Ройко Александр : другие произведения.

Леди Монте-Кристо. Часть II. И прощены будете

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
       Романтическая история любви Евы и Александра продолжается. Мадам Ева Фрейл выходит замуж, и всё в её личной жизни складывается вполне благополучно. Но вот так ли всё благополучно сейчас у людей, с которыми за её ещё пока что недолгую жизнь сводила судьба? Ева в последнее время всё чаще стала задумываться над своими поступками - всегда ли она сама так уж правильно оценивала и решала те или иные жизненные ситуации? Похоже, что за прошедшие годы немало изменившаяся внешне Ефросинья Тщедушная начинает меняться и внутренне. Но этим изменениям предшествовали долгие раздумья и непростой анализ личной деятельности в своей короткой пока что жизни. Да, жизнь - хороший учитель, вот только для всех ли? Однако она в той или иной мере меняет также внутренне и бывших противников Фрейл - одних она вылечивает от старой болезни, а вот другие подвержены рецидиву старой хвори.
       Между тем на горизонте уже начинают собираться тучи, которые вскоре, могут сгуститься и над головой Евы, да и не её одной. Проходит пара спокойных лет, а далее ситуация в стране начала значительно ухудшаться, а по некоторым прогнозам вообще обещала стать угрожающей как для сотрудников частной строительной компании "Афина", в которой работает Фрейл, так и для самой компании - резко снижается круг потенциальных заказчиков. Возникает закономерный вопрос: "Что делать дальше, как удержать на плаву компанию и сохранить рабочие места для людей?". Ответ на него непростой, но не только эти думы одолевают Фрейл. Она начинает задумываться и над судьбами тех людей, которые по тем или иным причинам сейчас вдалеке от неё, но с которыми её связывала ранее роковая порой верёвочка. Найдёт ли Ева правильные ответы на все свои непростые вопросы, и что ожидает в будущем её саму, а также её окружение (близкое и дальнее)? К тому же имеется и ещё один, всего лишь один вопрос, но очень уж глобальный - в каком государстве в не таком уж далёком будущем всем им предстоит жить - не по его названию, а по его сути?


Александр Ройко

Леди Монте-Кристо

Часть II

И прощены будете

  

Враждующим и непримиримым посвящается
  
Примечание: список некоторых персонажей повести
"Аз воздам!", действующих или упоминаемых в данном
произведении, представлен в конце книги
  
Учись прощать. В прощеньи радость скрыта.
Великодушье лечит, как бальзам.                      
Кровь на Кресте за всех пролита.                    
Учись прощать, чтоб ты был прощен сам.     
            Борис Пастернак
  

ГЛАВА 1

Родные места

  
   Ровно за десять дней до намеченной даты своей свадьбы, в средине августа Фрейл и Рогозный (как это ранее и планировала Ева) съездили-таки в Печоры. Это были будние дни, а потому Еве пришлось договариваться на работе, Александр же просто взял себе как бы пару отгулов, написав распоряжение, что его на эти дни подменит Виталий Михайлович Костышин. Дело в том, что Ева, помимо посещения Михаила Фёдоровича Пасечного, хотела ещё заскочить в интернат. А в выходные дни, да ещё летом была большая вероятность никого из начальства там не застать. Но первым делом они, всё же, должны навестить дядю Мишу. И вновь, как и годом ранее одна Ева, поехали они туда ночным поездом. Тратить световые часы на дорогу (при поездке машиной) им не хотелось, а ехать ночью не очень-то и удобно - не выспавшись, будешь потом в разговоре постоянно прикрывать рукой рот, скрывая свою зевоту. В Псков они приехали утром, но не таким уж ранним, а потому терять время на осмотр достопримечательностей этого областного центра не стали. Ева решила, что немного ознакомит Александра со старинным уникальным городом уже завтра, на обратном пути. А потому они прямиком направились на автовокзал - и снова в путь, на сей раз не такой продолжительный.
   И вот уже Ева с Александром были в родном городишке Ефросиньи Тщедушной. Городок встретил их непривычной для Москвы тишиной и обилием зелени, правда уже не такой яркой - как-никак на носу уже была и осень. Александр практически всю свою жизнь прожил в столице, очень редко куда-нибудь выезжая. Разве что в отпуск - на море, или на отдых в выходные в Подмосковье. Но на подмосковные города, городишки и посёлки в какой-то мере накладывала свой отпечаток их близость к столице, а вот подальше... А потому Рогозный был совершенно не знаком с периферийными маленькими городишками, посёлками. И сейчас он с удивлением (и это в свои-то 45 лет) рассматривал невзрачное на первый взгляд устройство небольшого районного центра, каким был городок Печоры. Ева, видя искреннее удивление своего жениха, только, молча, улыбалась. Вот ведь как в жизни бывает - можно познавать мир не только в детстве, но даже в зрелом возрасте. Но и Ева тоже, с некой грустью, изучала настоящее своей родины - многое поменялось со времён её детства. В прошлом году она не успела детально рассмотреть городишко, спешила - старый дом дедушки и бабушки, рынок, кладбище, интернат, автовокзал (заскочить ещё в Псковский Центр развития одарённых детей)... А сейчас у Евы времени было побольше, чтобы, не спеша, как бы по-новой изучить свой милый сердцу городишко. Как это ни странно, но сейчас городок показался Еве-Фросе и маленьким, невзрачным и большим одновремённо. И как такое могло быть? Да очень просто. Сама она выросла, а потому большинство строений, улочки казались ей маленькими. Но за это время городок и расстроился вширь, и вытянулся вверх - появилось немало многоэтажных домов. Так что и Ефросинья сейчас ощущала какие-то смешанные чувства в отношении её родных Печор.
   Михаил Фёдорович Пасечный жил далековато от автовокзала, а потому времени, чтобы хоть немного изучить Печоры Александру, а также всё вспомнить Фросе было достаточно. Но вот они уже подошли к дому дяди Миши. Дом у Михаила Фёдоровича был побольше, нежели бывший дом Фроси с мамой, да и поновее - Пасечный сам его перестраивал (и достраивал) в начале 80-х годов. Неплохой был и дворик перед домом, за домом ещё имелся небольшой сад и приличный огород. Но вот сейчас дом дяди Миши показался Фросе не таким уж большим, да ещё и постаревшим. Правда, она тотчас поняла, что дом и в самом деле постарел, а в последние годы по причине болезни его хозяина не особо и ремонтировался. Ева с Александром, не спеша, прошли от калитки до крыльца дома, поднялись на него, и Фрейл постучала в дверь. Через пару минут дверь отворилась, и на пороге появилась жена Пасечного Тамара Александровна. Она с удивлением посмотрела на незнакомых ей, хорошо одетых гостей. Те поздоровались с ней, ответила приветствием и хозяйка дома, а затем спросила:
   -- Вы к кому?
   -- Мы хотели бы увидеть Михаила Фёдоровича, -- ответила, улыбнувшись, Ева. Она улыбнулась потому, что вполне ожидаемо тётя Тамара (как когда-то называла жену Пасечного Фрося) её не узнала. Но она пока-что не хотела ей представляться, с трепетом ожидая, узнает ли её сам дядя Миша.
   -- Вы, наверное, из области?
   -- Нет, мы приехали из Москвы.
   -- Аж из самой Москвы?! -- изумилась Тамара Александровна. -- Надо же! Вы проходите в дом, а я его сейчас позову.
   -- А где он?
   -- Он в саду, за домом.
   -- Ой, тогда не нужно его звать. Мы сами к нему пройдём. Можно?
   -- Конечно, можно. Вы его там быстро увидите, садик у нас небольшой. Тогда проходите влево по дорожке за дом.
   -- Спасибо. И за приглашение пройти в дом тоже благодарим. Мы уже вместе с Михаилом Фёдоровичем придём.
   -- А вы можете не спешить, отдыхайте в садочке, там сейчас как раз урожай фруктов. Полакомитесь нашими дарами природы. В Москве они, чай, не такие, свои-то в столице не выращивают, а привозные вряд ли с нашими сравняются, -- теперь хозяйка уже как бы изменила своё намерение пригласить гостей в дом, и это было понятно. Она наверняка будет сейчас торопиться накрыть стол для таких важных с виду и красивых нарядных гостей, которые приехали к ним аж из самой Москвы.
   -- Хорошо, Та... -- чуть не проговорилась, машинально, ненароком начав называть хозяйку по имени отчеству Фрося. -- Так мы и поступим.
   Обойдя дом, Ева с Александром действительно сразу же увидели Михаила Фёдоровича. Он сидел на небольшой деревянной лавочке, расположенной у входа в сад - это было десятка два различных фруктовых деревьев - яблонь, груш, слив и абрикосов. Рядом с ним стояла и плетёная корзинка с яблоками. Вдали у одного из деревьев виднелась и лестница-стремянка.
   -- О, Господи! -- мелькнула у Евы мысль, -- неужели дядя Миша после операции вздумал по лестницам лазить? Правда, уже почти год прошёл после операции, но, тем не менее.
   Но, попавшие в её поле зрения деревья, её тотчас успокоили - яблок у Пасечных уродило в этом году очень много, ветки деревьев гнулись под их тяжестью, было много плодов и внизу. Так что необходимости лазить по стремянке наверняка не было.
   -- Здравствуйте, Михаил Фёдорович! -- поприветствовала старика Ева, а за ней поздоровался с хозяином усадьбы и Саша. А Пасечный и в самом деле выглядел пусть и не стариком, но значительно постаревшим. И оно понятно - больное сердце и сложные операции никого не красят. К тому же Фрося не видела дядю Мишу уже более 10 лет. Да и исполнилось ему в этом году (как было бы сейчас и маме Фроси) уже 58 лет - предпенсионный возраст.
   -- Здравствуйте! -- ответил на приветствие Пасечный, тоже с удивлением, как и его супруга, рассматривая гостей. -- Вы ко мне?
   -- Да, к вам, -- по понятным причинам пока что все разговоры вела только Ефросинья.
   -- А мы знакомы?
   -- Знакомы частично, -- улыбнулась Фрося.
   -- Как это, частично?
   -- Вы и я хорошо знакомы, а вот мой спутник пока что вам не знаком.
   -- Хорошо знакомы, говорите? -- видно было, что хозяин усадьбы разволновался. Он поднялся со скамейки, подошёл чуть ли не вплотную к гостям и стал внимательно изучать женщину. -- Погодите, погодите... -- тихо шептал он, -- лицо и в самом деле, вроде бы, немного знакомо. -- Он пытался вспомнить, где же видел эту красивую женщину, и вдруг, ахнув, чуть ли не закричал, -- не может быть! Неужели это ты, Фрося?!
   -- Я, дядя Миша.
   -- Фрося! О, Господи! Дожил я таки до этого времени.
   Пасечный сделал пару мелких шажков, обнял Фросю и вдруг тихонько заплакал.
   -- Дядя Миша, ну, что вы, -- успокаивала его Тщедушная. -- Зачем плакать - все ведь живы-здоровы.
   -- Прости, Фрося. Это уже старческие слёзы. Они от радости. Никогда раньше не плакал, а увидел тебя, и вот... Такой конфуз. Я ведь думал, что уже никогда не увижу тебя. Ты ведь исчезла куда-то. Или просто не давала о себе знать.
   -- Дядя Миша, я очень виновата перед вами. Простите меня! -- теперь уже Ефросинья сама обняла начавшего успокаиваться старика.
   -- Да, конечно же, я тебя прощаю. Ты ведь, всё же, приехала ко мне. Да ещё и не одна. Хотя, конечно, признаюсь честно, на первых порах сердился я и обижался немного на тебя. Но это уже всё в прошлом. Ладно, всё хорошо! А это, наверное, твой муж? -- Пасечный взглянул на Александра.
   -- Ой, дядя Миша! Опять я виновата, не представила вам своего спутника. Знакомьтесь - Александр Степанович Рогозный, пока ещё не мой муж, а только жених. Но, до конца месяца будет иметь полное право и на статус мужа. И на свадьбе у нас вы обязательно будете, мы вас оба приглашаем.
   -- Спасибо. Приятно познакомиться. Жених у тебя видный. Ладно, об этом потом. Ты расскажи лучше, куда это ты пропала? Сколько уже прошло, лет десять?
   -- Ровно десять лет, дядя Миша. А не виделись мы с вами и того больше - уже около 11,5 лет, со дня смерти моей бабушки. Правда, после этого я вам звонила, но видеться мы, действительно, не виделись.
   -- Вот! Сколько времени проплыло.
   -- Дядя Миша, я снова прошу прощения. Да, виновата я, и сама это понимаю. Но так сложились обстоятельства. Я где-то в году эдак 2007-м пыталась к вам дозвониться, -- Ева, действительно, пыталась это сделать из Австралии, получив уже почти одновременно диплом и австралийский паспорт, -- но ничего у меня почему-то не получилось.
   -- В 2007-м, говоришь? Тогда оно понятно - у нас в городке к тому времени номера телефонов поменяли. Так где же ты, всё же, была? Не могла дозвониться - это понятно. Но могла ведь приехать.
   -- Не могла, дядя Миша. Приехать точно не могла, да и прилететь у меня не получалось.
   -- Что-то не очень понятно - приехать, даже прилететь... Так, стоп, что же мы беседуем стоя. Давайте хоть на лавочку присядем, или в дом пойдём?
   -- Давайте ещё немного в саду посидим, так хорошо у вас.
   -- Годится! Давайте в саду посидим. А вы угоститесь моими яблочками. Вот, нарвал немного, как чувствовал, что гости придут, -- рассказывал Пасечный, подводя гостей к скамеечке, на которой ранее сам сидел. -- Угощайтесь! Яблок в этом году уродило море. И рассказывайте. И откуда же ты, Фрося, приехать или прилететь не могла? Куда ты так далеко забралась, что нужно было самолётом лететь?
   -- В Австралию.
   -- Куда, куда?!
   -- В Австралию, -- улыбалась Ефросинья.
   -- И каким же ветром тебя туда занесло?
   -- Ой, дядя Миша, это такая долгая история. Давайте я вам всё расскажу уже, когда мы будем все вместе с тётей Тамарой. Она ведь тоже захочет послушать.
   -- О, а она-то тебя узнала?
   -- Нет, -- вновь улыбаясь, покачала головой Ефросинья.
   -- Оно и не удивительно. Я и сам сейчас удивляюсь - как это я тебя узнал? Да, что-то знакомое, вроде бы, и было, но узнать тебя сейчас как бывшую Фросю почти невозможно. Мне просто моё сердце подсказало, что это ты. Да ещё после того, как ты сказала, что мы знакомы. Ты такая сейчас важная дама, и очень красивая. Хотя ты и в молодости, конечно, была красивой.
   -- А сейчас уже старая? Да, дядя Миша? -- смеясь, подколола Пасечного Ева.
   -- Ой, прости! Какая ты там старая, ты очень даже молодая. Ещё раз прости дуралея. Кто же говорит с женщиной о возрасте. Да и вообще - как же нелегко разговаривать старикам с молодыми женщинами, ещё и с такими эффектными. И я так понимаю, что у тебя в жизни всё успешно складывается? По твоему виду именно так можно сказать.
   -- Сейчас - да. Но, не всегда, к сожалению, так было.
   -- Даже так?
   -- Да, потому-то я и оказалась в Австралии. И было это ровно десять лет назад. Точнее, чуть меньше - через две недели будет ровно десять лет, как я прилетела в Австралию.
   -- Ясно. А сейчас где ты живёшь, где работаешь?
   -- Живу и работаю в Москве.
   -- Понятно, осталась после окончания института. Стоп...! А вообще-то, не очень понятно, -- нахмурился вдруг Пасечный, -- как сочетаются Москва и Австралия?
   -- В Москве институт мне как раз не дали окончить.
   -- Как?!
   -- Дядя Миша, об этом тоже уже в доме, чтобы и Тамара Александровна слушала.
   -- Так, тогда точно, давайте в дом! -- скомандовал Пасечный.
   -- Нет, дядя Миша, -- возразила Ефросинья, -- посидим ещё немного на свежем воздухе. Я вам успею ещё всё рассказать. А пока что вы нам расскажите, как жили именно вы все эти годы. Я думаю, -- улыбнулась она, -- что тёте Тамаре это как раз не очень интересно слушать.
   -- Ох, и хитрая же ты. Но, тем не менее, права. Ладно, расскажу я вам здесь, в садочке немного о своём житии-бытии. Тамаре, это, и впрямь, не интересно слушать, особенно о последних годах.
   И Пасечный, не спеша, стал рассказывать Еве и Александру свои житейские новости последних 10 лет. Рогозный, хотя до того и был незнаком с Михаилом Фёдоровичем, тоже слушал того с интересом. Лет семь, как поняли гости, всё у Пасечного складывалось нормально. А вот последние три года... Он рассказал и о своей болезни, и об операции, и о своём выздоровлении. Ева кое-что об этом знала, но виду не подавала. В общем, несмотря на большое желание Михаила Фёдоровича проводить гостей в дом, беседа немного затянулась. И затянулась она так, что Тамара Александровна, уже успела, наверное, стол накрыть, потому что сама пожаловала к гостям и супругу. Она с минуту, не замеченная беседующими, постояла и послушала разговор (рассказ мужа, его беседу с гостьей, да ещё и c обращением к той на "ты" - спутник гостьи был просто слушателем), а потом удивлённо обратилась к супругу:
   -- Миша, а вы что, знакомы? Что же ты тогда не представляешь мне наших гостей?
   -- Ты тоже кое с кем из них знакома, -- улыбнулся её супруг.
   -- С кем же это?
   -- А вот с этой красивой и эффектной женщиной.
   -- Ну да!? Где я её могла видеть в Печорах-то? А я из города давно уже никуда не выезжала.
   -- Именно в Печорах ты её и видела.
   -- Шутишь?
   -- Ничуть. Ты присмотрись к ней, неужели она тебе никого не напоминает?
   -- Да не видела я её. Ой, вы извините меня, -- повернулась она в сторону Ефросиньи.
   -- Видели, Тамара Александровна, -- улыбалась Фрося. -- Только это было очень давно. Я ведь уроженка Печор.
   -- Вы уроженка Печор?!
   -- Да.
   -- Кто же вы? -- она подошла поближе. -- Извините, не могу вас вспомнить, -- сокрушённо протянула она, изучив Ефросинью. -- А вы точно из Печор?
   -- Точно, точно, Тома, -- смеялся Михаил Фёдорович.
   -- И кто же это?
   -- Это...
   -- Стоп, дядя Миша, -- перебила его Ева. -- Я сама представлюсь. Она поднялась со скамейки, сделала шаг навстречу хозяйки дома и произнесла: "Фрося Тщедушная".
   -- Вы Фрося?! -- изумилась Тамара Александровна. -- Не может быть!
   -- Может, тётя Тамара, может. Только не "вы", а "ты". Никогда вы ко мне на "вы" не обращались, и не нужно.
   -- Неужели это ты, Фрося?
   -- Да я, я.
   -- Не скажи ты мне это, я бы тебя никогда не узнала. Как же ты изменилась. Какая ты сейчас важная дама! Миша прав, ты такая сейчас эффектная женщина. Господи, Фрося, сколько же лет прошло! Вон ты какой стала, а мы-то уже совсем старые.
   -- Вы не старые, а просто пожилые, -- возразила Тамаре Александровне Ева точно той же фразой, что и в прошлом году в интернате нянечке тёте Маше, и так же обняла хозяйку дома.
   Теперь уж увлажнились глаза и у Тамары Александровны. Но она быстро пришла в себя, и тут же напустилась на мужа:
   -- Миша, что же ты таких дорогих гостей во дворе держишь, почему в дом не приглашаешь? -- при этом она выпустила из виду тот факт, что ранее сама предложила гостям посидеть в садочке.
   -- Да я им уже столько раз предлагал это, -- оправдывался Михаил Фёдорович, -- так не хотят же. Говорят, что на свежем воздухе лучше. Всё, пошли в дом.
   Разместилась четвёрка в просторной гостиной семейства Пасечных. Стол Тамара Александровна, конечно же, к этому времени успела накрыть. Однако к трапезе хозяева и гости приступили не сразу - хозяйка извинилась, попросила гостей и мужа ещё немного побеседовать и начала доносить новые блюда. И её можно было понять - одно дело важные, но не знакомые тебе гости, и совсем другое дело, когда отдельных гостей, близких тебе знакомых ты знаешь почти 20 лет. Но, ни Пасечный, ни Ева с Александром пока что не затрагивали тему Фросиного отсутствия. Продолжались расспросы Фросины расспросы хозяина. Теперь беседа плавно перешла на детей и внуков Михаила и Тамары.
   -- Людмила, -- дочь дяди Миши и Тамары Александровны, -- работает учительницей в школе, в Пскове, -- поведал гостям глава семейства. -- Она замужем уже три года, не так давно у меня уже и внук родился. Живут они пока что в семейном общежитии, школа выделила им, муж у Людки тоже учитель. Через пару лет обещают уже и квартиру дать. Так что в семействе дочери вроде бы всё в порядке.
   -- А Володя как? -- спросила Ефросинья о сыне Пасечных.
   -- Вовка тоже женат, женился даже ранее Людмилы, -- но тот и постарше был.
   -- Тоже живёт в Пскове? -- по обстановке в доме Пасечных не заметно было, что с ними проживает сын с супругой.
   -- Нет, не захотел он жить во Пскове. А что уж говорить о Печорах, -- вздохнул Михаил Фёдорович, -- ни сын, ни дочь оставаться с нами не захотели. Бросили нас одних.
   -- Дядя Миша! -- возмутилась Тщедушная, -- ну, что вы такое говорите. Да не бросали они вас. Они же вас наверняка периодически навещают, и, наверное, с внуками. В преобладающем большинстве семей дети живут отдельно от родителей, да и не так уж часто в одном городе. А у Володи, наверное, и работы в Печорах не было, он же на инженера учился. Где ему здесь работать?
   -- Ты права, Фрося. Прости меня за это старческое брюзжание. Конечно же, они нас не бросали, и навещают нас регулярно. Правда, регулярно навещает Людмила, а вот Вовка пореже.
   -- Почему?
   -- А он ведь живёт не в Пскове. Ты права - не было ему работы в Печорах, да и в Пскове по его прямой специальности тоже.
   -- И где он сейчас?
   -- В Санкт-Петербурге.
   -- О, это же хорошо! В таком городе. И нормально он там устроился?
   -- Сейчас уже нормально, а на первых порах несладко было.
   -- Ну, это понятно. Редко кому сейчас по окончанию ВУЗа дорога ковровой дорожкой устелена. Да так ведь всегда и было.
   -- Не скажи. В Советском Союзе с этим получше было. Ковровых дорожек, конечно, не было, но место работы было гарантировано, распределение выпускников было. А сейчас побегай, поищи себе место работы. Но ты вряд ли знаешь о тех временах.
   -- Не знаю, но слышала. Но это уже не важно, главное, что и у вашего сына сейчас всё в порядке.
   -- В порядке. Он не часто приезжает, но дочку свою к дедушке и бабушке привозил, знакомил. Она ведь наша внучка-первенец. У Людмилы сын на год младше.
   -- Ну, вот, отлично! В общем, ваши наследники подрастают.
   -- Да, это так, -- уже радовался Михаил Фёдорович.
   Прошло ещё немного времени, и, наконец, Тамара Александровна закончила сервировку стола.
   -- Господи! -- удивилась Ефросинья, которая за разговорами не обращала внимания на приготовления хозяйки, -- тётя Тамара, кто и когда всё это съест? Зачем вы столько наготовили?
   -- А затем, что вы дорогие у нас гости. Сколько уже лет не виделись, а, Миша?
   -- Десять лет, даже одиннадцать.
   -- Вот, так что сиди, Фрося, и молчи, -- улыбнулась хозяйка.
   -- Э, нет, мать, так дело не пойдёт. Как это - сиди и молчи? Она как раз должна всё рассказать о себе, -- поправил её Михаил Фёдорович.
   -- Да я не то хотела сказать, -- оправдывалась супруга Пасечного. -- Я это к тому говорила, чтобы Фрося не критиковала накрытый стол.
   -- Ладно, понятно, -- смилостивился глава дома. -- Сейчас выпьем по рюмочке - первый тост за встречу, а потом Ефросинья расскажет нам, как она в Австралию-то попала.
   -- В Австралию? -- теперь уже удивилась его супруга. -- Фрося, ты что, жила в Австралии?
   -- Тома, бери рюмку, пей, а потом слушай. Вот к тебе как раз хорошо относится твоё сиди и слушай. Потом будешь уже вопросы задавать.
   В который уже раз Еве пришлось рассказывать об обстоятельствах попадания в Австралию и о семи годах жизни там. Но что поделаешь. Рассказывать ведь всё равно нужно. И она постаралась, хотя и в сокращённом виде, но без особых купюр поведать Пасечным о своей жизни на зелёном континенте. Но при этом она и словом не обмолвилась о том, что при получении австралийского паспорта сменила свою неблагозвучную русскую фамилию. После её продолжительного повествования была, конечно же, ещё и было масса вопросов, но Ева постаралась удовлетворить интерес хозяев. Ефросинья также, ещё более коротко, без излишних подробностей, осветила вопрос своей и Александра работы в Москве. Вот только времени на все эти рассказы ушло немало. К тому же, её рассказы прерывались ещё и на трапезу, тосты... Ева с Александром попали в Печоры примерно в полдень, ещё минут через сорок были возле дома Пасечных. Беседы в саду, параллельные приготовления хозяйки в самом доме тоже заняли время, но стол Тамара Александровна накрыла, пожалуй, как раз к обеду. А после самого обеда, рассказа Евы, вопросов, ответов, да и просто беседы обо всём на улице уже начинали сгущаться сумерки. И первым это заметил Александр. Поэтому он обратился к своей спутнице:
   -- Ева, нам, наверное, уже пора. Мы и так хозяевам столько хлопот причинили. Да и нам нужно ещё устраиваться на ночлег в гостинице.
   -- Какие ещё гостиницы! -- услышали все возмущённый глас хозяина дома. -- Никаких гостиниц, ночевать будете у нас. Места свободного у нас сейчас полно - и Людмилы, и Вовки комнаты пустые. Хоть в наём их сдавай, только вот экскурсантов в Печорах днём с огнём не сыщешь. Так что... -- Михаил Фёдорович вдруг неожиданно запнулся, -- ка-а-к? -- вроде бы как не к месту удивлённо протянул он, взглянув на Ефросинью. Он с полминуты, молча, удивлённо изучал её, о чём-то размышляя, а затем произнёс, -- та-а-к, одну минуту... -- он встал из-за стола и куда-то направился.
   -- Миша, ты куда? -- удивилась супруга.
   -- Да погоди ты, -- резко и недовольно махнул её муж рукой и вышел в другую комнату.
   Никто ничего не понимал. Но Ефросинья уже начала догадываться, а потому сидела сама не своя. Не было хозяина дома довольно долго. Тамара Александровна пыталась наладить беседу, но та что-то теперь не особенно клеилась. Наконец, в комнату вошёл Михаил Фёдорович.
   -- Ты где был? -- напустилась на него жена. -- Гостей бросил, ушёл, ничего не сказав.
   -- А они мне, думаешь, всё сказали?
   -- Что значит, всё? Фрося ведь очень много о себе рассказала. Да и Александр дополнял её.
   -- Фрося о себе самого главного не сказала.
   -- Чего это? -- удивилась Тамара Александровна.
   -- Вот этого, -- махнул какой-то картонкой Пасечный. -- Долго я её искал, думал, что и не отыщу. Но, слава Богу, нашёл.
   -- Что это?
   -- Сейчас, -- вновь отмахнулся от неё супруг и обратился к Ефросинье, которая окончательно всё поняв, сидела, низко понурив голову. -- Твоя, Фрося? -- Пасечный положил на стол перед гостьей какую-то небольшую карточку.
   -- Моя, -- тихо ответила та, всё так же, не поднимая головы и не глядя на картонку - то была её визитка. Она ещё раньше поняла, что Саша проговорился, назвав её Евой. Но она его ругать и не могла, даже мысленно - ведь он просто привык обращаться к ней именно по этому имени. И она сама чуть более года назад (после дня рождения Татьяны Камышиной) ему так велела: "Фросю ты не любил, а Еву, по-моему, любишь".
   -- Как ты могла так поступить? -- допытывался Пасечный.
   -- Дядя Миша, я... -- Ева впервые в своей жизни не могла подобрать слов.
   -- Миша, что случилось? -- уже просто перепугалась его супруга.
   -- Что случилось, спрашиваешь. Сейчас объясню, Фрося, видишь, ничего объяснить не может. Да и не Фрося сейчас это.
   -- Миша, что за глупости ты говоришь? Не Фрося, шпионка она, что ли?
   -- Не шпионка, конечно. Но... Ладно, познакомься, мать, перед тобой сидит Ева Фрейл, собственной персоной. Или это не так, а? -- обращение уже к виновнице разговора.
   -- Так, дядя Миша. Но я ведь и Ефросинья Тщедушная, её-то не ругайте, пожалуйста.
   -- А я и ругаю именно Ефросинью, ругать незнакомую мне Еву Фрейл я как раз не могу. А вот как же хорошо знакомая мне Фрося могла так поступить?
   -- Погоди, Миша! -- повысила голос Тамара Александровна. -- Это что, и вправду та самая Ева Фрейл?
   -- Да, Томочка, она самая.
   -- Так что же ты, козёл старый, её ругаешь! Ты ей в ноги кланяться должен. Вот уж старый идиот, напустился на ту, которая ему жизнь спасла. Миша, ты думаешь, что творишь?!
   -- Извини, Тома, -- наконец-то после этих слов жены опомнился Михаил Фёдорович, -- Извини и ты, Фрося. Я действительно не ругать тебя должен, а благодарить. Но я ругаю тебя не со зла, просто я не понимаю, почему ты так поступила. Почему сама мне ничего не сказала?
   -- А вы бы согласились, да? -- Ева уже подняла голову. -- Как бы ни так. Ваш друг Павел тоже хотел вам помочь, и чем это закончилось? Вы ведь отказались от помощи друзей.
   -- А о Павле ты откуда знаешь? А-а-а, я понял. Значит, вот какая иностранка в прошлом году посетила наш интернат. Это ведь наверняка ты была, да?
   -- Я, дядя Миша.
   -- И почему же ты в прошлом году нас не навестила?
   -- Бывают в жизни такие случаи, дядя Миша, -- уже твёрдо и уверенно, глядя прямо в глаза Пасечному, заявила Ева Фрейл (что и было ей свойственно), -- когда можно и даже нужно пожертвовать чем-то малым, чтобы свершилось большее.
   -- Я понял. Ещё раз извини, Фрося, извини, Ева. Я неправ. Я очень благодарен тебе. Да что там благодарен, я просто сейчас слов не нахожу, чтобы высказать всю ту мою благодарность. Ты для меня такое сделала...
   -- Дядя Миша, в своё время и вы для меня так-о-е делали. Так что всё нормально.
   -- Э, нет. Я, если и делал для тебя что-то, то только словесно. В смысле - словом и делом. Но ведь не деньгами же, да ещё такими огромными.
   -- Дядя Миша, для меня это не такие уж огромные деньги. Я ведь вам рассказала, что я теперь богата. Да и вообще, деньги - это ничто, когда можно помочь человеку.
   -- Спасибо, Фросенька, -- подошла к ней и обняла Тамара Александровна. -- Большое тебе спасибо. Ты не слушай этого старого хрыча. Он действительно не со зла ругал тебя. Он ведь любит тебя, свою-то крёстницу. Ты знаешь, столько он времени тебя разыскивал. Писал различные письма в твой институт и в разные другие инстанции. Сам, пару раз бывая в Москве, справки о тебе наводил. Но так ничего о тебе и не выяснил. Откуда же ему, да и мне, было знать, что ты улетела в Австралию. Не обижайся на него.
   -- Ну, что вы, тётя Тамара, я на дядю Мишу и не обижаюсь. Я ведь знаю его характер - он может пожурить кого-нибудь, но он отходчив, он добрый. И ещё - он справедливый.
   -- Да, всё это так. А в общем-то, характерами вы похожи друг на друга, недаром ведь вы крёстные. Да ещё ты без отца росла.
   -- Правильно, вот дядя Миша в детстве мне его и заменял. А позже, на третьем десятке, мне уже как бы отцом стал Майкл Крейг. Но это понятно, рядом дяди Миши не было.
   В общем, чрезвычайно насыщенная средина дня и вечер закончились вполне нормально, на хорошей доброй ноте. Правда, теперь разговоры продолжились. Пасечных, естественно, заинтересовало теперь, как Фрося стала Евой Фрейл, затем они ещё немного расспросили Еву о её работе в компании "Афина", о том, как ей удалось так быстро достичь таких высот. Ещё немного посидели, поговорили о том, о сём, в том числе и о будущей свадьбе Евы и Александра. Конечно, теперь уже Пасечные без каких-либо возражений согласились приехать на такое торжество. На дворе тем временем постепенно уже совсем стемнело. И, учитывая наступившую уже ночь, всё умиротворённое семейство хозяев и гостей начало готовиться ко сну. Ева, не в пример Александру, сразу поняла, что никто их никуда не отпустит из гостеприимного дома, а потому и не спорила с дядей Мишей, которого в этом вопросе, конечно же, поддержала и его супруга - зачем сотрясать словами воздух, если будущая развязка по этому поводу заранее предначертана.
   В общем, легли спать Ева с Александром, да и хозяева довольно рано - в маленьких городах, посёлках и деревнях так было издавна заведено - ложиться спать рано, но зато и вставать ранним утром, как только солнышко поднимется. А гостям нужно было хорошо выспаться, а затем утром привести себя в надлежащий вид - у Ефросиньи на этот день было запланировано ещё посещение её родного интерната - покажет Александру дорогие её сердцу спальные комнаты, классы и коридоры этого заведения. Она, конечно же, встретится, как и обещала, с Валентиной Петровной Букиной и расспросит её о том, как сейчас поживает тётя Маша, Мария Фёдоровна. А потом снова дорога в Псков с небольшой по нему экскурсией.
   И вот только после посещения интерната и краткого ознакомления Александра с Псковом Ева с облегчением вздохнула, поняв, что на данный момент, наконец-то, все текущие дела завершены. Она справилась с поставленными самой себе задачами. Теперь можно спокойно готовиться к свадьбе. Самым важным из предыдущих дел, которое ранее очень волновало Фрейл, это было, конечно же, знакомство с родителями своего жениха. Но и эта поставленная задача была уже позади - выполнена в самом начале августа. Правда, до того было ещё одно небольшое плановое мероприятие, на которое Еву натолкнуло обдумывание списка приглашённых на свадьбу. И сейчас Ева вспоминала о нём с улыбкой и некоторой озабоченностью.
  
  

ГЛАВА 2

Нежная или железная

  
   А дело было так. В средине июля, наконец-то, разгрузившись от всех предыдущих забот (приятных и не очень), сразу же после разговора с Александром о подаче документов в ЗАГС Ева начала думать о том, кого она с Александром будет приглашать на свадьбу. У Александра круг его друзей был довольно обширен, а вот у неё самой этот круг был не так широк. На работе в компании такими являлся только Николай Бережной, Валентина Ладыгина да ещё пару как бы хороших знакомых. Конечно, очень хорошие отношения были у Фрейл и с Генеральным директором компании "Афина" Глебом Борисовичем Твердохлебом. Она его, конечно же, обязательно пригласит на свадьбу, вот только неизвестно, придёт ли он. А вот помимо работы список друзей Фрейл был намного короче - её хорошими друзьями были только Ковровы да, наверное, Дима Носов. И вот возникший в памяти Евы образ майора полиции заставил её вспомнить о том, что одно из своих обещаний Дмитрию, данное пару месяцев назад, пока что оставалось невыполненным.
   И она во вторник после работы позвонила Дмитрию:
   -- Дима, привет!
   -- Здравствуй, Ева! Опять что-нибудь случилось?
   -- Нет, нет, -- рассмеялась Фрейл, -- всё в порядке. Просто я решила исполнить твою просьбу.
   -- Какую ещё мою просьбу? -- удивился Носов. -- А что я тебя просил?
   -- Та-а-к, -- продолжала смеяться Ева. -- Короткая у тебя память, а оперативник должен всё помнить, -- шутливо подколола она его. -- Ладно, теперь серьёзно. Я готова провести у вас в отделении показательную тренировку по боевому искусству цигун.
   -- О-о, вот это здорово! И когда?
   -- А вот это вы уже определите сами. Или в один из рабочих дней после работы, или в выходной в любое время. Лично мне всё равно, я сейчас практически ничем не занята.
   -- Хорошо, я свяжусь с начальством, мы решим, и я тебе перезвоню.
   В четверг после работы Еве позвонил Дмитрий и спросил, может ли Ева провести сеанс в субботу в 16:00.
   -- Нет проблем, Дима. В субботу так в субботу, в 16 так в 16. Я же говорила тебе, что сейчас я ничем практически не загружена. А вот позже, в августе дел у меня будет предостаточно. Кстати, вчера мы с Сашей подали заявление в ЗАГС, точнее во Дворец бракосочетания. Свадьба назначена на 25 августа. Ты с женой обязательно должен присутствовать. Конечно, будет вам от нас ещё и официальное приглашение. Так что готовьтесь, а самое главное не вздумайте в это время уехать куда-нибудь, например, на море отдыхать. Я тебя специально сейчас предупреждаю, чтобы ты спланировал свой отдых.
   -- Я понял. Поздравляю вас. Мы будем, спланируем нормально отдых. Теперь вернёмся к текущему вопросу. Значит, мне говорить начальству, что с тобой срок сеанса согласован?
   -- Конечно.
   -- А можно, если в спортзале будут присутствовать также некоторые сотрудники из других отделений?
   -- Конечно, можно. Почему бы и нет, только чтобы не толпились. И свежий воздух нужен, а то толпа так надышит, да ещё летом, что кто-нибудь чего доброго сомлеет.
   -- Нет, нет. Это будут как бы представители от других отделений, чтобы знали, что это не фокусы какие-нибудь. Смогут на себе всё испытать.
   -- Хорошо, я поняла. В 15:30 я буду у вас.
   -- Я за тобой заеду, потому что ты не знаешь, где это. У нас ведь своего личного спортзала в отделении нет.
   -- Ясно. Тогда спланируй поездку так, чтобы мы были в спортзале к 15:30. Не в моих правилах начинать мероприятие позже назначенного времени, а мне ещё нужно будет переодеться, подготовиться.
   -- Я всё понял. Всё будет о'кей.
   Когда в субботу Носов вместе с Фрейл примерно в 15:25 вошли в спортзал, там уже собралось значительное количество сотрудников полиции. Центр зала был устелен борцовским ковром, к которому примыкали ещё и обыкновенные маты. Дмитрий, увидев, что его коллег уже многовато (хотя до сеанса ещё 30 минут), улыбнулся, поднял вверх правую руку, в левой руке он нёс небольшую сумку с вещами Евы, и выкрикнул:
   -- Внимание, господа офицеры, сержанты и рядовые! Я хочу вас познакомить с очаровательной женщиной - Ева Николаевна Фрейл. Через полчаса именно она проведёт с вами показательный сеанс по одному из видов единоборства.
   Было видно, что бо́льшая часть присутствующих была здорово удивлена. Эта женщина будет проводить сеанс по боевому единоборству?! Ева приехала на сеанс в красивом летнем шифоновом платье с кокетливо повязанным на шее лёгким прозрачным шарфиком и туфлях (даже не в босоножках) на тонком высоком каблуке. Красивая причёска (за 3 часа до этого Фрейл посетила салон красоты) и умеренный со вкусом подобранный макияж только подчёркивал красоту молодой женщины. Через её левое плечо была перекинута на длинном ремешке маленькая дамская сумочка, подобранная в тон платью. Вот потому большинству собравшихся не верилось, что эта красавица, которой на вид можно было дать всего лет 25-28, будет чему-то учить их, натренированных полицейских, на счету которых были десятки единоборств с преступниками. Удивления удивлениями, но свой восторг от созерцания такой красотки они выразили должным образом - раздались приветственные аплодисменты. Да и как по-другому можно было такой массе мужчин, слегка разбавленной представительницами слабого пола, познакомиться с женщиной? Дмитрий переждал, когда аплодисменты стали затихать, вновь поднял руку и сказал:
   -- Ещё минутку внимания! Сеанс начнётся ровно в 16:00. Сейчас госпожа Фрейл переоденется, а я вас попрошу минут на 20 покинуть помещение - перекурите, отдохните на свежем воздухе. А тем временем помещение спортзала его сотрудники проветрят. Здесь, как вы понимаете, тоже должен быть свежий воздух.
   Возражений не последовало, и потянулась цепочка сотрудников полиции к дверям, большинство из них были в гражданской одежде или в спортивной форме. Ева же направилась в противоположном направлении - в раздевалку. Без пяти минут четыре она вновь появилась в спортзале (тот вновь был заполнен, и уже большей численностью желающих увидеть любопытное зрелище), и вновь она выглядела эффектной женщиной. Сейчас госпожа Фрейл была уже без какого-либо макияжа, в синем спортивном костюме фирмы "Adidas" (с тремя жёлтыми полосами на брюках) ценой - 2000 рублей. Красивый костюм дополняли симпатичные белые кроссовки на ногах у Евы.
   Ева подождала, пока затихнет небольшое перешёптывание, после чего произнесла:
   -- Спасибо за внимание! Я сейчас покажу вам некоторые элементы бесконтактного единоборства, которое называется цигун. Вообще-то существует два вида цигуна: мягкий и жёсткий. Мягкий цигун коротко можно охарактеризовать как оздоровительный. Он считается как бы дополнением к традиционной медицине, он может помочь организму исцелить себя, замедляя или даже ликвидируя последствия определённых травм или болезней. Он помогает улучшать кровообращение, снимать стресс, боль, и восстанавливать здоровье. Одной из уникальных особенностей мягкого цигуна является его способность обучать ум направлять внутреннюю энергию, которая называется Ци, в любую часть тела. Считается, что при правильном перемещении этой энергии в организме, можно привести свое тело в естественное состояние равновесия.
   -- А сейчас, -- продолжила Ева, -- несколько слов уже о жёстком цигуне. Жёсткий цигун - это управление жизненной энергией в практике боевых искусств. Жёсткий цигун ещё называется "цигуном у-шу" (военного искусства). Жёсткий цигун буквально накачивает человека энергией и резко усиливает защитные силы организма на всех уровнях: от грубого физического воздействия до тонкого психического. Но я сразу хочу отметить, что главной целью занятий жёстким цигуном является укрепление своего собственного здоровья и тела, а вовсе не нанесение вреда другим людям. И ещё одно, но тоже очень важное: не думайте, что этим боевым искусством можно легко и быстро овладеть. Это долгий, утомительный, трудный процесс. И научиться этому военному искусству могут только самые настойчивые, напористые люди - нужно немалое время и насыщенные тренировки, нужна сила воли, упорство в достижении результатов. При этом тренировки должны быть регулярными. Если тренироваться бессистемно, то ничего не получится. Ну, вот, это я вам рассказала немного теории, а сейчас пришло время практики. Желающих прошу на ковёр. Я вижу, что многие из вас в полицейской форме или гражданской одежде, поэтому давайте начнём с тех, кто в спортивной форме. Прошу!
   И дальше началась уже именно практика - примерно в той же последовательности, в какой Ева в своё время преподнесла искусство боевого цигуна Александру Рогозному. Сначала это были сотрудники полиции именно в спортивном одеянии, но потом стали выходить и люди в гражданском и даже в полицейской форме. Никому не верилось, что они не смогут справиться с этой молодой женщиной. Но итог был тот же, что и в случае с Рогозным. Затем Ева немного передохнула, внешне физически она вроде бы и не устала, но вот внутренняя усталость постепенно давала о себе знать. После этого она пригласила на ковёр сразу двоих сотрудников полиции, и далеко не хилого телосложения. Но она справилась и с ними, и ещё двумя подобными парами - напросились сами. И, наконец, чего Фрейл никак не ожидала, на ковёр вышел какой-то полковник (это был Василий Николаевич Гаврилин - начальник отделения, в котором служил Дмитрий Носов).
   -- Ева Николаевна, -- произнёс он, -- продемонстрируйте, пожалуйста, ваше искусство на мне. Я хочу не только всё это видеть, но и чувствовать.
   -- Но, товарищ полковник, вы же не спортивной форме или хотя бы в гражданской одежде. А ковры сейчас уже далеко не чистые. А у вас мундир как с картинки.
   -- Как с картинки, говорите? -- улыбнулся тот, -- вот и хорошо. Пусть мои подчинённые видят, что я не только за столом сижу в этом мундире. Я ведь, как и они, тоже оперативник, только немного уже бывший. И мне, как им, приходилось в разных передрягах бывать. Что касается моей чистенькой формы, то мундир испачкать - это не честь замарать. Мундир дело наживное. Китель я, конечно, сниму, а вот брюки, увы, не могу, -- раздался сдержанный смешок в зале. -- Ну, так как - продемонстрируете?
   -- Конечно.
   Полковник оказался настырным человеком. Он раз за разом бросался на Еву, падал от её пассов руками, вставал и снова нападал. Он уже здорово запыхался, но отступать не собирался. Пришлось Еве даже применить к нему, что она ранее делала только один раз (в случае с качками Горбулина), большей силы энергию, добавив как бы подобие слабого электрического тока. И только тогда полковник сдался. Он подошёл к Еве, сначала пожал ей руку, а потом и прикоснулся к женской ручке губами.
   -- Спасибо вам, Ева Николаевна, за такой наглядный сеанс. Вот теперь я точно знаю, что такой вид бесконтактного боя существует - сам на себе его испытал.
   Затем он стал рядом с Евой и обратился к находящимся в спортзале:
   -- Я от вашего имени хочу поблагодарить эту прекрасную женщину за такой наглядный урок. На этом сеанс считаю завершённым. Нельзя так долго без особой надобности утомлять женский организм. Вы, крепкие мужики, устали, а что говорить о молодой женщине. Внешне госпожа Фрейл выглядит прекрасно, но, я уверен, все вы понимаете, сколько она потеряла энергии.
   Да, сеанс был завершён, но многие не спешили расходиться. Одни окружили Еву для того, чтобы пожать ей или поцеловать руку, как бы убедиться в том, что эта на вид совсем не железная молодая женщина состоит из нежной упругой женской плоти. Вторые забросали Еву различными вопросами, отвечая на которые, Фрейл устала, наверное, не меньше, чем от физического напряжения. Но Ева постаралась ответить на все из них. На людях Ева держалась нормально, но когда Носов привёз её из спортзала домой, то через время Александр Рогозный не узнал свою невесту - она сидела в кресле, словно небрежно брошенное на его спинку некое скомканное одеяние. Она была просто обессилена - полковник был прав в том, что Ева потеряла сегодня массу энергии. Посидев в кресле ещё минут десять, она направилась в ванную. Но уже через полчаса выйдя из неё, она вновь выглядела как свежий огурчик.
   Но, на этом эпопея с показом умения управлять жизненной энергии человека не закончилась. Во вторник Фрейл вновь позвонил Носов и спросил её, не будет ли она возражать, если он после работы к ней заедет, после чего отвезёт её в их отделение полиции - с Евой очень хочет побеседовать полковник Гаврилин.
   -- О чём он хочет поговорить со мной? -- удивилась Ева.
   -- Ева, я честное слово не знаю, он мне не сказал. Но очень просил тебя приехать.
   -- Ну, если очень просил, то я приеду. Заезжать за мной не нужно, я приеду на своей машине. Где находится ваше отделение, я помню.
   -- Хорошо, давай так.
   -- Я буду у вас в шесть часов. Устраивает вас?
   -- Конечно. Ждём.
   Обычно без выписанного пропуска попасть в отделение полиции не так-то просто, но когда Ева подошла к окошку дежурного, тот увидев её, тотчас вскочил и поздоровался с Фрейл. Затем он выглянул из окошка в коридор и окликнул какого-то сержанта:
   -- Толя! Проводи госпожу Фрейл к полковнику.
   В кабинете у полковника находился и Носов. Как только Ева закрыла за собой дверь, полковник, поздоровавшись с гостьей, сам лично усадил Еву в одно из кресел.
   -- Ева Николаевна, -- начал он разговор, -- я пригласил вас, чтобы поговорить о боевом или, как вы его называете, жёстком цигуне. Ещё раз большое вам спасибо за очень хороший и наглядный сеанс. Пока я ожидал вас, я немного поговорил на эту тему с Дмитрием Алексеевичем, -- кивнул он в сторону Носова. -- Он мне сказал, что вы не согласитесь, но я решил, всё же, поговорить с вами. Вы уже, наверное, догадались, что я хочу просить вас позаниматься с группой моих сотрудников. Это же такое нужное для нас искусство.
   -- Я догадывалась об этом, извините...
   -- Это вы меня извините, -- спохватился полковник. -- Я не представился - Василий Николаевич Гаврилин.
   -- Так вот, Василий Николаевич. Я говорила об этом Дмитрию и сказала об этом на сеансе, перед практическим показом. Проводить обучение искусству боевого цигуна можно только на постоянной основе. Что я имею в виду - на каждом занятии должен присутствовать полный состав группы. Конечно, со временем он значительно уменьшится, но так, чтобы на одном занятии были одни люди, а на втором, третьем - другие, никакой учёбы не получится. А у вас, как я и это говорила Дмитрию, то один, то второй на дежурствах, на патрулировании, на каком-нибудь задании.
   -- Всё это так. Но мы бы этот вопрос постарались решить. А почему вы сказали, что группа со временем уменьшиться, да ещё и значительно?
   -- Василий Николаевич, дело в том, что разные люди обладают разной жизненной энергией. У кого-то всё будет нормально получаться, но у некоторых, и это, пожалуй, будет большинство, не всё будет получаться так, как надо - особенно во второй половине цикла. Индивидуальных занятий проводить невозможно. Если это будет 2-3 человека, то, пожалуйста. Но, если это будет группа человек в пятнадцать, то это просто невозможно. Обычно, насколько я знаю, на одно занятие уделяют полтора часа. Если разделить это время на те же пятнадцать человек, то каждому я смогу уделить всего лишь шесть минут. Можно чему-нибудь научить человека, конкретного индивидуума, за такое короткое время? То есть, группа должна всё время идти вровень. Но так, увы, не бывает. Как и в школе не бывает ровных в учёбе учеников, так и здесь. Я думаю, что, если набрать группу в те же пятнадцать человек, то к концу цикла обученных, я повторяю, обученных, а не тех, кто просто дотянул до окончания, останется максимум человек пять-семь. И это будет очень даже хорошо, если хотя бы пять человек в отделении, или даже в группе из двух полицейских отделений, в полной мере овладеют этим боевым искусством. Это будет неплохой прогресс.
   -- М-да, озадачили вы меня. Но ваши аргументы и объяснения вполне разумные. Так оно, скорее всего, и будет. И вы даже правы в том, что и пять обученных человек - очень даже неплохо. Хорошо, допустим, вы наберёте группу в десять человек, только из нашего отделения, то вы согласились бы проводить такие занятия? Я теперь согласен, чтобы из этой группы вышли хотя бы 3-4 обученных, как вы сказали, сотрудника.
   -- Товарищ полковник, у меня на носу, через месяц свадьба, готовиться нужно. После свадьбы мы с мужем планируем слетать в Австралию, где я ранее жила. Ну, как бы свадебное путешествие.
   -- А после свадьбы, после Австралии?
   -- Василий Николаевич, мы забегаем далеко вперёд. Что будет после свадьбы, позже очень сложно предугадать, но кое-что не исключено.
   -- И что же?
   -- Вы задаёте женщине, -- улыбнулась Ева, -- не совсем скромные вопросы. Хорошо, отвечу. Мне не 18-20 лет, а детородный возраст у женщин не так уж велик.
   -- Извините, Ева Николаевна, я и в самом деле балбес. Ну, извините, не приучен я очень уж упредительно и нежно общаться с женщинами. Точнее, не столько не приучен, сколько специфика работы накладывает свой отпечаток.
   -- Я понимаю. Василий Николаевич, а почему бы вам не направить своих сотрудников обучаться искусству цигун в организованные в Москве специальные курсы, или школы - так они, по-моему, называются. Их сейчас в Москве уже немало. Да и тренеров по цигун, как я слышала, в Москве порядка 20. А совсем недавно, 1-го июля проводился даже слёт Чжун Юань цигун на реке Яхрома под Mосквой. Что же касается обучения в самой Москве, то я слышала об одном очень хорошем мастере и учителе. Это китаец Ли Минь - основатель московского Центра "Хэдао". Он является наследником и продолжателем семейной школы, в которой на протяжении многих поколений изучались и практиковались закрытые для непосвященных боевые искусства и уникальные оздоровительные системы древнего Китая. Впервые боевыми искусствами Ли Минь начал заниматься в детстве с пятилетнего возраста. Его первым наставником был отец, тренировавший в то время бойцов китайского спецназа.
   -- Я тоже слышал об этих курсах или школах. Но они, как мне рассказали, все платные. За те же полтора часа занятий они берут порядка 3000 рублей. И это за одного обучающегося! Откуда у нас такие деньги, Ева Николаевна? Мы же не коммерческая структура, а государственная.
   -- Да, этот аспект я как-то упустила из виду. М-да, дилемма. И помочь вам хотелось бы, и не знаю, как в дальнейшем всё сложится.
   -- Ева Николаевна, вы не подумайте, что вы будете совсем уж бесплатно работать. Я постараюсь выбить вам ставку тренера, скажем, по самбо или карате - они по своим упражнениям, наверное, наиболее приближены к цигун. Конечно, деньги там не такие уж большие, но, тем не менее, не совсем ведь бесплатно.
   -- Деньги, Василий Николаевич, меня как раз мало интересуют.
   -- Товарищ полковник, -- впервые вступил в разговор Носов, -- для Евы деньги по ставке тренера и в самом деле это не деньги. Да и временно это будет. Может, Фрейл заинтересует что-нибудь другое. Кроме финансовой стороны можно рассмотреть и другие предложения.
   -- Я понимаю, что деньги по ставке тренера для заместителя Генерального директора сущие копейки. Но не совсем понял, к чему ты ведёшь? Какие другие предложения?
   -- Может быть, просто оформить госпожу Фрейл нашим нештатным сотрудником, но с выдачей соответствующего нашего, -- выделил Дмитрий, -- удостоверения. В жизни всё может пригодиться. Вы же знаете, что совсем недавно, с 1-го мая вступил в силу приказ об этом, -- Приказ Министерства внутренних дел Российской Федерации от 10 января 2012 года N 8 "Об утверждении Инструкции по организации деятельности внештатных сотрудников полиции".
   -- А что, это тоже мысль. Как вы к этому относитесь, Ева Николаевна? -- Гаврилин вновь обернулся к Еве.
   -- И что, я после этого должна буду стать вашим внештатным информатором? -- обиделась Ева. -- Извините, но такое мне не подходит.
   -- Ну что вы, госпожа Фрейл, -- расхохотался полковник, -- каким ещё информатором? Конечно же, нет. Просто, удостоверение сотрудника полиции, даже внештатного, может вам пригодиться. Как пример, даже в возможных конфликтах с сотрудниками ГИБДД.
   -- О, а вот это неплохо. Их сейчас развелось так много. И каждый норовит остановить машину и к чему-нибудь придраться. Ой, извините, они ведь тоже относятся к полиции.
   -- Относятся, но это совсем другое ведомство. Иногда и мы сами с ними конфликтуем, хотя в основном помогаем друг другу.
   -- Ну, что же, тогда я не возражаю. Действительно, в жизни всё может пригодиться. А денег мне не нужно. Хорошо, Василий Николаевич, как только я вернусь из Австралии, а я думаю, это будет не позже средины сентября, я тут же свяжусь с вами. Я думаю, что минимум месяца четыре я ваших сотрудников потренирую, а там видно будет. Но и 4 месяца неплохо, как минимум хорошее начало. У нас с вами речь идёт о китайском искусстве рукопашного боя. И как раз одна известная китайская пословица гласит: "Дорога в тысячу ли начинается с первого шага".
   -- А что такое ли?
   -- Ли - это название китайской единицы измерения расстояния. Один ли равен примерно 500 метров, соответственно 1000 ли - это 500 километров. Касательно членов будущей группы. Конечно, я не даю 100 % гарантии, что они, или даже 1-2 человека станут мастерами в этом деле. Времени маловато. Обычно подобные занятия проводя пару раз в неделю, ну, может быть, при желании ещё и в один из выходных дней. Но маловероятно собрать в выходной день всю группу. У вас сотрудники порой чуть ли не сутки проводят на работе, как у них забирать ещё и личное время.
   -- Это точно. Я и сам иногда у них эти выходные забираю.
   -- Вот. Я в Австралии училась этому искусству чуть ли не два года. А что такое четыре месяца или полгода? А на большее я гарантии дать пока что не могу. Но я могу гарантировать, что, даже не овладев до конца искусством бесконтактного боя, ребятам из этой группы в контактом бою равных не будет. Они смогут легко противостоять любому преступнику, даже вооружённому холодным оружием.
   -- О, а вот такой интересующий меня вопрос: "А может ли человек, отлично владеющий боевым цигун, я повторяю, отлично владеющий, справиться с преступником, имеющим огнестрельное оружие?".
   -- Я никогда не интересовалась этим вопросом. Но, думаю, что чисто теоретически это возможно. А практически только в отдельных ситуациях.
   -- Интересно. Объясните, пожалуйста.
   -- Это осуществимо, пожалуй, только в ближнем бою. А вот на дальних расстояниях энергия человека малоэффективна. В ближнем бою, в двух-трёх шагах от противника реально отвести его руку с направленным на тебя пистолетом. Но и то шансов немного.
   -- Почему?
   -- Я объясню вам на моём примере. Вы видели, что я уклонялась от нападения партнёров по сеансу, делая пассы руками, оттуда и шла защитная энергия. И мне нужно короткое время, доли секунды, чтобы сделать взмах, пасс рукой. Но вы же прекрасно понимаете, что противнику потребуется ещё меньше времени, чтобы сделать движение не рукой, а всего лишь указательным пальцем - нажать на спусковой крючок пистолета.
   -- Вы правы. Я вас понял. Хорошо, готовьте пока что хотя бы хороших бойцов рукопашного боя, а там видно будет. Итак, мы договорились. Значит, со средины сентября начнём, точнее вы начнёте учёбу. А я к тому времени займусь подбором вам группы.
   -- Вы знаете, товарищ полковник, наверное, не стоит вам этого делать.
   -- Почему?
   -- Сколько вы хотите набрать человек в группу?
   -- Ну, как я уже последний раз сказал, 10 человек. А обучатся хотя бы 3-4.
   -- Я же предлагаю создать группу в количестве пяти, максимум семи человек. Но я сама подберу группу. Отсев будет меньший, а пользы будет больше. Я на сеансе заприметила пару-тройку подходящих кандидатов.
   -- Не возражаю. Это хорошая идея.
   -- Вот только как я их отыщу? Я помню их лица, но как мне с ними встретиться, где их найти?
   -- Это мы организуем. Я вам сообщу, когда у нас будет общее построение, вы приедете на него, там-то их и узнаете.
   -- Прекрасно. А знаете, Василий Николаевич, -- улыбнулась Ева, -- кого бы я включила в группу первым кандидатом?
   -- Кого?
   -- Вас.
   -- Вот уж не ожидал, -- вновь рассмеялся полковник. -- Спасибо за такую вашу оценку. Но сейчас это мне, увы, уже не нужно. Лет 15 назад я бы точно согласился, даже лет десять назад. А сейчас... зачем оно мне. Применять свои знания к подчинённым. Но у нас и так, майор не даст соврать, -- кивнул он в сторону Дмитрия Носова, -- нормальные взаимоотношения. А чем это я вам приглянулся? Там, на сеансе, по-моему, ребята посильнее были.
   -- А здесь не сила главное, бой-то бесконтактный. Вы мне понравились своей настырностью, упрямством, неуёмностью. Вот именно это ценные качества для учёбы искусству цигун. Это знаете, как тот баран - чем больше его отталкиваешь, тем больше он нападает. Ой, извините, я не хотела вас обидеть, это не о вас. Это просто образное сравнение.
   -- Это именно обо мне, Ева Николаевна, -- ласково улыбнулся Гаврилин. -- Я действительно из породы таких баранов.
   -- Я ещё хотела бы перед вами извиниться, Василий Николаевич. Я к вам единственному применила усиленную энергию. Вы в конце поединка что-нибудь почувствовали?
   -- Да. Как будто бы небольшой удар током.
   -- Точно. Вы уж извините, что я его применила, но очень уж вы меня достали своей настырностью. А я к тому времени уже порядком устала.
   -- Что бы извиняетесь. Как раз хорошо. Именно после этого я и понял, что моим сотрудникам нужен именно такой учитель как вы. Я вообще теперь понял, какие вам нужны кандидаты. Тогда я вам тоже смогу подсказать некоторые кандидатуры. Есть у нас такие упрямые бараны, в хорошем значении этого слова. Так ведь, Дмитрий Алексеевич? -- обернулся он в сторону Носова.
   -- Точно, есть, Василий Николаевич.
   -- Вот и отлично! -- резюмировала Фрейл. -- Тогда до встречи в сентябре.
   Если в начале беседы Ева и Гаврилин не сразу нашли общий язык, то вот расставались начальник отделения полиции и будущий её внештатный сотрудник уже чуть ли не друзьями.

* * *

   Но, найдя общий язык с представителем полицейской структуре, Фрейл пока что никак не удавалось найти нужное ей взаимопонимание с другими подобными организациями. Дело в том, что в июле, а потом частично и в августе немало лишних хлопот будущей супруге Рогозного (а сейчас невесте), для неё совсем необязательных, доставляло её "дело", а точнее возбуждённое следственными органами дело о покушении на жизнь гражданки Евы Фрейл. Оно Еву совершенно не интересовало, но она проходила по нему то ли потерпевшей (хотя никакого физического ущерба и не получила), то ли свидетельницей. Вызывали её сначала в следственный участок, а позже и в суд в самое неподходящее, как ей казалось, время.
   Да, ранее она уже однажды пребывала в таком положении, являясь той же таки потерпевшей-свидетельницей по делу ограбления её квартиры Юрием Шемякиным. Но тогда всё было значительно проще - Ева была только один раз на досудебном рассмотрении дела и один раз на самом судебном заседании. На этом всё и закончилось.
   Сейчас же эти вызовы в суд здорово мешали ей заниматься работой, своими обычными делами да ещё и хлопотами, связанными с предстоящей свадьбой. А окончание судебного рассмотрения затягивалось. По делу Козакова всё было вроде бы ясно, но он-то шёл как бы в паре с киллером Татариновым, вот в деле последнего было много вопросов. Прокуратура с подачи полиции пыталась "раскрутить" Татаринова ещё и на предыдущих преступлениях, но тот всё отрицал. Да, были некоторые косвенные доказательства участия Николая Васильевича в других делах, но на одних косвенных уликах обвинение не построишь, а потому ушлый адвокат Татаринова камня на камне не оставлял на всех претензиях прокурора к его подзащитному. В итоге дело затягивалось... Оно обещало закончиться только в сентябре.
   А уж это было Фрейл совсем ни к чему - такое положение дел могло внести совершенно ненужные помехи в процесс организации свадьбы, застолья, а самое главное помешать Еве и Александру с полётом в Австралию - запланированное свадебное путешествие. Пришлось Фрейл обратиться к тому же Николаю Васильевичу Гаврилину за помощью. Полковник полиции сам повлиять на процесс расследования преступления повлиять никак не мог, но у кого на таком уровне нет знакомых в соприкасающихся по работе структурах. В общем, Еву последний раз вызвали в суд в начале второй декады августа и оставили в покое. Ей также твёрдо пообещали не препятствовать отлёту в Австралию в конце августа, хотя эта твёрдость в обещании появилась лишь тогда, когда Фрейл заявила, что она является гражданкой Австралии - прокуратуре не хотелось иметь неприятности на почве международных отношений. Да и Фрейл, как потерпевшая или свидетель, на заключительной стадии расследования дела практически не нужна была. Но, тем не менее, Еве порекомендовали написать отказ (если для неё это приемлемо) в иске к заказчику и исполнителю намечавшегося преступления, что она тут же и сделала - материального ущерба она не понесла, а моральный ущерб она просто проигнорировала. Она считала, что Козаков и Татаринов и так будут серьёзно наказаны, а ей лично от них ничего не надо. Козаков, по её мнению, вынесенного наказания не будет заслуживать - делал он всё по глупости и под воздействием излишних эмоций. Как она говорила Авроре Тверской, Ева просто хотела лишить работы её мужа Виктора в фирме "Козерог". На большее она и не претендовала.
   В общем, наконец-то различного рода правоохранительные органы оставили Еву Фрейл в покое, что ей и нужно было. Теперь она могла полностью заниматься делами, связанными с подготовкой к своей свадьбе с Александром Рогозным.
  
  

ГЛАВА 3

Большие хлопоты

  
   Так постепенно закончился июль месяц, а в августе, уже по плану Александра Рогозного, Еве предстояло познакомиться с его родителями. Так оно и произошло - познакомилась Ева со своими будущими свёкрами в самом начале августа.
   Проживали родители Рогозного, естественно, тоже в Москве (коренные москвичи), в чудесном районе Черёмушки в Юго-Западном административном округе. На гербе и даже на флаге этого района соответственно присутствовало изображение ветки черёмухи: на жёлтом стебле цветки с белыми лепестками и жёлтыми сердцевинами. После 1956-го года слово "черёмушки" стало как бы нарицательным, обозначая типовой жилой квартал 1960-х годов. Квартира старших Рогозных находилась на третьем этаже подобного строения. Да, довольно просторная, но, тем не менее, всего лишь двухкомнатная квартира, и это здорово удивило Еву. Неужели родители Саши или же он сам не позаботились о квартире большей площади? Уже после посещения Степана Владимировича и Любовь Николаевны, - так звали родителей суженого Евы, - Александр всё объяснил своей невесте. Он сообщил, что во времена СССР получить бо́льшую площадь (а он был единственным сыном у родителей) было невозможно. Оплачивать кооперативную квартиру отец не захотел, хотя и был строителем, накопленные деньги позже пошли на помощь сыну - созданию своей с Козаковым фирмы. К концу прошлого столетия, уже раскрутившись, Александр неоднократно упрашивал родителей, даже настаивал, чтобы обменять старую квартиру на новую (с доплатой) с большей площадью и улучшенной планировкой. Но родители ничего и слушать не хотели. Они говорили, что как раз теперь им такой жилплощади вполне достаточно, а деньги нужны самому Саше. И сколько сын не разговаривал с родителями на эту тему, те стояли на своём. И вскоре Александру деньги действительно понадобились - он женился, а потому квартира нужна была ему самому. Хотя и до этого он уже лет пять как жил отдельно от родителей в купленной по случаю в средине 90-х однокомнатной квартире. Но теперь его семье жилплощадь желательно нужна была бо́льшая. Такая вот история.
   К приходу гостьи стол, конечно, был уже накрыт. Сервирован блюдами он был неплохо, но и не чересчур обильно. И Ева это оценила - это говорило не о скупости родителей Александра, а об их чувстве меры, интеллигентности и такте. Нагромождать различную снедь, которую всё равно всю не съешь, было бы неприлично. Зачем устраивать подобную "показуху", чтобы удивить гостью тем, как, мол, хозяева хорошо живут - это было бы мещанством и пошлостью. Всё хорошо в меру. И за столом они вели себя интеллигентно, но просто, не приглядываясь к тому, чем и как отдельные блюда ест их гостья. Если папа у Александра был строителем, то его мама всю свою жизнь проработала в школе, обучая детишек французскому языку. Разговоры были обычными, соответствующие первому знакомству. Но никто Фрейл не засыпал вопросами о её прошлой жизни, детстве, родителях. Немного странным показалось Еве то, что спрашивал в основном отец Саши, а его мама больше слушала ответы гостьи, хотя иногда и сама дополняла вопросы супруга. Но чуть позже Еве стало всё понятно. После пары часов нахождения за столом, уже во время подачи сладких блюд (в самом конце процесса их дегустации), Степан Владимирович задал своей жене вопрос, который со стороны мог показаться немного невежливым. Но отец Саши был, очевидно, прямым, бесхитростным человеком (что, в общем-то было похоже и на его сына). И вопрос в адрес супруги звучал так:
   -- Люба, ты сегодня на удивление слабо принимаешь участие в беседе, да и с нашей будущей невесткой как-то мало общаешься. Что случилось?
   -- Ничего не случилось. Я как раз с интересом слушала нашу невестку. Но я бы хотела поговорить с Евой наедине, как женщина с женщиной. Пошептаться, так сказать, -- и она вопросительно посмотрела на Фрейл.
   -- Конечно, Любовь Николаевна, -- тут же откликнулась Ева. -- Я согласна, у меня нет возражений по этому поводу.
   -- Хорошо. Вы мне поможете, если я вас попрошу, с уборкой посуды? -- пока что родители Александра обращались к Еве на "вы".
   -- Обязательно.
   -- Отлично. Вот на кухне мы немного и пошепчемся. А мужчины пусть пока телевизор посмотрят.
   Минут через пятнадцать стол в гостиной уже освободили от посуды, которую снесли на кухню. Там женщины начали освобождать тарелки от остатков пищи, а затем складывать в посудомоечную машину - хоть этот кухонный агрегат Александр сам, несмотря на протесты родителей, установил им. Параллельно женщины негромко вели свою беседу. А началась она с вопроса будущей свекрови Евы:
   -- Ева Николаевна, какие у вас чувства к моему сыну? Простите за нескромный вопрос.
   -- Вопрос как раз нормальный. Только я вас прошу: называйте меня просто Евой и на "ты". Если это, конечно, вам удобно.
   -- На "ты"? Понятно - намекаете на мой возраст.
   -- Любовь Николаевна, да, я в основном росла без родителей. Но воспитывали нас в интернате и в псковском Центре развития, -- Ева умышленно сократила слова одарённых детей, -- нормально. А потому я никогда в разговорах со старшими, да и вообще со многими людьми, не была хамкой. Поверьте мне, это правда. Я уважаю вас, как маму Саши, да и просто как женщину, с которой я до сегодняшнего дня не была знакома. А потому мне никогда не придёт в голову хамить или доставать вас ехидными намёками.
   -- Спасибо, Ева, -- с некоторым удивлением протянула Сашина мама.
   -- Что касается вашего вопроса, то ответ на него не сложный и короткий: я люблю Сашу.
   -- И надолго твоя любовь?
   Ева про себя отметила, что будущая свекровь откликнулась на её просьбу: сначала просто Ева, а затем и твоя, а не ваша. Ответ же Фрейл был таковым:
   -- Очень хочу надеяться, что на всю жизнь. Это не пафосный ответ, просто по-иному я ответить не могу. Как ещё можно по-другому сказать? И я очень надеюсь, что наша с Сашей любовь взаимная. Надеюсь и верю, потому что уже неплохо знаю вашего сына.
   -- Интересно. Мне это приятно слышать. Но, так ли это на самом деле?
   -- Я вас прекрасно понимаю.
   -- Да-а? И что же ты понимаешь?
   -- Мне пока что только 30 лет, и выгляжу я в ваших глазах, наверное, девчонкой. И вы наверняка думаете, что у меня поверхностный интерес к Александру. Как же, он на 15 лет старше меня, к тому же не олигарх какой-то, хотя и неплохо зарабатывает. Но вы знаете, что я более обеспеченная, а потому о материальной выгоде вы наверняка не думаете. Но вот возраст... Вы, простите меня, наверное, рассуждаете примерно следующим образом: "Через 15 лет моему сыну будет 60, уже пенсионер. А вот его жене будет всего лишь 45, как говорят баба ягодка опять. Подобьёт к ней клинья какой-нибудь 40-летний мужик, и всё... Бросит она Сашу и уйдёт к другому". Но, не будет этого, Любовь Николаевна. Я однолюбка, и не брошу Сашу, если только он сам меня не бросит. Да и в 60 лет, и в 70, я верю, Саша будет ещё крепким мужиком. Он хорошо физически развит и следит за собой. К тому же, мне никогда не нравились мужчины моего возраста и даже немного старше. И Саше я об этом говорила, он знает это.
   -- Хм, твои рассуждения интересные, и, пожалуй, в отношении моих мыслей почти верные. И твои заверения мне понятны, других я и не ожидала услышать. Но ведь это пока что только слова.
   -- Конечно, пока что только слова. Но как может быть по-другому? Просто эти слова искренние. И мне почему-то кажется, что вы верите мне, этим моим словам.
   -- Ишь ты! -- впервые открыто улыбнулась Любовь Николаевна. -- Значит, тебе кажется, что я тебе верю? И откуда только такая уверенность? -- это не было обращением к Еве, это был риторический вопрос, поскольку мама Александра продолжила. -- Да, немного я тебе верю, и хотелось бы надеяться, что так всё и будет. Ведь мой сын уже далеко не мальчик. Один раз обжёгся, неужели это не в последний раз?
   -- И в этом я вас понимаю.
   -- Вряд ли в этом ты можешь меня понимать, не имея ещё своих детей.
   -- И всё же понимаю. Вы просто ревнуете.
   -- Что, как...?
   -- Да, как любящая мать, а Саша у вас единственный ребёнок, вы ревнуете его к любой другой женщине. И пусть эта женщина будет хоть ангелом, вы не перестанете к ней ревновать сына. И даже если она очень будет его любить. Вы будете радоваться за сына, но ревновать всё равно не перестанете.
   -- Ну и ну! Такого мне ещё никто не говорил, -- последняя фраза несла в себе не возмущение, а удивление.
   -- Но ведь, согласитесь, что это так?
   -- Возможно. Странно...
   -- Что, странно?
   -- Ты сама странная женщина. Тебе 30 лет, а выглядишь ты и того моложе. Но твои мысли, рассуждения... Я в беседах со своими подругами, или сверстницами не так уж часто такие рассуждения слышу. Физически ты выглядишь, пусть будет на 30 лет. Но духовно ты гораздо старше. Вот что странно, и удивительно.
   -- Меня многому жизнь научила, Любовь Николаевна.
   -- Да, мне Саша рассказывал, что тебя жизнь порой по головке не гладила. Оно заметно. В таких случаях как раз бывает, что человек за определённый промежуток времени проживает как бы две жизни. И к тебе этот случай вполне подходит. У меня давно не было такого интересного собеседника, да ещё такого молодого. Молодёжь сейчас, к сожалению, в большинстве своём бестолковая.
   -- Вы очень уж критичны. Есть и толковая молодёжь.
   -- Да, есть, и ты сама тому пример. Но не так уж и много таковых. Теперь я понимаю, почему ты занимаешь такой высокий пост в компании. Всё справедливо. Потому ты зам. Генерального директора, а Саша просто управляющий.
   -- Это тоже немалый пост, Любовь Николаевна. Ничуть не ниже, нежели ранее зам. директора фирмы.
   -- Я это понимаю. И не корю тебя, и не завидую.
   -- Спасибо за понимание. Тогда я должна вам ещё кое в чём признаться. Ведь это именно я развалила фирму, в которой ранее работал Саша. Не специально, конечно, да и сейчас она успешно функционирует, а просто потому, что хотела "вымести" оттуда Козакова.
   -- М-да. Спасибо за такое откровенное признание, -- вновь улыбнулась Любовь Николаевна. -- Я, конечно, об этом не знала, но догадывалась, что ты причастна к этому, скорее просто чувствовала. Ты, наверное, ожидаешь, что я сейчас начну тебя ругать. Но этого не будет. Я только ещё одно "спасибо" тебе скажу.
   -- И за что же тогда "спасибо"? -- удивилась уже Ева.
   -- Именно за то, что как ты сказала, "вымела" из фирмы Козакова. Мне Виктор никогда не нравился. И в детстве, юности, и уж тем более, позже. Мой Стёпа дружен с отцом Виктора, и тот неплохой человек, а вот его сын... Я, как женщина, сразу его раскусила. Я была против создания Виктором и Сашей совместной фирмы. Я понимала, что Виктор не тот человек, с которым я бы хотела видеть на жизненном пути рядом своего сына. Но мужчины настояли на своём, и совместная фирма была создана. Да, Саша единственный мой ребёнок, я очень люблю его. И ревную, и в этом ты на удивление оказалась права. Но я и не ожидала ничего хорошего от совместной работы Козакова и Александра. Я чувствовала, что добром это не кончится. Я даже была на первых порах удивлена, что всё проходило довольно гладко. Правда, нужно отдать должное - Виктор очень настырный человек, даже больше, чем настырный, но уже в худшую сторону. Вот такие дела, Ева. Так что я очень рада, что рядом с Сашей нет Козакова.
   -- Да, интересно. Я этого не знала, точнее как-то себе не представляла.
   -- Саша тоже этого не знает. Это я с тобой разоткровенчилась, в ответ на твою откровенность. А вообще-то я ожидала у нас другого разговора.
   -- Другого, и какого же?
   -- Да это уже не важно. Но теперь-то я убедилась, что именно такая жена моему сыну и нужна - умная и не по годам рассудительная. Ты меня прости, что я вначале немного как бы с неким недоверием к тебе отнеслась.
   -- А я не обижаюсь. Просто у нас получился откровенный разговор.
   -- Да, это так. Только я сейчас совершенно другого боюсь, ранее я как раз была уверенна в противоположном.
   -- И чего же?
   -- Что ты будешь им командовать, хотя ты и намного моложе его.
   -- Не буду, Любовь Николаевна, -- рассмеялась Ева. -- Мне это совсем ни к чему, нам это ни к чему. Мы абсолютно равны в своих правах и суждениях. Можете спросить у Саши, он вам это подтвердит. И, как бы там ни было, главой в семье должен быть всё-таки мужчина. И я это признаю́, поскольку, как вы отметили, я умная женщина.
   -- Я верю тебе. И теперь у меня есть только одна цель, точнее мечта.
   -- И какая же?
   -- Дождаться внуков.
   -- Мы постараемся вас не разочаровать, -- Ева смущённо опустила голову.
   -- Так, всё. Мы с тобой очень плодотворно поговорили. Да и работы на кухне завершены. Так что пошли, невестушка, к нашим мужчинам.
   Беседы, теперь уже всей четвёрки ещё немного продолжились. Но через время, Ева и Александр, поблагодарив хозяев, уехали к себе. Ещё примерно минут через двадцать после их отъезда Степан Владимирович осторожно, как бы с неким опасением спросил свою супругу:
   -- И как тебе, Люба, наша новая невестка?
   Любовь Николаевна улыбнулась и, молча, резко вытянула вперёд обе руки со сжатыми кулаками и оттопыренными вверх большими пальцами. У её супруга от удивления расширились глаза, и даже слегка отвисла челюсть.

* * *

   На другой день после знакомства с родителями жениха Ева в беседе после завтрака (а это было воскресенье) с Александром, после различных вопросов и ответов на бытовые темы обратилась к будущему супругу:
   -- Саша, я вот что хотела спросить у тебя: "Как ты относишься к венчанию в церкви"?
   -- Хм, я никогда не задумывался над этим. А почему возник такой неожиданный вопрос, ты хочешь венчаться в церкви?
   -- Вопрос не очень-то неожиданный, особенно после вчерашнего разговора с твоей мамой.
   -- А что случилось, она обидела тебя?
   -- Успокойся. Ничего не случилось, и она меня не обижала. Просто как любящая мать, у которой единственный сын, она на первых порах волновалась в плане того, что у нас большая разница в возрасте.
   -- Понятно. Она думает, что ты мне будешь изменять с молодыми мужиками. Я сам с ней поговорю.
   -- И не вздумай! И не только говорить, но даже заикаться о том, что я тебе сказала. Мне не нужно было тебе этого говорить - беседа с твоей мамой была у меня как бы конфиденциальной. Я же тебе сказала, что на первых порах. Потом мы прекрасно поняли друг друга. И я уверенна, что наши отношения будут в дальнейшем хорошими, даже очень хорошими. Понятно тебе?
   -- Понятно. Тогда к чему этот разговор о венчании.
   -- Ну, во-первых, каждая молодая пара на Руси, вступая в брак, издревле сочетались в храме. Таким образом, молодожены принимали ответственность перед Богом и церковью, давая клятву не разрушать ниспосланный свыше союз.
   -- Это я знаю. Ты уже проповеди начинаешь читать. А во-вторых?
   -- Во вторых? Ещё одна маленькая проповедь. Понимаешь, церковные браки не подлежат разводу. Даже не так, это я очень категорично сказала. Но, церковь принципиально против разводов, церковного развода не существует в принципе. Церковь может только признать, что такая-то семья не состоялась. И я думаю, что твоей маме будет приятно, если мы обвенчаемся в церкви. Она будет окончательно уверенна, что мы с тобой будем всегда вместе.
   -- Ну, я в принципе и не возражаю. Только я не знаю, что для этого нужно. В церкви или храмы я заходил несколько раз, но только ради любопытства.
   -- В этом как раз нет никакой проблемы. Проблема совсем в другом - ты же, наверное, не крещённый?
   -- Никогда родителей об этом не спрашивал, но, скорее всего, это именно так.
   -- Вот в этом и проблема - церковь венчает только крещёных особ, нехристей, так сказать, она не венчает.
   -- И что мне делать?
   -- Выход только один - покреститься.
   -- Вот те на! Мне, сорокапятилетнему мужику?
   -- Да, тебе, сорокапятилетнему мужику. Креститься можно в любом возрасте.
   -- И что, меня, мужика весом в 80 кг будут окунать в какую-то купель?
   -- Нет, просто окунут в купель твою голову или же вообще только окропят её водой.
   -- Ну, это ещё ничего.
   -- Но ты должен будешь быть раздет.
   -- Догола?!
   -- Почти, до белья.
   -- На людях?
   -- Нет, в отдельном помещении.
   -- И женщины тоже до нижнего белья раздеваются?!
   -- Ну, почти что так. Как правило, женщины облачаются в белую длинную рубаху, или просто в ночную рубашку, в ней и принимают крещение. Хотя, в разных церквях или храмах могут быть свои требования. Иногда они не такие жёсткие в отношении одежды, или раздевания. Говорят, что можно полностью и не раздеваться - достаточно, вроде бы, и того, чтобы были свободны лицо, шея и руки, чтобы священник мог нанести крестное знамение кисточкой и елеем. Ищи церковь, где эти требования помягче.
   -- Да какая мне разница. Это женщинам важно, а мне что? Подумаешь постоять десять или пятнадцать минут в трусах. А вообще-то всё равно столько мороки. Тогда, может, не нужно венчания?
   -- Ты свою маму любишь, ты хочешь порадовать её?
   -- Ох, и аргументацию ты находишь. Лет двадцать назад я бы точно на это не согласился, а сейчас... Маме ведь осенью исполнится уже 67 лет, какие у неё в дальнейшем могут быть радости? Ну что ж, придётся соглашаться. Ничего, всё выдержу, лишь бы быть с тобой. Тебе хорошо, ты крещённая ещё в детстве. Оно и понятно - ты родилась в глубинке, а я в Москве. Родителям так бы досталось на орехи, узнай кто, что они меня крестили.
   Да, сама Ева Фрейл, точнее ещё Ефросинья Тщедушная была крещена ещё в младенческом возрасте, и даже носила в детстве крестик, причём золотой. Его ей купила мама. Но купить золотой крестик в ювелирном магазине было невозможно, его ещё иногда можно было приобрести в самой церкви, но, понятное дело, не в небольшой церквушке Печор. А потому мама купила Фросе этот крестик по подсказке служителя церкви у человека, который подторговывал таким товаром. Когда маленькая Фрося пошла в школу, мама сняла с Фроси крестик, хотя очень и не хотела это делать - она верила, что этот крестик от Господа всегда будет хранить её дочурку. Но в школе крестики носить не разрешали, так же, как потом и в интернате. После гибели мамы, бабушка, разбирая вещи своей дочери, нашла Фросин крестик и хранила его у себя. Вновь надела бабушка этот крестик Фросе на шею только тогда, когда Фрося перешла в Псковский центр развития одарённых детей, в 1994-м году. После 1991-го года на крестики уже никто не обращал внимания, но носить крестик в Печорском интернате было небезопасно по банальной причине возможности его воровства. А вот в Пскове этого уже ожидать не следовало. И Ефросинья с 12-летнего возраста уже не расставалась с подаренным мамой крестиком. Был он на Ефросинье и в ту роковую ночь в конце июня 2002-го года. И она благодарила Господа, что насильники Артём и Сергей не позарились на такую дорогую для неё вещицу.
   Если крестик у Ефросиньи был золотым, то вот цепочка была просто из какого-то жёлтого металла (медь, латунь, анодированная сталь...) - на две дорогие вещи у Фросиной мамы денег не было. И золотую цепочку Ефросинья купила себе уже только проживая в Брисбене. Но, вернувшись в Москву, Ева тотчас купила себе для крестика новую золотую цепочку, и даже не одну - русское золото было лучшего качества. А вот новый золотой крестик она покупать не стала - для неё старенький крестик (периодически чистящийся) был памятью о маме. Теперь Ева практически никогда не расставалась с крестиком. Но вот в праздничные дни или во время каких-нибудь торжеств крестик плохо сочетался с другими украшениями на шее молодой женщины. Но Ева и здесь нашла выход - она надевала свой любимый крестик на более длинную золотую цепочку. И теперь, спрятанный в ложбинке грудей, он всегда был при Еве. Вторая же цепочка сливалась с цепочкой праздничного украшения, да и могли быть толстые переплетённые золотые цепочки.
   -- Итак, Саша, главный вопрос мы с тобой решили. Готовиться к венчанию мы будем, конечно же, вместе, а вот к крещению - ты сам.
   -- А ты что, не будешь присутствовать?
   -- Не имею права. Какое я к тебе пока что имею отношение? Я, правда, тоже не все правила знаю, церкви-то я очень редко посещала. Вроде бы могут быть крёстная и крёстный, но я точно не знаю.
   -- Какие крёстные и крёстный, ежели я ещё не крещённый?
   -- Вот они и станут твоими крёстными. Но я точно знаю, что может быть достаточно и одного крестного. Так что ты найди себе крёстного. Да и тебе самому в церкви или храме будет не так одиноко и непривычно. У крёстного и будет до поры до времени твой крестик, который он потом передаст служителю, чтобы тот после крещения надел его тебе на шею.
   -- А кого же мне взять крёстным? Я что-то не помню, чтобы мои друзья говорили, что они крещёные, ходили в церковь, да и крестиков я ни у кого не припоминаю.
   -- А это не обязательно должны быть такие уж верные друзья. Можно просто, чтобы были хорошие знакомые. Узнай на работе, ты в "Козероге" всех знаешь. Крещёные там обязательно есть.
   -- Ладно. Займусь этим.
   -- Давай, давай, готовься к этой церемонии, или посвящению.
   -- А что к нему готовиться? Это служителю нужно готовиться, а мне что? Разделся в церкви, служитель прочитал там что-то, окунул мою голову в воду и всё.
   -- А крестик?
   -- А, ну да. Значит, ещё оденет он мне на шею крестик, это вообще секундное дело.
   -- Крестик и цепочку купить нужно.
   -- Понятное дело, купим.
   -- Хорошо. А ну, перекрестись.
   -- Я?! А вообще-то да, понятно. На входе в церковь нужно креститься.
   -- И на выходе тоже. Но это не так важно для тебя. Там могут и не обратить внимания, как ты крестишься. А вот в самой церкви тебе тоже придётся креститься, и там уже священнослужитель точно обратит внимание. И что же это будет за прихожанин, который пришёл, чтобы его окрестили, если он и креститься-то не умеет. А ну, давай!
   Александр перекрестился и, к удивлению Евы, довольно неплохо.
   -- Так, вижу, что ты крестишься правильно - справа налево, и не мелко, а довольно размашисто. Это хорошо. Вот только креститься нужно не всеми сложенными пальцами правой руки, а осенять себя крестным знамением тремя сложенными пальцами - щепотью, как говорят. Учти это.
   -- Хорошо. Что ещё? С собой кроме крестика ещё что-либо брать?
   -- Возьми с собой только достаточно большое полотенце, чтобы вытереть волосы, а при необходимости его можно накинуть потом на плечи. Да, вот ещё что. Когда будешь разуваться, обязательно сними носки, поскольку ноги затем помазываются Священным Миро. Ладно, Саша, это всё мелочи.
   -- Ничего себе мелочи!
   -- Мелочи, мелочи, потому что сам процесс венчания намного сложнее.
   -- Это я понимаю.
   -- На венчании и процедура длиннее - доходит чуть ли не до часа. Кроме того, на венчание приглашаются родственники и другие гости. И там нам уже обоим потребуются свидетели торжества, так как церемония венчания подразумевает, что они будут держать над головами "молодых" венцы, типа короны. При этом опускать их запрещено, можно только менять руку, держащую венец. Представь себе - держать почти час в вытянутой руке, да пусть и согнутой, какой-либо предмет. У меня свидетельница, чувствую, только и будет делать, что менять руки.
   -- А что, нельзя надеть эти венцы на головы паре, которая венчается?
   -- Можно. Так часто и поступают, но только в том случае, когда нет свидетелей. Но у нас-то на венчании будут родственники, друзья, значит, должны быть и свидетели.
   -- А свидетели должны быть крещёнными?
   -- Обязательно, ещё и при нательных крестиках.
   -- А кто у тебя будет свидетельницей?
   -- Татьяна Коврова, естественно.
   -- А ты уверенна, что она крещёная?
   -- Я это знаю, четыре года с ней вместе в общежитии прожила. Она ведь, как и я из небольшого районного центра, а там детей, хоть и втихаря, но старались окрестить. Ты что, у неё крестика не видел?
   -- Не обратил внимания.
   -- Вы, мужики, только на ножки обращаете внимание, да на бюст. На большее у вас ума не хватает.
   -- Почему? -- улыбнулся Александр, -- ещё на фигуру, на осиную талию.
   -- Вот, вот, и я о том же. У вас только одно на уме...
   -- Почему одно? -- уже смеялся Рогозный, -- не только одно.
   -- Саша, -- засмеялась уже и Ева, -- ты меня сейчас разозлишь, честное слово.
   -- Да я шучу. Нужно же эту серьёзную беседу чем-то разбавить. Всё, прекращаю. Как мне лично к венчанию готовиться?
   -- В этом плане тебе гораздо легче, нежели мне. Подготовка в основном состоит с выбором с наряда. У мужчин костюм, можно сказать, пригоден на все случаи жизни, в шортах-то ты не вздумаешь в церковь идти. А мне сложнее.
   -- Почему?
   -- Невеста на венчание должна прийти в правильном платье: не ярком, не красном и не тёмном. При этом её плечи, декольте, спина и руки до локтей обязательно должны быть закрыты. Юбка или платье желательно, чтобы были подлиннее. А на гражданском бракосочетании требования к наряду совсем другие - там невеста может покрасоваться в том наряде, который ей больше к лицу, и более откровенном. Значит, мне придётся шить два платья. Я знаю, что и с одним свадебным нарядом мороки хватает, а уж с двумя... Остальное мелочи - венчальные свечи, рушник, или полотенце под ноги. Правда, говорят, что ещё, вроде бы, нужно иметь две иконки - Спасителя и Божией Матери, которыми благословляют новобрачных. Но это же не раритет, сейчас в каждом церковном киоске иконки продаются. Основное это, всё же, платья мне. Костюм тебе купим без каких-либо проблем.
   -- И то хорошо.
   -- Хорошо, конечно. Теперь главный вопрос - в каком храме или церкви будем венчаться?
   -- Понятия не имею. Ты это придумала, то, наверное, и этот вопрос обдумала.
   -- Не обдумала окончательно, но думала. У меня в районе есть очень хороший Храм Вознесения Господня, у Никитских ворот. Вообще-то в нашем районе десятка два разных храмов и церквей, но этот храм наиболее известный.
   Ева и Александр проживали в одном и том же Центральном округе Москвы, но разных его районах: Ева - в Пресненском районе, Александр же - в Замоскворечье. Пресненский или чаще Краснопресненский район, расположенный на запад от центра (от Красной площади), ранее был одним из наиболее индустриально развитых районов Москвы. Но, сейчас, ввиду строительства (начатого в 1995-м году) бизнес-центра "Москва-Сити" и программы вывода предприятий из центра города, округ стал терять свой промышленный потенциал. Что касается Замоскворечья, то этот район был расположен в излучине реки Москвы, на правом её берегу, к югу от Кремля.
   -- Ну, в нашем районе этих церквей и того больше, -- парировал Александр фразу Евы о количестве церквей и храмов в её районе.
   И это было именно так. В старину низкий берег Москва-реки был поделен на множество слобод, обозначавшимся по их ремеслу: Кадашевская, Овчинная, Толмачевская, Садовническая. Центром каждой из них был свой храм. Были и стрелецкие слободы, имеющие каменные храмы. У ремесленников тоже были церкви, но в основном деревянные. Впоследствии, уже в XIX-м веке богатое замоскворецкое купечество строило новые каменные храмы, потому старинные постройки церквей сочетались с новыми XVIII-XIX-го веков.
   -- И тоже есть хороший храм, -- продолжал Рогозный, -- церковь святого Климента, расположенная на пересечении Пятницкой улицы и Климентовского переулка.
   Большая пятикупольная церковь святого Климента, не была похожа на другие московские храмы. Этот храм до сегодняшнего дня считается крупнейшим в Замоскворечье, это самая парадная церковь Замоскворечья и один из наиболее крупных храмов Москвы. Его порой даже называют "собором" за величину и великолепие.
   -- Я что-то слышала об этом храме, -- протянула Ева. -- Хорошо, тогда давай так: ты принимаешь крещение в "своём" храме, а венчаемся мы в "моём" храме. Тебе будет удобно всё узнавать о своём крещении, а я займусь подготовкой к венчанию.
   -- Не возражаю.
   -- Вот и отлично! Теоретически мы все вопросы согласовали, а теперь остаётся только воплотить всё в реальность.
   -- Только, -- ухмыльнулся Рогозный. -- Только начать и кончить.
   -- Да, Саша, ты прав. Но что поделаешь, нужно всё делать, если мы решили. Работы много, но за нас её никто не сделает.
   -- Это верно. Но вдвоём мы и горы сдвинем!
   На этой оптимистической ноте вопросы о подготовке к крещению и венчанию были завершены. Но оставались ещё вопросы росписи во Дворце бракосочетания и последующего праздничного застолья. Эти вопросы Александр с Евой обговорили спустя пару дней. Поскольку эти вопросы были более привычны современной молодёжи, то особых разногласий или трудностей в этом плане не намечалось.
  
  

ГЛАВА 4

Памятные эпизоды жизни

  
   Покрестился Александр, как это и было намечено, в Церкви святого Климента в средине августа, за пару дней до поездки с Евой в Печоры. Крещение прошло абсолютно нормально и никаких проблем в процессе его не возникло. Была только одна проблема у Рогозного - найти себе напарника для похода в церковь, то есть свидетеля, который потом станет его крёстным. И нашёл его Рогозный в лице Алексея Юрьевича Турчина, бывшего заместителя директора по экономике и финансам фирмы "Козерог". Но бывшего не в том плане, что тот в фирме уже не работал, а просто потому, что его должность сейчас называлась несколько по-иному. Теперь уже именно Турчин был самым великовозрастным работником в фирме. Турчин здорово помог Рогозному ровно десять лет назад, составив ему прекрасный вопросник к конкурсу по отбору студентов для работы в фирме в летний период. Помог он ему и на сей раз. А получилось это довольно случайно. В один день из дней, встретившись с Александром Степановичем в коридоре здания фирмы, после взаимных приветствий Турчин спросил:
   -- Александр Степанович, что-то вы в последнее время какой-то озабоченный ходите. Уж не случилось ли чего?
   -- Нет, Алексей Юрьевич, всё нормально. Просто у меня сейчас голова забита разными личными проблемами. Понимаете, 25 августа свадьба у меня, я женюсь.
   -- Поздравляю вас тогда! И ваша невеста, я надеюсь, Ева Николаевна? -- об отношениях управляющего их фирмы и заместителя Главного директора объединённой компании давно знали все сотрудники фирмы "Козерог".
   -- Вы угадали, -- улыбнулся Рогозный.-- И сейчас у меня хлопот по горло.
   -- Понимаю.
   -- Понимаете, конечно, Алексей Юрьевич, но, наверное, не всё. Дело в том, что Ева Николаевна хочет венчаться в церкви.
   -- О, это хорошее дело! И очень красивое, торжественное.
   -- Всё это так. Только я не крещёный, а потому мне нужно к тому времени покреститься.
   -- Ну, это не проблема сейчас.
   -- Я знаю, что не проблема. Но одна небольшая проблема, всё же, существует - никак не могу найти себе свидетеля, будущего крёстного. Уже несколько человек спросил, но никто из них не крещёный.
   -- Даже так? Но и это не проблема. Если вы не будете возражать, то я вам в этом помогу.
   -- Вы?! А вы крещёный?
   -- Да. А что вас так удивляет?
   -- Ну... Вы ведь родились, -- Турчину в этом году исполнилось 56 лет, -- и долгое время жили в Советском Союзе. А тогда не принято было крестить детей.
   -- Не принято было, но многих детей родители всё равно крестили. Вот и меня окрестили. Я родом из Звенигорода. Вы, наверное, знаете его, он расположен в 45 км на юго-запад от столицы.
   Рогозный знал Звенигород, поскольку один раз отдыхал там в доме отдыха - это было одно из самых популярных мест отдыха для жителей столицы - имелось большое количество санаториев, домов отдыха, пансионатов. Да и сам Звенигород являлся одним из самых старых и красивейших городков в Московской области.
   -- Так вот, -- продолжал Турчин, -- сейчас там проживает около 18.000 человек, но в средине 50-х годов прошлого века население было значительно меньшее. А в маленьких городках, сёлах население всегда набожное. Правда, мои родители не были такими уж набожными, а вот дедушка и бабушка по папе... Именно они и заставили своего сына и невестку окрестить меня. Папа, естественно и сам был крещёный, да и мама тоже.
   -- Понятно. Конечно же, я не буду возражать, чтобы вы были у меня крёстным, даже почту за часть. Большое вам спасибо, Алексей Юрьевич.
   Вот так удачно разрешился для Александра этот, на первый взгляд, непростой для него вопрос. До поры до времени ничего об этом его родители не знали. Но и они узнали об этом событии в жизни Саши в понедельник, буквально через пару дней после крещения сына, когда тот, заскочив после работы к ним, сообщил о намерении венчаться.
   -- Но ты же не крещёный? -- тут же удивлённо отреагировала Любовь Николаевна.
   -- Уже крещёный, мама, -- Александр тут же вынул из ворота тенниски золотой крестик и показал родителям.
   -- М-да, молодцы, -- упоминая кого-то во множественном лице, протянула мама.
   Отец тут же спросил:
   -- Ты сам это решил?
   -- Что ты, Стёпа, -- ответила за сына мама, прекрасно понимая, что её 45-летний сын сам вряд ли мог додуматься до такого. -- Конечно же, не он. Это его точно Ева надоумила. Я же тебе говорила, что у нас будет замечательная невестка.
   Услышав это заявление мамы, Александр ещё раз убедился, что Ева была права - и в плане того, что отношения у неё со свекровью будут хорошими, и в плане венчания как подарка для мамы. Пусть даже и не подарка, но повода для её радости.

