Хадживатов-Эфрос К.: другие произведения.

Домовой

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

   Константин Хадживатов - Эфрос
  
  
  
  
   Домовой
   /комедия в шести сценах/
  
  
  
  
  
  
  
  
   Действующие лица: Шоропов,
   Шоропова,
   Инна - их дочь,
   Роман - их племянник
  
  
  
  
   2003
  
   Сцена первая
  
  
   /Шоропов у себя дома, листает книгу, одновременно гремит звук телевизора, а за стеной слышен плач ребенка. Шоропову лет 50, он недовоќлен плачем ребенка. Он жует бутерброд и пьет чай из стакана. Шаркает по полу от окна к дверям комнаты. За окном зима. Идет снег. Шоропову груќстно. Заходит Шоропова/
  
   Шоропова /кричит/. Эдик, выключи звук, я тебя прошу! Иначе я выќкину телевизор.
   Шоропов. Так, господи, выкини его и все! В чем дело! Тебя же не волќнует, что я так сосредотачиваюсь. Только постучи соседям, что бы это, то, что плачет, не плакало. Постучи им в стенку и погромче. Я уже сейчас почти поймал свое состояние. А ты вот заходишь, Наденька, и шумишь!
   Шоропова /выключает телевизор/. Ребенка невозможно успокоить, ты же знаешь. Это не радиоприемник, что бы не работать. Это живой человек!
   Шоропов. Мне смешно! Как будто я не понимаю! Но мне очень и очень сложно это слушать. Я эти плачи не переношу!
   Шоропова. Ну, что же убить его? Он иначе не замолчит.
   Шоропов. А почему же они не на даче? Ребенку нужен воздух.
   Шоропова. На улице зима.
   Шоропов. Ах, да! /Пауза./ Я не могу работать! Пусть все летит прахом, я не могу! /Ложиться на диван./
   Шоропова. Ты хочешь еще чая?
   Шоропов. Где-то у меня была здесь веревка.
   Шоропова. Я ее уже лет как десять выкинула.
   Шоропов. И кто тебя просил?
   Шоропова. Это же все-таки твой внук.
   Шоропов. Я никогда не хотел, что бы она его приводила сюда. Пусть едут.
   Шоропова. Тебе надо быть терпеливее.
   Шоропов. А если я ненавижу.
   Шоропова. Значит, перебори себя. Заставь. Значит, стань сам моложе и пойми, что дочери некуда деться.
   Шоропов. Мне этого не понять. Я не могу совсем теперь работать.
   Шоропова. Хочешь, я тебе помогу?
   Шоропов. Хочу. Но как?
   /Плач ребенка./
  Это подло мешать отцу! Подло заводить свои порядки! Я уважаемый человек. Я жизнь положил к ее ногам. А она мне внука принесла. Я не прощу ослушаќния!
   Шоропова. Тебе надо бы подстричь ногти.
   Шоропов. Я не могу найти то слово. Не могу его найти. Как я разгадаю эту головоломку?
   /Показывает Шороповой газету./
   Шоропова /разглядывает слово/. Я не знаю что это.
   Шоропов. Любой кроссворд для тебя дремучий лес!
   Шоропова. Я растила дочь.
   Шоропов. А я ездил... Я строил. А теперь никому не нужен. Даже внуку. Который мешает моей голове разгадать это слово.
   Шоропова. Может быть, поспишь.
   Шоропов. Куда там! Заело. Пока не найду ответа, не засну. /Ходит./
   Шоропова. Я принесу тебе печенья.
   Шоропов. Она когда-нибудь уедет?
   Шоропова. Ты должен ее простить.
   Шоропов. Я эту квартиру своими руками...
   Шоропова. Она твоя дочь! /Уходит из комнаты./
   Шоропов /кричит/. Дайте покой людям! Уймите дитя! Накормите его или усыпите! И чтоб я увидел, наконец, твоего мужа! Что бы он пришел и изќвинился за все, что он сделал. И что бы я мог заниматься своими делами всеќгда, когда хочу, а не тогда, когда уснет твой сын!
   /Заходит Инна./
   Инна. Папа, ты так громко кричишь, что Петенька испугался и затих. Зачем ты кричишь, папа?
   Шоропов. Выйди отсюда.
   Инна. Папа, мы должны закончить навсегда наши разногласия.
   Шоропов. Выйди отсюда! Я с тобой не разговариваю. /Пауза./ Как скучно на все это смотреть! Как мерзко осознавать, что рядом живут люди паразиты.
   Инна. А что ты бесишься-то?
   Шоропов. Они еще о чем-то там говорят! Ха-ха! Не мешайте мне дуќмать. Если сами не умеете, так другим дайте. Дайте думать!
   Инна. Ты сам виноват.
   Шоропов /кричит/. Шоропова, уведи отсюда напоминание о своем бесќстыдстве!
   Инна. Как ты можешь выгонять родного человека?
   Шоропов. Я глухой! Я проколол уши! /Пауза./ На посмотри. /Дает Инне газету./ Может твои мозги почище.
   Инна /после паузы/. Я никогда не умела разгадывать.
   Шоропов. А что вы умеете-то? Только вот это. Кому мы страну отдаем в руки. Пустым, малообразованным куклам. Когда твой негодяй, наконец, объявится? Я желаю его отчитать!
   Инна. Папа, сколько можно? У меня тоже есть больное сердце! Переќстань мне напоминать!
   Шоропов. Я тебя просил не заходить в мою комнату?
   Инна. Ты же знаешь, как мне тяжело одной.
   Шоропов. Поэтому надо врываться сюда?
   Инна. Если бы не твои упреки, Игорь никогда бы не ушел.
   Шоропов. А кто это такой?
   Инна. Папа!
   Шоропов. А! Его вот так зовут, оказывается! Видишь, даже не запомќнил. Промелькнул он тут как-то, я его и не разглядел толком. Значит, испуќгался навечно.
   Инна. Папа!
