Ройко Александр: другие произведения.

Наперекор времени. Часть I. Куда судьба забросит нас...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
       Небольшая группа студентов из центральной части России решила провести свои летние каникулы (а некоторые уже и отметить окончание ВУЗа) вдали от родных мест, но в очень красивом крае. Парни были из разных учебных заведений крупного областного центра, но их объединяла жажда романтики и единое увлечение, которое позволяло им получить заряд адреналина и испытать свои силы в одном из экстремальных видов спорта. Уже под конец своего активного отдыха они устроили привал на берегу большой, широкой и красивой реки. И вдруг на следующий день этого приятного расслабляющего отдыха при не выясненных обстоятельствах пропадает один из членов их команды. Естественно начались поиски парня, которые, к сожалению, не увенчались успехом. Парень, даже если он, возможно, и жив, был как бы зачислен в разряд без вести пропавших.
       А парень находился совсем рядом с ними, но... совершенно в иной, незнакомой ему обстановке. И прожил он в ней очень даже немалый период времени, даже работая по своей прямой специальности, хотя это было ой как непросто... Но помимо работы были знакомства с обитателями населённого пункта, в том числе и с одной девушкой, которая очень ему приглянулась... А вот что будет дальше - задавал ли он себе такой вопрос? Наверняка задавал. Но одними вопросами сыт не будешь, не зная или хотя бы немного не представляя себе ответов на них. А вопросов было немало: как живут и чувствуют себя его родители, чем занимаются его ярославские друзья, да и где они сейчас... Но даже это были, пожалуй, не самые главные вопросы. Что говорить о родителях, друзьях, знакомых, если он не представлял себе своего собственного будущего, даже самого ближайшего.
       ...А ещё это произведение повествует о большой любви, пронесенной сквозь века.


Александр Ройко

Н а п е р е к о р   в р е м е н и

..

Молодым учёным, усовершенствующим
материальные законы, посвящается

Часть І

" Куда судьба забросит нас..."

  

Два величайших  тирана
на земле: случай и время.
Иоганн Г. Гердер

  

ГЛАВА 1

С мыслями об отдыхе

  
   Сергей Марченко сидел в кресле и заканчивал набирать на мониторе ноутбука, лежащего у него на коленях, свою курсовую работу по специальности. На следующей неделе её следовало сдать ведущему преподавателю на кафедре. Приближалась горячая пора зачётов и экзаменов. Серёжа был студентом 4-го курса Ярославского государственного университета им. П. Г. Демидова. Специальность, по которой он через год должен будет получить диплом, звучала очень коротко - "История" (шифр 03.04.01). Многие говорили, что он выбрал себе совершенно не престижную специальность, а она ему очень нравилась. Говорили также, что по окончанию университета он будет, как книжный червь, постоянно копаться в старинных манускриптах или в современных трактовках того или иного события. И какой в этом интерес? - скучно и нудно.
   Но самому Сергею история нравилась. Он доказывал его противникам, что история не только изучает прошлое, она может частично предсказывать и будущее. Да, история, с одной стороны, действительно рассказывает о былых временах, исходя из современного состояния социально-культурной жизни. Но в результате этого современные требования к событиям, происходившим в прошлом, становятся определяющими. Полученные знания о прошлом дают возможность сделать необходимые выводы для будущего. В этом смысле эта наука, объемля и былое, и современность, и будущее, связывает их с деятельностью людей.
   Да и философы Востока и Запада рассматривают течение событий истории в определённой последовательности, повторяемости и определённом ритме. На основе этих взглядов постепенно формируется идея периодичности, то есть цикличности в развитии общества. Как подчёркивал крупнейший французский историк XX-го столетия Фернан Бродель, историческим явлениям свойственна периодичность. При этом в расчёт берётся время с начала процессов до их конца. Периодичность изменений отмечается в 2-х формах: системно-идентичной и исторической. Социальные изменения, происходящие в рамках конкретного качественного состояния, дают толчок для последующих качественных изменений.
   И далее. Если рассматривать понятия "общество" и "история" в их соотношении, то бросается в глаза интересный факт. Во-первых, понятие "история", являясь синонимом понятий "развитие общества", "социальный процесс", характеризует саморазвитие человеческого общества и составляющих его сфер. Отсюда видно, что при таком подходе описание процессов и явлений даётся вне жизни личностей, участвующих в них. При таком понимании истории оказывается, что над людьми господствуют какие-то безликие социальные силы.
   Кроме того, как установил для себя Марченко, он не собирается постоянно быть "книжным червем". Он поступит в аспирантуру, соберёт нужный ему материал, защитит кандидатскую диссертацию, после чего получит звание доцента - и на вольные хлеба. А это означает, что он постарается устроиться в профильный ВУЗ, а там работа и интересная и, как говорится, "не пыльная". Но чтобы достичь такой цели, нужно успешно окончить четвёртый курс, а следующий год станет для него вообще определяющим. Вот потому он даже в выходной день (сегодня была суббота 18 мая 2019-го года) трудился над своей курсовой работой. А далее Сергея отвлёк мелодией вызова его мобильник, который лежал на журнальном столике рядом с конспектами лекций и учебником по истории древней Руси.
   Звонил Генка Криницин, приятель Сергея. Но приятель не университетский, его с Сергеем объединяло одно из увлечений летнего отдыха. Марченко нажал на телефоне кнопку приёма:
   ‒‒ Алло!
   ‒‒ Привет, Сергей!
   ‒‒ Привет, Гена! Давно мы с тобой не общались.
   ‒‒ Согласен, давно. Но скоро будем общаться намного чаще, и главное, напрямую - не по телефону.
   ‒‒ Я понял. Всеобщий сбор?
   ‒‒ Точно. Володя назначил встречу на завтра на 12:00.
   ‒‒ Понятно. Место встречи прежнее?
   ‒‒ Как всегда.
   ‒‒ Что от меня требуется?
   ‒‒ Да ничего особенного. Я до тебя уже позвонил Мишке. Вот и ты позвони кому-нибудь. Не обязательно тебе одному остальных обзванивать. Пусть и те немного потрудятся, чтобы все в этом процессе задействованы были.
   ‒‒ Понятно. Что-то ещё?
   ‒‒ Нет. Это всё. Сегодня коротко, а вот завтра информации будет на порядок больше.
   ‒‒ О'кей. Тогда до встречи завтра!
   ‒‒ Пока!
   Геннадий был одногодком Сергея, он тоже учился на 4-м курсе, но в Ярославском филиале Российской международной академии туризма по специальности 08.05.07 "Менеджмент организаций". По окончании академии, как говорил Криницин, он не обязательно должен будет работать в сфере туризма (хотя у него и была мечта стать руководителем крупной туристической компании, и лучше частной). Но, в целом, область профессиональной деятельности менеджера - это обеспечение эффективного управления организацией, организация систем управления, совершенствование управления в соответствии с тенденциями социально-экономического развития. А потому объектами профессиональной деятельности менеджера (читай Геннадия Криницина) являются различные организации экономической, производственной и социальной сферы, подразделения системы управления государственных предприятий, акционерных обществ и частных фирм. Его будущая специальность распространялась даже на научно-производственные объединения, научные, конструкторские и проектные организации, органы государственного управления и социальной инфраструктуры народного хозяйства.
   Сергей тут же начал листать телефонную книжку абонентов, нашёл нужную ему строку и нажал на кнопку вызова.
   ‒‒ Алло! ‒‒ услышал он.
   ‒‒ Саша, привет!
   ‒‒ Добрый день, Серёжа! Есть новости о нашем отдыхе?
   ‒‒ А ты проницательный.
   ‒‒ Да в этом вопросе не нужно быть проницательным, ‒‒ в динамике телефона послышался смех, ‒‒ ведь уже идёт вторая половина мая. Мы в прошлом году раньше собирались.
   ‒‒ Я помню. В общем, сбор протрубили на завтра на 12:00. На нашем прежнем месте.
   ‒‒ Прекрасно, а то я уже заждался. Завтра планировал сам позвонить Володе или Генке.
   ‒‒ Им звонить не нужно. Ты лучше позвони, и не завтра, а сегодня Димке. Он один остался не оповещённым.
   ‒‒ Нет проблем. После разговора с тобой сразу наберу его. Как там у тебя дела?
   ‒‒ Да всё нормально. Сейчас сижу дома, и кропаю курсовую работу. Да и что у меня нового может быть?.. Ты лучше расскажи, как у тебя. Мне ещё год учиться, а ты уже без 5 минут специалист.
   ‒‒ Ну, если коротко, то нормально. А более детально завтра при очной встрече расскажу. Да и ребята этот же вопрос будут мне задавать, а потому не хочу по десять раз повторяться.
   ‒‒ Ну, как раз Димка, которому ты позвонишь, не особо будет тебя расспрашивать о фактически последнем месяце учёбы. Ведь у него такая же ситуация.
   ‒‒ Да, у Димки то же самое, что и у меня.
   ‒‒ Ладно, буду закругляться. До встречи завтра!
   ‒‒ До свидания!
   Александр не зря упомянул, что собирался звонить Володе или Геннадию. Именно они были как бы руководители их небольшой компании. Они все были примерно одного возраста - с разницей + 1-3 года. Но это не имело особого значения - в любом деле обязательно должен быть кто-то главным. Иначе будет чехарда и анархия. Вот Владимир Петрович Измайлов и был главным. А его правой рукой и был Геннадий Криницин, и, скорее всего, просто потому, что он учился в академии туризма, а их летний отдых был самым настоящим туризмом.
   Владимир был на год старшим от Александра и на 2 от Дмитрия. Но, если те в этом году уже оканчивали ВУЗы, то Измайлов учился только на 4-м курсе. Ему в этом плане дважды не повезло. Во-первых, он родился в декабре 1995-го года, а потому в школу пошёл только в 2002-м году, почти в 7 лет (6 лет и 9 месяцев). В итоге один год учёбы был у него потерян. А во-вторых, он после школы "пролетел" мимо высшего учебного заведения, не пройдя по конкурсу. И осенью того же года он попал на срочную службу в армии сроком на 1 год. Ещё в 2008-м году вышел указ, предусматривающий некоторые изменения для срочной воинской службы. Одним из главных пунктов указа стало сокращения службы в армии с 2-х лет до 1-го года. Свой год Володя добросовестно отслужил, но дембель у него соответственно припал тоже на осень - вновь "пролёт" мимо ВУЗа и вновь потеря года. Однако нужно отдать ему должное - через год он поступил-таки в Ярославский государственный технический университет на автомеханический факультет. Человеком он был настырным, но при этом справедливым и дружелюбным. Поэтому вся оставшаяся пятёрка ребят (а ранее и другие) и проголосовала, чтобы именно он возглавлял их компанию. О его дружелюбии и уважении к своим коллегам говорил ещё тот факт, что он обращался к ребятам только исключительно уважительно: Гена, Геннадий; Миша, Михаил; Дима, Дмитрий... А вот те между собой общались чаще всего грубоватыми именами: Генка, Димка, Сашка, Мишка...
   Несложно подсчитать, что Владимир был на 3 года старше также ещё Геннадия, Михаила и Сергея. Это обстоятельство тоже сыграло свою роль при выборе руководителя. Да и прошедший армейскую службу парень всегда серьёзнее и опытнее своих сверстников, не говоря уже о младших.
   В общем, через 5 минут о завтрашнем сборе знал уже и Дмитрий - все участники будущего собрания приятелей были оповещены.
   Интересно, что Дмитрий Фёдоров учился (а точнее, уже оканчивал) тот же ВУЗ, что и Владимир Измайлов - Ярославский государственный технический университет - только химико-технологический факультет. А вот звонивший ему Александр Большаков оканчивал Ярославский государственный медицинский университет по профилю 06.01.01 "Лечебное дело". И специализироваться он предполагал по хирургии.
   Следует отметить, что Сергей Марченко и Александр Большаков дружили не только потому, что были увлечены одним из видов отдыха, а ещё и потому, что Саша наиболее понимал Сергея в плане выбранной им профессии. Большакову тоже нравилась история (особенно в средних классах школы), а потому, если бы не появившаяся в преддверии окончания школы большая мечта стать врачом, да ещё и хирургом, он бы тоже, возможно, выбрал бы себе стезю, по которой сейчас шёл Сергей. Им обоим нравилось рассуждать на темы прошлого своей страны и других государств, отыскивать в Интернете какие-нибудь не особо известные факты, после чего обсуждать их, а порой и спорить.
   Так, например, тот же Большаков рассказал как-то историку Марченко, о том, что во время гражданской войны в России Англия, Франция и США наряду с поставками русским белогвардейцам вооружения, обмундирования и продовольствия, на порядок больше эти страны помогалиа соседней Польше. То есть, армию, ведущую борьбу за Россию, у её "друзей" никак не получалось нормально вооружить, одеть и обуть, зато господа, борющиеся против России, всегда получали полное обеспечение от Запада. А потому не удивительно, что поначалу польская армия теснила уже и Красную армию, оккупировав значительную часть Украины и Белоруссии. Однако сами поляки не были в состоянии пользоваться новейшей техникой того времени - не хватало квалификации. Поэтому эскадрилья имени Костюшко, действовавшая против армии Будённого, была сформирована из американских лётчиков, а командовал ею полковник армии США Фаунтлерой. В июле 1919-го свой вклад в строительство независимого польского государства внесла и Франция, на территории которой была сформирована и доставлена на русско-польский фронт 70-тысячная польская армия, состоявшая в основном из граждан США и военнопленных германской и австро-венгерской армий польской национальности.
   Вот такие происходили иногда беседы Серёжи Марченко и Саши Большакова. Кроме того, они и жили недалеко друг от друга - в одном районе. Их места проживания были разделены всего 3-мя кварталами, а потому порой и встречались они гораздо чаще, нежели с другими членами своей шестёрки.
   Что же касается последнего участника завтрашнего сбора Михаила Довлатова, то он учился в Ярославском филиале Международного института экономики и права. Но ребята не только учились в ВУЗах одного города, все они были ещё и коренными жителями города Ярославль, и все жили в обеспеченных благополучных семьях. Казалось бы, какое это имеет значение?.. Но это было очень важное обстоятельство, поскольку общее увлечение ребят, да и сам их летный отдых были далеко не дешёвыми.
   Дело в том, что во время учёбы в высших учебных заведениях ребята увлеклись водным слаломом на байдарках, а байдарка пусть и не яхта или обычный катер, но вещь тоже не такая уж дешёвая. Но какой же это экстрим - на байдарках по Волге? Парусный спорт на Волге это другое дело, а байдарки... Но по Волге на байдарках ребята этой группы никогда и не плавали. Начинали они свою карьеру байдарочников на реке Которосль - правом притоке Волги, который впадает в могучую реку в городской черте Ярославля. У этой реки было несколько необычное название. Что оно означало, толком мало кому известно. Правда, что означает "Волга", тоже ведь не вполне ясно, хотя имеются различные интересные догадки. Также существует множество догадок насчёт Которосли. В дореволюционном путеводителе она, например, писалась Которостль. Наиболее простой версией названия реки была таковая: Которосль - которая росла, растёт. Но это было явно не то - реки не могут расти. А ещё предполагали, например, что "Которосль" происходит от слов "которая слева" или "которая есть". Но наиболее вероятной кажется, всё же, иное предположение, высказанное историком А. Ю. Даниловым, который много занимался происхождением названий ярославских рек. Он полагает, что, как и множество других названий, Которосль - слово из языка племени меря, которое жило здесь до прихода славян. Он возводит это слово к мерянскому "извилина, излучина". То есть получается, что Которосль - это "извилистая река", каковой её знают жители области и какой она на самом деле является.
   А начиналась карьера будущих байдарочников следующим образом. Их знакомство произошло в 2015-м году именно на Которосли. Александр к тому времени уже окончил 2-й курс медицинского университета, а Дмитрий - 1-й курс технического университета. Остальная четвёрка только-только поступила в ВУЗы, вначале даже не зная результатов приёма (после тестирования и подачи документов в различные учебные заведения), хотя и были уверенны, что в какой-то ВУЗ они точно пройдут по конкурсу. Народ на реке естественно был разношёрстный, мало знакомый друг с другом. Именно поэтому в дальнейшем подобравшаяся группа ребят и была из разных ВУЗов. Но это вовсе не означало, что именно эта шестёрка сразу определилась и подружилась. Окончательно шестёрка сформировалась только в 2016-м году. Но с тех пор они действительно уже 3 года отдыхали вместе. А впереди был их уже 4-й летний отдых сезона 2019-го года.
   В тот знаковый для них 2015-й год они отдыхали на Которосли (≈ в 11 км от Ярославля) в районе деревни Зверинцы (выше по реке за мостом Юго-западной окружной дороги). И в этом районе было много отдыхающих - просторные зелёные берега Которосли были для немалого количества жителей областного центра куда привлекательнее, нежели переполненные пляжи на Волге. Отдыхающие видели, что по реке периодически проплывают обычные лодки, а иногда и байдарки. И вот гребцы на байдарках нравились многим сидящим на берегу, шли и разговоры об этом виде летнего отдыха. Но в один из дней всех отдыхающих на Которосли поразило одно зрелище. Сверху по течению появилась какая-то группа байдарок, что уже стало привычным. Но байдарочники, очевидно, решили немного отдохнуть и пристали к берегу. И когда они начали выходить на берег, то тут-то импровизированные зрители изумились. Оказалось, что это ярославские инвалиды по зрению совершили сплав на байдарках. Группа слепых и слабовидящих молодых людей сходила в водный поход. Из их рассказа свидетельствовало, что они сплавлялись 16 километров по Которосли на байдарках. Раньше большинство из них о таком даже не мечтало. В одной из байдарок-троек третьим был сопровождающий, который помогал управлять лёгким, но неустойчивым судном. Но гребли весь поход именно инвалиды, которые 16 километров вверх по течению реки преодолели за 2,5 часа. На обратную же дорогу до Зверинцев им понадобилось менее получаса.
   И вот после этого среди молодёжи и начались предметные разговоры о том, а почему бы им не приобщиться к такому виду отдыха. "Если слабовидящие люди плавают на байдарках, то почему мы, здоровые парни не можем этого делать?". И нашлись энтузиасты, среди которых был и Геннадий Криницин, которые начали искать своих будущих соратников по такому делу. И те, конечно, нашлись - записалось в группу будущих байдарочников человек 20. Это хорошо, но что делать дальше. Никто из этой группы ранее на байдарках не плавал. И что, покупать байдарку, а ты ею нормально управлять не сможешь?.. Выкинутые коту под хвост деньги? И вот тогда Володя Измайлов, тоже записавшийся в эту группу, и предложил:
   ‒‒ Давайте мы сначала возьмём байдарки на прокат. И попробуем на них плавать.
   Это было верное решение, и все с этим согласились. Начали узнавать, где взять байдарки на прокат. Оказалось, что лучше всего это сделать в г. Гаврилов-Ям - районном центре, который был расположен в 45 км от Ярославля вверх по Которосли. Там группу немного и подучат. И вот здесь группа уже начала уменьшаться. Когда дошло до реального дела, то осталось всего 11 ребят. Но эта поредевшая группа, всё же, решила попробовать свои силы в управлении байдаркой на бурных реках. Хотя, какая там Которосль бурная река... Да, она являлась второй по величине рекой в Ярославской области и местом паломничества всех байдарочников области. Там было всё - и относительно быстрое течение реки, и тихий шум порогов, и хорошая рыбалка. Но она никак не могла считаться бурной рекой, это в целом была спокойная река для неспешного сплава - с препятствиями самой низкой 1-й категории. Она просто была хорошей школой для начинающих байдарочников-слаломистов. И ребята воспользовались такой возможностью.
   Если же плыть по Которосли, то расстояние от Гаврилов-Ям до Ярославля составляло уже 53 км. От Гаврилов-Ям река, петляя, текла в северо-западном направлении, но после пос. Медведково она резко поворачивала на северо-восток, а затем и вовсе на восток к Ярославлю. На реке располагались такие интересные населённые пункты как Междуречье, Кузьминское, Лесные Поляны, пос. Пансионата Ярославль, Кормильцево, Красные Ткачи, Козьмодемьянск, Никульская Слобода, Ременницы, Коровайцево, Медведково и др. Если же ехать от Гаврилов-Ям к Ярославлю по трассе, то на ней были такие населённые пункты, как Великое, Ступкино, а в районе с. Шопши нужно было уже резко свернуть на север - к Ярославлю (к нему оставалось чуть более 30 км). При этом слева параллельная трасса проходила через населённые пункты Кормилицыно, Красные Ткачи, Карабиха. И вот последний в этом списке населённых пунктов - село Карабиха (15 км от Ярославля) - было знаменито тем, что рядом с ним (в сторону пос. Речной ‒ на запад) располагался Государственный литературно-мемориальный музей-заповедник Н. А. Некрасова. А вот в самом районном центре Гаврилов-Ям была ещё и развлекательная программа, там гостей встречали былинные герои - ямщик Гаврила с женой Дуней, они как бы помогали гостям окунуться в живую атмосферу, полную тайн, загадок и приключений, поведывали гостям старинный ямщицкий сказ с тонкостями ямской службы и ямщицкого быта, а также демонстрировали свою сноровку и удаль. Так что сплав на байдарках по Которосли оказался для ребят довольно приятным отдыхом.
   Они занимались этим отдыхом около 2-х недель - август заканчивался, а там уже и занятия. Но, решено было до лета следующего года обговорить с родителями тему помощи в покупке личной байдарки. А самим во время учебного года найти возможность для подработки. Если ты этого очень желаешь, то такие возможности всегда найдутся - в любом городе, в любом ВУЗе и даже на первом курсе. Оставалось только дождаться лета следующего года.
   В мае месяце они встретились, чтобы обсудить планы по отдыху - где, когда, как добираться. В дальнейшем такие встречи в мае стали у них традицией. Но на первой такой встрече основным вопросом, конечно, был вопрос о приобретении плавсредства. И на этой встрече присутствовало уже лишь 8 парней - трое то ли передумали, то ли не было денег на покупку байдарки. А далее уже вопросы где? и когда? Впрочем, вопрос когда? был самым лёгким - не ранее средины июля, с учётом обстоятельств.
   А вот при обсуждении второго вопроса развернулись бурные дебаты - одни предпочитали вновь отдыхать на Которосли. Другие активно возражали, доказывая, что это не интересно - нужно развиваться, оттачивать своё мастерство, постепенно сплавляясь по более быстрым и сложным участкам рек. И вот это слово постепенно стало решающим в дебатах. В итоге было принято решение пока что далеко от места жительства не уезжать, а сплавляться по рекам своей области (но не на Которосли) и соседней Владимировской области - есть в них интересные реки, по которым даже туристические бюро организовывают туры-походы. Например, Юхоть, Нерль (протекала по территории Ярославской, ивановской и Владимировской области), Улейма, Ушна, Судогда, Лух...
   Начали, конечно, с родной области. Но были разочарованы - реки были ничуть не сложнее той же Которосли. Даже та же Нерль, которую "сведущие" люди так расписывали. Да, на Нерли узких мест было немало, но практически отсутствовали препятствия и пороги. Именно из-за этой особенности эта река считалась идеальной для сплавов у новичков. Это были реки, скорее, просто для пионерских походов, или точнее для школьников старшего возраста - давно уже в стране и пионеров-то не существовало. Тогда было решено перебраться южнее - во Владимирскую область. И вот здесь обнаружилась небольшая проблема. От Ярославля до Владимира было всего 230 км. Но вот прямых поездов или электричек из Ярославля до Владимира не было. Нужно было ехать через Москву, а это был огромный крюк. Расстояние от Москвы до Ярославля составляло 265 км, а до Владимира - 187 км. В итоге набегало целых 450 км - практически вдвое больше, нежели напрямую. Но можно, как говорили, добираться во Владимир и по прямой. Были вроде бы электрички с пересадкой в Иваново - как говорили, время в пути составляло около 6 часов. Но они решили не испытывать этот вариант и урегулировали этот вопрос иначе. Оказывается, существовал прямой автобусный маршрут Ярославль - Владимир. Выезд из Ярославля был примерно в половине 10 утра, во Владимир автобус прибывал около 3-х часов дня. Правда, автобус ходил не ежедневно, но эта проблема решалась просто. Сложнее было уложить свои байдарки в багажники автобуса - те были хотя и в разобранном виде, но места занимали немало. В итоге одну разобранную байдарку, всё же, с разрешения водителя, довелось провозить в салоне автобуса.
   Но и сплав по рекам Владимирской области ребятам не очень-то понравился. Реки оказались недостаточно сложными даже для ребят пока что не особо высокой квалификации. И после этого последовало снова сокращение группы.
   ‒‒ Ну его в баню такой отдых, ‒‒ недовольно заявил один из парней. ‒‒ Мы не отдыхаем, а только устаём. Мы же больше ездим, нежели плаваем по рекам. Да и ездим с такими "удобствами". Две области объездили, а толку?.. Ведь те реки, на которых мы побывали, ничем не лучше той же нашей Которосли.
   ‒‒ Ну, мы просто пока что набираемся опыта, ‒‒ спокойно возразил ему Владимир. -- А на следующий год подберём реки посложнее. Во всех делах всегда присутствует некая постепенность, люди растут, так сказать, по восходящей линии.
   ‒‒ А если отдыхать на реках по восходящей, как ты говоришь, то, скорее всего, нам нужно будет пол России пересекать. Но на такую роскошь никаких денег не заработаешь. Так что я пас, больше я никуда ездить не собираюсь.
   ‒‒ А с байдаркой что собираешься делать? ‒‒ спросил его Криницин.
   ‒‒ Тоже мне проблема - продам. Конечно, немного денег потеряю, но хоть какая-то прибыль будет, а не одни утраты.
   ‒‒ А можно и не продавать, ‒‒ поддержал его другой парень, ‒‒ можно плавать в своё удовольствие на той же Которосли. Мне как раз там понравилось. И от дома близко. Так что, я тоже пас.
   ‒‒ О, точно! ‒‒ обрадовался первый. ‒‒ Действительно нормально - плавать на Которосли. И расходов почти никаких. А там можно подниматься и вверх по течению. А вниз - так это вообще отдых.
   ‒‒ Ну, что ж, ‒‒ вставил своё слово как старший группы Измайлов. ‒‒ Никто никого неволить не будет, как говорят, хозяин - барин.
   Таким вот образом группа потеряла ещё двух человек, и остались именно шестеро наиболее преданных бойцов, стойких, целеустремлённых и уже влюблённых в такой вид отдыха. Их тоже не устраивал летний отдых этого года, но совсем по другой причине. Реки, по их мнению, были совсем не те... Но это, если вдуматься, было вполне прогнозировано - ну какие бурные реки могли быть на относительно равнинной Европейской центральной части России? А оставшаяся великолепная шестёрка как раз жаждала бо́льших впечатлений, большего экстрима. А потому ребята не возражали против поездок в другие регионы страны. Их манили другие более сложные реки и красоты бескрайних просторов их необъятной Родины.
  
  

ГЛАВА 2

Ходили мы походами...

  
   Наука плавать на байдарках, или как ребята позже стали говорить на языке профессионалов ходить, была, конечно, непростой для новичков в этом деле. Но, наверное, намного сложнее им было научиться собирать байдарки, а они были естественно разборные - 3-х-5-и метровую лодку ни в какие багажники не уложишь. Сначала собрать лодку было очень непросто - и разобраться с различными её элементами конструкции (хотя и была инструкция по сборке), да и времени на это уходило немало - до 1,5 часов, если собирать лодку одному. Да, сначала они тренировались собирать байдарки все вместе, но позже-то их действительно придётся собирать единолично - у каждого она своя. А в её комплект входили различные там стрингеры, штевни, кильсоны, фальшборта, шпангоуты, руль, сиденья, мягкая оболочка, масса крепёжных (соединяющих) узлов и деталей... Поначалу процесс сборки лодки вызывал у ребят нецензурные эпитеты и бурные напряги, но через 3-4 сборки он стал более-менее терпимым. Что ни говори, а во всех делах главенствует сноровка-тренировка. Кроме того, отдельно нужно было покупать ещё защитную каску, "фартук", "юбку", спасательный жилет и гермоупаковку. Фартук байдарки (на "липучке") - это изготовленная из специального материала деталь экипировки гребца на байдарке, предотвращающая попадание воды внутрь корпуса лодки через люк посадочного места гребца. Юбка надевается на байдарочника и регулируется под любой размер талии также с помощью липучки, тоже защищая от попадания влаги внутрь судна. Гермоупаковка же предназначена для обеспечения сохранности вещей во время сплава - она крепилась на корме байдарки.
   Но, оказывается, что и это было ещё далеко не всё. Когда на следующий год окончательно определившаяся шестёрка собралась в мае для обсуждения летних планов, то Володя выдал новость, которая удивила остальных ребят (кроме Генки):
   -- Начинаем мы свой новый сезон снова на Которосли.
   -- Как это? Почему? -- послышались недовольные возгласы -- Мы же планировали поехать куда-нибудь действительно на интересные бурные реки.
   -- И поедем. От этих планов и я не собираюсь отказываться.
   -- Тогда зачем снова Которосль? Мы ведь её уже отлично знаем.
   -- Мы там пробудем недолго. Можно и просто в выходные дни там походить, а точнее, больше постоять, -- улыбнулся Измайлов.
   -- Что значит постоять? -- недоумённо спросил Димка.
   -- Ты в прошлом году переворачивался на байдарке?
   -- Нет.
   -- А кто-нибудь из нас вообще переворачивался?
   Всеобщее молчание. Действительно, за время плавания на Которосли и относительно спокойных реках Ярославской и Владимирской области никто из них не окунался в воду на байдарке. Окунались, конечно, но без байдарки, спокойно плавая на отдыхе.
   -- А вы уверены, что не перевернётесь на бурной реке? -- спросил всех Володя?
   И снова молчание.
   -- А если кто-нибудь из нас перевернётся на бурной реке с камнями, то без надлежащего умения восстанавливать нормальное положение байдарки последствия могут быть ой какими серьёзными. А я уверен, что на таких реках мы все, в том числе и я, хоть раз да перевернёмся.
   -- Понятно, -- угрюмо улыбнулся Александр. -- М-да, значит, на Которосли доведётся купаться в воде вместе с лодками.
   -- Именно так, -- подтвердил Измайлов. -- Нам нужно до автоматизма отработать элементы восстановления лодки, и себя в первоначальное положение. Мы с Геной изучили этот вопрос, но чисто теоретически. А на практике это будет непростое дело. Но Геннадий уже нашёл человека, который поможет нам в этом вопросе. Нужно только договориться о том, когда мы будем собираться на Которосли.
   -- Ясно, -- буркнул Мишка. -- Только нужно выбрать место подальше от людских глаз. А то весёлая будет картина - мы будем бултыхаться в воде вместе с лодками, а они ржать на берегу.
   -- Я понимаю это, -- улыбнулся Володя, -- зрелище и впрямь будет забавное. Но это не проблема - безлюдных мест немало. Сейчас же нам нужно договориться о дате. Чтобы Гена мог сообщить инструктору. Я предлагаю именно в мае, чтобы не тратить время в июле. А в июне нам, скорее всего, не до того будет - сессия.
   -- Холодновато в мае купаться, -- протянул Сергей. -- Мы же живём не в южных широтах.
   -- Как раз и хорошо, что холодновато, -- возразил Геннадий.
   -- Это почему ещё?
   -- Он прав, -- не дал ответить Генке Димка. -- Да потому, что на горных реках вода будет ещё холоднее. И к этому тоже нужно привыкнуть.
   -- Точно! -- заключил обычно скептически настроенный Мишка.
   В общем, договорились начать тренировки в следующую субботу и воскресенье. А там уж видно будет. И начались тренинги. А они были рассчитаны далеко не на боязливых людей. Как сообщил им инструктор, способ восстановления перевёрнутой байдарки называется "эскимосским переворотом". Называется он так потому, что заимствован у эскимосов. Для них это была основная техника выживания при опрокидывании лодки во время охоты на тюленей или китов. Нередко эскимосы были вынуждены сами опрокидывать свои крошечные судёнышки, чтобы высокие тяжёлые волны не сломали им шею. Для того чтобы вынырнуть на поверхность, они и применяли так называемый эскимосский переворот, делая под водой гребок коротким веслом и рывок бёдрами. В 60-х годах прошлого века рывок бёдрами был заново открыт для байдарочников и стал частью правильной техники переворота для гребли на бурной воде.
   В целом постановка перевёрнутой байдарки на ровный киль - это один из важнейших элементов её управления, хотя основная область его применения оказывается совсем не там, где её можно было бы ожидать. Она нужна байдарочнику не только и не столько для того, чтобы возвращаться в нормальное положение после оверкиля (переворот судна вверх килем - днищем) в пороге. Мастерство состоит не в том, чтобы успешно вставать, а в том, чтобы не ложиться, поскольку любой оверкиль свидетельствует о том, что байдарочник потерял контроль над лодкой. Вот что говорил ребятам обучающий их инструктор:
   -- В процессе обучения есть и более важная роль, нежели просто восстановление нормального положения байдарки. В это время вы как бы балансируете на грани того, что вы уже умеете. А потому и не удивительно, что вы будете регулярно оказываться за этой гранью. Главное даже не в том, что эскимосский переворот позволит вам практически исключить потери времени на вылезание из воды, её слив и тому подобное. Прежде всего, он придаст вам уверенность в своих силах, и вы перестанете относиться к переворотам во время тренировки как к чему-то чрезвычайному. Скорее всего, вы даже перестанете их считать. Вы сможете спокойно исследовать поведение байдарки, не боясь, что ваши эксперименты закончатся катастрофой. У вас появится нужный автоматизм в ваших действиях. Да и сам эскимосский переворот - это, самый эффектный приём, но далеко не самый сложный. Есть, например, такой приём как работа с обратным креном, он намного сложнее, поскольку требует поддерживать некоторое равновесие, и нарушение этого равновесия в любую сторону полностью разрушает ваш манёвр. Эскимосский же переворот, в отличие от него - это движение, которое выполняется только в одну сторону "до упора", и вам нет необходимости балансировать на лезвии весла.
   В итоге после напряжённой учёбы в течение 4-х выходных дней шестёрка ярославских байдарочников, вволю "накупавшись", в целом освоила азы этого эскимосского переворота. Но в последний день тренировок, разобрав и упаковав свои байдарки, они не спешили разъезжаться по домам.
   -- Ну, что, товарищ начальник, -- начал Димка, обращаясь к Владимиру, -- ты доволен, мы свою программу выполнили?
   Он да ещё Мишка, наибольше, так сказать, "заедался" с Измайловым, хотя они оба и уважали того. У Мишки просто был такой характер, а вот у Димки характер был неплохой, просто он считал, наверное, такие беседы с Владимиром (с некой подколкой) как бы равноправными, ведь они оба учились в одном и том же университете, к тому же он, Дмитрий на год раньше закончит ВУЗ.
   -- Выполнили, -- спокойно ответил Владимир. -- Но причём здесь доволен? Ведь это всем нам очень нужно.
   -- Ладно, прости, это я так. Тогда вопрос - и куда мы в июле поедем?
   -- А вот этот вопрос как раз давайте сейчас и обсудим - уже конец мая, в июне мы точно все не соберёмся. Итак, какие у кого есть соображения?
   -- Ну, в центральной части мы интересных рек точно не найдём, -- задумчиво протянул тот же Дмитрий. -- Мы уже в этом убедились. Да, с новыми реками, можно будет познакомиться, но они будут такими же "детскими" как в нашей и соседних областях.
   -- Это точно, -- поддержал его Сашка. -- А давайте съездим на Кавказ. Не только по рекам походим, но ещё и полюбуемся красотами Кавказа. Кавказ подо мною. Один в вышине стою над снегами у края вершины... -- мечтательно протянул он.
   -- Ну, красивые места есть не только на Кавказе, -- возразил Геннадий.
   -- Это понятно. Но не в Сибирь же сразу ехать.
   -- А что, можно и в Сибирь! -- радостно воскликнул Сергей. -- Вот бы на Байкале побывать.
   Байкал был давней мечтой Марченко. Он буквально бредил этим озером. Хотя он и не был географом, но он, как историк, знал много интересных фактов про озеро Байкал. Он даже с тем же его другом Сашкой когда-то долго обменивался своими знаниями об этом загадочным озере. Да, Байкал вроде бы уже хорошо изучен, но, тем не менее, он всё равно загадочен. К тому же водная сеть горных рек в бассейне Байкала была одной из крупнейших в мире. Озеро Байкал с двух сторон окаймляли два крупнейших горных хребта - седой Хамар-Дабан и белоснежная горная гряда Восточных Саян. Здесь протекали такие известные на весь мир реки как Ангара, Иркут, Снежная, Утулик, Ока-Саянская, Жомболок, Китой, Зун-Мурин, Хара-Мурин и множество других не менее популярных у спортсменов-водников рек. Близкие расстояния до водных маршрутов (к примеру, от Иркутска) позволяли уже через пару часов пути оседлать практически любую непокорную реку, а множество различных уровней и категорий водных препятствий давали возможность почувствовать себя настоящими экстремальщиками, готовыми испытать свой характер и почерпнуть свою долю позитивных эмоций.
   Но Сергея в плане поездки в те края не столько интересовал сплав на байдарках, сколько именно само озеро. По основной версии Байкал очень древнее озеро, и его возраст колеблется от 25 до 30 миллионов лет. Если это так, то Байкал поистине уникален, поскольку большинство древних ледниковых озёр "живут" не дольше 10-14 тысяч лет, после чего заполняются илистыми остатками и заболачиваются. Таинственным Байкал становится также из-за часто наблюдаемых здесь непонятных свечений и туманов. Вразумительного объяснения этим явлениям пока не могут дать даже учёные. Эти явления часто связывают с НЛО. С помощью этих же НЛО пытаются объяснить и многие другие тайны Байкала. Замечено, например, что в этих аномальных зонах, чаще, чем в любых других местах появляются и сами НЛО. Поговаривают, что на Байкале местные жители наблюдают эти космические атаки едва ли не ежедневно.
   Кроме того, у острова Ольхон возникают не только миражи, но и жуткая воронка, которая образуется спонтанно вне зависимости от метеорологических условий. Это место даже назвали "Чёртовой воронкой". Пару раз в год именно здесь при полном штиле начинает буйствовать стихия, образуя вращающийся столб воды. А ещё по легенде, однажды над озером пролетал дракон и обронил над островом Ольхон свой клык. Клык упал на мыс Хобой, вонзился глубоко в землю, оставив в ней отчётливый отпечаток. Местные считают, что это их оберег. Однако учёные убеждены, что впадина образовалась из-за падения космического тела.
   В Байкале водится нерпа (род тюленей), а потому возникали даже разговоры о том, что есть некая связь Байкала с Ледовитым океаном, поскольку недостаточно ясно, как нерпа попала в Байкал. Её так и называют Байкальская нерпа. Никакой подземной протоки (имеется в виду её входное отверстие на дне озера), конечно, не было, поскольку по закону сообщающихся сосудов уровни воды в Байкале и океане выровнялись бы. Однако уровень в Байкале, по крайней мере, в течение последнего миллиона лет, находится на отметке, превышающей 400 метров над уровнем океана, а вода остаётся пресной. Связь с Ледовитым океаном существует только по речной системе: Байкал - Енисей - Карское море. Возможно, в геологической истории эта связь могла быть и иной, но всё равно осуществлялась по речной системе. Что же касается нерпы, то на территории России кроме океанской Кольчатой нерпы и Байкальской существуют также Ладожская и Каспийская нерпа. Ну, с Кольчатой нерпой всё понятно, а вот как нерпа попала в озёра (Каспийское море ведь, по сути, тоже озеро) не совсем ясно.
   -- Так, -- остановил восторг Сергея Владимир, -- в Сибирь мы тоже съездим, но немного позже. Очень уж далеко. Мы же договаривались, что будем постепенно усложнять свои маршруты. Но это касается и расстояний.
   -- И где же тогда мы будем сплавляться в этом году? -- решил уточнить Дмитрий. -- Не Кавказ и не Сибирь. И что же тогда остаётся?
   -- Я вам предлагаю съездить в этом году ещё в одну красивую местность. И реки, как мне говорили, там очень хорошие. И не так уж далеко от нас.
   -- И что это за такая интересная местность? Да ещё и недалеко от нас.
   -- Карелия.
   -- Ух ты! А ведь действительно классная местность. Как же мы забыли о такой. И он тут же по примеру Александра мечтательно продекламировал:
               Долго будет Карелия сниться,
               Будут сниться с этих пор
               Остроконечных елей ресницы
               Над голубыми глазами озёр.
   -- А там есть горные реки, ну сами горы там есть? -- спросил Мишка.
   -- Конечно, есть, -- ответил ему Геннадий. -- Не очень высокие - в пределах 570 м - но они есть. А пересечённый рельеф местности позволяет достаточно долго плыть на каяке. К тому же мы побываем не на одной реке, а на нескольких. А заодно и полюбуемся красотой тех мест.
   Генка в своём ответе Михаилу назвал слово каяк. И что же это такое? Слово "каяк" иностранного происхождения, и вошло оно в употребление именно как привезенное в бывший Советский Союз из-за рубежа тогда, когда оттуда стало возможным что-то привезти. Словари дают определение, что каяк/байдарка - это одно-двухместная лодка, приводимая в движение двухлопастным веслом. В английском языке существует только термин каяк, им называют все лодки данного типа. Байдарка - традиционное название с советских времён. Сейчас байдарка - это или спортивная лодка определённой конструкции или разборное туристическое судно. Отличие ещё в том, что каяк, это лодка, рассчитанная строго на одного гребца; чтобы управлять ею, необходимы умение, знания и опыт. Но звучное и короткое слово каяк очень понравилось всем ребятам, а потому чаще всего они так и называли свои байдарки.
   Есть ещё и такой вид лодок как каноэ, в котором атлеты сидят на одном колене и гребут веслом с одной лопаткой. Каноэ (англ. canoe, от исп. canoa - чёлн; заимствование из языка карибских индейцев) - универсальное название для безуключинных маломерных гребных суден (лодок) разных народов. Основное принципиальное отличие между каяком и каноэ - центр веса гребца. В классическом каяке гребцы сидят таким образом, что их центр веса находится чуть ниже уровня воды или на уровне воды, что увеличивает устойчивость и не даёт возможность расшатать лодку. Что касается каноэ, то здесь центр веса гребца находится значительно выше, нежели у каяка. Гребцы сидят на одном колене опорной ноги спортсмена, которая располагается на специальной опоре (подушке). Или же сидят на сидении, высотой примерно с маленькую табуретку. При этом конструкция лодки не предусматривает наличие руля. Спортсмен направляет лодку при помощи специального движения (подруливания). Гребцы используют весло с одной лопастью, попеременно делая гребки то с одной, то с другой стороны. Хотя зачинатели каноэ как раз гребли однолопастным веслом только с одной стороны. При этом однолопастное весло позволяет использовать каноэ и в очень ограниченном пространстве. На каноэ можно пройти сквозь стену камыша. Там, где с байдарочным веслом совсем неудобно. Или в очень узкую протоку - там, где не махнуть двухлопастным веслом. Вот только каноэ в основном используется для спокойной воды, где нет больших волн или быстрого течения.
   -- И какие же там реки? -- спросил Мишка Геннадия относительно Карелии. -- Ты их названия хоть помнишь?
   -- Честно признаться, нет, -- смущённо признался Генка. -- Названия не простые, но они у меня записаны. Я их вам позже назову.
   А такими реками в Карелии были, к примеру, Кереть, Нижняя Шуя, Укса, Умба (с выходом в Белое море), Чирко-Кемь и Кемь... В целом же республика Карелия пользовалась большой популярностью среди туристов-водников. Здесь насчитывалось более 3-х десятков рек, интересных для сплава на каяках, байдарках или катамаранах. Водный сезон в Карелии начинался в начале мая и заканчивался обычно в конце сентября. Маршруты представлены реками I-IV-й категории сложности, но большинство из них были, всё же, II-й категории.
   -- Ладно, поверим тебе на слово. Да и побывать в Карелии и в самом деле интересно. А как туда добираться?
   -- На этот вопрос я тебе отвечу, -- взял слово Измайлов. -- Я всё выяснил. В целом не так уж и далеко, и довольно удобно ехать. Менее чем через сутки - примерно 18 часов - будем на месте.
   -- Да ты что... Нормально. А это точно?
   -- Точно-точно, -- улыбнулся Владимир. -- Как говорит некая категория граждан, зуб даю. Расстояние от Ярославля до Петрозаводска 737 км. Поезд Ярославль - Москва. Выезд из Ярославля около полуночи. Пересадка в Москве в четыре ночи с хвостиком. А в Петрозаводске будем в 18 часов, тоже с хвостиком. Там мы заночуем, а утром станем добираться к рекам.
   -- О'кей. Я лично не против. У кого-нибудь из ребят имеются возражения?
   Молчание. Остальные парни только, молча, отрицательно покачали головой. И правильно они сделали, потому что в итоге всем отдых в Карелии понравился. Правда, там некоторые из них реально испытали что такое эскимосский переворот. Но они были готовы к этому, а потому всё обошлось без каких-либо происшествий. Итак, они походили на каяках уже по Которосли, по рекам своей и Владимирской области и даже по рекам Карелии. А что же будет дальше?..

* * *

   А в следующем, 2018-м году решено было поехать-таки на Кавказ. Правда, как говорили, сплав на каяках по многим реках Кавказа носил скорее обучающий характер - под руководством опытных инструкторов начинающие спортсмены оттачивали там свои навыки. Но оказалось, что это не совсем так - были там и, ой какие коварные реки. На Кавказе имелось большое количество маршрутов с разной степенью сложности. Это привлекало сюда водников и с разной степенью подготовки.
   Когда шестёрка обговаривала предстоящий маршрут, то возник вопрос - с какой реки начинать? И вот в этом вопросе возникли бурные дискуссии. Сплав по рекам Кавказа производился в основном по рекам Мзымта, Аксаут, Большой Зеленчук, Большая Лаба и река Белая. Эти реки в основном протекали по территории Адыгеи - республики, входящей в состав Южного федерального округа и являющейся частью Северо-Кавказского экономического района. Территория республики со всех сторон окружена территорией Краснодарского края. Владимир и Геннадий неплохо проштудировали речные маршруты в этом крае и остановились на 3-х реках: Белая, Большой Зеленчук и Аксаут. Примерно в таком же порядке возрастала и категория их сложности. Но беда была в том, что все они брали своё начало высоко в горах и текли с юга на север. Правда, р. Белая вскоре резко поворачивала на северо-запад и даже текла змейкой просто на запад, протекая и через административный центр республики Адыгея г. Майкоп. То есть последовательно эти реки проходить было нельзя - нужно было каждый раз возвращаться в горы.
   -- Так, тогда логично начать свой сплав с Аксаута, -- протянул Дмитрий, узнав от Геннадия эти детали. -- С востока на запад, закончим своё путешествие в Майкопе. А оттуда уже на Ростов-на-Дону и домой.
   Его поддержали в этом вопросе и другие ребята. Но как раз этого Измайлов делать не хотел. Почему? Да потому, что эти реки с востока на запад чередовались как раз в порядке, обратном их категории сложности - Аксаут (самая сложная категория), Большой Зеленчук, Белая. Его поддерживал, естественно, и Геннадий.
   -- Димка, -- доказывал он, -- Аксаут - река самой сложной категории. Мы совершенно не знаем этих рек. А потому нужно начинать с реки самой низкой категории сложности, то есть с Белой. Аксаутом именно заканчивать наше путешествие.
   -- Но так намного удобнее для возвращения домой.
   -- Дмитрий, -- поддержал свою правую руку и Владимир, -- нужно думать не об удобстве возвращения домой, а о безопасности. Ты видел в каком-либо виде спорта, чтобы спортсмены начинали выступать без разминки? Вот и у нас должна быть подобная разминка - сначала лёгкие упражнения, а уже затем более сложные.
   Но у Димки тоже были свои сторонники. Тот же Сергей заявил:
   -- Спортсмены делают разминку и основные свои упражнения, так сказать, в один день. А у нас они разделены во времени, и немало - сутки, а может быть, и более. Так что разумно сначала напрячься, а затем отдохнуть.
   -- Это в том случае, если ты на первой же реке себе шею не свернёшь, -- возразил ему Сашка. И у друзей бывают различные мнения по одному и тому же вопросу. Нельзя слепо поддерживать друг друга.
   -- А может быть, Саня, да и Владимир правы, -- неожиданно перешёл на их сторону обычно непримиримый Михаил.-- Как-то не больно охота сразу лезть в пекло.
   Но Димка и Сергей продолжали отстаивать свою точку зрения. И дебаты продолжались. Но, всё же, в конце концов, удалось переубедить и эту парочку. В итоге порядок рек наметился следующим: Белая, Большой Зеленчук, Аксаут.
   Что представляли собой эти реки? Река Белая, она же Агидея, Агидель была длиной 260 км. Истоки реки Белая расположены в гигантском цирке, образованном дугообразным известняковым Фишт-Оштенским массивом, включающим вершины Фишт, Оштен и Пшеха-Су. Массив имел развитые карстовые и ледниковые виды рельефа - пещеры, воронки, поверхностный карст. Разница между абсолютной высотой устья и истока, составляет 2283 м. Река Большой Зеленчук (длина 158 км) образуется слиянием двух рек: левый приток - река Псыш, правый - Кизгыч. Берёт начало в Зеленчукском районе Карачаево-Черкесии возле поселка Архыз. Река Аксаут (длина 77 км) - одна из наиболее многоводных рек, протекающих по территории Карачаево-Черкесии. Она берёт своё начало из Хасаутского ледника и сливается с рекой Марухой, образуя реку Малый Зеленчук. Да, самая короткая река, но и самая коварная.
   После окончательного решения вопроса о маршруте, перешли к вопросу о том, как им добираться до места сплава на Северном Кавказе. Этот вопрос оказался полегче предыдущего. В итоге в средине июля шестёрка села на поезд "Ярославль - Ростов-на-Дону". Из Ярославля они выехали примерно в половине второго ночи, а через день были в Ростове-на-Дону - примерно в половине седьмого утра; в пути - 1 день 5 часов. Затем автобусом Ростов-на-Дону добрались в Черкесск, на это у них ушло около 9 часов. Расстояние Ярославль - Черкесск составляло примерно 1800 км. Ну, а далее, к верховьям реки Белая уже местными автобусами, а к другим рекам даже попутками.
   Маршрут на реке Белая начинался в ауле Архыз, куда можно было доехать из Черкесска обычным рейсовым автобусом. Протяжённость сплава на р. Белой составляла около 120 км. Сплав проходил в Гранитном каньоне - участки III-й категории. Там были даже именные пороги: Киши, Восьмёрка, Кубанский, Шахматы, Прыжок.
   А далее следовал уже сплав по реке Большой Зеленчук - активное захватывающее мероприятие. Сплав по реке отличался разнообразием препятствий, порогов и окружающих видов. Обстановка постоянно и стремительно менялась. Долина реки то расширялась, то сужалась в каньоны. В целом же большая часть реки была бурной и порожистой - сами пороги до IV-й категории сложности (например, пороги "Пушка" и "Четвёртый взрывной"), они были трудными при любом уровне воды.
   Наиболее опасен для ребят был верхний участок реки Большой Зеленчук от аула Архыз до урочища Богословка. Здесь были расположены 3 опасных "взрывных" порога, которые образовались после проведения дорожных работ. Весь участок отличался крутым падением, высокой скоростью потока. А за 2 км до Богословского был последний порог верхнего участка "Лесенка". Его ступеньки создавали затяжной слив, усложнённый навалом струи на камыш у правого берега. В 300 м ниже - вторая ступень порога со сливом 0,5 м. Порог кончался шиверой - относительно мелководный (глубина 1,5-2 м) участок реки с беспорядочно расположенными в русле подводными и выступающими из воды камнями и быстрым течением. Но эту шиверу можно было преодолеть с ходу. А вот уже за этим посёлком было хотя и быстрое течение, но камней в русле немного.
   Был ещё один непростой участок, в селении Нижняя Ермоловка, в реке которого имелась наклонная плита с 1,5-метровыми валами за ней и прижим к левому берегу. Далее, до ближайшего моста, возле аула Ильич - перекаты, валы, стремнины, изредка попадались даже снесенные деревья.
   И вот начиная с этой реки, а затем особенно в реке Аксаут ребята полностью ощутили все "прелести" эскимосского переворота. Если в Карелии переворачивались, всё же, не все члены похода, то вот на Кавказе таких, которые не умылись бы принудительно водами горных рек, не осталось. Но, после такого купания, нужно отдать парням должное, они только улыбались и мысленно благодарили Владимира за хороший прошлогодний тренинг на Которосли.
   А сплав по реке Аксаут как раз и отличался особой трудностью. Ребята сплавлялись по Аксауту от аула Красный Карачай. Уровень воды был высокий из-за прошедших пару дней назад дождей, от этого скорость и мощь воды стали ещё больше обычного. Приходилось лавировать влево-вправо, постоянно обруливая камни. Парни старались проходить реку аккуратно. Река в целом была не особо широкой, но с большим количеством подводных камней, обливняков в русле и валунов вблизи берегов. При этом Аксаут на некоторых участках имел резкое падение - до 10 м падения высоты на 100 м реки. Да и течение было очень сильным - как-никак уклон 100 для реки довольно солидное значение. Кроме камней, в русле встречались прижимы, расчёски из нависающих деревьев, поваленные в воду стволы деревьев, завалы в узких местах - и все эти препятствия нужно ещё издали видеть, подготовиться и обходить. А времени на это было очень даже мало, весло нельзя было отпускать ни на миг, постоянно контролируя ход. Лавировка была очень трудной, в одно мгновение можно было налететь на камень и перевернуться.
   А в целом сплав по Аксауту - это был бесценный опыт, здесь шестёрке приходилось применять весь арсенал водника, все возможные ходовые и управляющие гребки, заколы, подтяжки, активно приходится работать корпусом.
   Но всё когда-нибудь заканчивается. Закончилось и это путешествие ребят, которое, как позже выяснится, оказалось самым длинным - более 3-х недель. Нет, по рекам они, конечно же, столько времени не ходили - бо́льшую часть времени у них забрала дорога из дому и назад, а также переезды с реки на реку. Но при этом парни вовсю полюбовались видами Кавказа, а потому остались довольны своим отдыхом.
   -- Да, классно мы в этом году отдохнули! -- подвёл итог Александр Большаков. -- Экстрима было хоть отбавляй, да и хорошую порцию адреналина мы получили. Вот бы и в следующем году так же отдохнуть...
   -- Отдохнём, -- успокоил его Сергей. -- Вот только где?..
   -- Будем думать над этим вопросом, -- пообещал Владимир. -- Времени для этого у нас предостаточно.
   -- У нас-то такой отдых ещё пару раз будет, это точно, -- вздохнул Мишка. -- А вот у Сашки с Димкой, он в следующем году наверняка будет последним.
   -- Да кто его знает, -- возразил Геннадий. -- Как обстоятельства сложатся. А этого мы пока предвидеть не можем. Возможно, и далее мы будем периодически так отдыхать. Вот только, увы, вряд ли уже таким полным составом, -- вздохнул он.
   -- Ладно, хватит унывать, -- подвёл черту Измайлов. -- Нужно собираться в обратную дорогу.
   А вот как раз с обратной дорогой проблем не было. В мае Сергей с Димкой с пеной у рта доказывали, что удобнее было бы ехать назад на Ростов-на-Дону из Майкопа. Но, оказалось, что из Черкесска, куда они приехали после прохождения Аксаута, это даже выгоднее делать. Время в пути автобусом из Майкопа составляло примерно 8,5 часов, а из Черкесска и того меньше - 7,5 часов. Ну, а далее уже знакомая им короткая дорога с автовокзала на железнодорожный, и обратный поезд "Ростов-на-Дону - Ярославль".
  
  

ГЛАВА 3

Были сборы недолги...

  
   Но это всё происходило в былом времени, а сегодня на календаре было уже воскресенье 19 мая 2019-го года. Приближался полдень, именно на 12:00 в Бутусовском парке (любимом месте сбора шестёрки байдарочников) была назначена первая общая встреча в этом году. По телефону они иногда перезванивались друг с другом, но вот видеться не виделись. Разве что, возможно, Владимир с Геннадием встречались для обсуждения "стратегических" планов на лето.
   Собираться в парке участники будущего отдыха стали, ещё начиная с половины двенадцатого, и за 10-15 минут до полудня уже все были на месте. Они просто соскучились друг по другу, кроме того, было интересно узнать, чем на сей раз их порадуют Владимир и его помощник Геннадий. Это не означало, что другие участники походов на каяках не имели своих планов или просто собственного мнения. Просто Измайлов и Криницин в течение года досконально изучали предполагаемый маршрут. Изучали, конечно, пока что чисто теоретически, но, учитывая мнения тех, кто там когда-либо побывал. Это могли быть и реальные (воочию видимые или слышимые по телефону) участники сплавов на различных реках России или же комментарии о таких походах, взятые из Интернета. И, как правило, предложения руководителей шестёрки принимались, и ребята никогда не жалели, что побывали в тех местах, которые им предложили Измайлов или Криницин. Споры, конечно же, бывали, но чаще во время уже самих деталей отдыха - как это было в прошлом году. И если были разумные, обоснованные предложения, то Владимир к ним прислушивался.
   Однако началась встреча не с обсуждения июльского отдыха, а, как это и предполагалось, с более будничных вопросов - какие новости появились у каждого из них за эти прошедшие уже почти 9 месяцев. И конечно, больше всего наседали на Дмитрия и Александра, которые примерно через месяц получат диплом об окончании высшего учебного заведения. И затем эта тема была продолжена вот в каком аспекте:
   -- Так, нам в этом году нужно будет начать поездку как можно раньше, -- протянул Владимир. -- Желательно с первых же чисел июля. Крайний срок не позже 7-8 числа.
   -- Это ещё почему? -- впервые за всё время удивился словам Измайлова Геннадий. Очевидно, этот вопрос они не обсуждали.
   -- Да потому, Гена, что нам нужно, кровь из носу, к 1-му августу закончить уже наше путешествие.
   -- Ну, не обязательно именно к 1-му августу, -- улыбнулся Дмитрий, поняв, к чему ведёт Владимир.
   -- Да, наверное, пара дней в запасе у вас будет. Какого числа в августе будет первый понедельник.
   -- Пятого.
   -- О, неплохо - целых 4 дня запаса.
   -- А-а, -- теперь уже понял Криницин, -- Димке и Александру уже на работу выходить...
   -- Вот именно. Так, они оба будут свободны ещё в конце июня, и могут начинать поездку хоть 1-го июля. У нас, остальных сессия к тому времени тоже закончится, но будут различные практики. Я не знаю, что за практики, скажем так у гуманитариев - Серёжи, Гены и Миши - но думаю, что они смогут выкроить несколько дней, то есть сократить на эти дни практику. Сможешь, Миша? -- спросил он именно Довлатова, поскольку чувствовал, что у историка Сергея и менеджера Геннадия в этом вопросе проблем не должно быть. А вот как у экономиста Михаила?.. - вдруг того заставят вести какие-либо расчёты на одном из предприятий.
   -- Я думаю, что смогу, -- успокоил Владимира Михаил.
   -- Всё ясно. Я думаю, что у Сергея и Геннадия тоже не должно быть проблем в этом вопросе, -- те, молча, кивнули головой. -- В общем, из всех нас я один только технарь, Дима не в счёт, поскольку у него уже никаких практик быть не может. У него с августа будет уже та практика... - жизненная. А вот у меня практика, да ещё после четвёртого курса может быть довольно серьёзной. Но я тоже постараюсь выкрутиться. Итак, тогда ориентировочно договариваемся на 7-е июля. Позже уточним и свяжемся по телефону.
   -- А куда ехать и или лететь? -- спросил Дмитрий.
   -- В Сибирь, -- Владимир жестом руки остановил обрадовавшегося Сергея, порывающего что-то сказать, -- но не на твой Байкал, -- улыбнулся он, -- а немного поближе. И, если уже быть более точным, то не в саму Сибирь, а на Алтай. Да, это, конечно, Западная Сибирь, но, всё же, её юго-восток. До твоего Байкала, по-моему, ещё около 1500 километров.
   -- Ну, не так уж и много, -- недовольно буркнул Марченко.
   -- Возможно, на следующий год мы съездим и к Байкалу, точнее, к его рекам в окрестности. Ты ещё точно в следующем году будешь в нашей команде.
   -- А Сашка?
   -- А это ты уже у него самого спроси. Ладно, прекращаем прения. У кого есть вопросы по сути. Ещё возражения имеются, кроме Серёжи?
   -- Да у меня нет возражений, -- объяснил тот. -- Я ничего не имею против Алтая - прекрасный край. Ты первый разговор завёл о Байкале. Я и слова ещё сказать не успел.
   -- Но очень хотел... -- улыбнулся Измайлов.
   -- Ну, -- тоже улыбнулся и развёл руки Сергей, -- это такое дело. Хотеть не вредно...
   -- Ладно, хватит вам спорить, -- вступил в разговор Михаил. -- Если по сути, то, как по мне, Алтай очень заманчивое предложение. Лично я только "за".
   -- Я тоже согласен, -- добавил Дмитрий. -- Ничего не имею против. -- Саша, а ты как? -- вопрошающе взглянул он на Большакова.
   -- Я тоже "за". Есть только уточняющий вопрос - а почему выбран именно Алтай?
   -- А это как раз из-за тебя, ну, ещё и Димы, -- рассмеялся Владимир.
   -- А почему именно из-за нас? То, что нам в августе идти на работу? Но тогда вроде бы не логично. Можно было что-то и поближе найти.
   -- Как раз всё логично. На Алтае мы не будем переезжать с места на место, как это было на Кавказе. То есть не будет попусту тратиться время. Мы там будем осуществлять сплав всего лишь по одной реке.
   -- На одной реке?! И что же это за река такая? Это же наверняка не Обь, вряд ли на ней есть перекаты и пороги?
   -- Конечно, не Обь. Эта река называется Чарыш. Это левый приток Оби. Но длина этой реки около 550 километров, -- на самом деле немногим меньше - 547 км,
   -- Ого! -- присвистнул Сашка. -- Приличная река.
   -- Да, приличная. Она берёт начало на склонах Коргонского хребта. В верхнем течении она протекает по горной местности, и лишь в нижнем течении выходит на широкую равнину. Но на ней как раз повсеместно встречаются пороги и перекаты. Конечно, нам на ней придётся всё равно недели 2 пробыть, но не месяц же. Да ещё дорога дальняя.
   -- А что, разумно, -- согласился и второй выпускник ВУЗа Дмитрий. -- Тогда не страшна нам и дальняя дорога. Времени хватит.
   -- Ага, тебе дорога не страшна, -- недовольно протянул Михаил. -- А мне она как раз страшна. До начала сплава на той реке наверняка никакие автобусы не ходят - это же в горах. Значит, придётся и пеша добираться. А мне всё это время таскать за плечами под 30 кг груза.
   -- Ну, ты же сам выбрал себе такой каяк, -- рассмеялся Димка. -- Теперь таскай. Своя ноша не тянет.
   -- Ага, не тянет. Ещё как тянет.
   Смеялись уже все. Дело в том, что у Михаила была одноместная байдарка-каяк "Triton Ладога-1". Это была очень хорошая лодка. Благодаря своему длинному и узкому корпусу "Ладога-1" обладала прекрасными ходовыми качествами, отлично вела себя на волне, а имеющиеся внутренние поддувные баллоны обеспечивали ей непотопляемость. Без проблем позволяла она совершать и эскимосский переворот. Первым себе такой же каяк приобрёл Владимир. Ну, Михаил по его примеру купил и себе такой же. Да, он стоил приличные деньги, но Мишку это не особо беспокоило - и свои деньги были, и родители далеко не бедные. Его отец заведовал экономическим отделом в довольно крупной компании. Потому Мишка и пошёл учиться на экономиста - по стопам отца. Но, наряду с немалой ценой этот каяк обладал также ещё немалым размером и приличным весом. Его длина в собранном виде была 4,9 м, а её вес составлял ни много, ни мало, а целых 24 кг. Да ещё различные покупные принадлежности к лодке, вот и набегало действительно под 30 кг. Конечно, при пешей "прогулке" такая поклажа была довольно ощутимой. Правда, от того же Владимира Измайлова ребята ни разу не слышали жалоб в отношении своего каяка. Он даже успокаивал Михаила:
   -- Миша, зато у наших каяков есть и свои преимущества в сравнении с байдарками остальных ребят.
   -- Какие же это? Цветом, что ли, они лучше? -- съехидничал Мишка.
   -- Нет. Не цветом. На наших с тобой каяках есть возможность установки паруса, -- и это действительно было так.
   -- И что, мы под парусом будем проходить пороги и перекаты?
   -- Нет, конечно. Но под парусом мы можем ходить по Волге. Ребята лет через 10, ну, может быть, через 20 точно забудут о сплавах на горных реках. А по Волге на каяках ходить не интересно. Да и работать вёслами будет становиться всё утомительнее. А мы под парусом спокойно, без напряжения будем управлять каяком.
   -- Ой, когда это ещё будет, -- махнул рукой Михаил.
   -- А тебе что, не терпится пенсионером стать? -- рассмеялся Измайлов.
   Но со временем Михаил немного успокоился по поводу тяжести своего каяка. Он лишь сегодня снова высказал своё недовольство. Но почему он успокоился? Ведь точно же не из-за паруса? Да, не из-за паруса. А дело было в том, что разборные каяки и сопутствующие им другие принадлежности были не единственным грузом, который тащили на своих спинах ребята. Машины ни у кого из них не было, а потому и доводилось тащить всё на себе. Да и в какую машину могли бы поместиться шесть каяков? Да и шесть человек - взрослых мужиков - легковушке не положено везти. Для них с грузом точно нужен был бы микроавтобус. Но вот чего не было, того не было. Правда, однажды было высказано предложение, что можно было бы брать напрокат микроавтобус и добираться до нужных точек сплава "своим" транспортом, а точнее - арендованным. Но от этого предложения тут же отказались. Во-первых, опыта вождения у них нет (хотя водительские права у некоторых ребят и были), а уж ремонтного и тем более. Случись что в дороге, то застрянут как минимум на несколько дней. А во-вторых, ну, подъедут они к точке сплава, а дальше что - все спустятся вниз по реке, а автобус... его куда девать? Или кто-то должен не сплавляться, а ехать на автобусе вниз, к точке окончания сплава? Можно, конечно, нанимать автобус с водителем. Но тот такие деньги запросит за поездку в тысячи километров, да ещё часть из которых пролегает по горным дорогам... В общем, шкурка вычинки не стоит.
   Так вот, при сплавах никто целыми сутками на реках сидеть не будет - нужно и отдыхать, и трижды в день питаться, и спать. И главное, пожалуй, именно спать. Но где, не под открытым же небом. А в походе на постой ни к кому не попросишься. А потому было 2 варианта: спать в спальниках или в палатке. Спальники были у всех - это мелочь, к тому же, с минимальным весом. На Которосли ребята спали в основном дома, поскольку реку с головой можно пройти за несколько часов. А вот при сплаве по рекам своей и Владимирской области начали спать в спальниках. Но это было не очень-то удобно, благо дождик их застал всего лишь один раз. Но всё равно спать в спальнике под открытым небом было плохо. Гнус им не надоедал, поскольку мазали лицо, а порой и руки, специальным кремом. Но на земле водится разная ползающая живность. Нет, имелись в виду не змеи, но различные букашки, которые норовили даже пролезть в приоткрытый рот. И ребята поняли, что без палаток им никак не обойтись. Но что, покупать каждому палатку и таскать ещё один мешок за спиной? Тогда решили сброситься и купить шестиместную палатку. И были такие хорошие палатки, например, польского производства, компании фирмы "Coleman" размерами 460в400в195 см. Ну, хорошо, купят такую палатку, но кто её носить будет? А её вес хотя и меньше, нежели каяка - 9 кг - но тоже ощутимый. Все по очереди? - ведь спать в ней будут все. Но захочет ли тот же Михаил к своим 30 кг добавить ещё чуть не треть своего груза? Да и просто это не по-человечески...
   И тогда было принято компромиссное решение - купить две трёхместные палатки "Coleman 1011" размерами 280в200в150 см. Это была лёгкая классическая двухслойная палатка с тамбуром и эффективной вентиляцией, а также простая и быстрая в установке. У палатки был широкий вход с противомоскитной сеткой, вентиляционный клапан, тамбур для вещей, а также компактная сумка-чехол для транспортировки и хранения. Имелся тент (185T RS полиэстер, 200 см) и внутренняя палатка (185Т полиэстер Rip Stop "дышащий"). И весила эта палатка всего 3 кг. А потому решено было, что носить эти 2 палатки будет та четвёрка ребят, у которых вес каяков намного меньше, нежели у Владимира и Михаила - попарно и по очереди. И вот тогда Михаил немного успокоился.
   Что же касается каяков у этой четвёрки, то у всех у них был каяк "Паша" - замечательное туристское многоцелевое судно: остойчивое, манёвренное и, вместе с тем, устойчивое на курсе, не очень сложное в сборке, лёгкое, достаточно прочное, надёжное и вместительное, относительно недорогое. Основные достоинства каяка "Паша", наряду с разборностью, были его малый вес и цена (34.300 руб.). Например, байдарка-каяк "Triton Ладога-1" (у Измайлова и Довлатова) стоила в 1,5 раза дороже - около 54.000 руб. Длиной каяк "Паша" был всего 320 см и весил всего лишь 10,5 кг - в 2,3 раза легче за каяк "Triton Ладога-1". А вот такой каяк первым купил себе Геннадий Криницин, не последовав примеру своего руководителя. Когда этот каяк увидели его приятели, то большинству ребят он очень понравился, и они (даже те, что позже откололись от основной группы) купили себе именно эту модель каяка, в том числе, Сергей, Александр и Дмитрий. Все эти каяки укомплектовывались ещё и трёхсекционным (удобным в перевозке), разборным, лёгким и удобным веслом, изготовленным из дюралевого сплава с антикоррозийной поверхностью, а сами лопасти - из ударопрочного полиамида.
   Но это всё некоторые отступления. А группа, между тем, начала решать вопрос о том, как им добираться в административный центр Алтайского края г. Барнаул. Прямых рейсов поездов, а уж тем более самолётов не было. И в том и в другом случае нужно было делать пересадку в Новосибирске. Прямой поезд из Ярославля до Новосибирска был, а вот прямого рейса аэрофлота не было. Нужно было лететь на Новосибирск через Москву.
   -- Ну что, каким транспортом будем добираться? -- спросил Измайлов. -- Поездом или самолётом?
   -- Поездом, -- буркнул Михаил.
   -- Но самолётом же быстрее. Или тебе денег жалко?
   -- Да при чём здесь деньги. Меня просто убивает этот идиотизм.
   -- Какой ещё идиотизм? -- удивился Дмитрий.
   -- Какой, какой?.. А вот такой - нам нужно лететь на восток, и немалое расстояние. Так почему мы должны перед этим лететь или даже ехать поездом на запад? А до Москвы как раз и нужно будет поездом ехать, а затем добираться до самолёта, к тому же аэропорту "Шереметьево". -- На Москву из Ярославля действительно не было рейсов аэрофлота, поскольку и поездом на такую поездку тратилось всего 4 часа. -- Давайте для полётов на восток будем вообще летать через Калининград, который находится на западе.
   -- Ну, через Калининград никто не летает. Все летают через Москву.
   -- А зря, -- упорствовал Мишка. -- Лучше бы через Калининград - так "удобно" было бы пассажирам. И сколько интересного они бы повидали. А главное, сколько бы денежек выложили. Меня-то деньги не особенно заботят, но есть у нас в стране люди, которых они очень заботят. Так почему они такие крюки должны делать? То же самое и с поездами. Ты вспомни, как мы во Владимир добирались. До него рукой подать, но нужно опять-таки ехать через Москву, в 2 раза увеличивая расстояние. Скоро из того же Новосибирска, чтобы попасть на Камчатку тоже нужно будет лететь через Москву.
   -- Ну, такого, конечно, не будет, -- протянул Александр.
   -- Да кто его знает чего можно ожидать от наших дебилов. Им бы только нажиться на пассажирах.
   -- И что ты предлагаешь?
   -- Да очень просто - установить прямую связь между областными центрами. Поездами это наверняка невозможно, но самолётами-то возможно.
   -- А если это не рентабельно? -- спросил уже Владимир. -- У нас в России, насколько мне помнится, около 70 областей и краёв.
   -- А я и не говорю, чтобы в день летало по 3-5 самолётов. Пусть это будет всего лишь один рейс в день. И даже не во все дни недели. Пусть даже будет всего лишь один рейс в неделю в один из её дней. Не поверю, что он будет не рентабельным. Хорошо, я даже согласен, чтобы были пересадки, но именно по направлению - летишь на восток, так и пересадки нужно делать в городах, которые расположены на востоке, но никак не на западе. Вот скажите мне, почему из нашего города нет авиарейсов в такие восточные города как Екатеринбург, Челябинск, Тюмень?..
   -- А откуда ты знаешь, что их нет?
   -- Знаю, как-то интересовался. Крупные города на Востоке страны! - и с ними нет связи, по крайней мере, из нашего города. А были бы туда рейсы, тогда и не нужна была бы связь того же аэрофлота со всеми областными центрами. И разве это не разумное решение?
   -- Ну, не нам это решать, -- пытался унять такую Мишкину категоричность Геннадий.
   -- Вот, вот. Всё к этому всегда и сводится - не нам решать... А кому решать? Я потому и говорю, что во многих наших правительственных кабинетах дебилы сидят.
   -- Так, давайте заканчивать этот беспредметный спор, -- начал помогать Геннадию уже и Владимир. Ему тоже порядком надоедало постоянное бурчание Довлатова и его задиристость. Но особых замечаний он ему обычно, всё же, не делал. Ведь сам-то он руководит группой только, так сказать, на общественных началах. -- Саша, Дима, -- продолжал Измайлов, -- чем вам лучше добираться на Алтай? Самолётом, или вас, как и Мишу, устроит поезд? В первую очередь это важно именно для вас.
   -- Устроит и поезд, -- махнул рукой Дмитрий, -- полтора-два дня погоды не сделают. Успеем мы ещё на работу. Тем более, если выедем не позже 7-го июля, как ты сказал.
   -- Хорошо, Серёже это, наверное, тоже не так уж важно. А потому решено - едем поездом. А назад - по обстоятельствам, как у нас получится. Мне говорили, что такой сплав рассчитан на 2 недели. Ну, плюс-минус 1-2 дня. Меньше, наверное, вряд ли будет, но и прибавка в день-другой нас устраивает.
   От Ярославля до Новосибирска расстояние напрямую составляло более 2600 км, а поездами так и вовсе 3134 км. И поезд добирался туда через 2 суток. А самолётом, даже с пересадкой (на поезде) в Москве, потребовалось бы максимум часов 10. То есть при полёте на самолёте выигрывалось более 1,5 суток. Но решено было ехать поездом, а вот назад, возможно, придётся и на самолёте. Как знать...

* * *

   Но вот прошло 1,5 месяца, и шли уже первые дни июля. Никаких непредвиденных ситуаций у ребят не произошло, и потому их планы начали претворяться в реальность. И согласно этим планам они выехали-таки из своего родного города на Алтай именно 7-го июля. Это было воскресенье, а потому в принципе могли выехать и в субботу - тоже нерабочий и неучебный день. Но, так же, как и во время сессии для преподавателей и студентов нет понятия неучебный день, и во время практики студенты иногда работали и в субботу, хотя она ведь тоже была выходным днём. Но именно эта суббота стала рабочим днём для Володи Измайлова, которому нужно было побыстрее закончить практику - ему и так по договорённости скостили пару её дней. Итак, выехали они из Ярославля в воскресенье в 5 часов утра, а во вторник примерно в такое же время (ещё + 2 часа) прибыли в Новосибирск. Далее им предстояла поездка по маршруту: г. Новосибирск - г. Барнаул - г. Бийск - с. Усть-Кан. Село Усть-Кан вроде бы (или его окрестности) и должно было стать отправной точкой их сплава по реке Чарыш.
   И вновь начались дорожные мытарства. От Новосибирска до Барнаула было 230 км, а от Барнаула до Бийска - ещё 162 км. Поскольку стыковка рейсов была неважная, то лишь во второй половине дня они, наконец-то, попали в Бийск. Автобусов на Усть-Кан в это время уже не было. Остановились в гостинице, помылись, отдохнули и хорошо отоспались. Бо́льшая часть поездки была завершена. А завтра, встав в 7:30, они наскоро перекусили и помчались на автовокзал. Расстояние между Бийском и Усть-Каном по серпантину горных дорог составляло 380 км. Выехали из Бийска в нужный им пункт в 10 часов с минутами. И как только ребята выехали за Бийск, их стали сопровождать умопомрачительные запахи лесов, трав, цветов... А ещё по дороге они отметили для себя несколько известных им названий населённых пунктов: Горно-Алтайск, Манжерок, Семинский перевал, Ябоган. В частности село Манжерок они запомнили по песне Эдиты Пьехи (сл. Н. Олев, муз. О. Фельцман) "Расскажи-ка мне, дружок, что такое Манжерок?..", исполненную ею в 1966-м году и посвящённую проходившему под селом фестивалю советско-монгольской дружбы. И во втором куплете этой песни звучали такие слова:
               Дружба - это Манжерок,
              Верность - это Манжерок.
              Это место нашей встречи
              Ман-же-рок...
   Приехали же они в Усть-Кан около 18 часов. Им ничего другого не оставалось, как снова заночевать, уже в нём. Но и это оказался не последний их не водный поход. Их здесь ждал сногсшибательный сюрприз. Они, - по крайней мере, Сергей, Александр, Михаил и Дмитрий, - естественно, думали, что завтра с утра начнут свой сплав по Чарышу. Но не тут-то было. Ребят здорово "обрадовал" Владимир. А началось всё с простенького вопроса Димки Фёдорова:
   -- Ну что, завтра с утра мы, наконец-то, начинаем наше водное путешествие?
   -- Нет, завтра не получится. Сплав начнётся уже послезавтра. А вот именно завтра нам ещё предстоит добраться до самой точки начала сплава.
   -- Вот как?.. Это что, ещё выше по течению реки Чарыш?
   -- Да, выше по течению, но не реки Чарыш, а реки Кумир - это левый приток Чарыша. Он впадает в Чарыш двумя километрами выше по его течению - около моста дороги Усть-Кан - Коргон.
   -- Оп-па! Но ты же за этот приток Чарыша ничего не говорил.
   -- Ну и что. А что о нём было говорить - это же как бы одна целая река. Вот только, -- улыбнулся он, -- Кумир намного сложнее для прохождения её на каяках, нежели сам Чарыш. После сплава на Кумире, Чарыш покажется вам отдыхом. На Чарыше, как мне говорили практически нет порогов, ну, разве что один-два. А вот его приток - это река II-III-й категории сложности.
   -- Ничего себе! -- возмутился Серёга Марченко. -- А как на Кавказе мы с ним, -- кивнул он головой в сторону Димки, -- предлагали проходить реки именно в таком порядке, чтобы потом отдыхать, то именно ты был категорически против этого.
   -- Там это было целесообразно, чтобы подготовиться лучше к быстрой и очень уж сложной реке Аксаут. А здесь Кумир в сравнении с тем же Аксаутом намного проще. Кроме того, там мы переезжали с реки на реку - вы сами говорили, что там мы больше ездили, чем плавали. А здесь никуда переезжать нам не нужно - сели в каяк в верховьях Кумира, а вылезли из него, образно говоря, уже в низовьях Чарыша.
   -- Хм, Серёга, -- улыбнулся, покачивая головой уже и сам Дмитрий, -- а Володя-то, скорее всего, прав - так действительно целесообразно. Да и удобно.
   -- Да я в принципе и не против такого маршрута, -- оправдывался Сергей. -- Просто неожиданно как-то. Можно было заранее об этом сказать.
   -- А заранее не интересно, -- хитро посмеиваясь, вставил своё слово Геннадий - вероятно, знавший о таком маршруте, -- должны быть в жизни какие-нибудь сюрпризы.
   -- Да, сюрприз приятный, конечно, -- вмешался в беседу Александр Большаков. -- Только вот не затянется ли наш сплав с этим Кумиром? -- вопросительно глянул он на Измайлова. Его с Дмитрием в этом вопросе можно было понять - 5 августа им нужно уже выходить на работу.
   -- Не затянется, -- успокоил Сашку Володя. -- Всё просчитано именно с учётом сплава по Кумиру. Даже, наверное, у нас будет выходной день где-нибудь уже на Чарыше - денёк отдохнём немного от махания веслами. Ещё вопросы есть?
   -- Нет, -- ответил за всех уже Мишка, до того не вмешивающийся в разговор.
   Реку Кумир, за её энергичный поток с 250-м перепадом высот и насыщенность препятствиями, особо ценили поклонники водного туризма. Начиная с 2005-го года, Кумир стал одной из площадок для проведения первенства России по рафтингу. Препятствия Кумира в основном представлены шиверами, которых там более 20, перекатами и относительно простыми порогами, общей численностью 17, относящихся к 1-3-й категориям сложности.
   Но теперь, как поняли ребята, для того, чтобы начать сплав, им нужно было добраться до точки начала сплава уже именно на р. Кумир. Но уже это точно не сегодня. А потому решено было заночевать в селе. Можно было, конечно, установить палатки и спать на свежем воздухе. Но никому этого делать не хотелось - ещё навозятся они с этими палатками, ежедневно то разбирая их утром, то вновь устанавливая вечером. А потому стали искать гостиницы или турбазы. А они в селе - районный центр - и около него, конечно же, были. Например, гостиницы "Улуу-Дракон", "Приют бродяги", "Аранур" и турбаза "Ойбок" возле Усть-Кана. И цены за ночлег, как оказалось, были там умеренными.
   А уже утром следующего они начали свой заключительный транспортно-пеший этап к месту начала своего сплава на реке Кумир. Это им пришлось делать сначала попутками, а бо́льшую часть пути и пешим ходом, но, тем не менее, они вполне успешно добрались и к месту назначения. От того же моста через Чарыш дороги Усть-Кан - Коргон далее, теперь уже по правому берегу реки Кумир начиналась лесная дорога, идущая вдоль реки до так называемого Ипатовского моста. И эта дорога была вполне хорошая и даже весьма оживлённая - были и пешие, и конные путники, а также мотоциклисты, трактора.
   Через некоторое время группа из шести ребят, минуя на попутке видимые сверху и издалека на реке Большой порог и порог Девичий - так их назвали попутчики каякеров - подъехала к р. Миндой. На всё про всё ушло, наверное, часа с полтора. Далее дорога, перед пересечением с р. Осиновка, круто поворачивала влево и вверх. И от этого места довелось идти уже пешком - дорога для машин была неважная, да и попуток в ту сторону не наблюдалось. После подъёма дорога постепенно начала спускаться к реке в район некой шиверы, и проходила она вдоль реки под красивыми скальными стенками. А ещё примерно часов через 5, остановившись по пути на небольшой привал с обедом, группа, минуя небольшие реки Щебнюха, Малая и Большая Осадина, вышла в район порога Красноярка. А далее путники, минуя видимый на реке порог Тормоз, вышли к ручью Сахаров. Немногим далее от него и было выбрано место для базового лагеря. Естественно, было решено, в этот день сплав уже не начинать - световой день постепенно близился к завершению. И вот теперь уже началась установка палаток и отдых, а вечером костёр с ужином и песни под гитару. И только в пятницу 12-го июля они наконец-то начали свой сплав на каяках - сначала по реке Кумир. А к этому времени со дня выезда из Ярославля миновало уже полных 5 суток, сегодня начался шестой день их путешествия.
  
  

ГЛАВА 4

Чарыш - жемчужина Алтая...

  
   И ребята не пожалели, что начали своё водное путешествие именно с Кумира. Им понравилась не только река, но сами пейзажи её окрестностей. Природа в верховьях реки приятно поразила их.
   Река Кумир рождается на склонах Коргонского хребта. Сбегая с каменистых гор, Кумир наполняется мощью, и бурным пенистым потоком несётся по глубокому скалистому ущелью. Промежуток в районе 40-го км этой реки, зажатой высокими стенами, и стал причиной её названия, ведь в переводе с тюркского "Комрю" означает обрыв, на вершине горы. И лишь на подходе к Чарышу немного расширяясь, река становится более спокойной. Но, в целом река своим буйным нравом и силой, словно древний дух проносится по земле, оставляя лишь блестящие капли, рассыпанные в воздухе и предупреждая людей о своем присутствии диким рёвом и грохотом. А ещё она прекрасна какой-то особой, дикой красотой. Хвойные и лиственные леса долины Кумира заполняют всё свободное пространство, включая скалистые насыпи вдоль реки, создавая пёстрый и густой узор, а порой, склоняя свои кроны к самой воде, образуя живописные растительные арки, причудливо отражённые в воде. В некоторых местах над рекой встречаются также и тёмно-зелёные величавые кедры.
   Начали они свой сплав с правой протоки реки, омывающей галечный остров. А далее были порог Тормоз, затем - метров через 400 - порог Красноярка (более мощный), названный, вероятно, в честь реки, которую они видели добираясь сюда, и которая брала своё начало неподалёку в этом районе. За Краснояркой - порог Медвежий (камень, похожий на медведя). А вот далее был, наверное, самый сложный для ребят участок: длинная шивера перед устьем реки Осиновка со скальной стенкой с правой стороны реки - слалом между обливных камней, валы и бочки высотой до 0,8 м. В результате подпора воды образуются так называемые водяные бочки - в том месте резко поднимается вода. Было и 2 переворота каяков - восстанавливать нормальное положение судна эскимосским переворотом довелось Геннадию и Сергею. Но, слава Богу, всё прошло нормально. А бывали в истории сплавов и трагические случаи от подобных переворотов, и даже с массовыми жертвами. Так, например, 10 лет назад при сплаве в Пермском крае перевернулся катамаран, в результате чего погибло 8 туристов. Но больше в этом году, в этом походе, Господь миловал, эскимосский переворот никому из ребят уже применять не довелось. А затем на реке была ещё масса порогов (Косой, Миндойский, Девичий, Большой, Малый...) и шивер, но уже было немного спокойнее. Ближе к устью в р. Кумир было ещё и несколько простых шивер. В общем, через день справ по Кумиру был успешно завершён, а сами ребята получили свою вполне достаточную порцию адреналина.
   А далее их у знакомого уже села Усть-Кана снова ожидал Чарыш.
   Чарыш течёт между горными грядами, но порогов (таких, которых принято считать профессионалами-сплавщиками) на нём нет. Хотя встречаются несильные навалы на скалы и локальные шиверы с пологими валами. А вот гордые местные жители считают, что на их родном Чарыше расположено около 15 порогов II-й категории сложности и множество шивер. Но реальную опасность для суден могут представлять разве что поваленные деревья у берегов и в узких протоках. Правда, характер реки меняется в зависимости от уровня воды. В паводок угрожают острова, мосты, прибрежные препятствия. В малую же воду приходится маневрировать на мелких перекатах. Течение везде быстрое, особенно при подъёме воды после дождей, множество шивер и перекатов преграждают спокойное течение реки. При сплаве по Чарышу особенно внимательными надо быть при прохождении скальных выходов и поворотов реки, где имеется возможность наскочить на скалы и камни, которые плохо заметны с наплыва.
   Что же касается самой береговой природы, то основной закономерностью в распределении растительности является разная поясность. Лес смешанный - сосны, ели соседствуют с берёзой, осиной. По речным долинам встречаются кустарник (смородина, малина, папоротник и т. п.). В долине реки есть неширокие поля и луга. Животный мир характеризуется смесью типичных обитателей тайги. Наиболее характерны для горно-таёжных районов белка, заяц, лиса, грызуны, встречаются и следы крупных диких животных. Из птиц - дятел, кедровка, журавль и другие. В реках и озёрах чаще всего встречается хариус. Кровососущих насекомых (комар, мошка, слепень, клещ) не очень много. В начале лета, правда, бывает большое количество клещей, но к средине июля их количество значительно уменьшается.
   Самый тёплый месяц - июль со средней температурой воздуха в долине Чарыша +180 С. Степень комфортности летнего климата красноречиво подтверждается множеством больших пасек, расположенных в тайге высоко в горах у подножия крутых склонов высоких гор. Вместе с тем, в альпийском поясе гор возможны ночные и летние заморозки, и даже летние снегопады, после которых снег быстро тает. Наибольшее количество осадков в виде дождя тоже выпадает в самый тёплый период лета - а он как раз сейчас и шёл. Однако летние дожди легко переносятся туристами, поскольку, как правило, они не бывают затяжными - и пока что дожди не надоедали ярославцам. Если посмотреть на карту Усть-Канского района, то можно увидеть около двух десятков озёр. И все они расположены у подножья самых высоких гор. Из них берут начало реки Бащелак, Кумир, Красноярка, Коргон, Иня.
   Когда шестёрка начала свой сплав от с. Усть-Кан, то они с удивлением отметили, что на протяжении 25-30 км между устьем Кумира и далее за селом Усть-Кан левый берег реки был довольно обжит местными жителями и автотуристами, а на правом заметны были рыбаки и покосы. Сравнительно дикая природа началась уже в нескольких километрах ниже Коргона, причём этот живописный участок продолжался меньше десяти километров, до устья Большой Татарки, ниже которого дорога на левом берегу появилась снова, и ожили берега реки. Особенно хорош был долгий глубокий плёс в нескольких километрах ниже Коргона, за островом и левым поворотом реки.
   В общем, если брать в целом, то сплав по Чарышу, и в самом деле, после Кумира показался ребята небольшим развлечением. Но им было приятно такое времяпрепровождение, поскольку во время спокойного сплава была возможность наблюдать за местными пейзажами - а те были самобытно красивыми. И однажды Михаил задумчиво протянул:
   -- Да-а, отдых у нас, конечно приятный. Но сама река для экстрима, ну, никак не подходит.
   -- Ну, почему, -- улыбнулся Володя, -- на ней есть даже участок "Президентского сплава".
   -- Что это ещё за участок такой?
   -- А по нему сплавлялся наш президент.
   -- Ты что, серьёзно?!
   -- Вполне. Это было 16 лет назад, только не помню уже в каком месяце, но примерно в такое же время.
   И в самом деле, 23 августа 2003-го года на Чарыше состоялся первый в жизни Путина сплав, который он совершил в сопровождении опытных инструкторов. Было преодолено несколько порогов, так званных II-й категории сложности. Чарыш действительно не очень-то сложен для сплава, но зато очень красив. Это отметил и сам президент, сказав, что он приятно удивлён красотой этих мест и доволен безопасностью сплава. После этого среди российских и зарубежных туристов вырос интерес к Чарышскому району. И, начиная с 2004-го года, здесь и появился новый туристический маршрут, который так и назвали - "Президентский сплав"
   -- Ну, этот маршрут как раз и подходит президенту, но не нам. Нам нужно что-нибудь посложнее, -- резюмировал Михаил, -- а вот места здесь действительно красивы.
   -- Делать ему нечего, -- вставил своё слово Дмитрий, имея в виду президента. -- Мало ему, что ли, дзюдо, хоккея, рыбалки, конных прогулок, дельтоплана? Он даже сидел за рычагами танка, а ещё за штурвалом пожарного самолёта принимал участие в тушении пожара под Рязанью...
   -- Да это всё обычный пиар, -- буркнул Мишка.
   А далее они услышали, как Фёдоров, как бы рассуждая сам с собой, негромко протянул:
   -- То, что мой тёзка Лавров сплавщик, это я знаю, а вот, что и президент туда же...
   -- Это ты о министре иностранных дел сейчас упомянул? -- спросил Геннадий.
   -- Ну да.
   -- А с чего ты взял, что он сплавщик?
   -- По телевизору слышал.
   -- И ты это видел собственными глазами?
   -- Можно сказать, что краем глаза - короткий эпизод. Но я же и говорю, что слышал, а не видел собственными глазами. Было сообщение, что он 4 года назад открывал где-то под Новгородом канал для слаломистов-водников.
   -- Под Новгородом?.. -- удивился Володя. -- То есть у нас на Волге? Почему же я о таком не слышал?
   -- Да не у нас под Нижним Новгородом, а именно под Новгородом - западном, старинном.
   -- А-а, вот оно что. А он что, и в самом деле занимается водным слаломом или сплавляется по рекам?
   -- Понятия не имею, никогда этим не интересовался. Я вам рассказал только то, что сам слышал, и частично видел. Как говорится, за что купил - за то и продал.
   Для уточнения следует сказать (то, чего не знали Сергей с Владимиром), что на открытии действительно под древним Новгородом в городке Окуловка спортивного сооружения для слаломистов Лавров удивил публику тем, что всего за 7 минут прошёл на рафте канал, длиной в 600 метров. Рафт - это однокорпусное надувное судно (элементарный пример - самая обычная надувная лодка). А рафтинг как вид спорта - это спортивный сплав по горным рекам или искусственным гребным каналам с бурным потоком. Кроме того, Лавров сообщил журналистам, что он довольно-таки давно - ещё с 1985-го года - увлекается гребным слаломом и активно занимается различными водными видами спорта. При этом он добавил, что предпочтение отдаёт рекам Сибири и Алтая, поскольку те ему очень нравятся, так же как и уральские и красноярские реки, особенно притоки Енисея.
   В общем, постепенно беседа сошла на нет. Так неспешно проплыло ещё несколько дней. И в один из вечеров у костра Александр спросил Владимира:
   -- Володя, ты говорил, что в один из дней мы устроим где-нибудь в этих краях полноценный отдых, то есть не будем махать вёслами. Я понимаю, -- улыбнулся он, -- что в последнее время мы и так не особо пашем. Но, всё же...
   -- А я и не отказываюсь от своих слов. Пожалуйста, выбираете, где, в каком именно месте нам остановиться на однодневный привал. Тем более что бо́льшая часть пути уже пройдена, можно естественно и передохнуть. Да и осталось нам до конца сплава уже недолго - ну ещё от силы 3-4 дня.
   -- Тогда, наверное, нужно посмотреть карту - какие на нашем пути есть населённые пункты. Не хочется останавливаться в поле и целый день бродить по нему. Куда интереснее посмотреть быт местных жителей. Ведь мы же даже Усть-Кан толком не рассмотрели.
   -- Да, я тоже считаю, что останавливаться нужно именно около населённого пункта. Гена, ищи карту! -- обратился он к Криницину.
   И через пару минут над картой местности склонились сначала 3 головы, а затем уже присоединились и остальные.
   -- Значит, так, -- провозгласил Измайлов, -- ближайшие селения на нашем пути, это Коргон, Красный Партизан, Чарышское, Маралиха, Краснощёково. Что они собой представляют, я понятия не имею. Знаю только, что, например, Чарышское - это районный центр.
   -- О, так это же прекрасно! -- обрадовался Сергей. -- Тогда в нём нам как раз и нужно остановиться. В районном центре будет больше чего посмотреть, нежели в обычном селе.
   -- Точно, -- добавил Дмитрий. -- Да ещё название хорошее - Чарыш, Чарышское. Село наверняка названо по имени реки, на котором оно стоит. Это то, что нам нужно.
   -- У кого-нибудь есть другие мнения? -- спросил Измайлов.
   Все только, молча, отрицательно покачали головой. Выбор был сделан.
   И вот уже наступило время однодневного отдыха. Ребята разбили свой лагерь перед околицей (или за околицей - с какой стороны считать) села, но именно на берегу Чарыша - неизвестно было, как местные жители могут отнестись к тому, что палатки поставлены на местном лугу. Они перед селом остановились на ночлег, чтобы у них завтра с утра был полный лень отдыха и ознакомление с селом.
   Алтайское не такое уж маленькое село Чарышское располагалось среди Бащелакского, Тигирецкого, Коксуйского и Коргонского горных хребтов. В нём проживало около 4 тысяч человек, в селе была развита социальная инфраструктура, активно велась застройка - в целом экономика села и района находилась на подъёме. И Дмитрий был прав в том, что село своим названием обязано протекающей рядом реке Чарыш - красивейшей водной артерии Алтайского края. Да и вообще село Чарышское в Алтайском крае славилось, в первую очередь, своей великолепной природой и нетронутой экологией.
   Красноречиво говорит о красоте и неповторимости этой реки стихотворение неизвестного автора, которое звучит так:
               Чарыш - жемчужина Алтая. Струит прозрачная вода,
               Он нежно горы обнимает. В леса оделись берега,
               Цветы и травы у воды медами воздух насыщают
               И сочной зелени ковры всё побережье устилают.
               В подножии чарышских гор стоят пузатые курганы,
               Веками свой несут дозор эпохи скифов ветераны.
               Река бурлит у скал. Поют на перекатах мели,
               Водоворотов кружится оскал. Над глыбами свисают ели.
               Здесь небо, горы и река слились в единое блаженство,
               Наверно, Ангела рука ваяла это совершенство.
   А уже утром, пока ребята приводили себя в порядок и на скорую руку готовили завтрак, к ним подошли двое местных парней, примерно их возраста. Ярославцы не ожидали такого раннего появления в своём лагере гостей, тем более что сегодня был понедельник, 22 июля - то есть рабочий день. Но, где работают местные ребята, неудобно было спрашивать, да и возможно, они тоже студенты и приехали домой на каникулы - захотят, сами расскажут. В общем, все познакомились, от предложенного совместного завтрака местные отказались, мотивируя тем, что дома плотно позавтракали. Имена парней были Григорий и Анатолий. А далее с одной стороны начались расспросы, откуда шестёрка приехала, а с другой - как живётся местным жителям и просьбы показать достопримечательности Чарышского, или хотя бы познакомить гостей со своим селом.
   Конечно, показать своё село местные парни согласились, и после завтрака и некого наведения порядка в своём лагере все, или точнее почти все, не спеша, направились к селу. Сторожить вещи остался Дмитрий. Правда, парни сказали, что из их односельчан вещи никто не тронет, но согласились с тем, что по реке может плыть не одна группа туристов, а что у тех на уме, никому не известно. Конечно, Дмитрий не сам вызвался охранять вещи, просто ему выпал такой жребий. За 4 года знакомства (а шёл уже 5-й) и совместного отдыха ребятам часто доводилось "бросать монетку", кому выпадет то или иное занятие. И они действительно как бы бросали монетку. Как бы потому, что не именно бросали, а тянули эти самые монетки из шлёма одного из участников очередного похода. У Михаила было заготовлено шесть одинаковых монет достоинством 5 копеек. Это был уже некий раритет, поскольку начиная с 2010-го года, такие мелкие монеты уже не были в обиходе страны. А сама монета (диаметр - 18,5 мм, толщина - 1,45 мм, масса - 2,65 г) была достаточно симпатичной - на её реверсе был отштампован Георгий Победоносец, убивающий змея копьём. В общем, монета нравилась Михаилу, он решил, что в будущем будет интересно показать кому-нибудь какие деньги ходили ранее. И он оставил себе несколько таких монет. Кроме того, у Мишки был младший брат (была ещё и сестра), у которого имелась копилка, которую тот тотчас разбил, узнав о том, что мелкие монеты вскоре прекратят своё существование. Он решил срочно потратить собранные деньги на свои карманные расходы. И тогда старший брат обменял у него ещё с десяток 5-копеечных монет аж на 3 рубля. А вспомнил Мишка о собранных монетах в год знакомства будущих сплавщиков, когда группа составляла ещё 11 человек. Тогда, во время сплава по Которосли на прокатных каяках было пару случаев, когда нужно было жребием определить человека, которому поручалось какое-то дело. И очень неудобно было писать на обрывках бумаги имена, чтобы потом вытаскивать их, свёрнутыми в трубочку. Вот Мишка и придумал вытаскивать монеты, ничего не писав при этом. Но монеты-то абсолютно одинаковые, не различимые между собой. Выбить, к примеру, на одной из них керном хоть пару точек или просто поцарапать монету не годилось - молодые, не огрубевшие от работы пальцы ребят, могли почувствовать даже эти точки или царапины. Но Мишке пришла в голову хорошая идея - он нитрокраской просто покрасил аверс одной из монет. Никакие, даже самые чувствительные пальцы не смогут распознать эту монету, а тащили эти монеты из каски, конечно же, отвернувшись. В общем, Мишкина идея пришлась всем по вкусу. Что касается именно сегодняшнего дня, то они, конечно же, обо всём расскажут Димке, а после обеда его место (тем же жребием) займёт кто-то другой из ребят.
   А те, по дороге к селу, конечно же, разговаривали, и местные ребята рассказали им одну притчу, или мистическую легенду, гласящую об истории, которая когда-то вроде бы произошла вблизи с. Сентелек их района. Легенда говорила о том, что в какие-то времена через реку Чарыш ходил паром. И был паромщик, переправлявший местных жителей с одного берега на другой. И вот в один из дней нужно было ему переправить доярок и удой. Паромщик предупредил, что переправлять всё сразу не получится: паром не выдержит. Однако, поддавшись уговорам доярок, на свой страх и риск, он, всё же, решил переправить всех сразу. И, конечно же, паром не выдержал и затонул. Из спасшихся людей остался один лишь паромщик. Выйдя на берег и увидев, что кроме него никто не осталось в живых, он вошел в воду и утопился. И с тех пор его призрак не может найти покоя и каждую ночь бродит по берегу. Очевидцы рассказывали, что видели глубокой туманной ночью силуэт мужчины в шляпе и плаще, бродившего по берегу, а затем вдруг внезапно исчезнувший в никуда. Конечно, ничего плохого он им не причинил, но сам факт его существования навёл на них дрожь!
   Но вот все уже вошли в село. Парни рассказывали что и где в нём находится. А в селе находился межлесхоз, типография, общеобразовательная школа, медицинские учреждения, ДСШ, музей... Активно развивается туристическиё бизнес. Село связано регулярным автобусным сообщением с краевым центром Барнаулом - 310 км на север. Сельские улицы Центральная, Молодёжная, Спортивная были расположены как бы параллельно р. Чарыш, их пересекали более короткие улицы и переулки. А вот одна из улиц - Партизанская, круто изогнувшись на север и вливаясь в ул. Никифорова вела к краевому центру.
   Пройдя далее, примерно за квартал впереди ярославцы увидели каких-то военных. Какого те рода войск естественно издали не было видно.
   -- У вас что, где-то поблизости воинская часть расположена? -- спросил Геннадий.
   -- Нет, -- улыбнулся Анатолий, -- это свои, местные.
   -- Как это местные военные?
   -- Да очень просто - это наши, алтайские казаки.
   -- А-а, вот оно что... А я живых казаков, точнее вблизи, и не видел, только по телевизору.
   -- Ну, так пойдём, я вас познакомлю с ними.
   -- Нет, не нужно. Это неудобно, они же не мартышки в клетке, чтобы их разглядывать. Ты просто расскажи нам о них.
   -- А что рассказывать... Люди как люди. Они просто бережно хранят свои традиции. Есть у них даже свой народный казачий певческо-танцевальный коллектив. А ещё через наше село проходит уже ставший популярным туристический маршрут "Казачья подкова Алтая". Он проложен по местам расположения объектов Колывано-Кузнецкой оборонительной линии XVIII-XIX-го веков.
   -- Интересно, -- протянул Сергей, -- а кто или что у вас ещё есть?
   -- Да больше вроде бы ничего особенного и нет, -- сдвинул плечами Анатолий.
   -- Ну, почему, -- возразил ему Григорий, -- есть ещё одна наша, местная, живая, так сказать, достопримечательность.
   -- Какая ещё? -- удивился даже его приятель.
   -- Ну, как же - старообрядцы.
   -- А-а. Да что там в них интересного?.. Ну, казаки, это да. У них хоть форма классная, а ещё шашки. А старообрядцы... Они же обычные люди. Встретит кого-нибудь из них на улице гость не из нашего села, то и не определит, что перед ним старообрядец.
   -- А что, вообще-то интересно, -- протянул Александр. -- Я даже не думал, что и сейчас ещё есть староверы.
   -- У нас как раз не староверы, а именно старообрядцы.
   -- А что, есть разница между этими понятиями?
   -- Есть. Да, очень часто старообрядцев путают со староверами, приписывая им одинаковое мировоззрение. Однако существуют отличия старообрядцев от староверов.
   -- И каковы они?
   -- Ну, мне рассказывали, -- продолжал Григорий, -- что старообрядцы являются представителями старого христианского обряда и отказываются принимать нововведения Христианской церкви. А вот староверы являются хранителями старой веры предков - дохристианской веры.
   -- Обряд, вера... Тоже не особенно понятно. Тоже термины как бы подобные. Сложно разобраться в этом неверующему человеку.
   -- Ты думаешь, что ты один такой, -- рассмеялся Григорий. -- Я и сам всего этого не очень понимаю. Просто запомнил, что мне деды говорили. Да, я крещёный, но вот сказать, что я такой уж верующий... -- смущённо покачал он головой. -- Просто, как бы это сказать... Вы вот походили по нашему селу и, наверное, ощутили некий сельский быт, самобытность, старую, что ли, самобытность. Так вот, говорят, что эту старообрядческая культура существует в селе исключительно благодаря старообрядцам - людям, которым небезразлична судьба родного края.
   Следует, наверное, дополнить короткий рассказ Григория о старообрядцах и о староверах, досказать то, чего парень не знал. Так вот, старообрядцы (их ещё называют раскольниками) образовались во время церковных реформ патриарха Никона. Отличия староверов от сегодняшних православных христиан состоит в ряде моментов служения и в написании некоторых частей Библии. Староверы считают, что нововведения православной церкви глубоко затрагивают внутреннюю духовную основу Христианства. И старообрядчество действительно широко распространено в Сибири. Ярким примером старообрядцев является семья Лыковых, которая в Советское время бежала в леса Сибири от преследований Советской власти.
   А вот вера староверов разительно отличается от веры старообрядцев. Староверы свято верят в Славянские Веды, в древнюю славянскую веру. По летоисчислению староверов сейчас идет Ночь Сварого - тяжелейшее время согласно ведическому знанию, так называемая Кали Юга согласно индийским Ведам. Староверы, в отличие от старообрядцев, имели более масштабное системное мировоззрение, охватывающее различные сферы жизни человека, ведь Веды - это не религия, а самое мудрое древнее знание обо всех сферах человеческой жизни.
   -- Ты смотри, -- улыбнулся Сашка после рассказа Гриши о самобытности села, -- как ты интересно, умно рассказываешь. Ты где-нибудь учишься?
   -- Учусь. Мы оба учимся, -- кивнул он в сторону Анатолия. -- И оба в Барнауле. Я в Алтайской академии экономики и права, а Толя - в Алтайском государственном аграрном университете. Сейчас на каникулах.
   -- Понятно. Коллеги, значит. Мы все тоже студенты, или бывшие. Я в этом году уже окончил медицинский ВУЗ. А Дима, тот парень, что в лагере остался, окончил технический университет. Остальные пока что студенты.
   А время, между тем, незаметно летело. Владимир, прикрыв немного глаза рукой, поднял голову вверх - солнце, как ему показалось, стояло в зените. Чтобы точнее определить время, он бросил взгляд на свои часы, после чего скомандовал:
   -- Так, ребята пора назад, в лагерь. Наступает время обеда, да и Диме в этом вопросе, наверное, понадобится наша помощь.
   -- Назад, так назад, -- согласился Геннадий. -- Да Димке и вправду нужно помочь.
   -- Так, Толя. Гриша, теперь уже вы наши гости, -- продолжал Измайлов, обращаясь к коренным жителям села. -- Пошли, пообедаем вместе. Домашняя еда - это хорошо, конечно, но порой нужно попробовать и пищу с дымком костра.
   -- А то мы её не пробовали, -- рассмеялся Григорий. -- Мы же за свои двадцать с лишним лет, не круглосуточно дома сидели.
   -- Ну, всё равно.
   -- Да мы и не отказываемся - в компании всегда веселей. Спасибо за приглашение! Да и дома нас не особенно ждут - работа.
   В лагере Дмитрий как раз заканчивал готовить обед. Утром обычно парни завтракали всухомятку, разве что запив горячим чаем. А вот в обед, когда это удавалось, у них было горячее блюдо и обязательно жидкое. Правда, именно днём обед у них был далеко не всегда - ему мешал сам сплав. Тогда этот "обед" переносился на вечернее время, и тогда он был уже действительно сытным. На сей раз Димка приготовил кондёр, который в равной мере используется как в России, так и в Украине (чаще). И это было правильно - и готовился он быстро, и в летнюю жару тяжёлые, наваристые супы как-то не "идут". А вот лёгкие, но, в то же время, сытные, съедаются в охотку и с аппетитом. А продукты для такого супа всегда найдутся в любом сельском магазине. Главными компонентами такого супа были пшено, лук, морковь, картофель и зелень. Могли ещё добавляться сырые яйца (добавляются в конце варки супа, и всё быстро расколачивается), а также варёная, резанная кубиками колбаса - если температура воздуха позволяла её хранить. Обычно в домашних условиях применяется мясной бульон. Но на природе и кондёр, приготовленный Дмитрием пошёл на ура! Не всем хватило, правда, посуды - хорошо хоть супа хватило, котелок был довольно вместительный, а готовили в нём всегда чуть ли не до краёв. После трудного сплава горячее жидкое блюдо съедали мигом, ещё и добавки просили.
   Но и с посудой выкрутились. Гостям естественно налили суп в миски первыми, А Димка (сыт был уже одними запахами и пробами) и Сашка пообедали, когда обмыли 2 миски (мисок было по счёту участников сплава) и в них налили кондёр уже им.
   После обеда все искупались и немного повалялись, загорая на прибрежном песочке. Как это ни странно, но ярославцам не часто удавалось в походах загорать. А впрочем, почему странно - они целыми днями сидели в каяках в полной, так сказать, экипировке - и каякская юбка, и спасательный жилет, и всё такое прочее. Во время сплава у парней загорали лишь лицо и руки. А вечером, по окончании сплава, какой уже мог быть загар.
   А далее, одевшись, они вновь пошли на прогулку, но на сей раз не в село, а просто побродить его окрестностями, полюбоваться алтайской природой. А за вещами по жребию пришлось следить уже Владимиру. И он это делал безропотно, как и всегда в таких случаях - он равноправно делил с другими путешественниками "тяготы" службы. Вечером же все тепло распрощались - двое путников направились в одну сторону, а пятеро других - в противоположную.
   А этот день, как показалось всем ребятам, пролетел очень быстро. Но все они, и местные, и приезжие остались очень довольны проведенным днём, который позже часто вспоминали.
  
  

ГЛАВА 5

Наконец-то отдых!..

  
   Но вот уже наступили и последние дни сплава. Точной даты, и главное точного посёлка, у которого они окончательно выгрузятся на берег, ребята пока что не знали, как не знали этого даже Володя с Генкой. Сплав уже шёл как по простой тихой речке, а потому решили, что остановятся возле какого-нибудь населённого пункта, через который проходит нормальная шоссейная дорога с автобусным сообщением. Прикинули время (то есть дни), посмотрели по карте и определили, что такими населёнными пунктами могут быть Новый Чарыш, Усть-Журавлиха, Красноярка, Елбанка. Новый Чарыш был далековато от такой дороги, а вот Усть-Журавлиха, Красноярка и Елбанка вполне подходили. И решено было остановиться в среднем из этих сёл, а именно в Красноярке. Через Красноярку шоссейная дорога проходила вообще по селу, в неё же ещё вливалась ул. Новая. Кроме того, всем ребятам понравилось и само название села - ведь они речку с таким названием видели в самом начале похода, в первый же день на реке Кумир. Они пока не знали, что именно эта река протекает и в этом регионе. Она текла немного выше по течению Чарыша и впадала в р. Алей (приток р. Оби). Сама же река Алей была самой длинной водной артерией Алтая - её длина составляла 866 км. Вот только она одновремённо относилась и к самым мутным рекам края. Именно на её берегах и притоках (их очень много, но все они были маловодны) были построены первые в России горнорудные предприятия.
   К этому времени ребята уже знали точную дату своей окончательной в этом году выгрузки на берег - это будет 26-е июля. Но в этот день они не собираются добираться до Бийска, Барнаула или Новосибирска. Они снова устроят себе приятный отдых, причём даже более чем на сутки. И не в самом селе, а ещё в 2-3-х км до него - выберут место получше. При этом выгрузятся на берег они днём именно 26-го, успеют ещё покупаться, позагорать, потом установят палатки, а уже поздно вечером усядутся перед костром, и будут петь свои любимые песни. А далее у них будет для отдыха ещё почти целый день 27-го числа, и только ближе к вечеру они направятся в село - 2-3 км даже с грузом на спине они преодолеют минут за 40. Там они остановятся в какой-нибудь гостинице или попросятся на одну ночь на постой - чтобы хорошо выспаться перед дальней дорогой. А уже прямо с утра 28-го на каком-либо транспорте станут добираться в один из городов - ближе к железной дороге. Карта у них, конечно же, была, но вот как из этих сёл осуществляется связь с городами, они не знали. В общем, времени до 5-го августа - дата выхода на работу Дмитрия и Александра - у них всё равно навалом.
   И вот уже группа ярославцев 26-го июля перед обедом плыла по Чарышу. В последние дни сплав по реке представлял собой, по сути, обыкновенную прогулку на байдарках, поскольку в низовьях Чарыш был абсолютно спокойным - а потому по их желанию в день можно было проплыть и 50 км, а можно было и всего 5 км. Потому-то они и подгадали дни и время так, чтобы быть в районе Красноярки именно сейчас. Карта этой местности у них, как уже отмечалось, имелась, а потому они и рассчитали всё так, чтобы остановиться на отдых перед Краснояркой не позже обеда. Чарыш вился причудливой змейкой. Плыли они, абсолютно не спеша, внимательно осматривая левый берег реки - чтобы выбрать подходящее место для лагеря. На правый берег Чарыша они не обращали никакого внимания. Дело в том, что Красноярка располагалась именно на левом берегу Чарыша, а с правого берега моста в район села не было. А потому, если останавливаться на правом берегу реки, то им после своего отдыха нужно будет снова на каяках переправляться на противоположный берег. А этого им делать естественно не хотелось. Кроме того, на правом берегу Чарыша никаких сельских построек тоже не было, да и за шоссейной дорогой, по сельской улице Новая в северо-западном направлении располагалось всего лишь с десяток построек - очевидно, не зря она так называлась. Но, если на правом берегу Чарыша не было построек, то зато там имелось несколько вытянутых, изогнутой формы озёр: Старый Чарыш, Карагужево, Мартыниха, Кривоозёрье, Боровое, Топольное, Плоское, Ворониха и другие, помельче. Но с самой реки их естественно не было видно. Правда, и через само село протекала маленькая речушка Фёколка, впадающая в Чарыш.
   Вот только сейчас для ребят существовало одно неудобство - за несколько километров до Красноярки река как бы разделялась на два русла: правое - основное, и левое - протока Быстрая. Останавливаться на протоке ребятам не хотелось, они как раз по ней сейчас плыли, и видели, что протока была слишком уж узкой - шириной всего 10-12 м, а местами и того меньше. А это означало, что она и не глубокая - какое уж купание в таком ручье... А от места соединения протоки с основным руслом Чарыша до самого села по прикидкам было всего лишь около 1-го километра. Приходилось делать выбор, и они его вроде бы сделали - решили останавливаться на основном русле перед селом. Да, очень уж близко до села - а потому может не быть им покоя от местных жителей, особенно пацанов. Но, с другой стороны, может быть, это и к лучшему, меньше времени будут завтра тащиться до села с поклажей. И вдруг спустя какое-то время Дмитрий поднял руку и скомандовал: "Стоп!", призывая всех остановиться. Что ребята и сделали, периодически подгребая веслами против течения, стараясь удержать каяки на одном месте. А затем Димка, улыбаясь, произнёс:
   -- Ребята, мне стукнула в голову одна мысль. А скажите, какая разница, с какой стороны в село идти?
   -- Не понял, -- удивился Геннадий, -- ты это о чём?
   -- А я понял! -- радостно закричал Мишка, не дав Дмитрию объяснить. -- Ну, и балбесы же мы. А Димка-то прав - что мы зациклились на том, чтобы делать привал именно до села. Ведь можно и за ним.
   -- Точно, -- рассмеялся Сашка. -- Гена, доставай карту, посмотрим, какой там Чарыш за Краснояркой.
   -- Да я и так помню - нормальный, широкий и никаких впадений рек или ответвлений.
   -- Что и требовалось доказать.
   -- Да, Дима, ты молодец! -- уважительно протянул Измайлов. -- Спасибо, за хорошую подсказку. Мы действительно зациклились. Так иногда бывает - одну идею вовсю обсуждают, забывая, что могут быть и другие... Вот теперь ты и веди нас, тебе флаг в руки -- улыбнулся он.
   До этого впереди всей шестёрки шёл Сергей Марченко, теперь же их ход возглавил Фёдоров. Ребята периодически во время любых сплавов менялись местом ведущего. Да, Владимир старший группы, но на воде-то опыт у всех абсолютно одинаков. Сейчас они как раз выходили из протоки в основное русло реки. А через десяток минут показалось уже и село. Но теперь группа уже спокойно плыла мимо его. И километров через 2-3 после села, Димка вдруг крикнул:
   -- Ребята, смотрите! -- и указал рукой немного вперёд в сторону левого берега.
   Даже издали было видно, что там имелся плавный спуск к воде, да ещё и с песочком (можно удобно причалить каяки), а потом на том же песочке ещё и загорать после купания. Кроме того, неподалёку был расположен небольшой холм, на котором находился то ли небольшой помост, то ли просто пара досок (это как раз видно было пока что неважно). И это был, вероятнее всего, самодельный трамплин для прыжков в воду.
   -- О, класс! То, что нам и нужно! Остановимся именно здесь! -- послышались радостные возгласы ребят. Место для отдыха было с общего согласия окончательно выбрано.
   Через пару минут подплыли к этому месту поближе, и увидели, что оно действительно их устраивает. Обстоятельно осмотрелись - река как река, широкая и течение более-менее спокойное. Чарыш в этом месте вился некой синусоидой, они сейчас находились в нижней её амплитуде по направлению к юго-востоку. Вышли осмотреть и сам берег, тоже всё в норме - есть и луг (ближе к селу), но в том месте, где они остановились, есть и растительность, и неплохая. Лесом эту растительность, возможно, и сложно было назвать, скорее ей подходило, наверное, название перелесок. Но деревья и кусты были довольно большими, росли и разреженно, и группами - обычный пейзаж алтайской низменности. А на правом берегу Чарыша на довольно обширном расстоянии (и вверх, и вниз по течению) был, скорее всего, именно лес - таким он, по крайней мере, представлялся издали. Правда, не видно было, насколько он велик вглубь. После такого беглого осмотра местности ребята начали, не спеша, и с облегчением стаскивать с себя амуницию для сплава, оставшись в одних плавках - солнце грело прилично. Затем, так же не спеша, но внимательно и капитально начали разбирать каяки, дав только просохнуть оболочке - теперь в разобранном виде каякам доведётся ждать уже следующего года. После этих трудов все искупались, и немного позагорали. В это время Мишка полез на холм и планировал прыгнуть с трамплина в реку. Но эту его затею увидел и тут же остановил Владимир, крикнув:
   -- Миша, отставить!
   -- Володя! Но почему? Если есть трамплин, то с него точно прыгают, -- Мишка тоже повысил голос - как-никак расстояние давало о себе знать.
   -- Возможно, прыгают, но вот когда... Может быть, после дождей, когда уровень воды в реке повысится. Мы не знаем в том месте глубины. Кроме того, мало ли что может быть скрыто под водой - железо, стекло, штыри металлические или деревянные, или же просто коряги... Так, ребята, -- обернулся он к остальным -- а ну-ка, разведайте там глубину и само дно.
   Охотники нашлись, поскольку и самим захотелось попрыгать. После чего Большаков доложил:
   -- Володя, всё в норме. Глубина довольно приличная, на дне ничего нет. Прыгать точно можно. В селе ребята тоже не глупые - видать, и сами всё проверили.
   -- Вот теперь можешь прыгать! -- крикнул Измайлов Довлатову.
   И тот сиганул вниз головой. Вынырнул он, наверное, через полминуты, и тут же поднял вверх большой палец. И с этой поры прыгать с трамплина начали все. Конечно, это был не трамплин - так, пара сбитых досок-горбылей (выпуклостями вниз), хорошо прибитых скобами к двум заколоченным в землю деревянным минисваям. А со стороны воды нависающая часть трамплина подпиралась приличным обструганным стволом дерева, возможно, тоже забитым в дно реки. В общем, просто и более-менее надёжно.
   Правда, этот трамплин немного смутил байдарочников. Они не безосновательно полагали, что если на реке есть такой удобный трамплин, то будет и масса местных любителей попрыгать с него. Да и для купания место было неплохое. А значит, им не удастся побыть самим. Набежит разная малышня, ну, в смысле подростки, и будет только путаться под ногами, совать свой нос куда попало, и всё тому подобное. В Чарышском к ним наведались вполне взрослые парни сродни им самим. А потому с ними было интересно общаться. А какое может быть спокойное общение с подростками, у которых в голове пока что одни лишь проказы. Правда, немного успокаивало ярославцев то обстоятельство, что место, на котором они сейчас разбили свой временный лагерь, находилось, всё же, далековато от самого села. Но ведь кто-то (и явно не один) сооружал трамплин, а потому наверняка наведываются и сюда - 2-3 километра для подростков небольшое расстояние. Правда, сегодня - шла вторая половина дня - их уже вряд ли кто побеспокоит. Но вот чего ожидать завтра?..
   Когда после купания обсохли, начали устанавливать палатки. Время обеда уже прошло, но о нём до этого времени никто и не вспоминал. А вот когда нормально обустроились, то начали соображать что-нибудь на расширенный обед, то есть уже на обед-ужин. При этом даже с заготовленным заранее спиртным - отметить удачный летний отдых.
   И вечер у них удался! Не столько едой и выпивкой, сколько песнями под гитару у костра. Гитара была Мишкина, и играл он на ней классно. Во время сплава он прятал гитару (всё же, на всякий случай упакованную в непромокаемый чехол) вовнутрь своей байдарки, за сиденье - в заднюю часть лодки. Вот ещё одно преимущество длинномерной байдарки-каяка "Triton Ладога-1". А вот во время пеших переходов он свою гитару никогда не носил. Её по очереди, бережно охраняя от возможных даже царапин, носила четвёрка ребят, у которых были каяки "Паша". И они носили драгоценную гитару вовсе не потому, что их об этом попросил Михаил. Нет, просто потому, что ребята уважали своего приятеля за прекрасную игру на гитаре. Да и какой там вес у гитары-то - это же пушинка, по сравнению с приличными по весу каяками, или даже 3-килограммовыми палатками. Голос у Мишки был обыкновенный, ничем не лучший, нежели у других ребят. А вот сама игра на гитаре!.. Когда он начинал перед расспевкой перебирать струны на гитаре, то у всех сердце то сжималось, то разжималось. Мишка, несмотря на свой бурчливый характер, а порой и задиристость, был хорошим, компанейским парнем. И довольно чутким к друзьям. Наиболее он сдружился с Димкой Фёдоровым, и тот больше всего его поддерживал. Как-то так уж получилось, что в группе ярославцев все разбились по парам - Владимир с Геннадием, Михаил с Дмитрием и Сергей с Александром. Но так оно обычно и происходит. Не бывает, чтобы у шести человек были абсолютно равные отношения друг с другом. "Паруются", так сказать, обычно по своим профессиональным или любительским (одинаковые, например, хобби или увлечения) интересам.
   Что касается песен, то всем ребятам нравились бардовские песни. Но фамилию какого барда можно было сейчас назвать?.. В этом вопросе парни были единодушны - писать хорошие задушевные песни, которые можно было бы петь у костра под гитару, сейчас никто не может. Тот же Дмитрий говорил:
   -- Ну, какие сейчас песни. Это же чёрт те что! Ведь современные певцы, те же Лепс, Михайлов, Билан, Лазарев и другие не поют, они же просто орут.
   -- Ну, а как же, -- смеялся его друг, -- кто сильнее орёт, тот лучше поёт, мол, у того голос лучший. По такому нелепому признаку. Мне отец как-то отец рассказывал, что нечто подобное во времена его молодости было в футболе, существовало как бы негласное правило - кто сильнее или выше всех бьёт мяч, тот и капитан. Ну, этим больше, конечно, грешили не шибко профессиональные команды. Вот сейчас и в музыке то же самое.
   -- Ну, того же Лепса настоящая фамилия Лепсверидзе, его родители выходцы из Грузии, -- уточнил Владимир.
   -- Не важно. От этого его крик меньше не становится. Ну, не умеют эти певцы задушевно петь.
   -- Они, может быть, и могли бы петь задушевно, если бы им писали задушевные песни. А сейчас песни в основном пишут "под певца", -- негромко протянул Сергей.
   -- Вот, правильно! Согласен. Не исполнитель выбирает песни, а поэты и композиторы пишут именно "под него". А он с самого начала орал. Вот и пишут ему именно "орущие" песни.
   -- Да какие поэты... -- махнул рукой Александр. -- Ты назови мне фамилию хоть одного известного сейчас поэта-песенника. Да таковых просто нет. То есть, поэтов разных масса, но какие там у них песни... Точнее именно слова. Нет, музыка порой очень даже ничего, но тексты песен... Это же не вдумчивые тексты, а просто набор слов.
   -- А таковых "поэтов" потому и много, что каждый из них просто хочет засветиться и урвать свой кусок пирога. Раньше хороших поэтов-песенников, именно песенников можно было по пальцам пересчитать. А сейчас...
   -- А раньше плохие песни и не пропустили бы.
   -- И правильно делали, -- решительно заявил Дмитрий. -- Зачем тиражировать такую чушь, которую сейчас пишут так званые поэты-песенники. Вот ранее были настоящие поэты-песенники.
   -- Вот только порой те, советские поэты-песенники присваивали себе тексты, написанные малоизвестными или и вовсе неизвестными авторами, -- задумчиво протянул Генка.
   -- И не только тексты, -- добавил Сергей. -- Нередко и музыку, то есть мотивы песен воровали. Например, мелодии, которые были написаны давно - намного раньше.
   -- Да, я знаю о таких вещах, -- махнул рукой Димка. -- Читал, что даже такая классная песня, как "Орлёнок", тоже ворованная - она в своё время была написана белогвардейскими авторами - и слова, и музыка. Текст, конечно, наш "автор" немного переделал, откорректирован соответственно духу времени, но мелодия та же.
   -- Как в своё время гимн СССР и России, -- рассмеялся Мишка.
   -- Точно, -- улыбнулся и Димка. -- Так вот, возвращаюсь к современным, так сказать поэтам-песенникам. Они же свои дурацкие тексты штампуют чуть ли не каждый день. Всё направлено только на то, чтобы срубить бабло.
   -- Это точно, -- вновь включился в беседу Михаил. -- А где современные барды, песни которых все бы знали и пели, главное пели? Пели, как мы поём у костра, или дома на вечеринке.
   -- Да таких хоть пруд пруди, -- усмехнулся Геннадий. -- Половина современных певцов пишет песни сами для себя.
   -- И ты называешь эту чушь песнями? Настоящие бардовские песни были только в советские времена, да и барды-то какие! - Визбор, Окуджава, Берковский, Городницкий, Высоцкий, Розенбаум, Митяев, Никитин... Сейчас никто им и в подмётки не годится.
   -- Так, вы долго спорить будете? -- остановил всех Владимир, до того времени в основном просто слушающий высказывания своих приятелей. -- Если старым бардам никто в подмётки не годится, то давайте и споём сейчас песни именно этих бардов - настоящих поэтов и музыкантов! Миша, давай-ка нашу!
   И Михаил тут же радостно принял из рук Измайлова свою гитару. А нашей у них была песня Александра Городницкого "Перекаты". Миша немного побегал пальцами по струнам, а затем зазвучала музыка песни, под которую он пропел первую строчку песни, а дальше её уже с удовольствием подхватили все:
                 Всё перекаты, да перекаты,
                Послать бы их по адресу.
                На это место уж нету карты,
                Плывём вперёд по абрису.
                            А где-то бабы живут на свете,
                           Сидят друзья за водкою.
                            Владеют камни, владеет ветер
                            Моей дырявой лодкою...
   Да, эту песню написал Александр Городницкий в 1960-м году - советский и российский поэт, один из основоположников жанра авторской песни в России. Ребятам был очень по душе и сам автор их любимых песен, поскольку тот не был профессиональным песенником. Он был как бы из их породы (вот только как им до него дотянуться), то есть учёным - геофизик, доктор геолого-минералогических наук, профессор, академик РАЕН, заслуженный деятель науки РФ, главный научный сотрудник Института океанологии им. П. П. Ширшова Российской академии наук. Его песни пели целые поколения молодёжи. Да, песни были написаны уже давно, но романтики продолжали их петь, современных подобных песен эта группа ярославцев не знала (так, ерунда всякая). А вот у Городницкого были, например, такие очень задушевные и именно романтические песни как "Старинная пиратская" (Пират, забудь о стороне родной...), "Атланты" (Когда на сердце тяжесть...), "Над Канадой" (Над Канадой, над Канадой небо синее...), "В Уэльсе" (В Уэльсе тёплые дожди...), "Памяти Владимира Высоцкого" (На Ваганьковском горят сухие листья...), "Нас осталось мало" (Нас осталось мало, нас осталось мало, запевай бодрее...). А ещё у него были такие замечательные песни как "Песня полярных лётчиков", "Песня болотных геологов", "На материк", "Чистые пруды", "Паруса Крузенштерна", "Геркулесовы столбы", "Атлантида", "Вальс геофизиков", "Бульварное кольцо", "Песенка радиста", "Колымская весна"...
   Однако они пели не только песни Городницкого, но и песни других советских бардов, которых недавно упомянул Михаил. Эти песни нравились всем. А какие песни сейчас поют у костра или за столом? А вот Александру нравилась ещё одна песня, написанная не бардами, а профессиональными песенниками. Правда, сейчас она была как бы "не в тему" - женская...
   Дело в том, что Александру нравилась его фамилия - Большаков... Что-то такое большое, значительное. Правда, когда он учился в школе, то над ним некоторые ребята подшучивали, говоря, что его настоящая фамилии, наверное, была Большевиков. Просто, мол, после развала Союза его отец немного сократил свою фамилию. Но это, конечно же, были просто школьные приколы и хохмы. А ещё в юности он услышал одну песню, которую пела Людмила Зыкина, и которая ему понравилась - столетней давности песня, как говорил сам Сашка. На самом деле песня не была столетней давности, она была написана в 1960-м году композитором Марком Фрадкиным на слова Николая Доризо. Впрочем, песню "Перекаты", так нравившуюся Шурке и его приятелям, Александр Городницкий написал тоже в 1960-м году. Примерно в это же время была написана и песня "Манжерок". Что касается песни, которая понравилась Александру, и которую пела Зыкина, то она так и называлась "На тот большак", это была песня из кинофильма "Простая история". И первой её исполнительницей была Клавдия Шульженко. А уже после неё и Зыкиной эту песню иногда исполняла ещё и Алла Пугачёва. Песня и была в общем-то "женской", но очень красивая. И особенно нравился Саше её первый куплет, в котором пелось:
                 На тот большак, на перекрёсток
                 Уже не надо больше мне ходить.
                 Жить без любви, быть может, просто,
                 Но как на свете без любви прожить?
   Именно тогда Александр впервые услышал слово большак, которое ему понравилось и запало в душу потому, что оно тоже было связано с его фамилией. Конечно, сейчас эта песня не вписывалась в реестр песен ребят-байдарочников, но её, тем не менее, тоже можно было петь у костра, а уж за столом и тем более, ибо была она очень задушевной. Какие бы певицы не пели эту песню, они не орали, а негромко пели её душой и сердцем.
   А тем временем песни у костра продолжались. Кроме многих песен Александра Городницкого были спеты ещё и отдельные песни Юрия Визбора ("Солнышко", "Милая моя"...), Олега Митяева ("Как здорово, что все мы здесь сегодня собрались"...), Булата Окуджавы и, конечно же, Владимира Высоцкого. В этот вечер, а скорее уже ночь ребята пели песни чуть ли не до хрипоты. И легли они спать уже за полночь. Но куда им было спешить - завтра могут встать хоть и в 10 часов, а то и позже. Всё равно у них будет ещё почти полноценный день отдыха. А отоспаться они смогут уже в селе - перед дорогой домой.
  