* * *

   А уже завтра после обеда, уйдя пораньше с работы, Ева с Александром начали складывать одну на двоих небольшую сумку для вечерней поездки в Печоры, в которые они должны были прибыть завтра утром. Поездка была удачной, и, вернувшись из неё, на другой день перед обедом (была суббота - до свадьбы оставалась ровна неделя) будущие супруги стали обговаривать предстоящие дела, а тех ещё было немало. Конечно, самые главные дела были у Евы. Вот и сегодня она на 15:00 должна была спешить на одну из последних примерок своих платьев (свадебного и венчального). При этом они параллельно обговаривали ещё и список приглашённых гостей. Гостей набиралось немало, но пригласить всех сотрудников "Афины" и "Козерога" было невозможно. Впрочем, этот список уже давно был утверждён и всем уже были разосланы приглашения, чтобы люди заранее, да ещё в пору отпусков могли спланировать свои дни и мероприятия. А поэтому они сейчас не обговаривали список, а уточняли, кто из гостей будет на торжествах. На росписи во Дворце бракосочетаний будут только близкие люди и часть друзей, так же, как и на венчании, которое должно было состояться уже на следующий день. И на этих процедурах точно будут все, кого Фрейл и Рогозный пригласили. А вот на послеобеденном торжестве в ресторане наверняка будут не все приглашённые (их немало), а потому желательно было знать количество посадочных мест.
   -- Когда обещал улететь Майкл? -- спросил Еву Рогозный.
   Майкл Крейг прилетел в Москву ещё 29-го июля. Ева его заранее предупредила о свадьбе и попросила перенести прилёт в Москву на средину или хотя бы на начало августа. Но Майкл сказал, что не может этого сделать, поскольку даты его встреч с компаньонами заранее согласованы. А до 20-го августа он уже планировал вернуться в Брисбен. Но он пообещал задержаться в Москве и быть на свадьбе Евы.
   -- По предварительному согласованию, -- ответила на вопрос Александра Ева, -- мы летим вместе, втроём 28-го августа - на второй день после венчания, во вторник.
   -- Так, отлично, этот вопрос решён. И удачно, что летим вместе. Теперь вопрос о Пасечных. Ты уверенна, что они будут на свадьбе?
   -- Попробовали бы они не быть на моей свадьбе.
   -- Ты связывалась с ними, и они подтвердили, что будут?
   -- Пока ещё не связывалась. Но они точно будут.
   -- Как ты можешь быть так уверенна?
   -- Потому что я всё предусмотрела.
   -- А-а, понятно. Ты заказала им билеты в оба конца?
   -- Нет, я сделаю нечто другое. Я пришлю за ними машину.
   -- Ого! Машину из Москвы в Печоры?
   -- Да. Я уже договорилась об этом с Твердохлебом. Он выпишет командировку Бережному в Псков, Николай и привезёт Пасечных. И Николай с радостью согласился на это, он же, наконец-то, проведает свои родные места. В прошлом году я договаривалась, чтобы Глеб Борисович отпустил его на недельку, но у самого Николая тогда что-то не сложилось.
   -- Хм, ну тогда нормально. А назад?
   -- Назад, наверное, машиной не получится -- вздохнула Ева. -- Я бы, конечно, вновь отправила их машиной, но я почти на 100 % уверенна, что дядя Миша откажется. Уж я-то его знаю, он упрямый. Он бы из Печор тоже не согласился ехать машиной. Но когда та уже будет стоять у его дома, то, что ему останется делать. А вот из Москвы... Придётся отправлять их поездом, возьму им СВ, пусть нормально ночью выспятся.
   -- А воздушного сообщения нет?
   -- Есть, но рейсы очень неудобные, очень даже неудобные. Прилёт в Псков после 23-х часов, если же лететь с пересадкой в Санк-Петербурге, то там рейса на Псков нужно ожидать от 5 до 18 часов. Это ужас какой-то! Только идиот такое расписание мог составить. А поездом, да ещё в СВ нормально.
   -- А жить они будут, как я понимаю, у тебя?
   -- Ну да. Мы же с тобой договорились, что после свадьбы живём у тебя, по крайней мере, в первое время. Квартира у меня пустует, пусть спокойно поживут. Майкл на этот раз живёт в своей квартире, так что места всем хватает.
   Встретив Майкла в конце июля в аэропорту Москвы, Ева собиралась, как и в прошлом году отвезти его к себе домой. Но Крейг на сей раз не согласился, он начал приводить различные доводы. И Фрейл, вздохнув, согласилась. Всё равно они сейчас живут с Александром в его квартире, а за различными хлопотами о свадьбе она так или иначе не сможет много времени уделять Майклу. А потому какая разница, где он на сей раз будет жить: у себя в квартире или у неё - что здесь, что там, он всё равно будет практически один.
   -- Так, больше у нас гостей из других городов не будет? -- спросил Рогозный.
   -- Нет. Я хотела ещё пригласить нашу с Татьяной подругу по университету, вместе в комнате проживали, Марину Ветрову. Она в Самаре живёт, но я не успела разузнать её адрес - поздно спохватилась. Так что с иногородними гостями всё.
   -- Ладно, главное выяснили с Майклом и твоим дядей Мишей. Носовы точно будут, твои Ковровы тоже. Так что всё нормально. О, а Твердохлеб будет?
   -- Обещал быть. А если обещал, то точно будет.
   -- Прекрасно. Об остальных гостях выясним за эти дни. Так, давай готовить обед, обедаем, а потом ты беги на свою примерку. Платья-то хоть красивые?
   -- Красивые, -- улыбнулась Ева, -- но увидишь ты их только на свадьбе.
   -- Не понимаю я этого, -- вздохнул Рогозный, -- что за суеверия.
   -- Ну, так принято.
   -- Я понимаю, что принято, но почему?
   -- Ну, как тебе сказать... Считается, что должен сработать эффект неожиданности - жених должен быть потрясён и обескуражен видом прекрасной невесты в сказочно красивом наряде. Это должно стать для жениха сюрпризом, праздником, фейерверком, который ещё и ещё раз докажет всем, какая красавица досталась ему в жены! И этого многого стоит...
   -- Ну, я понимаю, если бы я до свадьбы видел тебя только в кэжуал. Тогда понятно. Но я-то тебя видел и в прекрасных нарядах - какой может быть уже эффект неожиданности.
   Кэжуал (Casual) - это стиль повседневной одежды, появившийся в Европе ещё в XX-м веке, главный акцент в котором делается на удобство и практичность. Этот стиль исключает формальные, нарядные, излишне традиционные и классические элементы одежды.
   -- Кроме того, -- продолжал, улыбаясь, Александр -- странно как-то - видеть до свадьбы невесту в неглиже не возбраняется, а в свадебном платье возбраняется.
   -- Саша! А ты оказывается нахал, -- рассмеялась Ева. -- Ведь ты прекрасно знаешь, что видеть невесту до свадьбы в том виде, что ты сказал, тоже возбраняется, но это уже как у кого получается. Если ты будешь продолжать в том же духе, то будешь видеть меня именно только в кэжуал.
   -- Всё, всё, я прекращаю, -- моментально сдался Александр.
   -- А ты знаешь, что сказал, точнее, написал в письме дочери, великий комик и актёр Чарли Чаплин?
   -- Не знаю.
   -- Он написал такое, говоря об обнажённости: "...твоё обнажённое тело должно принадлежать тому, кто полюбит твою обнажённую душу".
   -- Ух, ты! Классно он сказал, -- восхищённо воскликнул Рогозный. -- Я обязуюсь любить твою обнажённую душу. -- Но через мгновение он уже более серьёзно протянул, -- этот вопрос мы выяснили, но есть ещё пару небольших, но серьёзных вопросов.
   -- Задавай свои серьёзные вопросы.
   -- Первый вопрос это об обручальных кольцах. Ведь ещё их нужно покупать.
   -- Естественно. Да, это серьёзный вопрос, но довольно простой. Чего-чего, а этого добра в Москве много.
   -- Я это прекрасно знаю. Но я не об этом хотел поговорить. Я вот что хотел спросить - мне самому кольца покупать? Ведь обычно жених дарит невесте кольцо.
   -- Да, бывает, что и жених дарит, но когда признаётся женщине в любви и предлагает ей выйти за него замуж. Но ты это уже сделал. Но тогда ты почему-то не подумал о кольце невесте, -- озорно улыбнулась Ева.
   -- Точно, прости. Тогда у меня это как-то вылетело из головы. Но я могу ещё раз сделать тебе предложение.
   -- Не нужно, -- уже просто рассмеялась Ева. -- Ты его и так уже два раза делал: в первый день наступившего года, и совсем недавно, летом. Так что выберем кольца вместе.
   -- Хорошо, я согласен. Тогда второй вопрос. Где мы будем жить после свадьбы - у меня или у тебя? Не в первые дни, а на постоянной основе.
   -- Ну, если ты предлагаешь жить в твоей квартире, -- раздумывая, протянула Ева, -- то я возражать не буду.
   -- Отлично! А что нам делать с твоей квартирой?
   -- Не знаю, не думала об этом. На первых порах постоит и так. А затем, наверное, сдадим её квартирантам. А там посмотрим, по обстоятельствам, возможно, вообще продадим её. Хотя мы люди и не бедные, но деньги нам не помешают, да и пора их экономить. Я в последнее время ими здорово разбрасывалась.
   -- Но в этом случае её лучше именно сдавать, это выгоднее.
   -- Я же сказала - посмотрим, решим позже. Нам ведь это не к спеху.
   -- Хорошо. Это и в самом деле не горит. Главный вопрос мы решили. Жить будем в моей квартире, она у меня более просторная. А её ремонт и благоустройство мы в прошлом году, с твоей подачи, хороший сделали.
   Через пару дней, в понедельник, - а у них обоих в этот день уже начинался отпуск (забот перед свадьбой хватало) - Фрейл и Рогозный отправились в ювелирные магазины. Ева в субботу уколола Александра, что он, делая ей предложение, не подумал о кольцах, но, к своему стыду, и сама она о них позабыла - и это о главном атрибуте молодой семьи. А до дня свадьбы остаётся уже менее 5 суток. Но в одном Фрейл была права: выбор обручальных колец был большой - от самых простых и до колец с драгоценными камнями. Они были и обычной гладкой формы, и ажурными или витыми, со вставками из драгоценных камней (поражали изобилием моделей), из жёлтого, белого или розового золота разных проб, комбинированные (из различного золота) и даже появившиеся совсем недавно кольца с вращающейся вставкой, когда шинка кольца состоит из 2-х частей, где внешний обод способен поворачиваться относительно внутреннего.
   Увидев всё это великолепие, Александр обратился к Еве:
   -- Ну что, выбирай себе кольцо. Какое хочешь, можешь и самое дорогое, -- а в магазине были кольца и с 36-ю бриллиантами (естественно мелкими, в сумме до 0,2 карата). Но были кольца и с более крупными камнями (от 1-го до 7 штук) и ценой до 60.000 рублей.
   -- Давай сначала выберем тебе кольцо.
   -- Не возражаю. Это проще, так что начнём с простого. Я куплю себе обычное простое кольцо, хорошее, нарядное, но без драгоценных камней. Кто из мужчин носит обручальные камни с бриллиантами?
   -- Носят.
   -- Ну, это я знаю. Но носят их какие-нибудь бездумные олигархи или разные франты, у которых на уме только разные побрякушки.
   -- Если ты хочешь, чтобы кольцо было нарядным, то хотя бы один камушек, пусть небольшой, должен быть. Он будет вставлен в тело кольца и выступать не будет. К тому же кольцо можно в зависимости от ситуации повернуть и камнем вовнутрь, к ладони.
   Ева была права в отношении расположения камня. Драгоценные камни в обручальных кольцах могли быть расположены таким образом, что выступали над внешней поверхностью кольца, были утоплены в его теле (но не выходили и за внутреннюю поверхность кольца) или же вмонтированы в кольцо таким образом, что чередовали золото и камни, при этом их диаметр был немного меньшим, нежели толщина кольца.
   -- Ну, ладно. Может быть, ты и права - в будние дни камень можно повернуть вовнутрь, а на праздники наружу - тогда уж пусть сверкает. Но, может быть, мне купить кольцо не с бриллиантом, а с фианитом?
   Фианит - это был кристаллизованный искусственный материал, диоксид циркония. Он широко использовался в ювелирном деле в качестве синтетической имитации драгоценных камней. Искусственно полученный фианит практически не уступал бриллианту в способности преломлять световые лучи, но его стоимость была значительно ниже. Обручальные кольца с фианитами без проведения геммологической экспертизы чаще всего невозможно отличить от бриллиантовых колец - они так же сверкают, переливаясь разноцветными огнями.
   -- Не жадничай, Саша. Как мне, так самое дорогое кольцо, а тебе что - самое дешёвое?
   -- Ладно.
   И они выбрали понравившееся Рогозному кольцо с одним утопленным в тело кольца бриллиантом.
   -- Вот теперь и я подберу себе по размеру точно такое же кольцо, -- сказала Ева.
   -- Да ты что, Ева! -- возмутился Александр. -- Оно слишком простое для тебя. У женщины должно быть более богатое кольцо.
   -- Не будет этого.
   -- Нет, будет! Выбирай кольцо с бо́льшим количеством бриллиантов, возможно, и ажурное.
   -- Ажурные обручальные кольца мне не нравятся, они должны быть цельными. Так было во все времена.
   -- Ну, хорошо, пусть так. Пусть цельное, но побогаче.
   -- Нет, будет точно такое, как у тебя.
   -- Ева!
   -- Саша, ты меня знаешь. Я ведь не уступлю. Это, во-первых. А во-вторых, кольца у семейной пары должны быть идентичными, одинаковыми. Разные кольца у семейной пары, отдельно у каждого - это и разная, отдельная жизнь каждого из этой пары. А я хочу, чтобы мы были совместной парой, чтобы у нас была одна жизнь на двоих.
   -- Вот как?! Логично. С такой трактовкой я согласен. Тогда, может быть, и мне купить кольцо побогаче? И у тебя такое же будет.
   -- Не нужно, Саша. Ты уже выбрал себе кольцо. А обручальное кольцо - оно не для роскоши, оно символизирует единство семьи. И любовь, -- добавила Ева. -- Помнишь, Валентина Толкунова пела: "Любовь-кольцо, а у кольца начала нет и нет конца". Вот пусть и у нас будет бесконечная любовь. А она от красоты и стоимости колец не зависит.
   -- Ох, и умеешь же ты убеждать. Хорошо, я согласен с тобой. О! Тогда я куплю тебе ещё и обычное золотое кольцо с красивым драгоценным камнем.
   -- Это можно, я не возражаю. Но подаришь ты мне его уже после свадьбы, к свадебному путешествию. А на свадьбе я хочу быть только с обручальным кольцом.
   -- Идёт! Пару дней можно и подождать.
   -- Вот и договорились. Что касается наших обручальных колец, то мы их немного украсим.
   -- Чем?
   -- Лазерной гравировкой на их внутренней поверхности. Сделаем какие-нибудь надписи. Не просто надписи, а со смыслом - с напутствием или пожеланием.
   -- О, а вот это неплохо! А какие именно надписи?
   -- Я пока что и сама не знаю. Давай выберем, они у гравировщиков должны быть в большом количестве.
   Ева была права - так оно и было. Каких только не было образцов надписей на обручальных кольцах: инициалы жениха и невесты; памятные для молодоженов даты (например, день встречи, знакомства, признания в любви, первого поцелуя, предложения руки и сердца, свадьбы); фраза, с которой началось знакомство или серьезные отношения влюблённых, ласковые прозвища, данные влюбленными друг другу; цитаты из Библии на русском языке и на латыни ("Deus Nos Iunxit" - Бог соединил нас; "Semper fidelis" - Всегда верны); известные фразы на русском языке ("Две души - одно сердце"; "Одна жизнь - одна любовь"; "Возьми моё сердце"; "Вместе навсегда") и на иностранных языках ("Semper in animo meo" - Навсегда в моём сердце; "Semper fidelis" - Всегда верны); шуточные надписи типа: "Прощай, свобода!", "Сопротивление бесполезно!".
   Ева и Александр после долгих раздумий выбрали фразу "Deus Nos Iunxit" - они оба посчитали, что это выражение полностью соответствует их действительности. Купил Александр, как это было решено, и кольцо с бриллиантом для Евы. Но его он выбирал уже только один, он даже заставил Еву прогуляться, чтобы она не видела покупки - какой же это подарок, если ты будешь видеть его заранее. Его невеста против этого и не возражала. Но уходили из ювелирного магазина будущие молодожёны очень довольными и радостными - ведь их покупки (а это не платье и не туфли) будут носиться ими всю жизнь.
   За пару дней до свадьбы сына с будущей невесткой навестила мама Александра. В преддверии свадьбы она часто наведывалась к будущим молодожёнам, узнавая предсвадебные новости, а также интересуясь, не нужна ли тем помощь. Узнав последние новости, она обратилась к сыну:
   -- Я ранее совсем забыла спросить - ты кольца-то купил?
   -- Купил, купил, мама. Точнее, купили - мы их с Евой вдвоём выбирали.
   -- Покажете?
   Александр вопросительно посмотрел на Еву.
   -- Покажем, покажем, -- рассмеялась та, -- Саша, обручальные кольца - это не платья, их можно показывать.
   Будущая Евина свекровь внимательно рассмотрела и кольца, прочитала и надпись, а потом обратилась к невестке:
   -- Кольца, конечно, симпатичные, Ева. Но ведь есть сейчас и более нарядные, более богатые на камни обручальные кольца.
   -- Я знаю. Но мы решили купить именно такие.
   -- Почему?
   -- Потому, мама, -- ответил за Фрейл Александр, -- что я не могу и не хочу носить обручальное кольцо с кучей драгоценных камней.
   -- Ну, это я понимаю. Ты мужчина, а мужчины не носят очень уж навороченные обручальные кольца. Перстень с хорошим камнем - это другое дело. Но своей невесте ты мог бы купить и более нарядное кольцо.
   -- Мог, и даже хотел. Но этого не захотела сама невеста, она не позволила мне это сделать.
   -- Почему? -- мама вопросительно взглянула на Еву.
   И вновь за свою половину ответил Александр:
   -- Ева сказала, что кольцо у неё будет точно таким же, как и у меня. Она заявила мне, что обручальные кольца у мужа с женой должны быть идентичными. Одинаковые кольца символизируют и одинаковую жизнь супругов.
   -- Чем больше узнаю свою невестку, -- негромко, но уважительно протянула Любовь Николаевна, -- тем больше удивляюсь. -- После чего она добавила, -- приятно удивляюсь.
   Такими вот были последние дни и последние часы перед знаменательным событием в жизни будущих молодожёнов.

* * *

   А далее уже наступили такие знаменательные дни в жизни Александра и Евы как 25 и 26 августа 2012-го года - дни их росписи во Дворце Бракосочетаний и венчания в храме. Расписаться в ЗАГСе можно было в любом районе - где жил Рогозный или где жила Фрейл. Александру было совершенно всё равно, где расписываться. Разговор об этом велся ещё в средине июля, когда Сашины родители знали о Еве Фрейл только заочно. В плане выбора ЗАГСа сына поддерживал и его отец. Но вот женщины, - мама Александра и, первую очередь, сама Ева, - были совершенно другого мнения: они настаивали на том, что такое знаменательное событие в жизни брачующихся должно проводиться во Дворце бракосочетания. И как было не уступить женщинам? В Москве было 5 или 6 Дворцов бракосочетания, остальные подобные административные учреждения - ЗАГСы. И Дворца бракосочетания в тех районах, в которых проживали Александр или Ева, увы, не было.
   Правда, в Пресненском районе по плану (ещё в 2010-м году) уже должен был быть Дворец бракосочетания, да ещё какой! На территории международного делового центра "Москва-Сити" было запланировано построить крупнейший в столице дворец бракосочетаний площадью 2.500 м2. Он должен был размещаться в башне "Сити Палас". Само здание башни высотой 255 м с 53-мя этажами должно выглядеть как спиралеобразная закручивающаяся башня. Да оно так уже и выглядело, вот только в эксплуатацию пока что не было введено.
   А потому расписывались Фрейл с Рогозным во Дворце бракосочетания N 5, который открылся всего 3 года назад. Находился он на Измайловское шоссе, в Восточном административном округе Москвы. Рядом находился и район Соколиная гора, в котором в своё время довелось учиться Ефросинье. Но выбран был этот Дворец вовсе не по этой причине, а по куда более банальной. Сначала Ава и Александр запланировали расписаться во Дворце бракосочетания N 1, который находился в центре старой Москвы в чудесном районе Чистых Прудов. Но в этом Дворце бракосочетания желали официально скрепить свой союз многие пары, и Рогозному с Фрейл там предложили дату росписи только на средину сентября. Это нарушало все их планы, а потому в итоге и был выбран Дворец бракосочетания N 5.
   Что говорить о самом процессе бракосочетания? Вряд ли он чем-то отличался от подобного у других граждан - стандартная процедура. Но на этой процедуре, к удовольствию Евы присутствовали Пасечные и Майкл Крейг. Свидетелями молодых, дружками были Татьяна Коврова и Дмитрий Носов. Что же касается выданного молодожёнам свидетельства, то в нём было записано, что новую семью создали Александр Степанович Рогозный и Ева Николаевна Фрейл. После долгого совещания супруги решили остаться каждый на своей фамилии, причём предложил это именно Александр. Он мотивировал это тем, что Еву хорошо знают именно под этой фамилией, да и звучит она приятней, нежели Ева Рогозная. Расписываться же по австралийскому паспорту госпожа Фрейл решила ещё ранее - а это было уже удобней для совместных полётов с мужем в Австралию. А что они будут периодически совершаться, Ева не сомневалось.
   Касаясь других нюансов свадьбы, то чуть больше можно остановиться лишь на свадебном наряде невесты (на Александре был нарядный, но стандартный светло-серый костюм). На Еве же было нежно-белое свадебное платье, - верх был без бретелей, - которое облегало тело невесты от груди до колен (Фрейл была стройной женщиной), а потом чуть выше колен сначала плавно расширялось к низу, а затем уже имело и вовсе расклешённую юбку, достигающую в диаметре около 1,5 метров. Оно достигало практически пола, слегка лишь приоткрывая белые туфельки, но шлейфа не имело. Под грудью оно имело оригинальную аппликацию в виде ленты. На голове у Евы была элегантная и обворожительная фата, изготовленная из фатина (разбавленного атласом, кружевами и шёлком), которая сзади, как и платье, тоже едва не касалась пола, не достигая до него 1-1,5 см. Фата была украшена крошечным жемчугом, сверкающими стразами и кристаллами Swarovski. То, что платье не имело шлейфа, да и фата не достигала пола, позволяло невесте с лёгкостью вальсировать.
   А вот на следующий день на Еве было кружевное подвенечное платье по типу А-силуэт с болеро с рукавами. Оно имело цвет шампанского, и было короче вчерашнего, уже полностью открывая туфли на среднем устойчивом каблуке (так как во время совершения обряда венчания, кроме долгого стояния молодожены ещё и предстояло ходить за священнослужителем вокруг аналоя - да ещё и со связанными руками, точнее соединёнными и покрытыми лентой епитрахили). Поскольку женщины в храме обязательно должны покрывать голову, то у невесты это была подобранная в тон платью кружевная шаль с кружевом шантильи, длиной 2 м, что позволяло Еве не только покрыть голову, но и кокетливо обвязать (очень широко, свободно) этой шалью свою шею. Церковными свидетелями, теперь уже крёстными венчающихся были Татьяна Коврова и Алексей Юрьевич Турчин - рука об руку молодость и зрелость.
   Александра перед их венчанием в Храме Вознесения Господня (как и было запланировано) удивило одно обстоятельство в приготовлениях супруги: Ева использовала неброский макияж и косметику, а также лишь слегка дающие запах духи - впрочем, подобный стиль был присущ Фрейл и ранее. Но сейчас она абсолютно не подкрасила губы помадой, и это было необычно. Ева, как шатенка помаду использовала не очень ярких цветов, но чтобы совсем без помады... Когда Рогозный указал Еве на сей факт, она сказала, что женщине при венчании категорически запрещается красить губы помадой, так как она должна будет прикладываться к иконе.
   Конечно, и после венчания был накрыт стол, но уже в небольшом кафе, и теперь круг гостей был ограничен только свидетелями, родителями жениха и самыми близкими друзьями Александра и Евы. Как это пообещал, был на застолье и Глеб Борисович Твердохлеб с супругой. Ну, и, конечно же, какая же русская свадьба без знаменитого крика "Горько!" Мало, кто задумывается, почему именно это слово кричат на наших свадьбах счастливым молодым, давая команду к поцелуям. Нередко при этом еще и "счётчик включают", чтобы воочию убедиться, как долго выдержат новобрачные продолжительный затяжной поцелуй. Эта традиция уходит своими корнями в древние времена. По одной из версий во время торжества невеста обходила всех гостей с подносом, на который приглашенные должны были класть деньги, золотые монеты. Взамен они брали с подноса чарку с водкой, выпивали и восклицали "Горько!", подтверждая тем самым, что их потчевали действительно водкой, а не водой. Подсластить горечь можно было, поцеловав невесту. Однако, едва ли женихам нравился подобный обычай. Поэтому постепенно он трансформировался в современный, при котором целуются только те, кому полагается.
   Слава Богу, на этом застолье длительность поцелуя никто не считал. Но "Горько!", конечно же, не единожды кричали, при этом был даже стихотворный тост, его произнесла Елена Носова, жена Димы:
             Горька редька, горек мёд,
             Горько есть и горько пить...
             Просит вас честной народ
             Наши яства подсластить.
             Горько!
   Но молодожёнам, да и другим гостям больше понравился аналогичный тост, который произнёс крёстный жениха, точнее уже мужа, Алексей Юрьевич Турчин. Он, подняв рюмку, негромко огласил:
   -- Представьте себе огромное, безбрежное море и по нему плывет в лодке человек. Иногда светит солнце, и море спокойно и человек может отдохнуть, но чаще море волнуется, крутые опасные волны набегают, морские чудовища проплывают рядом, и человеку так хочется в тихую гавань. Хорошая семья - это тихая гавань, где светло, и тепло от заботы и участия близких. Так выпьем за вновь образовавшуюся семью и пожелаем им долгого и удачного плавания по волнам житейского моря. Горько!
   А в целом свадьба выдалась очень хорошей и надолго запоминающейся.
   Но вот уже в понедельник днём молодожёнам предстояло собирать свои вещи и укладывать чемоданы, готовясь к свадебному путешествию на другой конец света. Этим же вечером им необходимо было ещё проводить Михаила Фёдоровича Пасечного с супругой в обратную дорогу на Псков, а там уже они самостоятельно доберутся в свой родной городок Печоры.
  
  

ГЛАВА 5

Познание неведомого

  
   Для свадебного путешествия в Австралию Рогозному нужен был заграничный паспорт и открытая виза. Заграничный паспорт у Александра был предусмотрительно оформлен давно, а вот с визой пришлось очень постараться. Занимались этим будущие супруги вместе, и дело это было не таким уж простым. Десять лет назад визой для Евы занимался сам Майкл, и то ему пришлось немало потрудиться, оформляя ей партнёрскую визу, как своей невесте. Конечно, у Александра не было бы особых проблем, будь он уже женат на Еве, но бракосочетание-то должно было состояться только через месяц. А потому вначале были и некие палки в колёса, несмотря на все объяснения Евы. Но, в конце концов, виза Рогозному была открыта, помогла официальная бумага из Дворца бракосочетаний о том, что данные особы до своего отлёта в Австралию официально станут мужем и женой. Александр и Ева после этого уже вздохнули с облегчением - на росписи и на венчании подводных камней быть не должно было, так оно и произошло. Подводных камней не было, но один камушек, всё же, добавился. И этот камушек был сейчас на пальце левой руки у Евы - Саша, как это было оговорено ранее, подарил своей новоиспечённой супруге колечко с драгоценным камнем - это был бриллиант весом 0,12 карат из комбинированного золота 750-й пробы. И стоило оно более 25.000 рублей, но Ева его заслуживала. Кольцо ей очень понравилось, а потому довольны остались оба.
   Имея уже визы, летело семейство Рогозных и Майкл Крейг не тем рейсом, которым 10 лет назад летала Ефросинья с Майклом. Рейсов из Москвы в Брисбен было немало, и совершали их различные компании, хотя чаще из Великобритании и Китая. При этом границы цен на билеты были довольно широки - примерно от 30.000 рублей и до 120.000 рублей. Троица путешественников постаралась уложиться в 45.000 рублей (каждый из неё, разумеется), учитывая удобство прилёта в пункт назначения и время в пути. Летели они самолётами компаний China Southern Airlines (Китайские Южные Авиалинии) и Virgin Australia (Верджин Австралия) с пересадками в Гуанчжоу, Мельбурне и дозаправкой в Ухане. Время в пути составило 1 сутки, 9 часов - вылетели утром 28-го августа, а в Брисбен прибыли 29-го августа днём. А были рейсы, полное полётное время (с пересадками) составляло и более 2-х суток - утомительное путешествие. Кормили пассажиров в полёте очень даже неплохо: свинина с каннеллони, яичница, крекеры с плавленым сыром, горячие круассаны с маслом, соки, горячие и горячительные напитки и прочее. Прибыли в Брисбен москвичи днём. В аэропорту прошли пограничный и таможенный контроль (не должно было быть, в первую очередь различных семян, растений и животных - австралийцы оберегали свои флору и фауну), после чего взяли такси и поехали к дому Крейга.
   Вначале решено было остановиться именно у того, отметить вечером сообща первые шаги Александра по австралийской земле и возвращение на зелёный континент другого гражданина России и Австралии. Встретила их в доме Майкла его гражданская жена Кристи (знавшая время их прилёта). Конечно, стол был ею практически накрыт. Примерно через час они все вместе отобедали, после чего вели оживлённые беседы, чего, конечно, нельзя было сказать об Александре. Генеалогические корни Кристи брали своё начало в Великобритании, русский язык она знала очень слабо, - пытаясь разговаривать иногда на нём с мужем, а ранее и с Евой, - а потому сейчас разговоры велись больше на английском языке. Правда, после знакомства с Рогозным, - а муж Евы ей понравился, - Кристи пыталась сейчас, всё же, хоть немного говорить по-русски. Но всё равно Александру в беседе именно с ней приходилось прибегать к переводчику - естественно, к Еве. А вот отметили все возвращение в Австралию Евы и первые шаги по южной земле Александра уже вечером с хорошим вином для женщин и виски для мужчин - вернулся с работы Майкл Крейг. Когда молодожёны в одиннадцатом часу вечера остались уже одни в отведённой им гостеприимными хозяевами комнате, то Александр спросил Еву:
   -- Я так понимаю, что Майкл живёт в гражданском браке с Кристи, их взаимоотношения не узаконены?
   -- Ты правильно понимаешь.
   -- И давно они вместе?
   -- Ну, давненько уже. Я познакомилась с Кристи, наверное, года за 3-4 до моего возвращения в Россию. Значит, они вместе лет семь уже.
   -- И почему Майкл не узаконит с ней отношения. Женщина приятная во всех отношениях.
   -- Ты у меня спрашиваешь? Спроси у самого Майкла.
   -- Неудобно. А ты его не спрашивала?
   -- А какое я имела на это право? Саша, ты какие-то странные вопросы задаёшь. Тебе сейчас неудобно, хотя ты от него всего лет на десять моложе. А я, вдвое его моложе, - на ту пору, - могла задавать ему такие некорректные вопросы?
   -- Ладно, оставили эту тему. А имя Кристи это от нашего имени Кристина?
   -- Нет. Кристи - это самостоятельное имя. В английском языке, кстати, тоже существует имя Кристина, оно как бы интернациональное. Так, Саша, заканчиваем эти разговоры. Давай спать, за последние двое суток и ты, и я здорово устали. Все разговоры уже завтра. С завтрашнего дня мы уже просто отдыхаем, так что времени море.
   А уже назавтра супруги переехали в дом Евы (бывший особнячок Оливии Аткинсон), который теперь должен был стать и домом для Александра на зелёном континенте. Ева заранее, почти за месяц до вылета из Москвы позвонила квартирантам, которым сдавала на время отсутствия свой дом и предупредила, что она в такое-то время с мужем прилетает. Она попросила, чтобы квартиранты на это время, - примерно на 3 недели, - освободили дом, что те и сделали. Поэтому в этот день Еве пришлось до обеда прибираться в доме, а после обеда с мужем просто отдыхать на свежем воздухе в приятном садике на территории небольшого участка. В общем, этот день они полностью провели на территории усадьбы мадам Фрейл, а далее начались экскурсии по Брисбену. Свою первую не очень продолжительную экскурсию по городу они совершили уже завтра, 31 августа. Теперь уже гидом выступала Ева, и она постаралась, чтобы эти экскурсии не были такими насыщенными, какими они были у неё первые два дня её пребывания в Австралии 10 лет назад - она их немного растянула во времени, поскольку они планировали провести здесь дней двадцать. Вечером Александр делился своими первыми впечатлениями о Брисбене, и были они у него весьма позитивными. Вот только Александра здорово удивило, что сейчас в этом городе, в последний-то день зимы (в южном полушарии) было так тепло. Так, например, сегодня, а ведь это был пока ещё всего лишь канун весны, по прогнозу температура ночью была +130, утром - +180, а днём вообще - +220 по Цельсию. Пришлось Еве объяснять, что в этих широтах зимы в понимании русского человека не бывает.
   -- Так, значит, мы можем купаться? -- спросил Александр. -- Я уже не помню, когда я купался, живя в Москве, точнее купался не в самой Москве, а в Подмосковье.
   -- Конечно, можешь - хоть каждый день.
   -- А до реки здесь далеко от твоего дома? -- речку Александр уже видел.
   -- Недалеко, но в ней не принято купаться, да и вода в ней грязноватая, мутная. Будешь купаться в бассейне, точнее в искусственных озёрах.
   -- Не-е, в бассейне я купаться не хочу.
   -- Саша, это не бассейн в том понимании, каким его принято представлять. Это целый развлекательный комплекс с озёрами для купания и даже мини-пляжами. В них ты можешь купаться и любоваться видами города.
   -- Ну, видами города я мог бы любоваться и из речки. Всё равно не хочу я купаться в искусственно созданных резервуарах. Я хочу купаться на природе.
   -- Ты капризничаешь прямо как маленький ребёнок. Хорошо, в реке нельзя, в искусственном озере ты не хочешь. А купание в море, точнее в океане тебя устроит?
   -- Прямо в океане?
   -- Да, прямо в океане.
   -- Хм, страшновато.
   -- Вот те на! -- рассмеялась Ева. -- Взрослому мужику боязно купаться в десяти метрах от берега.
   -- Нет, купаться возле берега и на расстоянии даже 100 метров мне не страшно. Я себе просто представил открытый океан, и на душе как-то неуютно стало.
   -- И почему это?
   -- Понимаешь, Ева, я человек сухопутный, я вообще никогда на кораблях не плавал. Я понимаю...
   -- Не ходил, так говорят моряки, -- перебила его Ева.
   -- Э, нет. И не ходил, естественно, и не плавал. Ходят по мору профессиональные моряки, а пассажиры кораблей - маленьких и больших океанских лайнером - именно плавают. Ты когда-нибудь слышала, чтобы какой-нибудь экскурсант-отдыхающий говорил: "Я ходил в Гонконг"?
   -- Ладно, я поняла. Извини, я тебя перебила, говори дальше.
   -- Так, а что я хотел сказать?
   -- Ты что-то начинал: "Я понимаю..."
   -- А, так вот. Я понимаю, что есть очень много людей, которые любят море, бредят морями и океанами. И они молодцы, я уважаю таких людей. Но я к их числу не отношусь. Я тоже люблю море, но только, так сказать недалеко от берега. Да, я не плавал на кораблях, но мне этого и не хочется. Я как представлю себя в безбрежном океане, то сразу не по себе становится. Песчинка в бесконечном пространстве. Пока виден берег, пусть даже вдалеке, пусть на горизонте - это ещё ничего. Но когда берега не видно вокруг меня на все 3600, то это уже чересчур. Мне тогда приходит на ум такое сравнение: это похоже на то, как из космического корабля астронавта выбросили одного в открытый космос. А это уже не страшно, а вообще жутко.
   -- Да, твои рассуждения понятны, и в них даже что-то есть. Но они больше относятся к тому, что, человек, например, один на лодке в открытом океане. А какой страх может быть на океанском лайнере, где больше тысячи людей?
   -- Ева, а ты отвлекись от этой тысячи людей. Если, например тот же корабль начнёт тонуть, то ничем эти тысячи тебе не помогут. Ты тогда точно ощутишь себя песчинкой в океане. Для меня уютно, когда я ощущаю твердь земную.
   -- М-да, интересно. Но тогда и в самолёте у тебя должны быть подобные ощущения?
   -- Если говорить отвлечённо, то некое сходство действительно имеется. Только из иллюминатора самолёта я могу видеть всё ту же землю, пусть она и далеко.
   -- А если полёт проходит в тучах, сплошная облачность?
   -- А тогда вообще всё нормально.
   -- Как это?!
   -- В вот так. За окном сплошная пелена, будто в доме окна зашторены. Движение самолёта не чувствуется, ты просто сидишь в кресле, как дома, и смотришь какой-нибудь фильм или информационно-развлекательную программу, благо сейчас многие самолёты уже оборудованы видеосистемами.
   -- Хм, здорово! -- снова засмеялась Ева. -- Хорошо ты всё описал. Действительно, похоже. Ладно, плыть на корабле мы с тобой не будем, да я этого и не планировала. Между прочим, я тоже никогда не плавала на кораблях. А теперь, после твоих объяснений, мне и вовсе этого не хочется делать. Да ещё мне ассоциативно вспомнилось то, как погибла дочь моей австралийской бабушки Оливии Аткинсон.
   -- И как она погибла?
   -- А, я тебе этого не рассказывала. Она с мужем на яхте отправилась к берегам Новой Зеландии, по пути их застал жестокий шторм, и всё... Тел их так и не нашли, только обломки яхты. И мне тоже жутковато стало при этом воспоминании - действительно песчинка в океане, и никто помочь не может.
   -- Ладно, давай, забудем об этих страхах, -- начал успокаивать Еву Александр. -- Но, всё же, где мне искупаться в Австралии? А то как же так - был у океана и ноги не замочил?
   -- Искупаешься в океане. Съездим на Солнечный или Золотой Берег, вот там и искупаешься. Там ты песчинкой себя чувствовать точно не будешь.
   -- Что это за берега? И какой из них лучше?
   -- И тот и тот хороши. Хотя, вроде бы считается, что лучшим является Золотой Берег. Вот на него мы и съездим.
   -- А далеко это?
   -- В сорока двух километрах от Брисбена. Если тебе кажется это далековато, то можем искупаться и рядом с Брисбеном. От города в сторону Золотого Побережья на всём протяжении скоростного шоссе расположены строения, парки, развлекательные центры, крупные магазины - Брисбен как бы незаметно перетекает в Золотое побережье. Можно съехать с шоссе и искупаться, только там места не так уж хорошо оборудованы для пляжей. Кроме того, это будет как бы залив, а вот на Золотом Побережье - действительно открытый океан, но с очень благоустроенным берегом. Я там несколько раз была, - сначала с Майклом, а потом и одна, - и мне там очень понравилось.
   -- Хорошо, согласен - едем на Золотой Берег.
   -- Отлично. Это рационально, поскольку там можно ещё одну выгоду извлечь.
   -- Какую?
   -- Расскажу позже, уже на месте, -- хитро улыбнулась Ева.
   -- Ладно. И когда съездим?
   -- Да хоть и завтра, чего тянуть.
   -- Если только погода будет хорошая.
   -- А тут плохая погода редко бывает. Только вот уезжаем рано, так что нежиться в постели времени не будет.
   -- Тю! А чего так рано? Что такое 40 км, менее часа езды.
   -- Так нужно.
   -- Да-а, -- махнул рукой Александр, -- с тобой не поспоришь. Пусть будет рано. Будет ещё время выспаться. Ты будешь брать автомобиль на прокат?
   -- Нет, не выгодно. Поездка туда и назад составит по времени менее двух часов. Поедем маршрутным автобусом. Разветвлённая сеть автобусных маршрутов связывает Брисбен с любой точкой Австралии. Если бы нам нужно было целый день где-то ездить, тогда другое дело - тогда стоило бы брать в аренду машину.
   -- А что для этого нужно?
   -- Туристический ваучер на право получения услуги, - если ты турист, - водительские права и кредитная карточка.
   -- Карточка для того, чтобы оплатить машину?
   -- И для этого тоже, но это потом. А сначала для залога.
   -- Кредитная карточка для залога?! -- изумился Рогозный. -- А если на ней миллионы? Ничего себе залог!
   -- Нет, -- рассмеялась Ева, -- с карточки снимают залог. Он обычно эквивалентен сумме самой крупной франшизы по страховкам, указанным в ваучере.
   -- Понятно. А в Брисбене много пунктов проката машин?
   -- Не считала, но достаточно. Один есть, конечно, в аэропорту, но немало и в центре города. Ближайший пункт проката отсюда на Оуэн Стрит (Oueens Street) - это недалеко от того места, где река делает петлю в северном направлении, а затем резко - в южном.

* * *

   Выехали Ева с Александром на Золотой Берег не так уж рано, как, вероятно, подумал Рогозный, а в восемь часов - какая же это рань, если основная масса людей уже на работе. Примерно через час они были на месте. Этот курорт был знаменит в первую очередь своими роскошными песчаными пляжами, включая и пляжи для семейного отдыха с детьми в зоне спокойной воды. Но вообще-то в других местах волны порой бывают коварными и не такими уже слабыми, а потому рекомендовалось купаться с осторожностью и слишком далеко не заплывать.
   -- Так, давай сейчас искупнёмся, -- обратилась к супругу Ева, -- потому что позже у нас будет другой вид отдыха.
   -- Вот так прямо с утра? -- тот глянул на часы. -- Ещё даже половины десятого нет. Холодно же в воде будет.
   -- Саша, это океан. Он так быстро всё равно не прогреется. Конечно, днём вода будет теплей, но парной вода не будет. Это не речка и даже не Чёрное море.
   -- Да, ладно, искупаться-то мы искупаемся. Мне как раз не привыкать к прохладной воде. Наверное, и в более холодной купался. Я вот только не пойму, мы же сюда именно купаться приехали, а ты говоришь, что будет другой отдых. Какой такой другой?
   -- Вот после обеда и будем купаться столько, сколько захотим. И вода немного теплее будет. А сейчас после купания переоденемся и двинемся на север, ближе к экватору?
   -- Оп-па! На корабле, что ли?
   -- Нет, на самолёте.
   -- На самолёте?! Ближе к экватору? Уж не в Африку ли ты решила слетать? -- засмеялся Александр.
   -- Нет, мы полетим на Большой Барьерный риф. Мне Майкл сказал, что сейчас отсюда на острова самолёт летает. Ты что, как можно быть в Австралии и не побывать на островах Большого Барьерного рифа?
   -- А это далеко отсюда?
   -- Ну, точно я тебе расстояние и не скажу. Километров 300-320.
   На самом деле расстояние было чуть больше. Самый южный коралловый остров Большого Барьерного Рифа - остров Леди Элиот был расположен в 85-ти км к северо-востоку от города Бандаберг, а до того от Брисбена было 290 км. Если сложить эти числа и отнять расстояние, которое они уже преодолели, то получится немногим больше 330 км.
   -- Ого!
   -- Что, ого? Разве 300 км такое уж большое расстояние для современного самолёта? -- спросила Ева. -- Час полёта туда, около часа или чуть меньше там, час назад. И как раз обед, после этого купайся хоть до самого вечера. Но зато память о таком путешествии останется у нас надолго.
   -- Да я и не возражаю. Я слышал о Барьерном Рифе, но никак не думал, что когда-нибудь смогу там побывать. Действительно интересно. Расскажи об этих островах.
   -- Я и сама, к большому стыду, знаю о них только отрывочные сведения. Пошли купаться, что знаю, то и расскажу по ходу.
   Фрейл немного рассказала мужу о Барьерном рифе, но это были краткие сведения, прочитанные ею по случаю уже давненько. По всем своим параметрам Большой Барьерный риф походит на своеобразную экосистему, однако бо́льшая её часть располагается ниже уровня моря, под водой, и лишь маленькие участки являются сушей. Барьерный риф включает в себя около 300 островов, созданных из остатков кораллов, находящихся в окружении 2900 небольших рифов. Других аналогов Большого Барьерного Рифа на планете Земля не существует, а потому на нём постоянно живёт огромное количество научных сотрудников со всех уголков мира.
   После купания молодожёны поспешили на небольшой аэродром Золотого Берега, с которого примерно через час, - времени до купания уйдёт больше, нежели предполагала Ева, - вылетели на лёгком самолёте на самый южный коралловый остров Большого Барьерного Рифа - остров Леди Элиот. И уже в самолёте им более детально рассказали, - а Фрейл ещё и с переводом Рогозному, - не в целом о Большом Барьерном рифе, а конкретно об острове, на который отсюда постоянно совершаются экскурсии. Этот живописный остров среди океана представляет собой небольшую круглую рифовую платформу возрастом 9500 лет. Его площадь составляет примерно всего лишь 0,6 км2. Он известен морскими черепахами, а иногда около него можно наблюдать горбатых китов. Треть острова - это заповедная область по охране птиц, доступ к которой закрыт. Но, тем не менее, из-за ограниченности территории острова птицы нормально уживаются с современной техникой - когда садится самолёт, птицы улетают со взлётно-посадочной полосы, после чего вновь возвращаются.
   Очень удивило путешественников сообщение о том, что на остальных двух третях острова одновремённо не могут находиться больше 120 человек. Но, тем не менее, на юго-востоке острова расположена маленькая, комфортабельная гостиница и взлётно-посадочная полоса для таких вот лёгких самолётов.
   Прибывшие путешественники, - экскурсия по острову длилась всего 45 минут, - прогулялись среди тропической растительности острова и по его белоснежным пляжам. А вот дайверы при погружении могут ещё увидеть стаи красочных рифовых рыб и удивительные коралловые сады. Если здорово повезет, то они могут проплыть рядом с черепахами и с гигантскими мантовыми скатами - их здесь называют "воздушными змеями рифа".
   По возвращению с острова московские молодожёны вдоволь накупались и нанежились на белом песочке под лучами тёплого, но отнюдь не палящего солнца - шёл всего лишь первый день австралийской весны.

* * *

   Следующая неделя выдалась у Александра и Евы очень разнообразной, было уделено место всему: экскурсии по городу, ознакомление с музеями, посещение различных парков и зон отдыха, катание на речном пароходике - на нём-то бояться было нечего, и различные иные интересные мероприятия. Они ещё один раз съездили на Золотой Берег, проведя там целый день. И даже в один из дней искупались, уговорила-таки Ева супруга, в черте города в рукотворных озёрах с насыпными пляжами. И Александр признал такой отдых довольно неплохим. В пятницу вечером Еве позвонил Майк и попросил её приехать завтра с мужем к нему.
   -- Что-то случилось, Майкл? -- спросила его Ева.
   -- Нет, всё нормально. Мне просто нужно по одному вопросу посоветоваться с твоим мужем.
   -- Хорошо, будем, -- коротко ответила Фрейл.
   -- Так, завтра с утра мы едем к Майклу, -- сообщила мужу Ева.
   -- И зачем я ему понадобился? -- удивился Рогозный.
   -- Наверное, он хочет с тобой посоветоваться как раз по вопросу своей женитьбы, -- пошутила супруга.
   -- Шуточки у тебя, -- покачал головой Александр, после чего задумчиво протянул. -- И всё же, интересно, зачем я ему понадобился.
   -- Успокойся, он сказал, что хочет посоветоваться с тобой по какому-то вопросу, -- уже серьёзно сказала Фрейл.
   Когда они назавтра приехали к Майклу, тот тепло поздоровался с ними, они немного посидели сообща на лавочке перед домом, поговорив о том, как отдыхают в Брисбене молодожёны. Спустя некоторое время Майкл, извинившись перед Александром, отвёл Еву в сторонку и обратился к ней:
   -- Ты знаешь, я вчера не подумавши, потянул и тебя ко мне. Но мне, в принципе, нужен только Саша. Ты уж извини, но тебе у меня будет нечем заняться, разве что поболтать с Кристи.
   -- А зачем тебе Александр?
   -- Ты ко мне приехала первый раз десять лет назад. И скажи мне, у меня в доме что-нибудь изменилось с тех пор?
   -- Пожалуй, ничего.
   -- Вот то-то и оно! Дом не ремонтировался уже десятка полтора лет. Я через неделю, сразу после вашего отлёта ухожу в отпуск, а потому решил заняться ремонтом, заодно и перестроить в доме кое-что. Вот я и хочу с Александром пару часиков побродить по дому и посоветоваться с ним о том, что и как лучше сделать.
   -- А со мной ты не хочешь посоветоваться? -- как бы обиделась Фрейл.
   -- Ты не строитель, ты менеджер. И отличный менеджер. Да, работаешь ты в строительной компании, но, тем не менее, к строительству ты имеешь, извини меня, лишь косвенное отношение.
   -- Здравствуйте вам! Так и Саша имеет к строительству косвенное отношение - он юрист.
   -- Э, не-е-т, -- протянул Крейг, -- за двадцать с лишним лет руководства фирмой он уже строитель. Да ещё раскручивая фирму с самого начала, в непростые времена. Он уже неплохо соображает в строительстве. Да и вряд ли ты, как женщина, владеешь вопросами, где стену можно тронуть, - что-либо перестраивая, - а где нет, где несущие конструкции, а где вспомогательные, которые легко можно перестроить.
   -- Ладно, пусть так. Но я, возможно, могла бы, тоже как женщина, что-либо подсказать тебе, чтобы было уютнее в доме.
   -- Извини, но для этого у меня есть Кристи. Ваши вкусы могут быть разными. Ты насоветуешь что-либо одно, а мне потом по замечаниям Кристи что, всё переделывать?
   -- Хорошо, сдаюсь, -- махнула рукой Фрейл, а потом эдак хитро прищурилась, -- а что это ты решил наводить в доме марафет, да ещё и по подсказкам Кристи?
   -- Ох, и зануда ты, -- рассмеялся Майкл, -- тебя очень непросто провести, ты всё, как говорится, нутром чувствуешь. Ладно, скажу тебе по секрету - я хочу сделать Кристи предложение, хватит нам жить в гражданском браке. Она имеет полное право на законные отношения, да и на общее владение домом.
   -- Давно пора. Извини, что яйца курицу учат. Вот только в вопросе об общем владении домом я чувствую какой-то скрытый подтекст.
   -- Господи! До всего ты докапываешься. Никакого скрытого подтекста нет, но я же не вечен, мне в этом году уже стукнуло 54 года.
   -- А Кристи вечная?
   -- Но она же моложе меня на десять лет. Значит, проживёт дольше меня, да и вообще женщины дольше живут.
   -- Майкл, рано тебе задумываться над этими вопросами, живите с Кристи до 100 лет.
   -- Прямо-таки, до ста лет. Дай-то, мне Господь, прожить столько, сколько отец прожил, -- отец Майкла умер в прошлом году в возрасте 80 лет.
   -- А почему ты маму к себе не заберёшь, ей одной сейчас наверняка непросто с хозяйством справляться. Она ведь уже тоже немолодая. Сколько ей уже - семьдесят шесть?
   -- Семьдесят семь, она на 4 года младше папы.
   -- Ну вот! И одна в доме.
   -- Ну, не в доме, а в квартире. А в квартирах в высотном доме особого хозяйства нет - покупки да готовка еды. Ещё, наверное, глажка белья, стиральная машина-то имеется. Уборка квартиры не в счёт - если постоянно за ней следить, то всё нормально. После смерти отца мама не захотела ко мне переезжать, хотя я ей это и предлагал. Сказала, что поживёт немного одна. Но я и хочу сейчас немного перестроить дом, с учётом проживания уже совместно, после чего я обязательно заберу маму к себе. Будем жить втроём, и за мамой уход будет и она будет довольна, что я женился. Кристи ей нравится. Такие вот дела.
   -- Вот теперь понятно, так бы сразу и сказал. Ты всё правильно решил, молодец. Слушай, Майкл, я вот что сейчас подумала - а можно я проведаю твою маму? Мне всё равно нечего сейчас у тебя делать, не сидеть же просто на лавочке, как вон Саша сидит.
   -- Конечно, можно. Ты ещё спрашиваешь. Езжай, она будет очень рада тебе. Только ты от неё так быстро не уйдёшь, она тебя не отпустит, пока все московские новости не узнает, да и о самой тебе тоже. Так что ты после её проведывания езжай прямо к себе домой, а я Александра сам к вам подвезу.
   -- Договорились.
   И Ева, помахав рукой Александру, прямиком направилась к выходу их усадьбы Крейга. А тот окликнул Рогозного, подождал, пока тот к нему подойдёт, и они вместе направились в дом.
   Вернулась к себе домой Ева только после обеда, - Майкл был прав, наговорилась она с Еленой Станиславовной, -- так звали маму Майкла (Михаила Корягина), -- на полную катушку. Вот только приехала Фрейл домой с каким-то наполненным кульком.
   -- В магазины ещё заходила, что ли? -- спросил её Александр, заждавшийся её.
   -- Нет, в магазинах я не была. Продукты, насколько я знаю, ещё имеются.
   -- А что тогда в кульке?
   -- Книги.
   -- Какие ещё книги?
   -- Церковные, или религиозные, не знаю даже, как их правильно называть. В общем, Библия, Евангелие и прочие книги.
   -- И где ты их взяла?
   -- Мне их подарила мама Майкла.
   -- А зачем?
   -- Как, зачем? Чтобы я могла их читать. Я у неё просто попросила почитать, она же мне их подарила, сказала, что мне они нужнее. А она сами с ними хорошо ознакомлена.
   -- А почему тебе они нужнее, почему ты решила читать религиозную литературу?
   -- Потому что я с такой литературой, к своему стыду, практически незнакома. Это большой пробел в моих познаниях, а я пробелов не люблю. Мне Майкл в прошлом году в Москве немного кое-какие вещи растолковал, а я и тех не знала, -- Ева вспомнила свой разговор с Крейгом о фразе Аз воздам!
   -- Это что-то новое, -- удивлённо протянул Александр.
   -- Вот и хорошо, -- парировала Ева, -- я и люблю всё новое, мне нравится познавать что-либо новенькое.
   -- Ты что, приехала сюда читать? Вроде бы другого отдыха здесь нет?
   -- Успокойся. Здесь я эти книги читать не собираюсь, я буду их читать уже в Москве.
   -- Ну, тогда нормально, извини.
   В недавней беседе с Евой по вопросу марафета в своём доме Майкл назвал её занудой. Вряд ли она была таковой, а вот Александр, как ещё ранее определила для себя Ева, был точно довольно занудливым человеком, только в хорошем смысле этого слова - ему обязательно нужно было до всего докопаться, всё основательно выяснить. Как она поняла, это качество его характера появилось не так уж и давно - после развода со своей первой супругой Натальей. Он тогда снова перешёл на скучноватую холостяцкую жизнь. Некоторые мужики восполняют эту скуку беготнёй по женщинам - свобода, руки развязаны. Но это было не в характере Рогозного, он не был легкомысленным и не менял женщин, как перчатки. Он просто предпочитал встретить одну женщину, но такую, с которой он сможет пройти рука об руку весь предназначенный им жизненный цикл. А потому после развода вечерами он увлёкся точными науками, а конкретно больше всего физикой, даже астрофизикой, благо этому способствовал Интернет, да и книги по нужной ему тематике он себе подкупил. Саша ещё в первые годы существования фирмы стал немного сожалеть о том, что поступил не на физико-математический факультет, считая, что сейчас у него была бы интересная научная работа. А так что? - прозябание в кабинете, ковыряние в бумажках. Да, юридическая работа весьма интересна, но только тогда, когда она, так сказать, живая - работа следователем, обвинителем, адвокатом. А что интересного в оформлении договоров? Он порой даже жалел, что его с Виктором родители придумали эту строительную фирму. Но сейчас уже менять что-либо было поздно. Вот поэтому он и увлёкся на досуге астрофизикой, которая стала сейчас как бы его хобби.
   Но такая дотошность и такое физико-математическое хобби бывшего жениха, а сейчас уже мужа было только на руку Еве Фрейл - ведь Ефросинья Тщедушная ещё с детства увлекалась точными науками. А потому у неё с Александром порой возникали довольно любопытные и очень познавательные беседы. По крайней мере, Ева легко могла оппонировать мужу в его рассказах о чём-то новом прочитанном, или в его рассуждениях после осмысления прочитанного. Жаль только, что в последнее время, занятые другими делами, супруги временно отодвинули эти самые точные науки на задний план. Что же касается данного времени, то Ева, наконец, удовлетворила интерес Александра к принесенным ею книгам, и разговор постепенно сошёл на нет.

* * *

   В понедельник Фрейл сообщила Рогозному, что завтра они съездят в гости к одному интересному человеку. Она также добавила, что Александр немного с ним уже заочно знаком, а потому будет интересно с ним познакомиться.
   -- А с кем это я знаком, пусть и заочно? -- удивился Александр. -- Я здесь кроме Майкла никого не знаю.
   -- Я тебе о нём рассказывала. Это Баяни Консьо.
   -- А-а, да, слышал о таком. Действительно, интересно с ним познакомиться. Только он, наверное, по-русски не разговаривает?
   -- Не разговаривает, -- вздохнула Ева.
   -- И как я с ним общаться буду? Вновь через тебя?
   -- А что остаётся делать? Да и много общаться с ним ты вряд ли будешь, какие у вас общие темы. Я с ним тоже очень уж долго общаться не планирую. Но навестить мне его нужно.
   -- Ну, понятно - твой учитель.
   -- Не только по этой причине, хотя то, что он мой учитель, ты верно отметил. Вот у меня и есть к нему дело именно как к учителю.
   -- Даже так?
   -- Именно. Я ведь пообещала Диме Носову и его начальнику, что после прилёта из Австралии начну заниматься с группой полицейских по бесконтактному бою. Вот я и хочу с Баяни посоветоваться о том, как мне лучше организовать эти занятия.
   -- Понятно, хорошо. Но, всё же, попроси, пусть он немного продемонстрирует своё искусство.
   -- На тебе? -- улыбнулась Ева.
   -- Хм, действительно, тот ещё вопрос, -- почесал голову Рогозный. -- Что-то у меня нет особого желания снова постоянно падать, да ещё и на землю.
   -- Ладно, я попрошу его - он покажет тебе своё искусство так, чтобы ты не падал. Но почувствовал, что это такое.
   -- М-да, -- рассмеялся Рогозный, -- хрен редьки не слаще. Ладно, вытерплю - сам ведь напросился.
   -- А вообще-то, Саша, -- размеренно протянула Фрейл, -- я вот что подумала - нужно тебе как следует заняться подтягиванием своего английского языка. Ты мне говорил когда-то, что немного на бытовом уровне его знаешь, но здесь, в Австралии я что-то ни одного английского слова от тебя не услышала. А английский язык тебе не помешает, я думаю, что мы периодически будем бывать в Брисбене.
   -- Я понял, и не возражаю. Буду в Москве заниматься, и думаю, что свой английский быстро подтяну, тем более что имеется у меня такой прекрасный учитель.
   -- Вот и прекрасно.
   Пробыли Рогозный с Фрейл у Консьо часа четыре, было знакомство Александра с этим интересным человеком, беседа Евы с филиппинцем, а также тот немного продемонстрировал своё искусство Александру. И, к удивлению, Рогозный остался этим коротким показательным сеансом Баяни очень доволен, не жалуясь, на то, что сам он чувствовал какие-то неудобства. Но к обеду молодожёны уже были дома. Впереди у Евы с Сашей оставалось всего полтора дня отдыха, а в четверг уже нужно было собираться в дорогу. На сей раз они вылетели из Брисбена в четверг поздно вечером с таким расчётом, чтобы рано утром в субботу быть в Москве. В первый выходной день отдохнут как следует дома, а на второй - погуляют немного по Москве. А дальше уже выход на работу - отпуск закончен. Три недели (со свадьбой и венчанием) пролетели как один миг, ещё одну неделю отпуска они посвятили подготовке к свадьбе. Теперь нужно заряжаться энергией, чтобы дождаться очередного отпуска уже в следующем году.
  
  

ГЛАВА 6

Дела семейные и не только

  
   Ровно через две недели должен был уже начинаться четвёртый квартал текущего года, а он как всегда был определяющим в деятельности компании. Поэтому Еве пришлось с первого же дня окунуться в омут работы. Ей после месячного перерыва нужно было как бы вновь вникнуть в работу каждого из участков отдела внешнеэкономической деятельности компании. А некоторые участки отдела реально были созданы только в самом начале года - в конце прошлого года они числились ещё только на бумаге, причём составленной в основном самой же Фрейл, а затем утверждены Твердохлебом.
   А участков, точнее групп в реорганизованном отделе было немало, в частности:
   * планово-экономическая группа (или сектор);
   * валютно-финансовый сектор;
   * группа конъюнктуры и цен;
   * группа загранкомандировок;
   * инженерно-технический сектор;
   * сектор техобслуживания;
   * административно-хозяйственный сектор;
   * юридический сектор;
   * протокольная группа.
   Были и другие, менее многочисленные участки отдела ВЭД (порой вообще 1-2 человека, которые отвечали за тот или иной аспект работы отдела), но не менее важные. И постепенно Ева втянулась в хорошо знакомый ей производственный ритм компании.
   Но, когда Ева, наконец, раскрутилась немного на работе, то она, вздохнув, решила, что пора уже выполнять и своё обещание, данное летом полковнику Гаврилину. Она позвонила Дмитрию Носову, тот дал ей телефон начальника отделения, и Фрейл перезвонила Василию Николаевичу. Тот сказал ей, что в будущий понедельник 24-го сентября он с утра объявит по отделению общее построение, после чего Ева (с помощью тех же Гаврилина и Носова) наберёт себе группу. Ева с помощью тех же старших офицеров отобрала в группу в 7 человек, как она ранее договаривалась с полковником. Она прекрасно понимала (да и Гаврилин уже это понял), что в полном составе до конца занятий группа явно не дотянет, да ещё неизвестно было, сколько времени прозанимается со своими подопечными сама Фрейл. Занятия решено было проводить 2 раза в неделю, по вторникам и четвергам - да и чаще собирать оперативников полиции на тренировки вряд ли представлялось возможным. Чтобы не откладывать дело в долгий ящик, Фрейл объявила, что первое занятие состоится уже завтра. Так у неё появилась, так сказать новая головная боль.
   В средине октября, в среду 17-го числа, - ровно через месяц после выхода на работу, - Ева разговаривала по рабочим вопросам у себя в кабинете с заместителем начальника отдела по внешнеэкономической деятельности Михаилом Андреевичем Зерновым. Она одинаково часто контактировала то с начальником отдела Михайловым, то с Зерновым. Михаил Андреевич работал в фирме (как бы на её бывшем месте) всего лишь 9 месяцев, со средины января этого года - его пригласили на эту должность со стороны через 2 недели после того, как Фрейл покинула этот пост по причине её назначения заместителем Генерального директора по ВЭД. Но специалистом, как смогла убедиться за это время Фрейл, он был толковым, и нередко подавал хорошие идеи по улучшению работы отдела или более высокой эффективности практической деятельности компании на мировом рынке. В настоящее время Михайлов отсутствовал в стенах компании, занимаясь протокольными мероприятиями с новыми заказчиками, и его естественно подменял Зернов. Вот он сейчас и сообщил заместителю Генерального директора по ВЭД, что, судя по итогам трёх кварталов этого года, отдел слегка лихорадит - то работы идут с опережением графика, то со значительным отставанием. Ева это прекрасно знала и сама, и старалась наладить стабильную работу отдела. Но мнение другого специалиста в этом вопросе могло быть полезным. А потому она спросила:
   -- У вас есть конкретные практические предложения по улучшению работы, Михаил Андреевич?
   -- Понимаете, предложения, конечно, есть. Но вот практические... Нелегко что-либо предпринимать практически, когда в стране имеет место некоторая политическая нестабильность, выражающаяся в "вечном реформировании", так сказать. Насколько я знаю, Россия  пока что находиться  на  120-м  месте  в  рейтинге  по  "лёгкости  ведения  бизнеса".
   -- Я знаю это, точнее знаю приблизительно место России по этому показателю. У меня почти такие же данные, но чуть по другому показателю - по  мнению  Всемирного  экономического  форума,  наша  страна  занимает  112-е  место  среди  132-х  других стран, занимающихся ВЭД,  по  организации  торговли, или внешнеэкономической деятельности. Известны даже причины такого низкого места России: высокие  таможенные  барьеры, высокая  коррумпированность  экономики,  рейдерство,  развитость  теневого  сектора  и  криминализация  экономики,  нарушение  условий  договоров  по  поставке  продукции. Мы на нашем уровне, на уровне компании стараемся налаживать эффективную работу, но это непросто.
   -- Да я знаю это. Но, нам нужно более активно заниматься вопросами исследования спроса и предложений, динамики цен и спроса западных структур рынков.
   -- Верно. Нужно также улучшить сбор и систематизацию данных о предприятиях и иностранных фирмах, выпускающих аналогичную продукцию, то есть производящих подобные нашей компании работы.
   -- Это правильно. Ещё необходимо вести сопоставительный анализ потребительских свойств, качества и стоимости продукции предприятия и конкурентов. А конкуренция у нас в последнее время возросла.
   -- Мне это хорошо известно, -- заявила Фрейл. -- Но мы, опять-таки говорим об общих тенденциях и общими фразами об улучшении чего-либо. И всё же, что вы предлагаете конкретно?
   -- Конкретно? Улучшить нашу рекламную деятельность. Наладить подготовку и издание рекламных проспектов, чаще принимать участие в ярмарках и выставках.
   -- Рекламой мы занимаемся, но, я согласна с вами, недостаточно успешно. И такое положение можно и нужно менять. Что же касается участия в ярмарках и выставках, то здесь немного сложнее. В ярмарках мы периодически участвуем, но в основном в отечественных. Чтобы выйти на международный уровень, нужны приличные затраты. Нужно изготавливать различные стенды, макеты и прочее. При этом красочные стенды, а макеты далеко не бумажные или картонные.
   -- Всё это со временем окупится.
   -- Я понимаю это. Как понимаю и то, что широкое  распространение  информационных  технологий  должно привести  к  положительным  аспектам  внешнеэкономической  деятельности компании. Хорошо, я поддерживаю вас в этом плане, Михаил Андреевич - мы этим займёмся.
   -- И ещё один аспект, Ева Николаевна. Необходимо улучшить организацию работы по поводу партнёров, заключению договоров, их продлению, составлению и ведению картотеки потребителей и поставщиков, готовить досье на фирмы партнёров, повышать качество работы с биржами, брокерами, фирмами, таможней.
   -- Ну, это и так самая что ни на есть прямая обязанность отдела. И многое в этом вопросе сделано и делается. Но, конечно, не всё ещё. Тогда так, Михаил Андреевич, мы с вами и займёмся теми вопросами, которые сейчас обсуждали. Именно мы с вами, - а не начальник отдела, - поскольку Виктор Александрович, -- Михайлов, -- больше занимается общим руководством, а также непосредственно организацией протокольных мероприятий, организацией работы с партнёрами, заключением договоров, их продлением и прочим.
   И просидели два зама - Генерального директора по вопросам ВЭД и начальника соответствующего отдела, - обсуждая мероприятия по улучшению работы вверенного им участка ещё часа полтора. Но основные намётки мероприятий они, в конце концов, общими усилиями успешно составили. Фрейл же ещё раз убедилась, что Зернов очень грамотный и толковый специалист, да и просто как человек довольно приятный, общительный и коммуникабельный.

* * *

   Так, незаметно пролетело ещё полтора месяца, и вот уже наступил декабрь. На четвёртый день этого зимнего месяца, во вторник Ева вернулась с работы домой в каком-то задумчивом, но приподнятом настроении. Александр был уже дома, смотрел какие-то новости.
   -- Работы много? -- спросил её муж. -- Ты сегодня немного задержалась.
   -- Да так, не сказала бы, что очень уж много работы, просто в самом конце пришлось решать один текущий вопрос
   -- И он, как я вижу, был успешно решён. Настроение у тебя хорошее, хотя какая-то ты сегодня не такая, как обычно.
   -- Вопрос, ты угадал, был решён нормально. Но моё настроение к нему не имеет никакого отношения.
   -- Да?
   -- Да. Но поговорим об этом уже после ужина. Разговор предстоит очень серьёзный.
   -- Ого! Интересно.
   -- Вот именно, будет очень тебе интересно.
   -- Хм, тогда давай будем побыстрее готовить ужин - заинтриговала ты меня.
   -- Давай, -- коротко ответила Ева.
   Сегодня и готовка ужина, и сама трапеза прошла в ускоренном темпе. После ужина Рогозный и Фрейл присели в кресла.
   -- Итак...? -- вопрошающе спросил супругу Александр. Он даже не стал включать телевизор, который успел выключить перед походом на кухню.
   -- Итак, спрашиваешь, -- улыбнулась Ева. -- Итак, -- выделила она это слово, -- я хотела сказать, Саша, что вскоре наша жизнь здорово изменится.
   -- Это почему ещё? -- заволновался Александр.
   -- Не волнуйся, ничего плохого произойти не должно. Просто у нас появятся новые заботы. Но эти заботы обещают быть приятными.
   -- Не понял, какие ещё заботы? -- удивился Александр. Но тут ему, очевидно, что-то стукнуло в голову, он расширенными глазами вопросительно взглянул на жену и тихо прошептал, -- ты...?
   -- Да, Саша, я беременна.
   -- Да ты что! -- вскочил Александр. -- Вот здорово! Значит, вскоре у меня, у нас появится наследник.
   -- А почему ты думаешь, что именно наследник?
   -- Да я не то хотел сказать. Это в общем - наследник, как продолжатель рода. Мне всё равно, кто у нас будет - наследник или наследница, мальчик или девочка. Я одинаково буду любить и заботится о любом из них.
   -- Хорошо, я поняла. Вот о каких заботах шла речь. Правда, это ещё не так скоро случится.
   -- А когда? Сколько сейчас нашему ребёнку - дней, недель?
   -- Ну, дни тебе не сообщит ни один даже самый лучший в мире прибор, -- рассмеялась Ева. -- Согласно физиологическим данным ребёнку сейчас чуть больше полутора месяцев.
   -- Значит, он родится где-то летом?
   -- По моим предварительным подсчётам в самой средине лета, примерно 10-20 июля.
   -- Хорошо, что летом. До зимы ребёнок окрепнет, много времени проводя на свежем воздухе.
   -- Ну, с ребёнком и зимой нужно почаще гулять на свежем воздухе, только хорошо защищая его от морозов. Но, в целом, ты прав - то, что ребёнок родится летом, это неплохо.
   -- А ты точно уверена, что беременна?
   -- Сейчас уже уверена точно. Я вчера заходила в аптеку, купила тесты - для подстраховки, чтобы полностью увериться в этом. А сегодня утром я проверила с помощью этой палочки-выручалочки сей факт, поэтому теперь я уже уверенна на все 100 %.
   -- Отлично. Тогда будем постепенно готовиться к такому знаменательному событию в нашей жизни.
   Новый год впервые за последние три года Ева праздновала не в компании Татьяны и Дмитрия Ковровых. Решено было отметить этот семейный праздник именно по-семейному, совместно с родителями Александра. Татьяну же Ева предупредила об этом, сказав, что она с Сашей обязательно придёт к ним в гости 2-го января - с 1-го по 8-е января были Новогодние каникулы. Праздновало Новый год всё семейство старших и младших Рогозных в просторной квартире Александра и Евы. Вечер и первая половина ночи удались на славу. Да ещё Ева приготовила небольшой сюрприз одному из старших членов семейства. Когда женщины на кухне готовили смену блюд, она обратилась к маме Александра:
   -- Любовь Николаевны, я хочу вам сообщить, что мы с Сашей начали исполнять вашу мечту, или пожелание.
   -- Какую мою мечту? -- сначала удивилась та, а потом поняла, вспомнив свой предыдущий разговор с невесткой, тогда ещё только будущей. -- Да ты что, серьёзно?!
   -- Серьёзно.
   -- Замечательно. И когда у меня появится внучка или внук?
   -- Где-то в средине июля.
   -- А кто это будет, ты ещё не знаешь?
   -- Пока что не знаю. Рановато ещё. Правда, говорят, что УЗИ по определению пола будущего ребёнка можно провести на 12-13-й неделе беременности, но лучше это сделать позже, более гарантированные результаты будут, всё же, примерно на 15-й неделе. Так что сделаю УЗИ в конце января или в начале февраля.
   -- Ну, и хорошо, недолго осталось ждать. Молодец, невестушка! Спасибо тебе за такую радостную весть, -- Любовь Николаевна обняла Еву и расцеловала.
   Так что первый день нового 2013-го года в семействе Рогозных прошёл для всех в особо радостных тонах. А ещё через пару дней об этом узнали и Татьяна с Дмитрием, у которых пару дней гостили Ева с Александром. После этого они уже просто отдыхали дома.

* * *

   А далее уже незаметно наступил февраль. Во вторник 5-го февраля Ева приехала домой немного позже. Она рассчитывала уже застать дома Александра, но того, к её удивлению, не было. Однако и он появился буквально через 15 минут после прихода Фрейл.
   Он скинул верхнюю одежду и обувь, после чего заглянул в гостиную и, увидев сидящую в кресле Еву, виновато произнёс:
   -- Извини, что задержался, обсуждали результаты выполнения плана первого месяца этого года. В пятницу итоговых результатов ещё не было, да и вчера мне их предоставили уже довольно поздновато, так что собраться не удалось. Пришлось это делать сегодня.
   -- И как, начало года успешное?
   -- Успешное. Если так и дальше пойдёт, то всё будет нормально. Всё-таки прошлый год для фирмы был не характерным. А уже этот год под крылом "Афины" должен показать, чего мы стоим.
   -- Ну, что, новость хорошая. А у меня тоже есть хорошая новость.
   -- "Афина" вдвое перевыполнила план, -- пошутил Рогозный.
   -- Нет, новость не по работе. Новость семейная.
   -- Да-а? И какая же?
   -- Для тебя, наверное, особо приятная - у тебя будет именно наследник.
   -- Да ты что! УЗИ сделала?
   -- Да. Прошло ведь уже 15 недель, вот я сегодня и сделала УЗИ. Я, кстати, тоже только перед тобой домой вернулась.
   -- А то, что у нас будет сын, это точно?
   -- Точно. Я, конечно, ещё позже перепроверю, но сказали мне это очень убедительно.
   -- Прекрасно! -- Александр обнял и расцеловал супругу.

* * *

   Февраль - самый короткий месяц в году, и вот уже в дверь намеревалась постучать весна. В среду 27-го февраля Ева немного раньше вырвалась с работы и подъехала к отделению милиции, в котором служил Дмитрий Носов. Дежурный по отделению был ей незнаком.
   -- Добрый день! -- обратилась к нему Ева. -- Меня зовут Ева Фрейл, я провожу с вашими коллегами тренировки по бесконтактному единоборству.
   -- Я слышал о вас, -- с любопытством взглянул на неё дежурный. -- Что вы хотели, госпожа Фрейл?
   -- Мне нужно переговорить с Василием Николаевичем.
   -- С каким Василием Николаевичем?
   -- У вас так много людей с подобными реквизитами? -- улыбнулась Ева. -- С полковником Гаврилиным.
   -- По какому вопросу?
   -- Это я ему сама сообщу. Вас же я прошу сообщить, что к нему на приём просится Ева Фрейл.
   -- Полковник не принимает никого без записи или выписанного пропуска.
   -- Я являюсь внештатным сотрудником полиции, могу показать удостоверение.
   -- У нас много таких. Если каждый из них...
   -- Товарищ сержант! -- Фрейл повысила голос. -- Как я посмотрю, вам очень хочется получить взыскание, и вы его вполне можете заработать. Я вас прошу только об одном - сообщите обо мне полковнику Гаврилину, и только он будет решать - принимать меня или нет. Но никак не вы принимаете подобные решения. Если вы не уполномочены звонить начальнику отделения, то свяжитесь с тем, кто имеет на это право.
   И этот строгий тон посетительницы подействовал-таки на строптивого или слишком возомнившего о себе дежурного. Он поднял трубку телефона и куда-то позвонил. Спустя десяток секунд Ева услышала его голос:
   -- Товарищ старший лейтенант, докладывает сержант Кушнарёв. К полковнику Гаврилину просится на приём некая Ева Фрейл.
   Эта некая Ева Фрейл не слышала, что ответил абонент сержанта, но тот спустя мгновение коротко бросил в трубку: "Есть!", положил трубку и обратился к Еве уже более благожелательным тоном:
   -- Вы знаете, как пройти к полковнику? Или вам назначить сопровождающего?
   -- Я уже ранее была у Василия Николаевича, а потому знаю, как к нему пройти. Сопровождающий не нужен.
   -- Хорошо, проходите.
   Минут через семь Ева уже сидела в кресле возле рабочего стола полковника Гаврилина.
   -- Что вас ко мне привело, Ева Николаевна? Какие-то проблемы с тренировками или с самими сотрудниками, которых вы обучаете?
   -- Ни с тем, ни с другим проблем нет. Но вообще-то сейчас возникнет одна проблема.
   -- И какая же?
   -- Василий Николаевич, завтра я провожу последнюю тренировку.
   -- Даже так?! Почему?
   -- Причина та, о которой я говорила ещё летом, но тогда просто как о предположительной - я ожидаю ребёнка.
   -- О! Поздравляю вас, но так внешне по вам этого и не скажешь. Наверное, срок ещё маленький?
   -- Василий Николаевич, -- улыбнулась Ева. -- У вас глаз не очень-то намётан на такие женские тонкости, у вас взор гораздо лучше распознаёт некоторые детали, которые простому человеку недоступны, скорее тот просто не обращает на них внимание.
   Вот только кто его знает, права или неправа была Фрейл в этом случае - относительно глаза полковника. Да, у Евы беременность уже близилась к своему экватору (19-я неделя), скоро подойдёт к концу её пятый месяц, и будущая мама уже ощущала шевеления малыша. Но вот её фигура пока что почти не претерпела изменений. У женщин худощавого телосложения животик уже был бы достаточно заметен. Что же касается Евы, то она была стройной женщиной, но не такого уж худощавого сложения, а потому её животик не был так уж заметен (да ещё в зимней одежде), разве что чуть-чуть округлился. Но для постороннего глаза это можно было списать на то, что Фрейл просто слегка поправилась - как бы играли свою роль после замужества мужские гормоны. Так что обвинять в невнимательности Гаврилина ей вряд ли стоило.
   -- А вообще-то, вы вновь задаёте женщине не очень тактичные вопросы, -- продолжала свою тираду Фрейл, -- точнее строите нетактичные предположения. Но вам я, так и быть, скажу - я уже вынашиваю ребёнка почти половину срока. Через два месяца я вообще уйду в декретный отпуск. Как вы понимаете, дальше здоровьем будущего ребёнка я рисковать не хочу. Да, я лично в контакт с обучающимися на тренировках не вхожу, но мне сейчас противопоказаны и различные резкие движения - я не имею права потерять ребёнка.
   -- Я понимаю, -- огорчённо протянул Гаврилин, -- извините за мою бестактность. Конечно, тренировки вам придётся прекратить. Сколько вы провели сеансов?
   -- Ну, занятия проходили в течение 5 месяцев, маловато, конечно, даже до полугода мы не дотянули. По моим грубым подсчётам, точно я не подсчитывала, я провела что-то около 40 сеансов, некоторые тренировки выпали из-за праздников.
   -- Но этого, наверное, недостаточно?
   -- Конечно, недостаточно. Группа получила только азы знаний, можно и так сказать.
   -- Группа и сейчас в том составе, который был вначале?
   -- Нет, выпал капитан Колесник. И не очень мне нравится, как занимается лейтенант Щеглов. Скорее всего, и он покинет группу.
   -- Значит, как мы и предполагали, останется пять человек.
   -- Теперь я уже вряд ли смогу строить точные прогнозы, Василий Николаевич. Но я могу указать вам пару перспективных мужчин, которые, по моему мнению, точно смогут достичь желанной цели. Остальные будут хороши в рукопашных схватках.
   -- Понятно. И кто эти двое?
   -- Старший лейтенант Журавлёв и младший сержант Бокучава. При этом наиболее способен именно этот сержант.
   -- Интересно.
   -- Понимаете, товарищ полковник, он грузинской национальности, точнее, абхазец, горец. А это очень воинствующий народ. Бокучава, к тому же очень ловок, он даже в рукопашных схватках отлично уклоняется от нападений противника, а ещё он очень настойчив. Он когда-то, я уверенна, уже сам сможет стать тренером по рукопашным или по бесконтактным боям.
   -- Вы позже продолжите занятия хотя бы с этими двумя?
   -- Это бесполезно.
   -- Почему?
   -- Очень большой перерыв будет, а это недопустимо. Василий Николаевич, я выйду из декретного отпуска, или точнее из отпуска по уходу за ребёнком через год-полтора. И это в лучшем случае.
   -- Да-а, огорчили вы меня здорово, Ева Николаевна. Неужели и у этих старшего лейтенанта и сержанта вся учёба пойдёт коту под хвост?
   -- Чтобы этого не случилось, отправьте их на занятия к профессиональному тренеру. Мы о таковых говорили летом.
   -- А деньги, Ева Николаевна?
   -- Вы говорили тогда, что выбьете лишнюю ставку тренера. Вот взамен её выбейте деньги на обучение.
   -- Это абсолютно нереально. Ставку ещё можно, хоть с трудом, но как-то выбить, а вот что касается живых, реальных денег... -- он сделал паузу, -- бес-по-лез-но, -- по слогам произнёс последнее слово полковник.
   -- Тогда другой вариант - найдите спонсора.
   -- Где я его искать буду?
   -- Вы его легко найдёте. Я думаю, есть много людей, определённой категории, которые откликнутся на призыв помочь полиции, если их только хорошо попросят.
   -- Вы меня толкаете на неблаговидные, даже преступные поступки?
   -- Нет, Василий Николаевич. Я не предлагаю вам просить деньги у бандитов. Я предлагаю просить деньги у тех крутых бизнесменов, у которых, вы знаете, рыльце в пушку, которые свои капиталы зарабатывали не совсем законным путём. А у вас в правоохранительных органах есть такая формулировка - пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам в отношении, например, такого-то лица. Вот и напомните некоторым лицам эту формулировку.
   -- Пересмотрами дел полиция не занимается.
   -- Я это прекрасно знаю. Но полиция может как раз обнаружить нечто, позволяющее суду или прокуратуре возобновить дело, отправив его на доследование. Не так ли? А полиция работает в тесном контакте с назваными мной судебными инстанциями, и знакомые коллеги у неё там имеются.
   -- Шантаж, да? -- улыбнулся Гаврилин.
   -- Почему шантаж? Просьба вместе с пришедшими на ум воспоминаниями.
   -- Ну, вы и жук, Ева Николаевна, -- уже и вовсе расхохотался полковник.
   -- Времена таковы, Василий Николаевич, -- улыбнулась Фрейл. -- Может быть, я и жук, но такой жук, который всё делает только законными путями. А что в вашей просьбе о помощи будет незаконного?
   -- Хорошо, я подумаю над вашим советом. Так, значит, мы теперь расстаёмся?
   -- Расстаёмся, но я думаю, ненадолго, -- лукаво улыбнулась Фрейл, -- с должности внештатного сотрудника полиции меня никто пока что не смещал.
   -- И то верно, -- смеялся Гаврилин. -- Ладно, хватит об этом. Я желаю вам родить здорового крепкого ребёнка, и лучше мальчика. Вы его воспитаете очень хорошим гражданином, а государству такие очень нужны. Тогда, наверное, всё. Проводите свой последний сеанс и до свидания. Надеюсь, до скорого свидания.
   -- До свидания, Василий Николаевич! Вам тоже всего самого доброго. А за пожелания спасибо.

* * *

   Как и пообещала Ева Александру, 27-го марта она сделала повторное обследование на УЗИ. Оно подтвердило ранее установленный факт, что в семействе Рогозного и Фрейл появится именно малыш, а не малышка. Но Фрейл делала УЗИ не по этой причине. На 23-25-й неделе беременности уже хорошо видна была анатомия органов плода, а поэтому можно было спрогнозировать развитие малыша, а точнее, не будет ли у него каких-либо негативных отклонений в развитии или, упаси Господь, заболеваний. Но всё было в норме, о чём врачи сообщили Еве, а она в свою очередь и Александру. Радостным и успокоенным родителям теперь оставалось только ожидать средины лета. Деятельность компании Афина и фирмы Козерог тоже протекала вполне нормально, так что не было у Александра, и особенно у Евы (лишние негативные эмоции ей сейчас совсем не нужны были), никаких поводов для беспокойств.
   Как показало время, расчёты Фрейл оказались довольно точными, и 18-го июля 2013-го года Ева родила мальчика. Отвёз Александр Еву накануне поздно вечером, а родила она малыша около 7 часов утра. Александр после не совсем спокойной от переживаний ночи примчался в роддом около 8 часов. На приёмнике ему сказали, что данных по Еве Фрейл у них пока что нет. Пришлось волноваться Александру и дальше. Он мог и не так уж сильно волноваться, присутствуя на родах супруги. И этой теме ранее, недели две назад был посвящён короткий разговор супругов.
   -- Ева, а ты не будешь возражать, если я буду присутствовать на родах? -- спросил жену Рогозный, хотя, положа руку на сердце, ему это делать не очень-то и хотелось. Ну не приучено было его поколение, родившееся ещё в средине 60-х годов прошлого века, во времена СССР к таким неординарным поступкам. Заикнись в то время кто-нибудь из папаш об этом, его точно приняли бы за сумасшедшего. А сколько насмешек тому довелось бы выдержать...
   -- Буду, Саша, возражать. Я женщина крепкая, справлюсь сама, меня не нужно будет за руку держать или гладить по голове. А зрелище это для непривыкших людей не очень-то приятное. Так что будешь ты сидеть дома и тихонько волноваться, но без меня. А видеть ещё и твои волнения во время родов мне совсем не улыбается. Мне и своих волнений будет предостаточно.
   Александру возразить на такое довольное аргументированное заявление супруги было нечем, а потому этот вопрос можно было считать снятым с повестки дня. Вот и пришлось Рогозному волноваться тихонько, как заявила Ева, сегодня ночью, да ещё и сейчас. Он просидел в неведенье минут 20, после чего кто-то из персонала роддома принёс новую сводку.
   -- Кто спрашивал Еву Фрейл? -- громко спросила работница приёмника. Кроме Рогозного в холе находилось ещё 4-5 будущих папаш, пару из них даже придремнули в креслах, очевидно, сидели здесь с ночи.
   -- Я! -- тут же откликнулся Александр и поспешил к окошку.
   -- Ваша жена родила мальчика. Вес 3700, рост 53 см, -- сообщила женщина. -- Поздравляю вас. Мама и ребёнок чувствуют себя нормально.
   Далее она огласила ещё несколько фамилий, но Рогозный этого уже не слушал. Что ему было сейчас до других, если свершилось одно из самых главных событий в его жизни - он стал отцом.
  
  

ГЛАВА 7

Жизнь не стоит на месте

  
   Александр не стал сейчас звонить жене и беспокоить её. Он понимал, что она отдыхает после очень трудной работы. Радостный он поехал на работу (был четверг), а уже оттуда позвонил родителям, и сообщил, что у них появился на свет внук. Не забыв и поздравить при этом маму с папой с этим радостным для всей семьи событием, но больше, конечно, родители поздравляли его самого. Прошло ещё часа два, и Александр позвонил, наконец, по мобильнику Еве. Супругу обязательно нужно было поздравить, всё разузнать, да и дел у него впереди было много. Он долго беседовал с Евой, стараясь всё выяснить. Однако особых новостей не было. Ева подтвердила, что она сама и ребёнок чувствуют себя нормально. Малыша уже приносили ей, показывали, но она его ещё не кормила - он пока что спит. А дальше разговор перешёл на бытовые темы и был он серьёзным и важным.
   -- Вот теперь, Саша, срочно занимайся покупками. А их тебе предстоит немало сделать.
   -- Я знаю.
   О покупках будущему малышу разговор поднимался ранее, и даже не один раз. Вот только Ева, хотя и не была суеверной, об этих покупках до родов и слушать не хотела, говоря, что всё будут покупать уже только тогда, когда малыш появится на свет. Основное купит Александр, а позже она сама будет покупать необходимую сыну одёжку и прочее. Сейчас же по телефону она сообщила, чтобы Александр в первую очередь купил детскую кроватку и коляску.
   -- Это я и сам знаю, -- ответил тот, -- а что ещё?
   -- Больше ничего.
   -- Как так?!
   -- А вот так. Сам ты ничего толком купить не сможешь, ты в этих вещах не разбираешься. Попроси от моего имени свою маму, она знает, что нужно покупать. Я уверенна, что Любовь Николаевна приобретёт именно всё нужное.
   -- Я понял, хорошо. А когда ты будешь выписываться?
   -- Не знаю. Разговор об этом будет идти позже. Врачи это определят по самочувствию ребёнка, ну и по моему самочувствию. Но я себя чувствую хорошо. А потому предположительно дня через 3-4.
   -- Так быстро?
   -- Нормально. Если нет никаких осложнений. А мне сказали, что их нет. Так что готовься. Я тебе позже конкретно скажу день. А за это время ты с мамой всё подготовишь.
   -- А когда тебя можно проведать, что передать?
   -- Проведать ты меня не сможешь. Это не обычная больница, да и инфекцию ненароком можно занести. Передачи у тебя примут на приёмнике. Передай только ранние фрукты, но не яблоки. Ну, можно ещё минеральную воду и соки. Молочные продукты можно любые. Из приготовленного мяса, но только варёного: не жирная говядина и курица, а лучше всего индюшатина. Сам ты всё равно ничего толком не сваришь, может, мама что-то приготовит. А вообще-то, как сказали мне соседки по палате, питание здесь нормальное. Но это потом, сейчас займись в первую очередь покупками. Тем более что ты на работе, придётся уже после работы всё покупать.
   -- С работы я вырвусь, это не проблема.
   -- Хорошо, действуй. И не волнуйся - у меня всё нормально.
   Рогозный тут же поспешил к своему крёстному - Алексею Юрьевичу Турчину. Тот выслушал рассказ Александра о своих радостных новостях, поздравил его и сказал:
   -- Так, Александр Степанович, вам в ближайшие пару дней на работе делать нечего. Я прекрасно понимаю, какие у вас сейчас заботы, сам на себе это испытал. Езжайте домой и занимайтесь хлопотами о сыне с супругой. Будете звонить Еве Николаевне, передавайте ей мои поздравления. А на работе я вас подменю, да и нет у нас сейчас, слава Богу, никакой запарки. И вообще, можете уходить в отпуск, он вам сейчас как раз нужен, нечего сидеть в жару в кабинете - дома у вас работы много будет.
   -- Хорошо, спасибо.
   Теперь уже Александр поехал к родителям. Там он вновь наслушался поздравлений, уже не по телефону, а напрямую, после чего обратился к матери:
   -- Мама, я сейчас еду покупать малышу кроватку и коляску. А вот всё остальное, но на первый случай, Ева попросила, чтобы купила именно ты. Она сказала, что в таких вещах ты лучше разбираешься.
   -- Ещё одно подтверждение тому, что жена у тебя умница. Правильно она сказала. Так что сейчас и я с тобой поеду, не ходить же мне потом с вещами пешком. Да и коляску, и кроватку вдвоём выберем, а то ты как выберешь... Кстати, нужно не только эти 2 крупные вещи купить, но ещё и детскую ванночку, и специальную подставочку к ней - для удобства лежания ребёнка в ней. И в кроватку ещё нужны матрасик, одеяльце и прочее. Ты о них точно позабыл бы.
   -- Хорошо, я не возражаю, поехали вместе, -- Александр озадаченно помотал головой. Мама, да и Ева были правы - сам он многое чего мог бы не купить.
   В ближайшие 2 дня всё нужное для малыша было куплено. А ещё через день Ева с сыном уже были дома. Когда улеглись первые хлопоты, и малыш мирно спал в своей кроватке, Александр спросил жену:
   -- Как мы назовём сына, ты думала над этим?
   -- Конечно, думала. А ты не будешь возражать, если мы назовём нашего сына именем твоего дедушки по маме?
   -- То есть, Николаем, Колей?
   -- Да.
   -- А почему я должен возражать? Хорошее имя, да и звучит оно полностью тоже очень даже неплохо - Николай Александрович.
   -- Вот и отлично!
   -- Отлично-то отлично, -- улыбнулся Саша. -- Только ты хитришь - ты же не знала моего деда, и вдруг решила назвать сына его именем. А на самом деле, что побудило тебя так назвать нашего малыша?
   -- Ты, конечно, прав, Саша, -- улыбнулась уже и Ева, но как-то грустно. -- Это был как бы пробный камень - не станешь ли ты возражать. На самом деле я хочу назвать своего сына именем моего отца. Да, я его не знала и уже не узнаю о нём ничего. Но, как рассказывала мне мама, он был хорошим и умным человеком, то есть не был, а наверняка и сейчас он существует. И, наверное, его гены передались мне - ведь ещё с детства я хорошо училась, да и просто любила учиться. Вот я и хочу, чтобы у меня осталась хотя бы такая память о моём папе.
   -- Ева, я всё понял, извини. И совсем не возражаю. Да и моей маме будет очень приятно - внук назван как бы в честь её отца. Ты будешь хорошо вспоминать о своём отце, а она - о своём, глядя на нашего маленького Николая.
   На следующий день в гости к Александру с Евой пришли родители Саши, желающие поближе познакомиться с внуком Они, конечно, присутствовали, когда сын забирал супругу с сыном из роддома. Но одно дело было видеть на улице только личико в завёрнутом свёртке, и совсем другое дело - видеть карапуза в доме, где на нём была только лёгкие распашонка и штанишки. Когда малыш проснулся, и Ева покормила его, мама с удовольствием поносила внука на руках и, только когда он вновь заснул, уложила в кроватку.
   -- Как вы собираетесь назвать сына? -- спросила Любовь Николаевна сына.
   -- Так же, как звали твоего папу.
   -- Николаем?! -- радостно удивилась мать. -- Это ты так решил?
   -- Это Ева так решила. Она ведь тоже, как и ты Николаевна.
   -- Я поняла. Молодец Ева, спасибо ей.
   -- Значит у нас внук Николай, Коленька, -- протянул её супруг.
   -- У тебя Коленька, а у меня Николя, -- выдала на французский манер имя внука Любовь Николаевна.
   Так она потом и стала называть своего внука. И к этому имени позже постепенно все привыкли, и даже частенько так называли сына и его родители.

* * *

   Шло время, незаметно наступила осень. Малыш подрастал, радуя своих родителей, а также заботливую бабушку. Дедушка, как это бывает у большинства мужчин, станет уделять больше внимания внуку, вероятно, несколько позже, когда тот уже будет ходить - тогда уже с ним можно поиграть игрушками. Рос Николя нормально, без каких-либо отклонений, так что всё было в порядке.
   Но в последнее время Ева стала периодически звонить на работу и узнавать новости. Да, нелегко было, наверное, заместителю Генерального директора компании быть абсолютно оторванным от дел - а ведь многие вопросы требовали постоянного контроля. На время декретного отпуска Фрейл её на работе подменял Михайлов, совмещая и руководство отделом ВЭД. Правда, больше формально, поскольку с этим вполне справлялся его заместитель Зернов. Пару раз звонил Еве и сам Виктор Александрович, обговаривая с ней те или иные производственные вопросы. Александр понимал, что его деятельная супруга три года по уходу за ребёнком явно сидеть дома не будет, а потому надеялся, что она хотя бы половину этого срока выдержит. Да, она уделяла много внимания малышу, очень любила его и заботилась о нём. Мать из неё была прекрасная. Но сейчас деловая женщина, эта вумен-леди, или бизнес-вумен начинала постепенно как бы раздваиваться - и малышу нужно внимание уделять, и о работе не забывать. Но Рогозный чётко понимал, что вопрос "дом-работа" нужно решать заблаговременно, а не в последний момент. Прекрасно зная свою супругу, он понимал также и то, что в очном поединке с Евой Фрейл один вполне может проиграть. И он решил заручиться поддержкой, и таким себе напарником он резонно избрал свою маму. В один из вечеров, когда мама гостила у сына с невесткой, а таких вечеров, по мере подрастания её внука, становилось всё больше, он обратился к супруге:
   -- Ева, ты в последнее время нередко звонишь на работу. Я понимаю, что как зам. Генерального директора ты не должна терять связь с компанией, но сейчас у тебя и дома работы много. Ты так торопишься выйти на работу? - но ведь незаменимых людей не существует, ты это хорошо знаешь. Мне кажется, что Михайлов, -- с Виктором Александровичем Александр был уже неплохо знаком, нередко бывая в "Афине", -- вполне справляется на новом для него месте, хотя оно и временное для него. Но, всё же, интересно - когда ты собираешься выходить из декретного отпуска?
   -- Ну, он у меня уже завершился, -- начиналась уже третья декада октября, сыну несколько дней назад исполнилось 3 месяца, -- 70 календарных дней-то уже прошли.
   -- Хорошо, я неправильно выразился - из отпуска по уходу за ребёнком?
   -- Я пока что это не решила, но затягивать выход на работу мне не хотелось бы.
   -- А конкретно, ты же что-то планируешь?
   -- Я думаю, что после Нового года. Не сразу, конечно, а после всех уже праздников и каникул.
   -- Ты что, с ума сошла?! Коленьке ещё и полгода не исполнится. А кто его кормить будет? Он же ещё совсем маленький.
   -- Но ведь как раз и рекомендуют прикармливать ребёнка, начиная с 6-ти месячного возраста.
   -- Ева, -- вступила в разговор её свекровь, -- ты правильно сказала: прикармливать, но отнюдь не переходить на искусственное вскармливание. Ты должна продолжать кормить ребёнка.
   -- Но не до 3-же лет?
   -- А почему бы и не до 3-х лет?
   -- Ой, ну что вы, Любовь Николаевна! Кто и когда такое делал? В три года это уже почти взрослый ребёнок. Кто в таком возрасте кормит ребёнка грудью? Насколько я знаю, пища в этом возрасте должна обеспечивать малыша полезными веществами, необходимыми для роста и формирования его организма. А они могут быть только в различных там овощных пюре, молочных детских продуктах, кашах и прочим. А в молоке их недостаточно.
   -- Это отчасти верно. Но... Ева, -- спокойным тоном, без какого-либо раздражения вела беседу мама Александра, -- ты умная и начитанная женщина. А вот в этом вопросе, извини, твои познания очень поверхностные. Ты вряд ли интересовалась когда-либо подобными вопросами. Это, кстати, очень характерно для нынешней молодёжи - она считает, что всё знает, подумаешь, мол, уход за ребёнком, ничего сложного в этом нет. Ты хорошая, заботливая и любящая мать, я это признаю. Но в вопросе кормления подросшего ребёнка ты не права. Например, всего 100 лет назад никого не удивляло, что дети получают мамино молоко до 2-3-х лет.
   -- Серьёзно?
   -- Вполне серьёзно. Это советская власть в своё время всё поменяла. И началось это где-то с 30-40-х годов прошлого века, когда идеалом женщины стала не преданная жена и мать, а ударница трудового фронта. Вот именно с тех пор и начали постоянно снижать сроки естественного вскармливания малышей. Сейчас отпуск по уходу за ребёнком может составлять полтора года или три года. А ты знаешь, какой отпуск по уходу за ребёнком был в средине прошлого столетия?
   -- И какой же?
   -- Один месяц.
   -- Всего один месяц?! Не может такого быть!
   -- И, тем не менее, это так. Именно тогда и началось ухудшение здоровья подрастающего поколения. Причем здоровья не только физического, но и психического: дети, не знавшие материнской груди, гораздо в большей степени стали подвержены  депрессиям, проблемам с поведением в переходном возрасте и сложностями в налаживании самостоятельной семейной жизни.
   -- Да, вы, наверное, правы, я этого не знала.
   -- Ну, это простительно. Незнание не такой уж большой порок, а вот когда знаешь, и не делаешь того, что положено - это уже...
   -- Я поняла. Но что же делать? Три года сидеть с Коленькой я точно не смогу.
   -- А я это понимаю. Но минимум год-полтора ты должна будешь это делать, если не хочешь рисковать здоровьем своего ребёнка. Я читала, что в самом конце прошлого столетия Всемирная Организация Здравоохранения, уделяя пристальное внимание вопросам грудного вскармливания, озвучила минимальный срок продолжительности "грудного" периода в жизни малыша: 2 года. Минимальный срок, Ева!
   -- Я верю вам, но это всё равно много. Я столько не выдержу.
   -- Но я тебе и сказала: год-полтора. Я даже не настаиваю на полутора годах. Но раньше, чем через год ты из дома не выйдешь. И я это решительно говорю.
   -- Домашний арест? -- рассмеялась Ева.
   -- Можно и так сказать. Прикармливать ребёнка после полугода мы и сами сможем. А ты в перерывах на кормления грудью, пожалуйста, наведывайся на свою работу, если это так уж необходимо. Но только в перерывах между кормлениями.
   -- Ну, за 3 часа немного на работе сделаешь. Да ещё с дорогой, пока туда, пока назад...
   -- А перерывы между кормлениями постепенно станут более продолжительными - к году они могут дойти и до 5 часов - вот тебе и будет укороченный рабочий день. Работай тогда как бы на полставки.
   -- А что, -- задумчиво протянула Ева, -- это, возможно, и выход. Хорошо, я подумаю над этим вопросом. Но теперь, после беседы с вами, я могу сказать вам, что после Нового года я точно останусь ещё "под домашним арестом". Вот только не решила пока ещё - на какой срок. Нужно всё хорошенько взвесить.
   -- Взвешивай, мы тебя и не торопим, -- улыбнулась Любовь Николаевна, взглянув на сына, который начал беседу, но потом сознательно передал бразды правления ею матери.
   Один вопрос, вроде бы, должен был решиться положительно. Но оставались ещё другие вопросы, о которых необходимо было подумать заранее. А потому несколько позже, через пару недель Александр задал супруге следующий вопрос:
   -- Ева, а кто будет ухаживать за Николаем, когда ты всё же выйдешь на работу в полном её объёме?
   -- Скорее всего, наймём няньку. Сейчас имеются фирмы, которые предоставляют услуги очень квалифицированных в этом вопросе и порядочных женщин. Нам это финансово под силу. А ни в какие ясли я своего ребёнка отдавать не собираюсь.
   -- Я знаю о таких фирмах. Но дело совсем не в этом.
   -- А в чём?
   -- Предвидя этот вопрос, я как-то заикнулся об этом маме. Она и слушать не захотела о каких бы там ни было няньках. Она сказала, что ухаживать за внуком будет сама.
   -- Но она же уже в таком возрасте... Ей тяжело будет.
   -- А по её виду ты можешь сказать, что она в таком уж преклонном возрасте?
   -- Ну, слово "преклонном" я не произносила. Но ей всё равно нелегко будет.
   -- Ей будет нелегко только в том случае, если она будет мотаться то к нам, то к себе. А если её Николя будет жить у неё, то тяжело ей не будет. Не так уж сложно присмотреть за ребёнком.
   -- Нет, так тоже не пойдёт. Тогда что, мы будем видеть своего ребёнка раз в неделю, эдакими наскоками к твоей маме?
   -- Вот! Я с тобой в этом согласен. Тогда возникает другой вопрос или проблема: мама будет ухаживать за Николя у нас, на постоянной основе. Значит, и жить она должна у нас.
   -- Я тебя поняла. Да, это проблема, действительно. Я нисколечко не возражаю, чтобы твоя мама, твои родители жили у нас. Но у нас тогда тесно будет. Значит, нужно расширять жилплощадь. Но, у нас с тобой две квартиры. Так что это не такая уж большая проблема. Как я сначала сказала.
   Затрагиваемый ещё перед свадьбой вопрос о том, сдавать Евину квартиру внаём или же продавать, был временно решён в пользу первого варианта, то есть уже более года в ней проживали жильцы. И предусмотрительно, хотя отчасти и случайно, квартиродатели не подписывали какой-либо договор о долгосрочной сдаче жилья, просто предупредили жильцов о том, что ежегодно срок продления найма будет устно оговариваться. И вот теперь нужно будет предупреждать жильцов о том, чтобы они заранее подыскивали себе новое жильё. И освободить квартиру Евы они должны будут к лету следующего года, пусть и не к началу, но не позже конца июля - через месяц как раз будет заканчиваться двухлетний срок проживания. За это время, - сейчас начался только ноябрь, - сделать это наверняка не составит особой сложности. Но желательно этот срок сократить, поскольку к тому времени у Рогозного и Фрейл уже должна быть новая расширенная жилплощадь. Будут ли жить родители у Александра с Евой и далее постоянно, супруги пока что не могли решить, к тому же нужно было знать мнение по этому вопросу старших Рогозных. И вот здесь Александру пришла в голову мысль.
   -- Ева, мы позже продадим и квартиру моих родителей. Она им не нужна будет.
   -- Ты в этом уверен?
   -- Уверен, на все 100 %. Мы не будем покупать квартиру большей площади. Мы просто купим две совмещённые квартиры, то есть на одной лестничной площадке - как бы дверь в дверь.
   -- Отличное решение! -- оценила идею мужа Ева. -- Не пойму, почему мне самой такая простая мысль сразу не стукнула в голову. Ты молодец!
   -- Фу! -- облегчённо, а скорее вздохнул Александр, -- наконец-то, они переедут в новую комфортабельную квартиру. Сколько я с ними ругался по этому вопросу. А так мы сразу двух зайцев убьём.
   -- Да, ты прав. Очень хорошее решение.
   -- Так, значит, нужно обращаться в риэлтерскую компанию и давать им заявку на такой обмен наших квартир, или просто покупку новых с продажей старых.
   -- Не нужно. У меня другая идея.
   -- Какая?
   -- Мы купим две квартиры в новом, только что построенном доме на одной лестничной площадке. Это та же твоя идея. Но кое-что мы сделаем лучше, нежели две отдельные квартиры - мы перестроим их так, чтобы был проход из одной в другую. Пробьём совмещённую дверь, наружные входы в квартиры останутся прежними. Квартиры будут и отдельными, и вместе с тем истинно совмещёнными.
   -- Да, это хороший вариант. Так действительно поступают. Правда, обойдётся нам это, наверное, дороже, поскольку капитальный ремонт, то есть облагораживание жилищ придётся делать. Там же будут только стены.
   -- Но зато сделаем так, как нам нравится, а не покупать готовое жильё, а потом снова делать в нём ремонт. То на то и выйдет.
   -- И это верно.
   -- Стоп, Саша! -- Ева радостно улыбнулась. -- Я ещё лучшее решение придумала!
   -- Да? И какое же?
   -- Мы же оба работаем в строительных, -- Фрейл выделила это слово, -- компаниях. -- Я закажу в компании две такие совмещённые квартиры. Но архитекторы разработают их так, чтобы вход из одной квартиры в другую вписывался естественным образом, чтобы он не был бельмом на глазу.
   -- Здорово! Вот это ты отлично придумала.
   -- Так, всё, тогда я завтра же вырвусь на работу, или послезавтра - предупреди, пожалуйста, свою маму, чтобы она на это время посидела с Коленькой. А я поговорю об этом на работе с Твердохлебом, а также попрошу производственный отдел, пусть он займётся этим вопросом. И ещё, пусть они перепланируют эти две квартире в том доме, который должен будет сдаваться обязательно в первом полугодии следующего года - ремонт ещё нужно будет делать.
   -- А район при этом тебе не важен?
   -- Ты знаешь, не очень-то и важен. А если квартиры будут и на окраине города, то тоже неплохо - зелёная зона, чистый воздух. При этом сообщение в новых районах хорошее, да и метро там обычно заблаговременно строят. Хотя я, конечно, посмотрю, какие дома где и когда сдаваться должны. Но, это менее важно. Тем более что мы всё равно на работу добираемся больше своими автомобилями. Да, может быть, времени чуть больше на дорогу доведётся тратить. Но зато парковка, надеюсь, будет под самим новым сдающимся домом.
   -- Ну, это может быть не так уж и быстро.
   -- Подумаешь, постоят пару месяцев автомобили на платной стоянке.
   -- Да я не о парковке говорю. Ремонт двух квартир может затянуться.
   -- Не затянется. Наши работники его же и сделают. Кстати, а вот этим займёшься как раз ты. Я пробиваю вопрос с квартирами в "Афине", а вопрос ремонта ты решаешь в "Козероге". По-моему, нормальное распределение обязанностей. Вы сами засадили меня "под домашний арест", я не могу бегать в "Афину" ещё и по этому вопросу, а ты в "Козероге" каждый день бываешь.
   -- Нет никаких возражений. Ты правильно решила. Сделает наша фирма ремонт, и такой, что пальчики оближешь. Всё по нашему заказу. Как здорово мы с тобой всё это решили! Но есть ещё один вопрос, и он немаловажный - финансовый. Плату за жильё нам нужно будет внести заранее, может быть, чуть ли не завтра. Свои квартиры мы так быстро не продадим, да и жить-то всё это время где-то нужно.
   -- Денег у меня на счету хватит. Хотя, конечно, крупные суммы снимать не хотелось бы - резко снизятся проценты. Хорошо, возьмём кредит с залогом под наши квартиры. А потом продадим их и выплатим кредит. Правда, не так уж легко продавать залоговую квартиру.
   -- Ерунда, -- возразил Еве Александр. -- Всё это вполне решаемо, и это я тебе как юрист говорю. Сейчас сделки по продаже квартир, находящихся в залоге у банка становятся массовым явлением. Только кредит нужно брать поскорее.
   -- Почему?
   -- Чтобы невыплаченный остаток кредита ко времени продажи квартир был как можно меньше. Кредиторы, хотя и не все, тогда согласны снять обременение перед подписанием договора купли-продажи и его регистрацией. Но в этом случае вся сделка проводится, так сказать  под чутким контролем со стороны банка. И такая услуга стоит 1 % от остатка по кредиту.
   -- Нормально. А кредит, так или иначе, всё равно нужно брать поскорее, потому что, как ты ранее правильно заметил, и плату за новое жильё нужно будет вносить заранее. Если вносить её перед самой сдачей, то, как ты знаешь, это дороже будет.
   -- Ну, есть ещё и другой способ продать залоговую квартиру, и, пожалуй, самый простой - найти покупателя квартиры, который внесёт собственные денежные средства, покрывающие остаток кредита перед погашением залога. В этом случае сделка по подписанию договора купли-продажи происходит в банке, который в связи с закрытием кредита выдаёт согласие на снятие обременения. Правда, таких покупателей не так уж много, а потому их ещё отыскать нужно.
   -- Тоже мне самый простой способ... Нет, это довольно обременительно. Будем действовать по первому указанному тобой решению этой проблемы. Вполне можно и пожертвовать 1-м процентом от суммы остатка кредита. Всё равно это будет намного меньше, нежели снимать "живые" деньги со счёта. Всё, решили и этот не такой уж простой вопрос. Теперь и у меня, и у тебя в ближайшее время появятся новые заботы. А к лету они даже возрастут. Но наше решение, как мне кажется, очень даже целесообразное - родителям и детям, конечно, желательно жить раздельно. Но на старости родители должны жить поближе к детям - сначала они смогут присматривать за внуками, а позже уже их дети должны будут присматривать за ними самими. Так что всё нормально, Саша.
   На этой Евиной тираде импровизированное "домашнее собрание" было закрыто. Словесные планы были завершены, на очереди в ближайшее время просматривались уже реальные дела.
  