   Шоропов. Что, папа!? Папа человек с большой буквы! У него и мысли не было у твоего папы маму бросать с ребенком. Он пахал, чтоб ты.... Ай, даже тошно продолжать. Попрошу тебя сюда больше не являться. Это мой личный кабинет. И я не желаю. /Пауза./ Чего Петька у тебя так заливается? Болит что ли у него что?
   Инна. Не знаю.
   Шоропов. Не знаю! А кто должен знать!? Тоже мне родительница! К врачу снеси. Пусть осмотрит. Сделай хоть что-нибудь полезное. О, как вы все меня доводите! Ждете, не дождетесь, чтоб я поскорее на тот свет слег!
   Инна. Папа, это не честно! Это жестоко! Никто о таком даже не думает.
   Шоропов. Ну, так что? Игорь твой, значит, не вернется?
   Инна. Нет.
   Шоропов. Ну и правильно. Я вообще мечтаю один остаться. Что бы убќрались вы с матерью куда подальше и не висели здесь у меня перед носом. Мне необходимо пожить одному. Что бы совсем вас не возненавидеть. Это же, сколько лет вместе? И все вы, да вы. Вас так много. Теперь еще больше. Хорошо хоть твой Игорь меня понял. /Кричит./ Одиночества хочу! И чтоб долго! И чтоб не смели даже заходить. /Пауза./ Вот жизнь-то прошла, я ее даже по-настоящему-то и не почувствовал. Сколько всего вокруг. Столько оказывается, хотелось! Вот скажи, почему я должен терпеть? Почему я долќжен сдерживаться, если мне не нравится так жить?
   Инна. Папа! Папа, ты что-то плохое говоришь! Я сейчас заплачу!
   Шоропов. Может мне самому уйти? /Пауза./ У тебя измученный вид. Наверно ночами не спишь. А спать надо. Мы около тебя тоже дежурили, тоже не высыпались. Но никому не мешали. И вообще я твоего крика в детстве наќслушался и мне хватит. Я не хочу больше слушать. Пусть не плачет. Поќнятно?
   Инна. Ты, собственно меня выгоняешь? Я так понимаю. /Пауза./ Скажи прямо, папа.
   Шоропов. Я в своей квартире сам себе не принадлежу. Вы тут вытвоќряете, что хотите, а мне не дыхнуть. Так сколько ж можно.
   Инна /выходя из комнаты/. Я поняла, папа, поняла! /уходит./
   Шоропов. А я не понял! /Включает громко телевизор. Через секунду опять слышен плачь ребенка. Заходит Шоропова./
   Шоропова /громко/. Нам уже в дверь звонят из-за твоего телевизора. Ты соседям мешаешь.
   /Шоропов отмахивается, уткнувшись в газету. Шоропова ухоќдит, через паузу возвращается, подходит к Шоропову, выключает телевиќзор./
   Шоропов. Какого черта!
   Шоропова. Там Роман приехал.
   Шоропов. Какого черта! Какой еще к лешему Роман!?
   Шоропова. Мой племянник. Говори, пожалуйста, потише.
   Шоропов /чуть тише/. Что ты от меня хочешь? Мне идти обниматься? Я его в глаза не знаю. Дайте додумать!
   Шоропова. Роман приехал издалека. Выйди, поздоровайся.
   Шоропов. Если он хочет, пусть сам здоровается.
   /Заходит Роман./
   Роман. Доброй ночи, дядя Эдик.
   Шоропов /не глядя/. Здрасте.
   /Пауза./
   Шоропова. Ромочка, ты голодный наверно?
   Шоропов. А как же! С такого мороза, да сытый! Ты откуда и куда?
   Роман. Да я не надолго. Я до лета. Пока поработаю, а потом в институт. Я тоже, как и вы хочу. Потому прямо к вам. Мать сказала, вы поможете с раќботой. Вы же поможете? Вот я к вам. Мы же родственники?
   Шоропов. Родственники. И что дальше?
   Роман. Ну, я не знаю. Как получится. Вообще-то мои тоже переезжать сюда собираются. У нас же рабочих мест-то не хватает. Мама сказала, что меня тетя Надя приютит. Мы же родственники. Они-то месяца через два пеќреедут.
   Шоропов. Оригинально!
   Шоропова. А что же мать письмо-то не написала.
   Шоропов. Можно было и позвонить.
   Шоропова. Мы бы встретили.
   Роман. Да, это точно, а то я заблудился. Проплутал. Вон аж к ночи наќшел-то.
   Шоропов. Можно было сначала позвонить, договориться. Может быть у нас сложности.
   Роман. Да какие у вас тут сложности. Мать сказала - комнаты у вас три. Так я тихий, вы не тревожьтесь. Мне бы работу. Вот когда они переедут, тоќгда да, пока еще квартиру купим. Надо ж заработать. Там-то продадим, так у вас же жилье дороже. Да к тому же мы же родственники. Мы бы вас с удоќвольствием встретили бы. Серьезно, не вру.
   /Пауза./
   Шоропов. Надя, мы в каком году познакомились?
   Шоропова. В восьмидесятом.
   Шоропов. Надо же, а уже и забыл. Правда, сестру твою помню на свадьбе. Помню. Вы совсем не похожи друг на друга.
   Роман. Я на мать похож.
   Шоропова. Иди, Рома на кухню, я тебя сейчас покормлю.
   Роман. У меня там варенье, огурцы. Я выложу или что?
   Шоропов. Тебе сколько лет, племянничек?
   Роман. Скоро восемнадцать. Надо успеть в институт-то.
   Шоропов. Почему вам дома не сидится? Почем вот я никуда не еду? И желания у меня такого нет.
   Шоропова. Рома, иди.
   /Роман уходит./
   Можно не при нем недовольство проявлять!?
   Шоропов. А при ком? Еще не хватало! Что же это гостиница что ли? Колхоз! Понаедут! Где я дышать буду!
   Шоропова. Люди могут жить где угодно! /Пауза./ Я сама в шоке.
   /Пауза./
   Шоропов. За что же мне такое счастье?
   /В комнату заглядывает Роман./
   Роман. Простите, тетя Надя, я кажется, кран в раковине сорвал. Вода полилась!
   /Резко уходит свет. Конец первой сцены./
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сцена вторая
  