  

ГЛАВА 6

Недоумение и тревога

  
   Но вот уже и наступило то самое завтра. И ребята не затягивали со своим сном, встали они, как ни странно, когда малая стрелка их часов не дотянулась ещё и до цифры 9. А впрочем, что тут странного - это дома в выходной день можно валяться в постели и до 11 часов, да ещё, если в комнате имеется телевизор - включил это чудо техники, и то ли смотришь его, то ли ещё продолжаешь спать. А на природе, несмотря на то, что сон на свежем воздухе крепкий, долго не поспишь - поскольку та же природа наполнена разнообразными звуками: и шум ветра, и шорох деревьев и трели пролетающих птичек...
   Но, даже выйдя уже из палаток, они ещё долго сладко зевали и потягивались, радуясь такому чудесному утру. А затем они пошли к реке умываться. Но это только сказано было "умываться", а на самом деле они естественно полностью залезли в воду. Правда, пока что с трамплина не прыгали. Вода, конечно же, с утра была далеко не парная, но зато она хорошо освежила их, и остатки сна тут же улетучились. А далее они начали думать о том, что бы им сварганить на завтрак. Палатки они пока что не спешили разбирать - успеют ещё, это не горит.
   -- Так, что у кого осталось из съестных запасов? -- спросил Димка. -- Тащите всё сюда. Нужно их доедать. Завтра в селе на дорогу свежие купим.
   -- А обед, ужин? -- остановил его Генка.
   -- Поужинаем тоже в селе. А на обед... Что-нибудь сообразим.
   -- Что ты сообразишь, если сейчас все продукты используешь?
   -- А я придумал, что мы сообразим, -- объявил Мишка. -- Давайте сходим в лес и насобираем грибов.
   -- Какой лес? Разве же это лес?
   -- Ну, пусть и не такой уж лес, пусть перелесок. Но грибы в нём точно должны быть. Ты вспомни, что нам говорили Гришка и Анатолий из Чарышского - что в их лесах имеются маслята, лисички, белые грузди. А там леса, скорее всего, примерно такие, как и здесь.
   -- Так эти грибы больше в хвойных лесах бывают, а этот смешанный.
   -- Всё равно, и в нём грибы есть. Даже в одних лиственных лесах бывают сыроежки, рядовки, подберёзовики, подосиновики, вешенки и даже те же грузди.
   -- А если грибов и нет, то точно есть ягоды, -- добавил Мишка, -- например, та же ежевика. А ещё я знаю, что бывает и дикая смородина.
   -- Точно, -- поддержал его Сергей. -- Она ещё называется репис. А ещё может быть также малина лесная. И она ароматнее, целебнее и питательная, нежели садовая.
   -- Так, что вы спорите, -- пытался остановить этот базар Александр. -- В лес точно нужно идти, что тут от скуки маяться. В реке же не будешь целый день сидеть. А в лесу, пусть и в перелеске мы точно что-то найдём - то ли грибы, то ли ягоды.
   -- Саша прав, -- резюмировал Владимир. -- В лес действительно нужно идти. И с пустыми руками мы точно не вернёмся.
   Как-то сложилась такая практика, что Измайлов очень редко принимал участие в подобных спорах ребят. Он просто выслушивал их мнения по тому или иному вопросу, а потом уже обобщал и подводил итоги, после чего принималось окончательное решение. И оно в преобладающем большинстве случаев было верное. Ребята ценили Владимира ещё и за это его качество.
   -- Так, понятно. В общем, как я уже говорил, тащите всё съедобное, -- продолжил тему завтрака Димка.
   -- Только вот что, -- остановил собирающихся расходиться ребят Владимир. -- У кого имеются остатки какого-то масла или жира - его пока что не приносите, оставьте на обед. Если мы найдём грибы, а я думаю, что мы их таки найдём, то их лучше поджарить. В жареном виде они намного вкуснее, нежели просто отваренные.
   Как это ни покажется странным, но у туристов была и сковорода. Она, правда, была небольшая и разборная, то есть просто у неё снималась металлическая, но покрытая посредине пластмассой ручка. Чаще всего над костром её в процессе приготовления блюда приходилось кому-то держать, но были случаи, когда ребята находили жёсткую проволоку. Тогда из неё выгибали 2 П-образные стойки, которые под неким наклоном втыкали в землю с боков костра, а на неё и устанавливали сковороду. И тогда придерживать её рукой доводилось только в том случае, когда нужно было в сковороде что-либо помешивать.
   Правда, сейчас помыслы ребят были уже не о завтраке, а скорее об обеде - точнее о прогулке в перелесок. В общем, Димка с Михаилом начали заниматься приготовлением завтрака, остальная же четвёрка стала разбирать и аккуратно упаковывать палатки - они им в этом году уже тоже не понадобятся.
   В итоге на скорую руку, как говорится, позавтракали (перекусили всухомятку), уложили вещи, спрятали, сложив в одну кучу каяки и палатки, и начали серьёзно настраиваться на поход в прибрежный лесок. Но, увы, на прогулку в лес пойдут не все - ведь всё имущество необходимо было охранять, а потому кому-то выпадет именно такая участь. Но кто останется сторожить, добровольно на это вряд ли кто-нибудь согласится? Придётся тащить жребий.
   -- Так, Миша, ищи свои монетки и неси их сюда, -- обратился к Довлатову Владимир.
   -- Монетки я сейчас найду. Но каски мы уже упаковали вместе с каяками.
   -- Тоже мне проблема. У нас есть котелок, миски...
   -- И то верно.
   Через пару минут Михаил принёс свои старые пятаки и положил их в приготовленную Измайловым миску. Пятаки, перевернув окрашенную монетку краской вниз, перемешали и начали их тянуть.
   На сей раз Мишкину окрашенную с одной стороны 5-копеечную монетку вытащил, к его большому неудовольствию, Александр.
   -- О, -- тут же рассмеялся его друг Сергей Марченко, -- тебе, Шурка, повезло. Нам бродить по лесу, нагибаться, царапаться о кусты... А ты тут будешь отдыхать - купаться, загорать, да и вообще ничего не делать.
   -- Издеваешься, да? А давай поменяемся - ты тут отдыхать будешь, а я буду "пахать" вместо тебя в лесу.
   -- Не-не-не, -- тут же замотал головой Серёга. -- Тебе жребий выпал, вот ты и отдыхай. Ну, всё, пока!
   -- Пока-пока! Без грибов не возвращайтесь.
   Интересно, что Шуркой Большакова называл только Сергей, да и то нечасто. А у того было такое имя, которое можно было варьировать по-разному, чего с другими именами сделать было гораздо сложнее. Как только не называли по имени Большакова: Александр, Саша, Сашка, Сашуня, Саня, Шура, Шурка, Шурик. И практически на все имена он откликался, не указывая собеседникам, как его называть. К примеру, мама называла его чаще всего Саша или Шурик. Отец - Саша, Саня. Ну, а друзья-приятели всеми этими и другими именами. Сам же Александр не любил только имени Шура, хотя оно и было довольно приятное на слух, казалось бы даже лучше, нежели Шурик. Но при этом имени Большаков просто улыбался - ему тут же ассоциировался его тёзка артист Александр Демьяненко. По его ролям в фильмах этот простоватый, порой неловкий, но неунывающий и находчивый студент нравился миллионам зрителей. Нравился он и Большакову, а потому он и не возражал относительно имени Шурик, хотя от него и веяло детством. Но почему же тогда Александру не нравилось более взрослое имя Шура? Нет, оно тоже было ничего. Но если имя Шурик ассоциировалось у Большакова с простодушным студентом Шуриком, то имя Шура ассоциировалось у него с певцом Шура́.
   Шура́ (SHURA) - был псевдонимом российского эстрадного певца Александра Медведева. Это был эпатажный певец, который привлекал к себе внимание зрителей не только своими выступлениями, но и своим внешним видом (какое-то время у Шуры́ отсутствовали передние зубы), нетривиальными поступками и слухами о своей нетрадиционной ориентации, которые артист активно поддерживал. Шура́ не уставал шокировать аудиторию, чем снискал как любовь одной её части, так и неодобрение и насмешки другой. А позже вообще злые языки заговорили о наркозависимости и алкоголизме певца. И свою наркозависимость Медведев подтвердил, назвав её главной причиной своей страшной болезни - рака. После этого Шура́ перенёс сложную операцию и длительную химиотерапию, которая проводилась одновременно с лечением от наркотической зависимости. Вот потому Александр, но уже Большаков и не любил, когда его называли Шура.
   Но это просто небольшой экскурс в историю любимых и нелюбимых имён Большакова. В этом плане, то есть по поводу своего имени, сейчас Александра абсолютно не беспокоило, кто и как его назовёт. Ему просто обидно было, что все пошли на интересную прогулку, а он тут остался, и будет изнывать от безделья. Ну, хорошо, искупается он, пару раз прыгнет с трамплина, позагорает, а дальше-то что?.. Хуже нет, как остаться одному и ждать когда же вернутся твои приятели. Время тогда тянется со скоростью черепахи. А делать-то совершенно нечего. Кроме купания и загорания никаких дел больше нет. Ну, разве что можно газету ещё раз перелистнуть - купили разные газеты пару дней в одном из сёл, и одна из них у него сохранилась. Правда, он её уже читал. И вдруг он вспомнил о том, что когда читал газету, то видел на её последней странице какой-то кроссворд. -- И то есть хоть какая-то забава, -- подумал он. -- Будет занятие для того, чтобы хоть как-то время сократить, дожидаясь своих сотоварищей.

* * *

   Всё это он думал уже тогда, когда ребята стали расходиться, а точнее всей пятёркой просто уходить из импровизированного лагеря. Место, на котором он остался уже и лагерем-то назвать было сложно - всё имущество спрятано, точнее просто укрыто. А на берегу только он один, да ещё его верхние вещи, которые он не спешил пока что укладывать в гермоупаковку. И вот минут через десять Большаков остался один на берегу реки. Купаться ему почему-то не хотелось. Он с полчаса погрелся на солнышке, но и это ему надоело, да и обгореть можно было - у него практически был только тот загар, который он приобрёл в первую неделю июля ещё дома, полностью рассчитавшись с институтом. А во время сплава, как уже упоминалось, ребятам редко удавалось загорать. Купаться - это да, а вот загорать... увы.
   В общем, Сашка пошёл искать свою гермоупаковку с вещами, а в ней газету и шариковую ручку. Не так быстро, но вскоре он эти 2 предмета нашёл, и через время вернулся на прежнее место. Но и само место ему уже надоело. Да и заполнять кроссворд в газете не очень-то удобно - не на что её положить. Он огляделся вокруг и его взгляд упал на возвышенность с трамплином. -- О! -- подумал он, -- это то, что мне нужно. И внизу всё перед глазами, да и обзор реки, а также местности за ней тоже более выгодный, и газету можно на доски положить. Он забрал газету с ручкой и направился к холму. Там он постоял немного, рассматривая раскинувшиеся перед ним пейзажи, а затем удобно расположился с газетой, правда, сам он лежал не на дощатом настиле (там неудобно было), а на зелёной травке. Затем Сашка развернул газету и стал разгадывать кроссворд. Как он понял, тот был средней степени тяжести - многие заданные вопросами слова Шурка щёлкал, как семечки. Но попадались слова и потяжелее, над которыми ему приходилось немало размышлять. Правда, и те он в итоге разгадывал, когда на пересечение с ними появлялись в качестве помощи уже буквы от постепенно разгаданных других слов. В общем, минут через 45-60 (Александр не засёк время, когда он начал разгадывать кроссворд, хотя часы и были у него на руке), неразгаданными осталось всего 4 слова. Три из них, как Сашка чувствовал, он знал - просто нужно было время, чтобы он их вспомнил. А вот четвёртое слово стало для него камнем преткновения. Вроде бы и Бог с ним - ну, не разгадал он какого-то слова, мало ли в кроссвордах бывает сложных слов. А человек не может всё знать, никому это не под силу...
   Но Большаков огорчён был тем, что это пока что неразгаданное им слово было на такую близкую ему студенческую тему. А вопрос звучал так: "Зачётная книжка студента XIX-го - начала XX-го века". Слово было из 8 букв, но из них известны были (на пересечении с другими словами) лишь две. Вторая буква была "а", а седьмая - "у". И сколько Сашка не бился, он так и не смог его разгадать, похоже, что он просто не знал его. А он вроде бы не так уж плохо в целом знал историю XIX-XX-го веков, это были не такие уж и древние времена. Он даже с Серёгой часто обсуждал многие темы по тому времени. А здесь, как назло - ну, ничего не получается. Слишком уж мало для слова из восьми букв было пересечений, а значит, и ставших известными букв. Тогда Александр попробовал определить это слово подбором букв, но получалась какая-то абракадабра. Вторая буква "а" слова давала множество вариантов, но вот предпоследняя "у"... - именно она и образовывала эту абракадабру. С таким окончанием было не так уж много слов...
   В общем, времени на разгадывание этого слова у него ушло, наверное, больше, чем на разгадывание кроссворда в целом. Александр почувствовал, что у него от умственного напряжения даже начинает побаливать голова. -- Так, всё, -- решил он, -- нужно освежиться, а то, вероятно, перегрелся на солнце. Вот искупаюсь, а потом, возможно, это слово и придёт мне на ум. -- Он глянул на часы, время уже было послеполуденное. Так, гляди, скоро и ребята вернутся. Он встал, потянулся и направился к помосту - не идти же ему на берег, чтобы окунуться в воду, окунётся прыжком. Вот только ему нужно было куда-то спрятать газету и ручку. Газету он свернул и сунул в щель между досками подальше от их нависшего края над водой. А вот куда деть ручку? Никаких камней поблизости не было. А положи он её просто так на траву или на доски, ветер легко может сбросить её - и ищи-свищи потом. Не так уж её и жалко - стоит копейки - но просто может ещё пригодиться. Он подумал немного и просто сунул её в плавки - резинки плотные, она не выпадет. А за 5 минут купания ничего с ней не случится - контакта воды с пастой практически не будет. Да и выйдя на берег, он сразу её вытрет и просушит. Да и не растворится хорошо упакованная в стержне паста в воде - это же не спирт, вот он точно разжижил бы пасту. А так всё будет о'кей. О часах он вообще не думал - с ними точно ничего не случится, пролежи они и сутки в воде - они водонепроницаемые. У всех ребят они были подобными, но это и понятно, учитывая специфику их летнего (водного) отдыха.
   Далее Александр сделал пару шагов к помосту, вновь потянулся. Затем расслабился и посмотрел вдаль - всё было нормально. Но вот когда он глянул вниз, то здорово удивился - воды он не увидел, разве что её было видно со средины реки. А вот под трамплином воду закрывал какой-то сероватый туман, похожий на небольшое облачко. -- Откуда было взяться туману? -- недоумевал Сашка. Но затем он подумал, что туман над водой - это обычное явление. Правда, чаще он бывает утром, а иногда и вечером. А вот в обеденное время... Но мало ли какие климатические условия на Алтае - он же их специально не изучал, а знает всего лишь понаслышке. Да и, кроме того, он прекрасно знал, что вода в этом месте никуда не делась, и воды там много - вчера он это не единожды проверял: и когда с ребятами определял глубину, разведывая при этом дно, и когда он лично совершил несколько прыжков с трамплина. Туман? - ну, и пусть себе будет, он не помешает ему прыгнуть в воду, это же не дерево, не камень, не бетон, а такая субстанция, которой он и не почувствует. В общем, Сашка стал на доски поближе к их краю, сгруппировался и, не раздумывая больше, сиганул вниз головой...

* * *

   Пятёрка грибников возвращалась из перелеска в свой условный лагерь в приподнятом настроении - они насобирали и грибы и ягоды. Не мешок, конечно, но на обед точно хватит. Если только в лагере не появились гости - местные жители, да ещё и пацаны. Тем более что сегодня суббота - день-то выходной, могут быть не только пацаны. Тогда едоков может здорово прибавиться. А мысли ярославцев уже витали о том, что вскоре они все вместе начнут чистить грибы, а затем будет вкуснейший обед. Да, он будет поздноватым, но ничего страшного - меньше будет у них необходимости вечером разыскивать в незнакомом им селе столовую или кафе. Купят что-нибудь в магазине, тем и перебьются - к такому режиму питания им не привыкать. Зато после сегодняшнего обеда они ещё и полакомятся вкусными ягодами. Когда же они подошли ближе к тому месту, где оставался Большаков, то с удивлением поняли, что вряд ли там есть какие-нибудь гости - уж больно тихо было, да и на видимом им пространстве вообще ни одной живой души не наблюдалось. Ладно, вскоре всё выяснится.
   И вот лесные путешественники были уже метрах в 100 от места вчерашней высадки.
   -- Что-то Александр нас не встречает, нет у него нюха, -- съехидничал Димка.
   -- Просто обиделся, что ему выпало караулить вещи, -- пояснил Сергей.
   -- Ну, тут уж такое дело, -- пожал плечами Владимир, -- не он, так кто-нибудь другой оказался бы на его месте. Чего обижаться... Все мы в такой ситуации побывали.
   -- На обиженных воду возят, -- добавил Генка.
   -- Саня, ау! -- крикнул Марченко, когда все подошли к тому месту, где были прикрыты их вещи и каяки.
   Никакого ответа, никакого даже шороха.
   -- Так, купается, наверное, -- предположил Михаил.
   -- Не похоже, уж больно тихо, -- с сомнением отреагировал на это Владимир.
   -- О, я знаю, где он! -- выкрикнул Димка. -- Он наверняка на холме. Залез туда загорать, да и заснул, наверное,
   -- Вполне возможно. Так, иди - проверь, -- попросил Дмитрия Владимир. -- Пусть уже спускается, работы всем хватит.
   Дмитрий направился к холму. Через несколько минут он спустился и подошёл к ребятам. Александра рядом с ним не было.
   -- Вот, -- протянул он Измайлову газету.
   -- Что, вот? -- не понял тот
   -- Ну, там наверху была только газета. А Сашки не было. Но он там точно был, разгадывал кроссворд. Я посмотрел. Слова написаны шариковой ручкой, но её самой я не нашёл - наверное, ветром снесло.
   -- Ага, -- скривился Мишка, -- металлопластиковую ручку снесло, а газету нет?
   -- Газету он засунул в щель между досками.
   -- Понятно, -- вставил своё слово Марченко. -- Но ручку нам уже не найти.
   -- Что вы о какой-то дурацкой ручке беспокоитесь?! -- разозлился Измайлов. -- Вы лучше скажите, куда делся её обладатель.
   Полнейшее недоумённое молчание. Ребята переглядывались между собой, но никто никаких предложений не выдвигал. Наконец Дмитрий неуверенно произнёс:
   -- Может быть, он в село пошёл?
   -- Он не настолько безответственный, -- резко возразил Сергей, -- чтобы идти в село и бросить здесь вещи, которые легко может любой человек украсть.
   -- А может, он нас встречать пошёл, -- выдвинул свою версию Геннадий. -- А мы разминулись.
   -- Нет, -- покачал головой Владимир, -- это в принципе то же самое. Я согласен с Серёжей, что Александр так поступить не мог. Он ответственный человек.
   -- О! Есть и доказательство тому, что он никуда не уходил! -- воскликнул вдруг Михаил, который одним ухом прислушивался к беседе, и вместе с тем осматривал местность.
   -- Какое ещё доказательство? -- удивился Измайлов.
   -- А вот такое, смотрите! -- и он указал на дальний куст.
   Все подошли поближе к этому кусту. А под ним лежали аккуратно сложенные спортивные брюки Александра, тенниска, кроссовки и носки.
   -- Не голяком же он пошёл, -- подытожил Михаил.
   -- Да, это именно то, что и требовалось доказать.
   -- Тогда что, он утонул? -- спросил Криницин.
   -- А вот этого я не знаю, -- ответил ему Владимир. -- И вы тоже не знаете. Но и такое могло случиться - заплыл далеко, ногу судорога свела, не смог доплыть до берега.
   -- Нет, Сашка хорошо плавал, -- снова возразил Сергей.
   -- Ну, и что, -- контратаковал Мишка. -- Говорят, что при судороге такая боль, что ты поражённым местом пошевелить не можешь.
   -- А ему в этом случае и нужно было шевелить той ногой или рукой.
   -- Как это?
   -- А вот так. Он лёг бы на спину и просто плыл по течению, потихоньку подгребая рукой к берегу. Он знал, как выживать в таких случаях. Ты забываешь, что он врач, дипломированный уже врач! -- Сергей знал своего друга намного лучше, чем кто-либо другой.
   -- О, а вот это ценное замечание, -- покачал головой Владимир, -- и такое действительно могло быть. Тогда Саша сейчас довольно далеко от нас - снесло его по течению реки.
   -- И что же нам делать?
   -- Что делать? Искать будем. Но только не ниже по течению реки, а пока что на этой местности. То, что его течением снесло, это только один из вариантов. Могло что-то произойти с ним и здесь. Никто не застрахован, например, от инсульта или отрыва тромба. Это происходит и в таком возрасте - от чрезмерных нагрузок.
   -- Да какие у нас в последние дни были чрезмерные нагрузки, -- махнул рукой Дмитрий. -- Детские шалости, а не нагрузки.
   -- Я это понимаю, -- вздохнул Измайлов. -- Но я не хочу сбрасывать со счетов любые варианты.
   -- А ещё есть такое понятие как синдром внезапной смерти, СВС, -- вставил Марченко. -- Мне об этом как раз Сашка и рассказывал. Это когда абсолютно здоровый человек внезапно умирает. Чаще всего СВС поражает новорожденных детей, но и взрослые люди ему подвержены. Учёные так и не могут вразумительно объяснить это явление, называя всевозможные причины. У взрослых людей ещё можно найти причину, а вот у детей...
   -- Я слышал о таком, -- добавил Мишка. -- Говорят, что душа ребёнка либо не желает существовать в данном теле, либо же выбрано неправильное время для её воплощения.
   -- Это интересно, конечно, -- резко произнёс Владимир, -- но вы сейчас не о том говорите. Вы лучше скажите - куда делся Саша?
   -- А, может быть, он и в самом деле утонул, -- тихо протянул Геннадий. -- Тогда нужно известить МЧС-сников.
   -- А самим что делать?
   -- Ну, не знаю. Ехать, наверное, домой. А МЧС-сники сами свое дело сделают.
   -- То есть, мы приедем в Ярославль, -- сурово взглянул на Генку Владимир, -- и скажем Сашиным родителям, что их сын, мол, утонул? Но тело, между тем, не найдено. Так, что ли?! -- И, не дав Геннадию ответить, тут же добавил. -- Тогда именно ты будешь тем человеком, который сообщит это им. Как тебе такая перспектива?
   Геннадий, потупив глаза, молчал. И не просто молчал, он буквально съёжился от страха. Понятно было, что такая перспектива его абсолютно не устраивала.
   -- Всё, прения прекращены, -- объявил Измайлов. -- Геннадий остаётся караулить вещи, остальные расходятся в разные стороны и ищут Саню.
   -- Володя, он мог и на ту сторону Чарыша попасть, -- уточнил Сергей. -- Да и течение, делая под тем берегом изгиб, как раз ближе к нему.
   -- Теоретически мог, но это маловероятно. Мы бы его видели, и он бы точно дал о себе знать. Но я не исключаю и такой вариант. А потому мы займёмся им уже завтра, как и тем вариантом, что его далеко снесло течением. Если, конечно, сегодня не найдём его.
   -- А сегодня что делать, если мы его не найдём?
   -- Ждать! -- коротко и резко ответил Владимир. -- Александр может и сам сюда вернуться. А вот если до утра он не объявится, тогда утром начнём расширенные поиски. Но, нам нужно, всё же, подкрепиться, не то мы с ног свалимся. А потому обед нужно готовить. И никаких жребиев мы тянуть не будем, не до того сейчас. Значит, так - здесь остаются Михаил и Геннадий готовить обед. Миша, ты в этом вопросе старший, и припаши Геннадия по полной программе, причём на самой грязной работе - пусть вовсю грибы чистит, таскает хворост и разводит костёр.
   -- А за что это мне такое наказание? -- обиделся Генка.
   -- За твои глупые помыслы и слова. В общем, ты должен выполнять все приказания Миши, он как бы остаётся за меня старшим группы. Ты понял?
   -- Понял, -- угрюмо буркнул Геннадий.
   -- Миша, тебе часа 2 на приготовление обеда хватит?
   -- Хватит. Главное поскорее почистить грибы. А сам процесс их приготовления много времени не должен занят. Я думаю, что и поджарить их успею.
   -- Хорошо. Так, -- Измайлов глянул на часы, -- сейчас без четверти три. Значит, сбор на этом же месте в 17:00. Пообедаем, и снова на поиски. Световой день сейчас длинный. Если, конечно, к тому времени не найдём Сашу. Всем всё ясно?
   -- Ясно! -- раздался нестройный гул голосов.
   Итак, двое остались в лагере, а троица - Владимир, Сергей и Дмитрий - отправились на поиски пропажи. Ярославцы искали своего земляка, с перерывом на обед, до самих сумерек. Но, увы, в этот день поиски Большакова оказались безрезультатными.

* * *

   -- Так, и что теперь будем делать? -- спросил утром Владимира Сергей.
   -- Сейчас быстро разбираем палатки. Это ставить их долго, а разбирать - плёвое дело. Да вы и сами это знаете. Далее мы собираем все вещи, в том числе и Сашины, и все вместе идём в Красноярку...
   -- Как в Красноярку?! -- перебил Измайлова Сергей. -- Но, если его снесло течением, то нужно идти вниз по течению.
   -- Стоп! Ты дослушай до конца. Сейчас я всё вам всем объясню. Это только единственный вариант, что его снесло течением. И мы его, конечно, отработаем. Но есть и другие варианты. А потому поиски нужно начинать именно с Красноярки, точнее сообщить о пропаже нашего товарища. И организовать уже совместные поиски. До села отсюда 2,5-3 километра. Это полчаса ходьбы быстрым шагом, а нам нужно действительно спешить.
   -- Ну, хорошо, это понятно. Но, может быть, нам параллельно и вниз по течению пойти? -- упрямился Сергей.
   -- Пойдёшь. Ты именно и пойдёшь, на пару с кем-то.
   -- А почему на пару с кем-то?
   -- Потому что все мы туда не пойдём, а тебе одному скучно будет, да и в случае чего не с кем и посоветоваться. Но пойдёте вы, точнее поедете, именно из Красноярки. Сядете на автобус или попутку, и поедете. Ближайшее село за Краснояркой вниз по течению Чарыша это Елбанка. Отсюда к нему далеко, всё же. По карте от Красноярки, я смотрел уже карту, до него напрямую около 15 км. Но это напрямую... Да и село, тоже, если верить карте, всё же, меньше Красноярки.
   В этом вопросе Владимир был прав. Если в Красноярке по переписи 2013-го года проживало около 700 человек, то в Елбанке эта цифра не дотягивала и до 600. А для небольших сёл разница в 100 человек, всё же, немалая.
   -- Хорошо, я всё понял, -- отреагировал на рассказ Измайлова Сергей.
   -- Если же Саши в Елбанке нет, то идёте вверх по течению, ища Александра - пешком уже в Красноярку притопаете. Связь поддерживаем по телефону. Спутниковые телефоны имеются у всех.
   -- Если только они не сели. Мы их давно не подзаряжали.
   -- Тогда мы срочно с утра в селе подзарядим один из телефонов. А вы, в случае чего, попросите мобильник у местных жителей. Наши телефоны на приём сработают.
   -- Хорошо. Всё понятно.
   -- Если результатов к вечеру не будет, вы к тому времени будете уже в Красноярке. И ещё одно - сейчас в Красноярке нам первым делом нужно будет подкрепиться, перекусить. Мы вчера не ужинали, а сегодня не завтракали пока-что. Но времени искать в селе столовую или кафе у нас нет. А потому перекусим тем, что найдём в ближайшем продуктовом магазине, сухим пайком, так сказать - печенье, кексы, вафли. Лучше всего кексы - они самые сытные и не такие сладкие как, к примеру, вафли. Ну, запьём какими-нибудь напитками - "Пепси" или "Колой". Только не переусердствуйте с ними. Я читал, что по подсчётам учёных ежегодно эти сладкие газированные напитки убивают более 185.000 человек. А потому на дальнейшее мы купим себе просто питьевой пешком уже в Красноярку притопаете. воды. -- В этом вопросе Измайлов был прав. Учёные нашли связь между употреблением сладкой газированной воды с атрофией головного мозга человека. А также эти избыточно сладкие напитки, да ещё и с различными консервантами, способствуют прогрессу таких заболеваний как сахарный диабет и рак, создают проблемы с сердечно-сосудистой системой. -- Так, всё ясно? -- спросил в заключение Владимир.
   -- Конечно, -- ответил за всех Сергей.
   -- Тогда ты едешь... О, мы же ещё не решили, кто поедет в Елбанку вместе с тобой. Так, будем бросать жребий или есть желающие отправляться на поиски вместе с Серёжей?
   -- Я поеду с ним, -- вызвался Мишка.
   -- Тогда, вперёд - сначала в Красноярку! -- и Владимир даже поднял вверх правую руку, как бы указывая ею путь, подобно тому, как на многих памятниках В. И. Ленин указывает "светлый" путь народу.
   Поиски Большакова велись весь световой день, на ноги были подняты официальные власти и многие жители двух сёл. Но и 28-го июля поиски Александра Большакова так же, как и вчера, вновь оказались безрезультатными.
  
  

ГЛАВА 7

Абсолютно ничего не понятно...

  
   В то время, когда пятёрка путешественников безуспешно искала Александра, он находился почти рядом с ними, и в то же время невообразимо далеко. И как же могли сочетаться такие взаимоисключающие друг друга понятия?.. Это казалось абсолютно непонятным, но, тем не менее, как ни странно, в этом случае понятия почти рядом и невообразимо далеко, всё же, сочетались. Приятели Саши, а в частности тот же Владимир Измайлов, во время обсуждения вариантов пропажи Большакова высказал предположение, что тот сейчас далеко от них (снесло течением). Но он даже представить себе не мог, насколько тот был далеко...

* * *

   Когда Большаков вынырнул из воды после своего прыжка (а вошёл в воду он, как и предполагал, абсолютно нормально - глубины с лихвой хватало, хотя он и прыгал как бы вслепую), то серое облачко под холмом начинало развеиваться, как ему показалось. Саша же тем временем, освежаясь, побултыхался в воде минут 7-10, после чего выбрался на берег. Облако к тому времени значительно уменьшилось. Но когда парень огляделся по сторонам, он с удивлением обнаружил, что местность ему как бы не совсем знакома. Купаясь, он не обращал внимания на берег. А сейчас он осмотрелся и увидел, что холм находится вроде бы подальше, нежели то было ранее. Кроме того, на нём вроде бы (издали не особо видно было) отсутствовал трамплин. Да и поблизости местность изменилась. Она была вроде бы и похожей, но не совсем такой. Когда же он подошёл вроде бы к тому месту, где были брошены под кустик его тенниска, спортивные брюки и носки с кроссовками, то он их к своему изумлению не обнаружил. И кому только понадобилось это старьё? Ну, кроссовки ещё куда ни шло, да и тенниска была в более-менее нормальном состоянии, но носки и брюки... -- Очевидно, -- подумал он, -- какой-то бомж в спешке захватил всё вместе - ему, вероятно, на бутылку не хватало. Чёрт с ней, с той одеждой, но вот без кроссовок плохо. Но что поделаешь, деньги есть, а потому ребята купят ему кроссовки или какую-нибудь другую обувь - не босиком же возвращаться домой.
   Но что-то всё равно было не так. Тогда Александр поспешил к тому месту, где были сложены мешки с разобранными байдарками - вдруг и там что-либо стащили, раскурочив мешки. Но, когда он подошёл, тоже вроде бы, к нужному ему месту, то совершенно опешил - ничего похожего на поклажу ребят и в помине не было. А уж её-то один человек унести никак не мог - шесть каяков для одного человека были неподъёмным грузом (даже в разобранном виде) и очень уж неудобным в переноске. И что, была целая группа воров - за столь короткий промежуток времени? Это уже точно чушь собачья... Да и растительность в этом месте была какая-то другая - кусты и деревья были вроде бы значительно моложе. А другие, наоборот - очень старые. И теперь Шурка понял, что его так удивило, когда он вышел из воды - и в целом на этой не такой уж большой территории и растительность сейчас была как бы помоложе, да и деревья росли, как ему показалось, не в тех местах, не в том порядке как то было с утра. Да, пусть местность и не была настоящим лесом, но растительности - деревьев и кустов - на ней было предостаточно. Но она была вроде бы какая-то не такая, какой была с утра. Или, может быть, ему просто так кажется? Правда, он немного сомневался - мог ли он так уж точно запомнить, в каком месте росло то или иное дерево или куст... Но, в общем-то, Александр почему-то всё больше убеждался, что местность, всё же, явно изменилась.
   Шурка подумал о том, что после прыжка в воду его могло отнести вниз по реке, хотя течение было не такое уж сильное (бурных перекатов, по крайней мере, не было), да ещё вблизи берега. Значит, решил он, ему просто нужно значительно расширить район своих поисков. Правда, ему пришла в голову мысль о том, что если он отойдёт далеко от этой местности, то ребята могут вернуться из лесу и не застать его на месте. И тогда уже они начнут поиски его самого. Но не сидеть же ему сиднем. Всё равно нужно искать. А ребята, придя в лагерь, точно окликнут его, не застав на прежнем месте.
   Он вздохнул и начал методично прочёсывать территорию местности. Сначала делал он это вопреки здравому смыслу, как бы "на автомате", вниз по течению реки. Но чуть позже он понял свою ошибку - если его снесло вниз по течению, то вещи нужно искать, прочёсывая территорию именно вверх по течению. -- Ладно, сейчас передохну и пойду в другую сторону, -- решил он и присел на какой-то бугорок. Вдруг в плавках его что-то кольнуло. -- Тьфу ты! -- выругался он, -- это же ручка. -- Он совсем и позабыл о ней, а ведь собирался после своего прыжка с трамплина в воду сразу же просушить её. Сашка вытащил её и протёр о высохшие за это время плавки. Затем он выдвинул её пишущий стержень и провёл себе по ладони - ручка писала. -- Хоть что-то хорошо, -- успокоил он сам себя. Но сейчас, вспомнив о ручке, он вспомнил и о часах. Он прекрасно понимал, что ничего с ними произойти не могло, однако решил убедиться. Стрелки на часах двигались. Александр перевёл взгляд на окно даты: 27.07, и одновремённо на соседнее окошко дня недели: SAT - сегодня оказывается суббота, во время сплава на дни недели он как-то особого внимания не обращал. Значит, с часами тоже всё в норме.
   Но по-другому и быть не могло. У Александра, как и у большинства его приятелей-сплавщиков, были кварцевые часы японской фирмы "Casio". Модели часов были разными, но всех их объединяло то, что они обладали водонепроницаемостью и ударопрочностью. Часы выдерживали давление до 20 атмосфер, а это означало, что с ними можно было плавать, и погружаться с аквалангом на глубину до 200 м. Они также имели минеральное циферблатное стекло, которое практически нельзя было поцарапать, а его прочность была таковой, что разбить его было сложнее, чем даже сапфировое. Корпус часов диаметром 51 мм - приличные по размеру - был выполнен из пластика, а на циферблате имелись одновремённо и стрелки, и электроника (дата, день недели и пр.). Кроме того часы имели массу и других функций: светодиодную автоподсветку, режим Мирового времени (обеспечивали отображение текущего времени в некоторых городах и определённых регионах мира), полностью автоматический календарь, таймер обратного отсчета с функцией повтора и 5 независимых будильников. Но, всё же, главным их достоинством были водонепроницаемость и ударопрочность.
   Правда, часы комплектовались обыкновенным каучуковым ремешком, но Сашка по примеру других ребят купил себе к ним, так называемый миланский браслет. Это был браслет из паракорда, который застёгивался и расстёгивался с помощью пластиковой защёлки фастекс. Паракорд - это лёгкий полимерный шнур, изготовленный из нейлона, изначально использовавшийся в стропах парашютов. Паракорд мог также использоваться для многих иных целей. Оболочка паракорда была сплетена из множества переплетённых волокон, благодаря чему являлась относительно гладкой. Это был специальный способ крепления звеньев цепи между собой с помощью якорьков, сцепленных в одной плоскости. В итоге по структуре такой способ крепления напоминает внешне средневековую кольчугу. Часовщики начали изготавливать браслеты с таким плетением только в прошлом веке, хотя само миланское крепление появилось ещё в XVIII-м веке в Италии и использовалось для производства ювелирных украшений.
   Паракорд, полностью изготовленный из нейлона, достаточно эластичен и в тоже время способен выдерживать огромные нагрузки и вес. Достигалось это не только его составом, но и креплением: внутри шнура нескольких плотных нитей, поверх которых наложена тонкая цветная оплётка. От этого повышалась прочность и износостойкость шнура. Главную ценность для различных спортсменов-экстрималов представляло как раз его содержимое - в расплетённом состоянии длина этой крепкой верёвки в среднем колебалась от 3-х до 5-и метров. А потому в особо тяжёлых условиях эта верёвка могла сыграть важную роль - в итоге даже сам ремешок часов был незаменим в походном комплекте.
   В общем, Сашка убедился, что две небольшие вещицы, которые у него остались, в нормальном состоянии. Шариковая ручка - это мелочь, конечно, а вот часы - они очень хорошие, долговечные, да и дорогие... И вот при мысленном упоминании о дороговизне, он вскочил на ноги и уже не мысленно, а реально крикнул:
   -- Чёрт возьми!! А мой телефон?!
   Раз он сейчас не находил ни имущества друзей, ни своего, то всё это пропало. Он даже не подумал сейчас о том же недешёвом каяке. Но у него в его личной гермоупаковке лежала ещё одна очень дорогостоящая вещь - спутниковый телефон. Значит, и его ему уже не видать. А это пропажа уже очень серьёзная. То, что в нём хранится много информации, включая фото и видео, с этим ещё можно смириться. Но сам-то телефон был хороший, да и нужен он почти для ежедневного пользования. В Ярославле Сашка использовал его просто как мобильник - ретрансляторы практически во всех городах мира имеются, а вот на отдыхе, да ещё в глухих местах - именно как спутниковый. И у всех ребят имелись подобные спутниковые телефоны - ведь и в походах необходимо было поддерживать связь со своими близкими. Спутниковый телефон - это тот же мобильный телефон, но передающий информацию напрямую через специальный коммуникационный спутник. По размеру спутниковый телефон был сравним с обычным мобильным телефоном, но обычно имел дополнительную антенну. У Большакова был спутниковый телефон "IP65 Iridium 9575". Размеры Сашиного телефона были вполне умеренными - 143в55в30 мм (и это вместе с антенной), а весом он был (вместе с аккумулятором) 266 г.
   Этот телефон, как считал Шурка, был самым надёжным, поскольку оператор связи Iridium был системой гражданской спутниковой связи, покрывающей 100 % поверхности Земли, включая даже полярные области. Iridium обслуживался 66-ю искусственными спутниками, вращающихся вокруг Земли по 11 орбитам. Да, иногда приходилось ждать связь до 10-минут, пока очередной из невидимых глазу спутников не появится на горизонте. Но 10 минут ожидания, это сущая ерунда. А вот некоторые другие операторы спутниковой связи обеспечивали ею только отдельные регионы, поскольку их спутники находились на геостационарной орбите, где они не двигались относительно Земли и не "видели" её полностью. Сашкин телефон был также оснащён ЖК дисплеем, вмещающим до 200 символов одновременно, и подсветкой клавиатуры, что делало возможным его использование в любое время суток. А ещё его GPS приёмник позволял отмечать точки маршрута и передавать свои координаты, поэтому после путешествия можно было проследить свой маршрут целиком, зайдя на спецсервер. Телефон также был оборудован программируемой SOS-кнопкой для немедленной связи.
   Сначала ярославские каякеры несколько скептически отнеслись к спутниковому телефону. Да, штука очень хорошая и для них просто незаменимая. Но есть серьёзная проблема - ребята прекрасно знали, что мобильные телефоны требуют периодической (и довольно частой) подзарядки. И где в условии горных рек, тайги ты найдёшь электрическую розетку, в которую можно было бы воткнуть подзарядное устройство?.. Но через время один из них случайно услышал, что эта проблема сейчас вроде бы успешно решается. Оказалось, что существует солнечная батарея для зарядки спутникового телефона. А она уж точно незаменимая вещь в полевых условиях. Вот только каковы размеры и вес этой солнечной батареи? Может быть, она и размерами и весом схожа с теми же параметрами каяков?.. И они начали уже всё более детально выяснять. И оказалось, что солнечные панели для зарядки спутниковых телефонов бывают складные и просто гибкие. При этом складные панели были изготовлены из водонепроницаемого материала (пластина поликристаллического кремния) и оформлены в виде книжки формата А4. И весили гибкие панели очень мало - 550 г, а их габариты в свёрнутом виде составляли всего лишь 10,5в24в2 см (в развёрнутом - 43,5в24в0,5 см). Конечно же, сбросившись, ребята тут же купили одну такую солнечную батарею (на всех) для зарядки, её стоимость была около 30.000 рублей.
   Сашка планировал отдохнуть на бугорке от силы минут 5, но прошло уже гораздо больше времени, а он всё сидел и сидел, и горевал о своём пропавшем телефоне. Удастся ли ему его найти?.. Да-а, было бы сейчас с Александром это техническое чудо, он тотчас связался бы с ребятами, и не пришлось бы ему искать их, да и вещи с каяками. А ещё он думал о том, что должны б уже парни и вернуться. Время обеда уже проходит, а их что-то не видно. Странно... Он глянул на часы, было 16:12. Да, что-то грибники задерживаются.
   Но нужно было продолжать поиски. Не то вернутся приятели и зададут ему трёпку, что он не доглядел за вещами. Он сунул ручку снова в плавки (уже сухие), встал и стал прочесывать теперь уже вторую половину территории - в сторону холма. Тот находился чуть дальше от села, нежели песчаный спуск к воде, где они вчера причаливали каяки. И он так увлёкся поисками, что даже немного миновал этот холм. И только тогда он опомнился - там песчаный спуск к воде, значит, пропавших вещей, палаток и каяков точно нет. Но, проходя холм, он, всё же, взошёл на него - хотел увидеть трамплин. Но трамплина не было, не видно было даже никаких следов, что он здесь находился - целинная, так сказать, нетронутая земля с равномерно росшей травой. Конечно же, не было и его газеты с кроссвордом.
   И это вообще явилось для Шурки шоком - ну, с очень большой натяжкой можно было предположить, что вещи и каяки кто-то, всё же, украл. Но трамплин-то? Он-то кому понадобился, и как его вообще можно было украсть? К тому же, вообще никаких его следов не существовало - ни следов вырывания минисвай на самом холме, ни подпорки со стороны реки. А уж её-то вырвать было очень трудно.
   -- Вот оно что, -- подумал Большаков, -- значит, это совсем не тот холм, недаром же он показался мне каким-то не таким. Тогда нужно искать именно тот, вчерашний холм. А где он может быть?
   Ему логичнее было предположить, что тот находиться выше по течению, раз именно на него вчера указал Димка. Но, с другой стороны, он не отбрасывал и версию, что тот мог быть и ниже по течению - просто этот неизвестный холм Димка вчера "проворонил". А это несложно было сделать - сколько разных возвышенностей может быть на берегах реки... В общем, Александр долго не мог решить в какую же сторону ему идти. И, всё же, он отважился искать холм ниже по течению. А там видно будет. А уже завтра, если сегодня он чего-нибудь или кого-нибудь не найдёт, тогда именно завтра будет идти вверх по течению - всё равно ему нужно направляться в это село. Да к тому же завтра уже точно и сами ребята будут искать его, Сашу. Но он понимал и то, что вскоре эти его метания вообще прекратятся - наступит ночь, и ему нужно будет устраиваться на ночлег. Только где, на чём он будет спать и чем укрываться? - из всей одежды у него были одни лишь плавки. Странным было то, что он пока что не чувствовал голода, а ведь утром все ребята на скорую руку перекусили чем попало - остатками прошлой еды. Возможно, чувство голода перебивала приличная нервная встряска.
   В общем, его поиски длились примерно до 18:30, и были они безрезультатными. И он временно, по крайней мере до завтрашнего утра, плюнул на эти поиски - если не нашёл ничего чуть ли не за полдня, то за его остаток он уже точно ничего не найдёт. Скоро начнёт темнеть, и какие уже тогда поиски... Нужно готовиться к ночёвке. Он понимал, что вряд ли замёрзнет ночью, даже если просто приляжет где-нибудь на травку под кустиком - ночи пока что держались ещё тёплые. Дело было совсем в другом. Если он раздетый ляжет спать, не укрывшись чем-то, то утром на нём не будет ни одного живого места. Днём разный гнус был не очень надоедлив, но вот ночью... А чем укрываться? Была бы осень, то можно было бы нагрести гору опавшего листья, залезть в неё с головой - воздух свободно будет между ними проходить - и нормально поспать до утра. А сейчас... Ему могли помочь в этом вопросе только ветки с этими самыми листьями или хвоей. Но у него не было ножа, а ломка веток оказалась не таким уж простым делом. Но ничего не оставалось делать, как ломать их, с паузами на отдых.
   В итоге утром Александр, проснувшись под ворохом веток (а частично и на них тоже), почувствовал, что вроде бы нормально отдохнул. Да, на теле, всё же, были места комариных укусов, которые даже чесались, но таковых было немного. А потому Сашка сразу же пошёл искупаться в довольно прохладной реке, хорошо растирая руками тело - и для тепла, и как бы дезинфицируя места укусов. И только после этого он ощутил чувство голода. А чем его утолить? Он не был заядлым грибником, а потому опасался собирать и готовить их, хотя и слышал, что некоторые из них можно есть даже сырыми. А отварить их он не сможет, поскольку развести костёр нечем (в плане огня) и не в чем. Тогда следует заняться ягодами - это, конечно, слабый завтрак, но заморить червячка можно. А, не евши уже почти сутки, он вообще никакие поиски скоро будет не в состоянии вести. И он направился в рощу, или, как называли её ребята перелесок. Он прошёл всего метров 100, и ему стали попадаться ягоды ежевики и смородины. И чем дальше он отходил, тем больше их было. -- Я представляю себе, сколько же ягод вчера собрали ребята, -- подумал он, -- если их и сегодня так много. -- В общем, вернувшись на старое место, он почувствовал себя уже почти сытым.
   И вот теперь нужно было снова приниматься за поиски. Но Александр уже думал не о поиске вещей, а о поиске самих ребят. Возможно, вернувшись к месту их стоянки, ребята уже нашли вещи. При этом он прекрасно понимал, что и приятели уже тоже его ищут. А если эти поиски осуществляются обеими сторонами, то результат точно будет. И эта мысль очень подбадривала его. Санька направился вниз по течению, ему сегодня, когда он только проснулся, пришла та же самая мысль, которую высказал его друг Серёга, и которую поддержал Измайлов. То есть предположение о том, что во время купания в реке Александру могло по какой-либо причине стать плохо и он, плывя по течению и подгребая рукой к берегу, в итоге и выбрался на него, но значительно дальше. И при этом Саша верно спрогнозировал, что так же могли продумать и его сотоварищи. А потому и будут искать его ниже по течению реки. Он не знал, какие есть селения ниже и как до них далеко, хотя и слышал, что не так уж далеко есть какое-то село - но его названия он не запомнил. Карты местности были у Владимира с Геннадием, которые чаще и занимались разработкой вопроса планов похода. Правда, если придерживаться версии Серёги, Володи, да и его самого, то он мог выбраться на берег с любой стороны реки - река петляла, а потому течение приближалось то к одному, то к другому берегу. А это осложняло задачу, поскольку на противоположном берегу обзор чаще всего был не таким уж и хорошим - растительность могла скрывать группу не только из 5-и человек, но и гораздо бо́льшую.
   Но и перебираться на правый берег реки было проблематично - мостов не было, а вплавь Сашка не хотел рисковать, хотя и плавал он хорошо. А потому и шёл он по левому берегу Чарыша и раздумывал об этой нелепой случайности - так он для себя охарактеризовал приключившуюся с ним неприятность. Но он решил не рисковать не только с заплывом на правый берег. У него из всех его былых ценностей остались только часы, ручка не в счёт. А потому хоть их-то Александр решил во что бы то ни стоило сохранить. Но он не знал, кто ему может попасться на пути, а часы привлекали внимание. А встречных граждан могло быть и не единицы. Но не в плавки же их тоже прятать, они намного тяжелее ручки, а потому могут и выпасть. А потому Сашка решил просто развернуть часы циферблатом вовнутрь запястья, при встрече с прохожими по возможности держать левую руку вплотную с телом. А браслет из паракорда будет просто напоминать некую плетёную ткань, а сама его пластиковая защёлка фастекс таковой и выглядела. Ну, носит парень на руке какой-то плетённый браслет, но кому он нужен... В общем, путешествовал Сашка, не спеша, внимательно осматриваясь по сторонам. Пока что никаких встречных путников ему не попадалось. А потому шёл он не всегда, молча, несколько раз он и кричал, но выкрикивал только коротенький возглас "Ау!". Ответов, увы, не было. Но он держал в уме то, что до этого своего неудачного привала Володя чётко запланировал собраться всем вместе в Красноярке, и оттуда начинать свой обратный путь в Ярославль. И эта мысль постоянно терзала его: "А вдруг не найдя его, ребята собрались-таки в Красноярке и ждут его. И сколько они будут его ждать?". За время своего пути вниз по течению Чарыша, Саньке попадалось несколько подобных холмов, похожих на холм с трамплином. Но всё это были не они - и пониже того, и по форме другие, да и многие из них не примыкали вплотную к воде. В общем, Александр окончательно понял, что нужный ему холм он точно не найдёт. Ребята не откликаются, а он всё дальше уходит от назначенной точки сбора.
   Он присел отдохнуть на какой-то пригорок, погрузившись в свои раздумья, а потом встал и решительно направился в обратную сторону. Если продолжать идти вниз по течению, то, возвращаясь, он и до ночи не попадёт в Красноярку. А ему к вечеру ещё точно нужно будет перекусить - пожевать хотя бы те же ягоды. Но на их поиски тоже уйдёт определённое время. В общем, часам к семи вечера он был уже рядом с Краснояркой - как он понимал, другого села здесь быть не могло. До Красноярки было ещё с полчаса ходу, но он-то села абсолютно не знал. Скоро начнёт темнеть, и где он будет искать друзей? Они что, ждут его, сидя на лавочке, зная, что ночь не за горами? Они наверняка расквартировались в гостинце (если только таковая есть) или же в домах местных жителей. А места своего постоя ещё найти нужно, далеко не все граждане так уж охотно приютят незнакомого человека, да и у конкретного жителя села может не быть места для поселения гостей. Всё это Александр обдумывал, уже вплотную приближаясь к селу, идя сейчас уже не в роще или перелеске, а по лугу. И вдруг вдали от берега, в стороне он увидел копну то ли сена, то ли соломы. И ему тут же пришла в голову мысль, что вот она, его сегодняшняя ночная "гостиница" - лучшего и не придумаешь. А завтра он пораньше встанет, и тогда уж прямиком в село - времени на это у него уйдёт совсем мало. Так он и поступил.
   В стогу по сравнению с кучей наломанных веток ему было так хорошо спать, что когда Александр проснулся и вылез их копны, то солнце стояло уже далеко не над краем горизонта. Есть ему пока что не хотелось - найдёт в селе ребят, вместе и позавтракают. А потом будут собираться и в обратный путь - дорога предстоит довольно дальняя, а уже конец июля. И он, теперь уже торопливо (ведь проспал) направился в село. И на самом входе в Красноярку - примерно метров за 200 уже виднелись избы - ему впервые за 1,5 суток попался встречный человек. Это был приятной внешности мужчина лет 50-55 с небольшой бородой. Одет он был довольно опрятно, но одежда была какого-то старого покроя, да и вид имела тоже старый. А ещё одет он был в сапоги - и это летом-то. Но это не особо удивило Сашку - это же село, да и не праздник же сегодня. Мужчина, увидев незнакомца, остановился за 3-4 шага до Большакова и удивлённо спросил:
   -- Ты откуда такой взялся? Да ещё в таком срамотном виде?
   -- Почему в срамотном? -- обиделся Сашка. -- Я же не голый, а в плавках.
   -- Что ещё за плавки?
   -- Ну, костюм такой купальный. Вы что, никогда плавок не видели?
   -- Не, такого я не видел. Ладно, так откуда же ты идёшь в таком виде? Издалека? - что-то не верится мне, что ты мог из Елбанки без портков идти.
   -- Нет, мы плыли с ребятами по реке на каяках, и остановились неподалёку от вашего села, километров в 3-х отсюда на отдых.
   -- На чём вы плыли?
   -- На каяках, Ну, на байдарках.
   -- Каяки, байдарки...
   -- Ну, это лодки такие.
   -- Хорошо, пусть так. А в село зачем в таком виде идёшь?
   -- Понимаете... Извините, я не знаю как к вам обращаться. Меня зовут Александр, Александр Большаков.
   -- А меня кличут Игнатом Карелиным. Я сельский староста, потому тебя так и расспрашиваю. Мне положено знать обо всех жителях села и приходящем люде.
   -- Сельский староста? Это, значит, председатель сельсовета...
   -- Какой ещё председатель, просто староста. А советы сельские у нас действительно бывают. Как без них-то. Многие вопросы нужно решать.
   Александр неплохо знал историю России, а потому ему ведомо было, что сельский староста - это была низшая ступень в иерархии сельской власти, сельского самоуправления, староста при этом был выборным должностным лицом сельского общества. Раньше подобная практика сельского самоуправления была весьма распространена. Правда, позже были уже именно сельсоветы да их председатели. Но в последнее время такая форма самоуправления возродилась во многих областях России - там существуют сейчас именно старосты сёл или посёлков. Вероятно, таковые есть и на Алтае. А потому Сашку не удивила такая отчасти гордая речь первого жителя села. Первого в двух значениях - как первого повстречавшегося Александру, и первого, то есть главного лица в селе. -- Прямо первый парень на деревне, -- мысленно улыбнулся Сашка. Но разговаривать с Игнатом Карелиным он стал ещё более уважительно.
   -- Так вот, уважаемый староста Игнат Карелин... -- староста не назвал своего отчества, а Шурка не хотел вновь подымать эту тему. Да, наверное, в селе и привыкли обращаться друг к другу просто по имени. -- Ты смотри, -- подумал он, -- ну, прямо на европейский манер - без отчества. -- Но на вопрос Карелина он, конечно, ответил, -- ...просто я отстал от группы ребят, а они должны уже быть в вашем селе.
   -- Не видел я что-то чужаков.
   -- Ну, они нормально одеты, не так, как я - а в штаны, рубашки, обувь. Так что вы могли просто не обратить на них внимания.
   -- Нет, я как раз обязан обращать внимание на всех посторонних. Ладно, может, оно и так - пришли в село вечером, а я вечером из избы не выходил. Ну, с этим мы разберёмся. Ты вот лучше скажи, Александр Большаков, и ты что, намерен разгуливать по селу в таком виде. Да на тебя кто-нибудь и собаку натравить может.
   -- Даже так?! -- изумился Сашка.
   -- А то. Всякое, мил человек, бывает. А ты как раз, сдаётся мне, человек неплохой. А потому не хотелось бы мне, чтобы ты в неприятную оказию попал.
   -- Куда уж хуже может быть неприятная оказия, -- подумал Большаков. -- И вправду, третий день чуть ли не голый хожу, да ещё и голодный. И ребята Бог весть где. -- Но вслух он произнёс, -- и что вы предлагаете? Не идти мне в ваше село? Но куда же мне деваться?
   -- Я не говорил такого, чтобы ты не шёл в село. Иди, конечно. Но в моём супроводе. Со мной тебя никто не тронет - ни собака, ни человек.
   -- И куда же вы меня поведёте? -- улыбнулся Шурка.
   -- К себе домой.
   -- Как, к вам домой?
   -- А вот так. Я тебе дома найду одёжку, чтобы ты как тому подобается мог на улицу выйти. А потом мы с тобой побеседуем - ты расскажешь мне о себе, а я тебе - о нашем селе, ну и немного тоже о себе. В общем, более детально познакомимся.
   -- Мне неудобно вас затруднять. Да ещё брать у вас одежду.
   -- А чего там неудобного. Ты человек, и я человек. Разве ж мы не поймём друг друга? Я же вижу, что ты не разбойник с большой дороги. Ты ко мне уважительно относишься, а потому и я должен платить тебе той же монетой. Только пойдём мы к моему дому, всё же, окольными дорогами, чтобы тебя в таком срамотном виде меньше народа видело.
   -- Ну, хорошо, спасибо, господин сельский староста, -- без тени ехидства ответил Александр.
   -- Да какой я господин, я обыкновенный мужик. В общем, пошли, а по дороге немного и поговорим.

* * *

   Миновало немного времени, и путники вошли в село. И Большакову довольно интересно было с ним знакомиться. Ведь в тех сёлах, куда он с ребятами во время сплава по Чарышу иногда заходил, Шурка мало что видел (кроме Чарышского) - ребят в первую очередь интересовали продуктовые магазины, чтобы купить себе еду. А те обыкновенно располагались неподалёку от реки. Так что, детально тех сёл парни не видели, хотя некое впечатление о них, конечно, имели. Но теперь, со временем, проходя по новому для него селу (а его провожатый действительно повёл парня, как тот понял, не центральной улицей), Александр неожиданно, удивлённо покачивая головой, негромко протянул:
   -- Странно... -- но это он просто как бы разговаривал сам с собой.
   Но парня услышал его провожатый и спросил:
   -- Что странно-то?
   -- Понимаете, Игнат... Вы не сказали ваше отчество, а мне неудобно к вам обращаться просто Игнат. Или можно дядя Игнат?
   -- Ну, вообще-то моё отчество Степанович. А фамилия моя Карелин, как я тебе представился при встрече. Не знаю только, запомнил ли ты её. Но ты можешь обращаться ко мне дядя Игнат. Я не буду против, такой племянник, -- усмехнулся он, -- мне нравится. Парень ты, как я вижу, неплохой. Да и видный. Так что мы и будем временно считать, что ты действительно мой племянник. Для других жителей села, я имею в виду.
   -- Хорошо, -- тоже улыбнулся видный Сашка. -- Я тоже не против того, чтобы временно побыть вашим племянником.
   -- Ладно. Мы сейчас не о том говорим. Так что странно?
   -- Ну, понимаете... Я не хочу обидеть вас. Вы человек хороший. Но...
   -- Хватит передо мной раскланиваться. Я что, царь какой-то или вельможа знатный? Я обыкновенный сельский мужик. Говори прямо, что думаешь. У нас так в селе принято - не накручивать словесный блуд.
   -- Хорошо, я понял. Так вот, когда мы по Чарышу ходили, то есть плыли на каяках, ну, на байдарках, лодках, -- всё время поправлялся Сашка, чтобы Игнату Степановичу было понятнее, -- то мы и остановки делали возле прибрежных сёл - чтобы продуктами запастись, да и отдохнуть немного. Понимаете, целый день вёслами махать - занятие довольно утомительное.
   -- Я это себе прекрасно представляю. Или ты думаешь, что я никогда в руках вёсел не держал? Это, проживая на реке-то... Короче. И что из того следует?
   -- В общем... Вы не обижайтесь, конечно, но там сёла разительно отличались от вашего.
   -- И чем же это? Тем, что поменьше были, или тем, что магазеи были скуднее?
   -- Да нет, как раз наоборот.
   -- Как это наоборот? -- Игнат от удивления даже остановился. -- Те сёла, да какие там сёла... - поселения или хутора. И они лучше нашего села? Нет, я понимаю, что там тебе попадались и сёла сродни нашего. Но чтобы они были лучше... Не поверю. И чем же они лучше нашего села?
   -- Дело в том, что они... Как бы это сказать, более современные. Дома пусть и не такие большие, но капитальные, ухоженные, ограждены красивым забором, дороги вымощены или асфальтированные. Ну, и по многим мелочам совсем другие. Я понимаю, конечно, что мы идём к вам какими-то задворками, чтобы я не мелькал перед вашими односельчанами в таком виде. Но всё равно у тех сёл, посёлков вид был намного лучше.
   Правда, больше всего, чего пока что местному жителю Александр не сказал, его поразило нечто другое. А именно - в этом селе он не увидел ни одного телеграфного столба. Конечно, речь шла не о телеграфе - не было столбов с электрическими проводами. Да, в более крупных городах обеспечение домов электричеством осуществляется проложенными в земле электрическими кабелями. Но это в крупных городах, а в небольших населённых пунктах по-прежнему электричество подаётся в дома - даже в XXI-м веке - посредством именно подвесных электрических линий. Именно поэтому во время различных стихий такие населённые пункты часто остаются без света. А в село, по которому сейчас шёл Большаков со своим сопровождающим, электрический подземный кабель уж точно никто не прокладывал. Так что, в селе нет электричества? Но это же нонсенс... Но сейчас он просто приготовился слушать ответ Карелина на критику его села от какого-то чужака. Правда, самого ответа именно на свою критику села Шурка пока что не услышал. Карелин вот что сказал парню:
   -- Так, мелькать в таком виде ты уже не будешь. Мы как раз подошли к моей избе. Вон она, -- кивнул он головой вперёд. -- И я тебя там приодену. Но сначала ты мне детально расскажешь о тех очень хороших сёлах и посёлках. Я чего-то очевидно не понимаю.
  
  

ГЛАВА 8

Невероятное рядом

  
   Спутники сделали ещё десятка два шагов и вошли во двор немалой по внешнему виду усадьбы. Да и дом Игната с виду был объёмным. Хозяин поднялся на небольшое крыльцо, открыл дверь и пригласил своего спутника:
   -- Заходи в избу, и будь моим гостем, со всеми вытекающими последствиями. А гостей у нас умеют очень хорошо принимать. У нас гость - он наравне с самим хозяином. А то и выше его.
   -- Спасибо!
   Игнат провёл Александра в одну из комнат, это, вероятно, была гостиная. И первым делом Шурка отметил, что электрической лампочки под потолком действительно не было, как не было на стенах и электровыключателей с розетками. Но это же просто кошмар... - неужели до сих пор освещение производится керосиновыми лампами? Да и сама комната, а также её убранство тоже поразили Шурку. Нет, всё было вроде бы и уютно, и мебель (правда, какая-то очень уж старинная) была подобрана со вкусом, и в комнате было чисто и аккуратно. Но, тем не менее, от этого убранства веяло неким убожеством, а ведь хозяин дома, или избы, как он сказал, был практически первым человеком в селе. Но Шурка, не желая и дальше обижать гостеприимного хозяина, и рот не раскрыл по этому поводу. Он теперь, наоборот, ужасно сожалел о том, что вообще завёл разговор о разительном отличии этого села от других. И теперь он усиленно думал о том, как же ему выкрутиться из этой ситуации. Он понимал, что Игнат Степанович не забудет об этом разговоре, и будет настаивать, на том, чтобы его племянник всё ему растолковал. Так оно и произошло.
   -- Ну, давай рассказывай, -- вопросительно кивнул головой хозяин дома, когда они уселись за массивным круглым столом. -- Что в нашем селе не так?
   -- Игнат Степанович, а можно я вам сначала вопрос задам?
   -- Можно. Только не Игнат Степанович, а дядя Игнат, как мы договорились.
   -- Хорошо. Дядя Игнат, вот вы сказали, когда мы заходили в дом, что у вас гость как бы наравне с хозяином. А то и выше него. Как такое может быть? -- Александр всеми силами старался оттянуть разговор об отличии сёл.
   -- Да очень просто. Если хозяин уважает гостя, а он обязан его уважать, если принимает в своём доме. Даже врага обязан уважать, если сам ввёл того в свой дом. Тогда любая просьба гостя должна хозяином выполниться.
   -- Ну, этот закон гостеприимства, я согласен, должен выполняться. А вот как с самим равенством?
   -- С равенством, спрашиваешь?.. Я тебе расскажу одну притчу на эту тему. И ты сам поймёшь как это. А суть притчи такова:
   Давным-давно жил премудрый старец. Было у него три сына. Добрые сыновья во всём повиновались отцу. Однажды старик позвал к себе сыновей и сказал:
   -- Скоро я покину вас, дети мои. Оставляю вам всё, что нажил трудом и умом. Разделите весь мой скот на четыре равных стада, возьмите себе по стаду, и продолжайте с успехом дело отца. Живите дружно и учите добру своих детей.
   Поклонились сыновья отцу, поблагодарили за дар, но прежде чем выйти из избы, обратились к нему с вопросом:
   -- Не ослышались ли мы, отец, верно ли поняли твой наказ? Нас трое, а ты распорядился разделить скот на четыре части. Кому же ты оставляешь четвёртую часть?
   Отец ответил:
   -- Четвёртую часть своего скота я оставляю... вашему гостю. Пусть всякий, кто нуждается в пище и крове, кто по желанию или нужде явится в ваше жилище, найдёт у вас приют и тепло, ласку, и обильное угощение. И если гость ваш из скромности станет отказываться от пищи и питья, скажите ему, что он ест и пьёт своё, а не ваше, ибо в вашем достоянии есть и его доля... Помните, дети мои, как говорил старый мудрец: "Добро содеял - добро извлёк!" Вместе с гостем в дом входят свет и радость общения...
   -- Ух, ты! Какая красивая и главное назидательная притча. Я всё понял. Спасибо за такое назидание. Ладно, так вы мне какие-нибудь старые штаны найдёте, чтобы прикрыть, как вы сказали, мой срам? -- улыбнулся Сашки.
   -- Найду, найду, не волнуйся. Ты мне зубы-то не заговаривай. В избе не холодно, да и лето на дворе - так что посидишь немного ещё и в своём исподнем. Ты же не перед бабой сидишь. Говори, что там с моим селом не в порядке.
   Сашка тяжело вдохнул. Он понял, что ему точно не отвертеться. Уж если Игнат Степанович назвал своё село впервые не нашим, а моим, то он точно не отстанет. А потому он, аккуратно подбирая слова, промолвил:
   -- Понимаете, ваше село ничуть не хуже иных сёл. Только вот оно несколько не благоустроенное, ну, не очень современное. Оно какое-то как бы дореволюционное, что ли.
   -- Какое ещё дореволюционное? О какой революции ты говоришь? О революции 1905-го года? Или ты вспомнил французскую революцию?
   -- Да зачем бы я стал приплетать сюда французскую революцию. Мы ведь о России говорим. Но и не о 1905-м годе я говорю. Какая там была революция... Так, небольшая смута, тут же подавленная.
   -- Верно глаголешь. Так и говорили, что это обыкновенная смута. Только она не сразу была подавлена. Мне говорили, что разные там беспорядки длились аж до 1907-го года.
   -- Ну и что. Всё равно же потом всё наладилось.
   -- Да, вроде бы наладилось. Тогда о какой революции речь идёт?
   -- Ну, как о какой. Да понятно же - об октябрьской.
   -- Какой октябрьской?! Ты год-то скажи, -- начал уже вроде бы раздражаться Карелин.
   -- Год естественно 17-й.
   -- Хм, семнадцатый... А я и не знал, что в том году какая-то революция была. В двенадцатом, знаю, воевали с Наполеоном. А в семнадцатом ничего такого не знаю...
   -- Так вы же говорите о 19-м веке, а я говорю о 20-м.
   -- Что значит о 20? Это что, как я понимаю, ты говоришь о 1917-м годе?
   -- Ну да.
   Игнат Степанович, надолго замолчал, изумлённо уставившись на Большакова. Затем он, прищурив глаз, задал Александру простенький, и совсем не по теме вопрос, но с неким ощущаемым ехидством:
   -- Скажи, вот ты с приятелями плавал на лодках, ваших там байдарках, -- слово он-таки запомнил. -- И плавали вы, обминая камни. На Чарыше таких мест есть немало.
   -- Ну да, -- повторил своё предыдущее согласие Шурка.
   -- А вы там случайно из лодок не выпадали, обминая камни. Камней там много, да и течение на реке местами сильное.
   -- Нет. Байдарки так устроены, что из них не выпадешь. А вот перевернуться вместе с ней порой можно.
   -- О! -- поднял вверх указательный палец Карелин. -- И ты тоже переворачивался?
   -- Лично я нет. Но некоторых из ребят постигла эта участь. Правда, не на Чарыше, а ещё на Кумире. Но всё нормально, нам не привыкать. Мы умеем быстро восстанавливать байдарку в нормальное положение. Да и плаваем мы отлично.
   -- А вот мне кажется, что именно ты там падал вместе с лодкой. Возможно, ты просто не помнишь этого. Так бывает порой, когда довольно сильно головой обо что-то ударишься. Временная, так сказать, потеря памяти. Мне говорили, что позже память может восстановиться. Но это происходит не сразу. Вот и ты, может, не помнишь, как ударился головой о камень. А потом вспомнишь.
   -- А то мне этого не знать, -- уже не соблюдая такта, сердито заговорил врач Большаков. -- Это называется местной амнезией. Но ничего подобного со мной не было, я не падал. Честно вам говорю. Да, раньше бывало, что и падал, но не на Чарыше, а в других местах - на Кавказе, в Карелии такое пару раз случалось. Но то всё было от неопытности. Кроме того, во время сплава у нас головы защищены специальными касками, предохраняющими от ушибов. А их внутренний слой имеет амортизирующую прокладку из вспененных полимеров. А мы с ребятами уже 4-й год по бурным рекам сплавляемся. Кстати, о Карелии... А вы сами родом не из тех мест? Фамилия у вас уж больно подходящая, -- теперь уже Сашка старался сгладить свою разговорную резкость, хотя ему и обидно было, что ему так откровенно не верят, да ещё и строят разные предположения.
   -- Нет. Я не из Карелии. Весь мой род - от дедов, прадедов - жил в этих краях, по крайней мере, в Сибири, на Алтае. Так, ты снова переводишь разговор на другую тему.
   -- А, ну да. Я же спрашивал, почему вы думаете, что я на Чарыше падал. Так почему?
   -- Да потому, что с головой у тебя точно не порядок. Вот я и подумал, что ты головой о камень ударился.
   -- А почему это у меня с головой непорядок? -- снова обиделся Сашка. -- Я вам ни слова неправды не сказал.
   -- Ой ли? А как же ты можешь говорить о каком-то там 17-м годе, если сейчас идёт только 11-й?
   -- Вы ошиблись, наверное, -- теперь уже просто растерялся Александр. -- Вы хотели, наверное, сказать 19-й год.
   -- Да какой там 19-й! Я же толкую тебе - именно 11-й. Тысяча девятьсот одиннадцатый год, -- более громко и очень внятно произнёс Игнат Степанович. -- Вот потому я и говорю, что у тебя с головой нелады.
   -- Тысяча девятьсот?! -- изумился Александр. -- Как тысяча девятьсот одиннадцатый?! А не 2019-й, или хотя бы 2011-й? -- уже просто умоляюще вопрошал парень.
   -- Я тебе не вру. И я могу буквально через пять минут доказать тебе это. Я сейчас найду тебе портки, ты натянешь их, а потом выйди на улицу и спроси первого попавшего встречного - даже десяток-другой человек - о том, какой сейчас год. И все они скажут, что сейчас идёт 1911-й год.
   Сашка замер как истукан, и не мог выговорить ни слова. Он лихорадочно обдумывал создавшуюся ситуацию. Он отрывал, закрывал рот - как вытащенная на берег рыба, но слова из его уст не слетали. Наконец, он открыл рот и неуверенно промолвил:
   -- Но как же так?!.. Ещё позавчера был год 2019-й, а сегодня 1911-й?.. -- Но затем его зрачки вдруг расширились и он начал шептать, -- серый туман под холмом, серая тучка... Неужели?... Так вот в чём дело... И Александру тут же стало понятно это некое вроде бы убожество горницы, в которой он сидит, да и села в целом. Да и неузнаваемая им местность на месте привала ярославцев, а также отсутствие трамплина на холме. Затем он поднял немного успокоившиеся глаза на Игната Степановича и протянул, -- Я не буду идти ничего проверять, я верю вам, дядя Игнат. Полностью верю. Такое и в самом деле могло случиться. Хотя это и очень уж невероятно. В общем, вы доказали свою правоту, как вы говорили. А вот мне доказать свою правоту так просто не удастся. Но вы от меня тоже ни слова лжи не услышали. Я говорил вам только правду. Поверьте мне, я говорю искренне. Я живу, то есть ещё позавчера жил в 2019-м году.
   Карелин молчал, теперь уже он изумлённо смотрел на своего неожиданного гостя. А тот понимал, что хозяин избы ему всё равно не верит, но не говорит этого, просто не желая обидеть своего как бы племянника. И он продолжил свою тираду:
   -- Ну, как же мне доказать вам это?.. Как? Какие доводы вы воспримите? Ага, вот мои плавки, исподнее бельё, как вы говорите. Оно же совсем не такое, каким оно было 100 лет назад... Нет, это не аргумент, -- разочаровано вздохнул он, видя, что Карелин просто скептически скривился. -- Бельё может быть и иностранного производства, а мало ли из какого материала шьют там бельё. Ткань - это чепуха. О! -- хлопнул он себя ладонью по лбу, -- а мои часы. Вот в них-то вы не сможете не поверить, -- Сашка даже удивился - как же он мог забыть о них.
   -- Какие ещё часы? -- удивился Игнат Степанович. -- Где ты возьмёшь часы?
   -- Да вот же они! -- и Сашка начал лихорадочно расстёгивать пластиковую фастекс-защёлку браслета из паракорда. Часы так всё это время и оставались повёрнутыми вовнутрь запястья.
   -- Это у тебя часы? -- не поверил хозяин избы. -- А я думал, что это у тебя браслет какой-то, или просто магическая, что ли, повязка. Она же матерчатая.
   -- Ну, она не совсем матерчатая. Но это не важно, я вам об этом позже расскажу. Это действительно браслет, но браслет именно для часов. А вот и сами часы, -- и он протянул Карелину расстёгнутый браслет с часами. -- Дядя Игнат, посмотрите на них и прочитайте надписи вот в этих окошках, -- указал ему пальцем квадратики на циферблате часов, где были указаны реквизиты сегодняшнего дня. -- Здесь указана дата, а справа - день недели. Правда, год на часах не указан, -- вздохнул он. -- А дата вот она... Или вы без очков не увидите?
   -- Чего это я не увижу, -- недовольно пробурчал тот. -- Не нужны мне никакие очки, зрение у меня нормальное. Ещё чего - напяливать себе на нос какие-то стекляшки. Или и того хуже - ходить, как разные там мамзели с лорнетом в руках, то приставляя его к глазам, то убирая. Всё, что мне нужно, я и так прочитаю. Так это и есть часы? - интересная штуковина. Нет, я знаю, что есть такие часы, которые носят на руке, но сам я их в глаза не видел.
   Следует отметить, что самое первое упоминание о наручных часах относится к 1571-му году. Роберт Дадли, граф Лестер, преподнёс в подарок английской королеве Елизавете I-й богато украшенный бриллиантами и жемчугом браслет с часами. C того момента и до начала XX-го века наручные часы назывались браслетами (wristlet) и были предназначены исключительно для женщин. Они считались больше аксессуаром, данью моде, чем серьёзными часами. Отношение мужчин к ним ярко демонстрирует известное в то время выражение: "Я лучше буду носить юбку, чем наручные часы".
   -- Я понимаю, -- ответил Александр на удивление хозяина дома его часами. -- Вы более привычны к карманным часам, или настенным, напольным.
   -- Правильно. И у меня такие есть. Вон на стене, -- кивнул он головой за спину Александра, -- и висят такие, -- Сашка только слышал их ощутимое тиканье. -- Мне их подарили на 50-летие в позапрошлом году в знак признательности и уважения. Всем селом, наверное, деньги собирали - эта штука дорогая. Я даже не знаю, где они их достали. Поблизости нигде такие часы не продаются. Вероятно, гоняли аж в портовый Усть-Чарыш, а то и того дальше - в города́ на самой Оби. Ладно, это уже я отвлёкся. Сейчас прочту, что там написано. Так, - 29.07. И что это означает? Ага, я, кажется, понял. Цифры 07 - это месяц, то есть июль, а 29 - число. Так?
   -- Ну да.
   -- А что это справа, как ты сказал, не по-нашему написано?
   -- А это и есть день недели, только на английском языке - это Monday, а сокращённо MON. То есть, понедельник. Часы у меня японской фирмы, а все надписи сделаны на английском языке. Так сейч... -- запнулся он, -- так у нас, в том времени принято. Английский язык - он интернациональный.
   -- Понедельник, говоришь?
   -- Ну да.
   -- Ясно. Но, как по мне, то почти всё здесь всё равно неправильно.
   -- Почему?
   -- Ну, то, что июль сейчас - цифры 07 - это верно. А вот остальное - не совсем. Про год я уже не говорю, просто поверю тебе на слово. Я тоже чувствую, что ты говоришь мне правду. Но и число месяца на твоих часах неверное. Так что, не очень-то доказательно.
   -- Как, число неверное? -- удивился Александр. -- Позавчера было 27 июля, значит, всё верно - сегодня именно 29 июля.
   -- Да нет, батенька, -- улыбнулся Карелин, -- сегодня пока что всего лишь 16-е июля. И не понедельник, а пока ещё только суббота.
   -- Как 16-е?! Но я же точно знаю, что позавчера было 27 июля. Ничего не понимаю... -- Большаков наморщил лоб, усиленно пытаясь разрешить эту новую головоломку. Он даже потёр виски, мучительно думая. -- 29-е... 16-е... Разница не такая уж и маленькая для одного месяца - целых 13 дней. Чёртова дюжина... Вот уж действительно чёртова. Тринадцать дней... -- Стоп! -- уже воскликнул он. -- Я понял. Всё верно, правы и вы, и я.
   -- Как такое может быть, что ты указываешь одно число, а я другое, и оба правы? У тебя опять что-то с головой?
   -- Нет-нет, дядя Игнат, я вас не обманываю. Я сейчас всё объясню. Просто вы живёте ещё по Юлианскому календарю, а я живу, то есть жил в 2019-м году по Григорианскому календарю. А у вас, в старой России Григорианский календарь будет введён только через 7 лет, в 1918-м году. А разница в этих календарях и составляет именно 13 дней.
   -- А-а, я что-то такое слышал об этих календарях, но толком ничего не понял.
   -- Я вам потом позже всё растолкую. Кстати, и в это время, в каком вы живёте, и начал жить уже и я, -- горько вздохнул Сашка, -- многие страны Европы и Соединённые Штаты Америки сейчас отмечают дни тоже по Григорианскому календарю.
   -- Хорошо. Я верю тебе. Я тоже верю в правдивость твоих слов. Но я никак не могу поверить именно в произошедший с тобой случай. Ты попал в 1911-й год из 2019-го, разве такое может быть?!
   -- Вы знаете, и я раньше не особо верил, что такое может быть, хотя читал некоторые статьи на эту тему. И там утверждалось, что это вполне реально. И не только может быть, но уже и было в истории человечества. Да, я немного сомневался, но теперь на собственном опыте убедился, что это вполне возможно. Я даже читал о том, что перемещения во времени будут официально признаны и станут реально доступными в 2028-м году.
   -- Ты мне потом подробно всё растолкуешь.
   -- Конечно. Хотя, честно признаюсь, не уверен, что я имею право это делать. Я вообще не знаю, что мне теперь делать!.. -- горько чуть ли не закричал Александр.
   -- Почему не знаешь что делать? Просто жить! Да, поначалу тебе непривычно будет, но потом ты свыкнешься.
   -- Это-то я как раз прекрасно понимаю. Но далеко не всё так просто, дядя Игнат.
   -- Почему?
   -- Я вам сейчас расскажу тоже одну притчу, коротенькую, но вы поймёте. Эта притча не реальная, она написана писателем-фантастом. Но она очень поучительная. И с точки развития жизни на Земле, пожалуй, вполне верная. Так вот... Представьте себе, что человек из далёкого будущего попал в далёкое прошлое. Не как я сейчас, а именно в далёкое прошлое, когда на Земле ещё только зарождалась жизнь. И вот в этом далёком прошлом он по неосторожности раздавил какую-то букашку. Ну, вроде бы мелочь. Но когда ему удалось вернуться в своё время, он его не узнал, -- имелся в виду рассказ американского фантаста Рэя Брэдбери "И грянет гром" (1952 г.).
   -- Почему, не попал точно в то время? -- уточнил Карелин.
   -- Да нет. Попал он именно в своё время. Но за те тысячелетия или миллионы лет, которые разделяли эти оба времена, жизнь в корне изменилась. И люди были не такие, и животные, и растения. Одних видов животных не было вообще, но зато появились другие - неведомые этому человеку виды. Понимаете, он в далёком прошлом раздавил всего лишь какую-то букашку. Та не дала потомство, не преобразовалась со временем в какое-то более высокоразвитое существо и так далее. В общем, эволюция пошла совсем по другому пути.
   -- Да, твоя притча и впрямь интересная.
   -- Она-то интересная. Но, понимаете, я ведь тоже могу в вашем времени оказаться таким же человеком. Который что-то нарушит, и в дальнейшем эволюция пойдёт по другому пути. Лучше бы я попал в будущее, а не в прошлое. Там вряд ли от меня что-то зависело. Да, я читал, как уже говорил, что путешествия во времени вполне возможны. Но вот только в прошлом времени путешественник должен быть невидимым, и он ни в коем случае не должен вмешиваться в происходящее. Но я же у вас не могу стать невидимым.
   -- Но ты же и попал не в очень далёкое прошлое, не в эру развития Земли, как ты говорил. Что такое для эволюции жизни на Земле каких-то несчастных 100 лет - это всего лишь мгновение. Так что вряд ли раздавленный тобой муравей что-то изменит в эволюции Земли.
   -- Я это понимаю. Но всё равно это слабое для меня утешение. А вдруг я что-то в вашем времени, теперь уже и в моём времени сделаю не так?
   -- О! Ты правильно сказал - теперь уже и в твоём времени. А потому ничего не так ты не сделаешь. Тем более что ты хорошо знаешь это время, это же не миллионы лет до нашей эры.
   -- Да, ваше время я неплохо знаю. По истории у меня всегда "пятёрки" были, да и нравилось мне читать о былых временах. Но я одновремённо знаю и будущее. А это означает, что я ничего о нём не должен рассказывать.
   -- И не рассказывай. Ну, разве что мне. Тем более что я теперь уже знаю, откуда ты появился в нашем селении, да и кое-то ты мне уже рассказал. Так что хуже не будет. Но я клянусь ничего никому не говорить. Вот-те крест! -- и Карелин размашисто перекрестился.-- Просто мне интересно, ты так заинтриговал меня. Но из меня никто лишнего слова не вытянет.
   -- Сама моя личность тоже может заинтриговать кого-нибудь из ваших односельчан.
   -- Согласен, может. Но тут уже всё зависит от тебя. Для всех ты будешь моим племянником. О родословной они тебя расспрашивать не станут, у нас мужики не назойливые. Бабы, те конечно более любопытные. Но, если ты будешь со всеми придерживаться одной и той же версии, то и они от тебя отстанут. Посудачат между собой, конечно, но потом успокоятся и забудут обо всём. Вскоре и они станут считать тебя коренным жителем, ведь ты же для них будешь моим родственником.
   -- Может быть, и так.
   -- Да всё так. В общем, если ты сам не захочешь рассказать кому-нибудь о себе, то никто ничего знать и не будет.
   -- А вы считаете, что я сам могу захотеть что-то рассказать о себе? -- удивился Сашка.
   -- Всякое в жизни бывает, -- лукаво улыбнулся Игнат Степанович.
   На этой хитроватой фразе хозяина временно беседа на тему времён была вроде бы и завершена. Но вдруг уже сам Карелин хлопнул себя ладонью по лбу и громко воскликнул:
   -- Господи! Какой же я баран! А ещё говорил о гостеприимстве... Усадил гостя за пустой стол и болтовнёй его развлекаю. А гость два дня уже ничего не ел!.. Ну и идиот же я старый. Так, Александр, я сейчас на скорую руку что-нибудь приготовлю, а уже позже мы вместе нормально отобедаем. Ты уж прости меня за такое "гостеприимство". Но меня так заинтересовало, чем же это наше село хуже других, что я обо всём забыл.
   -- Да ну что вы, дядя Игнат. Нет причины просить у меня прощения. А вы знаете, -- усмехнулся Сашка, -- я как-то тоже забыл, что давно не ел. Да и особого голода не ощущаю. Тоже разговорами увлёкся, да ещё новые впечатления... Так что не нужно ничего особенного готовить. Да и некогда вам сейчас готовить, у вас же дела - вы же куда-то направлялись, пока не встретили меня. Дайте мне, пожалуйста, кусок хлеба, да и всё - хлеб, он самый сытный, а потому и чувство голода пропадёт.
   -- Да, в этом ты прав. Хлеб действительно самая лучшая еда для человека. А ещё лучше с салом. Вот тогда действительно ты почувствуешь сытость. В общем, сиди, а сейчас отрежу тебе краюху хлеба и хороший шмат сала. А пока ты будешь есть, я тебе и одёжку подберу.
   Нужно сказать, что отношение крестьян к хлебу было особое - его ценили больше любых других продуктов. При нарезке хлеба или когда он просто накрошился на стол при еде, хлебные крошки всегда собирали в пригоршню и отправляли в рот - нельзя разбрасываться даже самыми малыми долями хлеба. При этом часто ещё и приговаривали: "Хлеб наш насущный: полезный и вкусный!". Деды же и прадеды учили внуков: "Хлеб - дар Божий!". Говорили, что заболев, человек теряет вкус к хлебу в последнюю очередь, а как только он появляется вновь - это служит признаком его выздоровления.
   Но когда, хозяин дома через пару минут принёс и поставил на стол большую тарелку с яствами, то у Шурки глаза на лоб полезли - на ней лежала не краюха, а как минимум половина здоровенной, по-видимому, домашней выпечки круглой булки хлеба. И хотя она была не самой свежей, от неё шёл ароматный запах - голодный организм обострял обоняние. А ещё на тарелке лежал действительно приличный шмат сала и очищенная луковица. Ещё хозяин положил на стол средней величины нож (очевидно, кустарного изготовления) и сказал:
   -- Приятного аппетита! Извини за такую неприхотливую пищу. Но мы уже пообедаем нормально, это я тебе обещаю. Правда, обед будет поздний, но он точно заменит нам и обед, и ужин. Отметим мы твоё появление у меня. И вот тогда мы уже точно наговоримся вдоволь.
   -- Дядя Игнат, да тут еды как минимум на троих. Мне всего этого никак не осилить.
   -- Ешь, ешь - сколько осилишь. Нож перед тобой - отрезай всё кусками и ешь. Если захочешь, то потом я тебе ещё молока принесу. Или, может, тебе вилку подать? Просто у нас хлеб с салом вилками не едят.
   -- Нет, не нужна вилка. Да и какое молоко после сала?
   -- Ладно, тогда я тебя квасом угощу, холодненьким. Так, снова я байки травлю. Ты ешь, а я пошёл одёжку тебе искать.
   И хозяин дома, оставив гостя наедине за столом, отправился искать Александру одёжку. Как он объяснил гостю, это было сделать ему несложно, поскольку его сын, уезжая на заработки, многое оставил из своей одежды. Но, когда Карелин вынес эту одежду, то при виде одного из её атрибутов Сашка и смутился и здорово удивился.
   -- Дядя Игнат, а у вас что, нет мужских трусов?
   -- Каких ещё трусов?
   -- Ну, похожих на мои плавки.
   -- Отродясь такого не было.
   -- И я что, должен одевать эти кальсоны, эти подштанники? Да я их, как вы сказали, отродясь не носил. Даже зимой.
   -- Возможно. Но это было там... -- Игнат махнул рукой куда-то вдаль. -- А если хочешь здесь жить, как в селе живут все мужики, то доведётся одевать. Ничего другого у нас нет.
   -- М-да, ну и дела, -- огорчённо покачал головой Александр, но покорно стал одеваться. Когда он снимал плавки, оттуда выпала и забытая им шариковая ручка. Надев штаны, он сунул её в один из их карманов.
   -- Тебе что на ноги давать? -- спросил Карелин. -- Сапоги, туфли или лапти?
   -- Лапти... Ух, ты! Лапти, конечно, было бы здорово. Но я их только в кино видел.
   -- В синематографе?
   -- Да, но это слово скоро заменят именно словом кино.
   -- А я его тоже видел. Правда, всего лишь один раз. И стоило это действо целый рубль. Так мне мой младший брат сказал, он билеты на него покупал. Он специально водил меня посмотреть, когда я его проведывать ездил в Бийск. Это довольно крупный в нашем округе город, там живёт около 27000 человек. Он второй по величине в нашем Алтайском крае после Барнаула. А, возможно, в Бийске сейчас населения и больше. Ведь это всё равно приблизительно, точных данных за каждый год нет. А перепись населения давно была - ещё в прошлом веке, -- первая и единственная всеобщая перепись населения Российской империи проводилась по состоянию на 28 января 1897-го года.
   -- Я знаю, -- ответил Сашка. -- Мы проезжали оба эти города, добираясь до верхней точки нашего сплава по реке. А про себя он подумал, -- Как Игнат может называть Бийск крупным городом с населением менее 30 тысяч человек? -- Но потом он вспомнил - когда они подъезжали к этому самому Бийску, Владимир говорил о том, что сейчас (то есть в 2019-м году) население Бийска уже перевалило за 200.000 человек. А это действительно крупный город. Значит, таковым он когда-то казался и с населением в 27.000 человек. Так что, Карелин, наверное, прав.
   А тот между тем продолжал:
   -- Это я тебе попутно рассказал о Бийске и брате, вспомнив о синематографе, или, как ты говоришь, кино. Вернёмся к обуви. Значит, ты выбрал лапти. Ну, лапти, то и лапти.
   -- Нет, нет, дядя Игнат. Это я просто с удивлением вспомнил, что есть и такая обувь. Я их, конечно, буду носить, но чуть позже. В них, вероятно, как я понимаю, очень удобно ходить, но мне сначала нужно будет к ним немного привыкнуть. Так что, лучше давайте туфли.
   -- А вот туфли как раз самые изношенные из этой обувки.
   -- Ничего, сойдёт. Не на праздник же я их одеваю. Мне ещё и к сапогам нужно будет привыкать, хорошо, что пока идёт лето.
   -- Ну, я понимаю, что городские жители не привычны к лаптям. А у нас их летом в основном и носят - удобная обувь. В туфлях больше городская интеллигенция ходит. Но и в сёлах иногда мужики туфлями балуются, по праздникам в основном. А что к сапогам-то привыкать? Их ведь все всегда носили и носят. И летом тоже. Да и в вашем времени их тоже, наверное, носят.
   -- Носят, но очень немногие.
   -- И что, в основном военные да полиция, небось?
   -- Вы знаете, военные тоже сапоги уже практически не носят. А уж полиция и тем более.
   -- Как, военные не носят сапоги?! -- изумился Игнат. -- А что же они носят? - не тапки же какие-нибудь.
   -- Не тапочки, конечно, но и не сапоги.
   -- И что же тогда?
   -- В основном берцы.
   -- А это ещё что за диво такое?
   -- Ну, если коротко, то это такие высокие армейские ботинки, но не совсем они таковые. Я потом вам расскажу.
   -- Хорошо. Теперь понятно, -- вздохнул хозяин избы, -- почему тебе и к сапогам нужно привыкать.
   -- Нет, мне как раз не к самим сапогам нужно привыкать, я их иногда носил. Мне нужно привыкать не именно к ним, а к портянкам. А вот их-то я наматывать на ногу и не умею. Ведь вы же сапоги с портянками носите?
   -- Конечно. А ты чем ноги обматывал, когда сапоги одевал?
   -- Я их не обматывал, а надевал тёплые шерстяные носки.
   -- Вон оно что! Ты, смотри, а может, так и удобнее. Однако носки с сапогами у нас не носят.
   -- Я это понимаю. А вы знаете, кто у нас сейчас массово носит сапоги? -- хитро улыбнулся Сашка.
   -- Даже массово... И кто же? Если даже военные не носят, то не интеллигенция же.
   -- Вы знаете, многие из интеллигенции как раз носят сапоги, -- уже вообще смеялся Сашка. -- Можно сказать, что половина интеллигенции носит сапоги.
   -- Вот те на! И чем же они отличаются от другой половины7
   -- Тем, что они женщины.
   -- Женщины?! Мужики сапоги не носят, а бабы, прошу прощения, женщины - это же интеллигенция - носят?
   -- Да, именно так, -- смеялся Александр.
   -- Ничего не понимаю, -- беспомощно развёл руками Карелин.
   -- Дело в том, что женщины носят не кирзовые сапоги, а сапожки из тонкой кожи, различного цвета, с разными украшениями, да ещё и на высоком каблуке - в основном тонком. И эти сапожки плотно облегают их ножки, поскольку они расстёгиваются.
   -- Тю! Эти сапоги что, на пуговицах?
   -- Нет, -- не умолкал Сашкин смех, -- на молниях.
   -- На каких ещё таких молниях? Что ты мне плетёшь?
   -- Сейчас в том моём времени есть такой элемент одежды как змейка-молния или правильнее говорить застёжка-молния. И вы их ещё сами увидите. Если я не ошибаюсь, то они появятся ещё к концу этого десятилетия. Эта застёжка-молния предназначена для быстрого соединения деталей одежды и обуви. Я знаю, что вам всё равно это непонятно, но я вам пока что просто рассказываю, а потом постараюсь нарисовать, чтобы вы лучше поняли. Вы пока что просто воспринимайте мои слова на слух, а позже, когда вы захотите, я расскажу вам всё более детально. Я прекрасно понимаю, что я в более выгодном положении, потому что знаю, или хотя бы слышал о вещах вашего времени. А вот вам естественно трудно воспринимать вещи нашего времени - ведь до чего только человечество не додумалось за 100 лет! К тому же, то, что я вам до сих пор рассказывал, это сущие мелочи. Есть вещи и куда более грандиозные...
   -- Ладно, ты прав. Так вот сразу мне сложно всё это переварить. Хватит рассказов, дай мне время осознать хотя бы ту информацию, что ты мне поведал. Всё, пошли на свежий воздух. А то я чувствую, что в избе у меня скоро голова начнёт пухнуть от твоих рассказов. У меня дел сегодня много, ты в этом прав. А ты можешь спокойно прогуляться по селу, лучше с ним познакомиться. Я теперь понимаю, что оно тебе действительно кажется неприглядным... Ещё бы - более 100 лет разницы, -- горько скривился он. -- Но теперь оно уже и твоё село, тебе в нём какое-то время придётся жить.
   -- Оп-па! А почему какое-то время, и какое именно?
   -- Этого я, увы, не ведаю. Но я думаю, что ты когда-нибудь да вернёшься в своё время.
   -- Вы в этом уверенны?
   -- Ну, я вообще-то не произносил слова уверен. Но ты знаешь, сейчас я в этом уже действительно уверен.
   -- И что же так повлияло на вас?
   -- Да ничего. Просто я интуитивно почувствовал, что ты обязательно вернёшься в своё время. Вопрос только в том - когда? Так, ты меня постоянно сбиваешь с мысли. Я говорил о том, что нам обоим нужно идти на прогулку.
   -- А что я буду говорить повстречавшимся мне вашим односельчанам?
   -- Что ты мой племянник. Да на первых порах они тебя и расспрашивать не станут, просто с любопытством станут разглядывать. Ты же, к примеру, не расспрашиваешь о чём-то первого попавшего тебе встречного. Но, на всякий случай, конечно, нужно нам с тобой будет придумать правдоподобную историю. Тебе сколько лет отроду?
   -- Двадцать три года.
   -- Хм, вполне подходит. Мой брат на 3 года младше меня, так что такой сын у него вполне может быть.
   -- А на самом деле сына у него нет? -- заволновался Шурка.
   -- Есть, только чуть постарше тебя. Он окончил какой-то институт в Новониколаевске, и там же работает, -- Александр знал, что Новониколаевск (реже Ново-Николаевск) - это Новосибирск, каковым город станет с февраля 1926-го года. -- У моего племянника имеется ещё и младшая сестра. Но моего племянника никто из односельчан не видел - брат уехал в Бийск ещё до женитьбы, а в село он с тех пор не наведывался. Я к нему ездил. Так, этот вопрос мы выяснили. А кто ты по профессии, чем занимаешься?
   -- Я врач.
   -- Ого, вот это да! И что, диплом имеешь?
   -- Имею. Именно в этом году, то есть в 2019-м защитил его. Но, во-первых, с собой его у меня нет, а во-вторых, я бы всё равно не мог его никому показывать.
   -- Да, это понятно. Но специальность у тебя очень важная, и нужная. А вот что делать с дипломом?.. Ладно, позже мы вдвоём придумаем с тобой приемлемую версию - не доучился, потерял диплом, ещё что-то там... Тебя пока-что никто об этом спрашивать не станет. Всё, пошли на свежий воздух.
   -- Дядя Игнат, а можно мне идти без рубахи? Позагорать бы. Лето ведь, жарко...
   -- Хм. В принципе можно, ты же мужик, а не баба. Но, понимаешь, у нас так не принято ходить по улице. На работе летом, когда потешь - на сенокосе, на жнивах, да и вообще во время нелёгкого мужского труда - это, конечно, можно. И даже нужно, чтобы легче работалось. А вот по улицам ходить в таком виде не особенно прилично. Это примерно то же, что и без штанов ходить.
   -- Я понял. Всё верно, мне и самому следовало бы об этом подумать. Не ходил же я в своём городе без рубашки, -- и Большаков стал торопливо натягивать рубаху-косоворотку, подвязывая её затем ещё и матерчатым плетёным поясом.
   -- Если ты хочешь позагорать, то иди на берег Чарыша, и там уже снимай рубаху. Там ты уже таким своим видом никого не удивишь.
   Через пару минут хозяин дома и его гость были уже на дворе.
  
  

ГЛАВА 9

Обстоятельное знакомство

  
   Александру пришлось довольно долго прогуливаться по новому для него населённому пункту. Почему именно пришлось? Во-первых, дом был заперт, хотя в самой усадьбе и можно было посидеть где-нибудь в тенёчке, нежели несколько часов бродить под палящим солнцем - лето всё-таки, пусть это даже Алтай, а не Сочи. Но спустя некоторое время появилась вторая, более весомая причина продолжать свои прогулки по селу. Когда Большаков как-то, спустя уже значительное время, приблизился к усадьбе дяди Игната, то он увидел, что в доме (то выходя из него, то снова заходя) хозяйничает какая-то женщина лет на 5-7 моложе самого Карелина. -- Наверное, жена Игната Степановича, -- подумал Сашка. Он из сегодняшних бесед понял, что у того есть младший брат и племянники. А вот о семье самого Игната разговор пока что не заходил, впрочем, так же, как и о семье Александра Большакова. Можно было вроде бы зайти в усадьбу, представиться и познакомиться с женщиной. Но как раз это делать Александр опасался. Что он скажет ей? Что он племянник её мужа, а значит и её племянник?.. Но она-то наверняка знала, что её действительный племянник старше незваного гостя. К тому же могла даже быть с ним знакома. Пусть тот и не приезжал в село, но могла ездить в Бийск сама супруга Игната, а тот в разговоре с Большаковым не уточнил, ездил он к брату один или с женой. Вот такие были дела...
   Поэтому Александру ничего не оставалось, как продолжать прогуливаться по селу. Но постоянно ходить по одним и тем же улицам сё время не будешь, а потому Саша немного посидел и на берегу Чарыша, периодически возвращаясь к точке обзора, откуда была видна усадьба Карелиных. Он во время этой прогулки успел даже познакомиться с несколькими жителями села, в основном примерно своего возраста и своего пола. Да и что это было за знакомство... Если его кто и спрашивал о чём-то, то лишь кто он и как его зовут. Игнат был прав, что мужики (даже молодые) были не назойливые. Точно так же Большаков уже знал имена нескольких парней, но не уверен был, что при следующей встрече он не перепутает их - шапочное знакомство: "Здравствуйте!", "До свидания". А вот особы женского пола ему вообще вопросов не задавали, но зато с интересом изучали чужого для них человека. Но из них никто не делал ни малейшей попытки познакомиться с ним, впрочем, как и сам Сашка с ними тоже.
   Александру казалось, что он уже полдня бродит по селу или сидит на берегу реки. Но это было вовсе не так. Это было вполне понятное заблуждение, ведь когда чего-то ждёшь, то время тянется для ждущего человека ужасно медленно. На самом деле прошло всего часа 3-3,5. Но, наконец-то, Большаков увидел, что к своей усадьбе идёт сам её хозяин, причём не с той стороны, с какой Карелина планировал увидеть его "племянник". Но это было вполне объяснимо - Сашка села ещё толком не знал, а вот Игнат за свои 50 лет изучил его никак не хуже, чем свои пять пальцев. Он и так, в принципе, возвращался со своей работы домой довольно рано. Ведь сегодня по календарю 1911-го года, как сказал Карелин, была суббота - а это рабочий день. Хотя у крестьян, да ещё имеющих собственное хозяйство практически никогда не бывает выходных дней. Ну, разве что на праздники. Но и в те дни нужно и корову доить, и ухаживать за другой домашней живностью.
   Александр же, увидев к своей радости Карелина, тут же поторопился ему навстречу, чтобы успеть поговорить с тем ещё до его подхода к дому.
   -- Ты что, до сих пор гуляешь? -- удивился Игнат.
   -- А что мне остаётся делать. В усадьбе сейчас ваша жена хозяйничает, а я с ней незнаком, и не знаю, что ей говорить о себе.
   -- Это не моя жена, -- горько скривился Карелин. -- Моя жена умерла ещё шесть лет назад. А это моя сестра Катерина, она замужем, тоже живёт в родном селе, но в доме своего мужа. Я заскочил к ней и попросил, чтобы она что-нибудь приготовила нам на обед-ужин. Вот она и копошится.
   -- Я приношу вам свои соболезнования по поводу смерти вашей супруги. Но тогда тем более. Что мне ей говорить, откуда я взялся в вашем селе?..
   -- Ничего не говори. Я сам ей всё объясню. Она поймёт, и будет держать язык за зубами, если я её попрошу об этом. Пока что я её просто предупредил, что у меня гость, и его нужно хорошо принять. А как я тебе говорил, у нас в селе гостей умеют принимать, а уж бабы тем более.
   -- Хорошо. Я понял.
   -- Ну, раз понял, тогда пошли в избу.
   Они зашли в дом, навстречу им из кухни вышла сестра Игната, очевидно услышав шум открывающейся двери или топот ног.
   -- Здравствуйте! -- коротко поприветствовал женщину Большаков.
   -- Здравствуйте! -- тем же ответила та, удивлённо рассматривая парня. Она, очевидно, ожидала гостя постарше и явно более высокого ранга.
   -- Познакомься, Катя, -- начал представлять своего гостя Игнат. -- Его зовут Александр. О, кстати, а как твоё отчество? -- обернулся он к Саше.
   -- Леонидович, -- снова был краток тот.
   -- А потому, значит, Александр Леонидович, -- хозяин дома взглянул в сторону сестры. -- Прошу любить и жаловать.
   -- Очень приятно, Александр Леонидович, -- произнесла та и ещё более удивлённо посмотрела на брата, вероятно, подумав, что же это за такой важный гость, если Игнат даже его отчества не знает.
   -- Так, Катя, я только тебе представил Александра полным именем. Но ты и все в селе будут называть его Александром Николаевичем. -- И Карелин уже строже взглянул на сестру, -- для всех он мой племянник, который приехал к нам из Бийска. А значит, он и твой племянник, разве что не родня. Но моего брата зовут Николай, и многие в селе это могут помнить. А то, что я буду всем представлять Александра как своего племянника, так нужно, Катя. Понимаешь?
   -- Я всё поняла, Игнат, -- и она обернулась к парню, -- я очень рада иметь такого племянника, Александр Леонидович, то есть с этой минуты уже Александр Николаевич.
   -- Взаимно, Екатерина Степановна.
   -- Так, тебе не сложно или не обидно будет откликаться на отчество Николаевич? -- спросил Игнат Сашку.
   -- Ничуть. У меня деда по отцу зовут Николаем, а потому нет никакой обиды и легко привыкать. Тем более что я понимаю - так нужно. Да и кто меня в селе будет называть по отчеству? Мои одногодки, что ли? А старшие по возрасту уж и тем более.
   -- Э-э, нет, Александр Николаевич, -- улыбнулся Игнат, -- ты как раз привыкай, что в селе почти все будут величать тебя именно Александром Николаевичем, и, скорее всего, именно на "вы".
   -- Это с чего вдруг-то?!
   -- Да потому, что у тебя на лице написано, что ты интеллигентный, образованный человек. Я при первой встречи с тобой по твоему виду и после первых же твоих фраз сразу понял, что ты городской житель и довольно образованный человек. Вот и в селе, когда ты начнёшь с нашими односельчанами разговаривать, то они ещё больше в этом убедятся. Такими словами, как у тебя, у нас никто в селе не разговаривает. И не обязательно рассказывать о чём-то им неведомом - ты понимаешь, о чём я говорю. Даже обычный разговор у тебя не такой, как у них.
   -- Ну, почему? Вы тоже говорите почти так же, как и я.
   -- Вот именно почти. Но мне пришлось выучиться такому разговору, часто бывая в волости, а то и в узде, чтобы нормально разговаривать с начальством. А для необразованного человека, это я тебе скажу, ой какая непростая наука.
   -- Ну, пусть и так. Но почему молодого парня, пусть и образованного, к примеру, старикам называть по имени отчеству?
   -- А потому, Саша, что так во испокон веков было принято у нас на Руси. Простой люд всегда обращался к образованным людям на "вы". Пусть и не по имени отчеству, ибо это могло посчитаться даже фамильярностью, да и не всегда простой народ знал, как зовут того образованного человека. Но в таком случае он ещё и шапку перед таким человеком скидывал.
   -- Это действительно так, Александр Николаевич, -- поддержала брата сестра. -- Игнат абсолютно прав. Я вот удивилась сначала, что у брата важный гость такой молодой, но то, что вы очень образованный человек от моих глаз не укрылось. Так что, быть вам в селе именно Александром Николаевичем. Ну, разве что вы сами попросите ребят вашего возраста, с кем успеете подружиться, называть вас более просто. Или, -- хитро прищурила глаз Екатерина, -- какая-нибудь молодуха незамужняя вам сподобается, тогда вы уж точно разрешите ей называть вас просто Саша.
   -- А-а, -- подумал про себя Сашка, -- так вот что подразумевал утром Игнат Степанович, когда говорил, что если сам не захочешь рассказать кому-нибудь о себе. -- А Шурке почему-то такая мысль даже в голову не пришла. Но сейчас он, всё же, подумал о том, что если ему доведётся здесь долго жить, то гляди и понравится какая-нибудь девчонка. Но вот что тогда делать, это ведь очень серьёзно - пара из времён, разделённых более чем столетием?.. Правда, если это и произойдёт, то точно не так уж скоро, а потому и решать проблему, если она возникнет, он будет позже. В общем, этот вопрос временно был закрыт. Но в словах Екатерины его удивило ещё одно слово: сподобается. Это слово было из украинского языка, хотя и в России оно тоже иногда сейчас употреблялось. Но это именно сейчас, ведь россиян и украинцев почти 74 года объединял Союз Советских Социалистических Республик. А почему это слово употребляется в дореволюционной России, да ещё на Алтае? Да, Александр неплохо знал и любил историю, но он то ли не знал, то ли выпустил из виду, что в конце XIX-го - начале XX-го века происходило массовое переселение людей с юго-западных территорий Царской России (ныне Украина) на сибирские земли. При этом захватило оно и Алтай. Конечно, Карелины не украинцы, но при разговоре с людьми иной национальности часто привыкаешь к различным словам, а затем и сам начинаешь их употреблять.
   Но, после мимолётного умственного рассуждения Александр ответил сестре Игната:
   -- Я теперь понял. Только у меня просьба лично к вам, Екатерина Степановна: уж вы-то не называйте меня по отчеству. А называйте, как и дядя Игнат, просто Александром, или Сашей, Сашкой, Шуркой. И не на "вы", а на "ты".
   -- Да, Катя, я поддерживаю его просьбу, -- откликнулся и её брат. -- Что же это за близкий родственник, если мы будем ему "выкать", да ещё и называть его по отчеству.
   -- Я постараюсь.
   -- Так, ну что, хозяйка, обед готов?
   -- Да, почти всё готово. Осталось нарезать хлеб да сало и прочие мелочи. Да стол накрыть. А у тебя ветчины с окорока не осталось?
   -- Увы, нет. А у тебя? -- прищурился Игнат.
   -- Ну, если у тебя не осталось, то у меня и тем более. Ты один, а у меня семья, едоков хватает. Да и праздников было немало - Рождество, Крещение, Пасха, Троица, другие праздники...
   -- Да, всё верно.
   -- Но мясо на столе будет, не волнуйся. Я отварила 3-месячного курёнка.
   -- О, молодец! С меня причитается.
   -- Да чего ещё там... А то мы не родня.
   -- Ой, Екатерина Степановна, -- вмешался в разговор родни Большаков, -- и зачем вы только курицу готовили. Приберегли бы на праздники. А сейчас-то не праздник. -- Александр из истории знал, как непросто жили крестьяне в это время - недоедали, а то и просто голодали. Да и прогуливаясь по селу, он видел худые, измученные лица некоторых односельчан Карелиных. Чувствовалось, что основная их еда - это хлеб, овощи да каши. То же сало, что он ел утром предназначено именно для гостей да по большим праздникам. А что уж говорить о мясе...
   -- Праздник, праздник. Когда гость в доме, то всегда праздник. А я приготовила и не курицу вовсе, а как я сказала, курёнка. Правда, он уже весил на глаз под 4 фунта. А ещё я рыбы нажарила.
   -- Какой ещё рыбы, откуда ты её взяла? -- удивился Игнат.
   -- Как откуда? -- засмеялась Екатерина, -- река под боком, да и озёра имеются.
   -- Ага, и ты сама её наловила? -- съехидничал брат.
   -- Ну, пусть и не сама. Сторговала её у Петьки, сына Василия Постникова. Я видела, как он с рыбалки возвращался. Хорошо, что дети сейчас не особенно загружены работой, есть для них хоть небольшой отдых. Рыба, правда, там не шибко важная, так себе - снеток, корюшка, окунь. Но и такая сгодится. Ладно, вы ещё немного посидите в саду, а я закончу приготовления. Я вас позову. А, да, у тебя есть что-либо на стол поставить?
   -- Как всегда. В коморе бутыль стоит, -- оказывается, Игнат тоже употреблял не совсем русские слова, например, комора.
   Но последние слова тот произносил, уже выходя из горницы, после чего проследовал с Александром в сад. Но он был каким-то мрачным. Александр ничего не спрашивал у него, понимая, что хозяин дома о чём-то думает, и, скорее всего, о не особенно приятном или горьком. Так оно и было. Через несколько минут Карелин обратился к Шурке:
   -- Александр, а ты не будешь возражать, если мы начнём обед не с праздничной ноты, а с грустной? А уже потом будем отмечать нашу с тобой встречу.
   -- Я не возражаю. Я ведь вижу, что у вас есть на то причина.
   -- Есть. Примерно через неделю будет годовщина смерти моей жены Варвары. Я уже говорил тебе, что она умерла шесть лет тому назад. Поминки - это же не день рождения, который нельзя отмечать заранее. А в этом случае как раз можно, -- горько махнул он рукой. -- А второй раз такой стол я не соберу.
   -- Дядя Игнат, конечно же, отметим такой день, ведь о своих близких нужно всегда помнить, не забывать их.
   -- В этом ты прав. Значит, договорились.
   -- Конечно, договорились. А от чего она умерла? Ведь ещё молодая была. Она же наверняка моложе вас. Значит, ей и 50 не было.
   -- Молодая, говоришь... Как бы ни так. Как раз старая она была, хотя и старалась держаться.
   -- Какая же она старая! Ну, что такое даже 50 лет.
   -- А в ваше время до каких годов люди доживают?
   -- Ну, по-разному, конечно, бывает. Тоже бывает, что до 50 не доживают. Но это только те, кто серьёзно болеет, или кто злоупотребляет алкоголем или сидит на наркотиках.
   -- А что это значит - сидит на наркотиках? На чём это они сидят, и чем плохо такое сидение?
   -- Ну, сидят - это означает, что они постоянно принимают наркотики. А наркотики - это такие химические препараты, даже из некоторых натуральных продуктов, от которых балдеешь куда сильнее, нежели от самой крепкой водки. Сначала люди, принимающие наркотики, испытывают приятное расслабление, потом перевозбуждение, ощущение счастья, далее они утрачивают контроль над телом и мыслями, видят галлюцинации и тому подобное. Ну, а далее совсем плохо. После 6-10 месяцев регулярного употребления наркотиков у таких людей происходит сильнейшее поражение печени и головного мозга. И в результате острая интоксикация организма, которая может привести и к летальному исходу, то есть попросту человек умирает.
   -- Да-а, -- удивлённо протянул Игнат, -- оказывается, что не так всё блестяще и в твоём мире.
   -- Не всё блестяще, вы правы, -- вздохнул Александр. -- Просто некоторые люди слишком избаловались от хорошей жизни, от удобств, больших денег и посильного труда. Но в любые времена, в любом обществе всегда находятся некоторые свои изгои, то есть люди, выпавшие из своей социальной среды. Таких немного, но они есть. Что же касается нашего разговора о возрастном жизненном цензе людей в наше время, то они чаще всего перешагивают 70-летний рубеж, а некоторые живут и до 100 лет.
   -- Ого! А в моё время они чаще всего не доживают и до половины указанного тобой рубежа.
   -- Да вы что?!
   -- Это именно так, Саша. А кто у вас умирает раньше - мужики или бабы?
   -- Мужчины. Та же водка, плохое, безразличное отношение к своему организму, порой не такой уж лёгкий труд на предприятиях, например, в химических отраслях, на шахтах...
   -- Вон оно как... А у нас всё наоборот. Мужики ещё как-то держатся, а женщины мрут, как мухи.
   Карелин был не совсем прав в этом вопросе. Просто он судил, очевидно, по примерам своего села или региона. А в целом средний возраст жителей Российской Империи колебался в рамках 45-50 лет, при этом как у мужчин, так и у женщин. Но вот в некоторых регионах количество прожитых лет действительно не превышало и 31-го года. Да и вообще во всём мире в начале XX-го века уровень смертности был достаточно высок. В среднем люди жили от 30 до 40 лет. Но это происходило не от естественного старения человеческого организма, своё дело делали эпидемии: холера, оспа, чума, туберкулёз, а ещё вносили свою лепту и просто голодоморные года.
   А вот это Александр, как врач (пока что будущий) знал. К примеру, в начале того же XX-го века Азию, Европу и Африку охватила самая продолжительная - по сравнению с предыдущими - эпидемия холеры, которая длилась целых 24 года. Она прекратилась только к 1926-му году. Пронеслась в это время Россией и страшная эпидемия брюшного тифа. Тогда она унесла несколько миллионов жизней. Умирал каждый второй заболевший. В дальнейшем тоже иногда вспыхивали мелкие очаги, но они уже быстро проходили.
   -- А ваша жена от чего померла? Вы извините, что я вас о таком спрашиваю.
   -- Да ничего. Чего там, прошлого уже не вернёшь. Она умерла от тифа.
   -- От брюшного или сыпного? -- Большаков как медик в этом вопросе был, увы, не слишком тактичен. Он подумал, что от сыпного тифа часто вымирали целые семьи. Но Карелин-то остался жив.
   -- Да вроде бы как от сыпного. Но врачи, как мне говорили, называли его не просто тифом, а ещё какой-то болезнью. Я не запомнил названия.
   -- Болезнь Бриля?
   -- Точно.
   В целом сыпной тиф был острым инфекционным заболеванием, которое вызывали бактерии риккетсии. А переносчиками сыпного тифа являлись вши. Эти насекомые в прошлые века очень часто встречались у бедного населения, а потому болезнь была сильно распространена. А вот болезнь Бриля была рецидивом тифа, но она переносилась немного легче, хотя и имела все проявления сыпного тифа. Болезнь была названа по имени человека, который её первым описал. Да, она тоже передавалась через вши, но главное было то, что она не была эпидемичной. Теперь стало понятно, что такова участь постигла лишь жену Игната, ну, может быть, ещё одного-двух человек, но не более того. Сашке откровенно жалко стало неведомую ему Варвару - и то, что ей так не повезло, да и мужа оставила на произвол судьбы, ему приходиться просить помощи у сестры.
   -- Я очень сочувствую вам, дядя Игнат, -- тихо протянул Шурка. -- Вы остались совсем один.
   -- Ну, почему один? У меня есть дети. Дочь вышла замуж и живёт с мужем аж в Барнауле. Сын там же, он подался на заработки, да там и осел. Он младше сестры по возрасту, но уже тоже 2 года как женат. Правда, детей у него пока что нет. Ну, и брат с сестрой у меня есть. Сестра вообще под боком, а брат, как ты знаешь, в Бийске. И племянники у меня есть - сразу трое по линии сестры и двое у брата. Кроме его сына Андрея, есть ещё и его меньшая сестра Надежда.
   Наверное, разговор на тему родни Игната Степановича мог продолжаться и далее, но тут в сад вышла Екатерина и позвала мужчин к столу. И стол был накрыт как действительно на праздник. Даже Александр понимал, что такой расширенный обед в дореволюционной России, да ещё в крестьянской избе и на праздник не мог быть. Разве что, когда хозяева действительно принимали дорогого или очень уж важного гостя. Но ведь он-то был Игнату и Екатерине совсем не родня. И на важного гостя он тоже совсем не тянул, этот на вид 20-летний парнишка. Да, Александр был довольно привлекательным молодым человеком - высокий (рост 187 см), пропорционально сложен, да ещё и с накаченными мышцами. Правильные черты лица, с тёмными прямыми, коротко подстриженными волосами, тёмно-карими глазами, прямым носом и озорной улыбкой на устах. Он мог нравиться многим девчонкам. Но в этой крестьянской семье ему некому было нравиться - даже сестра Игната была намного старше него. Вот что значит крестьянское российское гостеприимство. И Сашка виновато протянул:
   -- Екатерина Степановна, дядя Игнат, ну зачем вы такой стол накрывали? Это же по вашим меркам уйму денег стоит. А кто я вам такой?..
   -- Гость! -- коротко отрезал хозяин дома.
   -- Нет, я понимаю, что гость, и вы очень гостеприимные хозяева. Но я не заслуживаю таких почестей. Вы принимаете меня словно вельможу какого-то, а я обыкновенный парень, который выуч... -- он вовремя остановился, глянув на сестру Игната, -- ну, студент, и всё...
   -- Ты важный гость, ты в большом городе учился. Да и знаний у тебя -- покачал головой Карелин, -- на десятерых хватит, а то и больше.
   -- А на кого вы, то есть ты учился? -- улыбнувшись, спросила Екатерина.
   -- На врача.
   -- Ого! Тогда ты точно важный гость. Игнат прав.
   -- Да какой там важный, Екатерина Степановна... -- махнул рукой "важный" гость.
   -- Так, Александр Николаевич, Александр. Я пообещала брату, что буду называть тебя по имени и на "ты", но и ты тогда называй меня просто тётя Катя, как и Игната дядей называешь.
   -- Как-то неудобно... Но, вообще всё логично - вы правы. Хорошо, буду вас так называть.
   -- Так, всё, прекратили разговоры, а то мы так до еды и не доберёмся, -- скомандовал Карелин. -- Катя, тут вот какое дело, -- угрюмо протянул он, -- я договорился с Александром, что сначала первой рюмкой мы помянем мою Варвару - скоро ведь годовщина её смерти. А вновь собрать такой стол мы не сможем.
   -- Ой, я и не против. Ты прав. Конечно же, помянем твою Варю, мою невестку - хорошая женщина была.
   -- Тогда ставь на стол ещё один шкалик.
   В старинной русской дометрической мере объёма жидкостей 1 шкалик = 1/200 ведра, а ведро вмещало 12,3 л. То есть 1 шкалик = 61,5 мл, или же 1/2 чарки. Сама же чарка вмещала 123 мл - примерный эквивалент современного бокала для белого вина. Кроме того имелись ещё и такие меры объёма как четвертинка (1/2 шкалика), стопка (она же чарка = 1/6 винной бутылки), стакан (250 мл), обычная бутылка (0,6 л), винная бутылка (0,75 л), штоф (2 бутылки) и четверть (1/4 ведра = 3,08 л). Кроме обычного (десятерикового) штофа существовал также осьмериковый штоф, который был равен 1/8 ведра (2 винные бутылки, то есть 1,537 л).
   Екатерина, молча, достала из высокого гостиного комода, состоящего из целой кучи закрытых и открытых ячеек, ещё один шкалик, поставила его на стол, налила в него самогон (так по виду этой жидкости определил Сашка) и прикрыла кусочком хлеба. А затем наполнила этой жидкостью и 3 другие шкалики.
   -- Ну, за упокой рабы Божьей Варвары! -- уже довольно спокойно произнёс Игнат Степанович, когда все подняли шкалики. -- Царство ей небесное! Грешницей она не была.
   Вся троица, не чокаясь, молча, выпила. Затем закусили и немного поговорили об умершей. Александр, конечно, в разговор Игната с сестрой не вмешивался. А далее хозяин скомандовал:
   -- Так, Катя, ставь на стол чарки. Это не дело гостя шкаликами потчевать - какой-то один глоток.
   -- Дядя Игнат, достаточно и шкалика, -- пытался остановить того Сашка.
   -- Нет, не достаточно. Первую чарку за гостя выпиваем полную, а далее буду наливать по желанию гостя.
   -- Хорошо, -- рассмеялся Шурка, подумав, хорошо ещё, что Игнат не скомандовал наливать в стаканы. А какие-то 125 мл самогона можно выпить и залпом. Правда, пару раз Александру доводилось и стаканами пить водку, в том плане, что требовали выпить до дна именно наполненный стакан. Но напиваться в доме так хорошо принявшего его Карелина, ему, конечно же, не хотелось.
   -- Так, за нашего гостя! -- произнёс Карелин, наполнив чарки. -- Доброго ему здоровья и долгих лет жизни! И пусть Саша поскорее привыкает жить в селе. Для городских это непростая наука, а уж ему-то... -- он с улыбкой, и с неким намёком взглянул на гостя. И тот его понял.
   Выпили, закусили. Александра удивило, что Екатерина запросто, залпом опрокинула в рот вместительность своей чарки. Он тоже с Игнатом выпил залпом, но они же как-никак мужчины. Впрочем, как он слышал, в деревнях, а уж тем более в начале XX-го века женщины пили наравне с мужчинами, не привередничая. Теперь уже пошла беседа о госте. И Шурке приходилось хорошо продумывать свои ответы и тщательно подбирать слова, когда его о чём-то спрашивала Екатерина. Но вот она вроде бы удовлетворила своё любопытство, и, когда Игнат начал в очередной раз наполнять чарки, поднялась и сказала:
   -- Спасибо за добрую компанию. Вы здесь продолжайте, а я домой. Меня там мои уже, поди, заждались.
   -- Я понимаю, -- промолвил Игнат. -- У тебя семья, и нужно основное внимание уделять ей. Но это не нам спасибо, Это именно тебе спасибо, Катя, что ты такой стол накрыла и уважила нас - посидела с нами. Иди, конечно, и передавай привет Михаилу, -- муж Екатерины, -- и детям.
   Когда Екатерина Степановна ушла, мужчины выпили ещё по чарке, на сей раз неполной, и далее пошла беседа более откровенная, что не преминул отметить сам хозяин дома:
   -- Вот, Катя ушла, и теперь можно поговорить спокойнее. Я же видел, как ты выкручивался, отвечая на её вопросы, -- улыбнулся он. -- Но ты молодец, всё прошло нормально - она ничего вроде бы ничего не заподозрила.
   -- А, может, нужно было рассказать ей всю правду? Она же ваша сестра.
   -- Да, сестра. Но она баба, а потому может проболтаться. То, что ты не мой племянник, она, конечно, никому не расскажет. А вот, если бы ты рассказал ей откуда ты прибыл... Я тогда не уверен, сможет ли она держать язык за зубами. Она точно не поверит, не поймёт, а потому ей нужно будет с кем-нибудь обсудить эту новость. А так всё нормально. Кто ты и откуда должны знать только мы с тобой. Иначе всё это может плохо кончиться. Ладно, этот вопрос закрыт. Расскажи-ка лучше мне из какого города вы приехали. Ну, ты со своими приятелями.
   -- Из Ярославля. Этот город расположен на северо-восток от Москвы, в 250 км от неё.
   -- О Ярославле я слышал, большой город, побольше нашего Барнаула, да, наверное, и Томска. И как вы сюда добирались?
   -- Поездом. Долго, конечно, добирались до точки сплава - попали к ней только на 4-е сутки со дня выезда. Самолётом было бы вдвое быстрее, но мы не особо спешили, а потому решили ехать поездом.
   -- Самолётом? То есть, этим... аэропланом?
   -- Ну да.
   -- И сколько вас было? Ну, всех вместе?
   -- Шесть человек.
   -- И как бы вы влезли в аэроплан - 6 человек?! Вы планировали по отдельности лететь?
   -- Ой, дядя Игнат, -- рассмеялся Шурка. -- Я уже как-то очень быстро привык к вам, а потому совершенно забываю, что мы с вами жили в разные времена. В общем, есть сейчас самолёты, в которые помещается почти 470 человек.
   -- Сколько-сколько?!
   -- Если точно, то по-моему 467 пассажиров.
   -- Что же это за аэроплан такой?! Как туда столько народу может влезть?
   -- Там пассажиры находятся в двух салонах, которые расположены в два уровня, ну, в два этажа. Да и самолёт очень большой - его длина 76 метров, ширина, то есть размах крыльев - 68,5 метров и высота - 19 с лишним метров, -- Сашка привёл Карелину параметры американского двухпалубного широкофюзеляжного самолёта "Boeing 748-8F".
   -- Мать родная! Как же такая громадина может летать?!
   -- Дядя Игнат, я вам об этом позже расскажу. Нельзя так вот сразу, вы ничего не поймёте, и только запутаетесь. Давайте начнём с более простых вопросов.
   -- Ну да. Ты, наверное, прав. Тогда расскажи о своей семье. Ты с отцом и матерью живёшь?
   -- Да?
   -- И сколько у тебя братьев и сестёр?
   -- Нет никого. Я один сын у родителей.
   -- О! А почему так? Это плохо.
   -- Я и сам знаю, что плохо. Но так получилось. Понимаете, в нашем времени семьи пошли небольшие, детей мало - в основном от 1-го до 3-х человек.
   -- А почему?
   -- Да не знаю я почему, хотя и врач. Не хотят женщины больше детей рожать.
   -- Да-а-а, скучно у вас там.
   -- А вот это точно. Хотя различных развлечений масса. Но вот в семье... - не с кем поговорить, поиграть. Именно поэтому и организуются такие компании, как наша - по интересам.
   -- Понятно. А кем твои отец и мать работают?
   -- Отец старший научный... в общем, инженер. А мама работает... ну, как вам сказать... - в мастерской по пошиву и ремонту одежды.
   -- Хорошая работа у твоих родителей. И деньги, наверное, немалые получают?
   -- Да, деньги приличные. Но у нас компания подобралась как раз такая, у которых родители зажиточные. Не то мы вряд ли бы таким отдыхом занимались - наши лодки довольно дорогие, да и дорога, к примеру, на ваш Алтай тоже недёшево стоит.
   -- Это точно. Я представляю себе. Ладно, давай опять выпьем, а потом ты мне ещё о себе расскажешь. Я тебе в саду рассказал о себе, теперь твой черёд.
   И Карелин потянулся за бутылью. Самогон на вкус, к удивлению Сашки был неплохой. Очевидно, очищали его неплохо. Ему приходилось за его короткую пока что жизнь попробовать различные спиртные напитки, в том числе и самогон. И здесь он был, пожалуй, лучшим из тех, что ему доводилось пить. А уж о его крепости говорить не приходилось - это был фактически первач, а потому, наверное, переваливал и за 600. С этим-то всё понятно. Но был ещё один нюанс, который касался самого пития, а точнее негласного правила, как за столом употреблять алкогольные напитки именно в то время, в котором начал жить Большаков, он же теперь уже Александр Николаевич Карелин. Во-первых, жидкость из соответствующих ёмкостей выпивалась залпом или не отрывая губ от неё самой. Ты мог пить сколько угодно, но показывая знаком, на сколько тебе наполнить, к примеру, ту же чарку. Но пить её после этого следовало до дна. То есть, перед очередным наполнением чарки она должна была стоять на столе пустая. Это было для Саши несколько непривычно. Да, в какой бы компании он не пил, никто никого не неволил, не заставлял пить, к примеру, "как все". Все знали свою меру, и это правило соблюдалось. Первая рюмка, как обычно, выпивалась до дна, а вот после неё... Ты мог выпить всю жидкость, а мог и просто сделать один глоток. И на это никто не обращал внимание. Ты, конечно, обязан был пригубить, особенно после тостов, но пить до дна никого не заставляли. И никто не следил, сколько кому нальют - больше рюмки никак не нальют, а он сам выпьет столько, сколько захочет. Перед следующим тостом рюмки пустые, наполненные на треть, наполовину или на ¾ просто доливались доверху. И снова пей сколько хочешь. А здесь рюмка перед очередным наполнением должна стоять именно пустая. А это означало, что ты должен точно указать наливающему сколько ты выпьешь. Но и всего на 3-5 мм наполнять рюмку неудобно - это уже вызовет просто насмешку, возможно, и скрытую, но всё равно неприятно. В общем, приходилось постоянно быть внимательным при очередном разливе спиртного. Итак, Александр постепенно, но начиная уже с самого первого дня своего пребывания в незнакомом по времени селе, начал осваивать азы новой для него жизни.
   Игнат Степанович и его племянник выпили ещё по паре рюмок, не забывая и о закуске. И вот во время очередной они ещё немного поговорили о Сашиной семье, его приятелях и об их совместном увлечении. Карелин старался выполнять просьбу своего гостя - пока что не задавать ему вопросов о техническом прогрессе того времени, чтобы действительно основательно самому не запутаться. Но время-то не резиновое - уже наступил вечер, в комнате ещё с час назад была зажжена керосиновая лампа. А далее уже следовало позаботиться и о сне грядущем, тем более что в сёлах, деревнях люд ложился спать чуть ли не с петухами. А чем можно заняться в доме, в котором нет ни радио, ни телевизора, ни компьютера, телефона или просто хорошей книги?.. Да и керосин нужно экономить - штука не такая уж дешёвая, поскольку привозная. Правда, по утрам сельское население и вставало тоже с петухами. Вот такой распорядок дня - вставать рано и ложиться рано. Тем более что известная пословица гласила: "Кто рано встаёт, тому Бог даёт!".
   В общем, вскоре мужчины стали вдвоём убирать со стола, после чего хозяин избы начал готовить своему гостю спальное место. Первый Сашкин день в селе 1911-го года заканчивался...
  
