спасать за три девять земель, если в него будут стрелять, я готова грудью закрыть амбразуру. О, Боже, почему во мне сейчас столько сомнений? Я, наверно, жду, что он начнет меня обнимать, целовать, ласково говорить, что любит меня. А он этого не делает, пока, но когда мы выберемся из тюрьмы, он обязательно объяснится в своих чувствах. Я это знаю, и я в это верю. Я дура?".
  Она подошла к его постели и наслаждалась видом спящего. Ее взгляд упал на его руки, его запястья, выглядывающие из-под длинных рукавов рубашки. Левое было перемотано бинтом, а правое, Лия ужаснулась, при виде слегка затянувшихся шрамов от наручников.
  Резкий звонок разбудил ее. Дверь отворилась, и вошли два охранника, которые принесли ужин. Один из них сразу же ушел, а второй потряс Олинна за плечо.
  - Олинн, - обратился он к нему, - я просто не понимаю, как ты можешь так спокойно спать!
  - Который час? - Спросил тот сквозь дрему.
  - Уже около полуночи. Конференция закончилась. Мы принесли тебе ужин. Кстати, хочу предупредить, я видел, как Черный Чер шел по направлению к твоей камере, наверно, он собирается с тобой поговорить.
  - Что ему от меня нужно!? - С Олинна мгновенно слетела его сонливость.
  - Не знаю, но я предупредил. - Ответил охранник, испуганно озираясь.
  - Вы что, - прогремел голос за его спиной, - не слышали запрета на контакт с заключенным. Мы поговорим после, а теперь убирайся отсюда!
  Охранник выбежал из комнаты. Дверь задвинулась за его спиной. Воцарилось молчание, а оба врага уперлись друг в друга взглядами, полными ненависти.
  - Ну, что ты скажешь? Я доволен. - Нарушил молчание Черный Чер, стоявший с удовлетворенным видом, уперев руки в бока. - Я смотрю, ты вывертел камеру слежения, хочешь побыть один? Ты ведь солдат, Олинн, а ведешь себя как мальчишка. На суде ты, конечно, очень убедительно сыграл муки совести, но меня-то ты не обманешь. Ты сделан моими руками, и если кому-то удалось уничтожить часть моего труда, то твоя сущность осталась такой же. Ты - Голем, и это твое имя.
  - Возможно. - Коротко ответил Олинн.
  - Что ты думаешь, о способе твоей казни? По-моему, приговор произвел должный эффект. - Черный Рыцарь начал прохаживаться по комнате.
  - У кого-то очень буйная фантазия, на грани помешательства. Или у тебя или у Диктатора. Однако ты обещал, что меня приговорят к расстрелу, ведь только поэтому я согласился сыграть эту роль. Хочешь завтра посмотреть, как долго я буду гореть?
  - Нет, я сдержу свое обещание. Только завтра утром, перед казнью, я съезжу на планету Земля, скажем, во Францию или в Германию, в 15 или 16 эпоху, подберу подходящего по комплекции человека, сфотографирую его, а потом эти снимки попадут в газету, но только под твоим именем. А тебя мы расстреляем, будь уверен, только потом, когда нам будет нужно.
  Олинн как бы весь сжался и отодвинулся от него:
  - Что ты хочешь этим сказать?
  Черный Рыцарь остановился прямо перед ним:
  - Неужели ты думаешь, что твой любимый Диктатор и твой обожаемый учитель Чер так просто дадут тебе умереть, не получив никакой информации. Ты наивен. Ты не сломался в начале, но у меня было слишком мало времени, а Диктатору нужен был процесс. Мы с тобой договорились, что приговор будет вынесен быстро, но то, что тебя расстреляют на следующий же день - плод твоего собственного домысла.
  - Да, видно, я еще тогда был совсем в плохой форме. - Олинн покачал головой. - Спокойно умереть вы мне не дадите. И что теперь, опять по новой?