   /Утро следующего дня. Комната Инны. Детская кроватка, в ней спит сын. Инна собирает вещи. Роман сидит в комнате в кресле./
  
   Роман. Твой папа, сестренка, не любит людей. Он некрасиво с ними разќговаривает. Он злобный. Я вот матери все расскажу про него. А ты хорошая. Только ты меня вчера защищала от его визга. Скажу честно, жалко, что мы братья и сестры. Я бы тебя, ну сама понимаешь... Интересная ты девушка.
   Инна. Я просто не люблю, когда отец такой, когда он всех обвиняет во всех грехах. Когда он сам виноват, что ему скучно.
   Роман. Не уезжай, а? Кто меня защитит?
   Инна. Он и тебя скоро выгонит, так, что не беспокойся. Он всех выгоќнит, и будет решать свои кроссворды.
   Роман. А ты все равно не уезжай, а! Что там твои подруги, тоже ненаќдолго, дальше-то что? Вот я, например, вот хоть меня с пулеметом не выстаќвишь, если я что-то решил для себя. А я решил, раз места достаточно, то родќственники должны уплотниться. Ничего, мне бы до приезда матери дожить, а там она поставит его на места. У меня папаша тихий.
   Инна. Ты серьезно?
   Роман. А что? Я - нахал! Я конечно в лицо ему ничего не скажу, на это мамаша есть. Но меня с места не сдвинешь!
   Инна /смеется/. Бедный папа! Хотя, может так лучше. Все-таки он обиќжает меня.
   Роман. Это сразу видно. /Паузу./ Вообще-то у вас тут хорошо, уютќненько. Чистенько. Только невесело. /Пауза./ А я кран специально сорвал. Вижу же все. Что ж я дурак, что бы не заметить, как меня встретили. Вот взял и отомстил. В следующий раз еще что-нибудь придумаю. Правильно сестра!?
   Инна. Я так не умею. Мне его все же жалко.
   Роман. Так он же твой. Мне своего тоже жалко. Я с матерью ругаюсь из-за папки. Она его прямо мучает. А у вас наоборот. /Пауза./ Ничего обустќроимся. Родственники ведь.
   /Пауза./
   Инна. Он моему Игорю простить не может внука. Мы, видишь ли, без разрешения рожали. Надо было с ним договариваться, когда мне рожать.
   Роман. Вот оно что? А я смотрю, где же твой мужик? Нет мужика! Ох, ты!
   /Пауза./
   Инна. А Игорь что, взял и ушел. Когда каждый день мозги пробивают, да еще за что!? За ребенка! Какой нормальный человек выдержит? Вот я и одна. И Игорь тоже уехал, даже письма не напишет.
   Роман. Жалко мне тебя. А мать что говорит?
   Инна. Она как-то пытается наладить мои отношения с отцом, но это бесполезно! Я ведь его всегда слушалась. А рожать решила, не спросила. Осќлушалась. Нарушила - наказана! Нет прощения мне!
   Роман. Дурацкая история. Но что сделаешь!? Может со временем проќстит. Наверно и вправду лучше уехать. Заскучает, заскучает и позовет! Дочка, внук, эй, где вы!?
   Инна. Ты смеешься! Тебе еще и смешно? Замечательно!
   Роман. Я то что!? Я стараюсь тебя поддержать. Я стараюсь понять вас. Чтобы было как лучше. Мне же здесь еще и жить. Это ты уходишь. Просто я бы себя в такой ситуации по-другому бы вел.
   Инна. Да? И как же? В лицо вцепился бы? Исцарапал? Ну, как бы ты сделал?
   Роман. Я бы его уговорил. Просто по-родственному. Зачем морды-то бить? Это всяк умеет. Тут уметь нечего. Взял и треснул. А ты попробуй, угоќвори. Когда тебя не слышат.
   Инна. Я пробовала, у меня не получается.
   Роман. А у меня получилось бы. Потому что я проще бы сказал, что, вот я есть, и хрен ты меня сдвинешь. И глухой бы стал и ни слова бы. Как стена и пусть бы попробовал... Ничего не вижу, никого не знаю, и не узнаю. Хоть гоќловой стучи, хоть милицию зови! Я есть и все тут! Вот так надо разговаривать с папой. /Пауза./ Чего-нибудь ему передать вечером-то.
   Инна. Нет.
   Роман. Это правильно. Вдруг вспомнит, что кого-то не хватает! Да?
   Инна. Ты очень жестокий, братик!
   Роман. Я честный! Не люблю вот эти ваши: "простите", "извините". Как считаю, так и говорю. Меня так мать учила. Я с детства прямой. Обидеть могу, это правда, но зато исподтишка никакой гадости. А то вон улыбаются, притворяются. А сами что?
   Инна. А сами никого не любят.
   Роман. Во! В точку!
   /Пауза./
   Инна. Я ему просто позволяла так себя вести со мной. А теперь ни за что!
   Роман. Правильно.
   Инна. Никуда я не уеду!
   Роман /после паузы/. Не понял.
   Инна. Это и моя квартира. Останусь и не уйду!
   Роман. А! /Пауза./ А он с работы придет, ругаться будет.
   Инна. Ну и что?
   Роман. Нет, ничего. Просто странно. То уходишь, то не уходишь. Не понятно как-то. Где стержень-то?
   Инна. Я ему докажу, что я тоже с характером.
   Роман. Характер это конечно хорошо. Только зачем место-то занимать? И так шумно от тебя. Я вот полночи не спал от плача этого вот. А когда рабоќтать пойду, он вообще мешать будет. Мне же рано вставать надо. А тут писки, крики. А!?
   Инна. Ты чего, Рома? Ты же в гостях.
   Роман. Я сказал - я человек прямой. Я в будущее заглядываю. И что это скажи за жизнь с грудным ребенком через стенку. Я может быть покоя хочу, а тут не останавливаемый плач.
   Инна. Ты давай, убирайся давай из не своей комнаты! Иди, иди, не сиди тут!
   Роман. А мне тут удобно.
   Инна. А мне не удобно!
   Роман. И что с того? Кто тебя слушать будет, мямля! Мне кстати для жилья эта комната больше нравится. Здесь светлее. Поняла?
   Инна. Именно так?
   Роман. Ага. А что?
   Инна. А тебе не кажется...
   Роман. Не-а. Не кажется.
   Инна. Это же хамство!
   Роман. Вот еще! Это так, борьба мнений. Способ выживания.
   Инна. Выживания. Я родителям поведаю об этом способе.
   Роман. Я буду все отрицать. Скажу, что наговариваешь. Мне поверят. С тобой тут не считаются. А меня поймут. Сама посуди, я приехал, у тебе конќфликт, я еще тут под ногами. Во проблема! Решила меня оболгать. По-всяќкому можно повернуть, знаешь ли.
   Инна. Интересно, каковы же твои намерения в дальнейшем?
   Роман. Тебе могу сказать, потому что ты не предашь. /Паузу./ Хочу заќнять чужое место и сделать его своим. Кстати, я очень откровенен, а это плохо. Хочу, знаешь ли, все иметь что надо, хочу сразу, чтоб времени не траќтить. Хочу сейчас. А здесь мне нравится
   Инна. Да кто же тебе это все отдаст?
   Роман. Да вы же и отдадите. /Пауза./ Поживешь в наших условиях, поймешь, как надо отрывать с руками. По секрету говорю тебе, это все теперь только мое, а вы временные. Уезжай, а!
   /Пауза./
   Инна. Ты идиот?
   Роман. Нет.
   Инна. Но есть же законы.
   Роман. Да я же никого убивать-то не собираюсь. Я как в революцию, забираю лишнее, а что лишнее я решаю сам.
   Инна. Прямо страшно.
   Роман. Так всегда, Инночка, сначала не верится, а потом удивляешься, что все именно так. Делиться нужно. И придется. Потому что, кто победил в бою, того и добыча.
   Инна. Ты очень умный, Ромочка!
   Роман. А тебе ведь страшно! Значит, понимаешь, насколько я опасен.
   Инна. Ты опасен? /Хохочет./ Да ты сегодня вечером вылетишь отсюда. Родственничек!
   Роман. Вылетишь - ты! /Пауза./ И вообще, мне надоело разглагольстќвовать. И ты мне по горло уже, вот где! Я ведь могу спровоцировать все что угодно. Вот, смотри! /Берет с дивана пакет с колготками, вытаскивает их и обкручивает вокруг своей шеи и душит себя./ Мне задохнуться ничего не стоит. И тебя посадят. Довела!
   Инна /поддается, срывает с него колготки/. Я поняла, не надо покаќзухи, поняла я!
   Роман. Я -то выживу... Я-то смогу потом показать, кто меня душил, реќзал, стрелял, сбрасывал с крыши, топил в ванной, толкал под машину.
   Инна. Я ухожу. Только не надо никаких таких страстей. Я найду способ с тобой разобраться.
   Роман. К твоему сожалению, это невозможно. Некому за тебя застуќпиться. /Пауза./ Хочешь еще чуток правды? Вы все удобно живете, а мы отќтуда должны локти кусать, да облизываться, как тут у вас. Мы же все видим, телевизор смотрим. Ничего честно не делается. Мы этому учимся. Мы научиќлись. Не такие уже лопухи. У меня тоже есть мать и отец. А чего они видели в жизни? Кроме проходной. Да и та теперь не работает. А я так не хочу. У меня другой план. И в этом плане вы встаете на мое место. Насмотрелся я спасибо! По головам я лучше пойду. А вы же родственники, должны понять, что теќперь наша очередь жить! /Паузу./ Кстати сынишка твой спит себе и спит. Что это с ним? Дышит ли?
   Инна /осматривает кроватку/. Полнейший бред! Кто бы слышал. Явился победитель! /Собирает вещи./ Я потом долго буду смеяться над твоим итогом. Получишь ты сполна!
   Роман. Уже уходишь? Странно. Так хорошо говорили. Жалко. Ну, ладно. Ты позванивай, вдруг что переменится, вдруг папа тебя назад кликќнет... из темноты. Не стесняйся, я же не зверь. Должны деды и внуки встреќчаться иногда хотя бы.
   Инна. Я поражаюсь твоей наивности.
   Роман. О, я классный экспериментатор! Не обижайся, это все проходяќщее. Тебе ли не радоваться свободе от папы. От его злости и непонимания.
   Инна. А кормить-то меня кто будет?
   Роман. Найдутся добрые люди, помогут. Вот я нашел, например, теперь ты ищи.
   Инна. А вот никуда я не денусь, понял!? Не получишь ты этой комнаты! Я здесь жила и буду жить, понял!? Дверь закрой, подлец!
   Роман /смеется/. Тихо, тихо! Все же в порядке. Пока! Пока все норќмально. А потом.... /Идет к двери./ Посмотрим - поглядим. Только запомни, я тебе ничего не говорил, а то знаешь, всякое со мной может случиться.
   Инна. Да сегодня же вечером и случится! Молчать я не буду!
  