  

ГЛАВА 10

Думы, беседы, история...

  
   И вот со следующего дня, а это был выходной (всё же, немного меньше работы) началась крестьянская жизнь в алтайском селе Красноярка Александра Большакова, а по слухам, для других односельчан - Александра Карелина, племянника старосты села. Он мог наводить порядок в доме, во дворе, ходить в магазины (Игнат Степанович оставлял ему деньги) и даже готовить еду. Он даже начал осторожно заниматься на огороде прополкой, хотя ранее никогда тяпки в руках и не держал - но это наука не такая уж и сложная. Но вот обращаться со скотиной он, конечно же, не умел. И в этом вопросе ему стала помогать сестра Игната Степановича. Сначала Сашка научился выгонять по утрам корову (та осталась в хозяйстве Карелиных и после смерти жены Игната Степановича)к стаду на выпас, а затем уже сельский пастух сгонял их на луг. Бывало, что вечером нужно было эту корову отделить от стада и загнать во двор. Но эта работа тоже была несложной, поскольку сельская скотина за несколько лет уже хорошо изучила маршрут к своему дому. Доила корову пока что Екатерина Степановна. Мужики или парни в селе обычно коров не доили (для этого в семьях были женские руки - жёны или дочери). Позором считалось, если женщина начинала выполнять мужские обязанности или наоборот. К примеру, женщина носила воду из колодца для дома, для приготовления еды. А мужчина тоже носил воду из колодца, но для коров или лошадей. Поскольку жили большими семьями - то проблем не было. Если кто-то из женщин сейчас не мог носить воду - то эту работу выполняла другая женщина семьи. Но Сашка, всё же, начал присматриваться и к этой работе - как бы то ни было, а следовало разгрузить сестру Игната Степановича. Правда, та и так была ему благодарна за то, что он её и так разгрузил от работы по дому брата - уборка, магазины, готовка еды.
   В общем, жизнь новоявленного племянника старосты села постепенно входила в нужную колею. Так началась уже новая неделя (не календарная - снова суббота) с тех пор, как Большаков появился в селе. В этот день, пока Игнат Степанович занимался своими обязанностями старосты, Александр, устав с непривычки от сельского труда, присел в саду на лавочку передохнуть и погрузился в размышления. Конечно, в первую очередь он раздумывал над тем, как он умудрился попасть в прошлое время. Но этот вопрос он уже вроде бы более-менее прояснил - были на то объективные причины. Однако оставался ещё один любопытный вопрос. Да, он попал в прошлое со сдвижкой более чем в 100 лет. Если бы он попал в прошлое, к примеру, со сдвижкой в 58, 145 или даже 372 года, он бы этим вопросом не особо интересовался. Так уж, мол, получилось. Но сейчас разница между годом, в котором он жил ранее и в котором живёт сейчас, составляла 108 лет. Ну, и какая в принципе разница, может спросить кто-то - 58 или 108?
   Но для Шурки разница как раз была, поскольку существовала загадка числа 108, которую он даже как-то с приятелями обсуждал. Если коротко, то число 108 было довольно загадочным. Так, например, если разделить 3600, то есть длину окружности круга, на 108, то получается число 3,33, точнее 3 целых и 3 в периоде - 3,33333... А потому некоторые учёные и предполагают, что число 3,33333... являлось древним значением π. Александр понимал, что это число получено как раз обратным действием - разделив 3600 на 3,33... (древнее число π), и получили 108. Но от этого его загадочность не менялась. Кроме того, в СМИ много говорилось о числе 108 в ракурсе его связи с пирамидами - например, 108 м составляет длина сторон основания пирамид Хеопса, Хефрена и Миккерина.
   А в восточной религии 108 - это священное число индуизма, число Будды, да и вообще число, которое символизирует небо.
   Кроме того:
  ● 108 - продукт точной математической операции (гиперфакториал 3): 108 = 11×22×33. Об этом знали ещё в древней Индии;
  ● число 108 получается также от умножения числа 9 (7 планет и 2 фазы луны) на 12 (число знаков солнечного зодиака);
  ● 108R - угол, под которым изогнуто западное зеркало священной горы Кайлас в Индии; два северных её зеркала имеют изгибы в 30R и 78R, что также в сумме даёт 108R;
  ● 108 лет - длина цикла лунных затмений (полные лунные затмения происходят через каждые 108 лет);
  ● 108 (27×4) - лунный цикл. То есть 27 лунных "стоянок", каждая из которых делится на 4 части - по стихиям или по числу 4-х частей суток. Число 108 - это минимальное общее кратное для чисел 12 (солнечный Зодиак) и 27 (лунный Зодиак). Такое универсальное деление полного круга позволяет совместить солнечный и лунный циклы;
  ● 108 раз уложится Луна (своим диаметром) на среднем расстоянии от Луны до Земли;
  ● 108R (и 120R) - углы в устойчивых "водородных кольцах", которые образуются в воде между её молекулами;
  ● 108в1010 м/час составляет скорость света в вакууме;
  ● 108в1010 км3 - объём Земли;
  ● 108в103 км/час - скорость движения Земли вокруг Солнца;
  ● 108в106 км - расстоянием от Венеры до Солнца;
  ● 108в10-1 - соотношение длины туловища человека к длине его черепа;
  ● 108в10-10 см составляет отношение длины нуклеотидной пары ДНК к числу ?;
  ● 108R - угол, который встречается при построении "золотого сечения";
  ● 108R - внутренний угол правильного пятиугольника;
  ● 108 минут - время полёта вокруг Земли по наиболее устойчивой орбите;
  ● 108×ØЗемли - диаметр Солнца;
  ● 108 раз (с погрешностью в несколько миль) уложится Солнце (своим диаметром) на среднем расстоянии от Солнца до Земли;
   И уже с чисто медицинской точки зрения число 108, согласно восточной медицине, имеет прямое отношение к нашему физическому телу. Само тело содержит 108 жизненно важных точек, из которых 96 - обыкновенные, а 12 - смертельно опасные. Самая важная энергетическая часть тела - сердечная чакра. В ней пересекается 108 энергетических каналов. Эти каналы представляют 54 положительные качества и 54 негативные качества. И только от самого человека зависит, какие каналы у него будут более развиты.
   А ещё Сашке как-то попалась статья, в которой говорилось о том, что вообще-то, число 108 считают символом совершенства и законченности. Оно, мол, может принести максимальную практическую эффективность в обычной жизни обычного человека. Поскольку 108 - это число законченного цикла, а ещё число самореализации и мастерства, то, дабы добиться профессионализма и подняться на более высокий уровень, надо всё делать по 108 раз. Это цикл, после которого любая тренировка становится навыком и частью жизненного опыта. На этой особой числовой закономерности, кстати, основаны многие восточные гимнастики, где полный цикл упражнений состоит ровно из 108 телодвижений. Нужно попробовать сделать дело 108 раз, чтобы понять - подходит тебе оно или нет. А если подходит, то тот, кто достиг заветного "рубежа" в 108 - уже может считаться своего рода учителем, то есть тем, кто может чему-то научить других.
   Вот такие думы одолевали Александра Большакова в отношении числа 108. Он искал какую-то объяснимую связь с этим числом и своим попаданием именно в 1911-й год, но, увы, пока что так и не находил.
   Пока он размышлял над этим загадочным (а некоторые учёные вообще называли его непостижимым) числом 108, домой вернулся Игнат Степанович.
   -- Ты что сидишь такой задумчивый или грустный? -- спросил он парня. -- У тебя случилось что-то?
   -- Нет, ничего не случилось. И я не грустный, а именно задумчивый, -- улыбнулся тот.
   -- И над чем же ты задумался?
   -- Да всё над тем же - размышлял, как и почему я попал именно в 1911-й год. Ну, и над тем, что с этим связано.
   -- О, а это как раз интересно и мне! И что, ты понял, как ты попал в наше время?
   -- Понял. Ещё даже ранее понял - в первый же день. Помните, я вам говорил, что такое действительно может произойти и происходило уже много раз, не со мной, конечно.
   -- Помню. Но ты тогда ничего не объяснил. Я понимаю, что тогда не до этого было. Но сейчас, ты уже, наверное, можешь мне объяснить? Или это очень уж сложно для моего ума?
   -- Да вы знаете, это как раз не очень сложно. А потому я уверен, что вы всё поймёте.
   -- Прекрасно! Тогда давай, объясняй.
   -- Сейчас или после обеда? -- лукаво улыбнулся Сашка. -- Обед готов, ждёт в печи. И желательно, чтобы он не очень остыл.
   -- Да, ты прав - никуда от нас разговор не денется. Давай, и впрямь, сначала пообедаем. А уж потом на сытый желудок можно и лясы точить. Приглашай к столу, хозяюшка, -- улыбнулся уже и Карелин. -- А я тем временем руки помою, да и лицо немного освежу - жарковато сегодня.
   Поскольку сегодня Карелин уже никуда не спешил, то присели они на ту же скамеечку в саду примерно через полчаса - приготовление к обеду, неспешная трапеза и уборка занимали некое время.
   -- Ну, что, вперёд - я готов слушать, -- сообщил Сашке его дядя.
   -- Хорошо. Но я начну сначала с некоторых общих положений, чтобы далее было более понятно. Так вот, на планете Земля существуют некие порталы времени. Они расположены в разных точках планеты. Порталы - это как бы некие двери: из одной комнаты - в другую, из одного времени - в другое. Однако точного их месторасположения никто не знает, хотя в некоторых районах Земли учёные и прогнозируют возможность их существования. Но, кроме того, они могут быть ещё и блуждающими, то есть могут перемещаться в пространстве. Вот в один такой блуждающий портал времени я и попал.
   -- А что они собой представляют? Эти порталы, как ты говоришь...
   -- Понимаете, этого точно пока что не знает никто. Я имею в виду, что точного определения никто не даст. В различных случаях происходит по-разному. Бывают такие мелочи, на которые люди просто не обращают внимание. Но они обязательно есть, пусть даже и малоуловимые. А есть также и некие догадки, а точнее уже установленные приметы некоторых таких порталов времени. И я как раз попал именно в такой.
   -- А почему именно ты?
   -- Ну, это никто не сможет объяснить. Это просто в одной точке как бы сошлись случайность и время. И я оказался именно в этой точке. На моём месте мог оказаться любой человек. В средине XVIII-го века жил немецкий писатель, поэт, мыслитель, философ, переводчик, историк культуры Иоганн Готфрид Гердер. И он сказал замечательную фразу о том, что, мол, существуют два величайших тирана на Земле: случай и время. Вот и меня угодило попасть в гости к этим тиранам, -- улыбнулся Сашка. -- Правда, я считаю, что мне ещё несказанно повезло.
   -- Это ещё почему?
   -- Понимаете, дядя Игнат, в наше время уже официально зарегистрировано, именно официально, около 300 фактов попадания людей в иные времена - и в прошлое, и в будущее. И примерно до средины этого века многие из них заканчивались трагически.
   И Большаков был прав. История сохранила множество необычайных рассказов о путешествии во времени. Датский физик Покс Хеглунд поставил перед собой задачу собрать воедино эти удивительные свидетельства. В результате он стал обладателем уникальной коллекции совершенно фантастических повествований о путешествиях во времени. Начиная с давних времён и по сей день у него собрано, зарегистрировано действительно около 3-х сотен случаев попадания людей в иное время - имеются официальные подтверждения. Правда, многие власти, предпочитают хранить подобные сведения в тайне до тех пор, пока не будет дано научное объяснение этим загадочным путешествиям во времени.
   -- А почему трагически? -- отреагировал на последнюю фразу Карелин. -- Они что, не смогли приспособиться к новой для них жизни и умирали?
   -- Нет, -- рассмеялся Сашка, -- всё гораздо прозаичнее. Их просто отправляли в психиатрические дома.
   -- А-а, точно, -- рассмеялся и Игнат. -- Такое вполне могло быть. Это хорошо ещё, что на входе в наше село ты повстречал именно меня, а не кого-нибудь другого. А услышь кто другой твои "басни" про XXI-й век, то мог бы вызвать урядника. И тебя тогда тоже могли действительно упрятать в психушку. Я тебе тоже не сразу поверил, но я приучен внимательно выслушивать человека, а уж потом решать, что с ним делать. А другие могли тебя и не слушать - пусть, мол, с этим больным на голову занимаются другие службы.
   -- Вот-вот, я об этом и говорю. А потому я очень благодарен вам, не только за то, что вы слушали и поверили мне, но ещё и за то, что приютили меня.
   -- Ладно, чего там, -- махнул рукой Игнат, -- все мы люди. А заблудившемуся человеку - в пути или во времени - нужно помогать. Но теперь и я, и ты хорошо понимаем насколько это всё серьёзно. А потому, кто ты есть на самом деле - никому ни слова, даже моей сестре. Так, ты рассказывай дальше. Это я всё понял, оно действительно не так уж сложно. Это всё твоё предисловие?
   -- Ну, почти. Сейчас я вам расскажу об одном любопытном научном эксперименте. А он произошёл случайно, он не был запланирован. И после этого вы и сами поймёте - ну, с моей маленькой подсказки - как я попал в ваше время. Вы наверняка знаете, что Земля имеет полюса - северный и южный. А посреди них самый жаркий пояс на Земле - экватор.
   -- Знаю, конечно.
   -- А как называется южный полюс Земли?
   -- А вот этого я не помню, а может быть, даже и не знаю, -- смущённо скривился Карелин.
   -- Ничего страшного для села, в котором вы живёте. Северный полюс называется Арктика, а Южный - Антарктида. Так вот, именно в Антарктиде, не так уж давно - ну, по моему времени, за год до моего рождения - в 1995-м году учёные из Великобритании и США проводили исследования. И никто из них не мог даже предположить, что открытие, которое они сделают, потрясёт мир. И при этом оно никак не будет связано с их исследованиями. В общем, они увидели в небе над полюсом какой-то кружащийся серый туман. Учёные решили, что это обычный смерч. Однако смерч не менял формы и оставался на одном месте. И тогда исследователи решили, что они находятся в районе некой аномалии, а потому провели несколько экспериментов. 27-го января в область смерча они отправили привязанный к тросу, метеорологический зонд, регистрирующий скорость ветра, температуру и влажность воздуха. Был в нём и хронометр. Взмыв ввысь, зонд тут же исчез. И когда зонд вернули, то установленный на нём хронометр показывал истинную дату - 27 января. Но вот год был не 1995-й, как при запуске, а 1965-й - зонд переместился ровно на 30 лет в прошлое. Эксперименты повторили несколько раз, чтобы убедиться в исправности аппаратуры. Аппаратура оказалась исправной. Этот феномен был назван "Врата времени". Стали считать, что вихревая воронка над Южным полюсом - это тоннель во времени.
   Александр, правда, не рассказал Игнату о дальнейших рассуждениях учёных - зачем забивать лишней информацией конца XX-го века человеку, живущему в его начале. А мнения учёных были интересными, хотя по своей сути и противоречивыми. Так, к примеру, один из них, физик из США доктор Марианн Маклейн - принимавший участие в Антарктическом эксперименте - говорил: "Можете выкинуть все учебники истории - мир, каким мы его знаем, станет неузнаваемым, как только человек начнёт путешествовать в прошлое. Достаточно изменить один важный факт истории, и всё её развитие пойдёт в другом направлении. Опасность состоит в том, что в результате наша жизнь может стать значительно хуже. Один неверный шаг, и Адольф Гитлер победит во второй мировой войне, а "холодная война" перерастёт в ядерную".
   Но одновремённо Маклейну категорически возражала доктор исторических наук из Вашингтона Ида Эндрюс, которая не допускала даже мысли о том, что от такой возможности можно отказаться. Она говорила: "Только представьте, какие перспективы откроются, когда человек пройдёт чрез "Врата времени". Люди смогут предотвратить войны, эпидемии, выявить и изолировать первую жертву СПИДа и пресечь распространение этой страшной болезни. Нет, человечество, не должно терять такую прекрасную возможность".
   Кто из этих учёных прав, пока что не известно, поскольку дальнейший ход событий по исследованию "Врат времени" скрыл гриф "Секретно" - Белый дом окутал исследования тайной. Но никто не сомневается, что исследования продолжаются. Да они шли даже ранее, и во многих странах. Так, например, известный российский учёный Николай Козырев экспериментально подтвердил возможность движения времени, к примеру, из будущего в прошлое. Он даже высказал мысль, что "...время может совершать работу и производить энергию".
   -- И ты тоже попал в такой туман? -- спросил Игнат Степанович после такого удивительного для него сообщения Александра.
   -- Совершенно верно, -- улыбнулся рассказчик. -- Вот видите, дядя Игнат, вы и сами обо всём догадались. Я же говорил, что это будет не так уж и сложно. А всё произошло вот каким образом... -- и он рассказал Карелину историю с серой тучкой под трамплином для прыжков в воду на Чарыше.
   -- Да-а, -- протянул его дядя, -- история очень интересная. И впрямь не так уж сложно. Нет, конечно, сложно - в мгновение ока перенестись на 100 с лишним лет назад. Господи, -- перекрестился он, -- какие же возможности имеет наш мир, о котором человек пока что, что ни говори, мало ещё знает. А всё известно лишь Господу, -- уверенно заключил он.
   -- Так, я рассказал вам занимательную историю, произошедшую со мной. И объяснение произошедшего. Теперь ваша очередь рассказывать.
   -- Мне?.. И что же я могу рассказать такого, о чём не знает человек XXI-го века?
   -- Ну, я тоже далеко не обо всём хорошо осведомлён, имею в виду то, что происходило в начале этого века. Но с этим я постепенно освоюсь. А вы лучше более детально расскажите о себе и о вашем селе.
   -- О себе я уже рассказывал.
   -- Очень мало - и о себе, и о вашей работе. Но, ладно, это можно и потом. Тогда расскажите о селе. Оно у вас, как я уже увидел, не такое и маленькое. Вы его историю знаете? Когда оно, например, возникло, кто его основал...
   -- Ну, немного знаю. История его возникновения во многих семьях передаётся из уст в уста. Считается, что первые переселенцы в бассейне реки Чарыш появились в 1724-м году. Они пришли водным путём, продвигаясь на бревенчатых плотах откуда-то с верховьев реки, имея с собой лишь самое необходимое имущество и домашних животных. В низовьях Чарыша жить было сподручнее. А в нашем селе первые жители, а их было вроде бы шесть мужчин, появились немного позже. В каком точно году никто сказать не может, но они уже были в переписи 1734-го года, которую составил дворянин Мельников.
   -- Да-а, -- уважительно протянул Сашка, -- село существует уже более 180 лет. А в том году, как я к вам попал, ему вообще исполнится... -- на несколько секунд замолк он, подсчитывая в уме, -- 285 лет. А может, и больше, поскольку наверняка 1734-й год не есть точной точкой отсчёта. Если я когда-нибудь вернусь в своё время, то смогу, наверное, узнать точную дату его основания - ведь примерно через 15 лет после того же 2019-го года будет праздноваться его юбилей. 300 лет - это солидная дата. И как село дальше развивалось, как росла его численность после тех 6-и человек?
   -- Ты знаешь, тут вот какая история... -- сморщился Игнат, -- я не уверен, что их первоначально было именно шесть человек.
   -- Почему не уверенны?
   -- Дело в том, что в записях тех времён учитывались только мужики. А о бабах ничего не говорилось. А население-то увеличивалось.
   И Карелин был прав - в записи 1739-го года в селе было уже 42 человека, а в 1745-го года - 104 души мужского пола. И при этом между переписями в семьях родилось 50 сыновей. И снова ни слова о дочерях, как и о тех же бабах. Но кто же тогда рожал тех мужиков?.. А по данным районного архива, в 1747-м году, в селе Красноярка проживало уже 104 человека - и вновь только приписных мужчин.
   -- Ты знаешь, -- продолжал Игнат, -- есть ещё один интересный факт о нашем селе, а точнее тогда деревни. Она находилось на пути перевоза руды по реке Чарыш на Барнаульский завод. И в 1758-м году канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства приняла решение о переносе пристани из деревни Кабаново, расположенного ниже по Чарышу, в деревню Красноярка. А у нас до того времени находился лишь амбар с судовыми снастями, да немного ниже по течению была гавань, где зимовали суда.
   -- Вот даже как, у вас был даже речной порт? -- ухмыльнулся Шурка.
   -- Получается что так, -- не обратил внимания на его несколько ехидную ухмылку Игнат. -- А вот рост населения в селе шёл неравномерно. Были периоды и резкого снижения количества населения, -- на 1 января 1763-го года приписных мужчин (и снова только мужиков) в селе было всего лишь 64.
   -- Оп-па! И чем это объясняется?
   -- Ну, всех причин я не знаю. Но говорили, что большинство первых жителей села были староверами, и именно они, действуя по религиозным соображениям, постепенно выживали всех, не разделявших их верований и религиозных устоев.
   -- Опять эти староверы, -- покачал головой Сашка. -- Я о них наслышан. Мы останавливались в Чарышском, отдыхали там один день. И там нам о них рассказывали. Но это же было в 2019-м году. И даже в моё время они ещё существуют. Неужели за 100 лет достижения науки и техники их ничему не научили?..
   -- У нас в селе они сейчас тоже есть.
   -- Ну, в ваше время это понятно. Но в XXI-м веке?.. Ладно, с селом мы более-менее выяснили. А вот теперь расскажите более подробно о себе. Ну, не хотите так уж подробно о себе, тогда о своей работе. Сельский староста - это же немалый чин.
   -- А, какой там чин, -- махнул рукой Карелин, -- Хлопот хватает, а толку... Это ведь самая низшая ступень в табели о рангах сельской власти.
   -- Ну, почему? Как-никак первое лицо в селе. И давно вы уже на этом посту?
   -- Третий срок уже идёт. Должность выборная, сельский староста избирается сельским сходом на трёхгодичный срок. А я уже седьмой год на ней работаю.
   -- Но это же, наверное, по вашему желанию, если избирают только на 3 года?
   -- Нет, я не говорил, что только на 3 года. Могут и переизбирать.
   -- Пусть и так. Но всё равно ведь, наверное, с вашего согласия?
   -- Как бы ни так! -- стукнул кулаком по лавке Карелин. -- Никто моего согласия не спрашивает. Все отпираются тем, что мне, мол, громада уважение оказывает. А на это место просто нет других желающих.
   -- Вот те на! И почему это? Место ведь, вроде, хлебное...
   -- Да какое оно там хлебное. Оно только сопряжено с хлопотами и слабо оплачиваемое. С одной стороны старосты зависят от однообщественников, то есть от тех, кто их избирает. Они же контролируют их работу и назначают плату за труд. Но жалование не такое уж и большое, всего 35 рублей. Ну, ещё есть доплата и за совмещение должности сельского старшины.
   Должность сельского старосты по возможности могла совмещаться и с должностью сельского старшины. Сельский старшина - исполнительный орган сельского общества, выполняющий функции общинного старосты (как бы волостного старосты). Сельские общества составляли последнюю - четвёртую инстанцию управления крестьянами. Расстояние между отдельными селениями, входившими в состав сельского общества, не должно было превышать пятнадцати вёрст, а число населения 1500 душ мужского пола. По отдельным деревням - от одной деревни до трёх одноврёменно - избирались сельские старосты. Также в сельском обществе были предусмотрены должность сборщика податей, которому мог назначаться помощник, должность смотрителя запасного хлебного магазина и должность писаря. Волостные старшины выбирались из домохозяев, не моложе 25 лет, не подвергавшихся телесному наказанию и не состоявших под судом и следствием, не бывших "заведомо развратного поведения". Что же касается сельского старосты, то он также освобождался от несения мирских натуральных повинностей.
   -- Но есть и другая сторона, -- продолжал Игнат Степанович. -- К примеру, по административным делам я нахожусь в подчинении у волостного старшины, земского начальника, непременного члена по крестьянским делам присутствия и других. По полицейским делам я подчиняюсь полицейскому уряднику, становому приставу, уездному исправнику... В то же время я завишу от общины, которая меня выбрала - именно она контролирует мою работу и назначает плату за труд. А потому я, как сельский староста, не имею настоящей власти над крестьянами. А тогда что это за орган самоуправления? Вот такое двойственного положения старосты и отталкивает людей от этого места. Не хотят они идти в старосты, а порой, если их выбирают, всеми силами стараются избавиться от этой должности.
   -- Ну, хорошо. Это, как я понимаю, умудрённые жизненным опытом люди. А молодёжь, она что, тоже не рвётся на это место?
   -- О! Ты молодец - хорошо соображаешь. Молодёжь порой и стремится попасть на это место, как же - первое лицо в селе, как ты говоришь. Но молодёжь старики обычно не выбирают.
   -- И почему это? Это же как раз энергичные, действенные люди.
   -- А у нас как раз не любят энергичных и действенных людей, потому что боятся быть у них потом в полном подчинении. Я, к примеру, могу объяснять, уговаривать кого-нибудь что-либо сделать. А энергичная молодёжь просто прикажет это сделать, а потом строго спросит о выполнении. И кому может понравиться такое категоричное начальство? Или не так?
   -- Да, пожалуй, что так, -- улыбнулся Александр. -- А какие у вас обязанности?
   -- Ну, сельский староста созывает и распускает сход, объявляет повестку, утверждает решения схода, приводит их в исполнение. Он следит за целостностью меж, за состоянием дорог, мостов, гатей на вверенном ему участке. Следит также за сбором взносов, исполнением повинностей, за исполнением договоров, за порядком в общественных местах. Он должен принимать меры по сохранению правопорядка и общественного спокойствия, задерживать лиц без документов, беглых солдат. Ведомству старосты подлежат все лица податных сословий, проживающие на подведомственной ему территории. Кроме того, староста должен организовать в случае необходимости борьбу с пожаром, наводнением, эпидемией и тому подобное.
   -- М-да, обязанности немалые. А какие у вас права?
   -- Да какие там права... Ну, разве что имею право за незначительные проступки сажать под арест до 2-х дней, штрафовать до 1-го рубля или же назначать общественные работы до 2-х дней. Первыми двумя пунктами я практически никогда не пользовался, а вот общественные работы порой назначать приходится.
   -- Ну да, -- ухмыльнулся Сашка, -- а потом найди общий язык с этими людьми. Ещё вас же и упрекать будут: "Мы тебя выбирали, а ты вон как к нам относишься...". Это же не полицейское лицо с погонами или каким-то знаком. Тогда видно, что это действительно должностное лицо. А так... Вы же по виду такой же, как и ваши односельчане. Теперь я понимаю, что труд у вас нелёгкий.
   -- Вот! Ты умный парень, и всё правильно понял. Правда, знак отличия у меня есть, как и у других старост.
   -- Да?! И какой же это знак?
   -- А он так и называется - Знак "Сельский староста". Это такая небольшая "медалька", -- язвительно обозвал этот знак Игнат. -- Она фигурная, изготовлена из бронзы. Но я её никогда не ношу. Толку с неё. А то с ней у меня власти или прав больше появится... Ну, разве что цепляю её, когда в уезд еду, а ещё на собрания сельских старост - уж там она обязательна.
   -- Понятно. А в нашем селе есть.... О, я уже начал говорить: в нашем селе, -- рассмеялся Большаков-Карелин. -- Так я скоро стану говорить: в моём селе.
   -- Ну, и правильно. Оно уже и твоё село. Так что ты хотел сказать?
   -- А, я хотел спросить, есть ли в селе какие-нибудь промышленные предприятия?
   -- Нет, -- покачал головой Игнат, -- практически ничего нет. То есть мы руду не добываем, металл не выплавляем, камень не обрабатываем. Правда, у нас есть сельский кузнец Мирон, очень хороший умелец. Вот он из железа что угодно изготовит. А в целом село аграрного направления.
   -- А что производит?
   -- Ну, как и весь Алтай - зерно, мясо, масло. Среди хлебов преобладают яровые культуры, особенно пшеница - высококачественные сорта твёрдой пшеницы, они у нас занимают до 60-70 % посевов. Ещё овёс - тоже рыночная культура. Ведь наш Алтай называют "сибирской хлебной житницей". Есть, конечно, и другие сельскохозяйственные растения: картофель, конопля, лён, подсолнух, и даже бахчевые. Но они больше выращиваются для своего внутреннего потребления.
   Александр не спросил, а Карелин самостоятельно до этого не дошёл, но наряду с земледелием важную роль на Алтае играло скотоводство. В нём произошли значительные перемены: бурно развивалось молочное животноводство и разведение скота для производства мяса и шерсти. В начале этого века поголовье скота увеличилось на 38,7 %. Наряду с лошадьми, необходимыми как тягловая сила, особенно много алтайские крестьяне разводили крупного рогатого скота, свиней, овец. К примеру, в Томской губернии, под юрисдикцией которой находилась и Красноярка, на 100 душ населения приходилось 45 дойных коров, тогда как в целом по России - только 14. Алтай по этому показателю стоял в одном ряду с наиболее передовыми, развитыми капиталистическими странами.
   И естественно, что развитие молочного животноводства дало толчок исключительно бурному развитию маслоделия. И оно распространялось повсеместно по Алтаю с быстротой, которую сравнивали со степным пожаром. Маслоделие стало ведущей отраслью сельского хозяйства, а Алтай - важнейшим маслодельческим районом Сибири. Поскольку правительство было заинтересовано в вывозе масла за границу, оно устанавливало низкие тарифы на его перевозку. Первые маслозаводы появились в округе ещё в середине 90-х годов XIX-го века, к 1900-му году их было уже 237, а ближе к первой мировой войне - чуть ли не 2000. На следующий 1912-й год стоимость изготовленного масла составит 21 миллион рублей и превысит стоимость всей продукции, произведенной в обрабатывающей промышленности. Имея низкие цены и хорошее качество, алтайское масло скупалось преимущественно для экспорта: в Данию, Германию, Англию и другие страны Европы. Россия производила великолепное по качеству сливочное масло. Это масло отправлялось по железным дорогам в Данию. Датчане добавляли туда какие-то свои травки, красиво упаковывали, и поэтому именно как бы они были производителями N 1 масла в мире, но на 70 % это было русское масло высочайшего качества.
   В итоге Александр со слов коренного жителя Алтая намного лучше узнавал историю этого края, нежели из самых современных в его мире учебников истории.
   Но разговор завершился вовсе не на теме сельского хозяйства, и уж тем более не на животноводстве. После небольшой паузы в разговоре, Игнат Степанович, очевидно вновь вспомнив, кем он в селе является, вдруг негромко протянул:
   -- Если говорить о моей работе старосты села, то я немного бахвалился при первой встрече с тобой - я вот такой-то, мне положено знать... Ты уж извини. Как физическая работа она, конечно, не тяжёлая. Но она нервная, а самое главное - отнимает много времени. Я не могу нормально следить за своим домашним хозяйством. Вот потому Катя часто и помогает мне, -- вздохнул он.
   -- Но теперь и я буду помогать вам следить за домашним хозяйством. И тётю Катю немного разгружу. Правда, единственное, что я умею более-менее толково делать, так это что-нибудь из еды готовить. Научился за 4 года походов на байдарках. Да и готовить в избе удобнее - в походах был всего лишь костёр, а здесь нормальная, классная сельская печь. А вот хороший сельский работник, который может работать на любых работах не только в личной усадьбе, но в целом в селе - как все мужики работают - из меня, наверное, ещё не скоро получится.
   -- Еда едой, это понятно. Тем более что никаких особых разносолов у нас в селе отродясь не готовили. Но ты справишься и с другой работой. Всё у тебя получится, и очень скоро. Ты парень настойчивый и физически хорошо развит. А потому извини, что ты у меня как бы батраком работаешь. Я об этом сразу и не подумал, когда решил просто помочь тебе. Но сейчас со стороны оно очень уж на это похоже.
   -- Ну, это вы уже перегнули палку, дядя Игнат. Какой батрак?.. Где это видано, чтобы батрака одевали, кормили, да он ещё и жил бы вместе с хозяином?
   -- Ну, оно-то так. Но, всё же, мне малость не по себе. Меня целыми днями нет в моей усадьбе, а в ней возится как бы какой-то наёмный работник.
   -- Не наёмный работник, а ваш племянник. И вы сами предложили мне таковым стать. А я и не отказался, потому что понял, что вы человек хороший. И в селе, как мне кажется, все уже и так считают меня вашим племянником.
   -- Да, это так. Но ты уж прости меня, если что.
   -- Вы у меня ещё и просите прощения?! Да это я вас благодарить должен. В общем, так, дядя Игнат, чтобы вы больше такого разговора не заводили. Не то, -- улыбнулся он, -- пойду искать себе другого дядю.
   -- Не-не-не! И не вздумай, -- тоже улыбнулся Карелин.
   И вот после обоюдных улыбок беседа на очень уж разные темы была завершена.
  
  

ГЛАВА 11

В преддверии хлопот

  
   Время, между тем, текло своим чередом - не слишком быстро, но не так уж и медленно. Скажем так - размеренно. Но дни постепенно пролетали. Александр так же постепенно привыкал к несложной, но порой и нелёгкой крестьянской работе. Хотя к ней Сашка, как это и прогнозировал староста, действительно быстро привыкал. Что же касается самих дней, а точнее календаря, то Сашка решил жить, как и все сейчас так живут, по Юлианскому календарю, чтобы не запутаться с днями. Свои часы ему заводить не нужно - в них источником питания служила миниатюрная батарейка (гальванический элемент) напряжением 1,3 Вольт. А потому, он надеялся, что часы без всякой подзаводки будут идти ещё около года. А там видно будет... Он спрятал их в одну их закрытых ячеек гостиного пристенного вертикального комода - подальше от чужих глаз. Но он не стал и переводить часы - вот на них пусть остаётся как раз именно Григорианский календарь - приятно будет вспоминать какие-нибудь памятные ему даты. -- Эх, как же плохо, -- подумал Сашка, -- что нет у него сейчас телефона. Вот здорово было бы поздравить маму или папу с каким-либо праздником или днём рождения из 1911-го года. -- Правда, он тут же отбросил эту мысль, осознав, что даже будь телефон с ним, ничего из этой затеи не получилось бы - нет ещё в это время ни ретрансляторов, ни спутников связи.
   Да, привыкать к сельской жизни Александр привыкал. Однако при этом он понимал, что положение в селе у него всё равно пока что довольно шаткое. То, что он племянник сельского старосты знали только со слов главы села да самого племянника - с некоторыми сельскими парнями он уже сумел наладить нормальный контакт, и уже даже не боялся, что перепутает их имена. И контакт действительно был нормальный, поскольку в разговорах с местными жителями Большаков-Карелин не гонорился, и не смотрел на собеседников свысока, а вёл спокойные беседы. И парни, и даже некоторые девчата, с какими он успел познакомиться (таковых было пока что всего 2-3) отвечали ему той же монетой и даже уважали учёного парня.
   Но на одном лишь уважении в селе, без каких-либо документов, долго не проживёшь, даже не смотря на то, что твой дядя староста села. Но, даже хорошо понимая это, Александр пока что не отваживался начинать разговор на эту тему с Карелиным.
   Но, оказывается, что и тот об этом не забывал. В один из вечеров, поздновато вернувшись домой, а затем, поужинав вместе с тем же племянником, Карелин задумчиво, как бы размышляя, протянул:
   -- Так, и что же нам делать дальше?
   -- В каком плане? Мне с вами вместе что делать? Или одному мне? О чём вы говорите? -- уточнил Сашка.
   -- Ну, если точно, то именно мне с тобой?
   -- То есть мне нужно от вас куда-нибудь перебираться? -- Сашка пока что не мог понять, о чём намерен в дальнейшем говорить хозяин дома.
   -- Ещё чего. Ты официально мой племянник, так все считают, а потому жить ты будешь у меня. И живи хоть сто лет, как в твоём времени сейчас живут. Хотя я и уверен, что ты когда-нибудь да вернёшься в своё время. А если и нет, то, когда я умру, то всё имущество тебе наравне с моим сыном и дочерью достанется. Екатерине оно вряд ли понадобится. И я напишу такое завещание.
   -- Ой, да ну что вы говорите... Это вы живите 100 лет. А мне ничего не нужно.
   -- Ладно, прекратили этот ненужный спор. Я не о том речь веду. Документов у тебя нет. А без них ты даже у меня долго жить не сможешь.
   -- Вот оно что, -- подумал парень, -- дошло наконец-то дело и до моей реальной "прописки" в селе. -- Но он, конечно же, вслух этого Игнату Степановичу не высказал, а спокойно произнёс, -- да, это я понимаю. И что же делать?
   -- Да вот думаю. Паспортную книжку я тебе, конечно, сделать никак не смогу.
   -- Это удостоверение личности человека?
   -- Ну да.
   -- В наше время оно называется просто паспорт.
   -- Да и у нас его тоже так порой называют. Но на нём написано именно "Паспортная книжка". А это очень серьёзная вещь. И я тебе его точно не сделаю.
   -- Но, как я читал, это удостоверение личности не имеет фотографии? То есть, это просто бумажка, заверенная печатью?
   -- Первая часть верная, а вот вторая - категорически нет.
   -- Я не понял. О чём вы говорите?
   -- Я говорю о том, что снимка в паспортной книжке действительно нет. Но это совершенно не бумажка. Это именно книжка.
   -- Как это?..
   -- А вот так. Сейчас я тебе её покажу, посиди минуту.
   Карелин ушёл, но через пару минут вернулся с чем-то в руке.
   -- Вот, смотри сам, -- и он протянул ему, как оказалось, свою личную паспортную книжку.
   Александр взял ту в руки. Она была размером примерно, как и современный паспорт, вот только её углы были закруглены. Саша с удивлением подумал о том, почему современные дизайнеры до этого не додумались - ведь её края будут меньше обтрёпываться. Но его гораздо больше удивило другое - дореволюционная паспортная книжка, то бишь паспорт, была толще паспорта образца начала XXI-го века - в этом паспорте было более 10 листов (в общем, около 24-х страниц). Да, в последние годы вообще начали осуществлять переход на паспорта нового образца - пластиковые ID карты. Основное отличие нового документа от старого в том, что там было наличие биометрических данных владельца - отпечатки пальцев и цифровая подпись. Но это лишь в последние пару лет. А до того был обыкновенный паспорт в виде книжечки, но в нём было меньше листов, нежели в паспорте дореволюционном. И чего в этом дореволюционном паспорте только не было - кроме даты рождения и других данных, известных человеку и XXI-го века - наличие вида на жительство и его прописка, вероисповедание, чин, звание, должность и многое другое. Было даже место для наклейки паспортных марок, по которым можно было (при переездах) проследить путь владельца паспорта - продвижение по территории России (но это больше применялось в случае иностранных граждан). Как сказал Игнат Степанович, вначале в паспорта вносили даже некоторые антропологические данные его владельца, такие как рост и приметы, но это было до такой степени бесполезно, что к началу 20-го века эту информацию из паспорта убрали.
   -- Да, ну и дела!.. -- удивлённо протянул Большаков после просмотра этой книжицы, -- даже у нас в последние 70-80 лет паспорта были проще. И что, все жители России в это время имеют такие паспорта, даже в глухих хуторах?
   -- Врать не буду - раньше, как мне говорили, паспортные книжки, или паспорта выдавались только иностранцам, которые приезжали и разъезжали по нашей России. Ну, и ещё тем, кто покидал её, уезжая за границу. Они так и назывались - заграничные паспорта.
   Карелин был прав. Да и само слово "паспорт" было зарубежного (итальянского) происхождения. Оно состояло из двух слов - "пасса" (проходить) и "порто" (гавань, порт). Именно в этом смысле слово "паспорт" проникло и в другие европейские страны - Германию и Францию, и стало применяться для обозначения любых письменных документов, разрешающих проход или проезд через границу. Однако до начала XVIII-го века все документы, обозначаемые этим иностранным словом в России, относились исключительно к паспортам, которые выдавались иностранцам. Паспорт для внутреннего употребления ввёлся в России лишь с XVIII-го века. Правда, и ранее были различные пропуска, которые просто не имели названия "паспорт".
   -- Это понятно. В наше время тоже есть такие паспорта. Есть внутренний паспорт, а есть ещё и заграничный.
   -- Так вот, -- продолжал Игнат Степанович, -- и сейчас не все имеют паспорта. Но, человек, не имеющий паспорта, считается как бы бродягой, а потому его могут выслать, или даже заключить в тюрьму, а раньше такие люди ещё и подвергались телесным наказаниям. Если человек проживает в каком-то селении или городе, то он должен иметь так называемую прописку. Раньше прописка существовала далеко не везде, например, в сельской местности прописка не существовала вообще. Да и для городов ситуация была разной. Но сейчас пытаются везде наладить прописку, то есть наличие вида на жительство - для всех поголовно, и для коренных горожан, и для жителей сёл и деревень. Вот для этого и завели паспортные книжки. Паспорт - это порядок! -- назидательно завершил Карелин.
   В начале XX-го века обязательная явка паспортов была постоянно введена приблизительно в 220 городах (из 1220 городов империи): почти во всех губернских, в крупнейших уездных, и в больших заводских поселениях. А уж когда в неком населённом пункте вводилось положение чрезвычайной или усиленной охраны, явка паспортов вообще становилась обязательной. Например, в период революции 1905-1907-го годов в таком положении находилось около 80 % городов страны, а в более тихий послереволюционный период - около 20-25 % (по численности населения).
   -- Правда, -- продолжал Игнат Степанович, -- есть ещё и одногодичные паспорта. Но, не приведи Господь, тебе получить такой.
   -- Это почему?
   -- Потому что такие паспорта выдаются тем лицам, которым полиция не доверяет, у которых какие-либо проблемы с законом. То есть тем лицам, которые, как говорят в народе не на очень хорошем счету у полиции и опчества.
   -- Да-а, -- уныло протянул Сашка, -- теперь я прекрасно понимаю, что такой паспорт вам выправить, конечно, никак не удастся. Да и не только вам. И как же быть?
   -- Да за это ты как раз не волнуйся. Документ я тебе сделаю. Не паспортную книжку, а временную справку. Такие справки у нас часто выдают - ну, тем, кто потерял свой документ или же студентам, отпущенным на каникулы. И в других подобных случаях тоже. Оно тебе подходит, потому, что ты и по возрасту впору, да и вид у тебя явно городской. Меня это не особо беспокоит. Сделаем. Меня беспокоит другое. Нам в селе до зарезу нужен врач или фельдшер. Но я совсем не знаю, где на них учатся. Нет, я понимаю, что в каких-то медицинских училищах или разных там университетах. Но я не знаю, где они находятся. У нас поблизости я о таких и не слыхивал. А чтобы выбить тебе справку, да ещё с указанием, что ты студент-медик, мне нужно указать уряднику или становому приставу, где же ты жил и учился. Вот в чём вопрос, понимаешь?
   -- Да, в этом вопросе вы правы. Скорее всего, в азиатской части России в это время медицинских институтов не было. Они находятся в центре, ну я думаю, что, по крайней мере, за Волгой - поближе к Москве, Санкт-Петербургу, Минску, Киеву.
   -- Вот, но какой город мне называть полицейским чинам? Они ведь мне точно не поверят, что мой брат послал учиться своего сына, к примеру, аж в сам Санкт-Петербург. Это с Алтая-то?.. А в каких городах поближе есть те институты, я не знаю.
   -- Да-а, я этим вопросом, к сожалению, тоже не интересовался, -- сокрушённо покачал головой Большаков.
   Александр действительно, живя в XXI-v веке, интересовался общей историей, то есть более глобальными историческими вопросами. Ну, кто скажите, в его возрасте будет интересоваться, что конкретно в дореволюционном периоде России находилось в том или ином городе. Он только знал, что до конца XVIII-го века медицинское образование можно было получить практически только за границей. А вот далее?.. А дело обстояло так, что уже в XIX-м - начале XX-го веков в России стали возникать медицинские факультеты или даже отдельные учебные заведения, например, женский медицинский институт в Санкт-Петербурге. И к 60-м годам XIX-го века в России было уже восемь университетов, в составе которых открылись и медицинские факультеты: в частности в Дерпте (ныне Тарту, 1802 г.), Вильно (1803). Казани (1804 г.), Харькове (1805 г.), Киеве (1841 г.). Согласно Университетскому уставу 1804-го года, университеты пользовались правом автономии (выборность ректора, деканов, профессоров и т. п.). При этом некоторые университеты являлись проводниками передовых демократических идей, - и правительство вело активную борьбу против свободолюбивых настроений в высших учебных заведениях страны.
   Но, даже если бы Сашка и знал об этом, то эти медицинские учебные заведения, увы, были тоже очень уж далеки от Сибири и Алтая.
   -- Вот для этого мне и нужно узнать, где есть такие учебные заведения - поближе к нам, конечно. А потому доведётся мне выбрать время и съездить к брату в Бийск. Может, он там разузнает. Однако в этом я сомневаюсь, вот в Барнауле там могут знать, но туда из Бийска по железке нужно ехать.
   -- А зачем вам самому ехать. Можно же письмо написать. О, а у вас существует почта?
   -- Есть такая, конечно. Как государственные бумаги рассылать-то? Но, то именно государственные... А вот частным лицам плохее в этом вопросе. Это как раз моя головная боль... Да, была у нас ранее земская почта для пересылки корреспонденции в местностях, не имевших государственных почт. Она располагала конторами и транспортом. Земские почты могли иметь даже свои почтовые марки, только те по своему рисунку не должны были иметь ничего общего с марками государственной почты. Частные лица, пересылающие свою простую корреспонденцию по земской почте, платили от каждого письма по 3 копейки. Но для земской почты правительством были установлены ограничения. Сфера её деятельности ограничивалась лишь теми районами, где не имелось государственной почты. Кроме того, земской почте, как правило, запрещалось использовать дороги, по которым следовала государственная почта, и разрешалось их пересекать лишь с просёлка на просёлок. А потому в дальнейшем деятельность земской почты пошла на убыль. А затем её у нас вообще упразднили. -- Земская почта была учреждена в России в 1871-м году. В начале XX-го века она действовала в 240 регионах России. -- Тогда начали нанимать коннорассыльного для развозки корреспонденции управы, -- продолжал Карелин. -- Однако и этот способ пересылки просуществовал недолго. В общем, должность коннорассыльного почтаря тоже отменили и стали, как и раньше, пересылать корреспонденцию управы в волостные управления и к разным лицам через полицию. В общем, морока с этой почтой. Самому съездить проще. Нет, в Барнаул я, конечно, не поеду - напишу-таки письмо сыну, а вот в Бийск - съезжу. Правда и туда путь не так уж близок - такой уж прямой дороги нет.
   -- О, Господи! -- покачал головой Александр. -- Сколько я вам лишних хлопот задаю.
   -- Да ничего. Мне иногда доводится бывать в Бийске, а потому я просто найду оказию.
   -- А чем вы до Бийска добираетесь? Ведь от вашего села туда нет железки, то есть железной дороги. Да и сами вы говорите, что прямой дороги нет.
   -- Нет, конечно, железки. Езжу гужевым транспортом. А дорога пусть и неважная, но проехать по ней можно.
   -- На телеге, что ли?
   -- Нет, не на телеге, конечно. Есть у меня пролётка. А лёгкой пролёткой пока лето к Бийску можно нормально проскочить.
   -- И лошади, значит, у вас есть?
   -- Есть. Но только не лошади, а лошадь. У меня один конь, ты же его уже видел. Но пролётка она и есть одноконная.
   -- То есть она на двух колёсах?
   -- Нет, почему на двух - на четырёх. Она двухместная - на 2 пассажира - хотя и открытая, но она лёгкая - одна лошадь её легко тянет. По-другому она ещё называется бричка. Ты на ней ещё поездишь, -- улыбнулся Карелин, -- например, когда мы с тобой поедем тебе справку взамен паспорта просить.
   -- Ясно. Значит, мы и за справкой или паспортной книжкой в Бийск поедем?
   -- Нет, в Бийск я один съезжу. А за документом тебе... скорее всего, не в Бийск.
   -- Не в Бийск? Но ведь именно Бийск наш уездный город, насколько я понял...
   -- Бийск то Бийск. Но я думаю, что, всё же, поедем мы не в Бийск. Да и не так уж часто сельские старосты по уездным городам шастают.
   -- А сколько в вашей, или уже в нашей губернии уездов?
   -- Ну, я этого точно не знаю, -- покачал головой Карелин. -- В нашем регионе таковых три или четыре.
   -- А в каком это нашем? -- удивился Сашка.
   -- Ну, в каком, каком... Известно, что в Алтайском.
   -- Оп-па!? А что, в нашей губернии есть ещё какие-то регионы?
   -- Ну, я не знаю, как их назвать, но они есть на севере губернии - Сибирский регион, что ли. Я далее Бийска нигде не бывал, даже в Барнауле не был. А от него на север или на северо-восток ещё много городов. Губерния-то большая - за десяток уездов имеет.
   -- На Алтае более десятка уездов?!
   -- Да я же тебе не за Алтай говорю, а за всю губернию. Алтай, он практически Барнаулом и заканчивается. Наши уезды это как раз и есть Барнаульский, Бийский, Змеиногорский. Но есть ещё в губернии такие уезды как Томский, Красноярский, Енисейский... Других не помню.
   -- Томский, Красноярский, Енисейский?! -- изумился Большаков. -- В Барнаульской губернии?! Или в Алтайской...
   -- В какой ещё Барнаульской губернии?.. -- начал уже сердиться Игнат Степанович. -- Нет никакой Барнаульской губернии, есть Барнаульский уезд - я же тебе говорил, уезд!
   -- А тогда губерния как называется?
   -- Томская, вестимо.
   -- Томская?! Вот оно что...
   Александр знал, что, начиная с 1917-го года в составе Алтайской губернии (уже при советской власти) было 5 уездов: Барнаульский, Бийский, Каменский, Змеиногорский... Пятый уезд он не помнил (это был Славгородский уезд), но уверен был, что такое же административно-территориальное деление было и в царской России. Ан нет. Оказывается, Томская губерния включала в себя тот же Алтайский край, а вся её территория была довольно значительной - в том же 1917-м году в её составе было 15 уездов (позже районов). Но затем и районы, и прилегающие к Томской области регионы стали меняться. И вот так позже (в 1937-м году) появился Алтайский край с его административным центом г. Барнаул. Так что, не так уж хорошо Александр знал историю и географию начала XX-го века, а в частности Алтая. Зря он в первый день знакомства хвастался Карелину, что, мол, у него по истории были одни "пятёрки".
   -- И Томск является административным центром губернии? -- уточнил Сашка.
   -- Ну да.
   -- М-да, а я этого и не знал, -- уныло протянул Большаков. -- В наше время есть Алтайский край - это как область или губерния. И его административный центр именно Барнаул.
   -- Ты смотри, -- удивлённо, но вместе с тем и уважительно протянул Игнат Степанович, -- Барнаул станет губернским городом. Это приятно слышать.
   -- Ладно. Я тоже почерпнул для себя новую информацию. Но я спрашивал именно о Бийске. А почему мы, как вы сказали, наверное, поедем не в Бийск. Ведь паспорта и справки наверняка именно в уездном городе выписывают.
   -- Паспорта да, а вот справку можно получить и в волости. Да там и паспорт можно выправить. Ведь сельские жители паспорта получают именно в волостных правлениях, там о них есть все данные. Но тебя это не касается, -- усмехнулся Карелин. -- Ты хотя и мой племянник, но жил всё время в уездном городе, именно в Бийске. И новую паспортную книжку взамен утерянной ты можешь получить только там. Но тебе туда, как ты понимаешь, хода нет.
   -- А, понятно, значит, ехать нужно в какое-то волосное управление.
   -- Нет, не в волосное управление. Оно вопросами выдачи паспортных книжек и справок не занимается. Волосные управления занимаются финансовыми, имущественными, кадровыми - наём и увольнение лиц - вопросами. Да и штаты там... -- махнул рукой Карелин. -- Фактически один лишь волосной старшина, а остальные - сельские старосты да сборщики податей. Я тоже вхожу в волосное управление, но у меня, как и у других старост только совещательный голос. Ответственность за принятие решений лежит на волосном старшине. Ну, а основная задача волосного старшины - это наблюдать за исполнением всеми своих обязанностей. Ну и собирать волосные сходы для решения многих вопросов. Да и сам волосной старшина избирается волосным сходом на срок не более 3-х лет. И что интересно, -- улыбнулся Карелин, -- избрать волосного старшину, как и сельского старосту - я тебе рассказывал об этом - могут и без его на то согласия. Он имеет право отказаться только тогда, когда ему перевалило за 60 лет, а таковых сейчас немного, -- теперь уже вздохнул Игнат, -- или у него есть серьёзные телесные недуги. А, ну да... но только тогда, когда он уже отслужил один свой срок на этом посту. Вот такие дела. Нет, можно, конечно, выписать тебе справку и в волости. Но это опасно - начнут в Бийск запросы делать, а оттуда напишут, что такой человек никуда из Бийска не уезжал. Ведь у тебя, -- теперь уже криво усмехнулся Карелин, -- в том же Бийске как бы двойник имеется. Да и не хочу я у нас в волости светиться с метрикой моего племянника. А потому справку лучше выправить в становом административном центре. Есть там у меня один знакомый.
   -- У-у, я понял. А где находится такой административный центр?
   -- В Усть-Чарышской Пристани.
   -- Это где? Судя по названию, наверное, где-то в устье Чарыша.
   -- Совершенно точно - там, где Чарыш впадает в Обь. Это на северо-восток от нас, расстояние до этого села примерно 26 вёрст, -- около 28 км.
   -- Понятно. Ну, что ж, значит, поеду в Усть-Чарышскую Пристань, -- заключил Сашка.
   После этого некоторое время беседующие посидели молча. А затем Сашка вновь обратился к Игнату Степановичу, очевидно, ему в голову пришла какая-то мысль:
   -- Дядя Игнат, я вот о чём подумал. А может быть, не нужно нам, точнее вам, выбивать мне справку?
   -- Это почему ещё?
   -- Нет, я понимаю, что документ мне какой-то нужен. Но можно, наверное, и по-другому сделать.
   -- Это как же?
   -- Вы же говорили, да я и сам видел, что в паспортах, ваших паспортных книжках нет фотографий. Но тогда мне можно просто воспользоваться паспортом другого человека, например, умершего. Или который вроде бы потерял паспорт, а затем обнаружил его. Но справку взамен паспорта он уже получил. Тогда можно воспользоваться не паспортом, а его временной справкой.
   -- Хитёр ты, однако, -- улыбнулся его дядя. -- Но я об этом ещё раньше тебя подумал. Да, фотографий в паспортных книжках нет. И никакой процедуры выписки при переезде человека тоже нет, по крайней мере, в наших сёлах. То есть, если человек решит переехать из одной волости в другую, то его никто не контролирует. И если его там, в новой волости задержит полиция и решит проверить подлинность его документов, то она запросит волость, в которой тот был приписан. А оттуда ответят: "Да, паспорт настоящий, такой-то человек у нас имеется, но сейчас он куда-то уехал". Вот такие дела... И профессиональные уголовники, а также разные там смутьяны - социалисты, анархисты... - широко этим пользуются.
   -- Вот! Это же намного проще, нежели выбивать мне липовую справку.
   -- Это ты так думаешь. А на самом деле не всё так просто.
   -- Почему?
   -- Да потому. Во-первых, ты сейчас числишься как Карелин Александр Николаевич. И в селе все поголовно об этом знают. А по чужому паспорту ты будешь, например, Иван Петрович Сидоров. Полиция же может проверить твой паспорт на улице, в окружении людей. Так она чаще всего и делает, полиция не ходит по избам проверять паспорта. И что тогда? Да они тебя тогда точно арестуют, а заодно и того, кто всучил тебе такой липовый паспорт или справку.
   -- М-да, это верно, -- сокрушённо покачал головой Александр. -- Я как-то об этом и не подумал. Я тогда действительно ещё и вас подставлю.
   -- Теперь слушай дальше. Есть ещё и во-вторых. Паспорт умершего человека или ещё что другое я бы тебе со временем смог организовать. Однако, и в этом случае опять-таки есть своё НО... Да у нас, ну, в наше время, люди умирают рано. Однако, в 20-25 лет, всё же, редко умирают. Понимаешь? А я тебе достану паспорт человека, умершего, к примеру, в 45 лет. Ты похож на такого? Фото в том паспорте не будет, конечно, но год рождения-то там прописан.
   -- И опять вы правы. О, Господи! Как всё сложно. И угораздило же меня попасть в такое время...
   -- Ничего, прорвёмся. Справку мы со временем тебе соорудим. После того, как я узнаю, где поблизости от нас есть какие-нибудь медицинские училища. И всё будет нормально. Она тебе пару лет точно послужит, если ты никуда не будешь ездить. А ты ездить по губернии вряд ли будешь, не зная наших порядков. Ты, конечно, что-то знаешь о жизни в наше время, но не так уж и детально. Поэтому из села и носа не кажи, разве что только со мной. А в селе вряд ли у тебя кто-нибудь будет спрашивать справку или паспорт. Нет, такое может быть, но не так уж и часто.
   -- Всё понятно. Спасибо вам!
   -- Да не за что пока.
   -- Да я не о справке. А о том, что вы и приютили меня, и кормите, и одеваете, да ещё уму-разуму наставляете. Без вас я бы точно пропал.
   -- Не бери в голову. Всё нормально.
   Карелин вроде бы успокоил парня, но тот, опустив глаза, всё равно сидел какой-то задумчивый. Но вот он поднял глаза, взглянул на Игната Степановича и виновато протянул:
   -- Вы знаете, дядя Игнат, даже с той временной справкой не так всё просто. Возможно, и её сложно будет получить.
   -- И почему же это?
   -- Но ведь для её получения тоже, наверное, какие-то документы нужны будут.
   -- А то я этого не знаю. Конечно, нужны. Это ещё один вопрос, и, пожалуй, главный, почему мне нужно ехать в Бийск. Мне нужно будет взять у брата метрику его сына, моего племянника. Вот по ней мы тебе и выпишем документ. Я с Николаем поговорю, он меня поймёт.
   -- Но там же будет стоять совсем другое имя и год рождения.
   -- Ничего. Тот человек, которого я намерен просить помочь тебе со справкой, читать метрику не будет. На фамилию, конечно, глянет - и всё. А дальше уже я ему буду читать, а он будет записывать. Он немного подслеповат, хотя и моложе меня, но не хочет очки носить. Моего племянника зовут Алексей. Алексей, Александр ‒ почти одинаково. А церковные писари так те метрики пишут, что разобрать непросто. Их же не в типографии заполняют, а ручкой пишут.
   В России учёт рождаемости населения издревле вёлся церковью в метрических книгах, отчего личный документ о рождении "выпись из метрической книги" - как бы знакомое Сашке удостоверение о рождении - и назывался в народе просто "метрика". Выписывался он церковью чаще всего при крещении ребёнка.
   -- Правда, мне говорили, -- продолжал Игнат, -- что сейчас появились какие-то устройства, где пальцем по кнопочкам тыкаешь, а на бумаге печатные буквочки появляются. Вот уж диво!..
   -- Они называются "пишущие машинки", -- объяснил Александр. В дореволюционной России, правда, пишущие машинки не производились, но использовались - покупались под заказ, поскольку на них нужно было устанавливать клавиши с русской орфографией.
   -- Вот-вот. Они самые. Касательно же года рождения, то ты заранее прикинь, какой год мне называть. А может быть, и ты при этом будешь присутствовать, тогда отвечай уже сам.
   -- Хорошо. Это я понял. Но, возможно, нужны ещё и другие документы?
   -- Какие у тебя могут быть другие документы, если у тебя их просто нет. Ты же паспортную книжку "потерял". А метрика будет. Какие ещё документы нужны...
   -- Да, пусть я паспорт и "потерял", но могут спросить документы из института или университета, в котором я якобы учился.
   -- А какие там могут быть документы?
   -- Я не знаю ваших порядков. Но у нас при увольнении с места работы или учёбы могут дать на руки выписку из приказа о твоём увольнении. Правда, чаще всего просто знакомят уволившегося с приказом - под его роспись.
   -- И тогда эту бумажку, ну, как ты там сказал... а, выписку, не дают?
   -- В этом случае не дают.
   -- Вот. И нормально. Если меня или тебя спросят, есть ли у тебя такая бумага, то скажем, что у тебя её нет - ты просто расписался. И всё.
   -- Ладно, пусть так. Этот вопрос мы ещё можем утрясти. Но и это как раз ещё не всё.
   -- Почему?
   -- Потому что на руках у студента, пусть и бывшего студента один документ, всё же, остаётся. Его не забирают даже тогда, когда того отчисляют из института или он сам уходит.
   -- И что же это за такой документ?
   -- Зачётная книжка.
   -- А что это такое?
   -- Это такая книжечка, она выдаётся студенту на всё время его учёбы, в которой выставляются все его оценки по сданным экзаменам. В ней отражается успеваемость студента института или университета, ну, и других учебных заведений.
   -- О! Понятно... Такая точно должна быть.
   -- Я, правда, не знаю, может быть, в это время их ещё не было. Но сомнительно, что-то такое должно быть.
   -- Я тоже думаю, что должно быть, -- недовольно покачал головой Карелин. -- Вот и ещё один вопрос, который мне нужно выяснять во время поездки в Бийск, -- вздохнул он.
   -- Ещё раз извините за такие хлопоты, -- виновато опустив голову, вздохнул и Сашка.
   -- Ничего, мне к хлопотам не привыкать. В селе бывают хлопоты и посерьёзнее. Но и это очень серьёзный вопрос - без документа ты долго не проживёшь. Не прятать же тебя - разве это жизнь будет... Так что обязательно нужно решить этот вопрос. Вот только время не совсем подходящее для поездок и оформления документов.
   -- Почему? Уборка урожая начинается, то есть все заняты будут?
   -- Нет, совсем наоборот, -- улыбнулся Игнат Степанович, -- все свободны будут.
   -- Как это?
   -- Да вот так. Начинается время летних праздников, ну, и поста одновремённо. Буквально через пару дней будет Калинник. Правда, его официально не празднуют, а отмечают уже вместе с Первым Спасом. Но и тот не за горами - 1-го августа. А далее Второй Спас, Третий...
   Да, в Сибири Первый Спас иногда и называли Калинником. Но Первый Спас (он же Медовый) - это как бы вторичное название праздника. По славянской традиции в этот день пекли медовые пряники, блины с маком и мёдом, пироги, булочки, плюшки с маком. А ещё этот праздник соединялся с воспоминанием о Крещении Руси киевским князем Владимиром, произошедшем в 988-м году. Калинник же был связан с именем святого мученика Калинника, а также перекликался с названием ягоды калина, которая к этому времени как раз наливалась спелостью. А вот официально Первый Спас по церковному назывался Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня. За ним тоже в августе следовали Второй Спас (Преображение Господне - 06.08) и Третий Спас (Перенесения Нерукотворного Образа Спасителя - 16.08). Ну, и начинался (прав был Карелин) Успенский пост или Спасовки. Спасы - народное название трёх праздников православной церкви. Считается, что это название дано в честь Иисуса Христа-Спасителя (Спаса). В народе же слово спас означало спасать себя тем, что употреблять в пищу мёд, яблоки, хлеб. Крестьяне считали, что эти "две недели были "отрезаны" Богом от Великого поста".
   -- Вот оно что... Тогда понятно, никого в эти дни не застанешь на рабочем месте.
   -- Вотименно. Но ничего, праздники не каждый день будут, а потому выберем между ними день для поездки. Документы-то тебе позарез нужны.
   И на этой фразе беседа была завершена.
  

ГЛАВА 12

Удостоверение личности

  
   После этой беседы прошло несколько дней, но тему удостоверения личности своего нового жильца Карелин разговора пока что не поднимал. Но ещё примерно через неделю вечером Игнат Степанович после совместной вечерней трапезы обратился к Саше:
   -- Так, на следующей неделе, покатаю я тебя на пролётке.
   -- Куда-то поедем?
   -- Поедем мы с тобой в Усть-Чарышскую Пристань.
   -- Ясно. И куда именно мы с вами поедем? Ну, в той же Усть-Чарышской Пристани, в смысле в какую организацию?
   -- К становому приставу. Метрику у брата я на своего племянника взял.
   -- Это хорошо, спасибо вам. Что же касается пристава, то я слышал о такой должности в старой России, это ведь полицейская должность. Но я не совсем представляю, чем занимается становой пристав.
   -- Становой пристав обеспечивает безопасность населения. Он - местный исполнитель предписаний уездного полицейского управления и непосредственный блюститель общественной безопасности, спокойствия и порядка в стане: прекращает драки, ссоры, буйство и бесчиние; наблюдает за проявлениями действий и поступков запрещённой деятельности, особенно политической. Он также доносит начальству обо всех чрезвычайных происшествиях в стане, о видах на урожай, а также следит за состояниях дорог. Ну, и прочее, -- махнул рукой Карелин. -- В общем, он как бы хозяин, руководитель своего стана - шишка немалая.
   -- Ну, это я примерно и сам так думал. А почему именно становой пристав? Я знаю, что в городах пристав - это действительно полицейский. И что такое стан? Это то же самое, что волость?
   -- Да нет... Стан - это несколько волостей.
   -- Как так? -- удивился Большаков. -- Но ведь несколько волостей - это уже уезд. А что же тогда волость?
   -- Ну, волость, она небольшая по размерам, в неё входят несколько близлежащих сёл с общим количеством жителей 300-2000 человек. А только в нашем селе насчитывается 290 домохозяйств с общим количеством душ всех возрастов около 1300 человек. Одно наше село уже как бы волость...
   Интересно, что во времена Большакова в Красноярке проживало намного меньше людей - по данным 2013-го года всего 698 человек. И причин этого было, скорее всего, две. Первая, это то, что значительная часть населения дореволюционной России проживала именно в сельской местности, стараясь жить кучно, "стадно", так сказать. Да и рождаемость была высокой. А вторая причина была в том, что со средины 70-х годов XX-го века - когда сельским труженикам наконец-то стали выдавать паспорта (хотя в СССР паспортная система была введена ещё в 1932-м году) - начался массовый отток сельского населения. В первую очередь в города потянулась молодёжь, а в начале уже XXI-го века в некоторых деревнях и сёлах вообще остались жить одни лишь старики.
   -- Ничего себе! А сколько тогда сёл входит в стан?
   -- Много, очень много. Сколько точно я не знаю, но знаю, что уезд обычно делится всего на 2-3 стана.
   -- О господи! -- взялся за голову Сашка. -- Да с вашим административно территориальным делением точно запутаться можно - волости, станы, уезды... То ли дело в наше время. Всё просто: город или село, район, область. А в ваше время... -- махнул он рукой.
   -- Это ещё ничего, -- улыбнулся Игнат Степанович. -- Были ранее ещё и другие деления. Как мне рассказывали старики, а им их деды, лет 150 назад были ещё и разные там остроги, слободы, погосты, вотчины, ямы...
   -- Ужас! -- тоже с улыбкой прокомментировал Александр. -- И где в нашей волости находится волосное управление?
   -- Догадайся с трёх раз.
   -- Ясно. Но, если мы вскоре поедем в Усть-Чарыш, значит, остальные вопросы вы в Бийске уже решили?
   -- Не в Усть-Чарыш, а именно в Усть-Чарышскую Пристань.
   -- А разве это не одно и то же?
   -- Нет, не одно. Усть-Чарышская Пристань, как я тебе уже говорил, находится именно в месте впадения Чарыша в Обь, примерно на северо-восток от нас. А Усть-Чарыш - немного ближе к Красноярке, а по направлению более восточный. Но это самое обыкновенное село.
   -- Сколько разных нюансов, -- покачал головой Сашка. -- Вы мне столько всего рассказали, что и охватить это всё умом трудно.
   -- Это тебе-то трудно, -- уже и вовсе рассмеялся Карелин. -- С твоим знанием, пусть и не таким уж детальным, -- подправил он, -- истории моего времени. А ты представь, как мне охватывать умом, то, что ты мне рассказываешь.
   -- Да-а, это уж точно. Я себе представляю, если бы мне начали рассказывать что будет через 100 с лишним лет. Вы правы... Так, о чём я говорил? А, о том, что вы решили неизвестные нам вопросы. Значит, что-то прояснилось с медицинским институтом?
   -- Прояснилось. Оказывается, ты был неправ, когда говорил, что до Волги - с нашей стороны - таких заведений нет. Есть даже в нашем регионе такой институт, и даже университет.
   -- И где же?
   -- В Томске.
   Идея открыть университет в Сибири возникла ещё в начале XIX-го века. Но прошло ещё семьдесят с лишним лет, пока эта идея воплотилась в жизнь. При этом основным конкурентом был Омск, ведь в Томске большой слой населения был представлен ссыльными. Но началась русско-турецкая война, строительство университета немного отложили, и Томск доказал, что он достоин такой почести. А произошло это благодаря выдающемуся врачу и профессору Василию Флоринскому, который входил в состав комитета Министерства народного просвещения. И вот он выпустил статью, в которой изложил все преимущества Томска. Он говорил, что Омск - это военный город, равнодушный к науке, живёт он только на государственные средства, в нём нет производства. Томская же губерния была крупнейшей в России, она охватывала современный Алтай, Кемеровскую и Новониколаевскую область, Красноярский край и даже часть Казахстана. Кроме этого, тут работали средние учебные заведения, активно развивалась торговля. Ну, и ещё в Томске для строительства университета власти выделили самый лучший участок земли - тогда этот район назывался Елань, и место было окружено березовой рощей - это был центр города.
   Правда, на протяжении 10 лет (с 1878-го по 1888-й год - период строительства) Томский университет, отпочковавшись как филиал от Казанского университета, звался Сибирским Императорским университетом. А затем его переименовали в Томский университет. Изначально был подписан указ о создании университета с 4-мя факультетами: историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. Открылся же университет лишь с одним факультетом - и именно медицинским. Первая лекция, прочитанная в стенах университета, называлась "Что такое жизнь?", и была она проведена 13 сентября 1888-го года.
   При университете было построено даже общежитие, стоимость проживания в котором была достаточно дорогой - 10 рублей в месяц, стипендия же составляла 22 рубля. Но малоимущим жильё предоставлялось бесплатно. В комнатах жили от одного до трёх человек. Интересно, что даже через 130 лет можно будет понять, сколько человек проживало в комнате - количество окон в помещении было равно количеству жильцов. На момент открытия университета общежитие было рассчитано на 80 студентов. При общежитии была столовая, читальня и библиотека.
   -- О, это вроде бы не так уж и далеко, -- обрадовался Сашка, услышав такое сообщение. -- Даже в одной и той же губернии, -- хоть это из рассказа своего дяди он запомнил.
   -- Да, намного ближе, нежели к Волге. Так что этот вопрос решён удачно. В то, что ты учился не так уж и далеко от родных мест - в нашей же губернии - это вполне правдоподобно. А вот со вторым вопросом похуже...
   -- Вы имеете в виду зачётную книжку?
   -- Да, именно её. Есть в наших университетах такой документ. Он, правда, называется немного по-иному - матри́кул. И я даже знаю такое слово, у меня у самого, как у старосты, есть подобные матрикулы. Я только не знал, что и у студентов та книжка, о которой ты говорил, тоже так называется. Но это дела не меняет, проблема остаётся.
   Да, на это время зачётные книжки именовались именно матрикулами (устаревшая форма - матрикула). Слово "matricula" латинского происхождения, что буквально означает "список" - официальный перечень, список. И не только учащихся высшего учебного заведения, но и каких-либо иных лиц (дворянских родов, прихода католического храма и т. п.), а также сословий, доходов. В ряде ВУЗов документ носил официальное, обозначенное на титульном листе название "Матрикул" или "Матрикул студента", но бывало, что он официально именовался и просто "Запись студента", однако все подобные документы носили общеупотребительное название матрикулов. Студент, обладающий матрикулом, назывался в дореволюционной России матрикулованным (принятый в это звание по испытанию), в отличие от вольнослушающего. Матрикулом называлась ещё и выписка в виде свидетельства, удостоверения; дворянское свидетельство балтийских губерний.
   -- М-да, -- растерянно покачал головой Александр, -- как мы и предполагали. И что же теперь делать?
   И вдруг ему неожиданно вспомнилась последняя стоянка шестёрки ярославских каякеров на Чарыше, откуда он и попал в начало XX-го века. А вспомнилась она ему потому, что перед его глазами как бы возникла газета с кроссвордом, который он разгадывал в тот день. Вот оно то слово, которое он тогда так и не разгадал! Это слово именно матрикул. Он его когда-то и слышал, но не помнил, в каком именно значении оно тогда употреблялось. Да и слово не такое уж простое, не удивительно, что он его и не вспомнил. Вот она вторая буква "а" в слове и седьмая - "у". И сейчас он в уме тотчас разразился бранью на это ни в чём не повинное слово: "Чёрт бы побрал этот проклятый матрикул. Именно из-за него я здесь оказался!". Казалось бы - ну, при чём здесь слово из газетного кроссворда? Каким образом оно имеет отношение к попаданию Большакова в прошлое время? Но у Александра в этом плане была своя мотивация. Он подумал о том, что не потрать он на это слово так много времени (чуть ли не час), то он бы раньше решил искупаться, а потому и раньше прыгнул бы с трамплина. И в то время этой чёртовой серой тучки под трамплином точно не было бы - не могла же она там висеть часами, это же не огромное облако. И кто может сказать, что Сашка в этом вопросе был так уж неправ?..
   Игнат Степанович вроде бы не заметил ужасно расстроенного вида Александра, а если и заметил, но наверняка подумал, что тот так расстраивается из-того, что не имея этого матрикула, сложно будет получить такую нужную им справку. А потому стал как бы утешать своего племянника:
   -- А что делать? - ничего не делать. Такого документа у тебя всё равно нет... и не будет. Буду выкручиваться. Я в хороших отношениях с приставом, он мне доверяет. Вот я и постараюсь ему немного голову забить другими вопросами. Я понимаю, что это не очень красиво по отношению к нему. Но ничего не поделаешь - жизнь так требует. Да и какая разница - слово лжи или два... Ведь я всё равно буду врать ему о своём племяннике. Да и ничего плохого от этого никому не будет. А только польза. Ведь это всё делается для благого дела.
   Александр вздохнул, но промолчал.

* * *

   И в первый же день новой недели, 8-го августа, сразу же после праздника Преображения Господнего (яблочный Спас) Игнат Степанович вместе с Александром Николаевичем Карелиным действительно поехали пролёткой в город на Оби. Со дня появления Большакова в Красноярке прошло уже 3 недели. Расстояние до Пристани (точнее Усть-Чарышской Пристани) составляло, как ранее говорил Сашкин дядя, всего 26 вёрст, а потому дорога много времени не забрала. Прибыв к месту назначения, Сашка остался ждать в пролётке, а его дядя отправился в полицейский участок к становому приставу. В подчинении станового пристава находились сотские и десятские, а с 1878-го года в его распоряжении были ещё и полицейские урядники. Стан делился на участки, во главе участков были сотские, в селениях - десятские. И сотские, и десятские избирались населением. Полицейские функции исполняли также волостные старшины и сельские старосты. Урядник - это был нижний чин уездной полиции в России в 1878-1917-м годах. Должность полицейского урядника являлась важнейшей в уездном административном аппарате России конца XIX-го - начала XX-го веков. Урядники назначались уездным исправником, который должен был провести минимальное "вступительное испытание" - фактически собеседование. Фамилия нужного Карелину станового пристава была Прохоров. Своему племяннику Игнат сказал, что позовёт его, когда это потребуется - беседу со становым приставом сельскому старосте предстояло вести наедине. И она предполагалась быть не такой уж и простой.
   -- Добрый день, Василий Митрофанович! -- поздоровался Карелин, войдя в кабинет пристава и сняв свой головной убор - картуз. На улице было тепло, но, Игнат Степанович, вероятно, считал, что ему, как должностному лицу, неудобно ходить без головного убора.
   -- О, кого я вижу! И тебе добрый день, Игнат Степанович! Давненько мы с тобой не виделись, -- радушно отозвался пристав. Сельский староста села Красноярка, как тот сам говорил Сашке, был в хороших отношениях с приставом. Прохоров ценил его за то, что тот не был каким-то безграмотным мужиком (хотя образование Карелина и составляло всего лишь 4 класса), а был толковым, умным, отзывчивым, а также исполнительным и рассудительным человеком. Ему не приходилось растолковывать что-либо часами, он схватывал всё на лету. А это было важно для самого станового пристава, - ведь ему по долгу службы приходилось общаться со многими людьми, а рабочий день не резиновый.
   -- Как поживаете, Василий Митрофанович?
   -- Да по службе ничего нового.
   -- А со здоровьем как?
   -- А вот с ним похуже.
   -- Что так?
   -- Да вот сердечко стало пошаливать, -- становой пристав был лет на 5 младше Карелина. -- Порой по той же службе так понервничаешь, что оно поневоле болеть станет. А народ какой-то бестолковый пошёл - ты ему долби-долби, а он ни черта не понимает. Ну, как тут не будешь нервничать. Прости Господи, -- перекрестился он, -- что сатану помянул.
   -- Я проконсультируюсь кое с кем относительно вашего сердца, Василий Митрофанович, -- хотя Карелин и был старше пристава, да и в хороших отношениях с ним, обращался он к нему уважительно исключительно на "вы".
   -- А у тебя есть толковые знакомые врачи?
   -- Есть, Василий Митрофанович.
   -- Это хорошо. Ладно, с чем ты пожаловал? Какие-то в селе нелады? Или смутьяны какие завелись? Пришлые, я имею в виду, там у тебя в селе вроде бы все сознательные.
   -- Нет, в селе всё в порядке. Я к вам с просьбой.
   -- С просьбой? Говори. Если смогу, то, конечно, уважу тебя.
   -- Тут вот какое дело. У меня племянник учился в медицинском заведении.
   -- Ага, так это он у тебя знакомый лекарь? -- усмехнулся становой пристав.
   -- Он самый.
   -- И он уже окончил то учебное заведение, и уже врачует? О, а где он учился? В наших краях я о таких учебных заведениях что-то не слышал.
   -- Ну, я лет 5 назад тоже так думал - что в нашей губернии таких учебных заведений нет. Но, оказалось, что есть у нас такое врачебное заведение, и не так уж далеко от нас, до него, по крайней мере, не так, как, к примеру, до Волги, -- Карелин вспомнил не совсем верное предположение Александра. -- Мой племянник учился в Томске. Брат у меня в Бийске живёт. И неплохо живёт. Вот он и отправил своего сына учиться на лекаря. Да и тот хотел вырваться из-под крыла отца. Вот и вырвался, -- недовольно покачал головой Карелин.
   Сельский староста, возможно, был не совсем точен. Расстояние было, скажем так, относительно небольшим, поскольку от наиболее крупного города в их регионе Новониколаевска расстояние до Томска (через Юргу) по прямой составляло чуть более 200 км, а по дорогам и вовсе 260 км. Но и до Новосибирска из их края ещё нужно было добраться, а поскольку прямых путей не было, то добавлялось ещё за 300 километров. А в целом набегало все 600 км. Но это, конечно, всё равно не сравнимо с тем же расстоянием до Волги - и вовсе 3000 км.
   -- Да ты что! Я и не знал, что в нашем губернском городе есть такое медицинское учебное заведение. Значит, в нём готовят лекарей. Понятно. Это хорошо... О Томске я, конечно же, хорошо наслышан, хотя и не бывал в нём. А что случилось с твоим племянником? Ты же говорил, что он окончил институт.
   -- Нет, я просто говорил, что он учился в медицинском университете. Не успел далее рассказать. Он действительно учился, но не доучился - а оставался ему всего лишь один год.
   -- И что произошло - заболел?
   -- Нет. Всё гораздо серьёзнее. Отчислили его.
   -- Да ты что! И почему же это?
   -- Потому что он связался с какими-то смутьянами. Они, конечно, не бомбисты какие-нибудь, но речи вели не совсем праведные. А университет солидный, единственный в нашем регионе по медицине, вот и решил, что ему не нужны смутьяны, хотя какие из них смутьяны - одна болтовня. Но руководство университета решило для острастки наказать их, чтобы другим неповадно было. Вот их всех и отчислили, и моего племянника в том числе.
   -- Понятно. И ты что, Игнат Степанович, хочешь, чтобы я поспособствовал восстановить твоего племянника в институте? -- хмуро спросил он Карелина. -- Этого я сделать не могу.
   -- Упаси Боже, Василий Митрофанович. Я вас о таком просить и не думал. Я и сам понимаю, что это невозможно. Я считаю, что племянника и иже с ним наказали правильно - пусть не суют свои молодые носы в политику.
   -- Правильно ты думаешь, -- успокоился пристав. -- Тогда что ты хочешь от меня?
   -- Дело вот в чём. Мой брат решил проучить своего сына. Ну, ещё бы - сколько он денег на него потратил, а тот вылетел из института. И он решил его упечь в какую-нибудь дыру, тоже для острастки. Подходящую "дыру" он, наверное, не нашёл, а потому хотел отправить сына на Зыряновский рудник, на год-другой, чтобы научить того немного уму-разуму.
   -- Да ты что?! -- повторил свой недавний возглас Прохоров, но на сей раз уже не радостно, а изумлённо и неодобрительно. -- Но это уже чересчур жестоко, чтобы так с собственным сыном поступить.
   Зыряновский рудник был расположен в широкой долине речки Маслянки, при впадении её в реку Берёзовку, левый приток р. Бухтармы. Местность, где лежит рудник, была пустынной и безлесной. Окружающие рудник довольно высокие горы состояли частью из гранита. Рудник был открыт ещё в 1791-м году на месте древних чудских разработок и копаней. В настоящее время он представлял собой важнейшее рудное месторождение в Алтае. Добываемая здесь руда доставлялась для выплавки на заводы "Локтевский", "Змеевский" и даже "Барнаульский". Доставка руды осуществлялась летом по рекам. А из 2-х руд добывалось ещё и жильное золото. Ещё в 1891-м году в рудничном селении работало 593 человека и ещё на поверхности 444 человека. В рудничном селении было 320 дворов, 5600 жителей, имелись также церковь и школа.
   -- Вот-вот. И я так думаю. Жестоко, конечно. Но потом мой брат немного остыл и тоже понял, что это очень уж суровое наказание для сына. И тогда он приехал ко мне, узнать, не соглашусь ли я, чтобы Сашка, так зовут моего племянника, пожил годик-два у меня в селе. Пусть, как он сказал, Сашка покрутит коровам хвосты - это тоже не особо приятная работа, не то, что на стуле сидеть в университете. Ну, я и согласился. А чего там, не захотел мой племянник просто учиться без политики, да ещё на деньги отца, так пусть попробует сам себя прокормить.
   -- А что, тоже дело.
   -- Вот и я так подумал. Но этот оболтус, когда приехал ко мне, то сказал, что потерял свою паспортную книжку. Говорит, что шёл вдоль реки, и вдруг резкий ветер сорвал у него с головы картуз и унёс в Чарыш. А в картуз он, мол, положил за подкладку свою паспортную книжку, чтобы в дороге её не украли. Я, честно говоря, в правдивости его рассказа не совсем уверен, хотя такое, конечно, и могло быть, в картузы порой прячут документы. В общем, что есть, то есть.
   -- Так ты хочешь выправить ему новый паспорт или справку? -- облегчённо вздохнул становой пристав.
   -- Сначала только справку. А паспортом пусть уже его отец занимается, или же он сам - лобурь уже здоровый. А через 2 года пусть просится снова в институт.
   -- А почему не в следующем году?
   -- Вряд ли его в следующем году возьмут - слишком свежи будут воспоминания. А через 2 года эта история немного забудется. Да и руководство тогда лучше поверит, что парень одумался.
   -- Тоже верно. Рассудительный ты человек, Игнат Степанович. Значит, выправить твоему племяннику справку. Так это же пустяшное дело, сделаем. Ты своего племянника не захватил?
   -- Захватил, а как же. Ему это нужно, а не мне.
   -- А метрику твой племянник захватил?
   -- А то как же. Он ездил за ней домой в Бийск, сказал отцу, что кое-какую одёжу ему ещё нужно забрать.
   -- А про то, что паспортную книжку потерял, он отцу, наверное, не сказал? -- хитро улыбнулся пристав.
   -- Ни-ни. Конечно же, не сказал. Да вы что, Василий Митрофанович, тогда мой брат его уже точно на рудники загнал бы.
   -- Я так и подумал, -- рассмеялся Прохоров. -- ладно, это вопрос сторонний... А почему же ты сразу со своим племянником ко мне не зашёл?
   -- Э-э, нет, Василий Митрофанович. Зачем постороннему человеку, пусть он даже и мой родственник, слышать, что я о чём-то договариваюсь с государевым лицом? Зачем вам пересуды.
   -- Ну, ты и башка, Игнат Степанович, -- вновь уважительно протянул Прохоров. -- Вот за это я тебя и уважаю. Ладно, зови своего племянника. Стоп! Мне в справке писать, что она выдана в связи с утерей паспорта или просто по отбытию студента на каникулы?
   -- Василий Митрофанович, а вы можете написать, что в связи с утерей паспорта, конечно, его-то восстанавливать нужно, однако написать ещё, что она выдана бывшему студенту медицинского университета. А вдруг у меня в селе нужна будет срочная помощь человеку. Вот тогда по справке видно будет, что Александр имеет право оказывать медицинскую помощь. Ведь он-то всего год не доучился до врача.
   -- Можно. А почему бы и нет - ведь так оно всё и есть. Так и напишу.
   -- Спасибо!
   -- Да не за что. Так, я пойду за бланком нужной нам справки, а ты тем временем тащи своего бывшего студента.
   Через пять минут кабинет станового пристава посетил уже и сам Александр. Прохоров одним глазом глянул в выпись из метрической книги, а затем начал выспрашивать у него все его данные и собственноручно заполнять справку об утере паспортной книжки. При этом Саша указал в справке число и месяц дня рождения именно те, которые были записаны в метрике, изменив лишь последнюю цифру года рождения - вдруг кто (да тот же пристав) проверит. Тогда можно отовраться, что случайно ошибся - мол, почерк церковного писаря плохой. А вот отмечать свой День рождения он, конечно же, будет - если ему тут долго предстоит жить - именно в истинный свой день рождения. Только вот нужно не забывать учитывать ту чёртову дюжину - разницу между Григорианским и Юлианским календарями. А в выписываемой ему справке будет год 1889-й. То есть ему сейчас не 23 года, а 22, поскольку липовый Александр Николаевич как бы не доучился один год в университете. Хотя, честно говоря, Саша не помнил, во сколько лет в царской России дети заканчивали гимназии и могли поступать в университеты или институты. Возможно, нужно было скостить себе ещё годик. Но сойдёт и так - кто к этому будет придираться. Затем пристав на пару минут вышел из кабинета и вернулся уже со справкой, на которой стояла печать. Он протянул её Александру и после этого не сурово, а как-то даже по-дружески обратился к парню:
   -- И чего тебя в политику понесло? Ты же учился в таком хорошем заведении. Надо же - врач. Да я бы своё место, не глядя, променял на врачебное. Но на него учиться трудно. Тебе же всего год оставался. А парень ты видный, сразу понятно, что жил в городе, на крестьянина ты никак не похож. А вот теперь на 2 года станешь именно крестьянином. Так чего же тебе не хватало?
   -- Да, я уже и сам понял, что дураком был. -- В селе рассматривался вариант того, почему, мол, дядиного племянника отчислили из университета, хотя окончательное решение по этому вопросу и не было принято. -- Просто те мои дружки так красиво всё рассказывали.
   -- Понятно. Вот такие болтуны, у которых язык хорошо подвешен, и одурманивают народ. Ты верь не говорунам, а молчунам. Тоже мне будущий врач... О! У меня будет к тебе вопрос, как к врачу. У меня в последнее время сердце пошаливает. Ты можешь мне что-либо из лекарств порекомендовать?
   Этот невинный вопрос застал Сашку врасплох. Он, хотя по специализации был хирургом, но такие общетерапевтические вопросы были ему, конечно, знакомы. Но беда была в том, что Большаков не знал медицинских препаратов 1911-го года. Он посоветует что-либо становому приставу, а в аптеках о них слыхом не слыхали. Но голова у него работала неплохо, а потому он тут же сориентировался:
   -- Мне бы послушать, как работает ваше сердце, но стетоскопа со мной сейчас нет. Но я бы не советовал вам пока что пить какие-нибудь сильные препараты. Я дома, то есть у дяди посмотрю свои книжки, -- у него их и в помине быть не могло, -- и назначу вам общеукрепляющее лекарство для сердца, но из натуральных продуктов - из трав, сборов. А дядя Игнат вам передаст мои рекомендации.
   -- О! Вот теперь я верю, что ты врач, а точнее им будешь, и хорошим врачом будешь. Ты не посоветовал мне принимать какие-нибудь пилюли. И молодец. А врачи мне всё время предлагают именно пилюли. А мне многие простые, но опытные люди, многое повидавшие на своём веку, говорят: "Не пей пилюли, от них только хуже тебе будет". Так что ты точно молодец, -- повторил он. -- Ладно, я тебе желаю удачи. Поживи год-другой в селе. Тебе это только на пользу пойдёт. Ты во всём слушай своего дядьку - он у тебя человек умный. А затем снова просись в институт. Из тебя врач хороший получится. Всё, удачи тебе!
   На этом катавасия со справкой, слава Богу, была завершена. Когда дядя с племянником вышли из здания, Игнат Степанович облегчённо вздохнул, а идя уже к пролётке, обратился к Саше:
   -- Ну, что, большое дело сделано. Сейчас нам спешить уже некуда, а потому, если хочешь, немного покажу тебе это село? Раньше его звали просто Пристанью.
   -- Конечно. Интересно знакомиться с новыми местами.
   -- Село довольно большое. Его руководство, да и жители всё добиваются получить статус города, но пока что никак не получается. А я считаю, что оно достойно статуса города, в нём немало промышленных предприятий.
   Усть-Чарышскую Пристань считают, и вероятно, не безосновательно, самым старым селом Усть-Пристанского района. Первое документальное упоминание об Усть-Чарыше датировано 1724-м годом. Правда, именовалось оно тогда иначе - деревней Кудрявцевой - по фамилии рудознатца Матвея Кудрявцева. В конце XIX-го - начале XX-го века шёл бурный рост села. И в этом году, например, в Усть-Пристани проживало уже 12 тысяч 52 жителя в 1085 дворах. В 1911-м году в Усть-Пристани было 94 торговых лавки, две аптеки и два фотоателье, три пивных склада, существовали церковно-приходская школа и два начальных училища. Была в селе и двухэтажная Министерская школа. Это был новый тип народной школы, который поддерживала государственная власть. Такие школы открывались в сельской местности, обычно были они двуклассными, с пятилетним сроком обучения и в них учились как мальчики, так и девочки. В 20-40-е годы срок обучения увеличиться.
   Был прав Игнат и относительно промышленности. Был в селе даже чугунолитейный завод купца Фролова, который находился за речкой Пичугой - здесь изготавливались запчасти для сельскохозяйственной техники, различные плуги и бороны, а также сковородки, ухваты, подковы, навесы, могильные чугунные плиты. В селе работали также отделение Русско-Азиатского банка, 2 кожевенных, столько же пимокатных и бондарных заводов, по 3 овчинных и мыловаренных предприятия, кирпичный завод, несколько мельниц. Обороты 77 торговых и промышленных компаний составляли чуть больше 2-х миллионов рублей, а прибыль - 139 тысяч рублей.
   Кроме того, село являлось центром огромного аграрного района, где только скупкой хлеба в этом же 1911-м году занималась 31 заготовительная контора. Здесь также сосредоточились продажа сельскохозяйственной техники и опорные пункты организации переселенческого движения. В Усть-Пристань доставляли урожай крестьяне 17 близлежащих волостей. Пристанский маслоделательный район насчитывал более 200 маслозаводов и около 250 отделений заводов, которые производили 234 тысячи пудов сливочного масла.
   Проехали Карелин с Александром на пролётке и по главной улице села, которая носила название Миллионной - по аналогии с такой же улицей в Санкт-Петербурге. Здесь жили богатые люди, и располагались лучшие здания Усть-Чарышской Пристани. Улицу "Миллионную" пересекала улица Пушкина, которая носила имя поэта со времени 110-летнего дня его рождения - купеческое собрание таким образом решило подчеркнуть своё достоинство. Эта улица вела к реке, а в её прибрежной зоне был ещё и освящённый источник, обустроенный для крещения, погружения и пития. Организован он был по инициативе настоятеля прихода святого православного Иоанна Кронштадтского отца Никандра Речкунова. Здесь как бы открывались "водные врата" Усть-Чарышской Пристани.
   После этой небольшой экскурсии, когда путники возвращались уже в своё в село, Александр спросил Карелина:
   -- Дядя Игнат, а почему вы так долго были у пристава? Я ждал, ждал, а вы всё не выходили.
   Тот рассказал содержание своей беседы с Прохоровым.
   -- Ого! -- удивился Сашка. -- А зачем было придумывать ещё и про какие-то рудники? Да ещё и добавили про мою мнимую связь с так зваными смутьянами, какими-то подстрекателями, что ли... Как раз становому приставу это не особенно должно было понравиться.
   -- Правильно, оно ему и не понравилась. Но, когда я ему объяснил, что осуждаю тебя, то он сразу помягче стал. Это уже была как бы моя такая стратегия. Если человека сразу попросить что-либо сделать, то он начнёт ломаться, набивать себе цену, искать возможности отказать. Ведь не все люди отзывчивы - зачем им лишние хлопоты. А если человек сначала думает, что чья-то просьба довольно серьёзная, то потом он, с облегчением узнав, что на самом деле просьба довольно простая, спокойно соглашается её выполнить. И, самое главное, он уже не вникает в различные детали просьбы. Вот и Василий Митрофанович после этого уже не спрашивал меня ни о каких там матрикулах - или не знал о них, или же просто уже забыл о таком вопросе.
   -- М-да, -- рассмеялся Александр, -- а вы и в самом деле стратег.
  
  

ГЛАВА 13

О многом понемногу...

  
   В последний день первой декады августа, в среду, Игнат Степанович освободился от своих общественных сельских дел довольно рано - пришёл часа в 2 по полудню домой, пообедал вместе с Сашкой и никуда уже не планировал идти. Они посидели пару минут молча, а потом Игнат Степанович с укоризной обратился к Александру:
   -- Я вот, когда ты в предыдущие дни был раздет, да и раньше, обратил внимание, что ты не носишь нательный крест. Почему?! -- сурово спросил он. -- Я всё забывал тебя спросить об этом. Да и до этого мне хватало хлопот с выпиской тебе документов - это был вопрос первостепенной важности. А сейчас я вот вспомнил и о нательном кресте.
   -- Не имею права носить его.
   -- Как это? Ты что, отлучён от Церкви?! -- с неподдельным страхом спросил Карелин, -- отлучение от церкви было мерой наказания за действия, несовместимые с одобренным церковью образом жизни.
   -- А я и не был к ней прилучён, -- решил отшутиться Сашка.
   -- Что это означает? -- недоумевал его дядя.
   -- А это означает, что я не крещён, а потому и не приобщён к Церкви. И нательного крестика не имею права носить.
   -- Как, не крещён? Но у тебя же имеется документ о рождении?
   -- Конечно. Я понял вас. Он у нас так и называется "Свидетельство о рождении". Но выдает его у нас не Церковь. У нас есть такие отделы как ЗАГСы - в которых проводятся записи актов гражданского состояния. Вот именно они и выдают свидетельства о рождении - на основании медицинской справки, подтверждающей факт рождения ребёнка - роды у нас принимают врачи. Это те же метрики, как у вас говорят. У нас их тоже долго так называли, даже когда их выдавала не Церковь.
   -- Ой, это не хорошо, -- удручённо покачал головой Игнат Степанович. -- Нельзя жить некрещёным, и не носить креста. У нас про плохого человека осуждающе говорят так: "Креста на нём нет". Это означает, что такой человек ведёт себя не по-людски, неправедно, совершает зло. Если в селе увидят, что у тебя нет креста, то и о тебе будут думать так же. Это плохо!
   -- И что же делать?
   -- Как, что делать? Вестимо что - крестить тебя нужно.
   -- Вот те на!.. -- растерянно протянул Александр. -- Мне уже третий десяток пошёл. И что, меня разденут и сунут головой в купель?
   -- Да никто тебя головой в купель окунать не будет. Покропит тебя батюшка святой водой - и всё. И видеть этого никто не будет. Я договорюсь с нашим местным попом, он тебя без свидетелей окрестит. Ну, я буду только свидетелем.
   -- Но поп же наверняка спросит, почему я не крещённый. И что я буду отвечать? Я ведь понял, когда мы с вами о метрике говорили, что в ваше время такого быть не может. Если не крещённый, то как бы и не родился вовсе, ну, официально...
   -- Да, это вопрос сложный, -- покачал головой Карелин. -- Будем думать. И что-нибудь обязательно придумаем. А ты пока готовься... Ладно, пошли на свежий воздух, там приятнее беседы вести - пока ещё тепло.
   Они вдвоём вышли в сад, и присели на лавочку. Затем Карелин достал свой кисет с самосадом и сложенную особым способом (под нужный размер) газету. Далее он аккуратно оторвал от газеты листик, насыпал табак, выровнял его по длине (немного не доходя до краёв) и туго свернул самокрутку, смочил языком край газеты, склеил её с основной массой, уплотнил со сторон в ней табак и вставил её в губы. Затем он сунул кисет, туго затянув его, и газету в карман, а вместо них вынул спички, после чего зажёг одну из них и прикурил самокрутку с табаком. Он смачно затянулся и через несколько секунд выпустил дым из носа. За всем этим процессом с интересом следил Сашка. А когда Карелин не спеша, с удовольствием сделал ещё пару затяжек, он, улыбаясь, протянул:
   -- А по запаху табак вроде бы ничего, -- как раз ветерок отнёс дым в сторону племянника.
   -- Хочешь попробовать? -- спросил Игнат.
   -- Да не знаю даже. Я вообще-то редко курю, хотя даже в юности пробовал. Оно мне не особенно понравилось. Но в компании я иногда курю сигареты.
   -- Что это за сигареты? Ты хотел сказать папиросы.
   -- Нет, именно сигареты. В вашем времени их сейчас ещё нет. Сигареты похожи на папиросы, только у них с одного конца имеется некий фильтр.
   Да, в 1911-м году в России сигарет ещё не было. Затем они появились, но были без мундштука и фильтра. Большаков даже не ведал, что первые сигареты с фильтром были фактически дамскими. Появление мундштука обязано именно дамам. Когда курение вошло в моду среди эмансипированных дам, то табачные компании, идя навстречу прекрасной половине, добавило к сигаретам фильтр - чтобы табак не попадал в рот, а бумага не размокала от губной помады. В 1924-м году компания "Филип Моррис" начала выпускать сигареты "Мальборо" именно для дам. И были они с красным фильтром, чтобы на нём не видны были следы от помады. А сам фильтр должен был ещё оберегать дамские зубки от желтизны. А далее появились подобные сигареты "Lucky Strike".
   -- А что это за фильтр такой? -- спросил Карелин.
   -- Это такая небольшая трубочка, цилиндрик, которая набита специальным волокном, -- ацетатным. Этого Сашка не сказал, поскольку и сам не знал названия этого волокна. -- Понимаете, фильтр выполняет несколько функций - во-первых, он не даёт табаку попадать в рот. А во-вторых, и это самое главное, он снижает количество различных смол и никотина во вдыхаемом человеке сигаретном дыме.
   -- Какие ещё смолы? Ни я, ни мужик, выращивающий табак, ничего в него не домешиваем.
   -- Вы-то, понятное дело, ничего не добавляете, -- улыбнулся Шурка, -- но эти смолы образуются в процессе горения табака. А это канцерогенные вещества, которые ведут к различным заболеваниям. Это я вам как врач говорю.
   -- Хм, понятно. Надо же, сколько вы там в своём мире хитрых штуковин выдумали...
   -- Ой, дядя Игнат, это такие мелочи. Вы себе даже представить не можете, что за 100 с лишним лет человечество наизобретало.
   -- Ну, ты мне уже немного об этом рассказывал. Так что можешь ещё рассказать. Хотя, нет... Я вот что сейчас подумал. Ты мне ещё, конечно, расскажешь, что вы там насотворяли за 100 лет. Но я до тех времён никак не доживу. Мне бы знать хотя бы то, что у нас произойдёт в ближайшие годы, или даже месяцы, дни. Ты мне об этом можешь что-нибудь поведать?
   -- О-о, -- растерянно протянул Александр. -- Это довольно неожиданно, я не готов так вот сразу вам ответить - нужно вспоминать.
   -- Вспоминай. Я же тебя в шею не гоню.
   -- Ну, что произойдёт завтра или послезавтра в России, а уж тем более в мире, я вам точно не скажу. Ну, а в ближайшее время - нужно подумать. У нас сегодня какое число?
   -- Десятое, 10 августа. Четыре дня назад, как ты должен помнить, праздновали Преображение Господне, -- он же яблочный Спас, это было в субботу 6-го августа.
   -- Да, помню, -- равнодушно, как бы машинально отвечал Шурка. Он был сейчас уже сосредоточен на воспоминаниях, о том, что в 1911-м году вообще происходило в России. -- Так, десятое, это значит, что по Григорианскому календарю 23 августа. Что же будет в ближайшие дни, или хотя бы месяцы? -- шептал он. -- О! -- вдруг вскрикнул он. -- А в самое ближайшее время в России таки произойдёт одно событие, и очень важное для страны. Так, в этом месяце остаётся 8 дней - после 23-го, - и в сентябре ещё 10-12 дней. В общем, около трёх недель до этого события.
   -- Так, и что ты там вспомнил? -- заинтересовался Игнат.
   -- А таки вспомнил. Дядя Игнат, примерно через 3 недели, точно не помню день - в районе 12-14-го сентября - произойдёт очень важное событие, хотя и трагическое. По вашему календарю это примерно 31-е августа - 1-е сентября.
   -- И что же такое произойдёт?
   -- Будет убит Столыпин, -- покушение было совершено 14-го сентября по новому стилю.
   -- Кто?! Пётр Аркадьевич Столыпин?!
   -- Да.
   -- Не может быть?! Чтобы убили такого человека! Он же столько хорошего, нужного делает для страны и для крестьян.
   После завершения революционных событий 1905-1907-го годов в России наступил период реформирования, в котором активное участие принял министр внутренних дел П. А. Столыпин. Считая основной причиной застоя сохранение крестьянской общины, он направил все усилия на её разрушение. Одновремённо началось укрепление крестьянской частной собственности на землю. Указ от 9 ноября 1906-го года разрешил крестьянину выход из общины. Тот имел право потребовать объединения надельных участков в единый отруб (участок, выделенный крестьянину из земли общины) или выселиться на хутор. Был создан фонд из части казённых, императорских и помещичьих земель для продажи крестьянам. При этом специально открытый крестьянский банк выдавал для покупок денежные ссуды. Далее, в мае 1911-го года был издан закон о расширении прав землеустроительных комиссий по образованию отрубов и хуторов (обособленные крестьянские усадьбы с землёй). Эти меры должны были разрушить крестьянскую общину и увеличить количество мелких собственников. Проблема малоземелья решалась ещё и путём переселения крестьян в целях освоения земель Сибири и Средней Азии и развитием в центральной части страны кустарных крестьянских и ремесленных хозяйств. Это сокращало потребность крестьянства в земле.
   Но реформа одновремённо преследовала и политические цели. Переселение крестьян из центральной части страны способствовало снятию остроты классового противостояния крестьян и помещиков. Выход крестьян из общины, где во многих случаях царила социалистическая идеология, снижал риск втягивания их в революцию.
   Да, столыпинская реформа в целом носила прогрессивный характер. Хотя, её и нельзя назвать однозначной. В условиях разрушения общинного способа ведения сельского хозяйства многие крестьяне не смогли "стать на ноги", они разорялись, продавали свои земельные наделы, становились батраками, переезжали в города, ища новой доли. А потому, на первый взгляд, не совсем прав был Карелин в отношении Столыпина. Но это касалось в большей части крестьян центральной части России, поскольку в это время крестьянство в Сибири было уже заметно зажиточнее, чем в европейской части России - ему принадлежало уже до 100 % пахотной земли.
   Но, всё же, реформа Столыпина, окончательно похоронив пережитки феодализма, возродила буржуазные взаимоотношения и дала толчок производительным силам в деревне. К примеру, Указом от 16 сентября 1906-го года свободные земли Алтайского округа Сибири, состоявшие до того в личной собственности царствующего Императора, были переданы Переселенческому управлению для устройства безземельных и малоземельных крестьян европейской России. Крестьянам, как переселенцам, так и старожилам, было передано свыше 27 млн. гектаров плодородных земель на льготных условиях (земли переселенцам предоставлялись за почти номинальную плату 4 руб. с десятины с рассрочкой на 49 лет).
   -- Увы, Игнат Степанович, но это именно так, -- ответил Большаков на искреннее возмущение Карелина по поводу убийства пока ещё действующего (именно в это время - 10.08.1911 г.) премьер-министра России.
   -- Но такого не должно быть! Нужно предупредить, что готовится убийство Петра Аркадьевича.
   -- Дядя Игнат, -- несмотря на драматизм ситуации, улыбнулся Сашка, -- а вы помните, как вы месяц назад клялись, божились, что и словом не обмолвитесь о том, что я вам скажу о будущем? Да ещё и осенили себя крестом. Если не сдержите своего слова, это будет святотатство, -- подколол дядю племянник.
   -- Ну, помню, -- хмуро, сквозь зубы ответил Карелин. -- Но сейчас такая ситуация...
   -- Игнат Степанович, -- уже как бы официально обратился к нему Александр. -- Да таких ситуаций в будущем будет тысячи, десятки тысяч. А если я вам скажу, что через 3 года начнётся очень кровопролитная война, мировая война, в которую будут втянуты 3 десятка стран, то вы тоже побежите кого-то предупреждать? И чего вы этим добьётесь? Да вас за такие речи просто упрячут в сумасшедший дом.
   -- А что, и вправду такая война будет?
   -- Правда. Россию в ближайшие годы ждут очень большие потрясения... Впрочем, не только в ближайшие. А-а, что там говорить... -- удручённо махнул он рукой. Но затем он назидательно обратился к Карелину, -- но как раз говорить об этом никому нельзя. Я сейчас объясню вам почему. Если вы кого-то о чём-то предупредите, и если вдруг вам поверят, и что самое невероятное - если это событие предупредят, то кто знает, что может произойти. Будет нарушен ход истории. Вот у вас уже есть дети, племянники. И всё у них нормально. И вы же наверняка хотите, что были также внуки, и были они счастливы. Не так ли?
   -- Конечно, хочу.
   -- Вот. А если вы измените, точнее мы изменим, потому что всё идёт именно с моей подачи, ход развития событий, то у вас может не быть не только внуков, но и детей и племянников. Например, сейчас есть в России власть, хорошая она или плохая - не нам судить. Но она, по крайней мере, нормально относится к народу. Но мы, допустим, изменим ход событий. И тогда к власти могут прийти совершенно другие люди. И хорошо, если он неплохие, совестливые. А если нет? Если они начнут угнетать народ, если начнут на каждом шагу наказывать свой народ, и не просто наказывать, а даже массово убивать? Вы тогда можете с уверенностью сказать, что у вас точно будут внуки, если будет иметь место угроза гибели - пусть даже только теоретическая - кого-либо из ваших детей или племянников?
   -- Что ты такое говоришь... -- укоризненно посмотрел на своего племянника дядя. -- Не приведи Господи такого, -- и он трижды перекрестился.
   -- Дядя Игнат, -- виновато протянул Большаков, -- я тоже не хочу, чтобы такое случилось. Это был просто пример, согласен, очень жестокий пример. Но это чтобы вы просто лучше понимали ситуацию, ведь кто может поручиться, что такое абсолютно невозможно? Помните, вы в первый же день нашего знакомства, сказали мне, что ничего, мол, страшного не произойдёт, если я - человек из будущего - раздавлю в вашем времени какого-нибудь муравья?
   -- Ну, помню...
   -- С муравьём я согласен. Но тот пример, который я вам привёл - это уже далеко не муравей. Нельзя вмешиваться в ход истории! Возможно, ничего страшного и не произойдёт. Но никто не даст вам и 1-го % гарантии, что всё будет прекрасно. Поймите это!
   -- Я понял, -- вздохнул Игнат Степанович и покачал головой, -- а ты очень толковый парень. Умный и хорошо умеющий всё расставить на свои полки. Это я старый дурак. И зачем мне только захотелось узнать, что будет в ближайшее время... Всё, больше я, минимум до событий 20-го года спрашивать тебя ничего не буду. А я дольше не проживу. Теперь будешь рассказывать мне только про далёкое будущее, в которое я даже при всём моём желании вмешаться не смогу.
   -- Ну, -- улыбнулся Сашка, -- сами, может быть, и не вмешаетесь, но можете рассказать об этом кому-нибудь другому. И тогда уже тот, другой может вмешаться в события.
   -- Не, не буду никому рассказывать, я же обещал, -- покачал головой Игнат. А затем вдруг, улыбнувшись, добавил, -- а впрочем, так хотелось бы прослыть неким провидцем, чтобы меня люди запомнили. Представляешь, уже моё бренное тело превратится в полный прах, а люди будут помнить меня, и когда-то скажут: "А жил когда-то такой человек как Игнат Степанович Карелин. И он однажды предсказал, что произойдёт то-то и то-то. И представляете себе, его предсказания сбылись!".
   -- А что! Представляю себе. Действительно заманчиво. Ну что ж. Возможно, и впрямь можно будет рассказать о чём-нибудь таком, что произойдёт в будущем. Но только близкому человеку, или тому, кому вы абсолютно доверяете, в ком вы уверены, что тот не вмешается в ход событий. А впрочем... В некоторые события вряд ли кто и сможет вмешаться.
   -- Ты так думаешь?
   -- Да. Даже уверен. Вот если я вам сейчас скажу, что в начале 60-х годов, а точнее ещё с конца 50-х, начнётся эра освоения человеком Космоса - люди начнут к звёздам летать? И как вы сможете вмешаться в это событие?
   -- А разве такое может быть? -- недоверчиво взглянул на племянника дядя.
   -- Оно не просто может быть, оно, дядя Игнат, обязательно произойдёт!
   -- Ты серьёзно? Человек к звёздам?.. И Бог позволит человеку вмешиваться в его епархию?
   -- Давайте, поговорим об этом в другой раз. Я вам сегодня и так о многом рассказал.
   -- Хорошо. Да, ты и впрямь мне сегодня такого наговорил... А вот Петра Аркадьевича Столыпина всё равно жаль. А кто его убьёт?
   -- Некий Дмитрий... Как же его фамилия? Крутится в голове, а вспомнить не могу. Что-то такое - Бо..., Ба... Бодров, что ли? -- У Александра крутилась в голове именно эта фамилия - советского и российского актёра, кинорежиссера и сценариста Сергея Бодрова младшего, который погиб в 2002-м году в Кармадонском ущелье (район Владикавказа), застигнутый сходом мощного (60-метровый слой льда и камней) ледника. -- А, вспомнил! -- чуть не закричал он. -- Не Бодров, а Богров, Дмитрий Богров - анархист.
   -- Вот оно что, анархист... Конечно, от такого типа людей всего можно ожидать. И где Петра Аркадьевича убьют, убили - в Санкт-Петербурге?
   -- Нет, в Киеве, в театре.
   В тот день в городском театре шёл спектакль "Сказка о царе Салтане". И что интересно, на спектакле присутствовал и император Николай II-й с семьёй. Но убит был именно Столыпин - убрали умнейшего человека, который спасал империю и был против участия России в мировых войнах.
   -- Даже в театре... Вот сволочь! Не дал даже человеку театру посмотреть... -- не думая, вероятно, что он говорит, возмутился Карелин. -- И Пётр Алексеевич там же, в театре умер.
   -- Нет, скончался он через несколько дней в какой-то Киевской клинике.
   -- И тело потом наверняка перевезли в Санкт-Петербург?
   -- Тоже нет, его похоронили в том же Киеве.
   -- А почему в Киеве?
   -- Дело в том, что, как я читал, Столыпин и сам предполагал, что его могут убить. И когда вскрыли завещание Столыпина, которое тот написал задолго до смерти, то уже в первых строках было написано: "Я хочу быть погребённым там, где меня убьют". И его указание было исполнено: местом его вечного упокоения стала Киево-Печерская лавра.
   -- Ух, ты! Вот это человек был! - знал, что его убьют, и не боялся, и не просто не боялся, а делал своё дело. А вот то, что его в лавре похоронили - это очень хорошо. Мир праху его! Тьфу ты, он ещё жив, а я его уже хороню. Прости, Господи! -- перекрестился он. -- Тогда так, Саша, мы его обязательно в начале сентября помянем.
   -- Хорошо.
   Сашка не сказал Карелину о том, что позже многие утверждали - останься Столыпин жив, революции 1917-го года в России не было бы. И, скорее всего, это было именно так - Россия при Столыпине могла сделать небывалый рывок вперёд, и вследствие этого была бы на корню задушена революция. А не сказал этого Александр просто потому, что на сегодня информации и так было предостаточно. Хотя Игнат Степанович и слышал уже со слов Сашки ещё в первый день их знакомства об октябрьской революции. Покушению на Столыпина очень радовались анархисты и социалисты. В Париже, например, они вывесили огромный плакат с извещением о радостном для них событии. А вот слух вроде бы о выздоровлении Столыпина заставил тамошний орган синдикалистов "Bataille Syndikaliste" озаглавить свою очередную статью: "Несчастье. Столыпин, кажется, опять не издохнет...".
   Далее наступила небольшая пауза. А затем Карелин вновь полез в карман за махоркой, газетой и спичками.
   -- Дядя Игнат, а скрутите и мне, пожалуйста, папироску, -- попросил Александр.
   -- Ты же не куришь!
   -- Я не говорил, что вообще не курю, иногда я и курю, за компанию. А сейчас я так наговорился, что не худо бы и закурить. Да и придётся мне, наверное, в селе покуривать. Как я смотрю, все парни у вас курят.
   -- Ну, тебе можно и не курить. Они ведь знают что ты из города, да ещё большого - учился аж в Томске - губернском городе! А интеллигенция в городах ведь не вся курящая.
   -- Да не, буду я в селе как все. Парни курят, и я понемногу буду. А женщины у вас курят?
   -- Бабы? Да как тебе сказать... Молодухи, конечно, не курят, а вот старухи, которых жизнь здорово потрепала, бывает, что и потягивают дымок.
   -- Какие ещё старухи? -- улыбнулся Большаков, вспомнив, как Карелин говорил ему, что немногие женщины доживают и до 50 лет.
   Но Игнат Степанович, вероятно, тоже это помнил, и понял, на что намекает племянник. А потому ответил так:
   -- Те бабы, которые постарше. Есть и такие, которые до 60 лет живут, а то и поболее. Но ты же мне тоже говорил, что у вас в среднем живут до 70 лет, хотя некоторые доживают и до 100. Вот и у нас примерно такое, только со сдвижкой годов к малому.
   -- Понятно. Сдаюсь, -- шутливо и с улыбкой поднял руки Сашка.
   -- Так что, скручивать тебе цигарку?
   -- Конечно.
   -- Хорошо, сейчас скручу. Но только ты учти - дым у этого самосада и в самом деле приятный. А вот на вкус... Табак-то довольно ядрёный.
   -- Я догадываюсь об этом, -- вновь улыбнулся Александр. -- Ничего, попробую - нужно постепенно привыкать.
   -- Ну-ну...
   Карелин, не спеша, со знанием дела приготовил 2 самокрутки, одну из которых вручил Александру, а вторую сунул себе в рот. Затем он первым дал прикурить племяннику, а затем прикурил и сам. Но при этом он хитровато одним глазом поглядывал на Сашку. А тот сделал затяжку, и не такую уж слабую, а через пару секунд начал выпускать дым. И вот здесь он довольно сильно закашлялся, да так, что на глазах и слёзы выступили. А его дядя, спокойно выдохнув дым после своей первой затяжки, громко рассмеялся:
   -- Ну, что, попробовал?.. Я же говорил, что самосад очень крепкий. Так что бросай это дело.
   -- Не, не брошу. Не хочу, чтобы надо мной парни посмеивались и считали слабаком.
   -- Тогда ты не затягивайся глубоко, а просто набирай дым в рот, а через время выпускай.
   -- Ещё чего! Да так "курят" лишь сопливые девчонки, которые хотят показать, что они уже совсем взрослые. Да и что, другим не видно будет, как я курю? Это же просто фарс.
   -- И что, ты и в компании сельских парней тоже так кашлять будешь? Тогда тоже на смех подымут. Ну, может, при тебе они смеяться и не станут, они уважают тебя, но между собой точно посмеются.
   -- Ничего, я привыкну. Они наверняка тоже так начинали своё курение. Я просто сначала буду делать не такие глубокие затяжки, а там постепенно и привыкну.
   И Большаков действительно, не спеша, сделал пару таких "мелких" затяжек. Видно было, что кашель всё равно давит его, но он сдерживался - по крайней мере, никаких звуков кашля уже не было слышно.
   -- Ты смотри... -- уважительно протянул Игнат Степанович, -- силён ты. Ну, что ж, наверное, со временем у тебя оно и получится. Но всё равно, не увлекайся курением. Оно может и приятно, но вредно.
   -- А то я, как врач, этого не знаю. А вот в отношении приятности, в этом вы правы - и на вкус табак приятен. А вы говорили, что на вкус табак не очень...
   -- То я говорил в плане того, что он просто крепкий. Ладно, наверное, всё. Мы с тобой сегодня наговорились на многие темы. О! А вот с чего начинался наш разговор, ты помнишь?
   -- Помню, -- хмуро ответил Сашка. -- Дядя Игнат, а мне обязательно нужно креститься, ну, принимать обряд Крещения?
   -- Нужно. Как нехристью-то жить?
   -- Ну, жил же я до сих пор, -- улыбнулся Шурка.
   -- Это у вас там. А у нас свои законы. А у вас там что, все не крещёные?
   -- Вы знаете, сейчас как раз многие крещёные. Но меня родители не крестили. А вот после 1917-го года крещёных будет становиться всё меньше, а во второй половине века большинство населения будет не крёщёными.
   -- А почему так?
   -- Ну, такова будет идеология того правительства, оно убеждало население, в частности молодёжь, стать материалистами.
   -- А это ещё кто такие, партия такая - как социалисты, что ли?
   -- Нет, -- засмеялся Шурка, -- хотя и похоже. Материалисты - это атеисты, то есть те, которые не верят в Бога. То есть, они не верят, что Землю и всё живое на ней создал Бог.
   -- А кто же тогда?
   -- Ну, как вам рассказать... В общем, Земля существует, это учёные доказали, более четырёх миллиардов лет, а планет, звёзд в Космосе - в небе - вообще миллиарды миллиардов. А потому не мог всё это создать один человек, каким бы всемогущественным он ни был. А жизнь на Земле - доказали учёные - развивалась путём естественного отбора, эволюцией различных видов животных и растений. Помните, я в первый день нашего знакомства приводил вам притчу о раздавленной букашке, и что жизнь на Земле после этого пошла совсем по другому пути?
   -- Помню, конечно. Не, мне всё равно проще верить в то, что жизнь на Земле создал Бог. Я, конечно, понимаю, что всё постепенно развивается, меняется. Как ты говоришь, какая-то эволюция. Хорошо, что хоть не революция... Но это я так разумею. А вот жители нашего села этого точно не поймут.
   -- Значит, креститься мне точно нужно будет?
   -- Обязательно! Иначе уже односельчане тебя именно в этом вопросе не поймут. Они с тобой общаться перестанут.
   -- Ясно. Да я и не против того, чтобы окреститься. Только как-то неудобно в таком уже далеко не детском возрасте принимать обряд крещения.
   -- А то ничего. Приобщение к Богу, к вере благое дело в любом возрасте. Зато так законно будет.
   -- А что, -- хитро улыбнулся Сашка, -- есть какие-то государственные законы, обязывающие человека принимать крещение?
   -- Хм... Я, честно говоря, не знаю, есть ли такие государственные законы, но церковные, наверное, есть. Или что-то такое подобное. Но дело даже не в этом.
   -- А в чём?
   -- В самих людях.
   -- Что вы имеете в виду?
   -- Понимаешь, я как-то разговаривал с нашим становым приставом. Ну, - Василием Митрофановичем. Ты уже знаком с ним, познакомился, когда мы ездили в Усть-Чарышкую Пристань справку получать. Он толковый человек и умный. Ему по долгу службы со многими людьми доводилось общаться. Мы однажды разговаривали с ним о законах, не помню уже, о каких именно. Ну, и об отношении людей к законам. И он вот что мне сказал, я хорошо запомнил это его высказывание. А может, оно и не его вовсе, а он его просто где-то услышал или прочитал. И вот что мне сказал: "Нет законов, которым подчинялись бы предрассудки". А у нас в селе, как и в других подобных сёлах, свои предрассудки, свои, так сказать законы.
   -- Да-а, -- уважительно протянул Александр, -- хорошо сказано. Вот только предрассудки правят людьми при отсутствии достоверных знаний.
   -- Я понял, на что ты намекаешь. Пусть и так. Но тебе доведётся жить в среде людей, которыми эти предрассудки пока что правят. Да и для меня это не совсем предрассудки. А потому, если ты будешь не крещёный, тебя наши люди просто не поймут, и уважать перестанут.
   -- Всё, всё, дядя Игнат, -- шутливо поднял вверх руки его племянник. -- Этот вопрос окончательно согласован.