  - Конечно! - Улыбнулся Чер. - В твоей голове ценнейшая информация о мятежниках, ваши базы, каналы поступления оружия, а я отправлю эту голову на костер? Ты меня недооцениваешь, я буду беречь тебя, как зеницу ока!
  - Чер, что ты от меня сейчас ждешь? Гневного ответа? Ты сам все прекрасно знаешь, что я никогда не предам того, что дороже мне всего на свете, дороже жизни, и что я никогда не подставлю под удар жизни тех людей, которых считаю своей семьей.
  - Хорошо. - Спокойно ответил Чер. - Во всяком случае, в тебе говорит моя школа, но что ты скажешь завтра, когда за тебя возьмутся другие профессионалы, меня уже не будет рядом, и из тебя выбьют все твои разговоры о благородных целях. Ты будешь умолять о смерти! А сегодня ужинай, отдыхай и думай о себе, мой мальчик!
  Чер зловеще усмехнулся и с силой сжал левое запястье Олинна, но тот казалось, не ощутил этого и спокойно, глядя прямо в глаза Черному Рыцарю, сказал:
  - Ты знаешь, что можешь делать со мной все, что угодно, Чер, это бесполезно, я солдат, твое творение, и мы с тобой прекрасно знаем, какой будет финал. Может быть, сразу убьешь или все-таки решил меня помучить? - С вопросительной улыбкой спросил Олинн.
  - До завтра! - бросил Черный Чер и стремительно вышел из комнаты.
  Затянувшееся молчание первая прервала Лия, в это время Олинн неподвижно сидел, уставившись в пол:
  - Я очень надеюсь, что нас больше не будут беспокоить. А что касается завтрашнего дня, то ты сам сказал, что ночи у вас очень длинные. Завтра Черному Черу, например, может свалиться на голову кирпич. - Лия решила держаться оптимистичной ноты.
  Олинн улыбнулся своим мыслям одними уголками губ и поднял голову. В это время Лия уже хищно смотрела на еду, пододвигая поднос к себе поближе:
  - Олинн, тебя кормят просто по-королевски, как на убой!
  - Лия, ты можешь съесть все, я не голоден.
  Лия погрозила ему пальцем:
  - Какой ты хитрый, ты захотел, чтобы я умерла от ожирения? Будем следовать древней пословице: завтрак съешь сам, обед раздели с другом, а ужин отдай врагу. Будем считать, что это обед, ведь Черный Чер уже ушел!
  
  Олинн, со знанием дела, вырезал лучом оружия, припасенного Лией, стекло и аккуратно приставил его к стене:
  - Теперь возьми ПМП и дотронься вон той стороной до меня, чтобы излучение подействовало и на меня. - Обратился он к Лии.
  Олинн прошел невидимым через световое реле и так же аккуратно вырезал второе стекло.
  Путь был свободен.
  Где-то два часа спустя полусонный Никл Рон работал в своей маленькой фотолаборатории и печатал кадры, отснятые на процессе по делу Олинна Элиента, за которые он надеялся получить какие-либо гроши, потому что нищая газетенка, где он работал, по качеству не тянула и на желтую прессу.
  Из узкой цели аппарата размеренно выплевывались фотографии и ровной стопкой ложились на стол, в то время как Никл, то и дело прикладывался к бутылке. Он, изо всех сил пытаясь увеличить резкость своего мутного взора, разглядывал их, пытаясь отобрать самые лучшие.
  Под утро Никл вломился в кабинет редактора своей газеты с криком "Сенсация!". В воздухе густо запахло алкоголем и клоповником, где обитал Рон. Редактор зажал двумя пальцами нос:
  - Ты пьян, Никл, вон отсюда! - прервал он бессвязную речь своего подчиненного, но на стол белой стаей посыпались фотографии.