   /Роман, хохоча, уходит из комнаты. Инна садится на диван и плачет./
   Уходит свет. Конец сцены./
  
  
   Сцена третья
  
   /Комната Шоропова. Вечер. Шоропов ругается с Шороповой./
  
   Шоропов. У меня есть право. Право на свободу от всякой дряни.
   Шоропова. Ты называешь дрянью нашу дочь?
   Шоропов. Их много всяких дряней вокруг. И она в частности, и племянќничек твой кстати.
   Шоропова. И твой кстати.
   Шоропов. Когда вы все провалитесь к черту под землю.
   Шоропова. Ты послушай, что ты говоришь! О ком! И как ты это делаќешь!? Как ты смеешь это делать!?
   Шоропов. Почему вот вы родные мне люди считаете, что можете наруќшать мой покой, надоедать мне вечно. А не один посторонний чужой человек так не считает. Почему незнакомые люди не лезут ко мне со всякой бессмысќлицей? Почему они не пристают? А близкие лезут и лезут и не отстают! Каќкого черта? Я что вам еще что-то должен? Я уже все вам отдал. И молодость, и деньги, и сердце. Я вас вырастил, обеспечил. Отстаньте, а!?
   /Пауза. Шоропова уходит из комнаты./
  Ведь вот двадцать лет одна и та же жизнь!
   /Из шкафа вылезает Роман./
   Роман. Дядя Эдик, мне так вас жалко, что плакать хочется. Ведь вы же святой человек! Если бы у меня такой отец был, я бы его на руках носил. Но вас все здесь не понимают и никогда не понимали.
   Шоропов. Ты что в шкафу делал?
   /Пауза./
   Роман. Прятался.
   Шоропов. Прятался?
   Роман. Мне страшно, понимаете. Я иногда прячусь. Это нервное. И не проходит. Я вдруг испугаюсь и прячусь. Я люблю в шкафу прятаться. Я там сижу и жду.
   Шоропов. Чего ж ты там ждешь?
   Роман. Когда страх уйдет. А он такой прилипчивый.
   Шоропов /проверяя шкаф/. Может тебе в шкафу пожить, а?
   Роман. Не надо в шкафу... Шкаф явление временное. Я хочу рядом с вами жить. Я хочу вас только видеть. Вы для меня пример стойкости и челоќвечности.
   /Пауза./
   Шоропов. Дурнее чуши я не слышал.
   Роман. Только не наговаривайте на себя. Вы же мизинца их не стоите. Ой, наоборот! И потом ваша тонкая организация психики.
   Шоропов. Ты где таких слов нахватался.
   Роман. Вы думаете, что я тупой? Что я ничего не знаю, не понимаю. А я, кстати, защищал вас перед вашей же дочерью, которая не стеснялась в выќражениях при мне. Я был за вас! Я ей ответил!
   Шоропов. Мне все равно, что она обо мне думает. Ее для меня нет больше!
   Роман. Но мне-то не все равно. Я к вам расположен и полюбил. Как папу, а папу принято защищать.
   Шоропов. Спасибо.
   Роман. А мне не надо благодарности. Я от всей души. Я и в следующий раз за вас буду.
   Шоропов. Ты в шкаф мой больше не залезай, хорошо.
   Роман. Я бы с удовольствием, но в тот самый момент могу не сообраќзить и залезть автоматически. Понимаете меня?
   Шоропов. А ты постарайся сюда просто не заходить. Чего тебе места мало?
   Роман. А у вас здесь очень интересно. И телевизор только в вашей комќнате. А я телевизор люблю. /Пауза./ Вам же приятно, что мне здесь интеќресно, а не там?
   Шоропов. Ничего мне не приятно!
   Роман. Мне нравится, что вы честный. Другой бы изобразил радость. А вы не врете.
   Шоропов. Чего тебе от меня надо, Рома?
   Роман. Да ничего. Я просто посижу. Вы делайте, что хотите.
   /Пауза./
   Шоропов. Я бы один хотел.
   Роман. Я понимаю ваши чувства. Я бы тоже хотел. А ведь вам ваша родня жить не дает, так?
   Шоропов. Ну?
   Роман. И это безобразие, правда?
   Шоропов. Ну?
   Роман. Что-то ведь надо делать.
   Шоропов. Да ничего не надо делать. Я хочу один побыть в своем кабиќнете.
   Роман. И это правильно. На то он и кабинет. А ведь вас фактически лиќшают этой возможности. То жена, то дочь. Так?
   Шоропов. Ну, так! И что?
   Роман. Ничего. Я факт констатирую. Смотреть на это больно! Я бы на вашем месте спрятался. Потому что страшно. Уехать вам надо куда-нибудь. И пусть ищут.
   Шоропов. Зачем искать-то?
   Роман. Ну, все-таки приятно, что нервничают.
   Шоропов. Да ничего мне не приятно. Не надо меня искать. Я никуда не еду.
   Роман. А вы не зарекайтесь. Потому как вы же не можете разных-то там выставлять за дверь. Это не порядочно. Вы же хороший человек. Значит надо уезжать от них, что б не лезли.
   Шоропов. Что ты выдумываешь глупости всякие?
   Роман. Помочь я хочу в вашей муке. Помочь и спасти. Вы мне дороги. Хоть вам я и не нужен вовсе. Хоть вы терпеть не можете меня. Но я не смотрю на это, потому что, что я такое по сравнению с вами.
   Шоропов. Рома.
   Роман. Да.
   Шоропов. Рома, ты в порядке вообще? Не ударился, а? Эти твои откроќвения меня пугают.