* * *

   Сегодня, 10-го августа по старому стилю была среда, а уже в пятницу Александр Николаевич Карелин принял обряд крещения. И при этом, кроме сельского попа, присутствовал действительно один лишь его дядя Игнат Степанович, который после крещения и повесил ему на грудь крест, который он купил у того же батюшки.
   -- Дядя Игнат, и что же вы такое рассказали в отношении меня батюшке, что он так спокойно меня окрестил? -- спросил Александр Карелина, когда они после обряда возвращались домой.
   -- Сказал, что ты внебрачный сын моего брата. И родился примерно в то же время, что и его родной сын.
   -- Внебрачный сын? Вот это да!.. Ну, хорошо, и что из этого? Почему же я не был крещён?
   -- Ну, потому, что брат не хотел огласки, а женщина была из другого города и не замужем. Вот он тайком от своей жены и окрестил как бы повторно своего сына, сняв, конечно, временно у него крестик. И делал он это именно из-за метрики на внебрачного сына, которую он потом передал той женщине. А её внебрачный сын фактически так и остался некрещёным. Сама женщина недавно умерла от чахотки. И вот пару месяцев назад мой брат разыскал тебя и решил помогать. Ну, и первая помощь - это естественно обряд крещения. Кроме того, теперь вроде бы батюшке окончательно понятно стало, почему ты живёшь у меня, а не у моего брата.
   -- Ну и насочиняли вы! -- удивлённо, но вместе с тем и уважительно протянул Сашка. -- Да вам бы романы писать. -- Но затем он, несмотря на уважение к своему дяде, так ехидненько спросил, -- но как же вы отважились обмануть святого отца?
   Сашка как бы привык к такому стилю общения. В своей компании они частенько шутливо, не со злобой подтрунивали друг над другом. Но в разговорах со старшими это не могло проходить так уж беспрепятственно. Правда, профессора и доценты в университете за долгое время работы со студентами уже хорошо привыкли к их подковыркам и шуточкам, а потому к таким вещам относились снисходительно. Но вот с другими, старшими от студентов людьми... Вот и у Большакова такого уж большого опыта общения со взрослой аудиторией, даже как у будущего (но уже дипломированного) врача, пока что не было.
   -- Знаешь что! -- по-настоящему разозлился Карелин. -- Ты бы лучше помолчал! Ради тебя всё это делается. А ты вместо благодарности ещё и попрекаешь меня. Сам знаю, что с батюшкой я некрасиво поступил, но что мне оставалось делать?
   -- Ой, дядя Игнат, простите меня великодушно! Я сам не знаю, что плету. Вы действительно всё для меня делаете, а я скотина неблагодарная. Ещё раз простите! Я вам очень благодарен за всё, что вы делаете. То с удостоверением личности много мороки было, теперь с крещением. Да ещё и живу я в вашем доме как нахлебник. Вы же не обязаны заботиться обо мне.
   -- Ладно, прощаю. Не бери дурного в голову. Ты умный парень, но порой такое ляпнешь... Но я понимаю - это всё по молодости, постепенно ты мудрее станешь. И запомни - ты для меня не нахлебник. Ты мой племянник, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Всё!
   И после этого резкого "Всё!" тема была закрыта.
  
  

ГЛАВА 14

Планы на будущее

  
   Да, эта тема была закрыта, но, оказывается у Игната Степановича после решения поставленных задач с документами и крещения своего племянника в голове сидела ещё одна идея, которую он намеревался обязательно выполнить.
   Через четыре дня после крещения Шурки, 16-го августа был Третий Спас (хлебный, ореховый) - праздник Перенесения Нерукотворного Образа Спасителя. Правда, Третий Спас считался полупраздником. А вот за день до этого был настоящий праздник - Успение Богородицы. Но Александру запомнился именно день Третьего Спаса потому, что это была как бы юбилейная для него дата - ровно месяц назад, 16-го июля (в августе это был вторник), или 29-го июля по Григорианскому календарю он впервые прошёл улицами этого села.
   А на следующий день, в среду Карелин после ужина, сидя с Сашей за столом, неожиданно задумчиво протянул, глядя на того:
   -- Так, главные дела мы сделали - документ у тебя имеется, да и крест на груди тоже есть. А теперь мне нужно приступать к основной задаче.
   -- Не понял, -- с улыбкой обратился к дяде Шурка, -- то главная задача, то основная... А это что, не одно и то же?
   -- Не одно, -- тоже с улыбкой ответил Игнат. -- Мы сделали тебе, как говорится, пока что только основную "прописку" в селе. Ты теперь в селе для всех уже точно "свой". Но этого мало. Да, ты работаешь у меня в усадьбе наравне со мной, а можно сказать, что даже больше меня... Не перебивай, -- остановил парня Карелин, видя, что тот хотел возразить. -- Но основной люд в селе, всё же, работает, помимо своего дома, ещё и на нужды села. И я это, как староста, контролирую. А вот ты в таком деле пока что не задействован.
   -- И что я могу в селе делать? Я не столяр, не плотник, не каменщик, не кузнец, в конце концов. Да и пахать, к примеру, я не умею. Хотя, этому, конечно, можно научиться.
   -- Не нужно тебе учиться пахать и сеять. Ты делай то, что хорошо умеешь.
   -- А что я хорошо умею - щи да каши варить? Но и в этом деле я не профессионал, а всего лишь самоучка. И пироги или пирожки я не умею печь, точнее готовить тесто, а пироги, как я понял, одно из основных крестьянских блюд. А вообще-то, мне нужно научиться готовить.
   И Александр был прав. У крестьян завтрак и полдник составляли именно ржаные пироги с картофелем или репой, хотя, чаще - просто ломоть чёрного хлеба с варёной картошкой. Но пироги обязательно были в крестьянском обиходе. Интересным был и сам порядок подачи блюд. Со средины XX-го века (а то и ранее) было принято, что сперва едят закуску, после суп, а уже после этого второе и десерт. А вот в те дореволюционные времена сначала подавали пироги, затем блюда из мяса, птицы и рыбы ("жаркое"), а уж потом, в конце обеда - супы ("ушное"). Отдохнув после супов, на десерт кушали разнообразные сладкие заедки.
   -- Ничего, щи и каши у тебя как раз, нормальные получаются, -- вновь улыбнулся Игнат. -- А пироги и Екатерина напечёт. Ты в селе нужен совсем по другому профилю.
   -- Оп-па! И по какому же это?
   -- Людей лечить! Чтобы они в 35-40 лет не умирали.
   Об этом Игнат Степанович упомянул ещё во время разговора с Александром о документах, но тот как-то пропустил эту фразу мимо ушей. А фраза была такова: "Нам в селе до зарезу нужен врач или фельдшер".
   -- А-а, так вот оно что... Ну, так я и не отказываюсь это делать. Правда, я ведь хирург, а не терапевт.
   -- И всегда им был? -- хитро улыбнулся Игнат Степанович.
   -- М-да, поймали вы меня, -- расхохотался Сашка. -- Я ведь ещё и дня не работал не то, что хирургом, а вообще врачом.
   -- Вот! А вас же в университете учили, наверное, и просто лечить людей, а не только резать.
   -- Вы правы. Да и хирург, в принципе, должен быть терапевтом, чтобы уметь самому правильно диагнозы устанавливать. Кроме того, бытует даже такая шутка, что хирург - это хорошо вооружённый терапевт. Вот только официально я лечением заниматься не могу.
   -- Да, официально своего кабинета у тебя не будет. Но в селе все уже давно прекрасно осведомлены, что ты без году врач. А на самом деле ты уже самый что ни на есть настоящий врач.
   -- Ну, пусть и так. А у вас что, в селе нет фельдшера или медсестры?
   -- Фельдшера нет. А медсестра, как ты сказал, это кто, сестра милосердия, что ли?
   -- Ну да, -- подтвердил Сашка, вспомнив, что в то время младшие медицинские работники именно так назывались.
   -- Да, сестра милосердия у нас в селе есть. Но это же ещё совсем девчонка. Она по возрасту сродни тебя, а то и младше.
   -- Но меня же, -- улыбнулся Сашка, -- такого юного, вы ведь сватаете на работу врачом.
   -- Так, ты не равняй знания сестры милосердия и врача. К тому же эта деваха обслуживает не только наше село, но и соседние сёла. И бывает, что не они к ней обращаются, а она идёт в эти сёла. Да и как она лечит... Порезанный палец перевязать, или йодом его помазать у нас в селе любой может и сам. Нет, бывает, конечно, что она и пилюлю какую-нибудь всучит или мазью воспалённое место помажет - чаще всего обожжённое. Но старые бабы в этом вопросе не хуже её разбираются. Но она же не врач, и от всех болезней она не лечит. К тому же, она рецепт на пилюли не выписывает. За ним нужно обращаться к фельдшеру. А у нас таких на целый стан раз-два и обчёлся. Про врачей я уже и не говорю.
   -- Ну, рецепты и я не смогу выписывать.
   -- Этот вопрос мы как-нибудь попробуем решить.
   -- Каким образом? На нём же, наверное, печать ставят.
   -- Да, ставят печати на рецепте. Но мы выкрутимся. Сначала вот каким образом - как только кто-нибудь у нас в селе заболеет и обратится к фельдшеру, я предупрежу его, чтобы он сначала на пару минут рецепт, выписанный фельдшером, мне дал.
   -- Зачем?
   -- Чтобы скопировать печать.
   -- Каким это образом?
   -- Да очень простым - варёным яйцом?
   -- Что-что?! Не понял. Как это, варёным яйцом?
   -- Как-как... А ты что, не знаешь, как это делается? Очищенным от скорлупы тёплым яйцом прокатываешь по оригиналу печати и тут же перекатываешь тем же яйцом на другой лист бумаги, в данном случае на чистый бланк рецепта. И оттиск печати получается вполне сносный, для рецепта вполне сгодится. А бланки рецептов я тебе раздобуду.
   -- Ну и ну! Вот это да! Я такого и не знал, -- Сашка не знал и о том, что таким методом в эти года в России копировали печати на фальшивые документы для себя уголовники и скрывающиеся политические лица. -- Но это же только раз так можно сделать.
   -- Можно и не один раз. Кроме того по оттиску печати можно из резины вырезать и саму печать. Я тебе говорил, что у нас в селе есть хороший кузнец. Но у нас имеются ещё и хорошие столяры, о которых ты упоминал. И они не только столы или лавки мастерят, они могут вырезать и самые мелкие узоры.
   -- Подделки, дядя Игнат? -- хитро прищурился Сашка.
   -- Да какие подделки... Ты же дипломированный врач. И что, мы не можем использовать твои знания?.. А если нам это необходимо?
   -- Хорошо, я понял. Но я не смогу выписывать рецепты ещё и по другой причине, по крайней мере, в первое время. Я не знаю, какие препараты применялись, применяются в это время.
   -- Вот! Это самое главное. Я думал об этом. И вот здесь помощь тебе может оказать Галина, ну, хоть немного.
   -- Какая ещё Галина?
   -- А-а, я забыл тебе назвать её имя. Это та самая сестра милосердия.
   -- А с какой стати она должна будет мне помогать? Медсестра врачу... Кем я тогда в её глазах буду выглядеть - неучем каким-то?
   -- Ну, ты же официально ещё университет не окончил, -- вновь хитро прищурился Карелин. -- Поэтому она будет помогать как бы студенту. А для неё это будет очень престижно - вон, какая, мол, она умная, что даже студента - будущего врача - учит. Кроме того, ты же её позже немного разгрузишь от работы.
   -- А она у вас официально работает медсестрой, то есть сестрой милосердия?
   -- Конечно. И даже на государственном обеспечении, то есть она получает жалование. Ты, став у нас в селе как бы врачом, жалование получать естественно не будешь, но с голоду не помрёшь, -- продолжал усмехаться Игнат Степанович. -- Галине тоже кроме жалования кое-что перепадает. Ей, конечно, деньги не так часто дают, но харчи обязательно подбрасывают. Это же не город, а село - у нас так принято.
   -- А если я её разгружу от работы, то, может, она уйдёт из нашего села? Ну, например, в город переберётся, там для молодой женщины больше разных соблазнов, да и женихов.
   -- А какой ей смысл в город перебираться, если она здесь будет не особо загруженная. Кроме того, молодуха она видная, и как я слышал, дело к свадьбе идёт. Наверное, осенью обвенчаются. А жених у неё из неплохо обеспеченной семьи, изба хорошая. А там гляди, и свою избу срубят. А в городе что?.. Ну, поедет она в Пристань или в Бийск. Так её же там загрузят работой на целые дни. И деньги или продукты, кроме жалования, никто там ей давать не станет.
   -- Хм, может быть, и так. Вот только знания у неё в отношении лекарств не особо хорошие.
   -- Ну, нужно довольствоваться хотя бы тем, что есть, -- развёл руками Карелин. -- Да, знания у неё в этом плане слабоватые, но у тебя их и того меньше - применительно к тем лекарствам, что сейчас имеются.
   -- Это я понимаю. Но мне тогда, кровь из носу, нужно побывать в аптеках, и посмотреть, что в них имеется. Я думаю, что в большинстве случаев я сумею определить, какие болезни они могут лечить.
   -- А я и сам планировал, что мы с тобой обязательно съездим в хорошую аптеку. У нас в селе есть аптечный ларёк, но это совсем не то. Какие в этом ларьке лекарства... И поедем мы с тобой не в Усть-Чарышскую Пристань, а в Бийск
   -- А почему именно в Бийск? Что, в Чарышской Пристани аптек нет?
   -- Аптеки там, конечно, есть. Но наверняка не такие, как в уездном городе. А тебе разве не интересно будет познакомиться с новым для тебя городом, да ещё и немаленьким?
   -- А вот как раз с Бийском я вроде бы немного и знаком. Проезжал его, когда мы добирались к Усть-Кану, точнее к реке Кумир - к начальной точке нашего сплава.
   -- Ну, когда это было. Ой, или когда это ещё будет - аж в 2019-м году. Тьфу ты, -- рассмеялся он, -- запутался я с этими твоими временами - было, будет. Я и сейчас не могу понять, то ли это уже было, то ли ещё будет...
   -- Да, -- засмеялся и Сашка, -- ситуация и в самом деле неординарная. А впрочем, пусть будет именно Бийск. Даже интересно сравнить - каким он был, будет тогда и сейчас.
   -- Вот, тоже верно. Так что мы точно поедем в Бийск. И при этом поедем на целый день, чтобы ты смог там не в одну аптеку зайти, да и записать себе некоторые лекарства. Вскоре поедем, найду я для этого день. Пока погода стоит нормальная, потому что путь не ближний. А осенью, в слякоть туда путь почти закрыт. Лучше всего в Бийск ездить зимой, на санях - те везде пройдут.
   -- А у вас и сани есть?
   -- Уж чего-чего, а этого добра в селе хватает. Что их стоит изготовить... Это же не колёса к пролётке, хотя и те у нас успешно делают. Или металлический каркас пролётки... Это же дерево.
   -- Это хорошо, -- обрадовался Сашка, -- что мы в Бийск съездим. Там я действительно ознакомлюсь с лекарствами начала XX-го века. Вот только чем я их записывать буду?
   -- Как чем? Ручкой, конечно.
   -- Перьевой? И чернила с собой везти?..
   -- Ну, а чем ещё? Это же не гусиные перья, которыми в старину писали.
   -- Хрен редьки не слаще... Вообще-то у меня есть чем писать, только мою ручку нельзя людям показывать.
   -- А какая у тебя ручка есть? -- удивился Игнат. -- И откуда она у тебя взялась?
   -- Она была при мне, когда я к вам попал. Случайно оказалась. Я вам рассказывал, что перед тем, как прыгнуть в Чарыш через серую тучку, я в газете разгадывал кроссворд. Вот этой ручкой я слова и вписывал. Сейчас я вам её покажу.
   Он подошёл к комоду и вынул из "своей" ячейки шариковую ручку. Это была именно его ячейка, выделенная ему Карелиным, и тот в неё не заглядывал. А хранилось там всего 3 вещи, которые связывали Александра с XXI-м веком: часы, ручка и плавки. Правда, Карелин не понимал и что такое кроссворд, в прошлый раз он пропустил это слово мимо ушей, думая, что Большаков читал газету и что-то в ней подчёркивал. Ведь первый кроссворд будет опубликован только через 2 с лишним года, 21 декабря 1913-го года в газете "New York World". Его составителем станет журналист Артур Уинн. Пришлось Александру объяснять своему дяде и это. Но хозяин избы и сейчас не очень-то вникал в разъяснения своего племянника. Его очень заинтересовала сама ручка. Он попробовал писать ею на руке, затем на бумаге и даже на торце столешницы.
   -- Да, хорошие вещи вы там навыдумывали, -- восторженно качал он головой. -- Очень удобно, практично. И никогда о такую ручку не запачкаешься.
   -- Ой, дядя Игнат, это такие мелочи.
   -- Я понимаю, что для вас это мелочи. Если люди в ваше время уже к звёздам летают, как ты говорил. Но мне-то интересно на всё это поглядеть. Как же хорошо, что ты попал именно в наше село!
   -- Не знаю, -- улыбнулся Шурка, -- может быть и хорошо, но чем же мне в аптеке названия лекарств переписывать? Ведь эту ручку я не могу показывать.
   -- Не можешь, -- вздохнул Игнат. -- Только перьевой ручкой или карандашом.
   -- О! Карандашом... А у вас есть химический карандаш?
   -- Химический?.. Что значит химический? Ну, я понимаю, что стержни у карандашей из какой-то химии делают. Но у нас так карандаши никто не называет.
   -- О, Господи! Да что же это такое!.. Ёлки-палки! У нас эти карандаши уже не употребляются, и давно не употребляются, а у вас они ещё и не появились, -- Сашка не знал, что химический карандаш был изобретён тоже уже довольно давно, ещё в 1866-м году, но распространение он получит только в 30-е годы уже XX-го века. -- Это особый карандаш, если его грифель смочить водой, то он пишет как бы чернилами, -- объяснял Александр.-- То есть в кармане, как и моя ручка, он тоже ничего не испачкает. Но зато он оставляет в смоченном виде хороший след. А обычный карандаш... -- махнул он рукой. -- Хотя, -- тут же встрепенулся он, -- это если писать простым карандашом. А вот если цветным... Тогда мне нужно будет купить пачку цветных карандашей.
   -- Это не проблема. Тебе вот что нужно будет сделать в Бийске, в аптеке, я имею в виду. Ты парень видный, а потому постарайся познакомиться с барышней, которая будет отпускать лекарства, поближе. Ну, пококетничай с ней... Да ты в таких делах лучше меня разбираешься. Чтобы она тебе потом более подробно рассказала о пилюлях и микстурах разных.
   -- Ну, я же её сватать не собираюсь, -- рассмеялся Большаков.
   -- Это понятно. Но всё равно ей будет приятно, что такой парень уделяет ей внимание.
   -- А если той барышне лет 45-50?
   -- Нет, вряд ли такая старуха будет там работать. Хотя, может быть, конечно, и не 20-летняя. Но хуже от этого не будет. Бабы любят ласковые слова, так что ты уж постарайся. Правда, может отпускать лекарства и сам аптекарь. Тогда для тебя это хуже...
   -- Вы знаете, дядя Игнат, мне сейчас пришла в голову мысль получше.
   -- Ну-ну?
   -- Я ей, или ему, ну, аптекарю, покажу свою справку, где написано, что я студент медицинского университета.
   -- И что?
   -- А то. Я ей, ему скажу, что в университете преподаватель дал мне задание на лето - написать реферат о лекарствах. И я попрошу у них реестр лекарств. Не думаю, что аптекарь мне откажет в этом, тем более что я писать буду у него на глазах, то есть домой тот реестр забирать не собираюсь.
   -- О, а вот это ты очень хорошо придумал! Я знал, что у тебя башка отлично соображает. Так и в самом деле намного лучше.
   -- Ладно, но чтобы мне в селе оказывать помощь, мне нужно приобрести кое-какие вещи.
   -- Я это прекрасно понимаю. Но это не вопрос. Мы на общине соберём для этого деньги. Вот на них и покупай что тебе нужно.
   -- Не-ет, так не годится. На те деньги можно купить различные там градусники, пинцеты, шприцы, зажимы, грелки, банки, пипетки и прочее. А также различные медицинские расходные материалы и средства первой помощи: бинты, вату, салфетки, перчатки, маски, пластырь... ну, и тому подобное. А я говорю о моих личных инструментах и аппаратах врача. Понимаете, дядя Игнат, я окончил лечебное отделение университета, лечебное. А это означает, что я должен, как вы сказали ранее, лечить многие болезни людей. По крайней мере, хорошо разбираться в заболеваниях. Я специализировался на хирурга, но это не означает, что я не должен, как врач, разбираться в чисто терапевтических болезнях. Тем более что ещё и дня не работал хирургом. Это уже позже, лет через пять я, наверное, стану узкопрофильным врачом. А пока что...
   -- Я это понимаю.
   -- Так вот, мне нужны хотя бы основные аппараты для обследования больных. В первую очередь это стетоскоп - для прослушивания сердца, лёгких, а также тонометр - для измерения давления и пульса человека. Эти аппараты в ваше время имеются, нам на лекциях об этом говорили. Пусть они и не такие современные, как в наше время, но своё дело они делают. А ещё мне нужно отоларингологическое зеркало, чтобы лучше просматривать отдельные наружные органы человека. Ну, и, наверное, неврологический молоточек - чтобы проверять рефлексы человека. Это то, что мне сейчас пришло в голову, возможно, потребуется и ещё что-то. Но это именно мои личные аппараты и инструменты. Меня ими не обязан кто-либо обеспечивать. Да, на работе меня такими вещами могут обеспечивать. Но только на работе, а врач - он и за стенами медицинского учреждения остаётся врачом. К нему могут обратиться за помощью и на дому, например, те же соседи. И что, мне бежать на работу за стетоскопом?
   -- Я понял тебя, Саша. Ты толково всё объясняешь. Значит, я куплю тебе эти аппараты. Не на деньги громады, а на свои личные средства.
   -- Дядя Игнат, эти аппараты не такие уж и дешёвые.
   -- Ничего, найду деньги.
   -- Нет, я так не могу. Мало того, что я и так у вас живу и одеваюсь, так ещё и дорогостоящие аппараты покупать... Так дело не пойдёт.
   -- Пойдёт-пойдёт. А пойдёт, знаешь почему? Потому, что ты мне эти деньги позже вернёшь.
   -- Верну?! Как я могу их вам вернуть?
   -- Очень просто - заработаешь. А значит, будешь трудиться врачом не за страх, а за совесть. Это будет для тебя хорошим стимулом.
   -- Ну и ну!.. -- удивлённо протянул Шурка. -- Сколько я с вами беседую, и каждый раз удивляюсь вашему уму. Как вы всё легко придумываете. Теперь мне понятно, почему вас односельчане не хотят отпускать с поста старосты. Ох, и башковитый же вы!
   -- Ты тоже башковитый. А потому вдвоём мы всё сможем сделать. Ладно, ты пиши список, что нужно будет купить на средства односельчан в первую очередь. Ну, бинты, вату и прочее. Термометры и некоторая другая мелочь, я думаю, у Галины есть. Но они более-менее долговечные.
   -- Ну, тогда ещё расходные медицинские жидкости: спирт-этанол, йод, зелёнка, перекись водорода, фурацилин, хлорамин... Это антисептические средства. Я думаю, что и они в ваше время тоже уже имеются. Да, многие расходные препараты у вашей медсестры могут быть, но не так уж и много, потому что они постоянно расходуются. Такая вот тавтология.
   -- Стоп-стоп! Я не всё, о чём ты сказал, понял. Ну, спирт и йод - это ясно. Другие: хлор..., фур... я и не запомнил. Но вместе с йодом ты назвал ещё какую-то зелёнку, так ты, вроде бы, сказал. Это я запомнил. А это ещё что такое?
   -- Ну как. Ведь зелёнка - это... Хотя, стоп. В ваше время её могло и не быть. Точнее она-то уже была, но не использовалась в медицине. А за границей, ну, в других странах она не используется и поныне, даже в моём времени.
   Знал или не знал Саша некоторые другие сведения о зёлёнке неизвестно, но у неё, а точнее у "бриллиантовой зелени" была интересная история. Во-первых, в самом её названии. В сухом виде, до растворения в спирте, это были золотисто-зелёные комочки, которые по латыни называются viridis nitentis, то есть "зелёный блестящий". Переводя название на французский язык, неведомый химик использовал слово brillant - по-французски "блестящий". Ну а в своё время какой-то русский балбес, как безграмотный переводчик, перевел это слово как "бриллиантовый".
   Ну, а во-вторых, Александр был прав в том, что в цивилизованных европейских странах и в США зелёнка как таковая в медицине не используется, потому что на Западе принята доктрина доказательной медицины. А молекулярный механизм действия зелёнки и других красителей неизвестен до сих пор. Чтобы это выяснить, нужно проводить сложные и дорогие исследования. А кто же это будет делать для столь старого препарата? Поговаривают даже о том, что зелёнка вообще обладает канцерогенными свойствами, как, например, карболка. И есть ли в этом хоть капля истины, никто не знает, поскольку обязательные тесты лекарств на канцерогенность были введены много позже появления зелёнки. И проводить их уже тоже никто не думает всё по тем же причинам. Кроме того, в западной медицине помимо эффективности важна ещё и эстетическая сторона. А в России и в других странах бывшего СНГ по традиции на комфорт пациента особого внимания не обращают. Правда, для обработки различных язвочек, трещин и прочих повреждений кожи вместо зелёнки сейчас нередко используется так называемая жидкость Кастеллани. Но она бесцветная, без фуксина, который придает ей ярко-малиновый цвет. Необязательно ведь смазывать раны каким-либо красителем. Американцы же в подобных случаях используют мази на основе антибиотиков, и даже обычный сахар в смеси с бетадином - это одно из соединений йода.
   А потому за рубежом зелёнку ранее использовали в основном для окрашивания препаратов, чтобы лучше разглядеть под микроскопом разнообразные микроорганизмы. И в ходе таких исследований медики случайно обнаружили, что один из красителей, а именно бриллиантовый зелёный, уничтожает микробы
   -- Хорошо, тогда зелёнку из этого списка мы вычеркнем, -- заявил после краткого раздумья Александр. -- В общем, я постараюсь набросать список нужных материалов и препаратов. Но лучше это делать, всё же, уже после посещения аптек. Не то я, как и зелёнку, многое могу включить в список, чего сейчас и в помине нет.
   -- Я понял. Значит, нужно мне не затягивать с поездкой в Бийск. Необходимо придумать повод для поездки и день, когда я в селе буду не так уж нужен. А ты на всякий случай в ближайшие дни зайди в наш медицинский ларёк и посмотри, что там имеется. И поговори с Галиной, где она обитает, я тебе покажу. А её предупрежу, что ты к ней подойдёшь.
   -- Я согласен. Это сделать как раз несложно.

* * *

   В следующий понедельник, 22-го августа Игнат Степанович вернулся домой лишь под вечер, не приходя даже на обед.
   -- Ты обедал? -- первым делом спросил он Сашку.
   -- Нет, ждал вас.
   -- В следующий раз не жди меня, обедай сам.
   -- И не подумаю.
   -- Что значит, и не подумаю? Это мой приказ тебе.
   -- В этом деле вы мне приказывать не можете. Это моё личное дело. Я перед первой встречей с вами 2 суток не ел, и с голоду не умер. Правда, ягоды клевал, но какая из них еда... Так что я всегда буду ждать вас - мы сейчас уже как бы семья.
   -- Ну и ну, -- только и смог проговорить Карелин, покачивая головой.
   Когда мужчины пообедали - расширенно, уже вместе с ужином - глава уже как бы семьи сказал:
   -- А вот следующий мой приказ ты обязан выполнить.
   -- Слушаю вас, господин староста! -- с улыбкой и как бы официально ответил Сашка.
   -- Завтра у нас ранний подъём. Не позже 6-и часов выезжаем в Бийск. Ну, можем задержаться максимум на 10-15 минут. Дорога у нас очень дальняя - часов 5 езды, не меньше
   -- Ого! И сколько же километров отсюда до Бийска?
   -- Ну, это смотря как ехать. Если более-менее напрямик, то километров 200. А если с крюком - там дорога получше - то ещё 2-3 десятка километров может набраться. А то и больше.
   -- Ничего себе! Вы же, когда ездили брать метрику, а также узнавать за медицинский университет и матрикул, то в село вроде бы не поздно вернулись.
   -- Да, не поздно. Но у меня всего-то и дел было, что узнать о том, что ты сказал. А это долго времени не забрало. О матрикуле на это вообще ушло пару минут: "Есть зачётная книжка? - Есть". "Как называется? - Матрикул". Вот и всё, ведь я сразу понял, что у тебя его быть не может. Да и про университет для врачей мне довольно быстро сообщили. Ну, разве что беседа с братом около часа заняла. А в данном случае тебе в аптеке только для переписывания названий лекарств, придётся сидеть, наверное, не менее 2-х часов. И то, если нам повезёт.
   -- Ну да. Всё понятно. Есть встать завтра не позже 5:30-и, господин начальник! -- Сашка даже в шутку накрыл левой рукой голову, а правой как бы отдал честь.
   -- Вольно, солдат! -- как бы поддержал шутку Карелин.
   -- А вот как раз и не солдат. А лейтенант медицинской службы.
   -- Ты что, служил? -- удивился Карелин, но тут же махнул рукой. -- Да когда бы ты мог служить... служба в армии, да ещё, чтобы стать офицером... А потом институт? Это невозможно. Заливаешь, да?
   -- Нет, не заливаю. Я действительно офицер - младший лейтенант запаса. А если пойду в армию, то сразу стану лейтенантом. Нас в университете параллельно обучали на офицеров медицинской службы. Причём звание лейтенанта медицинской службы получили все - и ребята, и девчонки. Но так оно и должно быть. В случае какой-нибудь войны и женщины-медики станут под ружьё, и будут лечить уже бойцов и офицеров. Так что я серьёзно говорю.
   -- Ты смотри, вот оно как... -- уважительно протянул Игнат, а затем улыбнулся. -- Так чего же я здесь раскомандовался? Это ты имеешь право мне приказывать. Ты офицер, а я даже не солдат - в армии не служил.
   -- Вот, то-то же, -- улыбался Сашка.
   -- Ладно, давай приберёмся и будем ложиться спать. Завтра ранний подъём. Да и делать всё равно нечего.
   -- Как это нечего? -- не заканчивалось веселье племянника. -- А телевизор посмотреть...
   -- Какой ещё телевизер?
   -- Телевизор, -зор. Но это не важно. В нашем времени в каждой семье есть такие небольшие ящички со стеклянным экраном, или просто плоские экранчики. Включаешь их в электрическую сеть... Вы знаете, что такое электричество?
   -- Конечно, знаю. В газете читал. Да и в самом Бийске видел. Лампочки там и всё такое... Хорошая штука. Только вот у нас в селе этой электрики, наверное, ещё долго не будет, -- тяжело вздохнул Игнат Степанович.
   -- Ну, лет 15-20, пожалуй-таки, не будет. Ладно, тут уж ничего не поделаешь... Так вот, насчёт этих ящичков или экранов... Нажал кнопочку, а на экране показывают фильму, как в вашем синематографе. Не понравилась тебе эта фильма, снова нажимаешь кнопочку - там другой фильм. Но и этот, к примеру, не нравится, тогда снова жмёшь кнопочку - а на сей раз там концерт идёт, и артисты как живые - поют, руками машут, танцуют. Но и концерт надоел - снова кнопочку жмёшь. А там новости - что и где произошло. И не просто говорят об этом, а показывают. Например, в том же Бийске или Барнауле ливень прошёл, и улицы затопило. Вот и показывают вживую, как разные там мамзели в своих красивых туфельках никак на другую сторону улицы перейти не могут. А ещё есть такие передачи, в которых показывают разные страны, их красоту. Например, в Южной Америке, Австралии или Африке. Вот вечерами и есть что делать... -- грустно завершил свой небольшой рассказ Александр. Он уже действительно соскучился по таким телевизионным зрелищам.
   -- Да-а-а, какая же жизнь хорошая будет, как здорово люди будут жить. Я уже и не удивляюсь твоим рассказам. Знаю, что ты мне не врёшь.
   -- Да, дядя Игнат, жизнь будет хорошей, вот только не так уж сразу. Очень долго к этой жизни России доведётся идти. Очень тяжёлые сначала времена будут. И не год, не два, и даже не десять.
   -- Ты уже говорил мне об этом. Но я не стану тебя расспрашивать об этих временах. Не хочу плохое слышать. Да ещё и на старости лет - плохого в жизни всегда и так в избытке. А вот о хорошем в вашем мире мне интересно слушать - сердце тогда радуется.
   -- Я понимаю...
   -- Так, всё на сегодня. Телевизора, о котором ты говорил, у нас всё равно нет, а потому давай укладываться спать.
   -- Может, завести будильник на половину шестого утра? -- спросил Сашка Игната Степановича.
   -- Нет у меня будильника. Я как-то привык уже просыпаться в то время, которое сам себе назначу. И очень уж редко просыпаю его.
   -- Я вижу, что у вас будильника нет. Но я говорю о своём будильнике.
   -- А у тебя откуда он возьмётся?
   -- А на часах. Я же вам показывал. И там даже не один будильник, а несколько таковых.
   -- А-а, я и позабыл о твоих часах. Ну, можешь в принципе и завести. Хотя не думаю, что мы проспим - времени до 5 часов утра или до половины шестого у нас для сна не так уж и мало.
   У Карелина будильника действительно не было, но Сашка видел современные будильники этих лет. Один такой был у той же медсестры Галины, очевидно, засекала время на какие-то процедуры. Это был приличных размеров прямоугольный механизм - этакая "коробка" более 15 см высотой и не намного меньшей ширины. Не имея под рукой подобного механизма, Александр, всё же, завёл будильник на своих часах, и вовсе не потому, что боялся проспать. Просто он уже давно не прикасался к часам, недавно только мельком бросил на них свой взгляд, когда показывал Игнату шариковую ручку. А ему очень хотелось не только к ним прикоснуться, но и поносить. Но он прекрасно понимал, что этого категорически нельзя делать. При этом Сашка довольно быстро привыкал к чужой эпохе, и особенно к деревенской жизни. Он провёл в Красноярке немногим более месяца, но ему порой казалось, что он живёт здесь, не менее года. Вот потому пришельцу из будущего так хотелось хотя бы прикоснуться вновь к своему 2019-му году.
   А впереди был ещё немалый по времени вечер и короткая ночь. Но в сумме для сна, всё же, было вполне достаточно медленно проплывающих минут и незримо марширующих часов.

ГЛАВА 15

Деловая поездка

  
   А выспались Игнат Карелин и его племянник, вероятно, вполне нормально, поскольку, не сговариваясь, встали в начале шестого. Будильник Александра ещё не успел прозвенеть, а потому он его отключил и с тоской вновь положил часы в ячейку комода. Но тосковать было некогда, нужно было собираться в дорогу. Пока Игнат Степанович возился с пролёткой, впрягая в неё коня, Шурка на скорую руку приготовил харчи в дорогу. Сейчас им обоим есть ещё не хотелось - перекусят уже в пути. В общем, как они вчера и планировали, около шести часов они уже отъехали от усадьбы Карелина.
   И поехали они, как понял Александр в сторону Елбанки - вниз по течению Чарыша.
   -- Насколько я понимаю, нам, чтобы попасть в Бийск, необходимо перебираться на правый берег реки? -- спросил он "кучера".
   -- Правильно понимаешь. Но в этом как раз и состоит главная проблема. Нормального моста через Чарыш в наших местах поблизости нет. А потому, если ездят в наших краях какие-нибудь важные экипажи, то они на ту сторону перебраться не могут. А ещё сейчас появились какие-то авто, я о них только в газете читал, -- первый автомобиль, к примеру, в столичном Санкт-Петербурге появился в 1895-м году. -- Так тем точно на правый берег Чарыша ходу нет.
   -- Вот те на! И как же они могут попасть в тот же Бийск?
   -- А через Барнаул, то есть по левой стороне Чарыша, а потом Оби. Там тоже местами дороги неважные, но проехать, всё же, можно. А в самом Барнауле на мост через Обь, и на Бийск.
   -- Ничего себе - в Бийск через Барнаул!..
   -- Да. Такие вот дела.
   -- Хорошо, а как же мы попадём на ту сторону реки? Где-то паром имеется?
   -- Да какой там паром, -- покачал головой Игнат, -- был бы паром, то и разные там кареты, экипажи тоже можно было бы переправлять на ту сторону. Разговоры о пароме шли, но так и остались разговорами. По крайней мере, именно через Чарыш парома нет. Не выгодно это - кто в наших краях ездит? Ты вот видел в наших краях более-менее приличный экипаж.
   -- Так я же никуда из села не выезжал. Ну, кроме Усть-Чарышской Пристани. Но там попалась мне на глаза пара более-менее, как вы сказали, приличных экипажей.
   -- Так то же в самой Пристани, а по дороге к ней?..
   -- М-да, понятно. А как мы на правый берег попадём?
   -- Ну, как ты понимаешь, если разная там знать по нашим дорогам не ездит, то нам, коренным жителям, всё же, порой появляется нужда попасть на правый берег Чарыша.
   -- Это я как раз хорошо понимаю. И что?
   -- Вот. А потому соорудили ниже по течению в нешироком месте реки некий мостик, по которому, в случае необходимости мы и переправляемся на тот берег. Мостик довольно шаткий, экипажи по нему точно не проедут, а крестьянские телеги, аккуратно, не спеша - переползают. Конечно, этот мостик чуть ли не каждую весну, ну, после больших половодий, доводится ремонтировать. Но что поделаешь. Вот так и живём...
   -- Ясно. Я вот только теперь не совсем уверен, что мы доберёмся до Бийска за 5 часов.
   -- Почему не уверен?
   -- Ну, вы говорили, что до Бийска около 200 километров. А с какой скоростью бежит лошадь?
   -- Ну, если сама лошадь, то она может пробежать, как мне говорили, и 55, а то и 60 километров за час. С телегой - наверное, в 2 раза меньше, а гружённой - и того меньше. Но то именно гружённой...
   -- О, а какой груз может тащить лошадь? Ну, одна лошадь, к примеру.
   -- Летом по грунтовой дороге лошадь весом 500 кг, запряжённая в повозку, может перевозить 500 кг груза, а зимой на санях по накатанной дороге - до 700 кг.
   -- Угу, прилично...
   -- Но у нас же не телега, а именно пролётка. Да и груза - нас двоих - всего каких-то там 150 килограмм. Так что пролётку мой конь может тащить точно со средней скоростью километров 40 в час.
   -- Все 200 километров пути?
   -- Я же тебе сказал со средней скоростью. Местами - с меньшей скоростью, а местами и с - большей. Кроме того, мы поедем таким путём, который немного сократит нам путь. Нам в этом плане повезло, что уже дней 10 дождей не было.
   -- Ага, понятно. Потому что нет грязи.
   -- Нет, не из-за грязи. Летом она моментально просыхает. Вот весной и осенью, это да... Дело в том, что путь до Бийска можно значительно сократить, если знать наши дороги. Мы сейчас переправимся на правый берег Чарыша, и там ближайшим селом будет Нижнеозёрное. До него от нас примерно километров 30-32. А от него до Бийска - примерно 165. Вот и получаются те же 200 километров. Но это если всё время ехать по хорошей дороге. А можно этот путь и сократить, если ехать дорогой похуже.
   -- Но тогда наверняка и скорость будет значительно ниже.
   -- Ниже, но незначительно. В общем, мы будем ехать по маршруту: Красноярка - Елбанка - Нижнеозёрное - Николаевка - Смоленское - Бийск. Но дело в том, что от Нижнеозёрного до Николаевки прямой дороги нет, нужно ехать через Краснодарское, Петропавловское и другие посёлки, а это большой крюк. Но мы из Нижнеозёрного поедем именно прямиком до Николаевки.
   -- Так вы же сами сказали, что между этими сёлами дороги нет.
   -- Фактически, вроде бы и нет. Но это не совсем так. Понимаешь, да, на Николаевку дороги вроде бы и нет. Но она, всё же, есть, только просёлочная, и даже не просто просёлочная. Там как бы заболоченная местность - небольшие речушки Озёрная, Кудриха, Кудрёнок, речка Ануй, Камышин... Но летом эти речушки - глубиной 0,5-1,0 м - конь с лёгкой пролёткой очень даже просто преодолевает вброд. А уж зимой, когда они замерзают, и тем более.
   -- Вот теперь всё стало на свои места. Крестьянская хитрость всегда выручает.
   После этого разговора настала довольно длинная пауза. Через время путники уже перебрались на правый берег Чарыша и проезжали село Нижнеозёрное, рядом протекала речушка Озёрная. И уже на выезде из села Карелин обратился к своему племяннику:
   -- Здесь рядом, километрах в пяти отсюда есть интересное село. Мы его проезжать не будем, оно расположено на юго-запад, а мы поедем на восток.
   -- И чем же это село интересное?
   -- Тем, что к нему минимум раз в год организовываются многолюдные пешие шествия - крёстный ход. Их ещё называют паломничество.
   -- Ого! Интересно. И куда же идут эти паломники?
   -- Именно в это село, оно называется Усть-Каменный Исток, или же Коробейниково. Там есть Ка-зан-ский храм, а в нём - Ка-зан-ская ико-на Бо-жи-ей Ма-те-ри. Говорят, что это ве-ли-чай-шая алтайская свя-ты-ня, един-ствен-ный в Си-би-ри чу-до-твор-ный об-раз.
   Старинное село Усть-Каменный Исток было одним из торговых центров Алтая. Село было основано в 1780-м году под названием Усть-Каменный Лог, а с 1795-го года оно стало называться уже именно Усть-Каменным Истоком. В начале XX-го века в селе было организовано почтовое отделение, названное Коробейниково, которое и дало новое название селу. И вот в 1902-м году (на средства местных жителей сёл Нижнеозёрное и Усть-Каменный Исток - вскладчину) в нём под ру-ко-вод-ством стро-и-те-ля-зод-че-го Бор-зен-ко был возведён Храм. Сами же эти соседние сёла были довольно большими по числу жителей, земля плодородной, народ работящий и набожный. Особенно славились эти сёла своими ярмарками, на которые с удовольствием приезжали купцы из разных российских земель. Освя-щён был Казанский храм в селе Усть-Каменный Исток в 1903-1904-м годах. Он пред-став-лял со-бой за-ме-ча-тель-ный па-мят-ник цер-ков-ной архитектуры. В хра-ме, укра-шен-ном рос-пи-сью, пре-бы-ва-ло мно-же-ство свя-тых икон, сре-ди ко-то-рых сво-ей по-ра-зи-тель-ной кра-со-той и вы-де-лял-ся боль-шой Ка-зан-ский об-раз Бо-жи-ей Ма-те-ри. На иконе на зо-ло-том фоне в моза-ич-ном об-рам-ле-нии была изображена Пре-свя-тая Богородица в пур-пур-ном оде-я-нии и благослов-ля-ю-щий Богомладенец. В конце XX-го века эта икона по-лу-чит на-име-но-ва-ние Коробейни-ков-ская. А крёстный ход станет проводиться ежегодно в конце июня - начале июля на праздник Казанской Божьей Матери.
   -- О, тогда село точно интересное.
   Прошло ещё некоторое время, и пролётка уже миновала село Нижнеозёрное, начиналась именно та заболоченная, а точнее заводнённая местность, о которой говорил Карелин. Но и она вскоре осталась позади, в чём, впрочем, и не сомневался Большаков - Игнат Степанович был опытным кучером, не один год разъезжающий по своему краю. Но вот они уже проехали и Николаевку, и выехали на нормальную дорогу, далее на восток - по пути к Бийску - как сообщил Карелин, будут такие мелкие сёла как Паутово, Новопокровка, Ануйское и село побольше - Смоленское. И вот именно в Смоленском они резко повернут на север - и уже прямой путь на Бийск. Правда, по пути, в с. Катунское им предстоит ещё паромная переправа через реку Катунь. В конце XIX-го века на её правом берегу возник посёлок, названный Понтонный Мост, его жители и занимались обслуживанием парома, перевозившего людей и грузы по пути в Горный Алтай и обратно. Ну и различные повозки с западной части региона. И долгое время переправа оставалась паромной. Но после этой переправы Карелину с Сашей останется проехать до Бийска чуть более 10 км. Лишь в конце 1976-го года в этом месте будет сдан в эксплуатацию постоянный железобетонный мост.
   Да и за Николаевкой поездка шла уже значительно веселее, пролётка побежала намного быстрее. Теперь особенно нужды управлять конём не было, он знал дорогу, да и не свернёт с неё. А потому путники только сейчас, наконец-то перекусили. А затем начались уже беседы о самом Бийске и о том, что им там предстоит сделать, преимущественно именно Александру. Но, как оказалось, Игнат Степанович помнил не только о перечне лекарств, с которым должен был ознакомиться Сашка, но и кое-чём другом.
   -- Так, мы в Бийске, в тех же аптеках, или в другом месте - если что, то нам подскажут - купим тебе те приборы или инструменты, о которых ты говорил. Но я думаю, что купим их именно в аптеке.
   -- Елки-палки! А так уж обязательно их именно сейчас покупать? Это же дорого. Может, я постепенно их буду покупать.
   -- Где, в нашем селе?! У нас такого и в помине нет. И что, снова, и не один раз - ты же говоришь постепенно - будем вдвоём в Бийск ездить? А один я их не куплю, я не знаком с ними. А если ты на пальцах мне объяснишь, то я, не поняв, могу купить тебе и совсем другое. И тогда это будут выброшенные деньги, а значит ещё бо́льшие расходы. Или я не прав? -- Игнат цепко посмотрел на своего племянника.
   -- Да нет, вы-то правы. Но так вот сразу выложить такие большие деньги...
   -- А оптом лучше покупать. Может быть, тогда аптекарь нам и скидку какую-нибудь сделает.
   -- Да-а, ну и навязался же я на вашу голову...
   -- Ничего ты мне не навязывался. Это была моя идея. И хорошая идея. Я до того жил бобылём. Такая скука дома была, а теперь значительно веселее, особенно когда ты мне рассказываешь о своём времени. Да и по хозяйству ты меня разгрузил. А также частично и Екатерину. А в будущем будешь помогать не только мне, но ещё и жителям села. Так что всё в порядке, Александр.
   Вот так, то в разговорах, то просто молча, и добирались два путника к своей конечной цели. Долго или недолго добирались, но, в конце концов, были уже на месте - въезжали в сам Бийск. Часов у них, к сожалению, не имелось, а если бы те имелись, то они бы показали, что в планируемое время путники вполне уложились. И это при том, что они останавливались в пути, чтобы покормить (Карелин взял в дорогу мешок с сеном) и напоить коня.
   Город располагался на реке Бия, которая протекала практически через его центр. Обе части города соединял мост, была в городе и своя небольшая пристань, Название города происходило от реки, которая давала начало реке Обь. В самом городе река местами разделялась на 2 русла, образовывая острова: Морозовский, Малый Морозовский, Бийский, Лекарский, Малиновый, Тополев, Сидоров... На запад от города Бия (напротив посёлка Сорокино) сливалась с рекой Катунь, образовывая реку Обь. А само же название реки Бия, как предполагали, происходило от тюркского слова "бей" или "бий", что в переводе означало князь. Бийск представлял собой торгово-купеческий центр Алтая, где была сосредоточена вся торговля с Горным Алтаем и Монголией. Город был основан ещё в XVIII-м веке Петром I-м как крепость и сыграл в своё время важную историческую роль. Он являлся вторым по величине и самым старинным населённым пунктом края.
   Ранее, во время предыдущих поездок в Бийск Игната Степановича никогда не интересовали аптеки, а потому он и не знал, где они в городе расположены. Но это было легко поправимым делом. Помогли в этом, конечно же, вопросы, заданные нескольким местным жителям - и те указали приезжим, где находится ближайшая аптека. Через десяток минут Карелин с племянником были у нужного им места. Вылезая из пролётки и привязывая вожжи коня к столбу, Игнат сказал племяннику:
   -- Мы сейчас зайдём в аптеку, оглядимся, познакомимся, так сказать, с аптекарем или продавцом, продавщицей. Затем ты попросишь у него список лекарств. А я тем временем съезжу по своим делам. Заодно завезу брату метрику его сына, которую брал у него. Да ещё и кое-какие заказы у меня есть. Я же не мог, ничего никому не сказав, на целый день уехать из села. Вот и попросили меня кое-что купить. А потом я приеду, и будем выбирать тебе те инструменты, о которых речь шла. Ты тем временем узнаешь, есть ли они в этой аптеке.
   -- Дядя Игнат, коль уже зашла речь о покупке медицинских приборов и инструментов, то давайте, пожалуйста, сделаем наоборот. То есть, сначала купим именно эти необходимые мне в будущем предметы, а затем вы уедете. А я тем временем буду знакомиться с реестром лекарств.
   -- Хм, а какая разница? Почему именно так?
   -- А вот почему, -- улыбнулся Шурка. -- Если мы сразу сделаем покупки, да ещё и довольно дорогостоящие, а не начнём с какой-нибудь просьбы, то хозяин аптеки или продавец станут более благосклонны к нам, мы будем для них оптовыми покупателями.
   -- О-о! А у тебя с каждым днём появляются всё более верные идеи.
   -- А что в этом удивительного? Мне есть у кого учиться. Вы вспомните свою хитрую беседу со становым приставом в Усть-Чарышской Пристани, а затем с батюшкой в нашей сельской церкви. Я же перенимаю у вас манеру разговора с отдельными лицами. Я так понял, что для успешного выполнения чего-то задуманного к каждому лицу нужно вырабатывать свой подход. У вас это очень хорошо получается. Вот и я пробую действовать таким же образом. Ваша школа!
   -- Да, -- рассмеялся Карелин, -- льстишь ты мне. Но ты действительно очень быстро учишься. Так что, эта твоя идея принимается. Так, и в самом деле, будет лучше. Тогда, вперёд! -- кивнул он головой на вход в аптеку.
   В аптеке клиентов не было, за стойкой стоял, а точнее пока что, скорее всего, сидел на стуле - за перегородкой не видно было - средних лет мужчина. Но как только в небольшой зал аптеки вошли покупатели, он тут же вскочил и поприветствовал будущих своих клиентов:
   -- Добрый день! Проходите, пожалуйста! Что вас интересует? Вы что-то будете покупать по рецепту или без него? Если без рецепта, то и я смогу вам что-нибудь подсказать, -- вероятно, это был сам владелец аптеки.
   -- Мы к вам без рецепта, -- после взаимного приветствия произнёс Игнат Степанович. -- Но покупки мы у вас обязательно сделаем. Если только у вам найдётся нужное нам.
   -- Да у меня всё найдётся.
   -- Сейчас мы это узнаем. Саша, -- повернул он голову к племяннику, -- давай свой перечень.
   -- Я и так скажу. Как вас зовут? -- спросил он аптекаря. -- Неудобно как-то обезличенно разговаривать. Меня, как вы уже, наверное, поняли, зовут Александр, а моего дядю, -- кивнув он в сторону Карелина, -- Игнат Степанович.
   -- Очень приятно! Меня зовут Николай Ипполитович. Итак, я вас слушаю, молодой человек.
   -- Значит, так. Нам нужны, в первую очередь, тонометр и стетоскоп. Есть они у вас?
   -- Конечно. Какой марки вам нужен тонометр?
   -- Марка особого значения не имеет. Главное, чтобы он правильно работал. В общем, в этом вопросе выбор как раз за вами. Это и будет ваша помощь. Вы намного лучше нас знаете имеющуюся у вас продукцию. Только, пожалуйста, не обязательно предлагать нам самый дорогостоящий тонометр. Вы ведь наверняка знаете, что не всегда самое дорогостоящее бывает и самым лучшим. Но мы обязательно купим у вас то, что нам нужно.
   -- А вы очень практичный человек, -- улыбнулся аптекарь. -- Да ещё и не по возрасту довольно компетентный в таких делах. Хорошо, я вам подберу хороший тонометр. Что ещё вас интересует?
   -- Ещё нам нужны отоларингологическое зеркало и неврологический молоточек.
   -- Вот даже как?! А у вас дядя, наверное, высококвалифицированный врач, да ещё и специалист по многим заболеваниям? -- аптекарь уважительно взглянул на Карелина.
   -- Это не я врач, -- усмехнулся тот. -- Это как раз мой племянник врач.
   -- Вы врач?! -- теперь уже изумлённый Николай Ипполитович перевёл свой взгляд на Александра.
   -- Ну, почти. Дядя немного не так меня представил. Я почти врач, перешёл на последний курс Томского медицинского университета.
   -- Серьёзно?
   -- Вот моя справка, которая поможет вам удостовериться в этом.
   Шурка вытащил из кармана справку, и держа её в своей левой руке, пальцем правой руки начал водить по её строкам, показывая аптекарю и читая: "Карелин Александр Николаевич..., студент Томского медицинского университета...". Он не хотел отдавать справку в руки аптекарю, потому что в ней была и фраза о том, что та выдана взамен утерянной паспортной книжки. Зачем ещё и это объяснять Николаю Ипполитовичу, у того появятся новые подозрения. Александр и в самом деле быстро перенимал у Карелина различные житейские хитрости.
   -- Вот оно как! А вы, я вижу, талантливый молодой человек. Но зачем вам аппараты и инструменты различной направленности?
   -- Ну, я ещё пока что не выбрал для себя медицинскую специализацию. А для практики аппараты нужны. Да и пригодятся они мне. По крайней мере, тонометр и стетоскоп мне точно нужны будут.
   -- Понятно. Что касается зеркала ЛОР врача, то оно у меня точно есть. А вот неврологический молоток... Не припоминаю. Давно у меня его никто не спрашивал. Наверное, и я его давно не заказывал.
   -- Ладно, тогда я возьму хотя бы зеркало отоларинголога. Молоточек, в крайнем случае, можно изготовить. Не такая уж сложная штука.
   -- Ну, не совсем и простая. В нём же имеется и резиновый кончик, и различные иголки, кисточки.
   -- Ну и что. Разве для умельцев это такая уж большая проблема?
   -- И то верно. Хорошо, сейчас я вынесу вам заказанные вами аппараты. Я думаю, что стетоскоп и ЛОР зеркало особого выбора не потребуют?
   -- Не потребуют, -- улыбнулся и покачал головой Сашка.
   Минут через 10 он, бегло осмотрев зеркало и стетоскоп, и проверив тонометр, кивнул Игнату Степановичу:
   -- Всё в норме.
   Карелин, молча, отсчитал и протянул аптекарю указанную им сумму денег, а затем обратился к племяннику, который тем временем аккуратно сложил покупки в дорожный баульчик, который ещё в селе ему выделил его дядя:
   -- Ну, что, Саша, тогда, наверное, всё? Я поеду по своим делам. Ты уже дальше сам справишься. В общем, дожидайся меня здесь.
   -- Конечно, дядя Игнат. Большое спасибо вам!
   Тот только, молча, махнул рукой и неторопливо направился к дверям аптеки. Когда за ним захлопнулась дверь, аптекарь спросил Александра:
   -- Вы ещё что-то хотите приобрести?
   -- Приобрести нет. Но вот ваша помощь мне очень нужна.
   -- Так. И какая же?
   -- Тут вот какое дело, Николай Ипполитович. Мне профессор из университета задал на лето как бы домашнее задание - написать реферат, точнее сделать обзор наиболее употребляемых лекарственных препаратов. Я думаю, что у вас есть их список, или реестр. Этим вы бы мне очень помогли. Ну, как бы в компенсацию, что у вас не оказалось неврологического молоточка, -- улыбнулся он.
   -- Есть, конечно, у меня такой список. А когда вы мне его вернёте? -- опасливо спросил он.
   -- А я его у вас и не буду забирать. Я просто здесь у вас перепишу многие из препаратов себе в тетрадь, а дома уже их систематизирую. Нам рассказывали, наверное, о большинстве из них, но не все у меня записаны.
   -- О! Тогда вообще нет проблем. И в этом моем списке лекарства более-менее систематизированы.
   -- Прекрасно!
   -- А где вы будете их переписывать? Тут же в зале нет ни стола, ни стула.
   -- Ну, переписывать я смогу, наверное, и на подоконнике, а вот стул или табуретку я у вас, всё же, попрошу. Стоя неудобно будет, это займёт немало времени.
   -- Нет, так не годится. Так всё равно неудобно будет. Кроме того, могут в это время у меня быть клиенты. А они с подозрением относятся к людям, которые в каком-либо заведении что-нибудь пишут. Знаете ли, они думают, что это какая-нибудь ревизия. А для любого заведения это некое падение престижа. Если ревизия, значит что-либо у этого заведения не так. А мне такая слава, как вы понимаете, не нужна. А потому мы сделаем так. Я отведу вас в мою комнату, здесь при аптеке. Это, конечно, не комната, а комнатушка, но там есть конторка и стул. И там пишите себе сколько угодно.
   -- Хорошо. Спасибо вам большое!
   -- Да не за что. Я ведь помогаю будущему врачу. А став им, вы тогда, возможно, не забудете обо мне, и будете направлять своих пациентов за лекарствами именно в мою аптеку.
   -- Я не возражаю, -- с улыбкой ответил Шурка. -- Обязательно буду их к вам направлять.
   Это была уже, конечно, откровенная ложь - направлять человека из Красноярки в Бийск, за 200 км... А впрочем, всё в жизни случается. Если в селе не найдётся нужных лекарств, то, возможно, для кого-то из больных жителей села и возникнет необходимость искать их в аптеках других городов.
   А далее аптекарь привёл Сашку в свою комнатушку. Та и впрямь была меленькой, там находились лишь аптечная конторка - высокий стол с наклонной столешницей для работы, стоя или сидя на высоком стуле - 2 стула (один как раз высокий) и книжный шкаф. А ещё на подоконнике маленького окошка стояли пузырьки и коробочки-упаковки с сигнатурами (аптечный ярлык) лекарств, выдаваемыми по рецепту. Из шкафа, немного порывшись, Николай Ипполитович и достал реестр лекарственных препаратов листов эдак на 10. Это было именно то, что нужно Александру.
   -- А у вас есть чем писать и на чём? -- спросил аптекарь. -- Может быть, вам дать ручку, чернила и бумагу?
   -- Спасибо, не нужно. У меня есть тетрадка, -- начал он рыться в баульчике, -- и карандаши.
   -- Ой, карандашами же писать неудобно, да и след на бумаге они оставляют нечёткий.
   -- А ручкой писать ещё более неудобно, если долго что-либо писать. К тому же, карандаши у меня цветные, они оставляют хороший след на бумаге.
   -- Да, это верно. Но их же нужно и чаще чинить, они хрупкие. А у вас нож есть?
   -- Есть, есть, Николай Ипполитович.
   -- Я вижу, что вы запасливый человек. Какая же молодёжь нынче толковая пошла. Ну, ладно, тогда работайте, не буду вас отвлекать. А я пойду на своё рабочее место, поди, там меня уже клиенты заждались.
   В отношении очинки карандашей, да ещё цветных аптекарь был прав - с таким материалом ножом приходилось пользоваться часто. И у Александра был нож, он не соврал, и хороший нож - "козья ножка". Не германского, конечно, производства, да и будут такие ножи промышленно выпускаться значительно позже. А Шуркин нож был сделан сельским умельцем Мироном. Он был кузнецом, а потому сталь у изготовленного им ножа была отменного качества, а насадить на хорошо сделанный нож рукоятку из действительно козьей ножки для умельца особого труда не составляло. Появился нож у Сашки не так уж и давно, его заказал для своего племянника у Мирона Игнат Степанович. Он же самолично изготовил и ножны для ножа, оказывается, Карелин был сапожных дел мастер. Ножны были изготовлены, как сказал Сашке сам мастер, из чепрака - участок кожи животного, взятый с хребтовой части. Она отличалась наибольшей плотностью и прочностью. Внутри была ещё и плотная хлопчатобумажная ткань, пропитанная смолой, и всё вместе это было сшито в 2 иглы. Нож в селе был у каждого мужика и даже у части баб, без него порой не так уж просто было обойтись в крестьянской жизни.
   Нож "Козья ножка" действительно был национальным холодным оружием германских, а также северных народов. Это был нож с клинком колюще-режущего воздействия. Клинок "козьей ножки", как правило, имел классическую форму с прямым обухом (не заточенная сторона клинка) и с долами (желобки), выбранными по бокам. Нож хорошо резал и в то же время являлся эффективным для нанесения уколов. Сашкин нож был без гарды (ограничитель, служащий для защиты кисти руки), но даже при её отсутствии надёжность хвата позволяла наносить достаточно безопасно и мощные колющие удары. В селе практически у всех мужиков ножи были без гарды - она только мешала прятать нож, например, в сапог, да в карман тоже. Рукоять ножа была изготовлена из обработанной и высушенной кистевой части ноги молодой козы (могла быть также из ноги косули или изюбря). "Козья ножка" отлично лежала в руке, обладала небольшим весом и высокой прочностью. А жёсткая щетина на рукояти увеличивала хват даже в условиях использования ножа по дождю или в мороз, и не сковывала ладонь на морозе. Кроме этого, форма рукояти с небольшим изгибом позволяла крепко держать "козью ножку" в руке. Благодаря этим особенностям конструкции, нож "козья ножка" был весьма практичен и эффективен в экстремальных условиях, и очень широко распространён в среде таёжных охотников, а затем получил популярность и в криминальном мире.
   В общем, Шурка вынул из того же баульчика нож, тетрадку и коробку с очиненными (ещё в селе) цветными карандашами и принялся за работу. А процесс этот был не такой уж быстрый. Ведь ему, кроме всего, ещё доводилось разбираться с названиями лекарственных препаратов. Почерк у писавшего перечень был не таким уж плохим, но названия лекарств, многие из которых повторялись и на латыни, были непростыми и не всегда знакомыми врачу Большакову - по крайней мере, в своём времени он некоторых таких названий не встречал. Хорошо ещё, что лекарственные препараты в этом перечне и в самом деле были более-менее систематизированы - Николай Ипполитович не соврал. Значит, Александр со временем в них разберётся. Останется лишь одна проблема, но довольно серьёзная - дозы! А это действительно серьёзная проблема. Одно дело слабая доза препарата, которая не особо поможет больному, но и не навредит ему. И совершенно другое дело завышенная доза, которая может иметь для больного очень плачевные последствия. Но что поделаешь, будет постепенно разбираться.
   Почти одновремённо с думами о дозах препаратов Александру неожиданно пришла в голову мысль о том, что нужно бы заняться народной медициной, то есть использовать препараты из натуральных снадобий. В университете студентам читали цикл лекций по этой тематике, но эта информация была уже подзабытой, да и почему-то не особо серьёзно интересовавшая будущих врачей. Но сейчас из закоулков памяти Большакову её доведётся вытаскивать. Кроме того, после воспоминания о дозах лекарств Сашке пришла в голову ещё одна очень толковая мысль.
   Но, тем не менее, дело уже подходило к завершению. Шурка не знал (часов-то не было), сколько времени он уже просидел в этой комнатушке, занося информацию из перечня лекарственных препаратов аптекаря в свою тетрадь - вероятно, часа 1,5. Но вот в комнату зашёл и сам аптекарь.
   -- Ну, как у вас продвигаются дела? -- спросил он парня.
   -- Да уже почти закончил, -- ответил тот. Ему уже и самому надоело это занятие - скучное и нудное.
   -- Вот и отлично. Потому что вас уже дядя дожидается.
   -- В зале?
   -- Ну да. Я ему свою табуреточку предоставил, ту, на которой я порой отдыхаю, когда нет клиентов. Знаете ли, тяжеловато целый день на ногах провести. Нет, если работать или чем-то другим заниматься, то это ничего - ты же двигаешься. А вот просто стоять, без движения... Солдатам на посту и тем дают отдых после 2-3-х часов стояния. Тяжёлое это дело - просто стоять.
   -- Я вас понимаю. Так, тогда всё. Основное я уже выписал, для моего реферата вполне достаточно будет. Большое спасибо вам, Николай Ипполитович!
   -- Да не за что. Всегда готов вам помочь. Заходите ко мне в аптеку ещё.
   -- Постараюсь зайти.
   Александр вернул аптекарю его список лекарственных препаратов, сложил свои вещи в баульчик и они вместе направились в аптечный зал. Там сидел, положив ногу на ногу Карелин, а у стойки стояли 2 клиента, дожидавшиеся аптекаря.
   -- Ну, что, всё в порядке? -- поинтересовался Игнат Степанович, конкретно не обращаясь к кому-либо из пришедшей пары.
   -- Всё нормально, -- ответил Сашка.
   -- Тогда, по домам, -- Карелин был умным человеком, и, видимо, почувствовал, что не обязательно говорить аптекарю о том, что они приехали издалека. Пусть лучше думает, что они проживают в самом Бийске.
   Троица тепло распрощалась, и дядя с племянником покинули аптеку. И уже здесь Александр обратился к Карелину:
   -- Дядя Игнат, в аптеке вы сказали, что теперь по домам. А можно ещё немного задержаться в Бийске?
   -- А почему нет? Я перед тем, как сейчас зайти в аптеку, узнал время. Хотя оно и по солнцу видно. И времени у нас много. До вечера в селе точно будем. Куда ты ещё хочешь попасть?
   -- В книжные магазины. Аптечный список лекарств - это неплохо, конечно, но сами медицинские рецептурные книги намного лучше. Не знаю, почему я до этого раньше не додумался. Мне эта мысль пришла уже, когда я переписывал тот список, и подумал о том, что я не знаю доз этих лекарств.
   -- О! Это тебе очень хорошая мысль пришла. И она не запоздалая. Хуже было бы, если бы мы уже покинули Бийск. Конечно, сейчас узнаем об этих магазинах и проскочим к ним.
   И поход по книжным магазинам, точнее по его разделам с медицинской тематикой (а таковых мало было) завершился, всё же, удачно.
   -- Ну, что? Теперь уже точно всё? -- спросил Игнат Степанович племянника, когда тот с книгами под мышкой вышел из очередного магазина.
   -- Вот теперь всё, -- радостно ответил племянник. -- Теперь можно и по домам.
   -- Э, нет, -- усмехнулся дядя, -- по домам ещё рановато. Коня я уже покормил, но нам ещё и самим следует перекусить - время уже передобеденное. Сейчас зайдём в какой-нибудь трактир, отобедаем там, а потом я тебе ещё немного покажу сам Бийск. Ты как, не против?
   -- Не против. Вы сами говорили, да и я вас поддержал, что интересно познакомиться с новым для меня населённым пунктом.
   Чего-чего, а различных трактиров, кабаков, чайных, буфетов, а также просто питейных заведений в городе хватало, а потому процесс принятия пищи у дяди с племянником, даже с чаркой водки каждому - не за рулём ведь, а на коня никто водительских прав не спросит - долго времени не занял. А далее Карелин повозил Александра по Бийску, нигде не останавливаясь, а просто по ходу поездки рассказывая о той или иной достопримечательности города. И об одной из них он рассказал более детально. А эта достопримечательность того стоила. Это был пассаж купца первой гильдии Андрея Фирсова - крупнейшее здание для торговли (построено оно было всего 4 года назад, в 1907-м году). Карелин даже сообщил племяннику, что в том пассаже все его сотрудники ходят в одинаковой одежде - даже продукты продают люди, одетые в одинаковые рубашки с галстуками.
   -- Хм, -- усмехнулся Сашка, -- надо же! Даже в это время уже был дресс-код.
   -- Что это ещё за дрескод? -- спросил Игнат Степанович.
   -- Понимаете, дядя Игнат, дресс-код - это такая специальная форма, или другими словами требуемый стиль одежды в некоторых организациях. Он обязателен для сотрудников и показывает принадлежность человека к определённой профессиональной группе. Ну, как на железке единая форма у работающих там людей, или как у солдат или полицейских своя форма.
   -- Ага, вон оно что! А может быть, действительно так и нужно - чтобы видать было, где ты работаешь. Тогда молодец этот Фирсов. Интересный он человек, умный, не такой, как все.
   А Фирсов и впрямь был человеком неординарным, а потому и потребовал от своих служащих, говоря современным языком, придерживаться установленного дресс-кода.
   -- В городе наверняка ещё один подобный дом будет, -- продолжал Карелин. -- Интересно, что же нового его-то хозяин придумает.
   -- А кто хозяин?
   -- Да тоже купец, какой-то Асанов.
   Бийский купец 1-ой гильдии Николай Иванович Асанов был ярким представителем 'новой волны' буржуазии. Люди, окружавшие его, не только в Бийске, но и в Монголии, Москве, Санкт-Петербурге, всегда удивлялись неординарности мышления этого человека. Вот и дом он себе решил поставить добротный и с техническими новинками. В конце XIX - начале XX-го века Россия переживала экономический бум, сопровождавшийся бурным развитием товарно-денежных отношений. В этих процессах заметную роль начинали играть представители так называемой 'благородной буржуазии', у которых проснулись чувства гражданственности, желание широко участвовать в различных формах общественной жизни. В их среде появилось много меценатов, стремившихся из чисто патриотических целей помочь своему народу. Большая часть таких людей происходила из мещанского или купеческого сословий.
   А проектировщиком здания купца Асанова стал известный всей России томский архитектор Константин Лыгин. Но это здание, увы, ни Карелин, ни Александр увидеть пока что не могли - в этом году только началось его строительство, а сдастся оно в эксплуатацию только через 3 года. До революционных событий в здании проживала семья купца. Но в декабре 1919-го года после занятия Бийска частями Красной Армии здание было национализировано и использовалось как школа, а позднее в нём находился городской комитет коммунистической партии. А в конце века, в 1990-м году здание будет передано историческому отделу Бийского краеведческого музея.
   Бийский краеведческий музей стал первым народным музеем Сибири, он был открыт 14 апреля 1920-го года. У истоков его создания стояли писатель В. В. Бианки (музей и носит его имя), скульптор В. А. Сенгалевич, археолог С. М. Сергеев, агтайский краевед М. Ф. Розен. Во времена Александра Большакова музей - это 18 залов постоянных экспозиций, в нём проводится более 25 выставок ежегодно, музей посещает свыше 50 тысяч посетителей. В фондах музея, вторых по величине в крае, числится более 143 тысяч исторических артефактов и 20 тысяч книг, из них редких около 3000 томов. Самые ранние из них датируются XVII-м веком. В отделе истории можно увидеть саркофаг, оружие из скифских курганов, предметы культа алтайских шаманов; оригинальное искусство старинного художественного литья из чугуна, буддийской скульптуры; коллекции часов и самоваров; уникальные образцы холодного и огнестрельного оружия, в том числе пехотное кремневое ружье образца 1808-го года с гравировкой "Высокомонаршею рукою Император Александръ I-й соизволил ковать сей ружейный стволъ на Ижевском заводе 1824-го года октября 5-го дня".
   Дом Асанова относится к памятникам архитектуры, и до сих пор остаётся образцом архитектуры начала XX-го века. Это единственный на Алтае образец городской усадьбы с ярко выраженными чертами модерна. Двухэтажный особняк (с небольшой надстройкой на углу здания) обладает достаточно оригинальным внешним видом и внутренней планировкой. Главный фасад здания экспонирован на северо-запад. Парадный вход открывается широкой лестницей. Вдоль южного фасада здания расположены большие помещения. Продольный коридор посередине здания делит здания на парадные, более крупные помещения в сторону главного фасада и меньшие - в сторону двора. Дом первоначально отапливался калориферной системой, впервые применённой на Алтае. В цокольном этаже здания размещался мощный паровой котёл, нагревавший воздух, который шёл в жилые помещения по проложенным в толще стен здания керамическим трубам. Более того, в подвальной части, рядом с котельной, где находился громадный короб котла-калорифера, была ещё и установка для увлажнения воздуха. И он, струясь от котельной по стенам, насыщал помещение парами различных лекарственных трав: мяты, богородской травки. Говорят, Асанов очень любил можжевеловый запах. А если летом на улице стояла жара и вокруг была пыль (а до революции Бийск был довольно грязным городом, здесь часто поднимались пыльные бури), то в доме можно было искусственно создать прохладную атмосферу с повышенной влажностью, используя ту же установку для насыщения комнат ароматизированным воздухом.
   В XXI-м столетии здание музея обросло легендами. Некоторые очевидцы утверждают: как опускается полночь на старый город, и полная луна заменяет уличное освещение, в особняке на втором этаже в угловом кабинете зажигается свет. Неяркий такой, призрачный... И возникает в окне образ бледного старика с книгой в руке. В 2 часа ночи он обычно задёргивает штору и исчезает.
   -- Ладно, -- резюмировал Игнат Степанович, -- пора нам разворачивать Воронка уже в сторону Красноярки. Что ни говори, а путь неблизкий, к вечеру желательно быть в селе.
   Дядя с племянником после этого ещё минут 15 поездили по улочкам города, а затем направились к его выезду в южном направлении - в обратный путь к селу Красноярка. Кто его знает, сколько времени им доведётся простоять перед рекой Катунь, дожидаясь парома, ведь тот одну пролётку переправлять на левый берег точно не будет.
  
  

ГЛАВА 16

Нежданно-негаданно

  
   Через два дня после возвращения дяди с племянником из Бийска, в четверг после обеда, после небольшого раздумья - озабоченность была даже во время трапезы - Игнат Степанович недовольно протянул:
   -- Большую ошибку мы с тобой, Александр, сделали.
   -- Какую ошибку? Когда мы её сделали?
   -- Ещё в Бийске. И как я об этом не подумал. В голове были только список лекарств и твои инструменты...
   -- Ну? И в чём ошибка? Всё нормально.
   -- А как по мне, так совсем не нормально. Нам нужно было купить заодно и те препараты, по которым ты начал список составлять.
   -- Так сельских денег, как я понял, на них ещё не собрали.
   -- Не собрали пока. Для этого мне нужно сельский сход созывать. Не могу же я с каждым жителем отдельно разговаривать.
   -- Вот! -- назидательно протянул Шурка. -- О чём я и говорю.
   -- Что ты мне воткаешь! -- рассердился Карелин. -- Ну, не собрали пока что денег. Ну и что? Могли бы купить те препараты за мои деньги.
   -- Ничего себе! Мало, что ли, ваших денег пошло на медицинскую аппаратуру? Так ещё не хватало на ваши же личные средства медикаменты для жителей села покупать.
   -- Да ничего страшного в этом нет. Позже собранные у односельчан деньги и пошли бы в мой карман в качестве компенсации. Конечно, только та сумма, на которую я понёс временный убыток.
   -- Ага! Или же наоборот - только та часть денег, а точнее все они, которые крестьяне сдадут. Ведь они могут сдать и меньше, нежели нужную нам сумму. Или не могут?
   -- Ну... -- помялся Игнат Степанович, -- сразу всю сумму могут, конечно, и не сдать. Но постепенно-то сдадут.
   -- Постепенно... А вам, если деньги понадобятся, то вы их одалживать будете? И у кого? У тех крестьян, которые 2-3 рубля наскрести не могут. Вы мне недавно говорили, что не сезон ещё, урожай, мол, не собран, а главное не продан, а потому у крестьян денег пока что мало. Сами же говорили, что денежный сезон - это осень, -- и Шурка был прав, такой разговор однажды вечером в контексте той же темы медикаментов был.
   -- Ну, говорил. Что из того? Мне деньги пока что не особо нужны. А осенью и у меня они будут. Зато ты бы уже с лекарствами был.
   -- Не был бы я с лекарствами. Тогда у меня и списка ещё не было. Да и сейчас я за каких-то пару прошедших дней ещё толком не разобрался с теми лекарствами, что я переписал.
   -- Ну, я не так сказал. Не с самими лекарствами, а как их... с препаратами - спирт, йод и другое. И ещё что-то... А, бинты, вата и тому подобное.
   -- Ладно, я понял. Это купим тогда, когда жители села деньги сдадут. И только тогда, на другое я не согласен.
   -- И что?! Нам потом снова в Бийск тащиться? Снова целый день терять?
   -- А зачем в Бийск? Можно и в Усть-Чарышскую Пристань съездить. Возможно, там, в аптеках нужных мне медицинских аппаратов и не было, но медицинские расходные препараты точно имеются. Так это же не 200 километров, да ещё частично по бездорожью, а более-менее по нормальной дороге. Да и расстояние тьфу - всего 26 вёрст.
   -- Хм, может быть, и так... Но в Пристань мне всё равно день нужно подыскивать более-менее свободный, точнее хотя бы полдня.
   -- А в Пристань я и сам могу съездить. Что, я конём не смогу управлять, так уж это сложно? Или не доверяете мне?
   -- Да при чём здесь не доверяешь... Ты же выгоняешь коня по утрам на луг, и вечером загоняешь домой.
   -- Да утром он сам с охотой туда идёт, к своим друзьям, так сказать. А вечером мне его и вовсе практически загонять не приходится, он дорогу и сам находит.
   -- Да, лошади сами дорогу домой отлично знают. Ну, в принципе, ты действительно в Чарышскую Пристань и сам можешь съездить - не заблудишься. Только вот тебе с Воронком поближе нужно подружиться.
   В селе жеребцов, которые имелись у части крестьян, именовали такими кличками как Друг, Баловень, Ахилл, Добряк, Чалый, Сизый, Добрыня, Горностай, Дунай, Кумир и даже Чарыш. Кобылы имели соответственно свои клички. А вот у Карелина его вороной конь назывался ласково Воронок.
   -- Ну, мы и так вроде бы дружны.
   -- Не совсем. Он должен чувствовать, что ты не пастух какой-то, который его на выгон пастись по утрам гоняет, а что ты его хозяин. Лошади хорошо всё понимают, потому-то они чужаков не любят. Но хозяин - это не тот человек, который его хлыстом стегать будет, а который будет ухаживать за ним - кормить, чистить его и даже просто ласково разговаривать. Я не знаю, конечно, понимают ли лошади человеческий язык. Команды они, как и собаки, хорошо усваивают. Но, если они даже человеческого языка и не понимают, то они хорошо чувствуют отношение к ним - даже по простой интонации голоса. А поэтому с завтрашнего дня ты будешь за ним сам ухаживать. Я тебе покажу, что нужно делать. И он быстро поймёт, что ты его хозяин наравне со мной. И в пролётку ты должен сам его впрягать.
   -- Хм, за лошадьми я никогда не ухаживал. Ну, кошки, собаки, это ещё как-то, а вот лошади...
   -- Это не намного сложнее, чем за собакой ухаживать. И того и другого нужно кормить, вычёсывать, выгуливать. Ну и ласкать. Ты когда к нему будешь в стойло заходить, обязательно гостинец ему наготовь.
   -- Какой гостинец?
   -- Да обыкновенный кусок хлеба. И с рук его покорми. И не бойся, он не укусит. Зубы у лошадей большие, но угощение они берут губами, руку человека никогда не укусят. А ещё лошади любят сахар. Но это уж по большим праздникам, не так мы зажиточно живём, а сахар привозной, -- только через 20 лет, в 1931-м году вступит в строй Алейский сахарный завод. Для сравнения: 1 кг свинины (шейка) стоил 30 копеек, а 1 кг кускового сахара (рафинад) - 60 копеек.
   -- Хорошо, я понял. Я с Воронком точно подружусь.
   -- Я тебе покажу, как его впрягать, но только один раз - чтобы ты сам соображал. Но там никаких сложностей нет. А будешь возвращаться из Пристани, не забудь его покормить и напоить.
   -- Оп-па! Ну, покормить ладно - сена в дорогу возьму. А напоить - я не знаю, какую он воду будет пить.
   Сашка уже знал, что в дороге коня нужно поить через каждые 2 часа. Но при этом нужно знать, из какого источника, потому что многие лошади не пьют воду, запах которой им не знаком. Это только людям кажется, что у любой воды нет запаха. С запахами у людей сложнее, поскольку рецепторная система более запутанная, но в целом факт таков, что чистая вода и чистый воздух будут ощущаться как "разбавление" фона. И как именно человек будет их воспринимать, зависит от того, каков был фон. И чем ближе привычный для человека фон к чистому воздуху или воде, тем слабее будут ощущения. Дистиллированная вода действительно не имеет ни вкуса, ни запаха. А вода, взятая из разных скважин, имеет различный химический состав примесей, а потому может иметь разный вкус и даже запах. В Бийск Воронок бегал не первый раз, а потому Карелин знал, в каких местах его поить.
   -- Будет он пить как миленький воду из Чарыша, -- усмехнулся Игнат Степанович. -- А в дорогу никакого сена ты брать не будешь. Ты там же на берегу реки выпасешь его с часок, а сам сможешь искупаться. Хотя, уже не сезон для купания - холодно. Ну, тогда хотя бы позагорать. Только у Чарыша ты из пролётки выпряжешь Воронка, пусть отдохнёт, да так ему и удобней будет травку щипать. В Бийск я сено брал потому, что времени не было выпасать коня.
   -- Понятно. А зимой что вы берёте с собой в дорогу из корма коню?
   -- Ну, и зимой имеется заготовленное с лета сено. Но зимой я беру овёс. Так, о чём мы говорим?! -- спохватился вдруг Карелин. -- С чего начинался наш разговор?
   -- С чего начинался? Я уже и сам не помню, -- рассмеялся Шурка.
   -- А-а, вспомнил - с лекарств, и сбора денег на них. А то перевели разговор на Воронка. Вроде бы ты в Пристань завтра ехать собираешься. А насчёт денег... Значит, так. Я на следующей неделе - выберу только день - соберу сельский сход. Наверное, на вторник его назначу. Вот на нём и пойдёт разговор о сборе денег на медицинские нужды. И ты там обязательно пару слов скажешь - чтобы все жители села уже точно знали, что ты будущий врач, и будешь, в случае чего, их лечить. Так что, готовься, -- усмехнулся дядя будущего врача, -- продумай свою речь. И составляй перечень всего необходимого. С Галиной тоже переговори. Ты уже с ней познакомился?
   -- Конечно. Сразу же после того, как вы сказали мне, где её найти. Я вот только не пойму одного - почему у вас в селе не врач или хотя бы фельдшер, а всего лишь медсестра?
   -- Ну, врача у нас быть и не могло. Врачи живут только в городах.
   -- Как это только в городах?
   -- А вот так. Хорошо ещё, что тот же врач вообще в сёлах появляется. У нас подобное врачебное обслуживание и так практически только в начала века появилось. Хотя, как мне говорили, по земской медицине давно уже должно было так быть. А сейчас врач, приглашённый земством, объезжает фельдшерские пункты уезда, сам при этом чаще всего проживая в городе, или в селе, в котором имеется участковая больница. У нас в селе таковой нет. Это в центральной части России, наверное, больницы в сёлах имеются. В нашем регионе до начала века вообще не было медицинских учреждений. Народ жил в тяжёлых с точки зрения медицины условиях. А летом 1892-го года на Западную Сибирь вообще обрушилась эпидемия холеры, которую, как поговаривали, занесла в сибирские края очередная партия переселенцев. И вот только после этого, очевидно, и стали подумывать о медицинском обслуживании сёл, точнее хотя бы для осмотра жителей. Вот врачи и объезжают свои участки с этой целью. При этом каждый врач в среднем обслуживает участок радиусом до 20 вёрст, а проживает в нём около 30.000 человек. Да и то он занимается больше тем, что просто обследует жителей сёл, чтобы не допустить появления какой-либо новой эпидемии. А попасть к нему на приём очень сложно - он ведь постоянно в разъездах. Но жалование земского врача неплохое - 80 рублей, а фельдшера - 35 рублей.
   И в этом вопросе Карелин был в целом прав. Земская медицина возникла в России в 1864-м году, через 3 года после отмены крепостного права. До её возникновения практически единственным источником медицинской помощи в сельских районах были знахари. А с появлением земской медицины произошло изменение в представлении о роли медика: от врача или фельдшера, продающего свои услуги за деньги, до медицины как социальной службы. Развитие земской медицины привело к увеличению числа как врачей, так и фельдшеров. Стали создаваться в крупных сёлах и участковые больницы, состоящие из стационара на 5-10 коек, амбулатории, родильного и сифилитического отделения, ну и квартир для врача и персонала.
   -- Ну, хорошо. С врачом понятно, но почему вы, или староста до вас не вытребовали фельдшера?
   -- А мы и просили фельдшера, -- вздохнул Игнат Степанович. -- Нам его, и то с большим трудом, но пообещали. И только через несколько лет прислали эту девицу. Мы сначала думали, что это и есть фельдшер, а оказалось, что это всего лишь сестра милосердия. Её место не у нас в селе быть, а в больнице или госпитале сидеть - ухаживать за больными и ранеными - а не лечить людей в сёлах. Это же, как я понимаю, больше сиделка, а не профессиональный медицинский работник. Но, что есть, то есть. Её, оказывается, прислали к нам из какой-то общины сестёр милосердия. Появились и в нашем крае такие после войны с японцами. Ну, и подучили её в этой общине некоторым азам медицины. Мы ей, конечно, выделили свой кабинет, а также поселили, предоставив комнату в доме одинокой женщины. Так они доныне и живут вместе - веселее обоим. Правда, как я тебе уже говорил, вскоре Галина наверняка съедет от свой хозяйки - свадьба не за горами.
   Общины сестёр милосердия появились в России в первой половине XIX-го века. Первая официальная община сестёр милосердия появилась в России в 1844-м году. Её учредили дочери Николая I-го Мария и Александра Николаевны. Хотя женский труд по уходу за больными был использован ещё при Петре I-м. В 1715-м году были созданы воспитательные дома, в которых служили женщины. Правда, немногим позже женщин отлучили от этих дел, и сёстры милосердия вновь появились уже во время русско-турецких войн 1828-1829-го годов и 1877-1878-го годов, а также Крымской войны 1853-1866-го годов. И то больше, конечно, в госпиталях и лазаретах.
   -- Так, всё, закрываем эту тему. Времени до вечера ещё много, а у нас есть дела ещё и в усадьбе, -- подвёл итог разговора Игнат Степанович.

* * *

   Говорят, что человек предполагает, а Бог располагает. В украинском языке на этот счёт есть тоже неплохая поговорка: "Не так сталося, як гадалося". Карелин, как и говорил, назначил сельский сход на вторник. Но за день до общего сельского собрания (можно и так сказать), днём, незадолго до обеда в усадьбу Карелина влетела запыхавшаяся медсестра Галина. Сашка возился в стойле Воронка, прибираясь там.
   -- Александр Николаевич! Нужна ваша помощь! -- завопила она, даже не поздоровавшись.
   -- Что случилось?
   -- Василию Петровичу Тропинину ногу перебило.
   -- Что значит, ногу перебило? Ушиб или нога сломана.
   -- Сломана, сломана.
   -- И как же он её умудрился сломать?
   -- Он не сам её сломал. Он с другими мужиками пошёл в лес - пару деревьев спилить для своих нужд. Вот одно дерево упало на ногу Василию Петровичу. Что-то они там не рассчитали, как сами говорят...
   -- Понятно. И где он сейчас?
   -- Где, где... Дома, мужики его на телеге привезли.
   -- Так, я сейчас всё позакрываю в усадьбе, и пойдём вместе. Покажешь, где он живёт.
   Минут через 10 они были на месте. По дороге Александр успел выяснить у Галины, что у Василия сломана голеностопная кость. Но хорошо ещё, что рядом с коленом, если только в этом случае уместно слово "хорошо". Просто перелом нижней трети голени (а тем более, если он открытый) очень опасен, так как при нём наблюдается пассивное положение конечности - её можно поворачивать как угодно. А потому и для сращивания в дальнейшем костей необходимо очень точно их выставлять перед наложением гипсовой повязки. У Тропинина был закрытый перелом, но это, как ни странно, тоже осложняло дело - уже самому Сашке. Как он при осмотре выяснил, пара осколков кости была сдвинута - перелом со смещением, в процессе которого осколки кости меняют нормальное место положения и смещаются относительно друг друга. А восстановить правильное положение осколков кости, не касаясь их самих, как понял Сашка, было практически невозможно. Значит, нужно делать разрез. Чаще всего осколочные переломы действительно требовали хирургического вмешательства. Ну, и соответственно период восстановления после такого лечения будет более сложным и длительным.
   -- У тебя скальпели есть? -- тут же спросил он Галину.
   -- Не знаю, не видела. А зачем они мне?
   -- Что значит, не знаю, не видела?! -- разозлился Шурка.
   -- Ну, когда меня сюда в село посылали, то дали мне баульчик, и сказали, что в нём имеется на первый случай всё самое необходимое для оказания медицинской помощи. Но из него давно всё уже практически израсходовано, далее уже всё закупалось на общественные деньги. Может, там, на дне где-то и лежит скальпель, я его просто не видела - не обращала внимания. Мне он не нужен был.
   -- Так, тащи этот свой баульчик, посмотрим. И ещё вот что. Разошли сейчас несколько мальцов - ты их лучше знаешь - искать Игната Степановича. Из села он сегодня не должен был уходить. Мне нужна будет его организационная помощь. На мои приказания или просьбы жители села могут не реагировать.
   -- Хорошо, я поняла. Я побежала.
   Мальчишек за Карелиным не пришлось посылать. Буквально через пару минут после ухода медсестры в избу вошёл и сам Игнат Степанович, ему уже доложили о случившемся.
   -- Так, Саша, -- обратился он к племяннику, -- я уже в курсе произошедшего. Но сейчас дело именно за тобой, Галина с такой операцией не справится. Теперь ты понимаешь, почему я говорил, что селу кровь из носу нужен врач. Ладно, это я так. Ну, что, сможешь Василию ногу восстановить?
   -- Не знаю пока что, дядя Игнат. У меня нет абсолютно никаких хирургических инструментов. Я пока что не знаю даже, есть ли у Галины нужное количество бинтов, чтобы сделать гипсовую повязку. Да и сам гипс...
   -- Гипс мы найдём. Да и бинты найдутся - не у Галины, так у кого другого. А вот инструменты... Будем выкручиваться и с этим. Какие в первую очередь нужны инструменты?
   -- В первую очередь скальпель.
   -- Скальпель?! -- удивился Карелин. -- А что, что-то резать нужно? Мне сказали, что открытой раны нет, -- он издали бросил взгляд на лежащего на кровати и молчавшего Василия.
   -- Да, открытой раны нет, но она будет, -- и Александр всё объяснил дяде, добавив. -- Рентгена в селе нет, но на ощупь чувствуется смещение костей. Разрежу ткани - определю более точно, -- первый рентгеновский снимок в России был сделан в 1896-м году, но до практического применения рентгеновских лучей было ещё далеко.
   -- А что это ещё за рентген? И где такое имеется?
   -- Дядя Игнат, мне сейчас некогда вам всё это объяснять, расскажу позже. Мне сейчас нужно инструменты искать, и в первую очередь скальпель.
   -- Понятно. Действительно, потом расскажешь. А не найдёт Галина скальпель, хорошо отточим нож. Так, что ещё нужно, Саша? -- спросил Карелин.
   -- Ещё нужны иголки.
   -- Обычные иголки?
   -- Ну, в общем-то обычные. Но их нужно согнуть полукругом, а это, наверное, не простое дело - они, насколько я знаю, хрупкие, ломаются.
   -- Ничего, сделаем. Одну минуту.
   Игнат Степанович вышел на крыльцо, оглянулся вокруг - народа во дворе было немало. За ним вышли Саша и жена Василия. Карелин огляделся, увидел какого-то мальца и позвал его:
   -- Федька, поди-ка сюда! -- и когда тот подбежал, дал ему указ. -- А ну, ноги в руки и беги разыскивать дядю Мирона. Пусть срочно идёт сюда.
   Через время подошёл и сам Мирон - сельский кузнец.
   -- Звали, Игнат Степанович?
   -- Да, звал. Есть к тебе дело, Мирон. Саша, -- обернулся он к своему племяннику, -- какие именно нужны иголки?
   -- Желательно маленькие, и лучше тонкие, -- откликнулся Александр.
   -- Понятно. Так вот, Мирон, нужно эти иголки изогнуть полукругом. Я не знаю, согнуться ли они, если их просто начать сгибать. Наверное, нет - сломаются. А потому это уже твоё дело. Нужно нагреть эти иголки, найдёшь их у баб, и согнуть. А потом снова закалить. Я понимаю, что ты такими мелочами никогда не занимался - это же иголки, а не подковы - но нужно это обязательно делать.
   -- Ничего, сделаю.
   -- А потом их нужно обязательно почистить.
   -- Это я и сам понимаю.
   -- И не только почистить, -- добавил Александр. -- Иголки потом нужно прокипятить в воде, а потом опустить в спирт, ну, или, в крайнем случае, самогон - чтобы они были стерильные.
   Карелин обернулся к жене Василия, ранее сидевшей в углу комнаты вместе с мужем, а сейчас она просто стояла в сторонке и кончиком платка периодически утирала глаза:
   -- Хватит реветь, слезами горю не поможешь. А вот этим займёшься именно ты, Мария. Это уже не Мирона дело. Спирт или самогон, я думаю, ты найдешь. Да и нужно его для этого дела каких-нибудь 50-100 грамм. В общем, всего шкалик, туда иголки и вбросишь. О, заодно и сами иголки Мирону найди. Ты слышала, о каких Александр Николаевич говорил.
   -- Слышала. Найду и спирт, и иголки.
   -- Всё, тогда оба за дело.
   -- Стоп! -- остановил её Александр. -- Спирта нужно побольше - стакана два. А если нет спирта, тогда крепкого самогона.
   -- Найду, если и не у себя, то у других, -- ответила Мария.
   -- А зачем тебе столько спирта? -- тихонько спросил Карелин.
   Сашка рукой указал ему на дверь в избу. Тот понятливо кивнул головой и, когда они вошли вовнутрь, в свою очередь указал Александру в сторону кухни. Когда же они туда вышли, Игнат Степанович негромко сказал:
   -- Я понял. Во дворе нам спокойно поговорить не дадут - там такая толпа собралась. Я приказал, чтобы в дом никого не пускали. Ишь ты, -- покачал он головой, -- как на сход собираться, то посыльных за ними нужно посылать, а тут, гляди, как сами собрались. И это при том, что у каждого работы полно. А Василию, как я понимаю, тоже не обязательно всё слышать. Ладно, это я так... Так зачем тебе столько спирта?
   -- Использую его как анестезию, то есть обезболивающий препарат. Я уверен, что у Галины обезболивающих препаратов нет, по крайней мере, в таком количестве. Я не знаю, конечно, возможно, это дорого...
   -- Это спирт-то дорог? -- усмехнулся Карелин. -- Хорошо, если бы всё было так дорого, как спирт. У нас в селе он имеется, наверное, у каждого второго жителя. Один литр спирта стоит 17 копеек.
   -- Серьёзно?!
   -- Очень даже серьёзно. И что, ты эти 2 стакана спирта выльешь на рану Василия, ну, когда разрежешь, чтобы кости вправить?
   -- Вылью, -- в свою очередь усмехнулся Сашка. -- Только ещё до разреза, и не на рану, а в глотку Василию.
   -- Вот те на! Такого я ещё не видел и не слышал.
   -- А я, хотя и не видел, но слышал.
   И он был прав. Во время второй мировой войны раненых оперировали в военно-полевых госпиталях именно с применением такой алкогольной "анестезии". Иногда в партизанских отрядах, где не было госпиталей, ноги ампутировали обычной пилой. А пациенту при этом давали выпить стакан-два спирта. Вот и всё обезболивание. В старые времена тоже такое иногда бывало - чтобы человек опьянел и менее чувствительно реагировал на боль. Ведь давно известно, что этиловый спирт обладает широким спектром фармакологических свойств. Он явля-ется типичным веществом наркотического действия, оказывая общее угнетающее влия-ние на центральную нервную систему. И действие спирта на ЦНС развивается поэтапно: стадия возбуждения, затем стадия наркоза, а после - атональная стадия (утрата нормального тонуса, разбалансированность организма).
   Александру и его коллегам-студентам в университете приводили такой пример. Один боец получил во время Второй мировой пулю в ногу и попал в госпиталь. Медсанбат сработал вовремя, военные врачи были профессиональными, поэтому рана успешно заживала, и боец уже собирался на фронт в свою часть. Но тут вечером, после отбоя, он вдруг ощутил сильную боль внизу живота. Пришлось встать с кровати и отправляться к доктору. Дежурным был старый дедушка - профи, который наверняка лечил бойцов ещё в Первую Мировую и Гражданскую войны. Солдат пожаловался на сильную боль и попросил что-нибудь облегчающее. Дед внимательно пощупал живот и понял, что у бойца аппендицит. Он вздохнул и полез в шкаф. Оттуда появилась бутыль спирта. Он взял пару стаканов, налил один из них до краёв и протянул бойцу: "Пей". Тот выпил. Второй махнул сам дед, затем налил бойцу второй стакан: "Пей и ложись". От такого количества спирта без закуски и на голодный желудок (какая там особая еда была в госпитале), солдат впал в анабиоз, а точнее просто вырубился. Утром он проснулся в палате. Живот не болел, на нём был шов, но зато внутри не было аппендицита. Правда, болела голова, но эта боль вскоре прошла.
   -- Александр Николаевич, где вы? -- послышался голос Галины.
   Александр и его дядя вернулись в комнату. Галина наконец-то притащила свой баульчик.
   -- Я нашла скальпель. Он действительно был на дне баульчика. Правда, он грязноватый - без дела сколько лет лежал. И ещё я 2 пинцета принесла, они, наверное, понадобятся.
   -- О, молодец, что додумалась. Тогда так, Галя, отдай скальпель и пинцеты кому-нибудь, пусть отнесут их кузнецу. Пусть он хорошо очистит скальпель, отточит его, а затем жена Василия - она, скорее всего ещё там - опустит их в спирт, нальёт его в небольшую коробочку, по размерам.
   -- Я тогда лучше сама побегу к дяде Мирону. И сама простерилизую скальпель и пинцеты.
   -- Отлично, действуй!
   -- Это всё что нужно, Саша? -- спросил Игнат Степанович.
   -- Увы, не всё. Ещё нужны нитки, чтобы зашить рану и деревянные или металлические рейки, чтобы сделать шину на место перелома.
   -- Шину? А что, не бинты с гипсом?
   -- Гипс наложим через пару дней.
   -- Почему?
   -- Чтобы немного рана затянулась. Можно класть гипс и на рану, но тогда можно ожидать появле-ния кровянистых выделений в первые 48 часов после его наложения, а может быть, и нагноения. Здесь не стационарная больница, нет нужных препаратов, а потому я не хочу рисковать, лучше перестраховаться. Кости я сложу нормально, а затем зафиксируем их шиной. А через 2 дня уже наложим гипс. Так будет безопаснее.
   -- Я понял. Тебе в этом плане виднее. Поступай так, как лучше.
   -- А я как раз не понял, -- впервые за всё время послышался довольно густой баритон Василия Тропинина. До того он лежал на кровати без сапог и портянок абсолютно молча, угрюмо уставившись глазами в потолок. И казалось, что он абсолютно не обращал внимания на разговоры, ведущиеся в избе. Ан нет. -- И за мной что, 2 дня горшки носить будут? Так дело не пойдёт!..
   -- Ты помолчи лучше, если не хочешь на всю оставшуюся жизнь калекой остаться, -- сурово остановил его Карелин. -- Тебе помочь стараются, а ты тут, как дитё малое капризничаешь. Да за тобой горшки будут носить не 2 дня, а месяц, а то и более.
   -- Ещё чего!..
   -- Стоп-стоп! -- остановил спорящих Александр. -- Не придётся за Василием Петровичем месяц горшки носить. Ну, разве что 2 дня.
   -- Как так?! -- удивился уже хозяин дома, только что пытающийся доказать обратное. -- Я же в нужнике, или пусть где-то в кустах на одной ноге толком присесть не смогу. Ведь вторая нога будет в гипсе, а на неё же нельзя будет опираться? Я же видел, что на неё при переломе не опираются, а с костылём ходят.
   -- Всё именно так, -- уже улыбался Александр. -- Но, если вы будете меня слушать, то всё будет так, как я вам рассказываю. Итак, 2 суток полежать можете?
   -- Ну, если только двое суток... А не месяц.
   -- Сразу хочу сказать, что месяц - это минимальный срок. Чтобы не обманывать вас. Может быть, это затянется ещё на недельку, или дней на 10. Но, я думаю, не более. Как видите, я вам всё откровенно говорю.
   -- Хм, ну хорошо. Я согласен. А как же с нужником?
   -- У вас есть бочонок размером по высоте примерно с полметра?
   -- Ну, найду я такой. А при чём здесь бочонок? Что, я в него ходить буду? Ещё чего!
   -- Нет, бочонок нужен вовсе не для этого. Но он имеет самое непосредственное отношение к предмету нашего разговора. Так вот, потребуется столяр или плотник.
   -- Я сам себе и столяр, и плотник.
   -- Но вы же сейчас не можете ничего мастерить.
   -- Сидеть-то я смогу, и даже, наверное, ещё сегодня. А то, что мне нужно, жена или дети мне подадут.
   -- Вот сегодня вы как раз точно сидеть не сможете, -- улыбнулся Александр.
   -- Это почему ещё? Вы же мне сделаете операцию на ноге, а не на заднице. Простите за такое выражение, но у нас так все говорят.
   -- Об этом мы поговорим чуть позже. А то, что вы сами мастер по дереву, это хорошо - сделаете так, как вам удобно. Так вот, в обоих днищах бочонка прорезаете отверстия. То, которое будет нижним, побольше.
   -- А какого размера, какой формы отверстия?
   -- Сами выберете, когда я вам скажу, для чего они предназначены. Только эти днища нужно хорошо укрепить, чтобы доски не рассыпались. А дальше совсем просто - ставите ваш бочонок, большим отверстием вниз, на очко - дырку - в вашем нужнике. И готово вам сиденье, на котором вы можете сидеть даже с костылём хоть 2 часа. Сможете даже самокрутку скрутить и выкурить.
   -- Ничего себе! Вот это да! Ну, и придумали же вы...
   -- Плохое придумал?
   -- Да нет, как раз хорошее. Ну и голова у вас... А когда вы операцию начнёте?
   -- Не знаю пока что. Но думаю что не позже чем через час, полтора. Галина с вашей женой должны принести инструменты, да и мне ещё нужно подготовиться. Ладно, лежите, а мы выйдем немного перекурить.
   Во дворе народу значительно поубавилось, осталось только несколько зевак, которых сельский староста тут же отправил заниматься своими делами, сообщив, что операция состоится лишь часа через два. Он оставил в усадьбе Тропинина лишь одного парня лет 25 - для связи. А когда они закурили - Александр пока что, всё же, небольшими затяжками, но уже не натужно выдыхая дым, постепенно привыкал - Игнат Степанович спросил племянника:
   -- Так, что ещё нужно, Саша?
   -- Нитки для зашивания раны и, как я уже говорил, рейки для шины. А ещё, если имеется, с полметра тонкой резиновой трубки - перетянуть перед операцией ногу повыше перелома.
   -- Реек полно, сам выберешь, какие подойдут. Трубку тоже найдём. А какие нитки подойдут - обувные, из шёлка сырца, льняной или хлопчатобумажной пряжи?
   -- Вы знаете, дядя Игнат, я сейчас подумал, что как раз не нитки подойдут, а кое-что другое - конский волос. Он очень крепкий, нужно взять волос из гривы или хвоста лошади. Но не старой лошади, а жеребёнка, ну, потоньше. А то толстый волос в игольное ушко может не пролезть, да и узел у тонкого лучше держится. Он прочный, не порвётся, и его проще стерилизовать - протёр спиртом и всё, даже сушить не нужно, спирт быстро испарится. Нам на лекциях рассказывали, что так в старину многие операции делались - ну, различные раны подобным образом зашивали.
   -- Нет проблем. Этого добра у нас навалом. Сейчас Кольку, -- кивнул он в сторону парня для связи, -- пошлю, чтобы он принёс рейки, нашёл трубку и вырвал несколько волосинок у молодой лошади. Николай! -- позвал он парня, -- дело к тебе есть. -- После чего Карелин растолковал Николаю, что от него требуется.
   Когда тот ушёл, Игнат Степанович удивлённо покачал головой и обратился уже к своему племяннику:
   -- И как ты это всё придумываешь, Александр? Ну, у тебя башка и работает...
   -- Да нам это всё на лекциях рассказывали. Это как раз интереснее всего было слушать - как оперировали, и вообще как лечили людей в старину. Это было необычно для людей нашего времени, а потому и интересно.
   -- Ладно, это я ещё понимаю. А про бочку в нужник вам тоже на лекциях рассказывали? -- засмеялся он. -- Или ты сам это так быстро придумал?
   -- Я это не придумал. Просто видел собственными глазами.
   -- Где? В вашем времени-то такие нужники?! Не поверю. И сейчас в городах есть туалеты в домах. Я видел их, а также и то, как там всё блестит.
   -- А вот есть такие старые туалеты и в наше время, -- засмеялся уже Сашка. -- Дома у нас сейчас высотные - пять, девять, шестнадцать этажей, а то и более. И вы, наверное, представляете себе, какая в них летом жара - под открытым солнцем-то.
   -- Представляю. И что?
   -- Вот люди в выходные дни, а у нас их два - суббота и воскресенье - выезжают на дачи. Это такие загородные небольшие участки с огородиком, ну, и конечно, с домиком. Он небольшой - одноэтажный или двухэтажный. А точнее просто с мансардой на втором этаже.
   -- Знаю, видел такие в том же Бийске.
   -- И вот на этих дачах туалеты обычно во дворе - канализации там нет. А потому туалеты подобны вашим. Домики маленькие, и лишнего места в них мало. И вот один из наших соседей продал дачу. А новый хозяин на скорую руку и соорудил в туалете такую вот бочку для удобства.
   -- Понятно. О, вон уже и Мария с Галиной идут. Хорошо. Значит, скоро ты начнёшь операцию. Ещё что-то нужно?
   -- Нужно. Но это мелочь - несколько керосиновых ламп, чтобы освещение в доме было хорошее. А также большое зеркало. Лампы вблизи операционного места не могут находиться, чтобы не дай Бог инфекция в рану не попала. Вот зеркалом от ламп - отражающим светом - кто-нибудь и будет подсвечивать место перелома. Этим может и жена Василия Петровича заниматься. Если только вида крови не побоится.
   -- Не побоится. Крови она повидала немало.
   -- Тогда всё. Но и вы мне нужны будете, хотя бы в самом начале операции.
   -- Зачем?
   -- Уговаривать Василия, а точнее просто приказать ему, -- улыбнулся Сашка.
   -- А, понял, -- тоже улыбнулся дядя. -- Но я не думаю, что он откажется.
   -- Ну, и хорошо. Мария, -- обрался он к жене больного, -- не знаю, как ваше отчество...
   -- Просто Мария.
   -- Хорошо. Так вот, Мария, Игнат Петрович расскажет вам, что ещё нужно сделать, а я тем временем с Галиной побеседую. О, а спирт вы принесли?
   -- Принесла. Вот, -- и она отдала Александру почти полную на вид литровую банку с этой жидкостью. В руках же Галины была закрытая коробка для кипячения шприцов.
   -- Отлично! Так, Галя, -- обратился он к медсестре, -- а ты будешь мне ассистировать.
   -- Я?! -- испугалась та. -- А я смогу?
   -- Сможешь. А кто ещё сможет мне ассистировать? Ну, не Мария же, и не Игнат Степанович. У тебя же немалый медицинский опыт. Это как раз у меня такого опыта пока что почти нет. А знаешь, говорят, что начинающий врач порой не может и "шага сделать" без опытной медсестры. А вот ты опытная.
   -- Ну, вы и скажете, Александр Николаевич, -- смутилась Галина, но видно было, что не завуалированная похвала будущего врача пришлась ей по душе. -- А что делать-то нужно будет? Я скальпелем никогда не пользовалась.
   -- Скальпелем буду пользоваться я. А тебе нужно будет подавать мне инструменты, промокать тампонами кровь, зажать пинцетом ткани - специальных зажимов у нас нет. Ну, ещё завязать нитку, подержать что-нибудь и тому подобное. О, кстати, -- покачал головой Александр, -- как же я упустил этот вопрос. Хирургические перчатки есть?
   -- Нету.
   -- Плохо. Ладно, хорошо вымоем руки с мылом, после чего протрём их спиртом, тоже хорошо протрём. Ты готовь себе халат, я мне, наверное, что-то на рубаху чистое накинуть придётся. Можно чистую простыню, только вот как быть с рукавами рубахи?..
   -- А у меня не один халат есть, я и вам принесу. Не знаю только, налезет ли он на вас.
   -- Главное, чтобы мои руки в рукава влезли, а халат можно и просто обернуть вокруг моего туловища. И чем-нибудь обвязать.
   -- И то так. Тогда я побежала, принесу халаты.
   -- Беги. И там же, у себя наготовь десяток-два марлевых тампончиков. А ещё 2 маски на лицо. Найдёшь всё это?
   -- Найду!
   -- Вот и хорошо. Действуй! -- И когда Галина убежала, Шурка обратился уже к Карелину. -- Так, пока Галина вернётся, нам нужно Василия Петровича подготовить. -- Всё, идёмте, дядя Игнат, в дом. Мария, наверное, лампами занимается?
   -- Точно.
   Оба они, Сашка со спиртовым бутылем в руках, вошли в дом, и подошли к кровати Василия.
   -- Где у вас стаканы? -- спросил Александр.
   -- Вон там, -- кивнул головой Тропинин на закрытый напольный шкафчик.
   -- Сесть можете?
   -- Наверное, смогу. Если ногу не поворачивать.
   -- И не поворачивайте, на пол её опускать не нужно. Просто сядьте именно в кровати. Игнат Степанович вам поможет. Садитесь, только очень осторожно, чтобы не напрягать травмированную ногу.
   Пока Василий садился, Сашка нашёл стакан, наполнил его почти до краёв спиртом, и со словами: "Пейте", протянул Василию.
   Тот взял стакан, понюхал жидкость и удивлённо протянул:
   -- Это что, спирт? Хм, неплохо!
   Он не спеша выпил, занюхал рукавом рубахи и довольно крякнул. Александр тем временем забрал у него стакан и ещё раз наполнил его:
   -- Пейте.
   -- Ещё один?! -- изумился Тропинин. -- А не много ли? И где тогда закусь?
   -- А без закуси слабо́? -- улыбаясь, подначил его Карелин.
   -- Чего это слабо́, -- обиделся Василий. -- Раз подносите, значит выпью.
   И он, не спеша, выпил и этот стакан, снова "закусив" рукавом. За этим процессом наблюдала Мария - принесла лампы - переводя свой недоумённый взгляд то на сельского старосту, то на его племянника. Но, видя, что те еле сдерживают свой смех, она успокоилась - значит, так нужно.
   -- А теперь, -- уже без какой-нибудь тени улыбки произнёс Александр, -- прилягте, отдохните. Мы вам поможем аккуратно лечь, -- и он поставил банку с остатками спирта на стол.
   -- Что, я спать, что ли буду? А операция?
   -- Зачем спать. Просто отдохнёте немного, пока мы всё здесь подготовим. Да и во время операции вы же лежать будете.
   -- Ну, тогда ладно. Полежу.
   И началась действительно подготовка к операции. Появилась и Галина с халатами и тампонами. Увидев лежащего с закрытыми глазами Василия, она шёпотом спросила Александра:
   -- Он что, спит? -- Шурка только, молча, кивнул головой.
   -- А если он во время операции проснётся?
   -- Он проснётся уже только утром, -- уверенно ответил будущий врач. Спирт уже подействовал на Тропинина. Для надёжности Шурка, после того, как Мария отдала ему банку, всё время прижимал её к телу, чтобы хоть немного ещё подогреть спирт - подогретый алкоголь быстрее действует на организм.
   А далее осторожно закатили штанину на переломанной ноге Василия выше колена. После операции её снова откатят, сделав напротив будущей раны прореху в штанине - шину нужно будет накладывать не на голое тело, но рану она не должна касаться. Саму же зашитую рану покроют повязкой из стерильного бинта - рана не должна быть открытой, чтобы в неё не попала инфекция. А Мария позже штанину аккуратно зашьёт, да и штаны-то у Тропинина не праздничные, а рабочие. Для операции было всё готово. Николай давно уже принёс и рейки для шины, и конский волос (который хорошо протёрли спиртом и оставили высыхать), и резиновую трубку для жгута. Вот этой резиновой трубкой и перетянули Василию ногу выше перелома сантиметров на 10-15. Жгут был расположен почти под самым коленом, что было тоже не особенно хорошо. Но что поделаешь... Василий, пока возились с его ногой и штаниной, даже не пошевелился. Но то, что он просто спит, и крепко спит, легко было проверить, прикоснувшись рукой к его разгорячённому телу. Галина открыла коробочку с иголками, скальпелем, пинцетами. Мария зажгла 4 керосиновые лампы и принесла своё большое зеркало. Всё было готово к операции. Александр с Галиной надели маски, халаты - на Сашку тот еле налез, но, всё же, налез - и пошли мыть руки. А далее они хорошо протёрли руки спиртом, и операция началась...
  
  

ГЛАВА 17

Продолжение следует...