  
  На утро испуганный секретарь принес Черному Черу все утренние газеты, которые пестрели статьями о процессе над Олинном: "Убийца", "Суд вынес приговор", "Последний росток мятежного дерева", "Путь на костер", "Таинственная незнакомка. Кто она?". Черный Чер в изумлении склонился над газетой. В ней была напечатана фотография его же собственной персоны, а рядом с ним сияющим призраком сидела эта проклятая девчонка, да еще нагло улыбалась! Под этой фотографией была другая: лицо Лии на экране в зале суда. В конце коротенькой статьи стояла фраза, отпечатанная крупными буквами: "Убийца Олинн или нет?".
  - Проклятие! - Прогремел голос Черного Чера. Он сгреб все бумаги со своего стола и с силой швырнул их на пол. - Он не зря говорил о фотографии!
  Смутное подозрение и тревога чего-то неотвратимого стремительно разрастались в его душе:
  - Где Олинн? Быстро привести его ко мне! - Он кинул газету своему секретарю. - Искать девчонку везде, здесь ее фотография.
  Но в кабинет уже вбежал мертвенно бледный охранник и вытянулся по струнке:
  - Разрешите доложить. Преступник бежал, использовав оружие и ПМП. По нашим сведениям он пока в Городе.
  - Заблокировать все МПОРВ, усилить охрану по периметру, искать их везде! - Бушевал Черный Чер. - Они далеко не уйдут. Имейте в виду: девчонка из прошлого гораздо опаснее беглого преступника. Доставить ее мне живой, а я выясню, кто и зачем послал ее сюда, кто нарушил Высший закон и посягнул на Историю! Эй, подготовьте МПОРВ для пятнадцатой земной эпохи!
  Рапорт о том, что вчера произошла несанкционированная попытка активации МПОРВ, завалялся у него на столе. А длительное объяснение с редакторами газет о том, как нужно писать отклики о процессе над Элиентом помешали Черу просмотреть эту докладную записку. Самая главная деталь - что блок-схема принадлежала Олинну и не была подделкой, заставляла тщательно проанализировать события последнего времени.
  "Если Историю решили изменить какие-то третьи силы, то им что-то не понравилось в будущем, а единственное разумное объяснение этих событий - полная победа Города.
  Представим так, что жизнь Элиента имеет некоторую ценность для этих сил, о чем я давно подозревал. Его выпускают на свободу, но человека, спровоцировавшего события обязаны вернуть обратно, на его место, значит первое - возвращение девчонки. Второе - Олинн, какую бы ценность он не представлял для нас, его необходимо пристрелить на месте, только в этом случае еще как-то возможно остановить эту лавину времени, повернуть историю так, как она и должна была развиваться. А вдруг, этой третьей силой был я? И Олинн, действительно, нужен живым, а не мертвым. Рано или поздно я все равно его поймаю. В этом случае мне, наоборот, нужно сейчас прекратить все поиски. Нет, я бы не стал искать такого сложного варианта, тем более, тащить кого-то из другой эпохи.
  Вывернутая оптика из камеры слежения, его достаточно вялая реакция на собственный проигрыш в нашей сделке. Она уже находилась в этой комнате, но почему он взял эту девчонку с собой? Должен был оставить! Она для него теперь - лишний груз, значит, она сказала что-то такое или сделала, что Олинн принял решение повременить. Любопытство? Глупейшая версия, трезвый расчет, единственное, что им могло двигать. Если так, то она ему пока нужна. Сообщницей? Помощницей? Ну, это в Городе, а вот за его приделы, он точно ее не возьмет. Поимка землянки - всего лишь вопрос времени, потом она сама придет, испуганная, дрожащая, без знания языка в чужом мире.
  У Олинна есть уникальный дар, чему я постоянно удивлялся, как он это делает. Взгляд, легкое касание, и человек, с которым он вступил в контакт готов идти за ним на край света. Особенно на этот трюк были падки женщины, в основном молодые. Поставь Олинн себе такую цель, мог бы собрать войско амазонок, готовых умереть за него. По всей видимости, подобные порывы сдерживались, внушенными ему кем-то, принципами морали, но в той, 20-й эпохе, он оставил себе задел, играючи, просто так. Я даже искренне за него порадовался!"
  Перед Черным Чером стояла неразрешимая дилемма.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"