   Роман. Ну, ударялся и что? Чувствую я себя хорошо. Главное, что б вас было спокойно. А покоя вам здесь не дадут. У вас есть куда уехать?
   Шоропов. Уехать? Уехать всегда есть куда. Уехать и не приехать.
   /Пауза./
   Роман. Зато как ценно ваше исчезновение без слов и прощаний. Вот шум-то подымится.
   Шоропов. без прощания это хорошо. То есть просто пропасть.
   Роман. Ну.
   Шоропов. Хитро. Долго думал?
   Роман. Это в моем стиле. Вам будет очень хорошо.
   /Пауза./
   Шоропов. Не понимаю твоего дурацкого рвения.
   Роман. Я такой человек, который все отдаст ради ближнего своего!
   Шоропов. Дочь, говоришь, гадости говорила?
   Роман. Говорила.
   Шоропов. Ну, это ей так не пройдет! За это ей воздастся! Я ей сейчас покажу!
   Роман. Сейчас-то зачем?
   Шоропов /кричит/. Эй, Мадонна с младенцем! Соседка! /Стучит в стену, сразу начинает плакать ребенок./ Во, детеныш заквакал! Иди сюда, мамаша-одиночка!
   /Входит Инна, за ней заглядывает Шоропова./
  /Шороповой./ Тебя не звали! /Шоропова уходит./ Ну, доченька, как жиќвется?
   Инна. Замечательно, папочка!
   Шоропов. Я тут многое узнал.
   Инна. И что же ты узнал?
   Шоропов. Вот, молодой человек поведал.
   Инна. Да? И что же он поведал?
   Шоропов. Что ты меня по-всякому обзывала.
   Инна. Да ну! Ни разу не слышала.
   Шоропов. Не слышала?
   Инна. Нет. Не случалось как-то.
   Шоропов. А вот юноша слышал.
   Инна. О, молодец, какой! Какой прекрасный юноша!
   Шоропов. Ты мне прекрати театральное представление! Это тебе не игра! Если ты посмела про отца мерзости говорить, а тем более думать, то не жить тебе под моей крышей! Ты и так все, что могла, нарушила.
   Инна. А вы не хотите, молодой человек, рассказать моему отцу про ваш план? Не хотите правду сказать о том, что вы желаете эту квартиру захватить в свое пользование, в нас всех выгнать?
   Роман. Что только от злобы люди не скажут.
   Шоропов. Инна, ты бы хотя бы следила за мыслями. Городишь полќнейший бред. Как он такое может?
   Инна. Он мне об этом сказал.
   Роман. Сама посуди, если бы я так хотел, разве ж я сказал бы?
   Шоропов. Вот это логично. Ты уже совсем спятила. Настраиваешь меня против родственников. Ну, давай что-нибудь плохое про мать теперь.
   Роман. Может быть не надо. Это же больно слушать.
   Инна. Ты мне не веришь, папа?
   Шоропов. Тебе!? Нет. После всего сказанного, путь тебе отсюда, куда хочешь. Даю на сборы час. Звони, кому хочешь, и пошла вон!
   Инна. Мне легче, я уйду. Чтобы не видеть того, что будет. Позовешь еще! Поблагодари свою ненависть, когда выть будешь!
   Шоропов. Да как ты смеешь! Навсегда! С глаз долой!
   /Заглядывает Шоропова./
   Шоропова. Эдик, остановись!
   Шоропов. Закрой дверь! Прекратите меня терроризировать! /Инне./ Уходи сейчас же!
   /Инна уходит. Шоропова хлопает дверью, потом опять заходит в комнату./
   Шоропова. Эдик, она не может уйти!
   Шоропов. Не твое дело. Твое дело котлеты.
   Шоропова. Эдик, я уйду с ней.
   Шоропов. И поживее!
   Шоропова. Рома, ну скажи что-нибудь! Останови этот скандал! Ты же один нормальный человек!
   Шоропов. Не ему решать! А мне!
   Роман /вдруг/. надо остановиться и сосчитать до десяти. Мне кажется, вы дядя переборщили. Выгонять человека на ночь глядя нельзя.
   Шоропова. Господи, спасибо за светлые мысли!
   /Пауза./
   Шоропов. Понимаешь, Ромочка, если не сейчас, то когда? Когда мне это сделать?
   Роман. Не правильно это, не по-людски. Надо по-другому.
   Шоропов. По-другому, это значит мне уходить?
   Роман. Ну, наверно. Хотя, я не знаю. Решайте сами.
   /Пауза./
   Шоропов. Хорошо, оставим все на своих местах. Пусть остается. Пусть только посмеет хоть слово сказать. Иди Шоропова, передай ей. И еще, никоќгда сюда не заходите. Кроме него. Если что-нибудь надо, только через него. Понятно?
   /Шоропова уходит. Плач ребенка замолкает./
  Слушай, племянничек, ты умеешь в шашки играть? Нет, лучше в шахматы. /Достает доску./ Садись.
   Роман. Я не очень. Только правила знаю.
   Шоропов. Через неделю будешь асом. Сегодня играем двадцать четыре партии. Надо только чаю заказать. Сходи, а?
   /Роман уходит из комнаты, через некоторое время возвращаќется, за ним заглядывает плачущая Шоропова./
   Ну, что там у вас?
   Роман. Да уехала она, сбежала. Вот тетя говорит.
   /Пауза./
   Шоропов. Закрой дверь, Шоропова, не мешай!
  
   /Уходит свет. Конец сцены./
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сцена четвертая
  
   /Роман и Шоропов играют в гостиной в шахматы. Большой обеќденный стол, шкафы, ковры, картины. Красиво.
  