  
   Назавтра Александр проснулся, как это и было в последнее время, в начале седьмого, умылся и начал готовить что-нибудь на стол к завтраку. Еда у жителей села была довольно простая, а потому долго её готовить не доводилось. Для крестьянского быта издавна характерна была простая, несложная в приготовлении пища. Это было связано и с ограничением в выборе продуктов, да и в простоте способов их кулинарной обработки. Да и сами требования к пище были элементарны: накормить семью, работников простой по набору продуктов, простой в обработке и очень сытной пищей. При этом сытность обеспечивал чаще всего обыкновенный картофель (варёный, жареный или же картофельная похлёбка с так называемой "забелой", то есть добавлением молока в скоромный день, и с постным маслом - в день постный), а также капуста (щи) с чёрным хлебом. Это было ежедневное будничное "меню" обеда и ужина для крестьянина России. Завтрак же и полдник составляли ржаные пироги с картофелем или репой (пеклись накануне), а чаще - просто ломоть чёрного хлеба с той же варёной картошкой. Ну, и ещё чай (чаще всего китайский), который пили дважды в день - так сказать "душу отводили". А вот в дни скоромные варили "кофий" - жжёный цикорий (суррогат-заменитель современного кофе), который сдабривали молоком. Могли в скоромные дни добавлять молоко и в тот же чай - "для колера".
   Пироги печь Сашка, к сожалению, пока что не умел, а потому состряпать простой завтрак на скорую руку ему труда не составило. К тому времени вошёл в избу и Карелин - очевидно, возился где-то в самой усадьбе. Он поприветствовал племянника с добрым утром, услышал ответное приветствие, помыл руки и присел к столу.
   -- Дядя Игнат, а можно я после завтрака сбегаю к Василию Тропинину, посмотрю как он там. А в усадьбе я буду прибираться позже.
   -- Ты что, сдурел?!
   -- Не понял?.. -- и в самом деле обалдело посмотрел на дядю после такой его фразы Александр.
   -- Извини, -- улыбнулся Игнат Степанович. -- Ты действительно не понял меня. Я не то хотел сказать. Вот ты мне скажи, я когда-нибудь испрашивал у тебя разрешения пойти на работу?
   -- А почему вы должны у меня спрашивать на то разрешения?
   -- А почему ты сейчас у меня его спрашиваешь? Ты не можешь, а должен сразу же пойти к Василию. Это теперь уже твоя работа. А про работу в усадьбе забудь. Нет, не забудь, конечно, но здесь ты будешь чем-то заниматься только в свободное от своей работы время. Так же, как и я занимаюсь ею. Кстати, Воронка я уже выгнал на выпас. Теперь его будет выгонять тот из нас, кто утром более свободен. И не волнуйся, чаще всего это будешь именно ты. Во-первых, у тебя нет своего личного врачебного кабинета, а потому тем, кто будет нуждаться в твоей помощи, придётся идти именно в нашу усадьбу. Но, в 6-7 часов утра они вряд ли станут тебя беспокоить. Это во-вторых. А в-третьих, таких случаев, как с Василием, я очень надеюсь, у тебя немного будет. А проведывать просто заболевшего жителя тебе тоже не обязательно в такую рань. Понял?
   -- Понял, -- улыбнулся Сашка. -- Только я ещё пока что не врач. Это так, случай. Официально в селе меня ещё врачом не считают.
   -- Это верно. А потому я отменю сегодняшний сход, я ещё вчера принял это решение.
   -- Почему отмените? Как раз, вроде бы удобно - завести речь о сборе денег на лекарства, и заодно представить меня.
   -- Я немного неправильно сказал. Я сегодняшний сход не отменю, а перенесу на несколько дней. Ты вот сказал, что сегодня удобно. А я считаю, что как раз не удобно. Ты ещё Василия не долечил. Ты когда гипс ему будешь накладывать?
   -- Завтра. И то после обеда, выдержу, всё же, двое суток.
   -- Вот. А потом тебе на следующий день нужно будет наверняка посмотреть, как гипс на ноге держится, как Васька с костылём ходит. А послезавтра уже будет четверг. Тропинина начнут ещё проведывать, спрашивать, как прошла операция, как он себя чувствует и тому подобное. И я надеюсь, что он за тебя худого слова не скажет. Разумеешь?
   -- Разумею, -- засмеялся Шурка. -- Опять ваша стратегия.
   -- А как же. Во всяком деле важен подход. А потому я назначу сход, скорее всего, на субботу или воскресенье. К тому времени о тебе уже всё село будет знать. И на сход никого кнутом гнать не придётся, они все как миленькие сами прибегут, чтобы поглазеть на нового врача в селе.
   -- Ну и ну! Чем больше вас узнаю, тем больше удивляюсь. Вам точно ещё несколько сроков доведётся быть старостой в селе. Где ваши односельчане найдут ещё такого смекалистого, хитрого и прозорливого человека?
   -- Я несколько сроков никак не протяну, -- грустно промолвил Каренин. -- Дай-то, Господь, ещё с пяток лет пожить.
   -- Да ну что вы, что такое пять лет... Да вы и 20 можете прожить!
   -- Вот чего нет, того нет. Двадцать я никак не проживу. Ну, может, не пять... Пусть хотя бы 8-10 - никак не больше. И хватит торговаться... -- добавил Игнат, видя, что Александр снова пытается возразить. -- Всё, прибираемся и разбегаемся на работу.
   И минут через 20 Сашка уже был возле усадьбы Тропининых. Когда он прошёл в приоткрытую калитку, то увидел, что жена Василия Мария возится на грядках, расположенных справа от дома. Увидела и она гостя, а потому тотчас бросила свою работу и поспешила навстречу.
   -- Здравствуйте, Александр Николаевич! -- и она даже отвесила ему поклон.
   -- Здравствуёте, Мария! Да не называйте вы меня по отчеству. Вы же вчера сказали мне, чтобы я обращался к вам только по имени. Вот и вы ко мне так же обращайтесь
   -- Ни-ни-ни! Так нельзя. Вы вон какой образованный, а мы кто... Так, пойдёмте в избу.
   -- А Василий уже проснулся?
   -- Не знаю, может, сейчас уже и проснулся. Но когда я из дома выходила, он ещё спал. А зачем вы его вчера так напоили?
   -- Чтобы он боли не чувствовал - ногу нужно было резать, кости складывать, потом рану зашивать. А такое без наркоза, ну, без обезболивания, не каждый сможет выдержать. А обезболивающих препаратов у меня с Галиной в таком количестве не было. Это же не больной зуб, боль от которого пилюлей можно унять. А так он спал, и ничего не чувствовал.
   -- Понятно. Так он так может и до вечера спать?
   -- Не думаю. Сейчас посмотрим - может, он уже и проснулся.
   Но Василий пока что продолжал спать. Александр тыльной стороной кисти руки прикоснулся к его лбу - температуры не было. Это хорошо, значит, нет и никакого воспалительного процесса. Будить пациента он не стал - пусть отсыпается. А потому он, ведомый Марией, прошёл на кухню, где они расположились на табуретках.
   -- Ну, как он, всё нормально? -- встревожено спросила Мария, видя, что врач немного осмотрел своего пациента.
   -- Всё нормально, -- успокоил её Александр Николаевич.
   -- А он точно сможет нормально ходить?
   -- Точно. Он у вас будет не только ходить, но даже бегать. Вот только нужно следить, чтобы он бегал только по работе, а не по другим делам. Он у вас мужик видный, -- пошутил Сашка.
   -- О, это вы точно подметили, -- улыбнулась Мария. -- Что видный, то видный, а потому за ним глаз да глаз нужен. Не, у нас, конечно, в селе все на виду, но, всё же, всякое случается. А вы, Александр Николаевич тоже очень видный мужчина, да ещё и умный. К тому же и весёлый. Той девке, которую, вы замуж возьмёте, можно будет только позавидовать.
   -- Прямо-таки. Не такой уж я хороший.
   -- Прямо, прямо. Я и так слышала, что некоторые девки у нас в селе на вас уже засматриваются. Только зря засматриваются, -- вздохнула Мария.
   -- Почему зря? -- удивился Александр. -- Как на меня, то в селе девушки красивые.
   -- Может быть, они и красивые, но они не пара вам. У вас молодуха должна быть городская, а не сельская.
   -- Да кто его знает, Мария. Неизвестно к кому у человека сердце может прикипеть. А девчата в селе, всё же, красивые. Да и выбор у них есть - видных парней в селе тоже немало.
   -- Какой выбор! Это у девок-то выбор? У мужиков действительно есть выбор, а у баб... Да и где это видано, чтобы девки себе парней выбирали. Даже будь они самые красивые... -- горько вздохнула она. -- Выбирают всегда только мужики. У девки выбор может быть только тогда, когда, к примеру, её захотят сосватать одновремённо двое парней. Тогда она одному откажет, а за другого выйдет замуж. И всё. Какой там выбор... Выбор такой: идти замуж за нелюбимого или всю жизнь быть одной. Но кто же не хочет замуж-то, кто не хочет иметь свою семью?
   -- А это как раз неправильно. И в первую очередь именно относительно красивых девчат. Они красивые, а потому выбирать должны они.
   -- А так не бывает, увы. Парни как раз и расхватывают самых красивых девчат. Хотя сами могут быть далеко не красавцы. А вот вы пригожи. Потому я и говорю, что вашей будущей жене можно позавидовать.
   -- Ну, с лица воду не пить. А потому всякое может быть. К тому же характер у меня не мёд. Да, я могу и пошутить, но характер у меня резковатый, жёсткий.
   -- А настоящий мужик и должен таким быть - с характером. А не каким-то, знаете, таким, как говорится, что ни рыба, ни мясо. Таким, что и сам ничего толком сделать не может, и жену в правильное русло не сможет направить.
   -- А вы, Мария, очень умная женщина. У вас очень толковые рассуждения.
   -- Ну, с годами даже у баб ума прибавляется. А мне уже четвёртый десяток идёт. Жизнь заканчивается. Скоро и на покой...
   -- Да ну что вы такое говорите?!
   -- Да, да, Александр Николаевич. Недаром ведь говорят: "Сорок лет - бабий век".
   -- А ещё говорят, -- улыбнулся Шурка -- "Сорок пять - баба ягодка опять".
   -- Серьёзно?! А я такого и не слыхала.
   Продолжить им беседу не дал громкий баритон:
   -- Мария!
   -- О, проснулся, наконец-то, -- обрадовалась та. -- Иду, Вася!
   -- Так, Мария, вы сейчас поговорите с Василием, а потом я. А вы тем временем наготовьте ему еду и чарку водки.
   -- А зачем с утра водка?
   -- Ему похмелиться нужно. После вчерашнего-то угощения.
   -- А-а, ну да. Пойдёмте к нему.
   -- О! И доктор ещё пока здесь, -- удивился Василий. -- А я-то думаю, куда он запропастился. И вообще, почему-то никого нет - ни старосты, ни Галины.
   -- Ты как себя чувствуешь, Вася? -- не обратила внимания на недовольство мужа Мария.
   -- Не знаю даже. Странно как-то - нога вроде бы не болит, а вот голова раскалывается. Господи! И что это со мной? О! А операция уже сделана?
   -- Конечно, -- ответил за Марию уже сам Александр. -- Посмотрите на свою ногу. На ней уже шина закреплена.
   -- Точно... И когда вы только успели? А я ничего и не почувствовал. Я что, заснул?
   -- Операцию мы ещё вчера сделали.
   -- Как вчера? А сегодня что, уже завтра, то есть завтра оно сегодня... Тьфу ты! - голова не варит. Да ещё и болит.
   -- Похмелиться хотите? -- улыбнулся Шурка.
   -- А-а, я вспомнил. Вы же перед операцией мне спирта налили. Точно, -- Василий покачал головой. -- А похмелиться действительно можно? Оно бы неплохо было...
   -- Можно, -- усмехнулся Шурка, а Мария тут же побежала на кухню. -- А, возможно, даже и нужно.
   -- Это хорошо. Так вот отчего у меня башка раскалывается. Так вы говорите, что сегодня уже... Тьфу... Ну, что сегодня уже следующий день? И я столько спал?! Да я за всю свою жизнь никогда столько не спал.
   -- Вот сейчас и отоспались.
   -- Это точно. А почему же я про операцию ничего не помню? И ничего вроде бы и не чувствовал.
   -- Потому и не помните, что спали. И крепко спали! Вот ничего вы и не почувствовали.
   -- А-а, вон оно что! Теперь я понял, зачем вы мне спирт преподносили. Но оно, наверное, и верно, и хорошо.
   -- Хорошо то хорошо. А сейчас как вы себя чувствуете?
   -- Да в общем-то, нормально. Если бы не голова...
   -- Ну, голова вскоре болеть перестанет. Я к вам ещё вечером забегу, узнаю, как вы. Гипс на ногу будем накладывать завтра, по обеду уже. А у вас на эти пару дней ещё работа имеется, - хитро прищурился Сашка.
   -- Какая ещё работа? Я ведь встать не могу.
   -- А кто вчера говорил, что столяру или плотнику это не помеха?
   -- А, вспомнил! Бочку мне нужно делать, -- засмеялся Василий. -- Вот перекушу и займусь этим. Маша, -- та как раз вошла в комнату с большой тарелкой, на которой находился завтрак и чарка с самогоном, -- позовёшь Андрея, -- это был старший сын Тропининых, -- у меня к нему дело есть.
   -- Хорошо, а ты тем временем угощайся, -- и она поставила на придвинутый к кровати стул тарелку с угощением мужу.
   -- Ладно, я тоже пойду, -- сказал Сашка. -- Приятного аппетита вам, Василий Петрович! Отдыхайте.
   И Александр вместе с супругой Василия покинул горницу. На крыльце он обратился к провожавшей его Марии:
   -- Я не прощаюсь с вами. Я вечерком к вам ещё загляну посмотреть, каким будет состояние Василия Петровича. До вечера, Мария!
   -- До вечера, Александр Николаевич! Господи, сколько на вас хлопот свалилось.
   -- Всё нормально. Это просто мои врачебные обязанности -- Александр вспомнил сегодняшний утренний разговор с Игнатом Степановичем.
   Александр, не спеша отправился к дому Карелина. Именно не спеша, поскольку посещение семьи Тропининых много времени не забрало. А потому он вполне успеет ещё поработать в усадьбе. Он уже давно (если это применительно к тем 1,5 месяцам, которые Шурка провёл в селе) не прогуливался по улицам этого населённого пункта. Он только в первые дни более-менее обстоятельно знакомился с ним. А потом он больше времени проводил уже в усадьбе своего дяди, стараясь помочь ему, да и сам привыкая к сельской жизни. По пути ему встретились пара человек, которые знали его, да и он смутно помнил их, и они обменялись приветствиями. Но вот далее у него произошла встреча с незнакомой пока что ему особой. Правда, встречей её, наверное, сложно было назвать. Просто Сашка издали увидел эту особу, а она его. Но их при этом разделяло добрых метров 30 дистанции. Идя не спеша к дому и осматриваясь по сторонам, Александр вдруг увидел, как из переулка впереди него, пересекая улицу, по которой он шёл, вышла девушка возрастом лет 20, повернув на улице в попутном ему направлении. Но перед этим она буквально на несколько секунд остановилась, оглядевшись по сторонам. Увидев Александра она замерла, внимательно изучая его. Сашка и сам от неожиданности остановился и тоже начал рассматривать девушку. Расстояние между ними не позволяло детально изучить черты лица девушки, но она показалась ему красивой. Но девушка, очевидно поняв, что ситуация становится не совсем приличной, быстрым шагом поспешила вперёд. Вот только быстрый шаг у неё как раз не получался, поскольку она хромала, точнее немного волочила левую ногу. И Александр тотчас определил причину её хромоты. Он мог легко догнать её, но он этого и не пытался сделать. Он понимал, что это просто неудобно, к тому же он точно напугает девушку, ведь ей неведомы его помыслы. И он просто стоял и смотрел, как девушка уходит. Через некоторое время девушка оглянулась, и снова на несколько секунд как бы замерла. Она, наверное, здорово удивилась, что парень до сих пор смотрит ей вслед. Но она, очевидно, одёрнула себя, отвернулась и пошла дальше. И далее эта гордая девушка, как подумал о ней Шурка, уже больше не оборачивалась. А вот он сам продолжал стоять и смотреть на удаляющуюся (слегка покачивающуюся от хромоты) фигурку, пока та не свернула в другую улочку и вовсе не исчезла из его поля зрения.
   В итоге в усадьбу Большаков пришёл заметно погрустневшим. Но работа там немного сняла его грусть. Затем появился Игнат Степанович, он расспросил племянника, как там поживает Василий Тропинин. Сашка рассказал, они вместе пообедали, поговорили на разные темы, затем Карелин вновь ушёл по своим делам. Ещё немного покрутившись по домашним делам, Александр загнал Воронка, вернувшегося с пастбища, и пошёл вновь проведать своего первого пациента, как он и обещал. У того всё было нормально. Никаких осложнений не было заметно, а потому там врач Александр Николаевич Карелин долго не задержался. Возвращался он домой той же самой дорогой, что и днём. И он вновь машинально остановился на том месте, где он увидел девушку. Но вокруг не было не только самой девушки, но и вообще ни единого прохожего. И снова повеяло какой-то подспудной грустью. И уже в избе Игната Степановича, после ужина Сашка не выдержал и обратился к тому:
   -- Дядя Игнат, мне сегодня повстречалась девушка, не вот так, как мы сейчас с вами - с глазу на глаз - она была значительно дальше. Но я обратил внимание, что она прихрамывает, немного волочит левую ногу. Кто она такая, эта девушка?
   -- А-а, это Василиса Говорова.
   -- Василиса?! Какое красивое имя.
   -- Да что в нём красивого, если девушку называют Васькой? Это же не мужик, как тот же Васька Тропинин.
   -- Нет, вы не правы. Имя очень красивое - Василиса Прекрасная... Слышали такую сказку?
   -- О такой сказке я слышал, хотя и не читал её. Ну, может, оно и впрямь красивое, но вот Васька... Хотя её немногие так называют, больше просто кличут Хромушей.
   -- Чёрт возьми! Как же плохо.
   -- Что плохо, что она хромает?
   -- Нет. То, что её так называют. Девушка и так наверняка нарекает на свою плохую судьбу, так нет, ещё и издеваются над ней.
   -- Ну, в этом, ты, конечно, прав - согласен с тобой. Но это же село, злые языки...
   -- Вот именно, что злые! А ведь она красивая девушка.
   -- Ты же говоришь, что издали её видел. Как ты можешь судить о её красоте?
   -- Ну, такой она мне показалась, пусть даже издали.
   -- А что это ты ей заинтересовался? Сделал операцию на ноге Василия, а теперь хочешь провести операцию на ноге Василисы? Ишь, как интересно получается - Василий, Василиса... Каламбур какой-то.
   -- Это не каламбур. Это называется тавтологией. Ну, повторение в одной фразе подобных - близких по смыслу или однокоренных - слов.
   -- Ладно, Бог с ним, с этим названием. Но ты не ответил на мой вопрос.
   -- А-а, ну да. Вы про операцию спрашивали? Нет, операция Василисе вряд ли поможет. Точнее, может и помогла бы, но сделанная именно в моём времени. И то 100 %-ной гарантии нет. Василису можно было вылечить ещё в детстве.
   -- Вот те на! Кто у нас детям операции делает, когда и взрослым редко такое удаётся? Да ещё в прошлом веке, родилась то она лет за 10 ещё до его окончания.
   -- А никакой операции в детстве и не нужно было бы делать.
   -- Как это?
   -- А вот так. Она в возрасте годика могла бы бегать, как бегали тогда другие её сверстники.
   -- Ничего не понял. В годик бы бегала... И без операции?.. Как такое возможно?
   -- Возможно, дядя Игнат, сейчас я вам объясню. Болезнь Василисы называется дисплазия тазобедренного сустава. Если по-простому - это врождённый вывих бедра. Это врождённая неполноценность сустава, обусловленная его неправильным развитием, которая зачастую приводит к подвывиху или вывиху головки бедренной кости - вот это и есть врождённый вывих бедра. В свое время дисплазию тазобедренного сустава называли "болезнью белой расы".
   И Александр был прав. Врождённый вывих бедра являются одними из самых часто встречающихся пороков развития. По данным международных исследователей (конечно, во времена Сашки) этой врождённой патологией страдает 1 из 7000 новорожденных. При этом заболевание поражает девочек примерно в 6 раз чаще, чем мальчиков. Одностороннее поражение встречается в 1,5-2 раза чаще двустороннего. Не диагностированный в грудном возрасте вывих бедра проявляется хромотой ребёнка при первых же попытках его самостоятельной ходьбы.
   -- Вот, тем более, -- фыркнул Карелин. -- Даже болезнь белой расы. Так разве же её можно было вылечить?
   -- Можно было, дядя Игнат. Это я вам точно говорю. Как врач говорю. Нужно было просто избегать тугого пеленания.
   -- Что это значит, разъясни.
   -- А вот что. Во многих жарких странах принято носить грудных детей на туловище матери с разведенными в стороны ножками, и там дисплазия тазобедренных суставов наблюдается крайне редко. А вот в странах с холодным климатом принято именно тугое пеленание, и поэтому в таких регионах подобная заболеваемость возрастает. Вот вам и болезнь белой расы. Нужно не пеленать туго ребёнка, а надевать на него какие-нибудь тёплые штанишки, но держать его ножки разведенными. Кроме того, тугое пеленание не позволяет малышу двигать ножками. А при свободном пеленании он ими с удовольствием двигает. Вы наверняка и сами замечали это у своих детей. И тогда у ребёнка все суставчики двигаются, и он нормально развивается.
   -- Да, замечал я такое... Ты смотри, как всё просто. И что, тогда дети точно вылечиваются от этого вывиха?
   -- Точно. При этом наиболее эффективно такое вот консервативное лечение врождённого вывиха бедра - без какой-либо операции - у детей первых 3-4-х месяцев жизни. А вот при его запоздалой диагностике проводится уже оперативное лечение, то есть операция. Отсутствие же своевременного лечения врождённого вывиха бедра и приводит к инвалидности больного. Так что и Василису можно было вылечить в первые же месяцы её жизни.
   -- Но кто же тогда мог такое знать...
   -- Вот это правильно. Правда, врачи и в ваше время это знают, но где они, эти врачи, если у вас до начала этого века вообще никакого медицинского обслуживания не было. А родители маленьких детей о таком ни слухом, ни духом не ведали. А потому ни в коем случае нельзя никого обвинять, а уж тем более тех же родителей. Они же не могли сами до такого додуматься.
   -- Да-а, и мне сейчас стало жалко Василису, тем более что она красивая, как ты говоришь. А я как-то к ней и не приглядывался. Ну, девица как девица. Как и многие в селе. Не в моём возрасте пялиться на 20-летних. И что же сейчас делать, Саша?
   -- Ничего уже сделать, увы, нельзя. Поезд уже ушёл. Я же говорил, что в моём времени ещё можно было попробовать оперативное лечение, а в вашем... -- он безрадостно махнул рукой. -- Единственное что можно сделать - это помогать девушке, а не издеваться над ней, называя её жестокой кличкой.
   -- Да, надо было бы мне поговорить на такую тему, не знаю, как она называется, с жителями села. Но не мастак я в таких разговорах, -- тяжело вздохнул он.
   -- Тема называется этика личных взаимоотношений.
   -- Вот! Тогда тебе и флаг в руки. Вот именно ты можешь просветить в этом плане односельчан, как друг к другу нужно относиться. А то у нас грубость на каждом шагу.
   -- Дядя Игнат, я тоже не специалист в вопросах морали и нравственности. Я врач, а не психолог. Да и вы думаете, что это такое простое дело? Вы вот можете поверить в то, что мужик вдруг, за 2-3 дня перестанет, например, материться?
   -- Да, в этом ты прав, конечно, -- вздохнул Игнат Степанович. -- А тебя, видать, задела эта девка?
   -- Если откровенно, то не знаю пока что. Ведь я её видел в лицо всего с десяток секунд, и то издали. Просто жаль её стало - такая молодая, и нате вам...
   -- Такова уж её судьба. Да, она из-за своей хромоты сторонится компаний. И парни на неё особого внимания не обращают. А любой девице замуж-то хочется...
   -- Вот то-то и оно! Но судьбу можно изменить. У нас говорят, что человек - строитель своей судьбы. Судьба человека может зависеть от его качеств, от его собственных действий. А ещё один философ сказал, что мудрый человек сам творит свою судьбу. А если ему ещё и помогать в этом...
   -- Ладно, Саша, будем закругляться с этими беседами. Пора укладываться спать. Делать нам всё равно нечего, а вести пустопорожние беседы, когда ничего от нас не зависит - бесполезное дело. А в избе у нас нет твоего, как ты говорил, теле...
   -- Телевизора.
   -- Вот-вот. Нет такового. А интересно было бы хотя бы одним глазом на него взглянуть. Но не получится...
   -- Дядя Игнат, да не расстраивайтесь вы так. Ведь это же просто как бы значительно уменьшенный синематограф.
   -- Это я понимаю. Но одно дело этот синематограф где-то там, -- махнул он рукой, -- и совсем другое дело у тебя в избе... Ладно, хватит мне ныть. А, да, забыл тебе сказать - сельский сход я назначил на субботу. Вот теперь вроде бы всё, день окончен.

* * *

   Следующим утром Сашка, немного повозившись в усадьбе, пошёл к Василию Тропинину - сегодня ему нужно будет накладывать гипс на рану. Тот был в прекрасном настроении, сказал, что нога не болит, а рана вроде бы заживает. Это Александр и сам видел. Рана, конечно, была немного воспалённая, но это было естественно, поскольку в первые дни после наложения швов (а это были только вторые сутки) шёл некролиз - очищение раны от некротических (нежизнеспособных) тканей. Но гнойных выделений не было, и это самое главное. В общем, как он установил, гипс можно накладывать, о чём и сообщил Василию, но будет это уже после обеда. Василий же в свою очередь сообщил своему лечащему врачу, что вчера они с сыном соорудили кресло в туалет. Он так и сказал - не табуретку, не стул - а именно кресло. При этом ещё и радостно добавил:
   -- И Андрюха успел его уже испытать, говорит классно сидеть - он же ещё и застелил верхнее днище бочонка разными старыми тряпками. И мягко и удобно. Говорит - сиди себе и покуривай. Даже когда у меня нога заживёт, я это кресло всё равно там оставлю.
   Александр только смеялся над всеми этими словоизлияния Тропинина, сейчас уже абсолютно не относящиеся к операции. Затем он направился к месту работы Галины. После взаимных приветствий Сашка сказал:
   -- Сегодня в четыре часа по обеду накладываем гипс на рану Тропинина. Сбор у него за полчаса до четырёх. Дело, конечно, абсолютно не сложное, хотя действовать придётся очень аккуратно - там как раз нужны женские чувствительные руки. Но, ещё до этого тебе задача, Галя, - найти нужное количество бинтов, а их много нужно. Нет бинтов, ищи марлю. Если же не найдёшь и марлю, тогда скажи жене Василия - я заранее не хотел говорить ей этого - чтобы она из старой простыни нарвала нужные для бинтовки полосы. Гипс у нас есть. О, и пусть тогда Мария найдёт какую-нибудь старую миску для размешивания гипса, её, скорее всего, после этого всё равно придётся выбрасывать. Пусть это будет даже дырявая миска - сделаем затычку.
   -- Я поняла, а вот бинтов у меня столько точно не наберётся, Александр Николаевич. Да и вообще, у меня и других расходных материалов почти не осталось.
   -- А вот это как раз поправимое дело. Ты знаешь, что на субботу Игнат Степанович назначил сельский сход?
   -- Знаю.
   -- А повестку дня схода знаешь?
   -- Нет.
   -- Так вот, сообщаю тебе повестку: "Сбор денег на лекарства и расходные медицинские материалы".
   -- Ой, как здорово! -- Галина даже плеснула в ладошки. -- Да и вообще как хорошо, что вы, Александр Николаевич, переехали жить в наше село, ну, то есть к своему дяде. Простите, конечно, -- она опустила глаза, -- для вас оно, наверное, и не очень хорошо - вы же пока что не можете доучиться на врача. Но для села ваша помощь очень полезна. И уже какую вы операцию сделали! -- уважительно протянула она.
   В селе уже почти все знали легенду, почему племянник сельского старосты из города переехал жить в село. Да, в селе не особенно одобряли деятельность разных там смутьянов. Но отношение к таковым всецело зависело от личности той или иной особы. Если человек был неплохой, отзывчивый, не особо "умничал", не сторонился простых людей, то его политические "подвиги" тут же забывались - по принципу "был бы человек хороший". А племянник Карелина, как большинство жителей Красноярки уже поняли, был неплохим человеком.
   -- Я не жалею, что переехал в село. А операцию мы вдвоём с тобой делали. Но сегодня мы ещё должны довести её до завершающего конца. А через месяц гипс снять. И вот только тогда, Галя, будут видны результаты нашей работы. Если Василий будет нормально, как и до перелома ноги, ходить, тогда порядок. А вот если нет... -- Сашка как раз здорово переживал по этому поводу.
   -- Да всё будет нормально, Александр Николаевич, -- успокоила его Галина.
   После этого небольшого разговора с Галиной Александр вновь отправился в усадьбу Карелина. Встретились же вновь врач и медсестра уже в половине четвёртого в избе Василия Тропинина. Да, нужного количества бинтов и марли Галина так и не отыскала, но выручила порванная Марией простынь, которую накладывали вместе с гипсом на ногу уже в самом конце - после стерильного бинта, а также марли. Теперь и в самом деле минимум на месяц воцарится спокойствие по поводу проведенной операции. А как там дальше будет, жизнь покажет.
  
  

ГЛАВА 18

Сельский сход, непростые беседы

  
   Четверг и пятницу Сашка провёл практически в усадьбе, отлучаясь только для сопровождения на пастбище (точнее к табуну) и загон домой Воронка. И вечером он много времени проводил с конём, старясь с ним подружиться. Впрочем, за 1,5 с лишним месяца и четвероногий питомец Игната Степановича уже тоже привык к парню. А сейчас утром и с пастбища Сашка встречался с Воронком, как то и советовал Карелин, с гостинцем для коня. Он даже пару раз, как и другие молодые владельцы своих лошадей, прокатился у него на спине, купая его в Чарыше. Это был первый такого рода опыт Александра за все его недолгие пока что 23 года, а вот Воронок, как показалось парню, воспринял это вполне как должное.
   Но в пятницу после обеда Александр Николаевич, всё же, наведался к Василию Тропинину. Но и там было всё нормально - никаких осложнений, никаких жалоб от пациента. Тот довольно легко ходил (с согнутой в колене левой ногой) с собственноручно изготовленным костылём, и не просто ходил, а чуть ли не бегал, мотаясь по своей усадьбе - здоровьем его Бог не обидел, а нога... - это была просто роковая случайность. И его лечащий врач успокоился.
   А на субботу после обеда, ближе уже к концу рабочего дня, на 16:00 был назначен сельский сход. Ни у кого из жителей села карманных часов не было, а потому Сашка не переставал удивляться тому, как жители села узнают, или угадывают почти точное время. Разница во времени Красноярки с Москвой составляла +4 часа. То есть, в Москве в это время был ещё только полдень. Но что для пришельца из будущего было ещё более удивительным, так это то, что разница села с Москвой составляла не ровно 4 часа. И Сашка это проверил по своим часам. Казалось бы, как такое может быть, если поясное время отличается друг от друга на целые, не дробные числа: 1 час, 2 часа, 3 часа... 8 часов, 9 часов. Оказывается, в 1911-м году населённые пункты определяли свое местное время намного точнее, нежели это будет в 2019-м году. В России системы часовых поясов не существовало вплоть до 1917-го года. До начала революции было принято ориентироваться на солнечное время. Это было результатом того, что царское правительство боялось изменений и воспринимало возможность использования поясной системы, как унижение своей самобытности, и фактор, который может нарушить весь сложившийся жизненный уклад. В общем, жители начала прошлого века жили не по поясному времени, а по солнечному, именно по местному времени, которое зависело от точной географической долготы населённого пункта. Например, когда в Москве (370 восточной долготы) было 6 часов утра, то в Магадане (1510 восточной долготы - разница в 7 временных поясов) было уже 13 часов 36 минут. Или, если в Киеве (300 30' восточной долготы) было 13:00, то в Запорожье (один и тот же временной пояс, но 350 06' восточной долготы) было уже 13 часов 18 минут 24 секунды. Но всё это было вполне понятно, поскольку в начале XX-го века пока ещё не было интенсивного движения железнодорожного транспорта, а авиалиний вообще не существовало. Введи в XXI-м веке точное местное время, то путаница с отправлением и прибытием поездов и самолётов была бы такая, что и чёрт ногу сломал бы.
   Когда Игнат Степанович с Александром пришли на место сбора (минут за 15 до назначенного времени), то там было уже немало народа. И по любопытным взглядам, которые бросали на парня некоторые жители села, Сашка понял, что Карелин был прав, имея в виду то, что многие жители села придут на сход, именно чтобы поглазеть на нового врача в их селе. В общем, подождав ещё часть жителей, минут через 25-30 Игнат Степанович открыл сход. Начал он его с того, что действительно объявил об их сельском враче, который будет работать пока что полуофициально, поскольку ещё не окончил медицинский университет. Но знания у него уже неплохие, а потому было бы грешно их не использовать на практике. Самого Александра он пока что не представлял, сказав, что чуть позже тот сам представится и скажет пару слов о своей работе. Далее Карелин объяснил, что нужны деньги на лекарства и препараты, и нужны не потому, что в селе появился врач. Конечно, и это тоже учитывается, но в основном потому, что у их сестры милосердия Галины Ждановой практически закончились все препараты, а централизовано ими снабжать село никто не будет. И сама Галина это подтвердила. Потому и нужно покупать лекарства и расходные препараты на свои деньги. -- "Если хотите лечиться, да и вообще быть здоровыми", -- добавил Карелин. Сдавать будут по 3 рубля с каждой семьи. Деньги в общем-то немалые - парусиновые брюки или рубашка стоили по 1-му рублю, а сапоги - 4-10 рублей. Но, Карелин предупредил, что у кого именно сейчас нет такой суммы, то можно внести часть денег - те, что есть, а позже рассчитаться полностью. У старосты имеется список семей, а потому он будет чётко отмечать, кто сколько сдал. Идёт уже начало сентября, а потому крайний срок сдачи всех денег 31 октября. К тому времени будет собран весь урожай, за часть которого жители наторгуют и денег. И, конечно же, не 3 рубля, а значительно больше. Правда, на эти деньги односельчанам придётся жить чуть ли не год - до нового (хотя бы летнего) урожая. Но так они всегда жили - ничего нового в этом нет. Конечно, сначала были "торги" - сумму пытались снизить, говоря, мол, что можно лекарства закупать частями, например, из собранной суммы пока что по 1-му рублю. А также срок сдачи предлагали продлить до конца года. Но Карелин стоял на своём. Согласились только тогда, когда Игнат Степанович пригрозил, что тогда за лекарствами в Усть-Чарышкую Пристань, а то и в Бийск (мол, в Пристани может не быть нужных лекарств) будут ездить (со списком лекарств) сами жители, которых он лично назначит. И чем меньше денег будет собрано, тем более частыми будут эти поездки. Кроме того, большинство жителей села были неграмотными - сами они список лекарств с трудом могли прочесть (а уж тем более на латыни) - а потому аптекарь Бог знает что мог им всучить. Но тогда расходы на новые лекарства будут идти за счёт такого нерадивого покупателя. А это было очень уж серьёзно для семей, и только тогда прения были прекращены.
   А вот далее и настала очередь Александра Николаевича Карелина. Он рассказал о себе (придуманную сообща с дядей легенду) и отметил, что он, конечно же, не специалист в разных областях медицины. Но постарается помогать всем, кто к нему обратится - если только у него хватит знаний помочь человеку. На сборе присутствовал и Василий Тропинин, довольно бодро добравшись до места проведения схода с костылём. И он по ходу выступления Александра вставил несколько реплик о том, то Александр Николаевич толковый врач и умный человек. В общем, всё для Александра прошло нормально. Да он и не особо волновался по поводу своего выступления - язык у него был подвешен неплохо. Но кое-что его, всё же, волновало. Когда Сашка взобрался на одну из лавочек, служившей как бы трибуной, и начал своё выступление, то он начал отыскивать глазами Василису Говорову. Он хотел знать, здесь ли она, и увидеть её снова. Это было непростым делом, потому что народа было немало, а возвышение для обзора не таким уж и высоким. Но он её, всё же, отыскал. Когда их глаза встретились Сашка (вроде бы не к месту своей речи) улыбнулся. Улыбнулась и девушка, но тут же опустила глаза. Но, когда через время их глаза снова встретились, то Василиса глаз уже не опускала. Хотя уже и не улыбалась, но внимательно изучала Александра.
   После выступления Шурка тотчас покинул сход (для него сдача денег была не интересна, да и времени займёт немало), а собрание ещё продолжалось. И вновь слово взял Карелин. О чём он говорил, Александр узнал уже только за совместным ужином. А вот вторая часть выступления Карелина заслуживала отдельного внимания. Начал он с того, что произнёс следующую фразу:
   -- Я попрошу всех моих односельчан не афишировать, что у нас в селе появился врач.
   -- Почему? -- раздались удивлённые голоса.
   -- Потому, что в уезде мало врачей. Вы часто видите врача, за которым закреплено наше село? А кто-нибудь у него лечился? Поднимите руки те, кого лечил наш уездный врач.
   Жители начали переглядываться между собой, но не поднялась ни одна рука.
   -- Вот вам и ответ. Я его сейчас ещё и прокомментирую. Врачей в узде мало, а потому могут забрать, а точнее приписать к уезду и Александра Николаевича. И тогда вы будете его видеть так же "часто", как и других врачей. Устраивает это вас?
   Красноречивое молчание было ему ответом. Правда, нашёлся один голос, который произнёс:
   -- А его не могут приписать к уезду, потому что он ещё не окончил училище, или институт, не знаю что там... Он официально ещё не врач.
   -- Правильно. И я говорил, что он у нас будет работать пока что полуофициально. Но, если вы будете хвастаться, что в селе есть свой врач, да ещё и расхваливать его, то знаете, чем это кончится?
   -- Чем?
   -- Тем, что его вновь примут в университет, как талантливого и уже практикующего студента. И в итоге что? Если его припишут к уезду, то вы с ним будете встречаться очень редко. А если его восстановят в университете, то вы его вообще больше не увидите. А теперь скажи мне, Григорий, -- обратился Карелин к тому мужику, который начал с ним спорить, -- после университета его опять направят к нам в село? А, Гриша, ответь!
   -- Не направят, -- буркнул тот.
   -- Ну, вот вам и ответ. А потому отнеситесь к моей просьбе серьёзно. Это в наших общих интересах. Я не возражаю, если к Александру будут приходить жители из ближайших сёл, или он будет их посещать. У некоторых наших односельчан родственники живут в этих сёлах, -- чаще всего местные девчата выходили замуж за парней из тех сёл, переезжая затем к мужу, создавая семью и рожая уже внуков своим родителям. -- Но в этом случае предупреждайте их, чтобы они не распространялись о том, у кого лечился член их семьи. Между собой можно поговорить, но чтобы это не доходило до ушей начальства.
   -- Мы всё поняли, Игнат! -- подвёл итог седой дед, опирающийся на палку. Вероятно, это был самый старший житель села. -- Ты всё правильно говоришь. Не нужно болтать, иначе только себе хуже сделаем. Все согласны со мной? -- обратился дед к односельчанам.
   -- Согласны! -- раздались нестройные, но многочисленные голоса.
   -- Всё, этот вопрос мы решили, -- резюмировал Карелин. -- Тогда начинаем сдавать деньги.
   Конечно, Игнат Степанович вовсе не по наведенным им причинам просил жителей села Красноярка не распространяться об Александре. На то были куда более серьёзные основания. Если Александром действительно заинтересуется уездное начальство, узнает, кто он на самом деле такой, то не миновать большой беды - Александру в первую очередь, но достанется на орехи и самому Карелину. Что ни говори, а Игнат Степанович и в самом деле был умным мужиком. Ну, а дальше уже пошла чисто "техническая" сторона сельского схода - непосредственно сбор денег.
   А Сашка тем временем был уже далеко от места схода. В селе, конечно, но совсем на другой улице. И находилась эта улица, можно сказать, на окраине села. Но это лишь чисто географически, поскольку дальше улиц просто быть не могло - и эта улица под названием Речная одним своим концом почти упиралась в Чарыш. И что же делал Александр вблизи Чарыша - искупаться хотел, что ли? Но зачем тогда нужно было так поспешно покидать сельский сход? Да и холодно уже купаться. А вот нужно было уйти. Во-первых, он на берегу реки нарвал немного полевых цветов, в связи с чем всё становится понятным - он ждал девушку. И, конечно же, её имя было Василиса. Шурка уже знал, где она примерно живёт, а потому поджидал её, укрывшись за одним из деревьев. Жителей села на улицах практически не было - разве что малышня бегала - все на сходе. А вот молодёжь, у которой не было собственных заработков, постепенно оттуда расходилась. Нечего там делать и Василисе Говоровой - деньги в сельскую кассу внесут её родители.
   Но вот Александр увидел, что к нему, точнее к своему дому, постепенно приближается и нужная ему особа. Он подождал, аккуратно выглядывая из-за дерева, а когда девушка приблизилась к нему на расстояние 4-5 метров - ближе нельзя было, она могла испугаться - Сашка вышел из своего укрытия, держа в левой руке за спиной букет. Он мог засунуть его и за пояс, которым подпоясывали косоворотки, но не хотел мять цветы. Шурка ходил по селу в белой косоворотке, как и большинство других жителей Красноярки. Ему её купил Игнат Степанович, несмотря на все его протесты - одежда сына была довольно старая, да и не особенно подходила Большакову - тот был довольно широк в плечах, сказывалось занятие греблей. Цветные рубахи, особенно красного цвета, одевались в основном на праздники. И все рубахи обязательно подпоясывались. Косоворотки носили навыпуск, не заправляя в брюки. Подпоясывались они шёлковым шнуровым или тканым поясом из шерсти (обережный, как его называли). Пояс мог также иметь на концах кисти. Завязка пояса располагалась с левой стороны. Рубаху носили все - мужчины, женщины (платье), дети. В глубокой древности она была одинакова для всех, а сейчас мужская рубаха была до колена, женская - до полу, детская - ниже колен. Её подпоясывали, а затем поддёргивали, обеспечивая свободу движения.
   Пояс использовался не только в целях эстетичности внешнего вида, но и для удобства - одежда, в которой присутствуют ремни, создавала тепловой комфорт за счёт лучшего прилегания к телу, но не стесняя движения. Славянский народный костюм начинался поясом - им же он и завершался. Рождался ребёнок - надевали на него поясок - тонкий, нательный, который полагалось носить всю жизнь, как позже, по принятии христианства, - и крестик. Так и носили их вместе, обращаясь за помощью к языческим богам и Иисусу Христу. Представить русский костюм - мужской, женский - распоясанным невозможно. Распоясанный - всё равно, что голый. До ХХ-го века в областях, где соблюдали традиции, показаться кому-то без пояса было равносильно тому, как замужней женщине предстать простоволосой. Пояс играл важнейшую роль в ограждении человека от мира тьмы, от происков злых сил. Если человек вёл себя неподобающе, то про него говорили, что он "распоясался". То есть ведёт себя так, будто он и не повязывал пояса. Если существовала опасность порчи, пояс не снимали ни днём, ни ночью, а только в бане. Надевали его вместе с заговором; заговорённый пояс считался крепче булата, стали, тугого лука и калёной стрелы - он сравнивался с замко́м, который никому не разомкнуть. Ещё пояс снимали при поисках цветка папоротника в ночь на Ивана Купалу, или клада, а также при гаданиях. В небе Млечный Путь считали поясом небосвода. А в некоторых областях до средины XIX-го века сохранялся обычай - во время сватовства перед невестой клали пояс в форме круга. И если та была согласна на брак, то прыгала со скамьи в центр круга.
   -- Здравствуйте, Василиса! -- сразу же поприветствовал он девушку, как бы, не давая ей опомниться, но и испугаться тоже.
   -- Здравствуйте, Александр Николаевич! А откуда вы знаете моё имя?
   -- Но вы же моё тоже знаете, -- улыбнулся тот.
   -- А вы сами представились на сходе, -- лукаво прищурилась Василиса.
   -- А до того вы не знали моего имени? Только честно.
   -- Знала, -- опустила голову девушка. -- Но о вас в селе давно разговоры ходят. А мы с вами не были знакомы.
   -- Вот и познакомились.
   -- Познакомились... Я поняла - вам обо мне ваш дядя рассказал. А что это у вас одна рука всё время за спиной находится? Что вы там прячете? -- озабоченно спросила Василиса.
   -- А вы очень зоркая девушка, -- рассмеялся Александр, -- он сделал пару шагов навстречу девушке - они за время короткого разговора как-то подсознательно немного сблизились - и протянул Василисе цветы. -- Это вам.
   -- Мне?! -- изумилась девушка. Глаза у неё стали размером чуть ли не с блюдце. Чувствовалось, что ей ранее никто цветов не дарил, разве что сама собирала их на лугах.
   -- Я не вижу здесь другой девушки, -- продолжал улыбаться Сашка, -- да ещё такой красивой.
   -- Ага, красивой... -- у Василисы тут же стали увлажняться глаза. -- Не может быть хромуша красивой.
   -- Василиса, -- уже на полном серьёзе обратился к ней Александр, -- послушайте, что я вам скажу. Никогда сами не повторяйте это дурацкое прозвище. Никогда! И не позволяйте никому о вас так говорить. Вон, сейчас Василий Тропинин ещё больше вас хромает. Но я уверен, что если кто-нибуть вздумает его подобным образом назвать, то он на голове этого наглеца свой костыль поломает.
   -- Так то дядя Василий. А что я могу?..
   -- Просто не позволяйте себя так называть. Не разговаривайте с такими людьми.
   -- А со мной и так почти никто не разговаривает.
   -- Ничего, со временем будут разговаривать, да ещё как. Парни, к примеру, у ног ваших валяться будут.
   -- Ну да. С чего бы это? Придумали такое... Они на меня никакого внимания не обращают.
   -- Будут обращать. И когда мы с вами ближе познакомимся, я вам в этом помогу.
   -- Что значит ближе? -- нахмурилась девушка.
   -- Ну, просто не с первой встречи, -- успокаивающе улыбнулся Шурка. -- Я надеюсь, что мы с вами станем друзьями. Кстати, Василиса, может, мы прогуляемся к реке, или куда вы скажете. Скоро жители села будут возвращаться со схода, и могут увидеть нас. Тогда сплетен не оберётесь. Мне на них чихать, а вот для вас это не желательно.
   Василиса долго и внимательно смотрела на Александра, возможно, раздумывая о том, насколько ему можно доверять. Наконец-то она вздохнула и промолвила:
   -- Нет, к реке мы не пойдём, там могут быть сельские парни. Давайте пойдём в мой двор - здесь рядом. У нас за избой в небольшом садике есть скамья. Вот там можно посидеть и поговорить. Там нас никто не увидит. Ну, возможно, мои родители увидят, но я им потом всё объясню.
   -- Хорошо. Я не возражаю против такого варианта.
   И буквально через 10 минут они были уже в этом садике.
   -- Вот вы говорили, что я красивая. А кто вам такое сказал? -- осторожно спросила девушка. -- Я обыкновенная девчонка, да ещё и... хромаю.
   -- А почему мне об этом должен кто-нибудь говорить? У меня свои глаза есть. И я вижу, что вы красивая.
   -- Прямо-таки...
   -- Вы в зеркало хоть иногда смотритесь?
   -- Иногда смотрю, -- буркнула девушка.
   И Сашка понял, что именно иногда. Но это было в общем-то и понятно - если не делать никакого макияжа, то что смотреться в зеркало. А в это время девчата в сёлах никакой косметикой не пользовались, а слова "макияж" вообще не было в обиходе. Да и сам он часто ли смотрит в зеркало? - практически только тогда, когда бреется.
   -- А нужно почаще смотреть. И увидите, что вы красивая. Вашу красоту нужно лишь немного подчеркнуть, усилить. И парни будут от вас с ума сходить.
   -- Ага! Как же. Сойдут они с ума... Разве что только от своей глупости.
   -- Вы замуж хотите выйти?
   -- А кто из девушек этого не хочет...
   -- Правильно. И вы обязательно выйдете замуж.
   -- Когда?! Через 20 лет, когда меня замуж возьмёт какой-нибудь 40-летний калека? Как раз будет парочка - баран да ярочка...
   -- Не буду вас уверять, что вы выйдете замуж ещё в этом году. Но в следующем году вы замуж точно выйдете. И крайним сроком этому событию будет средина осени. Обычно уже в сентябре, а то и в конце августа, скажем так, начинается сезон свадеб. Но я для надёжности ещё месяц добавлю.
   -- Вы что волшебник? -- улыбнулась Василиса? -- Так уверенно заявляете.
   -- Я не волшебник, я только учусь, -- тоже с улыбкой ответил Сашка известной фразой из старого, конца 40-х годов этого столетия (ещё чёрно-белого), но популярного кинофильма "Золушка". -- Я просто помогу вам в этом вопросе.
   -- А как вы сможете мне помочь? Вы что, можете сделать мне операцию на ноге?
   -- Нет, Василиса. Не буду врать - это, увы, невозможно. По крайней мере, в нынешних условиях... -- протянул он значительно тише.
   -- Вот! Значит, я буду продолжать хромать.
   -- Будете. Но какое это имеет значение?
   -- Что значит, какое это имеет значение?! Как раз имеет! На меня никто из парней и не смотрит.
   -- Василиса, я хотел сказать, что разве главное в том, как вы ходите? Разве этим оценивается девушка, да и вообще человек. Вот скажите мне, если бы вы очень-очень полюбили какого-то парня. А он бы прихрамывал. Не калека - он может выполнять любую работу - но немного хромает, и в целом хороший человек. И вот он предложил бы вам выйти за него замуж. Вы бы отказались, сославшись на то, что он хромает?
   -- Нет, не отказалась бы, -- растерянно протянула девушка.
   -- Вот вам и ответ. Вам сейчас, наверное, лет 20? Ну, на вид. Извините за такой вопрос.
   -- Да, именно двадцать. Исполнится в этом году.
   -- Вот, как раз срок девушке замуж выходить. Ну, а вы выйдете в 21 - тоже нормально.
   -- Но кто мне-то предложит выйти замуж?! -- рассердилась Василиса.
   -- Предложит. Не знаю, кто конкретно, но обязательно предложат. У вас ещё и выбор будет, -- улыбнулся он.
   -- Какой ещё выбор?
   -- Выходить замуж за того или иного парня.
   -- Ну, вы такое и скажете, -- махнула рукой девушка.
   -- Василиса, я же дал вам гарантию, что в следующем году вы обязательно выйдете замуж. И так оно и будет.
   -- Но, всё же... Ой! Александр Николаевич, а почему вы ко мне всё время на "вы" обращаетесь? Я такого уважения не заслужила, да и не принято у нас к девицам на "вы" обращаться. Так что обращайтесь ко мне, пожалуйста, на "ты'.
   -- Согласен. Но тогда взаимно.
   -- Нет! Ну что вы, так нельзя! -- и вовсе перепугалась девушка. -- Вы учёный человек, а я кто такая? Да, читать и писать меня научили, но я нигде не училась. Так нельзя! -- повторила она.
   -- Хорошо, Василиса, -- вздохнул Шурка. Он понял, что это бесполезный разговор, ведь Игнат с сестрой прогнозировали такое положение дел ещё в первый день его появления в селе. -- Но тогда обращайся ко мне по имени, без отчества - просто Александр, Саша, Сашка, Шурка...
   -- Нет, так тоже нельзя.
   -- Можно. Хорошо, ты будешь ко мне обращаться по имени отчеству на людях. Но когда мы вдвоём, ты можешь обращаться ко мне просто по имени. Пожалуйста, Василиса. Мне так будет гораздо приятнее. Я тебя очень прошу. Я же не 60-летний дед
   -- Ну, я попробую, -- очень осторожно произнесла девушка.
   -- Вот и прекрасно. Да, ты что-то мне сказать хотела, или спросить.
   -- А-а, ну да. Я хотела спросить - а почему, всё же, нельзя мне сделать операцию, чтобы я могла нормально ходить?
   -- В твоём возрасте это очень и очень сложно.
   -- А в каком возрасте можно было мне делать операцию.
   -- А тебе вообще не нужна была операция.
   -- Как это?
   -- А вот так... -- тяжело вздохнул Сашка. И пришлось рассказать девушке примерно всё то, что он рассказал Игнату Степановичу.
   После рассказа Василиса разрыдалась, да разрыдалось так, что её сложно было успокоить. И Сашке так жаль её стало, что он одной рукой аккуратно прислонил её к себе. Но она и не сопротивлялась, она склонилась к нему на плечо и продолжала рыдать. Александр же успокоительно, молча, гладил её второй рукой по волосам. И прошло немало времени, пока девушка, наконец, успокоилась.
   -- Я могла ходить нормально ещё в годик... -- тихо шептала она, как бы разговаривая сама с собой. -- Но как же так... Как же мама...
   -- Стоп! -- громко и довольно грубо оборвал её Александр.-- Даже думать не смей!
   -- Что не смей? -- испугано пролепетала девушка.
   -- Не смей даже думать о маме плохо. И ни одним словом никогда ей о таком не обмолвься.
   -- Почему?
   -- Ты вот сейчас плакала, когда я рассказал тебе причину твоей хромоты. А почему же ты сама этого не знала?! А с той поры прошло 20 лет. А ты всё ещё не знаешь такого... А как могла твоя мама это тогда знать? Ты когда родилась?
   -- Двадцать третьего октября.
   -- Вот! -- Сашка подумал, что по Григорианскому календарю это вообще уже ноябрь. -- Зима на носу была. Мама берегла тебя, чтобы ты не заболела. Не могла она знать такого. Она хотела как лучше.
   -- А вы-то как это знаете?
   -- Знаю. Да и тогда, сейчас врачи это знали, знают... -- Александр от волнения путался во временах. -- Но были ли в 1891-м году в вашем селе врачи? Не было! У вас тогда вообще никакой медицинской помощи не было. А потому не смей обижать свою маму!
   -- Я поняла. Я ничего ей не буду говорить. А вы очень хороший человек, Александр... -- а затем остановилась, даже улыбнувшись - ей впервые удалось обратиться к парню без отчества.
   -- Я обыкновенный человек, Василиса. Просто никогда нельзя обижать своих близких - не подумав, обижаясь на них или вообще со зла. А уж тем более маму с папой. Они заботятся о своих детях. Нельзя обижать их из-за незнания.
   -- Да, вы правы.
   Девушка сейчас улыбалась, и это было довольно странно после недавних-то рыданий. Но она бы никому не призналась, почему именно она улыбалась. Она и сама только сейчас осознала, что её впервые в жизни обнимал парень, и очень нежно обнимал, а она плакала у него на плече. Она, конечно же, понимала и то, почему создалась такая ситуация. Но это абсолютно не меняло сущности приятного для неё факта.
   Василиса ещё немного посидела с Александром, побеседовав на другие житейские темы, а потом парень и девушка тепло распрощались и разошлись по своим домам. Но Василиса эту встречу с Александром Николаевичем Карелиным запомнила на всю жизнь. Сашка же воспринял это несколько прозаичнее - он просто хотел познакомиться с девушкой (без особых планов на будущее) и хоть немного помочь ей, ободрить её.
   Дома - Большаков и впрямь считал усадьбу Игната Степановича уже и своим домом - хозяин этой усадьбы рассказал своему племяннику о том, как закончился сход. Деньги, конечно, были собраны не все, но и не так уж много их осталось дособирать. В общем, деньги на лекарства и расходные медицинские препараты есть. А далее необходимо уже думать об их закупке. Рассказал он и о своей просьбе, скорее походящей на приказ, поменьше трепать языками о сельском враче. И Александр прекрасно понял, зачем это делалось. Но Карелин в свою очередь спросил Сашку, куда это тот исчез сразу после своего выступления. Тот не мог врать своему дяде, уважая того - а тот делал для него всё, что только мог - а потому честно и признался:
   -- Встречался с Василисой Говоровой.
   -- Вот оно как! Значит, девчонка, всё же, не безразлична тебе?
   -- Да, не безразлична. Но, скорее не в плане личных отношений, а в плане её жизни. Мне небезразлична её судьба. Я хочу, чтобы девушка, 20 лет не знавшая особой радости, наконец-то получила её. Я признаюсь честно - она мне нравится и просто как красивая девушка. А она таки красивая, я сегодня убедился в этом. Просто она этого ещё сама не осознаёт. Но я постараюсь подчеркнуть её красоту. Собственно говоря, мне ничего такого уж особенного делать и не придётся. Но мне нужно добиться того, чтобы она сама считала себя красивой - вот это главное. Я уже не говорю за её душевные качества - девушка с такой нелёгкой судьбой всегда будет очень чутким и внимательным человеком. И будет открыто любить. Но нужно, чтобы и она была любимой.
   -- Э-э, а ты о ней рассказываешь не так уж и равнодушно.
   -- А я и не равнодушен к ней, -- улыбнулся Шурка. -- Вот только пока что не знаю, насколько не равнодушен. И это предстоит мне ещё самому понять. Но, скорее всего, у нас ничего с ней не может быть. Менее чем через 2 года я вынужден буду покинуть село. Если я его не покину, то это вызовет удивление и вопросы не только в самом селе. Паспортной книжки-то у меня нет. Но вот куда мне деваться тогда, я себе совершенно не представляю. Ну, я имею в виду, если мне не удастся возвратиться в своё время. Вы вот говорили мне ещё в первый день, что я вернусь туда. А я вот в этом как раз совсем даже не уверен. Но тогда моя судьба может оказаться куда хуже судьбы Василисы. Так какое я имею право связывать девушку по рукам и ногам?..
   -- Нет, я чувствую, что ты вернёшься в своё время. Когда и как это произойдёт, я, конечно, не знаю. Но ты вернёшься, точнее, покинешь нас.
   -- Вот! И это очень непросто. Покину вас? - возможно. Но попаду ли я именно в своё время, или снова ещё эдак на 100-200 лет назад в прошлое попаду?
   -- М-да, -- сокрушённо покачал головой Игнат Степанович. -- Это ещё тот вопрос... Но будем надеяться на лучшее.
   -- Я тоже на это очень-очень надеюсь. Но в этом деле всё решает случай. А потому мне нужно пока что просто приспосабливаться к жизни в вашем времени.
   -- Да ты уже неплохо и приспособился. За чужака тебя никто не принимает.
   -- Ну, -- улыбнулся Сашка, -- и то уже хорошо. Даже Воронок вроде бы со мной тоже сдружился. А потому нужно уже всерьёз думать о поездке в Усть-Чарышскую Пристань за лекарствами. К тому же, мне нужно там будет заскочить ещё и к становому приставу - я ему обещал. А вам с ним ещё работать и работать, нельзя, чтобы он обо мне и о вас плохо думал. Хотя у меня есть и ещё некие вопросы, которые желательно было бы решить, -- вздохнул Александр.
   -- Какие ещё вопросы?
   -- Я вам расскажу о них позже. Мне ещё самому нужно кое-что основательно додумать.
   -- Ну ладно, позже так позже. В общем, на сегодня, наверное, всё. День был непростой, а потому будем отдыхать.
  
  

ГЛАВА 19

Покупки, раздумья, беседы, дела...

  
   На следующий день Карелин вернулся с работы рано (но оно и понятно - воскресенье) и с виду был чем-то расстроенный, со злостью бросив на стол какую-то газету.
   -- Что случилось, дядя Игнат? -- спросил Сашка.
   -- Что случилось, что случилось... А то и случилось - в газете написали о том, что 3 дня назад, то есть в четверг было совершено покушение на Столыпина. Ты был прав.
   -- А вы сомневались, что я вам правду сказал? -- парень уже и забыл о трёхнедельной давности разговоре о премьер-министре.
   -- Нет, я, конечно же, не сомневался. Но всё равно неприятно. А когда он умер, или умрёт?
   -- Не помню.
   -- Как, не помнишь?!
   -- Дядя Игнат, а помните в первый день нашей встречи, за этим же столом при разговоре вы вспомнили о войне с французами 1812-го года?
   -- Ну, помню. И при чём здесь та война?
   -- А скажите мне, пожалуйста, в какой день и месяц того же года произошла Бородинская битва.
   -- Да что, я должен помнить?
   -- Но ведь с тех пор прошло менее 100 лет, да и событие-то какое колоссальное - война двух стран. А вы не помните. А я должен помнить о дате смерти всего лишь одного человека? Да и для меня это событие произошло 108 лет назад.
   -- Ой, извини, Саша. Ты, конечно же, прав. Я просто подумал, что, может быть, Пётр Аркадьевич умер уже вчера или сегодня. Тогда помянуть его нужно. А газеты ещё не успели об этом написать. Вон, сегодня уже воскресенье, а они пишут только за четверг. Но оно и понятно - пока газеты к нам в село попадут...
   -- Я не помню точно, когда он умер. Запомнил только, что через несколько дней. Но это значит, что не менее, нежели через 2-3 дня. Возможно, он умрёт как раз сегодня, а может, и позже. О таком событии газеты точно напишут, вот тогда и помянем.
   -- Ну да. Ничего другого нам и не остаётся. Ладно, ты когда в Пристань собираешься ехать?
   -- Наверное, к концу следующей недели. Мне ещё нужно подобрать какое-нибудь народное средство от болей в сердце у пристава. Я же обещал не пичкать его пилюлями.
   -- Это верно. Ладно, подыскивай. Спроси у Галины. Она знает бабок, которые занимаются подобными лечениями. А те вряд ли удивятся, что их об этом спрашивает новый в селе врач.
   -- О! Вот это ценный совет. Спасибо!
   И на следующей неделе Александр постарался выяснить, какие народные снадобья помогают при болях в сердце. Правда, была некая неувязочка - ведь он пока что не слышал тонов сердца станового пристава Василия Митрофановича, а потому нужно было держать в уме хотя бы пару вариантов народного снадобья. Но это не должно стать большой проблемой.
   Разговор о покушении на Столыпина и о поездке Сашки в Чарышскую Пристань, происходил в воскресенье, а во вторник Игнат Степанович после работы вернулся домой в неважном настроении. Он вынул из зипуна и, молча, выставил на стол бутылку дешёвой казённой водки. Казённая водка в продаже была 2-х сортов - "Красноголовка" (в народе именовалась именно "казёнка") и "Белоголовка" (по цвету упаковочных крышек). Бутылка "Красноголовки" (0,61 л) стоила 40 копеек, а бутылка "Белоголовки" - 60 копеек (она была двойной очистки). Водку также продавали четвертями (3 л) в плетёных корзинах. А ещё продавались "мерзавчики" (1/10 бутылки), и стоил такой "мерзавчик" в казённом винном магазине всего лишь 6 копеек. Шкалик водки на разлив (в кабаке) стоил 5 копеек. И только после этого Карелин негромко произнёс:
   -- Три дня назад состоялся похорон Петра Аркадьевича Столыпина, -- он узнал это опять-таки из газеты, и вновь газеты донесли эту весть с опозданием.
   -- Три дня назад? -- переспросил Сашка. -- Это значит 9-го числа. Ого! Покушение на него было совершено ещё 1-го сентября, а похоронен он только 9-го.
   Да, так оно и было. Столыпин скончался 5-го сентября (через 4 дня после покушения), и похоронен тоже был не сразу. По христианским традициям он должен был быть похоронен на 3-и сутки после смерти, но похорон задержался ещё на один день. Но это сейчас не имело никакого значения. А потому Сашка, всё поняв, начал накрывать на стол. Предстояло поминание усопшего. Что в итоге этим вечером и произошло.

* * *

   Чтобы не откладывать дело в долгий ящик, Шурка решил ехать в Усть-Чарышскую Пристань в понедельник 19-го сентября. И выехал он туда на пролётке, запряжённой Воронком, весьма рано. Он хотел, чтобы у него имелось побольше времени для пребывания в Пристани, поскольку кроме посещения станового пристава и закупки лекарств с расходными материалами у него были ещё и другие планы. Правда, примерно в одних и тех же местах, но, всё же.
   Первым делом в этом селе он направился к становому приставу - нужно было сначала решить этот вопрос, да и позже Прохорова, возможно, не так легко будет застать на рабочем месте. А далее уже закупка медикаментов и решение некоторых вопросов (задуманных Александром), которые тоже были связаны с медицинским обслуживанием жителей села. На входе в полицейскую управу возникла небольшая заминка. Возле его входа покуривала пара полицейских. Увидев молодого парня, который уже подходил к двери, один из них довольно резко спросил:
   -- Куда направился?! Что тебе здесь нужно?
   -- Мне нужен становой пристав.
   -- Зачем это?
   -- Погоди, -- перебил его второй, и сам обратился к Александру, -- ты его знаешь, или он тебя?
   -- Мы знакомы.
   -- Знакомы, говоришь? И как же его зовут?
   -- Василий Митрофанович Прохоров.
   -- Ты смотри, наверное, и впрямь знакомы. Ты знаешь, как к нему пройти?
   -- Знаю. Я ранее уже был у него.
   -- Ну-ну, тогда проходи!
   Прохоров был в своём кабинете. Александр поздоровался, головного убора у него не было, а потому и не нужно было в знак уважения снимать его с головы. Пристав прищурился, очевидно, вспоминая знаком ли ему этот парень, а потом, узнав, радостно воскликнул:
   -- Глазам своим не верю! Неужели это племянник Карелина?
   -- Он самый, Василий Митрофанович. Извините, что раньше не приехал. Просто мне нужно было привыкнуть к сельской жизни, а это не так просто было.
   -- Понимаю. А зачем приехал, случилось что?
   -- Нет, у меня и у моего дяди всё нормально.
   -- А он где? Почему не заходит?
   -- Он в селе. Я сам приехал.
   -- Сам?! Или с кем-то? Ну, то есть без своего дяди, но с оказией.
   -- Да нет. Приехал сам пролёткой Игната Степановича.
   -- Ого! Ну, тогда ты уже нормально привык к сельской жизни. И что от меня требуется?
   -- Ничего. Я приехал вас послушать, ну, послушать ваше сердце, и прописать лекарство.
   -- Ты смотри, не забыл... -- уважительно протянул пристав.
   -- Ну, как можно забыть. Я же обещал. В общем так, -- улыбнулся он, -- снимайте свой мундир, я вас послушаю. -- И он вынул из своего дорожного баульчика, с которым ездил в Бийск, стетоскоп и какой-то небольшой полотняный мешочек.
   После прослушивания сердца Прохорова, Сашка вынул из этого мешочка газетный кулёк, и протянул его Василию Митрофановичу:
   -- Здесь травяной сбор, и там же находится бумажка, на которой расписано как его принимать, чтобы не болело, или хотя бы меньше болело сердце.
   -- Ага, значит, пилюли ты мне не прописал? -- хитро прищурился тот. -- Молодец! Я же говорил, что из тебя толковый врач получится. Ладно, спасибо тебе! И ты что, только из-за этого и приехал в Пристань?
   -- Ну, это была одна из главных целей моей прогулки, но мне ещё нужно произвести закупку медицинских препаратов - и лекарств, и всего другого: бинты, вата, йод, спирт и прочее. Жители села на эти цели собрали деньги. А в селе лекарств точно не купишь. Вот я и приехал. И возможно, вы мне подскажите, где в вашем городе, в вашем волосном центре, -- а Усть-Чарыская Пристань была административным центром Пристаньской волости, -- можно найти аптеки и другие медицинские заведения такого же типа?
   Сашка специально назвал Усть-Чарышскую Пристань городом, чтобы немного польстить его коренному жителю. Увы, даже в 2019-м году этот населённый пункт так и останется селом. Хотя, местные власти и делали всё, чтобы село получило статус города. Ведь село было центром не только Пристанской волости, но и фактически всей юго-западной и центральной части Алтая. В это время село занимало четвёртое место по благосостоянию в Алтайской губернии, уступая лишь Барнаулу, Бийску и Камню-на-Оби. Также четвёртой в регионе по объёму грузоперевозок была и речная пристань села. Двигателем экономического развития региона было купечество. Купцы настолько развили экономический и культурный потенциал местности, что алтайский губернатор и поддержал их идею придать селу статус города. А через 1,5 года, в самом начале 1913-го года, они сделают очередную и, пожалуй, последнюю такую попытку - в феврале сего года будет праздноваться 300-летие дома Романовых, и жители села Пристань попытаются (но безуспешно) переименовать его в Александровск - в память об императоре Александре III-м и получить долгожданный статус города.
   -- А почему бы и не подсказать? Подскажу, конечно, -- и пристав начал объяснять Шурке, как тому найти тот или иной нужный объект.
   Расстались становой пристав и врач Александр Карелин очень дружелюбно. Вот только по имени племянника Игната Степановича Прохоров ни разу не назвал - позабыл, наверное, а переспросить посчитал, что это, скорее всего, неудобно.
   И начались езда и хождение Сашки по улицам Чарышской пристани. Расходные материалы и большую часть лекарств он купил довольно быстро. Можно было и больше купить, но часть денег Шурка оставил. Хотя у него были также и чуть ли не насильно всученные ему деньги из личных средств Карелина. Но он их оставлял на крайний случай - если уж не хватит денег, собранных на сельском сходе, на закупку того, что он запланировал. И после основной закупки Александр бродил по улицам Усть-Чарышской Пристани ещё часа два. Но никаких денег он так и не потратил, и по очень простой причине - того, что ему нужно было, он так и не отыскал. А потому, тяжело вздохнув, он докупил на оставшиеся деньги (не трогая денег Игната Степановича) ещё часть медицинских препаратов. Затем он напоил Воронка в специально отведенном для этого месте и сам отобедал в какой-то харчевне.
   А далее в обратный путь - к Красноярке. Он отъехал пару километров от села и повернул к реке. Сам-то он пообедал, а вот Воронок не кормлен, а лишь напоен. И Сашка подъехал к Чарышу с его зелёными лугами. Здесь он, как ранее советовал дядя Игнат, выпряг Воронка, предоставив тому свободно бродить по лугу и щипать понравившуюся ему травку. Сам он, развязав пояс, сбросил косоворотку и нательную рубаху (надел ту всего несколько дней назад), а также снял сапоги. В селе ещё до недавнего времени - пока было тепло, Александр ходил в лаптях - буквально за пару дней привык к ним, а ходить в них было легко и удобно. Но с приходом осени он перешёл на сапоги. Несколько дней учился правильно наматывать портянки, но и эту науку успешно освоил. Да и показываться в лаптях на сходе или у станового пристава было как-то неприлично. Шла уже вторая средина сентября, а по Григорианскому календарю вообще уже начало октября, но было ещё не холодно. Купаться, конечно, Александр не стал, а вот позагорать можно было. И вот сейчас он лежал на спине под лучами тёплого солнышка, подложив под голову руки, и размышлял о своей теперешней жизни: что ему делать дальше, и самое главное, что он будет делать через 2 года - как бы продолжение дальнейшей недавней беседы с дядей. Ничего он естественно не надумал, а потому решил, что нечего наперёд загадывать - он мог, так сказать, "предсказывать" только прошлое - и то не своё - но никак не будущее.
   Так он вместе с Воронком отдохнул примерно в течение часа. Затем он оделся, обулся, запряг Воронка в пролётку и в быстром темпе направился в обратный путь - к своему дому конь всегда бежал в охотку, его не нужно было подгонять. Прибыли они в село ещё задолго до вечера. Игната Степановича в избе не было. А потому Сашка распряг Воронка и направил его в стойло - сегодня он немного попасся, а позже ещё и сена пожуёт. Сам же он занялся своими обычными будничными работами по усадьбе. Всё закупленное он завтра рассортирует и отнесёт Ждановой - пусть храниться у неё. У себя он оставит на всякий случай лишь немного расходных препаратов - для возможной экстренной помощи.
   Пришедший же домой примерно часа через 1,5 часа Карелин в первую очередь начал интересоваться всё ли Александру удалось закупить.
   -- Из лекарств и расходных препаратов, не всё, но большую часть закупил. Некоторые запланированных мною лекарств, я не отыскал. Но им есть более-менее подходящая замена. А вот то, что я планировал купить отдельно и в помине нет.
   -- Не понял, -- удивился Карелин. -- И в помине нет... А другие лекарства в помине были.
   -- Я вас понял, -- засмеялся Сашка. -- Я сейчас объясню вам, что я имел в виду. Дело в том, что о планированных мною лекарствах, но не купленных, аптекари хотя бы слышали, но говорили, что в настоящий момент таковых нет. А вот о тех медицинских препаратах, которые я хотел дополнительно купить, как я сказал отдельно, они и слыхом не слышали. Они вытаращивали на меня глаза и спрашивали: "А что это такое?".
   -- Теперь понял. Ну, и что тут удивительного? Ты им наверняка говорил о препаратах уже из своего времени, а в наше время их ещё попросту нет.
   -- Да нет, дядя Игнат, дело в том, что я им говорил о препаратах, которые в ваше, теперь уже и моё время употребляются. Возможно, они в Бийске есть, но я тогда о них не думал. Я подумал о них лишь, после недавней операции Василию Тропинину. Но их, скорее всего, и в Бийске нет, и там о них наверняка не знают.
   -- Почему ты так думаешь?
   -- Потому, что они иностранные и пока что применяются в зарубежной практике. Конечно, врачи в Санкт-Петербурге, к примеру, или в Москве о них знают. А потому, возможно, ввозят - закупают - их из-за границы. Но в нашем регионе... -- он сокрушённо покачал головой.
   -- Понятно. А тебе они так уж нужны? Их же тоже можно, наверное, заменить другими.
   -- Кое-что можно, но оно менее эффективное, а имеющиеся ещё и вредное для человека.
   -- Как лекарство может быть вредным?
   -- Ой, -- махнул рукой Сашка, -- даже в наше время таких лекарств в избытке. Понимаете, лекарство лечит какую-то одну болезнь, какой-нибудь один орган, но при этом оно порой негативно действует на другие органы. В аннотации на лекарство - ну, это перечень для чего оно применяется - пишут, какую болезнь препарат излечивает. Но в этой же аннотации имеется ещё и перечень противопоказаний. Так вот, перечень противопоказаний нередко намного длиннее, нежели пункты его применения. Вот такие бывают лекарства. Но то лекарство, о котором я упомянул, вредно по другой причине - человек постепенно привыкает к нему и позже уже жить без него не может. Помните, я говорил, что в нашем времени есть так называемые наркоманы.
   -- Да, что-то такое припоминаю.
   -- Так вот, есть эти наркоманы и в вашем времени.
   -- И что же это за препарат такой вредный?
   -- А вы о нём, наверное, слышали. Это кокаин.
   -- Как?! Да ведь его же расхваливают чуть ли не на каждом углу.
   И в самом деле, в это время кокаин широко и без рецепта продавался в аптеках по всему миру. При этом его рекомендовали не только как местный анестетик для инъекционного введения, но и как тонизирующий препарат, даже в виде капель от насморка! Кроме того, выпускалась выпечка с кокаином, конфеты и другие сладости
   -- Вот-вот, а на самом деле это наркотик. И в ваше время это чуть позже поймут.
   -- А зачем он тогда тебе?
   -- Да он мне не нужен, потому что он-то в аптеках как раз есть.
   -- Нет, я не о том. Зачем он вообще тебе, или что-то подобное?
   -- Для анестезии при операциях, ну, как обезболивающее, чтобы человек во время операции не чувствовал боли. Или же мне всё время потчевать больных 2-мя стаканами спирта? Не все такое выдержат, да хотя бы те же женщины. А дети?.. Да они во время операции, а то ещё и до неё могут скончаться от такой дозы. Это годится только крепким мужикам, которые уже хорошо привычны к таким напиткам.
   -- Ну, есть бабы, которые стакан спирта смогут выпить. А вот два... вряд ли. Да и дети, ты прав. И что делать? Что ты хотел купить?
   -- Я хотел купить новокаин. Он тоже на основе кокаина, но он для человека абсолютно безвредный. Вот о нём как раз в аптеках и не слышали. Но он, как я уже говорил, употребляется.
   -- И что же делать?
   -- Да ничего не делать. Придётся обходиться без новокаина. Буду использовать тот же кокаин. Я уже подумал об этом. Если мне доведётся делать ещё какую-нибудь операцию, то я же введу его больному только один раз - в то место, которое буду оперировать. Это называется местной анестезией. А от одного раза у человека не появится тяга на кокаин.
   -- Ну, вот. Значит, эта проблема решена.
   -- Одна проблема решена, а вот вторая пока что нет.
   -- А какая вторая?
   -- Вторая намного серьёзней.
   -- Ну-ну?
   -- Если придётся делать операцию на каком-либо внутреннем органе человека, то я не смогу зашить оперируемое место. Не поверхностный разрез, а именно внутренний.
   -- Почему? Ты же зашил Василию рану конским волосом.
   -- Это именно поверхностная рана. Когда я у него сниму гипс, то сниму и волос - вытащу его из давно зажившей к тому времени раны. А как я вытащу тот же конский волос из внутренней раны? Опять резать человека, добираться до оперируемого органа и снимать шов? - ну, так это называется. А если там что-то не так. Я что, буду постоянно больного то резать, то зашивать?
   -- Ну, а как делают эти твои внутренние операции?
   -- Для этого существуют саморассасывающийся хирургический шовный материал.
   -- Как это, саморас... ссасывающий...?
   -- Это такая как бы нить, которая в течение 1-3-х недель рассосётся, исчезнет из организма человека.
   -- Ну и напридумывали же вы...
   -- Да не мы это придумали. Я же говорил вам, что такой материал имеется и в вашем времени, но, скорее всего, больше за границей. Но я никак не могу поверить, что о нём не знают в столице России. А в нашем регионе, понятное дело, его пока что нет.
   -- А из чего же эту саморас.... нить делают? И как она называется?
   -- Называется она кетгут. А делают её из тонкой кишечной трубки мелкого рогатого скота - овец, коз. Для изготовления кетгута, очищенная от слизистого и серозного слоёв кишка, разрезается на полосы, а затем туго скручиваются в нити различной толщины.
   И Сашка был прав в том вопросе, что до Первой мировой войны на русский рынок кетгут поставлялся исключительно немецкими, французскими и отчасти английскими фирмами.
   -- О! Так это же не сложно и самому сделать. Правда, у нас в селе овец нет. А козы есть. Но их не так часто режут, молоко у них хорошее. А вот самцов - козлов - всё же, режут на мясо. Не знаю только когда и у кого такой забой скота может быть. Но в других сёлах овцы есть, и их на мясо чаще режут. Вот можно и договориться, чтобы жители продали требуху овцы. Всё равно не всё из неё используется.
   -- Я никогда не занимался этим, дядя Игнат. Там тонкая работа, там нужны женские руки.
   -- Ну и что. Екатерина со старшей дочерью, моей племянницей с эти делом справятся.
   -- Да, наверное, справятся. Но это самая простая часть работы. Эти кишки, или уже нити нужно ещё обрабатывать специальным раствором, а потом ещё и хранить в каком-то тоже растворе. Вот это как раз самое сложное.
   -- Ну, тогда вспоминай что это за растворы.
   -- Придётся вспоминать, на лекциях нам это рассказывали. Но где мои конспекты... Попробуй так вот, без ничего вспомнить...
   -- Ничего, ничего - напрягай свою память и вспоминай. Я уже теперь понял, что без этого кет... без этой нити тебе не обойтись. Если, конечно, будет там, как ты говорил, внутренняя, что ли, операция. Но её может и вообще не быть, или долгое время не будет. Тебе же эти кишки не на завтра нужны... О, а в твоих книгах, что ты в Бийске купил, об этом не написано?
   -- Я ещё не полностью их просмотрел, но по-моему, нет. Вряд ли. Там в основном о лекарствах говорится. Да и не все мои купленные книги такие уж новые, в них о таком может и не быть написано.
   В Бийске Александр купил несколько книг по фармакологии. Одной из них была книга классика фармакологии доктора медицины, профессора Императорской медико‒хирургичнской академии, писателя Александра Петровича Нелюбина "Фармакография, или Химико‒врачебные предписания приготовления и употребления новейших лекарств". С 1827-го по 1835-й год эта книга выдержала 5 изданий, причём последнее вышло в 4-х томах. А вот Сашке достались только 1-й и 3-й том.
  Купил Александр и учебник Леонида Дмитриевича Фишкина "Фармакология (Полный учебник для фельдшерских учеников и фельдшеров; Вып. 1-5. ‒ Варшава: тип. Варш. жандарм. окр., 1872‒1874)" на русском языке.
   Вот только это были, всё же, несколько староватые издания. Но в одном из книжных магазинов в разделе "Медицина" Большакову, наконец‒то, повезло: он приобрёл 2 книги выпуска уже начала этого века. Таковыми были 2 тома книги профессора Н. П. Кравкова "Основы фармакологии. Курс фармакологии. Медицина, врачи, фармацевтика, медики, 1904‒1905 гг, а также книга книга "Фармакология: Основы лекарствоведения в систематической обработке: (С практ. и, отчасти, теорет. рецептурой) / Д-р Бернард Шапиро; ‒ 9-е изд., с доп., изм. и новыми средствами. ‒ Санкт‒Петербург : тип. т-ва "Нар. Польза", 1911". Это был вообще самый свежий вариант справочника по фармакологии, и не только для Саши.
   Да, книги тоже были не так уж и дёшевы, но сейчас они (особенно последние 2 издания) стали как бы настольными книгами сельского врача начала XX-го столетия Александра Николаевича Большакова. А ещё Саша думал о том, что ему, наверное, позже придётся заняться ещё и народной медициной (вспомнил свои мысли в аптеке Бийска).
   -- Ладно, -- успокоил племянника Игнат Степанович, -- это дело будущего, и неизвестно какого. Я поговорю с некоторыми односельчанами, родственники которых живут в других сёлах, и попрошу, чтобы, если у них в селе кто-то будет резать овцу, то оставил мне требуху, а точнее только тонкие кишки. А в чём их сохранять, ну, в чём селяне мне их должны передать?
   -- Не знаю, в чём вы их храните до какого-либо приготовления. Но до обработки они могут быть именно в вашем растворе, да и, наверное, просто в воде. А вот уже после обработки...
   -- Понятно. В общем, ты занимайся своим делом, а я своим. Ты изучай свои книги.
   На этом беседа и была завершена.

* * *

   А далее потянулась размеренная сельская осенняя жизнь. Шла уборка урожая. К этой работе был привлечён и Александр. Никакой сложности для него не представляло, к примеру, копание картофеля или сбор овощей. Но была одна работа, которая на вид была совсем простой, но требовала отличного умения. И это была косьба. Сашка никогда не держал в руках косу, да и вообще знаком с ней был лишь по кинофильмам да по различным картинкам. И казалось - ну, что там сложного. Но, оказывается, сложностей хватало. Во-первых, нужно было умело выдерживать расстояние над землёй, чтобы стерня не была такой уж разной высоты. Для уборки зерновых это ещё не особо важно было, а вот для покосов трав - сена - очень важно. Ведь чем ниже и ровнее держишь косу над землёй, тем больше сена скашивается - не оставлять же на земле остатки травы высотой по 15-20 см, а то и более. Но в этом таилась вторая опасность - чем ниже держишь косу, тем больший шанс срезать ею не траву, а землю. А у Шурки от такого старания кончик косы то и дело норовил угодить в землю - нужен был хороший навык, чтобы правильно держать косу. А это постоянная правка косы - от соприкосновения с землёй её лезвие тупилось. В общем, над племянником Карелина немного посмеивались, но незлобно, понимая, что для городского жителя это дело далеко непростое. Но Игнат Степанович его с такой работы, всё же, не снимал - нужен был опыт уже на следующий год для покосов именно трав, для заготовки сена на зиму.
   До конца этого месяца (25-го сентября, воскресенье) и в начале следующего (1-го октября, суббота) Александр дважды встретился с Василисой. И на сей раз инициатором таких встреч был не он, а именно девушка. Эти встречи происходили как бы случайно. Но это было именно "как бы". После первого разговора Василису очень заинтересовал парень. Сашка был, в общем-то привлекательным парнем. Не писаным красавцем, но довольно симпатичным. Это ранее также отметила и Мария - жена Василия Тропинина. Парень был высок (187 см ростом), статен, достаточно широк в плечах, с развитой мускулатурой верхней половины туловища. Смуглая кожа, тёмно-карие выразительные глаза, густые тёмные волосы - он не был таким уж жгучим брюнетом, но волосы, всё же, были тёмные. Лицо гармоничное, почти пропорционально сложенное: лоб, нос и подбородок соотносились друг к другу через одну треть. У него были хорошей формы губы, довольно мужественный подбородок, прямой не длинный с лёгкой горбинкой нос. У Александра не было идеальной билатеральной симметрии. Да она и редко бывает идеальной, поскольку во многих случаях нарушается ещё во время внутриутробного развития под воздействием андрогенов. Но женщинам как раз и свойственно распознавать эти почти неуловимые признаки асимметрии, и оценивать их даже больше, чем идеальную красоту.
   Но дело было даже не во внешней привлекательности парня. Внешность - это порой всего лишь красивая обложка не всегда интересной книги. А потому глаза умной, рассудительной женщины не столько видят внешность мужчины, сколько сердцем чувствуют содержание той внешности, что внутри - в душе. И если в душе заключено богатое содержание, в сочетании с такими качествами как любовь, мудрость, милосердие, великодушие, справедливость, смелость, скромность, то такой даже не совсем красивый мужчина в глазах женщины и внешне будет необыкновенно красив.
   Александр Николаевич Карелин заворожил Василису своей открытостью, приветливостью, чуткостью, душевностью, жалостью, умением пожалеть и сопереживать другому человеку, даже ранее ему не знакомому. Парень и девушка в этих 2-х (последующих за первой) встречах практически не говорили на личные темы - так, о том, о сём, о разном... И девушка не затрагивала вопроса помощи ей - если Александр сказал ей, что поможет уже в следующем году, то он имел на это право и у него наверняка имелись какие-то на то основания. Да и зачем ей набиваться, тем более что Василиса - хотя и с замиранием сердца мечтала об этом - не особенно такому верила. Ну, как он сможет ей помочь, ей, хромуше, которую парни обходят стороной?.. Но надежда, всё же, жила, а потому не нужно было её преждевременно вспугивать. И потому покидала она такие "случайные" встречи с Сашкой с грустью. Но, тем не менее, при возвращении домой её сердце радовалось, радовалось тому, что такая встреча, всё же, состоялась, что она смогла увидеть парня и даже поговорить с ним.
   После последней встречи с Василисой, в средине следующей недели, в среду, 5-го октября Александр решил, наконец, снять гипс с ноги Василия Тропинина. Со времени его наложения прошёл месяц и ровно 1 неделя. Сашка добавил эту неделю, жёстко предупредив об этом Василия (тот всё рвался ходить уже без костыля), для подстраховки - ведь перелом ноги был со смещением костей. Без малого за месяц, прошедший после поездки Александра в Чарышскую Пристань за лекарствами, у него было всего около десятка новых пациентов. И то с мелкими недомоганиями и исключительно с жалобами от женщин: горло болит (очевидно, разгорячённая холодной воды напилась), ногу подвернула, здорово палец порезала, бессонница одолевает, сердечко побаливает и тому подобное. Сам лично Сашка помог всего трём пациенткам: одной назначил полоскание горла кипяченой водой с растворённой в ней солью, содой и добавлением нескольких капель йода. Второй вправил ногу, хотя там уже нечего было и вправлять - всё само собой наладилось. Так что врач только наложил тугую повязку на пока ещё болящий голеностопный сустав. А женщине с болями в сердце Александр назначил примерно то же лечение, что и становому приставу. Правда, это только на первое время, поскольку из прослушивания сердца пациентки Шурка понял, что одними травяными настоями в данном случае дело не окончится - далее придётся назначать и более эффективные уже лекарственные препараты. Остальных же пациенток он направлял к Галине Ждановой. Но те как раз рвались, чтобы их лечил именно врач Александр Николаевич. А потому было немало "торгов" по этому поводу.
   Что же касается снятия гипса у Тропинина и удаления из бывшей раны нити (конского волоса), то всё прошло гладко. Кости были сложены правильно, срослись нормально и никакой даже малейшей хромоты у Василия не наблюдалось. А потому Александр только предупредил того, чтобы он в течение хотя бы 2-3-х недель не давал нагрузку на эту ногу - её требовалось временно щадить. На этом эпопея с переломом ноги была завершена, если не считать того, что через неделю Василий собственноручно занёс врачу Александру большого освежёванного гуся.
   -- Вот и твой первый более-менее солидный врачебный заработок, -- с улыбкой прокомментировал Игнат Степанович эту ситуацию. -- С почином, Александр Николаевич!
   Сашке и те пациентки, которых он сам обслуживал, тоже совали некие домашние яства, но такая щедрая дань была и в самом деле первой.
   Но по Григорианскому календарю вскоре должен был заканчиваться октябрь, а потому следовало уже готовиться к зиме. Часть лета и осени (не особо отличающуюся от своего предшественника) Александр уже прожил в селе далёкого прошлого. Но вскоре и осень закончится. А вот что принесёт ему зима, было пока что неизвестно...
  
  

ГЛАВА 20

Уж небо осенью дышало

  
   А осень тем временем действительно подходила к концу. Это стало заметно ещё и по тому, что практически исчезли вязки с рыбой, которая ранее сушилась под навесами изб. Эти вязки периодически заменялись новой порцией свежей рыбы, но сейчас она могла уже отсыревать. Однако рыбу ловить не переставали, просто сейчас её уже заготавливали для засолки.
   Жители населённых пунктов по Чарышу не представляли себе жизни без рыбалки, рыбного промысла, которым часто кормились целые сёла. Рыбу ловили круглый год. Сушёная, вяленная, а частично и солёная рыба зимой часто была основной белковой (животной) пищей. Солили в принципе любую рыбу, разве что кроме осетровых пород, поскольку её засолка требовала определённого оборудования и техники. Откуда, казалось бы, на Алтае взяться осетрам? Но был и осётр - именно сибирский осётр. Кроме него в Чарыше были ещё и сибирские голец, хариус, минога, щиповка. А в целом разнообразие рыбы в Чарыше поражало - кроме именно сибирских пород, были также щука, нельма, елец, окунь, налим, стерлядь, пестроногий подкаменщик, язь. Из более мелкой рыбы: линь, ленок, карась, плотва, ёрш. Река, изобиловавшая рыбой, и возможность быстро, без особых затрат времени и средств, пополнять свой пищевой рацион - побуждали селян промышлять рыбу. Чарыш был неплохим кормильцем. А потому селяне после удачной рыбалки сначала кланялись реке и только потом - родному дому. Бийские базары начала XX-го века были завалены первосортными "царскими" рыбами - осетрами и стерлядью. Жители ближайших сёл - Сростки, Быстрянка (по р. Катунь), Акутиха (р. Обь) ловили осетров в 6-7 пудов (98-114,7 кг).
   Иногда, даже зимой (как, впрочем, и летом) нижнечарышские алтайцы ставили вентеря, при помощи жерди, топора с длинной рукояткой и верёвки пускали подо льдом сети. Весьма колоритной, воспетой во многих песнях была зимняя рыбалка у западных соседей алтайцев - уральских казаков. На реке Урал, участки которого были выкуплены у царского правительства, местные казаки баграми зимой "тягали осетров" из ловчих ям, пока лёд не превращался в мелкое крошево. Но и тогда азартный лов не прекращался, хотя рыбакам доводилось стоять по грудь в ледяной воде.
   На Чарыше нередко пользовались ещё и неводами, причём в основном применялись отцеживающие и стационарные орудия лова. Ярким примером неводного лова является следующий: по десять человек на том и на другом берегу тянут расширяющийся к средине невод на несколько сот шагов вниз по реке - работа трудная и медленная. Лов производился неводами, не имеющими мешков, во 130 саженей длины и от 3-х до 4-х саженей ширины, с петлями в 1,5 дюйма в квадрате, то есть, переводя в метрическую систему, габариты невода приблизительно соответствовали размеру 277×6-8 м. В устьевой зоне Чарыша рыбу ловили ещё и кошелями, которые называются "вентерями". Этими вентерями, проверяя их утром и вечером, ловили преимущественно большую рыбу. В широких лиманах использовались закидные неводы длиной больше 200 сажен (т. е. приблизительно более 400 м), которыми ловили разную рыбу и в любое время. Здесь же применялись и ставные объячеивающие сети, называемые "косяками". Такие сети, связанные из тонких верёвочек, и имеющие квадратные полуаршинные ячеи (≈ 0,35 м), обеспечивали запутывание рыбы. Их - длиной сажен на 40 и более, а шириной сажени в 3 (приблизительно 85×6 м) - опускали на дно, навязав к одной стороне тяжёлые камни, а к другой, на верёвках пуки камыша, которые, плавая по поверхности, держали сеть стеной.
   Александр в заготовке рыбы тоже иногда принимал участие - вместе с другими местными парнями и мужиками - хотя ранее в таких масштабах он рыбу никогда не ловил. Он мог иногда посидеть с удочкой в руках на берегу реки, и то не Волги, а Которосли. Он не был заядлым рыболовом, но как можно было не любить поймать хотя бы мелкую рыбёшку, если ты проживаешь в городе, в районе которого протекает сразу 2 реки. Вот и этой осенью он иногда приобщался к такому делу. И на то были 2 причины: заготовка частичного пропитания на зиму и некоторое безделье. После уборки урожая работы в селе оставалось немного - накормить, напоить скотину да подоить коров и коз. Ну, и немного прибраться в усадьбе - хотя бы от опавшей листвы. Значительно больше свободного времени стало теперь и у сельского старосты, а потому его оставалось больше и на беседы со своим племянником. И в один из дней конца 1-й декады ноября, вечером он завёл с Шуркой беседу на близкую тому, и весьма актуальную, как он считал, тему:
   -- Ну что, Саша, договариваться мне за покупку овечьей требухи? Скоро понемногу начнут резать скот.
   -- Пожалуй, нет, дядя Игнат.
   -- Вот те раз?! А почему? Ты что, раздумал делать людям операции, если это потребуется?
   -- Нет, не раздумал.
   -- Тогда в чём дело? Ты же сам говорил, что тебе потребуются какие-то там само... В общем, специальные нити, изготовленные из овечьих кишок. Как они там называются?..
   -- Кетгут.
   -- Вот-вот, он самый. Ты уже вспомнил, как его готовить? Ну, кроме порезки.
   -- Кое-что вспомнил, но этого явно недостаточно. Я вспомнил, что для его изготовления имеется много технологий. Но это как раз и плохо, потому что у меня каша в голове от этого разнообразия. А как я могу помнить наизусть точную технологию? Я же специально этого не заучивал. Ну, возьму что-то от одной технологии, а что-то от другой... Но так только беды можно наделать.
   В этом вопросе Александр был прав. Процесс изготовления и стерилизации кетгута был сложен и отличался рядом особенностей. Учитывая сильную загрязнённость сырья различными бактериями, при его производстве большое внимание уделялось уменьшению инфицированности. Кетгут получали в ходе сложнейшего процесса, включающего в себя обработку сырья раствором поташа, неоднократную механическую обработку скребками, отбеливание в растворе пергидроля и едкого натра, и само скручивание в нити. После ещё более длительного процесса получали, наконец, нити. При этом нить должна была быть ровной, без извилин, выхватов и бахромчатости, резка происходила по длине кишок разного калибра с отделением правой (спинка) и левой (брюшка) полос. Однако это, всё же, не гарантировало от бактериальной загрязнённости уже готового кетгута даже спороносными бактериями (столбняк, сибирская язва и пр.). Технологии обеззараживание кетгута начались с английского хирурга и учёного Джозефа Листера (1869-й г.), который предложил обрабатывать кетгут 5 %-м раствором карболовой кислоты в масле. Далее датский бактериолог Клаудиус предложил обрабатывать кетгут 1 %-м раствором йода в 1 %-м водном растворе йодистого калия (1,0 Jodi puri, 1,0 Kali jodati, 100,0 Aqua destillata). Раствор в нужном количестве наливался в сосуд с притёртой пробкой, и мотки кетгута подвешивались в нём на стеклянной подставке таким образом, чтобы жидкость окружала их со всех сторон. В этом растворе держали кетгут в течение 14 дней, после чего он переносился в стерильные банки. Советский акушер-гинеколог А. П. Губарев пользовался не водным раствором по Клаудиусу, а спиртовым той же концентрации, причём рекомендовал употреблять формалиновый спирт (в пропорции 1:1000). И как тут было не запутаться Александру Большакову?..
   Кроме того, Сашка не помнил и того, в каком именно растворе нужно хранить уже готовый кетгут. А его содержали в маленьких моточках в банках с люголевской жидкостью (раствор йода в водном растворе йодида калия), или в сухом виде - моточки обезжиренного кетгута смачивали в 1 %-м растворе йодистого калия и подвешивали на нитках в стерильных банках с притёртой крышкой. Или же кетгут опускали в эфир на 12-24 часа. Затем стандартную нить кетгута разрезали на 3 части и тщательно протирали марлевым тампоном, смоченным в растворе дихлорида ртути в пропорции 1:1000. А ещё нити, обработанные сулемой, опускали в 2 %-й водный раствор йодида калия - это делало кетгут восприимчивым к парам йода. И как это было всё запомнить не специалисту в этом вопросе?.. А потому Александра вполне можно было понять.
   -- Та-а-ак, -- расстроено протянул Карелин. -- И что же ты будешь делать?
   -- Буду использовать другие виды шовного материала, -- вздохнул Шурка.
   -- А какие есть другие виды?
   -- Понимаете, дядя Игнат, есть 3 вида шовного материала: полностью рассасывающийся шовный материал для зашивания ран, условно рассасывающийся и не рассасывающийся. Полностью рассасывающийся - это именно кетгут, не рассасывающийся - это нити из искусственных материалов. В нашем мире их предостаточно, в вашем - пока что единицы. Но есть и второй вид, который я назвал - условно рассасывающийся. Это нити из натуральных волокон.
   -- Натуральных? Интересно. И каких же это?
   -- В первую очередь это шёлк.
   -- О! Шёлк! Это действительно хороший материал. И красивый... Но он же ужасно дорогой. Ведь у нас шёлковую пряжу не производят, а завозят её из Китая. Китай, конечно, недалеко от нас, но попасть в него всё равно непросто.
   А в этом вопросе прав был уже Карелин. Южнее Бийска, за Алтайским природным заповедником (который будет основан только в 1932-м году) как бы в одной точке сходились Алтайский край, Казахстан, Монголия и Китай. Но напрямую в Китай попасть было практически невозможно - впереди были горы Тибета. А потому в Китай ездили через Монголию.
   -- Но в Бийске или Барнауле шёлк может быть. Это же кратчайший путь отсюда в Китай.
   -- Сами ткани, конечно, есть. А вот пряжа, то есть нитки... Не знаю. Я не слышал, чтобы где-то поблизости изготавливали шёлковые ткани.
   -- М-да, скорее всего, вы правы. Но тогда методом исключения остаётся, пожалуй, только один условно рассасывающийся материал.
   -- Всего один? -- испугался Игнат Степанович, полагая, что если и тот по каким-то причинам не подойдёт, то всё - "накрылась" сельская хирургия.
   -- Ну, возможно, не один, а 2-3. Но тогда лучший из них - это лён.
   -- Лён?! Так это же прекрасно! Он у нас точно имеется, и не такой дорогой. А он точно годится?
   -- Точно, точно. Кстати, нам на лекции говорили, что во время войн льняные повязки спасали раненных от сепсиса и гангрен.
   -- Но ведь он не рас... рассасывается, -- аккуратно промолвил это слово Карелин. -- Значит, он остаётся внутри человека. Ну, в его теле, в брюшине, например.
   -- Не остаётся.
   -- Как так? Не рассасывается и не остаётся? Разве такое может быть? Куда же он девается в этом случае?
   -- Есть такой биологический процесс как биодеградация. Я не хочу нагружать вас медицинскими или биологическими терминами. В общем, это процесс как бы "пе-реваривания" натуральных нитей человеческим организмом. Они тоже постепенно разлагаются. Не так быстро как тот же кетгут - 2-3 недели - но и они постепенно выводятся из организма. Но срок на порядок больший - 2-3 года. Да и вообще, лён - это натуральный, растительный материал, это как-никак органика.
   Сашка не хотел забивать голову Карелина ненужными знаниями, а потому и не расшифровывал, что биодеградация осуществляется 2-мя способами - ферментатив-ным и путём гидролиза. Шовный материал белковой природы (кет-гут) или растительного происхождения (шёлк, хлопок, лён) подвергается биодеградации ферментативным способом - пе-ревариванием лизосомальными ферментами макрофагов, мигрирую-щих в ткани шва. А вот синтетические рассасывающиеся материалы под-вергаются гидролизу с образованием гликолевой и молочной кислот, являющихся естественными компонентами организма, лишённых ток-сического действия.
   -- Ну, вот. А то ты сразу придумал дорогостоящий шёлк, когда есть дешёвый лён. Или шёлк намного лучше льна?
   -- Не так уж намного, но, всё же, лучше - он прочнее, более хорошо держит шов. А в целом шёлк считается золотым стандартом в области оперативного лечения. Этот материал обладает прочностью, мягкостью, эластичностью, на нём можно завязывать 2 узла. Шёлковая нить чрезвычайно мягкая, податливая, прекрасно держит хирургический узел. И при этом шёлковая нить обладает поистине потрясающей плотностью, она выдерживает сильное давление и очень крепка на разрыв. На разрыв шёлковая нить не уступает стали в том же диаметре. но в человеческом организме её прочность падает в течение года, после чего она постепенно и подвергается биодеградации.
   Сашка при этом не знал такого потрясающего в качестве примера факта, что 16 слоёв шёлка выдерживают пулю (со свинцовым сердечником), выпущенную из пистолета "Магнум 357": калибр пули 9,07; масса - 10,74 г (!). А ещё шёлковая красная нить выступала также в роли оберега. Этот амулет, защищающий от сглаза и всевозможных бед, люди использовали с древних времён. В то время, когда шёлк, приравненный по цене к золоту, был доступен только богатой знати, обычные люди могли себе позволить лишь небольшую тонкую нить. И она считалась очень мощным оберегом.
   -- Ну, хорошо, с шёлком всё понятно, -- протянул Карелин, -- тем более что он нам практически недоступен. А кроме того же льна можно ещё что-то использовать?
   -- Можно. Например, нити из хлопка, конопли и даже шерсти. Но в данном случае среди них лучшим является уже именно лён. Дядя Игнат, -- улыбнулся Александр, -- я понимаю ваши вопросы, сомнения и то, к чему вы клоните - зачем, мол, я морочу голову чем-то сложным, когда есть более простое. Но поймите - я в своих рассуждениях и стремлениях найти нужный препарат или медицинский материал шёл именно от лучшего к худшему. Почему я, говоря о шовном материале, начал с кетгута. Потому что это самый лучший материал. Я думал о надёжности операции. А даже те же шёлк и лён ему значительно уступают. Кроме того, они в человеческом организме могут находиться до 3-х лет, а то бывает что и больше. А это риск какого-нибудь воспалительного процесса. Кроме того, лён и даже шёлк оказывают порой механическое повреждение наложенного шва. Эти натуральные материалы из-за крови и тканевой жидкости набухают, разволокняются, расширяя зону раздражения. Это называется фитильностью нити, подобно тому, как фитиль в керосиновой лампе впитывает и тянет керосин, так же шёлк и лён пропитываются кровью и другой органической жидкостью. То есть микропустоты между волокнами нити заполняются тканевой жидкостью в ране. А такая способность этих нитей перемещать жидкость может служить причиной перемещения инфекции на здоровые ткани, а, следовательно - её распространению. В наше время это можно обнаружить без хирургического вмешательства - есть различные аппараты и методы исследования - а вот в ваше время это пока что невозможно. В этом случае я не смогу своевременно обнаружить инфекцию, устранить её, что в свою очередь может привести и к гибели человека.
   -- Я теперь всё окончательно понял. Не обижайся на меня. Это я тебе голову морочу. Ты поступаешь абсолютно верно. Что же касается гибели человека, смерти... У нас в селе, да и в других сёлах, насколько я знаю, если у человека что-то болело внутри, серьёзно болело - живот, сердце, лёгкие, печень... не знаю, что там ещё может быть, то никто не выживал. Никто! Понимаешь?
   -- Понимаю. Операций не делали.
   -- А где их было делать, да и кем?! Порой пытались везти больного человека в город, где имеются больницы и хорошие врачи. Например, в тот же Бийск. Но, увы... Аптекари там, возможно, и хорошие, а вот врачи... Одними пилюлями человека на ноги они поставить не могли. Да и в большинстве случаев не довозили больного до них. Туда везли больного, а назад - уже тело. У мужика ведь как - он в таких случаях всё делает в последнюю очередь, надеясь на русское "Авось". Но никогда это авось никого не спасало. Почему я тебе и говорил, что бабы у нас умирали как мухи. Они, заботясь о семье, о себе меньше всего думали. А когда спохватывались, то было уже поздно. А потому, если ты операцией спасёшь жизнь хотя бы одного больного нашего односельчанина - мужика, бабу, ребёнка - кого угодно, то тебе памятник можно будет ставить.
   -- Так уж прямо памятник, -- рассмеялся Шурка. -- Да и не забегайте вы так далеко. Я пока что никого ещё не спас, ну в плане того, что операцию пока что никому не делал. Не считая Тропинина, но то была поверхностная операция. Он и со сломанной ногой мог жить ещё лет 20-30. Кроме того, вот что-что, а памятник мне никак нельзя ставить.
   -- Почему это?
   -- А что вы на нём напишите - Александр Большаков, год рождения 1996?
   -- М-да, точно, -- засмеялся и сам Игнат Степанович. -- Подловил ты меня. Этого точно не напишешь. Ладно, давай заканчивать разговоры и будем ужинать, а потом и на боковую. Но наша беседа была очень плодотворная, а потому за ужином не грех и по чарочке пропустить.
   Так они и поступили. Но при этом не сразу отправились на боковую, как выразился Игнат Степанович. Как раз та чарочка и привела к новой теме разговора.
   -- Я пару дней от некого безделья прохаживался улицами села, -- начал Сашка, -- и заметил, что в нём прибавилось нетрезвых особей.
   -- Ну, мужик всегда не против был опрокинуть рюмочку. А тем более, если его угощают. Ты вспомни Василия - 2 стакана спирта без какой-либо закуски...
   -- Ну, то был исключительный случай. Да, бывало, и летом я замечал, что некоторые из мужиков ходят "под мухой". Но, в рабочее время, всё же, очень редко - уже ближе к вечеру. А после того, как собран урожай, таких прибавилось чуть ли не с утра.
   -- Да, что есть, то есть. Но на это есть много причин. Собран урожай, он уже не в поле, а как говорится, в коморе. Радость, а потому можно пропустить и чарку.
   -- Урожай не вчера был собран.
   -- Понимаю, в этом ты прав. Вторая причина: после сбора урожая и частичной его продажи появились деньги...
   -- Которые тут же нужно потратить, -- смеясь, добавил Сашка.
   -- Ну а как же, -- тоже, смеясь, поддержал его Карелин. -- Это позже мужик будет локти кусать. А сейчас он зажиточный человек. Но есть и третья причина, куда более серьёзная. И ты сам её упомянул.
   -- Я упомянул? Не припомню я такого.
   -- А я тебе напомню. Ты сказал: "... от некого безделья прохаживался...".
   -- А-а, точно. Это действительно серьёзная причина. Пока ты в работе, тебе не до того. А вот когда особой работы нет... - тут уж точно не на одну чарку потянет.
   -- Вот-вот. От этого безделья многие и "казёнку" покупают, и самогон гонят.
   -- А из чего они его гонят? Ведь наверняка же не из сахара, картофеля или зерновых.
   -- Гонят из картофеля и зерновых тоже, больше из ячменного или ржаного солода. Но не только. Если гнать самогон только из этих продуктов, то тогда точно с голоду сам пропадёшь. У нас чаще всего гонят самогон из сахарной свеклы. Она в наших краях не особенно пока что культивируется. Но семена, конечно, есть. А потому небольшой участочек можно и посадить. Ухода она практически не требует, это же не картофель, который нужно и окучивать, и от вредителей беречь. В пищу она у нас не идёт, разве что на корм скоту. У нас в пищу из подобных корнеплодов чаще всего идут репа и брюква.
   В этом Игнат Степанович был прав. Как обычно, осенью и зимой в сёлах не обходились, конечно, без лакомств. А таковыми были не пряники, печенье или конфеты - весьма затратные для крестьянского кошелька, не сушёные "дули" - груши, которые тоже надо было где-то покупать, не варенье, требовавшее в качестве консерванта патоки или дорогого сахара. Нет, лакомились в основном - именно пареной репой! Любили её дети, а в пост зимой - и взрослые, и особенно уважали морс из этого корнеплода.
   -- Ну, сахарную свеклу ещё выкапывать нужно.
   -- Да что её выкапывать, -- махнул рукой Игнат Степанович, -- это же не картофель. Потянул за ботву, да и вытянул. Ну, чуть копнул лопатой. А когда земля сухая или же корень больно уж здоровый вырос, то приспособились плугом выкапывать - приловчились. Да и сложного в этом ничего нет. Кроме того, гонят также очень хороший самогон из яблок - падалок - и черноплодной рябины. Хотя из них, конечно, больше вино делают - вкусненькое и лёгонькое для молодиц и девок. Винограда у нас, к сожалению, нет для этой цели. А самогон - это наш, истинно русский напиток.
   Самогон стал широко известен на Руси с XV-го века. Первоначально самогонная водка была не хмельным напитком, а лекарственным настоем, в таком значении она встречается ещё в Новгородской летописи 1533-го года. Позже в России традиционно производилась самогонная водка 4-х сортов: "простое вино", "вино доброе", "вино боярское" (высший сорт) и "вино двойное" (особой крепости). В XIX-м веке казённая водка была поставлена на поток, и заводы стали работать в режиме экономии сырья. Поэтому во второй половине XIX-го века водку сменила мутная жижа, которую в народе как только не называли: "сиволдай", "сильвупле", "продажный разум", "французская 14-го класса", "пожиже воды", "сиротские слёзы", "подвздошная", "крякун", "горемычная", "прильпе язык", "чистоты не спрашивай"...
   В последние годы перед первой мировой войной народы России тратили на спиртные напитки более 1.000.000.000 рублей, причём около 900 миллионов рублей из них уходило только на водку. Эти 900 миллионов рублей, которые получала казённая винная монополия, почти в 4 раза были больше единого сельскохозяйственного налога. И этот как бы дополнительный налог вносили почти исключительно рабочие и крестьяне, поскольку именно они были тогда главными потребителями дешёвой водки. В начале 2-го десятилетия XX-го века (по данным 1913 г.) годовое потребление спирта составляло 7,4 л спирта на единицу населения страны. А это означало, что в среднем каждый житель России выпивал 20 мл спирта в день, в переводе же на водку это составляло ≈ 50 мл. На первый взгляд не так уж и много, но ведь это ежедневно, при этом учитывая женщин и детей. В общем, пил русский мужик крепко!
   -- Понятно, -- размышляя о чём-то, протянул Александр. -- Вы попутно с рассказом о самогоне и желании его пития, параллельно привели несколько причин такого желания. Поздней осенью они в какой-то мере, возможно, и оправданы. Но в другое время?.. А, насколько я знаю, это бич России во все времена. В наше время это стало менее явственно чувствоваться, но, тем не менее - и у нас не перевелись любители выпить. И таких, к сожалению, не так уж и мало.
   -- Ну, я не эксперт в таких делах. Ты прав в одном - да, это бич России, но всё это проявилось не сейчас, так повелось уже издавна.
   -- И что это означает?
   -- В каком плане, что это означает? О чём ты спрашиваешь?
   -- Ну, что, сам народ ни с того, ни с всего пристрастился к водке или самогону?
   -- А что, его кто-то заставлял?
   -- Вы немного не поняли, дядя Игнат. Вот, к примеру, Василия Тропинина тоже никто не заставлял спирт пить. Но он же выпил целых 2 стакана его. А почему?
   -- Ну, он не сам этого захотел. Это же мы ему спирт преподнесли.
   -- Зачем?
   -- Чтобы он как бы забылся на время операции. Чтобы не чувствовал ничего.
   -- Вот, как вы правильно всё отметили!
   -- Что правильно?
   -- "...не сам захотел, преподнесли, чтобы забылся...". У вас это ни с чем не ассоциируется? Ну, в отношении не именно Василия, а всего народа.
   -- Хм... Ты так думаешь? А вообще-то, похоже... Да-а, ты, наверное, прав - с чего бы это мужик ни с того, ни с сего начал пить?.. У него кроме водки других дел с головой.
   -- Вот именно, дядя Игнат. Просто мужика во все времена власти спаивают. Чтобы он забылся, был всем доволен, и не лезли ему в голову разные "дурные" мысли.
   И оба беседующих в этом плане были абсолютно правы. Водка была живительной влагой для российского капитализма и давала ему сразу 3 выгоды. Первая выгода: доходы от водки составляли, как уже приводилось выше, очень существенную часть государственного бюджета, из которого выделялись большие средства для инвестиций в промышленность. Вторая выгода: водка ускоряла развитие капиталистических отношений в деревне и вообще в стране. И, наконец, третья выгода - политическая, суть которой Некрасов изложил в своей знаменитой поэме "Кому на Руси жить хорошо":
                У каждого крестьянина
                 Душа, что туча чёрная -
                 Гневна, грозна, - и надо бы
                 Громам греметь оттудова,
                 Кровавым лить дождям.
                            А всё вином кончается.
                            Пошла по жилам чарочка -
                            И рассмеялась добрая
                            Крестьянская душа...
   Сами же крестьяне-странники в поэме Некрасова представляли ту многоликую Русь, которую объединяло одно - нищета и бесправие. Мужики подобрались из деревень, чьи названия говорили сами за себя: Заплатово, Дырявино, Разутово, Знобишино, Горелово, Неелово. Соответствующими были названия и у губерний, уездов, волостей. Уже самими этими названиями поэт как бы вершил суд над неустроенностью, убогостью и беспросветностью жизни крестьянской Руси, которая представлена в поэме голодной, разутой и раздетой, доведенной до последней степени разорения, страдающей от непосильного труда и унижений. Некрасов показал Россию как бы с двух сторон. Он осуждал нищую, забитую, голодную страну. Но, с другой стороны, у этой страны был хозяин земли, он внутренне и духовно богат, его нельзя ни убить, ни закабалить. Это простой русский народ. Но в убогой и забитой стране, так же убоги и забиты и многие крестьяне, бедняки, которые привыкли жить под гнётом своих господ, терпеть унижения и оскорбления.
   -- Так, прекращаем и мы с тобой чаи гонять, -- покачал головой Игнат Степанович. -- А уж чарки точно нужно в сторону отставить. Давай прибираться, да пошли спать. Не то мы с тобой до такого договоримся...
   И Шурка ему не возразил. Он понимал, что такие "диковинные" разговоры были пока что непривычны сельскому старосте 1911-го года. Нужно пощадить его душу, а не забивать ему голову различным смутьянством. В итоге оба довольно рано легли спать. Но оно было и понятно - на дворе темень кромешная, луна спряталась за тучи, делать в избе уже определённо нечего, а керосин, что ни говори, нужно беречь.
   Утром Карелин и Александр вместе позавтракали, но бесед на вчерашние темы не затрагивали. Затем Игнат Степанович, не особо спеша, отправился на работу. Сашке же делать было практически нечего - кроме ухода за домашней живностью. А это в принципе мелочи. Он оделся и вышел во двор. Через некоторое время он вновь вернулся в избу, нагрел горячей воды и приготовился к бритью. При этом он вспомнил о том, каким непростым делом это оказалось для него в первые дни своего пребывания в Красноярке. Казалось бы, ну, какие в этом могут быть сложности - парню уже 23 года, а потому бреется он уже точно не менее 5-7-и лет. Да, так оно примерно и было, но при этом был один небольшой, но существенный нюанс - он никогда даже не держал в руках такой бритвы, какими в селе брились все мужики.
   Первые пару дней Шурка вообще не брился - не до того было, пока он только-только привыкал к сельской жизни. Но, если учесть, что он и до этого - до 29-го июля (или 16-го по сельскому календарю) - дня 3-4 уже не брился (27-го, 28-го, 29-го точно не брился), то картина была довольно неприглядной. Он это заметил, а точнее ощутил, когда на третий день в очередной раз стал умываться. Во время умывания его руки ощутили довольно приличную щетину, которая стала уже даже не особо колоться, стала помягче. А это означало, что она уже так отросла, что приглаживается. Если её ещё пару дней не трогать, то сбрить её будет очень непросто - её тогда сначала нужно будет стричь. Он посмотрел на себя в зеркало и понял - так дело не пойдёт! А потому, когда на обед явился Карелин, Сашка тут же спросил его:
   -- Дядя Игнат, а у вас есть ещё одна какая-нибудь бритва? -- он уже видел, как вчера тот "зачищал" место над верхней губой и поправлял свою бородку.
   -- Я понял тебя. Второй бритвы нет. Побреешься и моей. После бритья обдашь её кипятком, и всё будет в норме.
   -- Понимаете, -- скривился Александр, -- а другого типа у вас бритвы нет? Я почему и спросил: ещё какая-нибудь.
   -- А какая может быть другая? -- удивился Игнат.
   -- Ну, безопасная, со сменными лезвиями. Я, конечно, такую бритву как у вас видел, но никогда её даже в руках не держал. А она наверняка острая?
   -- Очень острая. Я её постоянно подтачиваю. А другой бритвы, никакой, у меня нет.
   -- Вот в этом-то и всё дело, что эта очень острая... Я ею себе могу не только полщеки оттяпать, но и горло перерезать.
   -- А ты что, сам никогда не брился, а только к парикмахеру ходил?
   -- Да не ходил я ни к какому парикмахеру. Сам я всегда брился. Но не такой бритвой.
   -- А какой? Я других бритв и в глаза не видел.
   -- Да, ну и дела, -- сокрушённо протянул Шурка. -- В ваше время, наверное, безопасных бритв ещё и не было.
   А вот в этом вопросе Большаков был как раз не совсем прав.
   Да, самая древняя бритва была изготовлена из бронзы, и походила своим видом на современные опасные бритвы. Более поздние бритвы, найденные археологами, уже изготавливались из стали, но тоже такого типа. Правда, некоторые скептики считали, что найденные предметы вовсе не использовались во время бритья, а попросту представляли собой видоизменённые ножи. Но, вскоре все подобные сомнения были развеяны, поскольку на одной из средневековых игральных карт не только была изображена бритва, но и сам процесс бритья. А в начале XVII-го века для более удобного использования опасной бритвы, на неё стали помещать специальные накладки, изготовленные из рогов животных или древесины. В это время профессиональные цирюльники также занимались изготовлением дорогих бритв, рукоятки которых украшались драгоценными металлами и камнями. Такие принадлежности использовались для бритья знатных особ и правителей. Но настоящим пиком использования бритв стало XIX-е столетие. В это время осуществлялось множество попыток усовершенствования и модернизации принадлежностей для бритья.
   И, как оказывается, золотой век опасных бритв закончился именно в этом веке, а именно в 1895-м году, когда американский изобретатель по имени Кинг Кэмп Жиллетт сумел зажать в ручке-держателе небольшое обоюдоострое лезвие. Свое изобретение он назвал "безопасной бритвой". Эта новинка на самом деле сделала процесс бритья более безопасным. Так, появилось недолговечное бритвенное лезвие, полностью изменившее быт мужской части населения планеты. Правда, первые бритвы от компании "Gillette" поступили в продажу лишь в 1903-м году, но их популярность не заставила себя ждать, и уже через год было продано более двенадцати миллионов таких бритв. И они наверняка попали и в Россию, только вот не добрались пока что до Алтая. Следующий этап развития бритвенных принадлежностей произошёл только полвека спустя, когда английская компания "Wilkinsоn Swоrd" представила свою нержавеющую бритву.
   -- Не знаю, конечно, какие там у вас сейчас бритвы, но у нас они именно такие. То есть такой бритвой ты точно не брился? -- спросил дядя племянника.
   -- Не брился.
   -- Да-а, это плохо. Горло ты себе, конечно, не перережешь, но после своего бритья вполне можешь ходить неким "красавцем". А парикмахера-брадобрея у нас в селе нет. Подстригают мужики друг друга, а вот брить... Ну, что ж, придётся мне самому тебя пару дней побрить. Тем более что у тебя уже такая бородка выросла, что ты с ней точно не справишься. Но! -- сделал он знак указательным пальцем. -- На следующий день после моего бритья, пока щетинка будет ещё маленькая, пробуй бриться сам. И пробуй брить пока что только щёки. Их порезать сложнее. Я уже, так и быть, буду до поры, до времени добривать тебя. Но ты сейчас брейся каждый день. Постепенно привыкнешь. У нас ведь молодые парни тоже не в одночасье эту науку освоили. Освоишь её и ты. Тем более что ты уже много лет бреешься. Просто нужно привыкнуть умело выдерживать нужный угол наклона этой бритвы. И тогда дело пойдёт.
   И придя пораньше с работы, пока ещё солнце стояло высоко в небе, Игнат Степанович первым делом и занялся бритьём своего племянника. Но Сашка не забыл слова своего дяди и то, что тот ему наказывал - назавтра он уже сам начал пробовать бриться. И дело постепенно действительно пошло. Конечно, не обошлось сначала и без мелких порезов, но дней через 10 Большаков начал уже довольно неплохо управляться опасной бритвой, по крайней мере, больше порезов не было. Правда, кремов для бритья и пен тоже не было, но их во все времена с успехом заменяла мыльная пена. А позже он купил себе и личную бритву. Не такой уж сложной оказалась эта наука, ничуть не сложнее науки курения самосада, которым Александр периодически баловался.
  
  

ГЛАВА 21

Тучи снежные, ветром гонимые...