  

ГЛАВА 8

Судьба распорядилась так

  
   Тверь, Тверская - родственные слова, существительное и прилагательное. При этом прилагательному может соответствовать множество существительных: область, обитель, мэрия, улица, площадь, набережная, епархия, больница, филармония, академия, фабрика, типография и т. д. и т. п. Но в данном случае имело место несколько иное и немного странное сочетание слов, например, в таком предложении: Тверская ... в Тверскую ... Но, если поставить пропущенные слова, то всё становится ясным: Тверская ехала в Тверскую область. Да, именно так оно и было - Аврора Аполлоновна Тверская ехала в Тверскую область. И ехала она не в сам областной центр Тверь, а в посёлок (или деревню) Монино. В этом посёлке располагалась исправительная колония строгого режима N 9, в которой сейчас отбывал наказание муж Тверской Виктор Фёдорович Козаков. Что же касается самой Твери, то Аврора Аполлоновна в ней никогда не была. Тверь (в 1931-1990-м годах - Калинин) была расположен на берегах реки Волга в районе впадения в неё рек Тверцы и Тьмаки, в 150 км (по автотрассе 209 км) на северо-запад от Москвы. Но от Твери до ИК-9 было ещё 250 км (больше чем до Москвы) - Монино располагался уже на юго-запад от областного центра. Если сложить последние два числа, то набегало почти 460 км - немалое расстояние. При средней скорости 60 км в час это составит более 7,5 часов. При скорости 70 км в час время, конечно, сократится на 1 час, но вот сократить его за счёт ещё большей скорости не удастся - дорога от Твери до Монина просто не позволит это сделать. В общем, поездка будет довольно утомительной.
   Поэтому Аврора Аполлоновна поехала (собственным автомобилем) другой дорогой - по Новорижскому шоссе (трасса Москва-Рига): Москва - Волоколамск - Ржев - Нелидово - Великие Луки - Резекне - Рига. Она доехала до населённого пункта Нелидово (- 325 км от Москвы), а это был районный центр Тверской области, и свернула влево. Примерно через 20 километров она должна будет быть на месте. Выигрыш составил более 100 км, а это существенно, да и скорость автомобиля по Новорижскому шоссе значительно выше, нежели по трассе от Твери до Монино.
   Виктор Козаков был осуждён в начале сентября 2012-го года. Преступление, которое он намеревался совершить, было очень серьёзное, а потому срок ему светил немалый. Наказание за заказное убийство предусматривало от 8 до 20 лет лишения свободы. Но, если предполагаемая жертва осталась жива, то срок мог быть и значительно ниже. При этом суд должен был учитывать сотрудничество со следствием и чистосердечное раскаяние, а также мнение потерпевшей стороны. По факту покушения на Еву Фрейл прокуратура возбудила уголовное дело по "статье 105 часть 1 через статью 30 УК РФ". В статье 30 УК РФ шла речь не о самом заказном убийстве, а об организации приготовления заказного убийства. В деле против Козакова и Татаринова следователи применили следующую формулировку: "Убийство, не доведенное до конца по не зависящим от преступника обстоятельствам". В итоге за совершённое преступление приговором суда Виктору Козакову было назначено наказание в виде 7,5 лет лишения свободы с ограничением свободы на 1 год, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Казалось бы не такой уж и большой срок за попытку убийства, но при назначении наказания суд учёл в качестве смягчающих обстоятельств первую судимость Козакова, наличие у него несовершеннолетней дочери, а также руководствовался тем, что потерпевшая не стала предъявлять Козакову никакого иска.
   А что означал такой термин как ограничение свободы? Ограничение свободы заключалось в установлении судом осужденному определённых ограничений: не уходить из места проживания в определённое время суток, не посещать определённые места и не выезжать за пределы территории соответствующего муниципального образования, не посещать места проведения массовых и иных мероприятий и не участвовать в них, не изменять место жительства или пребывания, место работы, учёбы без согласия специализированного государственного органа и тому подобное.
   Интересно, что Николай Татаринов, как наёмный киллер мог быть осуждён на меньший срок, нежели Козаков - к 7 годам лишения свободы соответственно с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. Причастность его к другим преступлениям, хотя полиция знала о них, так и не была доказана. Заказчик убийства был обычно главным фигурантом в подобном деле. Но Татаринов как раз получил больший срок - 15 лет, но уже по совокупности с убийством полицейского. В соответствии со статьёй 317 УК РФ за такое преступление было предусмотрено лишение свободы от 12 до 20 лет, либо пожизненное заключение. Ему даже немного снизили возможный срок за добровольное сотрудничество с полицией. Но, тем не менее, сидеть в колонии строгого режима ему доведётся ровно вдвое больше, нежели Козакову.
   Что же касается Козакова, то нельзя сказать, что он так уж быстро начал сотрудничать со следствием. Да, он сознался в готовящемся покушении на Еву Фрейл, но только под действием неопровержимых улик (признания Татаринова, фотографии, перевод денег), а вот раскаиваться он не спешил. Отчасти снизила ему срок, - косвенно, конечно, - его супруга, которая несколько раз приходила к нему на свидание в СИЗО и уговаривала мужа перестать быть таким категоричным. Ей это один раз разрешили даже ещё в ходе предварительного следствия (правда, не наедине, а в присутствии следователя и адвоката Козакова) в какой-то мере для того, чтобы она могла повлиять на своего супруга. А после предварительного следствия она встречалась с Козаковым уже и одна (если это можно было так назвать) - ведь она была не одной такой посетительницей, да и сотрудники полиции при этом присутствовали. Свидания обвиняемых с родственниками и иными лицами проводились под контролем сотрудников СИЗО в специально оборудованных помещениях (не в комнате на двоих) через разделительную перегородку, исключающую передачу каких-либо предметов, но не препятствующую переговорам и визуальному общению. Кроме того разговоры могли прослушиваться сотрудниками СИЗО. К тому же эти свидания были краткими, а вот длительные свидания в СИЗО с родственниками и иными лицами законом не были предусмотрены.
   Первый раз Тверская встретилась с Виктором одна, без дочери, да и потом вновь приходила на свидание с мужем без неё, хотя разрешалось и присутствие других родственников. Да, у дочери могли быть позитивные эмоции от встречи с папой, но сама остановка в СИЗО навеивала куда бо́льшие негативные эмоции, а потому Аврора Аполлоновна решила излишне не травмировать дочь. Она пришла на свидание к Виктору вместе с дочерью уже только в самом конце судебного разбирательства, как бы для длительного прощания дочери с отцом, да и Виктор попросил об этом - дочь он очень любил.
   А вообще-то, получение свидания с обвиняемым было непростым делом. Да, такие свидания разрешались, но только с письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело. Но как рассказывали Тверской, бывали случаи отказов следственных органов и судов в предоставлении свиданий - как мотивированные, так и по надуманным причинам. По закону могло быть предоставлено не более двух свиданий в месяц обвиняемого с родственниками и иными лицами продолжительностью до трёх часов каждое. Но разрешение выдавалось и действовало только на одно свидание. А потому Тверская встречалась с мужем в СИЗО всего четыре раза: практически как раз 2 раза в месяц - со средины июля по начало сентября. Несмотря на то, что Виктора Козакова задержали 28 мая, первое свидание с мужем наедине у Тверской состоялось именно в средине июля. Свидание родственников с обвиняемым наедине было предусмотрено лишь по окончании предварительного следствия, а оно должно быть закончено в срок, не превышающий 2-х месяцев со дня возбуждения уголовного дела, хотя часто и затягивалось.
   Авроре Аполлоновне это свидание с мужем запомнилось надолго. И не тем, что оно в чём-то было очень важным, а просто необычностью обстановки. Практически до начала июня 2012-го года Тверская никогда не бывала в подобных местах. Она могла говорить с мужем о том, о чём хотела она сама и о том, чего желал тот. Конечно, полной откровенности всё равно не было, - они оба знали, что их могут прослушивать, - но, тем не менее, это был свободный разговор, как бы сочинение, точнее изложение на вольную тему. Ведь при свидании с мужем в присутствии следователя и адвоката тема беседы была как бы заданной. Конечно, первым делом Виктор поинтересовался, каковы успехи у Юли, -- дочери Козакова и Тверской. Аврора Аполлоновна поведала мужу о последних новостях у дочери и у себя лично, а таковых было мало, и они перешли к темам сегодняшним.
   -- Витя, ты нашёл общий язык со следователем? -- спросила Тверская мужа.
   -- Какой у меня с ним может быть общий язык?
   -- Опять двадцать пять! Мы же говорили с тобой на эту тему. Ты намерен получить срок по полной программе? Но ты тогда не только не увидишь, когда Юля школу окончит, а вряд ли увидишь, как она и замуж выйдет.
   -- Вполне возможно, если она замуж выскочит сразу после школы, -- ухмыльнулся Виктор.
   -- Типун тебе на язык! Ну, что ты несёшь?! И это о своей дочери.
   -- Да я просто шучу.
   -- Дурацкие у тебя шутки, именно тюремные. И какие же они у тебя будут, когда ты выйдешь на волю. Да и когда это будет?
   -- Когда-нибудь да будет.
   -- Вот здорово! Когда-нибудь. И тебе не всё равно - через 5, 10, 15 или 20 лет?
   -- Ну, первое и последнее мне не светит, это точно. Так что в пределах 10-15 лет.
   -- Но можно и раньше десяти лет выйти на свободу.
   -- Не знаю, вряд ли. Если адвокат постарается.
   -- А тебе стараться не нужно?
   -- А как я должен стараться?
   -- Да рассказать буквально всё - что, как и почему. И главное - раскаяться, чтобы твоё чистосердечное раскаяние видел тот же следователь, а главное - позже сами судьи.
   -- С чего бы это я раскаивался? Та сука загнала меня в угол, я просто сопротивлялся.
   -- Она тебя убить хотела?
   -- Она меня моего дела лишить решила! А для меня в деле смысл жизни.
   -- А в другом месте ты бы работать не смог?
   -- Зачем мне работать в другом месте, это моя фирма!
   -- Только твоя, и ничья больше? А Рогозный, а те, у кого имеются акции фирмы?
   -- У кого имеются акции - те просто получают свои дивиденды. А Сашка... Ещё непонятна его роль в этом деле. Свои акции-то он продал, может, и меня заложил.
   -- Акции он продал уже после твоего ареста. А что ему оставалось делать - фирма-то начала на глазах разваливаться. Если бы не "Афина", то её точно уже бы не существовало.
   -- Ах, какие благодетели! Как они помогли всем, и в первую очередь, мне!
   -- Ты не ёрничай, -- одёрнула его супруга. -- Я боюсь, что вскоре и мне придётся свои акции продать, а, возможно, и твои - с твоего, конечно, письменного разрешения.
   -- С чего бы это?!
   -- Как это, с чего? Чтобы жить, чтобы дочь обеспечивать! О себе я уже молчу. Ты же практически на того киллера все свои деньги угробил. Остатки и почти все мои деньги пошли на поиски и услуги хорошего адвоката. Но деньги-то заканчиваются. А если они сейчас закончатся, то ничем твой хороший адвокат тебе не поможет - за "спасибо" он работать не будет.
   -- Да-а, это плохо, -- протянул Козаков.
   -- Конечно, плохо. Потому я тебе и говорю, что твоё спасение в твоих же руках. Что тебе стоит раскаяться? Язык у тебя хорошо подвешен, если будешь говорить искренне, то тебе поверят. Я тебя знаю хорошо, а потому чувствую, что в душе ты так быстро не раскаешься. Но для людей, для судей? - нужна твоя убедительность. Да и какая тебе сейчас разница. Всё равно тот твой киллер, как его - Там... Тат...?
   -- Татаринов, как я уже успел здесь узнать его настоящую фамилию.
   -- Вот, этот Татаринов будет говорить всё, чтобы выгородить себя. Ему ведь срок, как мне сказали, куда больший светит, нежели тебе.
   -- А почему намного?
   -- Да потому, что он офицера полиции убил. А там статья такая, что, вроде бы, могут и пожизненное ему дать. Так что он точно расскажет всё как на духу.
   -- А, да. Слышал я такое.
   -- Вот! И тебе что, не хочется поскорее выйти на свободу? Или ты уже привык здесь, тебе здесь нравится?
   -- Так, ты тоже не ёрничай. Кому здесь может нравиться?
   В общем, похоже было на то, что категоричность Козакова постепенно начала спадать. Но потребовалась ещё одна встреча с супругой и её пару записок-писем, чтобы Виктор в этом вопросе сдался. Таким вот образом он совместными усилиями адвоката, жены и своими заработал относительно небольшое наказание в виде 7,5 лет лишения свободы. Конечно, кому могло нравиться ограничение личной свободы, и это даже без учёта условий содержания под стражей - не царский дворец, не пуховая постель, да и питание не ахти какое, хотя и относительно калорийное - по установленным нормам. А уж в СИЗО питание было вообще довольно однообразное: различные каши (в основном, из перловки), суп, чай, селёдка и так далее. Хотя на большие праздники руководство следственных изоляторов и старалось несколько улучшить меню: салат какой-нибудь приготовят, вместо надоевшей перловки подадут гречку или рис, могли появиться в меню и котлеты. Тверская передавала мужу практически то, что и другие жёны арестованным супругам: чай, продукты быстрого приготовления: лапша (со вкусом курицы, свинины или говядины), крупы и картофельные пюре. Это была основная пища арестантов, так как её легко приготовить с помощью кипятильника. Ещё бульонные кубики, сливочное масло, солёное сало, мясные или рыбные консервы, овощи, фрукты, конфеты, печенье или пряники, мёд. При этом все передаваемые продукты должны были быть в прозрачной таре - полиэтиленовых пакетах или пластиковых бутылках. Никаких обёрток и банок: конфеты - без бумажек и в пакете; чай, кофе и другие сыпучие продукты следовало пересыпать из банок или бумажных упаковок в прозрачные пакеты. И, конечно же, передавались сигареты, тоже только россыпью. На первых порах Аврору Аполлоновну удивляло, зачем Виктору столько сигарет - курил он редко, чаще всего за компанию после какого-нибудь сабантуя.
   -- Витя, ты что, здесь смалишь сигареты одну за другой? - удивлялась она.
   -- Я их почти не курю, так, одну-две в день.
   -- Тогда зачем тебе их столько?!
   -- Понимаешь, сигареты - это здесь как бы разменная монета. Кроме того, ими можно поделиться с сокамерниками и тогда отношение будет лучше - сам не курю, а о товарищах позаботился.
   -- Понятно.
   Но эти свидания с мужем в СИЗО давно уже были пройденным этапом для Тверской, это было почти год назад. Да и были те свидания кратковременными, краткосрочными, как их называли, поскольку для подследственных, находящихся в СИЗО, разрешены именно только таковые свидания - обычно не более 2-х часов. А вот в колонии свидания могут быть как краткосрочными - до 4-х часов, так и длительные - на 3 суток. Если осужденный отбывает наказание в ИК строгого режима и находится в обычных условиях, то ему в течение года разрешается иметь 3 краткосрочных и 3 длительных свидания. В исправительной колонии N 9 отбывали наказание лица, впервые приговорённые к лишению свободы за совершение тяжких и особо тяжких преступлений. Кроме того Виктор пару раз звонил ей по мобильнику по разрешению начальника колонии. Значит, вёл он себя там нормально. Продолжительность телефонного разговора по инструкциям не должна была превышать 15 минут, при этом оплачивались звонки осуждёнными за счет собственных средств или средств их родственников.
   До сегодняшнего дня Аврора Аполлоновна уже пару раз побывала на краткосрочных свиданиях с мужем в колонии - один раз ещё в средине октября прошлого года и один раз в марте уже этого 2013-го года. И оба раза это происходило в субботу. За это время она могла ещё хотя бы раз встретиться с мужем, но не сделала этого - во-первых, зимой поездки не так уж и приятны, а во-вторых, ей не на кого было оставить дочь. А ехать вместе с дочерью к Козакову ей почему-то не хотелось. Пока что ей было достаточно и почтовой переписки с мужем, хотя осуждённым разрешалось по их письменному заявлению заменять длительное свидание краткосрочным, а само краткосрочное или длительное свидание - телефонным разговором. Но на сей раз Тверская выехала из Москвы ранним утром, чуть свет в четверг, - взяла пару отгулов, отпуск у неё был запланирован на август, - она планировала попасть в Монинскую колонию не позже 8 часов. Сейчас Аврора Аполлоновна ехала, а это было 13 июня на длительную встречу с мужем.
   При поездке на первое свидание Тверская по карте изучила маршрут своей поездки. И она нормально добралась до города Нелидово одноимённой с ней самой области. Но вот в самом этом районном центре она немного заблудилась. Ей пришлось остановиться на одной из улиц и обратиться за помощью к местным жителям. Мужчина, к которому она обратилась, рассказал Тверской, что ей нужно было свернуть налево в начале города. Но, поскольку она его уже проехала, то он указал ей, как добраться до следующего Т-образного перекрёстка. Там Авроре Аполлоновне снова предстояло свернуть налево. А потом, уже миновав железнодорожный переезд со шлагбаумом, прямо до посёлка Монино - 20 км. Перед штабом колонии, так он назвал её главное административное здание бледно-голубого или зеленоватого цвета, ей надлежало свернуть влево и поставить машину на стоянку.
   В машине Тверской не было автомобильного навигатора - она редко выезжала куда-нибудь за пределы Москвы, разве что к родителям, бабушке и дедушки Юли, которые жили в подмосковной Истре (- 70 км на северо-запад). Но дорогу туда, так же, как и саму Москву, Аврора Аполлоновна неплохо знала. А вот в машине Виктора такой автонавигатор был. Поэтому ещё перед второй поездкой на свидание с мужем Аврора переставила навигатор с машины мужа на свою, и научилась задавать на нём маршрут. Так она обезопасила себе от очередных блужданий в незнакомых местах.
   И вот на сей раз Тверская занялась знакомыми уже ей и незнакомыми процедурами - благо были и другие, уже опытные женщины, не первый раз приехавшие на свидание с мужем. Приехав на место, Аврора сообщила сотруднице колонии, так называемой свиданщице, к кому и зачем приехала. Та выдала Тверской два бланка заявления - одно на свидание (за 10 рублей) и за такие же деньги - на передачу, весом до 20 кг, в вес передачи входила и одежда. Аврора их заполнила и отдала свиданщице вместе с паспортом. Заявления о предоставлении свидания принимались обычно с 10:00 до 12:00, и занимать очередь в нужное окно следовало как можно раньше: если была возможность, то в пять-шесть часов утра, самое позднее - в восемь. Нужно было быть готовым к нервотрепке и длительному ожиданию: от подачи заявки до начала свидания могло пройти от 1-го до 3-х часов, которые Тверской предстояло провести в специальном зале ожидания. Очередь к нужному ей окошку Аврора заняла в 8:30 - не так уж и рано, но раньше она не успевала доехать. Для более раннего попадания в колонию ей бы довелось выезжать из Москвы примерно в полночь, но ехать ночью Тверская не намеревалась. Но, наконец, а это произошло уже примерно в 11:30, все предварительные дела были сделаны - свиданщица сообщила ей о том, что заявления начальником колонии подписаны. 
   После этого Тверская поднялась на второй этаж штаба, в бухгалтерию, где ей довелось оплатить КДС (комнату длительных свиданий) - стоимость КДС 320 рублей в сутки. Отдав квитанции об оплате КДС и передачи, сдав деньги, документы, ключи от машины и телефон, Аврора Аполлоновна получила под роспись маленький кухонный ножик. Затем её провели в саму комнату для свиданий, в которой провели личный досмотр вещей и продуктов, проверив и саму приезжую к мужу (карманы её лёгкой летней курточки, попросили снять туфли, приподнять платье и т. д.) - проверка наличия чего-нибудь запретного (деньги, наркотики, алкоголь). В комнате было чисто, имелась двуспальная кровать с постельным бельём, но крайне застиранным. Были в комнате также маленький диванчик, стол, стул, пару табуреток, телевизор и даже ДВД плейер. Пока не привели Виктора, Аврора показали и сопутствующие помещения. Общими помещениями были кухня, туалет и душ. Правда, вода на вкус была неважной, да и почти без напора. На кухне стояла электроплита, была и различная посуда, но разнокалиберная и старая. Имелись также 2 большие холодильники, пара электрочайников.
   Ещё примерно через полчаса привели, наконец, в камеру свидания и Виктора. Таким образом, общее время длительного свидания будет составлять несколько менее 3-х суток, поскольку выводят заключено со свидания (а значит, покидают КДС и его родственники) ещё до 11 часов, пока не приехали следующие посетители. Но и так хорошо - времени воровалось мало. Супруги сначала обнялись, расцеловались и только уже потом поздоровались друг с другом.
   -- Ну, наконец-то, -- произнёс Виктор, -- Уже почти год, как мы не были вместе.
   -- Ну, вместе мы были, и даже в этом году - в самом конце марта.
   -- Да я не о том.
   -- Я поняла, -- улыбнулась Аврора.
   -- Почему ты не могла раньше приехать на длительное свидание? - пусть даже не в прошлом году, а уже хотя бы в этом.
   -- Ну, сначала мы с тобой оба не в курсе были всех этих возможностей. А затем нужно было для начала мне ознакомиться с дорогой, да и с самим местом твоего пребывания.
   -- Долго же ты знакомилась.
   -- Долго. Но ехать зимой не очень-то приятное удовольствие. Да и Юльку куда мне было девать?
   -- Могла бы и с ней приехать, подумаешь, пропустила бы она пару дней занятий в школе. А сейчас почему с ней не приехала? Это ведь разрешается.
   -- Я знаю, что разрешается. Но мне сначала самой нужно было увидеть, какие здесь условия, а уж только потом ребёнка сюда тащить. Успею ещё и с Юлей к тебе приехать. Этих поездок ещё ой как много мне предстоит.
   -- Да, -- вздохнул Виктор, -- это точно, много ещё поездок, много мне ещё сидеть...
   -- Ну, теперь ты понял, что не проиграл от того, что сотрудничал со следствием? Могло ведь быть и ещё больше поездок.
   -- Понял. Ладно, хватит об этом. Ты лучше скажи, когда же ты с дочерью приедешь?
   -- Планирую ещё до конца лета, пока каникулы.
   -- Здравствуйте! Так быстро свиданку вряд ли дадут.
   -- Длительную не дадут, а краткосрочную дадут.
   -- Та-а, краткосрочную, -- фыркнул Козаков. -- Что такое 3-4 часа?
   -- Для тебя и для дочери этого достаточно. Чем она будет здесь заниматься трое суток? - по зоне бродить, что ли? Её туда не пустят, да и не нужно это ей. Кроме того, комната-то для свидания одна, нам в ней ночевать втроём нужно. Значит, мы всё равно с тобой наедине быть не сможем. Ты это понимаешь?
   -- Понимаю, -- недовольно протянул Виктор. -- Хорошо, ты права. Пусть Юля приедет хоть на кратковременное свидание - почти год её уже не видел. А сейчас она где?
   -- Отвезла её к маме в Истру.
   -- Понятно. Ладно, расскажи, что там нового в Москве, на работе в "Козероге", и в этой чёртовой "Афине".
   -- Ты сначала расскажи, как тебе здесь живётся. Это самое главное, а Москва, работа... - это всё мелочи. Ничего там особо нового нет.
   -- Да и у меня здесь тоже практически ничего нового нет. Почти обо всём я тебе рассказывал ещё в марте. С тех пор почти ничего не изменилось.
   Да, в марте, Козаков подробно рассказал ей о своём житие-бытие в колонии. Но ещё более обстоятельный разговор состоялся у супругов в первое их свидание в Монино. Тогда Тверскую, естественно, интересовал вопрос о том, как приняли Виктора его будущие сокамерники и какие у него с ними сейчас отношения. Ей довелось наслушаться различных небылиц или былей о том, что нередко новичков очень уж неприветливо встречают старожилы. И она этому верила - так частенько бывает и в других местах - школе, армии, работе и т. п., а что уж говорить о местах заключения.
   -- Нормально меня приняли, и нормальные у меня отношения с сокамерниками, -- успокоил её Козаков.
   -- Интересно, как же тебе удалось так быстро установить нормальный контакт? Ты же в таких местах впервые.
   -- А они тоже впервые. Это ведь колония для впервые осуждённых. Правда, некоторые уже отсидели значительный срок, а потому являются как бы старшими, их уважают и слушают.
   -- Ну вот! - отсидели значительный срок. И что, эти старожилы так запросто тебя приняли?
   -- Ну, не то, чтобы запросто, но вполне нормально.
   -- И как это тебе удалось, не зная тюремных обычаев?
   -- Кое-что я как раз знал. Меня немного подучили ещё в СИЗО. Вот там были и такие, кто не впервой в таких местах. Они-то меня и научили, как правильно поступить, как правильно знакомиться с будущими сокамерниками в колонии. И я их советы учёл.
   -- И как ты поступил?
   -- Ты знаешь, -- улыбнулся Виктор, -- всё произошло довольно любопытно.
   -- Почему любопытно?
   -- А вот почему. Когда меня завели в камеру и заперли за мной дверь, я обратился к присутствующим в камере: "Заключённый Виктор Козаков. Статья 105 часть 1. Мир честно́й компании!". Одни рассмеялись, другие просто понимающе, по-доброму улыбнулись. Первые, наверное, понимая, что компания как раз не такая уж и честная. Но я и произносил-то не че́стная, а именно честна́я компания. И вот вторая часть сокамерников это как раз и оценила.
   -- Почему?
   -- Да потому что честна́я компания - это почтенная, уважаемая.
   -- Вон оно что! Да, ты хитрец и молодец одновремённо.
   -- А то! Но эти же уважаемые старожилы так и сказали: "Это свой человек! Порядки он знает, и придерживаться их будет". И только потом уже: "Проходи, мил человек, располагайся. А потом расскажешь, каким же ветром тебя сюда занесло. 105-я - серьёзная статья".
   -- М-да, действительно интересно. Компания у тебя здесь и в самом деле не такая уж че́стная, да и неизвестно ещё насколько она честна́я.
   -- Хорошо, что тебя никто не слышит.
   -- А то что, не поздоровилось бы мне? -- улыбнулась Тверская.
   -- Не поздоровилось бы мне, что моя жена их не уважает. А многие из них уважения как раз заслуживают. Я наоборот, даже не знаю насколько они не че́стные.
   -- Прямо-таки, убийцы или бандиты могут быть честными?
   -- В отношениях между собой именно так. Ты знаешь, мне даже кажется, что тюремные законы, понятия, более справедливые. Я имею в виду не законы колонии, а законы тех, кто в них содержится. Жизнь по понятиям на порядок правильнее, чем жизнь без понятий. Понятия - вещь хорошая, потому что она справедливая. Если ты посмотришь свод тюремных воровских правил, то ты не найдёшь ничего, что будет тебя раздражать. В отношении других, на воле эти честные бандиты, как ты сказала, могут относиться и по-другому. Но там и жизнь другая, да и обстоятельства бывают разными.
   -- То есть они обстоятельствами как бы оправдывают свои грешные поступки, бандитские поступки?
   -- Ты знаешь, что-то вроде этого. И это справедливо.
   -- Справедливо?! Ты думаешь, о чём ты говоришь? Ладно, ты, к примеру, не убийца, хотя и покушался через других лиц на чужую жизнь. Но ведь многие из твоих сокамерников, наверное, именно убийцы - колония-то строгого режима, мелких воришек сюда не сажают. И они оправдываются обстоятельствами.
   -- Понимаешь, Аврора, почти все они признают свою вину. То есть признают, что именно они убили человека, искалечили и тому подобное. Но все они без исключения считают себя невиноватыми.
   -- Как это?! Убили человека и не виноваты?
   -- Да, именно так. Тот, кого убил конкретный индивидуум-заключённый, был виноват перед ним, он просто рассчитался с тем. Например, тот стащил у него что-то, обманул его, "кинул" так сказать в бизнесе, путался с его женой, сбил на пешеходном перекрёстке его ребёнка, да и многое чего другое. Пусть даже просто грубо оскорбил. Но он именно первым задел этого теперешнего зека, а тогда обычного гражданина. Возможно, наказание он понёс очень уж неадекватное своему поступку, но так уж получилось. То есть, до определённого момента многие теперешние заключённые были законопослушными гражданами. Но, появился некий раздражитель, очень сильный раздражитель - и всё перевернулось. Вот почему мои сокамерники, да и другие заключённые, даже признавая свою вину, считают себе не виноватыми. Нет здесь в колонии зеков типа Чикатило или английского Джека-потрошителя. Если кто и убил другого, то не потому, что жаждал крови, а потому что убитый был перед ним виновен. Таких маньяков, просто помешанных на убийствах, в мире единицы. Остальные и виноваты и не виноваты. Нет абсолютно белых, чистых людей. За всеми какой-нибудь грешок да водится. Только не обо всех это известно.
   -- Да, -- протянула Аврора, -- интересная трактовка. И ты тоже относишь себя к числу тех, кто ни в чём не виноват?
   -- Я не говорил, что ни в чём не виноват. Я или кто-то из других заключённых. Да, вина есть, но причина, основной виновник - именно другой. А что, в моём случае это не так? Ну, не повезло мне - судьба распорядилась так со мной. Значит, так уж на моём роду написано. Но ведь это именно так, Аврора! Я что, ни с того, ни с сего решил убить Фрейл? А она сама белая и пушистая? Чего она на меня взъелась? Сама ушла из фирмы, а меня она пыталась по миру пустить.
   -- Не пыталась Фрейл этого делать. Она просто хотела выгнать тебя с работы.
   -- Вот как?! Это что-то новое. Хм, просто выгнать с работы... А "Козерог" она разве не пыталась заграбастать?
   -- Нет, это не так. Ведь все, кроме тебя и Серовой по-прежнему в фирме работают. Но Алёну ты сам выгнал.
   -- А она этого не заслуживала?!
   -- Заслуживала. Но речь сейчас не о том.
   -- А о чём?
   -- Я хочу поговорить с тобой именно на тему Фрейл, тебя и "Козерога".
   -- Давай поговорим.
   -- Сейчас поговорим. Но у меня перед этим есть к тебе большая просьба - спокойно воспринимай всё то, что я тебе скажу. Иначе разговора не получится. Не принимай всё сразу в штыки, не выслушав до конца. Выслушай полностью, и спокойно, а потом можем всё обсудить. Хорошо?
   -- Хорошо.
   -- Нет, ты дай слово, что выслушаешь всё спокойно.
   -- Хорошо... Даю слово, -- Виктор был явно заинтригован тем, что ему может сообщить супруга, а потому так легко и согласился.
   В день своего ареста Виктор Козаков не мог понять, кто такая Ефросинья, приславшая ему SMS-ку с текстом: "За всё нужно платить". Он уже успел забыть о какой-то там студентке. Этой SMS-кой и приславшей её особой тогда заинтересовалась и полиция. Но когда Тверская всё им объяснила, они поняли, что неизвестная им Ефросинья к преступлению, содеянному Козаковым и Татариновым, никакого отношения не имеет. Позже, на одном из свиданий с Виктором в СИЗО, и то не на первом, - за другими, более насущными проблемами эта мелочь как-то забылась, - Аврора Аполлоновна растолковала и супругу о том, кто же такая Ефросинья и почему Козаков её точно знает. Но она до сих пор ни одним словом не обмолвилась Виктору, что Ефросинья и Ева Фрейл - это одно лицо. На предварительном расследовании и на суде она это не делала специально. Она, зная характер Виктора, прекрасно понимала, что такие знания только озлобят Козакова, и чего доброго он перестанет сотрудничать со следствием, постоянно проклиная в душе Ефросинью-Еву. Он, конечно, понял бы, что Ефросинья имела право ему мстить, - человек он был неглупый, - но он одновремённо разозлился бы на Фрейл за то, что та так долго водила его за нос, при этом даже более полутора месяца работая в "Козероге". Но и не говорить Виктору об этом вообще тоже было бы неправильным решением. И вот настал, как сейчас думала Тверская, самый подходящий момент. Она подсела поближе к Виктору, - сидели они на кровати, - и спросила:
   -- Витя, ты согласен с тем, что та девчонка-студентка Ефросинья имела право свести с тобой счёты? Ты её в своё время уволил с работы, вот и она тебя выгнала с работы. Точнее она тебя и не выгоняла, ты сам себя выгнал. Но SMS-ку она такую имела полное право написать? Так или не так?
   -- Так, -- угрюмо ответил Виктор, глядя себе под ноги. -- Но как она узнала о моём аресте, да ещё в тот же вечер?
   -- Этого я не знаю. Но хорошо, что с этим ты согласен.
   -- Согласен. Но я её выгнал за воровство. Да, её потом отчислили из университета, но это уже не моя вина.
   -- Да-а?! Совсем не твоя вина? И письмо в её университет ты не писал?
   -- Ой, ну хватит об этом. Писал. А чего она упиралась, вроде такая уж невинная?
   -- Потому что она и была невинной, а точнее - невиновной, -- улыбнулась Аврора.
   -- Прямо-таки!
   -- Да, прямо-таки!
   -- И откуда ты можешь это знать? Это она тебе наплела?
   -- Нет, не она.
   -- А кто?
   -- Алёна Серова. Она проговорилась мне, что сама подложила серёжки в сумочку Ефросиньи.
   -- Серова?! Сама?! Точно?
   -- Точно.
   -- Вот сучка! Значит, она не только пакостила фирме, но и до того, ещё десять лет назад была полной сволочью.
   -- Ты знаешь, Серова не такая уж сволочь. Да, когда она мне об этом рассказала, я её обозвала аналогично дрянью и выгнала из машины, видеть её не могла после такого признания. Но это были эмоции. На самом деле Алёна не была сволочью...
   -- Как же не была?! -- перебил Аврору Аполлоновну супруг, -- если она сливала информацию о фирме.
   -- Виктор, мы договаривались, что ты будешь слушать спокойно. Ты давал обещание. А сам кричишь.
   -- Ладно, извини, не буду больше. Это тоже эмоции.
   -- Я понимаю. Так вот, у Серовой просто был пунктик в голове о красивой жизни - и ты это знаешь. Вот она и стремилась любым образом раздобыть деньги для этой красивой жизни. Она не дура, и не сволочь, просто попалась на удочку - ей наверняка сказали, что ничего в этом особенного нет, мол, какие там секреты. Все обо всём знают, нужно только кое-что уточнить. Она наверняка понимала, что поступает плохо, но соблазн-то был большой, а деньги не пахнут.
   -- Ну, наверное, так и было. Я согласен, что Серова не была такой уж сволочью, да и не дура она - ты права. Но зачем же тогда она так подло поступила с той студенткой?
   -- Всё тот же пунктик о красивой жизни - студентка через год должна была стать неплохим специалистом, с неплохими деньгами. А кем в то время была Алёна? - какая-то секретарша, отвечающая на звонки и готовящая шефу кофе. Это обыкновенная женская зависть, и абсолютное отсутствие логического мышления, отсутствие в порыве всё тех же эмоций, помыслов о том, что ты делаешь.
   -- Ладно, пусть так. Но при чём здесь Алёна? Мы собирались говорить о другом человеке. Есть ещё одна сучка - Ева Фрейл. Вот уж сучка так сучка.
   -- Ты так думаешь? А Ефросинья сучкой не была? Если бы она тебе всё это устроила, то она бы имела на это право? - по твоему разумению.
   -- Имела бы. Я уже с этим согласился. Тем более что теперь я понимаю, что был тогда несправедлив. Не нужно было мне писать то чёртово письмо. Отчислить студентку после четвёртого курса... Господи, что с ней после этого случилось? А я даже ничего не знаю о её судьбе. Хотя и знаю, что она существует, SMS-ку ведь писала. Сейчас я готов даже перед ней извиниться. Только что ей мои извинения. А вдруг она сейчас нищая по моей милости?
   -- Она далеко не нищая, а наоборот - процветающая дама.
   -- А ты откуда это знаешь?
   -- Погоди, чуть позже об этом. Мне сейчас очень понравились твои слова, что ты готов перед ней извиниться. У тебя будет такая возможность, конечно, уже по выходу из колонии.
   -- А ты что-то знаешь о судьбе этой Ефросиньи?
   -- Знаю, и немало.
   -- Откуда?
   -- Она мне сама поведала, да и так я много чего знала.
   -- Ты что с ней встречалась?
   -- Встречалась. И ты с ней встречался.
   -- Не видел я такой уже более десяти лет.
   -- Видел, Витя. Ты год назад говорил, что и Ефросиньи не знаешь.
   -- Ну, ладно, говорил. Запамятовал я тогда, тут обо всём забудешь, когда понимаешь, что светит тебе небо в клеточку.
   -- Я понимаю. Я не к тому сказала, чтобы уколоть тебя. Просто ты хорошо знаешь сегодняшнюю Ефросинью.
   -- Да-а?
   -- Да, Витя. Это Ева Фрейл.
   -- Что?!!! Ну и шутки у тебя идиотские!
   -- А это не шутки, Витя. Так оно и есть на самом деле.
   -- Серьёзно?!
   -- Очень даже серьёзно.
   -- Да этого не может быть! Фрейл совсем не похожа на ту студентку.
   -- Ты просто ту студентку уже плохо помнишь. Да, Фрейл здорово изменилась более чем за 10 лет. Но это именно она, некоторые черты её лица узнаваемы. Мне в январе Костышин говорил, что черты лица Фрейл ему знакомы, вот только он не мог понять, где он с ней ранее встречался.
   -- И Фрейл тебе сама сказала, что она та самая студентка?
   -- Да, она сама мне в этом призналась. А потом и я, всё сопоставив, поняла, что Ефросинья Тщедушная и Ева Фрейл - это одна особа.
   -- Ты даже фамилию её запомнила? Вот это да! - фамилия-то непростая.
   -- Нет. Это она мне её напомнила. Но это всё мелочи, Витя. Ты вот что мне скажи - а у Евы Фрейл ты тоже согласен просить извинения, как у Ефросиньи? Относительно последней ты сам это сказал, никто тебя за язык не тянул.
   -- У Евы Фрейл извинения? Ещё чего!
   -- Тогда ты непоследователен. Или я не права?
   -- Да, непоследователен! Но Фрейл я не могу простить, она меня сюда засадила.
   -- Не обманывай сам себя - ты сам, по своей воле сюда угодил, а точнее по своей глупости.
   -- Но ведь она тоже виновата!
   -- Угу, понятно. Возвращаемся снова к разговору о первопричинах. Я сделал то-то и то-то, но я не виноват.
   -- Но ведь так оно и есть!
   -- Нет, не так. Первопричина - это ты сам. Разберись ты 11 лет назад нормально в ситуации с серёжками Алёны, и никакой первопричины, никаких последствий не было бы.
   -- Почему ты её защищаешь?
   -- А Ефросинью я имею право защищать? -- молчание со стороны Козакова. -- Тогда почему я не имею право защищать Еву Фрейл?
   -- Господи! Ну, и новости ты мне сообщила. Лучше бы и не сообщала.
   -- И ты бы всю жизнь ненавидел Фрейл? А ещё, чего доброго, за старое бы принялся?
   -- Нет, за старое я приниматься не собираюсь. Достаточно мне последствий предыдущего.
   -- Это уже хорошо. Нельзя жить с ненавистью, Витя. Тогда ты и Еву Фрейл постепенно простишь. Ты прекрасно понимаешь, что она не собиралась тебя посадить за решётку. Да и сама она мне так сказала. Она говорила, что просто хотела выгнать тебя с работы, как и ты её когда-то. Всё справедливо. Но при этом она сказала, что ты хороший работник, и свободно мог устроиться в другом месте.
   -- Даже сказала, что я хороший работник?
   -- Именно так, я не приукрашиваю.
   -- Странно. А ты что, с ней долго беседовала обо мне? И кто был инициатором беседы?
   -- Инициатором беседы была Фрейл. Я, конечно же, сначала вообще с ней говорить не хотела. И здесь я не приукрашиваю, я была тогда зла на неё.
   -- В это я как раз верю.
   -- Так вот, беседовать с ней я не желала, но в итоге расстались мы очень хорошо. Я даже, неожиданно для самой себя, поблагодарила её за этот разговор.
   -- Интересно.
   -- Да, так вот интересно. Ты знаешь, она очень хороший человек. Я за последний год имела возможность в этом убедиться.
   -- Прямо-таки очень хороший?
   -- Да, Виктор, хороший. Не ехидничай. Она в пору своего студенчества была хорошим человеком, и в этом плане она ничуть не изменилась.
   -- Хм, всё равно странно. Но странно ещё и другое - от твоих объяснений у меня даже постепенно пропадает злость на неё. Хотя мне ой как на неё злиться нужно.
   -- На себя тебя злиться нужно.
   -- Это я тоже понимаю. О, а почему она была инициатором беседы с тобой? Что ей от тебя нужно было?
   -- Ей нужно было, -- улыбнулась Тверская, -- чтобы я не уходила с работы. Я ведь решительно намеревалась покинуть "Козерог", подала заявление, и на все уговоры Рогозного не поддавалась. А Фрейл настойчиво просила меня не покидать фирму.
   -- Настойчиво просила...? Ещё более чем странно!
   -- Да ничего странного в этом нет, Витя. Фрейл хотела сберечь квалифицированные кадры. Или ты считаешь, что я плохой специалист?
   -- Нет, я как раз знаю, что специалист ты хороший. Но Фрейл...
   -- А она тоже прекрасный специалист, а потому в людях разбирается. В общем, я согласилась с её доводами, а они были очень убедительными.
   -- И каковы же эти доводы?
   -- Главный довод - это наша дочь. Я должна была думать и заботится о ней. Мы ведь хотим, чтобы Юля после школы в институт поступила. У меня в "Козероге" была постоянная и хорошо оплачиваемая работа. А уйдя, я не знаю, где бы устроилась. А деньги, как я тебе говорила, подходили к концу. И я прекрасно понимала, что их ещё много уйдёт на твою защиту.
   -- Надо же, Фрейл заботилась о нашей дочери.
   -- Витя, не будь таким категоричным и несправедливым к Фрейл. Повторяю, она хороший человек. Я тебе не вру. И ты, я думаю, поверишь мне.
   -- Ну и дела! Не ожидал я такого разговора. Но сейчас я даже немного изменил мнение - хорошо, что ты всё рассказала.
   -- Конечно, хорошо. И тебе есть над чем подумать.
   -- Это точно! Думать - не передумать. Ладно, пусть пройдёт некоторое время. Разберёмся!
   -- Ну и отлично! Я лично очень довольна нашим разговором. Но ещё больше я довольна тем, что у тебя постепенно пропадает излишняя резкость и категоричность. Ты ведь, в сущности, хороший человек, -- Аврора пододвинулась к Козакову и прижалась к его плечу.
   -- Подлизываешься?
   -- Подлизываюсь, -- радостно улыбнулась Тверская.
   -- Понятно, -- удовлетворённо протянул Виктор, обнял Аврору и прижал к себе. -- Всё, на этом конец всем разговорам о работе, Фрейл и прочих. Сейчас есть только ты и я...
  
  

ГЛАВА 9

Осмысление пройденного

  
   Так, за хлопотами незаметно заканчивался текущий год. Семейство Рогозных постепенно начали реализовывать свои намеченные планы. Не всё, конечно, происходило так быстро, как это планировали Ева с Александром. После разговора о квартире ни завтра, ни послезавтра Фрейл вырваться в 'Афину' не смогла, а затем наступили выходные. Но вот в воскресенье у них был как раз проведен расширенный семейный совет, уже вместе с родителями Саши. После непродолжительной дискуссии решение молодёжи было признано целесообразным и единогласно утверждено. Вот теперь на будущей неделе уже нужно было "закачивать рукава". Вопросов было немало, и на первых порах больше была задействована мама маленького Николя. За один раз решить все вопросы, связанные со стройкой оригинальных совмещённых квартир, конечно же, решить было невозможно. А потому Еве довелось несколько раз, с временными разрывами, посещать компанию. Но это было нормально, поскольку одновремённо Фрейл вникала и в некоторые производственные вопросы.
   Кредитом занимался Александр, и ему довелось тоже побегать, поскольку нужно было отыскать покладистых кредиторов, которые смогли бы выполнить намеченные им условия по возвращению кредита, связанные с продажей квартир. Рогозный был хорошим юристом, но правом подписи и печати для решения бытовых вопросов он не обладал, а потому довелось ему ещё и обращаться в нотариальную контору, и в первую очередь по вопросу переоформления Евиной квартиры на него. Ведь не могли кредиторы выдавать кредит под залог квартир, принадлежащим разным людям, пусть даже и связанными брачными узами - у каждого из них была недвижимость, приобретённая ещё до брака. В общем, работы хватало, потому-то именно так незаметно для Александра и Евы закончился текущий год. Но к приходу нового 2014-го года все намеченные ими планы были успешно реализованы. Теперь на полгода (возможно, немногим меньше) устанавливалось временное затишье. А вот в начале лета забот значительно прибавится.
   Новый год на сей раз они встречали не в компании с гостями, а просто по-семейному, хотя на второй день пришедшего года теперь уже их навестили Татьяна и Дмитрий Ковровы со значительно подросшим Алёшенькой. Как-то незаметно (в основном для Рогозного) прошли новогодние праздники, а согласно постановлению, период зимнего отдыха составил 8 дней - с 1-го по 8-е января 2014-го года. А далее время протекало для Александра и Евы уже более размеренно.
   Примерно через полтора месяца Александр обратил внимание, что в спальне на тумбочке со стороны спального места Евы, а рядом стояла и кроватка Коленьки, лежит пара каких-то книг. Оказалось, что это книги из той серии религиозных книг, которые Еве полтора года назад подарила мама Майкла Крейга. Остальные книги, а всего их было пять или шесть, Рогозный видел в самой малой по площади комнате, приспособленной под общий кабинет супругов. Но они лежали сейчас на журнальном столике, ранее же все книги стояли вместе на одной из книжных полок. Раньше Александр не обращал на них внимания, поскольку не заметно было, чтобы их читали. А вот книги в спальне Ева точно просматривала. Да, она их просматривала и раньше, ещё где-то в конце 2014-го года, но именно просто просматривала, пару раз при Александра пролистывая их. Это было, очевидно, некоторое ознакомление с такого типа литературой без серьёзного ознакомления. А вот сейчас, похоже, ознакомление, и даже изучение было более пристальное, поскольку в одной из книг Саша увидел аккуратную закладку. Ничего странного в чтении этих книг, вроде бы, и не было, ведь Фрейл целыми днями находилась одна в квартире, - за исключением прогулок с сыном на свежем воздухе, - и свободного времени у неё было предостаточно, поскольку ежеминутного внимания подрастающий малыш не требовал. Можно было найти время и для чтения литературы, не всё же время сидеть у телевизора, тем более что днём интересных передач было крайне мало. Но вот сам жанр этой читаемой литературы вызывал у Рогозного некоторые вопросы. Ева, как с недавнего времени и он сам, были крещены, но особо набожными они не были, и даже церковь практически не посещали - так, иногда по случаю. Неужели Ева так сильно "ударилась" в религию? Да, многие люди постепенно приобщались к религии, но чаще всего это происходило в более старшем возрасте, а ведь Фрейл только летом этого года должно было исполниться всего лишь 32 года. В общем, этот вопрос требовал ответа. И вот в один из последних дней февраля во второй половине дня Александр спросил супругу:
   -- Ева, ты серьёзно увлеклась книгами, которые привезла из Австралии?
   -- Я ими нельзя сказать, что серьёзно увлеклась, просто я их серьёзно читаю. Не привыкла изучать что-либо поверхностно.
   -- Это я знаю. А зачем так уж серьёзно? Разве для общего ознакомления с религией так уж нужно серьёзное изучение?
   -- Именно так, Саша. Именно в этом вопросе нужен очень серьёзный подход. Ранее Библия и другие книги писались, хотя и на русском языке, но на старорусском, или, как меня когда-то проинформировал Майкл, на староболгарском языке. Сейчас они более-менее написаны современным языком, но всё равно многие вещи не так уж понятны, их приходится хорошо осмысливать. Кроме того так же хорошо нужно осмысливать и то, почему так или иначе говорил Господь, Иисус или другие божественные пророки. А ещё и разбираться в том, почему именно такие законы, уставы или заповеди прописаны. И всё это очень серьёзно.
   -- Ну, хорошо, это понятно. Но зачем тебе всё это? Ты же не собираешься становиться каким-нибудь богословом?
   -- Не собираюсь. Но знать это всё необходимо. В той же Библии много интересных вещей имеется. А заповеди, как ты и сам, наверное, знаешь, очень толково составлены. И если бы все люди придерживались их, то мы бы жили сейчас на Земле, как в раю. Но практически ни одна заповедь массой людей, увы, не выполняется. Поэтому мир и переполняет Зло.
   -- Много людей эти заповеди выполняют, хотя, наверное, ты права, и не все.
   -- Согласна, много, но далеко не большинство. И далеко не все заповеди, а как бы выборочно. А ведь те же десять Заповедей в Советском Союзе были взяты за основу при написании Морального кодекса строителя коммунизма. Кроме, пожалуй, трёх из них, в которых речь идёт об отношении человека к Господу. Что касается остальных, то это понятно, ведь именно эти Заповеди являются декларацией христианских нравственных ценностей. А они при любом режиме в стране должны оставаться постоянными.
   -- Должны, но не остаются.
   -- Именно так, вот это как раз и плохо.
   -- Ладно, в этом вопросе у нас, вроде бы, взаимопонимание. Но, что ты почерпнула полезного из чтения той же Библии или другой книги?
   -- Многое. Правда, это в целом. А сейчас меня занимает один конкретный вопрос.
   -- И какой же?
   -- Правильно ли я жила всё это время?
   -- Вот те на! А ты сомневаешься в этом? Я не могу себе представить, что ты жила неправильно, нечестно, так сказать.
   -- Речь не идёт о честности. Хотя немного затрагивает и этот вопрос.
   -- А о чём тогда идёт речь?
   -- О том, правильными ли были в жизни все мои поступки.
   -- А почему они могли быть неправильными?
   -- Ну как. Ты помнишь, мы года три назад обговаривали тему наказания с моей стороны тех же Козакова и Серовой. И ты на первых порах спорил со мной.
   -- Было такое дело, но потом же я соглашался. Ты приводила достаточно весомые аргументы.
   -- Так ли уж они были весомы? Или просто ты не хотел находить убедительные контраргументы, поспешив соглашаться со мной?
   -- Ты что, считаешь, что те подонки парни, Виктор и Алёна понесли незаслуженное наказание?
   -- Не знаю, как в отношении Сергея и Артёма, они были как бы рецидивистами в своём мерзком деле, занимаясь этим более 10 лет. Но вот в отношении других...
   -- А что, других? Они что, не виноваты были перед тобой?
   -- Виноваты, конечно. Но так ли уж велика была их вина?
   -- Ничего себе! И это Виктор Козаков не виноват?! Он, из-за которого по сути был убит старший лейтенант полиции Алексей Соломатин, и кто заказал киллера, чтобы тот убил тебя саму?! Ева, о чём ты говоришь?!
   -- С Козаковым, тоже более-менее понятно. Он сам засадил себя в тюрьму. Хотя и я приложила к этому руку?
   -- Каким ещё образом? -- удивился Рогозный.
   -- Начав мстить ему. Я довела его до отчаяния, после чего он и нанял киллера. Может быть, мне не стоило мстить ему...
   -- Да-а-а, ну и разговорчики у тебя пошли? Ты же сама говорила, что зло должно быть наказано. И я с этим полностью согласен.
   -- А вот Господь думает по-другому.
   -- И как это по-другому? Ты имеешь в виду его заповедь "Не убий!"? Но ты же никого и не убивала.
   -- Нет, я имею в виду не эту заповедь, а кое-что другое.
   -- Что?
   -- Ты такое изречение, наверное, тоже слышал. Хотя и пропускал его мимо ушей. А зря. А оно, наверное, правильное. Господь наверняка не зря это говорил.
   -- И что он говорил?
   -- Вот что он говорил: "Прощайте, и прощены будете". Это сказано в писании от Луки. А в Евангелие от Матфея поясняется, почему так следует поступать: "Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный, а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших". И ещё, в других книгах написано: "Будьте друг ко другу добры, сострадательны, прощайте друг друга, как и Бог во Христе простил вас". А библия как раз и учит, что каждому из нас необходимо получить прощение Бога. Почему? Потому что все мы - грешники. Мы все согрешили против Бога и нуждаемся в Его прощении. Бог ненавидит грех. И поэтому не исповеданный и нераскаянный грех становится между нами и Богом, портя наши взаимоотношения с Господом.
   -- О, Господи! -- воскликнул Александр. -- Ну и наговорила ты сейчас - даже я Господа помянул. Ты что, всё это наизусть выучила?
   -- А что здесь учить? Многие молитвы намного обширнее, но люди же их запоминают, и даже неграмотные, или не совсем грамотные люди.
   -- Ладно, понятно. Да я слышал первое выражение, но просто не рассматривал его в таком аспекте. И что, так уж всем прощать нужно - даже своим врагам?
   -- А прощение и нужно, чтобы не было врагов. Конечно, не так быстро, как я это понимаю, это может произойти, но к этому, по крайней мере, нужно стремиться. В писании говорится, что если враг твой голоден, накорми его; если жаждет, напой его: ибо, делая сие, ты соберёшь ему на голову горящие уголья. Не будь побеждён злом, но побеждай зло добром.
   -- Ничего себе! Кормить и поить своего врага. Я этого не понимаю, враг обязан получить должное!
   -- А он и получит, только наказание Господнее. Мне об этом говорил и Крейг, но я тогда была категорически с ним не согласна. Майкл указывал на такую фразу Господа: "Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию". Ибо написано: "Мне отмщение, Я воздам!". Аз воздам!
   -- Нет, такое отмщение не по мне. Так человек никогда и не увидит, как будет наказан твой враг. Я понимаю, что, возможно, на суде Божием ему и воздастся, но мне от этого знания вряд ли легче станет.
   -- Примерно то же самое и я тогда говорила Майклу.
   -- И правильно! А сейчас ты что, уже поменяла свою точку зрения?
   -- Ещё не знаю. Но она у меня действительно постепенно меняется. Помнишь, я тебе приводила цитату из письма Чарли Чаплина своей дочери Джеральдине.
   -- Помню, -- улыбнулся Александр. -- Чаплин хорошо сказал, умный человек.
   -- Ты прав. Чарли Чаплин был хорошим клоуном, хорошим актёром, но он был ещё и хорошим человеком. Когда он писал письмо, - а это была Рождественская ночь 1965-го года, - ему было уже 76 лет, а дочери - всего 21, она только-только начинала свою карьеру танцовщицы Английского королевского балета в Париже. А затем она сыграла более чем в 100 фильмах. Ладно, я немного отвлеклась. Так вот, Чаплин написал в письме дочери и такое: "В полночь, когда ты выходишь из огромного зала, ты можешь забыть богатых поклонников, но не забывай спросить у шофера такси, который повезёт тебя домой, о его жене. И если она беременна, если у них нет денег на пелёнки для будущего ребенка, положи деньги ему в карман". И далее, немного ниже: "С этим письмом посылаю тебе чековую книжку, чтобы ты могла тратить, сколько пожелаешь. Но когда истратишь два франка, не забудь напомнить себе, что третья монета - не твоя. Она должна принадлежать незнакомому человеку, который в ней нуждается. А такого ты легко сможешь найти. Стоит только захотеть увидеть этих незнакомых бедняков, и ты встретишь их повсюду". Понимаешь, Саша, людям нужно помогать.
   -- Понимаю. Помогать нужно. Но не обязательно при этом травить свою душу. Ева, нечего тебе больше делать, как ковыряться в этих книгах и в своих воспоминаниях. Что сделано, то сделано, и назад ничего не воротишь.
   -- Я понимаю, что не воротишь. Но вот хоть как-то поправить можно.
   -- То есть, например, вытащить Виктора Козакова из тюрьмы? -- съехидничал Александр.
   -- Я понимаю тебя, Саша. Ты просто таким способом, такими своими высказываниями стараешься по-своему как бы оберечь меня от печальных мыслей. Я прекрасно понимаю, что в отношении Козакова сейчас уже ничего не получится. Да и в отношении других моих недругов, которые видят небо в клеточку. Но это только сейчас. А позже, если нельзя исправить, то можно будет хотя бы немножко поправить.
   -- Каким образом?
   -- Помочь им. Помочь стать нормальными людьми. Если по выходу из тюрьмы, колонии от них все отвернутся, то они запросто могут стать рецидивистами.
   -- Ты хочешь возложить на себя функции воспитательного органа? Возиться с ними как с детьми?
   -- Нет, конечно. Просто помочь им. А уже от них самих будет зависеть, захотят ли они стать нормальными, порядочными людьми. Ты, кстати, вовремя упомянул о детях.
   -- Да-а? -- иронично протянул Рогозный. -- А дети-то здесь при чём.
   -- А ты представь себе такую ситуацию: твой сын, наш сын через пару лет подрос и набедокурил. А затем снова повторил свои проказы. Он ребёнок, а потому ничего серьёзного он не сможет сделать. Но он, всё же, виноват. И ты что, его постоянно будешь наказывать, ты не сможешь его прощать? Кем тогда он вырастет? - сначала озлоблённым маленьким человечком, а потом уже и озлоблённым взрослым человеком.
   -- Ну, сравнила! Маленький ребёнок не может быть преступником. Конечно, его нужно прощать, хотя порой для острастки можно и наказать, чтобы знал, что не всё ему позволено делать. Я имею в виду что-то плохое.
   -- Я тебя поняла. А я вот где-то ранее прочитала, что, например, японцы своих детей до пяти лет вообще не наказывают, им до этого возраста позволено делать всё. А теперь сравни всегда приветливых японцев и, чаще всего, наших угрюмых русских, которых порой в детстве не просто наказывают, поставив в угол, а во многих случаях просто избивают. И сравнение явно не в нашу пользу.
   -- И что, маленьким япошкам разрешают абсолютно всё, даже серьёзные шалости? А как же их тогда воспитывают?
   -- Воспитывают внушением, объясняя, что такое хорошо, и что такое плохо - почти по стихотворению Владимира Маяковского у меня получилось, -- улыбнулась Ева. -- До 5 лет ребенок в японской семье как бы король! Ему нельзя ничего запрещать. Если он делает что-то не так, родители с дружелюбной улыбкой стараются его отвлечь. Ребёнок в этом возрасте познаёт мир и ему очень трудно понять, почему ему что-то запрещают. Он ещё не может выстраивать логические цепочки. Например, если он уронит тарелку с кашей на пол, то твои крики о том, что теперь тебе придётся убирать за ним или варить снова кашу, для него ничего не значат.
   -- Понятно. А после пяти лет?
   -- А вот после 5 лет в Японии у детей детство практически заканчивается. С этого возраста родители ставят перед ребёнком конкретные требования и задачи, они начинают прививать ему основы правильного поведения и умение прижиться в коллективе. Но это не означает, что они добиваются результата ремнём. Внушение и объяснение, объяснение и внушение. И только так!
   -- Ладно, я понял, к чему ты ведёшь. Я своего сына и не планировал наказывать физически. Но за твои объяснения всё равно спасибо.
   -- Я это и так знаю, верю, что ты на сына руку не поднимешь. Но я не для того привела тебе примеры с детьми.
   -- Хорошо, я понял. Но так быстро я свою точку зрения в вопросе прощения недругов не поменяю.
   -- А я к этому и не стремлюсь. Мне и самой нужно хорошенько во всём разобраться.
   -- Так, ты говорила о тех, кто сейчас находится в местах заключения. Но есть один человек, который на свободе, и, скорее всего, по-прежнему проживает в Москве.
   -- Ты о Серовой? Я помню о ней. Но с ней-то как раз всё проще. Ты сам сказал, что она, скорее всего, проживает в Москве. Поэтому её отыскать труда не составит. Но о ней я буду думать, когда уже выйду на работу. Да и о других тоже. У меня сейчас просто связаны руки. Я и на работу вырываюсь только иногда, как ты знаешь. Но вот об одном человеке я, всё же, должна навести справки ещё до своего выхода на работу.
   -- О других после выхода, а об этом до? И чем он заслужил такую твою привилегию? И о ком ты вообще речь ведёшь?
   -- О Юрии Шемякине. Он был осуждён раньше всех. У него срок, насколько я знаю, ещё не закончился, но он мог выйти и досрочно - судимость не такая уж строгая.
   -- А кто это? Я что-то из твоих рассказов не помню такого.
   -- А, точно. Я тебе о нём не рассказывала, как-то выпустила из виду, занятая другими. Был у меня до встречи с тобой такой приятель - одной скучновато жилось. Любви особой не было, да и он просто оказался альфонсом. Поэтому я абсолютно не жалела о расставании с ним. Кроме того, он пытался меня ограбить, но я это предусмотрела, а потому заявила на него в милицию.
   -- Не понял. И что, милиция приняла у тебя заявление о твоих просто подозрениях?!
   -- Нет, не так всё было. Просто долго рассказывать. Я позвонила в милицию, когда он с сумками награбленного у меня имущества направился в аэропорт. Там его и задержали. Он пытался ещё и деньги своровать, но ему не удалось открыть мой сейф. Так что пришлось ему довольствоваться различными бытовыми вещами. Но именно это и мучает меня - я его засадила за решётку как бы по мелочам. Ну, ладно, украл он у меня вещей примерно на 5 тысяч долларов. И что, я не могла себе это компенсировать? Могла запросто. Правда, у него это был рецидив, как мне в милиции сказали - он и раньше своих сожительниц обчищал. Но мне-то что до других. А вот его я могла спокойно простить ещё тогда. Но, увы, это я сейчас так думаю, а тогда... В общем, перед ним я наибольше виновата, а потому хочу навести справки о его судьбе.
   -- Каким образом? Через Диму?
   -- Попробую через Дмитрия, а там видно будет. Если что, то подключу ещё и Володю Гладышева. Но это в том случае, если Носову не удастся ничего выяснить. А такое вполне может быть, судили Шемякина не в нашем районе. Так что, наверное, официальный запрос Дмитрий отправить не сможет. Ладно, хватит на сегодня об этом. Вон, уже и Коленька проснулся - да и пора его уже кормить.

* * *

   Через пару дней, когда Рогозный вернулся после работы домой, он застал какую-то расстроенную Еву.
   -- Что случилось? -- испуганно спросил он жену. -- С Коленькой что-то?
   -- Нет, всё нормально.
   -- Но ты же сидишь явно расстроенная.
   -- Есть такое немного. Но это совсем по другому поводу. Я сегодня несколько раз звонила Диме Носову, но он ни разу со мной на связь не вышел.
   -- Ну, такое может быть, -- успокоился Александр. -- Значит, он на задании - мобилку или не брал или же не может ею пользоваться в данный момент. Ты ему звонила по поводу того Юрия?
   -- Ну да.
   -- Позвонишь завтра, послезавтра. Куда тебе спешить?
   -- Да мне хотя бы узнать - сидит Шемякин или уже вышел на свободу.
   -- Когда он был осуждён и на сколько?
   -- Он был осуждён в январе 2011-го года. Я присутствовала на суде в качестве потерпевшей, правда, всего один день. Но я потом узнала у следователя - Юрию присудили 3,5 года колонии общего режима.
   -- Что-то маловато ему дали за ограбление нескольких женщин.
   -- Да нет, нормально. К тому же не всё удалось доказать. Он отрицал связи с другими женщинами.
   -- Ладно, с этим понятно. Если он был осуждён в январе 2011-го, то выйдет в этом году, но только в июле.
   -- Спасибо за такое ценное сообщение, -- уже иронично улыбнулась Ева. -- А то я сама не могла это подсчитать. Но он мог уже выйти, как там называется - за хорошее поведение. Понимаешь?
   -- Мог, конечно, выйти и досрочно. Если всё осознал, и если у него характер нормальный, то есть не было у него никаких нарушений в колонии. А в какой колонии он сидел, или сидит?
   -- Понятия не имею.
   -- Позвони следователю, который вёл твое дело, спроси у него.
   -- Да при чём здесь следователь. Так он и интересуется, куда посадили того или иного задержанного им преступника. Полиция передала дело в суд и всё. Дальше уже не её заботы.
   -- И то верно. Ладно, свяжешься с Дмитрием чуть позже, он выяснит. Ничего день-другой не поменяет - твой Шемякин или ещё сидит либо же уже вышел. Не сокращают срок на месяц или два - обычно это год, полгода.
   -- Хорошо, позвоню Диме в ближайшие дни вновь.
   Через пару дней, - а начался уже март месяц, - Фрейл, наконец-то, и в самом деле связалась с Носовым и огласила ему свою просьбу. Вопросы у Дмитрия были подобны вопросам Рогозного, да и ответы на них практически те же - информации у Евы было очень мало. Единственное что добавила Диме Ева, так это отчество Шемякина - Юрий Борисович. Она сейчас уже не помнила и точную дату судебного процесса - где-то в средине января. Вот только был у Носова и ещё один вопрос, который Рогозный Еве не задал. После выяснения реквизитов Юрия Дмитрий спросил:
   -- А зачем тебе вообще понадобился этот Шемякин, если у тебя есть Сашка?
   -- Совсем для другой цели, Дима. Это никак не связано с моей семьёй.
   Что Фрейл могла объяснить Дмитрию? Если её не совсем понимал в вопросах прощения и помощи оступившимся Александр, то уж наверняка не сможет понять майор полиции, который ежедневно борется с преступностью.
   Носов, конечно, пообещал Фрейл выяснить вопросы по осуждённому Шемякину, но сказал, что так уж быстро это не произойдёт - в Федеральной службе исполнения наказаний знакомств у него не имеется, а потому придётся выяснить через коллег в других службах, в том числе и в прокуратуре. Но Фрейл и такое неопределённое обещание Дмитрия пока что успокоило.
   Но прошёл месяц, а никаких новостей от Носова не поступало. Она его тоже не беспокоила, понимая, что он загружен своей непростой и опасной работой, а потому нахождение сведений о Шемякине для него далеко не самый главный вопрос. Позвонил Дмитрий Еве уже только в средине апреля. После взаимных приветствий Дима сказал:
   -- Так, Ева записывай - Рязанская область, ФКУ ИК-1 УФСИН России.
   -- Господи! И что это означает?
   -- Расшифровываю. ФКУ ИК-1 УФСИН - это Федеральное казённое учреждение, исправительная колония N 1 управления Федеральной службы исполнения наказаний. То есть это колония, в которой сидит твой Шемякин. Колония общего режима, находится она в посёлке Центральный Милославского района, Рязанской области.
   -- Сидит или сидел?
   -- Именно сидит. Характер у него, как мне сообщили, норовистый.
   -- Да, это на него похоже. Характер у него не особо мягкий.
   -- Вот. А потому никакого досрочного освобождения не будет. Значит, выйдет он только тогда, когда полностью отсидит положенный срок. И будет это, сейчас... посмотрю - я записал. Ага, вот оно - выйдет он, должен выйти, если за это время не натворит там что-нибудь - 18-го июля.
   -- Ёшкин кот! Надо же!
   -- Не понял, что случилось?
   -- Нет, ничего не случилось. Но такое не особо приятное совпадение - в этот день моему сыну исполнится год. И по моим предварительным планам где-то в этих числах и я сама уже выйду на работу.
   -- В жизни нередко и более существенные совпадения происходят.
   -- Ладно, это я так. А как потом узнать его московский адрес, после выхода из колонии?
   -- А он прописан в Москве?
   -- Не знаю даже... -- растерянно произнесла Ева, -- я его об этом никогда не спрашивала, и паспорт его не смотрела.
   -- М-да, не очень-то на тебя похожи такие опрометчивые связи - ничего не знать о человеке, с которым проводишь время.
   -- Ты прав, Дима. Я виновата, и это действительно моя оплошность. Но так получилось, мне так одиноко было в Москве, когда я вернулась из Австралии. Ведь я же не москвичка - друзья, подруги у меня были только по учёбе. Но они-то по окончанию "Вышки" разлетелись кто куда. Поэтому я и обрадовалась такому знакомству. Шемякин парень смазливый, да и ухаживать умел. Так вот вышло... -- оправдывалась Ева. А сама же она в это время подумала о том, как говорила Татьяне Камышиной, уже Ковровой при встрече в её квартире, что больше на одни и те же грабли она, Ева не наступала. И вот оказывается, что всё же наступала. Правда, не совсем на те же грабли, но, тем не менее.
   -- Ладно, понятно. То, что твой Шемякин умел хорошо ухаживать - тоже понятно. На то он и альфонс, чтобы уметь охмурять женщин. Теперь, что касается адреса Шемякина. Если у него не было московской прописки, то узнать его адрес очень сложно. Дело в том, что при выходе из колонии освобождаемый сам указывает тот населённый пункт, в который он выезжает. И это, как ты понимаешь, может быть совсем не Москва.
   -- Понимаю, -- растерянно протянула Фрейл, вспомнив, что Юрий, обворовав её, собирался лететь в Воронеж. Может, у него прописка была воронежская, а в Москве он жил без регистрации. -- Ты говоришь, что трудно, но это возможно?
   -- Возможно. Но только в самые последние день-два, перед выходом заключённого на свободу. Освобождаемому выдаётся справка об освобождении, которая является документом, удостоверяющим личность гражданина. Правда, ему возвратят также паспорт и трудовую книжку, если таковые у него имелись. Но именно в графе справки об освобождении указывается наименование населённого пункта, района, края, области, республики, куда выезжает освобождаемый. Так что выяснится это всё в последний момент. Извини, Ева, но этим я заниматься не смогу, я и так занимался твоим вопросом не сам. Мне что, снова просить людей, чтобы они всё выясняли? А с некоторыми из них я вообще не знаком, мои коллеги на них выходили.
   -- Дима, я поняла. Тебе и так большое спасибо за добытые сведения. Все реквизиты теперь у меня имеются. Так что я подключу, наверное, для этой цели частного детектива.
   -- Вот это будет нормально. Удачи тебе в этом не совсем понятном для меня деле. -- Хорошо. На этом всё?
   -- Всё, Дима. Ещё раз спасибо. До свидания!
   -- До свидания!
   Значит, как подумала Ева, ей не остаётся ничего другого, как ожидать средины июля. А к тому времени ей нужно будет связаться с частным детективом Владимиром Гладышевым и поставить ему соответствующую задачу. И так хорошо, что сейчас у неё имеются полные сведения о том, где отбывает срок Шемякин и когда он выйдет на свободу. Для такой ищейки, - в хорошем смысле слова, - каким является Гладышев, эта задача будет вполне посильна. Сейчас же Ева уже была частично занята другим вопросом - она всё чаще и чаще стала навещать компанию, чтобы к своему выходу на работу быть в курсе всех происходящих там событий.

* * *

   А далее у Фрейл, а больше у Рогозного началась горячая пора. К майским праздникам должен был сдаваться в эксплуатацию дом, в котором были запланированы две совмещённые квартиры Евы и Александра, а также его родителей. Но их квартиры, как и многие другие уже были практически готовы, а потому их спокойно можно было ремонтировать, точнее, приводить их в нормальное состояние - они "под ключ", увы, не сдавались. И Александру приходилось мотаться с утра на работу, потом на стройку, а затем вновь в "Козерог". Ева выбрала дом, который компания "Афина" строила в Бабушкинском районе столицы, в её Северо-Восточном административном округе. Правда, дом находился уже ближе к границе с районом Южное Медведково - эти районы разделяла река Яуза. Далековато от центра Москвы, но это была чудесная зелёная зона. Кроме того, в этом районе находилась и станция метро с одноимённым названием, которая была открыта ещё в сентябре 1978-го года. Расстояние от их нового дома до метро "Бабушкинское" было менее 2-х км, а потому время в пути на автомобиле даже с учетом пробок составляло всего 5-7 минут, пешком - менее получаса. Этот район Ева неплохо уже знала, ведь на небольшой улочке Рудневой, которая шла параллельно улице Менжинского, был расположен и дом, в котором находилась квартира Майкла Крейга - и это тоже было причиной выбора Евой этого района. Когда в Москву в очередной раз прилетит Майкл, это будет для него приятным сюрпризом.
   Теперь время полетело гораздо быстрее, шло уже лето. А в понедельник 7-го июля Ева уже вышла на работу. Ранее она планировала выйти на 10 дней позже, когда Николя исполнится год. Но её попросил выйти немного раньше Твердохлеб, с которым она периодически общалась. Попросил потому, что именно с этого понедельника был запланирован отпуск у Виктора Александровича Михайлова, и Зернову придётся разрываться на несколько фронтов. Перенести отпуск Михайлову не получалось, поскольку в средине августа у него была намечена выездная встреча с зарубежными заказчиками. И сорвать её в то время, когда экономика страны начинала ползти вниз, было бы совершенно глупо. В общем, не отговаривали от этого шага Еву и дома - ни Александр, ни его родители, тем более что они сейчас уже жили вместе в новых квартирах.
   Что касается нового жилья объединённой семьи Рогозных, то новоселье они справили ещё месяц назад - Александру хотя и довелось здорово потрудиться, но с намеченными им и Евой планами он справился успешно. Решён был к годовщине рождения их сына и вопрос по продаже квартир, теперь уже сразу 3-х, - Евы, Александра и его родителей, - а также были утрясены все вопросы по возвращению взятого кредита. И после продажи квартир молодая семья не только ничего не проиграла финансово, а даже осталась в небольшой выгоде. Теперь можно было спокойно налаживать свой быт вместе с родителями. А у тех появилась после выхода на работу Евы каждодневные заботы - уход за внуком, к которому теперь уже подключился и дедушка маленького Николая - сам малыш уже вовсю бегал. Конечно, основная нагрузка всё равно ложилась на плечи Любовь Николаевны, но она, несмотря на свой возраст, - осенью этого 2014-го года ей исполнится 69 лет - успешно справлялась со своими обязанностями. Вышла она замуж в 21 год, а родила Сашеньку в 22 года. На два года старше супруги был её муж, летом прошлого года все вместе праздновали юбилей отца Александра, ему исполнилось 70 лет (1943 г. рождения, женился в 23 года).
   Ева ушла в декретный дородовый отпуск с 10-го мая 2013-го года, а потому не занималась своими прямыми производственными обязанностями практически 14 месяцев. Для рядового работника большинства сфер народного хозяйства такой перерыв в работе редко когда имел такое уж существенное значение. А вот для руководящего состава производств и организаций такой временной отрезок "бездействия" был немаловажен, поскольку за время его отсутствия очень уж много чего могло произойти такого, что влияло на деятельность вверенного ему подразделения. Для компании "Афина" это в первую очередь могли быть новые партнёры, новые заказы, а также новые международные связи. Хорошо ещё, что Фрейл периодически, начиная ещё с прошлого года, навещала своих коллег и общалась в первую очередь с Твердохлебом, Михайловым и Зерновым. А в последние три месяца она вообще чуть ли не ежедневно, и порой подолгу (конечно, не во вред сыну) находилась в стенах компании. Да, в последнее время днём Ева уделяла несколько меньше времени маленькому Коленьке, но такова уж участь детей у большинства бизнес-леди, а Еву Фрейл в полной мере можно было отнести к их числу. И не играло большого значения то обстоятельство, что своей фирмы или компании она не имела, быть в числе правящего состава немалой частной компании тоже означало, что на первом месте у подобных женщин находилась именно работа, а уже потом дом, семья. И, слава Богу, что в семействе Фрейл и Рогозного разрыв между этими местами был невелик - всего лишь сантиметры на стайерской дистанции.
   Но работа работой, а есть ведь ещё и домашние заботы. Одна забота была очень приятной - 18-го июля, в пятницу все отметили годовщину рождения маленького Николя. Присутствовали на этом мини-юбилее и семьи Ковровых и Носовых.
  
  

ГЛАВА 10

Полоса неудач

  
   Но, занятая своими семейными делами и периодическим посещением компании "Козерог", Фрейл, всё же, держала в памяти те сведения о Юрии Шемякине, которые сообщил ей Носов. Она планировала связаться с Гладышевым за пару недель до выхода Юрия из колонии. Так она и поступила, позвонив частному детективу в четверг 3 июля. Тот назначил ей встречу в субботу на 15:00. Встретилась Ева с Владимиром в одном из скверов Преображенского района в Восточном административном округе столицы - место встречи тоже назначил Гладышев, так ему было удобнее. Ева же была на машине, а потому ей было безразлично в каком районе Москвы встречаться с человеком, тем более нужным именно ей.
   -- Я вас слушаю, Ева Николаевна, -- обратился тот к Фрейл после приветствия. -- Кого на сей раз искать в Москве? -- улыбнулся Владимир.
   -- Вы знаете, Володя, на сей раз как раз не в Москве. И это, как я понимаю, непростое задание, поскольку я не знаю, работаете ли вы вне территории столицы.
   -- Иногда и работаю, всё зависит от ситуации. Если, конечно, сами люди связаны с Москвой.
   -- О! Тогда хорошо, эти люди непосредственно связаны с Москвой, только в ней сейчас не находятся.
   -- И вы не знаете, где они сейчас?
   -- Об одном у меня есть детальная информация. Но давайте по-порядку. Поговорим сначала об одном конкретном человеке. Его зовут Юрий Борисович Шемякин, он сейчас отбывает срок за воровство в ФКУ ИК-1 УФСИН России в Рязанской области, посёлок Центральный Милославского района.
   -- О, так у вас полные сведения! И что же тогда нужно от меня?
   -- Дело в том, что 18-го июля он должен выйти из колонии, и мне нужно знать, куда он после этого отправится, какой адрес будет у него указан в справке об освобождении.
   -- Если это ваш родственник, то вы сами могли бы сделать запрос руководству колонии, и вам бы это сообщили. Правда, задним уже числом - переписка займёт немало времени.
   -- Вот! Именно займёт немало времени. К тому же он мне не родственник, а потому вряд ли мне дадут сведения.
   -- Хорошо, я понял. Это мне сделать будет не очень сложно. Ещё что-то.
   -- Да, самое главное - мне нужно будет знать, где он остановится на постоянное место жительства, или в каком городе он будет регистрироваться.
   -- А вот это задача очень даже непростая, -- покачал головой Гладышев.
   -- Почему?
   -- Ну, представьте себе, Ева Николаевна, что в справке об освобождении у него будет написан, например, город Пермь. Я там не смогу его отслеживать, да и он может спокойно оттуда уехать.
   -- Как, а он что, не обязан регистрироваться в отделении полиции?
   -- Он рецидивист?
   -- Нет, насколько я знаю, это его первая судимость.
   -- Тогда он не обязан регистрироваться в полиции. Административный надзор может устанавливаться за совершеннолетними гражданами, которые признаны судами рецидивистами. Как правило, этот надзор связывается с ограничением передвижения и обязательной регистрацией в милиции (до 4-х раз в месяц) и прекращается по истечении срока, на который установлен административный надзор (от 6 до 12 месяцев), или же досрочно - при хороших характеристиках, в случаях погашения и снятия судимости.
   -- И что, только за рецидивистами?
   -- В основном именно так. В частных случаях административный надзор может устанавливаться и за некоторыми другими категориями граждан, отбывшими наказание, на основании Положения "Об административном надзоре органов внутренних дел за лицами, освобождёнными из мест лишения свободы". Но ваш Шемякин не рецидивист, а за мелким воришкой никто административный надзор устанавливать не будет. Поэтому он спокойно может покинуть ту же Пермь, указанную мной в качестве примера. А далее ищи-свищи его. Если он, выйдя на свободу, направится в Москву, то это будет немного легче сделать, но если в другие города, то... -- Гладышев беспомощно развёл руками.
   -- М-да, -- разочарованно протянула Фрейл. -- Не ожидала я таких сложностей. Хорошо, будем надеяться, что он направится именно в Москву.
   -- А если, всё же, не в Москву?
   -- Вот тогда и буду решать, что делать дальше. Давайте договоримся так - если у него в справке будет указан не московский адрес, то вы тут же звоните мне, а буду думать, как поступить в этом случае. А вот если адрес будет московский, то вы действуете на своё усмотрение, при этом можете мне на первых порах ничего и не сообщать.
   -- Хорошо. Но он и в Москве может затеряться.
   -- Конечно, я это понимаю. Но отыскать его можно будет?
   -- Если из самой Москвы не уедет, то отыщем.
   -- Ну и прекрасно!
   -- Может быть и прекрасно, но только в том случае, если ваш Шемякин будет в Москве. Ладно, этот вопрос мы уже обсуждали, нечего его снова пережёвывать. Я так понял из начала нашего разговора, что речь должна была идти не только об одном Шемякине?
   -- Да, речь пойдёт ещё об одном человеке, который 100 %-но вернётся в Москву. И, если о Шемякине вы ранее не слышали, то этого человека вы неплохо знаете.
   -- И кто он?
   -- Эльвира Степановна Фёдорова. Она сейчас тоже отбывает свой срок.
   -- Да, я помню такую, она приторговывала дипломами.
   -- Точно. Но вот о ней я ничего не знаю. И на суде у неё я не была. Помню только, что суд происходил в начале августа 2012-го года. Но в какой колонии она сейчас находится, я понятия не имею. Она должна выйти по моим подсчётам в феврале следующего года. Но ей могут и скостить часть срока, эта баба ушлая, и адвокаты у неё хорошие. Ей светил срок заключения до 6-и лет, но она выкрутилась, точнее адвокаты сделали всё, что могли. Её взятки относились к разряду значительного размера (25-150 тысяч рублей). А по закону в этом случае предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 6-и лет и штраф, который в 30 раз превышает размер взятки. Но её ушлые адвокаты смогли перевести дело в разряд так называемой "малой взятки" (до 25 тысяч рублей) - доказан был только один случай, о котором вы знаете. А это лишение свободы на срок до 3-х лет и штраф, который в 20 раз превышает размер взятки. В итоге она получила только 2,5 года.
   В отношении закона о введении кратных штрафов за взятки Фрейл была абсолютно права. Такой закон был принят в мае 2011-го года, и он устанавливал 4 вида взятки:
   * "простая взятка" (до 25.000 рублей), которая наказывается штрафом в размере от 25-кратной до 50-кратной суммы взятки;
   * взятка в значительном размере (25-150.000 рублей) - наказывается штрафом в размере от 30-кратной до 60-кратной суммы;
   * взятка в крупном размере (от 150.000 до 1.000.000 рублей) - назначается штраф в размере от 70-кратной до 90-кратной суммы;
   * взятка в особо крупном размере - свыше 1.000.000 рублей - устанавливается наказание в виде штрафа в размере от 80-кратной до 100-кратной суммы взятки. Альтернативным видом наказания за взяточничество может служить лишение свободы от 8 до 15 лет со штрафом меньшего размера.
   Правда, всего лишь через полгода, в конце января 2015-го года Государственная дума, внеся поправки в Уголовный кодекс РФ, снизит наказание за получение и дачу взятки. И сделано это будет по предложению Президента - в прошлом году Путин назвал действующий закон неэффективным, заявив, что преступники не платят и находят всевозможные нормативные лазейки. В связи с этим глава государства предложил парламенту поправки, которые позволят применять к нарушителям за небольшие преступления альтернативные виды наказаний.
   -- Хорошо, выяснить в какой колонии отбывает срок наказания Фёдорова, особого труда не составит. А она, вы правы, точно вернётся в Москву - у неё здесь квартира, семья. Так что это дело значительно проще. Да и оно будет начато позже.
   -- А если ей урежут срок?
   -- Не думаю, что ей так уж много смогут снизить срок. Это же не 10 лет, а всего 2,5 года. Ну, срежут максимум полгода. Тогда она выйдет в том же августе - через два года после осуждения.
   -- Вы правы. Ладно, тогда на повестке дня более срочный вопрос - дело Шемякина. Занимайтесь им.
   -- Хорошо, нет проблем, то есть их нет пока - до того времени, пока не выяснен адрес, по которому Шемякин отправится после колонии. А вы, как я посмотрю, Ева Николаевна, -- улыбнулся Владимир, -- продолжаете заниматься благотворительной деятельностью.
   -- С чего вы взяли?
   -- Разве так уже сложно догадаться? Не разыскиваете же вы этих людей, чтобы наказать вторично. Да я к тому же уже вас немного знаю. Вы отнюдь не кровожадный человек. Вы сейчас разыскиваете вашего бывшего декана "Вышки", а вот зам. декана, не помню уже его фамилии, не ищете. И это о многом говорит.
   -- Проницательный вы человек, Володя, -- улыбнулась Фрейл.
   -- Стараюсь быть таковым, это тоже часть моей работы. Хорошо, на этом вроде бы и всё. Поставленные передо мной задачи я понял. Постараюсь всё исполнить.
   На этом встреча Фрейл и Гладышева была завершена.

* * *

   Ева помнила о том, что Юрий Шемякин должен выйти на свободу по странному стечению обстоятельств в день рождения Николя. И она даже на дне рождения сына была слегка напряжена - позвонит ли ей детектив? Если будет от него звонок, значит, Шемякин после освобождения отправляется не в Москву. А это для задумки Евы было плохо. Но, ни в этот день, ни в следующий Еве Владимир Гладышев не позвонил, и это её очень радовало. Это означало, что Юрий Шемякин из мест лишения свободы возвращался в Москву. И только в конце следующей недели (в четверг) детектив позвонил Фрейл:
   -- Добрый день, Ева Николаевна! Это Гладышев.
   -- Я поняла это. Добрый день, Володя! А день и в самом деле добрый, если вы так долго не звонили. Значит, Шемякин в Москве?
   -- Да, он в Москве.
   -- А где он проживает?
   -- А вот в этом есть небольшая проблема. Он за эти дни в одном месте ни разу не ночевал - то там, то там, то у приятелей или знакомых, - не знаю, кто они ему, - то у женщины. Тоже не знаю о ней ничего, а информацию собрать я просто не успеваю. Кроме того, у меня и другие дела имеются.
   -- Понятно. А он на работу не устраивался?
   -- Ну, как я понял, попытки были, но по-моему безрезультатные. И вряд ли он так быстро устроится, я имею в виду хорошую работу. Есть и ещё одна проблема, которую я тоже не успел ещё проверить, да и непросто это.
   -- Что за проблема?
   -- Понимаете, у него могут быть долги. Не картёжные, не перед друзьями, а долги тем женщинам, которых он в своё время обворовал. А освобождение от отбывания наказания в исправительном учреждении не означает прекращения обязательств по возмещению ущерба лицам, пострадавшим от преступления. Поэтому, если до или в период отбывания наказания такой ущерб, установленный решением суда, возмещён не был, то после освобождения тому же Шемякину может поступить судебное постановление с указанием суммы денежных средств, подлежащей взысканию с него в возмещение ущерба. При этом возможно и принудительное взыскание этой суммы за счёт, принадлежащего ему имущества на праве собственности. Но, как я понял, такового имущества у Шемякина нет. И вот тогда взыскание долга может быть обращено на заработную плату или иные получаемые должником доходы. Размер удержаний из заработной платы и приравненных к ней платежей и выдач не может превышать 70 %. Но вы себе представьте, Ева Николаевна, на что он сможет жить, если из его заработной платы будут взыскивать пусть не 70, а хотя бы 50 или 40 %. Вы, правда, говорили, что по другим его делам доказательств не было. Но их могло и не быть потому, что адвокат Шемякина мог пообещать вернуть Юрием долги женщинам. Но какую ему нужно искать работу, чтобы нормально жить?
   -- Да-а, именно этого я и боялась. Не найдя денег, Юрий может стать на путь преступлений.
   -- Вот то-то и оно.
   -- А у него есть какая-нибудь специальность, он заканчивал что-нибудь?
   -- Это я успел выяснить. Высшего образования у него нет, он в своё время окончил лишь ПТУ, имеет рабочую специальность слесаря-ремонтника. Вначале работал на отдельных предприятиях. Но что он там мог заработать, если таких юнцов использовали в основном не по специальности, а просто мальчиками на побегушках? Он долгое время работал на одном предприятии, но, вероятно, лишь потому, что проживал в его общежитии. Потом работал в одной частной фирме, там немного подзаработал. Но жил по-прежнему в том же рабочем общежитии, очевидно "давал на лапу" коменданту. А вот уже немного повзрослев, познакомился с одной дамочкой, парень он симпатичный - и пошло, поехало. А далее он вошёл во вкус, и это стало его основным заработком. Да и жить в комфортабельной квартире гораздо удобней, нежели в рабочем общежитии. Он пытался начать свой бизнес, хватался то за одно, то за другое, но ничего у него не получилось - не было нормального начального капитала. А дамочки, очевидно, были не дуры - они им пользовались, так сказать, но много денег ему не давали. Ой, простите, Ева Николаевна,
   -- Ничего, Володя, не извиняйтесь. Так оно и есть, и я тоже была одной из таких дамочек. И что же делать?
   -- Не знаю. Нужно немного подождать, посмотреть, где он хоть за что-нибудь зацепится - работа, квартира.
   -- Но он может уехать из Москвы.
   -- Не думаю. Москва - это золотое дно. А что он на периферии будет делать?
   -- Да, наверное, вы правы. Хорошо, тогда держите его в поле зрения, а там видно будет.
   -- Я постараюсь.
   Понятно, что разговор с частным детективом радости Еве не принёс. Но ещё дней через десять, а это было уже начало августа, в воскресенье её вообще окутала пелена уныния - позвонил Гладышев и сказал, что Шемякин исчез из поля зрения.
   -- И куда он мог деться? -- спросила Ева Владимира. -- Уехал-таки из Москвы?
   -- Возможно. Есть у меня одна мысль о том, куда он мог подеваться. Но она требует проверки, и займёт, вероятно, немало времени.
   -- Что за идея?
   -- Не люблю озвучивать непроверенную информацию. Я как только что-либо выясню, сразу вам позвоню.
   -- Хорошо, -- огорчённо ответила Фрейл, но что ей сейчас оставалось делать. Но она тут же спросила, -- Володя, а вы что-нибудь узнали об Эльвире Фёдоровой?
   -- Пока что не занимался этим.
   -- Тогда, пожалуйста, займитесь. На носу уже август, а вдруг она и в самом деле выйдет из колонии раньше.
   -- Хорошо, нет проблем. Я вас проинформирую.
   Телефонный разговор был завершён. Но в последний вторник июля детектив вновь позвонил Фрейл и сообщил все данные о бывшем декане факультета, на котором когда-то училась Ефросинья Тщедушная. Данных было немного - всего лишь месторасположение колонии, в которой Фёдорова отбывала срок. Эти данные не имели никакого существенного значения для Евы. Но после этого Владимир добавил и нечто очень важное, он сказал.
   -- Похоже, что вы были правы, Ева Николаевна - по слухам Фёдорова выйдет действительно раньше.
   -- Это только слухи или точные сведения?
   -- Не совсем ещё точные сведения, но и не слухи. Скорее всего, её отпустят в средине августа.
   -- Хорошо, проинформируйте тогда меня.
   -- Обязательно.
   После этого звонка детектива Фрейл огорчённо думала о том, что как же неудачно всё сложилось, прямо накладки какие-то - почти в одно и то же время (с разницей меньше месяца) выходят из мест заключения Шемякин и Фёдорова. И теперь Еве придётся разрываться на два фронта - пока ничего не понятно по Юрию Шемякину, а ей через пару недель придётся заниматься параллельно ещё и Эльвирой Фёдоровой.

* * *

   В конце этой же недели, в воскресенье (а начался уже август) Гладышев вновь позвонил Фрейл и виновато протянул:
   -- Ева Николаевна, у меня новости о Юрии Шемякине. Подтвердились мои самые плохие подозрения.
   -- О, Господи! Что, Юрий убил кого-то?
   -- Нет, он не убил никого, а вот его самого могут очень даже легко убить?
   -- И вы допустите это?! Я возмещу все его долги! Лишь бы он жив был, ведь это я, дура, засадила его в тюрьму. Кому он должен?
   -- Дело вовсе не в долгах. Но вот помочь ему сейчас не в состоянии ни вы, ни я.
   -- Почему?!
   -- Юрий Шемякин завербовался добровольцем на Донбасс.
   -- Что?! Этого не может быть!
   -- Может. И так оно и есть. Мне пришлось обходить немало мобилизационных центров, пока я это выяснил. Да ещё эти центры работают под вывесками различных фондов. Их нелегко было разыскать, а ещё труднее было выбить нужную информацию. Я не набиваю себе цену, но это действительно так. Вы умная женщина и, наверное, понимаете, что им запретили давать кому-либо информацию. Так что эту информацию пришлось выбивать, как говориться с боем.
   -- Понимаю, -- совсем упавшим голосом протянула Фрейл. -- Но это точно?
   -- Абсолютно точно. Мы с вами говорили, что ему понадобятся деньги, вот кто-то и уговорил его "легко срубить кучу зелени".
   -- Да, вероятно, так оно и было. Но он же не военный! А вы не выясняли, он в армии служил?
   -- Вы знаете, как ни странно, но не служил. Скорее всего, кто-то из дамочек его "отмазал" от армии.
   -- Но тогда какой из него солдат?
   -- А он завербовался не по военной специальности, которой у него нет, а по гражданской.
   -- Как это?
   -- А вот так. Он завербовался слесарем-ремонтником на какой-то завод по ремонту военной техники.
   -- Фу-у, -- выдохнула Ева. -- Это немного лучше.
   -- Вы зря облегчённо вздыхаете, -- тут же начал "добивать" её Гладышев. -- Да, он завербовался слесарем-ремонтником, но где гарантия, что он действительно будет работать, а не воевать. Это же наша российская действительность - девушек за границу тоже вербуют в качестве моделей, а в итоге кем они там работают?
   -- Господи! Я только обрадовалась, а вы тут же на меня ушат холодной воды вылили.
   -- Это как раз хорошо, что именно ушат холодной воды - чтобы вы не строили иллюзии. Дело очень серьёзное. Нигде этого ни по телевизору, ни в прессе не сообщается, но я в курсе того, что в Россию чуть ли не ежедневно прибывает "груз 200". Вы знаете, что это такое?
   -- Знаю, -- еле смогла выдавить Фрейл. -- А на какой завод отправили Шемякина?
   -- Не знаю пока что, хотя и стараюсь это выяснить. Это сложно ещё и потому, что в этих липовых фондах, а в реалиях мобилизационных центрах и сами это не знают. Они нашли человека, заключили с ним контракт и передали в другие руки, которые и доставят мобилизованного на Донбасс. Да, контракт подписан о работе на заводе, но вот только на каком... Они просто отвечают, что это уже не их вопрос, там, мол, разберутся. А выйти на конкретного "перевозчика" очень сложно - кто захочет раскрывать такую конфиденциальную информацию.
   -- Понятно...
   -- Ева Николаевна, да не расстраивайтесь вы так. Я вас очень уважаю, а потому я в лепёшку расшибусь, но всё со временем выясню.
   -- Со временем... Как бы не было поздно.
   -- Ну, сие ни от меня, ни от вас не зависит. Я просто сделаю всё, что смогу.
   -- Ладно, Володя. Вы извините меня, если я вас ненароком обидела. Просто настроение у меня сейчас ни к чёрту. Но я понимаю, что вы делаете всё возможное. И так спасибо вам за всё. Вот только, если узнаете что-либо, то позвоните мне и назначьте встречу - по телефону сложно всё это обсуждать.
   -- Хорошо, я так и поступлю.