   Шоропов. Это какая по счету?
   Роман. Триста девяносто восьмая. Триста девяносто семь - ноль.
   Шоропов. Если бы на деньги играли, ты бы братец без штанов остался.
   Роман. Только не надо дядя свое превосходство выражать. и так поќнятно, что я не умею играть.
   Шоропов. Знаешь, я вот думаю, как хорошо иметь свой дом, особенно зимой. За окнами мороз, а у нас батареи греют. И вот мы с тобой режемся в шахматы.
   Роман. Вы, дядя, просто романтик. Как так интересно ваши поживают?
   Шоропов. Но я же, в общем-то, если подумать, их не выгонял. Я попыќтался, было, да потом отменил.
   Роман. Ну, конечно, они сами ушли.
   Шоропов. Ушли, значит, хотели уйти, да?
   Роман. Ваш ход.
   Шоропов. Сделаем перерыв. /Задумывается. Пауза./ В конечном итоге, кто прав? Я прав. Как ты думаешь?
   Роман. Проиграйте хоть одну? Мне же обидно. У меня интерес пропаќдет.
   Шоропов. Не люблю я проигрывать.
   Роман. А я люблю? Вам-то легко. А мне каково? На улицу что ли идти?
   Шоропов. Ну и пойдешь. Еще две партии и пойдешь. Как договорились. Если конечно хоть одну не выиграешь.
   Роман. Я думал это шутка.
   Шоропов. Ты думал, что выиграешь. Я и сам так думал, когда обговаќривал условия. Но сейчас прямо смотрю, скоро тоже на морозец побежишь. Предлагаю ехать к моим, на дачу. Там хоть печка есть.
   Роман. Проиграйте, а? Вам же скучно будет без меня.
   Шоропов. Правила есть правила.
   Роман. Тогда я больше играть не буду. Я не хочу уходить.
   Шоропов. А это уже не честно. Если ты мужчина - соблюдай свое слово. Кстати, очередной вам мат!
   Роман. Что же вы сразу не сказали? Зачем перерыв брали? Поиздеќваться, да?
   Шоропов. Отдохнуть, подумать. Ну что тут поделаешь, если мат. Я-то ни при чем, это ты зеваешь фигуры. Расставлять?
   Роман. Я устал, дядя Эдик. Все равно проиграю. Я лучше собираться буду. Да поеду сразу на дачу.
   Шоропов. Ага, совсем сдаешься! Ну что же, как хочешь. Препятствоќвать не буду. Сейчас объясню, как дорогу найти.
   Роман. Не надо! Сам разберусь, без вашей помощи.
   Шоропов. Ну, все, свобода, слава Богу!
   /Шоропов уходит в свою комнату. Пауза./
   Роман. Ладно, дядя Эдик, я решил продолжить. Я расставляю фигуры. /Расставляет фигуры на доске./
   Шоропов /возвращается в гостиную/. Ну-ну, дорогой друг! Продолќжим.
   /Играют. Пауза. Шоропов вдруг быстро проигрывает./
  Эй, эй! Я не понял! Ну-ка, вернем-ка ходы. Мне кажется, ты где-то сжульниќчал!
   Роман. Я? Да как у вас совести-то хватает, так думать!? Умейте проигќрывать!
   /Пауза./
   Шоропов. Так, еще одну.
   Роман. А смысл-то? Все равно я остаюсь.
   Шоропов. Еще одну!
   Роман. Расставляйте.
   /Расставляют. Играют./
  Вот видите, как все обернулось. Думали-думали, надеялись-надеялись! И в одну минуту все надежды в прах.
   Шоропов. Да, Господи! Одну из четырехсот партий и годовалый младеќнец выиграет.
   Роман. А вы ходите, ходите.
   Шоропов. Да я-то хожу. Уже до мата не далеко.
   Роман. Ну, это, смотря кому.
   Шоропов. Так-так. Надо поразмышлять. Ты как-то странно играть стал. Ты так не играл.
   Роман. Видимо научился.
   Шоропов. Вот тебе раз! Ни с того ни с сего и научился. А я вот так схожу
   Роман. А я так.
   Шоропов. То есть?
   Роман. Вот-вот.
   Шоропов. Ну, знаешь! Это уже слишком! Мат что ли?
   Роман. Сами видите.
   Шоропов. Ты умел и раньше играть в эту игру. Зачем было притвоќряться, а?
   Роман. Еще?
   Шоропов. Зачем обманывал?
   Роман. Я же вас повеселил? А? Повеселил?
   Шоропов. Ты меня обидел. Я думал тебе помочь, а ты исподтишка.
   Роман. Да это же шутка.
   Шоропов. Двухнедельная? Откуда только терпение.
   Роман. Так ведь весь интерес-то в этом. Чтобы до конца дошутить.
   Шоропов /хохочет/. Дошутил? А теперь моя очередь. /Пауза./ Подќдался я тебе, братец. Разыграл. Что б не уходил ты.
   Роман. Ну, конечно выкручивайтесь, выкручивайтесь. Я же видел, как вы обалдели от моих ходов.
   Шоропов. Ну, говорю, поддался.
   Роман. Ладно, давайте внеплановую сыграем. Без поддавков.
   Шоропов. А на что?
   Роман. Проверим друг друга. Узнаем, кто врет из нас.
   Шоропов. Может быть, мы оба врем?
   Роман. Я, например, не вру.
   Шоропов. И я тоже. Разве ж я могу. Я не умею.
   Роман. А я просто не вру. Потому что это я шутил!
   Шоропов. Я тоже шутил. Я же сказал, я не хотел, чтобы ты ушел. Вот ты и не ушел.
   Роман. А я говорю, я сам выиграл. И это принципиально. Я умею игќрать!
   /Пауза./
   Шоропов. До чего ты занудный и дотошный! Расставляй! Сейчас полуќчишь. Но смотри, если проиграешь, телевизор три дня смотреть не будешь!
   Роман. А если вы проиграете, то я три дня буду в вашем кабинете жить. С утра до вечера, один.
   /Пауза./
   Шоропов. Только аккуратней там с книгами и вообще.
   Роман. Вы уже сдаетесь?
   Шоропов /расставляет фигуры/. Ну, в какой руке?
   /Роман показывает, и первый ходит, играют./
  Играть он умеет! Как же!
   Роман. А вы уж точно мастер!
   /Задумываются./
   Шоропов. Я, знаешь, почему-то по Шороповой скучаю. Да и без внука как-то тихо.
   Роман. Конечно, а когда они вернутся, опять выгоните. Знаем мы вас!
   Шоропов. Ну, это ты не прав. Долгая разлука, видишь, сближает.
   Роман. Ну, прямо очень долгая.
   Шоропов. Не скажи, я раньше вот думал, уедут они и хоть год без них поживу. Невмоготу! А тут вот ночью сняться. А ты по матери скучаешь?
   Роман. Мне и здесь хорошо. Я там так не отдыхал, как у вас. Там в тиќшине и спокойствии не побудешь. Мать всех на уши ставит. Все ей что-то не нравится.