  
   Александр прожил в Красноярке ровно половину лета (с 16-го июля) и большую часть осени. А далее следовало ожидать уже и зиму. Какой она будет, он не знал. Судя по рассказам Карелина, вряд ли она так уж разительно будет отличаться от зим Центральной части России, но свои особенности, всё же, точно будут. Конечно, резких аномалий в этих краях быть не может, и не только зимой. Ведь Алтай находится в центре Евразийского континента, а потому все проходящие через него погодные процессы уже давно сглажены. К примеру, тайфуны, торнадо или ураганы, к счастью, Алтайскому краю не грозят.
   В равнинной части Алтайского края климат умеренный, но резко континентальный. Зимы здесь продолжительные, морозные и малоснежные, а лето жаркое и зачастую засушливое. Средняя температура января -190 С, июля - +190 С. Для сравнения, к примеру, в Москве (в северной столице холоднее) средняя температура января -100 С, июля - +180 С. Хотя продолжительность безморозного периода на Алтае не так уж и велика: от 122 до 127 дней (4 месяца). Осадков за год выпадает в среднем 250-350 мм (примерно такое же количество осадков было характерно для нижнего течения Волги). В горной же части Алтайского края климат характеризуется большой неравномерностью.
   Да, тайфунов нет, но не обходится, всё же, и без капризов погоды. Сашка убедился в этом ещё в средине октября, когда начали пролетать уже "белые мухи". А конец октября ознаменовался уже мокрым снегом, обильным инеем и порывистым ветром, а также гололёдом. Конечно, жёлтые лиственницы и берёзы под снегом - красивое зрелище, но не особенно приятно, когда ком снега с них неожиданно (не держится пока что на листве или хвое) падает тебе за шиворот.
   А в ноябре эти климатические перепады по многолетним наблюдениям станут куда заметнее. Игнат Степанович в одной из бесед с племянником о погоде, сообщил, что стоит ожидать череду относительных потеплений и резких похолоданий. Не смотря на то, что в традиционном понимании ноябрь - осенний месяц, по своим погодным условиям его здесь всё-таки считают зимним. Чаще всего устойчивый снежный покров на Алтае устанавливается в средине этого месяца. Когда-то чуть раньше, когда-то чуть позже. В один год в эти дни ноября ребятня может уже лепить снеговиков, а в следующем году снег может лечь на землю только в начале декабря.
   В один из ранних и длительных вечеров конца ноября (по новому стилю это был уже декабрь) ещё до начала ужина Карелин с племянником сидели за столом и вели беседы на разные темы. Сначала обговорили тему окончания уборки урожая. В принципе это давненько уже было, но тема была напрямую связана с домашними накоплениями в денежном эквиваленте. К этому был напрямую причастен и Александр - мало уже что обходилось без его рук. Пусть пока ещё и не таких ловких, как у других сельских парней, но, тем не менее... В связи с этим Карелин рассказал племяннику о своём детстве, и как его родители берегли каждую копейку.
   -- Я обычно, как и все деревенские ребята дома, на улицах босиком бегал. В большие праздники бывало, что и надевали обувь, но воротившись с церковной службы с родителями домой - снова гулял в "маменькиных сапожках", то есть в чём родился - бегай в них вволю. На детской обуви многие экономили - и изнашивалась она быстро, да и покупать её нужно было практически ежегодно, дети же из неё вырастали. Ведь умеренность во всём, крестьянский аскетизм, самоограничение в пище были порой невероятными. Это шло, конечно, от бедности, вечного страха перед голодом, врождённой привычки к самоограничению, сведению к минимуму своих потребностей. Редко кому из семей ценой отчасти лишений, но и экономии на всём удавалось дать своим детям образование - ведь оно тогда было повсеместно платное. Мне в этом плане повезло, хотя я, конечно, университетов не оканчивал, да и средняя школа была не по карману родителям.
   -- Но какие-то деньги у них, всё же, были?
   -- Были, конечно. Мой отец был некой "шишкой" в селе, а потому состоял на жаловании.
   -- Был, как и вы, старостой?
   -- Нет, -- улыбнулся, покачав головой Карелин. -- Сошкой поменьше. Он был десятским.
   -- А что это означает?
   -- Ну, это выборная должность в селе, обычно от каждых 10 дворов. Десятский исполнял полицейские и различные общественные функции, он был помощник сотского. А тот тоже выбирался, но уже на 100-200 дворов. И жалование сотского уже было соизмеримо с моим - 37 рублей, -- правда, Игнат Степанович не сказал, что, начиная с 1903-го года сотские стали заменяться вольнонаёмными уездными полицейскими стражниками. Уездная полицейская стража (обычно конная - для разъездов) состояла из стражников, распределённых по населённым пунктам.
   -- А у вашего отца каково было жалование?
   -- Двадцать три рубля.
   -- Ну, тоже неплохо.
   -- Да, неплохо. Но не везде платили одинаково. При установлении жалования сотским и десятским учитывался уровень жизни в различных районах государства. Так вот, продолжаю о том, как семья моего отца копила деньги. Получит отец свои месячные 23 рубля, мать их немедленно в ящик. Вскормили свинью, телёнка, уток, индюшек, продали - а деньги туда же. Людям - мясо, нам - потроха, да разве окорок ветчины на чердак. Русский крестьянин и тогда, да и сейчас не может позволить себе вдоволь мяса, яиц, масла, молока, а зачастую и капусты - только по большим праздникам. А потому живёт в основном на чёрном хлебе и картошке. Ну, и так далее... Была у нас корова. Сливки сняли, масло сбили - денежки тоже в "кассу". Только так и накапливали деньжат - в основном на покупную еду, например, сахар, керосин, одежду, кое-какой сельскохозяйственный инвентарь, сбрую для лошади и частично хоть на какую-то учёбу детей.
   В отношении крестьянского пропитания Карелин был прав. Обычно, кроме картофеля, крестьяне ели каши (отваренный ячмень, мятое пшено), чаще в пору сенокоса. Эту, да и другую еду готовили в глиняных горшках сразу на целый день и для сохранения тепла ставили в русскую печь. Но в этот период стали применять, наряду с глиняными, уже и металлические горшки - "чугунки́". Что же касается мяса и белого "печева" (пироги и ситные из белой пшеничной муки) русские крестьяне ели только в большие праздники - на Рождество, Крещение, Пасху, Троицу, Рождество и Успение Богородицы, память апостолов Петра и Павла. В посты в пищу шли квашеная капуста, сдобренная луком и квасом, редька с маслом, "мура" или "тюря" - смесь из хлебных сухарей, искрошенной картошки, лука и кваса, с добавлением хрена, растительного масла и соли. Ели нечто похожее на винегреты - рубленую варёную свеклу с квасом и огурцами.
   По воскресеньям и в "небольшие" праздники питались почти так же, как и в будни, иногда
готовили "творожник" (творог, растёртый со сметаной с прибавлением пары яиц и молока, выдерживая его в глиняной плошке в русской печи). В качестве лакомства, как уже говорилось, использовали пареную репу. Основными же напитками были хлебный и свекольный квас, пиво, сбитень - горячий медовый напиток с пряностями, а также многочисленные и разнообразные наливки и настойки. И только на большие праздники был особый стол: "до отвалу" бывало и мяса, и "печева" из белой муки, и прочих яств, часто закупленных в городе или в сельской лавке, и вина, и чаю.
   -- Да, деньжата и тогда у многих семей имелись, поскольку в былые времена, да и сейчас у многих зажиточных мужиков бывали запасы хлеба, иногда даже сгнивавшие за отсутствием сбыта. Эти запасы застраховывали крестьян от неурожаев, засух, гессенских мух (хлебный комарик - опасный вредитель злаков), саранчи и прочего. Хотя урожай зерновых и не превышал в среднем 50, в хороший год - 70 пудов на десятину. Но мужик выходил из ряда голодных лет сытым, не обессиленным, -- завершил свой рассказ о своей семье во времена его детства Игнат Степанович.
   А затем от темы накопления денег в прошлом плавно вновь вернулись к теме сегодняшних семейных "касс". Поскольку современные накопления "семьи" Карелиных были неплохими, то постепенно дядя с племянником перешли к вопросу обеспечения парня зимней одеждой, а это уже далеко не рубаха. На зиму нужны были зипун (или же кожу́х, тулуп - прообраз совремённой дублёнки), валенки и шапка. Остановились пока-что на зипуне. Зипун, как наименее дорогостоящая из тройки необходимых Шурке вещей на большей части территории России в начале XX-го века использовался и как будничная, и как праздничная одежда. А ещё и как одежда, надевавшаяся в более-менее тёплое время поверх основной верхней одежды в дорогу или во время ненастья. Праздничные зипуны изготавливались из фабричного сукна - чёрного, синего цветов; будничные же - из серого или белого сукна домашней выработки, так называемого домотканого сукна. Это была двубортная одежда немного ниже колен (примерно до уровня сапог) с длинными рукавами, без воротника или с небольшим стоячим воротником. Интересно, что были мужские зипуны (и даже у донских казаков), которые застёгивались и справа налево, что было необычно для Сашки (уж как-то больно по-женски).
   Но эту тему обсуждали не так уж и долго, в ней практически всё было понятно - нужно, значит, нужно. Всем ведь ясно, что без этих вещей в холодную пору года не обойтись. А вот далее такая как бы семейная экономическая тема перешла в разряд общегосударственной. И толчок к ней был довольно неожиданный. Вроде бы отошли от денежного вопроса и начали готовиться к ужину. И Карелин удручённо протянул:
   -- Летом встаём рано, и целый световой день практически проходит в работе. Казалось бы хорошо отдыхать зимой. Но как же надоедают эти нудные, один на другой похожие вечера.
   -- Да-а, вот теперь я понимаю вас, как вам одиноко жилось ранее, за полгода до сего дня, -- сочувственно откликнулся Сашка.
   -- Вот то-то и оно. Да ещё с этими керосиновыми лампами... Мне, конечно, не столько жаль денег на керосин, как просто удручает такое освещение, когда в избе дальше своего носа ничего не видно. А ведь во многих городах уже есть электричество.
   -- Есть, но только в больших городах, насколько я знаю. Я не силён в вопросе о том, в каких регионах у вас в это время вообще есть электростанции.
   -- Ну, я читал в газетах, что такие и строятся, и открываются. Но не знаю точно, где они есть, да и вообще как там они работают.
   -- Работают они, дядя Игнат, по принципу водяной мельницы. Только в той вода крутит жернова, а в электростанциях та же вода или пар крутит турбину, которая в свою очередь крутит специальный генератор, вырабатывающий электроэнергию.
   -- Ну, вода - это понятно. А пар?..
   -- На электростанциях сжигают уголь или торф, в принципе можно сжигать и дрова, только больно много их понадобится. Далее огнём нагревают в специальных больших котлах - не похожих на домашние - воду до температуры кипения и получают пар. И вот он уже крутит турбину.
   -- Пар крутит железо?.. Я же так понимаю, что та турбина сделана из какого-то металла.
   -- Именно так. Но сила пара огромна. Я понимаю, о чём вы. Что такое пар, это же как бы просто увлажнённый воздух. Но, вы же, наверное, знаете, что как раз пар крутит колёса паровозов, которые тянут десятка два вагонов, а также вращает гребные винты кораблей, то есть именно пар даёт движение таким огромным махинам. Кроме того, вы же наверняка знаете, что ураганы, а это тоже воздух - ветер - разрушают дома, вырывают с корнями могучие деревья и даже топят корабли.
   -- У-у, теперь понятно. Вода, пар... А есть ещё и другие электростанции?
   -- В наше время есть. Это атомные электростанции. А ещё свет и обогрев домов получают от солнечных батарей.
   -- Хм, интересно. Ну, что солнце хорошо греет и может давать свет - это понятно. А что такое атомные электростанции?
   -- Ну, во-первых, солнечные батареи напрямую не дают свет в дома. Ночью они дома никак не осветят. Они дают именно электроэнергию, которую как бы собирают в некие аккумуляторы, а вот те уже дают свет. Но как они работают, а уж тем более, как работает атомная электростанция я вам толково объяснить, наверное, не смогу. Точнее атом тоже греет воду, преобразовывая её в пар. Но вот что такое энергия атома... Это очень сложный вопрос, и без специальной подготовки вам не будет понятно.
   -- Ну, да. Это мне как раз понятно, что непонятно, -- рассмеялся Карелин. -- Вы такого там в своём времени напридумывали!..
   -- Ничего, будет свет и в сёлах. Вы же сами говорите, что электростанции уже и в вашем времени строятся. Да и вообще, насколько я знаю, Россия в это время начинает очень здорово развиваться.
   И это действительно было так. Первая электростанция в России была построена ещё в 1885-м году в Петербурге на р. Большая Охта (правый приток Невы). В том же году была построена и ГЭС "Белый уголь" на р. Подкумок - между Кисловодском и Ессентуками для освещения курортов. За период 1901-1914-й год были построены гидро- и теплоэлектростанции в Курске, Ярославле, 2 электростанции в Москве (Георгиевская и Раушская набережная), в Чите, в Богородске (современное название Ногинск), во Владивостоке, Гиндукушская ГЭС на р. Муграб в Туркмении. Это крупные электростанции, но были ещё и помельче в других регионах.
   Именно упомянутая Александром тема теперешнего развития России и перевела стрелки на общеэкономические вопросы государства. А в начале XX-го века Россия действительно переживала настоящий экономический бум. Во многих отраслях она занимала ведущие позиции на мировой арене: 1-е места по темпам роста национального дохода, по темпам роста производительности труда и по уровню концентрации производства. Объём производства сельскохозяйственных машин в России с 1897-го по 1912-й годы увеличился почти в шесть раз. К 1913-м году Россия стала крупнейшим в мире экспортёром зерновых культур, льна, яиц, молока, масла, мяса, сахара и прочего.
   Да и вообще в конце XIX-го - начале ХХ-го века к характеристике успехов России вполне можно было применить слово "первый": первая подводная лодка, первый автомобиль, первый самолёт, первый трамвай, первая электростанция и много других внедрений. Например, первой в мире подводной лодкой с дизельным двигателем стала российская "Минога". Именно при Николае II-м был основан подводный флот России. Более того, с 1903-го по 1917-й год было построено 78 подводных лодок!!! За эти 14 лет было организовано не только производство первых опытных образцов (в общей сложности 11 штук), но и налажено серийное производство.
   А далее Игнат Степанович и его племянник, уже во время ужина, поговорили немного ещё и на другие более мелкие темы, а потом начали готовиться ко сну - всё равно никаких дел не было.

* * *

   Так неспешно проплыл месяц, и настала пора готовиться к зимним праздникам. Впереди всех ожидали рождественские дни: Рождество Христово и попразднство (выходные дни после праздника) 25-26-го декабря. А далее - 1-го января Новый год и 6-го января - Крещение Господне.
   Но, когда в один из вечеров Сашка завёл беседу с дядей на тему этих праздников, да и вообще праздников в России, то он за голову схватился. Как рассказал ему Игнат Степанович праздничных (нерабочих) дней, или как их называли "неприсутственными", оказалось, на взгляд жителя XXI-го века, очень уж много - особенно с этими самыми попразднствами, а таковых могло быть от 1-го до 8-и дней, смотря по большей или меньшей близости одних праздников к другим или к дням поста. Кроме того, некоторые из праздников ещё предварялись и заключались особыми субботами и неделями (воскресными днями).
   -- Главными в году, -- рассказывал Карелин, -- есть Двунадесятые праздники. Так называется цикл двенадцати важнейших годовых праздников русского православного литургического календаря, -- двенадцать (от древнерусского "два на десяте" - двенадцать). -- Это важнейшие после Пасхи церковные праздники. Некоторые из них ты уже праздновал.
   -- А что, Пасха не входит в эти 12 праздников?
   -- Не входит. Она, как "праздников праздник", пребывает вне данной классификации, -- до переворота 1917-го года самым главным праздником в России считали Пасху. Она была великим торжеством для людей всех возрастов и всех сословий. -- Слушай дальше, -- продолжал Карелин. -- По литургическому принципу внутри годового круга эти праздники разделяются на 2 категории: неподвижные (непереходящие) и подвижные (переходящие) праздники. Неподвижные праздники всегда приходятся строго на определённое число месяца, вне зависимости от дня недели, ежегодно меняющегося. К ним относятся девять двунадесятых церковных праздников:
  ● Богоявление, или Крещение Господне - 6 января;
  ● Сретение Господне - 2 февраля;
  ● Благовещение Пресвятой Богородицы - 26 марта;
  ● Преображение Господне - 6 августа;
  ● Успение Пресвятой Богородицы - 15 августа;
  ● Рождество Пресвятой Богородицы - 8 сентября;
  ● Воздвижение Креста Господня - 14 сентября;
  ● Введение во храм Пресвятой Богородицы - 22 ноября;
  ● Рождество Христово - 26 декабря.
   -- Да, летние и осенние праздники я уже знаю, -- согласился Шурка. -- А таковых было уже немало - 5 из девяти, перечисленных его дядей. -- Значит, есть ещё и 3 блуждающие праздники.
   -- Не блуждающие, -- улыбнулся Карелин, -- а переходящие праздники. Таковыми являются: Вход Господень в Иерусалим. Его ещё называют Вербным воскресеньем. Это шестое воскресенье Великого Поста - ровно за неделю до Пасхи. С Вербного воскресенья начинается Страстная седмица - последняя и самая важная часть Великого поста. А также ещё 2 переходящие праздники: Вознесение Господне, оно празднуется на 40-й день после Пасхи, и День Святой Троицы. Она же Пятидесятница, поскольку празднуется на 50-й день после Пасхи.
   -- Я всё понял, -- улыбнулся и Александр. -- И главное - то, что до лета дней отдыха будет предостаточно.
   -- Ну, зимой их и так предостаточно. Но ты ещё не всё до конца понял, поскольку есть ещё и Великие недвунадесятые праздники. А их четыре:
  ● Рождество Иоанна Предтечи - 25 июня;
  ● Святых первоверховных апостолов Петра и Павла - 30 июня;
  ● Усекновение главы Иоанна Предтечи - 30 августа;
  ● Покров Пресвятой Богородицы - 1 октября.
   -- М-да, ну и дела! -- удивлённо протянул Сашка. -- Вот уж не думал, что в ваше время имеется столько праздников. Да их в вашем времени, по меньшей мере, в 2 раза больше, нежели в нашем времени. А если ещё учесть ваши эти самые дни, как вы их называете - попразднства, то вообще... -- махнул он рукой. -- Я раньше думал, что в ваше время все загружены работой.
   -- Ну, крестьяне в любые дни, даже в праздничные загружены работой. Так что, в табельные дни, -- одно из названий выходных дней, -- отдыхают далеко не все. Отдыхают, скажем так, управленцы, а крестьяне всё равно работают. Корову доить надо каждый день, да и вообще работа в праздник хотя и грех, но не смертный.
   Но даже это было ещё не всё с празднованиями. Оказывается, были и другие дни, когда подданные его Императорского Величества не работали. То ли этого Карелин не знал, то ли просто упустил, но не работали ещё и в дни особо почитаемых святых - Александра Невского и Николая Чудотворца. Правда, день Александра Невского отмечали не всегда. Но зато был и ещё один праздник, который очень понравился Александру. И в его времени такой праздник имелся, вот только он так уж пышно не отмечался, да и длился всего один-два дня, и те выходные. А вот в этом времени он отмечался пышно и длился целую неделю - с понедельника по воскресенье. Этот праздник назывался "Сырная седмица", отмечался он в пятницу и субботу - за неделю до Великого Поста, за 8 недель до Пасхи. В течение этих дней верующие готовились в Великому посту. Казалось бы, что есть некая несогласованность - официально такого праздника в XXI-м веке нет. Да и сколько дней этого праздника непонятно - то целая неделя, а то всего лишь суббота и воскресенье? Но никакой несогласованности не было. Сырная седмица по-другому ещё называлась "Масленица", и вот её действительно отмечали всю неделю, скорее всего потому, что крестьянам всё равно в это время практически нечего было делать, всего лишь уход за домашней живностью.
   Дата Масленицы вычисляется исходя из даты православной Пасхи. От Пасхи отсчитывают по календарю 7 недель назад - это время Великого Поста. Сама же неделя, предшествующая Великому Посту, и будет Масленицей. То есть, сама Масленица начинается за 8 недель до Пасхи. Точнее, за 8×7-1 = 55 дней, потому что Масленица начинается не в воскресенье, как Пасха, а в понедельник. В этом, 1912-м году Пасха праздновалась очень рано - 25 марта (хотя в истории бывала и ещё более ранняя Пасха - 22-го марта). А потому была в этом году и необычно ранняя Масленица - с 30-го января по 5-е февраля - чаще всего она припадает на средину или конец февраля.
   Вся неделя празднования Масленицы по церковной терминологии именовалась мясопуст, то есть полное воздержание от мясных кушаний, как подготовка к суровым и строгим дням Великого поста, который последует сразу за масленицей и будет длиться семь недель, до самой Пасхи. Но люди ещё в седую старину нашли выход из условий мясопуста - нельзя есть мясо, но ведь существуют молоко, творог, сыр. Отсюда в нapoдe этa недeля пoлучилa назвaниe "Сыpнaя нeдeля". Kpoмe того, не воспрещается рыба. Но главным атрибутом этого праздника у русских всегда считались блины. Даже пoгoвopкa такая былa: "Без блина не маслена, без пирога не именинник". У белорусов и украинцев блинов на Масленицу часто не было. Вместо них на Украине, например, варили вареники с сыром, пекли гречневые блины - гречаники.
   Блины пекли в течение всей Сырной недели (блинницы, блинщины). Первый блин на масленице - за упокой. Его клали на слуховое окошко "для душ родительских" со словами: "Честные родители наши, вот для вашей душки блинок!".
   Песни, кoтopыe пoют в дeнь "встpeчи", oтличaeт жизнepaдoстный, мaжopный тон:
                 А мы масленицу встречали,
                 Повстречали, душа, повстречали,
                 На горушке побывали,
                 Побывали, душа, побывали.
                 Блином гору выстилали,
                 Выстилали, душа, выстилали.
                 Сыром гору набивали,
                 Набивали, душа, набивали.
                 Маслом гору поливали,
                 Поливали, душа, поливали.
   И вот именно на масленицу Александр отвёл душу - погулял на славу. А ещё и более тесно подружился со многими сельскими парнями и девчатами. И среди последних, конечно же, была и Василиса Говорова. Другие парни с ней не особо общались, а вот Александр с охоткой. И это было замечено - девчата шушукались между собой, и многие из них неодобрительно, скоса посматривали на девушку - они, вероятно, сами положили глаз на приятного по внешности и умного сельского врача. Василиса пугалась этих взглядов девиц, но Саша её успокаивал. Он говорил, что ещё в этом же году те неприятные девицы ещё будут завидовать ей. И на сей раз искали встреч друг с другом как Василиса, так и Александр. Им очень хорошо было вдвоём.
   Но вот уже пролетели и эти дни гуляний - праздники всегда мигом пролетают - и наступили дни Великого поста - время покаяния и духовного очищения. Он, конечно, тянулся значительно дольше, но вот уже и наступил самый главный праздник года - Пасха. А к ней готовились заранее. Великий пост заканчивался страстной неделей. В ней был Великий Четверг - духовное очищение, принятие таинства. В Великий Четверг, который в народных традициях называют "чистым", каждый православный человек стремится очиститься духовно, причаститься, принять Таинство. В народе этот день отмечался обычаем очищения водой - купанием в проруби, реке, озере. В этот же день красили яйца к Пасхальному столу.
   На Пасху всегда пеклась сладкая творожная пасха. Пеклась она в четверг перед праздником. А из дрожжевого теста пёкся Пасхальный кулич (в больших цилиндрических формах), который символизирует то, как Христос вкушал с учениками хлеб, чтобы они уверовали в его воскрешение. Пасха и Пасхальный кулич могут храниться до 40 дней. В древности, кусочек от освященного кулича считался лечебным. В ночь с субботы на воскресенье освещаются куличи и пасхи.
   Но был на Пасху и ещё один обычай - надо было целоваться - "христосоваться". Троекратный поцелуй понятен: это христианский обычай - во имя Отца, Сына и Святого духа. Одиночный поцелуй подозрителен, поскольку навевает мыслишку о поцелуе Иуды. Конечно, это не поцелуи в полном физическом смысле, скорее просто касания губами или даже щеками - как это хорошо умеют делать гламурные дивы - чтобы не смазать губную помаду. Но это и нормально - ведь троекратный поцелуй - он же символический. В XXI-м веки эти поцелуи практически уже изжили себя. Но, как рассказывал Александру его отец, такими поцелуями - и не просто касаниями щеками, и не только в дни Пасхи, а практически всегда - встречал всех гостей в свою бытность лидер Советского Союза Леонид Ильич Брежнев. Брежнев (а иногда и многие другие советские политические деятели) дарил гостей своим поцелуем, как хлебом-солью. Мол, если уж попал на русскую землю, то получай русскую традицию. Но эти поцелуи со всеми сейчас раздражали и утомляли Александра. Ему куда приятнее было бы просто поцеловаться с понравившейся девушкой.
   А традиция христосований (троекратное лобзание) с прислугой и охраной сохранялась даже при царском дворе - троекратное лобзание с придворными. Один из мемуаристов упоминал, что обряд христосования, с давнего времени строго соблюдавшийся при Дворе, был крайне утомителен для Их Величеств. А был ещё и такой случай. Государь поцеловал гренадёра Преображенского полка со словами: "Христос воскрес!", на что тот отвечал: "Никак нет!" - он оказался евреем. И с тех пор всех евреев перевели во флот, и в сухопутных войсках не осталось ни одного из них. Вот от чего порой зависели при царе судьбы людей.
   Но миновала уже и Пасха, заканчивался месяц март. А через пару дней наступит и апрель. И работы дяде и его племяннику здорово прибавится. Но вечера - при керосиновой лампе, без радио и телевизора - в основном и были предназначены как раз для бесед. И как-то в один из таких вечеров, беседуя с Игнатом Степановичем, Сашка вдруг как бы не к месту протянул.
   -- Апрель... Апрель 1912-го года...
   -- Ну, вестимо, что наступает апрель. И что из того? -- спросил Карелин.
   -- А вот что, дядя Игнат. Вскоре произойдёт большая трагедия - в один день погибнет, если я не ошибаюсь, около 1500 людей.
   -- Ничего себе! И где же это, у нас, что ли?
   -- Нет, не в России. И вообще не на суше, а на море. Точнее в океане.
   -- Да ты что! И где это произойдёт, и когда?
   -- Когда именно, я точно не помню. Но знаю, что произойдёт это примерно в средине апреля. Но это по новому календарю. Значит, по старому это произойдёт вот-вот, в начале апреля - буквально на днях. А произойдёт вот что: британский корабль-лайнер "Титаник" - новейший, огромный - имея на борту более 2000 пассажиров и членов экипажа, во время своего первого трансатлантического плавания столкнётся с айсбергом и затонет южнее острова Ньюфаундленд.
   -- Столкнётся с айсбергом? Но это же, как я понимаю, обыкновенный лёд. Из-за какого-то льда железный корабль пойдёт на дно?! Это же не деревянная лодка. Что-то не верится мне.
   -- И, тем не менее, это именно так. И лёд может принести непоправимую беду.
   Новейший трансатлантический лайнер "Титаник" имел 8 палуб, расстояние между ними было от 2,5-х до 3,2-х м, а его длина составляла почти 270 м. За двадцать минут до наступления 15-го апреля (2-е апреля по старому стилю) "Титаник" по касательной столкнулся с айсбергом, и тот пропорол ему борт, образовав в нём шесть пробоин суммарной длиной около 90 метров. В итоге в 2:20 2-го апреля "Титаник" полностью скрылся под водой. На шлюпках спаслись (в первую очередь дети и женщины) менее трети состава пассажиров и экипажа. Из-за недостатка спасательных шлюпок в воде при температуре -20 от переохлаждения погибла бо́льшая часть пассажиров. Крушение "Титаника" унесло, по меньшей мере, 1496 жизней.
   Игнат Степанович с первых же дней знакомства с Александром стал безоговорочно верить ему, но на сей раз у него остались сомнения. Как же так: железо, сталь - и какой-то там лёд? Но вскоре он убедился в правдивости слов своего племянника, прочитав дней через 10 в газете сообщение о крушении лайнера "Титаник". И после этого он уже никогда не сомневался в правдивости тех сообщений, которые ему рассказывал Сашка. Но шёл уже апрель, наступило горячее время для сельскохозяйственных работ - было уже не до волнений за абсолютно неизвестных тебе людей. А потому происшествие с "Титаником" быстро улетучилось из умов как дяди, так и его племянника. Нужно было думать о будущем нормальном проживании своей семьи. Крестьянская пословица гласила: "Как потопаешь, так и полопаешь", то есть, как подготовишься (поработаешь), такой результат и получишь. И получишь его в зависимости от затраченного труда.
   К тому же, вскоре следовало ожидать уже наступления мая, а далее и вообще лета, на которое у Александра Большакова-Карелина были очень большие планы. И, пожалуй, начнёт он их осуществлять - чтобы не затягивать - уже с начала мая, после завершения основных посевных работ.
  
  

ГЛАВА 22

Вот он, решающий экзамен

  
   Как это ни странно, но начало мая порадовало местных жителей отличной погодой. Первые дня три было прохладно, прошёл даже дождь с грозой, но затем установилась тёплая чуть ли не летняя погода. После дождика вовсю расцветали цветы. Обычные, неплодоносные деревья давно уже убрались в свою зелень, а многие фруктовые успели уже даже отцвести. И когда установилось это тепло, Александр в первую субботу месяца после обеда направился к дому Говоровых, ему нужно было повидаться с Василисой. После Масленицы они иногда встречались в селе, но эти встречи не были спланированы - они происходили действительно случайно, хотя оба были и рады таким встречам. Просто, начиная со средины марта, у крестьян резко убавилось свободного времени, было уже не до особых гуляний. Сашка понимал, что застать девушку именно в усадьбе вряд ли удастся. Но возможно, кто-то из малышей подскажет ему, где сегодня трудятся взрослые. Как-никак, а сейчас горячее время - сев. Что посеешь, то и пожнёшь. Правда, со стороны казалось, что какой уже в мае сев, практически весенний сев должен был уже закончиться. Но это так казалось только с позиции чиновников средины XX-го - начала XXI-го веков.
   Это именно советская плановая (и отчётная) система хозяйствования приучила председателей колхозов как можно быстрее провести сев и отчитаться (главное именно отчитаться), что полевые работы закончены. А кто первым отчитается, тот передовик! И всем наплевать на то, что такие "передовики" резко снижали урожайность. А оправдание у тех всегда имелось. Что, низкая в этом году урожайность? Так это всё погода виновата - то поздние заморозки, то жаркое, засушливое или наоборот слишком мокрое лето. А как они, мол, могут на погоду повлиять?.. Выводить устойчивые к капризам погоды сорта? О чём говорить... - генетика до 70-х годов считалась в СССР лженаукой. Сеять что-либо в конце мая, а то и в начале июня?.. Да такого агронома или председателя колхоза за подобные речи могли и в психушку упечь.
   И совсем другой подход - умный, основанный на многовековом опыте - был у крестьян XIX-го - начала XX-го столетий. Посевные работы в основном должны были заканчиваться ко дню Фёдора-житника (16 мая), но ведь это уже 29-е мая по новому стилю. По церковному календарю в этот день почитали преподобного Феодора Освящённого, игумена. Название "Житник" он получил именно за то, что считался последним благоприятным сроком для посева хлебных злаков, которые обобщённо называли житом. К этому дню обычно сеяли ячмень, пшеницу, рожь, овёс. Днём ранее был праздник Пахома Тёплого. Но это относилось именно к зерновым культурам, а вот сев льна и конопли производили уже после окончания весенних заморозков - ко дню Алёны-льняницы (21 мая). А сев гречихи, очень чувствительной к заморозкам, проводили вообще уже летом - к дням Акулины-гречишницы (13 июня) и Елисея-гречкосея (14 июня). Конечно, все эти праздники были не табельными, но крестьяне хорошо о них помнили.
   Нашёл Василису Сашка в поле, семья заканчивала сев овса. Он увидел её ещё издали. Но, подойдя к семье и поздоровавшись, Александр в первую очередь обратился к главе семейства:
   -- Павел Владимирович, можно мне поговорить с Василисой? Я ненадолго её отвлеку.
   -- А вы у неё самой спросите, Александр Николаевич, -- улыбнулся тот. -- Я шучу, конечно. Если вы так уважительно обратились, то, конечно, можно. И говорите, сколько нужно.
   Девушка и парень отошли немного в сторонку.
   -- Василиса, настало время выполнять мне своё обещание.
   -- Какое обещание? Вы мне в последнее время ничего не обещали, -- удивилась девушка.
   -- В последнее время, возможно, и не обещал, а вот в конце лета прошлого года обещал.
   -- А что в прошлом году вы мне обещали? -- опустив глаза, слукавила Василиса, поскольку её сердечко бешено застучало - она хорошо помнила обещание Саши, хотя особо в это не верила.
   -- Обещал до октября выдать тебя замуж, -- улыбнулся Александр. -- И я своё слово обязательно сдержу. Вот только к этому нужно серьёзно подготовиться.
   -- А что значит подготовиться? -- как-то грустно спросила Василиса.
   -- Нужно подчеркнуть твою красоту. Понимаешь, именно подчеркнуть, потому что ты и так красивая. Но, главное, чтобы ты сама поверила в это.
   -- А, как там красоту можно подчеркнуть, -- махнула рукой девушка. -- Я обычная девчонка.
   -- Во-первых, ты не обычная, а красивая. А во-вторых... Вот ты мне скажи, пасхальный кулич как лучше смотреться будет - если его испечь и просто поставить на обычную тарелку, или же украсить его сверху и с боков и подать на красивом блюде?
   -- Ну, понятно же - украсить и положить на блюдо.
   -- Вот видишь, всё-то ты понимаешь. Ты ведь умная девушка. Так вот, и мы твоё лицо немного украсим, а красивым блюдом для тебя будет твой наряд. И тогда, увидев тебя, все ахнут!
   -- Ну да, так уж и ахнут... Какая-то хр... -- и она вдруг замолчала.
   -- Молодец! Наука пошла впрок. Ты запомнила мои слова и не стала называть себя грубой кличкой. Значит, и всё остальное будет в норме. Ладно, это всего лишь предисловие. В этом деле мы с тобой найдём взаимопонимание. Вопрос в другом - где нам заняться твоей подготовкой? Есть лишь два варианта - у меня в доме, то есть у Игната Степановича, или же у тебя дома. Но там и там мы должны будем быть наедине. Ты-то мне, я уверен, доверяешь. Но вот твои родители... Лучший вариант, конечно, встречаться именно в избе Карелина. У тебя в доме будет много любопытных глаз - твоих младших братика и сестрички, да и родителей тоже. Но, с другой стороны, в твоём доме им будет спокойнее.
   Василиса надолго замолчала, обдумывая сказанное Александром, а потом решительно произнесла:
   -- Мы будем встречаться у вас. У меня в доме точно спокойно не будет - вы правы, глаз предостаточно. Кроме того, а если бы я ходила на свидание с парнем, да ещё вечером, ночью, -- грустно протянула она, памятуя, что такого у неё никогда и не было, -- то они разве бы меньше волновались? Да и вам они поверят. Конечно, лучше было бы, если бы вы всё им объяснили...
   -- Я обязательно поговорю с твоей мамой, и прямо сейчас. Ты позовёшь её. Тогда давай встретимся у меня завтра в семь часов вечера. Конечно, и в это время у тебя ещё может быть работа, но позже никак не годится. При свете керосиновой лампы не особо поработаешь.
   -- Тогда мы встретимся не в 7, а в 6 часов. Тем более что завтра воскресенье. Но пусть так будет и в дальнейшем. Я с родителями договорюсь. А если вы поговорите с мамой, тогда тем более.
   -- Всё, договорились! Иди, зови маму. До встречи уже завтра, Василиса!
   -- До свидания, Александр Ни... -- и она, улыбнувшись, тут же остановилась, увидев, как Сашка, тоже улыбаясь, при "подходе" девушки к его отчеству, приложил палец к губам. -- До завтра, Саша!
   На такие прощальные слова парень отреагировал, молча, но энергично вытянув вперёд правую руку, со сжатым кулаком и оттопыренным вверх большим пальцем.
   Когда женщина неспешно подошла к нему, Александр без тени улыбки спросил её:
   -- Анна Васильевна, вы хотите, чтобы ваша дочь в этом году вышла замуж? -- он был уже знаком со всем семейством Говоровых, а потому прекрасно знал реквизиты каждой особы.
   -- Замуж?.. А кто её возьмёт, хромушу-то? Вы же её точно замуж кликать не станете.
   -- Я нет. Мне ещё университет нужно закончить, а это произойдёт не ранее, чем через два года. Но в селе есть хорошие парни, -- Сашка открыто врал, хотя в беседе с самой девушкой старался тщательно обдумывать свои ответы; выкручивался как мог, но вот ей старался не врать. Но родители это другое дело, да и нужно же придерживаться придуманной Карелиным версии. -- Кроме того, Анна Васильевна, никогда не называйте свою дочь этой дурацкой кличкой.
   -- Понятно. И так спасибо, что вы всё это открыто сказали. А вы, как я вижу, очень добрый человек, Александр Николаевич. Но как вы, лично вы сможете помочь ей выйти замуж?
   -- Помогу тем, что постараюсь подчеркнуть её красоту, а она у вас красивая девушка. И я вам гарантирую - не позже осени она выйдет замуж, причём выйдет замуж за парня, которого она сама любить будет. У неё будет время сделать свой выбор.
   -- У девки выбор?.. -- скептически скривилась мама девушки. -- О чём вы говорите...
   -- Я повторяю: она выйдет замуж за любимого парня. Будь вы мужчиной, я бы побился с вами на заклад. Но я и без этого скажу вам - если Василиса к средине осени - максимальный срок - не выйдет замуж, вы можете использовать меня, как наёмного работника, причём бесплатного.
   -- Ого! Ничего себе! Но вы же врачуете. А что вы сможете делать как наёмный работник?
   -- То же самое, что я делаю и в усадьбе своего дяди, и в поле, и на огороде - везде.
   -- Я понимаю. Это я просто так спросила. Не думала, что вы так серьёзно заявите. Нам бы такой работник, ой как подошёл бы, -- улыбнулась она. -- Но, конечно, вы не будете работать у нас. Мы что, нелюди какие-то. Я вам почему-то верю. Но что для этого требуется от меня?
   -- Поверить, что я всё делаю именно ради вашей дочери и помогать мне. В первую очередь помогать тем, что поддерживать меня и внушать Василисе правильность того, что я буду ей говорить и делать. Я ей буду помогать в усадьбе своего дяди, это выбор и самой Василисы. У вас в доме просто многое мешать будет, в первую очередь любопытные братик и сестричка Василисы. Но можете быть абсолютно спокойными - ничего плохого с вашей дочерью не случится. Это я вам твёрдо гарантирую. А если не верите мне, вам даст гарантию и мой дядя. Ему вы точно поверите.
   -- Не нужны нам гарантии Игната Степановича. Я лично верю и вам. Вы не тот человек, который может худое сделать. Хорошо, я буду вас поддерживать, и мужу всё объясню - вам с ним тяжелее было бы договариваться. А если Василиса выйдет замуж, мы с мужем всё для вас сделаем.
   -- Мне ничего не нужно, Анна Васильевна. Да и не забегайте вы вперёд. Дел ещё много.
   -- Хорошо. Спасибо вам, Александр Николаевич!
   -- Пока что не за что. И ещё одно - обращайтесь, пожалуйста, ко мне просто по имени. Хотя бы в личной беседе со мной. Мне это будет приятно, ведь я всего на 3 года старше Василисы.
   -- Вот как! Ну, не знаю. Я попробую выполнить вашу просьбу, не знаю только, получится ли это у меня. Кто вы, и кто я... Ещё раз спасибо, и ничего не рано - благодарю за добрые намеренья.
   В итоге беседа была завершена. Женщина и парень распрощались. Первая пошла к мужу и дочери доделывать свою работу, а второй, удовлетворённый разговором - поспешил домой.

* * *

   И первая встреча - не любовная, конечно - Александра и Василисы состоялась назавтра в усадьбе Игната Степановича. Пока что это был чисто теоретический урок. Чтобы девушка всё поняла, Сашка просто детально объяснил Василисе что такое косметика, и что такое наука косметология. А такие, неведомые в большинстве своём сельским жителям понятия уже давно существовали. Косметика была известна ещё со времён древнего Египта, а само слово впервые было использовано в 1867-м году, во время проведения Международной выставки в Париже. А вот косметология - терапевтическая и хирургическая - это уже слово из арсенала эпохи конца XX-го - начала XXI-го века, хотя и оно часто подменяется словом косметика. Косметология (от греч. кοσμητικός - красота и λογία - учение) - область медицины, изучающая эстетические проблемы и (причины возникновения косметических дефектов человека) организма человека и разрабатывает методики и способы профилактики, устранения или маскировки этих дефектов. Но Сашка постарался преподнести девушке сведения о косметологии так, чтобы у той осталось впечатление, что и такая наука была известна ещё в 1912-м году. Кто его знает, возможно, в научном, сугубо теоретическом плане такое понятие и было известно, но вот в практическом точно пока что нет. Но Александру нужно было взбодрить девушку, показать, что возможно устранить даже серьёзные дефекты наружности человека. Тогда она точно поверит, что с помощью косметики всего лишь подчеркнуть красоту женщины - это вообще очень простое дело, а так оно и было.
   А вот следующий день, понедельник 7-го мая принёс жителям Красноярки не особо приятный сюрприз. После 25-градусной жары, которая наступила в Алтайском крае после первых чисел мая, столбики термометров вдруг упали до 00, и в одну из ночей вдруг пошёл снег. Он покрыл зелёные газоны, уже распустившуюся листву деревьев и алые тюльпаны. Да, это было, конечно, красивое зрелище - чуть позеленевшие лиственницы и берёзы под снегом. Хотя, казалось бы, почему лиственницы чуть позеленевшие? Ведь это же хвойное дерево, а хвоя практически в любое время года тёмно-зелёная. Ну, разве что у молодых сосенок (а лиственница родственница сосны) побеги поярче. Но основное отличие лиственницы от сосны состоит как раз в том, что лиственница, подобно лиственным собратьям, осенью полностью освобождается от своего одеяния - хвои. А затем весной заново и отращивает хвою - приятно радуя глаз своей сначала именно яркой зеленью. Снег на молодой зелени, конечно, красивое зрелище, однако неестественное. Яркие цветы в мае - это да, а вот снег...
   Правда, долго холод не продержался. Уже к полудню температура начала повышаться, и к вечеру она стала приближаться к +100. Из-за этого выпавший снег начал быстро таять. На улицах и во дворах домов теперь было полно воды, а из-за тяжести мокрого снега стали обламываться ветки деревьев. Да, тепло вроде бы и вернулось, но жаркую погоду вряд ли стоило ожидать. По прогнозам стариков дожди с мокрым снегом могут идти в крае ещё с неделю. Правда, температура днём будет находиться в пределах +12-150, но вот ночью могут быть и заморозки до -20. И они оказались практически правы - переменчивая погода длилась ещё 5 дней. А вот с 13-го мая наступило уже стабильное тепло, днём столбик термометра не падал ниже +200.
   Саша договорился с Василисой, что она будет приходить к нему 3 раза в неделю - во вторник, четверг и воскресенье. И непогода не помешала Василисе прийти к Александру на очередной сеанс, теперь уже практический. Правда, длился тот не так уж и долго. Сначала Сашка за домом, когда из-за тучки выглянуло солнышко - было сыровато, но тепло, и дождя пока что не было - внимательно осмотрел лицо девушки. Затем они оба пошли в дом. Там парень спросил гостью:
   -- У тебя зеркальце имеется?
   -- Конечно, -- Василиса редко носила зеркальце с собой, но на сей раз она специально его прихватила - ей интересно было посмотреть, что будет делать с её лицом Саша.
   -- Хорошо. Тогда вот твой основной инструмент на ближайшее время - на пару недель точно, -- и он протянул ей вынутый из кармана пинцет, который специально купил ещё в прошлом году.
   -- А зачем он мне? -- удивилась девушка. -- Я же не лекарь, не сестра милосердия.
   -- Он тебе понадобится совсем для другой цели. Сначала мы займёмся оформлением твоих бровей. А то они у тебя слишком уж широкие.
   Конечно, у Василисы были не такие уж густые, кустистые брови, какие часто бывают у мужчин, но они, всё же, были довольно широкими и не особо правильными. Точнее, они не совсем подходили к профилю её лица. У неё было овальной формы лицо, а к такой форме лучше всего подходили брови, которые как бы заострены (в сторону ушей) и мягко изгибаются. Это Сашка определил, с огромным напряжением вытащив из закоулков памяти формы лица и брови знакомых ему девчонок-студенток. А тех было немало в университете - больше, нежели ребят.
   -- И что я должна с ними делать - подстригать или выбривать?
   -- Ни в коем случае! Ни то, ни другое. Иначе у тебя со временем вместо бровей будет щетина, как у меня или других мужиков на лице. Ну, когда я пару дней не побреюсь. Ты их будешь выщипывать пинцетом, который я тебе дал. Я тебе сейчас расскажу и нарисую, какой формы у тебя должны быть брови, и ты потихоньку, каждый день будешь это делать. Можно даже этим заниматься на природе - с зеркальцем. Так что ко мне на этой неделе можешь не приходить.
   Зрачки у Василисы стали размером с алтын (3 копейки), и она испуганно произнесла:
   -- Но это же будет очень больно!
   -- Красота требует жертв, -- успокоительно улыбнулся Александр. -- Кроме того, ты не за один день их сформируешь. Я почему и сказал, что это процесс долгий. Несколько волосков выдернешь, сделаешь перерыв, а затем ещё пару волосинок выдернешь. И всё, не переусердствуй! Не то и в самом деле больно будет, а то и воспаление. А всё остальное будет намного быстрее.
   -- Остальное?! Господи! А что ещё будет?! -- и вовсе перепугалась девушка.
   -- Ничего страшного не будет. Подкрасим, оттеним твои брови и ресницы, подкрасим твои пухленькие губки и сделаем нормальную причёску. У тебя не коса, а подстриженные волосы, -- подвязанные внизу головы лентой, -- а потому причёска будет нормальная. Сейчас у тебя её вообще нет - волосы просто спадают тебе на плечи, а это не особо красиво. Ты когда-нибудь видела мамзелей разных, ну, городских дам?
   -- Видела. Только не в городе - я в городе никогда не была - а в Чарышской Пристани, ездила туда как-то с папаней. Ну, и один раз к нам в село урядник приезжал. Не на лошади, а в пролётке. И там сидела подобная мамзель. Так на неё поглазеть прибежало с пол села.
   -- Вот! -- продолжал улыбаться, уже чуть ли не смеясь, Сашка. -- И красивая мамзель была?
   -- Красивая, -- нехотя буркнула девушка.
   -- Вот и ты будешь красивой дамой, девушкой. Но сейчас главное сформировать твои брови. К праздникам ты должна предстать в полной красе. И тогда никому не будет дела до того, что ты слегка прихрамываешь. От парней у тебя отбоя не будет, они на красоту падки. Понимаешь?
   -- Понимаю, -- уже более спокойно произнесла Василиса.
   -- Тогда так. Перед выщипыванием бровей умойся и протри лицо, ну, больше лоб и брови специальным раствором, приготовленным из смеси тёртого огурца и водки, примерно в одинаковой пропорции. Правда, -- удручённо скривился Сашка, -- его нужно ещё настоять с неделю в тёмном месте. Ёлки-палки, как же я забыл об этом! Ну, да ладно, всё равно ты за 3-4 дня форму бровей не оформишь. Будет тебе этот раствор на дальнейшее.
   А об этом самодельном лосьоне для лица Шурка вспомнил из рецептов, косметики своей мамы. Она им пользовалась летом и осенью и говорила, что такой лосьон лучше магазинного.
   -- А пока что будешь обрабатывать лицо отваром из ромашки, -- продолжал "учитель". -- О, ещё вот что. Перед выщипыванием бровей положи на лицо тёплый компресс, он размягчит кожу и откроет поры, благодаря чему сам процесс выщипывания бровей пройдёт практически безболезненно, -- тоже из практики мамы Александра. -- Сначала брови расчешешь по направлению роста волос. А затем аккуратно, по одному будешь захватывать волоски как можно ближе к корню и резкими движениями выдёргивать тоже по направлению их роста. Верхнюю часть бровей не трогай, они могут оборваться, а корень останется. И со временем волосок отрастёт.
   -- Угу, целая наука, -- недовольно протянула Василиса.
   -- А как же ты думала! Именно так, всё по науке. Но зато результаты будут хорошие.
   В общем, Сашка записал Василисе рецепт домашнего лосьона, очень аккуратно нарисовал на листочке бумаги чёрным карандашом форму бровей, и они расстались. Договорились, что Василиса придёт ровно через неделю, во вторник, 15-го мая - прикинуть как продвигаются дела с выщипыванием бровей. Но встреча не состоялась, и вовсе не по вине девушки. В этот день Александру было совсем не до встречи с Василисой. Перед полуднем в усадьбу Карелина - Сашка возился на огороде - прибежал взволнованный мужик. Александр знал его в лицо, виделся в селе, но близко знакомы они не были. Мужчину звали Николай Петрович.
   -- Александр Николаевич, извините, что отрываю вас от дел. Но моей жене худо, -- поздоровавшись, обратился он к парню.
   -- И что случилось?
   -- У неё очень болит живот.
   -- Весь живот болит или какое-то конкретное место?
   -- Не весь живот, а только его правая часть, внизу. Она лежит, подогнув ноги, на этом боку - говорит, что ей так легче.
   -- Оп-па! Приплыли! -- пронеслось в мозгу Александра. -- По первым признакам это очень похоже на аппендицит. А вот это уже очень серьёзно! Без операции, скорее всего, не обойтись. -- Но вслух он произнёс, -- сейчас я возьму свои инструменты, и мы пойдём к вашей жене.
   Он забрал свой небольшой походный врачебный саквояж - купил ранее, - в котором были собраны самые необходимые ему инструменты, препараты и расходные материала, запер избу и, ведомый Николаем Петровичем, направился к больной. По пути ему было над чем поразмышлять.
   В Ярославском государственном медицинском университете на лекциях преподаватели настоятельно рекомендовали студентам хорошо запомнить первичные признаки аппендицита. А потому Александр знал, что пациент с острым аппендицитом, как правило, находится именно в положении лёжа на правом боку, согнув обе ноги в коленных и тазобедренных суставах. Такое положение ограничивает движение брюшной стенки, тем самым уменьшая интенсивность боли. Если пациент встаёт, то он придерживает правую подвздошную область рукой. Внешне больной выглядит удовлетворительно - кожные покровы слегка бледные, пульс учащён до 80-90 ударов в минуту. Во время осмотра больного врач должен определить точку максимальной болезненности. В этом месте и расположен червеобразный отросток. Исходя из этого, хирург должен выбрать самый подходящий доступ для его обнажения.
   В древности, да и вообще до XX-го века (по крайней мере, в глубинке России) никто ни о каких аппендицитах не слыхивал - люди просто умирали от того, что живот заболел; болел-болел живот, да и помер человек. В этом вопросе Игнат Степанович в прошлогодней беседе был прав - не выживали люди в сёлах после различных болезней живота. Само же название "аппендицит" появилось в конце XIX-го века, и придумал его американский профессор Реджинальд Фитц. А первая операция по удалению этого органа была проведена в начале 80-х годов того же столетия в Европе. Ещё через 5 лет была описана эта операция в медицинских источниках и определено, каким же образом удобнее добраться до больного органа. Хотя, как гласят источники информации, первую зарегистрированную успешную апперндэктомию в 1735-м году выполнил французский хирург Клаудиус Айманд. А вот американцы, кстати, в своё время больше всех усердствовали (а точнее вообще переусердствовали) в борьбе с гландами и аппендиксом. США даже в начале XXI-го века оставались единственной страной, где практиковали вырезание аппендицита при рождении у малышей. Гланды, а заодно и аппендикс, они вырезали подряд всем новорожденным. А когда в 50-х годах прошлого века случилась эпидемия полиомиелита, эти детишки болели тяжелее других и умирали первыми.
   А вообще-то движение научной мысли в ХIХ-м и ХХ-м веках было столь стремительным, что учёные как бы впали в некое высокомерие. Всё, что в устройстве человеческого тела не находило объяснения, немедленно объявлялось рудиментарным, "лишним": миндалины, тимус, эпифиз, аппендикс... В начале ХХ-го века после открытия Ильёй Мечниковым гнилостного брожения в кишках учёные договорились даже до того, что не нужен и толстый кишечник, и хирурги - "продвинутые" сторонники науки - вы́резали его более чем у 1000 пациентов. Даже великие учёные долго не могли понять того, что нет в человеческом организме ничего лишнего. Но постепенно наука реабилитировала "рудименты" один за другим. В настоящее время онкологи пришли практически к одинаковым выводам: людей с удалёнными миндалинами (гландами) рак поражает в 3 раза чаще. То же самое, считают они, происходит и с теми, кто лишился аппендикса.
   Удалить гланды и аппендикс - это всё равно, что отрезать кусок иммунной системы. Ведь в подслизистом слое стенок аппендикса обнаружено большое количество лимфатических фолликулов, защищающих кишечник как от инфекционных, так и от онкологических заболеваний. За обилие лимфоидной ткани аппендикс даже иногда называют "кишечной миндалиной". Это вполне приемлемое сравнение: если миндалины являются барьером для инфекции, рвущейся в дыхательные пути, то аппендикс "тормозит" вредоносные микробы, которые пытаются размножаться в содержимом кишечника. Учёные из медицинского центра Университета Дюка (США) убедились: аппендикс несёт важную функцию - служит депо полезных бактерий, живущих в кишечнике, помогая формированию иммунитета. Полезные бактерии, живущие в кишечнике человека, не только помогают пищеварению, но и поддерживают иммунитет. Они синтезируют антитела - иммуноглобулины и муцин, которые подавляют размножение вредных микробов. Но иногда полезные бактерии не могут справиться с инфекцией, и тогда возникает диарея. Это защитный ответ на инфекцию, при котором болезнетворные бактерии удаляются из кишечного тракта. Однако при этом выносятся также и полезные. Но часть из них непременно сохраняется в аппендиксе. Вход в него очень узкий - не более 1-2 мм, поэтому проникнуть туда вредоносным микробам довольно сложно. А когда понос заканчивается, полезные микробы вновь заселяют весь кишечник.
   В настоящее время учёные установили, что аппендицит можно лечить и без удаления аппендикса. Они провели исследования, в которых использовали лечение антибиотиками. На протяжении 2-х суток больным вводили 2 лекарства-антибиотика. Первый - внутривенно каждые 12 часов, второй - каждые 8 часов. Следующие 7 суток - перорально, то есть внутрь через рот больной принимал ещё один антибиотик. Когда результаты исследования проанализировали, то увидели, что лечение аппендицита антибиотиками по эффективности ничуть не уступает хирургическому методу. В 80 случаях из 100 у пациентов наблюдали полное восстановление и выздоровление. У таких больных вероятность развития осложнений была значительно ниже. А вот если в отросток попало, например, инородное тело, то антибиотики тут не помогут. Аппендикс будет воспаляться всё больше, и увеличиваться в размерах. Его увеличение чревато тем, что он может разорваться, а это вызывает перитонит, который является серьезным осложнением. И если, например, известно, что причина - инородное тело, а не бактерии, то убрать её без скальпеля не получится. Поэтому при возникновении воспаления аппендикс всегда удаляют.
   Придя в дом к Николаю Петровичу, Александр, увы, оказался прав. После осмотра больной он установил окончательный диагноз: аппендицит.
   -- Ваша жена очень серьёзно больна, -- обратился Александр к Николаю Петровичу, выйдя из избы. -- И вылечить её без хирургического вмешательства невозможно.
   -- Что значит, хирургического вмешательства?
   -- Это означает, что нужно делать операцию - у вашей жены нужно вскрывать брюшину, ну, разрезать живот и удалять источник болезни.
   -- Резать живот, резать жену?! Не дам!
   -- Без операции она через пару дней умрёт. Вы этого хотите?
   -- Не хочу. Но и резать не хочу.
   -- Поймите, другого выхода нет. Есть только два варианта: или операция или смерть.
   -- Но как же так?.. А лекарства?
   -- Если на войне ранили бойца, и у него в теле застряла пуля, то никакими лекарствами ту пулю не вытащишь. Это вы, я надеюсь, хорошо понимаете?
   -- Понимаю... -- тихо ответил мужик. -- И что, только резать?
   -- Только резать. Но не волнуйтесь, всё должно пройти нормально, -- хотя такой уверенности у Александра как раз и не было, не было и опыта проведения такой операции. -- И тогда через несколько дней ваша жена сможет ходить. Она будет жива и здорова.
   -- Ну, я не знаю...
   -- Решайте. Впрочем, вы должны понимать и то, что риск не так уж и велик. Отталкивайтесь от того, что жена умрёт. И тогда вы всё быстро решите. Мне Игнат Степанович говорил, что в селе после болезней живота никто в живых не оставался. Или это не так?
   -- Так, -- уныло протянул Николай Петрович.
   -- Вот вам и ответ. Вы сейчас больше рискуете потерять жену своим отказом.
   -- Я понимаю. Хорошо, я согласен, -- как бы через силу протянул он. -- Но ведь, если вы будете резать жене живот, моя жена голая будет.
   -- Да, будет естественно. Но я врач. Я в таком случае не мужчина, а именно врач. Обнаженных, голых, как вы говорите, женщин я видел. А больше никто в таком виде вашу жену видеть не будет. Ну, разве что Галина и другие бабы.
   -- Галина понятно. А при чём здесь другие бабы? Они же не лекари.
   -- Они мне нужны будут. Так, мы много говорим, а время идёт. А есть ещё много подготовительной работы для проведения операции. Первое - нужно срочно соорудить стол размером с кровать, но чуть пошире. Далее - пошлите кого-нибудь за Галиной Ждановой, точнее уже Ольховой, -- таковой была уже фамилия сестры милосердия Галины Викторовны, которая в сентябре прошлого года вышла замуж. И Александр присутствовал на её свадьбе. -- Если по пути попадётся Игнат Степанович, -- продолжил Сашка, -- пусть тоже подойдёт сюда. А ещё с полевых работ нужно будет попросить несколько женщин, а заодно и их мужиков.
   -- Вот те на! А мужики зачем? Я стол с соседом и сам сделаю.
   -- Делайте то, что я вам говорю. К вашей жене мужики доступа не будут иметь. И ещё. Узнайте у дедов прогноз погоды на сегодня - не будет ли дождя, будет ли всё время солнце.
   -- Дождя не будет. Это я и сам вам скажу. Я разбираюсь в этом. А солнце будет.
   -- Хорошо, я вам верю. Тогда выполняйте то, что я вам ранее сказал. Всё. Мне ещё тоже подготовиться нужно.
   -- Хорошо. За всеми теми, кого вы назвали, я сейчас пацанов разошлю, а сам с соседом займусь столом. Но я не пойму, всё же, зачем вам мужики. На мою Тамару глазеть?..
   -- Мне в принципе всё равно - мужики будут или бабы. Но без мужиков вам вдвое больше семей придётся просить покинуть свою работу. Поступайте как хотите...
   -- Ладно, мужики так мужики. Если вы говорите, что жену они видеть не будут...
   -- Не будут. Даю слово! Всё, за дело!
   А мужики, да и стол нужны были Александру по очень уж специфической причине. Делать операцию по удалению аппендикса - это не ногу резать, как то было в случае с Василием Тропининым. Для подсветки не хватит и 20 керосиновых ламп, и никакие зеркала не дадут нужного отражающего света. А потому Сашка принял необычное решение - делать операцию во дворе, на открытой площадке под ярким солнечным светом. Да, некоторая антисанитария, но всего лишь от мух, которые могут прилететь на запах крови и разрезанной плоти. Но их будут отгонять бабы, а их мужики стоять поодаль, повернувшись спиной к "операционному" столу, как бы в оцеплении - не подпуская любопытных, в первую очередь разную малышню. И он считал, что в условиях села без электричества, это самое верное решение. Вот почему ему и нужен был прогноз погоды. И дело было не в дожде, соорудить навес недолго. Сам дождь не такая уж большая помеха, просто в этом случае не будет так нужного для операции яркого солнечного света.
   Не прошло и часа, как всё было приготовлено. Стол поставили за домом, подобрав открытое место, на стол положили 2 матрасы, которые укрыли чистой простынею. Больная сама, в сопровождении мужа, потихоньку, держась рукой за живот, пришла к месту операции и тоже, с помощью мужа и врача легла на стол. Женщины с газетами в руках расположились в метре вокруг стола, а их мужья значительно дальше. Галина Ольхова тоже была на месте, хотя дрожала сильнее мужа больной - такой операции она никак не ожидала. Но всё когда-нибудь приходится делать впервые. Очень волновался и Александр, хотя старался не подавать вида. Ему никоим образом не позволительно было своим неуверенным видом зародить сомнения у окружающих. А волноваться ему приходилось больше всех остальных. Да, на практике ему довелось наблюдать за подобной операцией. Но лишь наблюдать, а не делать её самому! Вот оно испытание, вот он экзамен на профессиональную зрелость! И он не имел права опростовоситься, не имел право не спасти жизнь человека. Игнат Степанович тоже к этому времени подошёл к усадьбе Сечкиных, таковой была фамилия больной и её мужа. Но его помощи на сей раз не понадобилось, у Александра уже имелся в селе врачебный авторитет, а потому все его распоряжения выполнялись беспрекословно.
   Александр не хотел делать больной общий наркоз, хотя такая возможность у него уже имелась. Но ему нужно было видеть глаза больной (хотя само место операции от неё было скрыто), видеть её реакцию - ведь никакого другого контроля за состоянием больной не было. Ну, разве что Галина периодически измеряла той давление - научилась уже пользоваться аппаратом. Но и "раздваиваться" Ольхова не могла - нужны были руки во время операции. Саша сделал пациентке просто местную анестезию уколом морфия - от одной дозы, пусть и крупной, привыкания к этому наркотику не будет. А далее началась уже и сама операция. Александр, перекрестившись, что было весьма одобрительно встречено окружающими, сделал скальпелем аккуратный разрез в определённом месте (до этого значительную площадь живота и паха больной, не выбривая, хорошо протёрли спиртом). И пошло, поехало... и всё шло нормально. Постепенно успокоилась, втянувшись в работу, и Галина. Волновался только муж больной, стоя в сторонке. Но вот уже операция была окончена. Зашивал обе раны - внутреннюю и наружную - Александр заранее приготовленными льняными нитками. В целом операция была проведена вроде бы вполне успешно, как для первого раза. По крайней мере, на возможные осложнения ничего не указывало.
  
  

ГЛАВА 23

В преддверии летних праздников

  
   Немногим ранее, ещё в начале апреля этого года многие газеты писали о трагических событиях, произошедших 4-го числа того месяца на приисках Ленского золотопромышленного товарищества "Лензолото", расположенных на реке Лена в Иркутской губернии. Но разные газеты по-разному и трактовали события, хотя и вызвали в стране довольно широкий общественный резонанс. И вот только в средине мая до Алтая, в частности до Красноярки докатились подробности этой трагедии - слухами земля полнится. Оказалось, что шествие рабочих было вполне мирным, а приказ открыть огонь по рабочим отдал жандармский ротмистр Трещенков. В итоге было убито 170 человек и ранено 196. Но и после этого стачка на Ленских приисках продолжалась до августа, после чего свыше 80 % рабочих покинули прииски, а по стране катилась волна массовых митингов и акций протеста, в которых приняли участие более 300 тысяч человек.
   Казалось бы, какое отношение эта трагедия имела к какому-то селу в глубинке Алтая? К его населению в целом практически никакого, тем более что о каких-либо местных акциях протеста и речи быть не могло. Но на одного человека в селе рассказы очевидцев тех событий (хотя и неизвестно, действительно ли те были таковыми), всё же, произвели удручающее впечатление. И таким человеком оказался Игнат Степанович Карелин. Он несколько дней ходил как в воду опущенный, у него было подавленное настроение. Он, очевидно, начал понимать, что не так уж всё нормально в его родной стране, и что не так всё однозначно было с революцией 1905-го года. Он вспомнил при этом прошлогоднюю осеннюю беседу с племянником, в которой тот высказал мысль о том, что во все времена российское правительство целенаправленно спаивало народ, чтобы тот забывал о тяготах своей жизни. При этом Игнат Степанович вспомнил и первый разговор с Александром, когда тот упомянул о какой-то революции 1917-го года. К этой теме после этого не возвращались, но сейчас впервые Карелин подумал о том, что нужно, наверное, расспросить Сашу об этом предстоящем событии и узнать, кто в нём будет прав, а кто нет. В общем, Карелин стал постепенно как бы политически прозревать.

* * *

   А время между тем проплывало. И вскоре плохое настроение Игната Степановича, занятого своими общественными делами в селе, немного улучшилось, хотя время от времени некоторые его односельчане и норовили испортить его ему. Но это были уже дела текущие, а в них всякое случается. Не обращался он пока что и к своему племяннику с просьбой рассказать о событиях 1917-го года. Возможно, вспомнил своё обещание расспрашивать того только о событиях далёкого будущего. А у Александра после операции аппендицита серьёзных пациентов пока что не было, а потому он вновь со спокойной душой переключился на подготовку Василисы к замужеству.
   После операции они встретились в запланированный четверг 17-го мая - вторник выпал по вине самого Александра, а точнее по вине Тамары Сечкиной. Хотя операция тогда и была проведена примерно в обеденное время, но Александр постоянно наведывался к больной, беспокоясь о том, благоприятно ли будут для неё развиваться последующие события. Да и Василиса, услышав, что Александр Николаевич сделал сегодня такую серьёзную операцию, не стала вечером идти к нему - парень занят своими врачебными делами, а ей не горит. Подумаешь, избавилась от пары десятков волосков на лице, тоже мне событие... Но вот в четверг она, всё же, пришла в усадьбу Карелиных.
   -- Ну, что, как ты себя чувствуешь? -- первым делом спросил девушку Александр. -- Ничего не болит? Да и вообще, очень уж болезненную процедуру я тебе назначил?
   -- Терпимо, Александр... -- вновь небольшая пауза перед отчеством. -- Я уже привыкла. Да и не очень оно больно. Я думала, что куда больнее будет. Просто у страха глаза велики. А если выщипывать не по многу сразу, то вообще всё нормально.
   -- Ну и молодец. Но я всё-таки повнимательней посмотрю на твои брови, а точнее на результаты твоей эпиляции.
   -- Чего-чего?..
   -- Тьфу ты!.. Ну, это просто такой медицинский термин, когда волоски на теле удаляют.
   Сашка не сказал девушке, что эпиляцией в большинстве случаев называют процесс удаления волос на ножках у женщин. Он понял, что тогда расспросов ему точно не избежать - а где это он видел женские ножки, если девушки ходят в платьях до пят? Да и зачем в этом случае на ногах волосы удалять? Парень почти за год своего пребывания в селе уже достаточно привык к повседневной работе (и жизни в целом) в селе, но вот в беседах у него иногда проскакивали слова из далёкого будущего, вызывая порой недоумение у собеседников. На все свои подобные оплошности Александр просто отвечал, что это, мол, медицинские термины, хотя в большинстве случаев это было далеко не так.
   Александр посадил девушку лицом к свету и внимательно осмотрел её брови. Результатом осмотра он остался доволен:
   -- Ну, что ж, никакого воспаления, даже малейшей опухлости нет. Всё в норме. И главное, очень аккуратно. Ты талантливая девушка. Тебе бы работать в косметических салонах, -- вновь не к месту брякнул он.
   -- Что это за салоны?
   -- Ну, это такие салоны, где женщинам наводят марафет на лице. Они находятся в городах, чтобы разные там мамзели сами не занимались таким процессом. А то ещё что-то не так сделают. А у тебя всё очень аккуратно. И главное, ты правильную им форму придаёшь, а это не такое уж простое дело. Но постепенно оно движется, твои бровки уже начинают приобретать правильные очертания. Но до конечного результата ещё далеко. Но я думаю, что к началу июня, или неделькой позже всё будет в норме. А в средине месяца мы уже займёмся твоей общей подготовкой. Там дел меньше будет. Разве что с причёской придётся немного повозиться. Но это всё равно мелочи. К первому же летнему празднику ты должна быть 100 %-но готова. Какой летом первый праздник?
   -- Первый праздник?.. -- Василиса задумалась, -- так они все вроде бы в августе. А, нет, -- тут же поправилась она, -- есть и в июне. Это Рождество Иоанна Предтечи, оно будет 25-го июня.
   ‒‒ 25-го июня, говоришь... ‒‒ о чём-то вдруг задумался Александр. Он закатил глаза вверх и начал в уме что-то подсчитывать. А затем спросил, ‒‒ а не 24-го июня?
   ‒‒ Нет, - покачала головой девушка, ‒‒ именно 25-го.
   ‒‒ Странно...
   ‒‒ Что странно?
   ‒‒ Я почему-то думал, что Рождество Иоанна Предтечи именно 24-го июня.
   Сашка уже забыл о том, что Игнат Степанович, рассказывая ему в конце прошлого года о девяти двунадесятых церковных праздниках, называл ему ещё и четыре Великие недвунадесятые праздники, в том числе и Рождество Иоанна Предтечи. Точнее, о нём он помнил, но вот точную дату его празднования как раз запамятовал. В этом и не было ничего удивительного - попробуй на слух с первого раза запомнить точные даты полутора десятка событий. Но почему племяннику Карелина запомнилась именно дата 24-е июня? Да потому что в его времени этот праздник и отмечался именно 24-го июня по старому стилю, или же 7-го июля по Григорианскому календарю. Недаром Саша в уме подсчитывал даты, переводя их из Григорианского календаря в Юлианский. А вот во времена Игната Степановича Карелина и Василисы Говоровой он праздновался почему-то 25-го июня. Возможно, когда в 1918-м году у славян появился Григорианской календарь, тогда все даты немного сместились... А для сомнения Александра в дате празднования Рождества Иоанна Предтечи была и ещё одна причина. Дело в том, что этот праздник как бы накладывался на ещё один праздник, правда, неофициальный. Но как раз во времени Большакова этот неофициальный праздник во многих регионах России широко отмечался, а вот Рождество Иоанна Предтечи отмечали разве что уж очень глубоко верующие люди. Что же касается Иоанна Предтечи - он же Иоанн Креститель - то согласно евангельской мифологии, он был ближайшим предшественником Иисуса Христа, который как раз и предсказал пришествие мессии, то есть самого Христа. Иоанн, согласно Евангелию от Луки, родился в семье иудейского священника Захарии. В народе слово "Креститель" выражалось словом "Купала", которое характеризует погружение в воду в процессе крещения. А вот жил Иоанн Предтеча в пустыне, подражая ветхозаветному пророку Илье. При этом он обличал пороки общества и призывал к покаянию, он также и окрестил Иисуса Христа в реке Иордан.
   ‒‒ А почему вы считаете, что этот праздник должен быть днём раньше? - удивилась Говорова.
   ‒‒ Ну, я так не считаю, ‒‒ оправдывался или выкручивался Сашка. Не мог же он сказать девушке, что он запомнил такую дату потому, что в каком-то неведомом (или ведомом) Василисе городе Александр отмечал этот праздник именно 24-го июня, а точнее 7-го июля. ‒‒ Просто точную дату я позабыл. Но в этот же день отмечают и ещё один праздник.
   ‒‒ Какой?
   ‒‒ День Ивана Купала. Правда, он как бы неофициальный. Ты слышала о таком?
   И таким неофициальным праздником действительно был День Ивана Купала. Хотя праздник Купалы считался наиболее торжественным из весенне-летнего цикла. Это был, пожалуй, самый почитаемый - особенно славянскими народами - праздник. В народных верованиях он слился с языческим праздником воды и водяных божеств - купал, отчего и получил название Ивана Купалы. Славяне в этот день обращались к языческому богу - Купайле, богу огня и воды, владыке чистоты. После принятия христианства Купайла превратился в Купалу. А православная церковь в этот день чествует память Иоанна Предтечи. Возможно, поэтому языческий и православный праздник сошлись в один, поскольку в обоих случаях очищение происходит водой. Праздник Ивана Купала, это день торжества солнца, раньше он отмечался через несколько дней после летнего солнцестояния (солнцеворота) - 24-го июня. Это не случайно, ведь он посвящен буйству, торжеству природы.
   ‒‒ Слышала. Но у нас его практически не отмечают. Церковные служители говорят, что это давно уже забытый старый праздник, что его не нужно отмечать. Они говорят, что он какой-то... Не помню точно, да и не поняла я, почему его так называют - языковый, что ли. А люди, которые его отмечают, нехристи. Ну, точнее, они не христиане, а такие, которые поклоняются каким-то своим Богам. И даже не богам, а каким-то идолам.
   В своём сообщении Василиса была права. Православная церковь, да и вообще всё христианство, с особым осуждением относилось к разного рода старым, языческим игрищам. К таким, например, как зажигание костров, массовые песни и пляски, странные обряды. Для Церкви традиции и обычаи на Ивана Купала "попахивали" чем-то бесовским и сатанинским. Как же, люди плетут венки, а потом в одних сорочках в исступлении носятся вокруг костров, перепрыгивая через огонь. На что это ещё может быть похоже? Потому ещё в VII-м веке нашей эры в канонах Трулльского собора подобные действия уже назывались нежелательными и даже запрещёнными. Правда, некоторые этнографы предполагали, что в современном варианте праздника тесно сплелись относительно новое христианство и древнее язычество. Ведь Иван Купала - это просто собирательное христианско-народное название. В вольном переводе с греческого личное имя Креститель (βαπτιστής) будет звучать, как "погрузитель в воды", "купатель". Более того, православный термин kọpati как раз и обозначает ритуальное, обрядовое омовение.
   ‒‒ А. понятно. Да, такое мнение, увы, имеет место. А праздник называется не языковый, как ты выразилась, а языческий. И название тех люди, о которых ты упомянула - язычники.
   ‒‒ Вот-вот! Вы правильно назвали. Вы грамотный, ‒‒ уважительно протянула Василиса. ‒‒ А что это за люди такие?
   ‒‒ Это обыкновенные наши, русские люди, а точнее все славянские народы. Но жили они очень давно, ещё до нашей эры, ну до времени принятия на Руси христианства. Это просто наши предки. И они далеко не нехристи. Они были глубоко верующими людьми. Просто они верили не именно в Бога, а в природные явления. То есть они почитали природные стихии, в частности это воздух, вода и огонь. Воздух и вода считались у них очистительными, а также могущественными и животворящими, как и сама земля. Огонь же, по их мнению, является мощной энергией, которая устанавливает в мире равновесие и стремится к справедливости. Огнём они очищали не только тело, но и душу. И как раз показательным в этом плане являлись прыжки через пылающий костёр именно на Ивана Купалы. А поклонялись язычники Солнцу и Матери-Земли. Они, например, верили, что праматерью всего существующего в мире является именно Земля. И подобных языческих культов, прославляющих Солнце, очень много. Обожествлять же наше светило - это не просто традиция или ритуал. Это нерушимое правило каждого, кто даже сейчас имеет смелость называться язычником.
   День летнего солнцеворота (солнцестояния) - самый длинный в году, когда отмечается праздник Ивана Купала, вместе с тем как бы привлекает зиму. Ведь ночи с этого момента становятся всё длиннее. И в этих астрономических выкладках, пожалуй, есть и философский смысл: после рождения Иисуса Христа день начинает прибавляться, а вот после рождения Иоанна Крестителя - убывать. Сам Иоанн (его Евангелие) этот факт объяснял так: "Ему должно расти, а мне - умаляться". А в целом этот день принадлежит Ярилу, древнему огненному богу славян.
   ‒‒ Ух ты! А это правильно, ‒‒ уважительно протянула Василиса, ‒‒ и красиво...
   ‒‒ Да. И праздники у наших предков были красивыми. В том числе и День Ивана Купалы.
   ‒‒ Я знаю. Точнее слышала об этом. В некоторых наших сёлах этот день, всё же, празднуют. И нам в селе рассказывали о нём. Ну, те, кто побывал на таком празднике. Но вы так красиво всё рассказываете, вас намного интереснее слушать. И про прыжки через костёр тоже те, кто бывал на празднике, рассказывали. А вот я не могу очистить свою душу, ‒‒ грустно протянула девушка.
   ‒‒ Почему?
   ‒‒ Даже, если бы у нас в селе праздновали этот день, то для того, чтобы перепрыгнуть через костёр, мне нужно разбежаться. А как я разбегусь?!.. С моей-то ногой. Я костёр точно не перепрыгну. И тогда меня вообще посчитают ведьмой.
   ‒‒ С чего бы это?
   ‒‒ А потому, что ведьмы боятся огня. Они боятся огня и Божьего гнева.
   Сашка при этом подумал, что такое поверье вполне могло иметь место, вспомнив как в средние времена женщин, которых Церковь представляла ведьмами, сжигали на кострах. А потому кому же, как не им, бояться огня. Но вслух он успокоительно произнёс:
   ‒‒ Тебе, Василиса, не нужно прыгать через костёр. Тебе незачем очищать свою душу - она у тебя чистая, незапятнанная. Уж кто-кто, а ты точно не грешница. Ты невинная, чистая девушка.
   ‒‒ Не знаю, не знаю, ‒‒ лукаво улыбнулась Василиса. ‒‒ У самых даже невинных людей бывают иногда порочные помыслы.
   ‒‒ За помыслы не судят, так что успокойся. Если бы людей судили за одни лишь помыслы, ‒‒ широко улыбнулся Саша, ‒‒ то на Земле тюрем бы не хватило для всех таких грешников.
   ‒‒ Ну, и то хорошо, что меня не будут ведьмой считать.
   ‒‒ Не будут, не будут. Это точно. Ты вот сказала, что ведьмы боятся огня. Наверное, так оно и есть. Но в старых сказаниях была и такая ведьма как огненная.
   ‒‒ Ведьма огненная?! Не может быть.
   ‒‒ Может, Василиса. Просто это была особенная ведьма. Огненная Ведьма была дочерью мифического колдуна Беласко, который правил измерением лимбо - это такое как бы преддверие ада или Чистилища.
   ‒‒ У-у, Чистилища... Тогда понятно. Там ведь тоже огонь.
   ‒‒ Но и в наше время бывают ведьмы огня, ‒‒ теперь уже лукаво улыбнулся Сашка.
   ‒‒ Как это?!
   ‒‒ А вот так. Ведьмами Огня сейчас иногда в городах называют некоторых современных женщин. Они как бы ведут прекрасную и поэтичную жизнь. Правда, порой за её внешней стороной скрываются и трагические мотивы. Но ведьмы этого типа предпочитают самые разные стили, их отличает индивидуальный подход - ведь ни одно пламя не бывает похожим на другое. Единственное, что можно о них сказать наверняка, - они всегда будут сиять, как то же пламя.
   ‒‒ Ух, ты! Вот это женщины. Но это в городах, ‒‒ уныло протянула девушка, - а у нас в селе что...
   Она, конечно, не знала, что рассказчик неоправданно поторопился во времени, рассказав Василисе о Ведьмах Огня. Да, в его времени некоторых женщин так называли. Эти индивидуальности, именно индивидуальности можно было узнать по окружающей их ауре, по их уверенности, а также по стилю окружающего их интерьера. А стиль интерьера ведьмы Огня охватывал широкий диапазон: от лаконичной современности до явной роскоши и богатства. Ведьму Огня всегда можно узнать как в обычных джинсах, так и в красочном наряде с бриллиантами. У неё чутье на декорирование, а потому в качестве необычных акцентов она часто использует свечи и дизайнерское освещение. Ведьмы Огня очень любят антиквариат и металлические предметы. Их дом обычно отличается тёплыми насыщенными цветами, в нём преобладает мебель тёмного дерева. Да, всё это присуще некоторым женщинам XXI-го века. Были таковые наверняка и в начале XX-го века, но только вряд ли их тогда называли Ведьмами Огня.
   ‒‒ Да, в сёлах таковых женщин намного меньше. Но и в них они есть. Просто распознать их сложнее.
   ‒‒ Это точно. Ладно, с женщинами, или с Ведьмами Огня всё понятно. Но мы говорили о самом празднике Ивана Купалы. Александр... ‒‒ снова некая пауза перед отчеством. И далее Василиса уже предпочитала обращаться к парню обезличенно. ‒‒ А вы сами бывали на таком празднике?
   ‒‒ Да, бывал.
   Сашка вновь неоправданно поторопился сообщить девушке такой факт, не подумав о том, где он мог праздновать День Ивана Купалы. Да, его празднуют в Ярославле, как и в целом в его родной области, да и во многих регионах современной России. В том же его родном Ярославле этот праздник отмечали в разные годы то на Волге, то на Которосли, а то и в сафари-парке городского зоопарка. И снова-таки наиболее красочные гулянья в этот день происходили не в самом городе, а в 28 км от Ярославля - в Гаврилов-Ямском районе, за посёлком Спас Заячье-Холмского сельского поселения. Празднования включали в себя встречу гостей на Поляне Купавы, затем были купальские хороводы и песни в исполнении фольклорного коллектива, игрище "Иван да Марья", обрядовые игры с лешими и кикиморами и прочие развлечения. Александр не подумал о том, что в Томске (оттуда для всех в селе - включая и Говоровых - прибыл Александр Николаевич Карелин) в 1912-м году День Ивана Купалы могли не праздновать. Да и вообще, Томск находится значительно севернее Красноярки, а что ни говори, более склонны отмечать День Ивана Купалы, всё же, южные народы. Да, во времена Александра Большакова жители Томска могли отмечать День Ивана Купалы, и даже на 3-х городских площадках: на пляже Семейкиного острова, в Городском саду и на Воскресенской горе. Правда, какого факта Сашка не знал, но это происходило уже во втором десятилетии XXI-го века. А столетием ранее?..
   Хотя, традиция купальских празднеств была широко распространена среди сельского населения - пусть и не всего - Российской империи ещё в XIX-м веке. А как раз в начале ХХ-го века белорусский поэт Иван Луцевич взял псевдоним Янка Купала, под которым он и вошёл в историю белорусской литературы. Не знал Александр и того (просто не интересовался этим), что во втором десятилетии его, XXI-го века возобновится традиция праздновать День Ивана Купалы и во многих населённых пунктах Алтая. Но во всех ли?.. Да, таковыми населёнными пунктами были, к примеру, село Романово, одноимённого района (празднование на Романовских прудах), или же село Новозыково, Красногорского района (озеро Киреево). Это были те места, в которые даже официально на празднования приглашали целые экскурсии.
   Правда, в новое время отмечали этот праздник и в самом краевом центре, например, в Барнаульском зоопарке "Лесная сказка". Там даже устраивали ночь страха с ведьмами, Кощеем Бессмертным и Бабой Ягой. Сказочные герои встречали гостей на своих жутко страшных интерактивных площадках. А таковых было целых шесть: царство Кощея Бессмертного, страшные истории, шалаш ведьмы, клетка со страхом, зелье Бабы Яги и ужасная лотерея. А вот город краевого значения Бийск приглашал туристов отмечать День Ивана Купалы в 28 км от самого города, выше по течению реки Бия - на поляне перед селом Малоенисейское.
   Но так праздновали именно современный День Ивана Купалы, его мог праздновать именно Александр Леонидович Большаков, а где его мог праздновать Александр Николаевич Карелин?! Тем более, если христианская Церковь в то время не одобряла такие празднования.
   ‒‒ Расскажите, пожалуйста, о нём, ну, о самом празднике, ‒‒ попросила Василиса Александра, к счастью, не уточняя места проведения праздника, на котором присутствовал сам рассказчик. ‒‒ Я из рассказов знаю только о прыжках через костёр, да о том, что девицы плетут венки и пускают их по воде, Ну, и о девичьих гаданиях про суженого. А что ещё?
   ‒‒ Ну, что я могу рассказать... Например, поклоняясь воде, девушки бросали венки в реку. А поклоняясь огню, в купальскую ночь на берегу реки или же на высоких холмах, на горах разводили огромные костры, и юноши и девушки попарно прыгали через огонь. Этот обряд, ты была права, олицетворял очищение от всего нечистого, бесовского. Но об этом тебе рассказывали. А-а, расскажу тебе о самих венках... Если касаться именно их, то есть одна интересная деталь. Ну, во-первых, делать венок каждая девушка должна была самостоятельно, но это и так, наверное, понятно. Но при этом сам венок должен изготавливаться из луговых, степных или лесных - но обязательно дикорастущих - растений. Венок был ещё одним символом солнцеворота на этом празднике жизни и буйства Матери-Природы.
   Что касается упомянутых Александром гор и холмов, то этнографы начала XIX-го века описывали великолепное зрелище купальских костров в Западной Украине, Польше и Словакии, когда с высоких вершин Карпат или Татр на сотни вёрст вокруг открывался вид на множество огней, зажжённых на горах.
   ‒‒ Да, это я понимаю. Ну, вы многое перед этим рассказали о символах природы.
   ‒‒ Ну да. Хорошо, тогда вновь вернёмся к самому венку. Каждая травка в нём, каждая веточка и каждый цветок добавляли особые, собственные свойства в общий "букет". Если их набиралось двенадцать и больше видов, значит, счастья обладательнице не миновать. Но при этом что интересно - нужно было при плетении не специально подбирать по счёту разные растения, а сосчитывать их уже после праздника, перед тем, как бросить венок в воду.
   ‒‒ Ну да, прямо-таки не считать... Если девки знали, что это сулит им счастье, то они всё равно в уме считали.
   ‒‒ Наверное, ‒‒ улыбнулся Сашка. ‒‒ Но всё равно нужно было подбирать растения и плести венок так, чтобы он был красивым, а не просто набрать двенадцать различных цветков.
   ‒‒ Да, это понятно. А если цветок двухцветный, то он считался как два цветка?
   ‒‒ Нет. Как я говорил, в венке должно было быть двенадцать растений, а не самих цветков. А какие ты знаешь двухцветные растения?
   ‒‒ Ой, да их же много. Да хотя бы те же фиалки. У них разные оттенки. Или самая обычная ромашка. Но есть один очень красивый цветок, действительно двухцветный, ‒‒ увлекательно, азартно протянула девушка. ‒‒ Называется он Иван-да-Марья. У него цветочки и синие и жёлтые.
   ‒‒ О, это действительно красивый цветок. И главное твой пример как раз в тему!
   ‒‒ Как это, в тему?
   ‒‒ Ну, по теме Ивана Купала. Дело в том, что на Ивана Купала большое количество ритуалов и обрядов связано с лекарственными травами и вообще с растениями. Эти ритуалы применялись в качестве оберегов-защитников от тёмных сил, сглаза, наговора, клеветы, хищников и даже от неурожая или стихийного бедствия. И вот как раз цветок Иван-да-Марья был символом содружества воды и огня. И это его название символизирует противопоставление: Иван - Марья, мужчина - женщина. К тому же, цветы Иван-да-Марья нужно собирать близ дня Ивана Купалы - это и есть время их созревания. А ещё вечерком 24-го июня - вновь автоматически ошибся Сашка (в это время 25-го июня) - нужно обязательно воспользоваться случаем попариться веником из Иван‒да‒Марьи, чтобы приобрести красоту и благополучие.
   Иван-да-Марья - это марьянник дубравный. Это растение широко распространено и легко привлекает к себе внимание контрастной окраской: ярко-жёлтые цветы и иссиня-фиолетовые кроющие листья. Да, именно листья. На первый взгляд (как и сказала Василиса) Иван-да-Марья цветёт и жёлтыми и синими цветами. Но при близком рассмотрении понимаешь, что цветы у него жёлтые, а над ними расположены яркие синие листочки, которые прикрывают собой сами жёлтенькие цветы. Такой контраст делает растение очень ярким и привлекательным, приковывает к себе взгляд. А символика растения состоит в том, что в нём как бы объединяются огонь и вода - земное и небесное. То есть сочетание жёлтого и синего цвета олицетворяет купальские символы огня и воды, которые широко используются во время праздника. А ещё люди верят, что цветок способен соединить людей с богами. Из-за этого считается, что брачные союзы, заключённые на Ивана Купалу, являются нерушимыми, даже если совершились без ведома родни. Новобрачные, взявшись за руки, прыгали через костёр, а затем совершали ритуальное омовение перед актом физической любви. Таков был обряд заключения сакрального брака, а символом его был цветок, в котором жёлтый цвет (огонь) соотносился с женихом, а синий (вода) - с невестой. Правда, одна из легенд гласила, что в цветок обратились несчастные брат и сестра, которые по незнанию вступили в интимные отношения, за что и пострадали.
   Иван-да-Марья - одна из распространённых сильных трав. Считается, что эта трава позволяет организму достичь гармонии инь и янь - энергии, которая помогает человеку достигнуть счастья в жизни, притягивает к нему то, чего ему не хватает. Всё зло трава убирает, поскольку пробуждает резервные силы организма противостоять ему. Это растение успокаивает нервную систему, при постоянном применении отвара из травы, человек заметно преображается. И хотя многие люди считали, что после сбора трава сохраняет свои свойства всего лишь один лунный месяц, учёные установили, что химический состав травы не меняется дольше.
   ‒‒ О, интересно. Теперь я в этом году, да и в дальнейшем буду собирать Иван-да-Марью в это время.
   ‒‒ Кроме того, ‒‒ продолжал рассказчик, ‒‒ в этих венках, нарядно одетые девушки водили хороводы и плясали. Все эти действия, а также жертвоприношения рекам и родникам было направлено на получение дара неба - дождя. Дню Купалы предшествовала русальная неделя. Ведь русалки - это как бы нимфы воды и полей, от которых, по представлениям славян, зависело орошение земли дождём. В дни таких русальных празднеств в деревнях выбирали самых красивых девушек, обвивали их зелёными ветками и с магической целью обливали водой, как бы подражая дождю, который хотели вызвать такими действиями. Во время священного танца девушка изображала русалку-птицу, при этом длинные рукава её одежды символизировали и крылья доброжелательного Божества, и льющуюся на землю воду. Этот танец остался в русской народной сказке "Царевна-лягушка", где рассказывается, как после каждого взмаха героини рукавом рождались озёра, птицы и деревья.
   ‒‒ А как связан День Ивана Купалы и, например, папоротник? ‒‒ спросила девушка. ‒‒ Я краем уха что-то слышала об этом, но ничего не поняла. Тем более что вблизи нашего села папоротника нет. Не знаю, может, на другой стороне Чарыша он есть, но я там не была.
   Действительно, за год своего пребывания в селе в его окрестностях Александру не встречались папоротники. Вообще-то они растут в тенистых лесах, вблизи ручьёв, поскольку очень любят влагу. Приживаются растения и на лугах, в болотах, а порой и на скалах (эти папоротники, напротив, предпочитают засуху). Наиболее распространены они в негустых лесах, в особенности - в сосновых. Там произрастает орляк обыкновенный, листья которого похожи на раскрытый зонтик. Именно его изобразил Шишкин на своей картине "Папоротники в лесу. Сиверская". Этот папоротник растёт во всех климатических зонах, кроме тундры и степей.
   Папоротники - наиболее древняя группа растений, насчитывающая около 300 родов и порядка 10000 видов. Сегодня они распространены по всему миру и встречаются в самых разнообразных местах. Родина же папоротника - тропическая Америка, тропическая Африка и тропическая Австралия. Но в том же Алтайском крае было очень много именно папоротника орляка, правда, больше уже в горной местности. Его было настолько много, что во времена Александра Большакова японская компания N.B.R. Co Ltd была готова ежегодно приобретать в республике Алтай не менее 100 тонн папоротника орляка. Но его, увы, не было вблизи села.
   ‒‒ О, это интересная тема. Но о ней очень много можно говорить. Я тебе кратко расскажу.
   И Сашка действительно кратко поведал Василисе историю о том, что в ночь на Ивана Купалы принято искать мифический цветок папоротника. Вроде бы тот, по преданиям, открывает его обладателю клады и тайны мира, дарит ясновидение и власть над нечистым духом. Да и вообще он приносит общее счастье для того, кто сохранит цветок папоротника до рассвета. А по славянским преданиям он цветёт только одну ночь - именно накануне Ивана Купалы. Но сорвать этот цветок очень сложно, поскольку нечистая сила этому всячески препятствует и запугивает человека, который ищет этот необыкновенный магический цветок.
   ‒‒ Хм, интересно. А вы тоже искали цветок папоротника?
   ‒‒ Нет, ‒‒ рассмеялся Сашка. ‒‒ Я же тебе говорил, что это просто такие легенды. На самом деле папоротник не цветёт.
   ‒‒ А жаль, - грустно протянула девушка. ‒‒ Человек мог бы стать таким всемогущим... А ещё что вы можете рассказать про этот праздник? ‒‒ затем спросила Василиса.
   ‒‒ Что ещё?.. Ну, например, в язычестве - то есть очень давно - зачастую на этот праздник приносились жертвы. Но в качестве подношений использовались просто фрукты и овощи - те, что поспевали раньше других. Одновремённо у многих народов в этот день было принято приносить в жертвы травы, ветки, сухостой, а также ненужные вещи, оставшиеся с прошлого года. Всё это собиралось в большие костры и сжигалось во славу солнца. Что же касается яств, то некие специфические блюда на этот праздник готовят и сейчас. В некоторых областях России принято заваривать "обетную кашу" или другие яства. Например, кулагу, она готовится из творога и чёрной ржаной муки. В неё добавляется солод и различные ягоды, чаще всего калина. Или же готовится бабка - это пресная булка, испеченная без дрожжей. Для пышности в неё могут добавлять разве что старый зачерствелый хлеб.
   ‒‒ А ещё? ‒‒ настаивала упрямая Василиса. ‒‒ Не про еду, а про сам праздник...
   ‒‒ Ну, это почти всё, что я знаю. Но, так или иначе, в этот день множество обрядов было связано с водой, среди которых, конечно же, были и массовые купания в озёрах и реках. Купаться в открытых водоёмах до наступления Купальской ночи было нежелательно. Там якобы водятся водяные и русалки, что могут легко утащить на дно даже самого крепкого и здорового мужика. А вот в День Ивана Купала считалось, что после его празднования всё бесовское покидает во́ды, а русалки и водяные уходят или прячутся. Потому можно было купаться, не опасаясь быть утопленным. Только в этот день влага могла "примириться" с огнём, поэтому костры обычно разводились на берегах водоёмов. Ну, а где их не было - на горах, холмах. Считалось, что в этот день во́ды приобретают магическую и целебную силу. Потому купаясь, было принято просить здоровья, счастья, благополучия, обильного урожая, крепкого потомства. Девушки гадали на купальских венках. Они ставили на них свечки и лучинки, а потом отпускали венки на волю течения. Если венок тонул, это было плохим знаком, если же плыл долго, то предвещал длинную и счастливую судьбу. Но всё это праздничное действо обязательно сопровождалось специальными ритуальными песнями.
   ‒‒ О! А вот это очень интересно. И какими именно песнями?
   ‒‒ Ой, Василиса! Я, что, помню все те песни? Их же очень много...
   ‒‒ Но хотя бы какую-нибудь одну вы помните? - лукаво прищурилась девушка.
   ‒‒ Ну, одну, может быть и припомню. И то не всю, а, скорее, частично.
   ‒‒ Вот и напойте её.
   ‒‒ Хм, ну, хорошо - сейчас вспомню, ‒‒ Александр наморщил лоб, очевидно вспоминая слова песни, а затем тихонько запел:
              На Ивана на Купала красна девица гадала:
              Где мой милый, ненаглядный, где ты лада моя?
              Закрывай калитку тихонько ночью - праздник-то какой,
              Слышишь песен голос звонкий над кострами, над рекой,
              Все дороги засветились - это было, не приснилось.
   ‒‒ Далее идёт припев, ‒‒ пояснил он, ‒‒ Купала Ивана - Купала, Купала Ивана - Купала. ‒‒ Эта строка повторяется 4 раза. А затем новый куплет:
              Погадай, мне не страшно - видишь, там вдалеке
              Где-то папоротник в чаще и плывут венки по реке,
              На Ивана на Купала красна девица гадала.
   ‒‒ Вот и всё, ‒‒ завершил Сашка.
   Он вроде бы ничем не рисковал, приведя в качества примера эту песню. По стилю, думал он, слова песни точно народные, значит, пели её с давних пор. Но в этом, оказывается, он как раз был абсолютно неправ. Песня была написана в его родном XXI-м веке Виталием и Натальей Осошник. С 2000-го года ими было написано более 200 песен. А тот же Виталий родился вообще не так уж далеко от родного города Александра Большакова - в Воронеже в 1972-м году. Да, Александр этого не знал, но он, тем не менее, ничем ни рисковал - мало ли кто и какие песни мог петь на День Ивана Купалы, да ещё и в разных регионах их необъятной страны. А сама Василиса, её дети, а то и внуки вряд ли узнают, когда и кем написана эта песня.
   Что ещё можно добавить об этом празднике из того, о чём не рассказал Василисе Говоровой (или же просто не знал) Александр Карелин?..
   Например, то, что в День Ивана Купала давалось полное раздолье нечистой силе не только в сопротивлении искателям цветка папоротника, но и в целом. Ведь у славянских предков, язычников не существовало "плохих" богов, а потому чествовались все существа, в том числе русалки, лешие, водяные и домовые. Но при этом человеку необходимо было предварительно защитить себя и домашних от их происков. Защищались, например, тем, что во дворе забивались небольшие осиновые колья по углам; на ворота вешали "веники" из крапивы или же просто раскладывали их у двери и под окнами, у калитки, ворот и по периметру забора. Кто был побогаче, мог вывесить у дверей дома зеркало, а кто победнее - рваные старые штаны. Хорошими "антимагическими" свойствами вроде бы обладал и корень плакун-травы, заранее выкопанный, накануне Купала.
   Интересной особенностью празднования были и так называемые бесчинства ритуального порядка. На Руси "под шумок" воровали дрова, замазывали окна дёгтем, забрасывали калитки и ворота на крыши жилищ, подпирали чем-нибудь входные двери в дом. Парни могли также закрыть дымоход, бросить улей в колодец, "перевязать" собаку от хаты на огород. Никто за подобные действия и не думал никого ругать или наказывать. Всё это было в порядке вещей. ‒‒ Да-а, ‒‒ между тем грустно протянула Василиса, ‒‒ красивый и интересный праздник. А вот само Рождество Иоанна Крестителя не интересное. Хотя я и верующая, но говорю правду. Ну, отслужили службу в церкви, и всё. Что это за праздник, разве что работать в поле не нужно...
   ‒‒ Так, Василиса. Как раз к слову о Рождестве Иоанна Крестителя. Мы именно с него начинали беседу, а затем здорово отклонились от темы, ‒‒ недовольно протянул Александр. ‒‒ И в этом, конечно, я сам виноват. Именно я поднял тему праздника Ивана Купалы. Виноват, прости.
   ‒‒ Да ничего вы не виноваты, Саша, ‒‒ умоляюще сложила перед собой руки девушка. ‒‒ Вы так интересно обо всём рассказывали. И откуда только вы всё это знаете?
   ‒‒ Да просто в книгах читал. Ну, и кое-что видел собственными глазами. Но эту тему, мы, всё же, как мне кажется, довольно детально обсудили. Так что давай, Василиса, вернёмся к нашей главной, насущной сейчас теме - твоему будущему замужеству. Так вот, какие же ещё праздники, кроме Рождества Иоанна Крестителя, нас вскоре ожидают - в июне или в июле?
   ‒‒ Ну, в июне есть ещё один праздник - чуть позже Рождества Иоанна Крестителя - только я сейчас так быстро не могу вспомнить его точное название. Ну, что-то связанное с Петром и Павлом. Я почему помню о нём - просто потому, что мой отец именно Павел, и он говорил, что его как раз и назвали в честь Святого Павла, ‒‒ упомянутый Василисой праздничный день был недвунадесятый праздник Святых первоверховных апостолов Петра и Павла. И праздновался он 30-го июня. Предыдущий ему праздник тоже был недвунадесятым, но это не имело никакого значения, поскольку они действительно отмечались - были табельными днями.
   ‒‒ Вот, значит, к одному из них ты и должна быть готова.
   ‒‒ Но до осени же ещё далеко? В июле праздников, насколько я помню, нет, но будут ведь праздники именно в августе. И в этом месяце тоже не один праздник.
   ‒‒ Василиса, ‒‒ ласково улыбнулся Александр, ‒‒ я знаю, помню по прошлому году, что в августе есть, к примеру, праздник Успение Пресвятой Богородицы, который празднуется 15-го августа. И ты что, планируешь впервые появиться на августовском празднике в красивом виде, а через две недели уже замуж выйти? Так не бывает. А где встречи с парнем, ухаживания, сватовство, в конце концов? Ты всё в эти 2 недели хочешь уложить?
   ‒‒ Ой, Саша, простите! Господи, какая же я дура, ишь, губу раскатала. Вы правы. Должно пройти какое-то время, и далеко не 2 недели, а месяц-полтора, а то и того более. Так что действительно у меня крайний срок - конец июня. Нет, можно, конечно, и в августе, но тогда свадьба сдвинется на дальнюю осень.
   ‒‒ А ты мне всё больше нравишься, Василиса?
   ‒‒ Как женщина? - вытаращила глаза девушка.
   ‒‒ Признаюсь честно - и как женщина тоже. Но в данном случае ты нравишься мне тем, что ты, наконец-то, и сама поверила, что в этом году обязательно выйдешь замуж. Ты поверила, что ты красивая, что твою красоту необходимо просто всего лишь немного подчеркнуть. Вот это самое главное - вера в себя! И тогда всё в жизни сбудется.
   ‒‒ Я глупая, да?
   ‒‒ Наоборот, умная. Я это даже как врач утверждаю.
   ‒‒ А при чём здесь врач?
   ‒‒ Хм... Сейчас объясню. Только ты не обижайся, я буду говорить именно с позиции врача. Понимаешь, если тело человека ограничено в движениях, или просто у него имеются физические отклонения от нормы, то во многих случаях это даёт толчок умственному развитию таких людей. И это замечено даже по некоторым известным учёным. Они имели какие-либо физические отклонения, но их уму завидовали многие. Вот и ты умная девушка. Я ведь со многими в селе уже знаком. И, к примеру, некоторые девушки - это просто болтушки-хохотушки, особым умом они не блещут. А ты в отличие от них умная, серьёзная, рассудительная девушка.
   ‒‒ И я именно поэтому нравлюсь вам как женщина? - гнула свою линию Василиса, ухватившись за некоторые слова Александра.
   ‒‒ Не только, ‒‒ тяжело вздохнул Сашка. ‒‒ Ты мне нравишься и просто как красивая девушка, добрая и отзывчивая. Ты меня прости, Василиса. Я почему тебе сказал в прошлом году, что мы будем хорошими друзьями. Хотя многие и не верят в дружбу между парнем и девушкой, но такое бывает. Да, многие в подобных случаях мечтают о большем. Вероятно, и я не исключение, - довольно обтекаемо вёл беседу парень. Вроде бы и правдиво, но, вместе с тем и не давая особой надежды девушке. - Но не судьба нам быть вместе, ты когда-нибудь это поймёшь. И не думай, что это потому, что я, мол, городской житель, а ты из села. Дело совсем не в этом. О такой девушке, как ты, я могу только мечтать. Но ничего у нас, к сожалению, не получится. Поверь мне на слово, я тебя никогда не обманываю. Повторяю, ты и сама это со временем поймёшь.
   Василиса же просто, молча, сидела, уставившись глазами в какую-то неведомую, видимую только ей точку под своими ногами. А затем она вдруг заторопилась домой, сославшись на то, что у неё дома имеются ещё какие-то дела. И она покинула усадьбу Карелиных. Вот только Большаков не мог знать того, что этой ночью подушка девушки была насквозь мокрая от её слёз.
   Но не так всё просто было и в душе самого Александра. Василиса не особо обратила внимание на его тяжкий вздох в начале последней тирады парня. Дружба дружбой, но Саша давно уже понял, что он любит Василису, причём очень любит. Вот только в отличие от самой девушки он понимал, что вряд ли (для себя, как ни странно, он не был столь категоричен) у него могут быть серьёзные отношения с Василисой. Ведь он, всё же, надеялся вернуться в своё время, хотя капля сомнения в этом и была. И именно эта капля не позволяла ему с полной уверенностью говорить о том, что не судьба ему быть вместе с этой девушкой... Но его мучило нечто иное. Ведь если Василиса вскоре выйдет замуж, а он по-прежнему будет пребывать в старом времени, то что тогда?.. Ответа на этот вопрос у Большакова не было. Да, его подушка ночью оставалась сухой, но что у него в последнее время творилось в душе, знал лишь один Господь Бог...
  
  

ГЛАВА 24

Непростой подготовительный период

  
   Василиса не появлялась в усадьбе Карелиных более недели. Саша по этому поводу и волновался, и нет. Волновался потому, что сначала подумал, что девушка заболела или что-то с ней произошло. Но село оно и есть село - известия в нём разносятся мгновенно. И уже на следующий день после ранее оговоренного момента встречи он уже знал, что Василиса жива и здорова, и ничего с ней не случилось. И тогда он успокоился, и не волновался всю следующую неделю - он же сам как-то сказал ей, что она может не приходить целую неделю. И в самом деле, чего три раза в неделю бегать куда-то из-за десятка-другого вырванных из бровей волосков. Василиса пришла к Александру только через 10 дней - в воскресенье 27-го мая. Но, увидев её, Александр здорово удивился - её брови уже практически полностью соответствовали придуманному им образу - девушка не сидела, сложа рук, она упорно трудилась. И, пожалуй, даже очень упорно - такой результат Сашка ожидал увидеть не ранее начала июня. В общем, он подсказал Василисе, что ещё нужно чуть-чуть подправить, и сказал, что к концу первой декады следующего месяца они начнут заниматься её причёской - подкраска тех же бровей, ресниц, губ много времени не отнимут. А вот для оформления красивой причёски ему самому ещё нужно было потрудиться, да и не только ему. И поскольку девушка преуспела в своём деле, то трудиться придётся, не покладая рук, уже именно Александру и его запланированному ранее помощнику.

* * *

   В первых числах июня вечером усадьбу, а точнее избу Игната Карелина посетил Николай Сечкин.
   -- Как самочувствие вашей жены Тамары? -- после взаимных приветствий первым обратился к гостю Александр - было понятно, что в первую очередь тот пришёл именно к врачу.
   -- Нормально она себя чувствует. Даже не просто нормально, а вообще хорошо. Бегает так, как раньше и не бегала. Большое вам спасибо, Александр Николаевич, -- в пояс, низко поклонился парню Николай Петрович. -- Извините меня, что я тогда спорил с вами, не хотел делать операцию жене. Я теперь понимаю, что своим отказом мог убить её. Ведь у нас, вы были правы, а точнее Игнат Степанович, -- взглянул на хозяина усадьбы гость, -- действительно никто с такими болезнями не выживал. Это вы спасли Тамару. А потому ещё раз большое спасибо вам!
   -- Ничего, всё нормально, Николай Петрович. Просто у меня такая работа - лечить людей. Так что не нужно особых благодарностей.
   -- Нет, нужно! -- твёрдо заявил Николай. -- Я, собственно говоря, потому и пришёл. Чтобы вы на меня не обижались. Я понимаю, что за работу, да ещё и за хорошую работу нужно платить, и не просто словами. И я обязательно рассчитаюсь с вами, Александр Николаевич. Я никогда в должниках не ходил. Но рассчитаюсь немного погодя. Именно об этом я хотел сказать. Я выкармливаю сейчас кабана - зарежу перед Новым годом. И он весь ваш, Александр Николаевич.
   -- Да вы что, Николай Петрович! Какой там кабан... Это же целое состояние. Я на такое не согласен. Ну, петух, гусь... ещё куда ни шло. Но никак не кабан.
   -- А я говорю, именно кабан! -- ещё твёрже сказал гость. -- Для меня жена намного дороже какой-то там хрюшки. Ведь это вы Тамару спасли. Как бы я без неё четверых детей поднимал?..
   -- Нет, так нельзя. Тем более что у вас четверо детей. Чтобы их крепко на ноги поставить, тоже деньги нужны.
   -- Будут у меня деньги с продажи всего другого. Я человек работящий, не чета разным лодырям, а потому не такой уж и бедный. И кабан именно ваш. Я так сказал, и так будет!
   -- Стоп, Коля, не кипятись! -- вмешался в беседу Игнат Степанович. -- Ты с одной стороны, конечно, прав. Но и Александр со своей стороны тоже прав - тебе с Тамарой детей нужно растить. А потому давай так - ни нашим, ни вашим.
   -- Как это?! -- удивился Сечкин.
   -- А вот так - половину кабана, так уж и быть, ты готовишь Александру, хотя это действительно многовато. Но я тебя хорошо знаю, и понимаю, что ты не уступишь. А потому за Александра именно я соглашаюсь принять такой дар - но для него же. Но вот вторая половина кабана - твоя. Точнее, не твоя, а всей вашей семьи. А это же целых шесть ртов, не то, что каких-то наших два. Да и порадовать детишек перед Новым годом тебе нужно, Николай.
   -- Ох, и хитрые же вы, Игнат Степанович! -- сокрушённо покачал головой Николай. -- Как вы умеете всех уговаривать. Потому вас в селе и уважают.
   -- А разве я не прав, Коля?
   -- Я даже не знаю - правы вы или нет. Но вы с племянником, я так чувствую, тоже упрямы. А потому придётся мне, наверное, согласиться на ваше предложение.
   -- Ну, вот и лады! Так что, иди, порадуй Тамару.
   -- Ага, порадуй! Как бы она наоборот мне взбучку не устроила. Ведь мы оба такое решение принимали. Она тоже очень благодарна доктору. А тут получится, что я своего слова не сдержал.
   -- Ничего, Коля. Скалку она на тебе не обломает. К тому же женщины отходчивы, а потому позже Тамара ещё и благодарить тебя будет.
   -- Это она вас будет благодарить, а не меня.
   -- А какая разница, Николай Петрович, -- уже просто смеялся Александр.-- Главное, что обе стороны будут довольны.
   В общем, смех смехом, но расстались хозяева и гость обоюдно удовлетворёнными.
   Александр же тем временем занимался подготовкой причёски Василисы. Казалось бы - ему-то что готовиться? Но как раз ему дел было невпроворот, хотя некую подготовительную работу он сделал ещё ранней весной. Он запланировал сделать из прямых волос девушки красивые локоны, завитки. А для этого нужны были либо электроплойка, либо термобигуди. Ни о какой электроплойке в селе с керосиновыми лампами, конечно же, речи быть не могло. Но и бигуди оказались непростым делом. Никаких нужных пластмасс не было, что уже говорить об изделиях из них трубчатой формы. Да, например, винилхлорид, на основе которого производится поливинилхлорид или полиэтилен, был впервые получен ещё в 1872-м году, но его промышленное использование для производства труб начнётся лишь в начале 30-х годов. А, между прочим, красивые завитки и локоны женщины делали издавна - ещё в Древнем Египте, для приготовления локонов использовались просто деревянные палочки. А вот в Древней Греции для этого использовали своеобразную плойку - раскалённый на открытом огне бронзовый, железный или золотой стержень. Но это, всё же, мало подходило Александру. Деревянные палочки плохо нагреваются, быстро остывают и долго сохнут. Если делать завивку волос на ночь, то вся подушка будет мокрая. А плойка любого типа (а уж прообраз Древней Греции и подавно) причиняют определённый вред волосам - пережигают и пересушивают их. И он сосредоточенно думал над тем, чем же ему заменить пластмассу, которая использовалась в производстве бигуди.
   Ещё осенью прошлого года ему пришла в голову идея использовать рога коров, а лучше коз - те потоньше. Он знал, что на Руси издавна умели обрабатывать рога крупного рогатого скота и создавать из них всевозможные декоративные изделия. Природная форма рога часто использовалась резчиками при изготовлении фигурок, изображающих птиц и животных. Но оказалось, что используют в основном как бы оболочку рога, а его пористо-костная сердцевина применяется в очень уж редких случаях. Вот рога оленей, изюбров, косуль другое дело - это была монолитная кость. Но рогов указанных животных, увы, не имелось. И что же тогда придумать? Помогла случайность - в средине декабря, придя на врачебный вызов в одну из усадьб, он увидел, как свежевали только что забитую свинью. И вот оно! - использовать не рога, а кости животных. Конечно, кости мелкого рогатого скота мало годились. Точнее некоторые из них неплохо годились по толщине. Но дело в том, что мясо небольших домашних животных продавалось вместе с костями. И что, просить, чтобы после употребления мяса ему оставили кости?.. Да от насмешек тогда никуда не спрячешься, слава о таком "костесобирателе" разнесётся даже по другим сёлам.
   И вот тогда он подумал о костях крупного рогатого скота, но относительно тонких - о рёбрах. Их никогда не продавали вместе с мясом. Их, как ему казалось, вообще не использовали, или же сдавали для переработки на костную муку для удобрения. И он уже в апреле этого года съездил в Чарышскую Пристань и приобрёл - практически за бесценок - 2 десятка рёбер забитой коровы. И не все естественно рёбра - у крупного рогатого скота их 13 пар. Да и не сами рёбра целиком, а лишь их кусочки (нарубили по его просьбе) длиной около 10-12 см. При этом кусочки рёбер были со стороны позвоночного отдела - они были более круглой формы и более-менее тонкие. И вот это уже был отличный материал-заменитель для пластмассовых бигуди.
   А вот далее за сельхозработами, а иногда - пока что редко - и врачебной деятельностью он упустил сам вопрос изготовления "бигуди". Да и не ожидал, что Василиса так быстро справиться с бровями. Вот что значит для девушки действенный стимул - замужество. Но теперь Александру пришлось покрутиться. Сам он справиться с изготовлением таких бигуди не мог, вот и пришлось просить, чтобы ему их изготовили - придали по возможности круглую форму, сделали по двум размерам в длину (6 и 8 см), и приспособили (запрессовали) с обеих сторон небольшие крючочки для крепления тонкой резинки (прижимную сеточку для волос, увы, не из чего было изготовить). Договорился Сашка с сельским умельцем - работником по рогу и кости - ещё в конце апреля, но всего лишь предварительно договорился. Теперь же за конкретный заказ и срочность его выполнения ему пришлось приплачивать. Но, тем не менее, к концу первой декады июня "бигуди" были изготовлены. И как раз на 10 число, воскресенье он договорился с Василисой, что на сей раз именно он придёт в гости к семье Говоровых. Нужно было сначала решить некий проблемный вопрос. И решать его предстояло не с самой девушкой, а больше с её мамой. Разговор происходил без присутствия Василисы, Сашка сказал, что лучше ему поговорить с её мамой наедине - так будет более доверительная беседа. И девушка, отлично и сама это понимая, согласилась.
   -- Анна Васильевна. Вам нравятся теперешние брови Василисы? -- после взаимных приветствий и краткого разговора о том, о сём спросил хозяйку дома Александр.
   -- Ничего плохого сказать не могу - нравятся. Где вы были, Александр Николаевич, когда я была в возрасте моей дочери?
   -- Ну, наверное, под стол пешком бегал.
   -- Это точно, -- рассмеялась Анна Васильевна.
   -- Только обращайтесь ко мне просто Александр, мы же договаривались.
   -- Договаривались именно вы, -- всё ещё смеясь, отвечала женщина. -- А я говорила, что попробую. -- Но затем она уже более серьёзно произнесла, -- ну, хорошо, Александр, Саша - так, по-моему Василиса вас называет?
   -- Увы, очень редко.
   -- Ничего, будем обе приспосабливаться. Просьбу хорошего человека нужно уважить. Но я чувствую, что речь пойдёт не о бровях, раз вы сами нас навестили.
   -- А вы провидица, -- вздохнул Шурка. -- Да, есть более серьёзный вопрос. Но он касается той же темы.
   -- Так, и что вы ещё придумали?
   -- Сделать Василисе красивую причёску.
   -- Вы мне говорили об этом. А что от меня нужно?
   -- Ваше разрешение.
   -- На причёску? -- удивилась женщина.
   -- Нет, не на саму причёску. Я хочу придать волосам Василисы волнистость - сделать локоны, кудряшки. Вы как женщина, пусть даже и сельская, себе это точно представляете. Если бы я разговаривал с мужчиной, это было бы проблематичнее. А любая женщина это себе представляет. Да и видели вы наверняка городских женщин с подобными причёсками.
   -- Видела, и представляю себе. И думаю, что это действительно будет красиво. Но, всё же, если вам не нужно моё разрешение на причёску дочери, то на что тогда разрешение? И почему вы не говорите об этом с самой Василисой?
   -- Она себя не видит со стороны, а вы видите. Да и жизненный опыт у вас намного больше. Но с Василисой я договорюсь, она понимает, что я хочу лучшего, а не худшего.
   -- Хм, ну, понятно. Но вы не ответили.
   -- Я прошу вашего разрешения немного укоротить волосы Василисы, и чтобы вы это сами сделали. Я не парикмахер, а вы с таким делом справитесь. Женский глаз - алмаз в таких делах.
   -- Укоротить Василисе волосы?! Нет! Куда их ещё укорачивать? И так коса отрезана. Нет, нет и нет.
   -- Вот. Я знал, что вы такое скажете.
   -- Естественно. Нетрудно было догадаться.
   -- И, всё же, в итоге, я думаю, вы согласитесь.
   -- Не будет такого!
   -- Посмотрим. Я предлагаю вам некий эксперимент. Вот у вас волосы намного короче, нежели у вашей дочери.
   -- Ну, сравнили. Мне не 20 лет. Да и голова у меня практически всегда прикрыта, как и у других баб. А под платок легче прятать не такие уж длинные волосы.
   -- Я это прекрасно понимаю. Но я не о том речь веду. Я вам сказал о неком эксперименте.
   -- О, точно, говорили! И что за эксперимент?
   -- Я предлагаю сначала сделать вам подобную причёску.
   -- Вы мне?!
   -- Нет, не я вам, -- усмехнулся Сашка, -- а вы сами себе её сделаете. На ночь. Но только чтобы ваш муж до утра её не видел. Ну, вы что-нибудь придумаете.
   -- Я-то вас поняла, -- улыбнулась и женщина. -- Придумать я придумаю. А что утром с причёской?
   -- Утром ваш муж обалдеет, увидев вас с такой причёской. Вы станете на 20 лет моложе, он только ахнет.
   -- Не уверена. Или, наоборот, разозлится.
   -- Не разозлится. Вы посмотрите утром в зеркало на себя и убедитесь, что он именно ахнет.
   -- Ну, хорошо, пусть даже и так. Но зачем мне-то причёска, старой бабе?
   -- Да какая вы старая? Вы ещё очень молоды и привлекательны.
   -- А я-то думаю - чего по вас, Александр, все девки в селе вздыхают. Если уж вы сорокалетним бабам такие слова говорите, то что же вы тогда говорите молодым...
   -- Ладно, мы не о том речь ведём. Сегодня вы сделаете такую причёску себе, а завтра - Василисе. Ну, она и сама может себе сделать, тоже речь не об этом. Так вот, время у нас есть. А потому вы можете делать причёску дочери 2-3 раза в различных вариантах. И вы убедитесь, что у вас причёска будет всё равно красивей.
   -- Это почему ещё? У старой бабы красивее, чем у молодой? Не верю.
   -- А вот вы и проверите?
   -- Но почему?
   -- А вы сами поймёте. Можете вы провести такой эксперимент?
   -- Могу. Мне и самой сейчас интересно стало, так ли оно будет. Но как я буду делать себе такую причёску. Я не знаю, как она делается. Может, в городе, в парикмахерской подобные причёски бабам... женщинам и делают, но в селе никто такие причёски сроду не делал.
   -- А вот вы сделаете, -- улыбнулся Александр. -- Я вам всё покажу и объясню. Только уговор - не показывать свою причёску, до выхода на люди дочери, а лучше до её замужества.
   -- А кому я могу показывать её, если замужняя женщина не может показываться на людях с непокрытой головой.
   -- Так то именно на людях. А в женской компании, без мужчин? Разве женщине не захочется похвастаться перед подругами, без мужчин?
   -- Ну, вы и знаток женщин, Саша! -- рассмеялась Анна Васильевна. -- Чем больше вас узнаю, тем больше вам удивляюсь. Вот бы мне такой зять, а дочери муж...
   -- Анна Васильевна, -- тяжело вздохнул Сашка. -- Чтобы вы поняли, что я с вами полностью откровенен, я скажу вам то, чего не говорил даже Василисе. Я очень люблю вашу дочь. Потому и делаю для неё, всё что могу. Но мы не можем быть вместе. Через год, пусть чуть более я покину ваше село. Мне некуда забирать с собой Василису, я вообще не знаю, какая меня судьба в дальнейшем ждёт. Я не буду вам объяснять, но поверьте - всё именно так. Я вас не обманываю.
   -- Лучше вы мне этого не говорили, Александр Ни... Александр Николаевич, -- твёрдо, но горестно протянула женщина.
   -- Анна Васильевна! Я сделаю всё, чтобы Василиса вышла замуж, и вышла за любимого человека. Она будет счастлива.
   -- Может быть. Но это всё равно не то. Я вам сейчас тоже скажу такое, чего ранее никогда бы не сказали. Но я уверена, что вы будете молчать. Вы думаете, я не вижу, что и Василиса любит вас? Но как же так тогда?!..
   -- Я догадываюсь об этом, -- горько тянул Сашка. -- Но я вам всё объяснил ранее. Не судьба нам быть с Василисой вместе. Я понимаю, как больно вам это слышать. Но знали бы вы, что творится у меня в душе!.. Господи! Я не ожидал такого разговора...
   -- А вы думаете я его ожидала. Ладно, я верю вам. Чувствую, и знаю, что вы говорите только правду. Прекращаем это разговор. Не ровён час Василиса войдёт...
   -- Я с вами согласен. Так что насчёт эксперимента? Проведёте вы его?
   -- Ну, если просите, то проведу. Хотя, если честно сказать, мне уже всё равно. Я, наверное, уже и соглашусь, чтобы вы укоротили волосы Василисе. Чувствую, вот в этом случае именно чувствую, что вы, скорее всего, правы. Хуже вы точно не сделаете, вы хотите только как лучше.
   -- И, всё же, сделайте причёску и себе, и Василисе. Чувствовать это одно, а видеть - совсем другое. Увидите себя, покажетесь мужу, а потом можете расчесаться как угодно.
   -- Хорошо. Рассказывайте, что нужно делать.
   Сашка показал Анне Васильевне изготовленные "бигуди" и рассказал, как ими пользоваться. Но в его времени перед накруткой волос на бигуди их смазывали различными пенками или гелем. Сейчас же ничего подобного ещё не было. В старые времена для этой цели использовали оливковое масло, взбитые белки, сахарный сироп, различные смолы, мыло... Но это сложно, как он посчитал. А потому Саша вспомнил, что по рассказам мамы, её мама, бабушка Шурика пользовалась простым, но тоже эффективным в этом плане средством - обыкновенным пивом. Вот именно такой "гель" и посоветовал он маме с дочерью. После его рассказа та удивлённо спросила:
   -- И всё?! Так просто?!
   -- Да, всё очень просто, но и очень эффективно. Такую причёску можно делать хоть каждый день. Ну, с ночи на утро. А можно и просто утром. И тогда на работу идёшь в красивом виде.
   -- Как, на работу в красивом виде? С непокрытой головой? Девки - это одно, а замужние женщины?..
   Александр понял, что снова брякнул по теме своего времени, а потому начал оправдываться:
   -- Ну, почему с непокрытой головой? В городах женщины вместо платка шляпки одевают. Но под ними причёску, всё же, видно.
   -- А-а, ну да. Шляпки... Хорошо, я всё поняла.
   -- Тогда так... Воскресенье, понедельник, вторник, среда, -- начал загибать пальцы Сашка. -- Четыре дня, точнее 4 вечера - вполне достаточно. Значит, я зайду к вам в четверг, 14-го числа.
   -- Хорошо. Всего вам, доброго, Александр! -- уже с небольшой улыбкой и без упоминания отчества, протянула мама Василисы.
   -- И вам всего доброго, Анна Васильевна!
   Большаков вышел из избы, свернул за дом, где на лавочке в саду его ждала Василиса, и коротко рассказал о готовящемся эксперименте. Естественно он и словом не заикнулся о другой теме, которая так расстроила обоих беседующих в самом доме. Негативных эмоций (а возможно, просто очень грустных) в последнее время и так было с избытком. То в беседе Александра с Василисой, то в его же беседе с её мамой. И Василиса, как женщина с неплохой интуицией, чувствовала, что беседа Саши с её мамой была непростой, хотя он и рассказывал о будущих причёсках мамы и дочери довольно бодро. Но что-то было, как чувствовала девушка, не так... А потому она не стала задерживать парня, они попрощались и разошлись. Александр быстрым шагом направился к усадьбе Карелина, а Василиса - медленно и неохотно к себе в дом.
  
  

ГЛАВА 25

План мероприятий составлен

  
   Не виделся Александр с Василисой 3,5 дня. Но, когда он вновь посетил вечером в четверг усадьбу Говоровых, то девушку он тоже не увидел. Встретила его её мама. После взаимных приветствий, Саша сразу приступил к делу:
   -- Ну, что, Анна Васильевна, как успехи с экспериментом. В первую очередь у вас?
   -- Ой, вы были правы, Саша. Я встала пораньше следующим утром, сняла эти штучки и аккуратно разровняла волосы - не расчёсывалась. Но когда мой меня увидел, то он и впрямь остолбенел. Но зато вечером... Ой, это уже я не по теме, -- смутилась женщина.
   -- Я всё понял, Анна Васильевна, -- широко улыбнулся Александр.
   -- Вот всё-то вы понимаете, -- недовольно буркнула та. -- Могли бы и промолчать. -- Но тут же поняв, что парень ни в чём не виноват, улыбнулась и перевела стрелки на свою дочь. -- Я пробовала Василисе делать такую причёску. И она сама делала. Но всё не то. Вы на удивление были правы - у меня причёска всё равно была лучше. А впрочем, почему на удивление, -- вздохнула она. -- Я всё поняла - на длинных волосах те кудряшки ни к селу, ни к городу. Нет, они есть эти кудряшки или локоны, но в самом низу, а сверху волосы всё равно прямые - не держатся вверху локоны. Так что я согласна с тем, что Василисе нужно укоротить волосы. А вот насколько?
   -- До плеч. Но не выше.
   -- А может как раз выше? У меня-то волосы выше.
   -- Нет, не нужно выше. Ну, разве что чуть‒чуть выше плеч. Нужно, чтобы волосы у Василисы пусть и не лежат на плечах, но хотя бы просто касаются их. И тогда будет всё нормально. Ведь завитые они поднимутся, и будет красиво.
   -- Хорошо, я поняла.
   -- А где сейчас Василиса? Можно мне с ней увидеться?
   -- Василиса сейчас занята, -- замялась её мама. -- Саша, а вот вы заняты сейчас?
   -- Нет.
   -- О! А не могли бы вы подойти к нам через час-полтора?
   -- Я понял, -- улыбнулся парень. -- Подойду через полтора часа.
   -- Ну, хоть сейчас-то могли промолчать?.. -- сердито, но с улыбкой промолвила она. -- Чересчур уж вы понятливый, -- она сама поняла, что сюрприз не удастся.
   Но сюрприз, тем не менее, удался. Когда Сашка через указанное время вновь вернулся в усадьбу Говоровых, то перед ним предстала Василиса во всей красе - с чёрными бровями и красивой волнистой причёской. И улыбалась она так, словно через час у неё венчание. Анна Васильевна укоротила дочери волосы, а причёску они уже, вероятно, делали вдвоём. Но причёска была классной, о чём тут же и заявил Александр:
   -- Вот! Это же просто высший класс! Я даже не ожидал такого, хотя и стремился именно к этому. Анна Васильевна, ну, убедились, какая у вас дочь красивая?!
   -- Красивая. Но это вы её такой сделали.
   -- Неправда. Она всегда была такой! Просто нужно было снять пусть и не густую вуаль, ну, занавесочку с её красоты, что мы с вами и сделали. Но даже не это главное. Главное - то, что Василиса сама в это поверила. Вы посмотрите на её улыбку. Мне кажется, что она давно так открыто не улыбалась.
   -- Вы правы. Такой её улыбки я вообще не видела.
   -- Ну, всё. Основные дела мы сделали. А навести небольшой марафет на лице - это недолго. Кстати, а чем это вы ей брови почернили?
   -- Истолкла в пыль уголь, намочила брови водой и намазала их той пылью.
   -- Хм, вы изобретательная женщина. Но это не годится, ну, я имею в виду на долгое время - волосы высохнут, и уголь стряхнётся. Вы хотя бы вазелином ей брови протёрли, а не водой.
   -- Господи! -- сплеснула руками Анна Васильевна. -- Вы правы! Как же я сама до такого не додумалась?.. Ну как вы всё это знаете?!
   -- Неважно, -- рассмеялся Сашка. -- Знаю, и всё. Именно из вазелина с древесным углём, а лучше с сажей - её и толочь не нужно, поскольку она очень мелкая - вы сделаете так называемую тушь для подкрашивания бровей.
   А знал о таком способе подкрашивания бровей из бесед с Сергеем Марченко, который как-то и рассказал ему, что первая тушь для подкрашивания, правда, не бровей, а ресниц (но какая разница) была создана в 1913-м году химиком Терри Уильямсоном. И эта тушь была именно на вазелиновой основе, а в качестве красящего вещества использовался древесный уголь. Согласно преданию, Уильямсон создал эту тушь по просьбе своей сестры Мабель, и именно от её имени компания "Maybelline" получила свое название. А в промышленном виде эта тушь появилась в 1917-м году, и данная новинка сразу же покорила сердца почти всех женщин.
   -- А мне можно ею пользоваться? -- лукаво улыбнулась женщина, а её дочь рассмеялась.
   -- Конечно, можно, -- рассмеялся Сашка. -- Но, только, как мы договорились, после замужества Василисы.
   -- Хорошо, хорошо. Я теперь уже верю, что этого недолго ждать придётся. Разве же не найдётся такого парня, который не клюнет на такую красивую девицу...
   -- Стоп! А вот этот вопрос нам как раз нужно обсудить втроём. Лучше бы даже с отцом Василисы, но чувствую, что с ним тяжелее будет разговаривать.
   -- Ой, тяжелее, это точно, -- сокрушённо покачала головой его супруга.
   -- Значит, позже вы сами постараетесь всё ему объяснить.
   -- Ну, постараемся, конечно. А что объяснять?
   -- Анна Васильевна, как я понял, вы хотите выдать замуж Василису за первого же парня, который к ней посватается. Но так дело не пойдёт!
   -- Почему?
   -- Потому. Не знаю, как вы, но я хочу, чтобы у Василисы было счастливое замужество. А это означает, что она должна любить своего мужа, ну, естественно и взаимно. А первого попавшего парня она может и не любить. Поэтому пусть она даст согласие на венчание только тому из них, кто ей будет нравиться.
   -- А если после её отказа никто к ней больше не захочет свататься? Ведь она, всё же...
   -- Никаких всё же... Захотят. Поверьте мне, захотят. Давайте спросим об этом саму вашу дочь. Мы с вами разговариваем так, словно она немая, она же ещё слова не произнесла за всю нашу с вами беседу. А у неё есть своё мнение, и оно самое важное.
   -- Ну, кто девку в таких вопросах спрашивает. Как её родители решат, так она и должна делать. Меня тоже никто не спрашивал, -- вздохнула Анна Васильевна. -- Но, ничего, нормально с Павлом живём.
   -- А вам нравился в то время, именно в то время, какой-то другой парень?
   -- Ну что вы такое спрашиваете?! И это при дочери-то.
   -- Я же его имя не спрашиваю.
   -- Нравился, -- чуть слышно выдавила из себя мама девушки.
   -- Тогда вы всё должны понимать. Я только потому и спросил вас об этом. Извините!
   -- Ну, что вы мне сердце травите, -- уже вообще расплакалась женщина. -- Вы можете подумать, что я, как мать, не желаю хорошей судьбы своей дочери?.. Но как в этом деле угадать, как не перегнуть палку, чтобы она вообще одиночкой не осталась?
   -- Мама, не надо, не плачь, -- начала её успокаивать дочь, а это были и вправду её первые слова сегодня в беседе троицы. -- Я лично верю Саше. Всё ведь идёт так, как он сказал. А потому за нелюбимого я точно замуж не пойду. Я лучше останусь одна, мне к этому не привыкать. А силком под венец вы меня не поведёте. Я тогда лучше утоплюсь.
   -- Что ты такое мелешь! Креста на тебе нет! И думать не смей! Ещё чего надумала... -- рыдала Анна Васильевна.
   -- Ну вот, -- протянул Александр, -- начиналась наша беседа "во здравие", а заканчивается "за упокой". Прекращайте рыдать, Анна Васильевна! -- довольно жёстко сказал он.
   -- Ого! А вы оказывается, не такой уж и мягкий человек, Александр! -- удивлённо глянула на него та. У неё даже слёзы сразу как бы просохли.
   -- А мужик и должен быть твёрдым, а не мягким, мама, -- как бы учила маму дочь (!). -- Очень уж хорошо будет, если его, как глину, мять будут и лепить на свой лад.
   -- Ну, ничего себе, ну и дожилась - яйца курицу учат.
   -- Но ведь Василиса права, Анна Васильевна. У вас не только красивая, но и умная дочь. Так неужели она не заслуживает на хорошую судьбу?
   -- Да, вижу, что она умная, даже чересчур. Но одновремённо я понимаю, что согнуть её не удастся, а перегну - точно сломаю. Хорошо, уговорили вы меня. Пусть своей судьбой распоряжается сама Василиса. Но теперь вы, Саша, сами попробуете уломать её отца в этом вопросе. А это будет намного сложнее.
   -- И не подумаю, -- улыбнулся Шурка.
   -- Как это?!
   -- А вот так. Я никогда не поверю, что две женщины не смогут сломить сопротивление одного мужчины, да ещё и зависимого от них.
   -- Ну и ну... -- уже вообще рассмеялась Анна Васильевна. -- Вот это да! Ну, вы и мужик, Александр, - умный, рассудительный, добрый, но заодно ещё и хитрый. Вот бы мне такого зятя.
   -- Будет у вас такой зять, -- Александр обратив своё лицо к женщине, тихонько приложил указательный палец к своим губам и продолжил. -- Василиса вам именно такого выберет.
   -- Буду очень на это надеяться. Ну, вот и вернулась наша беседа снова к "во здравие". А это уже намного веселей.
   -- Хорошо. Но вам, Анна Васильевна ещё предстоит научить дочь немного кокетничать. Если она будет просто стоять истуканом, то немногие захотят с ней общаться. Нужно кокетство.
   -- Ещё чего! Я и сама этого не умею делать.
   -- Умеете. В девичестве вы, возможно, этого и не умели делать. Но всё приходит с опытом. Глазки вы точно умели строить. Этому девушек особо и учить не нужно. А вот Василиса это вряд ли умеет делать, у неё нет опыта общения с парнями. Прости, Василиса, -- обернулся он к ней.
   -- Ну и ну, -- покачала головой Анна Васильевна. -- И где вы только взялись с различными премудростями? Нам в селе отродясь до всех ваших хитростях не додуматься. Но я попробую.
   -- Прекрасно. Значит, мы в принципе всё решили. Губную помаду Василисе я куплю, выберу подходящую. Ещё подскажу, чуть позже как ресницы ей нарастить. А вы обследуйте волосы дочери, может, они выгорели на солнце, и их подкрасить нужно. Хотя, насколько я знаю, чёрные волосы не выгорают. И ждём праздника.
   -- Рождества Иоанна Предтечи? -- спросила Василиса.
   -- Нет.
   -- Как нет? -- растерялась девушка. -- А что, ждать августа?
   -- Тоже нет. Мы сделаем сюрприз твоему папе, и ты предстанешь перед ним, да и перед другими людьми во всей красе именно в его день - на праздник Святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Ему это будет приятно, к тому же вам потом его легче уговаривать будет. А 5 дней для тебя ничего не решат.
   -- О! Это вы хорошо придумали, Саша, -- отозвалась Анна Васильевна. -- Действительно, увидев дочь во всей красе именно на свой день, он мягче станет. И тогда мы из этой размякшей глины, как говорила Василиса, -- рассмеялась она, -- точно слепим то, что нам нужно.
   Итак, всё было спланировано. Оставалось ждать только самого праздника.