* * *

   Тем временем Эльвира Степановна Фёдорова действительно досрочно 12 августа 2014-го года покинула место отбывания наказания, проведя в исправительной колонии всего лишь 2 года - хорошими у неё оказались адвокаты. Ева понимала, что вряд ли Фёдорова так уж быстро найдёт себе работу - на старое место её точно не примут, а на поиски новой работы нужно время. А потому лучше всего было встретиться с Эльвирой Степановной в выходной день - сама Ева будет свободна, а Фёдорова выйдет из дома то ли подышать свежим воздухом, то ли в магазины. Гладышев сообщил Фрейл адрес, по которому проживала бывшая деканша, и Ева в субботу часов в 10 подъехала на машине к дому, в котором сейчас проживала ещё и бывшая узница. Не преминула она и запастись бутербродами, понимая, что ожидание может быть долгим. Так оно и оказалось. Фёдорова вышла из дома только в районе двух часов дня. Она была одна, - вероятно действительно направлялась в магазин, - и это было очень удобно для разговора тет-а-тет. А в том, что этот разговор будет сложным, Фрейл не сомневалась, прекрасно зная характер своей бывшей деканши. Фёдорова внешне практически не изменилась, а потому Ева её сразу же узнала. Она вышла из машины и направилась навстречу обитательницы расположенного рядом дома. А далее между Фрейл и Фёдоровой состоялся любопытный диалог.
   -- Здравствуйте, Эльвира Степановна! -- поприветствовала Фёдорову Фрейл.
   -- Здравствуйте! Мы с вами знакомы?
   -- Знакомы. Только это было давно. Меня зовут Ефросинья Тщедушная, помните такую? -- Ева специально не открывала Фёдоровой своего теперешнего имени.
   -- Не помню.
   -- А вы вспомните студентку четвёртого курса "Вышки", которую вы 12 лет назад отчислили из университета.
   -- Да, что-то припоминаю. Но ты вон какая стала, -- тут же перешла с собеседницей на "ты" Фёдорова, -- похоже тот урок пошёл тебе на пользу.
   -- После того вашего "урока", несправедливого моего отчисления я чуть бомжем не стала. Но не важно. Да, я сейчас не жалуюсь на жизнь, но в этом как раз вашей заслуги нет. И это не важно. Я встретилась с вами, чтобы извиниться, точнее, попросить у вас прощения.
   -- И за что это, если, как ты сказала, моей заслуги нет.
   -- Это я причастна к тому, что вас осудили, это я попросила подстроить ту продажу диплома, на которой вас поймали. Вы сейчас не обратили особого внимания на моё имя. Тогда вспомните SMS-ку вашему мужу: "За всё нужно платить! Ефросинья".
   -- Так это ты всё подстроила?! Ах, ты ж сволочь! -- и Фёдорова, замахнувшись рукой, попыталась броситься на Фрейл.
   Но та была к этому готова. Она специально не подходила к Фёдоровой так уж близко - беседующих разделяло пару шагов. А потому Ева моментально среагировала, выбросив вперёд свою правую руку с раскрытой ладонью. При этом она "включила" свою повышенную энергию, после которой Фёдорову буквально отбросило назад. Она даже застонала:
   -- Что ты, дрянь, со мной сделала?
   -- Вы получили теперь уже мой наглядный урок. И не пытайтесь впредь ко мне прикоснуться, не то этот урок повторится, но он будет ещё более эффективный. Я пришла попросить у вас прощения за содеянное, а вы вот как меня встречаете. Я, осознав свою вину, хотела помочь вам в трудную минуту. Думала, что и у вас было время осознать свою вину.
   -- Да катись ты со своей помощью! Не нуждаюсь я ни в чьей помощи. Я сама разберусь, что мне делать. А с тобой я ещё поквитаюсь - два года жизни ты у меня украла! Я уничтожу тебя!
   -- И не пытайтесь, вам же хуже будет. Кое-кто не далее, как 2 года тому назад тоже пытался меня уничтожить, и даже нанял для этого профессионального киллера. Но сейчас и этот некто, и сам киллер отбывают срок заключения, и долго им ещё придётся видеть небо в клеточку. Я вам реально хотела помочь. И это даже не зависело от того, простите вы меня или нет.
   -- Пошла прочь! Я уже сказала, что не нужна мне твоя помощь. А прощать тебя я не собираюсь. Уйди с дороги!
   -- Да-а, жизнь вас ничему не научила, -- протянула Фрейл. -- Одних время лечит, а других - калечит. Вы так и не научились признавать свои ошибки, вы по-прежнему заносчивы, считая себя выше других. Горбатого могила исправит. Вы и раньше были грубым, бесчувственным человеком, а сейчас вообще мразью стали.
   Ева спокойно повернулась и пошла по тропинке, протоптанной наискосок к тротуару, к своей машине, абсолютно не слушая проклятий Фёдоровой, которые неслись вдогонку Ефросиньи Тщедушной. Ей теперь нужно было сосредотачиваться на поисках (правда, эту работу выполнял Гладышев) Юрия Шемякина.

* * *

   Гладышев позвонил немногим более чем через неделю после встречи Фрейл с Фёдоровой, 28 августа и назначил встречу на 18:00 - была среда, рабочий день. Когда Ева приехала на встречу, то ей первым делом бросилось в глаза то, что Владимир был каким-то очень уж растерянным, таким она его никогда не видела. Он даже как-то тихо, как бы неуверенно поздоровался с Фрейл. И та всё поняла.
   -- Плохие новости, Володя?
   -- Очень плохие, -- всё так же тихо ответил детектив, -- Юрий Шемякин погиб.
   -- Это точно? -- тоже тихо спросила Ева, просто убитая этим сообщением.
   -- Практически, да. На 90-95 % точно. Шанс увидеть его живым мизерный.
   -- Он попал-таки на фронт?
   -- Нет, он погиб на заводе.
   -- Как так?!
   -- А вот так. Он начал свою работу на Краснодонском ремонтно-механическом заводе, это государственное ОАО. И хотя профиль работы завода, я это выяснил, был связан как бы с ремонтом оборудования для пищевой промышленности, но на самом деле он оказывал свои услуги в модернизации, ремонте и техническом обслуживании оборудования горнодобывающей и горно-обогатительной отрасли - ремонтировал и модернизировал тяговые откатные машины и вагонетки. А во время этой идиотской войны он занимался ремонтом боевой техники, естественно российского происхождения. Это была техническая база боевиков.
   -- Тогда как Шемякин мог погибнуть на заводе? -- удивилась Фрейл.
   -- Очень просто, Ева Николаевна. 24 августа в районе 16:20 украинская авиация разбомбила эту базу боевиков на ремонтно-механическом заводе. Это был как бы ответ на российское наступление в районе Иловайска. Точнее, боевики, читай наши войска, ударили между Амвросиевкой и Саур-Могилой и пошли на Кутейниково-Старобешево. Это был мощный прорыв. Что касается украинской авиации, то имеется также сообщение, что по самолету ВСУ боевики открыли ответный огонь из ЗРК, но не попали. Самолет уцелел, а боевики в результате бомбёжки понесли потери в живой силе и технике. В числе этих потерь и Шемякин.
   -- Значит, Украина продолжает применять в антитеррористической операции воздушные силы, -- задумчиво протянула Фрейл. -- И сбитый Россией "Боинг" их не напугал. Молодцы.
   -- Конечно, продолжает применять. А что им остаётся делать. Такой техники, какую мы натаскали донецким боевикам, у них нет.
   -- Понятно. А мы гоним на Донбасс ещё и высокоточные "Буки", чтобы сбивать самолёты.
   -- Вот именно. Потому Украина и продолжает применять авиацию. Насколько я знаю, с мая по август украинская авиация уничтожила 2 базы боевиков в Луганской области. Далее - был уничтожен тренировочный лагерь ополченцев, расположенный на турбазе "Ясени" недалеко от города Свердловск в Луганской области. А также в районе населённого пункта Гольмовский Донецкой области были разгромлены базовый лагерь боевиков, и в районе г. Дзержинск той же области. И, наконец, уничтожена база боевиков и 2 бронетранспортёра, в районе города Перевальск Луганской области, а также уничтожена группа террористов. И всё это с воздуха.
   -- Значит, Юрий погиб 24-го августа, -- тихо размышляла Фрейл. -- Погодите, но 24-е августа - это же День независимости Украины. И в этот день они воевали?
   -- Воевали. И потери украинцев были значительно бо́льшими, нежели ополченцев, или тех же боевиков. В Украине отличный народ, отличные солдаты-патриоты, но им не повезло с бездарным командованием, штабными крысами, которые генеральские погоны зарабатывали, не отрывая свой зад от стула. Уже к 22-23-му августа стало очевидно, что украинская операция в Иловайске зашла в тупик, но ничего со стороны украинского командования не было предпринято. А вот российское командование решило максимально использовать фактор внезапности для достижения успеха. И 24 августа батальонно-тактические группы из состава 8-й, 9-й мотострелковых бригад, 98-й и 106-й воздушно-десантных дивизий, усиленные подразделениями 31-й десантно-штурмовой бригады, пересекли российско-украинскую государственную границу. В общем, получилось так, что в то время как министр обороны Украины Валерий Гелетей заявлял на параде, что "антитеррористическая операция развивается по плану", а командующий АТО Виктор Муженко получал звезду генерал-полковника и участвовал в параде в честь Дня независимости, российские войска перешли в наступление. Все военные специалисты сошлись в едином мнении, что российское наступление 24 августа во время парада - это полнейшее фиаско военной разведки Украины и министерства обороны, которому подчиняется ГУР МО.
   -- Интересные вещи вы мне рассказали, Володя. Вот только откуда вы всё это знаете?
   -- Я внимательно слежу за событиями на Донбассе, у меня много друзей и знакомых в Украине, есть таковые и на её востоке. Вот они меня и информируют.
   -- И эти друзья, как я понимаю, не из числа боевиков, -- Ева взглянула в глаза Гладышева.
   -- Вы правильно понимаете, Ева Николаевна. Я не боюсь вам в этом признаться, потому что интуитивно чувствую, что вы правильно оцениваете ситуацию на востоке Украины.
   -- Вы правы, Володя. Я действительно правильно оцениваю ситуацию, и тоже не боюсь в этом признаваться. Это прямая агрессия нашей страны против братского ей народа.
   -- А вы в своих высказываниях ещё смелее, нежели я, -- улыбнулся Гладышев.
   -- Но ведь не все же в России языки в одно место засунули. Многие говорят правду, только им не верят, а точнее не хотят верить. Проще жить в неведении. А я ещё раз хочу отметить вашу интуицию, теперь уже в отношении меня. Так, вы мне принесли очень печальное известие, но в этом вы как раз не виноваты. Виновата именно я, это я вынудила Юрия податься на Донбасс. Виновата косвенно, конечно, но, если бы я не сообщила о нём в полицию, он был бы сейчас жив.
   -- И тихонько продолжал бы грабить дамочек?
   -- Ну и что, пусть бы грабил! Эти дамочки сами виноваты, я знаю что говорю, потому что и сама была таковой. Но я ещё раз повторяю - он был бы жив! А я фактически послала его на смерть. "И никто не узнает, где могилка моя", -- горько протянула Ева слова русской народной песни "Позабыт - позаброшен". -- И никто никогда не положит цветочек на твою могилку, Юра, -- она с трудом сдерживала себя, чтобы не расплакаться.
   -- Ева Николаевна, не терзайте себя. Ни в чём вы не виноваты. Значит, просто у Шемякина было так на роду написано. Вы же знаете, наверное, что у каждого человека есть своя жизненная дорога. Хироманты определяют её по руке, и много есть доказательств того, что определяют верно. Ведь хиромантию или хирологию, что бы о ней не говорили, можно смело называть наукой, соответственно она правдива. Да, она нетрадиционна, оккультна или эзотерична - но смысл от этого не меняется. Значит, есть у человека линия его судьбы. И Шемякину вряд ли что-либо помогло бы - не погибнув он на Донбассе, мог в той же Москве, например, банально попасть под колёса автомобиля.
   -- Не уговаривайте меня, Володя, всё равно я виновата. И мне доведётся этот крест нести теперь уже до конца своих дней.
   На этой фразе Фрейл они и распрощались, но Ева, уже по дороге домой, мысленно рассуждала о своих неприятностях в последнее время - сначала абсолютно бесполезный жёсткий разговор с Фёдоровой, а сейчас и того хуже - гибель Юрия Шемякина. Кроме того, всего неделю тому назад у Евы состоялся ещё и очень резкий разговор со своим земляком и другом Николаем Бережным. Они на работе ненароком затронули тему событий на востоке Украины, и в процессе её обсуждения чуть не поругались. И потому-то от последней беседы с детективом у Евы остался такой неприятный осадок - все напасти как сговорились в этот месяц. Но особо болезненно Ева сейчас переживала гибель Шемякина. Очень жалко, конечно, Юрия. Что же касается Фёдоровой, то Бог с ней, или, правильнее сказать, чёрт с ней. А в целом, думала Фрейл сейчас, каким же неудачным оказался для неё август этого года - давно уже не было таких неудач и огорчений.
   Вернулась после беседы с Гладышевым Ева Фрейл почти в таком же состоянии, каким оно было у неё в июле 2012-го года после показательного сеанса по боевому искусству цигун. Александр пытался расспросить супругу о том, что с ней произошло, но та предпочитала отмалчиваться. И только через два дня, уже в выходной день субботу она всё ему рассказала. Рогозный сначала пытался успокоить супругу, но быстро понял, что это бесполезно. Успокоить Еву могло только время.
  
  

ГЛАВА 11

Серьёзный разговор

  
   В деятельности компании "Афина", да и страны в целом 2013-й год, как и само число 13 оказался не самым лучшим в череде быстро сменяющих друг друга лет не так уж давно начавшегося 21-го века. Не оправдались и надежды на то, что последующий год поправит такое положение дел. И этому уже были значительно более серьёзные причины - со второй половины 2014-го года экономические санкции Евросоюза и США в отношении России крайне отрицательно повлияли на благосостояние страны в целом, а также на деятельность организаций и предприятий. А судя по прогнозам, и оценивая реальное положение дел на мировой политической арене и конкретно в родном государстве, будущий год прогнозировался стать в экономическом плане и того хуже. Но вот он уже и наступил - этот новый 2015-й.
   Начался год в семействе Рогозного (сыну, который был на фамилии отца, уже исполнилось 1,5 года) вполне нормально. Но недели через две Александр заметил некоторые изменения в Еве. Не в её характере, а именно в ней самой - она стала какой-то не в меру задумчивой, часто не по-домашнему сосредоточенной, копошащейся вечерами над ворохом бумаг или роющейся в Интернете. А ещё примерно через неделю у супругов по инициативе Евы вечером состоялся один любопытный разговор, после которого уже Александр стал озабоченным и задумчивым.
   На следующей неделе, а это был вторник 27 января, часа через два после начала работы Фрейл позвонила Твердохлебу, и у них состоялся такой диалог:
   -- Добрый день, Глеб Борисович!
   -- Здравствуйте, Ева Николаевна!
   -- Глеб Борисович, я хотела бы поговорить с вами с глазу на глаз по одному вопросу. Но разговор будет длинным.
   -- Это срочно?
   -- Пока что нет, но вообще-то время поджимает.
   -- По рабочему вопросу?
   -- Да. О перспективах работы компании.
   -- О, интересно. Да ещё и время поджимает. Тогда это серьёзно.
   -- Очень серьёзно.
   -- Хорошо. Не знаю, получится ли сегодня, день уже расписан по минутам, разве что после работы, и то не сразу.
   -- Ну, это ещё пока что не пожар.
   -- Понял. Тогда я запланирую разговор с вами на завтра. Я вам позвоню.
   -- Хорошо. Спасибо!
   Назавтра перед самым обедом Твердохлеб позвонил Фрейл и сообщил, что готов её принять после обеда в 15:30. В указанное время Ева уже сидела в кабинете Генерального директора.
   -- Глеб Борисович, -- начала Ева, -- разговор, скорее всего, будет не таким уж коротким, а время-то рабочее.
   -- Я предупредил Тамару, -- секретарь приёмной Твердохлеба, -- что меня ни для кого нет. Я для всех на выезде.
   -- Хорошо.
   -- Так о чём вы хотели поговорить именно о перспективах работы?
   -- Глеб Борисович, если вы разрешите, то я тоже начну с вопроса?
   -- Не возражаю.
   -- Как вы оцениваете ситуацию в стране?
   -- Как крайне неблагоприятную.
   -- Вот и я так же думаю. И задаю себе вопрос: "Долго ли компания сможет удерживаться на плаву?".
   -- Я себе уже сто раз такой вопрос задавал.
   -- Я, наверное, не меньше.
   -- Очень рад, что в вашем лице нашёл единомышленника.
   -- Строительные отрасли изо дня в день снижают обороты. И это касается как государственных компаний, так и частных. Но если уж пробуксовывает государственный механизм, то что говорить о частных компаниях.
   -- Ева Николаевна я сам недавно анализировал вопрос темпов строительства в России, точнее снижение этих темпов, сокращение объёмов производства и сокращение персонала. Я знаю также, что меньше чем это было ранее, появляется и новых строительных объектов. Отрицательные темпы в строительстве обуславливают также и низкие темпы роста ВВП в целом. Кроме того, при явном наличии в стране дефицита стройматериалов закономерен и рост их стоимости. В 2014-м году новые геополитические факторы и продолжающаяся нестабильность в экономике вообще привели к росту неопределённости на строительном рынке - многие крупные строительные объекты заморожены. И это касается даже самой Москвы. Да, городские власти говорят, что планируют сохранить темпы строительства недвижимости в Москве, но это им, увы, вряд ли удастся.
   -- Совершенно верно, Глеб Борисович, -- вставила Фрейл своё слово, когда директор сделал паузу. -- Я это тоже анализировала. Но есть и ещё один аспект, я это знаю, наверное, лучше других. Начиная с 2012-го года также существенно снизились инвестиции в основной капитал строительных организаций. Если в 2011-м году инвестиции в строительство составили 1029 млрд. рублей, в 2012-м году - 993,4 млрд. рублей, то в 2013-м - только 742,4 млрд. рублей. У меня нет данных за последний год, но думаю, что ситуация с падением инвестиций, увы, сохранилась. Санкции Евросоюза только обостряют этот вопрос.
   -- Да, это так. И мы за последние два года снизили объёмы строительства. Мы уже с трудом набираем пакет заказов, государственные организации для нас чересчур сильный конкурент.
   -- И, как вы думаете, сколько это будет продолжаться?
   -- Думаю, что не меньше 2-3-х, а то и 5-и лет.
   -- Такое, конечно, возможно, -- размеренно протянула Фрейл. -- И это было бы ещё хорошо. Но я думаю несколько по-другому.
   -- Вы думаете, что это затянется на десятилетие?
   -- Нет, у меня мысли более радикальные. Я опасаюсь того, что через пару лет может не стать уже и самой великой России.
   На некоторое время установилась тишина, которую не нарушали ни сам Генеральный директор, ни его заместитель по ВЭД. Но затем Твердохлеб негромко произнёс:
   -- Я вас понял, Ева Николаевна. Мне доводилось слышать такие мнения.
   -- И вы считаете, что они беспочвенны? Дай Боже, чтобы этого, конечно, не произошло, я ведь тоже русская, и это моя Родина. Но готовым следует быть ко всему и в любой ситуации.
   -- Увы, не считаю. Никто в своё время не предполагал, что так быстро развалится Советский Союз. А в итоге на это потребовались считанные дни. Мы с вами, вероятно, одни из немногих, кто совсем недавно верно оценил ситуацию в Украине, -- неделю назад они ненароком затронули эту тему, -- вот и в этом вопросе мы хорошо понимаем друг друга. В общем, я считаю, что такая ситуация вполне реальна, да и всё к этому, похоже, идёт, -- вздохнул Твердохлеб. -- Хотя на первый взгляд пока что ничего не предвещает подобной катастрофы. Но катастрофы всегда "приходят" неожиданно.
   -- Совершенно верно. В октябре прошлого года российский предприниматель и политик Константин Боровой сказал: "Путин может гордиться своим рейтингом 84 %-м, но стоит напомнить: в последние годы СССР рейтинг Коммунистической партии был 96 %. Тем не менее, режим пал в считанные дни. В России произойдёт примерно то же самое. Повторяю: любое, даже самое не-значительное, событие может разрушить российский режим. Любое!"... Это лишь со стороны кажется, что российское общество в подавляющем большинстве поддерживает противостояние властей РФ с Западом. Когда начинаешь непосредственно общаться с людьми, они говорят другое. Усилия Путина по реконструкции СССР привели к тому, что, помимо всего прочего, он воссоздал в России советское двоемыслие. Для соцопросов народ радостно поддакивает: "Путина любим, Запад ненавидим". На деле никто не хочет оказаться с пустыми прилавками, без компьютеров, мобильных, интернета и других благ цивилизации".
   -- Да, его высказывание перекликается с моими мыслями. И то, что народ говорит одно, а думает другое - тоже верно.
   -- Вот! -- продолжила Ева, -- А ещё раньше, в сентябре экс-премьер-министр России Михаил Касьянов заявил: "Проблемы в российской экономике растут с каждым днём, но, по большому счёту, связаны они не с Украиной, а с нынешней властью, прежде всего, которая не понимает, как устроена экономика и как можно взаимодействовать с другими государствами. На протяжении последних 10 лет Путин с Медведевым де-факто разрушают Российскую Федерацию".
   -- М-да, перспективы неприглядные.
   -- И что делать, Глеб Борисович? Да, внешне пока что подобные предположения строить вроде бы и нет оснований. Но это только по беглому взгляду. А на самом деле многие факторы указывают на развал России, некоторые прогнозисты даже указывают реальные сроки - 2017-й год. Астрологи и провидцы намекают на то, что именно через 100 лет после Октябрьской революции авторитарное государство рухнет. Россия привыкла к различным царям, в разной их окраске, но когда-нибудь всему приходит конец. Но тогда наша-то компания развалится не в считанные дни, а в считанные часы.
   -- И это я понимаю. Я, честно говоря, не знаю, как реально изменить ситуацию, если такое произойдёт. Нет, не в целом в стране, это не наша с вами парафия, - не в нашей компетенции, - а хотя бы в самой компании. Но, если вы сами затеяли этот разговор, то, как я понимаю, у вас есть какой-то спасительный рецепт?
   -- Не знаю. Я потому и пришла к вам, чтобы всё обговорить.
   -- Так, и что вы предлагаете или хотите предложить для обсуждения?
   -- Я предлагаю несколько переориентировать нашу компанию. Нет, не сразу, не за месяц-два, конечно. Но за пару лет это можно сделать, если начать безотлагательно.
   -- И на какие рельсы вы намерены перевести стрелки для нашей компании?
   -- На рельсы сельского хозяйства.
   -- Вот те на! Каким образом? Мы же не специалисты в этом. Да и как это быстро сделать? Да ещё такую немалую компанию, как нашу. Это ведь нужно начинать всё почти с чистого листа!
   -- А я и не говорила, что нужно сразу всю компанию переориентировать, -- улыбнулась Фрейл.
   -- А как, по частям, что ли? -- удивился Твердохлеб.
   -- Зачем по частям? Мы пока что трогать "Афину" вообще не будем. Но у нас ведь есть ещё и фирма "Козерог". Вот с неё и можно начать. Посмотрим, что из этого получится, учтём какие-либо её промашки, а в новом деле они неизбежны, а уже потом посмотрим как перенести их опыт и на компанию "Афина". И то не полностью, всё строительство мы сворачивать и не будем - строить-то придётся немало, да и строительство неплохо сочетается с сельским хозяйством. Да ещё и в не таких уж сильно развитых регионах.
   -- О, тогда совсем другое дело! В таком случае действительно стоит попробовать. Теперь я вас понимаю и поддерживаю.
   -- Хорошо. Теперь касательно сроков перехода на новые рельсы и о специалистах. Да, не так уж быстро, но это сделать можно - я думаю за пару лет вполне реально. Но мы как раз тогда успеваем к прогнозируемому кризису - если он вдруг произойдёт. Что касается именно сельского хозяйства, то это, пожалуй, единственная отрасль, куда мы можем реально втиснуться. Я изучила и другие сферы народного хозяйства, но они нам не подходят - или мы их не потянем, или же нас туда никто не пустит. К примеру, машиностроительные направления мы не потянем, в добывающие или информационные - нам не пролезть. И тому подобное... Это понятно. Далее относительно специалистов. Если не брать в расчёт конкретно производителей работ, - рабочих, мастеров, прорабов, - то больших строительных профессионалов в самой фирме не так уж и много, они сосредоточены в основном в производственном отделе. Но и это управленцы, которые, за редким исключением, быстро смогут перейти на новые рельсы.
   -- Так оно, пожалуй, и есть. Рабочих, в случае переквалификации компании можно уволить, да они и сами уйдут, увидев, что у компании дела неважные. А вместо них набрать специалистов по сельскому хозяйству. Только где мы их наберём, не в Москве же?
   -- Наберём на местах, где многие жители регионов перебиваются временной работой.
   -- Ну, почему временной. Насколько я знаю, в Поволжье, Ростовской, Волгоградской, Саратовской областях сельское хозяйство хорошо развито, значит, там есть постоянная работа.
   -- Это чернозёмная зона, Глеб Борисович. Забудьте о ней, нам туда дороги нет. Нас туда тоже никто не пустит, там давно уже всё схвачено.
   -- Тогда южная Сибирь? Далековато.
   -- Нас там никто не ждёт, Глеб Борисович. К тому же, если Россия, не приведи Господь, развалится, то она развалится не по областям, а по регионам. Сибирь станет одним из таких регионов. Омск, Томск, Новосибирск, Красноярск, Кемерово, Барнаул, ещё дальше Иркутск, Улан-Удэ - это города с хорошо развитой промышленностью. Там люди понимают, что жили бы совсем иначе, если бы Москва, центральная часть России не обворовывала их почти до нитки. Поэтому они и рвутся к федерализации. Скорее всего, именно по этой причине в своё время и был убит генерал Лебедь. Зачем этому региону кормить центральную часть России? Они могут жить самостоятельно, тем более что ресурсы Сибири и Урала это позволяют. А если раздел России произойдёт по Уральскому хребту, - естественному рубежу между Европой и Азией, - то к сибирскому региону могут отойти ещё Ханты-Мансийск, Тюмень и Курган.
   -- Часть Сибири могут оттяпать ещё и китайцы, -- задумчиво протянул Твердохлеб.
   -- Совершенно верно. Некоторые районы Сибири они уже давно считают своими историческими землями. В Сибири Китай взял на 50 лет в аренду земли больше, чем Крым и Донбасс вместе взятые. И стоит эта аренда в год меньше чем один американский истребитель. Точно так же могут отделиться Калининградская область и Дальний Восток, а в том же Приморье тоже частично хозяйничают азиаты, но уже японцы. Да у них ещё виды на Камчатку, Сахалин и Курильские острова.
   -- Так, Ева Николаевна, мы с вами углубились в географические, точнее политико-географические дебри. Вернёмся к нашей прямой теме. В общем, вы предлагаете начать постепенно, так сказать параллельно со строительной деятельностью компании, заниматься и сельским хозяйством. Идея, конечно, неплохая, и я к ней отношусь с пониманием. Но, если в строительстве качество земли в преобладающей степени не играет особой роли, то в сельском хозяйстве это как раз главный фактор. Исходя из ваших рассуждений, а я согласен с ними, при переходе компании на новые рельсы отпадают такие регионы как Черноземье и Южная Сибирь. И что же тогда остаётся? Только... -- недовольно покачал головой Твердохлеб.
   -- Да, Глеб Борисович, только Нечернозёмная зона. Но это непочатый край работы - эта зона занимает 9.000.000 км2, это 52,7 % территории Российской Федерации, в ней проживает около 40 % населения страны. Здесь имеется 42,6 миллионов гектаров сельскохозяйственных угодий или всего 17,4 % от её территории России.
   -- Но это же будет полный пролёт, эти же территории нерентабельны, точнее земли там нерентабельны.
   -- Это не совсем так. Имеются 4 зоны Нечерноземья. И три из них, я с вами согласна, малопривлекательны. Но вот четвёртая зона, южно-таёжная природно-сельскохозяйственная зона представляет реальный интерес. Она занимает обширную территорию, в которой сосредоточены основные площади сельскохозяйственных угодий и пашни всей Нечерноземной зоны России. А это такие области как Владимирская, Ивановская, Костромская, Новгородская, Псковская, Смоленская, Тверская и Ярославская, а также часть Брянской, Калужской, Московской, Нижегородской, Рязанской областей, южная часть Вологодской и Ленинградской областей. Это практически весь центр России. Я не включаю в их число Кировскую и Свердловскую области, Удмуртию и Пермский край. Конечно, большинство земель там охвачены агро-промышленными комплексами или фермерством. Но далеко не все.
   -- Это я понимаю. Значит, скупать земли, или арендовать?
   -- Можно и арендовать, но лучше скупать.
   -- Почему лучше?
   -- Потому что это больше подходит профилю нашей компании. Мы можем купить какой-нибудь участок земли под строительство. И ни у кого не будет возникать никаких вопросов. А если мы арендуем землю, то имеем ли мы право что-либо строить на ней? Сразу начнутся вопросы: "Зачем строительной компании арендованная земля?" Это в принципе тоже возможно, но очень редко бывает, и практически нереально.
   -- Да, в этом вы правы. И всё же, не пролетим мы, покупая землю?
   -- В каждой области есть свои, так сказать никудышные районы, и земля там недорогая. Начав там сельскохозяйственную деятельность, покупка земли окупится быстро.
   -- А какую деятельность - аграрную, то есть посевную или животноводческую?
   -- Я больше склоняюсь к аграрной, это проще.
   -- Проще, говорите? Я в этом не уверен. Ладно, тракторы, комбайны, сеялки - так уж дорого стоить не будут, да и их ресурс большой. А элеваторы, зернохранилища? - их-то нужно будет строить, а это уже капиталовложения значительно бо́льшие.
   -- А на строительство различных ферм, свинарников, коровников или птицефабрик, вы думаете, меньше средств уйдёт? При этом их нужно строить в каждом населённом пункте, вблизи которого покупается земля, тогда как тот же элеватор может быть один на район, или даже на пару прилегающих районов. К тому же с посевным материалом проблем меньше, нежели с молодняком скота. Да и не придётся нам элеваторы строить, разве что небольшие зернохранилища - на всякий случай. Мы будем отвозить собранный урожай именно на существующие уже элеваторы.
   -- Их там поблизости может не быть, далеко возить придётся.
   -- Всё равно выгоднее, нежели самим элеваторы строить. Это очень серьёзный и дорогостоящий комплекс. А в областях, которые во времена СССР, да и сейчас, занимались выращиванием зерновых культур, элеваторы должны быть - хоть один на область. К тому же, не обязательно выращивать зерновые. Можно выращивать картофель, репу, свеклу, морковь, лук или помидоры и огурцы. Да, на первый случай склады нужны, но и только. Если самим продукцию не перерабатывать.
   -- Здесь вы правы. Но в животноводстве, пожалуй, прибыли побольше.
   -- Я понимаю, что там прибыли бо́льшие, нежели в аграрном секторе. Но не всё сразу. Имея землю в собственности компании в дальнейшем всегда можно выкроить место под какую-нибудь ферму. А бесхозные пастбища повсюду имеются.
   -- Убедили. Вот только почвы нечерноземной зоны нужно будет как-то удобрять, или что там ещё делать? Я не агроном, не знаю.
   -- Конечно, нужно будет. И не только удобрять, грунты нечернозёмной зоны в большинстве своём кислотные, - у них низкий уровень водородного показателя pH, - а потому нужно будет ещё и снижать их кислотность, применяя известко-вание.
   -- Я смотрю, вы хорошо подготовились к этому разговору.
   -- Старалась. А какой смысл в беспредметном разговоре?
   -- Вы думаете, мы быстро окупим все затраты?
   -- Не знаю - быстро или нет, но у нас нет иного выбора, если рухнет строительная отрасль. Человек может жить в старом ветхом доме, не ремонтируя его и не строя новый из-за отсутствия средств или предложений на строительство. Но средства на продукты питания он будет всегда выделять из своего бюджета. Без крыши над головой прожить можно, а вот без пищи - нет.
   -- Всё это так. Но вот в отношении рентабельности сомнения у меня остаются.
   -- Вы знаете, я нашла также некоторые цифры показателей. Так вот, расчёты ученых и специалистов, проведенные ещё 30 лет назад, показывали, что производство зерна в нечернозёмной полосе могло быть доведено до 47 млн. тонн, картофеля - до 43 млн. тонн, овощей - до 8,2 млн. тонн, мяса в живом весе - до 6,3 млн. тонн, молока - до 35,9 млн. тонн и яиц - до 20 млрд. штук. Я, конечно, не специалист и не ориентируюсь в этих цифрах, но миллионы тонн говорят сами за себя. Да и за 30 лет технологии усовершенствовались.
   -- Хорошо, согласен. И я, в принципе, также согласен и со всеми вашими предложениями. Вот только мы вдвоём с вами этот вопрос не решим.
   -- Я понимаю. Но так быстро мы не решим его и на Правлении.
   -- Без подготовки мы его вообще не решим. А если мы при этом упомянем о возможном развале России, то из нас сделают врагов народа. Этого мы, конечно, делать не станем. Но тогда другая крайность - нас назовут беспочвенными перестраховщиками. Подумаешь, мол, снижение темпов строительства. Чего паниковать? Сегодня спад производства, а завтра - рост.
   -- Да, всё это так. Но что же тогда делать?
   -- Говорить с людьми, но индивидуально.
   -- Тогда ещё одна крайность, -- улыбнулась Фрейл, хотя ситуация была серьёзная, -- нас назовут заговорщиками.
   -- Заговорщиками нас могут назвать только в двух случаях, -- парировал предположение Евы Твердохлеб. -- Первый - если мы неверно определим собеседника, а он расскажет о разговоре другим, и второй - если мы соберём только часть членов Правления и проведём с ними закрытое совещание. Нужно говорить индивидуально, как мы с вами сейчас. И никто ничего не заподозрит - обсуждение производственных вопросов. А вот когда мы убедимся, что нас многие поддерживают, тогда можно уже выносить этот вопрос и на Правление. Не вариант, что и тогда Правление примет правильное решение, краснобаи у нас имеются, но шансов в этом случае намного больше. Вы, кстати, тоже можете поговорить с отдельными людьми, которым вы полностью доверяете.
   -- Ну, таких 2-3 человека я знаю, конечно. Но я-то работаю в компании немногим более шести лет, а вы намного больше. Вы лучше людей знаете.
   -- Правильно, на меня в основном и ляжет эта миссия. Но и вы мне можете помочь. Вот только затянется всё это надолго. А я согласен с вами, что терять время не стоит.
   -- Не затянется. Мы начнём и то, и другое делать параллельно.
   -- Каким образом, не имея на то решения Правления?
   -- Но я ведь уже говорила - почему мы это должны делать в "Афине"? Есть у нас ещё и фирма "Козерог". А там Правления как такового нет, есть только общее собрание. Но это, что не говорите, больше похоже на базар, а потому обычно принимаются те решения, которые предлагает руководство. Я уже говорила с мужем на эту тему, и мы пришли к общему знаменателю. Пакет заказов у "Козерога", как вы знаете, на этот год занижен, не до жиру сейчас. В связи с ухудшением экономической ситуации в стране, это воспринято в фирме с пониманием - ведь они знают, что и сама "Афина" многих заказов недосчиталась. Но во втором полугодии, скорее всего, сокращение штатного расписания там не избежать. И тогда люди вообще поймут, что ситуация очень серьёзная. Вот мы им и скажем, на первых порах, конечно, что собираемся заняться строительством частного жилья в зоне Нечерноземья.
   -- И кому же там, скажите на милость, дома нужны?
   -- Переселенцам.
   -- Каким ещё переселенцам?
   -- Например, беженцам с Украины. Их поселяют в основном на Дальнем Востоке, да ещё и в небольших городах, и чаще всего в старом жилье. Но поселяет их государство при этом, естественно, бесплатно. Вот мы и скажем, что деньги у некоторых из этих переселенцев имеются, - на Донбассе зарплаты хорошие были, - а потому они хотят построить за свой счёт жильё, но переехав в центральную часть России. И работу по специальности там, мол, легче отыскать. Можно сказать также о мнимых переселенцах из Сибири, из тех районов, в которых засилье китайцев. Они ведь у местного населения фактически отбирают работу. Да и китайская мафия имеется, которая, как я наслышана, покруче нашей.
   -- А вы стратег, оказывается. Да, это может сработать. И "Козерог" для нас действительно сейчас очень удачная фирма.
   -- Сработает. Да мы ещё объясним ненавязчиво людям ситуацию. И они поймут, что всё это делается не только в интересах компании, но и в их собственных интересах
   -- Хорошо, -- задумчиво протянул Твердохлеб, -- но есть ещё один маленький аспект, -- он даже показал большим пальцем на указательном эту самую малость, -- но эта малость может зарубить наши планы на корню. И таким аспектом является Устав нашей компании, в котором нет места для сельскохозяйственной деятельности. А переутверждать Устав, да ещё и добавляя что-либо новое, как вы знаете, дело не очень-то перспективное.
   -- Да, я это знаю. Но я знаю и другое - вряд ли найдётся компания, фирма, отдельный частный предприниматель, в уставных документах которых отсутствовала бы такая фраза: и другие виды деятельности. Я не знакома с Уставом нашей компании, но я уверена, что и в нём такая фраза есть. Или я не права, Глеб Борисович?
   -- Каждая моя встреча с вами всё больше убеждает меня в том, что вам просто цены нет, -- рассмеялся Глеб Борисович, -- Вы правы, конечно же, есть в Уставе компании такая фраза. Вы в последнее время становитесь как бы моей правой рукой. И если я покину компанию, а это когда-нибудь так или иначе произойдёт, то я предпочитал бы, чтобы моё место заняли именно вы. Дорогу молодым, умным, решительным кадрам!
   -- Я на это никогда не соглашусь, Глеб Борисович.
   -- Почему?!
   -- Я считаю, что главой крупной компании обязательно должен быть мужчина. Это прописано законами жизни - мужчина глава семьи и глава предприятия, это тоже семья, только производственная. Я не возражаю, когда женщины возглавляют производства, выпускающие продукцию, связанную с жизнедеятельностью женщины, или просто продукцию лёгкой промышленности. Но серьёзные производства должны возглавлять именно мужчины. Я никогда не слышала, чтобы сталелитейный завод или шахту возглавляла женщина.
   -- А женщина Президент?
   -- А вот женщина Президент - это очень здорово. Там, где женщина Президент - там истинно демократическая страна. И эта страна никогда не совершит военную агрессию. Женщина Президент, как мать, никогда не пошлёт своих детей, детей своего народа под пули.
   -- А Голда Меир?
   -- Ну, во-первых, она была не Президентом, а Премьер-министром. Да, она, уроженка г. Киев, была главой совсем другого государства, но, всё же, она была не Президентом. А во-вторых, она не нападала, она защищала свою молодую страну, которую Египет и Сирия решили стереть с лица Земли. Я догадываюсь, о чём вы ещё хотите сказать, -- улыбнулась Фрейл, увидев, что Твердохлеб порывается ещё что-то сказать.-- Вероятно, вы хотели напомнить мне о приказе той же Голды Меир главе внешней разведки Моссад разыскать и уничтожить палестинских террористов. Но это был акт возмездия за убийство невинных людей, да ещё и лучших спортсменов страны - членов Олимпийской сборной.
   -- А вы прекрасно знаете историю, хотя в те времена вас ещё и на свете не было. Хорошо, а как вы расцениваете женщину, например, на посту Министра обороны?
   -- Положительно, это тоже сдерживающий фактор агрессии. Но женщина на посту Министра обороны - это больше свадебный генерал, потому что обычно такие Министры обороны ничего не смыслят в военном деле. Просто у них имеется куча советников.
   -- Вы своими ответами только убедили меня, что место Главы компании именно для вас.
   -- Нет, Глеб Борисович. Мужчины-подчинённые будут постоянно льстить такой главе компании, а заочно думать о ней Бог весть что. Не привыкли мужчины подчиняться женщинам. Красивая женщина в кресле Главы компании будет расцениваться сильным полом как вызов, брошенный их мужскому эго. Ведь большинство мужчин всерьёз относятся к легенде об интеллектуальной неполноценности женщин. А отсюда и второй вариант - те же чересчур возомнившие о себе мужчины могут постоянно вставлять палки в колёса, чтобы показать свою значимость и никчемность женщины как главы компании. Ни то, ни другое нормальной работе компании способствовать не будет. Я согласна быть у мужчины-Главы компании, как вы сказали, правой рукой, но сама возглавлять её не желаю.
   -- Хорошо, я понял вас, хотя и жаль, что этого не произойдёт. Но я ведь знаю, что вы своего решения не поменяете. Однако вы упомянули, что мужчины не привыкли повиноваться женщинам, и что те ничего не смыслят в военной науке. А как же тогда воинствующее племя амазонок?
   -- Ну, это же просто древнегреческая мифология. Существование такого племени достоверно не подтверждено.
   -- Да-а, -- протянул Глава компании, -- какой же серьёзный и насыщенный разговор у нас с вами сегодня получился. Ну, что ж, тогда, наверное, можно приниматься за работу. Мы с вами пока что займёмся подготовительной работой, а ваш муж и фирма "Козерог" может уже в ближайшее время и напрямую этим заниматься, по крайней мере, поисками подходящих земельных угодий. Найдутся в фирме такие люди?
   -- Я думаю, что найдутся. Найдём таких, если и не в фирме, то в других местах.
   -- Я тоже так думаю. Тогда, за дело, Ева Николаевна!
   -- С Богом! -- ответила Фрейл и даже перекрестилась.
  
  

ГЛАВА 12

Что делать дальше?

  
   Прошло полгода, экономическая ситуация в стране не улучшалась. На первый взгляд она и не ухудшалась. Подорожание на рубль-другой каких-либо продуктов было мало заметно, да простой люд уже и привык к такому - это мелочи, знали и худшие времена. Поэтому, вроде бы, установилась некая стабильность. Но это было на взгляд обывателя, человека, который не особенно разбирается в экономических тонкостях. "Афина" держалась на том же уровне, что и в прошлом году, но никакого прогресса по всем прогнозам так и не намечалось - не до жиру, быть бы живу. Потихоньку за это время начала раскручиваться дочерняя фирма, но будет ли там прогресс в новом деле, это вопрос времени. В "Козероге" буквально месяц назад произошло сокращение штатов, оно было плановым - из фирмы ушли "чистые" строители, правда, таких было, как это и предполагала Фрейл, не так уж много. Несколько человек ушло и из других отделов, но уже по собственному желанию - не видя для себя хороших перспектив, нашли места получше. На их место пришли специалисты в сельском хозяйстве, но в количественном составе их было, всё же, меньше, нежели ушедших. Так что, сокращение в фирме в итоге произошло. Но, поскольку в фирме остался ряд "мастеров на все руки", то и строительством было кому заниматься, а план на этот год был-то пока что полностью строительным. К нему только во втором полугодии добавятся некоторые пункты, которые следует выполнить частично ещё в этом году, но, по большому счёту, уже в следующем.
   Естественно, весной пока что никакой речи не шло о посевах на тех площадях, которые успела закупить фирма с помощью "Афины". Во-первых, их было пока что немного, а во-вторых, вручную никто ничего садить не будет, а техники-то тоже пока что нет. Сейчас скупали, и довольно дёшево, старую технику в тех районах, где были приобретены земли, и срочно ремонтировали её. Первый год решено было работать на старой технике, а там уж как карта ляжет, как фирма сможет раскрутиться. Но вот осенью, а до неё оставалось всего 2,5 месяца нужно уже всерьёз работать на перспективу - пашня и удобрение земель. Посевов не намечалось (озимых), поскольку решили попробовать себя, как предлагала та же Фрейл, в выращивании овощей. В общем, дело понемногу продвигалось, но вопросов о том, что делать дальше, оставалось, тем не менее, немало.
   Но, интересно то, что подобный вопрос задавала себе и Фрейл, однако не в производственном плане, а в личном. Это, на первый взгляд, казалось странным - какие проблемы могли быть у неё в личных планах, в личной жизни? Всё вроде бы нормально: хорошая семья, сыну скоро исполнится 2 года, отличная квартира, работа, чудесные соседи - Сашины родители. Сын уже понемногу разговаривает, и не просто разговаривает. Что значит, не просто разговаривает? А вот это особый разговор.
   За неделю, до разговора с мужем, а затем с Твердохлебом о перспективах компании, 18-го января маленькому Николя исполнилось полтора года. На первом его году жизни родители да и бабушка с дедушкой отмечали вехи в его жизни чуть ли не ежемесячно: вот Николя 1 месяц, далее 2 месяца, а уже 3 месяца и так далее. После года они умерили свой пыл, а потому эту дату они решили снова-таки отметить (впервые за истекшие полгода), тем более что этот день припал на воскресенье. И вот после небольшого застолья, а оно и длилось недолго, Ева завела разговор о том, что она хочет обучать маленького Коленьку английскому языку. Никто по этому поводу и не стал возражать, все понимали, что в настоящее время это очень полезно, а может быть, со временем стать вообще необходимым. Но, когда Ева заявила, что она хочет заниматься с сыном изучением языка, уже начиная в ближайшее время, то это вызвало недоумение, если не шок у слушавших её родственников.
   -- Ева, ты что?! -- начал Александр, -- да ведь Коленька мал совсем, он ещё и по-руccки почти ничего не говорит.
   -- Почему, не говорит? Говорит уже и "мама", и "папа", "ба" (бабушка), "дай" и другие слова.
   -- Какие другие слова? Отдельные слоги, которые у него могут обозначать целый ряд предметов: "де" - дерево, девочка; "ку" - кушать, курочка; "па" - упал, палка, лопатка. Рано ещё Николя иностранные языки учить Я понимаю, с 3-5 лет, но не сейчас же.
   -- Тогда поздно будет. У него сейчас словарный запас в целом где-то 15-20 слов, пусть даже и слогов. Но он же ими что-либо обозначает. Нужно начинать именно сейчас, и даже сейчас это уже немного поздно.
   -- Да ты что!?
   -- Да, да, Саша! Немного поздно. Я просмотрела кое-какую литературу. И там сказано, что, если в семье есть взрослые, которые хорошо говорят хотя бы на одном иностранном языке, то начинать обучение ребёнка иностранному языку можно с самого рождения. А вот если же в семье таковых нет, то занятия лучше начинать примерно с полутора лет. Но я-то нормально говорю на английском, поэтому мы уже немного опоздали.
   -- Э-э, нет, -- покачал указательным пальцем Александр, -- тогда Николя будет говорить только на английском языке, а это нам не подходит.
   -- Ничего подобного. Есть такое понятие как билингвизм - владение двумя языками. И он чаще всего присущ детям, которые с рождения находятся в двух языковых средах. При правильном обучении ребёнка у него будет одинаково совершенное владение двумя языками, умение в равной степени использовать их в необходимых условиях общения.
   -- И каким образом ты этого добьёшься? Он будет путать русский язык с английским. Что у него тогда за фразы будут?
   -- Отвечаю сначала на твой второй вопрос, об этом я тоже прочитала и полностью согласна с написанным. Так вот, можно в общении с Коленькой разделить использование двух языков: к примеру, по-русски говорить дома, а по-английски - на улице. Можно и по-другому: предложить ему говорить с каждым из родителей на его родном языке. А если оба родителя неплохо знают оба языка, то можно разделить языки и по дням недели. Ты английским немного владеешь, а потому на ранней стадии с сыном общаться сможешь, а потом и сам подтянешь свой разговорный английский, мы, кстати, об этом говорили ещё 2,5 года назад, пребывая в Австралии. В общем, указанные мною методы помогут нашему сыну разграничить свои знания и не смешивать слова и предложения на разных языках.
   -- Хорошо, пусть так. Но как ты его будешь учить, если он и по-русски сейчас плохо понимает?
   -- Я тебя поняла, пришла очередь ответа на твой первый вопрос. Да, к таким малышам нельзя ещё применять традиционный метод изучения иностранного языка. Поэтому нужен игровой метод. Сначала я буду показывать сыну детские книжки с иностранными названиями зверей и птиц, мы будем слушать песенки на этом языке, затем пойдут кубики с картинками, буквами, Николя будет слушать сказки, позже - мультики и так далее. Мы будем пытаться вместе с ним переводить текст простеньких песенок, Постепенно малыш будет привыкать к звучанию иностранной речи и параллельно русской. Или наоборот. А ещё позже подобные уроки будут дополняться знакомством с новыми словами, прослушиванием аудиоматериалов, просмотром видеоуроков, и чтением книжек на изучаемом языке.
   -- Ева, -- в разговор, наконец, вступила и свекровь, -- во многом я с тобой согласна. Но есть один непростой вопрос, то есть одна непростая проблема. Я знаю как педагог, наслышана об этом, что двуязычные дети часто начинают говорить позже, чем их ровесники, знающие лишь один язык, поскольку их словарный запас в каждом из языков меньше, а навыки общения могут быть недостаточны.
   -- Я немного слышала об этом, Любовь Николаевна. Но, по статистике, задержки речевого развития при билингвизме укладываются в пределы нормы развития. А потом, со временем вообще всё нормализуется.
   -- Пусть это и так. Но, тем не менее, часто в двуязычных семьях у детей встречается общее недоразвитие речи: нарушение грамматического строя предложений, связной речи, словарного запаса.
   -- Этого не происходит, если учить рёбёнка двум языкам с самого рождения. Вот почему я и сказала Саше, что уже немного поздно. По той же статистике дети прекрасно умеют различать языки, если слышат их с рождения.
   -- Всё равно. Маленькому ребенку сложно ориентироваться в правилах и нормах сразу двух языков. Малыш может при обучении заменять слова на аналогичные из другого языка, если их проще выговорить.
   -- А вот на этот счёт есть простые рекомендации: если малыша мягко исправлять каждый раз, когда он употребляет слово из другого языка, или переспрашивать, то к 3-м годам он полностью откажется от "смешанных" предложений. Но зато, по результатам исследований, у детей, говорящих на двух языках, богаче словарный запас, лучше развита память и аналитические способности, им легче даётся не только дальнейшее изучение других языков, но и точных наук. Но я с вами кое в чём согласна - просто нужно будет выделить один язык в качестве основного, освоить его, и, убедившись, что у ребенка отсутствуют речевые проблемы, усилить более глубокое изучение и второго языка
   -- А я хотела со временем, -- негромко протянула Любовь Николаевна, -- начать обучать Николя французскому языку. Но Ева опередила меня. Я, правда, не ожидала такой ранней учёбы.
   -- Вы хотите из Николя вообще полиглота сделать? -- улыбнулась Ева.
   -- Ну, это не совсем точное определение, -- улыбнулась в ответ свекровь. -- Ты правильно, сказала, что людей, владеющих двумя языками, называют билингвами. Но полиглотами называют людей, владеющими более чем шестью языками. А вот владеющими более двух - полилингвами, не очень-то простое слово. Ладно, пусть Николя будет хотя бы билингвом, а там видно будет. Но, Ева, обучение языку требует ежедневных занятий и не единожды в день. Далее ты не сможешь с Николя подолгу заниматься, а так он нормально язык не выучит. Нужно постоянное общение с ним на английском языке. Да, у меня по институту второй язык английский, но я не уверенна, что сейчас его так уж хорошо знаю - мало на нём общалась. В школу-то, понятно, мы отдадим Николя в английскую. Но вот до школы...
   -- Ничего страшного. Николя сможет посещать групповые занятия иностранного языка в центрах раннего развития детей, сейчас есть такие в Москве. В подобный детский центр можно приходить даже с шестимесячным малышом. До трёх лет дети ходят туда вместе с мамами. А позже можно уже ходить и с бабушками, -- продолжала улыбаться Ева. -- Кроме обучения английского языка малышу можно там же посещать различные творческие студии или заниматься спортивными занятиями, танцами. А затем отдадим его в детский сад с преподавателями-носителями иностранного языка. Такие садики тоже имеются.
   -- Я тебя поняла, -- уже просто рассмеялась свекровь, -- ты меня хочешь загрузить с Коленькой на весь день.
   -- А разве вы возражаете?
   -- Нет, не возражаю. Дорога туда и назад, в этот центр я имею в виду, это ведь те же прогулки на свежем воздухе, а в самом центре - больше игра, нежели занятия. К тому же к этим прогулкам может подключиться и дедушка. Нет ничего сложного в том, чтобы отвезти внука в этот центр, а потом забрать его оттуда. А тебе, кстати, -- взгляд в сторону супруга, -- полезно почаще бывать на свежем воздухе. А то засиделся ты, Стёпа, в квартире, или залежался на мягком диванчике.
   -- Да я и не возражаю, -- развёл руками Степан Владимирович.
   -- Вот и отлично. Итак, Ева, когда же мы начнём ходить в этот центр?
   -- Сначала я выясню, где имеется центр, расположенный поближе к нашему дому. Я думаю, что реально это будет не раньше весны. Незачем начинать эти поездки в стужу, пусть Коля постепенно привыкает.
   -- Хорошо, решили. У других членов семьи имеются возражения по этому вопросу?
   Мужчины благоразумно предпочли промолчать. Да и кто будет слушать их мнение, если так решили мать и бабушка - в вопросах воспитании ребёнка пока что именно они всем заправляли. Представители сильного пола, особенно отец, подключатся к этому процессу немного позже, когда мальчику уже понадобится мужское начало, мужской пример, именно мужское воспитание. Вот так, с начала апреля маленький Коленька начал ходить с бабушкой в центр раннего развития детей. Его мама когда-то училась в Псковском Центре развития одарённых детей, Но, возможно, московский маленький центр - это первая ступенька к уже большому Центру?

* * *

   Но вот уже и зима, и весна сдали свои полномочия - был разгар лета, шёл уже июль. И вот сейчас следовало, всё же, вернуться к проблеме Евы в личном плане. А она состояла вовсе не в вопросе обучения сына английскому языку - этот вопрос успешно утрясён. Что же тогда это была за проблема?
   Дело в том, что Ева в самом конце января, помимо всех прочих дел, успела дать новое задание Владимиру Гладышеву. Годом ранее у Евы выдался очень уж неудачный месяц август. И она боялась, что таким же неудачным он окажется в этом в году, а возможно, не именно август, а даже конец января или начало февраля. Дело в том, что три года тому назад, в то время, когда готовилось бракосочетание и венчание Евы и Александра в городе параллельно в одном из его районом проходил суд над Артёмом Петрушевым и Сергеем Хромовым. В итоге они были в конце августа (после неудачной апелляции) осуждены на 3 года лишения свободы в колонии общего режима. Действия подсудимых согласно статьи закона карались лишением свободы на срок от 3-х до 6 лет. Изнасилование с отягчающими обстоятельствами (группой лиц) карается лишением свободы на срок от 4-х до 10 лет. Но в случае покушения срок или размер наказания не может превышать 3/4 максимального размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за соответствующее преступление. А потому адвокаты девушки подсказали той, чтобы она на суде заявила, что это была только попытка изнасилования. Ева не была кровожадной, и она с этим согласилась. Суд учёл показания девушки, а потому парни и получили относительно не такой уж большой срок.
   Но в августе этого года этот срок уже заканчивался, к тому же они могли выйти и раньше этого срока. Правда, Гладышев сразу сказал Еве, что вряд ли насильники выйдут раньше срока, но это требовало уточнения. И Володя оказался прав - "мотать срок" Сергею с Артёмом доведётся по-полной. Но сейчас шла уже средина июня, до назначенной даты выхода Хромова и Петрушева оставалось чуть более двух месяцев. Но Фрейл до сих пор ничего ещё сама для себя не решила в этом вопросе. В прошлом году Ева, сказав супругу, что Сергей и Артём являются как бы рецидивистами, занимаясь мерзкими делами более 10 лет. А потому, мол, она пока что ничего не решила в отношении них. Но она не могла принять решение и до сих пор.
   Какое могло быть решение? Одно из двух - забыть обо всём этом, как о кошмарном сне, пусть всё идёт своим чередом или же помочь парням после их выхода из колонии. Ведь им там наверняка несладко пришлось, а потому они, возможно, всё осознали. Ева до сих пор не могла забыть о гибели Юрия Шемякина и брезгливо морщилась при воспоминании о неудачной встрече с Эльвирой Фёдоровой. Две неудачи подряд в её попытках помочь людям, к неприятностям которых она причастна. Но вот решить что-то она так и не могла. Она задним числом, не сейчас, а ранее, простила практически всех, даже Виктора Козакова, который посягал на её жизнь. Но вот с Петрушевым и Хромовым для неё всё было сложнее. Их, она почему-то прощать не хотела. Точнее, их она тоже простила, но вот негативное отношение к ним у неё по-прежнему оставалось, и оно мешало принять ей верное решение.
   Когда она во вторую субботу июля вечером завела с Александром, - его родители занимались внуком, - разговор о своих сомнениях, тот удивлённо вскинул брови:
   -- Ева, опять? Повторение пройденного? Тебе мало того Юрия и твоей деканши? Зачем ты туда суёшься. Тем более, как я вижу, у тебя душа не лежит к позитивному решению.
   -- Вот, ты хорошо определил - позитивное решение. А я не хочу постоянно в своей жизни принимать негативные решения.
   -- Здравствуйте вам! А у тебя в жизни так уж мало было позитивных решений?
   -- Ну, может быть, я не так уж правильно выразилась. Но мне не хочется впредь принимать негативные решения.
   -- А как ты можешь знать, каким оно будет - негативным или позитивным?
   -- Позитивное - это когда помогаешь человеку.
   -- Не факт. Ты ему поможешь, разбалуешь, так сказать его, и он в дальнейшем только и будет ждать помощи, не надеясь на свои силы. А сейчас, те же твои Сергей и Артём, получив по жизни хороший урок, будут рассчитывать только на свои силы.
   -- В твоих словах есть, конечно, большая доля истины, но не вся. Ведь, если они не смогут найти себя после выхода из колонии в обычной жизни, то они могут вновь покатиться по наклонной плоскости. Ведь почему Шемякин полез в этот Донбасс? Да потому что он не смог нормально устроится на работу, у него не было денег. Вот он и поехал их зарабатывать.
   -- Не передёргивай. Он поехал, нужно добавить всего одно слово - он поехал зарабатывать больши́е деньги. А мог бы в Москве устроиться сначала на работу с небольшим заработком, а постепенно раскрутиться. Но он не захотел этого сделать, ему подавай всё сразу, а не постепенно.
   -- Ладно, пусть так. Но речь-то не об этом. Речь о том, что не получив того, на что так рассчитывали эти парни, взрослые мужики, уже могут вновь пойти на неблаговидные поступки. Моя помощь направлена именно на то, чтобы этого не произошло.
   -- Ой, от твоей помощи многое может и не зависеть. В первую очередь всё зависит от того, какими они выйдут из тюрьмы, или где они там сидят. Прибавилось ли у них за годы отсидки ума-разума.
   -- Правильно. Но заочно я этого знать не могу.
   -- Постепенно по их поступкам сможешь это понять. А Гладышев будет тебя о них информировать.
   -- Не-е-т, Саша, потом может быть поздно. Если какой-либо предмет даст трещину, то потом, хоть клей его, хоть не клей - толку уже не будет. Например, треснувшую посуду всегда выбрасывают.
   -- Твой пример неудачен, поскольку треснувшую посуду обычно выбрасывают не потому, что ею нельзя в дальнейшем пользоваться. Причина другая - треснувшая посуда символизирует такую же дальнейшую жизнь её владелицы.
   В этом вопросе Александр был прав. Разбитая посуда (языческая примета) всегда символизировала ущербность, несчастье - за исключением тех случаев, когда её били умышленно (например, на свадьбе). Суть этой приметы в психологическом плане такова: треснувшая посуда держит хозяйку в напряжении, заставляет вспоминать о ситуации, в которой её испортили.
   -- Ёшкин кот! Да знаю я всё это, -- начинала уже злиться Фрейл. -- Да, неудачный пример привела. Но ты-то меня понял? Должен ведь понять!
   -- Да понял я, понял, -- начал успокаивать Еву Рогозный. -- Но не всё просто, как я говорил, в случае с этими взрослыми мужиками, как ты уже это сказала.
   -- Так я и говорю, что не просто. Потому и не могу ничего решить.
   -- А ты вообще простила их? Ранее ведь, как я понял, ты не собиралась их прощать.
   -- Я давно простила всех моих обидчиков, хотя в случае с Артёмом и Сергеем это было очень нелегко сделать. Я их простила, можно и так сказать, через силу, заставив себя их простить. Поверь, мне очень трудно было это сделать.
   -- В это я отлично верю. Простить-то заставила себя, а вот забыть ты себя не заставишь. Как бы ты этого не хотела.
   -- Это точно.
   -- Ну, так зачем тебе им помогать? Ты их простила - и успокойся.
   -- Нет, ты ничего так до сих пор и не понял. Важно не то, простила ли я их, а простят ли они меня? Ведь это я всё подстроила.
   -- Не наводи на себя напраслину. Тоже мне, ты всё подстроила... Это же чушь, Ева. Они сами всё подстроили, а ты просто уличила их в этом.
   -- Без моих уличений они были бы на свободе.
   -- Вот только не начинай всё сначала. Пусть насилуют, грабят, убивают, лишь бы твоя совесть была спокойна. Так, что ли?
   -- Не так всё, конечно, но... -- и Ева надолго замолкла.
   -- Вот. Аргументов надёжных не имеется. Ну, хорошо, встреться с ними, попроси у них прощения, а заодно узнай, простят ли они тебя. И на этом заканчивай всё.
   -- Саша, ты понимаешь, что ты говоришь?
   -- А что, так и быть встреться с ними. Я уже не боюсь за тебя при этой встрече, прекрасно зная, что ты с ними в случае чего одним пальцем справишься.
   -- Да я совсем не о том.
   -- А о чём ещё?
   -- О моём прощении. Ты себе представляешь, как это будет выглядеть с моей стороны?
   -- Нормально будет выглядеть.
   -- Абсолютно ненормально! Именно ненормально - одно слово, не разделённое частицей "не". Я буду при этом выглядеть именно ненормальной.
   -- Это почему ещё?
   -- Да потому. Саша, очень легко и просто прощать человека после того, как он заработал и, главное, отбыл наказание. Но это уже не прощение, это скорее похоже на издевательство - ты, к примеру, отсидел 10 лет в тюрьме, а теперь тебя прощают. Это получается просто реабилитация человека, но никак не его прощение. Прощать человека нужно до того, как он может получить наказание. Раньше я этого не понимала. Понимание этого, к сожалению, приходит только со временем. Представь себе такую ситуацию, ещё до отмены смертной казни - человеку назначили высшую меру наказания, и приговор привели в исполнение. А ты его после этого прощаешь. Как с тобой поступят его близкие, если ты после этого сообщишь им, что теперь уже простил того человека? Это уже будет не просто издевательство, а какое-то кощунство.
   -- Хм, я как-то с этой стороны этот вопрос не рассматривал.
   -- Оно и видно. Ладно, с тобой я посоветовалась, но вразумительного совета, аргументированного, как ты мне высказался, я не получила. Время ещё есть, а потому нужно посоветоваться ещё с кем-нибудь.
   -- С кем? На работе, что ли?
   -- Нет. Чужих я в это дело посвящать не намерена.
   -- Тогда что, с Ковровыми или Носовыми, или с моими родителями. Других, близких людей, как я знаю, у тебя нет.
   -- Ошибаешься, есть.
   -- И кто же это?
   -- Майкл Крейг.
   -- А, я и забыл о нём. Извини. И что, ты будешь по телефону с ним советоваться?
   -- Зачем по телефону. Майкл вскоре, в средине июля прилетает в Москву. Живём мы теперь в одном районе, довольно близко, так что можем часто бывать друг у друга в гостях. А до выхода парней из колонии останется ещё больше месяца. Так что, надеюсь за это время успеть принять верное решение.
   -- Да, это неплохое твоё решение, правда, не совсем по нужному вопросу. А по поводу совета с Майклом. Он мужик толковый, может, вы действительно найдёте верное решение, если мои советы тебе не подходят.
   -- Они не то, что не подходят. Не обижайся, Саша. Просто они какие-то однобокие и чересчур категоричные.
   -- Ладно, я не в обиде. Советуйся с Майклом.
   На этом непростая беседа Евы с Александром закончилась. Ева пошла в детскую, где Сашины родители готовили Николя укладываться спать.

* * *

   Майкл Крейга прилетел в Москву в среду 22-го июля, по плану намереваясь пробыть в ней три недели. Ева его, конечно, встретила в аэропорту и сразу же привезла к себе домой. Но никаких серьёзных бесед этим вечером не происходило. Все просто хорошо посидели за накрытым столом, обменявшись своими новостями. Правда, новости Евы и Александра очень заинтересовали Майкла, которого немного удивила частичная смена профиля работы фирмы "Козерог". Но отнёсся он к этому с пониманием, регулярно следя за российскими новостями, а частично и за украинскими. Это было связано со сбитым в прошлом году российскими военными малазийским "Боингом", на котором находилось около 100 австралийцев, которые летели на конференцию по борьбе со СПИДом. Буквально пару дней назад, в годовщину катастрофы "Боинга" (17-го июля) премьер-министр Австралии Тони Эбботт заявил, что в прошлогодней катастрофе виноваты российские боевики. Это произошло после обнародованного накануне видео первых минут после падения самолёта, на котором видно было, как боевики фотографируют останки погибших пассажиров, а также роются в их личных вещах - собрали целую кучу из мобильных телефонов и личных вещей пассажиров. При этом на их лицах не видно было ни капли сожаления, рылись они как жуки-навозники, а не как люди. И вот тогда в одном из своих интервью Эбботт отметил: "Это подчёркивает тот факт, что это было зверство, и ни в коей мере не несчастный случай. Этот самолет был сознательно сбит поддерживаемыми Россией мятежниками, которые, по нашему мнению, использовали предоставленную Россией ракету", подчеркнув при этом важность расследования этой авиакатастрофы.
   Майкл за эти последние пару лет уже хорошо был знаком с родителями Александра, а потому вечер все провели дружно и весело. Затем Крейг ушёл ночевать к себе домой, благо жил он по соседству с семейством Рогозных. Но на субботний вечер Ева вновь пригласила своего австралийского "отца" провести вечер у них, чтобы не питаться дома всухомятку или ходить по ресторанам. И вот после ужина она уже полностью завладела Майклом, расспрашивая его о его маме, о Кристи да и о самом Брисбене. После своего импровизированного свадебного путешествия три года назад Ева и Александр в Австралии больше не были. Два года назад родился маленький Николя, а в прошлом году Ева занята была Юрием Шемякиным и Эльвирой Фёдоровой, к тому же она только вышла на работу после декретного отпуска. Да и маленький сын ещё требовал материнского внимания. А вот в этом году они предварительно спланировали в сентябре на пару недель слетать в Брисбен. Но, как оно получится, будет видно.
   И вот после расспросов Евы и ответов Майкла о событиях на далёком континенте, Крейг в свою очередь спросил Фрейл о том, что, как ему показалось, Ева чем-то озабочена. Он даже уточнил, не существуют ли какие-нибудь у неё неприятности на работе, в семье, он отметил - вроде бы всё нормально. А вот на работе в такое непростое время всякое может быть.
   -- Нет, Майкл, -- грустно покачала головой Ева, -- и в семье, ты прав, и на работе у меня всё в порядке. Да, времена тяжёлые, но и компания, и фирма выкручиваются, всё более-менее нормально, стабильно, по крайней мере.
   -- Но что-то же есть, твоя озабоченность видна. У меня глаз на тебя уже намётан.
   И вот это был как раз момент выложить Майклу всё о Хромове и Петрушеве, что Ева и сделала. Да она и сама планировала посоветоваться с Майклом. После её рассказа Майкл задал Еве пару уточняющих вопросов, после чего спросил, а что она сама решила, или к какому варианту решения она больше склонна.
   -- Мне хотелось бы помочь парням, чтобы не произошло у них какого-нибудь рецидива. Молодые ведь ещё люди, вся жизнь впереди у них. Как-никак, а жалко их.
   -- Раньше, насколько я знаю, у тебя к ним не было никакой жалости, скорее даже наоборот. Ты говорила, что уж кто, а они должны понести наказание.
   -- Говорила. Но они ведь уже понесли наказание. Этой цели я добилась, и что дальше?
   -- А почему в отношении этих негодяев должно быть какое-то дальше?
   -- Люди негодяями не рождаются, они ими становятся. Но, если можно стать негодяем, то, наверное, существует и обратный процесс.
   -- Бывает такое, но очень уж редко. Чаще о таких говорят, что горбатого могила исправит.
   -- Я знаю. В прошлом году я сама произнесла эти же слова в адрес одного из моих фигурантов.
   -- И кто это был?
   -- Деканша, которая, не разобравшись, отчислила меня из "Вышки".
   -- И она тоже понесла заслуженное наказание?
   -- Да. Но никаких выводов она не сделала. Каким ты был, таким остался - только в негативном смысле.
   -- Вот тебе и подтверждение моих слов. Ты снова получишь аналогичную картину.
   -- А если нет? А если эти мужики что-то да поняли за три года заключения. Не всех тюрьма и колония рецидивистами делает. Многие излечиваются от своих преступных болезней. Так почему таким людям на первых порах и не помочь?
   -- Ева, -- размеренно протянул, Крейг, -- тебе не кажется, извини, что ты бросаешься из одной крайности в другую?
   -- Почему?
   -- Ну, раньше ты стремилась наказать своих обидчиков, и это было, пожалуй, правильно - зло должно быть наказано. Да, я тебе говорил, о том, что, вообще-то, наказание должно исходить от Бога. Но я в своё время просто пытался тебе более детально растолковать смысл твоей фразы: "Аз воздам!". Её предысторию, так сказать. Но я не отговаривал тебя категорически не мстить своим недругам, в душе я считал, что ты имеешь на это право. И даже с самого начала нашей с тобой встречи, помнишь разговор в машине? Я спросил тогда тебя: "Неужели вы всё это парням простите?".
   -- Я помню.
   -- Вот. А сейчас у тебя появилась какая-то мания всепрощения. Что это, я не понимаю?
   -- Это не мания всепрощения. Просто людей нужно прощать, нельзя быть такой категоричной, кровожадной, что ли.
   -- А ты знаешь, что говорил Зигмунд Фрейд о прощении?
   -- И что же?
   -- Он сказал: "Если ты простил человеку всё, значит, с ним покончено".
   -- Нет, Майкл. Мне это определённо не нравится. Да, человека порой нужно наказывать, но нельзя, чтобы с ним кончали. Иначе когда-нибудь и с тобой так же поступят. И в Священном писании на это ясно указывается: "Прощайте и прощены будете".
   -- Да, есть такая фраза. Но есть и другая, и в той же Библии, другие слова Господа: "Ворожеи не оставляй в живых". Ты, я знаю, книги значительно более внимательно читаешь, нежели я, но я эту фразу помню. Так что должна была она и тебе на глаза попадаться.
   -- Попадалась, Майкл, -- улыбнулась Ева. -- Вот только ты читал Священное писание давно, а потому, наверное, и не помнишь, по какому поводу она была сказана. Да ещё, как ты сам отметил, возможно, просто невнимательно читал. Эта фраза Господа совсем о другом.
   -- Как это, о другом?
   -- Понимаешь, Майкл, есть такие слова как вражеи, вражьи стаи. Они указывают именно на врагов. Но ворожеи это не вражьи стаи. Ворожеи, это не враги в полном смысле слова, это люди, которые занимаются ворожбой.
   -- Это точно?
   -- Абсолютно точно.
   -- И что, Господь говорил о том, чтобы убивали в общем-то мирных вроде бы людей, а не врагов каких-то? Такой ли уж большой грех ворожба или гаданье? Насколько я помню Библию, то гаданием занимались многие библейские герои. Тот же праведный Иосиф гадал на серебряной чаше.
   -- Да, это так. Добавлю, что, например, Иаков использовал магические обряды с прутьями, пророк Даниил знал всю вавилонскую магию, отгадывал сны и будущее. А Моисей вообще был египетским жрецом, посвящённым во все оккультные тайны.
   -- Вот! И никто ведь этих великих библейских героев не пытался убивать.
   -- Ну, гадание, обряды и ворожба это разные вещи. В целом избранники Божии ворожбой не занимались, хотя наверняка были с разными магиями знакомы. Гадание на чаше, толкование снов - это не ворожба.
   -- А что же тогда ворожба? -- удивился Майкл.
   -- Ворожба, а по-другому приворот или отворот, - это магическое насилие, лишающее человека воли и права выбора дарованного ему Богом. Ворожба приравнивалась к многобожию и скотоложству. Вот потому дабы истребить её из среды избранного народа Бог дал ему Закон, с нашей точки зрения жестокий, но с точки зрения особенностей жизни и мышления того времени, вполне нормальный.
   -- Не-е-т, -- протянул Крейг, -- всё равно жестоко. Может быть я и богохульствую, да простит меня Господь, -- он даже перекрестился, -- Но на нашего Господа это не очень похоже.
   -- Майкл, здесь есть ещё один аспект.
   -- Какой?
   -- А вот какой. Ворожба - это способность проникнуть в тайну того, что будущее приготовило для нас. Ворожба как бы позволяет увидеть то, что произойдёт, если всё оставить так, как оно есть сейчас, и ничего при этом не менять. Специальные приёмы ворожбы позволяют увидеть некоторые образы будущего, которое может состояться как следствие и результат существующей ситуации. Это помогает приготовиться к тому, что ожидает человека впереди, или же предпринять то, что позволит изменить увиденное в будущем. Вероятно, Господь не хотел, чтобы простые смертные заглядывали в будущее, или даже меняли его.
   -- Да, пожалуй, такая трактовка вопроса верная.
   -- Кроме того, считается, или считалось, что через медиумов-ворожеев люди вступают в связь с различными демонами - тёмными силами, силами зла. Как раз этого Господь хотел не допустить, он старался уберечь людей от такого большого греха.
   -- Слушай, Ева, тебе бы проповеди читать, или, по меньшей мере, растолковывать простым людям то, о чём написано в той же Библии. Ведь там порой не так уж легко понять смысл того или иного писания.
   -- Майкл, -- рассмеялась Ева, -- я не собираюсь становиться служительницей Божьей. Проповеди читать - это не моё. Да, если кто-то попросит растолковать писание, то это я смогу сделать, если только и сама правильно его трактую. Я ведь семинарий не оканчивала. У меня есть своё рабочее направление в жизни.
   -- Ладно, это я так. Просто мои размышления о серьёзности твоих подходов в любом деле, даже в незнакомом тебе ранее Богословии. Хорошо, какого совета ты ожидаешь от меня в отношении этих насильников? Или решения?
   -- Совета любого, но обоснованного. А решение я, конечно, буду принимать сама. Но за толковый совет буду благодарна.
   -- Понятно. Ну, что я тебе могу сказать? Возможно, ты и права. Как говорят, попытка - не пытка, а вдруг... Вдруг эти парни и в самом деле изменились. Тогда почему бы и не помочь? Но для этого тебе нужна встреча с ними и обыкновенный, ни к чему не обязывающий разговор, просто для того, чтобы понять - кто они сейчас. И решение принимать не сразу на этой встрече, а всё взвесив и обдумав. Вот тогда назначай им вторую встречу и на ней уже выкладывай им своё решение.
   -- Вот это совет так совет! Спасибо, Майкл! Я примерно так и сама думала. Но, теперь, когда у нас совпали мнения по этому вопросу, так я и поступлю.
   -- Ну, что ж, дерзай! Бог в помощь. Другой бы, наверное, ещё добавил: "Только смотри не ошибись". Но я этой фразы добавлять не собираюсь, потому что уверен - ты не ошибёшься.
   После этой беседы Майкла с Евой немного пообщались ещё и все вместе, после чего Крейг опять-таки отправился к себе, хотя гости и предлагали ему остаться - уж что-что, а площади двух квартир это вполне позволяли. Майкл поблагодарил хозяев за приглашение, но, тем не менее, откланялся и ушёл. Но остаток вечера Ева провела уже в неком приподнятом настроении.
  
  

ГЛАВА 13

Политика и жизнь

  
   Была у Евы и ещё одна интересная беседа, но перед этим и на работе. Правда, основная её часть была посвящена вовсе не рабочим вопросам. За день до прилёта в Москву Майкла Крейга Фрейл вызвала к себе заместителя отдела ВЭД Михаила Андреевича Зернова. После первого их разговора об улучшении деятельности компании сплыло много времени. И вместе с Зерновым Фрейл действительно удалось и наладить лучшие связи с заказчиками, и улучшить рекламу, после чего компания стала также принимать более активное участие в ярмарках и выставках. Всё это позволило привлечь и новых заказчиков, и получить новые выгодные заказы. Но происходило это, начиная с конца 2012-го и примерно по середину 2014-го года. А вот последний промежуток времени особыми успехами не блистал, хотя в основном и не по вине компании. Но как-то улучшать работу организации, в которой ты работаешь нужно постоянно, не ссылаясь на обстоятельства. Ведь правильно говорят: "Тот, кто хочет, ищет возможности, а тот, кто не хочет - ищет оправдания". Вот и нужно в любых условиях отыскивать возможности.
   Когда производственные вопросы были обсуждены, беседа плавно перешла на бытовые темы, точнее на ситуацию в государстве. Именно подобным образом заканчивался в последнее время контакт Евы Фрейл с Зерновым, а тот, как она давно определила для себя, был очень интересным человеком. Не разочаровал её Михаил Андреевич и в этот раз. В связи с ухудшившимся экономическим положением в стране была затронута и тема санкций Евросоюза и США в отношении России, а также причина их наложения. А потому коснулись и темы войны на востоке Украины. Они сейчас могли вести абсолютно откровенную беседу.

* * *

   Их отношение к этому вопросу было определено в первой же беседе. Когда они в прошлом году впервые коснулись этой темы, после первых фраз о войне в Украине Зернов вопросительно посмотрел на Фрейл и спросил:
   -- Ева Николаевна. Можно задать вам один, может быть, не совсем приятный вопрос?
   -- Конечно. Задавайте, пожалуйста.
   -- Ева Николаевна, -- Зернов приглушил голос, -- а как вы лично относитесь к ситуации в Украине?
   -- Нормально отношусь, Михаил Андреевич, -- улыбнулась Фрейл, -- правильно отношусь.
   -- Ваш ответ можно расценивать как угодно, -- улыбнувшись, покачал головой Зернов. -- Но я думаю, что именно правильно.
   -- Каков вопрос, таков ответ. Вы же свой вопрос не конкретизировали. Но я расширю свой ответ, мне нечего скрывать - я на стороне Украины, которая борется за свою свободу и целостность государства.
   -- Я, зная вас, и не сомневался в этом. Извините за свой вопрос, он был лишним.
   -- Ничего, всё нормально. Продолжайте.
   И после этого они довольно откровенно поговорили о ситуации в Украине, обменявшись своими мнениями по этому вопросу.

* * *

   Вот и на сей раз недопонимания у них не было. А потому, когда собеседники коснулись темы войны на востоке Украины, Ева задумчиво протянула:
   -- Как-то странно всё это, Михаил Андреевич - с Украиной и с нашими людьми.
   -- Что странно? То, что мы помогаем украинским боевикам, из-за чего на Россию и наложены санкции?
   -- Нет, совсем не это. Я уже давно смирилась с тем, что более 80 % россиян так слепо верят Путину. Это как раз понятно - пропаганда работает на полную катушку, а независимых каналов информации нет. Меня даже не удивляет, что большинство россиян не верят, что наши войска воюют в Украине. Меня удивляет, что они не просто не верят, а вообще слышать об этом не хотят. И это не безграмотные люди, многие из них с высшим образованием, даже известные особи есть.
   -- Ну, с известными людьми как раз всё понятно - они просто подпевают Путину, это им выгодно.
   -- Да, это я понимаю. Но всё равно. Даже, когда Украина доказывает прямую причастность России к войне на Донбассе, снова-таки верят официальной информации, что кадровых военных там нет. А если и есть, то это добровольцы, которые давно в российской армии не состоят. Россия, как всегда, так было и в Чечне, просто отказывается от своих людей, от офицеров, а это лучшие из них, предаёт их, но продолжает вешать лапшу на уши людям. А те верят в это, не удосуживаясь самостоятельно размышлять. Ну, неужели у нас такой тупой народ стал? Вот что меня ужасно огорчает и удивляет.
   -- Народ не тупой, он просто оболваненный. Но меня не это удивляет, Ева Николаевна, меня удивляет кое-что другое.
   -- Что именно?
   -- Начну как бы издалека. Я три года тому назад побывал в Берлине, есть там у меня одна знакомая, точнее это мамина знакомая. И вот она мне рассказала одну историю, в которую я, честно говоря, не поверил. И решил её проверить, съездив в центр Берлина, на Александрплатц. Там, рядом с этой площадью, на Розенштрассе имеется удивительный памятник. Он посвящён немецким женщинам-еврейкам, которые заявили публичный протест против депортации в лагеря своих мужей-евреев. Когда я подошёл к этому памятнику, так уже находились также пара евреев, которые положили цветы к его подножью. Я поговорил с ними, и они подтвердили историю, которую мне рассказала мамина знакомая.
   -- Вы хорошо знаете немецкий язык.
   -- Я знаю не немецкий, а еврейский язык. Немецкий же немного хуже.
   -- Вы знаете еврейский язык? -- удивилась Ева.
   -- Да, я ведь еврей.
   -- Вы еврей?! -- ещё больше изумилась Фрейл.
   -- Да. Не полностью, а как бы наполовину. Отец у меня русский, а вот мама еврейка - Рима Яковлевна Кугель, такова её девичья фамилия. В паспорте я русский, по отцу. Но ведь у евреев-то национальность определяется не по отцу, а именно по матери. Так что я чистокровный еврей, именно по маме.
   -- Да-а, я этого и не знала.
   -- Вы теперь измените своё отношение ко мне? -- улыбнулся еврей по маме.
   -- Ну что вы, Михаил Андреевич. Я одинаково отношусь к людям любой национальности, и меня есть знакомые евреи, они очень хорошие люди.
   -- Ну да, Австралия ведь многонациональный континент, кого там только нет.
   -- Да дело не в Австралии, я о России говорю. Ладно, мы немного отвлеклись. Продолжайте свой рассказ о протесте немецких женщин-евреек. Это, наверное, было в средине или конце 30-х годов, когда в Германии начались "чистки" еврейского населения?
   -- Если бы это было так, то эта история не выглядела бы такой удивительной, даже невероятной. Вы в своих предположениях здорово промахнулись. Это было в 1943-м году.
   -- Да вы что?!
   -- Это именно так. В то время нацистский режим провёл в Берлине последнюю чистку, арестовал тех евреев, которых "не углядели" ранее. Их выявили, выловили и арестовали - в основном мужчин-евреев. И тогда на Розенштрассе, где находился пересылочный пункт, вышли женщины, обвинявшие власть в бесчеловечности и требовавшие освободить мужей-евреев. Это кажется невероятным, но так оно было.
   -- И что произошло с этими женщинами? Их отправили в лагеря смерти, как и их мужей?
   -- А вот их судьба ещё более невероятная - они остались на свободе, это во-первых. А во-вторых, в результате их протеста несколько тысяч евреев, согнанных на Розенштрассе для отправки в лагеря смерти, были отпущены на свободу. И даже более того - двадцать пять евреев, которых уже депортировали в Освенцим, через две недели были возвращены в Берлин и тоже получили свободу. Распорядился лично Гиммлер, он был поражён героизмом и упорством немецких жён. Вот это, я понимаю, женский протест! Вот что такое самоотверженность гражданского поступка немок-евреев! А что происходит сейчас в России? У сотен матерей убивают на востоке Украины детей, у жён мужей, у детей отцов - и тишина. Так вот, я считаю, что женщины России вначале предали своих детей и мужей, по приказу ФСБ замолкнув, а затем и вовсе продали своих близких, удовлетворившись выплаченными компенсациями или погашением различных кредитов. При этом они никогда не узнают, где похоронен их сын или муж, никогда не положат к могилам своих близких цветы. Это ли не продажность?! Вот что меня удивляет в русских женщинах. Куда только делось "...коня на скаку остановит, в горящую избу войдёт"? В какую горящую избу, если сейчас русским женщинам так просто рот заткнуть? Именно об этом я хотел сказать в начале нашего разговора, именно это меня удивляет.
   -- Да, всё это просто невероятно. Какая мужественность и смелость! -- уважительно протянула Ева. -- Это я о немецких женщинах говорю. А что касается России, то чему удивляться. При теперешнем-то режиме... Полицейское государство, да и только. Да-а, вы очень интересный человек, Михаил Андреевич. И я рада, что ещё ранее с вами поближе познакомилась.
   -- Я обыкновенный человек. Но, всё равно спасибо, Ева Николаевна. Вы не менее интересный человек, я очень уважаю вас.
   На этом обмене комплиментами беседа Фрейл с Зерновым была завершена. Но до конца дня Еву не покидало какое-то приятное ощущение от беседы с этим человеком. Как хорошо, думала она, что есть в компании такие люди, да и не так уж мало в целом в России хороших людей.

* * *

   Ева Фрейл была умной женщиной, но она порой владела не всеми нюансами политической и экономической жизни страны. И это показал её последующий разговор с Зерновым, который состоялся уже на следующей неделе, в предпоследний день месяца. В конце их производственной беседы вновь была затронута тема российской экономики. И вот после небольшого диалога на эту тему Михаил Андреевич произнёс:
   -- Я недавно прочитал в газете одну любопытную статью. В ней шла речь о российской экономике. Эту тему обсуждали президент "Горбачёв-Фонда" Виктор Мироненко и немецкий миллиардер Петер Бацилла. И вот что сказал Бацилла: "...Я три дня назад открыл интернет, увидел, сколько нефти вы продали в прошлом году, умножил на цену барреля на мировом рынке (тогда это было примерно 127 долларов), а потом разделил на 140 миллионов человек (это население РФ). В результате трёх простых арифметических действий у меня получилось, что российский гражданин вообще не должен работать от пелёнки до могилы. Он обеспечен деньгами для того, чтобы вести достойную на европейском уровне жизнь". После этого Петер задал вопрос Мироненко о том, куда же в России исчезают деньги?
   -- Понятно куда - воруют чиновники, -- тут же отреагировала Фрейл.
   -- Это, скажем так, -- покачал головой Зернов, -- только одна из статей исчезновения денег. И она относительно небольшая.
   -- Да? А какие же тогда другие статьи?
   -- А вот на этот вопрос Петер сам ответил Виктору Мироненко. Он сказал: "В Российской Федерации они идут на милитаризацию, совершенно глупую идею со скупкой золота и так далее".
   -- Хм, наверное, правильно он сказал.
   -- Конечно, правильно, Ева Николаевна. Военная истерия - вот главная статья исчезновения денег. Россия просто помешана на милитаризации, народу постоянно вдалбливают в голову мысль, что их кто-то хочет поработить. Но это же чушь! И так длится уже почти 100 лет. Ладно, в первые годы советской власти это, может быть, было и оправдано, но потом... Вообще-то, России всегда нужны были битвы, бойни - русско-иранская, русско-турецкие войны, войны с французами - с 1805-го по 1812-й год, войны в Крыму, на Кавказе...
   -- Погодите, Михаил Андреевич, -- перебила Зернова удивлённая Фрейл. -- А война 1812-го года при чём здесь? Это же не Россия развязала войну с Наполеоном. Это же Наполеон был кровожадным тираном и узурпатором.
   -- Не скажите. Не был Наполеон узурпатором. Он как раз был избран, подчёркиваю, избран народным голосованием. И практически единогласно, против его кандидатуры проголосовало всего 0,07 %! избирателей. А позже Наполеон был коронован самим Папой Римским! А вот как раз Александр I-й, российский самодержец был посажен на царский трон после дворцового заговора и убийства его отца Павла I-го. Вы знаете, Ева Николаевна, как позже Пушкин сформулировал историческую роль Наполеона? - ..."И миру вечную свободу из мрака ссылки завещал!". Ну, да ладно, это не по нашей теме. Так вот, фактически именно Россия объявила войну Франции.
   -- Не может быть?!
   -- Именно так. Мы просто позже фальсифицировали эту историю. Это долго рассказывать, на досуге поройтесь сами в независимых источниках.
   И Зернов был прав. История гласит, что ещё в 1804-м году Александр I-й уговорил Австрийского императора вступить с ним в коалицию, после чего уже в 1805-м году он направился интервенцией во Францию через Австрию. Но французы разгромили россиян и австрийцев под Аустерлицем. Далее, через год, в 1806-м году, Александр I-й убедил прусского короля Фридриха-Вильгельма III-го вновь объединиться в коалицию и объявить войну Франции. Войну объявили. Наполеон снова был вынужден защищать свою страну. Благодаря своему гению французский император сумел разгромить превосходящие по численности прусские и российские армии (под Фридландом, 2.06.1807 г.). Но Наполеон не стал преследовать вероломных россиян.
   После заключения мира Александр пошел на беспрецедентный по подлости шаг - на следующий год он увеличил расходы на военную промышленность практически в 2 раза: с 6,34 миллиона рублей в 1807-м году до 118,5 миллионов рублей в 1808-м году! После этого военный бюджет увеличивался ещё не раз, что дало возможность Александру уже в 1810-м году развернуть огромную армию. И бо́льшая часть этой армии развернулись на границах Герцогства Варшавского - 26.04.1812-го года Александр уже находился при армии в Вильно. Наполеон послал парламентёра с предложением не вступать в войну, но Александр не согласился. Дипломатическое объявление войны произошло, причём, по всем правилам. В общем, Россия первой объявила войну Франции. Наполеон этот вызов принял. Поскольку Наполеон России войну не объявлял, то никаких планов ни захвата, ни вторжения в Россию у Наполеона не было и быть не могло. А перешли французы Неман только потому, что больше стоять друг напротив друга и ждать "у моря погоды" не могли, потому что этакое стояния не играло на руку Франции, у которой в тылу оставались не определившиеся со своей позицией Австрия и Пруссия.
   Данную смену позиции в своих мемуарах достаточно интересно изложил польский генерал Дезидерий Хлаповский: "Столь позднее выступление в поход и всё расположение войск ясно показывали, что Наполеон хотел только запугать императора Александра".
   Но, как только французская армия перешла в наступление, нервы у Александра I-го сдали, и он бежал! А как только он покинул армию, та начала хаотично отступать. Французы просто шли по пятам бегущей российской армии! Однако Наполеон не мог даже предположить, что россияне, напавшие на него, на момент начала боевых действий, не имели ни стратегического плана, ни даже главнокомандующего. Именно этим и объясняется факт того, почему Наполеон не пошёл на столицу, на Петербург.
   Но зачем Александру нужна была война с французами? Ведь у России с Францией не было ни геополитических, ни исторических, ни экономических претензий друг к другу. Дело в том, что Александр I развязал войну против Наполеона исключительно исходя из меркантильных соображений. Войну с Францией Александру отлично оплачивала Англия, ввиду своего вечного противостояния с Францией. Так, например, за каждые 100.000 солдат континентальных войск Великобритания платила России огромную сумму в 1.250.000 фунтов стерлингов, что для России не способной к эффективному экономическому развитию в силу рабского крепостнического режима, было спасением. Великобритания не только платила России за гибель её сынов, но ещё и предоставляла России вооружение, военных специалистов, списывала все российские кредиты. Россия получала также из Великобритании порох и свинец. В общем, Англия фактически оплатила всю военную кампанию России!
   Между тем разговор Зернова и Фрейл на тему войн и милитаризации современной России продолжался.
   -- А уж начиная со времён правления Сталина России, СССР постоянно нужны были военные конфликты. Какова предыстория Второй мировой войны? Ведь это фактически Сталин привёл к власти Гитлера и поддерживал его тоталитарный режим.
   -- Я что-то читала об этом. Кажется Виктор Суворов (он же Резун) писал об этом.
   -- Суворов только повторял цитаты американского историка Ефима Макаровского. Он украинец, родился где-то в Кировоградской области, но в 1976-м году эмигрировал в США. Так вот, он писал, что если бы германские коммунисты объединились в парламенте с социал-демократами, а это ожидалось, то Гитлер никогда бы не пришёл к власти. А так нацисты в коалиции с консерваторами получили большинство в правительстве, и 30 января 1933-го года президент Германии Пауль фон Гинденбург назначил Гитлера канцлером Германии при правительстве. Но немногим ранее, перед парламентскими выборами в 1932-м году именно Сталин, имеющий огромное влияние на немецких коммунистов, запретил это объединение. А далее он поддерживал Гитлера, подталкивал того к войне. Сталину выгоден был раздел территории Европы. А одной из причин милитаризации Гитлером своей страны была и боязнь именно Сталина. Ведь тот фактически построил военный социализм, который затем стал саморазвиваться. Военным требовалось всё больше оружия, всё лучшего качества. Для обоснования своих требований они составляли различные штабные планы развития наступательных действий. Естественно, планы были храбрые: воевать только на чужой территории. Это была безудержная гонка вооружений, которая пугала Запад. А потому Запад со своей стороны старался натравить на Сталина единственную реальную военную силу - Гитлера. Да и вообще, накануне войны между Сталиным и Гитлером была прямая тайная радиосвязь - Сталин не особо доверял донесениям разведки. Об этой радиосвязи Гитлер упоминал в своём письме от 20 мая 1941-го года, которое было доставлено Сталину самолётом. А до этого уже была война с Финляндией, которую, вы наверняка прекрасно знаете, развязали не финны. Это была как бы тренировка перед основными событиями для Красной армии, и рассчитывалась она как "лёгкая прогулка". И чем обернулась эта лёгкая прогулка? За 105 дней войны советские войска понесли потери в личном составе, составившие 333.000 человек (убиты, умерли после ранений, пропали без вести, ранены, контужены, обожжены). А ведь это чьи-то русские дети, мужья, отцы. Такие вот дела, Ева Николаевна. Вот что такое милитаризация, - завершил свой монолог Зернов.
   -- Да-а-а, -- протянула Фрейл, -- интересные факты вы мне сообщили, Михаил Андреевич. Вот тебе и противостояние России с Западом или с теми же США. А ведь и так большинству граждан понятно, что США не собирается нападать на Россию. Зачем это им нужно.
   -- Совершенно верно! Вот вы скажите мне, пожалуйста - зачем, к примеру, богатым США убогая Россия? -- спросил Михаил Андреевич. -- Убогая не по своим природным ресурсам, а в первую очередь по убогому мышлению чиновников, - все помыслы которых направлены только на то, чтобы побольше урвать себе, - и такими же убогими технологиями. Ведь эти технологии в 21-м веке остаются на уровне 60-70-х годов прошлого века. Говорили, что при Брежневе был застой, но сейчас он ещё больший.
   -- А как же тогда освоение космоса, Михаил Андреевич? Там технологии как раз современные.
   -- Прекрасный вопрос! В этом вы правы, Ева Николаевна. Есть только одно существенное "но". Космос - это всего лишь производная от милитаризации. А там действительно технологии хорошие, с этим я и не спорю. И так было с самого начала освоения космоса: и первый спутник, и полёт Гагарина - это всё сопутствующие составляющие от производства баллистических ракет. Да этого никто никогда и не скрывал. Ведь первоочередной задачей того же Королёва было создание мощной баллистической ракеты, способной нести такие же мощные боеголовки и преодолевать большие расстояния. Милитаризация и только милитаризация, а остальное всё уже просто как сопутствующее. Вы этого можете и не знать, но в Советском Союзе преобладающее большинство промышленных товаров создавалось на военных заводах - были так называемые участки ширпотреба - товаров широкого потребления. И не подумайте, Ева Николаевна, что это какие-то мелочи были - кнопки, шпильки и расчёски. Тракторы, к примеру, тоже выпускались на заводах, где основной выпускающей продукцией были танки. Вот что такое милитаризация страны.
   -- Вы правы, -- удивлённо покачала головой Ева. -- Всё верно.
   И вновь Ева осталась довольна беседой с Зерновым - некоторые аспекты российской экономики ей стали более понятны. И пусть они не повлияют на деятельность "Афины", но знать их образованному человеку нужно.