   Шоропов. А я вот скучаю, черт! Даже противно.
   Роман. Да бросьте вы ерунду! Живете и хорошо. Я вас развлекаю?
   Шоропов. Все-таки двадцать лет вместе были. Почти не расставались. Только когда в командировки ездил.
   Роман. Ну, вот теперь начали сантименты разводить.
   Шоропов. Так ведь это ж моя семья. Никого же больше нет.
   Роман. Здрасте! Вы еще заплачьте мне здесь!
   Шоропов. Ну, родила она без спросу и что!? Что с того? Родила же внука, продолжателя рода. Не внучку же. Хотя и внучка хорошо.
   Роман. Да что же вас понесло-то вдруг! Все же здорово было. Я вас что ли задел чем-то? Вы ходить будете?
   Шоропов. А Шоропова со мной не осталась. Предала и понеслась к дочке.
   Роман. Вот видите! А я-то остался.
   Шоропов. А ты-то кто?
   /Пауза./
   Роман. Я - Рома, племянник ваш.
   Шоропов. А почему я с тобой живу эти две недели, а? Не скажешь, поќчему?
   Роман. Потому что я так захотел. Потому что жалею вас.
   Шоропов. А жена, значит, меня не жалеет? А ведь жена-то ушла из-за моего идиотизма. Из-за моего! А ты только вот под руку попался. Если бы тебя не было, ничего бы не было!
   Роман. Ну, давайте, сваливайте все на меня! Я молодой, мне все ни по чем!
   Шоропов. Да, действительно, что это я! Сам виноват. /Пауза./ Как бы их так позвать обратно?
   Роман. Что это вам игрушки? Захотел - выкинул, захотел - вернул. Тут надо силы тратить. А вдруг у них другая жизнь уже. Другие люди рядом.
   Шоропов. Какие люди? Какая еще жизнь другая?
   Роман. Вы же не задумывались об этом. Вот вы со мной время провоќдите. А они еще с кем-нибудь. Вы ходить будете?
   Шоропов. Ты хочешь сказать, что дочь и жена мне изменяют!?
   Роман. По поводу дочери я не очень понимаю как это. А вот тетя Надя вполне еще может...
   Шоропов. Ну, ты, фрукт!
   Роман. Стоп, стоп! Я шучу. У вас же с юмором-то хорошо вроде!
   Шоропов. Уже плохо!
   Роман. Да чего вы терзаетесь? Хотите вину свою признавать, так приќзнайте. Надо только и всего-то на дачу съездить.
   Шоропов. О, Господи! Какое это будет унижение!
   Роман. Так, а я-то про что? Я тоже про это. Но, если вы страдаете, то это необходимо.
   /Пауза./
   Шоропов /делает ход/. На тебя можно квартиру оставить?
   Роман. А вы когда поедете?
   Шоропов. Ходи.
   Роман. Интересная ситуация. Вы когда приедете? /Делает ход./
   Шоропов. Я думаю. /Делает ход./
   Роман. Можете погулять там, на лыжах покататься. Завтра суббота.
   Шоропов. Я сегодня поеду.
   Роман. Ну и хорошо. По-моему мат!
   Шоропов. Да где же? А если так?
   Роман. Мимо.
   Шоропов. Погоди, тут есть выход.
   Роман. Нет тут выхода!
   /Пауза./
   Шоропов /вдруг делает ход/. Пожалуйста, вот таким образом. Ну, что?
   Роман. Я прозевал ферзя!?
   Шоропов /хохочет/. Ага, ты прозевал ферзя!
   Роман /смахивает фигуры с доски/. Ерунда, какая! Что-то не честно. я должен был заметить.
   Шоропов. Ты проиграл, Рома. Ладно, не психуй! Пока меня не будет, можешь телевизор смотреть. А приеду, о работе поговорим.
   Роман. Вы же мне не поддались тогда, раньше?
   Шоропов. Ну, конечно нет. Я просто не внимательно играл наверно.
   Роман. Но я-то вам специально проигрывал. Я так старался вас обрадоќвать.
   Шоропов. Да что же ты теперь-то хочешь? Не понимаю. Все образоваќлось как лучше. На днях мы все будем вместе.
   Роман. Понимаете, дядя Эдик! /Пауза./ Не надо больше никого, дядя Эдик! /Пытается обнять Шоропова./ Не надо никого! Вы такой добрый сейчас. А приедут они, вы опять будете надутым и недовольным, и еще того гляди, будете и меня ненавидеть, как всех!
   Шоропов. Да ну что ты, Рома. Я уже люблю всех, не видишь разве. Вот что ты себе в голову вбил? как же я могу семью свою не привезти обратно?
   Роман. Но, дядя, вы не слышите меня. Они вас сделают старым и злым. Вы только со мной молодой такой, живой. Дядя, пусть они на даче будут, а вы в гости к ним приезжайте иногда!
   Шоропов. Так, дружок, похоже, я был прав, считая тебя не вполне здоќровым.
   Роман. Не то вы говорите. Совсем не то. Может я и не здоров, у меня прыщи вот, и живот болит часто, но я лучше понимаю, что с вами будет. Вы хронический антисемьянин. Не надо ни жен, ни детей! Они пусть там, на расќстоянии. Иначе, я не смогу жить. Я покончу с собой. Вот смотрите. /Начинает запихивать себе в рот шахматные фигуры./
   Шоропов /хохоча/. Погоди, дурила! Я что-то совсем ничего не пониќмаю!
   /Рома мычит./
  Что ты там мычишь. Выплюни, не понимаю! Ну ладно, я не подхожу к тебе, успокойся. Хватит меня смешить! Только не глотай. В чем-то ты чертовски прав. Я подумаю, а пока я съезжу все-таки туда. Не знаю, привезу их или нет. /Пауза./ Но если честно мне боязно тебя одного-то оставлять. Натворишь ты дел, коли сумасшедший!
   Роман /выплевывая фигуры/. Я не сумасшедший! Я переживаю! Мне обидно за вас.
   Шоропов. Удивительно ты дурачишься! обещаешь тишину и покой в доме? и никаких самоубийств!
   Роман. Я ничего такого не сделаю плохого. Я переживу. Вы отдыхайте долго.
   Шоропов. Если что, можешь в шкафу спрятаться.
   Роман. Дядя, перестаньте надсмехаться!
   Шоропов. Ладно, прости. /Пауза./ Смотри, квартиру не продай без нас.
   Роман. Ну, вы даете! Как вы догадались. Я же так пытался это скрыть!
   Шоропов /хохочет, уходя в свою комнату/. Вот юморист тоже!
   Роман. Я так боюсь встретить вас другим, дядя! Вы так сильно измениќлись! Вас не узнаю. /Начинает собирать шахматные фигуры./
   /Пауза. Уходит свет. Конец сцены./
  