* * *

   Казалось бы, что причёска и макияж в деле подготовки к празднику не самое главное. Точнее, оно-то главное, но параллельно есть и ещё один аспект в этом вопросе, но более затратный. Да, лицо - это очень важно, это, как говорил Василисе ранее сам Александр, как украшенный праздничный кулич. Но одновремённо он говорил и о том, как лучше подать этот кулич. И он сказал, что красивым, праздничным блюдом должен стать её наряд. И это верно! Но где же в таком случае эта праздничная посуда? Но, оказывается, об этом Саша уже позаботился, хотя это стоило ему немалых усилий, не денежных - расходы в таком благородном деле не в счёт.
   Начать нужно с того, что ещё в одну из майских встреч с девушкой в усадьбе Карелина Шурка ухитрился решить несколько вопросов, точнее пока что подвопросов. Сначала он сделал заявление девушке, которое стало для неё очень неожиданным и даже несколько шокирующим.
   -- Василиса, мне нужно осмотреть твои ножки.
   -- Что?! Осмотреть ножки, ноги?!.. Ещё чего! Александр Николаевич, как вы можете...
   -- Успокойся. А если бы я тебе операцию делал? Я ведь врач, мне нужно посмотреть на твои ножки с позиции врача. И то всего лишь снизу и до колен. Василиса, я же не прошу тебя раздеваться. Да и видел я женщин в разном виде. Ведь нас учили даже роды принимать.
   -- Роды принимать?! Как так? Мужчины роды принимать будут?
   -- Нет, не будут, -- хитро улыбнулся Сашка. -- Они их уже давно принимают.
   -- Мужчины?! А не женщины?
   -- А ты много видела женщин-врачей?
   -- Так я и мужчин-врачей не видела. Ну, кроме вас.
   -- Вот! Потому что у вас их практически ещё нет.
   -- У кого это у вас? -- Сашка опять необдуманно озвучил мысль как бы о старых временах.
   -- Ну, у кого, у кого... у вас... Конечно, у вас в селе. То есть в нашем селе.
   -- Так у нас в селе роды принимают бабки... ну, женщины-повитухи.
   -- А в городах таковых уже нет, -- немного слукавил Александр. -- Очень мало. В городах детей при родах принимают врачи, и в большинстве своём это именно мужчины.
   -- Ничего себе!
   -- Ты мне не веришь?
   -- Нет, я верю, конечно, но для меня это так необычно. Да и для других баб в селе.
   -- Ну, так что, платье поднимешь до колен? Мне действительно нужно осмотреть твои ноги.
   -- Подниму, -- неохотно буркнула девушка. -- Как для врача.
   -- Именно так. И ни капли больше. Тогда так, снимай туфельки, -- вообще-то, сейчас, летом большинство молодёжи ходило в лаптях, это было легко и удобно. Но к Александру Василиса приходила исключительно в туфельках. -- А затем становись на газету около стены.
   Девушка послушно выполнила указания Александра. Он подошёл к ней, прислонил её спиной к стене, пододвинув чуть назад и ноги, поднял ей голову (то есть как бы по струнке выровнял всё её туловище) и незаметно для Василисы дважды чиркнул ногтем по побелке стены вровень с верхней частью головы и по уровню плеч. Затем он попросил её:
   -- Чуть-чуть подними платье, пока что чуть-чуть. И выровняй ножки.
   И это приказание или просьбу девушка выполнила. Сашка взял со стола синий карандаш и обвёл на газете контуры её ступней.
   -- Так, ну вот, смотри, -- начал он забивать Василисе баки. -- Вот контур твоей правой ножки, а вот левой. И левая очень даже немного вывернута. Бывают случаи куда хуже. Так что ты не расстраивайся по этому поводу. Всё будет в порядке.
   Но это было именно навешивание лапши на уши человеку, потому что Большаков заранее знал, что особого вывиха ноги внизу он не увидит - основной вывих именно в бедре. А девушка, 20 лет стараясь ходить как только можно ровнее, немного выпрямила этот вывих, но только в нижней части ноги. Ну, как актрисы, которых обучают ходить как по ниточке, направляя ноги как можно ближе к центру ходьбы, привыкают даже в быту так же ходить. И даже, если, к примеру, у абитуриентки театрального ВУЗа стопы были как бы немного вывернуты в стороны, то после подобных многолетних упражнений они выравниваются. Правда, именно только стопы, но никак не бёдра. Всё это Александр прекрасно предполагал, но делалось это совершенно с иной целью.
   -- А теперь последнее - подними платье до колен. Я даже отойду подальше, чтобы не рассматривать твои ножки вплотную.
   И снова хитрость - вблизи он не сможет нормально увидеть ноги и саму осанку девушки. Да, хитрость, но, всё же, не ложь. Ведь некоторые вещи можно трактовать по-разному. Девушка очень осторожно начала поднимать платье, и остановила его уровень чуть ниже колен - коленки, всё же, не хотела показывать. Но Сашке и этого было вполне достаточно.
   -- Василиса, -- с приятной улыбкой промолвил он, -- у тебя прекрасные ровные, стройные ножки. Ими просто любоваться можно.
   -- Ага! Кто ими любоваться будет? -- и тут же опустила платье.
   -- Обязательно найдётся человек, который будет ими любоваться, -- успокоил её Сашка. -- Ладно, с врачебными делами покончено, теперь поговорим о твоих бровях, да и в целом о подготовке к празднику.
   Они действительно немного поговорили на эту тему, поделились, как это обычно и бывало, своими нехитрыми новостями, затронув при этом и некоторые сельские новости. Затем девушка попрощалась и ушла. А Сашке предстояла ещё небольшая работа. Саша своей "врачебной" работой, как он сказал девушке, убил даже не двух, а трёх зайцев, которые никаких лекарских знаний не требовали. Он заранее продумал план своих действий. Отчерченные на побелке стены засечки позволят ему определить точный рост девушки и подстрахуют его (засечка по плечам) при выборе размера платья. Фасон платья и его длину он определил по визуальному осмотру стройных ножек Василисы. Ну, а контуры стоп ему понадобились всего лишь с одной целью - узнать размер обуви. Со стороны сельских баб, женщин, казалось бы, был абсолютно лишним параметр длины платья. Но он как раз, с точки зрения Александра, был очень важен. Да, когда девушки или женщины надевали туфли (практически без каблука), то длина их платьев была до пят. Но имелась в это время уже и другая обувь для дам. Это были, например, прюнелевые башмачки. Прюнель - это особо прочная ткань, чаще всего чёрного цвета, из которой изготавливался верх дамских башмачков (считалось верхом элегантности для утончённых, затянутых в корсеты барышень). А какой тогда смысл в платьях до пят, если такая модная обувь не будет видна.
   Имели также большой спрос ботиночки и полусапожки, поскольку мода начала XX-го века была отмечена некоторым укорочением юбок и платьев - и к ней как раз подходила подобная обувь. А в больших городах в моду вообще начали входить классические платья, которые чуть прикрывали колени женщин. Такие платья должны были подчёркивать молодость и элегантность. Конечно, в сёлах о таких платьях даже рта не стоило раскрывать. Дама в таком платье однозначно считалась бы гулящей девкой. Но слегка укороченные платья были вполне уместны, поскольку одновремённо появились даже достаточно высокие сапожки со шнуровкой, которая была своеобразным корсетом для ноги (особенно у дам с тонной щиколоткой) - такой сапожек сидел как влитой, на ножке обладательницы, подчёркивая её элегантность. При этом такой вид обуви имел средней высоты каблучок "рюмочкой", что тоже придавало элегантность ногам.
   И вот такое именно слегка укороченное платье, а также ботиночки-полусапожки и хотел приобрести для Василисы Александр Николаевич Карелин. А потому он тут же вооружился мерной лентой, после чего записал все необходимые ему параметры, отмеченные им при осмотре Василисы. Но это было только начало, поскольку ему довелось совершить несколько поездок в Чарышскую Пристань, чтобы подобрать нужное платье. Там он, увидев нужный фасон и стиль, даже заказал его в магазине, поскольку нужного размера для Василисы в тот день не было. Но он его-таки приобрёл. С ботиночками было проще - мода на такую обувь добралась уже и до крупного волостного центра. А потому, походив по магазинам, он нашёл нужный ему (то есть девушке) фасон и размер. И в начале июня эти 2 предмета женского туалета у него уже хранились дома. А ещё он заодно купил маленький пучочек волосинок норки. Но он всё оттягивал момент их передачи маме девушке. Василиса, как он понимал, категорически откажется от такого дорогого подарка, а вот её маму проще будет уговорить. Та хочет лишь добра своей дочери, а потому скажет ей, что это именно она купила предметы девичьего туалета. В этом проблемы, в общем-то, не было. Основная проблема была с отцом Василисы. Он был любящим мужем и отцом, как понял из разговоров с Анной Васильевной Сашка, но довольно жёстким человеком. И неизвестно было, как он отнесётся к тому, что жена без его спроса, так сказать за его спиной, что-то покупала, пусть даже и не себе, а дочери. И где она взяла деньги, контроль за которыми в селе чаще осуществлялся главой семьи?
   Но и оттягивать решение этого вопроса на последний день тоже было нельзя. А потому в воскресенье 17-го июня, практически за 2 недели до выхода Василисы во всей красе на люди Александр с небольшим свёртком снова направился в усадьбу Говоровых. И, как назло, на сей раз он столкнулся на пороге дома с главой семейства. Тот, ответив на приветствие гостя, отметил:
   -- Что-то зачастили вы к нам, Александр Николаевич. При этом меня сторонитесь, а разговариваете только с бабами.
   -- Я вас, Павел Владимирович, никогда не сторонился и не сторонюсь. Просто вы, так уж получается, постоянно заняты, то в сарае, то в саду что-то делаете - это уже потом мне ваши женщины рассказывают. А сад-то у вас за домом, с дороги не видно.
   -- Ну, это так, конечно. Я больше именно на хозяйстве, а девки в доме. Они то куховарят, то шьют что-то, то ещё чем-то занимаются. Но это понятно. Так, а ну, давайте пройдём в тот же сад, там спокойно поговорим. А то неудобно на пороге разговаривать.
   И уже в саду на лавочке мужчины продолжили беседу. При этом Сашке вновь пришлось сначала отвечать на вопросы хозяина, первый из которых был следующий:
   -- Но, всё-таки о моих бабах, ну, женщинах. Какой у вас с ними общий интерес?
   -- Просто я стараюсь помочь вашей дочери в общении с парнями. Они ею как бы пренебрегают, а она их в свою очередь сторонится.
   -- Ну, есть такое дело. Судьба у неё так сложилась... -- вздохнул отец Василисы.
   -- А я вот как раз хочу изменить её судьбу. Она у вас красивая и умная девушка, а потому не должна оставаться в девках всю жизнь.
   -- Вон оно как... И что, вы в зятья ко мне набиваетесь? Что-то не верится...
   -- Нет, вряд ли я стану вашим зятем, поскольку через год намерен покинуть ваше село и продолжить учёбу.
   -- Да, мне говорили о таком. И что же тогда?
   -- Я хочу помочь вашей дочери выйти замуж.
   -- Это каким же образом? Если сами не собираетесь женихаться...
   -- Подсказываю ей, как ей лучше привести себя в порядок, лучше одеться.
   -- Лучше одеться? Хм, но она же продолжает каждый день ходить в одной и той же одёжке.
   -- Верно. Но это в рабочие дни. А есть же ещё и праздники, на которые все более нарядно одеваются. А уж женщины и девушки и подавно. Им хочется выглядеть красивыми.
   -- И то так... Угу, а я даже не знаю, в чём Василиса на праздники выйдет. Что оденет жена, я ещё представляю, а вот дочь... Давно я ей ничего не покупал. Да она и не требовательная.
   -- И вы прекрасно понимаете, почему она не требовательная...
   -- Вот только не нужно на меня наезжать, да ещё чужому человеку. Ладно бы жена меня пилила, а то ещё и вы. Куплю я ей что-нибудь.
   -- Я знаю, что вы ей что-нибудь купите. Муж и отец, как я наслышан, вы хороший. Но вы ей купите именно что-нибудь. Вы же не разбираетесь в женской одежде.
   -- Так, опять наезжаете?! Мне приятно, что вы хорошо отозвались обо мне как об отце и муже. А остальное вас не касается, это наше семейное дело. А то вроде бы вы не мужик, а баба, и так уж хорошо разбираетесь в женской одежде.
   -- Именно разбираюсь. Учась в университете, я контачил со многими девушками, и знаю, во что они одеваются. И что им к лицу, а что нет.
   -- Хм, ну, может быть оно и так. И что, вы сможете, к примеру, купить какой-нибудь девке в нашем селе платье, не зная её пристрастий в этом деле?
   -- Любой девке в селе не смогу купить, а вот вашей дочери смогу.
   -- А каким это образом?
   -- Да очень просто, -- улыбнулся Сашка. -- Смогу купить, потому что вы постоянно заняты по хозяйству.
   -- А это ещё при чём? Ерунда какая-то. Что вы несёте?
   -- Да нет, не ерунда. Именно по этой причине я больше контачил с вашими женщинами, а потому, к примеру, вкусы Василисы я знаю.
   -- А-а, вон оно что! Да, такое может быть, -- задумчиво почесал он затылок. -- И что, вы можете купить Василисе платье? Ну, на праздник. Это было бы неплохо. Отдадите его мне, а я вам деньги верну, даже с лихвой. Я, честно признаюсь, и в самом деле не знаю, что ей покупать.
   -- Могу купить. И денег мне возвращать не нужно. Лишь бы Василисе была радость - вы, наверное, представляете себе, как она будет вам благодарна, да и любить вас будет ещё больше. Если ей мать что-либо купит, то это воспримется как должное, а вот если отец...
   -- Да-а, заманчиво. Хорошо, покупайте Василисе платье. Но деньги вам я всё равно верну.
   -- Там посмотрим. Но у меня есть одно условие, Павел Владимирович.
   -- Какое ещё условие?
   -- Простое. Вы подарите Василисе обновки только 29-го июня. И сами их до того времени смотреть не будете.
   -- Ну, могу и не смотреть, всё равно потом увижу. А почему именно 29-го? Что за день такой? - самый обычный.
   -- Да, этот день самый обычный. Но вот следующий день необычный. Это ведь ваш день, Павел Владимирович - праздник Святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Вас ведь назвали в честь Святого Павла.
   -- Ты смотри. И это вы знаете! Да-а, с моими девками вы неплохо контачили, раз и это знаете. Тогда понятно. Хорошо, договорились. Покупайте платье, я ваше условие выполню.
   -- Держите! -- Александр протянул собеседнику пакет.
   -- Что это?
   -- Праздничный наряд для Василисы.
   -- А когда вы успели его купить?.. Тьфу ты... С чего вдруг вы его купили, ведь у нас с вами до сегодняшнего дня никаких бесед о платье не было.
   -- А я провидец, -- улыбнулся Александр.
   -- Ой, так уж и провидец. Видели мы таких "провидцев"...
   -- Нет, таких вы не видели. Вот я вам предрекаю, например, что вы на свой праздник Василису точно не узнаете.
   -- Это из-за какого-то платья я свою дочь не узнаю? Ещё чего. Свою дочь я всегда узнаю, будь она в любом платье.
   -- А давайте побьёмся об заклад, -- Сашка считал, что он ничего не теряет - мужики обычно не внимательны к небольшим женским внешним изменениям, ведь брови дочери до сих пор не привлекли внимания её отца. А то, что ему трудно будет узнать Василису в нарядной причёске и с косметикой на лице, он был уверен. Да ещё если она будет так улыбаться, как это было недавно.
   -- Какой ещё заклад?
   -- Ну, если вы с первого взгляда узнаете свою дочь, если ничего в ней вас не поразит, то я выполню любое ваше желание. А вот если нет, то всё наоборот. Вы поняли?
   -- Понял, понял. Вы проиграете, Александр Николаевич.
   -- Нет, не проиграю. Я ведь провидец, -- снова улыбнулся парень. -- Вижу, что произойдёт.
   -- Я вас разоблачу, липового провидца, -- уже просто смеялся Говоров.
   -- Посмотрим. Так что, бьёмся об заклад?
   -- Бьёмся.
   Они крепко пожали друг другу руки. И Павел нарочно очень сильно пожал руку сопернику. Но Сашка ожидал этого, а потому его рукопожатие было ещё сильнее - 4 года тренировок на каяках давали о себе знать, а работа в селе поддерживала нужный тонус. Павел Владимирович разбил левой рукой пожатие - заклад состоялся - но после этого удивлённо покачал головой и с уважением посмотрел на своего гостя. Больше вроде бы говорить было не о чем, а потому мужчины попрощались и расстались. Женщин Александр в этот раз так и не видел. Но по дороге к усадьбе Карелина произошедшее казалось ему неким сном. -- Вот уж, -- думал он, -- никогда не знаешь, где найдёшь, а где потеряешь.
   Он опасался, что Павла Владимировича и жене с дочерью не так-то просто будет уломать. А тут вон как неожиданно всё разрешилось. В то, что Говоров сдержит своё слово, он не сомневался. Но он, конечно, поймёт и то, какой Александр "провидец". Но поймёт одновремённо и то, что Сашка его не обманывал, просто шутил. А с чувством юмора и у сельских жителей всё в порядке, они ещё чаще, нежели в городах "прикалываются" друг над другом.

* * *

   На следующий день, в понедельник 18-го июня Карелин вернулся домой хмурый и раздражённо бросил на стол газету.
   -- Что-то случилось, дядя Игнат? Или вы в газете прочитали, что снова кто-то умер?
   -- Почти, -- всё так же хмуро ответил Карелин.
   -- Как это можно почти умереть? -- улыбнулся Сашка
   -- Да никто не умер, -- махнул он рукой. -- Просто ты был прав.
   -- В чём?
   -- Что наши атлеты на тех Играх ничего не завоюют. Нет, они там, конечно, что-то завоевали, но ни у кого не выиграли.
   -- А-а, вон вы о чём. Теперь я понял. Тоже мне, нашли о чём грустить. У России, а точнее уже СССР ещё всё впереди. Будет ещё куча первых мест. Правда, начиная только с 1952-года.
   -- О! Вот видишь. Когда это ещё будет, -- угрюмо завершил беседу Карелин.
   А начиналась эта история, непонятная по диалогу дяди с племенником следующим образом.
   В один из дней ещё в конце мая Игнат Степанович, вернувшись с работы, спросил Сашки:
   -- А что это за Игры такие?
   -- Какие ещё игры? -- изумился Сашка. Он понял так своего дядю, что тот, мол, упрекает его за какие-то нечестные игры по отношению к старшему, что он в чём-то говорит своему дяде неправду. -- Я с вами всегда откровенно и честно разговариваю. Какие могут быть игры?..
   -- Тьфу ты! Ты уж прости старого балбеса. Я совсем не о том речь веду. Я прочитал сегодня в газете, что где-то на севере, точнее на северо-западе - за нашей столицей - в Швеции кажется, начались какие-то Игры. Олимп... олимпа... В общем, не помню, как они там точно называются. Газету я принёс, сейчас прочитаю.
   -- А, я понял. Можете не читать. Олимпийские летние Игры. На них соревнуются атлеты разных стран. Могут быть спортсмены с любого континента. Ну, на этих Олимпийских Играх определяют, кто из спортсменов лучший, из какой он страны. Да, правильно, сейчас идёт 1912-й год, а Олимпийские Игры проводятся именно по високосным годам. О! Подождите, насколько я помню, как раз в 1912-м году на таких Играх впервые примут участие спортсмены России...
   -- Правильно! Молодец! -- похвалил племянника Карелин. -- Хорошо знаешь наше время. Так в той газете и написано, что и Россия там участвует. И наши атлеты, я думаю, покажут там свою силу!
   -- А вот с этим как раз, по-моему, дела обстоят неважно. Я не помню, сколько медалей россияне завоюют, но точно знаю, что ни в одном виде спорта они не победят.
   -- Да не может такого быть! Не может! А там много этих мест завоёвывается?.. Ну, не знаю, как правильно сказать.
   -- Много, очень много. Я думаю, что около 100, а то и более.
   -- И наши ни одно первое место не выиграют?! Да этого же просто не может быть!
   -- Увы, дядя Игнат.
   -- Нет, ты что-то неправильно помнишь.
   -- Ну, хорошо. Проверим, когда в газете напишут результаты, итоги этих Олимпийских Игр.
   И вот сейчас по окончанию Игр всё проверили. Вот в итоге Карелин и был ужасно расстроен.
   Летние Олимпийские Игры V-й Олимпиады проводились в столице Швеции Стокгольме с 23-го мая по 14-е июня (5-27.06 по нов. ст.). Команда России на Играх состояла более чем из 170 спортсменов, которые принимали участие в соревнованиях по всей олимпийской программе. Однако ожидаемых успехов достигнуто не было. В результате Россия заняла предпоследнее место в неофициальном зачете, завоевав лишь 2 серебряные и 3 бронзовые медали. Так что Александр действительно был прав.
   Провальное выступление спортивной сборной команды Российской империи журналисты сравнили с Цусимским поражением флота и позором государства. Чтобы не допустить подобных неудач в будущем и для приобретения спортсменами необходимого опыта участия в международных соревнованиях, будет решено регулярно проводить в России свои олимпиады. Первым городом демонстрации мобилизации всех спортивных сил Империи именно Киев, где специально был построен на Лукьяновке "Спортивное поле" ‒ стадион, ставший первой в России стационарной спортивным сооружением, приспособленной для соревнований по легкой атлетике, футболу, велосипедному и конькобежному спорту, мотогонкам тому подобное. И уже в следующем году (20‒24-е августа) там пройдёт Первая российская Олимпиада. Она станет уникальным спортивным событием, которое продемонстрирует рост роли спорта в жизни городского общества. В 15-и видах соревнований примут участие более 600 спортсменов, а за их выступлениями станут наблюдать более 10.000 зрителей. В программу Олимпийских игр войдут: футбол, десятиборье, бег с препятствиями, велогонки, гимнастика.
   Идея проведения Олимпиады будет иметь поддержку со стороны государства (на её организацию выделят 10.000 рублей серебром), но без действенного интереса спортивного сообщества Киева замысел вряд ли был бы успешным. А потому для организации и проведения Всероссийской Олимпиады будет сформирован Киевский олимпийский комитет, в состав которого войдут также члены царской семьи. Одним из самых действенных и инициативных организаторов спортивных соревнований станет Дмитрий Павлович Романов (6 [18] сентября 1891 г. ‒ 5 марта 1942 г.) ‒ внук Александра II-го, кузен Николая II-го, участник убийства Г. Распутина, эмигрант. После убийства царского фаворита Распутина он будет отправлен по распоряжению Николая II-го в Персию, в отряд генерала Н. Н. Баратова, что фактически спасёт ему жизнь после начала кровавой революции в России 1917-го года.
  
  

ГЛАВА 26

А счастливый финал всё ближе

   Между тем неспешно, но неумолимо приближалось уже и время праздников, праздников официальных, табельных - с выходным днём. Но до этого, вскоре должен был быть и один из неофициальных праздников. Правда, скорее всего, в России он пока что не пользовался популярностью, хотя в других странах отмечался уже лет 15. Но именно этот праздник Александр особо жаждал отметить. И его можно понять, поскольку 23 июня (6 июля по нов. ст.) отмечался Всемирный день поцелуя (англ. World Kissing Day) - неофициальный международный праздник, проводимый во многих странах мира. Зародился он на берегах Туманного Альбиона в конце XIX-го века - в Англии, вероятно, сочли, что поцелуй достоин того, чтобы иметь собственный праздник как одно из проявлений любви. И с годами всё больше становилось поклонников этого праздника. Отмечался он и в России XXI-го века, знаменуясь при этом проведением праздничных мероприятий, так или иначе связанных с филематологией (наука о поцелуях). Правда, в последнее время в некоторых странах Всемирный день поцелуя стал праздноваться 12-го февраля (по нов. ст.) в преддверии 14-го февраля - Дня Святого Валентина.
   Но Большаков хотел внедрить этот привлекательный праздник хотя бы в одном из сёл периода 1912-го года. И даже не для всего села (вряд ли о нём в селе вообще кто-либо слышал), а всего лишь для одной пары. Тем более что вряд ли этой паре суждено быть вместе. Но тогда запомнится на всю жизнь хотя бы их первый поцелуй. Саша заранее договорился с Василисой, что они встретятся в семь часов вечера именно в этот день (суббота) якобы для обсуждения последних приготовлений - ровно через неделю уже и праздник Святых первоверховных апостолов Петра и Павла. Этот вопрос они, может, и обсудят, но главным должен стать не он. Договорились встретиться они в саду Говоровых - чего идти в избу, если будет просто разговор, а на улице тёплое лето. Василису только немного удивило, почему встречу Саша назначил на семь часов, а не на шесть, как обычно. Оба эти предложения исходили, конечно же, от Александра. И он, после приветствия - девушка ждала его сидя на лавочке - сразу же внёс ещё одно предложение:
   -- Василиса, а давай прогуляемся к Чарышу, от вашей усадьбы к нему совсем близко. Что толку сидеть на лавочке - погода замечательная. А вот там и поговорим.
   -- Ну, я не возражаю, -- улыбнулась девушка. Ей и самой было приятно прогуляться с парнем. Она и ранее об этом мечтала, но сама предложить не решалась.
   До Чарыша они тему приготовлений к празднику не обсуждали, разговаривали на сельские темы. Так они дошли до реки - улица пролегала довольно странным образом: одно её крыло от центра села спускалось с севера на юг, но, чуть не доходя до берега реки, вторая часть улицы резко (практически под прямым углом) поворачивала на восток - чуть наискось руслу Чарыша. Если же идти по берегу реки вниз по течению, то вскоре встретится перелесок, подобный тому, откуда Большаков попал в это село - он располагался между домами западного крыла улицы и берегом реки. И Чарыш здесь тоже делал подобную петлю, вот только песчаного спуска к воде не было. И Александр повернул именно к этому перелеску.
   -- А куда мы идём? -- спросила Василиса. Сашке она доверяла, а потому не волновалась, просто это был как бы уточняющий вопрос в отношении их маршрута.
   -- Прогуляемся по берегу реки, подышим свежим воздухом, насобираем цветов...
   -- Ага, насобираем... Скоро стемнеет.
   -- Вот до темноты мы их и должны вдвоём насобирать. А дойдём до перелеска, там подышим уже лесным воздухом. А затем назад.
   -- А поговорить о подготовке к празднику?
   -- Ну, можно разговаривать и собирая цветы. Но, -- удручённо покачал головой Александр, -- я тебе всегда говорил правду. А потому скажу: не будем мы сегодня говорить о празднике. Это не горит, всё идёт по плану, а потому успеем ещё поговорить. Нет, я неточно сказал - мы будем говорить о празднике, но совсем о другом. Мы поговорим о сегодняшнем празднике.
   -- А какой сегодня праздник? -- удивилась девушка. -- Нет сегодня никакого праздника.
   -- Праздника как выходного дня действительно нет. В этом ты права. Но, всё же, есть сегодня праздник. Ведь имеются праздники, на которые нет выходного дня. Ну, например, тот же Калинник. Или дни тезоименитства, то есть именин. Вот у тебя когда именины, не День рождения - он у тебя 23-го октября - а именно именины?
   -- А откуда вы знаете о моём дне рождения?
   -- Ты мне сама сказала, когда год назад мы с тобой говорили на тему тугого пеленания.
   -- А-а, ясно. А я своих именин никогда и не праздную. Это же не один день в году, а несколько. К тому же там разные Василисы: египетские, римские и другие - тех я вообще не помню. И какое я имею к ним отношение? Но некоторые отмечают свои именины, даже цари, как я слышала.
   -- Вот! Да, некоторые отмечают. Хотя, обычно действительно немногие. А вот сегодняшний праздник отмечают многие, да ещё с удовольствием отмечают. Я думаю, что тебя он заинтересует.
   -- Хм, любопытно. И как называется сегодняшний праздник? А, это, наверное, ваши именины?
   -- Нет, я тоже не отмечаю именины. А сегодняшний праздник называется Всемирный, заметь, Василиса, - Всемирный день поцелуя.
   -- А что, есть такой праздник?! -- изумилась девушка. -- Это правда или вы шутите?
   -- Нет, не шучу. Это правда, я тебя никогда не обманываю.
   -- И как этот день празднуют?
   -- Очень просто - пары целуются. А вообще-то, в городах проводятся различные праздничные мероприятия, конкурсы и соревнования. Среди участников разыгрываются призы: "За самый долгий поцелуй", "За самый красивый поцелуй", "За самый необычный поцелуй" и тому подобное.
   -- Так вы и затащили меня сюда только ради этого? -- нахмурилась девушка.
   -- Я тебя не затащил, а пригласил на свидание. Скоро ты выйдешь замуж - я в этом стопроцентно уверен - станешь чьей-то женой. И тогда всё. Тогда поцеловаться с тобой я уже не смогу - не буду иметь права.
   -- А вам так хочется поцеловаться со мной?
   -- Мне это не просто хочется, а очень-очень-очень хочется. Я запомню поцелуй с тобой на всю свою жизнь. Я правду говорю.
   Василиса долго и внимательно смотрела на Сашу. И по её лицу было видно, что в душе у неё проносятся различные эмоции. И чувствовалось, что эти эмоции не такие уж и отрицательные.
   -- А мне говорили, -- вздохнула девушка, -- что парни не спрашивают на то разрешения девушки, ну, не предупреждают её о поцелуе.
   -- Да, такое часто бывает. Но существуют всего лишь 2 варианта. Первый - добиться поцелуя силой, против желания девушки. И второй - когда парень точно уверен, что девушка отвечает ему взаимностью. Тебе какой из них больше нравится?
   Василиса растерянно замерла после этих слов. Но её растерянность длилась совсем недолго. Она сделала полшага к Саше - приблизилась вплотную - поднялась на носочки туфелек и буквально впилась своими губами в губы парню. Александр обнял её, и они долго стояли в этом поцелуе. И это было не просто прикосновение губами, это было яростное насыщение... У Большакова был не такой уж большой сексуальный опыт, но он почувствовал, что Василиса будет очень страстной женщиной. И это при том, что, скорее всего, это был её первый поцелуй. После этого они прошли немного вперёд (вниз по течению реки), отыскали небольшой холмик, присели на него, и неистовые поцелуи продолжались. Сколько прошло времени, никто из них не мог сказать. Но вот Василиса вроде бы немного устала. Она просто склонила голову на грудь Саше, тот крепко обнимал её, и они долго так сидели, молча - им не нужны были слова, всё было понятно и без них. Но через время Василиса тихо спросила:
   -- Саша, но как же так?
   -- Я тебя понял, Василиса, -- тоже негромко ответил Александр. -- А разве не бывает так, что парень и девушка любят друг друга, но при этом прекрасно понимают, что им не удастся быть вместе. В жизни в этом плане бывает множество различных причин. И тогда они просто не обращают внимания на то, что может принести им будущее - им хорошо вдвоём именно сейчас. Эти короткие мгновения для них как вся жизнь, и они не хотят упустить эти мгновения.
   -- Как вы красиво говорите... Да, я понимаю, что у нас что-то такое похожее.
   -- Вот только не "вы", а "ты". Неужели и после таких поцелуев ты будешь мне "выкать". Тебе будет приятно, если я тебе буду "выкать"?
   -- Нет, -- резко покачала головой Василиса, -- не будет приятно. Я постараюсь к вам тоже так обращаться. Мне, я думаю, это тоже будет приятно.
   -- Конечно. И тебе и мне будет приятно. Да и понятно, что мы не посторонние люди.
   -- Саша, а такой праздник точно есть? Ты меня не обманываешь? Ты не специально это придумал? -- Василиса к удивлению довольно быстро перешла на "ты".
   -- Встречу с тобой, конечно же, специально. А вот праздник нет. Он действительно есть.
   -- Хорошо, что ты хотя бы встречу специально придумал, -- неожиданно с радостно улыбкой заключила она. -- О! Я что хочу спросить. А этот праздник переходящий или нет? Ну, он всегда в один и тот же день празднуется?
   -- В один и тот же - 23-го июня.
   -- Это хорошо. Я его запомню... Ой, какая я дура. Я его и так хорошо запомню, потому что это мой первый поцелуй с парнем, да ещё и с ва... с тобой. И я тоже запомню его на всю жизнь.
   Но, во время этой беседы они немного отдохнули. А потому поцелуи вновь продолжились. А когда пара уже возвращались к усадьбе Василисы, та спросила:
   -- Саша, а как долго люди могут целоваться?
   -- Не знаю. Если специально, например, на приз какой-то, то могут и более двух суток непрерывно целоваться. А просто так - никто время не засекал. Знаю только, что, по мнению учёных, идеальный поцелуй длится 3 минуты. А в среднем человек тратит на поцелуи в течение всей своей жизни 2 недели, то есть 336 часов.
   -- Всего 336 часов?! Но это же меньше, чем один час в день - за целый год! Ну, в день это немало, конечно. Но вот за всю жизнь!.. Мало...
   -- Ох, и ненасытная же ты, -- рассмеялся Сашка. -- Вот скоро выйдешь замуж, и нацелуешься вдоволь.
   -- А я не хочу выходить замуж. Нет, хочу, конечно, но... -- и она замолкла.
   -- Я понимаю. Василиса, давай не будем наступать один другому на больную мозоль. Не будем портить такой чудесный, такой запоминающийся вечер.
   -- Хорошо.
   А этот вечер в итоге и Василиса, и Александр действительно запомнили на всю жизнь. Для Василисы это, наверное, и не было удивительным. Но Александр-то в свои теперь уже 24 года целовался явно не первый раз, да и не только целовался. Но и он на всю жизнь запомнил вечер 23-го июня (6-го июля) 1912-го года.

* * *

   А дальше терять время уже нельзя было. Шли последние дни перед намеченным праздником, Вот уж промелькнуло (25-го июня) и Рождество Иоанна Предтечи. На подготовку осталось всего 4 дня. Когда Александр в очередной день, в среду 27-го июня пришёл в избу Говоровых, то Анна Васильевна виновато сказала ему:
   -- Саша, мы с дочерью ещё не говорили с Павлом. Я пыталась завести разговор, но ему всё время некогда. Но завтра я заставлю его выслушать меня, дальше тянуть уже некуда.
   -- Во-первых, я не говорил, чтобы вы поговорили с мужем ещё до праздника. Я имел в виду до засылки сватов к Василисе. Но это же точно не произойдёт на следующий день после праздника. Как я понимаю, ещё немало воды утечёт. А во-вторых, и самое главное - я уже сам с Павлом Владимировичем поговорил, и мы обо всём с ним договорились.
   -- Вы с ним говорили и договорились?!.. -- изумилась супруга Павла. -- Ну, в то, что вы с ним говорили, я ещё могу поверить. Но, что вы с ним договорились...
   -- Успокойтесь. Мы действительно договорились, -- Сашка уверенно убеждал хозяйку, но это было не априори. А вдруг отец совершенно не удивится чудесному преображению дочери... Тогда он волен поступать так, как ему вздумается. Но Александр верил в задуманное.
   -- Если это так, то вам памятник нужно ставить.
   -- Не нужно. Давайте лучше займёмся ещё одним делом. Я сейчас научу вас, как удлинить Василисе ресницы.
   -- А зачем?!
   -- Удлинённые ресницы позволяют сделать взгляд женщины выразительным, пленяющим и одновремённо загадочным, а сами глаза - чарующими. Вы сами это увидите. Но это очень тонкая работа. Вам придётся наклеивать Василисе на ресницы по одной волосинке. При этом вы наклеите их практически на все её верхние ресницы - где-то с их средины длины - и только тогда аккуратно ножничками выровняете - сделаете их к краям глаз немного поменьше, чем посредине. Клеить их будете сосновой смолой. Мы растопим 4 части смолы и 2 части толчёного древесного угля, и всё тщательно перемешаем.
   Сашке говорили, что для наклейки чего-либо к телу человека можно также приготовить клей из рыбьей чешуи либо из костей животных (как желатин). Это было применительно именно к действующему времени, поскольку для удлинения (наклейки) ресниц в XXI-м веке существуют специальные синтетические клеи. Но Александр выбрал именно сосновую смолу. А клеить Василисе будут волоски из норки, которые он купил в Чарышской Пристани вместе с платьем. Ресницы из норки выглядят очень натурально, они не утяжеляют веки и позволяют добиться любого объёма (стандартный объём густоты ресниц - 0,2 мм, а длина от 8 до 15 мм)
   -- Причёску сделаете с вечера, а ресницы только с утра, -- продолжал Саша. -- Но это длительный процесс, а потому встать вам обеим придётся пораньше. Потренируйтесь сегодня и завтра. Смывать всё тёплой водой, на ночь не оставляйте. Подкрасите ресницы, а заодно и брови тушью из вазелина и сажи, которую вы должны были приготовить. Губную помаду я Василисе подобрал, -- и он выложил из кармана небольшую плоскую коробочку. Не было пока что известных тюбиков с губной помадой. Да и вообще она появилась недавно, в 1903-м году, и была изготовлена на основе оленьего жира. -- Но с ней как раз никаких проблем нет. Наносить на губы будете аккуратно пальцем, -- не было пока что даже известных Сашке ватных палочек. -- Вот ею на праздник можете и вы воспользоваться, -- улыбнулся Александр. -- Волосами Василиса пошла в маму, а потому помада вам обеим подходит. Но, только помада, Анна Васильевна.
   -- Я знаю, знаю, -- улыбалась та. -- Мы с дочерью даже не знаем, как вас благодарить!
   -- Не стоит благодарности, я просто хочу помочь вашей дочери. Так, это всё разговоры. Сейчас я покажу вам, как наклеивать волоски на ресницы, удлиняя их. Это несложно, вы справитесь, скорее всего, даже лучше меня, но это очень кропотливо.
   И Александр, заварив собственноручно клей, приступил к работе. А вскоре к нему подключилась и мама Василисы. Когда процесс был достаточно изучен, Сашка сказал:
   -- На сегодня всё. Я с вами прощаюсь, и завтра уже не прихожу. Вам в эти дни и без меня работы хватит. Встретимся уже на празднике. Я тоже ожидаю сюрприз. Так что, Василиса, не подведи, оправдай, пожалуйста, мои ожидания. Ты должна на празднике стать светской дамой.
   -- Лицом и причёской, может быть, она и станет дамой, -- вздохнула Анна Васильевна. -- Но ещё хорошую одёжку нужно ей подобрать. Перешивать, наверное, нужно будет что-то.
   -- Ничего не нужно будет перешивать. Совместно мы все вопросы решим, сделаем Василису светской дамой. Вы знаете, есть такое испанское изречение: "Любите женщину такой, какой вы её сделали, или делайте её такой, какой вы её любите". Вот мы и делаем, -- правильнее было бы сказать: делаю, -- Василису такой, какой любим. Но даже не в самой красоте дело. Василиса очень добрый человек, а Наполеон І-й вот что говорил: "Красивая женщина нравится глазам, а добрая сердцу; первая бывает прекрасной вещью, а вторая - сокровищем".
   -- Какие красивые слова вы знаете, -- уважительно протянула мама предмета обсуждения.
   -- Ладно, это было небольшое отступление. Вернёмся к наряду Василисы. Так вот, пусть по этому вопросу болит голова у отца Василисы.
   -- Ага! У него заболит... Как же.
   -- Заболит, заболит. Не волнуйтесь. Я и об этом с ним договорился.
   -- Так он же в платьях ничего не смыслит... Это я всегда всё дочери покупала.
   -- А на свой день, день Павла, да ещё и по случаю выхода дочери в свет купит именно он.
   Александр окончательно попрощался, оставив женщин в полной растерянности.

* * *

   Что можно сказать о самом празднике? Конечно, Василиса Говорова произвела фурор в селе. Ещё когда она шла с родителями к церкви, то на неё пялились все - не только мужчины. И это при том, что она шла пока что с покрытой головой, как бы заранее готовясь войти в Божий храм. А когда она вышла из церкви и скинула свой цветной праздничный платок, то все вообще обомлели - с такой причёской жители Красноярки мало кого видели, разве что ездя в Чарышскую Пристань, или - очень редко - разные мамзели в сопровождении мужчин заезжали в само село. В общем, после того, как большинство жителей обозрели Василису Говорову, село гудело до самого вечера.
   Но что было интересно, так это то, что после выхода из церкви, к Александру подошёл Павел Говоров, первым протянул руку и с натянутой улыбкой сказал:
   -- Я проиграл, Александр Николаевич. Вы, конечно, обвели меня вокруг пальца. Но всё было по-честному. Я действительно утром не сразу узнал свою дочь. Я от неожиданности даже как-то по-глупому спросил: "Кто это?". Нет, я, конечно же, узнал дочь, но не с первого взгляда. Так что у меня к вам претензий нет. Но как она выглядит!! Я до сих пор не могу поверить, что вам удалось из дочери такую красавицу сделать.
   -- А это как раз не я, это Анна Васильевна.
   -- Ага, Анна... Как же. Нет, я понимаю, что прихорашивала сегодня утром, или когда там, дочь именно она. Но без вашей подсказки она ничего бы не сделала. А платье, а ботинки дочери - я даже не знал, что такие вещи сейчас вообще имеются. Я бы ей действительно чёрт те что купил. Но я вам за них деньги верну. Сколько вы потратили?
   -- Это подарок, Павел Владимирович. Понимаете, подарок. Разве за подарок деньги возвращают? Я знаю, что вы работящий мужик, и семья ваша зажиточная. Но и я уже не беден, у меня есть в селе работа, а значит, есть и деньги. Так что о возвращении денег забудьте - не приму.
   -- Но так же нельзя...
   -- Можно, можно. Но сейчас разговор не об этом. Вы сами признались, что проиграли. И вот моё условие: когда к Василисе будут свататься - а свататься точно будут - вы в этот процесс не вмешиваетесь. То есть, если Василиса кому-нибудь откажет, то вы не станете принуждать её выйти замуж за того, кто будет свататься.
   -- Ого! Ничего себе требование! Но, так же не бывает, родители всегда подсказывают дочери как ей поступить.
   -- Так уж всегда?
   -- Ну-у, почти. Очень редко у нас в селе такое случается.
   -- Но, всё же, случается. То есть прецеденты имеются.
   -- Что имеется?
   -- Я хотел сказать, что такие примеры имеются. А потому такое возможно. Если вы хотите видеть дочь счастливой, то дайте ей самой выбрать себе мужа. Не принуждайте её идти за не любимого. Вы давали слово выполнить моё условие. Так держите своё слово. Или вы хотите прослыть в селе человеком, с которым не стоит связываться, ибо он не держит своё слово?
   -- Ну, вы и повернули....
   -- А как по-другому, если вы не понимаете? Или вы считаете, что к такой красавице посватается лишь один парень? Вы не уверены в своей дочери? Да от женихов отбоя не будет.
   -- Хм, ну хорошо. Я не буду вмешиваться. Но если что, то я с вас спрошу. И ой как спрошу. Я вас тогда в бараний рог скручу.
   -- Не скрутите, -- улыбнулся Сашка.
   -- Скручу. Да, вы не из слабаков, это я понял. Но мне злость добавит сил. Так что, скручу.
   -- Нет, не скрутите, Павел Владимирович. И не потому, что я смогу за себя постоять, а просто потому, что не будет у вас для этого повода. Василиса выйдет замуж за любимого парня. Кстати, обращайтесь ко мне только по имени. Ваши женщины так ко мне обращаются, так почему вы должны обращаться ко мне по имени отчеству?
   -- Хм, хорошо. Да и человек, как я понял, вы хороший, Александр. Мне даже приятно будет так к вам обращаться - как к близкому знакомому.
   -- Так мы уже и есть с вами близкие знакомые.
   -- Да, наверное, это так. Мою усадьбу в последнее время никто столько не посещал, как вы. Значит, вы верите, что Василиса...
   -- Верю, верю, Павел Владимирович. Так что поверьте и вы в это. Это же ваша дочь!
   -- Моя. И она тоже, как и я, с характером. Так что, вы, наверное, правы. Хорошо, мы договорились. Приятно иметь с вами дело, Александр, -- впервые искренне улыбнулся Говоров.

* * *

   А у дочери Павла Говорова, когда она вернулась в свою усадьбу, состоялся свой разговор.
   -- Мама, ну как я выглядела, -- спросила дочь, -- я же сама себя не видела.
   -- Потрясающе ты выглядела! На тебя только все и глазели. Даже в церкви, хотя там и не принято по сторонам крутиться. Но крутились. По крайней мере, взглядами. И не только мужики, но и бабы. Многие из них такого дива и не видели. А когда ты косынку скинула, то вообще рты у них не закрывались, челюсти так и отвисли. А как они на твои ноги смотрели! Ну, на обувь. Да и на платье тоже. Они же такого никогда не видели, да и я признаюсь, тоже.
   -- Да-а, вот это папа мне подарок купил. Я такого никак не ожидала. Но я его хорошо поблагодарила, ведь он это заслужил. Правда, у него тоже по-моему, как ты говоришь, челюсть отвисла, когда он сегодня утром увидел меня. Но это, наверное, из-за причёски, а ещё губной помады и прочего.
   -- Да, и у отца твоего тоже челюсть отвисла. Но не только от причёски и прочего. А от платья и ботиночек тоже. Ты что, думаешь, это он тебе их купил?
   -- Ну, а кто же?.. А, так это ты мама... Ой, спасибо тебе! Действительно, как папа может разбираться в женских вещах.
   -- Не за что меня благодарить, поскольку и я в таких вещах не разбираюсь. Я их тоже впервые увидела. Не того ты благодаришь, доченька!
   -- Как не то... О, Господи! Неужели это Саша?!
   -- Ну, а кто же ещё, Василиса? У нас в селе никто таких покупок сделать не мог. Непривычны эти вещи нам. Только один человек из нашего села мог купить такие вещи. Ты его, конечно, обязательно поблагодари, но отцу ничего не говори - пусть думает, что ты веришь ему, вроде именно он такой благодетель. Ему приятно будет. Он и так молодец, что дал согласие на то, чтобы Саша тебе всё это купил. А вообще Александр столько для тебя сделал... Даже не верится.
   -- Да, Саша очень хороший человек. И парень... -- со счастливой, даже какой-то мечтательной улыбкой протянула Василиса. И от матери это не укрылось.
   -- Та-ак, -- озабоченно и сурово протянула она. -- А вот это мне уже не нравится. У тебя с ним что-то было?
   -- С кем?
   -- Не строй из себя дурочку! И не делай меня такой! Ты прекрасно понимаешь, о ком я говорю.
   -- Ты о Саше? Ничего у меня с ним не было.
   -- Не ври!
   -- Я не вру. Ну...
   -- Так, так. И что ну?!
   -- Ну, мы целовались с ним, -- и Василиса, как ни старалась, так и не смогла сдержать счастливой улыбки.
   -- Целовались? И когда же вы это успели? А впрочем, долго ли... Так когда это было?
   -- Когда? Ровно неделю назад, 23-го числа, -- продолжала улыбаться девушка.
   -- И судя по твоей улыбке, которую ты никак спрятать не можешь, Саша очень хорошо целуется?
   -- Очень хорошо, -- подтвердила Василиса.
   -- В этом я и не сомневалась... А с чего это вдруг ты с ним целовалась?
   -- Ну, праздник был такой - Всемирный день поцелуя.
   -- Это он тебе такое наговорил?
   -- Мама, ты же знаешь - Саша никогда не врёт, -- обиделась за парня дочь. -- А, кроме того, мама, я же никогда ещё с парнем не целовалась. Так что, могла я хоть на праздник поцеловаться?
   -- Ладно, это я понимаю. Тем более что поцелуи до замужества - это не грех. Но если только поцелуи. И что, только поцелуи? Или ещё что-то было.
   -- Нет, нет, мама! Только поцелуи. Разве Саша мог бы поступить по-другому... -- смотря куда-то вдаль и о чём-то размышляя, протянула девушка.
   -- Хм, разве Саша мог... А вот ты могла бы?
   -- А я, наверное, да. Честно признаюсь. Мама, но это же Саша! -- умоляюще сложив руки перед собой, потянула Василиса.
   -- Я понимаю, что это Саша. Да и не слепая я. Вижу как вы друг на друга смотрите. Но ничего у вас не получится, -- вздохнула она.
   -- Я знаю, мама. Саша мне в этом честно признался.
   -- И тебе тоже?.. Тогда он точно молодец. Честный парень. А впрочем, мы обе это знаем. А ведь он любит тебя. Но, увы...
   -- Откуда ты это взяла? -- изумилась дочь.
   -- Он сам мне в этом признался. А потом и объяснил почему вы не можете быть вместе. Да разве и так непонятно. Стал бы кто-нибудь из мужиков, парней так беспокоиться, так помогать безразличной ему девушке?..
   -- Мама... Но как же так, я ведь тоже его люблю, -- горько заплакала Василиса, уткнувшись той в грудь.
   И Анна Васильевна не стала успокаивать дочь. И только когда та слезами уже вроде бы излила свою боль, мать произнесла:
   -- Можешь ещё поплакать немного. Я тебя понимаю. Но на этом и всё. Поплакала и забыла об этом. Теперь готовься к тому, что ты вскоре станешь бабой, замужней женщиной. А потому о Саше придётся забыть. Раз не судьба, так не судьба.
   -- А всё равно буду о нём помнить, и о его поцелуях тоже.
   -- В этом я как раз и не сомневаюсь, -- с открытой горечью протянула Анна Васильевна, очевидно вспомнив своё девичество. -- Помни и о нём, и о его поцелуях. Помнить - это не помеха. Но не более того.
   -- Я знаю.
   -- Вот и хорошо. Закрыли этот тяжёлый для нас обеих разговор.

* * *

   В понедельник вечером 8-го июля Александр возвращался домой после проведывания одной из своих пациенток. И на полпути его остановил Алексей Никитин. Парни поздоровались, но руки Алексей не протянул, хотя ранее это бывало - они были в хороших отношениях. Никитин даже обращался к Сашке по имени, хотя и на "вы". -- Началось, -- промелькнула мысль у Александра.
   -- Поговорить нужно, Александр, -- хмуро протянул Алексей.
   -- Слушаю.
   -- Забудьте о Василисе, Саша!
   -- С чего бы это я забывал о девушке, с которой у меня хорошие отношения?
   -- Вот именно, что очень уж хорошие. Вас с ней часто видели вместе. Так вот, прекратите эти встречи. Я вас по-хорошему предупреждаю.
   -- А может быть и по-плохому? -- улыбнулся Шурка.
   -- Всякое может случиться. В общем, не приставайте к ней, как это было до праздников.
   -- А я её, кстати, после праздника ещё и не видел.
   -- Не может быть!
   -- Может, Алёшка, может. А почему я до праздника её видел, а после него нет? Догадайся.
   -- Не знаю я ваших хитростей. Вы умный, что хочешь можете придумать.
   -- Если я и умный, то вот ты дурак, Алексей. Пораскинь мозгами. Свиданий у нас с ней не было. Мы только ходили в гости друг к другу. И почему-то именно перед праздниками.
   -- Стоп, стоп... Вы хотите сказать... Да нет, что за ерунда.
   -- Ты так и не врубаешься, хотя какие-то проблески и намечаются. Ладно, а что это у тебя лично за интерес к Василисе? Раньше ты на неё внимания не обращал.
   -- То было раньше. А сейчас... Ну-у, есть у меня к ней интерес.
   -- И серьёзный?
   -- Чего это я вам докладывать должен. Это моё дело.
   -- Так, кончай "выкать" мне. Это не дело, не равные у нас условия. Ты же слова подбираешь. А мы с тобой в хороших отношениях, да и по возрасту примерно равны.
   -- Ну да... Вас все на "вы" называют.
   -- Вот ты и будешь первый, кто эту традицию изменит. И тем более, это же по моей просьбе.
   -- Хм, не знаю... Попробую. Тогда по-другому - прошу, не ухлёстывай за Василисой. А так действительно проще разговаривать, -- улыбнулся Никитин. -- Это по-нашему, по-сельски.
   -- Вот и хорошо. Так вот, я за Василисой не ухлёстывал - слово какое-то неприятное - я ей просто помогал. Вы же, дураки, не видели, насколько она красивая. А сейчас, наверное, многие прозрели, как и ты. Ты не меня, а других в этом плане предупреждай.
   -- Предупрежу, предупрежу... Но ты не врёшь?
   -- Слово даю. О, кстати о слове. Если кто-либо из парней отзовётся о Василисе плохим словом - ты понимаешь, о чём я говорю - то можешь заткнуть ему рот его же выбитыми зубами. И я ему, как врач, помогать не стану.
   -- О, это я с удовольствием сделаю! Больше никто о ней плохо говорить не будет.
   -- Я верю. Ладно. Я с тобой откровенен, а вот ты так и не сказал мне, какой у тебя интерес к Василисе.
   -- Ну-у... она нравится мне.
   -- Ты её любишь? Только честно?
   -- Ну, я хочу, чтобы она была моей.
   -- Твоей кем - подругой, женой или бабой на один день?
   -- Ну-у... женой, -- наконец выдохнул Алексей.
   -- Ну да ну. Одни ну... Хорошо, хоть это у тебя выдавил. Я верю тебе. Тогда флаг тебе в руки! Я мешать не собираюсь. Даже помогать готов.
   -- Ты что, серьёзно?!
   -- Вполне. А что, ты парень видный, не лодырь, не повеса. Ты Василисе вполне можешь понравиться. И если вы сойдётесь, то я только рад за вас буду.
   -- Вот это да! Спасибо!
   -- Не за что. Только, Лёшка, ухаживай за Василисой без перебора, без насилия. Узнаю, что ты её обидел, то уже я тебе зубы повыбиваю.
   -- А ты сможешь? -- улыбнулся Алёшка? -- Городские в этом плане слабаки.
   -- Дай руку, -- и когда Алексей потянул руку, Сашка сказал. -- Жми что есть силы!
   -- Вот это да! -- поразился Никитин, когда Александр сжал его руку так, что тот скривился. -- Да, зубы выбить ты точно можешь. Но я Василисы не обижу, и никому её в обиду не дам. И не потому, что ты сильный, а потому, что уж больно нравится она мне.
   -- Вот и прекрасно! Мы обо всё договорились. Отныне мы друзья! А теперь по домам.
  
  

ГЛАВА 27

Мечты сбываются!

  
   А далее события начали принимать уже и некий драматический оборот. Среди некоторых парней начались ссоры за право "ходить с Василисой", то есть ухаживать за ней. Хотя девушка и сейчас не так уж часто появлялась вечерами на разных молодёжных гуляниях и пока что не отдавала предпочтения кому-либо их парней. Хотя земледельческий труд и занимал у крестьян слишком много времени, молодежь собиралась летними вечерами за околицей, а зимой в избе у какой-нибудь молодой вдовы. Пели песни, задорные частушки, водили хороводы, на Рождество и Крещение девушки гадали, на Рождество устраивали колядки. Ну, а осенью игрались весёлые свадьбы. По праздникам парни надевали алые атласные рубахи и пиджаки, модные пальто; меняли лапти и валенки на сапоги и галоши. Женщины вместо сарафанов и домотканых рубах одевались в шерстяные или (в городах) шёлковые платья. Под влиянием той же городской моды в деревне ещё в конце XIX-го столетия стал широко распространяться костюм "парочка" в виде юбки и кофты, сшитых из одной и той же ткани.
   В будние дни Василиса ходила в своей обычной одежде. Но на молодёжные гулянья - а её уже не сторонились - она приходила, немного прихорошившись. Подкрашивала брови, ресницы (хотя и не удлиняла - много времени занимало) и подводила помадой губки. Новое праздничное платье она пока что не одевала, - оно именно праздничное - а вот ботиночки по воскресеньям надевала (как никак, всё же, выходной день, или просто укороченный). Для этого она специально немного укоротила одно из своих платьев. Она теперь поняла, зачем Александру так уж нужно было увидеть её ножки - вспоминала с улыбкой. На вечерние воскресные гулянья она успевала даже волосы себе локонами накрутить - время было.
   У Василисы ранее было в селе 2-3 подружки, но теперь вокруг неё кучковались уже многие девушки села. Но сейчас их интересовали в основном вопросы о том, как им самим преобразиться в лучшую сторону. Но Василиса - Александр это верно подметил - была умной девушкой, а потому на все подобные вопросы отвечала твёрдо и однозначно:
   -- Я всё вам расскажу, и даже покажу. Но только после того, как я выйду замуж!
   Но это как раз девчонок не устраивало. Им нужно было именно сейчас стать привлекательными. Они же прекрасно видели, что теперь возле Говоровой стаями вьются парни - хромуша Василиса неожиданно превратилась в прекрасного лебедя. А это ведь прямая конкуренция - Василиса может "украсть" у кого-нибудь из них приглянувшегося им парня. А потому они начали сами приводить себя в порядок. Пытались и локоны на волосах крутить, некоторые сдуру даже отрезав себе косу. Ну, чуть получалось, но локоны, всё же, не держали форму. Губы они пробовали подводить соком ягод спелой бузины, черники или ежевики. Но этими натуральным красителями можно покрасить ткани, а кожу... - бесполезный номер, а сок свежей свеклы делал губы чересчур тёмными. Брови подкрасить (натереть их сажей или углём) - тоже проблем не составляло, хотя такая "краска" на них и не держалась. А уж придать бровям привлекательную форму... Не зная, что делать, начали их подстригать и подбривать, не понимая того, что сами же делают себе хуже - через месяц их брови станут ещё более кустистыми. В общем, была и зависть, и злоба. Но это было как раз и свойственно молодому женскому полу. Некоторые девчонки пытались выяснить все эти вопросы у самого Александра, поняв, что именно тот помогал Василисе - не зря же то она, то он бегали друг к другу. Но Сашка молчал, лишь отшучивался. Не удалось это выяснить и через Галину Ольхову, которую девчонки просили разузнать всё у врача. Да той и самой было интересно, хотя она уже и была замужней - но кто же из женщин не хочет красивее выглядеть... Но Александр прекрасно понимал "откуда ноги растут", а потому стойко хранил молчание.
   А у парней были свои разборки. Круг сельских парней, которые сейчас интересовался Василисой Говоровой, был примерно одинакового возраста - 24-25 лет, то есть практически те, которые отслужили армию. Было пару человек и немного младшего возраста, но они всерьёз не воспринимались, ибо было понятно, что родители девушки (да, скорее всего, и она сама) отдадут предпочтение опытному уже в житейских делах человеку. Не 40 лет, конечно, но прошедших, по крайней мере, армейскую школу. И этот круг имел солдатскую закалку, опыт и отвагу - по силе и ловкости они были примерно равны. Тем они и выделялись среди своих сверстников, не проходивших военную службу. В начале XX-го века согласно 'Уставу о всеобщей воин?ской повинности' в Императорской России в войска призывались все 21-летние парни, за исключением духовных лиц всех вероисповеданий. Но военную службу, тем не менее, проходили далеко не все, так как еже?годно призывных было больше, нежели того требовала ротация в армии. Кроме того, освобождались от военной службы единственные сыновья, старшие сыновья и необходимые работни?ки в семье. А часто призыв определялся даже жребием. Таким образом, в принципе Алексей мог в своё время не идти в армию, но он пошёл, решив освободить в дальнейшем от такой участи своего младшего брата Николая. В семье Широковых было четверо детей с разницей в 11 лет: Алексей 1887-го года рождения (весна), Николай - 1892-й год (осень), Ольга - 1895-й год и Татьяна - 1898-й год. Срок службы составлял 3 года для пехоты и артиллерии. Во флоте служили 5 лет. Отслужив в армии, полуграмотный крестьянин мог получить достойные знания и продвинуться в жизни, а срок службы был не таким большим как, например, в петровские времена. Но, проходя срочную службу в императорской армии, рядовой солдат имел и некоторые ограничения. Он не имел права жениться и заниматься торговой деятельностью. Но зато на время службы солдат освобождался от выплаты долгов. Если у него был долг, то кредиторам приходилось ждать, пока он уволится со службы в армии.
   И вот примерно дней через 10 после своей встречи с Алексеем Никитиным Сашка вновь столкнулся с ним, правда, не только с ним... Проходя вечером по одной из улиц, он увидел, что тот беседует с каким-то парнем - того издали Александр не узнал. Но, подойдя поближе, он понял, что это Михаил Широков. И "беседа" парней стала принимать довольно серьёзный оборот - они уже сошлись врукопашную. Отвесив друг другу по несколько приличных тумаков, Мишка вдруг вытащил из голенища сапога нож. Алексей же был в туфлях - ножа у него, скорее всего не было, в карманах штанов нож не часто носили, а на косоворотке карманов не было. Тогда Сашка кинулся к этой паре - к тому времени подошёл уже довольно близко - и протиснулся между парнями.
   -- Вы что, с ума сошли?! Ну, набили рожи друг другу, и разошлись. Мишка, спрячь нож! Так недолго об него и порезаться, -- решил он шуткой разрядить обстановку. Но шутка не удалась.
   -- Я-то об него не порежусь, а вот Лёшку отважу стоять у меня на дороге.
   -- Александр Николаевич, не вмешивайтесь, -- Алексей, очевидно, не хотел показывать свои приятельские отношения с Карелиным, а потому обратился к нему официально. -- Я с ним и сам разберусь.
   -- Он с ножом, а ты без?..
   -- Ничего, достану я его и без ножа.
   Он сделал слева шаг с боку Сашки, как бы оттёр того в сторону, и двинулся на Широкова. Тот резко взмахнул рукой. Александр, быстро сориентировавшись, тоже быстро выбросил левую руку в сторону, пытаясь защитить Алексея. И через мгновение ощутил резкую боль в левом предплечье - Мишкин нож раскроил ему мышцы вместе с рубахой. Конечно, удар предназначался не ему, но это дела не меняло.
   -- Ты идиот, Мишка!! -- заорал Алексей, увидев, что Сашкино предплечье тут же покрылось кровью. -- Ты что натворил?!
   -- Это не им, а тебе предназначалось. Чего они влезли?.. -- лепетал Широков, испугавшись. Это уже пахло криминалом, с вытекающими последствиями - нападение на врача, да ещё и племянника старосты...
   -- Давай я перетяну рану, чтобы кровь не хлестала, -- плюнув уже на Мишку, Никитин начал развязывать свой пояс на рубахе.
   -- Алексей, не нужно! Тебе нельзя оставаться без пояса, -- остановил его Александр. -- Сними мой пояс и перетяни выше раны руку - мой пояс, всё же, останется на мне. А ты, Мишка, отрежь ножом рукав моей рубахи, Мы перевяжем ею рану. А сам беги к Галине - пусть она идёт ко мне в усадьбу. Я с Алексеем потихоньку двинусь туда же. И, если не хочешь неприятностей, то сиди несколько дней дома и носа никуда не показывай! Забудь временно про гулянки.
   В общем, через полчаса в усадьбе Карелина началась операция, которую проводил сам Сашка (Галина сделала ему местную анестезию), зашивая правой рукой себе рану, а Галина помогала придерживать створки раны. Конечно, ещё до прихода Ольховой парни получили хороший "втык" от Игната Карелина, но словами делу не поможешь.
   -- Господи! -- причитала во время операции Галина. -- Что у нас в последнее время в селе творится! И это всё, скорее всего, из-за Василисы Говоровой. Парни из-за неё как с ума посходили. Четыре дня назад ко мне прибежал Витька Устинов - у него три нижних зуба были сломаны. Но не сам же он себе их сломал. А кто ему их сломал, не говорит. Ужас какой-то!
   При этих словах Сашка с улыбкой посмотрел на Алексея. Тот так же понятливо улыбнулся.
   На следующий день, узнав о ранении Александра, к нему прибежала и сама Василиса - новости быстро разносились. Правда, о виновнике этого события никто не знал - парни молчали.
   -- Саша, что случилось?! Кто тебя порезал? Это из-за меня? -- волновалась она.
   -- Всё уже нормально. Это случайно получилось. Рука уже нормально заживает.
   -- Так, ты мне постоянно чего-то не договариваешь, -- вот что значит чуткое женское сердце, Василиса ощущала такие моменты, хотя врать ей Сашка никогда и не врал. Но ему порой сложно было что-либо объяснять девушке. -- Тебя точно кто-то ранил, чтобы ты со мной не ходил. Меня ведь уже некоторые спрашивали - чего, мол, Саша ко мне так привязался.
   -- Я тебе говорю, что всё в норме. А в селе уже знают, что я просто помогал тебе. Ты мне лучше вот что скажи. У тебя уже есть на примете парень, за которого ты хотела бы выйти замуж?
   -- Ничего себе! Я должна назвать тебе имя? Но это же всё равно, что мне самой признаться ему в любви. Это девушке первой-то!..
   -- Но ведь я имя парня как раз и не спрашиваю.
   -- Ну-у... Тогда есть, конечно.
   -- Хорошо. А вот если я назову тебе несколько имён из тех парней, которые сами наиболее стараются понравиться тебе. К примеру, Анатолий Дёмин, Пётр Кудинов, Алексей Никитин, Михаил Широков, ... Есть среди них парень, которому ты бы отдала предпочтение?
   -- Саша!
   -- Что, Василиса? Это же не конкретное имя, а просто гипотетический вопрос.
   -- Ну... -- запнулась девушка, но затем, всё же, ответила, -- есть среди них такой...
   -- Отлично! Я бы очень хотел, чтобы ты вышла замуж за одного парня из этого списка.
   -- И за кого же это?
   -- За Лёшку Никитина. Мы с ним друзья. Он всего лишь второй после тебя, с кем мы общаемся на "ты". Он хороший парень. Но я ни в коем случае не агитирую тебя выходить замуж именно за него. Это просто мои пристрастия. А ты должна выбирать себе будущего мужа сама.
   -- Хорошо, -- улыбнулась Василиса, -- я подумаю над твоей информацией.
   Но, по тому как девушка улыбнулась, Александр понял, что он попал "в яблочко".
   Ещё через два дня, в понедельник в усадьбе Карелина появился новой (старый) гость - вновь примчался Алексей Никитин.
   -- Как дела? -- спросил он друга.
   -- Нормально дела. Задолбали вы уже меня - то одна, то другой... Василиса тоже прибегала. Что со мной может за пару дней произойти? Рука нормально заживает, через пару дней вообще швы уже сниму, ну, вытяну нитку. Нечего зря беспокоиться. Да и чувствую я, что ты не так уж обо мне беспокоишься, это просто вежливость. Мне кажется, что у тебя самого что-то стряслось.
   -- Стряслось. Правда, не у меня самого, но меня это напрямую касается. Я узнал, что Петька Кудинов в эту субботу, -- 28 июля, -- собрался сватов к Василисе засылать. Саша, подскажи что делать! Может, и ему зубы повыбивать? В таком виде он свататься к девушке точно не пойдёт. А у меня самого сваты ещё не готовы. Ты, кстати, я надеюсь, тоже будешь в их числе? А, ты как?..
   -- Ну, не могу же я отказать другу. А у меня кроме тебя в селе особых друзей нет, ну, разве что приятелями некоторых можно назвать. Так что буду я в числе твоих сватов.
   -- Вот и отлично. Хотя бы за это тебе спасибо.
   -- Вот те на! Хотя бы за это... А что ещё я сделал не так?
   -- Да нет, всё так. Это я всё в своих мыслях о том, что с Петькой делать.
   -- А, ну да... Так вот, не нужно никому зубы выбивать. Хватит драк и поножовщины. Пусть Пётр идёт свататься. Ничего у него не получится, Василиса наверняка откажет ему.
   -- Я тоже чувствую, что она может ему отказать. Я уже понял, что это не её тип парня. Но дело не в самой Василисе, а в её родителях, точнее даже в её отце. Именно он может заставить её.
   -- Успокойся, не заставит. Решать будет только сама девушка.
   -- Ага, прямо-таки... Что ей отец скажет, то она и сделает. А Павел Владимирович довольно жёсткий человек.
   -- Да, жёсткий. Но умный, и чуткий. Он желает дочери только добра. Он не будет вмешиваться в процесс сватания. У меня был с ним разговор на эту тему. Мужа себе выбирать будет только Василиса. И он примет её выбор как должное.
   -- Точно? Что-то не верится, что отец Василисы так просто согласится, если его дочь откажет, к примеру, тому же Петьке. В этом плане у нас в селе отцы девчат довольно строги - одному отказала, так вообще можешь замуж не выйти. Обычно отдают дочь первому из тех парней, который посватается.
   -- Я слышал об этом. Обычно, но, всё же, не всегда.
   -- Ну, пусть и не всегда. А в этом случае, зная её отца, не верится, что он не будет вмешиваться в процесс сватания, ну, что Василиса, как ты сказал, сама будет решать? А это точно?
   -- Абсолютно точно! Пусть тебе и не верится. Но мне-то ты веришь?
   -- Тебе верю. Но это тоже не очень хорошо, так она и мне отказать может...
   -- Ну, тут уж извини... Всё от тебя самого зависит - ухаживай красиво, без излишеств.
   -- Ладно, я понял. Цветы, конфеты, подарки...
   -- Подарки недорогие. Дорогих она не примет, это оттолкнёт её от тебя. Дорогие уже потом.
   Беседа была закончена. Но Александр был прав - сватовство Кудинова окончилось пшиком. При этом сваты, не ожидавшие такого поворота дел, даже повздорили с хозяином дома; а тот, разозлившись, вообще выгнал их. После этого наступило некоторое затишье. Теперь парни начали размышлять о том, что, не приведи Господь, такая же участь может ждать и их. Даже активный Мишка Широков немного приуныл. Не особо радостным, очень уж задумчивым выглядел и Алексей Никитин. Хотя Александр его успокаивал и поддерживал.
   И Лёшка принял ответственное решение. В воскресенье 5-го августа - накануне Преображения Господнего (яблочный Спас) - он уже сам заслал сватов к Василисе. Был в их составе и Александр Карелин. Увидев Сашу, Павел Владимирович сразу же понял, что вот это именно то сватовство, которое ему нужно. Алексея Никитина в селе знали как толкового и работящего парня, такой зять должен был понравиться родителям Василисы. Но всё зависело от решения самой девушки. Её отец волновался - неужели и этому парню она откажет, а он, дав слово Александру, не сможет вмешаться в ситуацию?.. Но он зря волновался - Василиса приняла предложение Лёшки. Тот, конечно, был на седьмом небе от счастья. Доволен был и Павел Владимирович.
   Поскольку сватовство было удачным, то устроили оповещение о предстоя-щей свадьбе - ныне называемое помолвкой - его народное назва-ние было сговор. Оповещение также называли ещё: запой (пропой, винопитъе, запойный вечер), смотрины (гляделки), богомолье, рукобитье, заплачки. Но после сговора к невесте (сговорёнке) уже никто не мог посвататься. Ходил к ней в гости только жених, принося недорогие подарки, гостинцы. Что же касается свадьбы, то её назначили - чтобы не откладывать дело в долгий ящик - даже ранее сентября, на последнюю субботу августа, 25-е число. Гулять предполагали 2 дня. Назавтра и в следующий августовский праздник Успение Пресвятой Богородицы (15 августа) Василиса вновь блистала во всей своей красе - снова с красивой причёской, с макияжем на лице, в красивом платье и полуботиночках. Но в селе уже все знали, что теперь она уже не свободная девушка, а невеста Алексея Никитина. С красивой причёской на праздник Успения Пресвятой Богородицы была уже также и её лучшая подруга Настя, будущая её дружка. Василиса, уверенная к тому времени, что замуж она точно выйдет - до свадьбы рукой подать - рассказала ей свои некоторые хитрости, которым её обучил Александр, для улучшения девичьего внешнего вида.
   В один из вечеров, когда уже немного улеглись страсти с оповещением о замужестве дочери, её родители вечером после ужина сидели в избе одни, что было для них не совсем привычно. Это только в последнее время Василиса стала вечерами отсутствовать дома. Вот и сегодня, наскоро поужинав, она убежала на встречу с Алексеем. Тем временем в горнице задумчивый до того Павел Владимирович вдруг улыбнулся и обратился к жене:
   -- Вот скажи мне, Анюта, ожидала ли ты год назад, что наша дочь так удачно выйдет замуж?
   -- Паша, не забегай вперёд, не каркай зря! Василиса ещё не замужем. Рано ещё об этом говорить.
   -- Да ну что ты, Аня, всё будет нормально. Ведь она любит Лёшку, да и он без ума от неё. К тому же, и день свадьбы уже согласован и готовимся к ней и мы, и Никитины. Так что наша дочь точно выйдет замуж.
   -- Ну, дай-то Бог! -- перекрестилась Анна Васильевна.
   -- Но ты не ответила на мой вопрос, -- настаивал муж.
   -- Ты говоришь о прошлом годе... Да я совсем недавно, весной этого года не могла поверить в то, что Василиса в этом году выйдет замуж, да ещё и сама выберет себе мужа. Я мечтала о том, чтобы она хоть за кого замуж вышла, пусть даже за мужика на 20 лет старше неё, но чтобы у дочери была своя семья, дети...
   -- Вот и я так же думал.
   -- Паша, я даже два месяца назад в такое не верила. Помнишь, в мае в поле к нам подошёл Александр Николаевич.
   -- Конечно же, помню.
   -- Так вот, он сначала поговорил с Василисой, а потом со мной. И он спросил меня, хочу ли я, чтобы наша дочь в этом году вышла замуж. А немного поговорив, он сказал мне, что не позже средины осени Василиса обязательно выйдет замуж. Я и тогда ему не поверила!
   -- Я знаю, ты мне рассказывала об этом. Да, Александр очень толковый человек.
   -- Паша, это только благодаря ему у нашей дочери вскоре будет своя семья!
   -- А то я этого не понимаю. Конечно же, это он подготовил нашу дочь к замужеству. Да ещё как подготовил. Не удивительно, что, впервые увидев Василису во всей красе, ну, на праздник Петра и Павла, я рот раскрыл от изумления.
   -- Вот-вот, -- рассмеялась Анна Васильевна, -- смешно в тот момент на тебя смотреть было. Не узнать свою-то дочь...
   -- Да, было вначале такое дело, -- улыбнулся Павел. -- А это тоже помогло Василисе. Ну, то, что я её в тот момент не сразу узнал. Именно это и помогло нашей дочери выбрать себе мужа.
   -- Господи! Что ты такое говоришь?
   -- А вот то и говорю, -- и Павел Владимирович только сейчас рассказал жене о своём закладе с Александром Карелиным, и о том, как он согласился не вмешиваться в сватовство дочери.
   -- Вот это да! -- отреагировала на его рассказ супруга. -- Какой же умный парень. А мы с Василисой головы ломали - как это он смог тебя уломать.
   -- А вот так и уломал. И правильно сделал. Не то я мог дров наломать...
   -- Это уж точно. А ведь Александр это всё делал из-за любви к нашей дочери. Любит он её.
   -- Прямо-таки, любит...
   -- Да, Паша, любит. Он сам мне в этом признался. Правда, он сказал, что не судьба ему был с Василисой. Что он, мол, в следующем году покинет село. А свою судьбу после этого он предугадать не может.
   -- Он и мне такое говорил. Но это и понятно... Какой же он замечательный мужик.
   -- Ну, пока что ещё парень. Но человек он и впрямь замечательный.
   -- Я с этим согласен. Нам нужно отблагодарить его. Негоже быть неблагодарными. Ну, чтобы он о нас так не думал.
   -- Паша, денег он не возьмёт.
   -- Уж кто-кто, а я это лучше других понимаю. Я прекрасно знаю, что деньги Александр не возьмёт, даже силой ему их не засунешь.
   -- Понятно, -- улыбнулась супруга, тут же подумав о наряде дочери.
   -- Да, вот такие дела... Но отблагодарить мы его всё равно должны. Нужно накрыть хороший стол и пригласить его.
   -- Вот, это совсем другое дело. И мы это обязательно сделаем, пригласив его. А стол мы накроем всем на зависть. Это я тебе обещаю.
   -- Правильно! И вот на это дело мы никаких денег не пожалеем. Хотя, впереди и расходы на свадьбу дочери. Но у нас денег на всё хватит.
   -- Вот мы и договорились. И как хорошо мы сегодня поговорили, Паша, -- улыбнулась Анна Васильевна. -- Давно так не разговаривали - тебе всё некогда. Давай почаще так беседовать.
   -- Хорошо, -- буркнул муж.
   И на этом их хорошая беседа была завершена. Но Анна всё равно осталась довольна проведенным вечером и была благодарна мужу за такое вот проведенное сегодня вечернее время.
   Но вот уже проплывали последние дни августа перед свадьбой Алексея Никитина и Василисы Говоровой. Шли погожие деньки с обилием фруктов, и даже сладкими овощами, которые, конечно же, украсят и свадебный стол. Обилие солнечных дней и жаркое лето позволяли выращивать на Алтае даже бахчевые культуры: арбузы и дыни (в основном в юго-западных волостях). Но делались попытки разведения бахчевых культур и в степных поймах Чарыша. Широкое распространение получило на Алтае табаководство, хотя в основном было налажено его низкосортное выращивание для изготовления махорки. Но в сёлах, как и в той же Красноярке, находились народные умельцы, которые выращивали и высокосортный табак. Этим же в регионе ещё во второй половине XIX-го века занимался коренной алтаец известный учёный, этнограф, естествоиспытатель и предприниматель Степан Иванович Гуляев. И за свой табак он даже получил Большую серебряную медаль Вольного экономического общества. Правда, спросом, дорогой табак не особенно пользовался, а потому это хозяйство просуществовало недолго. Кстати, и семена сахарной свеклы в большей степени появились на Алтае благодаря именно ему (привёз из Петербурга). Под его влиянием в 1860-м году был даже построен небольшой сахароварённый завод вблизи Барнаула около деревни Малышевка. Но эта его попытка успеха, всё же, не имела, а потому завод вскоре был закрыт.
   Александр в это время заканчивал некоторые свои последние приготовления к свадьбе Василисы. А что ему-то было готовиться?.. А готовиться, тем не менее, и ему нужно было. Как идти на свадьбу без подарка? Деньги в это время дарить не принято, а что купить из вещей?.. Сашка же хотел, чтобы его подарок Василиса хранила всю жизнь. И он ещё ранее начал готовить подарок. А потому подолгу ходил по берегу реки, внимательно приглядываясь себе под ноги. И что же он там искал? А искал он яшму. На широких галечниках Чарыша было много яшмы - поделочного камня (разновидность кварца с пёстрыми узорчатыми прожилками). И разных оттенков - зелёная (самая распространённая), белая (точнее светлых тонов, поскольку без примеси она редко бывает), реже красная. Он надумал изготовить (не сам, конечно же) и подарить будущей жене его друга Лёшки бусы из яшмы. Это будет подарок, который действительно можно хранить вечно. К тому же, он довольно красивый, хотя и изготовлен из простеньких камушков (не из алмазов же). А ещё, яшме, по рассказам - кроме кровоочистительных и кровеостанавливающих средств - приписывали способность духовного воспитания детей, а также преобразующее влияние на качество души, её облагораживание и любовь. Носить изделия из яшмы полагалось вблизи сердца - оно обостряло зрение, помогало преодолевать лихорадку и эпилепсию, врачевало память и даже усиливало дар предвидения. Ну, а ожерелье именно так и будет носиться.
   А вот у Василисы были свои заботы, и самая главная из них - пошив подвенечного платья. И за нужным материалом для него и для фаты нужно ехать в Чарышскую Пристань. Там же она подберёт себе и белые свадебные туфельки - тёмные, хотя и очень красивые полуботиночки для этой цели явно не годились. А затем платье ещё шить нужно, а это не одного дня дело - с примерками да подгонками по фигуре. Но в итоге она к свадьбе подготовилась в наилучшем виде. После того, как девушка вместе с отцом привезла материал для платья, в один из вечеров, когда Василиса уже ходила на примерку, Павел Владимирович, специально пригласив Александра Карелина, устроил большой сабантуй. Теперь Саша был для него знатным человеком, став уже как бы близким другом семьи. О том, как отец Василисы был благодарен парню за то, что тот так чудесно предрешил судьбу его дочери, и говорить не стоит. В общем, после той попойки Шурка еле ноги притащил в усадьбу Карелина. Игнат Степанович только незлобно посмеялся, впервые увидев племянника в таком состоянии.
   А вот в самой семье Говоровых на носу было уже венчание дочери, а за ним и свадьба. Но перед этими событиями произошло одно небольшое приключение. Буквально за два дня до венчания вечером Василиса надолго исчезла из своего дома. Когда же она вернулась домой, мать с подозрением спросила её:
   -- И куда же это ты, доченька, ходила? Работы ведь полно, -- а подготовительной работы к свадьбе действительно хватало всей семье. -- А тебе всё гульки. Уж не к Саше ли ты бегала?
   -- Нет, мама, не была я у Саши. Я ходила к бабке Марьяне.
   -- Вот оно что! -- бабка Марьяна была в селе известной гадалкой и ворожеей. -- Но тебе же не нужно уже кого-либо привораживать - через два дня свадьба. Или ты Алексея крепче хочешь приворожить к себе? Так я уверенна, что он тебя любит и на другую бабу глаз не положит.
   -- Нет, нет, что ты, мама. Я в Лёше тоже уверенна. Я не привораживать кого-нибудь ходила, а попросила погадать мне. Я чувствую, что мы с Алексеем хорошо жить будем, но ведь я, тем не менее, имею физические отклонения, -- Сашкиным определением окончила она свою фразу. -- А я одновремённо переживаю за наших с Лёшей будущих детей. Какими-то они будут...
   -- О! Это действительно важно. И что тебе Марьяниха сказала?
   -- Сказала, что с детишками у нас будет всё нормально. Они хромать не будут. А ещё она сказала, -- смущённо улыбнулась Василиса, -- что у нас будет трое детей.
   -- Ой, как хорошо, -- обрадовалась мать. -- Это же чудесно! У меня будет трое внуков. А что ещё она тебе говорила?
   -- Ну, я спросила её о своей судьбе - ведь в жизни всякое может случиться.
   -- О, тоже важно. И что?
   -- Она погадала и ответила мне: "У тебя будет непростая жизнь, но ты будешь жить долго и счастливо".
   -- А почему непростая жизнь? Что не так будет? -- заволновалась Анна Васильевна.
   -- Не знаю, мама. Я её не спрашивала об этом. Если жизнь долгая, то многое чего в ней может случиться. А я не хочу знать о плохом. Мне вполне достаточно и второй части гадания бабки Марьяны. Я буду просто верить именно в свою счастливую жизнь.
   -- А что, может быть, это и верно. Зачем тяготить душу чем-то неприятным, если в итоге ты будешь счастлива. В общем, ты молодец, Василиса, что сходила к Марьянихе. Живите с Алексеем долго и счастливо!
   На том беседа и была завершена. Но девушка не всё рассказала матеви. Бабушка Марьяна, кроме гаданий и приворотов, знала и другие жизненные премудрости. И как раз одна из таких премудростей и была основной целью похода Василисы к сельской знахарке. Что же это такое было? Со временем эта тайна приоткроется, но только уже на стыке весны и лета следующего года, а знать о ней будет вообще очень уж узкий круг лиц. А впереди был день венчания Алексея и Василисы, а также сама свадьба.
   И вот уже наступил её первый день. И невеста затмила всех сельских красавиц - в своём пусть и не таком уж шикарном, но красивом платье и фате. Да и без наряда Василиса была красивой, хотя и невысокого, среднего роста - до 168 см, пропорционально сложенной девушкой с гибкой, тонкой фигурой - юная и свежая, как майский день. Не худая, но и не толстая, да и кто из крестьян в то время был таким уж полным. Она не обладала осиной талией - формы не 90-60-90. Бёдра поуже (не рожавшая ещё женщина), а талия примерно 67-70 см. Но на приталенном свадебном платье она выделялась, изгибы её тела красноречиво заявляли о грации. Да и грудь у Василисы была далеко не 5-го размера, но красивой формы, упругая и подтянутая (хотя бюстгальтеров пока что не было). Правда, в городах светские дамы давно уже носили корсеты, которые формировали корпус, утягивая и корректируя очертания тела по всей его длине. Но в сёла это европейское диво, как и женские панталоны, ещё не дошло. Девушка обладала стройной шеей и плавными очертаниями плеч, чёрными, как смоль волосами (в маму, отец был шатеном), слегка вздёрнутым озорным носиком и узкими, но немного и пухленькими губками, свежими и всегда сложенными словно для поцелуя. Но в её облике в первую очередь поражали, притягивали и завораживали глаза - тёмные каре-зелёные. На солнце они становились ярко-зелёными как у кошки или изумрудными, а в тёмном помещении - ореховыми, а порой и шоколадными. И смотрели они с их мягкой тёмной глубиной спокойно и по-девичьи открыто. А потому было приятно глядеть на её розовое, будто светящееся личико. В беседах она была немногословна, но речь вела хорошо и вполне разумно. А это было важно, потому что любую красоту может испортить глупость.
   Сашка ещё в прошлом году присутствовал (17-18.09) на свадьбе Галины Ждановой (Ольховой), а потому уже немного знал о том, как интересно праздновались свадьбы в сёлах в начале XX-го века. Тогда ему всё было дивно. А потому он не успел детально вникнуть во всё происходящее. Но теперь он уже более внимательно присматривался к старинным русским свадебным традициям. Конечно же, день свадьбы был кульминацией этого красивого обряда, он был насыщен многими событиями. Был, к примеру, обряд утра свадебного дня - как в доме невесты, так и в доме жениха - был отъезд за невестой и ожидание свадебного поезда (в её доме). А также сцены доступа жениха к невесте, благословение, отъезд в церковь; венчание и окручивание (невесте делали женскую прическу и надевали женский головной убор), свадебный (княжий) пир (в доме мужа), постельные обряды. В числе же свадебных чинов были: рожники - родственники невесты; дружина, бояре - спутники жениха; боярки, подневестницы - спутницы невесты; подголосницы - поющие девушки; каравайницы - женщины, которые готовят свадебный каравай; стряпуха, куховарка - женщина, готовящая свадебное угощение; коробейники, придании (отвозят приданое); светилки (держат свечи при венчании); вежливей, клетник - человек, который мог оградить от колдунов и прочие.
   И первый день свадьбы прошёл вполне удачно. Александр познакомился с родителями Лёшки - нормальные, приятные люди. И столы у них были накрыты очень богато - на этот день крестьяне, как бы бедно они не жили, старались отметиться в лучшую сторону - ведь такой день запоминается на всю жизнь, и не только молодым. Гуляли не в самом доме, а в саду, за оборудованными столами, с приготовленным (на всякий случай) навесом - потому и со свадьбой не затягивали, ведь сентябрь мог уже отметиться и дождями. И сама свадьба прошла хорошо, а главное спокойно. А в сёлах при большом скоплении на свадьбах народу нередки были случаи, когда торжество начиналось "во здравие", а вот заканчивалось "за упокой". Нет, конечно, никаких смертельных случаев не бывало, но часто разгорячённые спиртным парни устраивали между собой потасовки. Слава Богу, ничего подобного на свадьбе Алексея и Василисы Никитиных - такова после венчания стала уже и фамилия молодой жены Алексея - не произошло. Всё в норме!
   Нормально прошёл и второй день свадьбы. Послесвадебный этап начинался утром с бужения молодых. "Били горшки - честь невестину", параллельно вывесили на обозрение и простынь с постели молодых - показать непорочность невесты. Говорили, что этот обряд шёл из древней старины, мол, не было другого способа проверить, что невеста не больна венерическими заболеваниями и не имеет внебрачных детей. Конечно, со средины XX-го века такой традиции уже не будет, но Сашка вспомнил по этой теме классный, как ему казалось анекдот, суть которого такова. Женился старый граф на молодой женщине и под утро говорит той: "Чтобы не запятнать твою честь, я порежу руку и испачкаю простынь". А та в свою очередь отвечает: "Чтобы не запятнать твою честь, мне придётся в простыню высморкаться".
   На второй день свадьбы рядились также в костюмы и маски, подвергали молодую разнообразным "испытаниям": принести воды, приготовить еду, подмести пол и т. п. А спустя несколько дней молодые навещали уже родителей невесты - это посещение называлось отводины или "к тёще на блинки". Зимой такие посещения сливались с календарным празднованием Масленицы. Что же касается Сашиного подарка, то он, наверное, понравился Василисе, поскольку и в этот день, и в несколько последующих они красовались у неё на груди.
   А второй день свадьбы Алексея и Василисы принёс сюрприз, о котором узнали чуть позже из газет - в этом году этот день (7 сентября по нов. ст.) в России провозгласили всенародным праздником. А праздновалась знаменательная дата: 100-летие победы над Наполеоном. В стране торжественно отметили 100-летие победы над Наполеоном (Бородинская битва). Хотя историки до сих пор не могут однозначно ответить, какой стороной она была выиграна. И даже такой известный русский полководец и участник баталии как Михаил Барклай де Толли считал, что русские войска проиграли эту битву. А вообще-то последний солдат французской армии покинул пределы России только 25 декабря 1812-го года. Основные торжества с участием императора Николая II-го проходили на Бородинском поле, а также в Москве - на Красной площади и в Храме Христа Спасителя. А в районе Брянского (позже он станет называться Киевским) вокзала был торжественно открыт Бородинский мост, построенный по проекту архитектора Романа Клейна.
   После свадьбы Василиса жила уже полностью, как это водится, в доме своего мужа. Пока что две семьи - старшая и младшая - жили в одном доме, но решено было в следующем году совместно построить молодым свою избу, а до того времени подготовить материал. И жила пока что большая семья Никитиных очень дружно.
   В субботу 1-го сентября - ровно неделя со свадьбы Алексея и Василисы - Александр как обычно возился в усадьбе, и вдруг к нему прибежал какой-то малец и сунул ему в руку записку. Сашка подумал, что это очередной вызов к пациенту, но это было совсем не так. В записке было написано: "Прибеги ко мне сейчас. Василиса".
   -- Господи! Что случилось? Что за срочность? -- недоумевал парень. Его поразило слово "прибеги", а не "приди". -- Не произошло ли какое-то несчастье?
   Но он, конечно же, бросил все дела и помчался к дому Никитиных. Он знал, что Василиса родителей лишь навещает, а постоянно живёт именно в доме Алексея. И та была на месте, точнее не в самой избе, а в сарае, где наводила порядок и прибирала в отгороженной клетушке за поросёнком. Остальные Никитины были в поле, а её оставили на хозяйстве.
   -- Саша! -- обрадовалась молодая женщина.
   -- Что случилось?!
   -- Ничего, -- тихо с улыбкой промолвила Василиса. -- Заходи!
   Когда Сашка зашёл в сарай, она тут же закрыла двери и впилась губами в его губы.
   -- Василиса! Ты с ума сошла! Алёшка же мой друг.
   -- А мне он вообще муж. Но не суди меня строго. Это будет первый и последний раз. Но я хочу запомнить тебя мужчиной, -- и она потащила парня в стогованному в сарае сену.
   Впрочем, Сашка не очень-то и сопротивлялся - у него было подобное желание, вот только сам он это предложить Василисе не смел. Но такое в жизни, он знал, случается, и очень часто именно между друзьями - любовь сметает даже эту преграду, если это именно любовь, а не похоть. Но Александр давно знал, что у них с Василисой настоящая любовь, просто разграниченная временными рамками. Но он знал и то, что этот день он теперь будет помнить куда сильнее, нежели день поцелуев. После всего произошедшего далее Василиса просто лежала, прижавшись к груди Александра, а из глаз у неё беззвучно текли слёзы, это были, скорее всего, слёзы облегчения. Но вскоре она опомнилась и произнесла:
   -- Не осуждай меня, пожалуйста, Саша. Я теперь такая счастливая! На всю жизнь счастливая. Всё! А теперь уходи. А то неровён час мои на обед придут. Спасибо тебе за всё, Саша. Это ты меня сделал такой счастливой - и сейчас, и задолго до этого. Я буду любить тебя всю свою жизнь!
   -- Да кто может тебя осуждать!.. Это меня нужно осуждать. Но я тебя тоже буду любить всю свою жизнь! И даже две жизни! -- смысл этой фразы он, конечно же, не расшифровал, но почувствовав, что Василиса вновь расплачется, поднялся и сказал, -- до свидания, любимая!
   -- До свидания, любимый!
   И на этих таких приятных им обоим словам они и расстались.
   Но это, пожалуй, был один из последних таких уж ярких эпизодов в жизни Александра Николаевича Карелина (Большакова) в этом году, который постепенно близился к концу. Больше до самого начала 1913-го года ему ничего интересного не запомнилось. Всё было серо и буднично. Осень точь-в-точь копировала предыдущую, а зима особой радости никому не принесла.
  
  

ГЛАВА 28

Знаковый во многом год

  
   -- Что год грядущий мне готовит? -- именно такая мысль пронеслась в один из первых дней нового 1913-го года в голове Александра Николаевича Карелина. И это был далеко не риторический вопрос. Зимой делать ему практически было нечего, а потому на него нахлынули воспоминания. И воспоминания не обо всей его прошлой жизни, а всего лишь о небольшом периоде длиной в 1,5 года. То есть лишь о том отрезке времени, который он провёл в Красноярке времён начала XX-го века. Но это было и понятно - уж очень нелегко ему было вначале приспосабливаться к жизни того времени, да и вообще ему, городскому жителю к крестьянскому быту. Наиболее интересными были вроде бы эпизоды ещё лета 1911-го года - хлопоты со справкой на вид жительства, поездки в Усть-Чарышскую Пристань и Бийск, проблемы с медикаментами и, конечно же, первая хирургическая операция Сашки. И она ведь была первой не только в этом времени, но и вообще первой самостоятельной операцией в практике врача Александра Большакова.
   Но, предвидя, что это наверняка не последняя его операция, Александр сразу же после неё начал запасаться хирургическими инструментами. У него даже во время операции по удалению аппендикса были уже кое-какие из них. Вот что-что, но у него свежи были воспоминания последних студенческих лет (и теоретический курс и не такая уж частая, к сожалению, практика). И он прекрасно помнил, что хирургические инструменты делятся на 5 групп:
   1. Инструменты, разъединяющие ткани;
   2. Инструменты зажимные;
   3. Инструменты, расширяющие раны и естественные отверстия;
   4. Инструменты для защиты тканей от случайного повреждения;
   5. Инструменты, соединяющие ткани.
   Вот Александр Николаевич и стал подбирать себе инструменты, которые ему в будущем могли пригодиться. Правда, тех было очень уж много - их перечень доходил, наверное, и до сотни. А сельскому врачу начала XX-го века нужно было обзавестись хотя бы десятком-другим. Вот он и начал их заготавливать. Одни он купил во время своих участившихся поездок в Усть-Чарышскую Пристань, а вторые - довелось изготавливать кустарным способом. Некоторые необходимые ему инструменты переделывал из похожих, купленных Сашкой, сельский кузнец Мирон, с которым у племянника Карелина установились хорошие отношения. Тот поверил в городского парня именно после операции Тропинину, а потому в дальнейшем всегда помогал ему.
   К примеру, в одной из поездок в Усть-Чарышскую Пристань Сашка купил распатор - хирургический инструмент, используемый в хирургии для отделения надкостницы от кости и отслаивания прочных хрящевых тканей. Распаторы применяются для сдвигания надкостницы и применяются в любых операциях, проводимых на костях. В той же Пристани Сашка увидел набор инструментов для трепанации черепа. Вроде бы очень нужный для хирурга набор, но вот его Александр не купил. Он прекрасно понимал, что без надлежащего опыта 'лезть' в голову человека категорически нельзя. Сельский врач Карелин принял для себя решение, что даже в случае острой необходимости от подобных операций он будет отказываться. Но Саша при этом, конечно же, надеялся, что таковых в его сельской врачебной практике и не будет. И, слава Богу, таковых и не было. Правда, не понадобился ему и распатор, хотя при операциях на конечностях тот мог хорошо помочь врачу и ускорить время проведения операции. Но и переломы в дальнейшем Александру Николаевичу лечить уже не доводилось - в настоящее время чаще всего в его практике были полостные операции. А он бы их с удовольствием - неподходящее для заболеваний человека слово, но что есть, то есть - заменил бы на ортопедические, ведь что ни говори, а последние проводить намного легче. По крайней мере, так казалось Александру после его успешной первой операции на ноге Василия Тропинина.
   За эти полтора года Шурка произвёл уже несколько операций - как в самой Красноярке, так и в близлежащих сёлах. Он насчитал 9 таковых, начиная с перелома ноги Василия Тропинина. Восемь операций были удачными, но вот одна из них - со смертельным исходом. Нет, умерла женщина не на импровизированном операционном столе, а через день после операции, но такой исход был заранее прогнозирован. И не потому, что Александр сделал что-то не так, а потому что он так и не смог установить правильный диагноз болезни. После этого ему пришлось отказаться ещё от двух подобных предполагаемых операций. Дело в том, что во многих случаях верно определить причину болезни было просто невозможно. Ведь в селе не было абсолютно никаких аппаратов, с помощью которых можно, не разрезая человека, узнать, чем он болен. В большинстве случаев таких аппаратов и методов исследования не было даже в самых крупных городах - они появятся значительно позже. В некоторых случаях диагноз болезней внутренних органов устанавливался методом "гадания на кофейной гуще", чуть ли не в буквальном смысле.
   Сашка вспомнил, как он в конце сентября прошлого года проводил холецистэктомию - операцию по удалению жёлчного пузыря. А точнее не саму операцию, а её подготовительную стадию. Сама операция как раз относилась к разряду не сложных. Она является достаточно распространённым хирургическим вмешательством в мировой медицине. По статистике этот вид оперативного лечения занимает второе место после удаления аппендикса. Но вот диагностика этого заболевания... В большинстве случаев болезнь не даёт о себе знать и обнаруживается случайно при проведении УЗИ или рентгенографии. А где Александр Николаевич Карелин мог взять эти методы исследования, если таковых пока что вообще не существовало. Пришлось ориентироваться по некоторым косвенным признакам, и даже очень косвенным.
   Болезнь, которую он предполагал, называется дискинезия жёлчного пузыря и желчевыводящих путей (ДЖВП) - заболевание, возникающее при нарушении моторной (двигательной) функции, а также тонуса жёлчного пузыря и протоков. Одновремённо возникает нарушение поступления жёлчи в двенадцатиперстную кишку, что сопровождается расстройствами пищеварения. Но расстройство пищеварения происходит при многих болезнях. Пришлось искать дополнительные признаки. Такими для Александра стала, например, гиподинамия - астенический (худощавый) тип телосложения и дефицит веса. Но тоже мне диво у крестьян царской России... Затем со слов пациента выяснилось, что у него ранее было инфекционные заболевания ЖКТ - сальмонеллез. А ещё предполагало наличие глистов, паразитов в организме - лямблиоз, описторхоз. Это было уже кое-что, но и оно очень уж не точно указывало на болезнь жёлчного пузыря. А диагноз предполагаемой болезни Сашка установил вообще - кому скажи, не поверят - по доминантному психологическому портрету пациента. Он вспомнил, что студентам на лекциях рассказывали, как иногда по одному лишь виду и характеру пациента можно предположительно установить причину его болезни. И вот ему припомнилось, что люди, страдающие заболеваниями жёлчевыводящих путей чаще всего конфликтные, алчные и злые. А ещё такие личности очень обидчивы, легко вступают в конфликты и споры, даже часто сами провоцируют их. А по рассказам родственников, этот Сашкин пациент был именно таким. И Александр рискнул - и в данном случае выиграл, операции прошла успешно.
   Нечто подобное было у него и во время операции по удалению у одной из женщин кисты яичника, хотя операция также не сложная. Да, симптомы были немного более чёткие - тупая боль внизу живота, а также давление изнутри, ощущение полноты и прочее - но и они не были полностью определяющими. А УЗИ, чтобы подтвердить предположение, увы, снова-таки нет. И снова риск, и тоже оправданный. Но везти всё время не могло. А потому была и операция со смертельным исходом - как говорится, теория вероятности в действии. А что в подобных случаях оставалось делать единственному врачу на многочисленную округу? Ведь даже врачебный консилиум нельзя созвать, вообще не с кем посоветоваться - решения, и очень уж ответственные доводилось принимать самому. И как в таких условиях можно установить окончательный диагноз?.. Ну, не будешь же резать человека (проводить операцию, вскрывая брюшину) сегодня в одном месте, завтра - в другом, а послезавтра в - в третьем... Так можно изрезать живот пациенту, что он от кровотечений помрёт, или от обычного болевого шока.
   А ещё в последнее время Александру банально не хватало опытных рук с медицинской практикой, и даже без неё. Когда в ближайших сёлах узнали, что в Красноярке есть практикующий врач, то посыпались вызова. Да, Александр ездил в сёла не пролёткой Игната Степановича - за ним приезжали, а затем отвозили домой - но в это время могли быть пациенты и в самой Красноярке. А выезжая в сёла, Сашка всегда забирал с собой Галину Ольхову - возможно, предстоит операция... И он ещё летом прошлого года провёл на эту тему беседу с Игнатом Степановичем.
   -- Дядя, Игнат, я со своей медицинской практикой зашиваюсь. Мне нужны помощники, ну, хотя бы ещё один помощник, кроме Галины.
   -- Я понимаю. Но где я тебе его возьму? Подбери сам себе кого-нибудь. Не из мужиков, конечно, а из девчат.
   -- Не вижу я таких претенденток. На мой взгляд, они какие-то бестолковые. Одно на уме - замуж поскорее выскочить.
   -- Ну, у баб это всегда было приоритетом в жизни.
   -- Я понимаю. Но всё равно мне попадаются, ну, я знаком с такими, какие-то не слишком умные, несерьёзные девчата. Среди них самая лучшая кандидатура это была бы Василиса, но ей как раз не до того. Я ведь сам нацелил её совершенно на другое дело.
   -- Дело даже не в этом, Саша - к ней могло не быть доверия у твоих пациентов. Ну, хотя бы из других сёл. Что это за медик, мол, если она сама хромает.
   -- Да, и это тоже могло быть. А, кроме того, я понимаю, что вряд ли вообще кто-то согласится помогать мне.
   -- Почему это?
   -- Да потому. Галина Ольхова жалованье получает, а мне моему помощнику что, самому деньги платит. Да, мне платят, но в основном сельхознатурой. А как я буду делиться с помощницей - лапу или крыло у курицы отрезать? Но это же несерьёзно.
   -- М-да, действительно проблема.
   Наступила какая-то гнетущая пауза. Но через время Игнат Степанович, который о чём-то размышлял, вдруг неуверенно протянул:
   -- А ты знаешь, я поговорю на эту тему с сестрой.
   -- О, Господи! А при чём здесь тётя Катя. У неё в семье своей работы с головой.
   -- Да нет, ты не понял. Или я не договорил. Я не о самой Екатерине говорю, не её саму имел в виду. Я подумал о том, что можно подключить тебе в помощницу мою меньшую племянницу. Старшая уже замужем, а вот меньшая коровам хвосты крутит. Ну, в основном ухаживает за скотиной. А для неё это будет немалый престиж у парней - помощница у самого врача!
   -- Ну, это, возможно, и так. А деньги, зарплата?
   -- А для самой нашей семьи это проще, я имею в виду, что наши с Катей семьи не чужие же. Реализуя ту же сельхознатуру, как ты сказал, мы сможем и Татьянке, -- так звали меньшую племянницу Карелина, -- какую-нибудь копейку платить. А для неё это тоже будет очень важно - своя денежка, она незамужним девкам всегда нужна, но не многие её имеют. Обычно клянчат деньги у родителей.
   -- Хм, а в этом что-то есть. Это действительно хорошее решение. Выезжая из села, я буду брать с собой именно Танечку. А Галина будет оставаться в Красноярке для кураторства пациентов и на вызовы, которые не требуют моего вмешательства. Вот только не знаю, не испугается ли при операциях Таня - и крови, да и самого вида разреза человеческого?..
   -- Ничего, привыкнет. Приучишь её. Сейчас нужно пока что получить её принципиальное согласие и разрешение на то её матери. Но я думаю, что Катя не будет возражать, она всё правильно понимает.
   Вот так у Саши появилась новая помощница, которую он всем представлял как медицинская сестра. И Татьяне такое представление очень льстило - ведь для сёл, исключая Красноярку, где Таню хорошо знали, это была большая шишка. А первой "её" операцией (слава Богу, в самой Красноярке) стала совсем простенькая трахеостомия - хирургическая операция образования некого временного устья полости трахеи с окружающей средой, осуществляемая путём введения в трахею канюли (трахеостомическая трубка). Показаниями для операции стала острая дыхательная недостаточность после длительного астматического статуса. В результате канюли обеспечивается поступление воздуха в дыхательные пути. Трахеостомия выполняется чаще всего по жизненным показаниям, в плановом или срочном порядке.
   Но в этих Сашкиных воспоминаниях, всё же, превалировала не его профессиональная врачебная деятельность, а просто жизнь села в целом и его самого в нём. Он, например, с улыбкой вспоминал о том, как ещё в первую зиму своего пребывания в селе научился (с помощью Екатерины Степановны) доить корову. Работы зимой было мало - даже ту же скотину не нужно было на пастбище выгонять - а потому для такой учёбы времени хватило. И его совершенно не волновало то, что о нём будут думать мужики - в семье нет женских рук, а у тёти Кати своя немалая семья. А ещё, конечно, очень приятную улыбку у него вызвали воспоминания о весне и лете прошлого года. Сколько необычных хлопот доставили ему эти поры года. Да, необычных, но, тем не менее, приятных. И самое главное - в результате этих хлопот Василиса Говорова удачно вышла замуж и стала уже Василисой Павловной Никитиной. А ведь годом ранее она в это никак поверить не могла. Но сбылись её мечты!
   Но, как оказалось позже, вышла замуж не только Василиса, и женился на ней Алексей Никитин. В этом плане проявил свою настойчивость и Михаил Широков. Он тоже женился - месяцем позже своего соперника. И его жена была тоже симпатичной женщиной. Сашка видел её в селе, но не знаком был с ней. А познакомиться ему довелось, когда он в конце прошлого года нос к носу столкнулся с ней, да и не только с ней - молодая женщина прогуливалась со своим мужем по улицам села. Погода стояла чудесная - солнце, лёгкий морозец, поскрипывающий под ногами снежок - а забот у крестьян зимой было мало, можно и прогуляться - это лучше, нежели сидеть за столом с бутылкой. Ни Александр, ни Михаил такой встречи не ожидали. С момента драки Мишки и Лёшки они не встречались и не разговаривали. На улицах виделись, но не близко. Кивнут друг другу головой вместо приветствия, и всё. Но сейчас просто кивнуть головой было очень уж неудобно.
   -- Привет, Миша! -- первым поздоровался Александр, понимая, что парень сейчас в растерянности, не знает о чём и как говорить.
   -- Здравствуйте, Александр Николаевич! -- облегчённо выдохнул Мишка, видя, что тот нормально к нему относится. Поприветствовала Сашку и жена Широкова.
   -- Я слышал, что ты женился, но твою жену пока что не видел. Мы, конечно, виделись с ней в селе, но лично не знакомы. Так что представь, пожалуйста, свою жену.
   -- Её зовут Надежда, Надя.
   -- О! Надежда - красивое имя, и многообещающее, -- улыбнулся Сашка.
   -- Александр Николаевич, -- потупил глаза Михаил, -- вы уж простите меня за тот летний случай, ну, с ножом... когда я вам руку порезал...
   -- Миша! Так это ты! -- в ужасе вскрикнула Надежда. -- Что ты, идиот, наделал!..
   -- Успокойтесь, Надя, -- остановил её Сашка. -- Это произошло совершенно случайно. Миша не хотел меня ранить. Так уж получилось, бывает в жизни разное... Так что я на него ни зла, ни обиды не держу. Миша, -- обернулся он к парню, -- я серьёзно это говорю. Так что, мир! -- он протянул Михаилу руку.
   Тот с радостью пожал её, рукопожатие с обоих сторон было крепким, но дружеским.
   -- Спасибо, Александр Николаевич, что зла на меня не держите. Ещё раз простите!
   -- Да простил уже. Тебе ещё с одним человеком нужно помириться. Не помирились ещё?
   -- Нет ещё. Но я с ним обязательно помирюсь. И тоже попрошу прощения. Но только за нож.
   -- Ох, и непримиримый ты человек, -- рассмеялся Сашка. -- Ну, пусть хоть так. Он тебя поймёт. Вот уж два сапога пара...
   -- Ну да. Я тоже понял, -- улыбнулся, наконец-то и Мишка. -- А как ваша рука?
   -- Да зажила уже давно. На мне, как на собаке... Шрам, конечно, остался, и останется уже навсегда. Но это не беда. Ведь мужчину как раз шрамы украшают. Так что и я теперь красавчик...
   Все рассмеялись, а Надежда уважительно протянула:
   -- Вы, Александр Николаевич, и без шрамов красивый мужчина. Да и человек вы хороший. Сколько девок по вам сохнет... И повезёт же какой-то.
   В общем, поговорили ещё немного о том, о сём, и разошлись, на сей раз уже, если и не друзьями, то точно приятелями.
   Правда, было примерно в это время у Саши и одно не совсем приятное событие. В один из дней он стал разбираться с разными рецептами (периодически он это делал, сверяясь с книгами), а потому полез в свою ячейку комода за шариковой ручкой - писать карандашами или перьевой ручкой было неудобно. Он всё время так делал, а листочки после этого сжигал. Но дело не в этом. Просто он глянул на лежащие там же в ячейке свои часы, и увидел, что они показывают неправильное время. Сейчас было уже около 8-и часов вечера, а стрелки показывали 17:40 (или 05:40). Александр взял часы в руки и прислонил к уху! И он понял, что "сдохла" батарейка. Но это и понятно - она в часах стояла уже более полутора лет. Ничего не поделаешь - её срок истёк. Часами Сашка, конечно, никогда, в отличие от ручки, и не пользовался, но всё равно жаль - приятно было иногда взглянуть на это достижение XXI-го века или послушать, как они тикают. Но теперь остаётся действительно только смотреть на них...
   Но это всё были Сашкины именно воспоминания, а между тем шёл уже год 1913-й. И после этих приятных воспоминаний у Александра вдруг неожиданно появилось ощущение того, что и сам этот год будет для него приятным, удачным. И не просто удачным, а как бы даже знаковым. Почему именно таким тот будет, Саша не мог объяснить даже себе самому - не знал он этого, просто было у него вот такое предчувствие.
   А время между тем пролетало достаточно быстро, вот уже подходил к концу и завершающий месяц зимы. И вот в нём обычные, похожие друг на друга дни однажды немного разнообразились. И таким днём, а точнее его вечером стал день 23-го февраля - это была суббота - когда Александр, захватив с собой ранее купленный кулёк с конфетами и бутылку "Красноголовки" пришёл в гости к семье Никитиных - конечно, младших, но в это время все были в сборе, и старшее поколение тоже. И, после того, как гость разделся, они запросили его в горницу,
   -- Добрый вечер! -- поприветствовал он всех, и выставил на стол бутылку, а конфеты передал Василисе. И он видел, что та очень обрадовалась, но не конфетам, а ему самому.
   -- Добрый вечер! -- тем же ответили и хозяева. А Лёшка добавил, -- рад тебя видеть, давно ты у нас не гостил. Пришёл нас с Масленицей поздравить? -- в это время и в самом деле шла неделя Масленицы, завтра будет её самый торжественный завершающий день. В этом году Пасха будет праздноваться на 3 недели позже, нежели в прошлом году (25 марта), а именно 14-го апреля. Вот и Масленица была не в начале февраля, а более привычно - всё-таки это как бы проводы зимы - в конце месяца.
   -- Да, нет, я как-то и позабыл о ней. Я пришёл поздравить ваших женщин с Международным Женским Днём!
   -- Чего-чего?! -- удивился Макар Степанович, отец Алексея. -- Что за день такой - женский? Какой ещё бабский день?
   -- Международный Женский День, -- объяснял Александр. -- Он празднуется уже третий год. Впервые его начали праздновать в 1911-м году 4 страны - Германия, Австрия, Дания и Швейцария. Но в этом году его впервые празднуют и в России.
   -- И прямо-таки Международный? -- с лукавой улыбкой спросила Василиса, точно намекая на Международный День поцелуя, а теперь ещё и Международный Женский День.
   -- Да, именно Международный, -- тоже с улыбкой, но обычной ответил Сашка, прекрасно поняв, на что жена Алексея намекает. -- Ведь празднует его не одна страна, а несколько.
   -- И что в этот день делают бабы? -- продолжал допытываться отец Алексея. -- И вообще, он выходной день?
   -- Пока что не выходной. А женщины в этот день ничего не делают - мужчины поздравляют их, дарят цветы и подарки.
   -- Откуда ты это знаешь? -- спросил Алексей.
   -- Газеты читаю, -- самоуверенно ответил его друг.
   Удивительно, но Сашка не понимал того, что он явно "бежит впереди паровоза". Да, он знал, что именно с этого года Россия присоединится к другим странам и тоже станет отмечать Международный Женский День. И всё! - остальные детали ему не были известны. А деталей как раз было много... Со своим стремлением поздравить Василису, а точнее найти повод увидеть её, он допускал ляп за ляпом. Да, действительно впервые Международный Женский День был проведен в 1911-м году. Но в эти 3 года страны отмечали праздник в разные дни. К примеру, в 1911-м году - 6-го марта (19.03 по нов. ст.). В прошлом 1912-м году этот день в Германии, Австрии, Дании и Швейцарии женщины отметили не 6-го марта, а 29-го апреля (12.05 по нов. ст.). А именно 23-го февраля (08.03 по нов. ст.) Международный Женский День станут отмечать лишь со следующего 1914-го года - к его празднованию присоединятся ещё США, Великобритания и Нидерланды. Кроме того, откуда Александр мог всё это знать - газеты даже в прошлые годы не особо расписывали это событие (а уж в Сибирской глубинке тем более)? Но, самое главное - как Александр узнал о том, что Россия именно сегодня станет отмечать этот день?! Да, в Петербурге - в зале биржи сегодня действительно состоялся митинг, в котором участвовало более 3 тысяч работниц. Но газеты заранее об этом написать никак не могли. Вот его друг в ином времени Сергей Марченко, вполне вероятно знал больше деталей об этом празднике. Но он был уже почти профессиональным историком, а вот Большаков - просто любителем в этом плане.
   Сашка вообще часто допускал подобные ляпы, зная будущее. Но, когда слушателям было что-то непонятно, он пока что успешно выкручивался. Его, конечно, можно было понять - очень уж трудно порой отвлечься от того, что ты живёшь не в своём времени, удержать язык за зубами, сообщая что-то. Он со знакомыми, с теми же парнями-приятелями, с которыми привык уже жить в селе, разговаривал так, как он разговаривал ранее со своими друзьями - с тем же Серёжей Марченко или другими ребятами-каякерами. Срабатывала привычка, некий шаблон... А ляпы... Он думал, что ему всегда будет удаваться выкручиваться. Но будет ли на самом деле так длиться вечно?.. По той же теории вероятности он может однажды сделать ляп, из которого выкрутиться ему уже не удастся. И он его-таки сделает!.. Правда, не сейчас. Хорошо, что 2 семьи Никитиных на сей раз из-за своей невнимательности ничего не заподозрили. А потому начали накрывать на стол - и Масленицу отметить, да и неведомый им Международный бабский день заодно.
   Уже после второй или третьей рюмки (а хозяева выставили на стол и свои запасы; в этом плане - у кого их не было), Александр спросил Василису:
   -- Как протекает твоя беременность?
   А у Лёшкиной жены уже заканчивался 6-й месяц беременности, хотя Сашка, конечно, этого точно и не знал. С такими вопросами женщины в селе к нему не обращались. И хотя случались разные осложнения при беременности - и недоношенности, и выкидыши, и мёртворождённые дети... - женщины в селе консультировались исключительно у старух-повитух или своих родителей. А в этом, нужно было признать, была вина и самого Александра - он не подумал о том, что нужно бы в этом вопросе провести просветительную работу. Пусть он и не акушер, но многое он, всё же, в этом плане знал. Ан нет, упустил он этот вопрос. Увидев, что Василиса заметно смутилась, он добавил:
   -- Я тебя просто как врач спрашиваю. Василиса, не так уж редки осложнения в подобных случаях. И знай - тяжёлую работу тебе нельзя сейчас выполнять.
   -- Александр Николаевич, -- вместо Василисы ответила её свекровь. -- У неё пока что всё нормально. Я ведь тоже слежу за этим. И тяжёлую работу мы ей не даём делать. Мы же все это хорошо понимаем. Что, я враг своему будущему внуку или внучке?..
   -- Ну и хорошо, я ведь только потому и спросил вашу невестку. Вдруг какая-то помощь - именно врачебная - нужна. Тогда обращайтесь в любое время.
   -- Пока что всё идёт хорошо. Я понимаю, что вы беспокоитесь о Василисе, -- улыбнулась она. -- Лёша рассказал мне, сколько вы для неё всего хорошего сделали. Это он, дуралей ранее на неё внимания не обращал. А нам такая невестка, а сыну теперь жена очень даже подходит. Она очень прилежная, работящая и умелая женщина. И хозяйка она очень хорошая. Мы её в обиду никому и никогда не дадим.
   -- Извините, что спросил, -- улыбнулся в ответ Сашка. -- Но вы меня успокоили.
   В общем, проведенным вечером все остались довольны. И в наибольшей степени, конечно, Александр и Василиса. Они иногда за столом украдкой переглядывались, причём непременно с улыбкой. А впрочем, почему украдкой - как раз за столом любой имеет право смотреть на своих друзей-партнёров, и именно с улыбкой, а не насуплено или, как говорится из-подо лба.
   После этого застолья никаких запоминающихся событий в жизни Александра не произошло. Через месяц начались уже активные сельскохозяйственные работы, а потому стало не до воспоминаний и развлечений.
  