* * *

   В наступившую субботу, в первый день последнего месяца лета ближе к вечеру по телевизору Ева с Александром начали смотреть какую-то развлекательную передачу, так сказать с песнями и плясками. Ева немного посмотрела её, а потом пошла на кухню, чтобы приготовить что-нибудь на ужин. Краем уха она слышала музыку, которая доносилась из гостиной. Одно время была слышна какая-то болтовня - то ли ведущего, то ли участников шоу. Но потом пошли довольно приятные мелодии. Через время на кухню вышел и Александр и спросил супругу:
   -- Ева, а ты слушала когда-нибудь песни Жанны Бичевской?
   -- Пару раз доводилось слушать, хотя специально её творчеством я не интересовалась. А что, разве она сейчас пела?
   -- Нет, пела какая-то молодёжь, а Бичевская сейчас уже в возрасте. Она хорошо поёт. Просто некоторые слова современных песен ассоциативно позволили мне вспомнить о ней. В унисон некоторых уже её песен. И слова этих, сегодняшних песен, как ни странно, неплохи. Вот и вспомнилась Жанна. А у неё, как по мне, главное в её творчестве - это именно слова песен, а она их пишет сама. Музыка тоже отличная, но вот слова со смыслом, не то, что сейчас у большинства песен: музыка хорошая, а текст порой - это даже не набор слов, а набор букв. Чёрт-те что пишут!
   -- Да, у Бичевской, как я помню, тексты песен хорошие. И сами песни хорошие, -- Ева беседовала с супругом, не поворачиваясь к нему, продолжая готовить ужин.
   -- Очень хорошие. У неё есть одна очень красивая песня - и по музыке и по словам. Называется эта песня "Мы - Русские". И в ней говорится об исторических узах русского, украинского и белорусского народов. Я напою тебе пару куплетов песни:
             У нас с врагом окончена дискуссия,
             Мы вновь воспрянем, подвигом горя.
             Россия, Украина, Белоруссия -
             Племён славянских три богатыря.
                       Ведут нас ко Христу дороги узкие,
                       Мы знаем смерть, гонения и плен.
                       Мы - Русские, мы - Русские, мы - Русские,
                       Мы всё равно поднимемся с колен!...
   -- А что сейчас? -- не дав Еве даже прокомментировать часть текста озвученной песни, продолжил Рогозный. -- Россия сама, собственными руками, отталкивает от себя Украину.
   -- Не совсем так, Саша, -- улыбнулась и даже повернулась к Александру Ева. -- Россия не отталкивает Украину, она её как раз пытается обнять и вернуть в своё лоно. Но "обнимает" Россия Украину так, что скоро вообще задушит.
   -- Ты смотри! -- удивился Александр. -- Это действительно более точная формулировка. Красиво ты выразилась. Но, так или иначе, Россия пытается насильно подчинить себе Украину. А хохлы этого не желают, они хотят сами строить своё будущее, и будущее в европейском плане.
   -- Саша, если ты сочувствуешь Украине, то слово хохлы в твоём лексиконе не очень-то уместно, не очень оно вежливое.
   -- Я понимаю это. Но я не собирался оскорблять украинцев, просто вырвалось.
   -- Это, в общем-то, не такое уж и сильное оскорбление. Да, это прозвище украинцев уничижительное и даже отчасти оскорбительное, но порой и просто шутливое. Ведь это слово происходит от обычаев запорожских казаков, которые в старину выбривали голову, но оставляли собранные в торчащий хвостик прядь волос - хохол. Знаешь, это подобно тому, когда говорят, что у мальчишки хохолок на голове - часть непокорных волос.
   -- Это тот самый хохол, которые украинцы называли оселедцем?
   -- Ну да. Но в Киевской Руси такой чуб мог означать и принадлежность к знатному роду. В описании внешности князя Святослава Игоревича, например, сказано: "Голова у него была совершенно голая, но с одной стороны её свисал клок волос - признак знатности рода".
   -- Вот даже как?
   -- Именно так. Поэтому украинцы менее болезненно реагируют на это прозвище, нежели русские на своё прозвище кацап, а вот русские - очень болезненно. Стоит назвать русского кацапом, как тут же начинается такая истерия, а то и того хуже.
   -- А что означает это слово?
   -- Слово кацап происходит от выражения "как цап", "как козёл". Возникновение этого выражения, скорее всего, связано с древнерусской традицией носить длинные бороды. Украинцу бородатый русский и казался козлом. Правда, есть ещё одна версия, которую предлагал советский историк, академик АН УССР Дмитрий Яворницкий - слово "кацап" тюркского происхождения, и происходит от арабского слова "касаб" (qassab), что означает "живодёр", или "мясник" "тот, кто забивает скот". И в последнее время это прозвище больше подходит кремлёвскому руководству.
   -- Почему?
   -- Потому, что российское руководство и есть живодёры, если вот так запросто, в 2-3 минуты могут убить около 300 человек.
   -- Как это? Какие 300 убитых человек? Да ещё в 2-3 минуты?
   -- Я сказала не 300, а около 300. Далее. Ты спрашиваешь, как убивают такое количество людей за 2-3 минуты? Очень даже просто, но очень уж омерзительно - например, в прошлом году по приказу руководства России в Украине на территории самопровозглашённой республики ДНР был сбит пассажирский "Боинг 777", погибли 283 человека. А 30 лет назад руководство Советского Союза, той же фактически России, дало приказ сбить в Охотском море, возле Сахалина "Боинг 747", и тоже пассажирский, тогда погибло около 270 человек. И в одном рейсе, и в другом погибли дети. Это ли не живодёрство? Это даже не живодёрство, а просто изуверство.
   -- Ну, в 1983-м году приказ сбить "Боинг" точно был. А вот в прошлом году вряд ли был прямой приказ на это.
   -- А зенитно-ракетный комплекс "Бук" Россия боевикам на Донбасс, да ещё и с русским экипажем пригнала, наверное, чтобы мух разгонять? -- съязвила Фрейл. -- А может быть, этот "Бук" боевики в магазине купили? Ты помнишь, как Путин давал пресс-конференцию о событиях в Крыму, рассказывая при этом, что "зелёные человечки" - это не россияне, это неведомо кто. Военная форма? - ну и что, её сейчас можно и в магазине купить. И ни один человек из продажной своры журналистов тогда не задал ему вопрос о том, а можно ли и наиновейшее российское оружие тоже купить в обычном магазине? Такие "наивные" слушатели. Или ты думаешь, что тот же "Бук" на Донбасс пригнали без ведома руководства России? Если бы это было так, то всё кремлёвское руководство на другой же день должно было за решёткой сидеть - если оно не знает, что у них под носом творится, если воруется такое современное и очень опасное оружие. Но ты же понимаешь, что такое просто невозможно. О доставке на Донбасс "Бук" знало и давало на то команду самое высокое руководство государства.
   И снова речь зашла о крушении "Боинга". О нём сейчас много говорили и писали. Это событие было у всех на слуху год назад, когда 17-го июля около 16:20 по местному времени на востоке Донецкой области Украины в районе села Грабово недалеко от г. Торез боевики с помощью зенитно-ракетного комплекса "Бук" и российских военных сбили пассажирский "Боинг-777-200" с регистрационным номером 9M-MRD, принадлежащий авиакомпании "Malaysia Airlines", выполнявший плановый рейс из Амстердама (Нидерланды) в столицу Малайзии Куала-Лумпур. Позже о нём частично забыли, - других событий на Донбассе было хоть отбавляй, - но сейчас, в недавнюю годовщину этого события о (прошли-то всего пара недель) о нём заговорили с прежней силой, если не большей - 29-го июля Совет Безопасности ООН попытался создать международный трибунал для расследования причин крушения MH17. Но, увы, "безгрешная" Россия наложила вето на резолюцию Совета Безопасности.
   -- Ну, это понятно, -- отреагировал на тираду Евы о Донбассе и "зелёных человечках" в Крыму и о "Буке" Александр. -- Но сбили этот самолёт, вероятно, по ошибке.
   -- И что это меняет? Кстати, могли сбить и свой же, российский пассажирский самолёт - чудом его не захватили радаром. Но, дело даже не в этом. Не было бы "Бука", не было бы и трагедии. И я уверенна, что, несмотря на это злополучное вето, придёт время, когда наша страна в полной мере ответит за это злодеяние. И не играет роли, как, когда, где это произойдёт, и что это будет - трибунал или международная комиссия. Голландцам об этом преступлении уже известно всё, до мельчайших подробностей. Они знают точные полные имена, и у них даже есть все фотографии всего боевого расчёта этого "Бука", который сбил "Боинг". Все эти люди - российские граждане и российские военнослужащие. Более того, траектория движения этого "Бука" полностью восстановлена в хронологическом порядке, поминутно, и с точностью до метра. До сантиметров установлено место, откуда он выстрелил по "Боингу". Сейчас же устанавливается вся цепочка командования этим российским боевым расчетом. Вплоть до Верховного Главнокомандующего - как минимум, с точки зрения его роли в противозаконном пересечении этим "Буком" (и его экипажем) российско-украинской границы. Если Путин и не отдавал конкретного приказа стрелять, то он, безусловно, замешан во вторжении этого "Бука" (и его экипажа) на украинскую территорию, что само по себе является преступлением. И, говорят, что первые обвинения будут предъявлены в октябре. И это расследование, Саша, а также обвинение, трибунал и наказание невозможно будет "замять" даже на высшем политическом уровне, если бы у кого-то и возникло такое желание. Готовятся астрономические иски от семей погибших из разных стран. Ни один политик, или политики, не смогут войти в сговор с Путиным для того, чтобы "замять" это дело, ни за какие деньги. Отвечать придётся по всем статьям обвинений - уголовные преступления, международные преступления, военные преступления, терроризм. Платить придётся по всем искам.
   -- Вероятно, так оно и будет. В этом ты права, конечно. Да я и не отрицал причастность России к сбитому самолёту. Мне только непонятно упорство её руководителей, всё именно отрицающее. Ну, признали бы, что "Боинг" сбит по ошибке, покаялись бы. И от этого Россия только выиграла бы в глазах мировой общественности. Да наверняка это повлияло бы и на решение трибунала или какой-либо комиссии. Так нет же, даже не дают расследование по этому вопросу провести. Но, если ты не виноват, то наоборот - пусть проводят расследование и доказывают, что виновен кто-то другой. А теперь после этого необдуманного вето, если и были сомневающиеся страны, то сейчас уже абсолютно все поняли причастность российских военных к сбитому "Боингу".
   В этом вопросе и Фрейл, и Рогозный не погрешили против истины - всего лишь три дня назад, 29-го июля на заседании Совета Безопасности ООН Россия наложила вето на резолюцию по созданию международного трибунала для расследования причин крушения MH17.
   -- Я с тобой абсолютно согласна, -- поддержала Александра супруга.
   -- А ты знаешь, что я буквально вчера вычитал?
   -- Что?
   -- Комментарии по этому вопросу российского журналиста Айдера Муждабаева. Вот что он сказал по поводу наложения Россией вето на резолюцию по созданию международного трибунала: "Россия - одна против человечности. Россия - страна, поставившая себя в глазах всего мира на одну доску с ИГИЛ, -- исламистская террористическая организация, которая действует преимущественно на территории Сирии и Ирака, -- с теми, кто считает, что имеет право убивать людей просто так. К большинству россиян в силу ясных причин осознание сегодняшнего страшного общенационального стыда придёт позже, но придёт обязательно. Не знаю, был ли в истории России более позорный момент. На моей памяти не было. Сегодня началась новая эпоха, в которой моей стране отведено самое незавидное и при этом заслуженное место. Чем она закончится - ясно. Неясно, какой ценой. И для России, и для человечества, с которым она только что попрощалась".
   -- Да, хорошо он всё подметил. Так оно и есть, -- отметила Фрейл. -- А ты знаешь, что Отто фон Бисмарк говорил - или же ему приписывают эту фразу - о российском, тогда ещё русском вето?
   -- Что?
   -- "Некрасиво говорить "Россия обос*алась", - дипломаты говорят "Россия наложила вето".
   -- Вот это здорово! -- рассмеялся Александр. -- Но в самое яблочко - с теперешним российским вето. Вот только фразу, скорее всего ему приписывают. Он ведь на политической арене блистал, если меня память не подводит, где-то в 80-х годах 19-го века. А право вето у стран появилось только в 1945-м году, вместе с созданием Организации Объединённых наций.
   -- Ну, в ООН, на международном уровне да. Но было такое право в самих странах. Право на вето берёт своё начало ещё с Древнего Рима. А в более близкие столетия это было право главы государства отказаться ввести в действие законопроект, принятый законодательным органом. Могло быть такое и в тогдашней России - Александр II-й в то время мог что-либо очевидное, нужное запретить, вот Бисмарк это и комментировал, тем более что он был в своё время послом Германии в России. Но, вообще-то, я с тобой согласна - скорее всего, эту фразу Рейхсканцлеру Германской империи просто приписывают. Хотя у него есть много интересных высказываний о России. А фраза действительно хороша.
   -- Хороша, -- согласился Александр. -- А вообще-то, сегодняшняя ситуация с Россией напоминает мне байку о нерадивом старшине или прапорщике.
   -- Что за байка?
   -- Ты, наверное, и не слышала её. Это армейская байка, она очень короткая, всего лишь какой-то десяток слов: "Вся рота идёт не в ногу, один лишь старшина - в ногу".
   -- Да, ты в этом прав. Сейчас ситуация очень похожая - весь мир идёт не в ногу, и только Россия - в ногу. Но очень скоро весь этот мир вообще отвернётся от России, он загнивающей России. Так, в СССР в свой время называли Запад, но загнивающей страной тогда был именно Советский Союз - развития, правильного развития не было. Вся экономика держалась лишь на сырье.
   -- Наверное, так оно и было, все страны двигались вперёд, а СССР топтался на месте. Вот и сейчас Россия топчется на месте.
   -- Она, по-моему, даже не топчется, -- задумчиво протянула Фрейл. -- Всё гораздо хуже.
   -- Ты считаешь, что она пятится назад?
   -- Нет, я не это хотела сказать. В стихах из песни Жанны Бичевской, которые ты мне приводил, есть слова: "Мы всё равно поднимемся с колен". Так вот, Россию пока что никто и не сумел поставить на колени.
   -- Ну, правильно. Никто нас на колени так и не поставил, и не поставит.
   -- К сожалению.
   -- Как это, к сожалению?! Ты что, Ева!
   -- Ты немного не в том направлении мыслишь, Саша, -- вновь улыбнулась Ева. -- Сейчас поймёшь. Ты знаешь такую особу как Виктор Шендерович?
   -- Лично с ним я, конечно, не знаком, но кто его в России, да и за её пределами не знает. Одни его "Куклы" чего стоят.
   -- Так вот, у Шендеровича есть замечательная фраза, просто шедевр: "Запад пытался поставить Россию на колени, но она продолжала лежать". Вот и сейчас Россия просто лежит в своём пьяном угаре, она никак не может подняться даже с посторонней помощью. Так же, как горький пьяница постепенно теряет свой разум, так кремлёвское руководство в бессильной злобе на весь мир тоже теряет разум. Да оно, похоже, уже и потеряло его.
   -- Ух, ты, здорово! И Шендерович отлично выразился, да и ты хорошо прокомментировала его слова.
   -- Так, всё, -- резюмировала Ева. -- Поговорили немного на актуальные темы и достаточно. Как раз ужин уже готов. Так что, иди мыть руки, я сейчас накрою стол и приступим к трапезе. А тем временем, может быть, и по телевизору что-нибудь интересное транслировать станут.

* * *

   Через пару дней, уже в начале новой недели Фрейл позвонила Гладышеву:
   -- Володя, добрый день! Ева Фрейл беспокоит. Мне нужно точно знать о том, когда Хромов и Петрушев выходят из колонии?
   -- Они выходят... сейчас, посмотрю свои записи... 27-го августа. Ещё три недели впереди.
   -- Хорошо, я взяла себе на заметку эту дату. Что это за день недели будет?
   -- Четверг. Вы хотите с ними встретится?
   -- Да, имеются у меня такие планы. Но в тот же день это вряд ли удастся.
   -- Конечно, не удастся, ведь они отбывают срок в Устюженской ФБУ ИК 20, а это Вологодская область - далековато от Москвы, километров 450-500.
   -- Понятно. Естественно, желательно с ними встретиться в самой Москве.
   -- Я думаю, что к вечеру того же дня они в Москве уже будут. Обычно освобождение происходит в первой половине дня.
   -- Ну, что ж, неплохо. Тогда так, Володя, и вы возьмите себе на заметку вот что - узнайте, где они остановятся в Москве, а они точно вернутся в столицу. Я в этом уверена. И в тот же день мне перезвоните.
   -- Хорошо, будет сделано.
   Неспешно пролетели эти указанные Владимиром Гладышевым 3 недели (чуть больше даже), во время которых никаких событий не произошло. Но 27-го августа Фрейл решила, очевидно, перестраховаться. Приехав на работу, она сразу же перезвонила Гладышеву:
   -- Добрый день, Володя! Это Ева Николаевна. Хромов и Петрушев точно будут сегодня выпущены из колонии?
   -- Точно. Мой человек уже находится в Устюжне. Вы хотите, чтобы он забрал их в Москву? - он на своей машине.
   -- Нет, не нужно. Пусть добираются сами. Не следует раньше времени их беспокоить. А то ещё подумают, почему вдруг им такие почести оказывают. Просто пусть ваш человек будет уверен, что они окажутся именно в Москве.
   -- Понятно. Я их тут сам встречу, невидимо для них, конечно.
   -- Прекрасно. Тогда в пятницу я обязательно должна с вами встретиться. Время назначьте сами, можно и в рабочее время - я вырвусь.
   -- Хорошо, всё понял. Я вам завтра с утра перезвоню.
   В пятницу часов в десять Гладышев позвонил и сообщил Еве, где остановились Хромов и Петрушев. Самой Фрейл эти данные не нужны были, она просто хотела быть уверенной, что парни в Москве. Встретилась она с Владимиром, - он указал время и место, - в районе полудня.
   -- Так, Володя, -- обратилась к Гладышеву Фрейл, -- я попрошу передать нашим фигурантам приглашение, -- и она протянула ему сложенную вдвое специальную открытку.
   -- Что за приглашение?
   -- Приглашение в ресторан на завтрашний вечер.
   -- Ого! -- улыбнулся Гладышев, -- теперь уже вы, Ева Николаевна им почести оказываете.
   -- А что делать? -- улыбнулась в ответ и Фрейл. -- Не встречаться же с ними в сквере на лавочке. Там они будут напряжены, зажаты - разговор может и не получиться. А в ресторане они точно расслабятся. Место, время и столик в приглашении указаны.
   -- Мне сообщать им кто их пригласил? -- спросил Владимир. -- Или в приглашении это указано?
   -- Нет, не указано. И сообщать им ничего не нужно. Но можете сказать, что их приглашает дама.
   -- Причём красивая, важная и богатая дама.
   -- Можете и так сказать, -- рассмеялась Ева. -- Это их ещё больше заинтригует.
   -- Хорошо. Ещё какие-нибудь поручения будут?
   -- Больше никаких поручений не будет. Я с вами сейчас рассчитаюсь, и думаю, что мы с вами надолго расстанемся. Не буду вас беспокоить своими пустяками.
   -- Как знать, Ева Николаевна. В жизни сложно предугадать будущее. Авось, ещё когда-нибудь да встретимся. Мне приятно было выполнять ваши поручения.
   -- Мне тоже, Володя, было приятно с вами работать.
   На этом обмене любезностями заказчица и исполнитель и расстались, при этом заказчица рассчиталась-таки с исполнителем за проделанную работу. При этом Еве почему-то вспомнилась трёхгодичной давности история с наёмным киллером. И она подумала о том, что как же хорошо рассчитываться с исполнителем, который не занимается подобными Козакову поручениями.

ГЛАВА 14

Место встречи изменить нельзя

  
   Ева назначила Хромову и Петрушеву встречу в знакомом им ресторане "Арома", да и ей он был уже знаком - несколько лет назад она в нём пару раз побывала. Когда она, войдя в ресторан, направилась к заказанному ею столику, то увидела, что парни уже сидят за столом и оживлённо беседуют. Очевидно, обсуждают, кто их сюда и зачем пригласил. Фрейл подошла к столу, поздоровалась, а затем произнесла:
   -- Это я заказала столик. Меня зовут Ева Николаевна.
   Сергей тут же вскочил и, отодвинув стул, помог Еве сесть за стол. Артём же даже не пошевельнулся.
   -- Нам передали, что встречу нам назначила влиятельная дама, -- начал разговор Хромов, -- но я даже не предполагал, что дама будет такой молодой и красивой.
   -- Спасибо, Сергей. Но я пришла не для того, чтобы выслушивать ваши комплименты.
   -- Вы знаете, как меня зовут? -- удивился Хромов.
   -- Если в приглашении указаны ваши имена и фамилии, то нетрудно догадаться, что знаю.
   -- Это я понимаю. Но Сергеем мог быть и он, -- он кивнул в сторону Петрушева.
   -- Я вас знаю лично.
   -- Вот даже как?! А я вас что-то не припоминаю. По крайней мере, женщины или девушки с именем Ева нам незнакомы.
   -- Ну, я могла вам представиться и совсем другим именем.
   -- Угу, понятно. Не хотите называть своё истинное имя.
   -- Я немного не это имела в виду. Но, не важно. В моём паспорте стоят именно указанные мной реквизиты. Или вы не верите?
   -- Да нет, лично я верю. Но тогда-таки странно.
   -- А почему вы назначили нам встречу именно в этом ресторане? -- наконец, подал голос и Артём.
   -- Потому что ранее он вам нравился. Лет пять тому назад, -- улыбнулась Ева.
   -- Интересно, -- протянул Петрушев, -- и это вы знаете. Тогда Серёга прав, это действительно странно.
   -- Так, Артём, Сергей, -- остановила гадание на кофейной гуще Ева, -- вы заказ уже сделали? Или будем беседовать на голодный желудок?
   -- Ну, обычно дама первой делает свой выбор, -- вновь взял бразды правления в свои руки Хромов.
   -- Я пришла позже вас, могли бы уже и побеспокоится.
   -- Не зная вас, мы не знаем и ваших вкусов.
   -- Заказывайте, что пожелаете.
   -- Всё, что пожелаем?! Извините, Ева Николаевна, но, как бы выразиться... У нас финансы... -- Сергей замолк, очевидно, подбирая слова.
   -- ...поют романсы? -- словами песни Александра Буйнова окончила фразу, улыбнувшись Фрейл.
   -- Ну, можно и так сказать.
   -- Я это знаю. Но я повторяю - заказывайте, что пожелаете. Я инициатор встречи, мне и платить.
   -- Это неудобно. Мы привыкли платить за дам.
   -- Это уже неплохо. Значит, не всё ещё потеряно. Заказывайте, заказывайте. Я под ваш заказ подстроюсь, услышав его. Возможно, для себя что-то и поменяю.
   -- А выпивку тоже заказывать?
   -- Сергей, вы пришли в ресторан, вот и заказывайте то, что вы привыкли заказывать в ресторане. Тем более что ресторан вам хорошо знаком, да и официанты тоже.
   -- Оп-па! Ничего себе. Уж не шпионили ли вы ранее за нами? -- вновь как бы проснулся Артём.
   -- Лично я за вами не шпионила. Но о вас я много чего знаю. И даже такого, о чём вы и не подозреваете.
   -- И что же вы такое о нас знаете? Да, мы недавно вышли из колонии, но туда не так уж мало людей попадает. А потому это не даёт вам права...
   -- Заткнись! -- перебил Артёма Сергей. -- Ева Николаевна, не обращайте на него внимания, на него порой что-то находит - характер у него такой.
   -- Мне об этом известно. Кстати, Артём, я не собиралась кого-либо из вас обижать или унижать. Сергей, официант стоит над вашей головой. Ему нужен заказ, а не ваши разговоры и препирательства.
   -- Хорошо. Только один вопрос к вам. Блюда для себя вы, как сказали, сможете подкорректировать. А что вы пить будете? Шампанское? Или коньяк?
   -- Нет, не шампанское, и не коньяк. -- И Ева обратилась к официанту, -- у вас есть что-нибудь из вин "Бароло"? - "Берсана", "Джонкера", "Франко серра".
   Тот удивлённо вскинув брови:
   -- А вы ценительница вин, однако. -- Он подумал и ответил, -- для вас, мадам, найдём.
   Вина "Бароло" были дорогими итальянскими марочными виноградными алкогольными напитками, которые к тому же считались лучшими из всех вин, которые производились в Италии (на севере в Пьемонте). Вина "Бароло" имели категорию DOCG - высшая категория в классификации итальянских вин, гарантирующая географическое происхождение и метод производства вина.
   -- Кто вы такая и зачем устроили эту встречу? -- спросил Хромов спустя некоторое время - после того, как все они сделали, наконец-то заказ, и официант ушёл выполнять его.
   -- Кто я такая - сейчас не так уж важно, скажу об этом позже. А встречу я устроила потому, что хотела узнать - изменились ли вы хоть немного за эти 3 года? И чем вы в дальнейшем планируете заниматься?
   -- Ну, -- не совсем уверенно протянул Сергей, -- три года в неволе кого угодно изменят. Звери в клетках тоже меняют свои привычки.
   -- Если вы изменили свои привычки, то я рада это слышать.
   -- Что вы нас всё допытываете? -- возмутился Петрушев. -- То, что мы вынесли, вам и не снилось. Вон вы какая холёная. Сразу видно, что невзгод не знали.
   -- Артём, не хами, -- одёрнул приятия Хромов.
   -- Ничего, Сергей. Пусть выскажется. Да, в тюрьме или колонии я не была, хотя и могла туда угодить благодаря неким особам. Но лишения мне перенести довелось, и тоже по вине некоторых лиц. Но это не важно. Я знаю, что Артём всегда был резковатым человеком, но, всё же, хочется надеяться, что и его жизнь чему-то научила.
   -- Откуда вы о нас так много знаете? -- с простым любопытством спросил Еву Сергей. -- Вы о нас знаете, а мы о вас нет.
   -- Вы обо мне тоже немного знаете, просто запамятовали со временем.
   Тем временем официант принёс выпивку и закуску, горячих блюд доведётся подождать.
   -- Интересно, кто же вы такая, что и мы о вас знаем, или знали когда-то? -- протянул Сергей.
   -- Давайте договоримся - сначала вы отвечаете на мои вопросы, а уж потом я на ваши. Я думаю, что для женщины это не такая уж большая привилегия.
   -- Хорошо.
   -- Так, мужчины, поухаживайте за дамой - не стоять же бокалам пустыми.
   Сергей налил Еве Николаевне вина, себе же и Артёму - очень даже неплохой коньяк. Затем все выпили, не чокаясь, а просто подняв бокалы, и затем слегка поковырявшись в салатах.
   -- Меня интересует в первую очередь, -- вновь взяла бразды правления в свои руки Ева, -- осознали ли вы свою вину, и не вернётесь ли вы к своей прежней деятельности? Вопрос в лоб, но я жду и такого же правдивого ответа.
   -- Смотря о какой деятельности вы говорите, -- насупился Артём.
   -- Сначала о той, за которую вы были осуждены.
   -- Нет уж. Хватит с нас этой дури, -- резко ответил Артём. -- Хотя, ничего-то особого и не было, и суд это принял во внимание.
   -- Ну, не совсем это так, информацией я владею, но частично можно согласиться. А ранее?
   -- А что ранее?
   -- Ранее ничего подобного в вашей жизни не было?
   -- Ой, да мало ли что в жизни случается, -- недовольно поморщился Петрушев, а вот Хромов после слов Фрейл сразу стал серьёзным, напрягся и стал пристально изучать лицо женщины.
   -- Так, Артём, не спорь. Я теперь понимаю, где наши с вами пути могли пересекаться, -- обратился он уже в сторону Евы Николаевны. -- Если это так, то я не знаю, как нам просить у вас прощения. Вы нас вряд ли извините, я понимаю. Но всё равно, я лично прошу у вас прощения. Нас наказали вполне справедливо. И ты, Артём, это прекрасно знаешь, -- вновь реплика в сторону приятеля.
   -- Да, я вижу, что вы изменились-таки. И вы, Сергей - в первую очередь. Но чувствую, что и Артём изменился. Он просто излишне гонорится, действительно такой уж у него характер. Я вас простила, хотя, признаюсь, нелегко мне это было сделать. Иначе не было бы этой встречи. Вопрос в другом - простите ли вы меня?
   -- Оп-па! А нам-то за что вас прощать?
   -- Мы договорились, что сначала вы отвечаете на вопросы. Я, пожалуй, поверю в то, что вы к этой свой деятельности, -- выделила Ева, -- уже не вернётесь. Тогда меня интересует вторая часть моего вопроса - о другом роде вашей деятельности, а к ней вы вернётесь? Чем вы собираетесь заниматься сейчас, на воле?
   -- Ну, наш бизнес развалился за это время. Наладить его вряд ли удастся, да ещё в такое время. Что-нибудь да придумаем, -- ответил Сергей.
   -- Не юлите, Сергей. Я хотела слышать ваши честные ответы. Я не о вашем бизнесе говорю, он для вас всего лишь прикрытием был. Я совсем о другом вас спрашивала.
   -- О чём ещё?
   -- И вновь прикидываетесь непонимающим. Я спрашиваю вас о кардерстве.
   -- А что это такое? -- теперь уже начал юлить Артём. -- С чего вы взяли, что мы занимаемся чем-то незаконным?
   -- Не вяжется, Артём, -- спокойно ответила Ева, -- сначала что это такое, а потом чем-то незаконным. Значит, вы прекрасно знаете, о чём идёт речь.
   -- Ничего себе! -- наконец обрёл дар речи удивлённый Хромов. -- Откуда вы знаете это, Ева Николаевна? Об этом ведь никто не знает.
   -- Опять вопросы ко мне. Я вам в начале беседы сказала, что много о вас знаю, и даже такого, о чём вы не догадываетесь. Ладно, наполняйте бокалы, -- официант как раз начал расставлять на столе горячие блюда.
   Вновь все выпили и более основательно подкрепились.
   -- Так что, Сергей? -- спросила Ева.
   -- Но нам ведь нужно на что-то жить, -- вяло сопротивлялся тот. -- Чем мы сейчас можем заняться?
   -- Любой законной деятельностью. Или слабо́?
   -- Чем именно заниматься? Мы простые работяги, так сказать, институтов не заканчивали.
   -- Думайте, ищите себе работу. Но кардерством я вам заниматься не позволю.
   -- Да что вы сможете? -- вновь заартачился Артём. -- И кто вы вообще такая?
   -- Я это смогу сделать. Я установлю за вами и за вашими компьютерами такой контроль, что вы дыхнуть не сможете. Вы, наверное, прекрасно понимаете, что при целенаправленной работе, точно зная, чем вы занимаетесь, это сделать несложно. Можно будет сразу вас отвадить от этого, а можно немного и подождать - пока вы "пощиплете" несколько лохов. Но тогда вы сядете уже не на 3 года, а на срок более длительный.
   -- Как вы лично сможете это осуществить?
   -- Не я сама. Но я приложу к этому усилия. Не верите? Сейчас, -- Ева открыла лежащую у неё на коленях сумочку, вынула из неё удостоверение сотрудника полиции и, не протягивая её ближе к глазам собеседников, показала её, и даже на несколько секунд открыла - чтобы те мельком увидели её фотографию. -- Теперь верите?
   Конечно, Ева здорово блефовала. Ведь это было, хотя и удостоверение сотрудника полиции, но всего лишь удостоверение внештатного сотрудника полиции, на службе в полиции она не состояла. Но видели-то корочки парни издали, да ещё и мельком. И эта её уловка сработала. Она увидела, что Петрушев здорово перепугался, очень напряжённым выглядел и Хромов. Затем он медленно протянул:
   -- Вот оно что! Тогда не исключено, что и к нашей отсидке вы тоже причастны? Уж слишком много вы всего знаете о нас.
   -- Не исключено, -- подтвердила Ева.
   -- Понятно.
   -- В общем, так. Вы подумайте на досуге о том, как вы собираетесь жить дальше. А потом меня уведомите - если решите жить праведно. Запишите номер моего телефона.
   -- Странно, -- удивился Сергей, -- у такой элегантной дамы нет визитной карточки?
   -- Есть, -- улыбнулась Ева, -- но её я вам оставлю после следующей нашей встречи. Я уверена, что она состоится. А пока что я не хочу полностью раскрывать свои карты. Так что, записывайте номер.
   Ева ранее планировала оставить парням свою визитку, ничего в этом особого для неё не было, но после показанного мнимого удостоверения сотрудника полиции вовремя передумала это делать - не может она быть одновремённо полицейским и заместителем Генерального директора не такой уж маленькой строительной компании. Хромов записал на салфетке номер телефона Фрейл и спрятал салфетку в карман.
   -- Так, к нам вопросы все? -- спросил он после этого.
   -- Все.
   -- Тогда у нас к вам вопросы. Точнее, наверное, всего лишь один вопрос, но главный - кто же вы всё-таки такая? Где мы с вами пересекались?
   -- Я вам сейчас отвечу. Но ожидаю нормальной спокойной реакции. Вспомните плакат в зале суда, когда вам огласили приговор.
   -- Вы Ефросинья?! -- изумился Сергей, а Петрушев непроизвольно сжал кулаки и процедил, -- Ах ты ж...
   -- Спокойно, Артём, -- остановил его Хромов.-- Понятно. Тогда одним вопросом не обойдётся. И зачем вы с нами встретились, для чего?
   -- Во-первых, посмотреть, какими вы стали, научила ли вас жизнь чему-либо. А во-вторых, если вы исправились, то и помочь вам.
   -- Помочь нам? Чем?
   -- Стать вам нормально на ноги.
   -- А у вас есть такая возможность?
   -- Есть. Но всё зависит от вас. У вас есть время, чтобы всё обдумать.
   -- Хм, мы подумаем, конечно. Но вы не боитесь, что мы можем и солгать? - при следующей нашей встрече.
   -- Не боюсь. Я умею читать по глазам.
   -- Ну да?
   -- Не верите? Я много чего умею. Чтобы у вас не было нездоровых иллюзий, я сейчас кое-что вам продемонстрирую. Сергей, встаньте, пожалуйста, -- Ева пока что предпочитала разговаривать с повзрослевшими парнями на "вы", хотя 13 лет назад они были на "ты".
   -- Зачем?
   -- Встаньте, встаньте. Так, зайдите за спину Артёма, -- продолжила Ева, когда тот выполнил её просьбу, -- но не вплотную, а на расстоянии полшага-шаг.
   -- Интересно.
   -- Да сейчас будет очень интересно. Приготовьтесь подстраховать Артёма.
   -- От чего подстраховать?
   -- Сейчас увидите. Артём, взмахните рукой.
   -- Как, зачем?
   -- Просто взмахните. Ну, как бы вы хотите меня ударить. А вам этого как раз хочется.
   Артём зло выбросил руку вверх и чуть в сторону Евы. Она тут же резко вытянула свою в его сторону раскрытую ладонь правой руки - Артём вместе со стулом повалился назад. Сергей еле успел подхватить стул с приятелем, не позволим тем опрокинуться.
   -- Господи! Что это было? -- заныл Петрушев, поскольку ещё и ощутил некий укол в грудь.
   -- Просто наглядный пример. Хотя ничего бы с вами не случилось - падение человека навзничь на стуле абсолютно безопасная процедура. Но только именно на стуле, со спинкой, не на табуретке. Некоторым даже нравится такое развлечение. Но мне не хотелось, чтобы вы ненароком задели соседний столик.
   -- Да уж, пример более чем наглядный, -- протянул Хромов. -- Но как вы это сделали?
   -- Не важно. Главное, что я владею таким искусством бесконтактного боя. Но этот пример имел и ещё одну цель. Это также некое предупреждение от возможных ваших неблаговидных поступков. Хотя, не думаю, что вы способны на что-то плохое в отношении меня. Вы, конечно, не такие уж паиньки, но и не отъявленные преступники.
   -- Да-а-а, -- покачал головой Сергей, -- ваши возможности мы оценили. Ну, понятно - сотрудник полиции. Если сейчас вся полиция с такими навыками, то не завидую я настоящим преступникам. Но, если и в финансовом отношении у вас такие же возможности, то... -- он не договорил, но всё было и так понятно.
   -- Ладно. Всё ваше любопытство я удовлетворила?
   -- Не всё, конечно, но основное. Значит, вы и есть та самая Фрося, которую мы вас когда-то подвозили с подругой в общежитие.
   -- Она самая.
   -- Наверное, это так. Но не вериться, всё же.
   -- Мне напомнить эпизоды в клубе, расположенном на шоссе Энтузиастов? Или более поздние эпизоды той ночи?
   -- Нет, нет, не нужно, -- поморщился Сергей. -- Мы вам верим, так оно, скорее всего, и есть. Только узнать вас сейчас невозможно. А почему тогда имя Ева Николаевна?
   -- Так, ребята, наполните вновь бокалы. Мы ведь не столько ели, сколько беседовали. Но рестораны-то не для этого предназначены. А заодно немного побеседуем, но уже на менее животрепещущие темы. Я вам коротко, очень коротко отвечу на вопрос Сергея, а вы мне расскажете о своей жизни в колонии.
   -- Ой, Ева Николаевна, вы уж увольте от этого! -- замахал руками Сергей. -- И вспоминать не хочется об этой чёртовой колонии.
   -- Хорошо. Это хорошо также потому, что она пошла вам на пользу. Хотя, конечно, это очень суровая школа. Вот почему я и сказала, что не знаю, сможете ли вы меня простить. Я ведь, вы правы, была к этому причастна. Именно по моей подсказке за вами тогда проследили.
   -- Ладно, -- совершенно неожиданно для Фрейл изрёк Артём. -- Проехали. Я понимаю - вы имели на это право.
   Кто его знает, насколько искренними были его слова, но он уже прекрасно уяснил себе, что с этой дамой лучше вести себя более интеллигентно, авось, и в самом деле, та сможет им чем-нибудь помочь. Тем более что кроме мошенничества, парни ни к какой серьёзной работе были пока что не готовы.
   -- О, -- удивлённо протянула Ева, -- теперь я вижу, что и Артёма жизнь немного изменила. Это очень хорошо. Добро, тогда побеседуем на нейтральные темы, об искусстве, например.
   -- Для нас искусство, -- улыбнулся Сергей, -- последние три года заключалось лишь в просмотре кинофильмов да различных концертов. Но об этом мы в состоянии порассуждать. Всё же лучше, нежели вести разговоры о колонии.
   За разговорами они просидели в ресторане ещё около часа, а затем разъехались в разных направлениях. Но Сергей твёрдо пообещал позвонить Еве Николаевне.

* * *

   Во второй половине среды мобильный телефон Фрейл зажужжал мелодией вызова. Ева глянула на экран - номера этого абонента в телефонной памяти её мобильника не было. Она нажала кнопку приёма.
   -- Добрый день, Ева Николаевна, -- услышала она голос Сергея Хромова. -- Мы хорошо подумали и принимаем ваше предложение о новой встрече. В том же ресторане.
   -- Здравствуйте, Сергей. Хорошо, я закажу на субботу столик.
   -- Не нужно. Столик мы уже сами заказали. Это наш ответный презент. И оплачивать на сей раз заказ будем мы. Платить даме в ресторане за мужиков да ещё повторно, это уже ни в какие ворота не лезет.
   -- А как же ваши финансы?
   -- Ну, есть у нас небольшие запасы. Мы ведь в колонии не просто отбывали наказание, но и работали. И даже получили профессию слесаря. Так что кое-какие деньги у нас имеются. По крайней мере, на первое время хватит.
   И Сергей Хромов не кривил душой. В Устюжанской колонии можно было получить не только профессию слесаря, но и профессии токаря, машиниста-кочегара котельной, столяра или оператора швейного оборудования. В колонии существовал даже цех металлообработки для Череповецкого металлургического завода, а также лесопильный и мебельный цеха (заключённые освоили выпуск столов, тумбочек, шкафов, пружинных матрацев и т. п.). Кроме того, был создан кооператив по ремонту автомобилей, и даже запущено оборудование для производства макарон. Конечно, как и в других колониях, имелось и швейное производство - шили ватированную одежду для армии - ватные куртки, бушлаты, рукавицы для нужд вологодских организаций. Эту хорошего качества продукцию отправляли целыми вагонами.
   -- Вот оно что! -- удивилась Фрейл. -- Я рада за вас. Ладно, пусть будет по-вашему.
   -- Только вот что, Ева Николаевна, столик мы заказали не на субботу, а на завтра, в четверг на 18:00. Сможете вы подъехать в "Арому" к этому времени?
   -- Смогу, -- ответила Фрейл, подумав при этом о том, что парни начали торопиться - очевидно, поверили в то, что она сможет им помочь, и ухватились за её предложение.
   -- Хорошо. Тогда до встречи!
   -- До свидания!
   И вновь в ресторане, как и прошлый раз, первыми появились мужчины. И, наверное, уже давненько, поскольку, когда Фрейл подошла к столику, на нём уже красовались бутылки со спиртным (в том числе и "Бароло Джонкера"), а также лёгкая закуска. Когда Ева уселась за стол, опять-таки с помощью Сергея, Артём наполнил бокалы. Они все выпили, Ева, сделав пару глотков приятного вина, и пару минут беседовали о разных пустяках. Но затем Ева спросила парней:
   -- Итак, что вы решили?
   -- Если вы спрашиваете о нашем прежнем занятии, то мы этим заниматься не будем. Да, деньги лёгкие, но мороки много. К тому же заработок не стабильный - сегодня кто-нибудь "клюнул" на нашу удочку, а затем, неделю-другую - дупель-пусто. Приходилось искать всё новые варианты. Да и постепенно лохов всё меньше становилось. Мы порассуждали и подумали, что за это время простой народ здорово поумнел, вряд ли так легко будет кого-нибудь заарканить. Да ещё в Москве, где информация о мошенничествах быстро распространяется. В глубинке там, наверное, попроще работается.
   -- О! Вы затронули вопрос глубинки. А вы бы в глубинке поработать не хотели?
   -- Ну, смотря где. Конечно, из столицы не особенно хочется уезжать. Но, смотря за какие деньги.
   -- Смотря где, говорите. Ну, конечно, не на Колыме. В центральной части России. А для того, чтобы хорошо жить в столице, нужны деньги немалые. Москву вы не навсегда будете покидать. Жильё, насколько я знаю, у вас здесь имеется.
   -- Имеется, -- ответил Сергей. Беседу с Фрейл, как и в прошлую субботу, предпочитал вести именно Хромов.
   -- Вот. Значит, своё жильё вы временно сможете сдавать, а тем временем поработаете в глубинке.
   -- Ева Николаевна, не вешайте нам, пожалуйста, лапшу на уши. А то мы не знаем, что в вашей глубинке работы толковой практически нет. И это мы знаем не понаслышке, есть пример той же Вологодской области, точнее района, где находилась колония. Да и какие там деньги...
   И вновь Хромов был прав. В Устюжанской колонии у заключённых был немалый выбор работы. А вот в самом Устюженском районе работы практически не было, разве что именно в колонии - надзирателем, или заключенным (как горькая шутка) - тем с работой повезло. Местное же население больше промышляло сбором ягод и грибов - пунктов их приёма хватало.
   -- Да, районы будут примерно такими же. Но работа будет, и деньги будут неплохие. Причём, можно сказать, в двойном размере.
   -- Это как, в двойном? Северные, что ли? Вы нас хотите в Заполярный круг запроторить?
   -- Нет, -- рассмеялась Ева, -- не хочу. Я же сказала, что области будут подобные Вологодской, но не северные - просто нечернозёмная зона.
   -- Тогда почему двойные деньги?
   -- Числиться вы будете на работе в Москве. Не подумайте, что это фиктивная организация, она реально существует. Ладно, вы прошлый раз спрашивали, кто я на самом деле. Пришла пора раскрыть карты. Вот вам моя визитка, -- Ева вынула её из сумочки и передала Хромову.
   -- Ого! -- изумился Сергей, прочитав написанное на ней и передав визитку Артёму. -- Заместитель Генерального директора. А что такое ВЭД?
   -- Внешнеэкономическая деятельность.
   -- Это как, и за рубежом тоже?
   -- Да.
   -- Ничего себе! О, -- вспомнил он, -- а как же ваше полицейское удостоверение? Как-то не вяжется.
   -- Всё вяжется, Сергей. Вы же удостоверение издали видели. А это удостоверение внештатного сотрудника полиции. Просто я вас немного припугнула.
   -- Значит, и следить за нами вы бы не смогли? -- хитро улыбнулся Хромов.
   -- Сама нет. Но проследить смогу легко - через ту же полицию. А связи у меня там хорошие. Вам стоило бы подумать о том, взялась бы полиция отслеживать вас 3 года тому назад? Оно ей нужно было? Да и их руководство на такие пустяки не посылало бы своих сотрудников. Но послало же. Так что, не сомневайтесь - с полицией я быстро договорюсь.
   -- Понятно. Верю вам, да и просто чувствую, глядя на вас, что для вас сейчас ничего невозможного нет. Тогда вопрос по существу, по вопросу нашей будущей работы - при чём здесь нечернозёмная зона?
   -- Там находятся объекты, входящие в сферу деятельности компании, точнее её дочерней фирмы "Козерог". Вот там я и предлагаю вам поработать.
   -- Но фирма-то в Москве?
   -- В Москве. Ребята, не заставляйте меня разочаровываться в ваших умственных способностях. Многие фирмы или компании находятся в крупных городах, но свою деятельность ведут вдали от них.
   -- Ясно. Значит, мы будем только числиться в Москве, а работать именно в глубинке. Так?
   -- Нет, не так. Не просто числиться в московской фирме, но и работать в ней. А выезд в глубинку - это просто командировка.
   -- Ага, вот о каких двойных деньгах вы говорили, -- протянул Хромов.
   -- Но это же копейки, эти командировочные, -- пробурчал, впервые подав голос Петрушев. -- Разве на них можно прожить?
   -- Можно. Живут же люди в командировках.
   -- Та-а, как они там живут. Не живут, а существуют.
   -- Сейчас не времена Советского Союза.
   -- А он-то при чём? -- удивился уже Сергей.
   -- Вы этого не знали, на собственном примере, я имею в виду, да и я тоже, - малы ещё были, - но в СССР командировочные составляли сначала всего лишь 2,6 рубля в сутки, а затем - 3,5 рублей. Сейчас же деньги другие.
   -- Да какие другие? Насколько я знаю, это примерно 700 рублей. Что это за деньги сейчас.
   -- Давайте переведём эти деньги в твёрдую валюту, -- улыбнулась Ева, -- а точнее в "жидкую валюту", для вас это будет понятнее. Так вот, до 1981-го года на суточные в СССР можно было купить одну бутылку водки, и то 2-х копеек не хватало - бутылка водки стоила 2,62 рубля. После 81-го года, а это примерно год нашего с вами рождения, можно было купить уже только полбутылки водки. Сейчас же водка стоит, после февральского удешевления - 185 рублей. Значит, сейчас на суточные, а они действительно 700 рублей, можно купить почти 4 бутылки водки.
   -- Ева Николаевна, вы вот смеётесь. Но 700 рублей это ведь и впрямь не деньги сейчас.
   -- Да, я пошутила, конечно. И понимаю, что 700 рублей в день не ахти какие деньги. Хотя в частных компаниях суточные могут быть выше. Хорошо, тогда всё по самому серьёзному разряду. Сергей, Артём, назовите мне вашу приемлемую цифру командировочных, не в сутки, а в месяц. Не минимальную, а именно приемлемую, учитывая то, что за вами будет сохранена ваша ставка на работе, а в той же частной фирме она хорошая.
   -- Не минимальную? -- переспросил Хромов.
   -- Не минимальную, а такую, что устроит и вас, и Артёма. Но и не загоняйте её на небеса.
   Наступила пауза, используемая Сергеем на раздумье. Затем он обратился к Петрушеву:
   -- Артём, 40.000 рублей в месяц тебя устроят?
   -- Ну, не густо. Если официальные суточные 700 рублей, то в месяц и так выходит 21.000 рублей. Всего в два раза больше.
   -- Да-а, -- протянул Хромов, -- с математикой, особенно с денежной ты хорошо знаком. Но это же только командировочные, а у тебя будет ещё и ставка. Так что ты не наглей.
   -- Ева Николаевна, а какая у нас будет ставка в фирме? -- спросил Петрушев.
   -- Я точно не готова вам ответить. Если сейчас средняя зарплата по Москве, именно по Москве, я подчёркиваю, - в других регионах она намного ниже, - составляет примерно 44.000 рублей, то ваша ставка в фирме будет не ниже этой цифры.
   -- Хм, неплохо. А в командировке кроме суточных будет оплачиваться и жильё?
   -- Конечно.
   -- О, -- снова взял слово Хромов, -- значит ты, Артём будешь на всём готовеньком, ни копейки ни за что платить не будешь, а коммунальные услуги сейчас не дешёвые.
   -- Ну, тогда нормально. Хорошо, мы согласны на командировочные в сумме 40.000 в месяц. Но, неужели фирма будет нам платить такие деньги?
   -- Часть будет платить фирма. Остальные же расходы я возьму на себя.
   -- Вы нам будете платить?!
   -- Но я же обещала вам помочь.
   -- И как долго это будет длиться?
   -- На всё время вашей командировки. А она продлится не более 2-х лет. А потом вновь Москва. Но вы уже будете иметь неплохие деньги для жизни в столице. За два года набежит неплохая сумма. Да и командировочные, я не думаю, что вы все используете. Глубинка - это не Москва, рестораны и ночные клубы вряд ли там имеются.
   -- Точно. А ещё и за сданное жильё немало нам "капнет" за это время, -- тихо протянул Сергей.
   -- Вот именно, -- поддержала его Ева. -- А с такими деньгами вы уже сможете открыть какую-нибудь свою фирму.
   -- О! -- снова подключился Артём. -- А чем мы будем заниматься в этой командировке? Какой вообще профиль фирмы, в которой нам придётся работать?
   -- Сельскохозяйственный.
   -- Вот те на! А мы что там будем делать? Пахать и сеять мы не умеем.
   -- А вам этого и не придётся делать.
   -- А что нам придётся делать?
   -- Ремонтировать технику. Ваша приобретённая специальность слесаря как раз кстати.
   -- Тракторы и комбайны ремонтировать? Но мы же не спецы.
   -- А какую-нибудь легковушку вам по силам отремонтировать? Не её двигатель, а так, более простой ремонт.
   -- Ну, наверное, смогли бы. Можно и подучиться.
   -- Вот. А чем тот же комбайн отличается от автомобиля? Своими размерами в основном. Да, некоторые его агрегаты вам незнакомы, но, я думаю, что вы уже за первый месяц работы вникнете во всё, тем более что спецы там, на месте будут. Вы и будете работать под их началом. А за два года вы так освоитесь, я надеюсь, что и в Москве сможете открыть свою фирму по ремонту какой-нибудь техники, а то и автомобилей.
   -- А что, Серёга, Это мысль, -- ухватился за идею Фрейл Артём. -- У нас ведь руки нормально работают, да и голова мыслит. А два года - это пустяк, да и не в колонии же работать нам доведётся, а на воле, да ещё с такими деньгами. Но зато потом в Москве мы сможем прилично раскрутиться. И совершенно легально. Здорово!
   -- Вот и хорошо. Значит, мы всё решили, -- подытожила Ева. -- Тогда завтра же утром вы подходите в фирму "Козерог", находится она в Басманном районе по улице Бакунинская. Там вы обратитесь к управляющему фирмой - Рогозный Александр Степанович. Он примет вас на работу, ну, точнее, наверное, завтра вы просто оформитесь, а с понедельника уже начнёте там работать. В командировку вы, естественно, не в первый день поедете - пока то, пока другое, пару дней пройдёт, но будьте к ней готовы. Точное место командировки вам укажут уже в фирме.
   -- Это всё понятно. Но так быстро, прямо завтра? А как вы сообщите руководству фирмы о нас. Не будете же вы звонить сегодня ночью руководителю.
   -- Да, звонить я ему не буду, -- улыбнулась Ева. -- Но, во-первых, как заместитель главы компании я сама могу решить этот вопрос, "Козерог" - это дочерняя фирма компании "Афина". А во-вторых, мне просто нет необходимости звонить управляющему, я ему просто скажу это в личной беседе - это мой муж.
   -- Вот оно что, -- улыбнулся, покачав головой, Хромов. -- Надо же, всё схвачено.
   -- Ладно, хватит о работе. Если вам всё ясно. На столе уже давно всё остыло.
   За время разговора, даже почти в самом начале его официант уже принёс и заказанные горячие блюда, и они действительно стыли - за беседой никто к ним не прикоснулся, так же, как и выпили, и то всего лишь частично, только одну рюмку спиртного. И теперь началась настоящая ресторанная трапеза, с тостами, выпивкой и сейчас уже даже с чоканьем. Но где-то после третьей рюмки, когда уже был произнесён тост в честь Евы, как женщины, Сергей спросил Фрейл:
   -- Ева Николаевна, и всё же, почему вы это делаете?
   -- Что делаю?
   -- Помогаете нам. Мы этого вроде бы не заслуживаем.
   -- Если вы так думаете, то уже заслуживаете. Дело в том, что я чувствую свою вину перед вами, вы по моей подсказке угодили в колонию. Потому я в прошлый раз и сказала, что не знаю, сможете ли вы меня простить.
   -- Мы вас уже простили. Да и не имели мы право осуждать вас. Мы перед вами больше виноваты. Так это, Артём?
   -- Так, -- твёрдо ответил тот. -- Это мы должны были просить у вас прощения.
   -- Не будем спорить. Хорошо, что извинились обе стороны. Всё, закрыли эту тему.
   -- Ева Николаевна, а червячок сомнения вас не гложет? -- всё же, отчасти продолжил тематику Хромов.
   -- Ранее сомнения были. Я вам уже тоже говорила, что сомнения в правильности моего решения были. Но сейчас уже нет.
   -- Почему именно сейчас их нет?
   -- Я просто убедилась, что вы уже не те Сергей и Артём, которые были тринадцать лет назад, да и три года тому назад. Вы изменились, не знаю пока - так ли уж кардинально, но изменились здорово. И особенно Артём. Я от него, честно признаюсь, ожидала в нашем с вами диалоге худшего.
   -- Колония и меня многому научила, -- вздохнул Петрушев. -- А вообще-то правильно говорят: "Что ни делается, то к лучшему".
   -- Только, если эти деяния не похожи на такие, как десятилетней давности, -- всё же, уколола его Ева. Но тут же добавила, -- ладно, кто старое помянет, тому глаз вон.
   А далее трапеза уже и проходила, и закончилась, на более мажорной ноте. В целом Ева осталась довольна как сегодняшним днём, так и сама собой. Она сегодня убила двух зайцев. Первым из них было то обстоятельство, что фирме "Козерог" сейчас и в самом деле не хватало квалифицированных рук по ремонту техники. На местах, в глубинке (как выражались сегодня участники застолья) были квалифицированные ремонтники. Но за последнее время у большинства из них во время работы очень уж дрожали руки, поскольку их обладатели здорово налегали на спиртные напитки. Да ещё это утреннее похмелье, которое не позволяло сразу приступать к работе, особенно по понедельникам. Она была уверенна, что Хромов и Петрушев там не сопьются. Они в столице ранее любили посидеть в ресторане или ночном клубе, но на спиртное особо не налегали, свой разум они не пропивали. А зная, что они едут зарабатывать деньги для последующей хорошей жизни в Москве, они будут себя контролировать.
   Но не это было главным в такой удовлетворённости Фрейл сегодняшним вечером. Она была довольна в первую очередь тем, что она, наконец-то, помогла людям. Пусть и своим бывшим обидчикам, но они люди, а сейчас не такие уж и плохие. После трагедии с Юрием Шемякиным и полного провала в контактах с Фёдоровой в настоящее время это было большим успехом. Наконец-то, Евиным раздумьям, терзаниями и сомнениями по поводу прощения и не прощения наступил конец. Теперь она была уверенна, что поступает правильно, её решения верные - нельзя постоянно жить с мыслями о мести, а тем более радоваться её осуществлению. Теперь и вся дальнейшая жизнь стала наполняться для Фрейл более яркими, более привлекательными и радостными красками.
  
  

ГЛАВА 15

Нежданный гость

  
   Но вот уже приближался к концу и этот непростой 2015-й год, началась уже вторая декада ноября. Сегодня Алёна Серова планировала вечером немного "поковыряться" в Интернете - возможно, удастся подыскать себе что-нибудь из более-менее приличной работы. Правда, она пока что не собиралась безрассудно бросать свою теперешнюю работу - времена пошли смутные, в течение последнего года условия существования простого люда постоянно ухудшались, и происходило это чуть ли не изо дня в день. И всё это происки проклятых американцев или Евросоюза, с которыми до недавнего времени у России были хорошие отношения. Ещё бы, ведь многие крупные страны Европы были крепко экономически повязаны с Россией. И вдруг на тебе! Этот проклятый 2014-й год всё нарушил. А всё из-за того, что эта чёртова Украина взбунтовалась, бандеровцы государственный переворот решили устроить. И зачем? Ведь простой народ Украины мог бы просто переизбрать в конце этого же года так уж нелюбимого ими Президента Януковича, как это было ранее всеми согласовано. Говорят даже, что сам Янукович и инициировал эти досрочные выборы. Так чего же хохлам нужно было? Нет же, устроили свой дурацкий Майдан, из-за которого столько людей погибло. А теперь обвиняют в этом кого попало. Катят на Россию бочку за то, что, Крым, наконец-то, вернулся в её состав. Но ведь это уже в прошлом, а они по-прежнему кулаками машут. Да и Крым же не просто так перешёл к России, а согласно законному волеизъявлению крымского народа - проведенному референдуму. Но хохлам и этого мало - устроили на Донбассе братоубийственную гражданскую войну. Американцы же почему-то винят во всём мирную Россию, хотя сами являются подстрекателями действий в Украине. Сговорились с Евросоюзом и ввели какие-то идиотские санкции, из-за которых экономика её родной страны катится в пропасть. Поэтому нужно держаться хотя бы той работы, которую имеешь, но, одновремённо не мешает, конечно, присматривать и более высокооплачиваемую работу - цены на товары в последнее время скачут как белка, и всё только вверх.
   За прошедшие 2012-2013-й годы Серова только-только привела в нормальный порядок свою обгоревшую квартиру - ремонт сделала, обновила мебель. Знал бы кто, как ей тяжело это было сделать - денег-то были сущие копейки. Порой у неё просто руки опускались, и она по вечерам только горько рыдала. Но ведь она, всё же, выстояла, хватаясь за любую работу, и привела квартиру в Божеский вид. Конечно, не обошлось и без помощи родителей, спасибо им, особенно папе. Её отец и сам здесь в отпуске помогал с ремонтом квартиры, да и она, никогда не державшая в руках какой-либо строительный инструмент, старалась оказывать хоть какую-то посильную помощь нанятым рабочим. После этого 2014-й год с ухудшением экономической обстановки в стране прошёл ни шатко, ни валко - работа была и зарплату платили исправно. Но на товары-то цены постоянно росли, а курс рубля так же постоянно падал. А потому новый 2015-й год Серова встречала с надеждой на то, что её жизнь отныне опять пойдёт по-восходящей. Но, увы, и этот год уже вскоре закончится, а никакого просвета нет. И чего только неймётся этим проклятым империалистам-американцам и соседней, ранее братской Украине? Свободы, видишь ли, хохлам захотелось, и желания в Европу пролезть. А чего туда лезть - из-за однополых браков, своих геев мало, что ли? Да и вообще, ничего хорошего в этой Европе нет. Забастовки только разные, да возмущение коренного народа засильем разных африканцев и азиатов. А касательно свободы, то если уж в Украине свободы мало, то у кого она тогда вообще имеется? Тот же их "Вечерний квартал" во главе с Владимиром Зеленским постоянно высмеивает своего Президента и правительство. Это ли не свобода, может ли быть такое у тех же американцев или россиян? В общем, дураки эти хохлы, а теперь все напасти, как блохи с чужой собаки и на Россию перекочевали.
   Всё это Алёна обдумывала, досматривая по телевизору одну из развлекательных передач и ожидая после этого, пока загрузится включённый ею компьютер. А далее она начала клацать на клавиатуре и изучать сайты с заданными ею в поисковике словами. Но поработать ей довелось всего минут десять. Нарушил её поиски в Интернете неожиданный звонок в дверь.
   -- Интересно, -- думала по дороге к двери Алёна, -- кто бы это мог быть? Светка, -- её подруга по работе и порой по отдыху, -- сегодня к ней не намеревалась заскакивать, а других гостей в последнее время у Серовой не было.
   В коридоре она, прежде всего, аккуратно посмотрела в дверной глазок. Но лица звонившей (или звонившего) Алёна не увидела, пространство с наружной стороны глазка закрывала какая-то зелень. Серова присмотрелась и увидела головки алых роз.
   -- Вот это уже точно интересно, -- прошибла её мысль. -- Цветы мне никто уже давненько не дарил, да ещё с доставкой на дом. Кто же это такой?
   И она начала открывать дверь. Открыв её, она увидела мужчину примерно её возраста. Услышав клацанье замка двери, мужчина немного сменил положение букета, и стало видно его лицо. И Алёна тотчас его узнала:
   -- Это ты?! Ты чего, гад, припёрся? -- таким вот довольно грубым образом хозяйка квартиры поприветствовала гостя.
   -- Здравствуй, Алёна! Поговорить нужно.
   -- Не желаю я с тобой разговаривать. Убирайся!
   -- Алёна, подожди, давай поговорим.
   -- Пошёл вон!! -- заорала Серова и попыталась закрыть дверь.
   Но мужчина успел подставить к косяку двери левую ногу. Дверь, пусть и не со всего размаха, но, как показалось хозяйке квартиры, ощутимо ударила мужчину по ноге. Но тот не пошевелился и даже глазом не моргнул. Это удивило Алёну, и она, уже пошире открыв дверь, снова с силой ударила дверью по ноге мужчины. Результат был тот же, вот только сейчас Алёна услышала какой-то глухой стук (в первый раз она не обратила на это внимания) - это не могла быть кость, дверь ударила по мягким тканям ноги мужчины (почти сзади). Но такого звука от удара по мягким тканям тем более нельзя было ожидать. Теперь злость Серовой куда-то пропала, но появилось нездоровое любопытство - как же это так?
   -- Это что такое? -- удивлённо спросила она. -- Тебе что, совсем не больно?
   -- Нет, -- улыбнувшись, покачал головой мужчина.
   -- И почему это?
   Мужчина, молча, подтянул немного штанину. И Алёна увидела не мужскую ногу, а какую-то пластмассу.
   -- Что это ещё за фокусы?
   -- Почему фокусы? Это протез.
   -- Какой ещё протез? У тебя отродясь не было протеза.
   -- Вот именно - отродясь не было, а сейчас есть.
   -- А нога где, то есть ступня, или голень? - протез вроде бы большой.
   -- Ступня и часть голени. Увы, нет, их как раз и заменяет протез. И, как видишь, он довольно удачный - ничего не заметно для тех, кто не в курсе.
   -- И где же ты ступню или голень потерял? Как это произошло? -- уже с каким-то соболезнованием спросила Алёна, совсем забыв, что пару минут назад орала на парня.
   -- Будем через порог разговаривать?
   Серова с полминуты о чём-то раздумывала, а потом, вздохнув, произнесла:
   -- Ладно уж, входи. Только ненадолго. Расскажешь, где тебя черти носили все эти годы.
   -- Расскажу, конечно. Мне многое нужно тебе рассказать.
   Он вошёл в коридор, немного посторонился, и хозяйка закрыла дверь.
   -- Цветы прими от меня, Алёна, -- просительным тоном произнёс гость.
   -- Думаешь цветами свою вину загладить?
   -- Нет, конечно. Цветы - это просто знак уважения и любви.
   -- Любви, -- грубо перекривила его Алёна. -- Какой ещё любви? Любящие так не поступают.
   -- Я знаю. Но, всё равно, именно любви. И я это знаю, твёрдо знаю.
   -- Это откуда ещё, какие бесы тебе это нашептали?
   -- Наоборот - ангелы.
   -- Откуда ещё им взяться - ангелам?
   -- Там, где я был, как раз имеются и ангелы, и бесы. А в отношении любви... Когда каждый прожитый тобой день воспринимается как последний, ты сразу всё понимаешь, и правильно воспринимаешь.
   Все эти разговоры велись по-прежнему в коридоре. Но после последних слов гостя Алёна смилостивилась и сказала:
   -- Ладно, проходи в комнату, там всё расскажешь. Я сейчас поставлю цветы в вазу и приду.
   И вот они уже сидели в креслах по разные стороны журнального столика, развернувшись вполоборота друг к другу.
   -- И где же ты был всё это время? Четыре с половиной года прошло, как ты исчез. Что-то затянулась твоя командировка в Украину. Где ты был?!
   -- В той же Украине.
   -- Вот только не ври мне, Виктор!
   -- Понимаешь, Алёна, я действительно не хочу тебе врать. А потому сразу признаюсь - на самом деле меня зовут не Виктор.
   -- Об этом я догадывалась. Я даже разыскала настоящего Виктора Смирнова. Но совсем не по той причине, по которой ты, возможно, думаешь, -- сразу же добавила она, увидев улыбку на устах лжеВиктора.
   -- А я ничего плохого и не думаю.
   -- А вот как раз плохое ты должен думать. Потому что я искала тебя, чтобы разорвать на мелкие кусочки. Как ты меня, паразит, подставил.
   -- Я знаю. Поэтому и пришёл сейчас с извинениями.
   -- Да пошёл ты! Нужны мне твои извинения.
   -- Я понимаю. Но, всё равно, я буду постоянно перед тобой извиняться, пока ты меня не простишь.
   -- Долго тебе ждать придётся.
   -- Ничего, подожду. Дольше ждал.
   -- Кто его знает, дольше ли. Ладно, так как же тебя зовут по-настоящему?
   -- Анатолий Васильевич Чесноков.
   -- Анатолий, значит? Тоже неплохое имя. Или оно тоже не настоящее?
   -- Настоящее. У меня имеется паспорт, и даже удостоверение по инвалидности.
   -- Ой, ой, ой. А то ты и их не сумеешь подделать.
   -- Я сейчас не вру. Да и зачем бы я стал к тебе приходить, чтобы снова врать?
   -- Пусть так, Анатолий Чесноков. И где же был этот Чесноков?
   -- Я же тебе сказал - в Украине. Я тогда, в самом деле, поехал в Украину, в Киеве мы тогда намеревались открыть наш филиал. Конечно, по прямой моей должности там работы ещё не было, но разной работы было немало.
   -- А какая твоя прямая должность? Ведь наверняка не агент по продаже частной недвижимости.
   -- Не агент по продаже, но всё равно как бы агент, -- улыбнулся Анатолий.
   -- Как это?
   -- Я работал в службе безопасности компании, а там, так сказать, все агенты. Так вот, меня отправили в командировку, чтобы я на время исчез из поля зрения твоих глаз. Руководство "Афины", - а я именно там работаю, - вероятно, предполагало, что ты можешь начать мои поиски, потому-то я и улыбнулся, когда ты сказала, что разыскивала меня - всё было просчитано. И не играет роли, по какой причине ты меня искала.
   -- Руководство "Афины", значит. Я так и предполагала. И наверняка к этой вашей операции приложила свою руку некая Ева Фрейл. Она меня недолюбливала, хотя мы с ней проработали в "Козероге" всего какой-то месяц.
   -- Не знаю. Мне известно, что в компании есть такая особа, я её даже видел несколько раз. Но я никогда с ней не разговаривал. Особа видная, красивая и, говорят, очень толковая, умная. Не даром же она занимает пост заместителя Генерального директора.
   -- Я уже слышала об этом, хотя ранее и не верила. Быстро же она пролезла в руководство.
   -- Ты знаешь, Алёна, -- задумчиво протянул Чесноков, -- она не пролазила. И поверь мне, я её не защищаю, поскольку близко с ней не знаком. Просто у нас пролезть никуда нельзя, все повышения только по заслугам. А я уже сказал, что она очень толковая, как для женщины, я имею в виду.
   -- Ладно, Бог с ней, с этой Фрейл. И чем же ты конкретно занимался в Украине? Да ещё так долго.
   -- Ну, два с половиной года занимался делами филиала компании. На новом месте дел всегда хватает.
   -- Это понятно. А потом?
   -- Потом? А вот потом всё пошло-поехало не так, как планировалось...
   -- И что случилось?
   -- Ситуация в Украине стала резко меняться.
   -- Ну, это я знаю. И что, они закрыли вашу фирму?
   -- Нет, не закрыли. Да и дело совсем не в этом.
   -- А в чём?
   Анатолий помолчал с полминуты, о чём-то раздумывая, а потом изрёк:
   -- Алёна, это очень долгий разговор. В двух словах не расскажешь. Я тебе как-нибудь в другой раз об этом расскажу. А сейчас давай я тебе поведаю о том, как начиналась наша с тобой история, её закулисную сторону. Я думаю, что это тебя заинтересует.
   -- Хм, давай. И в самом деле, интересно, почему ты решил заняться подлянкой.
   -- Ты знаешь, каждая медаль имеет две стороны - лицевую и оборотную. Для кого-то какая-нибудь история может показаться плохой, а для другого, наоборот, хорошей. Я тогда не считал, что буду заниматься подлянкой.
   -- Да-а, а как же это называется?
   -- Понимаешь, для меня это было как бы романтической историей - познакомиться с красивой длинноногой девушкой и постараться влюбить её в себя.
   -- И что, влюбил её в себя?
   -- А вот этого я до сих пор не знаю. Но зато сам влюбился в неё.
   -- Прямо-таки, влюбился! По тебе это не видно было. Мне кажется, что таких историй у тебя немало было.
   -- Ты права. Признаюсь, были у меня подобные истории. Но эта история стала для меня неординарной.
   -- Интересно, и почему же?
   -- Дело в том, что ставя мне задачу влюбить девушку в себя, мой руководитель предупредил меня: "Только смотри сам в неё не влюбись". На мой вопрос о том, почему, он ответил: "Потому что расставаться будет сложно". На что я беспечно ответил: "Мне не привыкать".
   -- Вот-вот, и я о том же говорила.
   -- Да, всё это так. Как видишь, я искренне во всём сознаюсь. Но я также искренне тебе скажу, что я, и в самом деле, влюбился в тебя.
   -- Ты или это выдумываешь, или тебе это показалось. Ты ведь артист ещё тот, так натурально всё разыгрывал.
   -- Я говорю правду. У меня раньше такого никогда не бывало, чтобы так меня девушка зацепила. Да, были у меня до тебя девушки, женщины. Но я был холост, да и сейчас тоже, а потому ничего предосудительного в этом не видел. И расставался я с девушками довольно легко. А вот ты меня таки здорово зацепила. Я это тоже осознал не сразу. И не тогда, когда был с тобой, а позже - когда мы с тобой уже расстались.
   -- Когда ты бросил меня, -- уточнила Серова.
   -- Пусть так. Но я понял, что люблю тебя, значительно позже, уже в Украине. И не в первые месяцы, тогда работы было много, не до воспоминаний и лирики. А чуть позже, когда стало постепенно всё налаживаться, я понял, что мне недостаёт именно тебя.
   -- Врёшь ты всё.
   -- Нет, не вру. Так оно всё и есть. Я люблю тебя. И это проверено временем.
   -- Как же оно проверено?
   -- Я уже тебе говорил, что у меня были ситуации, когда каждый день мог стать последним. В такие моменты все чувства обостряются, и ты хорошо понимаешь, что к чему. Так вот, я в такие минуты молил Бога только о том, чтобы он мне разрешил свидеться с тобой ещё хотя бы разок.
   Анатолий замолчал, но, как ни странно, сейчас молчала и Алёна, до того комментирующая почти каждое слово своего собеседника. Очевидно, признания Чеснокова задели какие-то чувствительные струны и в её душе. Через время она тихо, не глядя на Анатолия, спросила:
   -- Это правда?
   -- Вот те крест! -- и он размашисто перекрестился.
   -- Ты что, верующий? -- удивилась Серова.
   -- До недавнего времени не был верующим, хотя в детстве и крещёный. Но сейчас уже, наверное, верующий.
   -- А как ты так быстро стал верующим, так быстро поверил в Бога?
   -- И ты бы поверила в определённых ситуациях. Бывают в жизни такие ситуации, когда именно только вера в Бога и спасает тебя.
   -- Да-а?
   -- Да, Алёна.
   -- И где могут быть такие ситуации?
   -- На войне!
   -- На какой ещё войне? Ой, погоди, ты же был в Украине. Так ты на той войне был?!
   -- Именно.
   -- А чего ты встрял в их гражданскую войну? За деньги?
   -- А кто тебе сказал, что в Украине идёт гражданская война?
   -- Как, кто? Все так говорят. И по телевизору, и в прямом эфире руководители страны так же сообщают.
   -- Далеко не всему можно верить тому, что говорят с экрана телевизора.
   -- Ну, я знаю, что порой и там чушь несут. Но не в таких же случаях.
   -- Именно в таких. Алёна, я не хотел заводить этот разговор, зная, что ты вряд ли примешь на веру мои слова. Но ты не спорь, а просто слушай. Нет в Украине никакой гражданской войны. Там воюют украинцы против сепаратистов с части Донбасса, которым к тому же помогают русские - и наёмники, и наши регулярные войска.
   -- В Украине нет наших войск.
   -- Это так Путин заявляет. Но они там есть, я их видел собственными глазами. Поверь мне на слово, я не вру.
   -- Не верится, конечно, но ладно. И ты воевал против укропов?
   -- Наоборот.
   -- Как это?! Такого не может быть! Ты воевал против наших?
   -- А кто для тебя наши?
   -- Как это кто? - русские, конечно.
   -- Даже, если эти русские бандиты?
   -- Русские не могут быть бандитами.
   -- О наших регулярных войсках я спорить не буду, там честь ещё не полностью утеряна. А вот относительно наёмников, и особенно кадыровцев, а они там тоже воюют, не так всё просто. Ты что, думаешь, что все наёмники ангелы с крылышками? И кто же тогда на Донбассе людей убивает?
   -- Так, хватит мне философию разводить. Ты воевал против русских, значит, ты предатель.
   -- Алёна, я потому и не хотел затрагивать эту тему. Я знал, что ты будешь со мной спорить. И так быстро ты свои взгляды не изменишь. Я это тоже знаю. Поэтому прекращаем до поры до времени этот разговор.
   -- И до какой же поры?
   -- Я тебе оставлю визитку с номером своего мобильного телефона, -- Чесноков положил её на столик. -- Когда ты созреешь для серьёзного разговора, позвони мне. Только перед этим ты на долгое время выключи телевизор с Дмитрием Киселёвым и иже ему подобными. Хорошенько поройся в Интернете, ища сайты о войне на Донбассе. Но только не российские сайты. Любые другие - пожалуйста, но только не российские. Там везде одна и та же наглая пропаганда, которой сам Геббельс мог бы позавидовать. Почитай, поразмысли, а потом позвонишь мне. Я буду ждать твоего звонка. И запомни, Алёна, еще одно - я люблю тебя и хочу, чтобы мы были вместе.
   -- Ты уходишь? -- растеряно спросила Серова.
   -- Ухожу. Так будет лучше. Иначе мы можем серьёзно поссориться, и надолго. А мы и так ещё окончательно не помирились. Я ещё раз прошу у тебя прощения. Но я очень не хочу какого-нибудь раздора между нами. Я ведь вижу, что у нас может быть всё хорошо, но не нужно спешить. Иначе всё испортим. У нас сейчас немного разные взгляды на жизнь. Пусть даже не на всю жизнь, а на отдельные её моменты. Поэтому эти взгляды просто необходимо привести к общему знаменателю. Но не в спешке. Всё, любимая, до свидания!
   Анатолий чмокнул растерянную Алёну в щёчку и неторопливо направился к двери. Хозяйка дома только сейчас, всё ещё сидя в кресле, обратила внимание на походку своего нежданного гостя. Анатолий не хромал, не волочил ногу, но, тем не менее, чувствовалось, что к протезу на ноге он ещё не совсем привык. А он даже не успел рассказать ей, как же инвалидом-то стал. И ей вдруг неожиданно для самой себя стало так жалко этого молодого человека, что у неё даже защемило сердце. Она хотела остановить Чеснокова, но тут же поняла, что лучше этого не делать. Анатолий прав - им обоим нужно какое-то время. И она поднялась с кресла, догнала парня, открыла в коридоре входную дверь и негромко произнесла:
   -- До свидания, Толя. Я тебе обязательно перезвоню.
   И вот с этого момента в душе не такой уж молодой (34-летней) Алёны Серовой что-то вроде бы перевернулось, или же, наоборот, стало на свои места.
  
  

ГЛАВА 16

Начало повествования

  
   Прошёл почти месяц до того момента, как Алёна отважилась-таки позвонить Чеснокову. За это время она чуть ли не каждый вечер сидела перед компьютером и "копалась" в Интернете. Но она теперь вовсе не искала себе новую работу (она и забыла об этой своей предыдущей цели) - сейчас она разыскивала информацию о событиях в Украине. А той было много. Вот только эта информация в Интернете была в основном свежей - за этот год. Серову же интересовала история вооружённого конфликта на востоке Украины и дальнейший ход событий ещё в прошлом году. Поэтому рыться в Интернете ей пришлось долго. Но даже не это так повлияло на временной фактор, а то, что эту информацию нужно было хорошенько просеять, сто раз перепроверить, сравнив, что пишется на других сайтах, разобраться в отысканной информации и, самое главное, правильно самой её осознать. Одной информации Серова верила, другой - не очень-то, третью - напрочь отметала. Через время, поразмыслив и прочитав что-то новое, она вновь возвращалась ко второй и третьей информации. Но, пожалуй, ковыряние в Интернете забирало у Алёны меньшую часть времени, нежели сами её долгие размышления, "переваривание" всей отысканной ею информации. Это был непростой процесс, поскольку информацией не с кем было поделиться и, главное, обговорить её. Сначала Алёна думала обсудить всё это с её теперешней подругой Светланой, но, подумав, отказалась от этой идеи. Светлана была в подобных вопросах не менее категорична, нежели сама Алёна. Поэтому никакого обсуждения не получится, они только поругаются. Вот и приходилось Серовой вариться в собственном соку.
   Из попавшейся Алёне на глаза свежей информации её наибольше удивило и возмутило то, что совсем недавно, в начале осени Россия, продолжая поддерживать боевиков на Донбассе, параллельно ещё направила свои войска и военную технику в Сирию. Как говорится, наш пострел везде поспел. И в первое время, так же, как на востоке Украины, Кремль утверждал, что российские солдаты не воюют в Сирии. Получалось, как в плохом анекдоте, что российские войска снова "заблудились", но уже на территории Сирии. Почему снова? Да потому, что в конце августа прошлого года "заблудились" - по официальной версии Минобороны - и пересекли границу с Украиной российские десантники из Костромы. Но, мало того, наряду с отправкой в Сирию регулярных российских подразделений, Кремль дал ещё и указание главарям так называемой ДНР начать активную вербовку добровольцев для участия в боевых действиях против ИГИЛ на территории Сирии, обещая за это денежное вознаграждение в 1500 долларов в месяц и медицинскую страховку на случай ранения. При этом минимальный срок контракта должен составлять не менее 6 месяцев. Приводилось даже предполагаемое название этого формируемого добровольческого подразделения - батальон "Крестоносец". Давно было известно, что Россия начала поддерживать режим президента Башара аль-Асада ещё в 2011-м году, когда в стране началась гражданская война. Но сейчас-то?! - помогать обречённому диктатору-палачу, который 21-го августа нанёс ракетный химический удар по предместьям Дамаска, удерживаемым оппозицией. При этом погибли более тысячи мирных жителей. В сирийском городе Тартус находилась и военная база РФ на побережье Средиземного моря, а многие офицеры сирийской армии проходили обучение в Москве. А потому сейчас мировую общественность тревожило то, что Россия приняла активное участие в войне в Сирии без согласования с уже сформированной международной коалицией против ИГИЛ.
   В общем, от всей этой информации - свежей и старой - у Алёны раскалывалась голова. И это всё Чесноков сейчас "добавил" Серовой к её прежним долгим заботам в вопросах ремонта квартиры и поиска работы. Но сейчас Алёна стойко выдерживала это "копание" в Интернете. Через четыре месяца, в марте 2016-го года исполнится уже четыре года, как Алёна Серова покинула (не по своей воле) фирму "Козерог". За это время она сменила ряд работ, причём на первых порах ей пришлось довольно долго побегать в её поисках. Но все эти передряги с работой, квартирой, отсутствием денег в значительной мере изменили её характер, как бы изменили и её саму - все мытарства пошли ей только на пользу. Они не только закалили её характер, но ещё и в немалой степени изменили её отношение к людям, смыли у неё поверхностный налёт гонора, беспочвенного превосходства, спесивости и повышенных амбиций. Да и была она уже не девочкой, ума, так сказать, прибавилось. Хотя, как отмечали многие, да и тот же выгнавший её из фирмы Виктор Козаков, полной дурой она никогда не была. Кроме того, смена работ, поиски более высокооплачиваемой её заставили Серову более серьёзно относиться и к самой работе, постепенно и в этом отношении исчезали её халатность, поверхностность и опрометчивость. Пару лет назад она даже порой отдельными вечерами просмотрела кое-какую специальную литературу по своей специальности (свои хилые конспекты по окончанию института она сразу же выбросила) - за свою работу ей теперь приходилось бороться, а потому нужно было показывать знания. В общем, это была сейчас несколько иная Алёна Артуровна Серова, у которой давно уже канули в лету её глупые предыдущие мечты о гламурной жизни. Приходилось воспринимать эту жизнь такой, какая она есть. Да, в её недавних спорах с Анатолием горячность и необоснованная категоричность по отдельным вопросам ещё оставались, но вряд ли это можно было поставить ей в вину - пропагандистская машина России работала на повышенных оборотах. К тому же, Чесноков был прав, и в Интернете имело место засилье сайтов (манипулирование мнениями в онлайновых сетях) платных блогеров - интернет-троллей (а точнее интернет-провокаторов) из Санкт-Петербурга (так называемое ООО "Агентство интернет исследований"). Потому-то Алёне и пришлось так долго разбираться во всём. Но после этого она, конечно же, позвонила Анатолию.
   После звонка Алёны Чесноков приехал к Серовой вновь с цветами, и та сей раз восприняла это как должное. Если в прошлый раз перед уходом Анатолий осмелился поцеловать Алёну в щёчку, то на сей раз приветствия прошли без телесных контактов, парень был, хотя ранее и разбитным в отношениях с женщинами, но не наглым. Возможно, именно поэтому те и липли к нему. Хозяйка и гость прошли в комнату и уселись в тех же креслах. Начала разговор сама Алёна:
   -- Толя! Ты прости меня, что я тебя в прошлый раз так плохо встретила. Я была очень зла на тебя все эти годы. Правда, постепенно всё забылось. Но при встрече с тобой вновь нахлынули воспоминания, и я была сама не своя. Вот и набросилась на тебя.
   -- Незачем тебе извиняться, это я должен извиняться перед тобой. А ты ни в чём передо мной не виновата. Да и зачем мне такая Алёна.
   -- Какая ещё такая? -- удивилась Серова.
   -- А вот такая - кроткая овечка, которая будет постоянно извиняться, будь она виновата или же нет. Мне нужна боевая женщина, которая умеет постоять за себя и критически относящаяся ко всему. Я и полюбил именно такую Алёну. Но, критически - это не означает, что постоянно критикующая всё подряд и принимающая всё в штыки. Критически - это означает вдумчиво.
   -- Вот даже как?! Но, может быть ты и прав. Но я всё равно виновата, если и не перед тобой, то перед самой собой. Ты же меня силком не заставлял выкладывать всё про фирму "Козерог", я сама согласилась. Да, ты мне это предложил, и даже агитировал, но силой-то не заставляя.
   -- О! Я же говорил, что ты изменилась. Понимание и признание своих ошибок дорогого стоит. Если ты признаёшь свои ошибки, то это на 90 % уже означает, что их повторять больше не станешь.
   -- У меня последние годы были очень тяжёлые, и жизнь меня кое-чему да научила.
   -- Вот и хорошо. Ты сейчас просто молодец.
   -- Нет, Толя. Ты плохо знаешь меня - я дрянь.
   -- Что ты такое говоришь?! Ты же признала свою ошибку в деле с производственным шпионажем.
   -- Я не о том. Три с половиной года тому назад меня так назвала моя лучшая подруга, и она была права.
   -- Почему?
   -- За десять лет до того я совершила большую подлость по отношению к одной девчонке. Она была студенткой, хорошей студенткой, а я её грубо подставила, после чего её исключили из института. А она оканчивала четвёртый курс. Я наверняка поломала ей жизнь.
   -- Да-а, вот это дела! А ты её после этого не видела?
   -- Нет. Хотя она обо мне знает. И наверняка три с лишним года назад жила в Москве.
   -- Как это?
   -- Когда меня выгнали из фирмы, она прислала мне SMS-ку, в которой написала, что за всё нужно платить. Значит, она обо мне знала. И кто знает, возможно, даже она причастна к тому, что меня выгнали из фирмы.
   -- Не исключено. Но она, пожалуй, имела право свести с тобой счёты.
   -- Сейчас и я это понимаю. А потому на неё уже и не сержусь. Что произошло, то произошло. И, наверное, всё это к лучшему. У меня постепенно жизнь налаживается, да и с тобой мы снова встретилась. Я тебе признаюсь, хотя я и была ужасно зла на тебя, а злиться как раз мне нужно было на себя, но я хотела когда-нибудь тебя ещё увидеть, ты мне в ту пору нравился.
   -- О-о! Многообещающее признание. А сейчас я тебе не нравлюсь?
   -- Не знаю пока. Но я вижу, что ты хороший человек. Да и тогда я тебя именно таким знала.
   -- Ладно, оставим эти бичевание самой себя и одновремённо комплименты в мой адрес. Ты лучше расскажи, что ты за это время познала нового? Я и сам вижу, что ты здорово изменилась за эти годы. Но сейчас поговорим конкретно о значительно меньшем промежутке времени. Итак...
   -- Толя, я за это время многое прочитала в Интернете. И многое поняла, но некоторые сомнения остаются.
   -- Прекрасно!
   -- А что же в этом прекрасного?
   -- То, что у тебя остались сомнения. Ничего нельзя воспринимать так вот просто на веру. Сомнения должны быть. Если ты сомневаешься, значит, ты думаешь. Ведь раньше ты не сомневалась, разве не так?
   -- Наверное, так.
   -- Вот видишь. Это больши́е перемены в твоём сознании. Вот теперь мы можем спокойно поговорить, именно спокойно - без истерических обвинений.
   -- Хорошо, я поняла. Тогда расскажи, где ты ногу потерял, то есть часть ноги. Ты не успел в прошлый раз это рассказать. А я, дура, напустилась на тебя.
   -- Алёна, я, конечно же, расскажу тебе об этом, но чуть позже. Давай я буду рассказывать всё по-порядку. И теперь, хотя тебя одолевают некоторые сомнения, я уверен, что ты мне поверишь. Потому что практически всё то, о чём я тебе расскажу, я видел собственными глазами. Даже больше - я лично принимал участие во многих произошедших за эти годы событиях.
   -- Я постараюсь поверить тебе, я чувствую, что на сей раз ты мне врать не станешь. А мне, конечно же, интересно - и в самом деле, как ты попал на эту чёртову войну.
   -- На войну я не сразу попал, -- размеренно начал свой рассказ Чесноков. -- Сначала был Майдан, площадь по-русски, Площадь Независимости - символичное название.
   -- Ну, что майдан - это площадь, я знаю. Но ведь там украинцы были. Ты чего туда полез?
   -- Во-первых, там были люди разных национальностей. И первый погибший там был не коренной украинец, а армянин по национальности Сергей Нигоян, вторым был белорус Михаил Жизневский. Погибли они ещё 22-го января. А до бегства Януковича был ещё целый месяц. И вот дальше пошло, поехало... А вообще-то на Евромайдане погибли 3 грузина, 2 белоруса и 2 армянина. Но, конечно же, больше всего погибло украинцев. Среди убитых в районе Майдана есть и женщины. Чтобы ты поняла масштаб Майдана, я тебе наведу такую цифру: ежедневно на Евромайдане работало около 200 медиков-волонтёров.
   -- Даже так? Я этого и не знала. Ладно, ты сказал во-первых, значит, есть ещё и во-вторых?
   -- А во-вторых, я сам наполовину украинец.
   -- Как это?
   -- Да очень просто: отец у меня русский, а мама - украинка.
   -- Вот оно что! И что, твоя мама жила в Киеве?
   -- Нет, но недалеко от Киева, в небольшом городе Васильков. Он расположен в 25 км на юг от Киева, небольшой городок - около 40.000 жителей. Через городок протекает речка Стугна - правый приток Днепра. Мама после замужества переехала с отцом в Москву, он сам родом из Подмосковья. А в Василькове осталась жить моя бабушка, дедушку по маме я не помню. И я в детстве несколько раз летом отдыхал у неё, отдых там был замечательный.
   -- Ясно. Вернёмся к ситуации в Киеве. Я так поняла, что Майдан возник из-за несогласия с политикой Януковича?
   -- Сначала именно так. Протестовали против того, что тот отменил курс на вступление Украины в Евросоюз. Но, после избиения демонстрантов протест перерос уже в противостояние ко всей коррумпированной украинской власти. В Украине события на Майдане называют революцией достоинства. Этим всё сказано, люди боролись за то, чтобы достойно жить. Я и присоединился к протестующим где-то в средине декабря 2013-го года, а начались демонстрации в конце ноября. Сейчас это был ничем не приметный день, обыкновенный четверг, а год до этого он был как бы знаковым днём не только для украинцев, а для всего Человечества.
   -- Чем это он был знаковым?
   -- Я попал впервые на Евромайдан 12-го декабря. Годом ранее, 12-го декабря 2012-го года, или коротко 12.12.12, то есть вообще записывается этот год как три числа 12. Подобные дни бывают только какой-то десяток раз в тысячелетии, например, 01.01.01, 05.05.05 и так далее. Но, не это главное, это мелочи. Тогда ведь многие предрекали, если ты помнишь, что именно в этот день наступит Конец Света.
   -- А, помню, конечно. Ладно, это понятно. Давай дальше рассказывай про свою жизнь в Украине. Не про 2012-й год, а в последующие годы.
   -- Хорошо, продолжаю. В общем, практически всю зиму 2013-2014-го годов я там выстоял, до самого побега Януковича 22 февраля 2014-го года. А потом была оккупация Россией Крыма, начались события на Донбассе. Временная украинская власть сначала беспечно отнеслась к выступлениям сепаратистов в Луганске, Донецке, Мариуполе. И в апреле там заварилась уже серьёзная каша.
   -- Значит, на войну ты попал именно в апреле?
   -- Нет, значительно позже. В апреле, 12-го числа вооружённая группа пророссийских активистов провела успешное наступление на город Славянск. А затем повстанцам удалось установить контроль ещё и над городами Артёмовск и Краматорск, где над зданиями горсоветов были подняты флаги так называемой Донецкой народной республики, ДНР. И вот только после этого, 13-го апреля Совет национальной безопасности и обороны Украины решил начать антитеррористическую операцию с привлечением вооружённых сил Украины, о чём и был подписан соответствующий Указ. Ещё до этого, 12 марта начала создаваться Национальная гвардия Украины, посредством преобразования внутренних войск Украины. А уже в самом апреле начали формироваться военные батальоны для участия в антитеррористической операции. Я с двумя ребятами пытался записаться в 25-й батальон территориальной обороны Киевской области "Киевская Русь", но у нас ничего не получилось.
   -- Почему?
   -- Ну, во-первых, в начале формирования батальона в его ряды набирали больше добровольцев из Киевской области. В общей сложности, как говорили, из Киева и Киевской области их там насчитывалось до 70 %. При этом преимущество отдавалось лицам, уже имевшим опыт военной службы. Мои друзья были молодыми и в армии не служили.
   -- Но ты-то служил.
   -- Служил. Но со мной вообще разговаривать не захотели.
   -- Почему? -- спросила Алёна, но тут же сориентировалась. -- А-а, из-за того, что русский?
   -- Ну да. Действующий Закон Украины "О правовом статусе иностранцев и лиц без гражданства" запрещал иностранцам и лицам без гражданства принимать участие в каких-либо военных формированиях на территории государства Украина, а тем более запрещал им служить в украинской армии. А потому больше всего иностранцев-добровольцев попадали в составы добровольческих батальонов МВД Украины "Азов", "Донбасс", "Айдар" и "Днепр". Нам как раз и подсказали, что, например, в Днепропетровске создаются такие добровольческие батальоны, вот мы туда и направились. И попали мы в батальон "Донбасс", формирование сначала просто отряда проходило при содействии Штаба национальной обороны Днепропетровской области и под руководством Семёна Семенченко, ставшим потом его командиром. Начальником штаба стал Вячеслав Власенко, позывной "Филин".
   -- А почему он имел какой-то позывной, что это такое?
   -- На войне почти все имеют позывные, там практически не используются фамилии, и уж тем более имена, отчества. Для общения, особенно по телефону, это очень удобно. И у нас были позывные, и у ДНР-цев тоже. Да и вообще у всех воюющих - русских, бурятов, а есть там и такие, причём контрактники, почти все из Улан-Уде. Есть позывные и у кадыровцев, сербов и у других иностранцев.
   -- А у вашего командира какой был позывной?
   -- У Семенченко? Вот у него как раз не было позывного, точнее его позывной и был как бы "Семенченко", это был его псевдоним ещё до АТО, он учился на режиссёра, а потому давно выбрал себе этот псевдоним. Настоящие его реквизиты я не знаю, -- по рождению Семенченко был Константином Игоревичем Гришиным.
   -- Во как! Интересно. А у тебя какой был позывной?
   -- "Охра", -- улыбнулся Чесноков. -- Сокращённо от "Охранник". Как бы по моей прямой служебной деятельности.
   -- А что дальше было? Вас сразу отправили на войну?
   -- Нет. Ну, как можно необученных бойцов сразу отправлять на фронт? В начале июня мы приступили к тренировкам на полигоне Бригады оперативного назначения НГУ "Барс" в Новых Петровцах, это Киевская область. Интересно, что там же одно время проводили обучение и бойцы 25-го батальон "Киевская Русь". А вот возле тех же Новых Петровцев была расположена бывшая правительственная резиденция "Межигорье" тоже уже бывшего президента Украины Януковича.
   -- Это та, где и жил ваш Янукович? Я слышала о его резиденции.
   -- Да, именно та. Мы, конечно же, жили не в хоромах Януковича. Но места там хватало. Там уже Межигорьем называли не только резиденцию Януковича, но и саму местность, да и территория была огромная.
   -- Это в самом Киеве?
   -- Нет, что ты. Где бы в самом Киеве могла быть такая территория, площадь резиденции, насколько я знаю, 140 гектаров. Это целый комплекс, ограждённый по периметру пятиметровым забором. На его территории расположены яхтенный причал, конный клуб, тир, теннисный корт и другие развлекательно-туристические комплексы, а также охотничьи угодья. Резиденция Януковича, а точнее уже как бы дача, потому что комплекс была выведен в частную собственность, располагалась в селе Новые Петровцы Вышгородского района. Это к северу от Киева, самого Вышгорода и Киевской ГАЭС, гидроаккумулирующей электростанции.
   -- Ничего себе, 140 гектаров! Вот это отхватил территорию. Даже у Путина, наверное, такой резиденции нет.
   -- Не знаю, как по площади, но по роскоши у нашего Путина резиденции не хуже, а, может быть, и получше.
   -- Резиденции? А что, у Путина она не одна?
   -- Здравствуйте вам! А ты что, этого не знала? Основная резиденция Путина находится в Ново-Огарёво. Я думаю, что это ты как раз знаешь. Это перестроенная усадьба ещё XIX-го века, которая расположенная в 10 км от МКАД близ села Усово Одинцовского района Московской области. С 2000-го года там постоянно проживает Путин и члены его семьи. Но есть у него ещё такие резиденции как Долгие Бороды - Валдай, Новгородская область и Бочаров Ручей в Сочи. А к открытию в 2014-м году Олимпиады в Сочи ему срочно построили там же ещё и резиденцию "Бочаров ручей-2".
   -- А зачем ему в одном месте две резиденции?
   -- Это ты спроси у него самого. Говорят, что в старом корпусе Путина функционально не всё устраивало. А сейчас это офисное здание современного дизайна - трёхэтажный особняк, который снаружи отделан светло-бежевым камнем. В этих же тонах, с вкраплениями белого, бордового и шоколадного, выдержаны и внутренние интерьеры. В помещениях, предназначенных для работы журналистов, имеются двенадцать стационарных компьютеров с двумя плазменными панелями, на которые будут выводиться трансляции с мероприятий главы государства. Работает также Wi-Fi. И это только официальные резиденции, а ведь у Путина ещё полно различных дач и других мест отдыха. Да и вообще, объектов, официально служащих для отдыха высших должностных лиц России и приёма гостей насчитывается, пожалуй, десятка два: таких как "Ривьера", "Горки-9", "Янтарь" в Калининграде, "Ангарские хутора" в Иркутской области, "Константиновский дворец" в Санкт-Петербурге, "Волжский утёс" и прочие.
   -- Интересные вещи ты рассказываешь. Только откуда ты всё это знаешь?
   -- Алёна, я не один такой русский, паспорт-то у меня гражданина России, который воевал на стороне Украины, россиян там много. Военные же действия происходили не ежеминутно, а потому времени для бесед хватало.
   -- А там воевали и люди из других стран?
   -- Воевали. Это не особенно афишируется, но я слышал, что на стороне Украины воевали выходцы из России, Белоруссии, Грузии, а также Швеции, Испании, Италии. От одной только дружественной Украине Грузии в зоне АТО на добровольческих началах воевали вместе с украинцами около 100 грузинских бойцов. Об этом ещё до моего ранения, в конце января рассказал в прямом телевизионном эфире бывший глава Объединённого штаба вооруженных сил Грузии генерал Георгий Каландадзе. В боях на востоке Украины участвовал также "батальон имени Джохара Дудаева, к которому примкнули более 300 чеченцев. Что интересно - воюют, или воевали в этом батальоне ещё и добровольцы из чеченской диаспоры Австрии. Его командир Иса Мунаев погиб в бою под Дебальцево 1-го февраля. А вот участие на стороне Украины американских наёмников, как это расписывает российская пропаганда, подтверждения не нашло.
   -- Я так пока что и не поняла, так когда же ты попал на фронт, и где воевал?
   -- В зону боевых действий на востоке Украины наш батальон попал в июле месяце. В июле наше подразделение перешло на государственную службу, и было переформировано в батальон оперативного назначения "Донбасс" в составе Национальной гвардии Украины. Бойцы батальона в составе сил АТО 4-го июля брали участие в освобождении от террористов города Николаевка Донецкой области. А далее были Артёмовск, Попасная, Карловка и другие города, в том числе и злополучный Иловайск. Я даже не знаю, каким чудом я уцелел под Иловайском. А там сложили головы сотни ребят.
   -- Да, Слава Богу, что ты выжил. И снова в бой?
   -- Нет, не совсем. Бойцы батальона, которые вышли из "Иловайского котла", были направлены на ротацию. В общем, мы получили заслуженный отдых. Правда, не все отдыхали.
   -- Не поняла. А почему не все?
   -- Дело в том, что группа бойцов батальона из 60 человек прошла обучение по курсу младших командиров в учебном центре Нацгвардии во Львовской области, недалеко от границы с Польшей. Бойцы, а среди них были и три женщины занимались физической подготовкой, учились стрелять из автомата, пулемета и снайперской винтовки. Также осваивали основы рукопашного боя, несколько раз выезжали на полигон. При этом программу, рассчитанную на 90 дней, они усвоили за 45 дней.
   -- Вот даже как! Молодцы. Надо же - и женщины.
   -- Да, такие вот дела. А в начале сентября на основе батальона была создана мотопехотная батальонная тактическая группа, БТГр. Штат батальона был расширен до 700 человек. Нам дали тяжёлое вооружение - передали тяжёлую технику, в том числе и танки. А уже в начале этого года часть бойцов батальона "Донбасс" перешла из подчинения Нацгвардии в ряды Вооруженных сил Министерства обороны - был создан 46-й отдельный батальон спецназначения "Донбасс-Украина". Командиром нового батальона утвержден бывший начальник штаба, первый заместитель командира батальона "Донбасс" Вячеслав Власенко. К тому времени, ещё в конце ноября Семенченко был освобождён от прохождения воинской службы в связи с выполнением обязанностей народного депутата Украины. Ну, а дальше, уже в этом году был Дебальцево. О таком городе ты наверняка слышала.
   -- Да, слышала. И вот там ты и был ранен?
   -- Там, но не сразу. В январе бои, точнее обстрелы наших позиций были обычными, впрочем, как и до Нового года - так, по крайней мере, говорили бойцы-старожилы, те, что воевали в этом районе и ранее. А вот после "Минских соглашений-2", прошедших 12-го февраля, там было уже настоящее пекло. В 3 часа ночи 15-го февраля российская артиллерия открыла ураганный огонь по нашим позициям. Я именно в тот день и получил ранение, а 18-го февраля батальон вышел из этого "котла", покинув Дебальцево. Но я в это время был уже в госпитале. А позже, уже в средине года я выбивал себе удостоверение участника боевых действий.
   -- Ты был в Киевском госпитале?
   -- Нет, до Киева далековато было. Чаще всего было два направления на лечение - Днепропетровск и Харьков. Я попал в Харьков, и это оказалось для меня очень даже хорошо.
   -- А чем в Днепропетровске было бы хуже?
   -- В плане лечения, наверное, было бы не хуже. Но не в этом дело. Просто в Харькове у меня жил мой друг Борис Нестеренко. А чуть позже я и с его друзьями познакомился - Анатолием Марченко и Виталием Тепляковым. Они меня потом в госпитале навещали. А это, как ты понимаешь, важно - плохо без знакомых в чужом городе.
   -- Не поняла. Ты что, и в Харьков ездил? Вы и там филиал компании открывали?
   -- Нет, наоборот. Это Борис в юности приезжал в Москву. У него там дядя жил, а тот был другом моего отца. Вот отец и поручил мне взять Борьку как бы под свой патронаж - познакомить с Москвой, да и вообще занять его, развлечь. одному и в Москве тоскливо. Вот так мы и подружились.
   -- Понятно. Продолжай.
   -- Так вот, я попал на лечение в харьковский военный госпиталь. Расположен он почти в центре Харькова, всего в 3-х кварталах на северо-восток от площади Свободы. Это шестая по величине площадь в Европе и двенадцатая в мире, её площадь около 12 гектаров.
   -- Господи! То площадь Независимости, то площадь Свободы. Какие в Украине патетические названия площадей.
   -- Это не патетика. Какие люди, такие и названия. А в Украине свободолюбивые и независимые люди, это ведь потомки запорожских казаков. И слова Гимна Украины напоминают об этом. Вот послушай.
   Чесноков прищурился, слегка поморщил лоб, как бы напрягая свою память, а потом продекламировал:
             Ще не вмерла України, нi слава, нi воля,
             Ще нам, браття українцi, усмiхнеться доля.
             Згинуть нашi вороженьки, як роса на сонцi,
             Запануєм i ми, браття, у своїй сторонцi.
             Душу й тiло ми положим за нашу свободу,
             I покажем, що ми, браття, козацького роду.
   -- Я, вообще-то, немного поняла, но не всё. Ты можешь перевести? -- спросила Алёна.
   -- Тебе дословный перевод или литературный?
   -- А есть и такой, и такой? Тогда, если сможешь, оба. Дословный перевод для понимания, а литературный - для красоты. Интересно как звучит Гимн Украины на русском языке.
   -- Хорошо. Попробую. Сначала дословный перевод, это не сложно. Пожалуйста, слушай:
             Ещё не умерла Украины ни слава, ни воля,
             Ещё нам, братья молодые, улыбнётся судьба.
             Сгинут наши враги, как роса на солнце.
             Заживём и мы, братья, в своём краю.
             Душу и тело мы положим за нашу свободу,
             И покажем, что мы, братья, казацкого рода.
   -- Вот, теперь я всё поняла. Интересные слова.
   -- Да, интересные, простые, но в самую точку. Это как раз в Гимне России, как и в Гимне СССР, присутствует патетика: "Союз нерушимый республик свободных", "Дружбы народов надёжный оплот!" или "Россия - священная наша держава", "Славься, Отечество наше свободное" и так далее. А у украинцев всё проще, но зато в Гимне указываются их стремления.
   -- Может быть, ты и прав. Ладно, а как в отношении художественного перевода украинского Гимна?
   -- С этим дело сложнее. Наизусть я этих слов не помню. Но у меня где-то в записной книжечке записано. Сейчас поищу.
   Анатолий полез во внутренний карман пиджака, достал из него коричневатую записную книжку размером с ладонь и начал её перелистывать. Через пару минут он удовлетворённо произнёс:
   -- Нашёл! Слушай:
             Не пропала Украины ни слава, ни воля,
             Вновь нам, братья молодые, улыбнётся доля.
             Сгинут наши вороженьки утренней росою,
             Править сами будем, братья, мы своей страною.
             За свободу - не жалея ни души, ни тела, -
             Встанет гордо перед миром род казацкий смелый.
   -- А что, красиво, -- удивлённо протянула Серова. -- И, по-моему, на слух почти не отличишь от оригинала. А кто автор перевода?
   -- Некая Елена Болтушкина. Но вот кто она такая - я не знаю, -- Елена Болтушкина была киевлянкой.
   -- Ладно, Бог с ней. А давно в Украине этот гимн?
   -- Ты знаешь, песня со словами "Ще не вмерла Україна" была написана ещё в 60-х годах позапрошлого века. Автор слов Павел Чубинский, а композитор Михаил Вербицкий. Что касается этой песни уже как Гимна, то, насколько я знаю, её пытались сделать официальным Гимном Украины ещё в 1917-1920-м годах. Но, как единый государственный гимн она законодательно так и не была утверждёна, использовались и другие гимны. А вот в 1939-м году он был утверждён гимном Карпатской Украины. Что касается Украины уже как отдельного государства, то музыкальная редакция Государственного гимна была утверждена ещё в январе 1992-го года, что нашло своё отражение и в Конституции Украины. А вот закон "О государственном гимне Украины" Верховная Рада Украины приняла только в марте 2003-го года. В общем, молодое государство и Гимн молодой. И ещё один любопытный факт. Мне рассказывали, что в 1966-м году кубанский поэт Иван Варрава включил вариант песни со словами "Ще й не вмерли Украины", бытовала такая на Кубани, в сборник "Песни казаков Кубани", за что подвергся жёсткой критике властей.
   -- Понятно. Спасибо за подробную информацию.
   -- Это ещё немного не вся информация, -- улыбнулся Анатолий. -- А ты знаешь, что в первоначальном варианте, у Павла Чубинского в его песне были и такие слова:
             Ой, Богдане, Богдане, славний наш гетьмане!
             Нащо вiддав Україну москалям поганим?!
             Щоб вернути її честь, ляжем головами,
             Назовемся України вiрними синами!
   -- Были там ещё и слова об известных казаках Наливайко, Железняке, Тарасе Трясило, которые из могилы зовут своих потомков на святое дело, -- добавил после прочитанного Чесноков. -- Но, потом, чтобы не дразнить гусей, то есть россиян, эти строки из песни убрали. Такие вот дела.
   -- М-да, оказывается украинские поэты задиристый народ. С войной и со своим ранением ты немного прояснил вопрос. Но, я ещё вот что хотела узнать у тебя, наполовину украинца - а как твоя мама познакомилась с твоим отцом? Он ведь жил, как ты говорил, в Подмосковье, а она в Киеве.
   -- Ну, не мама познакомилась с моим отцом, а он с ней. Но это не важно. Отец только родом из Подмосковья, а жил уже тогда в Москве. Но он иногда по делам бывал в Киеве, это ведь был ещё единый Советский Союз. Я никогда не интересовался, да и мал ещё был, по каким делам он ездил в Киев. А мама работала именно в Киеве. Транспортное сообщение было хорошее, да и что такое всего 25 километров от Василькова - полчаса езды. В Киеве несколькими видами транспорта можно было по времени до работы и дольше добираться.
   -- И сейчас твои родители живут здесь, в Москве?
   -- Нет. Отец погиб, когда мне исполнилось 17 лет. Он, как и я, и мама, не имел высшего образования, работал простым рабочим на заводе. Деньги получал неплохие, но в Москве-то жизнь дорогая. Однажды кто-то его сагитировал на получение больши́х денег, и он уехал на заработки в Тюмень. И вот там, на буровой произошла какая-то авария, и отец погиб, погиб на месте - то ли трубой, то ли каким-то железным прутом ему раздробило голову. Через год я окончил школу, потом пошёл в армию. Мама же вернулась в Украину, а я после армии сначала устроился охранником в Москве, а потом уже в службу безопасности компании "Афина".
   -- А твоя мама жива?
   -- Да, жива, живёт с бабушкой, та уже совсем старенькая, в том же Василькове, а работает снова в Киеве. Я их пару раз проведывал, ещё до Майдана. И один раз уже позже, после харьковского госпиталя. Ну, что, все вопросы выяснили?
   -- В основном да. Я вот только хотела спросить - а сейчас в Украине уже всё наладилось?
   -- Увы, к сожалению, далеко не всё. Кроме сложной экономической ситуации продолжает процветать коррупция. Дошло уже до того, что ещё в средине сентября вице-президент США Джо Байден был раздражён масштабом коррупции в Украине. Он назвал поддержку Украины сомнительной затеей, учитывая, что её руководство не хочет ничего менять в своём государстве. Так, ладно, если больше вопросов нет, тогда я ухожу. У меня есть дома кое-какие дела.
   -- Что у тебя, холостяка, могут быть за дела дома?
   -- Квартира была немного запущена, нужно к Новому году её окончательно привести в Божеский вид.
   -- Вот те на! А чего это она была запущена? Ты же в ней не жил, всё должно было сохраниться по-старому.
   -- Я не жил, но жили другие. Я сдал квартиру перед отъездом в Украину квартирантам. Я же знал, что не на месяц в командировку еду. А квартиранты, это не хозяева. Да, они поддерживали порядок, исправно платили деньги, но после них всё равно в квартире нужно прибираться. Я им позвонил ещё из Украины и сообщил, что возвращаюсь. Для них это была, конечно, неожиданность. Съехать-то они съехали, но порядка там мало было. А мне всё не до генеральной уборки было - на работу нужно было устраиваться. Да и вообще, немного разленился, живя в разных блиндажах или мотаясь с одного места на место. Такие вот дела.
   -- Ладно. А когда ты придёшь?
   -- Если не возражаешь, то приду завтра.
   -- Не возражаю, приходи. Буду ждать!
   На этот раз при расставании Алёна Серова и Анатолий Чесноков расцеловались уже по-настоящему. Алёна окончательно простила парня, да и чувствовала она уже, что сама начинает прикипать сердцем к этому молодому человеку с не такой уж простой судьбой. У Анатолия же по дороге домой прокручивались в голове памятные ему события, в том числе и не такие уж далёкие - происходящие в летние месяцы. События были абсолютно не опасные, но слишком уж напряжённые и хлопотные - беготня по различным инстанциям.
  