   Сцена пятая
  
   /Кабинет Шоропова. Роман один. Смотрит телевизор, пьет чай с пирожными наслаждается одиночеством. Телефонный звонок. Роман беќрет трубку./
  
   Роман. Алло!... А это я... Привет ма! Как дела? Так дела.... Всех из квартиры выжил. Наслаждаюсь одиночеством. Все сделал, как договорились. Как просили, так и сделал. У меня по-другому и не получается... они где? Гоќворю же, выжил.... На дачу... Они тут ссорились, теперь мирятся наверно. А я телевизор смотрю. Так что все получилось удачно.... Не звонил, потому что рано было звонить! А теперь в самый раз... Ты долго-то не говори, вообще-то деньги идут! Да все у них нормально будет, я особенно не перебарщивал. Так только дочку припугнул, а с дядей нянчился прямо. Еле уговорил.... Сижу, отдыхаю. Так что не нервничайте. Все в порядке. Ехать-то когда? Ну, это я не знаю. Скоро. Я сообщу отдельно. Папе привет! пока...
   /Вешает трубку. /
  
   /Гаснет свет. Конец сцены./
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Сцена шестая
  
   /В кабинете Шоропова пусто. Распахивается дверь, в кабинет входит веселый Шоропов.
  
   Шоропов /говорит в дверь/. Я потом помоюсь. Сначала вы грейтесь. Инна и Петька.
   /В кабинет заглядывает Шоропова./
   Шоропова. Рома-то уехал, смотри записка. Тебе большой привет.
   Шоропов. То есть, как это уехал? Он же до лета собирался...
   Шоропова. Ну, видишь, по дому соскучился. И уехал. Я его понимаю.
   Шоропов. Надя, я его не обижал. Мы с ним мирно. Я его не трогал.
   Шоропова. Да, Бог с ним. Меньше народу, больше кислороду.
   Шоропов. Ну, это ты зря. Все-таки жаль, парень-то добрый, хоть и наќпугал тут нас своими выкрутасами. Особенно Инку.
   Шоропова. Тебе бы надо с Игорем связаться.
   Шоропов. Нет, не могу я это. Давай ты сама.
   Шоропова. Это должен сделать ты. Ты с ним обошелся не по-человечеќски. Ты должен.
   Шоропов. Мне тяжело переступать. Он мне не родной.
   Шоропова. Еще как родной!
   /Пауза./
   Шоропов. Зачем ты меня заставляешь! /Пауза./ Хорошо, давай адрес. Только ты сама диктуй, то, что я должен сказать.
   Шоропова. Да что ж ты такой беспомощный!
   Шоропов /включает телевизор./ Вот, черт, телевизор сломал племянниќчек твой! Не работает. Когда уезжал работал ведь. Посмотри, розетка вклюќчена.
   Шоропова. Включена.
   Шоропов. И что я буду делать теперь? Мастера звать? Когда он придет? Мне же фон необходим.
   Шоропова. Эдик, ты опять недовольный.
   Шоропов. Да нет, я довольный, но вот телевизор... Я расстроился.
   Шоропова. Из-за ерунды. Повтори.
   Шоропов. Из-за ерунды. Я расстроился из-за ерунды.
   Шоропова. Что важнее в жизни?
   Шоропов. Вы. Люди важней.
   Шоропова. А телевизор, это что?
   Шоропов. Телевизор не человек, ему все равно, смотрят его или нет, слышат его или нет. Но мастера ведь надо вызвать?
   Шоропова. Надо.
   /Пауза./
   Шоропов. Ну, я нагулялся лет на сто вперед.
   Шоропова. Видишь, как ты хорошо поступил. Инна вся сияет. Она так рада, что ты с Петькой играешься.
   Шоропов. Да. Но до этого надо было дойти. И если бы не этот твой племянник, я бы вряд ли с места сдвинулся. Он так умело все изменил, что даже странно, как будто специально, так и делал.
   Шоропова. не знаю, специально или нет, но талант в нем заложен, это точно. Будоражит кровь.
   Шоропов. Я к нему привык. Кто еще так подурачится. Хотел вот на раќботу устроить его, а он уехал.
   Шоропова. Я сестре отпишусь, поблагодарю. /Пауза./ Ну, в смысле просто похвалю сына. Она обрадуется.
   Шоропов. Вот только я попрошу тебя, ты не обижайся, пусть они все-то сюда не едут. Все-таки у них одна семья, у нас другая.
   Шоропова. Я обещаю об этом попросить. Я думаю, родная сестра меня поймет.
   Шоропов. И все же не понятно, почему он взял и уехал.
   /Пауза./
   Шоропова. Ну, уехал и уехал. Пойдем чай пить.
   Шоропов. Я здесь.
   Шоропова. Мне кажется нам всем вместе надо, в большой комнате, за большим столом. Как на даче.
   Шоропов. Я сейчас не могу понять, что же меня раздражало в вас. Я же буквально кипел, ненавидел вас. А теперь за вами бегаю. Вот загадка! Стаќрею. Старею...
   Шоропова. Ой, стареет он! Тоже мне придумал. Ну, все, пошли, пошли.
   /Шоропова уходит. Шоропов снимает свитер, переодевается в тренировочный костюм и тоже уходит из кабинета. Пауза. Из шкафа вылеќзает Роман, он быстро-быстро вставляет на заднюю панель телевизора предохранитель, включает телевизор на полную громкость и прячется обќратно в шкаф. Пауза. В кабинет влетает Шоропов, за ним Шоропова./
   Шоропов. Вот это я не понял. Домовой что ли завелся?
   /Крутится около телевизора, уменьшает звук./
   Шоропова. Ну, перестань, пожалуйста, меня разыгрывать. У Романа научился?
   Шоропов. Да я ничего не делал. При тебе же проверял.
   Шоропова /уходя из кабинета/. Знаешь что, пошутил, и сам поверил. Я на кухне.
   /Шоропов один в кабинете. Выключает телевизор. В раздумье подходит к шкафу./
   Шоропов. Помнится, что кто-то тут прятался! /Открывает шкаф./ Выходи!
   /Роман вылезает из шкафа./
  Ну, здравствуй, шутник!
   Роман. Здрасте, дядя Эдик! Вот прячусь, знаете ли.
   Шоропов. Ну, так прячься, чего вылез. Залезай, залезай обратно.
   /Роман залезает./
  И живи здесь. Понял. Это теперь твой дом.
   Роман. Вообще-то мне возвращаться пора. Домой-то. Дела-то я свои сделал.
   Шоропов. А как же работа, институт? Вы же сюда переезжать собираќлись
   Роман. Ой, дядя Эдик, какой вы наивный.
   /В кабинет заходит Шоропова./
   Шоропова /Роману/. Так, ты почему еще здесь!?
   Роман /вылезая из шкафа/. Да как-то не мог я уехать не попрощавшись.
   Шоропова. Мать в курсе?
   Роман. В курсе. Я ее предупредил, что задержусь.
   Шоропов. Я что-то не понимаю...
   Шоропова. Ну и все! Спасибо тебе Рома. Сейчас чайку попьем и в добќрый путь.
   Роман. Слушаюсь!
   Шоропов. Я.... Объясните мне, в чем дело!? Надя, почему ты его выгоќняешь? Почему так бесцеремонно? Он же родственник. Может он не хочет, в конце концов, уезжать!
   Шоропова. Он все хочет и все сам знает, почему.
   Шоропов. А я не знаю. Кто-нибудь мне скажет, что здесь происходит?
   Роман. Да это же шутка, дядя Эдик. Тетя Надя тоже научилась шутить. Она разыгрывает вас. Пойдемте, я там пирожных купил, целых две коробки.
   /Шоропова выходит из кабинета./
   Шоропов /после паузы/. Рома, а ведь ты приезжал специально.
   Роман /выходя из кабинета/. Даже не понимаю, о чем вы говорите.
   Шоропов /идет вслед за ним/. Нет, погоди, я все понял, я все понял. Ты приезжал не просто так!
   /Уходят из кабинета. Пауза. Звучит громкая веселая музыка./
  
   /Конец пьесы./
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Eo-one "Люди"(Антиутопия) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) К.Демина "На краю одиночества"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Пылаев "Видящий-5. На родной земле"(ЛитРПГ) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"