  

ГЛАВА 29

Сельские обитатели и новости

  
   Что же касается Сашкиных ляпов, то с ними была связана ещё и одна история, а точнее некие сельские разговоры и сплетни. Александр не особо обращал на них внимание, хотя задуматься над этим ему, пожалуй, следовало бы. К тому же, порой сама его врачебная работа, как это ни странно, тоже способствовала различным пересудам. И проявлялось это порой, вот уж действительно странно, как раз не в его возможных врачебных ошибках, а после его успешной деятельности.
   К примеру, в средине апреля сельского врача Александра Карелина стал очень беспокоить один маленький пациент - 5-летний ребёнок - Анатолий Шаталов. Малыш очень уж часто болел. Саша лечил его ещё в конце осени прошлого года. Лечил консервативно, то есть теми препаратами, которые сейчас имелись, а также различными ингаляциями. И лечение могло было быть успешным, но при соблюдении определённого лечебного режима. Но какой лечебный режим в глухом алтайском селе, когда родители ребёнка (а порой и его бабка) постоянно заняты сельскими работами, и ребёнок крутится возле них - не на кого оставить, некому за ним приглядеть. А больницы в селе нет, и ещё долго не будет. Поэтому и встал вопрос об удалении ребёнку гланд (нёбных миндалин). Гланды - это лишь небольшая часть системы лимфоидных тканей, рассеянных ... То есть после удаления гланд человек не будет чаще болеть, так как остальная часть иммунной системы продолжит нормально функционировать. В университете те же хирурги-оториноларингологи говорили студентам об абсолютной надёжности и безвредности такой операции, называя её потоковой. Вообще-то, удаление гланд является одной из причин недостаточной продукции женских гормонов.
   Миндалины (лат. tonsillae) - это скопления лимфоидной ткани, которые расположены в стратегически важных областях носоглотки и ротовой полости. Миндалины выполняют защитную и кроветворную функции, участвуют в выработке иммунитета, являются защитным механизмом первой линии на пути вдыхаемых чужеродных патогенов. При этом анатомическое строение человека предполагает наличие 6 миндалин - лимфоидных образований, выполняющих барьерную, кроветворную, иммуностимулирующую функцию. Вместе с другими лимфоидными образованиями носоглотки миндалины образуют глоточное лимфаденоидное кольцо.
   Что же касается аденоидных вегетаций, то они обычно широко распространены у детей и наиболее часто наблюдаются в возрасте от 3-х до 7-и лет. Развитию аденоидов способствуют заболевания, вызывающие воспаление слизистой оболочки полости носа и миндалин (корь, скарлатина, грипп, острые и хронические воспалительные заболевания верхних дыхательных путей и др.). Да, операция по удалению аденоидов действительно считалась несложной, поскольку многие современники Большакова считали, что её можно проводить даже в амбулаторных условиях. Наверное, можно, но дело было совсем не в этом. Саша долго не мог решить вопрос (даже для себя самого) - удалять или не удалять гланды ребёнку. У Толика на миндалинах появилось белые образования, которые явились основательной причиной для беспокойства его лечащего врача, поскольку они зачастую указывали на инфекционное поражение... А потому Александр понимал, что без операции, скорее всего, не обойтись. И его непонятную порой задумчивость заметил и Карелин старший.
   -- У тебя что-то случилось? -- спросил он племянника в один из вечеров. -- Или что-то не так с твоим пациентом?
   -- Есть такое дело. Именно с пациентом, маленьким пациентом. Никак не могу решить, как его дальше лечить. Точнее, знаю, но никак не могу на это решиться.
   -- А что с ним не так, с этим твоим маленьким пациентом?
   -- Он очень часто болеет. Нет, болезнь у него не такая уж серьёзная - простуда, кашель, постоянно нос заложен, жжение в горле, отёки, повышенная температура.
   -- А что, это такое уж большое диво для сельских огольцов?
   И в этом Игнат Степанович был, конечно, прав. Простые крестьяне, да и многие городские жители давно привыкли к тому (помня и собственный опыт), что простуды и вечно шмыгающий носик - это своеобразные символы детства. Основная масса детей (а нередко и взрослых) переносит ангины раз в 3-5 лет без особых последствий. Но Карелин не ведал того, о чём знал его племянник. Существовала и такая категория пациентов, у которых случается по 2-3, а то и более рецидивов в год. А потому часто возникающие в результате простуд ребёнка в его носоглотке воспалительные явления - тонзиллит - нередко приводят к патологическому разрастанию миндалин (аденоидов), а те в свою очередь могут привести и к другим инфекционным заболеваниям.
   -- Не диво, конечно, -- ответил Сашка. -- Но сейчас моего пациента, а это Толик Шаталов беспокоят аденоиды, то есть у него серьёзное воспаление миндалин.
   -- Как ты сказал - аден..., миндалин? А это что такое?
   -- Ну, по-простому это те же гланды. О них вы точно слышали. Но миндалины расположены довольно глубоко в ротовой полости - в области носоглотки, то есть места перекрёстка дыхательного и пищеварительного путей. А потому при обычном осмотре глотки эти миндалины не видны, для их наблюдения требуются специальные ЛОР-инструменты. Или же их можно увидеть, если широко раскрыть рот перед зеркалом. А гланды, о которых вы, конечно же, знаете, это нёбные миндалины, они расположены не так глубоко в ротовой полости.
   -- Ну, это я приблизительно знаю, да и понял твой рассказ. И что из этого следует?
   -- А то следует, дядя Игнат, что эти аденоиды, воспалившиеся миндалины нужно удалять. Они уже не поддаются медикаментозному лечению, поскольку болезнь запущена - не соблюдался необходимые лечебный и питательный режимы. Ребёнка нужно было держать в доме, в тепле, а также кормить и поить тёплой пищей. А он постоянно бегал во дворе, на улицах, да и ел что попало. И это ранней весной, когда самое время для простудных заболеваний. И сейчас его можно вылечить только удалив аденоиды.
   -- Понятно. Я где-то слышал или читал, что гланды вырезают. Значит, такие операции давно уже делают.
   -- Давно. Эта хирургическая операция по полному удалению нёбных миндалин вместе с соединительно-тканной капсулой называется тонзилэктомия. И она известна уже более 3000 лет, -- знал Александр и то, что выполняется эта операция при рецидивах острого тонзиллита или аденоидита, носовых обструкциях дыхательных путей, храпе, паратонзиллярном абсцессе и т. п. И даже до того времени, в котором он ранее жил, тонзилэктомия остаётся одним из наиболее распространённых оперативных вмешательств.
   Да, так же, как и в случае аппендицита, операции по удалении. гланд в XXI-м веке проводятся только в случае тяжёлой формы болезни. Но, во-первых, на возможные осложнения при простудных заболевания детей родители обращают меньше внимания, а во-вторых, сейчас шло только 2-е десятилетие XX-го века. А потому Саша понимал, что без операции не обойтись.
   -- О! -- обрадовался Игнат Степанович, услышав о 3-х тысячелетиях, -- значит, сейчас это уже не сложная операция. С таким-то накопленным багажом опыта... Так что и ты её должен нормально провести. Я уверен, что вас этому в университете учили.
   -- Да, учили. Но я не детский хирург.
   -- А что, бывают взрослые и детские врачи, ну, хирурги?
   -- Хм, -- удручённо улыбнулся Сашка -- Карелин как бы загнал его в ловушку, -- специализаций детских врачей вообще-то довольно много. Но вот о детских хирургах я, по правде говоря, не слышал. Знаю, что есть детский травматолог и, кажется, хирург-ортопед, -- он вспомнил о врождённом вывихе бедра у Василисы. -- А вот просто детский хирург... Но дело не в этом, дядя Игнат. Одно дело, когда у меня во время операции или после неё умрёт 50-й мужик или баба. И совсем другое дело, если после моей операции что-нибудь случится с 5-летним ребёнком. Я, конечно, не думаю, что он умрёт, но может позже ещё сильнее заболеть от чего-нибудь, иммунитет, всё же, будет несколько снижен. Я тогда себе этого никогда не прощу. Не приведи Господь, с ним что-то случится, то у меня останется зарубка на сердце на всю оставшуюся жизнь. В общем, операция можно сказать маленькая, а вот ответственность большая.
   И Александра можно было понять. За прошедшие 1,5 года ему неоднократно доводилось оказывать медицинскую помощь детям (возраста того же Толика или постарше), но это была первая хирургическая операция врача Александра Николаевича ребёнку. Но, одно дело, когда у него после операции (когда Сашка так и не смог установить точный диагноз) умер взрослый, можно даже сказать пожилой (для этого времени) пациент, и совсем другое дело, если во время операции что-нибудь пойдёт не так, или же после удаления гланд у ребёнка начнётся какое-либо обострение. И дело будет не в сельских сплетнях по этому поводу или падении престижа врача Карелина. Просто Александр не сможет сам себя простить, к тому же это маленький человечек, у которого жизнь только начинается...
   -- А ты привыкай брать ответственность, -- строго произнёс Игнат Степанович. -- В дальнейшем, и даже в твоей жизни в следующем веке тебе доведётся всё чаще так поступать.
   -- Я это понимаю. Но всё равно... Да и что люди в селе будут говорить, если что случится? Вон тот же Ненашев, как мне говорили, до сих пор не верит - то ли мне, то ли в меня.
   -- А ты больше слушай этого балабола, -- иронично улыбнулся Карелин. -- Он же на каждом углу болтает, что он и в то не верит, и в это...
   Односельчанин дяди и племянника Карелиных Яков Ненашев по своим разговорам был схож с персонажем киносериала "Тени исчезают в полдень" Андроном Овчинниковым, которого играл актёр Иван Рыжов. Этот советский фильм, снятый режиссёрами Валерием Усковым и Владимиром Краснопольским по роману писателя Анатолия Иванова, снимался в 1971-73-м годах, а массово вышел на экраны в 1974-м году. В фильме в обиходе Андрона частенько по различным поводам звучала фраза: "Сомневаюсь я, однако, что...". Да, этот сериал был популярным в то время, когда Александр Большаков ещё и не родился. Но он его, всё же, посмотрел с экрана телевизора, и фильм ему понравился - очень жизненный фильм.
   А ещё Александру Большакову запомнилась красивая, трогательная песня из этого фильма, которую пела Екатерина Шаврина "Гляжу в озёра синие, в полях ромашки рву...". И спела её Екатерина Феоктистовна так, что песня надолго стала визитной карточкой певицы. Сама же Шаврина запомнилась многим её почитателям тем, что она была единственной советской певицей, выступавшей дважды (1981, 1983 гг.) с сольными концертами в зале заседаний Организации Объединённых Наций. Вот так сейчас переплетались воспоминания Александра Карелина (Большакова) - то начало XX-го века, то его конец. Но в отношении Шавриной был как раз один фактор, который как бы соединял певицу с алтайским селом 1913-го года - её рано умершие родители были староверами, которых в то время в этих краях было немало.
   Так вот, в алтайском селе тот же Яков Ненашев как бы повторял (или точнее предшествовал ему) образ персонажа фильма Андрона, но значительно более категорично. Ненашев не говорил: "Сомневаюсь я...", он упрямо изрекал "Не верю я...". Из-за такого его неверия во многие вещи односельчане частенько величали его не Ненашевым, а Неверовым: "А вон вчера Яшка Неверов заявил, что не верит он в какие-то там электростанции...". Или же: "А Неверов не верит, что по небу могут летать разные там эропланы. Они, мол, не птицы, а потому сразу упадут, тем более, что по слухам они сделаны из дерева и железа. Не может железо по небу летать".
   В общем, Игнат Степанович в итоге убедил племянника, что если тот, как врач, считает проведение операции ребёнку необходимой, то её и нужно делать. Саша и сам понимал, просто никак не мог решиться. В пользу проведения операции указывали важные аргументы: устранение источника инфекции - иссечение инфицированных тканей способствует ликвидации очагов воспаления, что позволяет предупредить развитие вторичных заболеваний (фарингит, бронхит, гайморит). Да и многие другие факторы тоже были в пользу операции. Был, конечно, и один фактор против операции - это частичное снижение местного иммунитета, которое могло способствовать учащению рецидивов пневмонии, трахеита, фарингита и т. д.; а также увеличивало риск онкологии - именно пациенты, прошедшие тонзилэктомию, больше подвергаются риску онкологических заболеваний. Но о раковых заболеваниях в селе пока что никто не слышал (или же просто не знал). Ведь исследования сохранившихся останков динозавров, показали, что даже эти исторические гиганты болели раком. К тому же, снизить вероятность возникновения рецидивов должна помочь реабилитация, во время которой пациент пройдёт соответствующее медикаментозное лечение. В общем, большинство факторов было в пользу операции.
   А потому Александр Николаевич стал готовиться к этой операции, которая называлась тонзиллэктомия (от лат. tonsilla - миндалевидная железа и греч. εκτομή - иссечение, удаление). В целом существуют различные варианты проведения этой операции: электрокоагуляция, воздействие на ткани лазером, ультразвуком и пр. Но в данных условиях у Александра оставался самый простой - можно сказать, стандартный, дедовский, что ли, вариант - механическая эктомия. Он предусматривал иссечение мягких тканей с помощью скальпеля и специальной металлической петли, которой гланды перетягиваются и удаляются. Нужную ему проволоку Саша нашёл у того же кузница Мирона, вместе они её и подготовили к операции, после чего врач её хорошо простерилизовал.
   Проводил операцию ребёнку Александр под общим наркозом, хотя её можно было проводить и при местном обезболивании. Но в данном случае общий наркоз был предпочтительнее, поскольку операция производилась ребёнку, а в этом случае должно было полностью отсутствовать болезненное восприятие. В целом же продолжительность операции не превысила 40 минут. Открытые ранки Саша прижёг специальными растворами для дезинфекции и скорейшего заживления тканей. Операция была проведена успешно. Да, после операции, очнувшись от наркоза, Толик почувствовал небольшую боль в горле и некоторое ограничение подвижности нижней челюсти. Но эти небольшие неудобства прошли после того, как он попил воды и поел охлаждённую сметано-творожную смесь (как бы заменитель мороженого). А далее все эти неудобства вообще успешно сняли обезболивающие препараты.
   Но именно после этой успешной операции ребёнку, которую провёл Александр Николаевич, неверие сельского упрямца Ненашева в племянника сельского старосты усилилось. На первый взгляд странно было то, что Ненашев-Неверов как бы отрицал операцию, которая была уже именно свершившимся фактом. Но он этот факт как раз и не отрицал, он, наоборот, его подчёркивал. Встаёт вопрос - почему успешная операция усилила его неверие. Дело в том, что и ранее Яков утверждал, что племянник старосты не тот человек, за которого он себя выдаёт. И вот такое заявление Ненашева могло стать для Александра Карелина очень опасным.
   А началось это после того, как Саша провёл удачную операцию Тамаре Сечкиной. Наложение гипса на переломанную ногу Василия Тропинина он пропустил мимо своего внимания. Подумаешь, мол, ничего в этом особенного нет - это многие и не врачи могут сделать. Тем более, что Александр не особо разглашал детали перелома ноги у Василия. О том, что тот был со смещением костей, знал ограниченный круг лиц. Но после операции Сечкиной Ненашев тут же заявил:
   -- Племянник Карелина не тот человек, за которого он себя выдаёт!
   -- Это почему ещё? -- удивились его приятели-собеседники.
   -- Не верю я, что он студент. Ладно, Ваське ногу забинтовал, ну, гипс наложил. Это ещё понятно... Но не верю я, что студент мог знать как и где резать живот Тамарке. Я не слышал, чтобы где-нибудь такие операции делали. С болезнями живота у нас все помирали.
   -- Яков, так то же у нас. А в городе такие операции точно делают.
   -- Не знаю, не видел. Может быть, и делают, но не какие-то там студенты. Не верю я, что мальчишки могут такие операции делать.
   -- Но Александр Николаевич уже далеко не мальчишка, ведь он в медицинском заведении всего год не доучился. Значит, уже многое знал.
   -- Может, он многое и знал. Но операции студенты точно не делают. Не верю я в такое. У Александра Карелина нет опыта людей лечить. Нет, пилюлями врачевать людей его ещё могли научить. В это я верю. А вот резать людей, удаляя какую-то там болячку... Не верю в такое. Не мог он Тамарку с того света вытащить. Кроме того, уж больно умно́ он выражается, часто говорит такое, что и понять невозможно. У него ещё те словечки!
   -- Но он же в большом городе учился. А потому мы, простой люд порой и не можем понять его слова. Он просто умный человек, обучавшийся в толковом учебном заведении.
   -- Нет, что-то здесь не так. К нам из Бийска или даже из Барнаула иногда какой-нибудь учёный человек заглядывает, ну, начальство некое. Но они такими словами не говорят. А потому не верю я, что Александр Николаевич простой студент.
   -- И кто же он, если ты не веришь, что он студент? Смутьян, заговорщик? -- с улыбкой спрашивали собеседники.
   -- Не знаю. Я не верю, и в то, что он заговорщик. Не похоже. Заговорщики, смутьяны - те и постарше, и похитрее. А Карелин простой парень, не похоже, что он заговорщик. Он о политике никогда не говорит, людей не мутит разными смутными разговорами. Но он и не студент.
   -- И что, по-твоему, он уже врач? И на кой хрен тогда ему сдалось наше село?
   -- Не знаю. Но он точно не студент. Не верю я в это, вот и весь мой сказ!
   В селе Ненашева не только звали Неверовым, но и просто Фомой-неверующим. А потому просто посмеивались над тем, что он не верит во многие вещи. Тем более что газет он не читает, а различные новости и побасенки узнаёт только из разговоров - писать и читать он, конечно, может, но нигде и никогда не учился. Так что с него возьмёшь... Но и дурачком его не считали, потому, что мыслил и разговаривал он вполне разумно. И следует признать, что те же его мысли в отношении племянника старосты села тоже были отчасти обоснованны. Но их никто серьёзно не воспринимал, тем более что Александра Николаевича в селе уже уважали. Но они были опасны для Сашки вот с какой стороны. Да, Ненашев - болтун болтуном, но если его слова услышит кто-либо из уездных властей, то к его словам могут, всё же, прислушаться. А значит, могут более детально заинтересоваться племянником сельского старосты. Хорошо ещё, что Яков никогда не контачил с высоким начальством, стараясь вообще держаться от него подальше. Но, как знать, что может произойти в будущем...
   В общем, это пока что была просто сельская болтовня от безделья. А потому её никто всерьёз и не воспринимал. Поговорили, посудачили, а разошлись - и всё забыли, завтра уже новые новости будут обговаривать. Село как село... А в каждом селе всегда есть некие особи (а часто и не одно лицо), которые известны, к примеру, не своим умом и трудолюбием, а какими-то хохмами, своим неординарным мышлением. Их нельзя назвать и отрицательными сельскими персонажами, но они как раз более запоминаются, нежели простой неприметный люд - именно тем, что они выделяются на фоне этих простых людей. Вот и в Красноярке было, кроме Ненашева, ещё пару известных всем односельчанам лиц. И одно из них тоже в некоторой степени напоминало некий персонаж известного Александру Большакову киносериала "Тени исчезают в полдень". В этом фильме, который жители тогдашней Красноярки никогда не увидят, был такой любопытный персонаж как Тарас Звягин. Он после октябрьской революции и гражданской войны, покинув родной город, поселился в уральской таёжной деревне. Его друзья, наследники богатых семей Константин Жуков и Серафима Клычкова (по чужим паспортам - Устин и Пистимея Морозовы) сбежали вместе с ним от советской власти и осели в таёжной деревне. Вот и Тарас - а его в деревне знали как Илью Юргина (актёр Борис Новиков) - надолго обосновавшись в таёжной глуши, стал известен старожилам села своим выражением "Загремим под фанфары". Кроме того, его ещё насмешливо называли "Купи-продай". Сам он ничего путного изготовить не мог, а вот где-то что-то купить по-дешёвке, а затем продать втридорога - это пожалуйста. Но этот балабол и торгаш, тем не менее, всегда умел выражать главную суть. Илья и сам это понимал, говоря о себе такими словами: "Вот так они мою суть уважают".
   А вот в Красноярке подобным человеком, но более высокого уровня - известным своими неординарными высказываниями была Марфа Филатова, на вид лет 40 от роду. Если у того же Юргина в основном слетало из его уст всего лишь одно-два приметных выражения, то у Филатовой гораздо более любопытные, можно сказать даже крылатые выражения просто изобиловали. Марфа, как и Юрий Ненашев, была не шибко грамотная баба, но вот в уме и природной смекалке ей нельзя было отказать. Она порой заставляла хохотать многих, а некоторых, даже мужиков, затыкать уши. Нет, не потому, что материлась в 3 этажа, а потому что её ехидные, но порой очень меткие высказывания в их адрес, заставляя тех это делать. Вот какими, к примеру, были её перлы: "Есть люди сильные духом, а есть с сильным душком", "Любой пакости можно найти применение, было бы желание", "Где вы видели кошку, которую бы волновало, что о ней говорят мыши?", "Самое умное растение - это хрен: он всё знает", "В жизни совсем как в бане: хочешь - паришься, хочешь - нет", "У страха глаза велики и слабый мочевой пузырь", "Сидя по уши в дерьме, рта особо не раскроешь", "Некоторые люди похожи на пчёл: на устах мёд, а в жопе - жало", "Муж без жены - это как дуб без дятла", "Не бойся брать в кредит, если знаешь, как его не вернуть", "Мы не всегда достаточно сильны, чтобы перенести чужое счастье", "Не говори, что мне делать, и я не скажу, куда тебе идти", "Я бы тебя послала, да вижу, что ты и так оттуда!", "Вот пошлёшь кого-нибудь сгоряча, а потом переживаешь - дошёл он или не дошёл?", "Сползая под стол, не забудь вежливо попрощаться с гостями", "Мудрость приходит в старости на смену разуму". Очень часто высказывания Филатовой были обезличены, а потому и упрекать её в чём-либо или ругать вроде бы не было повода. Но, тем не менее, каждый её односельчанин понимал, о ком Марфа ведёт речь. Вот это понимание - а таких уж откровенных дураков в Красноярке не было - и заставляло беседующих с ней краснеть, опускать головы или некоторых вообще как можно скорее покидать её общество. Касательно того же Александра Карелина в пору его летних 2012-го года встреч с Василисой, она отметила: "Дружба между мужиком и бабой - это отношения либо бывших полюбовников, либо будущих". И так ли уж она была неправа?.. Когда, Сашка услышал, что о нём говорит Марфа и, зная её другие высказывания, он с улыбкой отметил, что все её перлы - это марфоризмы.
   Но марфоризмы не только касались других людей. Филатова была самокритичной женщиной, и вот что она говорила о себе и о других сельских бабах: "Я ни хорошая, ни плохая; я добрая в злую полосочку", "Какая есть, обратно не засунешь", "Подари мне крылья, а то от метлы вся задница в занозах", "На свете много чужих нервов - ни к чему трепать свои", "Мы бабы сильные: и мусор вынесем, и мозг, если нужно!", "Иногда моего мужика от меня трясёт, значит, я потрясающая женщина!", "Женское счастье - это когда все дома и все спят", "Если вас ещё ни разу не назвали "сукой", значит, ты ещё не состоялась как баба", "Дорога к счастью строится из камней, упавших с сердца", "Природа щедро одарила её красотой, и на этом подарки закончились", "Посмотрел Бог на её ноги и придумал колесо", "Желание бабы - закон, пока желание мужика - баба".
   Кроме этих двух персонажей имелся в селе ещё один любопытный типаж. Это был Григорий Туманов, которому на ту пору исполнилось 32 года. Он прославился тем, что был хохмачом и пародистом - специалистом в пантомиме. В него, вероятно, отроду была заложена хорошая пластика и мимика. Кроме того, что он умел корчить забавные рожицы (смешные и грустные), будучи похожим на будущего американского комика Чарли Чаплина (в это время 24-летний Чаплин был ещё не особо известной личностью), Гриша мог "перекривить"', а точнее создать очень похожий образ практически любого мужика в селе. А нередко ему удавалось копировать даже женские натуры.
   Вот такие неординарные личности жили в далёких алтайских сёлах. Русская провинция всегда богата была на самобытные народные таланты - будь эти таланты направлены на ускорение технического прогресса или же просто на развлечение соотечественников.

* * *

   В первых числах мая Игнат Степанович пришёл с работы в отличном настроении, а это бывало не так уж и часто. Нет, в откровенно плохом настроении его тоже редко кто видел. Хотя Сашка и запомнил пару таких моментов - то смерть Столыпина, то слабое выступление отечественных легкоатлетов на Летних олимпийских Играх. Но это было всего лишь по разу в каждом прошедшем году. Да и огорчался Карелин не по своей работе, а в целом по событиям в стране, о которых он узнавал из газет. К работе он привык, а потому особых эмоций она у него не вызывала, хотя нередко и портила ему настроение. Но в этом вопросе он обычно терпеливо молчал или говорил: "Ничего, перемелется - мука будет". В этот раз он вернулся с работы тоже с газетой в руках, значит, новости, скорее всего, были в масштабе страны. Но что же такое хорошее произошло? Александр, как не напрягал свою память, так и не мог вспомнить о каких-либо таких уж приятных событиях весны 1913-го года.
   -- Что на сей раз произошло, дядя Игнат, -- с улыбкой спросил Сашка. -- Давно я не видел вас в таком хорошем настроении. У вас появился новый внук или внучка?
   -- Хм, этого я пока что не знаю. Дети о таких новостях мне пока что не написали. А в газетах об этом точно не напишут. Зато газеты написали другое. Ты мне как-то рассказывал о большом самолёте, в 2 этажа. Ну, который есть в твоём времени. Я не мог так легко тогда в это поверить. А вот сейчас поверил.
   -- Что, построили такой самолёт сейчас? -- расхохотался Сашка.
   -- Нет, конечно, такой в наше время не построили, -- скривился Карелин. -- Но, всё же, большой самолёт построили! Весом в целых 5 тонн! А это же более 300 пудов, махина!
   Оказывается, из газеты Карелин узнал, что в Петербурге 30-го апреля (13.05 по нов. ст.) совершил первый полёт первый в мире 4-х моторный самолёт "Русский витязь" весом действительно около 5000 кг. Он был построен на Русско-Балтийском заводе по проекту авиаконструктора Игоря Ивановича Сикорского. И вот теперь Александр вспомнил, что на базе этого самолёта вскоре будет создан ещё более совершенный воздушный гигант "Илья Муромец", который успеет использоваться ещё и во время первой мировой войны.
   А ещё через пару недель, в средине мая тот же Карелин "доложит" племяннику (сведения тоже будут получены из газеты), что в той же столице 14-го мая этот же самолёт "Русский витязь" успешно прошёл испытания в полёте. А через два с половиной месяца он установит мировой рекорд, продержавшись в воздухе 1 час 54 минуты с семью пассажирами на борту.
   Вот такие бывают в жизни радостные моменты, когда человек радуется не конкретно за свою семью, не за своих близких, а за государство в целом. Радость Игната Степановича в этом плане была, наверное, соизмерима с радостью советских людей, когда Юрий Гагарин полетел в космос. И Сашка понял Карелина, а потому добавил:
   -- Этот инженер Игорь Сикорский за свою жизнь очень много различных марок самолётов разработает. Правда, -- вздохнул он, -- не в России, а уже в США. Он туда переедет в 1919-м году. Но он ещё в России построил свой первый вертолёт. Не помню только точно в каком году - то ли в 1908-м, то ли в 1909-м году. Но этот вертолёт был недостаточно силён, чтобы поднять пилота. А потому долго ещё реальных вертолётов не было, они появились только в 30-х годах.
   -- Вертолёт?.. А что это такое?
   -- Ну, такой тоже летательный аппарат. Но он, в отличие от самолёта, не разгоняется по земле, а поднимается в небо вертикально вверх, отсюда и название - вертолёт.
   -- А как же он так поднимается?
   -- Ну, как вам объяснить... -- Шурка понимал, что сейчас нет даже детских бумажных вертолётиков, на примере которых можно рассказать о настоящем вертолёте. Но затем он придумал. -- Понимаете, у него вверху стоит многолопастной винт, который поднимает его в высоту именно вертикально. А лопасти винта похожи на семена остролистного клёна, -- того ещё называли платановидным, -- тоже как бы представляют двойную крыльчатку. Только у вертолёта она не двойная - лопастей побольше. Вращаясь, эти крыльчатки-лопасти и тянут вертолёт вверх.
   А семена клёна остролистного в народе и прозывали вертолётиками. Двойная крыльчатка этого плода с длинными (порой до 5,5 см) расходящихся почти горизонтально крыльями позволяла уносить семя на большие расстояния.
   Вот таким познавательным - сначала для Александра, а затем уже и для Игната Степановича - получился разговор.
   Конец же мая ознаменовался тем, что вечером в усадьбу Карелиных прибежал - как бы ответный визит после февральского Сашкиного - Алексей Никитин. И не с пустыми руками - с небольшим мешочком, из которого извлёк 2 бутылки, причём даже "Белоголовки" и разную снедь. Но он никого из хозяев поздравлять не собирался, поздравлять как раз нужно было его самого.
   -- Сашка, Игнат Степанович! У меня сын родился!!
   -- Поздравляю! От всей души поздравляю! -- обрадовался и Сашка. Сегодня было 30-е мая, 12-е июня по новому стилю, как прикинул Александр. -- Это очень знаменательное событие в жизни. А как себя чувствует Василиса?
   -- Говорит, что нормально. Но маманя не разрешила ей пока что вставать с кровати. Велела отдыхать. А уж как она сама рада!
   -- Оно и понятно, -- улыбнулся Игнат Степанович. -- Первый внук, продолжатель рода...
   Ну, а дальше начался сабантуй... А неожиданное продолжение последовало через пару дней, когда днём на несколько минут к Карелиным вновь забежал Лёшка. Староста был на работе, а Сашка занимался приготовлением обеда.
   -- Саша, теперь с тебя магарыч! -- закричал он прямо с порога.
   -- С чего бы это?!
   -- А потому, что моего сына назвали в твою честь - Александром. Василиса меня об этом попросила, а я и не возражал. И имя красивое, да и ты очень многое сделал для неё, да и для меня тоже. Так что всё нормально
   -- О! -- Обрадовался Сашка. -- Тогда магарыч с меня будет приличный.
   -- Ни-ни-ни! Про магарыч это я в шутку сказал. Дней через десять или через пару недель окрестим сына - пусть пока немного подрастёт, окрепнет - и тогда мы сами стол накроем - двумя семьями. Я даже хотел, чтобы ты крёстным у нашего сына был, но Василиса отговорила - сказала, что это уже перебор. Так что Витька Маслов будем моим кумом. Ты уж прости. Но ты всё равно готовься! На крестинах ты обязательно должен быть. Всё. Я побежал, дел много, -- и Лёшка убежал.
   Окрестили Александра Алексеевича Никитина - а метрика давала ему официальное признание и путёвку в жизнь - в субботу 15-го июня. Именно тогда Александр Карелин впервые увидел своего маленького тёзку - очаровательный малыш, как ему показалось. А вечером в усадьбе Никитиных состоялось чествование нового гражданина России. Гостей было немного - 3 семьи (с Говоровыми естественно) в полном составе, новоиспечённые кумы, ещё пару человек приятелей Алексея и Александр. Но зато погуляли на славу! Когда ближе к концу застолья меняли блюда, а парни ушли на перекур, Александр пару минут поговорил с мамой Алексея о её внуке - та действительно была очень тому рада. А затем она собрала какие-то тарелки и пошла на кухню. И в этот момент, проходящая мимо Сашки Василиса тихо шепнула ему на ухо 3 коротеньких слова - с акцентом на 2-м слове - состоящих всего из 10 букв . Но после услышанных слов парень на какое-то время застыл как истукан. Но спустя пару минут у него на лице появилась то ли радостная, то ли грустная улыбка.
   И эта уже задумчиво-радостная улыбка не покидала его до возвращения в свою - ставшую для него уже своей - усадьбу.
   -- Что это ты какой-то странный пришёл с гулянья? -- спросил его Игнат Степанович.
   -- Что, перепил?
   -- Нет, что ты... На перепившего ты как раз не похож. Просто вид у тебя какой-то загадочный - грустный, задумчивый, радостный, ещё какой-то. Я даже не могу понять.
   -- А я и сам не могу понять, -- с улыбкой отвечал Александр. И как бы резюмировал, -- Но я теперь окончательно понял, что жизнь прекрасна и удивительна!
  
  

ГЛАВА 30

Размышления и планы на будущее

  
   В один из дней начала 3-й декады июня Карелин вернулся с работы домой каким-то на вид очень уж озабоченным. И по его лицу видно было, что он над чем-то очень серьёзно размышляет.
   -- Что-то случилось, дядя Игнат? -- спросил Шурка.
   -- Случилось, Саша, случилось...
   -- И, наверное, что-то очень серьёзное случилось? Я же вижу, как вы озабочены.
   -- Ну, в целом пока что ещё ничего плохого не случилось, но в дальнейшем очень даже может случиться.
   -- Что именно?
   -- Понимаешь, сегодня в село заявился урядник.
   -- А то он мало до этого в наше село заезжал...
   -- Всё верно. Он периодически появляется в селе. Но сейчас совсем другое дело. Мы с ним разговорились, немного побеседовали на разные темы, а потом он вдруг начал расспрашивать о тебе.
   -- Ну и что? Он же знает, что я ваш племянник.
   -- Знает. Но он не твоим здоровьем, к примеру, интересовался. Его интересовало совсем другое.
   -- Что именно?
   -- Он стал расспрашивать меня правда ли то, что ты в селе операции жителям делаешь.
   -- Фью! -- удивлённо присвистнул Александр. -- Вот это да!ие бойие
   -- Вот то-то и оно. Значит, кто-то из жителей проболтался, и слухи дошли до урядника. Я, конечно, с самого начала понимал, что долго шила в мешке не утаишь - когда-нибудь такое всё равно должно было произойти. Вот оно и произошло.
   -- Ну, это понятно. И что же вы ему ответили?
   -- Что, что... Начал выкручиваться. Сказал, что какие там операции, ну, подумаешь, гипс на переломанную ногу наложил. Я вспомнил про тот давний случай с Васькой Тропининым. Так вот, я ему сказал, что это была просто первая медицинская помощь пострадавшему, и что делал ты это с профессиональной, практикующей сестрой милосердия.
   -- Понятно. А о других операциях он не спрашивал?
   -- Нет. И это меня немного успокоило. То есть он детально ничего не знал, это были именно слухи. Но ты не обольщайся, -- более сурово проговорил он, увидев, что Сашка после этих слов улыбнулся. -- Это ненадолго. Этот урядник, ты с ним уже знаком, въедливый человек. Хотя эта въедливость ему, наверное, и положена по долгу его службы. А потому вот что!Он, вероятно, начнёт постепенно более детально всё о тебе выяснять. А если ему, к примеру, тот же Яков Ненашев ляпнет о тебе то, что он ранее о тебе болтал? Ведь Яшка и сейчас не верит в то, что ты студент. И вот такие Яшкины слова о тебе точно привлекут ещё большее внимание того же урядника. А потому тот начнёт более дотошно копать. Но тогда он может, пусть и постепенно, как я сказал, докопаться до чего-нибудь... И я очень надеюсь, что эта его постепенность растянется во времени.
   -- Да, с Ненашевым не так всё просто. Я согласен, что его словами урядник может заинтересоваться. Но вы же ему объяснили про операцию.
   -- Я ему объяснил, но только об одной операции. Я ему ещё объяснил и то, что, мол, к осени ты уже покинешь село, вернувшись снова в свой университет. Он знает твою историю, а точнее байку, которую я для всех придумал, а потому немного успокоился.
   -- Ну, и прекрасно! Что ещё нужно?
   -- Нет в этом ничего прекрасного. Дело всё равно очень хреновое.
   -- Почему? Всё ведь нормально.
   -- Да какое там оно нормально! -- стукнул кулаком по столу Карелин. -- Я почему и сказал, что его любопытство растянется во времени. И дай-то Бог, -- Игнат Степанович перекрестился, -- чтобы оно очень здорово растянулось. Ведь ты же, скорее всего, не сможешь покинуть село до осени. И что я тогда буду ему объяснять? Что ты решил не продолжать учёбу? Он в это точно не поверит, да и никто в нашем селе в это не поверит.
   -- Ну, можно сказать, что я пытался восстановиться в университете, но меня не приняли.
   -- Хм, это хорошая мысль. И в селе в неё все поверят, причём с радостью поверят. А вот урядник не поверит. Точнее, он, возможно, и поверит, но начнёт всё выяснять, сомнения у него останутся, такая уж у него работа - на слово не верить. На всё бумага должна быть. А потому на слово он и мне не поверит, хотя я в селе и не последний человек. Но он-то уездный урядник.
   В уездном административном аппарате России должность уездного полицейского урядника являлась важнейшей. Уряднику предписывалось вести "жизнь честную и трезвую", формируя среди обывателей образ честного и неподкупного полицейского чиновника, завоёвывать доверие местных жителей. При этом урядник содержал собственную лошадь, был вооружён драгунской шашкой и огнестрельным оружием. И жалование его было неплохое: в год ему полагалось 200 руб. самого жалования, а также на обмундирование - 50 руб., на содержание лошади - 100 руб., на ремонт шашки - 55 коп. И как бы важнейшей частью его амуниции была "памятная книжка" (блокнот), в которой он обязан был делать ежедневные записи о происшествиях. Кроме того, по замыслу министерства внутренних дел, ведение "памятной книжки" должно было повысить грамотность урядников, сформировать привычку к письменному труду.
   Основной задачей урядника являлась охрана спокойствия и безопасности, предупреждение и пресечение преступлений. А также обязанность негласного наблюдения за неблагонадёжными, подозрительными. Урядник отвечал за сыск беглых, беспаспортных или нищенствующих крестьян, расследовал мелкие преступления, производил задержание виновных и подозрительных лиц. А потому Игнат Степанович с опаской и относился к нему, понимая, что именно такой человек может свести на нет все уловки "дяди со своим племянником".
   -- И он может начать дотошно всё выяснять, -- продолжал Карелин. -- А в этом деле и особой-то дотошности не нужно - свяжется со своими знакомыми по службе в Бийске, а те за пару дней наведут справки, и сообщат ему, что Александр, а точнее Алексей Николаевич Карелин, то бишь мой племянник, ранее да, проживал в Бийске, а сейчас живёт и работает в Новониколаевске. И что тогда?!
   -- Да, а вот это будет действительно очень уж серьёзно... -- удручённо протянул Александр. -- И для меня, и для вас. Меня наверняка запроторят в психушку, а вас - за решётку. За обман властей и за то, что приютили у себя какого-то проходимца.
   -- Вот то-то и оно! -- повторно стукнул по столу Игнат Степанович.
   -- Да-а, ну и дела... И что же делать?
   -- Спроси что-нибудь полегче. Если бы я это знал...
   -- Да-а, значит, к осени мне нужно уходить из вашего села.
   -- Куда?!
   -- А вот теперь уже я отвечу вам вашими же словами. Спросите что-нибудь полегче. Если бы я это знал. Уйду просто в другое село, и подальше от вашего, чтобы меня там никто не знал. К сельской жизни я уже вполне приспособлен, да и вид у меня сейчас для этого времени вполне нормальный, -- не смотря на серьёзность ситуации, улыбнулся Сашка, вспомнив, как он 2 года назад повстречался с Карелиным в одних плавках. -- А справка, то есть удостоверение личности, у меня есть. Я могу в чужом селе даже просто наняться на работу к кому-нибудь.
   -- Нанимают обычно сезонных рабочих, а кому ты зимой там нужен будешь?
   -- Ну, а позже подамся в город. В Бийск, конечно, не пройдёт. Тогда нужно будет ехать в Барнаул. Вот там я точно затеряюсь - город-то большой.
   -- Ты это всё мелешь, извини за выражение, совершенно не думая головой, что вовсе не похоже на тебя! -- разозлился Игнат Степанович. -- Как раз в Барнауле ты не затеряешься. Там твоя липовая справка не пройдёт. Тебя будут мурыжить по полицейским участкам, и заставят заняться оформлением паспортной книжки. А ты её сможешь получить?!
   -- Да, вы правы. Я действительно несу околесицу. Но это просто потому, что я не знаю, что мне делать.
   -- Ну, это я как раз понимаю. Но и я, увы, пока что тоже не знаю, что нам делать. Возможно, чуть позже кому-нибудь из нас и придёт в голову некая умная мысль. И будем надеяться, что это произойдёт как можно скорее.
   На этом сложная, но далеко ещё не законченная беседа завершилась. Но оба - и дядя, и его племянник - прекрасно понимали, что её продолжения не избежать.

* * *

   Так прошло несколько дней. И сельский староста, и самозваный врач занимались своими привычными делами, не затрагивая пока что острой и важной для обоих темы. Но в самый последний день месяца, а это было воскресенье, Игнат Степанович пришёл с работы пораньше - как-никак в этот день работали не до сумерек - и позвал Сашку, возившегося в хлеву. Они присели на лавочку и закурили по цигарке - Карелин как бы делал небольшую выжидающую паузу, очевидно, не зная с чего начать беседу. А потом он негромко протянул:
   -- Я вот что хотел тебя спросить, Саша. Помнишь, почти 2 года назад ты рассказывал мне об исследованиях на Южном полюсе Земли, и о том, что там было серое облако, и что какой-то аппарат, который запустили в то облако, попал в иное время.
   -- Помню, конечно. А что оно вас так сейчас заинтересовало?
   -- Сейчас расскажу. Но сначала ещё спрошу. А ты не знаешь, эти исследования, ну, с тем облаком, они продолжались?
   -- Понятия не имею. Но я думаю, что продолжались. Скорее всего, именно продолжались. Это же такое интересное явление - учёные всё время старались отыскать порталы времени. А тут вот они, перед ними - бери и изучай. Но нигде об этих возможных исследованиях и слова не сказано. Я же вам тогда говорил, что американцы засекретили всё, что связано с этой темой. И, скорее всего, такие исследования они проводят на "Зоне 51" - это их исследовательский центр.
   "Зона 51" (англ. Area 51) - военная база, удалённое подразделение военно-воздушной базы Эдвардс. Расположена в США на юге штата Невада, в 133-х км к северо-западу от Лас-Вегаса, на южном берегу сухого солёного озера Грум-Лейк. Предположительно используется для экспериментальных тестов в области воздухоплавания и систем вооружения. Воздушное сообщение над "Зоной 51" запрещено. Секретность базы, само существование которой правительство США признало с большой неохотой, сделало её предметом многочисленных теорий заговора, в особенности о НЛО.
   -- Да, я помню, говорил ты такое. А это как раз очень интересно.
   -- Ну, и я говорю, что интересно. Но к чему этот разговор, если мы ничего узнать всё равно не сможем. Да ещё тем более в этом-то времени.
   -- А вот к чему. Точнее, снова вопросы к тебе. Как ты думаешь, а эти серые облака или туманы, они постоянно висят на одном и том же месте?
   -- Ну, облака наверняка не всё время. Но они, как мне кажется, время от времени появляются в одном и том же месте. Мне почему-то кажется, что как раз над Антарктидой, над Южным полюсом эта серая тучка, как раз там периодически появляется. Это как бы стационарный портал времени. Не зря же американцы им интересуются. Но бывают и блуждающие порталы времени, причём не обязательно облака или туманы - многие временные порталы внешне не видимы. Вот именно поэтому учёным их так сложно отыскать. Хотя, возможно, и те периодически появляются в одних и тех же местах. Но вот в каких, когда...
   -- О! А вот это очень важно! -- чуть ли не закричал Карелин.
   -- Что важно, дядя Игнат? И чего это вы вдруг заинтересовались временными порталами?
   -- А это как раз не вдруг. Мне пришла в голову одна мысль. Хотя я и удивляюсь, почему она тебе не пришла на ум? А ведь как раз тебе она должна была прийти в голову первому!
   -- Какая ещё мысль?
   -- А вот такая. А ты не думал о том, что твоя тучка, через которую ты попал в наше время, ну, под холмом на Чарыше тоже периодически может там появляться? Ты же только что сам сказал мне, что эти блуждающие тучки, или как ты там говоришь - порталы - могут появляться в тех местах, где они до этого уже были.
   -- Ну, я не говорил, что они обязательно там должны появляться, -- лепетал Сашка, изумлённый сообщением Игната Степановича. -- Я говорил, что возможно они там появляются, или могут появиться. -- Его одновремённо изумляло и другое - Карелин был абсолютно прав - действительно, как ему самому такое не пришло в голову?
   -- Возможно, говоришь? Но ты не уверен, видишь ли... Так возьми и проверь!
   -- Как проверь? -- Александр от растерянности по-прежнему выглядел как какой-то дурачок или, по меньшей мере, несмышлёныш.
   -- А ты не знаешь, как проверить есть ли в небе тучка или же её там нет?! -- сердился Игнат Степанович.
   -- Дядя Игнат, -- наконец опомнился Сашка. -- Подождите немного, дайте мне пару минут, чтобы успокоиться. Сейчас я приду в себя. Просто это уж очень неожиданно для меня. Сейчас я ещё раз перекурю, а потом мы уже вполне серьёзно побеседуем.
   -- Ну-ну, давай, успокаивайся. И я за компанию тоже перекурю. А то ты очень уж разволновал меня своей непонятливостью. Но я тебя понимаю...
   Курили молча. Но Сашка, тоже очевидно от волнения, курил глубокими затяжками, а потому закончил курение раньше дяди, после чего погасил окурок самокрутки и облегчённо выдохнул?
   -- Фу! Так вы говорите, что нужно проверить?.. Да, проверить нужно, это точно. Но эта тучка в равной степени может там появляться, а может и не появляться. По крайней мере, за те 2 дня, что я там провёл в поисках своих друзей, она там больше не появлялась. Хотя, я не всё время был на одном и том же месте. Холма мне в определённые моменты времени не было видно.
   -- Вот! Не всё время был на одном и том же месте. Кроме того, разве я тебе говорил, что она должна появляться ежедневно или ежечасно?
   -- Ну да. Это я понимаю. Но, всё же, она может там появиться, а может - и нет.
   -- Саша, но это же шанс. И не в 1 %, не в 2 %, и даже не в 5 %. Это же целых 50 %! Или да - или нет. И ты хочешь его упустить?!
   -- Нет, не хочу, конечно же. И что, мне каждый день бегать туда и смотреть, есть ли там эта тучка? Или построить там шалаш и жить в нём? Но у меня же есть работа в селе, и есть свои определённые обязанности. Дядя Игнат, я уже привык жить в этом селе, это уже и моё село!
   -- Я понимаю тебя. И мне очень приятно, что это уже твоё село. И ты его запомнишь на всю жизнь, но уже в своём времени. Твоя работа, как ты говоришь, в селе, а понимать это нужно, как работа в усадьбе, уже давно на втором плане. Есть у тебя или у меня свободное время - мы занимаемся ею. Нет времени - значит, подождёт. Теперь касательно твоих обязанностей. И в этом случае нет никаких сложностей. Насколько, мне известно, сейчас у тебя пациентов, за которыми нужно приглядывать, нет. Идёт лето, а в эту пору года за медицинской помощью обращаются лишь те, которых что-то сильно уж прижмёт. Да и за медицинской помощью к тебе обращаются именно в нашей усадьбе, поскольку ты там живёшь, а своего врачебного кабинета у тебя нет. Уходя из дому, будешь вешать записку о том, что ты, мол, на Чарыше. Место на реке вскоре все будут знать. Нужен ты будешь - пришлют за тобой какого-нибуль мальца. Он к тебе за 15 минут добежит, в 2 раза быстрее, чем взрослый мужик пешком пройдёт. Что-что, а бегать сельские подростки хорошо могут.
   -- Ну, пусть и так. И что я там делаю - на Чарыше - загораю на солнышке, когда в селе дел полно?
   -- Зачем загораешь? К примеру, собираешь там лечебные травы.
   -- Хм, это и в самом деле вариант. И мне каждый день туда ходить?
   -- Ну, во-первых, не каждый день, а только тогда, когда у тебя нет пациентов.
   -- Как раз сейчас это получается, что почти что каждый день. Сами же говорили, что летом особо больных нет.
   -- Пусть это даже и так. А чем оно тебе не нравится?
   -- Да не то, чтобы не нравится, а как-то не по себе - люди делом занимаются, а я каждый день прохлаждаюсь на Чарыше.
   -- Это хорошо, что ты такой совестливый. Но те же люди абсолютно не понимают, какая у тебя опасная ситуация сложилась. А она очень серьёзная, тут уж не до угрызений совести.
   -- Ну, это я тоже понимаю. Да, вот вы перед этим сказали: во-первых, не каждый день? А есть ещё и во-вторых?
   -- Есть. Я говорил это применительно к твоей ежедневной ходьбе. Так вот, ты не будешь к тому месту на Чарыше ходить, а будешь ездить.
   -- На чём? -- улыбнулся Александр. -- Велосипедов и мотоциклов у вас в селе нет.
   -- Да, разных там лисапетов нет. Кстати, ты знаешь, как в народе отзываются об этих самых лисапетах?
   -- Как?
   -- А вот так: "Что такое лисапет? - жо*а едет, ноги нет".
   -- Ну и ну! -- уже и вовсе рассмеялся Шурка. -- И выдумали же. Хотя оно и верно.
   -- Ладно, это я так, к слову пришлось. Так вот, ты будешь туда ездить пролёткой. Нет пациентов - запряг Воронка, и на Чарыш.
   -- Как?! Но Воронка же нужно на пастбище отгонять.
   -- А там, где ты будешь, как мы говорили травы собирать, ему лично что, травы не найдётся? Или она там какая-то не такая? Да паси его там, сколько твоей, или его душе угодно. А пить воду из Чарыша он будет в любом месте, ты это и сам это уже хорошо знаешь.
   -- И то верно.
   -- Ну, вот. Значит, мы всё и решили.
   -- Да нет, дядя Игнат, -- тяжело вздохнул Александр. -- Мы как раз очень даже многое не решили.
   -- И что же именно?
   -- И что, если мне вдруг несказанно повезёт, и я в один из дней внезапно покину село, то мы так и расстанемся - не попрощавшись? А у меня ведь не будет времени ехать в село, как бы быстро Воронок не бежал.
   -- Ты предполагаешь, что я об этом не думаю, -- наверное, ещё тяжелее вздохнул Игнат Степанович. -- Ещё как думаю. Но что тут поделаешь, если так ситуация складывается. Как встретились, так и расстанемся.
   -- Э-э, нет. При встрече мы незнакомы были. А почти 2 совместно прожитых года, да ещё под одной крышей, в одной избе, ежедневно общаясь друг с другом, да иногда и подолгу - это совсем другое дело...
   -- Саша! Не дави на больную мозоль. А то я этого сам не понимаю. Мне ещё больнее, чем тебе. Ты вернёшься к своим родителям. А я-то здесь вновь один останусь. Сын и дочь далеко, у них свои семьи. У сына уже и свой сын появился, мой внук, которого я пока что ещё и не видел. Да и у Екатерины, пусть она и рядом, но тоже своя семья. А кому я нужен?.. Ты же мне за 2 года не племянником, а как бы сыном стал. Пусть даже приёмным, но именно сыном. Я ведь к тебе так привязался, что не знаю, как без тебя жить стану, -- у Игната Степановича при последних словах вдруг заблестели глаза.
   И Александр прекрасно понял, что заблестели они отнюдь не от радости, а совсем даже наоборот, хотя Карелин и старался сдерживать свои эмоции. А его племяннику или приёмному сыну не хотелось его расстраивать.
   -- А может, я успею смотаться на Воронке туда и назад, чтобы попрощаться. Не в пролётке, а на нём самом - так намного быстрее будет. А пролётку вы позже сами заберёте.
   -- И думать забудь об этом! -- сурово промолвил Карелин. -- Тебе там, если произойдёт то, что мы предполагаем, каждая минута будет дорога. Тебе ни в коем случае нельзя будет упускать такой шанс! Но ты-то со мной как раз попрощаешься, это я с тобой не смогу проститься.
   -- А как я смогу, а вы нет?
   -- Ты опять не хочешь думать. Ты со мной письменно попрощаешься. Напишешь коротенькую записку, чтобы я не волновался. А уже твёрдо знал, что ты в своём времени. А для этого уезжая на Чарыш, обязательно бери в карман бумагу и карандаш. Хотя, у тебя же ручка есть. Она ещё пишет у тебя?
   -- Пишет. Я недавно пробовал. Конечно, немного расписать её пришлось, но сейчас она нормально пишет. Вот только записку писать ею я, наверное, не смогу.
   -- Почему это? А-а, ну да, -- тут же догадался он, -- если её кто увидит, то обалдеет, думая, что ты на Чарыш с ручкой и чернильницей ездишь. К тому же чернила в твоей ручке совсем не такие. Ну, тогда возьми с собой карандаш, и лучше цветной. Помнишь, как ты цветными карандашами в Бийске, в аптеке лекарства переписывал.
   -- Помню, конечно, -- улыбнулся Сашка.
   -- Вот, тогда всё будет нормально. О, стоп! Я вот что подумал. Ты, конечно, карандаш возьми с собой - на всякий случай. Но вот записку ты можешь и заранее написать. И время тебе там не нужно будет терять, да и мы её сможем вместе отредактировать.
   -- Хм, логично. Но только касательно первого.
   -- Не понял, что значит касательно первого?
   -- Касательно того, чтобы времени не терять. А вот писать я её буду сам. И до поры, до времени вы её не увидите. Что же это за прощание будет - наперёд-то? Вы уже заранее будете знать о том, что в записке написано. Нет, так дело не пойдёт.
   -- Ладно, -- вздохнул Игнат Степанович, -- пусть будет по-твоему. Тогда вот ещё что. Ты, каждый раз выезжая на Чарыш, забирай с собой все свои вещи.
   -- И свои мединструменты тоже забирать?
   -- Инструменты, спрашиваешь... -- потёр свою бородку, раздумывая, Карелин. -- Нет, инструменты не нужно забирать. Зачем тебе это старьё в твоём-то времени. У тебя там, как я понимаю, намного лучшие инструменты имеются. А вот мне будет хорошая память о тебе, -- вздохнул он, но как-то уже более облегчённо.
   -- Хорошо, с этим я согласен. Вот только вы сказали, чтобы я написал вам записку, ну, чтобы вы знали, что я уже в своём времени. А вдруг как раз и не в своём? Мы уже с вами года полтора назад об этом говорили. А вдруг я попаду ещё лет на 200 назад, в прошлое время?
   -- Не будет такого! У меня есть предчувствие, что ты попадёшь именно в своё время. Не может быть по-другому! - это было бы высочайшей несправедливостью. Не могут Господь, Высшие силы, Земля, её Природа так издеваться над Человеком! Ты верь в лучшее, и оно обязательно произойдёт! Нельзя верить в плохое.
   -- Хорошо, я вас понял, -- Сашка даже нашёл в себе силы улыбнуться. -- Спасибо вам. Я буду верить именно в лучшее. И не только о себе.
   -- Ну, это уже как получится, -- наконец-то улыбнулся и Игнат Степанович.
   -- Да, вот только я не со всеми смогу проститься. Вы-то хоть будете знать, где я. А другие?.. Ведь для них я буду казаться как бы ни с того, ни с сего пропавшим человеком.
   -- А им я скажу, что ты уехал в Томск. Что тебя снова приняли в университет. Они к этому готовы, а потому поверят.
   -- Не все поверят, -- с огромной тоской выдохнул Шурка.
   -- И кто не поверит?
   -- Василиса. А я с ней до этого попрощаться не смогу. Даже письменно. Что я ей должен написать? Что я в Томске. Не хочу и не буду ей врать. Не хочу давать ей надежду. Ведь она... или кто другой позже могут начать разыскивать меня в Томске. Не буду я такого писать! И что я тогда должен ей написать? "Прощай, я уехал". А куда, зачем?.. Да и она никогда не поверит, что я уехал, не простившись с ней перед тем. Со всем селом я, конечно, проститься не могу - люди это поймут. А вот чтобы с одним-то человеком не проститься... Да вы бы и сами в такое не поверили, если бы я действительно уезжал в Томск.
   -- Да, не поверил бы, -- вздохнул Игнат Степанович. -- Не тот ты человек, который так может плюнуть другому человеку в душу.
   -- Вот видите! И как же мне быть именно с Василисой, ей плюнуть в душу? Да я лучше самостоятельно в психушку пойду, чем такое с ней сделаю. Я же в письме ей даже ни одного ласкового слова не смогу написать, вы же понимаете. И не смогу ей написать, что буду помнить её всю свою жизнь.
   -- Да-а, ты прав, с Василисой всё намного сложнее. А ты попробуй поговорить с ней на днях. И объясни, что тебе нужно уехать. И что будешь помнить о ней.
   -- А куда я уехал, зачем... - всё то же самое. То, что буду помнить её, я, конечно, объясню ей. Да она и так, наверное, в этом не сомневается, -- тяжело вздохнул Сашка. -- А хорошо было бы не только помнить, но и видеть, если бы она постоянно у меня перед глазами была. Ну, я имею в виду не лично, а хотя бы её фотография. Как жаль, что в селе нет фотографов, фотостудий. Чтобы можно было сфотографировать Василису, и забрать с собой её фотографию.
   -- Да, чего нет, того нет. Но в той же Усть-Чарышской Пристани они есть, эти фотографы, или как их называют... дагеры...
   -- Дагеротописты.
   О том, что некоторые вещества светочувствительны и могут менять свою окраску под действием света, было известно ещё с XVIII-го века. А уже в 1802-м году Томас Веджвуд и Хамфри Дэви могли получать фотограммы при помощи солей серебра, но не знали способа их закрепления. А первым практическим успехом на пути к появлению фотографии стало изобретение Ничефором Ньепсом гелиографии (фр. HИliographie). Наиболее раннее из сохранившихся изображений, снятых с помощью этой технологии камерой-обскурой, датировано 1826-м годом. В 1829-м году Ньепс заключил нотариальный договор о дальнейшей совместной работе с создателем первой диорамы Луи Дагером Арего, проводившим собственные опыты в области закрепления изображения камеры-обскуры. Уже после смерти Ньепса в 1833-м году Дагер пришёл к выводу, что прямопозитивное изображение можно получать на отполированной пластинке накладного серебра, обработанной йодом. Ключевым стало изобретение в 1837-м году проявления слабого латентного изображения при помощи паров ртути. Новая технология была совершенно не похожа на гелиографию, и Дагер дал ей своё имя, назвав дагеротипией.
   Первые "странствующие дагеротиписты" появились в Москве в конце 1839-го года. Они арендовали помещения в самых модных и многолюдных торговых районах Москвы. В 1840-х годах "дагеротипные снаряды" - фотокамеры - иностранного производства можно было приобрести в магазине братьев К. и А. Бекерс, торгующем парфюмерией, сладостями, товарами "художественной промышленности". В начале уже XX-го века слова гелиография, дагеротипия заменило более привычное для людей этого века (и последующих) слово фотография. А в 1912-м году в Дании появилась первая профессиональная организация - Датский Союз Фотографистов Прессы (Pressefotografforbundet), организованная шестью фоторепортёрами в Копенгагене. С 1935-го года по решению IX-го Международного конгресса научной и прикладной фотографии 7 января 1839-го года (сообщение об изобретении Дагера Араго) считается днём изобретения фотографии.
   -- Вот-вот, дагеротописты. Ну, ладно, фотографии Василисы сейчас сделать, конечно, не удастся. Раньше об этом думать нужно было. О! А вот почему же ты сам не оставляешь ей свою фотографию? Я думаю, что она так бы её спрятала, что муж не нашёл бы. Да если Лёшка её и увидит, то он всё правильно поймёт, он парень умный - он же знает, как ты ей помогал.
   -- Ёлки-палки!! Дядя Игнат, где же вы раньше были?! Как же так?.. Фото...
   -- А я-то здесь при чём? -- улыбнулся, несмотря на довольно серьёзный разговор Карелин. -- А где ты сам был? Почему ты об этом не думал? Что, как говорится, разумная мысля всегда приходит опосля?
   -- Вы правы, извините. Действительно, почему я вас должен обвинять?.. Где я сам, дурак, был?! Как я раньше сам до этого не додумался. Ну, ничего, а вот этот свой промах я обязательно исправлю. А потому я начну ездить на Чарыш только после того, как у меня на руках уже будет моя фотография. И даже не просите, не уговаривайте меня, не говорите, что я упускаю время, шанс... Я поступлю только так, как решил.
   -- Зная тебя, я и не стану тебя уговаривать. Но тогда действительно не теряй время, езжай как можно раньше в Чарышскую Пристань.
   -- Завтра же и поеду. Пациентов у меня нет, а поездка в Пристань много времени не заберёт. Вот только нужно будет ещё ехать забирать фотографию.
   -- Я тебе дам любые деньги, но проси, чтобы фотограф сделал фотографию побыстрее. Если ему хорошо заплатить, то он и в этот день её сможет, наверное, сделать. И тогда не нужно тебе будет ещё один день терять. Вот только пусть он делает не одну фотографию, а две.
   -- Я вас понял, сделаю две фотографии. А деньги и у меня есть. Я их вам потом всё равно оставлю - в моём времени они не нужны. Да, возможно, фотограф и сможет сделать фотографию за один день. Если только у него не будет много клиентов. Потому что изготовление фотографии долгий процесс. Но я буду его просить об этом, а деньги будут для него стимулом.
   -- Давай, действуй.
   -- Завтра и начну действовать. Только вот как мне объясняться с Василисой? И с чего это вдруг я дарю ей свою фотографию - замужней женщине?
   -- Я ей сам позже, ну, когда ты уже покинешь село, всё ей объясню, и фотографию передам. И она всё правильно поймёт. Она даже намного быстрее поверит мне, нежели тебе. Она знает, что я слова лжи не скажу.
   -- Я ей тоже не скажу слова лжи, да и не говорил таких слов никогда, -- обиделся Сашка.
   -- Я верю тебе. Но ты ей многое не договаривал, а потому она скорее поверит мне. Тем более что я всё ей о тебе расскажу.
   -- Всё?!
   -- Всё, Саша. Тогда уже можно будет. И я уверен, что Василиса будет твёрдо молчать. Хотя бы в память о тебе. Но она тогда окончательно поймёт, почему ты ей что-то недоговаривал. А женщины хорошо такие вещи чувствуют. Она тогда прекрасно поймёт, что ты не мог поступить иначе.
   -- Хм, -- медленно протянул Александр, размышляя, -- а в этом что-то есть. Так, наверное, действительно будет правильно. И Василиса всё поймёт, и мне не придётся выкручиваться. Спасибо вам за всё, дядя Игнат!
   -- Да не за что. Это всё мелочи, по сравнению с тем, что ты покинешь меня и свою Василису. В общем, не забывай о записке мне. Ты там открыто всё не пиши, я и так пойму. А вот, если пустую пролётку кто-нибудь встретит, так вот чтобы тому записка казалась абсолютно естественной. И ничего не пиши Василисе, не компрометируй молодую женщину. Я ей сам всё с глазу на глаз скажу.
   -- Хорошо. Кстати, о пустой пролётке. Я надеюсь, что Воронок сам дорогу назад найдёт.
   -- Ещё как найдёт. Лошади, они твари умные, дорогу к дому они обязательно найдут. Вот с ним ты как раз нормально попрощайся. Если с человеком не получается, то хотя бы с конём. А потом легонько хлопни его рукой по крупу и прикажи: "Домой, Воронок!". Он и побежит домой, уже и без тебя, сам побежит, -- грустно протянул Карелин.
   -- Я всё понял. И не переживайте, дядя Игнат, хотя как тут можно не переживать... У меня у самого душа не на месте.
   -- Ладно. У нас есть ещё время, чтобы обвыкнуться со всем этим. Хотя, ты прав, конечно - как тут можно не переживать и обвыкаться. В общем, так, не будем нюни распускать. Мы с тобой практически всё решили, а потому закрываем этот тягостный для обоих разговор.
   А разговор и в самом деле оказался очень непростым, а уж его концовка вообще была тяжёлой для мужчин. Хорошо ещё, что они нашли более-менее оптимальное решение проблемы.
  
  

ГЛАВА 31

Быть или не быть?..

  
   Начало июля началось у Александра вроде бы обычно, как до того в последнее время начинался каждый его рабочий день, да и выходной тоже - лето, работы в эту пору года всегда много. Поднялись Карелин и его племянник - а скорее, действительно приёмный сын - в шесть часов. Когда они во дворе умывались, Игнат Степанович спросил: Сашку:
   -- Воронка на пастбище не выгоняешь?
   -- Сегодня нет. Он на Чарыше, как я думаю, полдня пастись будет.
   -- Понятно. Значит, едешь-таки в Чарышскую Пристань?
   -- Еду, отец!
   -- О! -- растрогался Карелин. -- Дождался я такого обращения... Спасибо тебе!
   -- Но ведь так оно, наверное, и есть, вы вчера правильно это отметили. Да и за два года, проживая под одной крышей, и учитывая то, сколько всего вы для меня сделали, это действительно так.
   -- Да что я там сделал... А если и делал, то не только для тебя, а и для села, для людей я делал. Да и для самого себя тоже, -- тяжело вздохнул он. -- Два года я жил и радовался, а скоро меня опять ожидает одиночество... Для стариков хуже нет, когда они одиноки, не с кем и словом перекинуться. А порой и слов не нужно, просто чувствуешь, что рядом близкий человек, который понимает и поддерживает тебя. Многие умирают не столько от старости, сколько от одиночества. Такие вот дела...
   -- Дядя Игнат, ...или отец, не знаю, как теперь к вам обращаться.
   -- Можно и так, и так. Всё равно недолго уже осталось...
   -- Так вот, не унывайте вы так. Всё же, рядом с вами сестра. Это же очень близкий и родной человек. Дети, создавая свои семьи, могут уехать в другое село, город, край, а то и страну. А единоутробный человек всегда помнит о существе ему же подобному, не забывает, искренне радуется при встрече. У меня вот такого человека нет, а у вас он есть.
   -- Ладно, закрыли тему. Тоже мне, успокоитель нашёлся. Пошли завтракать.
   Но за столом тема планов на сегодняшний день Александра, конечно же, продолжилась.
   -- Ты в какой рубахе в Пристань собираешься ехать? -- спросил Игнат Степанович.
   -- Вот это я как раз ещё не решил. И хотел с вами посоветоваться. Белую одевать или красную - нарядную, праздничную?
   -- Ну, если фото на память, то лучше праздничную. Пусть пока что и не праздник. Но фото-то на всю жизнь.
   -- Ну, я тоже сначала так думал. Но есть сомнение.
   -- И что за сомнение?
   -- Понимаете, самая красивая, яркая рубаха на фотографии всё равно будет выглядеть серой. Фото ведь не цветное.
   -- Что значит, цветное? Фото оно и есть фото.
   -- А, ну да, я просто забыл... Понимаете, дядя Игнат, вы привыкли к этим фото, например в газете. Но есть уже даже в ваше время - немного, но есть - цветные фотографии. Ну, а у нас они уже только такие. Так вот, на них красная рубаха и есть красной, небо - голубое, трава, деревья - зелёные, тыква - оранжевая. И так далее и тому подобное. В общем, всё как в жизни.
   -- У-у, ты смотри как оно... Красиво, наверное...
   -- Очень красиво, тем более, что на фото всё выглядит ярче. Глаз привыкает к обыденности, и порой эту красоту уже как бы не замечает. А на фотографии оно всё проявляется.
   -- Да-а, увидеть бы и мне такие фото. Ты говоришь, что и у нас они уже есть?
   -- Ну, в Чарышской Пристани или Бийске их точно нет. Возможно, и в Барнауле пока что нет. А вот в Новониколаевске или Томске могут и быть. Пройдёт лет 5-7, и вы их точно увидите, если наведаетесь в какой-нибудь крупный город. А лет через 20-30 и синематограф, кино будет цветное.
   -- Да-а, вот это времена пойдут! И почему бы мне было не родиться лет через 50, или хотя бы 30?..
   -- Если бы это от конкретного индивидуума зависело... -- вздохнул Александр, -- тогда все бы рвались родиться как можно позже. Но, чтобы это позже произошло, нужно кому-то его творить. Потому матушка Природа и не позволяет вмешиваться в такой процесс. Без стародавних веков не было бы ни настоящего, ни будущего.
   -- Я это понимаю, -- грустно протянул Карелин. -- Это просто у меня от твоих рассказов некая ностальгия. У людей обычно бывает ностальгия по прошлому, а вот у меня - по будущему. Ладно, хватит об этом. А то я совсем расклеюсь. Саша, мы всё время отвлекаемся от основной нити разговора. Давай возвращаться к нашим рубахам. Точнее, именно к твоей рубахе. Да, красная рубаха на фото не получится, будет она серой, тёмной.
   -- Вот и я о том же подумал. Ну, вроде бы была ранее красивой, да выцвела - серая, грязная.
   -- Ну, она точно не грязная. Я сколько фото видел, не могу ни об одном из них сказать, что у человека одежда грязная. Тем более что для фото всегда наряжаются в самую лучшую одёжку - как на праздник.
   -- Я согласен с вами. Немного не так я выразился. Просто у меня перед глазами цветные фотографии, а чёрно-белые против них какие-то блёклые, ну, как выгоревшие. А потому я подумал, что одену я, наверное, обычную белую рубаху. Вот уж она не будет казаться блёклой, выцветшей, она будет казаться чистой. Кроме того, на ней хорошо будет виден узор. А на красной рубахе, тёмной на фото, узор почти и незаметен будет.
   -- Да-а, а вот в этом ты, пожалуй, прав. Точно, одевай-ка ты белую косоворотку. Она на фото постоянно будет такой. А волосы у тебя тёмные, лицо загорелое, так что есть и некий контраст к рубахе - не будет всё белым.
   -- Спасибо, что поняли меня. Вы сегодня обедайте без меня. Приготовите, что-нибудь на скорую руку, потому что я, наверное, поздно вернусь. Буду просить фотографа, чтобы он сделал мне фотографии сегодня. Нет резона ещё раз в Пристань мотаться.
   -- Да, это верно. Деньги у тебя есть?
   -- Есть, есть. Ещё и останутся. И буду очень надеяться, что царские рубли и копейки мне вскоре уже не понадобятся.
   -- Хорошо. Плати тому фотографу хоть и все деньги. У меня деньги имеются, а лишнего мне не нужно. Да и что мне, старику покупать... Много ли мне нужно? В общем, пусть фото тебе сделают именно сегодня. Так, всё. Я побежал на работу. А то чересчур заговорились мы. Тебе удачи! И до встречи уже вечером.
   Сашка же после ухода приёмного отца, прибрал со стола, помыл посуду, взял небольшую краюшку хлеба и пошёл впрягать Воронка в пролётку, угостив его. Затем он вернулся в дом, сменил свою каждодневную белую рубаху на такого же цвета, но свежую, собрал все свои наличные деньги, запер дом, прикрепил на дверь, заготовленную заранее записку (о том, что дома он будет только ближе к вечеру) и пошёл к пролётке. Минут через 10 он, покинув село, был уже в пути к Усть-Чарышской Пристани.
   Времени для того, чтобы сфотографироваться у Сашки ушло минимум. Ну, не одна, конечно, минута, поскольку фотограф со знанием дела долго усаживал клиента, чуть-чуть поворачивал то его самого, то одно лишь лицо. Он также подбирал фон за спиной сидящего, изучал, равномерно ли освещение. Затем, накрыв голову покрывалом, долго "прицеливался" фотоаппаратом. В конце концов, он закрыл объектив крышкой, вставил фотопластинку, и ещё через секунд 10, наконец-то "вылетела птичка". Но, всё равно, это заняло не более 7-8 минут.
   А вот "торги" по поводу окончательного изготовления двух фотографий - всего лишь двух - длились значительно дольше. Сначала фотограф и слушать не хотел о том, что можно изготовить фотографии сегодня. Он начал объяснять клиенту какая же это сложная работа, вызвав лишь улыбку у того. Александр же спокойно, но с той же улыбкой растолковал специалисту своего дела, что для этого нужно не так уж и много: проявить и закрепить фотопластинку, после чего высушить её. А далее контактным способом перенести изображение на фотобумагу, и вновь тоже её проявить, закрепить и высушить. Вот и всех-то дел. Да, нужно естественно готовить ещё и растворы, но много времени это не занимает. После этого фотограф уважительно посмотрел на своего такого осведомлённого клиента, и спросил, откуда тот всё это знает. На что Сашка просто коротко ответил, ничего не объясняя: "Знаю!". Тогда фотограф подумал, что, возможно, это кто-то из бывших (или будущих) коллег, и повернул оглобли в иную сторону. Он начал говорить, что это займёт много времени, а он не может разорваться и на само фотографирование и на процесс изготовления фотографии. Но когда Александр, уже без улыбки, спросил его: "Вам помочь?", фотограф остолбенел. И вот после этого начался уже конкретный процесс торгов. В общем, в итоге в цене сошлись. А затем произошло самое интересное. Фотограф подошёл к одной двери в углу комнаты фотостудии и негромко постучал в неё. Через пару минут дверь приоткрылась, именно приоткрылась, а не распахнулась, и из неё вышел мужчина лет 30 от роду (самому фотографу было под 40) и вопросительно взглянул на владельца студии, как того оценил Сашка.
   -- Николай, вот с этой фотопластинки нужно сделать 2 фотографии. Срочно! Срочно, но качественно, -- добавил он. -- Через сколько времени ты сможешь это сделать?
   -- Но у меня же сейчас в процессе другие фотографии.
   -- А то я этого не знаю. Я же не говорю, чтобы ты всё бросил и занялся этой фотографией. Конечно, заканчивай те. И без излишней спешки. Я сказал срочно в том плане, что фотографии должны быть изготовлены именно сегодня. Потому и спросил, сколько времени тебе понадобится.
   -- А, вот так... Ну, я думаю, -- закатил он глаза вверх, -- часам к двум сделаю.
   -- Устраивает вас этот срок? -- фотограф повернулся к Александру.
   -- Вполне! И даже к трём часам устроит. Пусть ваш коллега не особо спешит. Я же понимаю, что у него есть и другая работа.
   -- Отлично! Сегодня в вашем лице мне попался очень толковый клиент. Приятно иметь с вами дело. Тогда, значит, подходите к трём часам. Фотографии точно будут готовы. Качество гарантирую.
   -- Спасибо! К трём часам я буду у вас.
   А сейчас не было ещё и 10 часов. Полдня доведётся жителю Красноярки околачиваться в Чарышской Пристани. Шурка даже подумал о том, не вернуться ли ему в село, а затем приехать сюда уже именно к трём часам. Но в селе ему сейчас нечем особо заняться - пациентов нет, работы в поле - покосы - завершены, а в самой усадьбе дел немного. Подождут те дела, чего гонять коня взад-вперёд... И он поехал на берег Чарыша - там можно будет и искупаться, и позагорать, а Воронок тем временем будет щипать травку.
   Пробыл он на берегу Чарыша почти до двух часов. Место он выбрал подальше от людских глаз, а потому не единожды искупался в реке. Почему подальше от глаз, да потому что плавок или иного купального костюма у него не было. Купаться в подштанниках - а иного белья тоже не было - ему не хотелось. И мужики, и бабы в селе купались обычно именно в исподнем - парни в подштанниках, а девки - в нижних сорочках. Правда, обычно, всё же раздельно - группировались по полу. Но не хотелось Сашке купаться в исподнем - суши его потом или валяйся в мокром на траве. А на той после покосов проступали приличные залысины земли, значит и стирать доведётся, а где и когда сушить?.. - не сидеть же голышом в пролётке. А потому он именно купался голышом. Это было намного проще и удобней. Он только временами бросал взгляд в сторону дороги, хотя та и была далековато - не приближается ли кто к нему. Но за эти четыре часа его никто не потревожил.
   А далее Шурка напоил Воронка, вновь запряг его в пролётку и поехал в Пристань - Воронок-то наелся, а вот ему самому нужно что-либо бросить в рот. Что он успешно и сделал в первом попавшем трактире. А далее уже по прямому делу. Фотографии были уже готовы, и смотрелся на них Александр неплохо - что ни говори, а фотограф оказался мастером своего дела.
   -- А вы и ваши подручные хорошие мастера, -- похвалил Александр фотографа. -- Фото очень хорошие. -- А вы знаете, что есть уже цветные фотографии? -- улыбнулся Сашка.
   -- Цветные? Как это цветные?.. -- удивился собеседник.
   И Александр рассказал собеседнику то, что он утром рассказывал о цветнх фотографиях своему приёмному отцу, оставив изумлённого фотографа размышлять над этим. А затем они тепло попрощались, и клиент отправился в ставшею ему родной Красноярку.
   В общем, вернулся Сашка в своё село, когда маленькая стрелка на настенных часах Игната Степановича не добралась до цифры "4". А того пока что дома не было - понедельник во все времена был нелёгким днём.
   И Шурка решил сделать Карелину сюрприз. Конечно, назвать его полностью сюрпризом и нельзя было, но, тем не менее... Он решил подписать одну из своих фотографий и вручить человеку, который так много для него сделал. Сашка вынул из ячейки комода свою шариковую ручку и именно ею сделал на обороте фотографии следующую надпись: "На долгую память моему приёмному отцу, замечательному человеку Игнату Степановичу Карелину от Александра Большакова. Село Красноярка, Бийского уезда. 01.07.1913 г." Казалось бы, что писать такой ручкой и оставлять свою настоящую фамилию, было большим риском. Но Сашка был уверен, что никакого риска нет. Во-первых, Карелин ни перед кем хвастаться этой фотографией не станет. А во-вторых, в качестве оправдания (если фотографию кто-либо, всё же, увидит) он может заявить, что откуда он знает, чем сделана надпись - спросите, мол, у самого автора, если найдёте его. А фамилия?.. - так это его псевдоним. Назвался так, считая себя большим человеком.
   И нужно сказать, что сюрприз удался. Когда Игнат взял фотографию в руки, он тоже оценил её качество, а, когда взглянул на её оборот, то у него вообще увлажнились глаза. Он тихим, хриплым голосом только и смог промолвить:
   -- Спасибо, Саша!
   -- Это вам спасибо, отец, за всё то, что вы для меня сделали.
   Карелин лишь, молча, махнул рукой, но потом, всё же, спросил:
   -- Надеюсь, Василисе ты такую подпись на своей фотографии не сделал?
   -- Конечно, нет. Но это как раз меня и мучает, хотя я прекрасно понимаю, что ей подобную подпись мне делать никак нельзя было.
   -- Успокойся. Я ей своими словами всё объясню.
   -- Я это понимаю. Вот видите, даже когда меня здесь уже не будет, вы всё равно продолжите помогать мне. Так что не машите рукой. Такая помощь далеко не пустяк.
   -- Пустяк, не пустяк - не будем спорить. Я это делаю, буду делать не только для тебя, а для неё, да и для себя тоже. Ты мне лучше вот что скажи - и что, с завтрашнего дня снова на Чарыш, только в иную сторону?
   -- Если ничего не случится, то да. Попробую поймать удачу. Вот только улыбнётся ли она мне... А если и да, то когда?
   -- Так, а вот в этом деле у тебя должны быть не сомнения, а вера, убеждённость. Поставь перед собой такую цель, и она обязательно свершиться. Ты же ни минуты не раздумывал над тем, прыгать ли тебе в воду через ту твою тучку. Вот и сейчас не раздумывай, а верь.
   -- Я тогда не понимал последствий.
   -- Тем более! А сейчас ты их понимаешь, вот и готовься к ним.
   -- Легко вам говорить...
   -- Как раз нелегко, Саша! -- укоризненно взглянул на парня Игнат Степанович.
   -- Ой, простите, дядя Игнат. Я совсем не то хотел сказать...
   -- Ладно. Не забывай записки вешать, где тебя искать. Ты пока ещё сельский врач.
   -- Конечно, не забуду.
   И 2-го июля Александр вновь поехал вниз по течению Чарыша, но уже в сторону Елбанки - впервые туда почти через два года. Да, с того дня, как он 16 июля вошёл в село, он ни разу не был в том месте. А что ему было там делать?.. А вот сейчас дело нашлось. Дорога туда была похуже, нежели на Чарышскую Пристань, но проехать пролёткой, всё же, можно было. Для Воронка, это тоже, вероятно, был новый маршрут, поскольку при различных звуках он то "прищуривал" уши, то их настораживал. Но буквально через 15 минут они уже были на месте. Сашка определил это ещё издали, увидев знакомый песчаный спуск к воде, а за ним и холм. Когда пролётка поравнялась с ним (немного в стороне), парень определил, что трамплина там по-прежнему нет. Он чуть заехал в рощицу (или перелесок), выпряг Воронка и отвёл на луг, а сам расположился недалеко от холма. Он сначала думал расположиться на холме, но потом передумал - Бог его знает, что могло произойти на сей раз, теперь в этом месте можно было ожидать любых неожиданностей.
   Увы, сегодня не произошло не просто никаких неожиданностей, а вообще ничего примечательного. Ничего! А Сашка целый день просидел на берегу Чарыша. Хорошо, что он хоть захватил с собой что пожевать. Но из села к нему тоже никто не прибегал, хотя он и довольно точно описал в наддверной записке, где его искать. Значит, пациентов по-прежнему нет. Хоть это хорошо - здоровый народ в селе и нет никаких ЧП. Но вот когда Сашка отправился за Воронком, то увидел, что тот забрёл довольно далеко. И он понял, что так дело не пойдёт. Если вдруг, к счастью для Большакова появится тучка, то он будет очень долго возиться с конём и пролёткой - так можно будет прозевать всё на свете. А потому отныне он не будет выпрягать Воронки из пролётки и пастись он будет не на лугу, а в (или рядом) перелеске. Там травы тоже предостаточно, и она, возможно, даже лучше, нежели на лугу - ведь в рощице сенокоса не было. Итак, один день насмарку. Ну, разве что Сашка отдохнул. Но нужен ли ему такой отдых? Вот в чём вопрос.
   И последняя фраза, которую он произнёс в уме, ассоциировалась у Александра с известной фразой из знаменитой трагедии Уильяма Шекспира "Гамлет":
   Быть или не быть, вот в чём вопрос. Достойно ль
   Смиряться под ударами судьбы,
   Иль надо оказать сопротивленье?
   "Быть или не быть?" - это вопрос, который во все времена стоял перед людьми: противостоять злу или смириться с ним? Пытаться изменить мир, в котором торжествует несправедливость, или спокойно жить в нём? Вот только в трагедии этот вопрос впервые был сформулирован так ясно и определённо. Но трагедия принца датского Гамлета изначально лежала в плоскости от хорошего к плохому. При этом не для Человечества в целом, а лично для Гамлета: убийство его отца дядей - родным братом короля - и лишение возможности Гамлетом занять место на троне, со всеми вытекающими отсюда последствиями. А далее, как обычно, возникает чувство мести... Старо как мир. Сколько людей чуть ли не ежедневно переживают резкий перепад от хорошего к плохому в своей жизни. А потому в монологе Гамлета больше патетики, нежели переживания за судьбы обиженных, обездоленных людей (не мечтающих о троне).
   А для Сашки вопрос "Быть или не быть?" стоял совершенно в другом ракурсе. Он задавал себе это вопрос в своей интерпретации: "Быть или не быть мне в своём мире, в своём времени?". Он, всё же, опасался, даже если и появится та знакомая ему тучка, оказаться в каком-нибудь XV-м столетии, хотя и верил в лучшее. И кто его знает в чьём "исполнении" знаменитый вопрос звучал серьёзнее. -- Хотел бы я посмотреть, -- думал Александр, -- какие бы монологи закатывал принц датский, попади он на 100 с лишним лет в прошлые времена? -- Правда, историки, споря между собой, до сих пор не могут установить время действия трагедии. Гамлет мог жить и в VIII-IX-м веке, и в XVII-м. Но потеря престола (и то лишь возможная - всё могло произойти), это ничто по сравнению с потерей всех родных, близких, знакомых, приятелей, друзей... при попадании в другой мир, к которому ой как нелегко приспособиться. И кто может укорить Большакова в том, что он совершенно не прав?..
   Аналогичным образом пролетели среда, четверг и пятница. А вот в субботу за Александром Николаевичем Карелиным прибежал "посыльный" - мальчишка, который сообщил, что в одной из сельских семей заболел ребёнок. И Александр, не мешкая, вместе с посыльным помчался на пролётке в село. Он готовился лечить серьёзную болезнь. Но столкнулся всего лишь с паникой и медицинским невежеством родителей ребёнка. Они начали испуганно жаловаться, что у ребёнка сильный понос, и беспокоились о том, не дизентерия ли у ребёнка, или и того хуже - холера. Александр осмотрел ребёнка и успокоился. А затем начал успокаивать и родителей. Он объяснил им, что и та, и другая болезнь инфекционные, то есть её вызывают вредные инфекционные бактерии. Дизентерию, к примеру, вызывает дизентерийная палочка. Ничего подобного у их ребёнка нет. Просто он переел зелёных фруктов. Зелёные фрукты содержат много янтарной кислоты, а у многих детей в раннем возрасте наблюдается дефицит именно этого вещества. Вот ребёнок и тянется к этим плодам. Просто нужно следить за ребёнком. Ведь неспелые плоды - очень жёсткие и плотные. А потому повышенное содержание органических кислот и дубильных веществ в недозрелых плодах неблагоприятно воздействует на желудок и кишечник. И, когда ребёнок съест много недозрелых фруктов, у него и появляются рвота, понос, боль в животе из-за сильного раздражения слизистой оболочки желудка и усилении перистальтики кишечника. Он прописал родителям для лечения их ребёнка простейшее народное средство: замочить в тёплой воде сухой ржаной хлеб (сухари) в течение 15-20 минут. А затем пить этот настой понемногу, но в течение всего дня. Понос должен прекратиться в течение суток.
   В общем, ребёнка он точно вылечит, а точнее вылечат того сами его родители. Но ещё один день пролетел впустую, а это уже пятый день с начала поездок Большакова на Чарыш к холму - на календаре было 6-е июля. Через 10 дней у Александра может быть своеобразный юбилей - ровно 2 года с тех пор, как его нога впервые ступила на улицы Красноярки. Ассоциативно Сашка вспомнил о другом юбилее, но не у него, а у царствующей особы. Ровно 2 месяца назад - 6-го мая - первому лицу государства, царю Николаю Александровичу исполнилось 45 лет. Это был не праздничный день (не выходной), но о подобных Днях рождения царствующих особ всегда сообщалось в газетах. Например, у Ея Императорского Величества, Государыни Императрицы Александры Феодоровны (жены Николая II) день рождения тоже был в мае - 25 мая. А у матери Николая II-го (жены Александра III) Ея Императорского Величества, Государыни Императрицы Марии Феодоровны день рождения припадал на 14-е ноября. Дней рождения других царствующих особ Александр не запомнил. Но ещё об одной дате следовало помнить, наверное, всем подданным Николая II-го - 21 октября 1894-го года произошло Восшествие на престол Его Императорского Величества, Государя Императора Николая Александровича. Были ещё и дни тезоименитства, то есть именин высокопоставленных лиц, принадлежащих к царствующей фамилии. Тезоименитством именовали также день памяти святого, имя которого носилось. Но вряд ли их кто-нибудь помнил.
   Сашка дома вечерами постоянно вёл короткие беседы с Игнатом Степановичем на тему своих поездок.
   -- Ну, что, и сегодня никаких изменений не было? -- спрашивал Карелин, хотя это был явно риторический вопрос - раз Александр в избе, то, конечно, ничего нового не произошло.
   -- Увы, и сегодня день потрачен впустую.
   -- Ничего в жизни впустую не происходит. Ты просто прожил ещё один день, на один день старше стал.
   -- Старее, -- улыбнулся Александр.
   -- Это я с каждым днём стаю всё старее, -- грустно протянул хозяин избы, -- а ты именно старше, мудрее. Ничего, я верю, что ты вскоре расстанешься со мной.
   -- Выгоняете, да? -- решил пошутить Сашка, но шутка явно не удалась.
   -- Типун тебе на язык! -- разозлился Карелин. -- Ну, что ты такое болтаешь! Умный человек, но бывает такое ляпнешь! Это всё твои дурацкие шуточки, твой неуместный юмор.
   -- Ой, прости, отец! -- Александр впервые обратился к Карелину на "ты".
   -- Ладно, прощаю, -- успокоился тот, очевидно, оценив такое обращение.
   На этом тема была закрыта, хотя они ещё некоторое время говорили и о другом. А день, тем не менее, подходил к концу.
   И такие беседы, которые тоже можно уже было называть риторическими, происходили каждый вечер. И с каждым днём они становились всё грустнее и короче.
   Что же касается поездок Александра Большакова на Чарыш, то он продолжил их и в воскресенье, и на следующей неделе. Но и в этом плане четверг 11-го июля тоже был как бы юбилейным - состоялась уже 10-я ежедневная поездка Шурки в это заколдованное место. Вот только так уж заколдованное ли оно?.. Ведь ничего не происходило, и никаких непонятных тучек не было и в помине. Ничего необычного не предвещал и следующий день - одиноко, скучно и нет даже "посыльных" из села. А даже это могло хоть немного разнообразить похожие как 2 капли воды, проведенные на Чарыше дни. Правда, пятница выдалась прохладной, ещё со вчерашнего вечера небо затянулось тучами, а ночью прошёл дождь. Утро было пока что без дождя, но и солнца не было видно - тучи, тучи, которые висели низко и вот-вот грозили разразиться ливнем. А потому Сашка сегодня надел пиджак и картуз. Пролётка открытая, а спрятаться на Чарыше негде, разве что под деревом. Но тогда лучше именно в пиджаке и картузе - не так промокнет, деревья всё равно полностью от дождя не защитят.
   Пиджак был пока что не совсем привычной одеждой для крестьян. Те носили лёгкие зипуны, сюртуки, полукафтаны, коротайки, армяки (долгополая распашная одежда подобная халату) и т. п. На западе страны носили (по примеру польских и галицких евреев) ещё и лапсердак - сюртук особого покроя. Но непривычный к такой одежде Сашка приглядел себе именно пиджак, который он купил в Усть-Чарышской Пристани ещё в прошлом году, когда подыскивал платье для Василисы. В принципе и сейчас в городах многие студенты надевали куцые пиджачки и косоворотки - "демократические". Иногда поверх косовороток надевали ещё и пикейные (стёганые) жилеты с рельефным узором.
   Но именно в это время на смену сюртукам пришли укороченные пиджаки с завышенной талией и удлинёнными лацканами. Преобладающими цветами мужских костюмов были тёмные: чёрные, синие, маренго, тёмно-серые, реже коричневые. Правда, выходные костюмы шили только чёрные. Общим для всех типов костюмов были покатые плечи; плечевой шов шел не по верху плеча, а спускался на спину. Они обычно имели сзади разрез (шлицу), который позволял не мять пиджак при сидении. Вот примерно такого типа пиджак тёмно-серого цвета и купил себе Александр. Ну, а картуз у него был ещё с начала его жизни в Красноярке - голову в непогоду нужно было чем-то прикрывать. Правда, картуз - это не совсем привычная для парней XXI-го века кепка. Он имел довольно широкий околыш и задранную вверх тулью, и был более похож на офицерскую фуражку.
   Александр всё это время брал с собой на Чарыш корзинку, в которую он складывал периодически сорванные ягоды, а сверху для вида укладывал некоторые виды растений - он же, мол, собирает травы для лекарственных настоев. С утра в корзинке лежал и его обед. Носил с собой Сашка и заранее написанную прощальную записку Игнату Степановичу, а также свою шариковую ручку. Ему пришла в голову мысль оставить Василисе не только свою фотографию, но и вещевой подарок. Но не купленный, а именно такой, который точно будет напоминать ей о дарителе. А что у него есть - часы да шариковая ручка, не плавки же ей оставлять. Но часы, всё же, опасно, а вот ручка сойдёт. Да и объяснит ей всё Карелин.
   Местность Шурке была уже знакомой, да и вспомнил он её по своим блужданиям в 2019-м году. А потому он каждый день понемногу собирал ягоды, но, далеко не заходя, и периодически возвращаясь к тому месту, откуда просматривался холм. Но сегодня бродить среди мокрых после ночного дождя кустов ему не хотелось. Он-то был в сапогах, но штаны точно промокнут. А потому Александр пока что просто сидел в пролётке (холмики тоже мокрые) и предавался разным своим воспоминаниям и мечтаниям. Хорошо ещё, что пока дождя нет. Воронок же, не спеша (наверное, один раз в 10 минут) делал шаг-другой вместе с пролёткой, пощипывая травку. Большаков не знал, сколько времени он так задумчиво сидел в пролётке, но, очнувшись от своих дум, он вышел из пролётки - решил размяться. Да и Воронок уже немного оттащил пролётку от первоначального места. Холм и с первоначального места был не особенно хорошо виден, а сейчас он вообще был скрыт деревьями. Сашка, не спеша, вышел на открытую местность. Но когда он бросил взгляд на холм, то оцепенел - вершину того заволакивал туман или тучи. Вроде бы и не удивительно по такой погоде, но низковисящие тучи были намного темнее, а потому тучка или туман выделялись на их фоне. -- "Неужели?!.." -- мелькнула в голове у парня мысль. Конечно, это могла быть вовсе и не та, нужная Большакову тучка, но это был шанс!
   Сашка начал быстро рвать траву тех растений, у которых были более-менее крупные листья и укладывать их в корзинку, забыв даже вынуть из неё свой обед. Затем он сунул туда же записку Игнату Степановичу и ручку Василисе. Он попытался вложить корзинку под сиденье ямщика, там был как бы ящик. Он не хотел, чтобы записка размокла от возможного дождя - Воронок-то добежит к знакомой усадьбе быстро, но Карелина ещё долго не будет дома. Корзинка вошла в ящичек свободно, но закрыть его мешала её ручка. Тогда Сашка, недолго думая, вынул из кармана свой нож "козья ножка" и отчекрыжил эту ручку - Игнат Степанович поймёт. Далее он вывел Воронка с пролёткой на нужную тропу к дому, тепло попрощался с ним, обняв и погладив его. А затем он хлопнул лошадь по крупу (как советовал Карелин) и громко приказал коню: "Домой, Воронок! Передавай от меня привет хозяину!". Воронок весело побежал к селу, а Большаков галопом побежал к холму - не опоздать бы, не упустить возможный шанс!
   Когда он практически взобрался на холм, то перестал видеть землю под ногами - туман был густым. Идти далее вслепую Александр не рискнул - не видя пути можно оступиться и свалиться с холма. Поэтому он сначала опустился на колени, подогнул рубаху и застегнул пиджак на все 4 пуговицы (те были расположены довольно близко друг от друга и строго вертикально), чтобы не испачкать белую косоворотку, а затем вообще лёг и медленно пополз вперёд - теперь он хорошо ощущал свой путь на вершину холма. Но вот он, как ему показалось, уже перестал ползти в гору - значит, это уже вершина. Ползти далее бессмысленно, через несколько метров уже и обрыв над рекой, в которую на сей раз Сашка падать не собирался. Он лежал в густом тумане (почти не видя даже своих рук) и думал о том, та ли это тучка или не та. А если та, то почему она над холмом, а не под ним. Правда, ранее издали ему показалось, что тучка покрыла почти половину холма, то есть она вроде бы может быть и под ним. А затем ему пришла в голову вообще спасительная мысль, которой он очень обрадовался. Возможно, тучка ниже холма - это путь вниз, в прошлое, а тучка выше холма - путь вверх, в будущее. А, кроме того, Саша вспомнил, как в начале года он почувствовал, что год будет удачный, как бы знаковый. Вот он этот знак! И на этой мысли он вообще успокоился, закрыл глаза и даже, как понял это позже, заснул.
   Когда он проснулся - открыл глаза - никакого тумана на холме уже не было. Но изумило его, как это ни странно, совсем другое, в первую очередь его изумило небо - абсолютно безоблачное с ярким солнцем. Он радостно начал подниматься, встал на колени и увидел перед собой - метрах в 2-х от него - две доски. Неужели трамплин?! Он тут же вскочил на ноги, а то был действительно знакомый ему трамплин.
   -- Ура!!! -- завопил Большаков от радости, что он уже в своём времени.
   Нет, он, конечно, понимал, что трамплин мог быть сооружён и лет 10 назад. Но это его абсолютно не волновало. Ну, пусть и десять лет назад (хотя доски выглядели не такими уж и старыми). Подумаешь... Пусть он и не в 2021-м году, пусть даже (как крайний срок) в 2011-м, но это же всё равно его время! Да, он в это время ещё учился в школе, но ведь с мамой и папой ничего не произошло - в 2011-м году они себя прекрасно чувствовали, были относительно молоды. Главное, что это не начало XX-го века, а начало XXI-го, в котором всё ему родное. Даже интересно будет встретиться со своими школьными друзьями, которым сейчас всего лишь 15 лет, а он-то уже совсем взрослый. Вот это фурор будет! И Сашка радостно начал спускаться с холма.
   Но вскоре эта радость сменилась откровенной грустью. Всего пару часов назад, во время совместного завтрака, он разговаривал с Игнатом Степановичем Карелиным, а в это время его уже давно нет в живых. Нет также в живых его любимой Василисы и даже её сына. А он абсолютно ничего не знает об их судьбе. Как же это несправедливо! И в таком подавленном настроении Александр, не спеша, бродил по перелеску. В нём сейчас боролись два совсем противоположных чувства - радость и тоска. Конечно, через какое-то время шальки весов перетянет на свою сторону радость, но вот когда?.. А потому Шурка не спешил идти в Красноярку в таком настроении - успеет ещё, никуда от него село не денется. И он продолжал бродить по перелеску и берегу Чарыша. Но так не могло продолжаться долго, это он хорошо понимал.
  
  

ГЛАВА 32

Вот так встреча!

  
   В итоге Александр ещё немного побродил по роще - или перелеску - при этом узнавая даже некоторые места своего двухлетнего по давности пребывания в этом районе. И, как ни странно, но ему казалось, что здесь почти ничего не изменилось. Но это было, впрочем, и понятно - что такое кардинальное за 2 года может произойти с лесом, а уж тем более с каким-то перелеском. В лесу хоть вырубка может быть, а в перелеске... Кроме того, до своего прыжка с трамплина 27 июля 2019-го года он не особо и обращал внимание на местность. Это уже после прыжка... - совсем другое дело - тогда он почти 2 дня околачивался здесь, приглядываясь ко всему. Да ещё искал ягоды, чтобы хоть немного утолить голод. Или же ломал ветки для ночёвки. Но та местность уже была как раз не такой. В общем, минут через 10 Шурка, не особо поспешая, уже вышел из рощицы, впереди на пути к селу был и холм с трамплином, а ещё чуть далее по правую руку от него расстилался луг. При этом Александр вдруг подумал о том, что теперь понятно, почему более чем за сутки своего пребывания группы ярославцев на отдыхе в этом месте (в июле 2019-го года), здесь так и не появился ни один местный житель. Он уже убедился в том, что серая тучка - временной портал - периодически появляется в этом районе. А потому вполне могло быть и такое, что в каком-нибудь году кто-либо из местных ребят, как и он сам, накрытый тучкой тоже пропал, затерялся во времени. И тогда, не найдя ребёнка, местные власти запретили малышне купаться, да и вообще отдыхать в этом месте. И такой вариант, хотя бы теоретически, исключить никак нельзя было. Но вот Сашка миновал уже и холм с трамплином, после чего вздохнул, обернулся к этому возвышению с дощатым настилом и грустно протянул:
   -- Прощай трамплин! Больше я уже к тебе не вернусь.
   Он даже помахал тому на прощанье рукой, а потом, не оглядываясь, решительно пошёл по тропинке вдоль луга. Трава на лугу уже была скошена, подрастала даже и новая травка, но вот стогов с сеном не было видно. Но это было понятно. Техника современная, а потому уже всё в закромах. Так что, на сей раз в стогу ему заночевать точно не удалось бы. Но он и не собирался здесь ночевать. И даже в селе. Лучше бы заночевать уже на одной из железнодорожных станций. Но именно при упоминании о станции у него в голове вдруг пронеслась мысль, что он наверняка будет ночевать именно в селе. И, возможно, даже не один день. А причиной такого вывода стало то обстоятельство, что он параллельно вспомнил - у него же нет ни копейки денег! И на какие же шиши он будет добираться до железнодорожной станции?!
   И это была серьёзная проблема, очень даже серьёзная! У него в селе в настоящее время нет ни одного знакомого. Да, вероятно, потомки каких-то семей - из тех, что он когда-то знал - и сейчас проживают в селе. Но прошло уже более 100 лет с той поры, а потому никто из таковых сельских жителей ни слухом, ни духом не знают о враче Александре Николаевиче Карелине. Он ни у кого не сможет и денег одолжить. Ведь у него нет абсолютно никаких документов... Кто ему поверит на слово, что деньги он вернёт? Показывать справку 1911-го года с царской печатью? Но это же нелепость! И даже не нелепость - покажи он её кому-нибудь и сообщи, что на ней указаны именно его реквизиты, то уже в своём времени ему может "светить" психбольница. Шурка после таких мыслей даже остановился и огляделся. Впереди, шагах в 15, немного сбоку он увидел небольшой холмик. Он подошёл к нему, присел и стал размышлять над создавшейся ситуацией. Он так рвался попасть в своё время, что ни он сам, ни Игнат Степанович не подумали о такой возможной ситуации. Впрочем, а что бы они могли сделать? Да ничего. А потому выкручиваться сейчас придётся самому Александру. Но как?!
   Для того чтобы одолжить деньги на проезд до Ярославля, а это немалые деньги, нужен был какой-нибудь внушительный залог, или же товарный обмен. Но товарным обменом в денежном вопросе могло быть только золото или какие-нибудь драгоценности. Ни того, ни другого не было даже у Карелина. У Сашки не было пока что даже золотого обручального кольца, как не было и каких-либо драгоценных подарков - в старину это могли быть, к примеру, золотые часы. При упоминании о часах Шурка тут же отбросил мысль о своих часах - да, они очень даже неплохие, но кому они нужны, если они уже более полугода не идут. Могут подумать, что это не из-за отработавшей свой ресурс батарейки, а просто из-за какой-либо механической поломки. А найти в селе нужный для часов элемент питания весьма проблематично. Кроме того, при установке нового источника тока рекомендуется пользоваться пластмассовым пинцетом. И где его брать? Если нет пинцета, можно, конечно, использовать и резиновые напальчники. Ведь настоятельно не рекомендуется прикасаться к источнику тока голыми пальцами - даже краткое прикосновение отрицательно сказывается на электрических элементах некоторых типов. Но эту мысль Александр, всё же, занёс себе в память. Как говорится, на безрыбье и рак рыба. Возможно, и придётся ему торговаться своими часами. Больше ведь у него ничего ценного нет. Нож "козья ножка"? Но кого этим удивишь?
   Был бы телефон, думал, Шурка, он бы позвонил родителям и попросил выслать ему переводом деньги. Мама, конечно, точно упала бы в обморок, услышав голос сына, которого уже 2 года наверняка считала мёртвым, или, по крайней мере - без вести пропавшим. Но от радости, что сын жив, родители выслали бы и в стократ бо?льшую сумму, нежели ему сейчас необходима. Телефон, конечно, можно на пару минут одолжить у кого-нибудь из местных жителей, а когда придут деньги за стоимость совершённого звонка отдать даже с немалыми процентами. На это могут многие согласиться, да и просто мир не без добрых людей. Правда, он не знает можно ли в Красноярку выслать деньги электронным переводом - даже при таком способе пересылки денег может уйти до 2-х дней. А почтовым переводом - так вообще дней 5-6. Пару дней он может перебиться и ягодами - опыт имеется. А вот более... - опять-таки придётся просить в долг. Кроме того, сам он не сможет даже получить деньги - у него нет никакого документа, удостоверяющего личность. Вот тебе и ещё одна проблема... Нужно у кого-то брать местный адрес и реквизиты. Это, конечно, можно сделать, но нужна ли эта лишняя морока жителям села? Однако, на это, вполне вероятно, некоторые охотно согласятся, посули он им небольшой куш. Правда, таковыми, скорее всего, могут быть бомжи или пьяньчужки. Но у того же бомжа тоже может не быть документа, да и какие бомжи в селе... Это в городе имеются бомжи, а в селе это большая редкость. Значит, остаётся лишь один вариант - именно местный пьяница. А таковые имеются как в городе, так и в селе. И, пожалуй, в селе таковые точно есть. А отсюда вывод - когда он войдёт в село, нужно будет присматриваться к возможным кандидатурам на это дело. Правда, сейчас утро, а потому вряд ли будут иметь место отпетые пьяницы - запойное время, всё же, больше вечернее. Но, возможно, как раз с утра кому-нибудь из особ мужского пола очень уж нужно будет опохмелиться. Тоже вариант... Хотя, деньги-то придут не скоро. Но надежда, всё же, есть.
   В общем, составив такой возможный план своих действий, Александр вздохнул, поднялся с холмика и потопал в село. Именно потопал, поскольку на ногах у него были не лапти и даже не туфли, а сапоги. Его внешний вид, конечно, удивит жителей села, но это сейчас не особенно беспокоило Шурку - были проблемы куда более серьёзные. Минут через 20 он уже шёл улочками села, вспоминая при этом, как он входил в это же самое село в средине июля (по старому стилю) 1911-го года. А село было хотя и то же самое, но совсем даже не то. Да, планировку улиц Сашка узнавал, но сами улицы... Они в корне изменились, что было, конечно же, и не удивительно. Он шёл медленно, внимательно рассматривая уже не избы, не домишки, а сельские добротные дома. Вот в этом место стояла изба такого-то, в этом - иного знакомого ему жителя, в этом месте ранее был приёмный кабинет Галины Ждановой, позже уже Ольховой... И так далее. Он не обращал никакого внимания на некоторых жителей села, бросающих на него удивлённые взгляды. Он, не спеша, направлялся в центр села. По пути ему пришла мысль, что лучше всего зайти в сельсовет (по мысли Шурки тот должен находиться именно в центре села) и побеседовать с председателем сельсовета, а, возможно, и в этом селе возродился институт сельских старост. Он со вздохом и благодарностью вспомнил о сельском старосте Игнате Степановиче Карелине. Вот бы и сейчас ему попался такой отзывчивый человек!.. Тогда можно было бы точно рассчитывать на помощь.
   Ближе к центру села на одной из лавочек он издали увидел какого-то мужчину или парня, одиноко сидящего с немного опущенной головой. И, как показалось Сашке, сидел он в спортивных брюках. А ведь разгуливать по улицам в таком наряде не очень-то и прилично. Правда, это не город, а село, но, тем не менее... И ему тут же вспомнились мысли о похмелье с утра пораньше.
   -- О! -- подумал Александр, -- а вот, наверное, и местный пьянчужка, у которого с утра побаливает не протрезвевшая голова. Значит, есть нужная мне кандидатура. Возможно, и в сельсовет не нужно заходить.
   Правда, он тут же подумал, что в сельсовет всё равно нужно будет зайти - необходимо будет хотя бы на пару дней определяться на постой. Но это он сделает позже. А сейчас он попробует договориться с этим местным пьяницей о переводе из Ярославля в село нужных Александру денежных средств. Но, подойдя поближе, Сашка вдруг изумлённо остановился. Это случилось после того, как парень поднял голову и чуть повернул её в направлении путника, но пока что не в саму его сторону. Сашка изумился тому, что он знал этого парня, и не просто знал, а очень хорошо знал! На лавочке сидел Димка Фёдоров.
   -- Каким образом он здесь очутился? -- изумлялся Большаков. -- Неужели через 2 года он снова приехал плавать по Чарышу? И сам ли он приехал или же в компании?
   Но, приглядевшись повнимательнее, он увидел за лавочкой какие-то сложенные вещи. И они уж больно походили на упаковки сложенных каяков. Значит, не один, а именно в компании. Но в какой компании? Неужели из бывшей группы ярославских байдарочников?..
   -- Чёрт возьми! -- продолжал удивляться Шурка, -- неужели ребята сюда ежегодно ездят, всё ещё надеясь разыскать именно его, Большакова? Но спустя 2 года? - это же ни в какие ворота не лезет!
   Но теперь Сашка, улыбнувшись, тут же поменял тактику. Он надвинул чуть ли не на глаза картуз и стал приближаться к Димке, опустив голову вниз, как будто он рассматривает дорогу, как бы боясь споткнуться. Подойдя к лавочке, он, изменив голос в сторону более низких тонов, спросил сидящего парня:
   -- Можно мне присесть рядом с вами? Устал я с дороги.
   -- Да, пожалуйста, места-то не забронированы. -- Димка с интересом оглядел Шурку - тот по-прежнему не поднимал голову. -- А откуда это вы идёте в таком виде? С какой-то ярмарки?
   -- Нет, я только к ней готовлюсь, -- Дима, сам того не ведая, подсказал Большакову дальнейшую стратегию его поведения.
   -- А-а, понятно, доморощенный артист? Или профессиональный?
   -- Нет, нет, именно доморощенный, как вы сказали? Нужно же будет развлекать гостей.
   -- Ну-ну. Удачи вам в таком деле!.. -- насмешливо улыбнулся Димка.
   -- Спасибо! А вы, видать, не местный житель, а приезжий?
   -- Приезжий, -- вздохнул Фёдоров. -- Приехал с ребятами отдохнуть в ваши края. Гори он пропадом, такой отдых!
   -- А что так? Не понравились наши края?
   -- А... -- махнул рукой Дмитрий. -- Нет, сначала отдых был нормальный. Да и край ваш очень красивый. К нему я никаких претензий не имею. А вот сама концовка нашего отдыха... В общем, пропал у нас один наш приятель. Вот мы и ищем его, с ног уже сбились!
   -- И сколько же времени вы его ищите?
   -- Сколько, сколько... Уже целых двое суток.
   -- Сколько?! -- Сашка от удивления поднял голову и посмотрел на Димку. Хорошо, что тот в этот момент не глядел на него.
   -- Двое суток.
   -- Двое суток?! А не два года?
   -- Ещё не хватало вести поиски 2 года. Мы что, идиоты? Если человек пропал, то его уже через неделю бесполезно искать. Два года... -- перекривил он Большакова.
   -- Так, можно я с вашего позволения закурю? -- Александр и в самом деле почувствовал, что ему нужно закурить, чтобы успокоиться и поразмышлять над тем, что ему сообщил Фёдоров.
   -- Да курите сколько угодно. Чего ещё разрешения спрашивать.
   -- Просто табак у меня особый. Он может вам не понравиться.
   -- Ой, Господи! Я, конечно, не заядлый курильщик, но за компанию иногда курю. Так что привычен к любым сигаретам.
   -- У меня как раз не сигареты.
   Сашка вынул из кармана пиджака кисет с махоркой, достал аккуратно сложенную газету и начал готовиться к процессу скручивания самокрутки. Он, выезжая в последнее время ежедневно на Чарыш, всегда брал с собой табак, газетную бумагу и спички. Газету (цена 3-5 коп.) всегда приносил Игнат Степанович - прочитанная она тоже находила применение, её хватало на курево и Карелину, и его племяннику. Табак в селе все покупали у Прохора Матвеева, который выращивал его, сушил и готовил. И табак у него был отменным. Спички покупались в сельской лавке. Чаще всего это были спички "Первой паровой спичечной фабрики И. И. Сапожникова с сыновьями". Один коробок спичек стоил 1 копейку. Но это была не самая мелкая разменная монета. Были ещё и такие монеты, как "пол копейки" (в обиходе назывались "деньга"), а также "? копейки" ("полушка"). Монета стоимостью в пол копейки ходила и в советское время, и Большаков это знал. Он знал и то, что даже в 1961-м году перед деноминационной денежной реформой Монетный двор начал пробный выпуск обновлённой монеты в Ґ копейки (до настоящего времени сохранилось не более 10 штук этих медных денежных знаков данного номинала). Но, после изготовления таких пробников стало понятно, что в массовое производство их запускать не стоит - слишком велика оказалась себестоимость изготовления этой единицы денежных средств. Поэтому проблемные цены было решено округлить, а монету в Ґ копейки вывести из обращения.
   За процессом подготовки незнакомца к куреву уже с любопытством наблюдал Димка. А когда Александр прикурил, смачно затянулся и выпустил кольцами дым, он удивлённо протянул:
   -- Ничего себе! Ну, вы даёте! Махорка, наверное, крепкая. А-а, это, вероятно, из той же оперы - подготовка к ярмарке. Чтобы даже в мелочах всё было натурально.
   -- Вот именно. Может и вам скрутить козью ножку? Только это не махорка, а табак. Попробуете табачок. Он душистый и ароматный. Вот только, вы правы, довольно ядрёный, -- повторил Сашка слово когда-то услышанное от Игната Степановича.
   "Козьей ножкой", кроме ножа, действительно называли ещё и папиросы-самокрутки, которые загнутые Г-образно, внешне немного напоминали козью ногу. Но именно папиросы, а не обычные самокрутки. Давно уже творческая народная мысль достигла совершенства в "самокруточной" области, в результате чего и появилась истинно российская модификация самокрутки - "козья ножка". Изготовление "козьей ножки" - это было совершенно особое искусство. Из кусочка газеты - для настоящего мастера этого дела он мог быть произвольной формы - получалось уникальное изделие, состоящее из 5-и деталей: мундштука, цевья, сустава, казённой части и заглушки. По конструкции оно было очень похоже на курительную трубку. Но "Козью ножку" обычно "заправляли" именно махоркой.
   При этом многие полагают, что махорка - это просто низший сорт табака. Но это глубокое заблуждение! Это самостоятельное растение, близкий родственник табака, но, все же, не тот привычный табак, который выращивают как сырье для сигарет. Родословную он ведёт от дикого табака, произраставшего в Южной Америке. Там его и обнаружили в начале XVI-го века европейские мореплаватели. В отличие, к примеру, от картошки, махорка первоначально попала в Россию, и лишь столетие спустя распространилась в Восточной и Центральной Европе. С тех пор чуть ли не до середины ХХ-го века махорка успешно конкурировала с табаком. На вкус и на запах всё-таки она несколько иная. Потому и не правы те, кто полагает, что махорка заменяла собой табак для людей бедных. Ничуть не бывало - для разнообразия её курили и нюхали представители всех слоёв населения. И если дамы с удовольствием понюхивали махорочку, а господа набивали ею трубки, то мужики и крутили знаменитые "козьи ножки".
   Кроме ножа и папиросы-самокрутки существовало ещё 2 вида "козьей ножки": инструмент с крючкообразной рабочей частью и массивной ручкой, применявшийся для удаления зубов и их корней, а также разновидность циркуля, у которого нет пишущей части, а есть зажим для использования карандаша (ручки, пера). Такая "козья ножка" существенно уступает обычному циркулю по точности, но зато позволяет рисовать окружности не только карандашом, но и любым другим пишущим прибором (в том числе кистью, фломастером).
   -- Нет-нет, -- с улыбкой отказался от предложения незнакомца приготовить и ему самокрутку Фёдоров. -- Я такой табак не потяну. К нему привыкнуть нужно.
   -- Это точно.
   Сашка спустя время закончил курение, слюной погасил окурок, бросил его себе под ноги и хорошо растёр сапогом. За время курения он продумал свои дальнейшие действия. А потому Большаков уже своим привычным голосом обратился к Фёдорову:
   -- Ладно, хватит болтать и бездельничать. Время не терпит. Так что, давай Дима, иди и зови Володю и остальных ребят!
   Димка от неожиданности подскочил словно ужаленный.
   -- Ты кто такой! -- завопил он. -- Откуда ты меня знаешь, да и Володю тоже?!
   -- Да мы с тобой давно знакомы, -- Сашка сбросил картуз и обратил своё лицо к Дмитрию.
   -- Сашка!! Вот это да! Нет, ну, ты же просто идиот! Мы тебя здесь ищем-ищем, а ты поднарядился на ярмарке публику развлекать! Деньжат решил срубить?! Так предупреждать же нужно. Тебе не кажется, что это подло по отношению к ребятам?
   -- Я когда-нибудь был подлецом, а, Дима? Мы можешь меня в этом упрекнуть? Не всё так просто, Дмитрий.
   -- А что не так просто?
   -- Ты иди, зови ребят. Я потом уже всем расскажу, чтобы не повторяться.
   -- Ну да, это понятно. А что я им скажу? Зачем я их зову?
   -- Скажи, что на лавочке сидит какой-то парень или мужик, который что-то знает о пропавшем Сашке, то бишь обо мне. Только молчок! -- и он жестом прикрыл губы указательным пальцем.
   -- О, так годится. И очень даже годится! Ты меня разыграл, так пусть же и они клюнут на ту же приманку.
   И буквально минут через минут 7-10 Александр увидел спешащих к лавочке своих давних приятелей. Фёдоров плёлся позади всех, очевидно решив понаблюдать со стороны за действом знакомства ребят с "чужаком". Сашка продолжал сидеть на лавочке, стараясь не особо поднимать голову. Володя же вместе с Геннадием, Сергеем и Михаилом обступили его. Димка стоял немного в стороне.
   -- Добрый день! -- поздоровался с незнакомцем Измайлов. Именно он, как это повелось, взял бразды правления в свои руки. -- Вы хотите что-то рассказать о нашем пропавшем друге? Вы видели его?
   -- И вам не хворать! -- ответил Большаков. -- Да, я видел его.
   -- И где вы его видели - на реке или в селе?
   -- И там, и там.
   -- Как это?
   -- Ну, сначала я увидел его на реке, а позже - уже в селе.
   -- Вы с ним познакомились?
   -- Нет. Просто видел его.
   -- А это точно он? Откуда вы тогда знаете, что это наш пропавший друг?
   -- Ну, я так понял. Потому что он меня ещё там, на реке спрашивал о том, попадёт ли он в село, если пойдёт тропинкой вдоль берега. Значит, он не местный. Кто же это тогда, если не он...
   -- А он не хромал, не ранен, не просил помощи?
   -- Ничего такого. На вид вполне здоровый мужик.
   -- А как он выглядел, во что был одет?
   -- Как выглядел?.. Да обыкновенный парень - выше среднего роста, крепко сложенный, тёмноволосый, но не совсем чёрный волос... -- начал описывать себя Сашка. -- Одет он был всего лишь в плавки, а на руке у него был какой-то синтетический браслет, или что-то типа того.
   -- А не часы, случайно?
   -- Ну, часов я не видел. Хотя могли быть и они, если только он повернул их вовнутрь, -- Генка и Сергей при этих словах утвердительно покивали головой.
   -- Хорошо, принято. А в селе где вы его видели?
   -- На улице, не так уж далеко отсюда.
   -- И когда - вчера или сегодня.
   -- Вчера точно видел, ближе к вечеру. Да по-моему и сегодня тоже.
   -- А почему по-моему, а не точно?
   -- Ну, мне так показалось. Я когда в село входил, то вроде бы он вдалеке пересёк мне дорогу.
   -- А как вы его издали узнали? Он что, по-прежнему в плавках был?
   -- Нет, ну, что вы. Уже нормально одетый.
   -- Хм, интересно, где же он одежду раздобыл. Его вещи у нас, а денег у него нет. Странно...
   -- А как именно он был одет? -- задал вопрос уже Сергей Марченко.
   -- Да примерно так же, как и я.
   -- Не понял... -- начал было выяснять Серёга, но его остановил хохот, не смех, а именно хохот Дмитрия.
   -- Ты чего ржёшь? -- напустился на своего друга Михаил. -- Тут такой серьёзный вопрос решается, а ты заливаешься...
   -- Ой, не могу... -- сквозь смех пытался объясниться Фёдоров. -- Когда он всё вам расскажет, то и вы смеяться будете.
   -- С чего бы это я стал ржать как ты?!
   -- Ну, ржать, ты, может, и не будешь, -- заметил "незнакомец", -- а вот смеяться точно будешь, Миша. А может, наоборот - ругаться станешь.
   -- Оп-па! А как ты знаешь моё имя? Ты кто такой? -- Михаил повторил аналогичный вопрос в подобной ситуации Дмитрия.
   -- Сейчас представлюсь, -- Сашка встал, снял картуз и поднял голову.
   И вновь раздались аналогичные удивлённые возгласы:
   -- Сашка! Александр! Шурка! И что это за комедия? Что за дурацкие розыгрыши?
   -- Так, тихо! -- поднял руку Владимир и обратился к Большакову. -- Саша, и в самом деле, что это за розыгрыши? И к чему весь этот балаган с переодеванием? Мы подняли на ноги жителей двух сёл, а ты какие-то шуточки устраиваешь.
   -- Володя, ты знаешь меня не первый день. Шутка была только вот в эти несколько минут. А остальное всё очень серьёзно. И я знаю, что ты поверишь мне. Некоторые ребята, возможно, и не поверят, а вот ты, именно ты поверишь мне. Я никуда не прятался от вас. А в селе я появился всего лишь минут за 15 до встречи с Димой. До этого меня не было в селе... именно в таком селе, -- добавил он. -- Да и на реке или перелеске.
   -- Что значит, именно в таком?
   -- Я объясню это позже.
   -- А почему позже?
   -- Я сейчас задам тебе вопрос, и ты сам поймёшь почему. Так вот, когда вы планируете выезжать из села? Дорога-то предстоит не близкая.
   -- Это я прекрасно понимаю. Я думаю, что реально это можно будет сделать часа через 1,5-2. Мне нужно зайти в официальные органы и дать отбой на твои дальнейшие поиски. Нужно также узнать в какие города ходят отсюда автобусы - Бийск, Барнаул, Новосибирск... поездов отсюда точно нет. Ну, и нужно ещё всем перекусить, мы сегодня ещё не завтракали.
   -- Понятно. В Бийск, вероятно, ехать не целесообразно.
   -- Почему? По карте вроде бы не так уж и далеко.
   -- То именно по карте - если напрямую. Но прямой дороги нет, а вкруговую очень уж много километража прибавится.
   -- Откуда ты это знаешьи?
   -- Знаю. Позже объясню. Ладно, это вы всё и сами разузнаете.
   -- А почему мы, а не ты?
   -- У меня есть одно дельце. А, как я понял, я вам сейчас не очень и нужен.
   -- А завтрак?
   -- Я уже позавтракал, ещё в половине седьмого утра.
   -- Ого! А почему в такую рань?
   -- Володя, на все вопросы я отвечу вам позже, и подробно всё расскажу. Начни я сейчас всё рассказывать, моё повествование затянется до вечера. Ты мне лучше вот что скажи - какой сейчас год идёт?
   -- Сашка, ты что чокнулся, -- послышался голос Сергея. До поры до времени ребята не перебывали беседу Владимира с Александром. -- Не знает он, какой год... Ну и ну. Ты где был, что совсем память потерял?
   -- Здесь я был, рядом с вами. Так какой, всё же, год?
   -- Естественно, 2019-й.
   -- Не может такого быть!..
   -- Это почему ещё? -- язвительно спросил Мишка.
   -- Нет, быть, конечно, может. Но тогда это тем более непонятно. А потому и не верится мне. Это же явно не сон был... Хорошо, а какой сейчас месяц, число?
   -- Ну, у тебя точно крыша поехала. Посмотри на свои часы.
   -- А, часы... -- махнул рукой Сашка. -- Они уже более полугода не идут.
   -- Вот те на! -- удивился Сергей. -- Три дня назад они у тебя шли, и вдруг уже полгода не идут. Зачем же ты их брал на сплав?
   -- Не знаю, -- только и смог ответить Александр.
   Он ничего не понимал, а потому и не знал, как отвечать на все эти вопросы. Но он, всё же, полез в карман и вытащил свои часы. И тут же как бы окаменел - часы шли! Он это увидел сразу по расположению часовой и минутной стрелок - на его остановившихся часах они показывали время (Сашка это запомнил) - 17:40 (или 05:40). Сейчас же они показывали 10:17, что вполне соответствовало утреннему времени. Не веря своим глазам, он приложил их к уху - часы тикали. И лишь тогда Александр глянул на дополнительные окошки часов. Слева значилось 29.07, а справа - MON. Но как же так?! Вместе с годом это означало примерное время разговора (в первый же день) с Игнатом Степановичем Карелиным уже в его избе! Для Большакова в старом селе Красноярка время тянулись без малого 2 долгих года, а в современной Красноярке прошло всего каких-то пара часов. А со времени его пропажи только 2 дня! Это было абсолютно невероятно...
   -- Ну, что, теперь знаешь, какова сейчас дата? Конечно же, 29 июля. Убедился в этом? -- усмехался его друг. -- А то говорил, что часы полгода уже не идут. Выдумщик ты, Сашка.
   -- Я-то убедился. Но это всё равно не укладывается у меня в голове.
   -- Почему?
   -- Долго рассказывать. Позже всё детально расскажу. Так, Володя, -- обратился он снова к Измайлову. -- Давайте встретимся на этом же месте через 1,5 часа. Я тем временем выполню задуманное мной. У кого есть заряженный телефон? Мой давно уже не заряжался.
   -- Мы вчера свои телефоны здесь подзарядили. Так что бери у любого. Решил домой позвонить, обрадовать родителей?
   -- А вы что, звонили им, что я пропал? -- испугался Александр, хотя пару часов назад именно так и думал.
   -- Нет, ты что. Зачем бы мы заранее пугали твоих родителей.
   -- А вот за это вам огромное спасибо! Если сегодня действительно 29 июля 2019-го года, то звонить я им не буду. Через дня 3-4 и так встречусь с ними. Они ждут меня к 1-му августа. Ну, опоздаю на денёк, ничего страшного не случится.
   -- Тогда зачем тебе телефон?
   -- Мне нужен не телефонный аппарат, а его функции. В частности фото, а лучше даже видеокамера.
   -- И что ты будешь снимать?
   -- Село.
   -- Это село?! И чем оно знаменито? Тем, что ты возле него пропал, что ли?
   -- Нет. У меня есть здесь некоторые знакомые, а точнее были, -- тяжело вздохнул Сашка.
   -- Знакомые?! Но ты же в нём первый раз.
   -- Я всё расскажу. Но у нас времени мало. Желательно уже сегодня к вечеру быть на какой-нибудь железнодорожной станции. А потому давайте будем заниматься каждый своим делом.
   -- Хорошо. Ребята дайте ему кто-нибудь хороший телефон с функцией видео. Позже посмотрим, что он наснимает.
   -- Возьми мой, -- потянул ему телефон Генка, впервые за всё время проронивший слово. -- Видеокамера работает у меня классно.
   -- Спасибо, Гена! И я твёрдо обещаю, что всё и всем покажу. И расскажу. Так, Серёжа, -- обратился он к своему другу, -- переодеваться мне некогда. День же предвидится жаркий, -- а вот в 1913-м году, как подумал Сашка, он был прохладным, по крайней мере, с утра. -- А потому я оставлю здесь свой пиджак и картуз. Я сейчас только заберу из них кисет, бумагу и спички - знаю, что точно перекурить нужно будет. А ты бросишь вещи на каяки, кто-нибудь всё равно будет их стеречь.
   -- И что, ты вот так, в сапогах потопаешь?
   -- Повторяю, мне некогда переодеваться. А это же село! Эка невидаль сапоги... Штаны у меня более-менее обычные, а косоворотка издали обычной рубахой кажется. О, я сейчас пояс с рубахи сниму, подверну её - уж больно она длинная - и заправлю в штаны, которые поясом и подвяжу. Тогда вообще всё будет о'кей. Да и наплевать мне на то, что обо мне кто-то подумать может. Мне не до того сейчас. Всё, я пошёл. Встретимся здесь же