  

ГЛАВА 17

Что, как и почему?

  
   В начале августа 2015-го года Анатолий Чесноков продолжал свою нелёгкую эпопею с получением, точнее сказать "выбиванием" себе удостоверение участника боевых действий и оформлением инвалидности, начатую ещё в мае. Он мотался то в зону АТО (к командиру своего подразделения), то в Харьковский госпиталь, то в Киев в Министерство обороны и в различные учреждения рангом ниже, куда его нередко отсылали. И больше всего времени он проводил именно в Киеве, думая о том, насколько же живуча в Украине бюрократия. Как легко попасть на фронт, и как же тяжело при этом выбить бумажку о том, что ты там действительно находился. Но какое дело различным кабинетным работникам до того, что ты проливал свою кровь, причём, защищая в том числе и этих бюрократов.
   А в это же время в городе, расположенном значительно южнее Москвы (653 км напрямую по карте, по трассе километров на 100 больше), состоялось обыденное событие - 2-го августа встретились упомянутые Анатолием харьковчане Борис Нестеренко, Анатолий Марченко и Виталий Тепляков. И принимающей стороной был именно Виталий, в квартире которого за хорошо накрытым столом и встретились друзья. Сегодня в стране отмечалась славная дата - День рождения Воздушно-десантных войск (День ВДВ). Воздушно-десантные войска - "голубые береты", "крылатая пехота" - какими только эпитетами не награждали гвардейцев-десантников, но всегда, во все времена и при любых обстоятельствах неизменно оставались сила, мужество и надёжность людей, живущих по принципу: "Никто, кроме нас!". Однако приятели не собирались отмечать этот праздник, который сегодня праздновали причастные к знаменательному событию военные - служащие сегодня в этих войсках или служившие ранее. Никто из друзей к этому профессиональному празднику никакого отношения не имел. Да, срочную службу в своё время несли Нестеренко и Тепляков. Они были одноклассниками, но в армию попали в разное время - Нестеренко, у которого день рождения был в марте, призывался в армию весной, а Тепляков, родившийся в августе - осенью. Но, Борис, кстати, как и его московский друг Чесноков, служил в пехоте, а Виталий - вообще в стройбате. Тёзка Чеснокова Марченко в армии не служил, окончив Харьковский политехнический институт, машиностроительный факультет, он сейчас работал инженером на заводе имени Малышева. Он учился в одной школе с Борисом и Анатолием, но был на год младше их. Но дружили они ещё со средних классов школы по простой причине - жили они как бы в одном дворе, в стоящих один напротив другого домах и образующими этот двор.
   Сейчас друзья Анатолия работали в частных компаниях и фирмах: Борис работал снабженцем-челноком в одной из компаний, занимающейся продажей промышленных товаров (мотаться ему доводилось немало). А вот Виталий был постоянно привязан к Харькову - работал он в фирме по ремонту квартир, армейский опыт не пропал зря. Конечно, сейчас уже троица жила не в одном доме, гуляла не в одном дворе, и даже не в одном микрорайоне города, но дружба от перемены места жительства не меняется. И сейчас они собрались за столом, чтобы отпраздновать 35-летие Виталия Теплякова. За стол они сели часа в три, благо сегодня было воскресенье, а потому спешить им было некуда - можно хорошо отдохнуть и повеселиться.
   Встретились друзья не одни, Борис и Анатолий были уже давно женаты (имели и по одному ребёнку), а потому на дне рождения Теплякова присутствовали и их жёны. А вот Виталий до сих пор холостяковал, хотя стол накрывать ему помогала его подруга Валентина, которая тоже естественно присутствовала на дне рождения своего бой-френда.
   Началось застолье, конечно, с поздравлений в адрес именинника. Первым поздравил Виталия Анатолий, а затем его супруга Ксения. Третий тост по обычаю принято было поднимать за женщин, а потому Борис Нестеренко встал, - встали и его друзья, - поднял рюмку и провозгласил:
   -- Я поздравляю Виталика с днём рождения, но тост более обширный я скажу отдельно, чуть позже. А сейчас я хочу поздравить Валю с дорогим для неё именинником и предлагаю поднять бокалы за неё и присутствующих здесь дорогих нам женщин Ксюшу и Аллу. Хочу пожелать им от имени присутствующих здесь мужчин всегда быть тридцатилетними и постоянно чувствующими внимание и любовь мужчин.
   -- Спасибо за хороший тост, -- тут же откликнулась Ксения Марченко.-- Но, поскольку Боря первой поздравил Валю, то я хочу немного дополнить его тост: "Чтобы Валя поскорее сменила свой неопределённый статус подруги Виталия".
   -- Ёлки-палки! -- возмущённо засмеялся её супруг, -- ну, никак не могут женщины обойтись без иного статуса - статуса свах. Зачем лезть туда, куда вас не просят? А то они сами не разберутся.
   -- Что-то долго они разбираются, -- поддержала Ксению и Алла. -- Если Виталия не теребить со стороны, то недолго Вале и состарится в своём неопределённом статусе.
   -- Так, Алла, Ксюша, -- не вытерпел тостующий, -- хватит вам! Вы не думаете, что своими разговорами вы в первую очередь обижаете саму Валю... -- он, видимо, хотел ещё что-то добавить, но его решительно перебил Виталий:
   -- Стоп-стоп, Боря! Женщины правы. Я и сам планировал это сделать после дня рождения, но теперь решил сказать Вале это сейчас. Валя, -- он повернулся к подружке, -- выходи за меня замуж.
   -- Ты сначала ей в любви признайся, а потом уже замуж зови, -- вновь не вытерпела Ксения. -- Она же твоих чувств к ней не знает, как без этого ей за тебя идти?
   -- Ну, чувства мои она давно знает, -- неохотно протянул Тепляков.
   -- А мы не уверены в этом, и Валя тоже -- снова проявила женскую солидарность Алла. Она озорно улыбнулась и добавила. -- Так что давай всё по-правилам: сначала признание в любви, а потом предложение.
   -- Девчонки, вы с ума сошли! -- возмутился Виталий. -- Я и так предложение Вале сделал при всех. Но признаваться в любви при всех... Это ведь дело сугубо личное. Кто и когда при всех в любви признаётся?
   -- Раньше признавались, -- вздохнула Алла. -- Да и сейчас тоже порой признаются. Вон, по телевизору различные шоу в этом плане имеются. Например, как принцы из разных стран ищут у нас себе невест, или шоу "Четыре свадьбы".
   -- Так то же именно шоу. Там же всё не по-настоящему, это же игра, -- сопротивлялся Виталий.
   -- Не только игра, есть и настоящие истории любви.
   -- Виталик, -- вмешался Анатолий, -- может быть, женщины и правы. С тебя что, убудет от признания Вале. Но ты себе представь, как она счастлива будет после этого. А то, действительно, ей ведь обидно.
   -- Давай, давай, Виталий, -- теперь уже поддержал Толю и Борис. -- Ты и так долго тянул с признанием, поздно спохватился. А опоздавшему что? - штрафная рюмка. Вот это и будет твоя штрафная рюмка.
   -- Угу, это не штрафная рюмка, а штрафная рота, -- буркнул Тепляков.
   -- Ничего, лишь бы потом тебе Валя штрафную роту не устроила. Давай! Мы уже рюмки полчаса держим. Мы же так и не выпили за женщин, после моего тоста.
   -- Вот давайте и выпьем сначала за женщин, а я после этого, так и быть... -- он недоговорил. -- А я с духом соберусь пока.
   -- Хорошо, но ты сказал, так что слово держи. А то за базар ответишь. Тогда, вперёд - за женщин!
   Все выпили и слегка закусили, Марченко тем временем вновь наполнил рюмки. Виталий же сидел тихо, опустив голову - то ли, всё же, никак не мог решиться, то ли и в самом деле собирался с духом. Но, наконец, он встал, поднял свою наполненную рюмку, и негромко обратился к Валентине:
   -- Валя, я люблю тебя. Выходи за меня замуж.
   -- Я согласна, -- тихо отвела та, но чувствовалось, что она действительно счастлива. Наверное, она никак не ожидала такого радостного события на дне рождения своего парня.
   -- Вот теперь порядок! -- подытожил Борис. -- Пьём за новую молодую пару! И за будущее гуляние на свадьбе. Так и быть, "Горько!" пока что кричать вам не будем, тренируйтесь до свадьбы. Будет вам, а точнее нам горько уже на вашей свадьбе. Итак - выпьем и снова нальём!
   И после этого и так хорошая обстановка на дне рождения будущего жениха и вовсе перешла в разряд отличной. Теперь уже вместе с пожеланиями имениннику вплетали пожелания и счастливой совместной с Валентиной жизни. Когда все эти пожелания, как говорится, стали зашкаливать, Виталий тихо произнёс:
   -- Мы с Валей, конечно, надеемся на счастливую жизнь, вот только многое не от нас самих зависит.
   -- Да, что есть, то есть, -- горько покачал головой Марченко. -- В этом ты прав, сейчас многое в жизни граждан зависит от самого государства, а точнее от его руководителей. Полтора года прошло после Евромайдана в Киеве, а обстановка в стране до сих пор какая-то непонятная. И лучше мы жить после Януковича никак не стали.
   -- Ну, это понятно, -- откликнулась его супруга. -- Как-никак, война в стране. Не до жиру, быть бы живу.
   -- Нечего всё на войну списывать. Одни по-прежнему жируют, а другие бедуют. Где обещанные реформы? Где наказание виновных? А таковых предостаточно - и силовиков, и прокуроров, и министров. Кто из них сел за решётку?
   -- Рука руку моёт, -- вставил Борис.
   -- Вот, это точно! -- тут же согласился Анатолий. -- А ещё говорят: "Ворон ворону глаз не выклюет". И это даже более точно - как наше руководство может кого-нибудь осудить, если у самих рыльце в пушку.
   -- Верно. Значит, в число руководителей на всех уровнях нужно было выбирать и назначать простых смертных, а не политиков-популистов и олигархов. Наш народ никак не может понять того, что любой политик только раздаёт обещания, но никогда их не выполняет. А за власть они держаться зубами крокодила. В цивилизованных странах политик, на которого пала хотя бы тень подозрения, тут же уходит в отставку. А у нас что? - будут цепляться за власть любой ценой. Нужно принимать закон про импичмент, причём на всех уровнях - от самого нижнего и до самого высшего. Включая и депутатов всех уровней.
   -- Ага - жди, надейся! - сейчас такой закон никто даже предлагать не станет, -- возмущённо поддержал друга Виталий. -- На Майдане столько обещаний о принятии закона об импичменте раздавали, но как только во власть пролезли - сразу о нём забыли. Никогда наша власть такого закона не примет. Об импичменте все молчат, словно воды в рот набрали.
   Возмущение Теплякова было искренним и понятно всем присутствующим на его дне рождения. А вот посторонним оно показалось бы, по меньшей мере, странным. Почему? Дело вот в чём - Борис Нестеренко и Анатолий Марченко были по национальности украинцами, причём не в одном поколении. А вот Виталий был русским. И его родители, а также бабушки и дедушки тоже были русскими. Но род Тепляковых издавна проживал в Харькове. И отец с матерью, считая своей родиной Украину, воспитали сына украинским патриотом. А ведь пророссийские настроения в старой столице Украины были очень даже широки. И, к примеру, Борис Нестеренко, а он был чистокровным украинцем, на первых порах поддерживал эти настроения. А что уж говорить, казалось бы, о таком же чистокровном русском? Ан нет! С первого дня киевского Евромайдана Виталий открыто поддерживал прогрессивные настроения бастующих и никогда лестно не отзывался о пророссийских провокаторах и различных титушках. Он всегда считал, что Украина унитарное государство в своих законных общепризнанных границах. Вот такие дела.
   -- У нас политики просто свиньи, -- добавил Марченко -- самые настоящие свиньи, в прямом смысле слова - они по нескольку раз в своей деятельности сами же себя грязью обливают, и хоть бы что - и глазом не моргнут. Только и знают, что перед телекамерами улыбаться да языком трепать. А делать что-либо для пользы государства, для пользы народа у них ума нет. Да и не нужен он им для таких дел, у них их куцое умишко направлено лишь на одно, у них только одна забота - как бы себе родимому побольше деньгами карманы набить, и при этом не особо засветиться.
   Тут уж к разговору подключились и женщины, которые обычно не особо уважают беседы на политические темы. Но как можно было сейчас не подключиться, если у всех что-то наболело в душе.
   -- А если кто-то и пытается сделать что-либо хорошее, то его тут же очернят, отправят в отставку да ещё судом пригрозят, -- возмущённо выдала Валентина, которая до сих пор в беседах за столом особого участия не принимала. Её ответ Виталию: "Я согласна" был чуть ли не единственной доселе фразой.
   -- Точно, -- поддержала её Алла. -- А парламент вместо того, чтобы серьёзные законы принимать, ерундой занимается. -- А назначают на различные посты кого? - только тех, кто своего ума не имеет, а будет слово в слово выполнять лишь то, что ему прикажут. Только истинно, так сказать, преданных начальству, а профессионализмом у них и не пахнет.
   -- Ну, кое-какие дельные законы принимаются, -- немного притормозил Аллу Нестеренко. -- И назначения в последнее время более-менее толковые стали - тот же Саакашвили или Геннадий Москаль.
   -- Ты имеешь в виду назначение последнего на пост главы госадминистрации Закарпатской области? -- спросил друга Виталий. -- Или Луганской области?
   -- И то, и другое. Но больше именно назначение на пост губернатора Закарпатской области.
   -- Это назначение произошло только тогда, когда, как говорится, жареный петух в жопу клюнул, извините, женщины, за грубое слово, но это именно так, -- возразил Тепляков, как бы поддерживая в вопросе назначений Аллу. -- А то до сей поры не знали о чудовищной коррупции и контрабанде там. Там суммы крутились на уровне бюджета государства, а Премьер-министр всё заявляет, что денег нет. В общем, пока за дело не взялся Правый сектор, то никто там порядка не наводил.
   -- А Правого сектора боятся, даже руководство страны, -- протянула Ксения.
   -- Ещё бы! Недаром Ярош говорил, что мы Президента поставили, мы можем его и убрать.
   -- Навести порядок в высших эшелонах власти может только новый Майдан или патриоты, которые воюют на Востоке страны, -- согласилась Ксюша.
   -- Вот именно этого власть и боится, потому хоть немного что-то делает.
   -- Да, французский писатель второй половины 18-го века Антуан де Ривароль верно отметил, сказав: "Где армия зависит от народа, там рано или поздно оказывается, что правительство зависит от армии", -- выдал цитату Марченко, и тут же добавил. -- И ещё, - вернёмся к вопросу о политике, - тот же Ривароль сказал: "Политика подобна сфинксу из сказки: она пожирает всех, кто не может разгадать её загадок".
   -- Ну, хорошо, Украина, пусть и медленно, но делает определённые шаги в правильном направлении, -- подытожил всё сказанное до того Нестеренко и попытался перевести разговор на другие рельсы. -- А вот что ждёт нашу страну на этом пути, сможем ли мы победить агрессию Путина?
   -- А нет никакого сомнения в том, что сможем, -- тут же отозвался Тепляков. -- Путин собственными руками себе могилу роет. Вот что сказал, например, Виктор Шендерович: "Россия, выбивающая ногой двери у соседей, сама очень скоро станет большим Приднестровьем".
   -- О, Шендерович вообще молодец! -- поддержал его Анатолий. -- У него есть прекрасные афоризмы на эту тему. Например: "Сработал человеческий фактор, и бараны выбрали себе козла".
   -- Бывший чемпион мира по шахматам и российский оппозиционер Гарри Каспаров сказал: "Путин в геополитический покер играет, но определенную точку невозврата Запад уже прошёл", -- добавил Тепляков.
   -- Правильно, -- вновь вступил в беседу Анатолий. -- То же самое подтвердил и экс-советник Путина по экономике Андрей Илларионов. В интервью "Радио Свобода" он сказал: "Запад проснулся и консолидировался"... Позже, в другом своём интервью он добавил: "Запад действительно радикально изменил свой подход к российской агрессии и против Украины, и против самого Запада". Он также отметил, что характерной демонстрацией нового подхода стало заявление канцлера Германии, на следующий день после встречи в Брисбене, когда Меркель, выступала в Институте международной политики Лоуи в Сиднее. Тогда Меркель подчеркнула, что Запад ждёт долгая борьба за Украину, а санкции против России будут применяться так долго, как это будет необходимо.
   -- А-а, я это помню, -- отозвался Нестеренко. -- Это тогда, когда только она вела долгую беседу с Путиным, а больше с ним практически никто не общался, шарахаясь от него, как от чумного. И он на следующий день, досрочно прервав своё пребывание в Австралии, улетел в Россию. А в этом году в Москве после дня Победы Меркель, по-моему, ещё более жёстко сказала, но уже в отношении "преступной аннексии Крыма" Россией.
   -- Точно. В мае Меркель сказала это не где-нибудь, а именно в Москве и в присутствии Путина. Вот только кремлёвские переводчики предпочли не заметить фразы преступная аннексия и не перевели её на русский язык.
   -- Это только подтверждает тот факт, что подленькие душонки не только у журналистов, но и вообще у всей прислуги Кремля, -- заметил Марченко. -- И ещё одно. Тот же Андрей Илларионов отметил, что Запад в ответ на конфронтацию со стороны России сформулировал свои целевые установки, которые включают в себя такой очень важный пункт: "Восстановление статус-кво по состоянию на февраль 2014 года, до того, как было захвачено здание Верховного Совета в Крыму, началась российская военная операция в Украине и произошла оккупация и аннексия Крыма".
   -- В общем, всё это только говорит о том, что никогда Россия с Украиной не справится, наша страна будет свободной, независимой и унитарной, -- откликнулся Тепляков, -- И это подтверждает также историк Юрий Фельштинский, он сказал: "Если украинскую армию будет вооружать свободный мир, а обучать - специалисты НАТО, выиграть войну против Украины у России шансов нет". И заметьте, сколько мы здесь беседуем, мы цитируем исключительно российских известных личностей. Так что умные, цивилизованные люди России прекрасно понимают ситуацию. Им ни Дмитрий Киселёв, ни подобные ему лжекомментаторы мозги запудрить не могут.
   -- Это, кстати, подтвердил не только названый тобой историк, -- протянул Марченко. -- Это подтвердил и, как ты думаешь, кто ещё?
   -- Кто?
   -- Глава администрации Путина, а возможно, и его наследник на посту Президента Сергей Борисович Иванов. Этот бывший сотрудник КГБ СССР, генерал-полковник, экс-министр обороны России вот что сказал в своём интервью изданию Financial Times: "Вы не можете сравнивать бюджет НАТО и российский бюджет. Мы говорим о слоне и моське, о бегемоте и домашней кошке. Такова сопоставимость наших военных бюджетов. У нас очень разная военная мощь". Да, это было сказано по поводу невозможности войны России с НАТО, но ведь Украину как раз и поддерживает НАТО и США.
   -- То есть глава администрации Путина как бы назвал вооружённые силы России "моськой"? -- рассмеялся, удивлённый Нестеренко. -- А ведь такое, пожалуй, не приходило в голову ни одному российскому оппозиционеру. Ай да молодец, глава администрации Президента! Браво!
   -- Я хочу ещё добавить кое-что. Иванов давал интервью на русском языке, но СМИ России, понимая, какой резонанс могут вызвать его высказывания, опубликовали их только на английском языке.
   -- А чего ещё ожидать от кремлёвской пропаганды? -- вставили своё слово и женщины, а именно жена удивляющегося Нестеренко.
   -- Точно, -- подтвердил Марченко. -- Хорошо сказано - чего от неё ожидать. Вот как отозвался о российской журналистике создатель SOTNIK-TV русский писатель, публицист, автор-исполнитель песен, диктор радио и ТВ Александр Сотник: "Российская журналистика от проституции не отличается ничем. А все, кто работают в Останкино, - настоящие преступники".
   -- Ну, есть там и настоящие журналисты, и каналы есть честные, то есть были, -- не согласился Виталий. -- Пока их все Путин не закрыл, оставив в радио эфире лишь канал "Эхо Москвы" да на телевиденье - канал "Дождь". И то, пожалуй, потому, чтобы Россию не обвиняли в недемократичности и гонении на прессу.
   -- Да, именно на этих каналах как раз и есть честные журналисты. Именно с "Эхо Москвы" Михеил Саакашвили взял себе в качестве заместителя дочь известного российского политика и экономиста Егора Гайдара Марию Гайдар.
   -- Очень молодая она, как мне кажется, для серьёзной работы на таком посту, -- тихо протянула Алла.
   -- Ей, по-моему 33 года, нашего примерно возраста и возраста Иисуса Христа, так что нормально. Сейчас именно молодые должны управлять страной, а молодёжь есть очень толковая.
   -- Так, -- решительно сказал именинник, -- хватит говорить о политике и о событиях в стране. Мы не для того собрались - на столе ещё не всё съедено. Да и рюмки давно не наполнялись.
   -- Да никто ничего уже есть не будет, -- словесно отмахнулся Нестеренко. -- Сколько можно.
   -- Так, девчонки, -- начала командовать Валентина, -- тогда помогите мне убрать немного посуды, и будем подавать сладкие блюда. А мужчины, чтобы нам не мешали, пусть идут на балкон перекурить.
   Праздничный вечер постепенно близился к завершению - все уже и наелись сытно и наговорились вдоволь.

* * *

   Однако в одной семье, очевидно, решили, что не все ещё вопросы по поводу сложившейся обстановки в стране, да и о сопредельной стране-агрессоре были досконально выяснены. Через два дня после дня рождения Виталия Теплякова, в субботу после обеда, - на улице моросил дождик, а дома нечем было заняться (по "ящику" ничего интересного не показывали), - состоялся разговор между Анатолием и Ксенией Марченко. Анатолий был, пожалуй, самым умный из тройки друзей, да об этом говорило, вероятно, и то обстоятельство, что он один был среди них с высшим образованием. Что касается женщин, то только Валентина была с высшим образованием, окончив Харьковский инженерно-строительный университет (ранее институт) и работающая по этой же специальности. Она работала с мужем в одной фирме, именно там они и познакомились. Алла Нестеренко имела среднее специальное образование - медсестра. Ксюша была единственной из троицы женщин, остановившая своё образование на уровне средней школы. Но это вовсе не означало, что она была глупой девчонкой, скорее наоборот - и в юности Ксения была толковой и любознательной девушкой, и сейчас она оставалась таковой, уже женщиной, а также заботливой и любящей женой и матерью - во второй класс уже ходила её с мужем дочь Танечка. А то, что с образованием в своё время дело застопорилось - с кем не бывает. Во время двух её попыток поступить в институт, - а тогда приём осуществлялся не по результатам школьного тестирования, а по результатам вступительных экзаменов, - она оба раза не проходила по конкурсу, а денег на платное обучение в семье не было. Ну не повезло девушке, что тут поделаешь. При этом оба раза Ксения пыталась поступить в Харьковскую академию городского хозяйства. Почему именно в этот институт? Чтобы ответить на этот вопрос, следует немного вернуться к детским годам Ксюши.
   Ксения жила с мамой - отец бросил свою жену, когда Ксюше было 9 лет - и со старенькой бабушкой, которая часто болела. Девочка есть девочка, не может она иметь всего лишь одно-два платья на все случаи жизни, да и быстро вырастаешь из них. Покупать дочери практически каждый год новые наряды было для сугубо женской семьи дороговатым удовольствием - на мамину зарплату и мизерную бабушкину пенсию роскошно жить никак не получится. Помогла в этом вопросе бабушка, ранее бывшая хорошей мастерицей - она научила внучку шить себе самой наряды. И внучка в этом деле оказалась очень способной. Она распорола свои старенькие, уже ненужные платьица, изучила, как те были сшиты, и постепенно оказалась хорошей закройщицей. После первой неудачной попытки поступления в ВУЗ Ксении пришлось идти работать, чтобы вносить и свой вклад в дело нормального обеспечения семейства. И она с помощью маминого знакомого устроилась в пошивочное ателье. На первых порах новенькой доверяли только самые простые работы, но потом поняли, что девочка очень способная. И вот так постепенно, уже почти за 15 лет Ксения стала отличной закройщицей. Она специализировалась больше на женских нарядах, но со временем изучила и выкройки мужских костюмов, присматриваясь к раскрою опытных мастеров по мужской одежде, а также распоров один из костюмов мужа. Рубашки и тенниски было для неё вообще плёвым делом - их раскрой мало чем отличался от верхней части женской одежды. Поэтому теперь она могла шить одежду и мужу - что ни говори, а материал всегда дешевле готовой одежды. И в академию городского хозяйства она поступала, чтобы быть дипломированным специалистом в сфере оказания услуг населению города. Что же касается её работы в ателье, а оно со временем перешло на коммерческие, частные рельсы, то зарплата Ксении Марченко не уступала зарплате дипломированного инженера Анатолия.
   Субботний разговор начала именно Ксения, спросив мужа:
   -- Толя, я всё-таки не понимаю, почему в России почти поголовно население поддерживает Путина? Ведь по различным данным более 80 % россиян ему всецело доверяют. Они что, слепые, ничего не видят, ничего не понимают?
   -- А что они могут видеть? На Донбасс они же, конечно, не ездят. Они видят только то, что им преподносят по телевизору, на блюдечке с голубой каёмочкой преподносят. А все каналы контролирует кремлёвская верхушка. И что простой народ может видеть?
   -- Ну, о каналах я знаю. Но есть ведь и такой канал как "Дождь", он более-менее правду рассказывает.
   -- Во-первых, именно более-менее, особо острых тем и они не затрагивают, боясь, что и их прикроют. А во-вторых... Вот ты смотрела этот канал?
   -- Пару раз натыкалась на него.
   -- И долго смотрела, по времени я имею в виду?
   -- Да нет, недолго.
   -- Вот! И я даже скажу тебе почему - потому что скучно смотреть информационный канал, где в основном беседы и очень редко бывают визуальные вставки. Вот и россиянам такой канал скучно смотреть. Зачем смотреть то, что скучно, когда есть полно развлекательных каналов. Вот и получается, что простые российские граждане не знают истинной ситуации в отношениях ранее двух братских стран просто потому, что не хотят знать. Их устраивает всё то, что им плетут на этих же развлекательных каналах - они ведь не чисто развлекательные, а информационно-развлекательные.
   -- Понятно, -- как-то неуверенно протянула Ксения. -- Газеты, я прекрасно понимаю, то же самое пишут. Но есть ведь ещё Интернет.
   -- Есть, ну и что.
   -- Как это, ну и что? -- удивилась супруга Анатолия.
   -- А вот так. Ты как-то говорила, что молодёжь сейчас ничего читать не хочет.
   -- Да, говорила, так оно и есть.
   -- Ну, вот. А в Интернете нужно что-то читать, да ещё отыскивать нужную тебе информацию. Вот большинство и не хочет тратить на это своё "драгоценное" время. Тупому молодому поколению в России, да и у нас в Украине нужно совсем другое - обычная "развлекуха". А вот те, кто не согласен с политикой Путина и принадлежат в своём большинстве к старшему поколению. Их как раз в своё время научили читать и при этом правильно разбираться в вещах. Им лапшу на уши не повесить. Кроме того, какой Интернет на периферии? Вот потому в глубинке все и поддерживают Путина, они же ничего другого о нём ни прочесть, ни услышать не могут.
   -- Ну, у нас как раз молодёжь начала разбираться в вещах. На Майдане, наверное, больше половины участников была молодёжь.
   -- Вот, правильно! У нас начала прозревать уже и молодёжь, в отличие от России. В России Майдан вряд ли возможен, там молодёжь многое чего устраивает. Цены на товары и услуги растут - ничего, как-нибудь прожить можно. Испортились отношения Евросоюза и США с Россией - да и чёрт с ним, проживут и без этих империалистов. И так далее, и тому подобное. Сплошное воровство в стране, на всех уровнях - ну и ладно, не у них ведь воруют. Они своими тупыми головами даже не могут сообразить, что воруют именно из их кармана. В Украине уже это поняли, потому и восстали против Януковича и его прихлебателей, которые обворовали страну на сотни миллиардов долларов. А в России это никого не волнует. Но ничего, я думаю, что и они вскоре прозреют.
   -- Но ведь мы братские народы, и такая разница.
   -- А ты песню киевлянки Анастасии Дмитрук помнишь, написанную ещё во время Евромайдана? Она отлично написала:
             Никогда мы не будем братьями
             ни по родине, ни по матери.
             Духа нет у вас быть свободными -
             нам не стать с вами даже сводными.
                       Вы себя окрестили "старшими" -
                       нам бы младшими, да не вашими.
                       Вас так много, а, жаль, безликие.
                       Вы огромные, мы - великие.
             А вы жмёте... вы всё маетесь,
             своей завистью вы подавитесь.
             Воля - слово вам незнакомое,
             вы все с детства в цепи закованы.
                       У вас дома "молчанье - золото",
                       а у нас жгут коктейли Молотова,
                       Да, у нас в сердце кровь горячая,
                       что ж вы нам за "родня" незрячая?
             А у нас всех глаза бесстрашные,
             без оружия мы опасные.
             Повзрослели и стали смелыми
             все у снайперов под прицелами.
                       Нас каты на колени ставили -
                       мы восстали и всё исправили.
                       И зря прячутся крысы, молятся -
                       они кровью своей умоются.
             Вам шлют новые указания -
             а у нас тут огни восстания.
             У вас Царь, у нас - Демократия.
             Никогда мы не будем братьями.
   -- Да, всё верно. Настя очень хорошо всё написала. И этого Россия тоже почему-то не хочет понимать. Что за Россия, а ещё Киевская Русь...? -- тихо, думая о чём-то промолвила Ксения.
   -- А ты знаешь, что сказал об Украине, и о той же Киевской Руси русский сценарист и кинорежиссёр Аркадий Тигай?
   -- Что?
   -- Он сказал: "Она, Украина, родила нас, русских, выкормила, выпестовала и вывела в люди целый народ, дала нам письменность и веру, потому она и "ненька", а Киев - "мать городов русских". Рождённые в днепровской купели, мы выросли, разбрелись по свету, разбогатели, заматерели и теперь, навалившись на Украину всей своей огромной сыновьей тушей, реально насилуем собственную мать, причём делаем это с восторгом и удальским гиканьем".
   -- Здорово! И опять-таки русский говорит так об Украине.
   -- В России много умных людей, вот только простой народ почему-то не хочет к ним прислушиваться. А ты знаешь ещё одного такого известного русского гражданина, политика как Константин Боровой?
   -- Слышала о нём.
   -- Так вот он выдал такие фразы: "Порошенко - именно тот человек, кто будет судить Путина или, по крайне мере, свидетельствовать против него в Гаагском суде. Путин должен это учитывать, поэтому, надеюсь, к Порошенко он всё же прислушается".
   -- Правильно, Путин именно и заслуживает Гаагского трибунала, ему светит участь Милошевича или Каддафи. Сколько народа в Украине погибло, тысячи! - и всё благодаря "стараниям" Путина. А сбитый Россией "Боинг"? Всё повторяется, как это уже было, не помню, кажется в 80-е годы. Именно тогда Россия сбила ещё один пассажирский "Боинг" в районе Сахалина. Россия именно империя зла. А я где-то прочитала, что в отношении Путина некто сказал такое: "Если Запад прижмёт силовиков Кремля, они принесут голову Путина на подносе, а народу объявят, что скончался от рака". Вот только не помню, кто это сказал.
   -- Я читал это. Так выразился политбеженец из России плакатист Антон Мызгин. Ладно, Ксюша, давай заканчивать эту политинформацию. Вон, какой-то новый фильм начался, -- всё это время телевизор оставался включенным, хотя на время беседы с супругой Анатолий выключил звук.
   И на сегодня эта политинформация, как выразился Марченко, и в самом деле была завершена. Тем более что со двора прибежала уже проголодавшаяся Татьянка, и её маме через некоторое время (по большей части в рекламных паузах, включенных в трансляцию фильма) нужно будет готовить ужин на всю семью.
  
  

ГЛАВА 18

Выйдет в степь донецкую...

  
   Окончание следующей недели принесла Виталию Теплякову, Анатолию Марченко, а также их подругам неожиданный сюрприз - в пятницу позвонил Борис Нестеренко и настоятельно пригласил их на субботу к себе в гости. Именно настоятельно попросил, невзирая на отговорки и удивлённые вопросы о том, что всего лишь неделю назад все они вместе собирались на дне рождения у Виталия. Боря говорил, что предстоящая встреча очень важная. Но чем она могла быть важной, да ещё спустя всего семи дней после предыдущей встречи? В это время Дня рождения не было ни у Бориса, ни у Аллы. У Бори они его уже отметили ещё в марте, а до дня рождения Аллы было ещё далеко - у неё он был в ноябре.
   И приглашение, а точнее просьбу друга пришлось уважить, все собрались за столом теперь уже семьи Нестеренко. Алла накрыла хороший стол, но заметно было, что она сегодня какая-то то ли грустная, то ли расстроенная или чем-то озабочена - улыбка почти не появлялась на её лице. Даже когда она здоровалась с подругами, а те так и не смогли её развеселить.
   -- В чём дело, что случилось? -- спрашивали они.
   Но Алла только махнула рукой, еле сдерживая слёзы:
   -- Сейчас всё узнаете, Боря всё расскажет, -- только и смогла промолвить она.
   Но не утихали и расспросы мужчин - и во время короткой паузы перед застольем, и уже сидя за столом.
   -- Боря, что за праздник сегодня, что за срочность такая была собираться?
   -- Была срочность, сейчас всё узнаете. Так, рюмки у всех наполнены? Хорошо. Давайте выпьем за нашу встречу. И чтобы мы и дальше смогли встречаться.
   После этих слов супруга Алла, держа в правой руке наполненную рюмку, левой рукой приложила салфетку к глазам.
   -- Тоже мне тост - чтобы могли встречаться, -- протянул Виталий. -- Ты лучше скажи, зачем пригласил нас.
   -- Вот сейчас выпьете первую рюмку, тогда и скажу.
   Выпить, конечно, выпили, но практически даже не закусывая, ожидая разъяснения хозяина дома.
   -- Я почему сказал, чтобы мы могли встречаться. Потому что можем больше никогда и не встретиться.
   -- Ну, что ты такое ляпаешь! -- прикрикнула на мужа Алла и уже просто разрыдалась.
   Теперь уже все поняли, что дело очень серьёзное. И, если на лицах у некоторых до этого времени были улыбки, - застолье обычно способствовало этому, если только собирались не на поминки, - то сейчас они тотчас исчезли.
   -- А ну, давай объясняй, -- обратился к Борису Анатолий Марченко, -- что ты ещё удумал?
   -- За меня всё удумали, то есть решили, -- отшучивался Нестеренко. А вот он был сегодня необычно весел, только непонятно было - естественное это у него веселье или не очень.
   -- Так, ты долго будешь кота за хвост тянуть? -- разозлился Тепляков.
   -- Всё, всё. Объясняю - позавчера я получил повестку из военкомата, призывают в армию, на АТО.
   -- Вот это да! Елки-палки! И ты пойдёшь?
   -- Конечно, пойду. А как я в глаза другим людям, да и вам смотреть буду? Почему кто-то должен защищать свою Родину, но только не я? Да что там другим людям... Если я откажусь идти, то как я в глаза Вовке посмотрю, -- в семье Нестеренко подрастал сын, -- когда он вырастет. Он, к примеру, спросит меня: "Папа, а что ты делал во время войны, когда другие люди гибли за нашу Родину?" И что я отвечу? Скажу: "В кустах отсиживался". Так, что ли?
   -- А если некого Володе уже будет спрашивать? -- сквозь слёзы резко спросила Алла.
   -- Ну, тогда ты ответишь ему за меня. Скажешь, что папа погиб за то, чтобы он жил в прекрасной свободной стране.
   -- Не хочу я такое говорить, -- уже просто рыдала Алла, -- ты нам живой нужен.
   -- Да буду я живой. Во-первых, как я слышал, подготовка призванных в армию длится где-то до полутора месяцев. Так что в зону АТО я попаду не так уж и скоро. А во-вторых, я думаю, что вскоре всё это закончится.
   -- Твоими устами да мёд пить, -- изрёк Виталий. -- Многие аналитики говорят, что эта война на годы.
   -- Ну, они немного не так говорят, -- парировал Борис. -- Они говорят, что противостояние на годы. А война не может длиться долго. Да и в России уже многие из её руководства говорят о том, что нужно заканчивать помощь боевикам и выводить с Донбасса своих военных. А если США и Евросоюз ужесточат санкции, а они их точно ужесточат - Россия никаких договорённостей не придерживается, то те же российские олигархи нажмут на военные ведомства и на Путина. Уже сейчас "Газпром" и "Роснефть" фактически банкроты. И горизонт событий для них в конце 2015-го года за горизонтом. Такая вот тавтология. Перспективы отмены санкций против России нет, как нет у неё и возможности нарастить продажу нефти и газа в ближайшие 5 лет. Цены падают, новые газопроводы построят лет через 7-8, если, конечно, найдутся деньги. Президент государственной нефтяной компании "Роснефть" Игорь Сечин уже сейчас говорит о том, что в России при существующих технологиях будут проблемы с производством бензина, потому что "при цене нефти в 40 долларов в России производить бензин невыгодно".
   -- Откуда ты всё это знаешь? -- удивился уже Марченко.
   -- Читал. Повышал в последнее время свой общеобразовательный уровень. Я, как ты университетов не заканчивал, а потому занялся самообразованием. Это ещё до последней своей командировки. Так вот, продолжаю свою лекцию, господа, -- перешёл на шутливый тон Нестеренко. -- При таких проблемах в экономике придётся-таки России сворачивать свою военную компанию, и убираться из тех мест, куда её никто не просил. Заметьте, после Второй мировой войны Россия постоянно лезет войсками в другие страны, она постоянно там воюет - не на своей территории: Венгрия, Чехословакия, Латвия, Литва, Эстония, Афганистан, Приднестровье, Чечня, Грузия, а теперь и Украина. А если к этим европейским страна добавить ещё и десяток африканских стран, то, что получится? Россия самый большой агрессор в мире. Кто ещё так беспардонно лезет туда, куда её не просят?
   -- Ну, например, США, -- ответил на тираду друга Марченко.
   -- Э-э, нет, -- покачал головой Борис. -- Да, США направляют свои войска в другие страны, и воюет там, но они предварительно согласовывают свои действия с международными организациями. Они воюют в тех странах, которые мировая общественность признаёт пожароопасными для других государств. А с кем согласовывает свои действия Россия? Назови мне хоть одну из названных мною ранее стран, куда та же мировая общественность давала своё добро на ввод российских войск. Россия плевать хотела на мировую общественность. Именно поэтому сейчас эта мировая общественность, хорошо уже уяснив, что Россия это страна-агрессор, и отворачивается от неё. Ты вспомни полуторадесятилетней давности события в Югославии. Тогда летом 1999-го года, по-моему в июне, силы НАТО планово, подчёркиваю, планово, то есть по согласованию должны были ввести войска в Югославию. Но, не успели туда утром прибыть британские бронетанковые колонны, как их там уже ожидали экстренно переброшенные ночью русские танки. А кто давал разрешение России на ввод войск в Югославию? - никто! И вот как Россия оправдывала свой поступок: "Для обозначения Россией своего присутствия в мировой политике, а также для обеспечения собственных геополитических интересов в Балканском регионе". Как тебе такое нравится? - для обозначения своего присутствия в мировой политике. Россия везде должна обозначить своё присутствие, причём, заметь, именно военным образом, и делает это она как тот же пёс - нужно обязательно нагадить, пометить место своего подобного присутствия. А вообще-то о дурной привычке России лезть туда, куда её никто не просит, говорил ещё один из основоположников марксизма Фридрих Энгельс. Он в своё время так высказался об имперской захватнической политике России: "Любой захват территории, любое насилие, любое угнетение Россия осуществляла не иначе, как под предлогом просвещения, либерализма, освобождения народов".
   -- Слушай, -- удивлённо протянул Марченко, -- ты в последнее время что-то стал уж больно политически грамотным. Удивительно даже.
   -- Почему удивительно?
   -- Ну, ты прости, конечно, но год назад ты таким не был.
   -- Не год назад, а полтора года назад, или год с четвертью. В средине лета прошлого года я уже правильно мыслил. Да, признаюсь, весной я немного по-другому думал. Но мне, всё же, хватило нескольких месяцев, чтобы реально оценить картину происходящего в Украине. Я ведь чистокровный, породистый, так сказать, -- улыбнулся Нестеренко, -- украинец. Ладно, давайте ещё нальём и нормально поедим. А потом уже будем разговоры вести.
   Минут двадцать все они - и хозяева и гости - были заняты дегустацией приготовленных Аллой блюд, не забыв при этом пропустить ещё по паре рюмок, в числе и с тостом за присутствующих дам. Но рты им при этом нужны были не только для поглощения пищи - и сейчас они переговаривались между собой. Да и какое могло быть застолье без бесед. Но, немного насытившись, они решили чуть отдохнуть, и теперь искорки этих бесед вновь разгорелись в немалое пламя. И снова начал или продолжил беседу Борис:
   -- Я вот ещё о чём подумал, когда мы закусывали. Почему я, украинец, должен прятаться от АТО, если там за Украину сражался мой московский друг, россиянин Анатолий Чесноков. Вы с ним знакомы. И он не просто сражался, он там ногу потерял, точнее часть ноги. Но, всё равно - он стал инвалидом.
   -- Ну, он наполовину украинец, как он сам рассказывал.
   -- Хорошо, это так. Но паспорт-то у него русский. И ещё одно, то, чего ни один из нас не сделал, а он сделал - он более двух месяцев мёрз на киевском Евромайдане, защищая наши с вами интересы, он, российский подданный!
   -- Он, конечно, молодец, -- тихо промолвил его тёзка Марченко, -- и нужно отдать ему должное. Только вот обидно за людей, стоявших на Майдане.
   -- Почему?
   -- Да потому, что чего добился Майдан, при этом ценой страшных и кровавых событий? Только одного - увеличения заработка одних олигархов и уменьшения заработка других олигархов. А народная потребительская корзина украинцев пуста: наш гордый народ сейчас просто нищий. Руководство страны попросту предало его и Майдан.
   -- Ну, в условиях войны, -- вставила своё слово и супруга Анатолия Ксения Марченко, -- наверное, естественно, что приходится ремешки на животе затягивать.
   -- Нет, Ксюша, нечего на войну всё списывать. Для кого война, а для кого мать родная. Именно во время войны больше всего и воруют, больше всего наживаются. Все вы слышали, небось, что в прошлом месяце Лясынюк свой "заработанный" миллиард отмечал? И не вопреки войне он у него появился, а именно благодаря войне. Так что он не только лясы точит, а ещё и свои карманы набивает.
   -- Да, дело идёт, пожалуй, к очередному Майдану, -- протянул Виталий.
   -- А руководство страны его точно дождётся, ничего не делая для народа. Не для страны, а именно для народа. Но тогда уже никому не поздоровится. Народ, наученный горьким опытом, сам судить будет, если нынешнее руководство никого не судит. И дай-то Бог, чтобы суд был не такой, как в начале 90-х годов в Румынии.
   -- Точно, -- поддержал его Нестеренко. -- Я сейчас приведу вам слова экс-депутата, бывшего политзаключённого советских лагерей Степана Хмары. Он сказал, что наш президент "...ответит перед трибуналом за бездействие, сговор с Путиным и кровь сотен лучших патриотов". По словам экс-нардепа, в действиях президента есть целый ряд признаков уголовного преступления, которые подпадают под статьи криминального кодекса. "Например, есть страна-агрессор, и она в Украине занимается успешным бизнесом. И сам президент в России платит серьёзные налоги и имеет серьёзные прибыли, а с тех его налогов часть идёт на вооружение солдат, которые убивают наших парней".
   -- Ну, это он уже чересчур загнул, -- возразил Анатолий Марченко. -- У меня в Киеве есть знакомые, которые входят в высшие круги общества. Я с ними периодически общаюсь по телефону. Так вот, не всё так просто. Мой знакомый говорит, что президенту постоянно ставят палки в колёса, там, в верхах предатель на предателе. А уж в Министерстве обороны особенно. Военные ведомства со времён СССР постоянно гнули спину перед Кремлём. И в этих министерствах в большинстве своём российские ставленники, хотя и они украинцы, как тут гордо заявлял Боря. Уволить их непросто, нет официальных причин, но вредительство и саботаж на каждом шагу. И то же самое в окружении президента.
   -- Да, так оно, наверное, и есть, -- протянул только что упомянутый Анатолием Борис. -- Вы знаете, что по этому поводу говорил Симон Петлюра? Он сказал, цитирую его на языке оригинала: "Нам не страшнi московськi вошi, нам страшнi українськi гниди".
   -- Точно. Вот именно такие украинские гниды и мешают нам во всём. Кто-то из зарубежных политиков правильно сказал, что главный враг Украины не донецкие боевики и война, а коррупция в высших эшелонах власти, которая стала, пожалуй, ещё большей, чем была при Януковиче. Значительно раньше украинский философ, поэт, баснописец и педагог Григорий Сковорода говорил - когда кто-нибудь поучал, что необходимо делать украинцам - аналогичные слова: "Не вчiть яблуню родить яблука. Краще вiдженiть вiд неї свиней".
   -- А вы слышали о такой девушке-поэтессе, как Анастасия Дмитрук? -- спросила Алла, наконец, немного успокоившаяся.
   -- Конечно, -- ответил Нестеренко. -- Кто же не слышал её стихотворение, а потом песню "Никогда мы не будем братьями".
   -- Верно. И то её стихотворение растиражировали все СМИ. А недавно она написала новое стихотворение, но теперь уже полная тишина - очевидно, правда глаза колет. А стихотворение классное - правильное и своевременное. Вот послушайте:
             Маски сорваны - верить некому.
             Разбиваются птицы об лёд.
             Поспешили к новому, светлому -
             оборвался беспечный полёт.
                       Кто у власти - все куплены-проданы,
                       наши сотни ложатся в ряд.
                       Вместо аистов - в небе вороны.
                       Души светлые не горят.
             Навсегда мы с тобой свободные.
             Мы с тобой - молодые ветра.
             Нас шакалы пасут голодные,
             полосатая их чума.
                       Мы восстанем все миллионами -
                       бесконечный один отряд.
                       Мы пойдём вперёд батальонами,
                       мы за всех отомстим ребят.
             Маски сорваны. Суки лживые,
             "Грады", мины, за боем бой.
             Только мы уже не игривые.
             Теперь хищники мы с тобой.
   -- Действительно, класс! -- протянул Виталий. -- Вот вам и призыв к очередному Майдану. Ещё пару таких публикаций - и властям воистину тошно станет. А ты, Боря, идёшь их поддерживать, -- реплика в сторону Нестеренко.
   -- Я иду не власть поддерживать, а Родину защищать, -- жёстко ответил тот.
   -- Слушай, а что это повестка тебе пришла так поздно? -- удивлённо протянул Тепляков. -- Через несколько дней вообще, насколько мне помнится, этот 6-й призыв должен закончиться.
   Да, в Украине шла уже шестая волна частичной мобилизации, которая началась 19-го июня, и она должна была продлиться до 17-го августа. Задача этой очереди мобилизации - обеспечить полную ротацию военнослужащих, призванных в ходе третьей волны (летом 2014-го года), и поддержка Вооружённых сил Украины на высоком уровне боевой готовности. Как и раньше, особым спросом пользовались специалисты для комплектования высокомобильных десантных войск, разведки, механизированных и танковых подразделений, а также специалисты ремонтных специальностей, водители, военные инженеры и тому подобное. При этом планировалось, что в шестую волну мобилизации в равных пропорциях могут попасть как военнообязанные, которые имеют опыт военной службы, так и те, кто ранее не служил.
   Но перед этим, в начале лета, 5-го июня Верховная Рада Украины приняла за основу законопроект, освобождающий от мобилизации преподавателей высших учебных заведений III-IV уровня аккредитации, которые имеют научно-педагогическую нагрузку не менее 0,5 ставки, учёную степень и звание (кандидат наук, доктор наук, доцент, профессор), и научных сотрудников, имеющих учёную степень и звание, научно-исследовательских институтов, центров, лабораторий, учреждений, приравненных к ним, которые ведут научную деятельность и исследования в прикладной и фундаментальной науке. Ещё ранее, в апреле Верховная Рада освободила от мобилизации студентов, аспирантов и докторантов. Были приняты изменения в законодательство, согласно которым во время действия особого периода военнослужащие освобождались от военной службы в связи с обучением на дневной форме в высшем учебном заведении I-IV уровня аккредитации. Законом также освобождались с военной службы военнослужащие, которые являлись студентами или аспирантами дневной формы обучения и были призваны на военную службу по призыву по мобилизации, на особый период. Докторанты дневной формы обучения не подлежали призыву на военную службу по мобилизации на особый период, а докторанты, которые уже были призваны, имели право на освобождение от службы.
   -- Ну, повестка, очевидно, была выписана ранее. Вот только со средины июля меня в Украине не было, я же за границей товары пробивал. Как вы помните, я вернулся домой почти перед самым днём рождения Виталия. Вот она меня и дождалась. Кроме того, по телевизору передают, что многие области, точнее их военкоматы не выполняют план призыва. Вот, наверное, повторно мне в связи с этим повестку и прислали.
   -- Понятно. Теперь, наверное, и мне пришло время ожидать повестку, -- хмуро улыбнулся и покачал головой Тепляков.
   -- Вряд ли. У тебя же, Виталька, армейская профессия строитель. А в АТО нужны реальные вояки.
   -- Ну, почему? А строить фортификационные сооружения? - как раз мой профиль.
   -- Фортификационные сооружения там строят специализированные бригады из разных областей.
   И Борис был прав. Во исполнение постановления Кабинета министров Украины в Донецкой и Луганской областях на всех стратегически важных направлениях должны были быть построены (именно силами областей, находящихся на подконтрольных Украине территориях) капитальные оборонительные сооружения, включающие в себя систему блиндажей, окопов и укрытий для танков, БТР, минометов, зенитных установок. На строительство 300 взводно-опорных пунктов правительство выделило регионам 850 миллионов гривен. После окончания работ все объекты должны были быть переданы на баланс Министерства обороны Украины.
   -- Так что тебе повестка не светит, -- заключил Борис, -- так же, как и Анатолию - он в армии не служил.
   -- А вот это ещё неизвестно, -- покачал головой Марченко. -- Могут и призвать, мой призывной возраст очень уж далёк от предельного, а призывают и не служивших.
   -- Ага, так сейчас тебя и призовут! Какое ни есть у нас правительство, но не дураки же они, чтобы срывать во время войны с места работы инженера танкового производства.
   -- Боря, скорее всего, прав, -- вставил свою реплику Виталий. -- Наши с тобой, Толя, шансы попадания в зону АТО невелики. Так что ему одному придётся отдуваться за нас.
   -- Ничего, буду отдуваться, -- заявил Борис. -- Я уже говорил, что не верю я в длительное продолжение войны. Уже идут разговоры, что Россия согласна прекратить помощь боевикам на Донбассе.
   -- Я тоже об этом слышал. А ты знаешь, какой ценой, по-путински это получается примерно так: "Мы оставим в покое ваш Донбасс, а вы за это признайте, что Крым наш".
   -- Вот им! -- и Борис скрутил фигу. -- Донбасс и так они оставят в покое, а Крым как был наш, так им и будет, пусть и не так скоро.
   -- А за Крым торговля уже давно идёт. Вы все, возможно, и не знаете, мне это тоже только недавно мой киевлянин сообщил, но совсем недавно, в мае Россия предлагала за такое признание Крыма Украине репарации в размере 100 миллиардов долларов. Но, как говорят, чем дальше в лес, тем больше дров, скоро Кремль начнёт предлагать значительно бо́льшие суммы - ну, например, 200 или 300 миллиардов.
   -- И что, Украина согласится на такие отступные?
   -- Я уверен, что нет. Конечно, Украина поторгуется, интересно ведь, но не согласится, понимая, как и мы с вами, что так или иначе Крым всё равно вернётся в состав Украины. Скоро и самой великой России в её нынешнем виде не будет, многие об этом говорят. И вот что сказал по этому поводу, включая и вопрос Крыма, известный советский диссидент Владимир Буковский: "Крах режима Путина начнётся внутри самой России. Те, кто с таким энтузиазмом кричал: "Крым наш!", очень скоро возненавидят Путина гораздо больше нас с вами. Потому что он их предал, слил и бросил "Русский мир", не ввёл войска на восток Украины. Идейные патриоты люто возненавидят Путина и, в конце концов, сами его сметут".
   -- Понятно, -- протянул уже Виталий. -- Интересно, и примирятся ли эти два наши ранее братские народа, со временем, конечно?
   -- О! Интересный вопрос, -- улыбнулся Анатолий. -- Я тебе сейчас приведу высказывание российского предпринимателя и политика Константина Борового. Боровой вот что заявил в интервью Дмитрию Гордону по поводу примирения России и Украины: "Никакого примирения. На колени! Немцы, чтобы искупить свою вину (об этом недавно был документальный фильм), руками раскапывали могилы расстрелянных евреев, партизан - руками! Чтобы перезахоронить. Так их воспитывали американцы. Никакого примирения нет и не может быть. На колени, твари, и просить прощения у нескольких поколений украинцев! Умолять о прощении! Пока граждане России не начнут настоящее покаяние, произнося проклятия в адрес Путина, исполнившего роль Гитлера, никто никого не должен прощать. За преступление нужно нес-ти ответственность. Тот, кто его совершил, дол-жен быть наказан".
   -- Ух, ты! Сильно сказано! Даже трудно поверить, что это русский человек сказал.
   -- И, тем не менее, это так. Заметьте, мы снова цитируем только русских известных людей.
   -- Есть ещё одно высказывание русского человека, -- вновь взяла слово Алла Нестеренко. -- Но оно стихотворное. -- Алла при своём среднем специальном образовании была тонкой натурой, она любила и умела ценить поэзию. -- Написано оно было в прошлом году ко дню начала Великой отечественной войны. И написал его Евгений Евтушенко. Вы, наверное, помните, что ранее была такая песня "Хотят ли русские войны". Это ещё во времена СССР. Сейчас аналогичные стихи на эту тему написал Евтушенко. Я вам сейчас прочту их, слушайте:
             Хотят ли русские войны?
             Те, кто не видит в ней вины:
             из-за имперских уз Кремля
             кровь проливает Русь моя.
                       И по донбасским городам
                       ползет наёмная орда
                       стрелков Москвы, штыков Чечни -
                       всех, кому имя "палачи"...
             Плач украинских матерей
             они не слышат, хоть убей,
             как и не внемлют зову стран
             остановить второй Афган.
                       Презрев и смерть, и седину,
                       мы вместе шли на ту войну,
                       а вот теперь на брата брат
                       идёт, сцепивши автомат.
             Хотят ли русские войны?
             Она затеяна в тени
             матрёшек, мифов, ностальжи
             над телепропастью во лжи.
                       Сам Вседержитель Иисус,
                       спаси от путинских беспутств,
                       что рвут на части бедный край -
                       шахтерский ад, бандитский рай!..
             Помянем тех, кто за Донбасс
             погиб в майданно-горький час,
             недосмотрев спокойно сны,
             во цвете жизни и весны.
                       Простите, что так поздно мы -
                       не с той расстрелянной зимы,
                       а лишь сейчас - понять должны,
                       хотят ли русские войны.
   -- Да, -- протянул Виталий, -- Евтушенко всегда хорошо писал.
   -- Дело даже не в том, что он хорошо пишет, -- поправил друга Анатолий, -- в том, что у него всегда стихи на злобу дня, и они правильные.
   -- А интересно, Толя, -- подключилась к беседе его жена, -- какая разница между российскими артистами, писателями - с одной стороны. Как те же Кобзон, Пореченков, Охлобыстин, Михалков, Табаков, Говорухин, Газманов, Боярский, Распутин, Шуртаков, Годенко, Лобанов, Ганичев, и другие. И с другой стороны - русские поэты. Я, например, не могу припомнить фамилии ни одного известного русского поэта, кто бы подписал письмо в поддержку политики Путина.
   -- А таких и нет, насколько я знаю, -- ответила ей Алла. -- Поэты это отдельная категория. Это более честные, правдивые и более чувствительные люди. Вот что сказала по этому поводу вдова поэта Роберта Рождественского Алла Киреева: "Поэты - довольно тонкий материал. Как хорошо, что в Украине заметили: подписи настоящих поэтов под письмом нет. И это прекрасно".
   -- Да, известные поэты действительно пишут правду, -- прокомментировал эту цитату Виталий. -- Они не идут на поводу у кремлёвских пропагандистов. Сейчас много стихов пишет на злободневную тему войны России против Украины поэт Александр Бывшев. Я прочёл в Интернете несколько его стихов - классно пишет.
   -- О, Виталий, как раз в тему, -- обрадовалась Алла. -- Знаешь, что Бывшев сказал, когда в Москве в прошлом году полиция разгоняла антипутинские демонстрации, которые проводились в поддержку Украины. И там были люди с плакатами "Пусть захлебнутся кровью оккупанты!"?
   -- Что?
   -- Он сказал: "Признав фразу "Пусть захлебнутся кровью оккупанты!" экстремистской, Россия признала себя стороной в украинском конфликте".
   -- Правильно он сказал.
   В беседе возникла небольшая пауза. Все уже сидели за столом более полутора часов, за это время они, конечно, и ели, и пили, но, всё же, больше беседовали. Но так оно, наверное, и должно было быть - не праздник ведь и не день рождения, а потому особых тостов не произнесёшь. Тост, а он являлся главным, был фактически один, его уже не раз произносили - чтобы Боря Нестеренко живым и здоровым вернулся домой. А вот поговорить перед расставанием обязательно нужно, ведь свидятся теперь не скоро. Конечно, Алла и Борис будут периодически на связи друг с другом, но по мобильному телефону много не разговоришься. А потому никто, даже хозяйка, особенно не настаивал, чтобы нажимали на приготовленные ею кушанья, хотя те и так неплохо пошли - блюда с ними были уже почти пустые. Это хорошо заметила и Алла, воспользовавшись паузой, обратилась к мужчинам:
   -- Так, ребята, вы бы пошли немного перекурить. А я с девчонками немного обновлю стол.
   Предложение было единогласно принято - действительно уже засиделись немного, а танцев сегодня явно не намечалось, не тот повод. Борис и Виталий неторопливо направились на балкон. А вот у Анатолия, оказывается, были совсем другие планы.
   -- Так, мужики, -- прошептал он, -- побудьте здесь без меня минут 30-40. Мне нужно смотаться домой.
   -- Зачем?
   -- Потом расскажу. Если Ксюха спросит, скажите, что выскочил в магазин. В общем, прикройте.
   -- Прикроем. Но ты вернёшься?
   -- Обязательно вернусь. Я же сказал, что минут через 30-40. Всё, я побежал.
   Анатолий не просто побежал. Этого друзья не видели, но выйдя на лестничную площадку, он тут же вызвал по мобильнику такси и стал торопливо спускать вниз.
  
  

ГЛАВА 19

Вечер проводов на АТО

  
   Вернулся Марченко и в самом деле даже чуть быстрее, нежели через 40 минут. Остальная компания вновь уже сидела за столом.
   -- Ну, и что за срочность была домой ездить? -- спросил друга Борис и в шутку добавил. -- Твоя Ксюша уже выдвинула предположение, что ты к какой-то своей любовнице сбежал.
   -- Нет у меня таковой, чист я перед Ксюхой.
   -- Тогда в чём дело?
   -- Я ездил вот за этим блокнотиком, -- он вытащил из кармана небольшую записную книжку тёмно-серого цвета.
   -- И что в нём ценного?
   -- Сейчас сами увидите. Мы много сегодня говорим о том, что сказало то или иное известное лицо. Но, наизусть цитировать классиков сложно, у них ведь больше проза, а не стихи. А прозу заучивать себе дороже. Вот я и записываю интересные мысли и высказывания именно в этот блокнотик. Сейчас я найду вам в нём подборку высказываний известных людей, причём русских людей и именно классиков о России и россиянах. Виталик, -- повернулся он в сторону Теплякова, -- ты уж извини, если услышишь о россиянах не очень лицеприятные слова.
   -- Нечего извиняться. Я только по происхождению русский, но живу я в Украине, паспорт у меня украинский, и сам я украинец. Так что, давай, озвучивай.
   -- Тогда слушайте. Я, конечно, не всё вам зачитаю. Кто захочет, может самостоятельно ознакомиться с моим так называемым цитатником.
   И Анатолий начал зачитывать высказывания, как он отметил, русских классиков о России. А цитатник Марченко такими высказываниями изобиловал. Вот примерно тот перечень, что был зачитан Анатолием:
   Русский советский писатель и общественный деятель А. Н. Толстой: "Есть две Руси. Первая Киевская имеет свой корень в мировой, а, по меньшей мере, в европейской культуре. Идеи добра, чести, свободы, справедливости, понимала эта Русь так, как понимал её весь западный мир. А есть ещё вторая Русь - Московская. Это Русь Тайги, монгольская, дикая, звериная. Эта Русь сделала своим национальным идеалом кровавую деспотию и дикую ожесточённость. Эта Московская Русь, из давних времен была, есть, и будет полным отрицанием всего европейского и ожесточённым врагом Европы".
   Русский советский писатель, прозаик, драматург Максим Горький: "Мы, Русь - анархисты по натуре, мы жестокое зверьё, в наших жилах всё ещё течёт тёмная и злая рабья кровь - ядовитое наследие татарского и крепостного ига, - что тоже правда"; ... "Наиважнейшею приметою удачи русского народа есть его садистская жестокость".
   Русский советский писатель Михаил Булгаков: "Русские - это не народ, а скотина, хам, дикая орда душегубов и злодеев".
   Русский писатель, поэт, публицист, драматург Иван Тургенев: "Если б провалилась Россия, то не было бы никакого ни убытка, ни волнения в человечестве".
   Русский философ, публицист Пётр Чаадаев: "Бог создал русский народ для того, чтобы показать другим народам, как нельзя жить. Cамосознания у населения России никогда не было. И нет его. И не будет его. И не надо его. Население России, как и сама Россия, исключительно существуют как урок миру".
   Русский писатель Фёдор Достоевский: "Русские - народ, который блуждает по Европе и ищет, что можно разрушить, уничтожить только ради развлечения".
   Русский писатель, журналист, редактор литературного журнала, вице-губернатор двух областей Михаил Салтыков-Щедрин: "Если русским предоставить выбрать себе предводителя, они выбирают самого лживого, подлого, жестокого, вместе с ним убивают, грабят, насилуют и впоследствии сваливают на него свою вину. Спустя время церковь провозглашает его святым".
   Русский поэт Александр Пушкин: "Народ равнодушный до наименьшей обязанности, до наименьшей справедливости, до наименьшей правды, народ, что не признаёт человеческое достоинство, что целиком не признаёт ни свободного человека, ни свободной мысли".
   Русский публицист, поэт, общественный деятель И. С. Аксаков: "Ох, как тяжко жить в России, в этом смердючем центре физического и морального разврата, подлости вранья и злодейства".
   Русский советский писатель, драматург, публицист Александр Солженицыин: "Правда России - это ложь. Русские склонны ко лжи и лицемерию. Вся жизнь в России от начала и до конца пропитана ложью и ложь воспринимается русскими как, нечто само собой, разумеющееся. Некоторые виды лжи таковой даже не считаются. Граница между правдой и ложью размыта и переходится русскими туда и обратно по мере надобности. Никаких угрызений совести при этом не испытывается. Русские просто не стремятся к правде, не ищут её и не борются за неё. Они комфортно себя чувствуют в этих условиях, и сами их создают. Люди, которые не подпадают под эту характеристику считаются странными, чудаками, дураками, лохами, досадной помехой, от которой лучше избавится. Жизнь таких людей в России часто превращается в ад".
   Русский писатель, публицист И. С. Шмелёв: "Русские - народ, который ненавидит волю, обожествляет рабство, любит оковы на своих руках и ногах, любит своих кровавых деспотов, не чувствует никакой красоты, грязный физически и морально, столетиями живёт в темноте, мракобесии, и пальцем не пошевелил к чему-то человеческому, но готовый всегда неволить, угнетать всех и вся, весь мир. Это не народ, а историческое проклятие человечества".
   Русский философ И. А. Ильин: "Россия - самая паскудная, до блевоты мерзкая страна во всей мировой истории. Методом селекции там вывели чудовищных моральных уродов, у которых само понятие Добра и Зла вывернуто на изнанку. Всю свою историю эта нация барахтается в дерьме и при этом желает потопить в нем весь мир...".
   Русский советский академик Николай Амосов: "Россия никогда не будет развитой. Это не тот народ. Любой союз Украины с Россией нецелесообразен и особенно убийственный в экономическом плане. Технологически мы останемся позади всего мира. Нам надо включаться в мировые рынки. Нам нужны знания, чтобы развивать технологии, которые есть на западе, но никак не в России. Вот я, россиянин до мозга костей, но я вам говорю: ничего хорошего Украину не ждёт, если она пойдёт в Россию. Я гражданин Украины: живу в Киеве 49 лет. Здесь десятки моих учеников и тысячи бывших пациентов. Жена украинка. Интересы Украины - мои интересы. Но, в то же время, я - русский по языку, по культуре, поэтому судьбы России мне близки. Украина от революции в конечном итоге выиграет непременно, а вот Россия: боюсь, что может проиграть окончательно".
   Это только то, что лично прочитал Анатолий, но в его записной книжке по этому поводу хранилось цитат намного больше. Особенно много писал о России и о чертах русского человека писатель Александр Солженицын. Но собралась компания-то не в избе-читальне, а за хорошо накрытым столом. А потому зачитывалось, или читалось лично (записная книжка Марченко пошла по рукам) самое интересное и злободневное в перерывах между застольем. При этом Марченко некоторые вещи специально не зачитывал, ибо, как он сказал, не всё там для всеобщего обозрения, особенно для женских глаз.
   -- У меня в книжечке есть ещё и высказывания Некрасова, стихотворные причём. Но они явно не женских ушей, поскольку там имеется нецензурщина. Да, и такое писал о России Николай Алексеевич, но в школьные программы его строки с таким "восхвалением" России не попали.
   -- И что интересно, -- после некоторой паузы, грустно покачивая головой, протянул Марченко, -- всех этих людей российский классификатор - так, наверное, можно выразиться - причисляет к русофобам. А ведь русофобия - это неприязненное, враждебное отношение к России. То есть эти люди для России как бы неприятели, враги. И это выдающиеся русские писатели, поэты - Пушкин, Тургенев, Толстой, Горький - враги России? Вот как далеко зашла Россия в неприятии чужого мнения.
   -- Ты прав, -- поддержал друга Виталий. -- Уж я-то, русский хорошо это знаю. И этот ярлык, я имею в виду русофоб, применяется против любого мнения, отличающегося от взглядов, навязываемых народу политической элитой страны.
   Но, в конце концов, эта некая литературная программа была завершена, и мужчины начали вновь наполнять бокалы, ухаживая в первую очередь за дамами. Однако собрались они в этот день, вечер, хотя и не в избе-читальне, но и вовсе не для того, чтобы только набивать себе брюхо. А потому через время снова пошли разговоры, впрочем, так оно и бывало всегда - невозможно сидеть за столом в копании друзей, молча.
   -- Так, и когда ты уходишь? -- спросил Бориса Виталий. Уточнять куда уходишь, необходимости не было, все прекрасно поняли его. Понял, конечно, друга и Нестеренко.
   -- Послезавтра с утра и пойду в военкомат. А там уже скажут, когда явиться к отправке.
   -- Мы тебя проводить придём.
   -- Ещё чего не хватало! -- возмутился Борис. -- Никаких проводов. Один раз уже провожали, хватит. Я и Алле запретил меня провожать, не нужно мне в тот день лишних слёз. Считайте сейчас, что я на работу иду.
   -- Хороша работа!
   -- Ничего, какая уж есть. На свежем воздухе и под украинским флагом.
   -- Под перевёрнутым флагом, -- отметил Виталий.
   -- Я тебя понял. Пусть и так. Но не нам менять его.
   -- А почему под перевёрнутым? -- спросила будущая супруга Теплякова Валентина.
   -- О, ёлки-палки! -- тут же вскинулся Виталий, когда его спутница жизни подала голос, как бы напомнив о себе, -- а на нашей свадьбе тебе погулять не удасться.
   -- Ну, так уж сложилось. Скажешь, когда будет это событие, я вас хоть поздравлю.
   -- Виталя, что ты перебиваешь, -- напустилась Валентина. -- Боря не ответил на мой вопрос.
   -- Это я тебе и сам могу сказать. Флаг перевёрнутый, потому что должен быть жёлто-голубым, а не наоборот.
   -- Но он и есть жёлто-голубой.
   -- Нет, он у нас сейчас голубо-жёлтый, так можно выразиться, или, как его называют - сине-жёлтый. Называют цвета флага сверху вниз. Вот как российский - бело-сине-красный.
   -- А почему в Украине флаг должен быть именно жёлто-синий, жёлто-голубой?
   -- А вот это тебе, наверное, лучше объяснит Толя. Он у нас самый умный, и всё знает. Толя, давай. А то я так внятно рассказать не смогу.
   -- Хорошо, -- согласился Марченко. -- Дело в том, Валя, что именно такая, жёлто-голубая, а точнее золото-голубая символика была ещё когда-то у трипольцев. Золотое, жёлтое символизирует Творца, Бога-Отца и вообще - Высшую Духовность. Синее же - это всё земное, а также свобода выбора, которой Творец наделил свои творения в надежде, что они не будут ею злоупотреблять.
   -- Но ведь говорят, что наш флаг символизирует синее небо и жёлтую пшеницу.
   -- Ерунда это. Это объяснение, такую идею в 1992-м году специально подали советские коммунисты, а затем и утвердили "перевернутый" флаг вместо жёлто-голубого. Не может флаг символизировать пшеницу. Цвета нашего флага издавна символизируют две главные стихии природы и человеческого бытия - огонь, солнце (жёлтый цвет) и воду (синий). Именно сочетание "жёлтый - сверху, синий - снизу" отражает вечную симметрию - божественную гармонию этих стихий. Если же разместить их наоборот, это будет означать нарушение миропорядка, катастрофу, при которой вода гасит огонь.
   -- А после революции в 1917-м году какой флаг в Украине был?
   -- И тот, и другой, -- вздохнул Анатолий.
   -- Как это?!
   -- А вот так. Революция 1917-го года в Киеве, украинизация подразделений царской армии на фронтах Первой мировой войны и на Черноморском флоте происходили именно под жёлто-голубыми флагами. Под жёлто-голубым флагом также шли в бой украинские юноши под Крутами. Жёлто-голубой флаг был утвержден председателем Центральной Рады Михаилом Грушевским, и с ним согласен был глава Генерального секретариата Владимир Винниченко. А перевернул украинский флаг, свергнув Центральную Раду, пророссийский монархист гетман Скоропадский. А затем и узаконил перевёрнутый флаг - как символ уже своей революции.
   -- Интересная история, -- протянула Валентина. -- Но, если это стало всё известно, то почему наш флаг позже не поменяли?
   -- А кто бы его менял? Бывший советский партаппаратчик, главный украинский идеолог Кравчук, что ли?
   -- Ну, а почему бы и нет.
   -- А ему это, между прочим, настоятельно рекомендовали. Буквально через каких-то полгода китайская художница Мао Мао попросила на одном творческом мероприятии Леонида Кравчука сделать всё от него зависящее, чтобы в только возникшей самостоятельной Украине прежде всего изменили размещение цветов на главном государственном символе - сине-желтом флаге. Дескать, если он и дальше будет оставаться таким же, то под этим сочетанием цветов страну ждет неминуемая деградация, измена, упадок и, наконец, крах. Действующий флаг Украины не соответствует ни законам геральдики, ни правилам фен-шуй.
   -- И что?
   -- А ничего. Ты же сама видишь. Кравчук тогда просто отшутился, но ничего менять не стал. Так что именно с него и начались все беды в Украине.
   -- Ну да, прямо-таки с Кравчука?
   -- А с кого же ещё? Кто начал разваливать нашу армию, заявляя, что такая большая армия нам не нужна? Вот и имеем сейчас то, что имеем - кстати, любимое выражение Леонида Макаровича. Именно он отказывался проводить экономические реформы. Польша сразу сказала, что пойдёт по пути шоковой экономики - да, года 3-4 может и тяжело будет, но зато потом страна станет процветающей. А Кравчук тут же заявил, что шоковой экономики в Украине не будет. И вот вам результат - где сейчас Польша, и где Украина? Да за девять лет до прихода к власти Путина наша страна давно уже была бы европейской. А что мы имеем при Кравчуке и иже ему подобными. Все только к власти рвутся, но ничего для страны, а точнее для народа не делают. Ума у них на это не хватает, ведь это всё те же кадры бывшего Советского Союза, и мышление у них сугубо советское.
   -- Чтобы реформы осуществлять, Кравчуку нужно было в стране люстрацию проводить, как в той же Польше, -- буркнул Виталий. -- Так бы и дали коммунисты ему реформы провести. Жди, дожидайся...
   -- А как он мог люстрацию проводить, если он первым подпадал под неё. Коммунистическую партию в Украине сначала запретили, а потом тот же Кравчук её менее чем через 2 года вновь восстановил.
   -- Ему просто не нужно было во власть лезть, -- заметил Нестеренко.
   -- О, правильно! Молодец, Боря. Ведь именно с его подачи развернули грязную кампанию против Вячеслава Черновола. Вот это был бы истинно украинский Президент. Кравчуку следовало бы уступить именно ему место, но как же - власть, почести...
   -- Так, всё это понятно. Но... давайте снова наполним бокалы.
   Вот так и проходил этот вечер - трапеза и беседы, именно беседы, а не байки или анекдоты. Время в стране было не для анекдотов, а разных баек и так хватало на политическом и социологическом уровне. И хорошо бы, чтобы это были именно байки, так нет же - самые что ни на есть реалии, которые куда хуже баек. Да и как, к примеру, можно назвать байкой такое выражение: "Почему те, кто живёт по прожиточному максимуму, устанавливает нам прожиточный минимум?". Ведь так всё и есть на самом деле.
   -- Я вчера в Интернете прочитал любопытную информацию, -- медленно протянул Марченко, когда все после непродолжительной дегустации новых яств удовлетворённо откинулись на спинки стульев. -- Как сообщил депутат от БПП Сергей Лещенко, в минувшую субботу, то есть 1-го августа в Киеве состоялась неформальная встреча представителей крупного бизнеса - олигархов, по-нашему.
   -- И что? Зачем они собирались? -- спросила мужа Ксения.
   -- Вот в этот-то как раз и вопрос. Но уж явно не затем, чтобы помочь стране. Участники встречи будто бы констатировали, что в стране "что-то не так".
   -- И что не так?
   -- А для них всё сейчас не так. Олигархам есть о чём беспокоиться. Ситуация в стране их не устраивает, потому что экономика падает, сокращается, - падение ВВП в районе 20-30 % уже второй год подряд, - соответственно, доходы олигархов падают, перспективы уменьшаются, стоимость активов снижается. Они сейчас чувствуют себя просто людьми, которых обворовывают, и обворовывает их, прежде всего, правительство. Потому что причина кризиса политическая - неэффективная политика международная, внутренняя политика привели к этому экономическому кризису. И ещё одно - их сейчас бесит успех Порошенко, он сейчас не в их лодке. Он ушёл в отрыв, и явно испытывает головокружение от успехов. За год он прошел путь, который Янукович прошёл за три. Бизнес Порошенко растёт, его нынешняя ситуация, с точки зрения бизнеса, устраивает - прибыль растёт, продажи "ROSHEN" растут...
   -- А Лясынюк их не бесит?
   -- Тоже бесит - этот "застенчивый воришка Альхен" по Ильфу и Петрову, и одновремённо миллиардер.
   -- Он как раз беззастенчивый, -- возразил Нестеренко. -- И не воришка, а ворюга. А что касается олигархов, то пусть и их хоть кто-нибудь "пощиплет". Не всё же им народ грабить. А для народа даже победа Евромайдана оказалась "пирровой" - народ, ради которого якобы всё и делалось, ничего не выиграл, но практически всё проиграл.
   -- Ну, они, те же олигархи и работу людям дают, -- оппонировала мужу Алла.
   -- Да, что есть, то есть. Но свои миллионы, миллиарды они заработали грабежом страны. В Украине, как и в России нет честных олигархов.
   -- Дело даже не в этом, -- протянул Анатолий. -- Дело в том, что они практически ничего не дают стране. Да, они исправно платят налоги. Но какие налоги?! - со своей зарплаты. А они себе зарплаты установили небольшие. А дивиденды у них какие?! Во всех странах мира олигархи платят налог с дивидендов, налог на прибыль, но только не у нас. Или даже если и платят, то небольшой налог. Но большинство выкручивается, переводят те же дивиденды в акции, паи и прочее, а дивиденды, начисленные в виде акций, налогом не облагаются.
   -- О, интересно! А какой подобный налог платят в развитых странах? -- спросил Виталий.
   -- В Германии, например, 50 %, в Великобритании, Португалии, Испании и Нидерландах - 35 %, в Ирландии и Бельгии - 43 %, во Франции - 42 %, в Италии - 36 %. В США средний по стране размер таких налогов  составляет в настоящее время 28,6 %.
   -- Д-а-а, немало, -- протянул Тепляков, -- от трети до половины прибыли. Вот это, я понимаю, правильно. Если уж и грабил когда-то, то делись с государством, с народом.
   -- Так наши олигархи и поделятся, жди! -- улыбнулся Анатолий. -- Знаешь, есть такое выражение: "Воровать - это преступление, много воровать - это бизнес, грабить весь народ - это уже политика".
   -- Точно. Да ещё эти олигархи сами в политику лезут.
   -- Верное замечание. А кто держатель всех СМИ? - те же олигархи. С каким боем пробивался канал независимого телевидения. И что толку? Почему постоянно норовят закрыть канал "112 Украина"? Да потому, что там правду говорят. А кому из руководства страны, тем же олигархам нужна правда?
   -- М-да, ты прав. Потрясти бы этих олигархов, сами-то стране не помогут.
   -- Как же, жди - это чтобы олигархи поделились?
   -- Ну, почему, -- возразила Аня, -- некоторые из них благотворительностью занимаются.
   -- Это какой же? -- спросил Анатолий. -- Выставки устраивают, как тот же Пинчук. В стране пенсионеры от голода умирают, а он картины вывешивает. Это благотворительность?! Он себе просто таким способом международный имидж зарабатывает. Ты построй больницы, школы, спортзалы, но не частные, а бесплатные. Или Ахметов такой уж благодетель? Возит на Донбасс гуманитарную помощь и одновремённо спонсирует сепаратистов - к примеру, по талонам на приобретение различных видов топлива с печатями различных структур самопровозглашённых республик, в частности так называемого "министерства угля и энергетики" и других структурах на заправочных станциях "Параллель" Рината Ахметова боевики заправлялись. А ты вспомни начало событий на Донбассе. Как тогда Ахметов, хитро строя свои фразы в отношении русского языка, бо́льших полномочий на местах и прочего, говорил донетчанам: "... то я с вами", "... то я с вами". Ведь он легко мог не допустить противостояния, но не хотел этого делать. Ему нужно было быть на Донбассе не провозглашенным царём.
   -- Да, толку с олигархов нет, -- резюмировал Борис. -- В отношении руководства страны говорят, что для разрешения острых вопросов просто нужна политическая воля, а вот в отношении олигархов - нужно просто их желание. Но у них его нет.
   -- И не будет, -- уверенно сказал Марченко. -- Я сейчас приведу вам пример. В 2010-м году в рамках кампании под названием "Клятва дарения", организованной основателем корпорации "Microsoft" Биллом Гейтсом и инвестором Уоррен Баффетом, 40 американских миллиардеров согласились передать 50 % своего состояния на благотворительные цели. В сентябре 2012-го года таких теперь уже мировых миллиардеров было уже 92. Кроме того, совсем уж недавно, месяц назад саудовский принц-миллиардер Аль-Валид ибн Талал заявил, что пожертвует на благотворительность всё свое состояние - 32 миллиарда долларов. Миллиардер пообещал в ближайшие годы передать деньги в свой благотворительный фонд "Alwaleed Philanthropies". А теперь скажите мне - кто из украинских, да и из российских миллиардеров поддержал эту кампанию? Кто из них хотя бы пообещал, хотя бы копейку выделить из своих средств? Кто из них хотя бы рот открыл по этому вопросу?
   Общее молчание было ответом на риторический вопрос Анатолия.
   Далее начался более предметный разговор с прогнозами о ближайшем будущем Бориса Нестеренка, задели, естественно, саму тему войны на Донбассе, о противостоянии украинской армии наглым боевикам, о поддержке тех Россией, включая не только технику, но и своё "пушечное мясо". И вот здесь Алла робко спросила:
   -- А можно я вам прочту ещё одно стихотворение. Оно как раз по теме.
   -- Конечно, Алла, -- тут же отреагировал Тепляков. -- С интересом послушаем.
   -- Оно принадлежит уже ранее упомянутому российскому поэту Александру Бывшеву. И он даже частично употребляет в стихах украинский язык. Тогда слушайте:
             Быть с толпой мне до рвоты обрыдло,
             И тошнит от лоснящихся ряс.
             Торжествует здесь пьяное быдло.
             И вокруг лишь одно - "Одобрямс!"
                       Кнут и стадность - вот черни истоки.
                       Запах крови приводит всех в раж.
                       Машут флагом в свинячьем восторге
                       И ревут во всю глотку: "Крым наш!"
             В их глазах только зависть и злоба.
             И мерещатся козни врага.
             Костью в горле им стала Европа.
             Нужен Сталин - и вся недолга!
                       Своего дождались они часа.
                       Никогда ярость в них не умрёт.
                       И орёт миллионная масса:
                       "Бей "укропов"! Россия, вперёд!"
             Всласть чекистскую славят державу.
             И чуть что - получай по зубам.
             С вольнодумством быстры на расправу -
             Ненавистна свобода рабам.
                       Як обрид цей мерзенний звiринець -
                       Край нелюдський гидот i гризнi!
                       Вiдтепер я навiк українець.
                       Русь, ти бiльше не мати менi!
   -- Здорово написано! -- прокомментировал Анатолий Марченко. -- Очень здорово и очень правдиво. Как ни странно, но именно такой сегодня народ в России.
   -- Да он таким и был всегда, -- возразил Нестеренко. -- Просто раньше Россия притворно по-доброму отзывалась об Украине. А сейчас уже притворятся незачем. Вот сейчас откуда такие высказывания разных там кобзонов, охлобыстиных, михалковых, табаковых, говорухиных и иже с ними - прошло притворство.
   -- Д-а, наверное, так оно и есть. А ведь, казалось бы, два дружественных славянских народа.
   -- Это Украина дружественная, -- задумчиво протянул Марченко, -- а вот в отношении России это вряд ли можно сказать. И такое положение дел берёт свои корни из древних времён. Я сейчас вам приведу вам интересный пример. Так вот, немецкий и французский историк, географ, экономист Жан-Бенуа Шерер в своей книге "Летописи Малороссии" отмечал такой обычай местного народа: "Если жители Малороссии дерутся, то всегда или кулаками, или палками и никогда не употребляют холодного оружия". И он же описал случай, благодаря которому имело место следующее пари. Частные советники императрицы Екатерины II (Екатерина Великая) господа Теплов и Желягин были у неё, когда той сообщили об аресте монаха Александро-Невского монастыря, который перерезал горло девушке, забеременевшей от него. Теплов сказал Желягину: "Держу пари, что этот монах не украинец, а москаль". Пари было заключено, и Теплов его выиграл. Тогда Желягин спросил его, как он мог догадаться, что монах родом из Московии. "А это потому, -- ответил Григорий Николаевич Теплов, -- что жители Украины не злые люди, они отдают преимущество храбрости над хитростями, тогда как жители Московии скорее злы, чем храбры".
   -- Хороший пример, -- согласно покивал головой Борис.
   -- Я вот ещё что подумал, -- продолжил Анатолий. -- Мы чуть ранее говорили об олигархах, и немного затронули тему их бизнеса. Боря, вот ты бизнесмен, скажи - есть ли такой бизнес, который нельзя продать?
   -- Нет, -- уверенно ответил Нестеренко. -- Любой бизнес продаётся, вопрос только в цене.
   -- О! -- удовлетворённо согласился Марченко. -- А теперь вопрос к тебе, Виталий, -- он повернулся в сторону Теплякова. -- Тебе весной понравились мои туфли марки "Baldinini", -- известная итальянская обувная фирма. -- Я тебе их уступлю, и всего за 1000 $.
   -- Ни фига себе, всего! Ты же говорил, что они стоят около 400 $.
   -- Ну и что. А тебе я продам по указанной цене.
   -- Да на кой они мне по такой цене!
   -- О, вот в этом-то и вся соль. Я ведь не зря перед этим спросил Толю, любой ли бизнес продаётся. И он прав - всё дело только в цене. Вот почему некоторые наши олигархи, "ну никак не могут продать свой бизнес", ну нет покупателей - и всё тут. Какая прекрасная отговорка. Если твой бизнес стоит, к примеру, реально 1 миллиард $, а ты упираешься и настаиваешь - нет, продам только за 3 миллиарда $, то как потом удобно говорить, что ты, мол, хочешь, но не можешь продать свой бизнес.
   -- Я всё понял, -- рассмеялся Тепляков. -- Какой прекрасный пример! Действительно, как удобно говорить, что ты никак не можешь продать свой бизнес.
   -- Ладно, мужики, и женщины, -- восполнил небольшую паузу рассказчик. -- А не пора ли нам закругляться? Посидели славно. Борису нужно отдохнуть завтра хорошо, набраться сил, подготовиться. В понедельник ведь с самого утра, сказал, что намылился в военкомат.
   -- Стоп, стоп, -- рассмеялся Нестеренко, -- Толя, я не говорил, что именно с самого утра. Больше делать мне нечего - я должен нормально выспаться, спешить мне некуда. Это лучше бы те военкомовские деятели оторвали свои задницы от кабинетных стульев и сами поехали бы в зону АТО. Так нет же, как какие-нибудь юбилейные медальки на свою грудь вешать, так они в первых рядах, а как на фронт... А! -- он махнул рукой, -- о чём говорить?
   -- Ты знаешь, Боря, а наши военные не только юбилейные медальки вешают себе на грудь, точнее им вешают, но и вполне боевые ордена. И не именно сейчас, а в былое вполне мирное время. Я тебе приведу наглядный пример. Обрати внимание на колодки Константина Стогния в мирной Украине и Жукова в мае 1945-го года. И сразу-то не поймёшь, кто из этих двоих принимал капитуляцию Германии - наград примерно одинаково.
   -- М-да, верно. Ничего удивительного, если у нас эти награды можно было просто купить.
   -- Правильно, -- подтвердил Анатолий. -- В свое время такой известный правдоруб как Пётр Олийнык, ещё когда был губернатором Львовской области, называл даже конкретные расценки на получение государственных наград. В одном из интервью он заявил, что во времена Кучмы ходили "тарифы", согласно которым орден "За заслуги" третьей степени стоил 5 тысячи долларов, второй степени - 10 тысяч долларов и так далее. В начале 2000-х годов в околопрезидентских кругах говорили также, что любой орден можно получить за 200.000 $, а Героя Украины - за 500.000 долларов. Вот и торговали орденами. А сколько Ющенко "наплодил" Героев Украины перед своим уходом!
   -- Вот только какая им цена?! -- вступил в беседу и Третьяков. -- А сколько у нас "нашлёпали" этих самых орденов и медалей! Страна, ранее не знающая войны и, казалось бы, наградная система должна была отвечать мирному существованию её обитателей и уж точно не копировать клоунаду 70-х лет. Ан нет. Странно, но за 20 лет существования Украины мы нашлепали втрое больше наград, чем СССР за те же первые 20 лет своего существования. Почему нашлёпали? А вы возьмите в руки ордена и медали СССР тех лет и сравните с нашими - некоторые значки СССР выглядели солидней, чем наши ордена - и вот это очень печально. Обидно за державу, а особенно за кавалеров таких "наград".
   -- Так, всё, прекратили разговоры. Время уже позднее. Пусть Боря и не собирается так уж рано послезавтра в военкомат идти, но отдыхать всем нужно. Так что, вперёд! Хозяевам спасибо за приглашение, а тебе, Боря, наше общее пожелание - побыстрее вернуться живым и здоровым домой.
   Мужчины обнялись с Нестеренком, крепко пожали ему руку, а женщины ещё и одарили его поцелуями.
   В понедельник ближе к обеду - действительно, спешить было некуда - Борис Нестеренко прибыл в военкомат, назавтра была назначена медицинская комиссия, которая оказалась пустой формальностью. А ещё через три дня Борис со своими будущими сослуживцами направился к месту сборов, или к месту прохождения воинской учёбы - были в составе новобранцев и молодые ребята, которые никогда не держали в руках стрелкового оружия, да и военной науке они были абсолютно не обучены. Поэтому и сержанту Нестеренко довелось не столько учиться, сколько обучать эту молодёжь, чтобы те не оказались убитыми в первой же стычке с бандитами.
  
  

ГЛАВА 20

Проблемы остаются

  
   На следующий день после второй встречи (когда Серова значительно лучше приняла гостя), точнее вечером 9-го декабря Анатолий Чесноков вновь пожаловал к Алёне, так они уже совместно договорились. Алёна на сей раз более тщательно приготовилась к приходу гостя, убежав пораньше с работы и приготовив ужин. Никаких изысканностей она не готовила, обычный, чуть расширенный блюдами ужин - но парня-то нужно было покормить. Она и так чувствовала себя последней свиньёй - Анатолий гостил у неё перед этим уже два раза и оба раза уходил голодным. Так что на сей раз первым делом было застолье, а уже после него разговоры. Событий в жизни Чеснокова в последнее время действительно произошло предостаточно, а потому рассказывать было о чём. И Анатолий вновь продолжил своё повествование о пребывании в Украине:
   -- Я уехал в Украину, как тебе известно, в средине апреля 2011-го года. До этого отпуск у меня был осенью 2010-го года. На новом месте дел вначале было много, а потому было не до отпусков. В общем, первый отпуск в командировке, а это была уже как бы основная работа, я получил только в средине января 2012-го года. Ну, и потом так получалось, что отпуск у меня был зимой - уже в конце февраля 2013-го года. Уходя два года подряд в отпуск зимой, я планировал растянуть следующий период работы и уйти на сей раз в отпуск хотя бы в мае. Но, не получилось. Точнее, вполне могло получиться, но не судьба. Попав на Майдан, я сначала взял неделю отгулов, но потом понял, что так дело не пойдёт. А потому написал заявление на отпуск опять-таки на январь 2014-го года, но, понятное дело, после всех праздников.
   -- И руководство, конечно, не возражало? Ещё бы, кто добровольно согласится всё время отдыхать зимой. Нашли дурачка.
   -- Нет, дело даже не в этом. Просто руководство фирмы понимало, что начинаются смутные времена, а потому нужно как-то хоть немного переждать. Ведь чем закончится Майдан, никому не было известно. Ещё в конце года "Афина" предусмотрительно передала в киевский филиал не такой уж большой пакет заказов. Да и поскольку мы занимались в основном строительством дачных посёлков, то значительная часть работ должна была вестись с весны - зима не лучшая пора года для этого. Поэтому руководство и предпочитало отправить сотрудников в отпуск зимой.
   -- Понятно. А не спрашивали тебя, где ты отдыхать планируешь, в Москве, там же в Украине или где-то в горах, катаясь на лыжах? О, или ты им доложил, что бастуешь на Майдане?!
   -- Конечно же, нет. Не такой я дурак, люди-то в фирме разные. Кто-то, может быть, и правильно меня бы понял, но вот другие... Хотя, ты знаешь, многие наши россияне в филиале к Евромайдану отнеслись с пониманием. Они ведь московскую пропаганду не слушали, но зато видели на месте всё своими собственными глазами. Да, спросили о том, где я буду отдыхать, но так, между прочим, в разговоре. И вот здесь я ляпнул, что поеду отдыхать в Харьков, так у меня, мол, живёт друг. Я даже не знаю, почему мне это взбрело в голову.
   -- А никакого друга у тебя в Харькове нет? А-а, это тот друг, наверное, о котором ты говорил ранее?
   -- Точно, это как раз он, Борис. Тот, о котором я тебе рассказывал, знакомый мне ещё с Москвы. Я просто так вот брякнул это в ответ на вопрос об отпуске - чтобы отцепились. Ну, в самом деле, не говорить же про Майдан. И что интересно, эта ложь меня впоследствии здорово выручила. Наверное, внутри человека есть какие-то, не знаю, то ли флюиды, то ли гены, или ещё что-то, которые обостряют человеческую интуицию, заставляя иногда принимать непонятные ему, но верные решения - подумал об одном, а сказал и сделал совершенно другое. И мне это помогло.
   -- Как это?
   -- Я тебе всё по-порядку расскажу. Уже после ранения, находясь на лечении в Харьковском госпитале, я попросил одну медсестричку, чтобы она разыскала адрес этого моего харьковского кореша, и, по возможности, узнала его телефон. Мы, конечно, обменялись с ним, адресами - мобильников тогда ещё не было, но я где-то в Москве его адрес оставил. Да и когда это было, полтора десятка лет уже прошло - адрес, наверное, где-то затерялся за это время. В общем, примерно через неделю, медсестра раздобыла мне его телефон.
   -- А зачем он тебе нужен был?
   -- Телефон, что ли? Как, зачем - именно чтобы позвонить другу.
   -- Не, не сам телефон, а тот друг?
   -- Алёна, -- укоризненно покачал головой Анатолий. -- Как это, зачем нужен друг? Друг он и есть друг.
   -- Ладно, я поняла, извини. И ты проведал его?
   -- Не я, а он меня. Я долго в госпитале находился. Сначала стопу пытались хоть как-то спасти, то есть поменьше кости удалять. Но потом поняли, что это бесполезно - процесс мог пойти и выше, тогда ещё больше ногу укорачивать пришлось бы. Так что лечился я там долго, да и после того, как залечили ногу, ещё долго ходить не мог. Без костылей, я имею в виду. Вот именно друг, а не я его, и проведал меня в госпитале. Я вот только до встречи с ним сомневался в том, какую позицию он сейчас занимает - в Харькове немало было сепаратистов. Но я надеялся, что он истинный украинец.
   -- И он таким оказался?
   -- Ты знаешь, Алёна, не так всё просто оказалось.
   -- Почему?
   -- Да потому что Борис, его фамилия, напомню тебе, Нестеренко, -- вначале поддерживал харьковских антимайдановцев. Харьковская область, как Донецкая и Луганская граничат с Россией, и в Харькове многие считают, что Харьков русский город. Борис мне потом рассказал, что место, где расположен Харьков, это древнерусское городище, которое некоторые историки признавали половецким городом 11-го века, а это тюркская народность - к Украине они не относятся. Да, Харьков основан украинскими переселенцами из Заднепровья, но это поселение находилось в вотчине московского воеводы. Ну, а если не так всё просто с историей города, то так же непросто и с умами его жителей. В общем, в феврале и марте 2014-го года Борис поддерживал Антимайдан. В городе были сильные пророссийские организации типа "Вече Харьков", "Исход", "Боротьба" и прочие. Борис в их состав не входил, но Антимайдан поддержал, как и многие другие молодые люди. Но это длилось только до апреля месяца, пока не начался захват сепаратистами донецких городов, и объявления вслед за этим украинским правительством антитеррористической операции. И вот тогда Нестеренко сразу понял, что всё это приведёт к кровопролитию. И здесь ему уже довелось задуматься - одно дело выступать в поддержку федерализации Харьковской области и против сноса памятника Ленину, и совсем другое дело поддерживать уже не столько сепаратистов, сколько бандитов. Далее, летом, 22-го июня вновь было противостояние Майдана и Антимайдана, члены которого пытались устроить провокации в день годовщины начала ВОВ. Но Борис уже участия в пророссийских акциях не принимал, как бы держа нейтралитет. В общем, он постепенно прозревал. А вот 28-го сентября прошлого года он уже ратовал за снос памятника Ленину, хотя сам участия в этом и не принимал. И тогда с ним были также и двое его друзей - мой тёзка Анатолий Марченко и Виталий Тепляков. Это те, о которых я тебе говорил, что чуть позже с ними познакомился.
   -- Я поняла это. Но я вот что хотела сказать именно о твоём московском друге: что-то быстро он прозрел.
   -- Ты так считаешь? А я считаю, что наоборот - не так уж быстро. Ты, вон, менее чем за месяц прозрела, и это находясь в центре России, в Москве. А он только за полгода прозрел, при этом находясь в Украине, и воочию видя происходящие события.
   -- Ты прав, извини.
   -- В общем, он, конечно, немного удивился, что я участвовал в войне на Донбассе на стороне Украины, с российским-то паспортом. Но когда мы с ним провели пару задушевных бесед, то он твёрдо пообещал помочь мне с протезом. Да и шёл-то уже не 2014-й год, а в разгаре был уже 2015-й, ситуация в стране здорово поменялась. И Борис в итоге нашёл волонтёров, или спонсоров, которые и предоставили мне протез. Я даже не знаю, от каких сил были эти спонсоры. Некоторые из них работали как бы на два фронта - помогали и тем, и этим, только одни свои деяния рекламируя, а о вторых замалчивали. Но протез мне попался хороший, он импортный, довольно удобный, и, как ты уже, наверное, заметила, я к нему быстро привык и никаких неудобств не ощущаю.
   -- Понятно. Значит, это и есть твоя удача после твоей неправды об отпуске в Харькове, твоей интуитивной промашки.
   -- Конечно. Но не только в этом была удача, она ещё раз выручила меня впоследствии.
   -- Каким образом?
   -- А ты вот за всё время моих рассказов ни разу не поинтересовалось о том, как меня восприняли после моего возвращения в Москву, видя, что я вернулся из Украины инвалидом. Не коллеги по работе, а заинтересованные спецслужбы.
   -- Ой, и правда! Наверное, интересовались, на чьей стороне ты воевал? Но ты же мог сказать, что воевал на стороне, как этих ЛНР, ДНР.
   -- Вешать такую грубую лапшу на уши спецслужбам? Они же не обыватели какие-то, которые поверят всему, что ни скажешь. Я ведь не лыком шит, сам из малюсенькой-малюсенькой подобной организации. Понимаешь, если наши спецслужбы поддерживают боевиков на Донбассе, то связь у них с ними хорошая. А потому навести им справки в отношении меня, было не так уж и сложно. Такую ложь они бы точно уличили.
   -- Хм, и что же ты им сказал? А они вообще тобой интересовались? Откуда они могли знать о тебе, и что ты часть ноги потерял?
   -- А коллеги по работе? Это уже коллеги не в Киеве, которые своими глазами видели, что на самом деле происходит в Украине. Я не думаю, что кто-либо специально донёс на меня, хотя информаторы могли быть, да и в разговорах скрывать свою инвалидность я не мог.
   -- И тебя арестовали?
   -- Не арестовали, но настойчиво попросили явиться в одну из структур ФСБ. Не явиться я, понятное дело, не мог. И вот там трясли меня по полной программе почти неделю.
   -- Вот это да! И что ты им говорил. Правду рассказал?
   -- Если бы рассказал правду, то я бы сейчас с тобой не разговаривал. Ты знаешь, некоторые россияне, которые воевали в Украине, даже просят украинское гражданство или просто политическое убежище. Они прекрасно догадываются о том, что их может ожидать на родине. У нас ведь всем заправляют спецслужбы, у нас полицейское государство. Некоторых ведь вообще объявляют предателями Родины, хотя как можно предавать Родину, если СМИ на каждом углу орут, что Россия к конфликту в Украине не причастна. Понимаешь, нонсенс какой-то.
   -- Да ты что! И до этого доходит? Но что же ты им тогда сказал? О, Боже, Толя, а как же ты доверяешь мне?! Я понимаю, что ты мне действительно доверяешь, раз всё так детально рассказываешь. Но ведь и я ненароком могу что-нибудь сболтнуть лишнее.
   -- Вряд ли, Алёна. Конечно же, я тебе доверяю. Но не думаю, что ты и случайно проболтаешься. Ты много чего перечитала, и много чего поняла. И ты уже так просто обо всём болтать не станешь, да, наверное, уже и не сможешь. Ты, как мне кажется, здорово прозрела. Да ещё тебя жизнь последние годы сильно потрепала. Ты уже не та прежняя болтливая Алёна. Я понимаю, что и я причастен к тому, что у тебя эти годы нелёгкими выдались. Так что ещё раз прости.
   -- Ничего, правильно говорят: "Что ни делается, то к лучшему". Теперь я эту поговорку на себе ощутила. Ну, ладно. И как же ты выкрутился?
   -- Сказал, что занимался контрабандой в ДНР.
   -- Какой ещё контрабандой? -- удивилась Серова. -- Оружие, что ли, поставлял?
   -- Зачем оружие. Продукты питания, алкоголь и табачные изделия. Всем ведь кушать хочется, а также курить и пить. Ну, последнее, правда, не всем. Но, тем не менее. Война - это огромное поле деятельности для бизнеса, но в основном незаконного. При этом контрабанда осуществлялась как с одной, так и с другой стороны. И даже под видом волонтёрства. Знаешь, что это такое?
   -- Конечно, знаю - безвозмездная помощь пострадавшим.
   -- В общем-то, верно. Но не обязательно это помощь именно пострадавшим, в целом это безвозмездная общественная деятельность. Как, например, на чемпионах мира, на Олимпиадах. Так вот, я и сказал, и постоянно это твердил, что под видом волонтёра провозил, пытался, по крайней мере, провозить боевикам как раз алкоголь и табак.
   -- И они тебе поверили? Я имею в виду наши службы. Документы у тебя требовали?
   -- Конечно, не поверили. Они на слово и не имеют права никому верить. А о каких документах ты речь ведёшь? Документы на поставку контрабанды? - какой дурак их будет оформлять. На грузы по волонтёрству, конечно, бумаги подделывают, если пытаются провести что-либо незаконное через пропускные пункты. Но после ранения у меня уже не могло быть никаких бумаг, они как бы пропали вместе с грузом. Мои документы, гражданина России были в порядке, а другие я припрятал.
   -- Какие другие?
   -- Какие другие, спрашиваешь? Помнишь, когда я первый раз тебя навестил, я говорил, что у меня имеется ещё и инвалидское удостоверение. Оно у меня и в самом деле имеется, но выдала-то мне его Украина. А потому я спрятал его в Василькове у мамы и бабушки, я у них там гостил неделю. И там же храниться удостоверение участника АТО, точнее удостоверение участника боевых действий. Имеется у меня, тоже припрятанный, нагрудный знак "Ветеран войны - участник боевых действий". Если бы я проживал в Украине, то мог бы получать ещё и талоны на право получения проездных билетов с 50-процентной скидкой их стоимости, и другие льготы. Но они мне не нужны. И так столько мороки было с получением удостоверения, паспорт-то у меня российский. Помогло то, что я воевал в известном батальоне, инвалидность помогла, а ещё Майдан помог, да наш командир. Но всё равно волокиты было уйма. Решило всё, наверное, то, что я твёрдо пообещал уехать по месту жительства, по месту прописки. Так что Министерство обороны Украины ничего не теряло, я в России никаких украинских льгот получать не смог бы.
   -- Хорошо, это я поняла. Но ты ранее сказал о том, что ссылка на твой лжеотпуск в Харькове тебе впоследствии помогла. Каким образом?
   -- А, да. В ФСБ допытывались о том, как я попал из Киева в зону АТО, и почему лечение проходил именно в Харькове. Конечно, можно было наговорить, что я с партнёрами из Киевской или других области гнал контрабанду. Из неподконтрольных Украине районов везли и реализовали контрабанду во многие области, например, в Полтавскую, Винницкую области. А обратный цикл от этой реализации - прибыль направлялась на финансирование сторонников незаконных вооруженных формирований ДНР и ЛНР. Но я бы и сам запутался в этих схемах. Да и Харьков был ближе к зоне АТО, нежели Киев. Поэтому я ссылался на то, что отдыхал у друга, а потом из Харькова мы с ним и ещё парой ребят потихоньку подторговывали водкой и сигаретами, связи с поставщиками, мол, налаживал именно мой друг. Конечно, я уверен, спецслужбы проверили мой рассказ, связи в Украине у них остались. Но проверили они только в той части, что в Харькове и в самом деле проживает такой-то - мой друг Борис. Ещё, возможно, и то, что он поддерживал Антимайдан - а это уже вообще было мне на руку. И всё, больше ничего узнать они были не в состоянии. Не вызовешь же ты в ФСБ моего друга, который является подданным Украины и проживает в Украине.
   -- Ну, хорошо, в этом они тебе поверили, -- размышляя, протянула Серова. -- А что, в ФСБ не уточняли, с кем именно ты возил грузы, кому?
   -- Молодец, Алёна! Я даже не думал, что ты такие вопросы станешь задавать. Тебе бы самой работать в ФСБ. Конечно, задавали подобные вопросы. Но, пребывая в зоне военных действий, мы кое-что знали о подобных махинациях, да и некоторые имена были на слуху. А в декабре 2014-го года, как раз год назад, наш бывший комбат батальона "Донбасс" Семён Семенченко, ставший в октябре народным депутатом по списку партии "Самопомич" рассказал о мерах, которые предпринимаются для перекрытия контрабанды на востоке Украины. При этом он назвал фамилии некоторых украинских негодяев в погонах, которые "крышевали" этот процесс. Вот я на них и сослался. Всё было естественно, да и о них спецслужбы, наверное, тоже знали. Понятное дело, что вряд ли они мне полностью верили, но я твёрдо стоял на своём: вёз товары ополченцам из ДНР, подорвались на мине, мой напарник погиб на месте, я же отделался потерей части ноги, отправили на лечение в Харьков - врачам я представился как волонтёр, сбившийся с дороги. Верили мне, не верили сотрудники спецслужб - но сами они мне предъявить ничего серьёзного не могли, а подозрения к делу не пришьёшь. Промурыжили меня ещё немного, а потом как говорится, пинка под зад и - пошёл вон. Как бы там ни было, а я для них был мелкой сошкой, и не представлял для самого государства никакой опасности. Да и к русским оппозиционерам я не имел никакого отношения. Конечно, я уверен, теперь за мной будет пристальное внимание с их стороны, но постараюсь ничем себя в Москве не компрометировать. Вот тебе, Алёна, в моём рассказе и ещё ответ на один вопрос - почему я так долго, - с февраля по ноябрь, - к тебе добирался, да ещё на работе в "Афине" нужно было восстановиться, -- завершил эту часть своего рассказа Чесноков.
   -- О, а как тебя там восприняли.
   -- Да в общем-то, ничего. Я, правда, говорил всем почти то же самое, что и спецслужбам, только с вариацией, что меня в процессе переправки продуктов в ДНР использовали втёмную, что сначала я и в самом деле думал, что поставки осуществляются вполне законно. Но был у меня интересный эпизод в компании.
   -- Да, и какой же?
   -- Я сначала обратился к заместителю службы безопасности компании, именно он давал мне задание по работе с тобой, извини. Есть там у нас такой Николай Бережной. Толковый мужик, но я почему-то чувствовал, что он не очень моему рассказу поверит, и не поддержит меня в плане восстановления на работе. Оно так наполовину и получилось.
   -- А почему наполовину?
   -- То, что он мне не верит - было заметно. Не хотел он сначала и на моём заявлении резолюцию ставить, отправлял к начальнику СБ. Ситуация, конечно, дурацкая - это я и сам понимал. Я же не писал заявление на уход из компании, и всё это время можно было считать моим прогулом, с вытекающими отсюда последствиями. То есть меня уволили вполне обоснованно, а вновь принимать на работу должны были уже просто на общих основаниях. У меня была единственная отговорка - что в зону АТО я попал случайно, находясь на отдыхе в Харьковской области, хотя и от неё до линии раздела было далековато. Но ничего другого мне не оставалось, а потому я и делал упор, мол, на смутные времена в Украине. А потому я напомнил нашему заму СБ, что именно по его, так сказать вине, я оказался в Украине, и перенёс все эти передряги. Поговорили мы с ним, так сказать, по душам. А вот начальник службы безопасности, как я понимал, ещё только получая задание по тебе, в это дело не вникал, а потому какое он по мне мог принять решение - вакансий нет, и всё тут. Но было как раз несколько странно, что начальник СБ компании был не курсе моего участия в подставе с тобой. Там была какая-то своя закулисная игра, и кто этим руководил - я до сих пор не знаю. В общем, скрепя сердце, Бережной мне заявление завизировал, но с неопределённой формулировкой: "Возможно восстановление в службе охраны". Понимаешь, возможно восстановление, но сам он меня не рекомендует. Да ещё и не в службе безопасности, а в службе охраны. Да, нашу службу тоже так порой называли, но официально-то она называется по-другому. И направил он меня к самому Генеральному директору, сказав, что только тот может принять окончательное решение.
   -- И ты к нему пробился? Я на практике уже знаю, что к особам такого уровня попасть ой как не просто.
   -- Пробился, не сразу, но пробился. И вот здесь самое интересное. Я прекрасно знаю отзывы о нашем Генеральном, Глебе Борисовиче - это хороший, честный и справедливый человек. Я его, конечно, не единожды видел, но лицом к лицу столкнулся с ним впервые. Он прочитал моё заявление и, взглянув на меня, спросил, что у меня произошло в Украине в последнее время. И как ты думаешь, что я ему ответил?
   -- Ну, скорее всего, выдал ему версию, которую ты преподносил спецслужбам, без вариаций, как простым сотрудникам.
   -- Как бы ни так, Алёна! Увидев его открытые честные, но заинтересованные глаза, у меня, наверное, помимо моей воли, как и в случае с отпуском, вырвалось: "Стоял на Майдане и воевал за целостность Украины".
   -- Ты что, с ума сошёл?! Или ты разыгрываешь меня?
   -- Не разыгрываю, Алёна, так оно и было.
   -- И он твоё заявление, конечно же, порвал на мелкие кусочки?
   -- Не совсем так. А было вот что. Он с интересом взглянул на меня, и не просто взглянул, он с полминуты, если не больше, смотрел мне в глаза. И я выдержал его взгляд. А дальше... Он, молча, взял ручку и поставил на моём заявлении резолюцию: "Восстановить в прежней должности, с прежним окладом". И подпись. Я, честно говоря, глазам своим не поверил. Я только пробормотал короткое "Спасибо", повернулся и вышел из кабинета.
   -- Да ты что! Вот это человек!
   -- Да, это не просто человек, это Человечище! Вот таков он - наш Генеральный директор Глеб Борисович Твердохлеб.
   -- Да, Толя, хороший у вас начальник, то есть Генеральный директор.
   -- Ладно, Алёна. Давай немного сменим тему. Ты меня уже наслушалась предостаточно, только я и говорил, а ты в основном вопросы задавала. А мне хотелось бы знать, как ты прожила эти три с лишним года. Да, ты мне сказала, что натерпелась за эти годы, но в детали не вдавалась. А я хочу знать всё о твоей жизни.
   -- Ой, Толя, как не хочется вспоминать всё то плохое.
   -- Я понимаю. У меня, как ты слышала, тоже за эти годы жизнь не была мёдом намазана. Но я же тебе всё рассказал.
   -- Хорошо, ты прав. Постараюсь отвлечься от эмоций и рассказать тебе.
   И Серова начала рассказывать Анатолию о своей нелёгкой жизни всего пару лет назад. Ведь у неё более-менее всё наладилось только чуть более года назад. Да и наладилось тоже частично с помощью тех же родителей - и деньги, и ремонт квартиры. Да и как оно наладилось, если теперешняя работа ей не нравится и деньги она получает совсем не те, которые она могла бы получать. Но сейчас она не фантазировала на тему больших денег, она уже просто знала, что сейчас может справляться и с работой более серьёзной. Но, увы, серьёзные фирмы и компании не спешили зачислять Алёну Артуровну Серову в штат своих сотрудников. Сначала они наводили справки о том, где и, главное, как она работала. И вначале жёлтая пресса, о которой позаботился Козаков, работала против неё. А позже руководители, узнавая, что она работает в небольшой организации, просто вежливо, но безапелляционно указывали ей на дверь.
   Начала свой рассказ Алёна с того, что в конце второй декады февраля 2012-го года Козаков вдруг отправил её в командировку на четыре дня в другой город. Пребывая там, она здорово удивилась тому, зачем директор "Козерога" её сюда послал - этот мелочный вопрос можно было решить, если и не по телефону, то простой перепиской то ли по электронной почте, то ли документально с помощью факсов. А далее поведала она Чеснокову о том, что, вернувшись из командировки, застала свою квартиру разграбленной и частично сожжённой. Из квартирного сейфа были похищены деньги. А дальше больше - на её личном счету в банке было 0 рублей и 00 копеек. Ну, и естественно рассказала о том, хотя Анатолий это уже и знал, что Козаков вышвырнул её из фирмы. Снова вспомнила Алёна о своём разговоре с Тверской в её машине, а до того об SMS-ке Ефросиньи. Ну, а далее о своих бесплодных на первых порах попытках устроиться на работу по своей специальности. И так далее и тому подобное, вплоть до того дня, когда от поисков по Интернету хорошей работы её отвлёк неожиданный звонок в дверь самого Чеснокова.
   После её рассказа тот с минуту сидел ошеломлённый, молча, а затем виновато протянул.
   -- Да-а, ну и потрепала тебя жизнь за эти годы. Да ещё я сам к этому причастен. Прости, Алёна!
   -- Я тебе уже говорила, что виновата только я сама.
   -- Не нужно мне было соглашаться на эту подставу с тобой.
   -- Ну и что. Не согласился бы ты, согласился бы кто-то другой. Виновата только я и тот, кто это всё затеял.
   -- Я понимаю это. Но меня бы не грызла совесть за содеянное.
   -- Так, всё уже в былом. Забыли.
   -- А ты, всё же, здорово изменилась, такую Алёну я не знал.
   -- Ну, привыкай теперь к такой Алёне. Но я ещё не совсем изменилась. На меня порой накатывают старые волны - и раздражение, и злость появляется. Вот как с тобой в первый твой приход.
   -- Всё равно. Такая Алёна мне всё больше и больше нравится. А к хорошему привыкаешь быстро. Ладно, а сейчас ты где работаешь, снова в какой-то строительной компании?
   -- Нет, -- вздохнула Серова. -- Работаю я сейчас в компании ООО "ЗеленСтрой".
   -- Погоди. Так, насколько я знаю, она и работает в сфере строительства, хотя название её вроде бы связано с озеленением города. Или на два фронта. Она же, по-моему, специализируется на продаже и доставке сыпучих материалов: торфа, чернозёма, щебня, карьерного песка, отсева, речного песка. А это ведь материалы, которые можно использовать как для благоустройства города, так и для строительства.
   -- Это не та компания. Я что-то слышала о ней. Но это не она. И пишется её название, наверное, "Зеленстрой", а у нас "ЗеленСтрой" - последний слог названия начинается с заглавной буквы С. Это небольшая компания, но она занимается именно ландшафтным дизайном - устройство газонов, озеленение, благоустройство территорий города, а также отдельных дворов, дач, участков Мы выполняем озеленение городских улиц и площадей, разбивку скверов и прочее. Я не знаю, где находится та компания, о который ты упомянул, а наша расположена на Алтуфьевском шоссе, это район Отрадное.
   -- А, знаю я, где это - Отрадное расположено в Северо-Восточном административном округе города.
   -- Именно там.
   -- А что же ты, менеджер, там делаешь? Разве там есть работа по твоей специальности?
   -- Ну, а почему нет. Менеджер - это ведь по-простому управленец. Вот и управляю различными работами. А ещё связи с поставщиками, у нас ведь своих материалов для озеленения мало, больше со стороны.
   -- Понятно. И ты довольна этой работой?
   -- Довольна, не довольна - что это меняет? Другой работы я, к сожалению, найти себе не могу. Кстати, когда ты в ноябре ко мне заявился, я как раз искала в Интернете себе подходящую работу.
   -- Ясно. Значит, тогда точно работой ты недовольна.
   -- Ты знаешь, не так всё просто. И довольна, и недовольна. Довольна потому, что я наглядно вижу результаты своего труда, причём в довольно короткие сроки. А что я видела в "Козероге"? - одни бумажки. А недовольна потому, что деньги, всё же, небольшие. К тому же порой приходится бывать на работе на улицах и в непогоду. Нет, ты не подумай, что я сейчас претендую на такие уж огромные деньги. Просто желательно, чтобы была работа по душе в хорошей компании или фирме, а деньги - согласно штатному расписанию, большего я не требую. Но в хорошей фирме они всё равно побольше будут.
   -- Твои рассуждения верные. А потому нужно что-то с твоей работой менять.
   -- И что ты можешь поменять, если я сама ничего пока что поменять не могу?
   -- Не знаю. Но нужно думать.
   -- Ладно, со временем, возможно, что-то и измениться, -- вздохнула Серова. -- Так, я пошла на кухню, приготовлю что-нибудь на ужин.
   После ужина Алёна и Анатолий сидели, практически молча, и смотрели телевизор. Но было заметно, что Чесноков не столько смотрит телевизор, сколько о чём-то сосредоточенно думает. Наконец, он даже вроде повеселел и обратился к Серовой:
   -- Алёна, а ты бы не хотела вернуться в "Козерог"?
   -- Кто меня туда возьмёт, если меня оттуда с треском выгнали?
   -- Но ведь руководит сейчас фирмой не бывший директор, а кто-то другой. Может, он как раз и поможет тебе вернуться.
   -- Да, Александр Степанович значительно лучший человек, нежели Козаков. Может быть, он и пошёл бы мне навстречу. Но я не хочу.
   -- Не хочешь перейти на лучшую работу?
   -- Не хочу возвращаться в "Козерог".
   -- Почему?
   -- Понимаешь, я не ведаю, что сотрудники компании знают о моём увольнении. То, что мой начальник Ильин точно знал, за что я уволена - я уверена. Когда я, уходя из фирмы, собирала в отделе свои вещи, он и слова не произнёс. Правда, он человек не болтливый. Но могла проговориться Тверская, моя бывшая подруга, которая, как я тебе рассказывала, назвала меня дрянью. Она женщина, а потому могла и поделится с кем-нибудь своими знаниями обо мне. Толя, ты представь себе, как мне там будет работаться, если сотрудники знают, что я предавала фирму, способствовала её развалу.
   -- М-да, ситуация, -- покачал головой Чесноков. -- Но, наверное, ты права. Что же делать? О! А, если не в "Козероге", то, может быть, тебе поработать в "Афине"? Тебя там практически не знают, а сейчас это уже как бы одна компания.
   -- Ты что, сдурел?! Кто меня туда возьмёт?
   -- А попытка - не пытка. Кроме того... -- он задумался, а потом протянул. -- Я считаю, что именно они должны тебя принять на работу.
   -- Это ещё с какой стати?
   -- А вот с какой - именно они тебя подставили, они сломали тебе жизнь. Пусть теперь всё исправляют. Кроме того, именно наша компания с твоей помощью присоединила к себе фирму "Козерог", без тебя у них вряд ли бы что-либо вышло, по крайней мере, так быстро. Ты как бы работала на компанию, а она тебя просто "кинула". Это подло со стороны руководства компании!
   -- А, может быть, руководство ничего и не знало. Ты же сам говорил, что даже начальник твоей службы ничего не знал.
   -- Пусть он и не знал деталей, но без разрешения или хотя бы уведомления руководства такие дела не делаются. Не может у нас в компании, я хорошо её знаю, кто-то плести интриги за спиной Генерального директора.
   -- А ты же недавно говорил, что твой директор компании справедливый человек.
   -- А я и не отрекаюсь от своих слов, так оно и есть. Но существует ещё такое понятие как бизнес, и ты об этом знаешь. А это жестокая штука. Возможно, компания планировала подчинить себе "Козерог" именно с разрешения Твердохлеба. Да так оно наверняка и было. Но вряд ли такое высокопоставленное лицо как Гендиректор вникает во все детали какой-либо операции. Они ему просто не нужны, у него и так от других проблем голова раскалывается. Поэтому наш Генеральный директор мог и не знать о твоём существовании. А то, что не знал этого и начальник СБ, тоже понятно - чем меньше людей знает, тем лучше, тем безопаснее. Кто-то подал такую идею Генеральному, и тот на неё согласился. А потом ему доложили, что почва подготовлена, и можно приступать к завершающей стадии. Вот и всё. А с "Козерогом" Твердохлеб как раз поступил справедливо - ни один человек не уволен, и нет в фирме засилья людей из "Афины". Фирма работает так, как работает и раньше.
   -- Да, в этом что-то есть, -- раздумывая, протянула Серова. -- Есть рациональное зерно в твоих рассуждениях. Так оно, скорее всего, и было. Но что из этого? Я уверена, что никто меня на работу в "Афину" не возьмёт. За какие заслуги?
   -- А вот я в этом не уверен. А потому попробую изменить существующую ситуацию.
   -- И что ты будешь делать? Твой зам. начальника и тебя не хотел восстанавливать на работе. А про меня он вообще слушать не станет.
   -- Кроме моего зам. начальника есть ещё и Генеральный директор, который как раз деталями не владеет. И я его посвящу в эти детали. Когда я ему расскажу, что компания с тобой сделала, - невинным человеком, который ничем компании ранее не насолил, - то не думаю, что он останется равнодушным. Не такой он человек.
   -- Ты знаешь, мне кажется, что со мной так поступила не твоя компания, и не твой начальник, а именно мой бывший начальник - Козаков. Это на него очень похоже, и он был страшно зол на меня. Но, слава Господу, он сам получил по заслугам. Меня он просто выгнал с работы, ограбил и сжёг квартиру. Он меня тогда не зря в командировку посылал, за время моего отсутствия он всё подготовил. Но теперь он смотрит на мир через небо в клеточку, так что ему гораздо хуже, нежели было мне.
   -- Ну, может быть, конечно, что всё это дело рук твоего бывшего начальника, но и у нашей компании тоже, как говорится, рыльце в пушку. Так что попробовать стоит, и не просто стоит, но даже нужно пробовать!
   -- И как ты пробьёшься к своему Генеральному директору? Ты сам говорил, что это непросто.
   -- Ничего, пробьюсь, -- заверил Алёну Серову Анатолий Чесноков.
  
  

ГЛАВА 21

Дружба дружбой, а табачок врозь

  
   И Анатолий действительно пробился на приём к Твердохлебу, правда, только после того, как записался на приём по личным вопросам, и то дней через десять. Глеб Борисович принял его нормально, даже поинтересовавшись о том, как Чесноков себя чувствует, окончательно ли привык к своему протезу и не нужно ли ему какая-нибудь помощь.
   -- Помощь очень нужна, Глеб Борисович, но не мне, а одному близкому мне человеку.
   -- Что это за человек?
   -- Я сейчас расскажу вам, но это будет не двухминутный рассказ, времени побольше уйдёт.
   -- Ничего, как мне сообщили, сегодня на приём у меня записано немного людей, так что время у нас есть.
   И Чесноков в деталях рассказал всё о ситуации с Алёной Серовой.
   -- Да-а, дела, -- протянул Твердохлеб. -- Ты извини, Анатолий Васильевич, всё это делалось с моей подачи, конечно, но в детали я не посвящён. Но, я обещаю тебе, что я с этим делом разберусь в самое ближайшее время. Тебя устраивает такой мой ответ? Без деталей я ничего сейчас решать не могу.
   -- Я это понимаю. И ваш ответ меня устраивает, я вам верю. Спасибо вам.
   -- Да пока что не за что говорить мне спасибо.
   -- Тогда просто спасибо за то, что выслушали меня. До свидания!
   -- До свидания! Я тебе сообщу обо всём. Или не обязательно я, -- уже вдогонку уходящему Анатолию произнёс Твердохлеб.
   Назавтра с утра, немного разобравшись с текущими делами, он вызвал к себе Еву Фрейл.
   -- Ефросинья Николаевна, -- один только Твердохлеб называл Еву то её австралийским именем, то русским, -- вам знакома такая особа как... -- он скосил глаза в лежащую перед ним бумажку, -- Алёна Артуровна Серова?
   -- Хорошо знакома, Глеб Борисович, -- ответила Фрейл, но никаких встречных вопросов задавать не стала, не в её это было манере - начальство далее само всё скажет.
   -- Понятно. Расскажите, пожалуйста, мне о том, что с ней произошло перед слиянием "Афины" и "Козерога"?
   -- Её выгнали из фирмы "Козерог" и разорили.
   -- Это сделали мы или лично вы?
   -- Компания здесь ни при чём. Деньги, которые я платила ей за наушничество, так сказать, сняла с её счёта именно я. Но все деньги, до копейки, были переведены на счета детских домов. Но более я ничего не делала. Я знаю, по информации моего мужа Александра Степановича, что в отношении Серовой что-то замышлял Козаков.
   -- Тот, который заказывал киллера?
   -- Да.
   -- Тогда на него это действительно похоже. Я вам верю. Что касается денег, то вы правильно поступили, я и не сомневался, что вы не будете возвращать себе эти плохо пахнувшие уже деньги. В этом вы правы были. А в целом, вы довольны тем, что рассчитались с Серовой?
   -- Тогда была довольна.
   -- Тогда? А сейчас?
   -- А сейчас нет.
   -- Почему? -- удивился Твердохлеб.
   -- Я была неправа. В Библии написано: "Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете". Я не знала ранее этого высказывания. Кроме того, Александр Дюма отметил: "Кто мстит, иногда жалеет о совершённом; тот, кто прощает, никогда не жалеет об этом". Вот и я сейчас сожалею о совершённом.
   -- М-да, -- удивлённо произнёс Твердохлеб. -- Вот уж действительно - век живи, век учись. Я и не знал вас с этой стороны. Но это ещё больше на вас похоже. Да, я знал, что вы планируете наказать своих обидчиков, но при этом прекрасно понимал, что вы не кровожадны. Вы справедливы.
   -- Как и вы, Глеб Борисович.
   -- Ладно, сейчас не до любезностей. Да, ни вы, ни компания подлостью не занимались. Всё на совести того Козакова. Но молодая женщина здорово пострадала, и я отчасти чувствую свою вину, потому что я давал разрешение на эту операцию, так её назовём.
   -- А можно вопрос?
   -- Конечно. Пожалуйста, задавайте.
   -- А кто вам сообщил о Серовой?
   -- Анатолий Чесноков, со службы безопасности. Именно он был той подсадной уткой, которую ваш, наш Николай Бережной направил к Серовой.
   -- Интересно, -- улыбнулась Фрейл, -- значит, влюбился парень.
   -- Наверняка. А ваша Серова красивая женщина?
   -- Очень. Молодец парень, как заступается за свою любимую. Даже к вам пробился.
   -- Он не просто молодец, Ева Николаевна. Он вообще великолепный мужик, то, что надо мужик. Вы знаете, что он был в Украине? Оказывается, его Бережной отправил туда, вы помните, мы там как раз налаживали в Киеве работу нашего филиала. В общем, убрал его Николай подальше от глаз Серовой. Так вот, он там, в Украине потерял ногу. Не всю ногу, но нижнюю часть её, и сейчас он передвигается на протезе.
   -- Даже так? Я этого не знала, как не знаю и его самого. Николай тогда не сообщил мне его фамилию. Воистину молодец мужчина, заботится не о себе, а в первую очередь о близком человеке.
   -- Это ещё не всё. Я знаю, что вы не болтливый человек, а потому сообщу вам ещё кое-что. Я этого никому не говорил и не собираюсь больше никому говорить. Так вот, он пару месяцев назад пришёл ко мне с заявлением о восстановлении на работу. Рассказал, что был в командировке в Украине, где и был ранен. Я его, конечно же, спросил, что он делал в Украине так долго, ведь более трёх лет прошло. И знаете, что он мне ответил?
   -- Не могу знать. Даже сложно представить, как и где его ранило.
   -- Он мне ответил, -- Твердохлеб понизил голос, -- Стоял на Майдане и воевал за целостность Украины.
   -- Да вы что! Так и сказал?
   -- Именно так.
   -- Надо же. Я тогда целиком с вами согласна - вот это мужик так мужик. И не думаю, что он ещё об этом кому-нибудь говорил. Скорее всего, он открылся только вам.
   -- Я тоже склоняюсь к этой мысли. Ладно, давайте вернёмся к основной теме нашего разговора. Что будем делать с этой женщиной, так несправедливо обиженной? Тем более что вы её уже, как я понял, простили.
   -- Простила, конечно. Я уже ранее, ещё год назад думала о том, что с Серовой поступили не очень-то справедливо, хотя в большей степени и не мы лично. Но это не так уж важно. Вы правы, что и мы, а точнее лично я, виноваты. А потому ситуацию обязательно нужно исправить. Просто всё это время у меня до решения этого вопроса, извините, виновата, как-то руки не доходили. Но сейчас я этим обязательно займусь.
   -- Вы хотите вернуть её на работу к нам, точнее в "Козерог"?
   -- Если вы разрешите, то именно к нам. Боюсь, что в "Козерог" она не захочет возвращаться, там о ней может быть нелицеприятная слава. Кто захочет работать там, где на него постоянно будут косо смотреть, а за его спиной шушукаться? Я бы, например, такой славы не хотела.
   -- Это верно. Конечно, время сейчас тяжёлое, и мы с вами в начале года это уже обсуждали. Тут впору не принимать кого-нибудь на работу, а наоборот, увольнять часть персонала. Кстати, как раз к слову пришлось - как в том же "Козероге" обстоят дела с освоением земель Нечерноземья? Вы же наверняка осведомлены в этом вопросе лучше меня, имея прямую информацию от мужа.
   -- В целом, нормально, Глеб Борисович. Не обходится, конечно, порой без отдельных шероховатостей, но все вопросы постепенно решаются.
   -- Я немного в курсе, вижу ведь, что начали оформляться, и вроде бы успешно, строительно-сельскохозяйственные заказы, скажем так. А это означает что наш вариант, точнее больше ваш, начал неплохо работать. Хорошо, это выяснили. Возвращаемся к теме нашего разговора. Итак, этой женщине нужно обязательно помочь, поскольку наша вина всё же есть перед ней. Хорошо, я согласен - принимайте её на работу к нам. Я не знаю, какой из неё специалист, но три с лишним года мытарств любого человека умнее сделают. Занимайтесь этим, вам именно карты в руки. Я даю вам полный карт-бланш.
   -- Спасибо, Глеб Борисович. Я обязательно исправлю ситуацию.
   -- Я в этом и не сомневаюсь. Серову вы сами разыщете?
   -- Конечно. Через того же Чеснокова. Теперь я знаю, что у нас в компании есть такой человек.
   -- Отлично. Действуёте!

* * *

   После разговора с Твердохлебом, перед самым обедом Ева разыскала Николая Бережного.
   -- Коля, мне нужно встретиться с Анатолием Чесноковым. Передай, пожалуйста, ему, чтобы он зашёл ко мне в кабинет.
   -- Что тебя связывает с ним, Ева? -- поморщился Бережной. -- Мне кажется, что тебе не стоит иметь с ним дела.
   -- Спасибо за совет. Но решения о том, с кем мне иметь дело, а с кем нет, я принимаю сама.
   -- Я понимаю. Но мне не нравится этот Чесноков, не доверяю я ему.
   -- А раньше он тебе, по-моему, нравился. Ты же сам его заслал в "Козерог", точнее к той девице, которая стала потом нашим "кротом". Значит, тогда ты доверял ему.
   -- Тогда да, а сейчас нет.
   -- Почему?
   -- Скользким он стал после пребывания в Украине. Рассказывает, что ногу потерял, когда помогал ополченцам Донбасса, точнее, когда вёз им грузы. Но я чувствую, что это не так. Врёт он. А вдруг он воевал на стороне вооружённых сил Украины?
   -- А почему он должен врать? Что, такого не может быть?
   -- Может то может. Но у меня уже хорошо развита интуиция, и я чувствую, что здесь что-то не так.
   -- Во-первых, это всё твои домыслы. А во-вторых, какое тебе дело до того, где он был и чем занимался? Свою работу он выполняет нормально?
   -- Нормально. Но я всё равно не могу отбросить версию, что он сражался против нас.
   -- Против кого это против нас? Против россиян, что ли? Значит, ты не веришь Путину?
   -- Почему не верю? -- насупился Бережной.
   -- Ну, как же. Путин заявляет, что на Донбассе русских войск нет. А ты говоришь обратное.
   -- Ну, я имел в виду, что против ополченцев, они-то русские.
   -- А кто это тебе сказал, что они все русские? Там есть и русские, и украинцы, и молдаване, и казахи, и люди другой национальности. Так же, как и на основанной части Украины.
   -- Да я знаю это. Что ты меня всё время путаешь? Чесноков мог воевать именно против тех, кто отстаивает независимость Донецкой и Луганской республик.
   -- А какое тебе дело до этих республик? Они что, как и Крым, часть территории России?
   -- Ну, сейчас нет, но были когда-то.
   -- Кто тебе такое сказал?
   -- Все так говорят. Да вроде бы и в учебниках истории так написано.
   -- Все говорят, вроде бы написано... Не повторяй чужие выдумки, Коля. Хочешь всё знать точно - открой Интернет и зайди в Википедию, почитай там о том, о чём ты говоришь с чужих слов. Никогда Донецкая и Луганская области не были в составе России. Это я тебе говорю, а ты знаешь, что училась я хорошо. Если хочешь знать, то наоборот Кубань когда-то была территорией Украины. Но Украина-то не претендует на эту территорию.
   -- Ну, это ты уже загнула. Такого быть не может.
   -- Коля, я подозреваю, никогда тебя об этом не спрашивала, что учился ты в школе и в интернате не очень-то прилежно. Ты бы поинтересовался, откуда на Кубани целые поселения украинцев. Так вот, знай - ещё в конце 18-го века казацкий атаман Захарий Чепига организовал по обе стороны реки Кубани 42 шалаши, которые позже были переименованы на станицы. При этом казаки называли свои шалаши так же, как ранее на Запорожье: Батуринский, Каневский, Переяславский, Полтавский и тому подобные. А в 1794-м году над рекой Кубанью, на том месте, где был лагерем казацкий кош, основали город, который назвали в честь царицы Екатерины II, которая отдала эти земли запорожцам "в вечное обладание", - Катеринодар. И ещё один факт - Украина ещё в 1919-1928-м годах потеряла под нажимом России такие свои территории как Белгородщина, Стародубщина, - это северные уезды Черниговской губернии, - и Таганрожье, а это уже Ростовская область. Кроме того, некоторые части Украины отошли к Польше, Беларуси и Молдове - это Холмщина, Берестейская земля и Среднее Приднестровье. Историю нужно знать, Коля!
   -- Ева, ты мне столько всего наговорила! Я уважаю тебя, но, честно говоря, не очень верю в твои рассказы.
   -- А на слово и не нужно верить. Хочешь убедиться - проверь сам. Ладно, речь не об этом. Ты просто передай Чеснокову моё распоряжение.
   -- Я передам, конечно.
   -- Вот и прекрасно. А спорить с тобой на исторические темы я прекращаю. Не то мы снова поссоримся, как это было в прошлом году.
   А такое действительно было. Ева сейчас вспомнила тот свой яростный (скорее со стороны Бережного) спор в средине августа прошлого года со своим земляком и другом.

* * *

   Бережной и Фрейл и в самом деле здорово поспорили и чуть даже не поругались в средине августа 2014-го года, ненароком затронув тему ситуации на Украине - Ева чуть более месяца назад вышла на работу после ухода за ребёнком. А в то время, вдобавок к работе её голова была ещё забита и помыслами о Юрии Шемякине и Эльвире Фёдоровой. Шёл тот самый неудачный для Евы месяц. В сопредельном государстве к этому часу давно уже, ещё в апреле временная тогда власть страны (сейчас уже имелась законно избранная) издала Указ о проведении антитеррористической операции на востоке государства, и бои с боевиками так званых ЛНР и ДНР сейчас шли упорные. До этого времени у Евы и Николая никогда не было особых споров, Николай всегда прислушивался к словам своей землячки, и безукоризненно выполнял её распоряжения или просьбы. Что касается распоряжений и просьб, то эти пункты и сейчас выполнялись Бережным без каких-либо споров. Но вот что касается ситуации в Украине... то здесь споров хватало. Бережной, как бывший армеец, а сейчас вообще заместитель начальника службы безопасности компании за долгие годы привык подчиняться командам, или отдавать их. Он не представлял своей работы, а возможно, и жизни без чётких, регламентирующих всё положений. Он привык к порядку и дисциплине. Что же касается их великого государства, то он считал, что порядок в нём поддерживается именно благодаря Владимиру Владимировичу Путину. И он не мог себе этого представить, у него такое в голове не умещалось, что Путин может сказать что-либо не так. По его представлениям Путин был всегда прав, руководитель страны не может быть не прав. Путин это настоящий руководитель страны, не то, что разные там брежневы, горбачёвы и ельцины. Бережному импонировало то, что Путин человек военный, и не просто военный, а бывший кагебист. А все предыдущие руководители государства были сугубо штатскими, хотя они и считались Верховными главнокомандующими. Вот Путин - это истинный Главнокомандующий Вооружёнными силами Российской федерации, как человек военный. Тогда, случайно затронув тему Украины, Бережной выдал Еве такую фразу:
   -- Чего этим бендерам неймётся? В начале года съехались в Киев с западной Украины, и давай воду мутить. Даже когда своего законно выбранного Президента выгнали, всё равно на своём Майдане никак не могли уняться. А то киевляне сами не могли бы разобраться, без них. А теперь из-за них вообще война идёт.
   -- А с чего ты взял, что в Киев приехали жители только западных областей? А из других областей, да и самих киевлян, ты считаешь, там, на Майдане я имею в виду, не было?
   -- Наверное, были провокаторы и из других областей, но немного. Да и сами киевляне тоже, наверное, были. Но, они, скорее всего, просто из любопытства ходили поглазеть на этот Майдан.
   -- М-да, ну и суждения у тебя. Ты вот произнёс слово бендеровец, правильно я его повторила?
   -- Правильно, и что?
   -- А откуда оно произошло, ты хоть знаешь? Или бы думаешь, что сказанное тобой слово бендеровец имеет корни, связанные с Остапом Бендером? Ведь некоторые именно так думают.
   -- Я не такой уж тупой, а потому знаю. Ну, ясно откуда оно пошло - от Бендеры, яростного националиста.
   -- Коля, этого националиста, как ты сказал, на самом деле фамилия Бандера, Степан Андреевич Бандера. Сразу понятно, что ты о нём ничего не читал, а только воспринимал всё на слух.
   -- А на кой он мне нужен, этот предатель, который сразу начал воевать вместе с фашистами против нас.
   -- Сразу начал воевать против нас... Ну и ну. Довожу до твоего сведения - Степан Бандера после нападения Германии на СССР, после захвата фашистами западных земель был вместе с другими деятелями украинского националистического движения арестован немецкими оккупационными властями за попытку провозглашения самостоятельного Украинского государства и помещён под стражу, а позднее, в 1942-м году отправлен в концлагерь Заксенхаузен. И отпустили его немцы только в 1944-м году.
   -- Ага, но отпустили же!
   -- Отпустили, совершив, наверное, для себя ошибку.
   -- Почему это ошибку?
   -- Да потому что на той же Западной Украине тот стал выступать не только против "советов", так ОУН называла советскую власть, но и против тех же немцев и поляков - Армии Крайовой. Последняя работала, так сказать, на два фронта - боролась против немцев и одновремённо против украинских националистических формирований, занимаясь при этом даже этническими чистками украинского населения. Что касается Бандеры, то его формирования, как и организация украинских националистов, боролись именно за независимость Украины. Им, так же как и Украинской повстанческой армии, УПА, возглавляемой Романом Шухевичем, не нужны были ни СССР со своими "советами", ни фашистская Германия. ОУН УПА воевала с оккупантами всех мастей - от фашистов до коммунистов, при этом на своей территории; её воины оправданы даже Нюрнбергским трибуналом. Такие вот дела, Николай.
   -- Это всё ложь! Бендеровцы, -- взвился Бережной, всё так же через букву "е" называя соратников Степана Бандеры, -- в той же Западной Украине убивали своих же мирных жителей.
   -- Ой, Коля, Коля. Опять ты пользуешься слухами. После развала СССР рассекретили некоторые архивы КГБ. И вот в них как раз обнаружилось, что провокации с расстрелом мирных людей на той же Западной Украине устраивали спецслужбы КГБ - спецотряды госбезопасности, замаскированные под УПА. Делали они это для того, чтобы местное население не поддерживало повстанцев, чтобы у мирного населения нарастала злоба против своих сограждан.
   -- Это чушь! Как ты можешь такую ерунду нести?! -- уже просто разъярился Николай, -- ты клевещешь на наши правоохранительные органы, ты клевещешь на нашу Родину! Где ты этого набралась, да ещё проведя свои юные годы в Печорах? Я там такого никогда не слышал.
   -- О! Ты уже просто хамишь, Николай. Ты не можешь спорить интеллигентно, ты орёшь, но никаких своих доводов не приводишь. Что же касается Печор, то ты просто там ничего не слушал, или не хотел слушать. Да, о провокациях спецслужб я узнала, конечно, позже. Но вот про УПА, ОУН, так же, как и о "Лесных братьях" Прибалтики, как раз в Печорах много говорилось. Ведь наша область долгое время входила в состав Эстонии. Или ты этого тоже не знаешь?
   -- Слышал что-то, -- недовольно буркнул Бережной. -- И всё равно, это ты не в Печорах такого наслушалась, а в своей Австралии.
   -- Нет, мне там не до этого было. Но в одном ты прав - я так рассуждаю, потому что побывала в другой стране, на другом континенте. А твои ничем не подтверждённые слова, крики являются производной того, что ты нигде кроме России не был. У тебя не с чем сравнивать жизнь в России и в цивилизованных странах. А у меня была такая возможность, поэтому я знаю, что говорю.
   -- А Россия что, не цивилизованная страна?
   -- Отчасти цивилизованная, но она не демократичная.
   -- Это почему ещё? Как раз демократичная.
   -- Ты прав, я не так немного выразилась, -- улыбнулась Фрейл, -- она, может быть, и демократичная - но только иногда, в отношении народа для запудривания ему мозгов и заискиванием перед очередными выборами, но никак не демократическая. Хоть здесь ты разницу улавливаешь.
   -- Что хрен, что редька. И почему же она не демократическая, как ты говоришь?
   -- А какая может быть демократия при таком авторитарном режиме?
   -- Почему авторитарном? У нас есть независимые высшие органы власти.
   -- На бумаге они действительно значатся как независимые. А кто принимает все решения? - только самолично Путин.
   -- Не выдумывай! Есть, например, Совет Федерации России, он принимает большинство решений.
   -- Я прекрасно осведомлена о таком органе, во главе с Валентиной Матвиенко. И какие решения эта марионетка в руках Путина самостоятельно принимает, ведь именно он за все верёвочки дёргает? Вот тебе последние примеры. Сказал Путин, чтобы ему дали разрешение на проведение военных операций против Украины - Совет Федерации тут же дружно проголосовал за это. Без всяких дебатов, без вопросов о том, зачем Путину может понадобиться агрессия против братского народа. Один, всего лишь один депутат проголосовал против, и его тут же лишили депутатского мандата. И это демократическое государство? Затем сказал Путин, что нужно отменить это решение - так же дружно отменили. И это не авторитарное государство?
   -- Ева, что ты постоянно нападаешь на нашу страну, на наш народ? А народ-то живёт хорошо, и всем доволен, и нашим правительством тоже.
   -- Ты в этом так уверен? А ты знаешь, что бытует такое выражение: "За МКАД жизни нет"? -- МКАД - московская кольцевая автомобильная дорога. -- Москвичи шутят, что где-то недалеко за МКАДом твердь земная обрывается во тьму. Там уже Замкадье, которое полностью состоит из степей, лесов, полей и рек, а также городов, болот, деревень и тюрем. Везде можно встретить грязь, лужи, бомжей, но зато полностью отсутствует разрушительная для духовности цивилизация. Да, это шутка, горькая шутка, но в каждой шутке есть только доля шутки. Некоторым вообще непонятно, за счёт чего там люди ещё живут - денег нет, работы нет, многие предприятия закрываются. Но зато в наличии имеется беспробудное пьянство.
   -- Не думаю, что там так уж всё плохо. Может быть, в каком-нибудь хуторке люди и живут бедновато, но в основном нормально.
   -- Коля, ты так говоришь, потому что за последние полутора десятка лет вряд ли из Москвы выезжал. А стоило бы хоть изредка бывать в глубинке. Ты для интереса сравни уровень зарплат по центральному федеральному округу и за его пределами. В Интернете такие данные имеются. И тебе сразу всё станет понятно.
   -- А то ты так уж много по этой глубинке разъезжаешь?
   -- Не много, но иногда езжу. Я пару раз была в тех же Печорах, а потому знаю, о чём говорю.
   -- Ой, не всё у нас так уж плохо, как ты, Ева, это изображаешь, -- отмахнулся Бережной. -- Пусть я и не очень много читаю, но телевидение-то я смотрю.
   -- Вот! Именно - ты сам признался, что не читаешь ничего, а только смотришь телевизор. А там сплошь и рядом в информационных программах одна пропаганда. А остальное - только развлекательные передачи, до тошноты примитивные и глупые.
   -- Какая ещё пропаганда?
   -- Обыкновенная, которую ты принимаешь за реальность. Восхваление Путина, правительства России, хорошей жизни граждан страны наряду с очернением Украины, раздражение и злоба в адрес США и европейских стран и тому подобное.
   -- Не выдумывай! Там правду говорят, может быть, иногда и перегибают палку, но в основном всё верно. Ладно, это всё политика, а чего ты ещё и на развлекательные передачи нападаешь? А то ты их не смотришь?
   -- Стараюсь не смотреть, только они сами постоянно в глаза лезут, поскольку ничего другого нет.
   -- Но ведь нужно же людям отдыхать, развлекаться. Что им ещё смотреть?
   -- Вот-вот, одни развлечения. Хлеба и зрелищ! Зрелищ предостаточно, а вот с хлебом, в более расширенном его смысле, всё хуже становится. Реальную еду заменяют духовной, самого низкого качества.
   -- Телевизор есть телевизор, или телевидение. Там всему уделяется место.
   -- Да, только место там в последнее время уделяется именно развлекухе, придумали даже такое жаргонное слово. А ты знаешь, что некоторые россияне сами говорят о том, что если в России, к примеру, отключат телевизор, то на второй день начнётся революция. И не потому, что исчезнет кремлёвская пропаганда, а потому, что развлекуха пропадёт.
   -- Зато у нас Майдана нет, как в Украине. Беспорядков, войны нет.
   -- А в России Майдан и не возможен.
   -- Вот в этом я с тобой полностью согласен. У нас народ не такой.
   -- А какой это не такой?
   -- У нас народ не допустит Майдана, бунта какого-либо.
   -- Да, а как же ранее, сто лет назад допустили бунт в России?
   -- То была революция.
   -- Вот теперь я тебе отвечу твоими же словами: "Что хрен, что редька - всё одинаково, и то, и другое не так уж сладко". Правда, и революция революции рознь. Всё зависит от того, на что направлены усилия этой революции.
   -- Тогда революция была направлена на благое дело.
   -- Благими намерениями, Николай, вымощена дорога в ад. И так оно на самом деле и произошло - десятки миллионов загубленных человеческих жизней, причём невинных жизней.
   -- Да, это так, и это было. Но, в любом деле, наверное, не обходится без издержек.
   -- Хороши издержки! Ну, да ладно о погубленных жизнях. Ты вот говорил о том, что в России Майдан невозможен. И это верно, но только потому, что сознание большинства людей ещё не доросло до уровня Майдана, мозги у них запудрены. А ты знаешь, радиостанция "Эхо Москвы" не так уж давно провела опрос своих слушателей по теме возможности или невозможности Майдана в Москве, в России. И один из ответов был очень любопытным, и я считаю его очень даже верным. Он был таков: "Не будет в России майдана! Будет бунт, как всегда, бессмысленный и беспощадный. Вы ещё Украине с её майданом позавидуете". Вот так-то, Николай Викторович.
   В общем, год назад Фрейл здорово поспорила с Бережным. Но их спор ни к какому общему знаменателю так и не был приведен - каждая из сторон осталась при собственном мнении. Поэтому в дальнейшем Ева старалась в беседах с Николаем не поднимать вопросов, связанных с ситуацией в Украине. И вот сегодня это получилось как-то спонтанно, да и не могла эта темы не быть затронутой, коль речь шла о человеке только-только вернувшимся из Украины. И вновь понимания между земляками нет. Да, Ева с Николаем были земляками и даже больше - друзьями. Но, как говорится, дружба дружбой, а табачок врозь. Друзья друзьями, но мышление у каждого были разными - нередко бывает и так.

* * *

   Бережной выполнил просьбу, или распоряжение Фрейл - буквально минут через десять после окончания обеденного перерыва раздался стук в дверь кабинета мадам Фрейл. Через несколько секунд дверь приоткрылась, и на пороге появился какой-то мужчина лет тридцати пяти. Это и был, как поняла Ева, Анатолий Чесноков.
   -- Разрешите, Ева Николаевна? -- спросил он.
   -- Проходите, присаживайтесь, Анатолий Васильевич.
   -- Я вас слушаю, Ева Николаевна, -- произнёс он, присев на один из стоящих стульев рядом со столом Фрейл. -- Зачем я вам понадобился?
   -- Только по одному вопросу. Нет, даже по двум, первый - для знакомства с вами, как я уже наслышана, вы очень интересный мужчина.
   -- Кто это вам сказал? Я обычный мужчина, рядовой сотрудник службы безопасности.
   -- Ну, не совсем это так. Но, не будем об этом. А вот второй вопрос и есть основной. Я хочу попросить, чтобы вы устроили мне встречу с Алёной Серовой.
   -- Это распоряжение?
   -- Нет, скорее именно просьба.
   -- А кто вам сказал об Алёне?
   -- Ну, мы с ней знакомы, и вы это прекрасно знаете.
   -- Простите, но откуда такая осведомлённость?
   -- Анатолий Васильевич, если вы будете постоянно, как ёж сворачиваться в клубок, выставляя свои иголки, то конструктивного разговора у нас с вами не получится. Могли бы и сами догадаться, что о вас и о Серовой меня проинформировал Глеб Борисович.
   -- М-да, вы правы. Значит, -- удивлённо взглянул Анатолий на госпожу Фрейл, -- и обо мне вам Глеб Борисович всё рассказал?
   -- Не знаю, всё или не всё... Да и не имеет это сейчас никакого значения. Вот уж не думала, что такой прямой человек как вы, будете юлить и отвечать вопросом на вопрос. Вы так и не прореагировали на мою просьбу о Серовой.
   -- А зачем вам Алёна?
   -- Опять одни вопросы. А ответ таков - потому что судьбу Алёны буду решать именно я.
   -- Вы?! Вот даже как, -- было видно, что настроение Чеснокова заметно ухудшилось.
   -- Да, так. А вам это не нравится? Я понимаю, вы считаете, что Глеб Борисович хороший мягкий человек, а вот я не такой хороший и не такой мягкий.
   -- Я этого не говорил.
   -- Не говорили, но наверняка подумали. Да ещё тоже наверняка зная о том, что я к Серовой ранее особой симпатии не испытывала. Какой же вы подозрительный человек. А впрочем, так оно и должно, наверное, быть, вы же из службы безопасности - там недоверие, осторожность и подозрительность не являются негативными качествами человека. Мой друг Николай Бережной обладает теми же качествами, -- наконец-то вновь улыбнулась Фрейл.
   -- Бережной ваш друг? -- вообще изумился Анатолий.
   -- Да, земляк и друг. Сейчас я уже могу говорить о том, что я росла с Николаем в одном городе. В Австралию я значительно позже попала.
   -- Ясно. Значит... -- Чесноков запнулся.
   -- Договаривайте, Анатолий Васильевич, -- в отличие от собеседника продолжала улыбаться Фрейл. -- Вы хотели сказать, что, значит, и разные команды Бережному тоже давала Ева Фрейл?
   -- Ну, это вполне возможно.
   -- Да, возможно. И я вам даже больше скажу, чтобы между нами не было недоразумений - именно я давала команду Бережному в отношении Серовой, а, значит, и в отношении вашего в этом участия.
   -- Алёна догадывалась об этом, -- уже совсем угрюмо протянул Чесноков.
   -- Анатолий Васильевич, это всё в прошлом. Поверьте мне на слово, никакого плохого решения по вопросу Алёны Серовой я принимать не буду. Я, наоборот, хочу исправить ситуацию. Вы мне верите?
   -- Вы знаете, как это ни странно, но почему-то верю. Вы прямой, открытый человек, а такие люди своё слово обычно держат. Но почему вдруг такая перемена?
   -- Это не вдруг. Для подобных перемен мне потребовалось немало времени. Так вот, почему такая перемена. Писатель Эмиль Ажар, он же уроженец Российской империи Роман Кацев вот что сказал: "Если есть что-то непростительное на свете, так это неумение прощать". Вы поняли? Я научилась прощать, вот только простит ли меня сама Алёна Серова?
   -- Я всё понял, Ева Николаевна, -- уже значительно бодрее протянул Анатолий. -- Что касается Алёны, то сейчас это уже совсем другая Алёна.
   -- Я догадываюсь об этом, потому-то и принимаю участие в решении её вопроса. Так вы устроите мне встречу с вашей подругой.
   -- Конечно. Когда и где?
   -- Выбор за Алёной. Не хочу ей ничего навязывать, поскольку я и так виновата перед ней. Только вот что, Анатолий Васильевич, ничего не говорите ей о нашем с вами разговоре, я имею в виду его расширенную последнюю часть.
   -- Почему?
   -- Пусть Серова принимает решения самостоятельно и без какого-либо давления извне. А, как вы понимаете, всякая излишняя информация оказывает своё воздействие на принятие человеком решений.
   -- Я вас понял, Ева Николаевна. Тогда и я вас очень попрошу - обращайтесь, пожалуйста, в дальнейшем ко мне без моего отчества. Так же, как Вы обращаетесь, или говорите об Алёне.
   -- Договорились.
   -- Спасибо вам, Ева Николаевна.
   -- Я ещё ничего не сделала.
   -- Да, это так. Но я уверен, что действия ожидаются впереди.
   Выходил Чесноков из кабинета Евы Николаевны Фрейл теперь уже очень ободрённый, обнадёженный и даже с некой улыбкой на устах. Он поверил этой женщине. Да, Ева была права в том, что в компании многие считали Еву Фрейл излишне строгой и категоричной дамой. Хотя никто не мог сказать, что она несправедлива и к кому-либо относится чересчур придирчиво. Примерно то же самое отрыл в чертах её характера и Анатолий, он теперь понял, что ожидать от Фрейл какой-нибудь "подлянки", как выражалась Алёна Серова, сейчас явно не стоит.
   Вернувшись к себе в отдел, Анатолий тут же позвонил Серовой:
   -- Алёна, привет! Я к тебе сегодня вечером заскочу.
   -- Привет, Толя! Хорошо, буду ждать.
  
  

ГЛАВА 22

Вот так вечер!

  
   У Чеснокова и Серовой были сейчас на посторонний взгляд довольно странные отношения. Анатолий в последнее время часто бывал в квартире Серовой, но ни разу не оставался на ночь. Не набивался на это Анатолий, и пока что не предлагала такого Алёна. У них были неплохие, даже, наверное, уже хорошие отношения, но как бы просто дружеские. Это была некая выжидающая, а возможно, и определяющая для обеих пауза. Никогда не была в квартире Чеснокова и сама Алёна, она даже не знала, где он живёт. Да Анатолий и не приглашал её, понимая, что, пусть и вежливо, но она откажет ему в этом. Ранее Серова знала, часто бывая там, точный адрес квартиры (как потом та оказалось съёмной) Виктора Смирнова, но никак не конспиратора Чеснокова.
   Анатолий приехал к Алёне около семи часов вечера - особо спешить было некуда, да и не было у него в отличие от его подруги своей личной машины. А добираться из другого района столицы общественным транспортом дело не такое уж и быстрое.
   -- Ну, что, Толя, у тебя какие-то новости? -- сразу же спросила его Серова.
   -- Новости есть.
   -- Ты снова разговаривал со своим Генеральным директором? -- вчера в этом же месте и примерно в это же время Чеснов рассказал Алёне о своём разговоре с Твердохлебом.
   -- Нет, на сей раз не с Генеральным, а с одним из его заместителей.
   -- И кто это был? Я, правда, не знаю ваше руководство. Но человек-то влиятельный?
   -- Влиятельный. Я разговаривал с Евой Фрейл.
   -- С Евой Фрейл?! -- ужаснулась Алёна. -- Но это же гиблый номер. Она никогда ничего хорошего вашему Генеральному директору обо мне не скажет.
   -- Она не будет ему вообще ничего говорить, она будет решать твой вопрос сама.
   -- Тем более! Ну и хорошие же новости ты принёс, -- удручённо покачала головой Алёна. -- Только хорошие в кавычках.
   -- Не спеши так думать. Она хочет встретиться с тобой.
   -- Зачем?!
   -- Как зачем, чтобы поговорить о работе.
   -- Это она тебе такое сказала, и ты ей поверил?! Она же хочет в очередной раз просто унизить меня.
   -- Алёна, я тебе говорил, что ты за последнее время здорово изменилась, причём в лучшую сторону. А как ты сама считаешь - ты изменилась или нет?
   -- Скорее всего, изменилась. Но мне самой сложно судить.
   -- А почему ты можешь измениться в лучшую сторону, а Ева Фрейл не может?
   -- Ах, вот ты о чём. Значит, ты ей поверил?
   -- Поверил. Я с ней первый раз беседовал с глазу на глаз, но я ей поверил. Она хороший честный человек.
   -- Честный, -- фыркнула Серова. -- Почему же тогда этот честный человек в "Козероге" шарахался от меня как от чумной?
   -- Алёна, признайся, не мне, а самой себе - а ты в то время была таким уж классным специалистом?
   С ответом у Серовой произошла какая-то заминка. Видно было, что она сначала хотела что-то сказать, но тут же передумала. Наконец, после значительной паузы она тихо произнесла:
   -- Ну, хорошо, может быть, ты и прав. Но я всё равно не верю Фрейл.
   -- А ты пересиль себя и поверь. Если бы она хотела тебя унизить, то зачем ей встречаться с тобой с глазу на глаз? Что ей даст, если вы просто наговорите друг другу гадостей?
   -- А она хочет говорить со мной с глазу на глаз? -- удивилась Серова.
   -- Да, -- коротко ответил Чесноков.
   -- Странно, -- задумчиво протянула Алёна, а потом спросила. -- А когда и где она предложила встретиться?
   -- Она возложила миссию определения места и времени встречи на тебя.
   -- Даже так?! Интересно. И где же мне с ней встречаться?
   -- Да где захочешь. Хоть и здесь, на своей так сказать территории.
   -- Нет, у себя дома я не хочу с ней встречаться. Это мой мир, и нечего в него лезть Еве Фрейл.
   -- Хорошо, выбирай сама, где вы встретитесь. Сейчас зима, а потому встречаться на свежем воздухе не очень-то рационально. Толком не поговорите, а только замёрзните.
   -- Это я понимаю. Тогда где? - остаётся только кафе или ресторан.
   -- Ну, ресторан дороговатое удовольствие. Да и встречаются в ресторане обычно для празднования какого-либо события, а не для деловых встреч, тем более, не зная, чем эта встреча закончится. Конечно, в ресторане также обмывают удачную сделку или успешное разрешение какого-либо вопроса. Но вы-то пока что только будете обсуждать этот вопрос. Так что остаётся, наверное, именно кафе.
   -- Так оно, скорее всего, и есть. И какое кафе мне выбрать?
   -- А вот это уже чисто твой вопрос, точнее его решение. Выбирай любое, какое тебе больше нравится. В Москве тысячи кафе, но вы-то обе на машине, так что легко доберётесь в любую точку столицы.
   -- О, я придумала! А давай я встречусь с ней в том кафе, в котором мы с тобой познакомились. Приятные воспоминания, да и кафе мне знакомо, я там раньше не раз бывала.
   -- Почему бы и нет. А воспоминания и в самом деле приятные?
   -- Приятные, Толя. Признаюсь тебе в этом. Ты человек хороший, хотя было время, когда я так и не думала. Хорошо, тогда я встречусь с Фрейл именно в этом кафе. В шесть часов вечера. Работа окончится, а затем пока то, пока сё - раньше, наверное, не успею, даже на машине.
   -- Ну и прекрасно. Нормально всё, время, не смотря на зимние сумерки, ещё детское. Так что наговориться успеете.
   -- Не знаю, будет ли у нас долгий разговор.
   -- А это и не важно, лишь бы он был конструктивным. А он таким будет, я в этом уварен.
   -- Твоими устами мёд бы пить. А вот я в этом не уверена.
   -- Так, хватит гадать на кофейной гуще. Завтра к ночи всё проясниться. Или ты не завтра хочешь встречаться с Фрейл?
   -- Завтра, зачем тянуть.
   -- Ну и правильно. Итак, мне сообщать Фрейл, что ты встречаешься с ней в 18:00 в выбранном тобой кафе?
   -- Сообщай, -- уже бодрым голосом ответила Алёна.
   Серова поговорила с Анатолием ещё на другие темы, затем, она, не спеша, приготовила ужин, они поужинали, вновь поговорили о разных пустяках, не касаясь ранее обсуждаемой темы - как бы ни сглазить. В итоге Чесноков впервые за всё время остался ночевать в квартире Серовой, причём это предложение поступило от хозяйки квартиры. Наверное, срок выжидающей паузы уже завершился, и эта пара уже решила, что у них есть общие точки соприкосновения. И каждый из них втайне, не говоря это вслух, надеялся, что так будет продолжаться вечно.

* * *

   Алёна приехала в знакомое ей кафе без десяти минут шесть. Фрейл в поле зрения пока что не было. Серова подумала о том, что, возможно, та в этом кафе никогда не была (так оно и было на самом деле), а потому ей сложнее его отыскать. Алёна начала изучать принесенное официантом меню. Но делала она это скорее просто из интереса, потому что заказала всего лишь две порции кофе, одну ей сразу, а вторую - когда подойдёт её подруга, так она предупредила официанта и даже попросила провести подругу к её столику, если эта вымышленная подруга не сразу заметит Серову. Конечно, Алёна здорово погрешила против истины (правда, официанту это было неведомо), потому что Серова и Фрейл никогда подругами не были, ощущая обоюдную неприязнь друг к другу. И в отношении Фрейл это ещё мягко было сказано, вот только Серова пока что об этом ничего не ведала. Но возраста они были примерно одного, - Алёна всего лишь на год была старше Евы, - а потому для официанта встреча как бы двух сверстниц должна была показаться обычным делом. Вот только Алёна не могла пока что предположить, какой на самом деле будет беседа - действительно дружеская или совсем даже наоборот. И она очень опасалась за второй вариант.
   Но пока Серова изучала меню, беседовала с официантом и просто размышляла, появилась и сама Фрейл. Она, очевидно, осмотревшись, тотчас увидела Серову (а внешне та как раз не очень изменилась), да и народу в кафе было мало (будний день), и уже направлялась к столику, за которым сидела Алёна. Одета Фрейл была довольно изыскано, но без излишеств, наряд же Серовой был поскромнее. Подойдя к столику, Ева прежде всего поздоровалась, и только тогда опустилась на вежливо пододвинутый официантом стул:
   -- Добрый вечер, Алёна Артуровна! -- работая ранее в фирме "Козерог" женщины обращались друг к другу по имени отчеству и на "вы".
   -- Здравствуйте, Ева Николаевна! Я вам уже заказала кофе, его, наверное, сейчас принесут, -- Алёне официант поставил кофе на стол почти одновремённо с приходом Фрейл.
   -- Спасибо. И за кофе, и за то, что откликнулись на мою просьбу.
   -- Не за что, -- коротко ответила Серова.
   Конечно, такой короткий ответ вовсе не способствовал налаживанию беседы, а Серова чувствовала, что и Фрейл пока что не может нащупать верную линию беседы. Но Алёна и не пыталась той помочь это сделать - сама, мол, Фрейл пригласила её, сама пусть и выкручивается. Да, Серова за прошедшее время здорово изменилась в лучшую сторону, но так резко поменять все черты своего характера редко кому удаётся, вот и у Алёны ещё остались некоторые не совсем вежливые чёрточки.
   -- Я пригласила вас, чтобы поговорить о вашей работе, -- продолжала между тем Фрейл. -- Расскажите, пожалуйста, где и кем вы сейчас работаете, и где работали до того. Я знаю, что вы сменили ряд мест работы, но не знаю конкретно, каковыми они были.
   Серова не очень уж детально, но и без значительных сокращений рассказала Фрейл о том, в каких организациях она работала и где работает сейчас.
   -- Понятно, -- протянула после её рассказа Ева Николаевна, -- и я догадываюсь, что должностной оклад у вас сейчас не очень-то высокий.
   -- Мне на жизнь хватает, -- резковато ответила Алёна, но тут же вовремя спохватилась. -- Конечно, на то, чтобы жить довольно скромно, -- но шпильку в адрес собеседницы, всё же, не преминула отпустить. -- Нарядов, подобных вашему, я себе не могу позволить покупать.
   Как же странно устроены женщины! Серова прекрасно понимала, что от её поведения в беседе может зависеть её будущее, но, тем не менее, сдержать себя не могла. Это не было хамством, такими фразами сколько угодно обмениваются действительно подруги, но вот некоторым вызовом это, всё же, было. Да, Алёна осознавала это, но ничего с собой поделать не могла. И дело было не в том, что её характер, мол, мало ещё изменился. Он как раз здорово изменился, но дело было не в характере, а в женской сущности. Женщины даже с ангельским характером иной раз такие шпильки могут отпускать в адрес не особо приятных им особ, и особенно соперниц. Фрейл вроде бы и не была для Серовой соперницей, но у той почему-то именно такое чувство было на душе. Но это чувство, всё же, было чуть-чуть верным, они были как бы соперницами по работе - обе по специальности менеджерами, да ещё и практически одного возраста. И Фрейл, наверное, хорошо поняла чувства Серовой. Она улыбнулась и спокойно произнесла:
   -- Всему своё время, Алёна Артуровна.
   И, как это ни странно, эта простая, отнюдь не злорадная улыбка Фрейл и её фраза как-то сразу разрядили обстановку, сняли ощущавшееся напряжение в беседе.
   -- Извините меня за мою непроизвольную резкость, -- вырвалось у Алёны, хотя до того она подобных слов произносить и не собиралась.
   -- Ничего, я понимаю. Всё нормально.
   -- Ева Николаевна, вы назначили мне встречу, чтобы только расспросить меня о моей работе?
   -- Не только. Я просто должна была узнать о вашей работе, это была неизвестная для меня страница в вашей жизни.
   -- А остальные страницы вам известны?
   -- Почти что так. Я знаю о ваших трудностях в последнее время, а до того не просто трудностях, а и о бедах.
   -- Даже так! И откуда вы это знаете? Впрочем, кому же не знать о бедах сотрудницы фирмы "Козерог", как компании "Афина", которая фирму успешно скушала, и не подавилаcь.
   -- Главное, чтобы сотрудники "Козерога" не давились, а регулярно и вкусно питались. И мне кажется, что это выполняется. Жалоб пока что не поступало.
   -- Я это знаю. Извините, просто во мне немного говорит обида.
   -- Я понимаю вас. Вы натерпелись немалых лишений, а потому я хочу перед вами извиниться. Вот только не знаю, простите ли вы меня.
   -- А за что мне вас прощать?
   -- За то, что именно с моей подачи Анатолий Чесноков познакомился с вами, со всеми вытекающими от этого знакомства последствиями.
   -- С вашей подачи?! Значит, именно вы?! Я чувствовала, что вы каким-то образом причастны к этой истории. Но чтобы вот так, напрямую... Этого я не ожидала.
   -- А вы здорово-таки изменились, Алёна Артуровна, -- покачала головой Фрейл. -- Раньше после таких моих заявлений вы бы кинулись мне глаза выцарапывать, а вы только горько рассуждаете. Ещё раз прошу у вас прощения.
   -- А Чесноков знает о вашей участи в этом деле?
   -- Знает, со вчерашнего дня.
   -- А почему же он мне ничего не сказал?
   -- Я его об этом попросила.
   -- Зачем?
   -- Чтобы вы все свои эмоции выплеснули здесь, непосредственно на меня. Зачем мне было портить вам вечер, ночь, да и весь сегодняшний день. Вы это и так узнали сейчас. Лучше уж сразу и без подготовки, поскольку подготовка принесла бы вам только лишние слёзы. Но вы стойкая женщина, этого я даже не ожидала.
   -- Меня такой жизнь сделала.
   -- Прекрасный ответ, не так давно и я точно так же говорила. Жизнь отличный учитель.
   -- И вы пришли сюда только для того, чтобы сказать мне это, и ещё извиниться?
   -- Не только. Но не просто извиниться, а попросить у вас прощения.
   -- А разве это не одно и тоже?
   -- Нет. После извинения, чаще всего говорят: "Да ладно, всё это ерунда. Забыли". А прощение оно и есть прощение. Очень важно иногда именно простить человека, причинившему тебе боль. Причём не физическую, та переносится легче, а душевную. И в этом случае вы вряд ли скажете: "Пустяки. Забыли". Вот и я прошу у вас именно прощения, хотя и знаю, что простить меня трудно. Правда, я должна сказать, что к ограблению и поджогу вашей квартиры ни я, ни компания "Афина" никакого отношения не имеют. Но я понимаю, что это слабое оправдание.
   -- Я догадывалась, что с моей квартирой так поступили не вы, а Козаков. И Анатолию я это говорила. Так что вашим оправданиям я верю. Я понимаю, что эта "подстава" меня была продиктована желанием разорить фирму "Козерог", точнее подчинить её себе. Это обычный бизнес, хотя и довольно жестокий. А потому у меня сейчас уже нет на вас особых обид. Не вы, так кто-нибудь другой. И в отношении меня то же самое, на моём месте мог быть и другой человек.
   -- Я не хочу юлить перед вами, и не хочу, чтобы вы меня прощали только потому, что это была как бы некая случайность. Это не совсем так, Алёна Артуровна. Случайности не было. Всё было целенаправленно. Я понимаю, что своим признанием резко снижаю шансы на ваше прощение, но лгать вам не хочу. Что будет, то и будет.
   -- Даже так. Значит, целенаправленно? Хм, странно, но у меня всё равно злости нет. Я вот только не пойму, почему именно я? Неужели только потому, что я была неважным работником при вашем руководстве отделом? Да, я это сейчас признаю, и даже Чеснокову в этом призналась. Но это же не причина для такой "подставы".
   -- Была и другая причина.
   -- И какая же?
   -- Вы это узнаете позже. А сейчас я хочу услышать ваш ответ по поводу прощения. После этого мы поговорим о вашей работе, будущей работе.
   -- А мой ответ может повлиять на вопрос о работе?
   -- Никоим образом! Я даю вам слово. Вы сейчас можете сказать, что вы будете ненавидеть меня всю жизнь, но от этого принятие моего решения ничуть не изменится. Мне просто важно знать ваш ответ, это важно для моей совести. Вот и всё. После любого вашего ответа мы сразу же прекращаем беседу на эту тему и переходим к главному вопросу. Если вам тяжело говорить слова прощаю или не прощаю, то просто скажите да или нет.
   -- Нет...
   -- Ну, что же нет, так нет. Хотя мне и горько это слышать, но имеем то, что имеем. Теперь мы переходим к главному вопросу. Итак...
   -- Подождите, Ева Николаевна, -- поспешно и с какой-то странной улыбкой перебила её Серова. -- Вы же меня не дослушали. Я совсем не то хотела сказать. Я намеревалась сказать вот что: "Нет, я не хочу отвечать так односложно. Так не прощают". Это какое-то принудительное выдавливание слова, а не прощение. Если уж прощаешь, то нужно прямо говорить "Прощаю", а не "Да". И наоборот. Вы со мной откровенны, так почему теперь уже я буду юлить. В общем, так - я вас прощаю. У меня действительно нет зла на вас, хотя я сама себя сейчас не понимаю. Это тоже, наверное, говорю не я, а что-то внутри меня. В общем, я запуталась, -- махнула рукой Серова, -- но вас я прощаю.
   -- Спасибо! Знали бы вы, какой вы камень у меня с души сняли. Ещё раз спасибо! Ладно, закрыли эту тему. А теперь о вашей работе. Вы хотели бы вернуться в фирму "Козерог"?
   -- Нет.
   -- Даже так категорично? Впрочем, я предполагала такой ваш ответ. Я вас понимаю. А согласились бы вы поработать в компании "Афина"?
   -- А это возможно? -- расширились глаза у Алёны.
   -- А почему нет? Всё возможно.
   -- И кем я там буду работать?
   -- По вашей прямой специальности, вы же менеджер.
   -- И вы порекомендуете меня в "Афину" на работу, не зная, какие у меня знания?
   -- А я вас рекомендовать и не буду.
   -- Как это?! Не поняла, -- Ева ошеломила своим ответом Серову.
   -- Очень просто. Я вас не порекомендую на работу, а приму на работу.
   -- И вы имеете такое право?
   -- Имею.
   -- Да-а, здоровы вы поднялись по карьерной лестнице. Вы молодец.
   -- Не нужно комплиментов. Но мне нужно решить сейчас важный вопрос - в каком отделе компании вы сможете приносить наибольшую пользу. А это непросто. И вот здесь вы правы, Алёна Артуровна, я действительно не знаю уровня теперешних ваших знаний. Я, конечно, догадываюсь, что вы подросли и в этом плане, но, всё же. Ваши практические навыки я, конечно, проверить не могу, они проявятся уже в процессе работы. Но я могу проверить хотя бы ваши теоретические знания. А потому, вы не будете возражать, если я задам вам пару-тройку вопросов по вашей специальности?
   -- Задавайте, -- не очень уверенно ответила Серова.
   -- Итак. Вопрос первый. Какой процесс не включает в себя построение так называемого "организационного здания"? Даю вам четыре варианта ответа: определения функций и задач, разделения труда и специализации, разделение прав и ответственности, департаментизация. Выбирайте.
   -- А тут и выбирать нечего, -- улыбнулась Алёна. -- Конечно же, определения функций и задач. Но, только не нужно мне подсказывать, Ева Николаевна.
   -- А разве я вам подсказывала? -- удивлённо улыбнулась в ответ и Фрейл.
   -- Конечно. Вы специально поставили этот ответ на первое место. В институте у нас так часто поступали, чтобы вытащить плохо успевающего студента. Уж я-то это знаю, честно признаюсь - сама такой была.
   -- Молодец, Алёна! -- рассмеялась Фрейл. Она впервые, наверное, удивившись такой тираде Серовой, не упомянула её отчество. -- Хорошо, тогда без подсказок: кто не относится к высшему уровню управления крупной компании? Варианты...
   -- Не нужно вариантов, -- перебила её Серова. -- Обычно это начальники структурных подразделений.
   -- Браво! Тогда последний вопрос, и он посложнее первых двух. Какие методы используют для оценки конкурентоспособности потенциала предприятий? Это относится чаще к зарубежным компаниям. Но здесь без вариантов уже не обойтись. И они таковы: векторный и скалярный, технологический и управленческий, индикаторный и матричный, системный и процессный.
   И вот здесь Серова впервые серьёзно задумалась. Вопрос действительно был непростой, да ещё Фрейл сказала, что чаще это происходит в зарубежных компаниях, а с ними Алёна никогда дела не имела. А потому ей нужно было провести серьёзный умственный анализ. Так прошло пару минут. Наконец, Алёна произнесла:
   -- Скорее всего, это индикаторный и матричный методы.
   -- Великолепно, Алёна! Ой, простите, Алёна Артуровна.
   -- Ничего. Я как раз не возражала бы, чтобы вы обращались ко мне просто Алёна.
   -- Хорошо. Итак, считайте, что с этого момента вы являетесь сотрудницей компании "Афина". Конечно, пару дней уйдёт на различные формальности при оформлении. К тому же, я не знаю, смогут ли вас так быстро отпустить с вашей теперешней работы.
   -- Смогут. У меня была с руководством "ЗеленСтроя" такая договорённость.
   -- Ну, и отлично. А теперь давайте мы отметим это событие. Наш кофе давным-давно остыл. А теперь закажем себе что-нибудь вкусненькое. А то на нас официант косо смотрит, -- тот уже пару раз подходил у их столику, спрашивая, будут ли дамы ещё что-то заказывать. Но Ева отделалась коротким ответом: "Позже".
   Дамы сделали заказ, дождались принесенного, и начали, не спеша, лакомится, продолжая разговор.
   -- И когда мне выходить на работу? -- спросила Серова. -- И куда?
   -- Куда? - я ещё и сама этого не знаю. Мне нужно подумать, просмотреть штатные расписания. Но, до того как вы выйдете на работу, я этот вопрос решу. Теперь вопрос когда? А за какое время вы сможет уволиться с работы?
   -- Ну, наверное, за пару дней, дня за три.
   -- Так, у нас сегодня четверг, 17 декабря. За один завтрашний день вы уволиться точно не сможете. Вам хватит для этого ещё понедельника и вторника?
   -- Хватит, -- уверенно заявила Алёна.
   -- Ну и прекрасно. Тогда вы приступите к работе в "Афине" в среду, это будет 23 число.
   -- Ева Николаевна, но до Нового года останется всего неделя. Может, тогда мне лучше выйти после Нового года?
   -- Нет. Тогда это затянется надолго. Будут новогодние каникулы, переносы дней - Новый год-то припадает на пятницу. К тому же я хочу, чтобы вы до Нового года уже являлись сотрудницей компании, чтобы Новый год вы встречали в отличном настроении. В компании будут новогодние мероприятии, вот пусть и они не обойдут вас стороной.
   -- Ева Николаевна, я не знаю даже как вас благодарить!
   -- Не нужно меня благодарить. Я в своё время поступила с вами жестоко. Не я одна, конечно, но это всё равно меня не оправдывает. Я просто хотела выгнать вас с работы в "Козероге", а получилось-то гораздо более жестоко. Ах, да! Я совсем и забыла. Я же забрала у вас деньги.
   -- Какие деньги? Те, что у меня на счету были? Так это компания сделала? Впрочем, понятно. Мне Тверская тогда так и сказала, что компания не хотела большие деньги на ветер пускать. Правда, она не знала, кто конкретно мне платил.
   -- Конкретно платила вам я, а не компания "Афина". Компания здесь ни при чём.
   -- Вы платили лично?! Зачем, такие большие деньги? А вообще-то понятно, вы их всё равно потом забрали.
   -- Я их себе не забирала. Я эти деньги перевела на счета двух детских домов.
   -- Даже так? Благородно. А как вы сумели снять деньги с моего счёта, не зная пин-кода?
   -- Ну, я это не сама сделала. Да, я на короткой ноге с компьютером, но я отнюдь не хакер. Помогли люди из службы безопасности компании. Там работает один мой хороший знакомый.
   -- Понятно. Но вы платили мне немалые деньги. А если бы не удалось их вернуть?
   -- Ну, так бы и было. В любом деле всегда есть какой-то риск. Да и не жалко мне было денег. Я платила вам деньги, как уже ранее сказала - чтобы Козаков, узнав всё, выгнал вас из фирмы. Так что, Алёна Артуровна, вы меня, наверное, рано простили. Но я вам верну эти деньги.
   -- Не нужно!
   -- Нет нужно!
   -- А я говорю - нет! Я эти деньги заработала нечестным путём. Вы извините, конечно, Ева Николаевна, но мне подачки не нужны. Работая в "Афине", я смогу честно зарабатывать деньги.
   -- Мне импонирует ваша теперешняя принципиальность, и честность. Но деньги я вам всё равно верну, пусть и не все, но верну.
   -- Я сказала - нет!
   -- Подождите, Алёна. Так нельзя. Вряд ли вы открывали новый счёт, чтобы положить перечисляемые вам деньги. Значит, до этого у вас там находились ваши личные сбережения. До меня только сейчас это дошло. Я об этом тогда не подумала, а нужно было об этом не забывать. И это тогда можно было легко сделать по горячим следам - тот, кому я поручила перечисление денег, знал их общую сумму. Вот их-то я имела право забрать, но никак не все. Я не хочу, чтобы меня считали воровкой, пусть даже я себе лично эти деньги не забирала. Вы хотите, чтобы я считалась воровкой?
   -- Нет, не хочу.
   -- Вот и я не хочу. Сколько у вас тогда было личных денег на счету? Сейчас я уже не смогу восстановить точную сумму перечисленных денег. Квитанции мне не нужны были, я их потом выбросила.
   -- Вы думаете, я это помню? К тому же я периодически снимала деньги для каких-либо своих нужд.
   -- Будем считать, что вы снимали деньги с перечисленных вам денег. Припомните, хотя бы примерно, сколько у вас тогда было личных денег. Алёна, я вас очень прошу. Вы хотите, что бы я ночами не спала?
   -- Я точно не знаю. Тысяч двести, наверное.
   -- Так, в то время 1 доллар, насколько я помню, стоил примерно 28-29 рублей. Это, -- Фрейл устремила глаза в какую-то точку, -- немногим больше 7000 долларов. Вот я вам и верну 10.000 долларов. Они вам пригодятся.
   -- Нет, зачем мне лишние деньги. Если уж вы твёрдо решили вернуть мне часть денег, то возвращайте именно 7000 долларов. Да и это неправильно - да, сейчас доллар дважды вырос в цене, но зарплаты-то не изменились.
   -- Вот именно. Тогда на 10000 долларов вы могли купить больше товаров, нежели сейчас, они ведь тоже подорожали. К тому же, вы не знаете точной суммы, там могло быть и больше ваших личных сбережений. А ещё есть и такое понятие, как компенсация за моральный ущерб. Так что, наверное, и 10000 - это маловато.
   -- Нет, нет, Ева Николаевна! Ни копейки больше, то есть ни цента больше. Я и так чувствую себя чуть ли не вымогательницей. Это же такие большие деньги!
   -- Успокойтесь, для меня они такими уж большими не являются. Я не хочу быть воровкой.
   -- Ева Николаевна, Господи! Я никак не ожидала подобного разговора. Я ведь вначале думала, что вы пригласили меня на встречу, чтобы поиздеваться надо мной. Хорошо ещё, что Анатолий разубедил меня в этом.
   -- Он у вас умный мужчина. И не просто умный, он настоящий мужчина - честный, боевой и решительный.
   -- Откуда вы это знаете?
   -- Знаю. Ладно, Алёна, будем, наверное, закругляться. Все основные вопросы мы решили, а мелочи успеем дорешать, когда вы уже будете работать в компании. Так, я сама расплачусь, -- остановила Ева Алёну, увидев, что та открыла сумочку и достала из неё кошелёк. -- Я инициатор встречи, мне и платить. Возражения не принимаются.
   -- М-да, -- улыбнулась, вздохнув, Серова, -- вот так вечер! Я его на всю жизнь запомню.
   -- Не нужно его запоминать, Алёна. У вас будет ещё масса куда более приятных вечеров. Так, вперёд! -- она положила под блюдечко какую-то сумму денег (наверняка с запасом) и поднялась из-за стола.
   А вот теперь расстались, выходя из кафе, Алёна Артуровна Серова и Ева Николаевна Фрейл уже действительно чуть ли не подругами - по крайней мере, так оно со стороны вполне могло показаться.
  
  

ГЛАВА 23

Не может быть?!

  
   Но вечер ещё не был закончен. Когда Алёна приехала в свой микрорайон и, поставив машину в паркинг, подошла к дому, то увидела, что возле её подъезда, пританцовывая, ожидает её Чесноков. Морозец к ночи усилился, а потому от долгого ожидания Алёны Анатолий, наверняка замёрз. Конечно, пальцам одной его ноги мороз не грозил, но была ещё и вторая, здоровая нога.
   -- Ой, Толя, -- перепугалась Алёна, -- ты же совсем замёрз. Быстро пошли в дом.
   -- Да ничего. Мне последние две зимы и не такое довелось переносить. И ни разу, к удивлению, я не простудился.
   Когда они поднялись в квартиру Серовой, та тут же скомандовала:
   -- Так, раздевайся и быстро лезь в ванну.
   -- Алёна, не выдумывай. Я не замёрз.
   -- Я видела, как ты не замёрз. Марш в ванну, кому я говорю. А я тем временем что-нибудь сварганю на ужин. Тебе всё равно делать нечего.
   Пришлось Анатолию подчиниться. Но он, всё же, успел, спросить Серову:
   -- Ты лучше скажи, как прошла встреча с Евой Фрейл.
   -- Нормально, -- коротко ответила Алёна
   -- А конкретно?
   -- А конкретно и более детально - за ужином, или лучше даже после ужена, потому что есть о чём рассказывать.
   -- Да, я понимаю. Я даже не ожидал, что ты так задержишься.
   -- Так, всё. Каждый занимается своим делом.
   Чеснокову ничего не оставалось, как уже, молча, идти в ванну. Ужинали они, так и не обсуждая встречу Серовой с Фрейл - Алёна вновь стойко выдерживала паузу. И только после того, как она сложила посуду, той было немного, в посудомоечную машину, она с чистой совестью пошла в гостиную, где в очередной раз вместе с Анатолием удобно устроилась в кресле. Но они даже не включали телевизор, планируя посвятить время только беседе.
   -- Так, каковы результаты встречи? -- тут же спросил Анатолий.
   -- С 23-го числа я буду работать в компании "Афина".
   -- Ух, ты! Здорово! И так быстро всё решилось?
   -- Ну, разговор поначалу был сложный, но решилось и в самом деле всё быстро.
   -- А детали?
   -- Детали? Толя, сложно восстановить весь разговор. Но я запомнила одно.
   -- Что именно?
   -- Ева Фрейл странная женщина.
   -- Почему странная?
   -- Ну, наверное, не так. Она удивительная женщина, я от неё такого не ожидала.
   -- Алёна, я не могу вытаскивать из тебя каждое слово. Расскажи всё подробно. Как всё было, с самого начала.
   -- С самого начала? Вначале я ей чуть ли не дерзила, но потом успокоилась, она меня успокоила. Потом она начала расспрашивать меня о том, где я работала и работаю сейчас. А вот затем... Она стала просить у меня прощения.
   -- Просить у тебя прощения, за что? За то, что когда-то недолюбливала тебя? Если бы все за это просили прощение, то...
   -- Нет, -- перебила Чеснокова Алёна, -- не за это. Ты мне говорил, что до сих пор не знаешь, кто придумал всю эту историю со мной и тобой. Её придумала именно Фрейл, она являлась как бы руководителем всего этого. Она мне сама это сказала.
   -- Вот оно что! М-да, неприятное сообщение. Но на Фрейл это похоже, она женщина очень умная, а потому ещё не какое может придумать. А для компании это был очень неплохой вариант, чтобы обанкротить вашу фирму. Теперь понятно, почему наша компания пошла на такие расходы, правда временные - деньги-то, как я догадываюсь, именно компания у тебя отобрала.
   -- Неверно твоё ни первое, ни второе предположение.
   -- Как они не верные?
   -- А вот так. И платила мне деньги, и возвращала их лично Фрейл.
   -- Да ты что! Тогда она точно виновата перед тобой. Одно дело придумать комбинацию, и совсем другое дело самой её осуществлять. Теперь я понимаю, почему она просила у тебя прощения. И ты простила её?
   -- Конечно же, простила?
   -- А почему, конечно же? Меня ты так быстро не прощала.
   -- Подожди, Толя. Помолчи немного. Мне нужно немного подумать.
   Возникла некая пауза, длившаяся минуты две-три. А затем Алёна негромко протянула:
   -- Ты понимаешь, в этой истории есть нечто странное.
   -- Что тут странного? Всё абсолютно ясно.
   -- Нет, всё абсолютно не ясно. Есть в этой истории один непонятный аспект. На моём и твоём месте мог оказаться любой другой человек. Не так ли?
   -- Верно.
   -- Так вот, а Фрейл мне сказала, что я была выбрана целенаправленно. Понимаешь, целенаправленно! Почему именно я? Ева Николаевна потом ещё сказала, что она добивалась того, чтобы Козаков выгнал меня из фирмы. И она своего, как ты знаешь, добилась. Но почему именно я?! Что я ей плохого сделала? Я её мельком спросила об этом. И она ответила: "Узнаете позже". Но я позже за всеми этими разговорами о прощении, о работе забыла об этой фразе. Я сейчас только об этом подумала. Толя, очень странно всё это.
   -- Да, пожалуй, ты права. История не такая уж простая. Одно прояснилось, так надо же! - взамен появилось другое. Нужно хорошенько всё проанализировать. Но это не сейчас, не на скорую руку. Давай, рассказывай дальше. Мне непонятно то, что Фрейл вернула себе деньги. Как-то не похоже на неё. Она не жадная, да и возвращать себе "нечистые" деньги, можно ведь и так сказать - это как-то мерзко.
   -- Молодец, ты хорошо знаешь Фрейл. Она эти деньги забрала не себе, а перечислила в детдомы.
   -- Вот! Это как раз в её духе. Тогда всё сходится. Аж легче стало, прости, Алёна. Но мне не хотелось бы думать о Фрейл плохо.
   -- И не надо о ней плохо думать. Ты не можешь себе представить дальнейшего. Она собиралась вернуть мне эти деньги.
   -- Да ты что?! И ты согласилась?
   -- Нет. Я твёрдо сказала, что денег не возьму. Она начала настаивать, и, в конце концов, мы пришли к единому знаменателю, хотя и этого я не хотела - она вернёт мне часть денег.
   -- Вот те на! А почему часть?
   -- У меня до этого были на моём банковском счету некоторые мои личные сбережения. А Ева в спешке, не подумав, забрала все деньги. И я согласилась только тогда, когда она сказала, что если я не соглашусь, то она всю оставшуюся жизнь будет чувствовать себя воровкой.
   -- А ведь она-то права.
   -- Права. Я это тоже поняла, потому я и согласилась. Правда, она вернёт мне деньги в долларах, а у меня счёт был на наши деньги, и вернёт, всё же, больше.
   -- А почему больше?
   -- Она сказала, что это будет как бы добавка за моральные издержки.
   -- И ты согласилась?
   -- Согласилась, я просто устала с ней спорить, с ней невозможно спорить.
   -- Да, Фрейл именно такова - очень настойчивая женщина. Слушай, а как она умудрилась снять с твоего счёта деньги?
   -- Ей помогли в этом, она сама мне сказала, что хотя и хорошо знает работу на компьютере, но отнюдь не хакер.
   -- И кто же ей помог, она не говорила?
   -- Сказала, что из вашей службы безопасности. Что есть у неё там один очень хороший её знакомый. Уж не ты ли это?
   -- Ты что, с ума сошла? Конечно же, не я. Стоп! Я знаю кто это - заместитель начальника службы безопасности Бережной. Тот, что не хотел меня принимать на работу. Но именно он давал мне в своё время поручение по разработке тебя.
   -- Почему ты в этом так уверен?
   -- Я совсем забыл тебе рассказать. В беседе со мной Ева Фрейл сказала, что Бережной её очень хороший друг. К тому же они земляки.
   -- Что?!! -- изумилась Алёна. -- У Фрейл есть земляки?
   -- А что тут удивительного, она же русская по национальности.
   -- И у австралийки, пусть и русского происхождения есть очень хорошие друзья! Толя, друзьями не становятся за неделю или даже за год. Тогда они, Фрейл и твой заместитель службы безопасности знали друг друга давно. А это означает, что Фрейл жила в России очень долго. А вот сколько времени она жила в Австралии, наверное, мало кто знает.
   -- Ну и что?
   -- Тоже мне агент, как ты говорил, -- уколола Анатолия Серова. -- Не хочешь подумать, а ещё что-то анализировать собрался. Это означает, что я могла где-нибудь с ней пересекаться, если она долго жила в России. Вот что. Но где я с ней пересекалась? Так, а откуда родом твой Бережной?
   -- Не знаю. Но точно не москвич. Он когда-то, давно уже рассказывал, что попал в Москву после армии. А родом из какой-то далёкой глуши, да ещё и воспитывался в интернате.
   -- Далёкой глуши? Далёкой глуши, далёкой глуши, -- стала тихо повторять Алёна, не обращая на Анатолия никакого внимания. -- Далёкой глуши, земляки, интернат, перечисление денег в детдом... Где-то я уже это слышала. Стоп! -- она хлопнула себя ладонью по лбу, а потом изумлённо изрекла, -- не может быть?!
   -- Что, не может быть? -- обеспокоился Чесноков.
   -- О, Господи! Неужели это она?!
   -- Кто она? Что ты так встревожилась?
   -- Толя, ты можешь выяснить, откуда родом твой Бережной?
   -- Наверное, смогу. Сам он мне не скажет, ещё заподозрит что-либо. У нас сейчас отношения по работе нормальные, но Бережной всё равно на меня косо смотрит. Постараюсь выяснить.
   -- Очень постарайся, и не просто постарайся, а выясни.
   -- Хорошо, выясню. А что случилось?
   -- Не могу тебе сейчас этого сказать. Скажу только после того, как ты выяснишь, откуда родом твой зам. начальника. И узнай параллельно, откуда родом Фрейл.
   -- Это намного сложнее. У неё ведь австралийский паспорт. Это так важно?
   -- Очень и очень важно! Но, если я верно всё предположила, то твоя Ева Фрейл не просто хорошая женщина, она святая женщина.
   -- Даже так?
   -- Да, именно так! Всё, на сегодня все разговоры закончены.
   -- Как так? Но ты же не всё рассказала.
   -- Да, не всё. Но сегодня у меня уже нет абсолютно никакого желания что-либо рассказывать. Понимаешь, Анатолий, абсолютно нет желания. Меня сейчас занимают совершенно другие мысли. Всё, давай немного посмотрим телевизор, а потом спать.

* * *

   Пятница прошла без каких либо новостей. Правда, Алёна, подав заявление на увольнение с работы в ООО "ЗеленСтрой", начала процедуру расставания с этой компанией. В субботу Анатолий с Алёной сходили вечером в Московский государственный театр эстрады, художественным руководителем которого являлся Геннадий Хазанов. Там в частном театре Антона Чехова шли замечательные спектакли, такие как "Ужин с дураком", "Всё как у людей", "Морковка для императора", "Смешанные чувства" - в последних трёх спектаклях играл и сам Геннадий Хазанов. В воскресение Серова с Чесноковым до обеда отдыхали на природе, а потом уже были дома. Алёна так до сих пор и не была на квартире у Чеснокова. Правда, они договорились, что вечер перед Рождеством по новому стилю, 24-го декабря они проведут у Анатолия. В этот день будет ещё и повод отметить начало трудового пути Серовой в компании "Афина". Если только всё сложится благополучно. Но они оба верили, что всё будет именно благополучно. Алёна успеет за пару дней рассчитаться с "ЗеленСтроем", а Ева Фрейл точно не подведёт.
   Во вторник после работы Чесноков первым приехал на квартиру Серовой (та уже выделила ему дубликаты ключей) и ожидал законную хозяйку жилплощади. Алёна явилась домой примерно на полчаса позже Анатолия.
   -- О, а ты уже дома? -- удивилась она. -- Что это ты сегодня так рано?
   -- Новости есть, вот и не вытерпел, ушёл немного раньше с работы, думал, что ты на машине будешь раньше меня.
   -- Я ещё в магазины заезжала. Так, и что за новости?
   -- По Еве Фрейл и Бережному.
   -- Тогда я сейчас, только руки помою, да и умоюсь - и мигом к тебе.
   Минут через пять Алёна уже сидела в кресле напротив Анатолия:
   -- Давай, выкладывай. Откуда родом Ева Фрейл?
   -- Этого мне установить не удалось. Я же тебе говорил, что это непростая задача, с её-то австралийским паспортом. У Фрейл в графе "место рождения", точнее в выписке из паспорта в отделе кадров, указана только страна - USSR (Union of Soviet Socialist Republics), то есть СССР. Город или посёлок, в котором она родилась, там не прописан.
   -- Понятно, не очень это хорошо. А где ты вообще выкопал эту её выписку из паспорта?
   -- В отделе кадров.
   -- Да-а, и тебе так легко предоставили данные?
   -- Ну, я же как-никак из отдела службы безопасности.
   -- Ты мне не вешай лапшу на уши. На руководство компании без их разрешения отдел кадров, какой бы он ни был, никому данных давать не станет, будь ты даже начальником службы безопасности. Что ты из меня дурочку делаешь?
   -- Ох, и Пинкертоном же ты стала. Ладно, признаюсь, у меня там знакомая женщина работает. Я её ещё в пятницу попросил об этом, вот она мне сегодня и сделала.
   -- Оперативно. И я так подозреваю, что это не просто твоя знакомая?
   -- Раньше, лет десять назад была, признаюсь, не просто, -- сокрушённо покачал головой Чесноков, -- а сейчас именно просто. Она уже давно замужем, я честно говорю.
   -- Ладно, замяли. Я не собираюсь идти с ней отношения выяснять. А что по Бережному?
   -- А по Бережному всё в норме. Родился он в Псковской области, в небольшом районном центре Печоры. Там он и жил до армии, там окончил школу, точнее интернат, воспитывался без родителей.
   -- Вот оно, -- уныло протянула Серова, -- Печоры, интернат, без родителей. Я не ошиблась. Да, ну и дела!
   -- В чём дело, Алёна? Ты можешь мне объяснить? Ну, хорошо, родилась и жила Фрейл в каких-то захолустных Печорах. И что из того?
   -- Вот именно, захолустных. И Фрейл ещё просила у меня прощения! Это я, дура, у неё должна была просить прощения! -- Алёна не выдержала и горько разрыдалась, склонившись на спинку кресла.
   -- Ты что, любимая, -- вскочил Анатолий, -- почему ты плачешь? Успокойся.
   Но Серова никак не могла успокоиться, слёзы ручьём катились из её глаз. Чесноков пытался обнять её, успокоить, но она отталкивала его. Анатолий сходил на кухню, налил в чашку воды, принёс её в комнату и поставил на журнальный столик. Постепенно Алёна успокоилась, но на это ушло не так уж мало времени. Она выпила пару глотков воды из принесенной чашки, только тогда вытерла рукой слёзы и нормально села в кресле. Но она всё ещё глубоко дышала, переживания ещё клокотали у неё внутри. Наконец, она окончательно успокоилась и сказала:
   -- Какая же я всё-таки дрянь. Правильно меня так назвали.
   -- Алёна, что случилось? -- чуть не кричал уже Анатолий. -- Ты можешь объяснить?
   -- Сейчас. Ещё минутку. Ты понимаешь, Ева Фрейл - это та бывшая девушка, которой я подлянку устроила. И она у меня прощения просила! Она, а не я! Ты понимаешь?! -- у Алёны вновь начал срываться голос и наворачиваться слёзы.
   -- Так, хватит, успокойся. А ты уверенна в этом?
   Серова только, молча, кивнула головой. А через время она спросила:
   -- Ты смотрел паспортные данные Фрейл. А какого она года рождения, ты не помнишь?
   -- Помню - 1982-го.
   -- Всё правильно. Я всего на год старше её.
   -- И в 33 года она уже заместитель Генерального директора?
   -- Она им стала вообще в 30 лет. Она была очень толковой студенткой, умнее даже ребят, хотя и те были не промах. Вот и специалистом она стала хорошим.
   -- И какую ты ей подлянку устроила?
   -- Не важно. Важно то, что после этого её исключили из университета, а она заканчивала 4-й курс.
   -- Четвёртый курс? И сколько же ей тогда лет было?
   -- Двадцать.
   -- В двадцать лет оканчивать четвёртый курс?!
   -- Да. Я же тебе говорю, она была очень толковой. Наверное, школу, точнее свой интернат ока окончила экстерном, -- о Псковском Центре развития одарённых детей Серова не знала.
   -- М-да, молодец девочка.
   -- Она-то молодец, а я дрянь. Я ей жизнь сломала. Теперь я поняла, почему для подставы в "Козероге" была выбрана именно я - Фрейл имела полное право мне отомстить. Но она мне жизнь не ломала. Да, меня выгнал Козаков из "Козерога". Но я бы спокойно устроилась в другом месте, тем более что я была уже дипломированной специалисткой. А вот Фрейл была двадцатилетней девчонкой, не окончившей ВУЗ. Нельзя даже сравнивать мою подлость с её ответной мерой мне.
   -- А почему ты ей подлость устроила?
   -- Потому что дурой была! -- закричала Серова. -- Я ей просто завидовала, она раздражала меня своим умничаньем. Я ведь тогда была всего лишь секретаршей Козакова. А она через год должна была стать каким-нибудь руководителем, пусть пока что и нижнего звена. Понимаешь, обычная зависть. Мне моя бывшая подруга, которая назвала меня дрянью, а она, кстати, жена Козакова, перед этим так и сказала мне: "Своего ума нет, так чужому позавидовала". Толя, но Фрейл ни одним словом даже не намекнула, что я ей подлость сделала. Она у меня просила прощения! Что за женщина! Ты был прав, когда очень хорошо о ней отзывался. А я тебе не верила, думала, что ты её просто защищаешь. Вот такие дела.
   -- Да-а, ситуация очень неприятная.
   -- Не неприятная, а просто сквернейшая. Что же мне теперь делать?
   -- Теперь придётся извиняться тебе.
   -- Я это понимаю. Но простит ли она меня?
   -- Уверен, простит. Она тебя уже простила, иначе не было бы встречи в четверг.
   -- Да, ты прав. Она-то простит, но как я ей в глаза буду смотреть?
   -- Спроси что-нибудь полегче. Но тебе это, так или иначе, предстоит выдержать.
   -- И это я понимаю. Но мне страшно к ней идти.
   -- Ничего не поделаешь, придётся идти. Слушай, Алёна, ты так тогда до конца и не рассказала о беседе в кафе.
   -- Ой, Толя, да на фоне того, что я узнала, та беседа в кафе сейчас такая ерунда, такая мелочь. Что об этом говорить. Главное, что расстались в кафе мы чуть ли не подругами. Ты понимаешь, какая я ей подруга? Я ей в подмётки не гожусь.
   -- Так, Алёна, хватить бичевать себя. Ты сейчас совсем другая Алёна, и вот эта истерика только подтверждает это. Всё наладится. Я не знаю, сможете ли вы когда-нибудь стать подругами, но взаимоотношения у вас будут нормальные. А как Фрейл звали раньше?
   -- Ефросинья, я же называла её Фроськой.
   -- А фамилия у неё такая и была?
   -- Нет, совсем другая. Я не помню, у неё какая-то замысловатая фамилия была.
   -- Ты когда с ней должна встретиться?
   -- Мы об этом не говорили, но как только я уволюсь со своей прежней работы. Я это уже сегодня практически сделала. Осталось только завтра забрать свою трудовую книжку. Завтра я и планировала встретиться с Фрейл. Ведь она сказала, что с 23-го числа уже смогу работать в "Афине". За эти дни она только должна решить, в каком отделе я буду работать.
   -- Вот и хорошо. Значит, завтра по горячим следам ты перед ней и извинишься.
   -- Попрошу прощения.
   -- Не всё ли равно.
   -- Нет, Толя, Ева объяснила мне, что это не всё равно. Извинение - это одно, а прощение - это более серьёзно. Я поняла! Толя, в церкви, например, ведь не извиняются перед Богом, а именно просят у него прощения. Всё правильно! И ещё. Если ты в толпе ненароком толкнул кого-то или на ногу наступил, то ты извиняешься. А вот если твой проступок был умышленный и более серьёзный, то нужно именно просить прощения.
   -- Ты смотри, и правда. Толковая, всё же, женщина Ева Фрейл. Так, Алёна, всё, закрываем эту тему, не то будем мусолить её до утра. Мы всё решили, и правильно решили - ты завтра просишь прощения у Фрейл. Отбой воздушной тревоги!

* * *

   В среду Серова, с самого утра полностью рассчитавшись с прежней работой, примерно в одиннадцать часов стояла в вестибюле компании "Афина". Где расположен кабинет Фрейл и как к ней добраться, Алёна не знала. Странно, но в кафе женщины не договорились о том, как Алёна попадёт к Фрейл. Она даже подумала, что, может быть, Фрейл испытывает её - какой же ты менеджер, если не сможешь попасть к нужному тебе лицу. Значит, придётся выкручиваться самой. Использовать Анатолия в качестве сопровождающего Алёна пока что не хотела. Но всё оказалась значительно проще. Когда она спросила одного из охранников, как ей попасть к госпоже Фрейл, тот просто спросил её:
   -- У вас есть предварительная договорённость с Евой Николаевной?
   -- Есть, -- твёрдо ответила Алёна.
   -- Ваша фамилия?
   -- Серова Алёна Артуровна.
   Охранник нажал пару кнопок на своём переговорном устройстве и через пару секунд произнёс:
   -- Ева Николаевна, к вам госпожа Серова Алёна Артуровна. Она говорит, что у неё есть с вами договорённость.
   -- Так оно и есть, -- услышала Алёна голос Фрейл. -- Пусть кто-нибудь проводит её ко мне.
   -- Хорошо, -- ответил охранник, отключил переговорное устройство, оглянулся и позвал другого охранника, прохаживающегося у лифта. -- Серёжа, проводи даму к Фрейл.
   -- Будет сделано.
   Минут через семь Серова стояла перед кабинетом, на двери которого красовалась табличка: "Заместитель Генерального директора компании "Афина" по внешнеэкономическим вопросам ФРЕЙЛ Ева Николаевна". И вот перед этой самой дверью Алёну начал прошибать неприятный озноб. А потому ещё минуты две ей довелось постоять, чтобы переждать эту напасть, и немного успокоиться. Затем она негромко постучала в дверь.
   -- Проходите, -- услышала она голос Фрейл откуда-то сверху. Над дверью был вмонтирован маленький динамик.
   Серова открыла дверь и зашла в просторный кабинет Фрейл.
   -- Добрый день, Алёна! Отлично, что пожаловали. Я так понимаю, что вы уже готовы приступить к работе в компании. Работать вы будете в...
   -- Ева Николаевна, здравствуйте! -- перебила её Алёна. -- О моей работе мы ещё успеем поговорить. Я сначала хочу поговорить о другом.
   -- Так, я вас слушаю.
   -- Я пришла просить - теперь уже вы простите меня, Ефросинья Николаевна! Простите, пожалуйста, меня. Если сможете, конечно. Я тогда была полной дурой.
   -- Вот оно что... И как вы узнали обо мне?
   -- Случайно. Вы в разговоре с Анатолием сказали, что заместитель службы безопасности компании ваш друг и земляк.
   -- Ясно. Да, была такая оплошность с моей стороны, -- улыбнулась Ева-Ефросинья.
   -- Почему оплошность? Это ваше признание открыло мне глаза. Ефросинья Николаевна, простите меня, -- у Серовой начали наворачиваться на глаза непрошеные слёзы.
   -- Ну, что вы, Алёна, успокойтесь. Я уже давно вас простила.
   -- Вы точно прощаете меня? -- сквозь слёзы переспросила Серова.
   -- Я прощаю вас, Алёна Артуровна. Я же вижу, что вы искренне, с болью в сердце просите у меня прощения. Разве можно в таком случае не простить. Эстонский доктор и эзотерик Лууле Виилма сказала по этому поводу: "Прощение, идущее от сердца, превращает несчастливое прошлое в счастливое будущее".
   -- Как хорошо сказано. Это именно про меня. У меня несчастливое, а точнее глупое прошлое превращается в счастливое будущее.
   -- У вас и будет счастливое будущее. Сейчас передо мной совсем другая Алёна Серова, совсем другая.
   -- Это как раз благодаря вам, Ефросинья Николаевна.
   -- Называйте меня Ева Николаевна, так короче, да и я уже привыкла к этому имени.
   -- Хорошо, Ева Николаевна. Я вам, знаете, почему благодарна? Потому что, если бы вы меня не наказали, то я и сейчас, возможно, оставалась бы прежней Алёной. Чесноков тоже говорит, что перед ним совсем другая Алёна. Мне эти годы пришлось многое вытерпеть, но зато я изменилась. Правда, и вы здорово изменились, но только внешне.
   -- Вы правы. Я изменилась внешне, а вы - внутренне. А это куда более важно.
   -- И это благодаря вам.
   -- Не только мне, но ещё и Козакову. Так что вам придётся прощать ещё и его. А вы готовы к этому?
   -- Козакова? -- протянула Серова. -- Наверное, нет.
   -- Тогда это плохо. Нельзя прощать выборочно. Впрочем, я не сомневаюсь, что со временем вы и его простите.
   -- А вы его прощаете?
   -- Давно уже простила. Вы сказали, что стали другой Алёной благодаря мне. Но и я в свою очередь добилась успеха пусть и косвенно, но благодаря Козакову. Я не знаю, кем бы я сейчас была, просто закончи "Вышку". Возможно, мне долго бы пришлось карабкаться по карьерной лестнице. Так что даже из самого плохого, Алёна, можно извлечь хоть какую-то пользу для себя. Недаром же говорится: "Что не делается, то к лучшему".
   -- Странный вы человек, Ева Николаевна. Но, возможно, вы и правы. В отношении Козакова я никогда не задумывалась. А ведь он тоже имел право мстить мне. Только вот уж очень жестоким способом.
   -- Извините, Алёна. А вы считаете, что потеря собственной квартиры более жестоко, чем потеря собственной фирмы?
   -- Елки-палки! Я с этой стороны такой вопрос и не рассматривала.
   -- Ладно, Алёна, давайте, всё же, вернёмся к вашей работе. Я сначала планировала, что вы будете работать в отделе инвестиций. Точнее в секторе инвестиций при отделе внешнеэкономической деятельности, этот отдел находится в сфере моего влияния. Сектор инвестиций был создан у нас всего лишь полтора года назад, но до практической работы там пока что дело так и не дошло. Сектор, конечно, перспективный, и вы бы работали на должности менеджера по связям с инвесторами. Задачей такого менеджера является осуществление выбора форм и методов взаимодействия с инвесторами, организациями, а также средствами массовой информации. Также обеспечение двусторонней связи с инвесторами и партнёрами, организация и поддержание постоянных контактов с рейтинговыми агентствами, аналитиками инвестиционных компаний, консалтинговыми компаниями, аудиторскими организациями и оценочными фирмами. Направление очень интересное, как вы видите. Но, увы... -- Фрейл сделала паузу.
   -- Да, действительно интересное направление, -- поддержала разговор Серова, -- а сейчас что-то поменялось?
   -- Всё поменялось. Какие инвестиции? Сейчас с Россией никто не хочет никакого дела иметь. И сами же виноваты, -- тихо протянула она. -- Или вы так не считаете? -- Ева с интересом взглянула на Алёну.
   -- Я с вами согласна, -- улыбнулась Алёна, поняв такую откровенность Фрейл.
   -- Я знала, что вы меня поймёте. Так вот, скорее всего этот сектор придётся упразднять, очень надеюсь, что временно. Людей мы пристроим, но сектора не будет. Да и какой там сектор, его и участком-то назвать сложно было - там работали пока что всего три человека. Думали, что он со временем, действительно, станет сектором, а то и самостоятельным отделом, но получилось совсем иначе. Ладно, достаточно об этом. В итоге я решила, что вы будете работать в финансовом отделе - финансовым менеджером. В вашу задачу, будут входить следующие направления: финансовое планирование, управление ресурсами, управление структурой капитала, контроль и анализ результатов, а также... -- Фрейл сделала многозначительную паузу, -- инвестиционная деятельность. Как видите, последнее направление мы и переносим сюда из уже практически несуществующего сектора отдела ВЭД. И каждый из названных мной блоков представляет отдельный сегмент финансового управления, направленный на достижение общего результата, - тактических и стратегических целей развития компании. Коротко с задачами я вас ознакомила, а более детально ознакомитесь уже на рабочем месте. Вопросы ко мне есть?
   -- Вопросы, наверное, и появятся уже по мере знакомства с работой.
   -- Верно. Тогда всё. С сегодняшнего дня вы уже, как мы договаривались, практически зачислены в штат компании. Сейчас, -- Фрейл глянула на часы, -- зайдите к начальнику отдела и познакомьтесь, её реквизиты - Пешкова Снежана Ильинична. Она вас, наверное, познакомит и с коллегами. Комната N 318. А после обеда идите в отдел кадров и оформляйтесь на работу: в первую очередь выпишите пропуск, пусть пока что и временный - чтобы не было лишних препирательств с охранниками. Позже, когда принесёте фотографии, оформят уже и постоянный. Отдел кадров я сейчас поставлю в известность. С сегодняшнего дня вы уже будете числиться на работе в компании, сегодня у вас ознакомительный день, а уже завтра полностью рабочий. Всё ясно.
   -- Ясно. Большое спасибо вам, Ева Николаевна.
   -- Не за что. Действуйте! Удачи вам!
   Алёна выпорхнула из кабинета Фрейл радостной и окрылённой. Но она даже не могла себе представить того, как же радостно было на душе у самой Евы. Она радовалась, что вновь смогла помочь человеку, именно этого ей сейчас так не хватало. Ведь в прошлом году были две неудачи подряд - трагедии с Юрием Шемякиным и неудачная беседа с непримиримой идиоткой Фёдоровой. Но зато теперь, в этом году уже две удачи подряд - сначала Хромов и Петрушев, а теперь и Серова.
  
  

ГЛАВА 24

В ы с к о ч к а

  
   Заканчивался уже третий месяц 2016-го года. Экономическая ситуация в стране на первый взгляд немного стабилизировалась. Но стабилизировалась - это отнюдь не улучшилась. Да, и падения курса рубля и роста цен, и снижения спроса на изготовление продукции (как мелкой, так и крупной, например, спроса на строительство жилья) сейчас не происходило. Но это особой радости не приносило. Если, к примеру, строительная фирма ранее располагала заказами на строительство 20 коттеджных домиков, то вряд ли её устроит, если в дальнейшем заказы постоянно будут лишь на 15 или 12 таких же домиков. Да, на этот год "Афина" с трудом набрала заказы, хотя примерно на 15-18 % ниже обычного плана, к примеру, 2010-2012-го годов. А это чревато потерей рабочих мест или снижением заработной платы. В общем, вопросы оставались. А потому, войдя за 2,5 месяца в рабочий ритм, руководство компании решило провести производственное совещание, на котором и обсудить наболевшие вопросы. На это совещание были созваны руководители всех уровней - от членов Правления компании и до начальников отделов. И не только компании "Афина", но и её дочерней фирмы "Козерог" - Твердохлеб хотел из первых уст услышать, как продвигаются дела с освоением земель в Нечерноземье. Прошёл уже год, как руководство "Козерога" взялось за это дело. Сначала непривычная заинтересованность сельскохозяйственными объектами не очень афишировалась, но сейчас уже практически все знали о новаторском опытном почине фирмы. А поскольку фирма была жива, так сказать, то всё меньше становилось недовольных, которых пугала такая перспектива и в самой компании "Афина". К тому же, как это и прогнозировала Фрейл, "Козерог" параллельно занимался и строительством. Да, небольшое сокращение в фирме, всё же, произошло во втором полугодии прошлого года, но оно было плановым - и об этом в своё время упоминали Твердохлеб и Фрейл. Вот теперь, учитывая опыт фирмы, можно было выносить вопрос о совмещении двух видов деятельности на Правление компании, и вряд ли бы сейчас были большие возражения по этому вопросу.
   Решено было проводить собрание в среду 23-го марта сразу после обеда. Да время рабочее, но вопросов предстояло рассмотреть много, к тому же производственные совещания и так проводятся в рабочее время. Не понедельник, не пятница - разгар рабочей недели, всё спланировано, а потому рядовые работники прекрасно знают, чем им заниматься и без своего руководства. И совещание, начатое в 13:00, затянулось до 4-х часов дня. Но поработали все очень плодотворно. Присутствовал на этом совещании естественно Александр Рогозный, присутствовали и другие ведущие специалисты "Козерога". Была на этом совещании, как начальник отдела, и Тверская. По окончанию совещания, выходя из дверей зала, она вдруг увидела вышедшую из дверей одного кабинета знакомую женскую фигуру.
   -- Серова?! Алёна? -- негромко удивлённо протянула она, разговаривая как бы сама с собой.
   Но её тихий возглас, тем не менее, был услышан. Женщина обернулась в сторону голоса и тоже удивлённо произнесла:
   -- Аврора Аполлоновна?
   Она подошла поближе к Тверской и радостно произнесла:
   -- Здравствуйте, Аврора Аполлоновна. Я очень рада вас видеть. Сколько мы уже не виделись.
   -- Здравствуй, Алёна. Да, года четыре, по-моему, не виделись, -- а вот особой радости в голосе Тверской что-то не ощущалось. -- Ты что здесь делаешь?
   -- Как, что? - работаю.
   -- Работаешь в компании? -- не переставала удивляться её собеседница.
   -- Да.
   -- И кем же?
   -- Финансовым менеджером.
   -- Серьёзно, не шутишь?!
   -- Конечно, не шучу, сами смотрите, -- и она кивнула головой влево и вниз, указывая на лацкан своего довольно симпатичного жакета, где был прикреплён бейдж (личная нагрудная карточка-визитка с указание реквизитов её владельца и самой компании). Обычно не так уж часто работники компании носили эти бейджи, но перед совещанием руководство предупредило служащих, чтобы на это время они у всех были.
   -- Вижу. И давно ты работаешь в компании?
   -- Нет, не так уж давно - четвёртый месяц, с декабря прошлого года.
   -- Странно... -- как бы про себя протянула Тверская.
   -- Что странно?
   -- Да это я так. Ты попала в компанию по её объявлению?
   -- Нет. Насколько я знаю, "Афина" редко даёт объявления о приёме на работу. Руководство компании предпочитает само подыскивать сотрудников.
   -- И они подыскали тебя?
   -- Не совсем так. У меня был протеже.
   -- О! И, наверное, очень влиятельный протеже?
   -- Очень влиятельный. Аврора Аполлоновна, -- улыбнулась Алёна, -- я ведь понимаю, что вы сейчас думаете: "И какой только дурак протащил в компанию такую бездарь, как Алёна Серова?".
   -- Я этого не говорила.
   -- Но наверняка подумали. И тому подтверждение ваше слово: "Странно".
   -- Хорошо, сознаюсь. И в самом деле, это выглядит немного странно - приглашать на работу незнакомого человека в такое сложное для страны время. У нас в "Козероге", например, в прошлом году даже сокращение было. Не такое уж большое, но, тем не менее, оно было.
   -- Аврора Аполлоновна, у меня тоже были очень тяжёлые последние годы. Я сначала вообще с трудом устроилась на работу, и то не по специальности. Вот мне и помогли с работой.
   -- Догадываюсь и сочувствую. Но ты сама себе года такими сделала.
   -- Не совсем так. Но ладно. Вы, наверное, догадываетесь, как я четыре года тому назад ненавидела вашего мужа.
   -- Тоже догадываюсь. Но ты сама виновата.
   -- Правильно, и я это знаю. Но дело не в этом. Вы не поверите, но сейчас я чуть ли не благодарна Виктору. За эти последние годы жизнь меня многому научила.
   -- Интересно слышать от тебя такие речи. Ты, вероятно, и в самом деле немного изменилась.
   -- Не совсем точно - намного изменилась. Пусть это и звучит самонадеянно. Но я, в первую очередь, благодарна именно вам. Это вы меня заставили поступать в институт, а потом ещё и тащили меня все те годы.
   -- Да-а, ты точно изменилась, -- протянула Тверская. -- Хорошо. Но вернёмся к твоему таинственному протеже. Кто он, если не секрет? Наверняка кто-то из членов Правления компании? Я их всех, конечно, не знаю, но просто интересно.
   -- Никакого секрета нет. Да и этого члена правления вы прекрасно знаете.
   -- Да, даже прекрасно знаю? И кто же он?
   -- Ева Николаевна Фрейл.
   -- Что?!! -- изумилась Аврора. -- Да этого не может быть!
   -- Может. Так оно и было. Фрейл замечательный человек.
   -- Это я как раз знаю. А с некоторых пор и не я одна, -- задумчиво протянула Тверская.
   Но она имела в виду вовсе не своего мужа, которому рассказала многое о Фрейл 3 года тому назад. Она вспомнила совсем другую историю. При этом Аврора Аполлоновна даже непроизвольно улыбнулась, вспомнив небольшой эпизод в своей жизни, да и в жизни фирмы "Козерог", который произошёл немногим более 3-х лет тому назад - в январе 2013-го года...

* * *

   В целом тогда новый 2013-й год начался для фирмы "Козерог", дочернем предприятии компании "Афина", довольно успешно (об этом в то время примерно то же самое сообщил Еве Фрейл в семейной беседе и Александр Рогозный). Она же ему сообщила куда более приятную новость о том, что ожидаемый в семье ребёнок будет мальчиком, его наследником, как говорил Саша. Но, возвращаясь к деятельности фирмы, необходимо отметить, что хорошее начало года (в производственном плане) было очень важным показателем. Ведь начало и средина минувшего 2012-й года были очень сложными, едва ли не критическими для фирмы, а потому полтора последние его месяца были посвящены в основном двум глобальным задачам: успешному выполнению плана текущего года и заключением договоров на новый календарный год. Первая задача, несмотря на то, что это более сложное реальное дело, оказалась, пожалуй, проще второй. Но это было как раз понятно - в средине лета с помощью руководства "Афины" был сформирован недостающий пакет заказов (передана часть заказов компании) на второе полугодие. И по вполне понятным причинам эти заказы были не такими уж крупными - тогда стоял вопрос о том, чтобы дать фирме пока что удержаться на плаву, не производя масштабных сокращений. А потому справиться с подобными заказами опытной уже фирме особого труда не составляло. При этом удалось сохранить и коллектив, и в конце года даже выплатить премиальные (весь текущий год сотрудники проработали без них) правда, не такие уж большие, потому что первое полугодие фирма еле сводила концы с концами - в основном благодаря "усилиям" Евы Фрейл.
   А вот для выполнения задачи набора пакета заказов на новый год пришлось здорово покрутиться уже самим руководителям фирмы "Козерог". Конечно, они понимали, что в случае чего руководство "Афины" их подстрахует, но рассчитывать на это им очень не хотелось, ведь речь шла об их престиже - какое же вы руководство фирмы, если не можете без посторонней помощи составить пакет заказов. И вот здесь пришлось уже хорошо попотеть управляющему фирмой Александру Рогозному, ведь ранее он такой задачей почти не занимался. Хорошо, что в этом ему помогали опытные старожилы фирмы Алексей Юрьевич Турчин, Виталий Михайлович Костышин и Фёдор Степанович Веселов. Ранее они, наряду с Рогозным были заместителями директора по разным направлениям деятельности фирмы, а сейчас являлись просто ведущими специалистами главной компании, хотя и с предыдущими окладами. И совместными усилиями руководство "Козерога" успешно справилось и с этой задачей, тем более что фирму уже неплохо знали в строительной отрасли (как-никак более 20 лет деятельности), да и ранее поставленные "барьеры" уже тоже были сняты.
   За эти полгода управляющий фирмы "Козерог" Александр Рогозный, как и те же ведущие специалисты фирмы, частенько бывало в компании "Афина", общаясь с тамошним руководством, иногда бывали в фирме и представители "Афины" (кроме Генерального директора). Раза три за это время побывала в "Козероге" по рабочим вопросам и Ева Фрейл, чаще она не хотела бывать, чтобы не шли слухи о том, что она контролирует деятельность "Козерога". Ведь практически все работники фирмы знали (слухи распространяются быстро), что подножку их фирме компания "Афина" подставила в основном усилиями именно Евы Фрейл. Да и дело Виктора Козакова до сих пор было на слуху - в сентябре он был осуждён на 7,5 лет колонии строгого режима (срок ему был снижен, поскольку его заказ остался невыполненным, да и он во всём сознался - не стал отпираться). Разговаривали работники фирмы с ней довольно уважительно (а как могло быть по-другому - высокое начальство), но вот что думал о ней конкретный индивидуум, одному Господу Богу известно. Вот и в средине января, уже после всех праздников Фрейл посетила "Козерог" - фирма была как бы в доле с "Афиной" по вопросу одного из заказов внешнеэкономического направления (приобщили к этому фирму ещё в июне, срочно формируя для неё пакет заказов). При этом она пообщалась с Рогозным (но, не как с мужем, а с управляющим), Костышиным и руководителем сметного отдела фирмы Авророй Аполлоновной Тверской. После этого она ещё долго беседовала (но уже не по рабочим вопросам) с Тверской в коридоре, а в конце беседы ещё и с подошедшим Костышиным. И эта беседа была вполне дружеской, собеседники при этом порой даже улыбались чему-то.
   После того, как Фрейл покинула здание фирмы, Костышин зашёл вместе с Тверской в руководимый ею сметный отдел - нужно было обсудить некоторые рабочие моменты. Но сделать это ему так уж быстро не удалось. Костышин поздоровался с сотрудницами отдела, после чего одна из них обратилась уже к своей начальнице:
   -- Аврора Аполлоновна, а что это вы так мило улыбались Еве Фрейл? -- это надо же, кто-то видел их беседу в коридоре и уже успел многих проинформировать.
   -- А я что, уже не имею права на улыбку? -- недовольно спросила Тверская.
   -- Ой, ну что вы, конечно же, имеете право. Я не о том хотела сказать. Ведь это именно она засадила вашего мужа за решётку.
   -- Виктор сам себя засадил за решётку.
   -- Но с помощью Евы Фрейл.
   -- Нет, без её помощи.
   -- Но фирму-то...
   -- Так, -- перебила подчинённую Тверская, -- Галина Игнатьевна, займитесь-ка лучше работой, а не пересудами в рабочее время. Тем более что, как вы видите, ко мне пришёл Виталий Михайлович, -- тот с интересом и с улыбкой слушал перебранку начальницы со своей подчинённой. -- И он пришёл не сплетни обсуждать, а по делу.
   -- Понятно. Уже и слова нельзя сказать. А вы просто не хотите отвечать.
   -- Ах, так! Хорошо, -- Тверская глянула на свои наручные часы. -- До обеда остаётся 50 минут. Вот давайте в перерыв соберёмся в отделе и поговорим о Еве Фрейл. Я отвечу на все ваши вопросы. Я даже вот ещё что скажу - могут подойти желающие и из других отделов. Пора прекратить все эти пересуды.
   -- А мне можно будет присутствовать на вашем обеденном перерыве? -- улыбаясь, спросил Костышин.
   -- Конечно, Виталий Михайлович. И для вас этот перерыв будет очень интересным и полезным.
   -- Даже так?
   -- Именно так. Всё, пойдёмте ко мне, -- обратилась она к Костышину, а потом вновь повернулась к сотрудницам. -- Остальные - за работу, хватит болтать! Наговоритесь в обеденный перерыв.
   У Тверской был не отдельный кабинет (в фирме площади были небольшие), а отгороженный в углу комнаты кабинетик с окном во двор и остеклением в сторону основной территории комнаты. И в этом её кабинетике она проговорила с Костышиным, - ранее он был заместителем главного инженера фирмы, - до самого обеда. Так что Виталию Михайловичу даже не пришлось специально приходить в сметный отдел на обеденный перерыв - тот уже как раз наступил. Но когда он и Аврора Аполлоновна вышли из кабинетика Авроры Аполлоновны, то поняли, что беспроволочный (а может быть, и проволочный) телефон работает исправно - народ в отделе увеличился минимум вдвое, некоторые подсели на стулья к сотрудницам отдела, другие просто стояли у подоконников, опёршись на них. Это даже заставило улыбнуться Тверскую и покачать головой - на различные собрания работников приходиться чуть ли палкой загонять, а вот языками почесать или сплетни послушать - все тут как тут.
   -- Так, -- начала разговор Тверская, обращаясь к значительно возросшему коллективу, -- на чём мы остановились час назад?
   -- На том, что Ева Фрейл развалила нашу фирму, -- сообщила одна из сотрудниц. -- По-моему, Галина Игнатьевна именно так хотела сказать.
   -- Глупости. Если бы фирма развалилась, то вы бы давно уже здесь не работали.
   -- Ну, это верно. Но она же довела фирму до такого состояния, что та почти развалилась.
   -- И это суждение неверно. Ни Ева Фрейл, ни руководство "Афины" не собирались разваливать фирму. И вам это может подтвердить Виталий Михайлович. Подчинить себе фирму - да, но не разваливать.
   -- Но подчинили же таки, -- реплика из другого конца комнаты.
   -- Да, это так. И что, вам хуже работать стало, у вас снизились оклады?
   -- Нет, но...
   -- Ну, ну, и что но?
   -- Но ведь не все бывшие сотрудники сейчас работают в фирме.
   -- Не работает только Виктор Козаков, мой муж. Что касается Алёны Серовой, то её уволила не Ева Фрейл, а именно Козаков, как директор фирмы.
   -- А за что она была уволена?
   -- Это не имеет отношения к нашей теме. Итак, фирма работает, и успешно, все вы премии по итогам года получили, никто не уволен.
   -- Но Козаков-то уволен.
   -- Нет, не уволен. Как мне это не тяжело это говорить, скажу - он не уволен, он осуждён. И это большая разница.
   -- Но его до этого довела Ева Фрейл?
   -- Ну, что вы за ерунду говорите! Это что, Ева Фрейл заставила Виктора искать наёмного убийцу, да ещё для того, чтобы он её саму убил? Вы отдаёте себе отчёт о том, что вы говорите? Бизнес есть бизнес, и многие компании объединяются, порой и насильно. Вы это прекрасно знаете. У нас это объединение произошло, скажем так, полунасильственно, более-менее цивилизовано. Руководство "Афины" отнеслось к нам с пониманием. Но вот что касается насильственных методов в отношении людей, то они неприемлемы и недопустимы. Козаков этого не захотел понять, поэтому и поплатился. Компания "Афина" или та же Ева Фрейл не нанимали наёмного убийцу, чтобы устранить из нашей фирмы моего мужа.
   -- Ну, вы, наверное, правы. И всё же, почему Фрейл так взъелась на нашу фирму?
   -- Она взъелась не на нашу фирму, а конкретно на Виктора, -- вздохнула Аврора Аполлоновна.
   -- Вот! Вы сами подтвердили, что Фрейл хотела досадить вашему мужу.
   -- Она имела на это право, -- повторно вздохнула Тверская.
   -- Почему?
   -- Позже поймёте. Да и не так это важно. Повторяю, она, к большому моему сожалению, имела на это право. И виноват в этом сам Виктор.
   -- Аврора Аполлоновна, а почему вы так защищаете Фрейл? Как бы там ни было, но она, пусть даже косвенно, связана с уходом вашего мужа. И кто она такая вообще, откуда взялась эта выскочка?
   -- О, вот оно! Знакомое словечко - выскочка. Очень даже кстати. Виталий Михайлович, вам знакомо это слово? -- Тверская обратилась к Костышину.
   -- Да, -- улыбнулся он, -- очень даже знакомо. Я помню, как когда-то травили одну умную девушку. И затравили.
   -- Отвечаю на ваш вопрос о том, кто такая Ева Фрейл, -- продолжила беседу Тверская. -- Она высококлассный специалист. То, что она является заместителем Генерального директора компании "Афина" говорит само за себя. Она имеет диплом австралийского образца, она жила в Австралии и работала, естественно, в заграничной компании.
   -- Вы так её расписываете, вроде бы она ваша лучшая подруга.
   -- Она мне не подруга, но будь она таковой, то такой дружбой я бы гордилась.
   -- Вот даже как! А что же вы не предложите ей свою дружбу?
   -- Вам не кажется, -- сурово спросила Тверская, -- что вы уже начинаете хамить? К тому же вам следовало бы знать, что так просто дружба не предлагается. Для этого нужны какие-то общие точки соприкосновения. К тому же, я намного старше Евы Фрейл.
   -- О, а вот это как раз интересно, -- прозвучал вопрос иной сотрудницы, -- и сколько же ей лет? - выглядит она очень молодо.
   -- Сколько лет? Я точно не знаю. Сейчас... -- Аврора Аполлоновна начала что-то прикидывать в уме. -- По моим подсчётам, не более 32-33-х лет.
   -- А по каким подсчётам? -- удивились другие. -- Вы что, с ней так близко знакомы?
   -- Полной автобиографии Фрейл я, конечно, не знаю, но некоторые вехи в её жизни мне известны. Так что возраст хоть приблизительно я подсчитать могу. А вообще, вы знаете, мне надоели эти нападки на Фрейл и нездоровый интерес к ней. Пора расставить всё по своим местам. А потому нападать, я имею в виду даже словесно, на Фрейл я вам категорически не рекомендую.
   -- И опять вы её защищаете как подругу.
   -- Нет, просто как хорошего человека. Я вот ещё что хочу сказать. Многие из вас знают, что ещё летом прошлого года я решила уйти из фирмы, твёрдо решила. И даже заявление Александру Степановичу подала. Но меня попросили не уходить, и я осталась. И как вы думаете, кто меня попросил остаться, настойчиво попросил?
   -- Ну, это понятно - Рогозный.
   -- Нет, не Рогозный. Ему я категорически сказала, что буду уходить.
   -- Но и не Ева же Фрейл.
   -- А здесь вы здорово ошиблись - меня попросила об этом именно Ева Фрейл.
   -- Не может такого быть!
   -- Может. У нас состоялась обстоятельная беседа, хотя до этого я, как и вы ранее, да порой и сейчас, не только говорить с ней не хотела, но и видеть её не хотела. Но вот расстались мы очень хорошо, я даже поблагодарила её за беседу.
   -- И чем же она вас купила? Не в смысле денег, конечно.
   -- Своей прямотой, искренностью и рассудительностью. Она хороший человек.
   -- К тому же, очень умный, -- вставил своё слово Костышин. -- мне не часто встречались такие умные женщины. -- За последнее время я помню только одну подобную, причём не женщину, а молодую ещё девушку. Вы, наверное, знаете, о ком я говорю - о студентке Ефросинье, о которой некоторые из вас нелестно отзывались как о выскочке.
   -- Браво, Виталий Михайлович! -- радостно произнесла Тверская и даже пару раз хлопнула в ладоши. -- Вы попали прямо в десятку.
   -- Не понял, о чём вы?
   -- Вы просто молодец, Виталий Михайлович. Сейчас поймёте. Я вам обещала кое-что интересное, сейчас оно произойдёт. Так, обеденный перерыв подходит к концу, -- обратилась Тверская к слушателям. -- Нужно закругляться. Сейчас будет самая изюминка. Ранее был задан вопрос: "Кто такая Ева Фрейл?". Я на него детально ответила. Но не сказала вам самого главного. Сообщаю это сейчас. Так вот, Ева Фрейл... -- Аврора сделала многозначительную паузу, как бы привлекая внимание слушателей, а потом завершила свою начатую фразу, -- это и есть Ефросинья Тщедушная!
   В комнате сначала наступила изумлённая тишина, а потом начались недоумённые возгласы: "Этого не может быть!", "Та самая студентка?", "Каким образом она стала Евой Фрейл?", "Откуда вы это знаете?" и прочие вопросы. Тверская не стала отвечать на все из них, она ответила только на один из них, как бы подведя итог, но оставив пищу для размышления:
   -- Ева Фрейл сама мне об этом сообщила.
   Удивлён был и Костышин, но видно было, что он рад такому сообщению - ведь ему очень нравилась Тщедушная, начиная ещё с той поры, как он, присутствующая здесь Аврора Тверская и Александр Рогозный проводили конкурс по отбору на работу студентов. И тогда Ефросинья была лучшей из всей пришедшей на конкурс молодёжи. А потому он обрадовано заявил Тверской:
   -- Вот теперь всё прояснилось. Вы знаете, Аврора Аполлоновна, у меня ведь всё время было такое чувство, что я ранее где-то видел Еву Фрейл, точнее её лицо, отдельные черты лица. Но я никак не мог вспомнить, где же я мог с ней пересекаться. А сейчас всё стало ясно. И мне даже легче стало - какая же молодец эта девушка, сейчас уже такая эффектная дама. Большое вам спасибо, что всё рассказали. -- И он обернулся в сторону присутствующих, -- так, если я впредь от кого-нибудь из вас ещё хоть раз услышу пересуды о Еве Фрейл, нападки на неё, то предупреждаю - этому человеку не поздоровится. Я не заставляю вас любить Еву Фрейл, но уважать её вы обязаны! Она по своим знаниям на три головы выше любого из вас. Но она нос не задирает, она простой скромный человек, и очень умный. На этом всё. Аврора Аполлоновна права - обеденный перерыв практически закончился. Все по рабочим местам!
   Сотрудники начали расходиться или занимать свои рабочие места в отделе. Но до самого конца недели (а сегодня была только среда) фирма "Козерог" гудела, как встревоженный улей. Разговоров было много, но теперь уже Еву Фрейл редко кто упоминал с негативным оттенком, больше было удивления, восхищения и даже немного зависти.

* * *

   В общем, после этого мимолётного воспоминания (как о самом факте, а не его подробностях) беседа двух бывших подруг вновь продолжилась.
   -- А Фрейл протежировала тебе не с чьей-то подсказки? -- спросила Серову Тверская.
   -- Если быть абсолютно точной, то она не протежировала мне, она сама дала команду, чтобы меня приняли на работу в компанию.
   -- Сама дала команду?!
   -- А что тут удивительного. Она заместитель Генерального директора, и обладает таким правом.
   -- Да я не о том. Это я как раз понимаю. Меня смущает несколько иное...
   -- Я знаю, что вас смущает, -- улыбнулась Алёна. -- Вы ведь думаете о том, с чего бы это Фрейл принимала на работу своего недруга, если так можно выразиться. Я вам даже больше скажу. Перед тем, как принять меня на работу Ева Фрейл попросила у меня прощение.
   -- Она просила у тебя прощения?! С ума сойти! И чём же она была виновата перед тобой?
   -- Это она придумала комбинацию с моей вербовкой работать на "Афину", и она же воплотила её в жизнь. Делала она это для того, чтобы ваш муж выгнал меня из компании. Она же сама платила мне деньги, которые потом и сняла с моего счёта.
   -- Вон оно что! Но меня это не особо удивляет, об этом, пожалуй, можно было и догадаться. Значит, она была виновата перед тобой? -- резко начала Тверская. -- А ты сама не... -- Она так же резко остановилась, а потом негромко спросила, -- а ты хоть знаешь, кто такая Ева Фрейл?
   -- Знаю, Аврора Аполлоновна. Но сейчас по вашему вопросу я понимаю, что и вы это знаете - это Ефросинья Николаевна Тщедушная. Но я в свою очередь тоже попросила прощения у Фрейл, то есть у Ефросиньи. И она меня простила.
   -- Ты молодец! Но так и должно было быть. И ты всё это время знала о Еве Фрейл как о Ефросинье Тщедушной?
   -- Нет, я узнала, точнее, просто догадалась, сопоставив некоторые факты, об этом только тогда, когда Фрейл сказала, что я буду принята на работу. У нас был обстоятельный разговор в кафе, и пригласила меня на беседу именно Фрейл. А уже после кафе, дома я обо всём догадалась. Просто навёл меня на эту мысль мой парень.
   -- Ты не замужем? -- перебила её собеседница.
   -- Нет. Но парень у меня есть, возможно, мы когда-нибудь и распишемся. Он любит меня.
   -- А ты его?
   -- И я тоже люблю его. А знаете, кто он такой? Он работает здесь же, в "Афине", это именно он в своё время уговорил меня работать на компанию, после чего исчез из моего поля зрения.
   -- О, Господи! Час от часу не легче! Ты вроде бы сказки какие-то рассказываешь.
   -- Это не сказки, это правда.
   -- Я понимаю. Но эта правда такая невероятная. И ты простила его?
   -- Конечно, простила. Он замечательный человек. Я научилась прощать. Ева Фрейл сказала мне, что когда-нибудь мне придётся простить и Козакова. Я тогда такого представить себе просто не могла. Но сейчас я Виктора уже практически простила. Он, пожалуй, меньше виноват передо мной, нежели я перед ним.
   -- О, Господи! -- в который раз помянула Всевышнего Тверская. -- С кем я сейчас разговариваю? Это совсем не та Алёна Серова, которую я знала. Это совершенно другой человек!
   -- Наверное, так оно и есть, Аврора Аполлоновна. Мне то же самое говорила и Ева Фрейл, и мой парень, его зовут Анатолий.
   -- И как тебе работается в компании?
   -- Нормально. Я понимаю ваши сомнения. Ранее таким уж хорошим работником я не была. Но поиски работы, желание закрепиться на ней заставили меня немного подтянуть свои знания. Я и книги по специальности штудировала.
   -- Даже так?
   -- Да, жизнь заставила. Вот почему я сказала, что у меня совершенно нет зла ни на Еву, ни на Виктора. Именно благодаря им я изменилась. А раньше... Вы меня правильно тогда назвали дрянью, такой я когда-то и была.
   -- Да-а, -- протянула Тверская, -- такая Алёна мне нравится. А Фрейл тебе сразу поверила?
   -- Сразу. Но она умная, она меня в том же кафе немного проверила.
   -- Каким образом?
   -- Она меня как бы протестировала, задав несколько вопросов по менеджменту предприятий. И моими ответами она осталась довольна.
   -- Молодцы и Ева и ты. А почему ты не вернулась, к примеру, в "Козерог"? Или Ева тебе этого не предлагала?
   -- Предлагала. Но я категорически отказалась. И она меня поняла. Как бы меня там восприняли, если даже вы со мной разговаривать не желали?
   -- Я задним числом тоже прошу у тебя прощения, -- вздохнула, улыбнувшись, Аврора Аполлоновна. -- Видишь, и я уже начинаю просить прощение. Я тогда выгнала тебя из машины, не захотев продолжать с тобой разговор. Но тогда ты, наверное, этого заслуживала. А вот сейчас нет. Да, жизнь, хотя и суровая штука, но людей порой излечивает. Мне сегодняшняя Алёна Артуровна Серова определённо нравится. Ты извини меня и за сегодняшнее начало разговора, я к тебе вначале относилась с излишней настороженностью. В общем, так, чтобы загладить свою вину, я приглашаю тебя в гости. Я живу одна, ну, не одна, а с дочерью, но больше у меня никого нет. Одну свою подругу я в своё время отшила, а новых у меня не появилось. Но ведь правильно говорят, что старый друг лучше новых двух. Вот я и приглашаю в гости свою старую подругу. И теперь я уверена, что она будет хорошей подругой. А поговорить нам с тобой есть о чём. Мне понравилось сегодняшнее общение с тобой. Ты стала очень рассудительной женщиной. Где я живу, ты знаешь, адрес прежний. Придёшь?
   -- Спасибо за приглашение, -- обрадовалась за приглашение Алёна. -- Конечно, приду. А когда?
   -- Когда сама захочешь. Позвонишь мне. Номер мобилки тоже прежний. Или ты уже выбросила мой номер из памяти своего телефона?
   -- Вы знаете, честно признаюсь, несколько раз намеревалась это сделать, но так и не решилась. Что-то меня останавливало.
   -- Вот и отлично. Можешь прийти ко мне и со своим кавалером.
   -- Нет, -- помотала головой Серова. -- Первый раз я навещу вас точно одна. А там видно будет.
   -- Ну, как хочешь. Тогда, наверное, всё. Удачи, тебе Алёна!
   -- И вам того же, Аврора Аполлоновна. До свидания!
   -- До встречи!
   А вот эта неожиданная встреча двух бывших подруг после слов прощания Тверской была уже завершена. Но теперь обе женщины были уверенны, что это теперь далеко не последняя их встреча, а слово "бывшая" вскоре успешно исчезнет как из совместного лексикона, так и из их памяти тоже. Ведь расставались женщины уже вновь, почти как и прежде, если и не такими пока уж близкими подругами, то, по крайней мере, хорошими приятельницами. И всё у них было ещё впереди.
  

ГЛАВА 25

"...явление Христа народу"

  
   Итак, заканчивался уже первый весенний месяц 2016-го года. Несмотря на сложное экономическое положение в стране лично у Алёны Серовой и у Анатолия Чеснокова всё сейчас складывалось нормально. Новый год, как и вечер перед Рождеством в прошлом году, они встретили вместе в квартире Анатолия, тот успел-таки к этой дате привести своё жилище в порядок, так что это было как бы новоселье. До Рождества Алёна никогда не бывала в квартире Чеснокова. Она уже с улыбкой вспоминала время, проведенное четыре с лишним года назад вместе с Анатолием (а тогда она знала его как Виктора Смирнова) будто бы в его жилище, на самом деле съёмной квартире.
   Но проживали они сейчас вместе в квартире Серовой. Это было удобней - они сейчас работали в одной компании, а подземный паркинг, в котором стояла машина Алёны, находился поблизости с её домом. Вот они вместе и ездили на личном автомобиле Серовой на работу и с работы. При этом чаще машину водил именно Чесноков - права он имел давно, но собственной машины у него не было. У Алёны был автомобиль "Hyundai Solaris" с автоматической коробкой передач, а потому протез не мешал Анатолию управлять машиной. Но сейчас это было не так уж и существенно. В последнюю субботу марта Анатолий с Алёной полдня провели на свежем воздухе, - было уже достаточно тепло, - гуляя по весенней столице. Вечером, после ужина они одним глазом смотрели по телевизору посредственную развлекательную программу и параллельно негромко беседовали на различные темы. И вдруг Алёна, как бы что-то вспомнив, обратилась к Чеснокову:
   -- Слушай, Толя, ты в конце прошлого года много рассказал о том, как ты воевал в Украине, как получил ранение, как лечился и прочее. Но ты почти ничего не рассказал о самой войне. Тогда наш разговор на эту тему перебила беседа о моей работе и о твоих планах протащить меня в "Афину". А потом всё как-то забылось. Расскажи более детально о той войне.
   -- Алёна, ну что о войне рассказывать? Война как война, как и все подобные ей войны. И она жестокая штука. Ну, что тебе рассказывать? Как людям руки, ноги отрывало, как гибли люди? Тебе это нужно? Хотя... на войне разные вещи происходят, и порой довольно любопытные.
   -- Да? Расскажи, интересно послушать.
   -- Хорошо. Тогда я сейчас расскажу тебе одну историю. Но, перед этим я хочу спросить тебя - ты всё ещё продолжаешь верить в путинскую пропаганду?
   -- Я в неё уже почти и не верила после всего прочитанного в Интернете. Правда, как я тебе и говорила, некоторые сомнения были. Ну, не верилось мне, что можно так постоянно лгать по телевизору. Хотя я и раньше на работе слышала от некоторых людей, что всё это неправда, или не полная правда. Но вот после твоего рассказа я уже практически не верю всей нашей российской лжи.
   -- Прекрасно. Ладно, я тебе расскажу интересную историю об одном мальчишке.
   -- О мальчишке...? А мальчишка-то при чём здесь?
   -- Этот мальчишка находился с нами на передовой.
   -- Мальчишка воевал?!
   -- Ну, не столько воевал, но, всё же, некоторое время находился с нами именно на передовой, даже под артобстрелы попадал.
   -- Хм, странно. Вот уж не думала, что и дети в этой войне участвуют.
   -- Понимаешь, Алёна, во все времена на войну тем или иным образом попадали и дети. Так было и в Первую мировую войну, и в гражданскую, а что уже говорить о Второй мировой войне - сыны полка, малолетние партизаны, подпольщики... Да и ранее такое было, например, в войне с Наполеоном. И даже девицы воевали.
   -- Какие ещё девицы?
   -- А ты вспомни фильм "Гусарская баллада", эта история имеет реальные корни, хотя немного и изменена. Была такая кавалерист-девица Надежда Дурова. Родом она, кстати, из Киева. И она служила в казацком полку под видом юноши. Правда, в Отечественную войну она была гораздо старше героини фильма Шурочки Азаровой и командовала уже полуэскадроном.
   -- Ладно, я поняла. Давай, рассказывай о своём мальчишке.
   -- Мальчишка как раз не мой, он родом с того же таки Донбасса. Ладно, слушай. Дело было так.
   Анатолий начал вспоминать и пересказывать Алёне события далёкого лета 2014-го года - именно далёкого, прошло уже более полутора лет, но этот период вместил в себя очень уж много событий в непростой жизни Чеснокова...

* * *

   Был разгар лета 2014-го года, начался июль месяц. В первой декаде месяца, с 4-го по 6-е июля батальон "Донбасс" принимал участие, как ранее кратко известил Алёну Серову Анатолий Чесноков (начало боевого пути батальона), в освобождении от террористов городов Николаевка, Константиновка, Карловка Донецкой области. Через пару дней, 8-го июля в зону проведения АТО прибыла ещё одна рота этого батальона. Но именно в этот очень важный и нужный для батальона день сюрприз ожидал и роту, в которой служил Чесноков - в её расположении появился какой-то паренёк, на вид ему было лет 13-15. Откуда он взялся и как прошёл блокпосты - было непонятно. Правда, если он попал в расположение батальона со стороны не оккупированных территорий, то это было несколько проще - как бы там ни было, но с тыла контроль был слабее. Но, тем не менее, в зону АТО так просто гражданские лица не попадали.
   -- Это ещё что за явление Христа народу? Ты как сюда пробрался? -- начали спрашивать бойцы у мальчишки.
   -- Молча, -- буркнул тот.
   -- Это понятно, что молча, если бы что-то говорил, то наверняка тебя сюда не пустили.
   -- Та-а, -- протянул пацан, -- так уж прямо сложно к вам пробраться. Может, дороги и перекрыты блокпостами, но поля, рощи, лесопосадки и прочее не особо контролируются.
   -- Здравствуйте вам! - не контролируются. Ещё как контролируются. Боевики-то не пролазят. Да ещё мины есть, растяжки и прочее.
   -- Так это же на границе с ДНР, а я с этой стороны пришёл. Я как бы следом за вами пробирался.
   -- С этой?! -- удивились воины. -- А чего тебе дома не сиделось? Что ты родителям-то наплёл, убегая сюда. Они же наверняка тебя разыскивают.
   -- Никто меня не разыскивает. Нет у меня сейчас дома. И родителей нет. Я вообще-то жил ранее на той стороне, -- мальчишка кивнул головой куда-то в сторону.
   -- Не понял. То ты с этой стороны, то - с той. И откуда же ты на самом деле? -- спросил боец под позывным "Лис".
   -- Ну, я раньше жил под Краматорском, а он ведь до средины июля был под контролем сепаратистов. Так что я всего два месяца, как мотаюсь по основной части Украины.
   -- А почему мотаешься? Сейчас-то Краматорск наш.
   -- Нет у меня там никого.
   -- Как нет? А где же ты жил ранее?
   -- В Енакиево.
   -- Тьфу, -- сдвинул плечами боец "Колян". -- То в Краматорске, то в Енакиево. Что-то ты путаешься. Может, передать его в СБУ? -- спросил он взводного с позывным "Сват". -- А вдруг это лазутчик ДНР-ский.
   -- Погоди. Не верю я, что он лазутчик. Сами разберёмся, -- остановил тот его и обратился к мальчишке. -- Ты так и не ответил, что тебе понадобилось на передовой. Это же не площадка для игр. Здесь иногда и убивают.
   -- А то я не знаю.
   -- А если знаешь, то чего сюда полез?
   -- Я сестру свою разыскиваю.
   -- Она что, медсестра?
   -- Да какая там медсестра. Ей всего 10 лет.
   -- Вот те на! И чего же ты её в окопах ищешь? Как она сюда попасть может? Детей без родителей увезли в детские дома, интернаты.
   -- Я знаю. Я и там её искал.
   -- Где это там?
   -- В Одессе, Днепропетровске. Нет её там.
   -- Так, а ну давай-ка рассказывай всё по-порядку. Когда ты её начал искать, и с чего всё началось? И почему родителей нет? Не один же ты жил то ли в Краматорске, то ли в Енакиево.
   -- Не один. Но сейчас один.
   -- Как тебя зовут? -- спросил "Сват".
   -- Серёга. Сергей Ветров.
   -- Так вот, Сергей, рассказывай всё внятно. Что нам клещами из тебя всё вытягивать. Итак, где ты конкретно жил? С чего началась твоя история с поисками сестры? Всё, ты сам спокойно всё рассказываешь, а мы по ходу задаём тебе вопросы, если что-то непонятно будет. Лады?
   -- Лады.
   -- Итак...

* * *

   -- Я жил с отцом, мамой и сестрой в Енакиево. Отец и мама работали на ЕМЗ. Отец...
   -- Что это такое - ЕМЗ? -- перебил мальчишку один из бойцов.
   -- Енакиевский металлургический завод, -- ответил за мальчишку другой боец с позывным "Донец". -- Я родом с Донбасса, был когда-то и в Енакиево, так что знаю этот завод. Его чадящий разноцветный дым из труб видно отовсюду. Этот завод, насколько я знаю - это собственность Рината Ахметова, и принадлежит к самым богатым предприятиям Донбасса. А сам Енакиево - крупный город, причём областного значения, с железнодорожной станцией.
   -- Хорошо. Спасибо за подсказку. Продолжай Серёжа, -- приказал, или попросил "Сват".
   -- Ну, отец работал на заводе резчиком металла, выполнял работы по порезке металла на каких-то механических ножницах, так он говорил. Цех, где он работал, не был главным, не знаю, как это сказать. Там были другие цеха, отец рассказывал, в которых работали плавильщики металла, литейщики, или кузнецы. Вот они хорошо зарабатывали. А отец - меньше них. Ну, жили мы, вообще-то, нормально, но отец всё время говорил, что нужно бы денег побольше. И в апреле он исчез из дома, мамка сказала, что он уехал куда-то на заработки. А мама работала на заводе в какой-то лаборатории. Я и Ленка, конечно, в школу ходили.
   -- Ленка - это твоя сестра? -- спросил кто-то.
   -- Ну да, сеструха.
   -- И как же она пропала?
   -- Она не сразу пропала, это позже случилось, уже когда мамку убили.
   -- Так, -- рассердился взводный, -- хватит мальца перебивать несущественными вопросами. Иначе мы и до ночи от него ничего толкового не услышим. "Колыма", тебе что, непонятно было, что Ленка - это его сестра? Не бабушка же это. Всё, Серёжа, слушаем дальше.
   -- Отец ушёл из дому где-то в средине апреля, я не помню, 16-го или 17-го числа, а через 10 дней, 26 апреля, в субботу мы втроём поехали в Краматорск.
   -- Зачем? -- перебил Сергея уже сам "Сват". -- Ведь в это время и Краматорск, и Славянск, и Артёмовск уже захватили боевики.
   -- Ну и что, -- пожал плечами Сергей. -- Это же были, вроде, наши люди - с Донбасса. Кто тогда думал, что это бандиты.
   -- Ладно, понятно. И в самом деле, поначалу никто ничего плохого и не подозревал. Продолжай. Зачем вы в Краматорск-то поехали?
   -- Мы не в сам Краматорск поехали, -- объяснял мальчишка, -- а в Ясногорку. Это посёлок городского типа рядом с Краматорском, как бы его окраина, до центра Краматорска от него всего 7,5 километров. А до улицы Серго Орджоникидзе, это уже Краматорск - вообще всего пара километров. Сам посёлок небольшой, но хороший - в нём есть две школы, несколько магазинов и многое другое... Через посёлок протекает река Казённый Торец. Правда, она в посёлке небольшая.
   Казённый Торец являлся правым притоком Северского Донца. Начинается он на северо-западных склонах Донецкого кряжа. Склоны реки в основном обрывистые. Русло извилистое, средняя ширина его в среднем и нижнем течении 20-30 м, есть и пороги. Глубина реки до 2,5-3 м. На Казённом Торце сооружено много прудов и водохранилищ, через русло реки проходит трасса канала Северский Донец - Донбасс. На Казённом Торце расположены города Краматорск и Славянск, в бассейне реки расположен также город Константиновка.
   -- Мой отец родом из Ясногорки, -- продолжал тем временем Серёжа, -- там жили раньше мои бабушка и дедушка. Но дедушка, его звали Поликарп Иванович, умер 3 года назад, ему было тогда 68 лет. И похоронили его в Ясногорке, конечно. У нас там два кладбища на одной улице.
   -- Интересно, -- протянул боец с позывным "Горец", -- на одной улице 2 кладбища. Странно как-то.
   -- Так и улица-то непростая, -- улыбнулся Сергей. -- Она очень длинная, проходит через весь посёлок, последние дома там под номером то ли 643, то ли 645, я уже не помню.
   -- Ого!
   -- Да, такая вот улица - улица Кирова. А дом бабушки и дедушки стоял на улице Петровского - это в пяти кварталах от улицы Кирова. Между ними улицы Карельская, Николаевская и ещё пара улиц, не помню уже их названий.
   -- Кирова, Карельская, Николаевская, Петровская, -- ухмыльнулся один из бойцов. -- Все названия связанные с русской историей, но никак не с украинской.
   -- А у нас, то есть в Ясногорке все улицы такие. Там ещё есть такие улицы как Волховская, Куприна, Гайдара, Рылеева, Курчатова, Тухачевского, Подвойского, Вацетиса, Багратиона.
   -- Ёлки-палки! А улицы в часть украинских писателей или других известных личностей в твоей Ясногорке есть?
   -- Украинские...? Не помню. А-а, есть улица Леси Украинки, она проходит в 2-3-х кварталах от улицы Кирова - параллельно ей.
   -- Ладно, хватит об улицах! -- повысил голос "Сват" -- Мужики, вы что, географию или историю посёлка намерены изучать? Продолжай, Серёга. Ты там что-то говорил о кладбищах на твоей длинной улице. К чему ты их приплёл? Кроме того, что дедушка твой там похоронен.
   -- Ну, эти кладбища расположены в начале и в конце улицы Кирова - на одну и на другую сторону посёлка, это уже его конец. И вот как раз на кладбище, где улица Кирова заканчивалась, где дома с 600-ми номерами и были похоронены дедушка и бабушка.
   -- Погоди, ты же говорил, что умер только дедушка.
   -- Я не говорил, что только, а сказал, что он умер три года назад. А бабушка прошлым летом умерла. Хорошая была бабушка, -- вздохнул Серёга. -- Бабушка Маша, Мария Владимировна. Отец должен был этим летом памятник на её могилку поставить, она похоронена рядом с дедушкой. Но теперь неизвестно, когда будет этот памятник.
   -- Хорошо, -- вставил слово взводный, -- это понятно. Только непонятно, что это ты так подробно о кладбище рассказываешь. Вы именно с этой целью с мамой ехали в Краматорск или в эту твою Ясногорку?
   -- Ну да.
   -- Зачем?
   -- Как зачем? На день поминовения усопших. Мы приехали в Ясногорку в субботу вечером, а во вторник и был день поминовения.
   -- Точно, командир, -- подтвердил информацию Серёги "Лис". -- В этом году, если помнишь, Пасха праздновалась 20 апреля, причём одновременно и у православных, и у католиков. А через неделю, ну чуть больше, был и  день поминовения, то есть Радоница. Радоница считается как бы Пасхой для усопших.
   -- Ладно, понятно, -- резюмировал взводный. -- Давай дальше. Хотя, нет - стоп! Блин! Ну мы и "гостеприимные" хозяева. Малец вон слюнки глотает, а мы не догадались его покормить. "Кок" уже что-то варит, запахи идут. -- Боец с позывным "Кок", который работал на кухне, когда-то служил на флоте, вот потому и получил такую кликуху. -- Ты когда ел в последний раз? -- обратился к маленькому гостю взводный.
   -- Вчера, -- тихо протянул тот.
   -- Вот! - вчера. А время-то уже почти обеденное. Но "Кок" ещё нескоро приготовит обед. Что у кого осталось из сухих пайков или волонтёрской помощи?
   -- Да какие там наши сухие пайки, -- махнул рукой боец "Слесарь", многие получали позывные, связанные с их специальностью. -- Консервы съели, а пацан что, галетами будет давиться? Вот если бы американский сухой паёк был, тогда другое дело.
   -- Ага! -- скривился пожилой боец "Дед". -- Один раз их только и видели, и то всем не досталось. Интересно, куда их подевали?
   Американские сухие пайки MRE ещё в конце марта доставили в Украину в количестве около 330 тысяч комплектов. Но на передовой о них больше слышали, нежели видели. А видеть как раз было что (потому-то до защитников Отечества они мало и доходили). Сухой паек США поражал разнообразием рационов. Всего их существовало 24 варианта, которые были рассчитаны на однократный приём пищи. В боевых условиях можно было полакомиться, например, бифштексом с грибами, свиными отбивными по-ямайски, гуляшом, печёными яблоками, спагетти с овощами, пельменями с телятиной, грудкой индейки, рисом по-креольски и т. п. Ещё в набор сухого пайка входили: галеты или хлеб, джемы, ореховое масло, мягкий сыр, печенье, кексы, желе, шоколад, сухофрукты, орехи, фруктовые напитки, молочные коктейли и прочее. Одних гарниров к мясным блюдам было 10 вариантов. При этом для разогрева продуктов в MRE включался специальный пакет с беспламенным химическим нагревателем, на основе карбида и воды.
   Для сравнения можно привести перечень продуктов, который входил в сухой паёк украинской армии: консервы, каша рисовая, гречневая, перловая, мясной или печёночный паштет, галеты, чёрный чай и натуральный растворимый кофе. И на этом перечень заканчивается. Но и эти пайки попадали на передовую нерегулярно. Бойцы в окопах чаще питались продуктами, которые привозили волонтёры. А вот здесь уже было разнообразие. Наряду с мясными консервами, пирогами, пиццами могли быть и такие блюда как фасоль с мясом, различные паштеты, вареники, плов, голубцы и прочее. И, конечно же, крупы и сырые овощи для самостоятельной готовки.
   -- Куда, куда, а то ты не знаешь, -- зло отреагировал на вопрос "Деда" "Слесарь". -- Торгуют ими, а денежки в карман. Да уж, наглядно видна забота об армии со стороны Министерства обороны или того же таки Лясынюка. Он полностью оправдывает свою фамилию - только лясы точит. Болтать здорово научился, а помощи-то бойцам, да и простому народу - ноль. Да и вообще, идет саботаж со стороны вышестоящего командования, со стороны Министерства обороны и со стороны руководства АТО. Да и никакая это не антитеррористическая операция, а самая настоящая война, в которой участвуют части российской армии. Надо вводить военное положение, надо предпринимать жёсткие меры к саботирующим элементам, которые оказались в Генштабе и в руководстве АТО. А что делается? Да ничего не делается. В самом Министерстве обороны никак порядок навести не могут.
   -- Так, хватит дискутировать и обговаривать действия командования, -- остановил бойцов взводный. -- Устроили здесь политинформацию. Давайте по теме. Что у кого есть из продуктов? Хлеб-то имеется, конечно, а вот что к хлебу? Паштет или тушёнка есть?
   -- У меня есть фасоль с мясом, -- после недолгого молчания остальных заявил "Лис".
   -- Отлично, тащи!
   Через пять минут Серёга уже лакомился этим блюдом, которое было упаковано в пластиковые контейнеры. У многих бойцов имелись дети, а потому на десерт они притащили столько своих запасов типа печенья, пряников или конфет, что мальчишке с ними не управиться было и за пару дней. К сладостям заварили Серёже чай.
   -- Вот теперь порядок, -- удовлетворённо протянул "Сват". -- Теперь, Серёга, можешь продолжать свой рассказ.
   -- В общем, пошли мы с мамкой втроём в воскресенье на кладбище. Нужно было могилки в порядок привести, чтобы во вторник уже помянуть дедушку с бабушкой. Там старой прошлогодней травой всё позарастало. Мама траву меленькой сапкой полола, точнее с корнем выкапывала, а мы с Ленкой относили её за пределы кладбища - там специально было место для различного мусора. И вот когда мы возвращались к могилкам, услышали мамины крики. Мы побежали к ней, а она, увидев нас, начала кричать, чтобы мы убегали. А её трое мужиков в камуфляжной форме тащили в сторону посадки. Ленка разревелась и бросилась к маме, я её пытался удержать. А те гады и сами кричали нам, чтобы мы убирались прочь. Один из них ещё и погрозил нам автоматом - они у них у всех были за спиной. Тут уж и Ленка перепугалась. В общем, мы убежали, бросили мамку... -- у Серёги на глазах появились слёзы.
   -- Успокойся, Серёжа. Что вы, дети могли сделать против вооружённых бандитов.
   -- Мы бросили маму... -- сквозь слёзы горевал мальчишка.
   -- А что, на кладбище никого из взрослых не было?
   -- Когда мы шли на кладбище, то видели некоторых, но это было в начале кладбища. А могилки дедушки и бабушки были почти в конце. И в этом районе никого не было, мы были одни. Наверное, другие могилки жители посёлка планировали привести в порядок в понедельник. А мы-то пошли на кладбище в воскресенье. А что нам было в пустом доме делать?
   -- И какова судьба твоей мамы?
   -- Я её увидел ещё только один раз, на следующий день, -- слёзы катились по щекам мальчика, но он мужественно сдерживал рыдания, стараясь даже не всхлипывать. -- Но только уже мёртвой - когда её вечером следующего дня хоронили на том же кладбище. Утром местные жители нашли её в той же посадке. И хоронили маму очень поспешно, не дали даже нормально с ней попрощаться. Боялись бандитов.
   -- Прости, Серёжа. Разбередил я твою рану.
   -- Ничего, я уже привык.
   -- А твои бабушка и дедушка по маме, они где живут? Их ты не разыскивал?
   -- Мама родилась в Курской области. Я тех своих бабушку и дедушку практически не помню. Я всего один раз у них был, и то малышом. Я даже не знаю, живы ли они.
   -- Понятно. Так, "Колян", -- взводный обратился в сторону бойца, который предлагал сдать Сергея в СБУ, -- ты по-прежнему считаешь, что это лазутчик ДНР-ский?
   -- Не знаю. Похоже, что нет. Но ведь бандиты используют подростков, ты же знаешь, "Сват". Это ведь подтверждает даже Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ.
   То, о чём высказался "Колян", знали практически все. Была информация о втягивании несовершеннолетних в ряды незаконных вооруженных формирований. С конца мая они принимали активное участие в деятельности вражеских разведывательных групп в районе Донецкого аэропорта, несли охрану с оружием на блокпостах. Да и вообще, во многих местах та же миссия ОБСЕ видела детей, одетых в камуфляжную форму с оружием в руках, например, в районе посёлка Широкино. Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ на Украине начала работу 21 марта в связи с обращением правительства Украины в ОБСЕ. Что касается несовершеннолетних боевиков, то один из таких юнцов даже входил в состав спецбригады террористов "Восток" под управлением его командира Александра Ходаковского. Среди бойцов украинской армии даже ходили слухи о том, что этим детям платят по 300-350 долларов - неплохие деньги для юнцов. Так ДНР-цы оценивали возможную гибель юного воина.
   -- Я знаю об этом, -- ответил бойцу взводный. -- Но ты хочешь сказать, что этот парнишка такой отличный актёр, что рассказывает о своей маме со слезами на глазах. При этом он не рисуется, а наоборот, старается сдерживаться. А ну, "Колян", попробуй ты перед нами подобный "спектакль" устроить. Получиться ли это у тебя? -- раздался сдержанный смешок других бойцов.
   -- Ну, это я просто решил перестраховаться, -- оправдывался тот, -- мало ли что.
   -- Так перестраховаться, что сразу пацана в СБУ решил направить? Хорошо ещё, что не в ФСБ. Ладно, замяли эту тему. Серёжа, -- обратился он к мальчишке, -- но что же случилось с твоей сестрой, куда она девалась? Вы же вместе были.
   -- Вместе. Мы даже побежали к тем людям, которые в начале кладбища прибирались, рассказали о маме и попросили помощи. Но все отказались. Я их понимаю - что они, безоружные могли сделать. И нам пришлось возвращаться домой. Но, когда мы возвращались домой, Ленка всю дорогу ревела и говорила, что пойдёт искать маму. Чтобы она немного успокоилась, её забрали ночевать к себе соседи, а я ночевал в доме дедушки и бабушки - ожидал маму. Но она не пришла. А утром соседи сообщили, что ещё и Ленка пропала. Она, очевидно, ночью сбежала от них и отправилась на поиски мамы. Вот с тех пор я её больше и не видел.
   -- Понятно. Да, невесёлые дела. А что известно о твоём отце?
   -- Ничего. Тем более что в Енакиево я уже не возвращался.
   -- А там тебе и делать-то нечего, ведь это почти зона боевых действий, да и находится он на территории ДНР. -- В апреле в городе установила власть самопровозглашённая ДНР. -- Но вот что я хочу тебе сказать - скорее всего, твой отец как раз и воюет на стороне ДНР-цев.
   -- Мне уже это говорили. Я, конечно, и сам понимаю, что это, наверное, именно так. Там, в Енакиево многие были за Януковича. А отцу Янукович очень нравился. Да ещё и наш президент.
   -- Бывший президент, -- резко поправил его взводный.
   -- Ну, пусть, бывший, -- буркнул мальчишка.
   -- Ну, по телевизору чего только не покажешь, любого козла можно представить в привлекательном виде.
   -- А он его не только по телевизору видел, но и вживую.
   -- Как это? Где?
   -- Ну, это было давно, где-то в году 2007-м, наверное. Я тогда ещё совсем маленьким был, должен был только осенью в школу пойти. А в начале лета на ЕМЗ приезжал Янукович, на открытие какой-то домны, или ещё чего-то... -- Действительно, 1 июля 2007-го года Янукович, будучи Премьер-министром Украины присутствовал на торжественном пуске самой современной на Украине новой доменной печи N 5, на которой впервые в стране была использована комбинированная система охлаждения. -- Отец тоже там был, -- продолжал Ветров, -- и Янукович ему очень понравился. Он вечером рассказывал о том, что вот это мужик - здоровый, представительный, с приятной улыбкой на лице, в общем, свой парень, да ещё и наш, донецкий. Да ещё он и родился-то в нашем городе.
   -- Да-а, -- протянул взводный. -- А потом этот свой парень таких в Украине дров наломал.
   -- И не только дров, -- поддержал его "Лис", -- но ещё и людей столько "поломал". Одна Небесная сотня чего стоит. А, как говорят, в то время в Киеве далеко не сотня людей погибла, а гораздо больше. Кроме того...
   Продолжение размышлений "Лиса" не последовало, поскольку его перебил подбежавший боец, который обратился к "Свату":
   -- Товарищ лейтенант, разведка установила, что боевики готовятся к артобстрелу! С минуты на минуту начнут.
   -- Всем в укрытие! -- скомандовал взводный. -- Серёга, ты тоже с нами!
   Все торопливо направились к хорошо замаскированному блиндажу с деревянным покрытием в три наката. Но это была никак не землянка с режущим ухо словосочетанием "...землянка наша в три наката" (как это поётся в песне "На безымянной высоте" - намудрил со словами автор песни Михаил Матусовский), поскольку землянка так не строится, да и не является она фортификационным сооружением - укрывать от огня противника она не может! А вот блиндаж именно таковым и являлся. Это постоянное или временное фортификационное подземное сооружение для защиты от пулемётного, артиллерийского, миномётного огня, от напалма и оружия массового поражения, а также и для отдыха личного состава.

* * *

   На этом остром, но повседневном эпизоде (участники АТО привыкли уже) с приближающимся обстрелом Анатолий Чесноков сделал небольшую паузу в своём рассказе о мальчишке, неожиданно появившемся в расположении батальона, в котором служил "Охра". И это дало возможность Алёне Серовой задать рассказчику несколько вопросов.
   -- Я не поняла, Толя, а сам ты присутствовал при появлении мальчишки? Ты различные клички приводишь, или как они называются, псевдонимы, что ли...
   -- Позывные.
   -- А, ну да. Но о себе, об "Охре", как тебя там называли, ты не упоминал.
   -- Нет, как мальчишка появился в расположении батальона, я не видел. Мне это уже потом рассказали. Но немалую часть разговора "Свата" и других бойцов с Серёгой я слышал.
   -- А почему часть?
   -- Дело в том, что мы со "Сватом" были как бы коллегами по службе, я тоже воевал в должности командира взвода, после армии я имел воинское звание сержант. Но я командовал, естественно, другим взводом. А попал я на часть разговора с мальчишкой потому, что как раз пришёл обсудить со "Сватом" некоторые вопросы взаимодействия наших взводов. Но это могло и подождать, а потому я просто слушал разговор "Свата" и других бойцов с мальчиком, сам в беседу я не вмешивался - там любопытных и так много было.
   -- Вот теперь ясно. И даже стало ясно то, о чём ты ранее не рассказывал. Оказывается, ты там не рядовым бойцом воевал, а командиром был.
   -- Ой, Алёна, не смеши, -- улыбаясь, покачал головой Анатолий. -- Не такой уж большой командир - что такое взвод. Это просто минимальная тактическая единица, способная успешно вести наступательный бой и соединять в себе движение и огонь. Взвод состоит всего лишь из отделений, которых бывает обычно 3-4, хотя иногда может быть и больше. А состав самого отделения 8-12 человек.
   -- Ну, командир 40 человек - это тоже немало, -- уважительно протянула Алёна.
   -- Вообще-то, командир взвода - должность как минимум младшего лейтенанта. Но бывает, что и должность прапорщика - при недостатке офицеров прапорщики могут занимать низшие офицерские должности. Я после обучение в тех же Новых Петровцах и получил звание прапорщика. Чаще всего это хозяйственная должность, но в условиях военного времени не до жиру, и мой двухлетний опыт армии пригодился - вот так я и стал командиром взвода без специального военного образования. Хотя, сейчас и выпускники школ могут спустя небольшое время стать прапорщиками.
   -- Как это?! -- удивилась Серова.
   -- А вот так. Я это недавно узнал, уже здесь, в России. Например, в Серпуховском институте Ракетных войск наряду с офицерами сейчас готовят техников со средним военно-специальным образованием. По выпуску им присваивают звание "прапорщик". Ничего необычного в этом вроде бы и нет, если бы не одно "но". Наряду с рядовыми и сержантами в этом ВУЗе на прапорщиков впервые в истории российской армии обучают и выпускников школ. То есть ребят, которые прежде никогда не тянули солдатскую лямку. А ранее для подготовки данной категории военнослужащих наличие войскового опыта было обязательным условием.
   -- Интересно. Ладно, Толя, заканчиваем с этими взводами, прапорщиками... Рассказывай лучше дальше про мальчишку. Это более интересно. Нашёл он свою сестру?
   -- А вот с этим не так всё просто оказалось. Я далее уже более часто сталкивался с этим мальчишкой, с Серёгой, а потому наслышан об этих его поисках. Ладно, слушай...
  
  

ГЛАВА 26

Поиски сестрёнки

  
   Ещё во время того, как проходил обстрел, пребывая ещё в блиндаже "Сват" строго-настрого приказал Сергею Ветрову далее сидеть в укрытии и не высовывать отсюда своего носа. Но тот оказался упрямым мальчишкой.
   -- Ещё чего! Вы будете воевать, а я буду отсиживаться? Не будет такого. Дайте мне автомат, я тоже с вами.
   -- А может тебе сразу пушку дать? -- съязвил взводный.
   -- Пушку не надо, точнее орудие, я из него стрелять не умею. Точнее, может быть, и смог бы, но вот наводить орудие я не смогу, -- вздохнул Серёга.
   -- Ты смотри, -- рассмеялся "Сват", -- знаешь даже, что не пушка, а орудие. Значит, наводить не можешь, а стрелять из него смог бы?
   -- Ну, не знаю. Но мне кажется, что это не такое уж сложное дело. Главное правильно навести орудие на цель.
   -- А из автомата ты вот так запросто стрелять можешь?
   -- А что там сложного - передёрнул затвор, загоняя патрон в патронник, прицелился и нажал на спусковой крючок. Это же не орудие...
   -- А откуда такие познания об автомате? Стрелял, что ли?
   -- Нет, -- снова вздохнул Ветров. -- Пока что не стрелял. Но видел, как стреляют. А стрелять я стрелял из воздушки в тире. Так что прицеливаться я умею.
   -- А видел, как стреляют из автомата, реально или в кино?
   -- В кино, -- угрюмо, но честно ответил Сергей.
   -- Понятно. Хорошо, что отвечаешь без вранья. Ценю. Но ты, зная пусть хоть из кино о военных действиях, должен прекрасно понимать, что никакого автомата ты не получишь. Это личное оружие воина. И, значит, есть два запрета. Это именно личное оружие, и ты не воин. Воин тот, кто принимал военную присягу. О годах, о малолетстве, можно было бы уже и не упоминать.
   -- Я не малолетка, -- обиделся Ветров. -- Мне четырнадцать лет, а в Великую отечественную войну партизанили и меньшие по возрасту мальчишки. Да и сыны полков на фронте были.
   -- Были, но оружие им не давали. Они были заняты в тех же полках хозяйственной работой.
   -- Ну да, не только. Они в разведку ходили.
   -- Бывало иногда и такое дело, -- теперь уже вздохнул сам взводный, понимая, что беседа с этим юнцом дело непростое. -- Но не так уж часто. Это были исключения из правил.
   -- А партизаны?
   -- Но у нас-то нет партизан.
   В этом взводный был как раз не совсем прав. На передовой, конечно, никаких партизан быть не могло, но вот на территории ДНР и ЛНР они были. Правда, о них станет известно несколько позже. Через 4 месяца, 16-го ноября в п.г.т. Тельманово группой донецких партизан "Тени" будет захвачен российский генерал Сергей Андрейченко, будут также ликвидированы террорист Андрей Борисов ("Чечен") российские диверсанты Владимир Лысяков и Василий Протасов. В Украину российскую диверсионную группу направил Халил Арсланов - начальник Главного управления связи Вооруженных Сил Российской Федерации. В следующем году, 18-го января "Тени" спровоцируют бой между полицаями Лугандонии и ВС РФ. В итоге будут убиты 30 полицаев и 10 чеченцев. На следующий день ночью на блокпосту населённого пункта Саханка "Тени" уничтожат троих французских наёмников инструкторов. Следующий день для партизан станет тоже удачным - захватят в плен троих боевиков, одним из которых окажется опять-таки генерал-майор Павлов который предложит за свою жизнь один миллион долларов. Ответ партизан будет таковым: "До ср*ки твои доллары. Родина не продаётся!". Итог - ещё одного генерала, уже второго, не стало.
   -- К тому же, ты сам сказал, -- продолжал "Сват", -- что тогда была война, а сейчас идёт антитеррористическая операция.
   -- Ага! -- теперь в свою очередь съехидничал мальчишка. -- А то я не слышал, как ваши бойцы сами говорили, что это самая настоящая война.
   -- Вот ёлки-палки! -- качая головой, сердито обратился "Сват" к тому, кто об этом недавно заикнулся. -- "Слесарь", ты видишь, к чему приводит твой несдержанный язык! Ты бы лучше это высказал командованию, нежели говорил в присутствии юнца.
   -- Я могу и командованию это сказать, -- буркнул тот. -- Это правда, и все это знают. И поддерживают меня.
   -- Так, хватит! В общем, -- он уже переключился на Ветрова, -- никакой автомат ты не получишь, как и сам это понимаешь, и любое другое оружие тоже.
   -- Я хочу отомстить бандитам за мамку!
   -- За тебя им другие отомстят.
   -- Нет, я хочу сам.
   -- В этом месте на 99 % тех бандитов нет.
   -- Ну, я это понимаю. Тогда другие за смерть моей мамы ответят. А тем отомстит уже кто-нибудь другой.
   -- Ты же не будешь видеть, в кого лично стреляешь. Бандиты на 20 метров к тебе подходить не будут.
   -- И это я понимаю. Но я же сказал, что отомщу другим. Не обязательно видеть врага в лицо.
   -- Бывают случаи, когда нужно именно видеть.
   -- Это зачем ещё?
   -- Я к тому завёл этот разговор, что на месте какого-нибудь боевика может быть твой отец. В него ты тоже стрелять будешь? Сможешь выстрелить в отца?
   Сергей изумлённо взглянул на "Свата", не находя никаких слов в ответ на вопрос. Наступила долгая пауза. Молчали и остальные бойцы, до того просто слушая беседу взводного с мальчишкой, и то просто потому, что в замкнутом пространстве блиндажа делать им было нечего. Вряд ли кто ожидал такого вопроса лейтенанта, да и вообще такого поворота беседы. Но они понимали, что вопрос был отнюдь не риторическим. Наверное, понял это и мальчишка.
   -- Но он же воюет на стороне бандитов, -- нерешительно протянул он. -- А те мамку убили. Значит... -- Он, вероятно, и сам ещё не мог понять, что же это значит - отец это или враг.
   -- Нельзя рубить сплеча, Серёжа, -- как можно мягче начал втолковывать ему взводный. -- Да, он, возможно, воюет против нас, но он совсем необязательно враг, бандит.
   -- Как это?!
   -- А вот так. Ты вспоминал о Второй мировой войне. И тогда, и во все времена простые солдаты противником строго не наказывались. Ведь они просто выполняли приказы своих командиров. И, если те же боевики не убивают мирное население, не издеваются над нашими пленными, то это не бандиты. Я даже не знаю, можно ли их называть такими уж врагами. Да, в прямой военной стычке это враг. Если не убьёшь ты его, то убьёт он тебя. А вот вне боя...
   -- Точно, -- поддержал ротного не особо разговорчивый, но мудрый "Дед", -- С иными боевиками легче договариваться, нежели с некоторым нашим тупым непрофессиональным командованием. Это касается не командования батальона, а вышестоящего начальства.
   -- Правильно, -- поддержали "Деда" командира и другие бойцы. -- Мы ведь иногда напрямую контактируем с боевиками. В жизни большинство из них нормальные мужики. Но у каждого из нас есть свои принципы, и каждый защищает свои идеи. Хотя, чаще всего те же самые сепаратисты - это просто заблудшие души, это не Захарченко или Павлов, -- он же "Моторола".
   И бойцы были правы. Между боями случались общения украинских бойцов и ДНР-ми, и никаких конфликтов не возникало. Иногда террористы даже предупреждали украинских бойцов о том, что через какое-то время они начнут обстрел украинских позиций. Вероятно, именно подобные действия держал в уме "Сват", когда говорил мальчишке о том, что рядовые бойцы просто выполняют приказы своих командиров. Так, например, в конце года, в декабре ДНР-цы вместе с российским журналистом даже наведаются в гости на украинский блок-пост под Ясиноватой. Правда, один такой подобный случай вызвал немалый резонанс, и мнения резко разделились. Это произошло в районе донецкого аэропорта. Ротации украинских войск в этом районе аэропорта несколько раз происходили без каких-либо препятствий со стороны сил ДНР. И вот один раз на встречу возле аэропорта вышли комбат 93-й отдельной механизированной бригады подполковник Алексей Оцерклевич (позывной "Купол") и упомянутый ранее полевой командир ДНР "Моторола" (в сопровождении камер российского ТВ). Но не это вызвало нездоровый ажиотаж, а то, что в конце встречи "Купол" и "Моторола" пожали друг другу руки. Одни тут же назвали Оцерклевича предателем, другие же, защищая комбата, говорили о том, что если украинский Президент жмёт руку Путину, то почему нельзя подобное действие произвести и "Куполу", причём на значительно низшем уровне?
   Услышав то, что говорили на тему непростых в условиях военного времени отношений между противниками взводный и другие бойцы батальона, Сергей Ветров негромко протянул:
   -- Я понял. В отца, конечно, стрелять тяжело. Да, может быть, он и не так уж виноват. Действительно у нас, на Донбассе многие за Россию. Но они просто не всё понимают...
   Подобный разговор продлился ещё некоторое время, но вот артобстрел со стороны противника уже прекратился.
   -- Сергей, ты пока что остаёшься в блиндаже. Это приказ! -- заявил взводный.
   -- А вы мне не можете приказывать.
   -- Правильно, как военному не могу. Но как же тогда тебе можно было бы и оружие давать? А приказывать я тебе могу просто по праву старшего. Сиди пока что здесь, пока выясним обстановку.
   Обстрел позиций украинской армии длился минут двадцать, после чего все бойцы быстро заняли свои позиции - после артобстрела нередки были случаи попыток отдельных групп боевиков прорвать оборону, это были как бы разведки боем с целью нащупать слабые места в расположении противника. Но на сей раз пока что всё было спокойно. И разведка, спустя некоторое время, подтвердила, что активности со стороны противника нет. Теперь можно было отдыхать, или нести службу и на свежем воздухе. Да и дослушать рассказ мальчишки, до обеда ещё было время. Когда Серёга выбрался из блиндажа, взводный сказал ему:
   -- Как ты уже понял, оружия ты не получишь. Но одну военную амуницию ты должен обязательно иметь.
   -- Какую?
   -- Каску.
   -- Больно нужна она мне!
   -- Именно больно нужна, чтобы твоей голове, не дай Бог, ещё больнее не стало. Это передовая, и как ты видишь, здесь стреляют. И артиллерия, и миномёты, да и просто стрелковое оружие. К тому же, снайперы тоже имеются. Если не хочешь в течение двух минут быть выдворен отсюда, то каску ты обязательно наденешь. Ты видишь, чтобы хоть у одного бойца не было этой защитной амуниции?
   -- На голове у них каски не у всех.
   -- Сейчас не у всех, но все бойцы их имеют. Просто сняли сейчас, целыми сутками, да ещё летом ходить в каске непростое дело. А ты её ещё и не надевал. Так что обязательно будешь в каске. "Рыбак", -- обратился взводный к одному из бойцов, -- подыщи ему нужный размер каски. Хоть это добро у нас имеется в полном наличии. И ещё одно, -- остановил он бойца, который уже собирался исполнять приказание. -- Подбери также ему по размеру обувь, его полуботинки уже довольно изношены. А возможно, позже и форму ему подберём, то есть перешьём, подгоним под него.
   -- Есть! -- узнав у парня размер обуви, "Рыбак" тут же отправился выполнять приказание взводного.
   Через время Ветров сидел уже среди бойцов в каске. И, к удивлению, та была на него не так уж и велика -- отыскал-таки "Рыбак" подходящий размер.
   -- Вот теперь порядок, -- удовлетворённо отметил "Сват". -- Теперь можешь, Серёга, продолжить свой рассказ о поисках пропавшей сестрёнки. Где и как ты её искал? Ты вроде бы сказал, что в Одессе и в Днепропетровске. Почему именно там?
   -- Я узнал у жителей ближайших селений и в самом Краматорске, что больше всего детей было вывезено именно в Одессу. Правда, не сразу мне удалось это сделать. Со мной мало кто хотел общаться. Но, поняв, вероятно, что я так просто от них не отстану, всё же, раздобыли и сообщили мне эти сведения. Но это было уже значительно позже, только в средине мая. Сначала я просто рыскал по ближайшим сёлам и самому Краматорску, разыскивая Лену. Я её там искал около трёх недель. И только позже мне сказали, что многих детей из оккупированных территорий вывезли. Вот тогда я и поехал первым делом в Одессу, туда как раз в начале июня отправили большую партию детей.
   -- Так сразу и поехал? А деньги, билеты, документы какие-нибудь. Да тебя же с первого же поезда должны были бы снять.
   -- Деньгами, и немалыми, меня снабдили знакомые в Ясногорке, они же видели, что я один остался, без родителей, да ещё и без сестры. Документы, точнее документ, - справку, что я такой-то, уроженец Енакиево, то есть получается беженец - тоже они помогли выбить. Это и произошло где-то в средине мая. Но уже в самом Краматорске, потратили на это пару дней своего времени. А билеты... Я практически обходился без них. Кто решится высадить из поезда ребёнка-беженца, который убежал от бандитов?
   -- Ну и жук ты!
   -- А что мне оставалось делать? Я же понимал, что деньги мне ещё пригодятся, да ещё и питаться нужно было - не воровать же.
   -- А он прав, командир, -- протянул один из бойцов.
   -- Вижу, что прав. Ладно, поехали дальше. И в Одессе, как мы все понимаем, твоей сестрёнки не оказалось?
   -- Не оказалось. Неизвестно даже, везли ли её туда.
   -- А что, там ты не смог разузнать - была ли такая маленькая переселенка?
   -- Они ничего не знали, -- махнул рукой Серёга. -- Дело в том, что детей-переселенцев там не приняли. Точнее приняли, но далеко не всех.
   -- Как это, не приняли?!
   -- Да вот так. Сказали, что негде детей размещать. Да и были они, как мне сказали, по большей части из Луганской области.
   Действительно, 6-го июня в Одессу прибыла группа детей-сирот с Донбасса, которых должны были разместить в санаториях области, в частности, в Сергеевке - посёлок городского типа в Белгород-Днестровском районе, на территории которого был расположен крупный климатический курорт. Для обеспечения вывоза пассажиров из Донецкой и Луганской областей на период со 2-го по 9-е июня было даже увеличено количество вагонов в составах ряда поездов, в частности, курсирующих из Луганска и Донецка - на 5--6 вагонов (в целом до 18--20 единиц). Были также задействованы поезда формирования Приднепровской, Юго-Западной и других дорог. В итоге там собралось около 500 детей. Конечно, размещение такого количества переселенцев было непростой задачей. Кроме того, Председатель Одесской ОГА Игорь Палица отметил, что "ситуация такая, что санатории или уже разбазарены или находятся в состоянии разбазаривания", добавив при этом, что проблемы с расселением детей, спасающихся от войны, во многих случаях происходят из-за непатриотичной позиции собственников баз отдыха и санаториев. Тем не менее, 18-го июля из Луганска в Одессу поездом вновь отправились ещё 136 человек с особыми потребностями в сопровождении лиц из зоны АТО.
   В итоге из зоны боевых действий в районе Донецка были вывезены практически все дети-сироты, в том числе, дети с инвалидностью. Большую помощь в этом, нужно отдать должное, оказал фонд Рината Ахметова "Развитие Украины". Дети из зоны АТО размещались преимущественно в специализированных учреждениях, предназначенных для детей без нормы интеллекта, где они могли продолжить учёбу и получить по её окончанию документ о среднем образовании. А вот на временно оккупированных территориях они получали только справку, с которой ребёнок не мог перейти в нормальную образовательную школу или поступить в высшие учебные заведения.
   -- В общем, я помыкался в Одессе с неделю, разузнавая всё, а потом направился в Днепропетровск. Мне сказали, что многих детей-переселенцев повезли именно туда.
   -- Ясно, и что там?
   -- А ничего. Не оказалось там Ленки. Но в Днепропетровске, наводя справки о сестре, я пробыл почти до начала июля. Точнее, я ещё за это время заскочил - в средине июня - на неделю-другую и в Запорожскую область. В самом областном центре чуть раньше, 5-го июня, как мне сказали, поселились 60 беженцев из Донецка и Славянска, а по области в целом их было много.
   Ветров был прав в этом вопросе - всего в Запорожской области к началу августа было зарегистрировано 3 тысячи детей-переселенцев из Донецкой и Луганской областей. Их поселяли в Запорожском, Ореховском и Мелитопольском центрах социально-психологической помощи.
   -- В общем, всё это оказалось очень долгим и непростым делом, -- продолжал Сергей. -- И тоже следов Лены в Запорожье я не отыскал. А далее я вновь возобновил поиски в Днепропетровске, а город-то большой, и детдомов, интернатов там много. Но нелёгким делом всё это оказалось. Мало того, что со мной, как и в Краматорске, тоже мало кто желал общаться, так ещё норовили и меня самого упечь в какой-нибудь детдом.
   -- Не упечь, а поселить в детдоме. И эти намерения были совершенно правильными. Там ты жил бы на всём готовом, на государственном обеспечении. Но не это даже главное. В детском доме или интернате ты продолжал бы учиться в школе. А сейчас что? Ты весной в какой класс ходил?
   -- В восьмой.
   -- И не окончил его?
   -- Ну, не окончил, -- нехотя, опустив глаза, буркнул Сергей.
   -- Вот! А это было бы уже начальное среднее образование. А теперь что? Ты вскоре в девятый класс должен будешь ходить, а ты всё по городам болтаешься.
   -- Ну и что. Можно наверстать пропущенное. Могу подготовиться и сдать так экзамены, сейчас это разрешается - экс... не помню, как это называется.
   -- Экстерном. В интернате это действительно можно было бы сделать. Но когда и где ты будешь готовиться, мотаясь по городам?
   -- Ну и что, даже если и не смогу? Пропущу один год. Успею ещё школу окончить. Мне сейчас сеструху важно отыскать?! Понимаете это?! -- парень начал уже чуть ли не кричать.
   -- Ладно, успокойся. Со школой будем разбираться позже. Значит, в интернат или в детдом ты так и не попал?
   -- Попал. Один раз меня туда упекли, -- несмотря на замечание, продолжал употреблять слово "упекли" Серёга. -- С помощью милиции, конечно - так просто я им не давался.
   -- Интересно! И куда же тебя упекли, то есть определили?
   -- Ну, сначала направляли меня в городской детский дом для детей-сирот N 1. Я, конечно, отказался, а силком меня не смогли туда доставить. Но вот позже, это когда уже с милицией, меня поселили в детский приют "Надiя" для несовершеннолетних. Он находится в Жовтневом районе города, по набережной Победы. Директором там работает Майя Михайловна, фамилию не помню.
   -- Так, и как же ты оттуда выбрался?
   -- Как, как - просто сбежал.
   -- А деньги, документы у тебя в приюте не забрали?
   -- Э-э, нет, -- улыбнулся Сергей. -- Я уже был научен горьким опытом, когда меня пытались пристроить в детдом или интернат. А потому при себе я ничего с тех пор не держал. Справку и деньги я прятал в укромном месте, найти такое место в большом городе особого труда не составляло. Убежав из детдома, я забирал их на время и продолжал поиски. Но они оказались безрезультатными. После этого я и направился снова в сторону Краматорска.
   -- То есть ты полтора месяца по городам мотался?
   -- Ну, чуть меньше. В Одессу из Краматорска я выехал то ли 20-го то ли 21-го мая, точно уже не помню, да и не обращал я тогда внимания на даты. А из Днепропетровска обратно в сторону Краматорска я выехал 4-го июля, это я уже помню. На дорогу и попадание именно в ваш батальон у меня ушло четыре дня.
   -- Так, Одесса, Днепропетровск, Запорожье... Какие ещё города ты посетил?
   -- Больше никакие.
   -- Почему? Селят ведь детей-переселенцев, да и взрослых, почти во всех областях Украины.
   -- Вот именно, во всех областях. Сколько мне нужно было времени и денег, чтобы их все объездить?
   -- Хорошо, это понятно. И хорошо, что ты сам понял - всех городов, где есть детские дома, ты не объездишь. Но почему ты тогда вернулся снова в Донецкую область?
   -- Дело в том, что когда я был в Днепропетровске, я узнал одну новость. Правда, она только для меня была новостью, другие об этом давно знали. А я не знал.
   -- И что же это за новость?
   -- Не так давно, менее месяца назад в средине июня в Днепропетровск прилетел из России самолет с похищенными ДНР-ми или россиянами детьми. За пару дней до того группа детей из города Снежное, Донецкой области направлялась на оздоровление в Днепропетровскую область, но по пути была перехвачена вооружёнными людьми. А далее автобус с детьми отправился на КПП "Должанский" в Луганской области, и в Россию. Хорошо ещё, что их вовремя удалось вернуть. Вот так я впервые узнал, что Ленка могла попасть и в Россию.
   -- И что? О том, что многих детей ДНР-цы вывезли в Россию, мы знаем. Но ты что, в Россию собрался ехать?
   -- Нет, в Краматорск и Донецк.
   -- Вот это да! Но в Краматорске ты же уже был, зачем снова? А Донец-то оккупирован.
   -- Ну, в Краматорск потому, что, как мне сказали, Донецкая область, точнее её не оккупированная часть, входит в число областей, принявших наибольшее количество переселенцев.
   И это было именно так. На территориях Донецкой области, контролированных Украиной, в итоге было размещено более 100.000 человек, в том числе более 40.000 инвалидов и лиц пожилого возраста, а также более 22.000 детей. Больше всего внутренне перемещённых лиц было размещено в Луганской области (более 190.000 человек), на втором месте -  Харьковская  область: более 177.000 человек.
   -- А в Краматорске на площади Ленина, -- продолжал тем временем Ветров, -- и это мне подсказали, временно находится Донецкая областная государственная администрация. И ещё мне сказали, что Сергей Тарута, который её возглавляет, мужик нормальный, хотя и олигарх - он ведь сам донетчанин. Так что должен помочь.
   -- Логично. Но тогда почему ты сейчас не в Краматорске?
   -- А я в него всегда успею попасть, он ведь сейчас находится на нашей территории. А мне сначала нужно выяснить, не увезли ли сеструху в Россию. А это можно сделать только в Донецке.
   -- У боевиков, что ли?
   -- Ну, они ведь тоже люди. Хотя я не у них собираюсь это выяснять, а у городских властей. А ведь власть - это не обязательно боевики.
   -- Ты смотри! -- уважительно протянул "Сват". -- А мыслишь-то ты совсем не по-детски.
   -- А я и не ребёнок, -- зло огрызнулся Ветров.
   -- Пожалуй, ты прав. После всего того, что произошло с твоей семьёй, ты рано стал взрослеть. Но перейти линию разграничения тебе не удастся. Да мы этого и не разрешим тебе. Это очень опасно, учитывая то, что я тебе ранее говорил - мины, растяжки. Кроме того, могут просто убить, как с одной стороны, так и с другой, принимая за неприятеля. А ростом ты и в самом деле на ребёнка уже не смахиваешь.
   -- Я не собираюсь переходить нелегально, я перейду легально - через пропускной блок-пост, или пункт - не знаю, как правильно. Ведь есть же пропускные пункты, например, в районе Дебальцево есть подобный пропускной пункт. А от Дебальцево до Енакиево по прямой, насколько я знаю, всего 20 километров. А от Енакиево до Донецка ещё около 40 километров. Разве это расстояние? Правда, по трассе немного больше будет, но я и так доберусь.
   Мальчишка был прав. В районе Дебальцево как раз имелся контрольно-пропускной пункт по направлению "Фащевка - Дебальцево - Артёмовск". Украинские власти определили несколько транспортных коридоров для въезда и выезда из зоны АТО, на территории которых и оборудовали специальные пункты проверки гражданского населения. 
   -- А справки тебе достаточно будет?
   -- Достаточно. А в зоне АТО она мне вообще не нужна. Я уже знаю, что на детей, то есть на несовершеннолетних пропуск не нужно оформлять.
   И это было действительно так, для детей в зоне АТО пропуска были не нужны, несовершеннолетних пропускали без них. А вот гражданским лицам, чтобы получить пропуск в зону АТО необходимо было предоставить следующие документы: заявление с описанным маршрутом передвижения и сроках пребывания в зоне АТО, паспорт (оригинал и копия) и копия документа, который подтверждает необходимость поездки на контролируемую или неконтролируемую украинской властью территорию (например, документ подтверждает, что человек проживает в зоне АТО, справка о месте захоронения близких в зоне АТО, справка о болезни близких, которые проживают в зоне АТО, справка с места работы или другие документы). При этом можно было оформить как одноразовый и многоразовый пропуск.
   -- Так, пора заканчивать болтовню, -- глянув на часы, изрёк "Сват", -- время обеда. А его пропускать нельзя. Глянем, что там "Кок" сегодня сварганил. Сергей, ты, естественно, с нами.
   Обед проходил в спокойной обстановке, после недавнего артобстрела со стороны противника более никаких сюрпризов не было. Да и Сергея сейчас никто расспросами уже не тормошил - всему своё время. Но ситуация, тем не менее, осложнилась, и вовсе не со стороны противника - во время обеда, вероятно, решил обойти подконтрольную ему территорию ротный. И, конечно же, он тотчас приметил незнакомого ему "бойца" - в каске, но в гражданской одежде да ещё и такого юного.
   -- Это что за новости?! -- сурово спросил он. -- Почему в расположении роты постороннее лицо?
   -- Да вот, товарищ, капитан, -- вскочил "Сват", -- подкармливаем юнца-беженца.
   -- Какого беженца? Как он сюда попал?
   -- Случайно.
   -- Ты мне лапшу на уши не вешай. Никто сюда случайно попасть не может.
   -- Скорее всего, он вместе с волонтёрами приехал.
   -- Чепуха всё это, байки ваши! И вы у него до сих пор не выяснили, как он здесь оказался? -- ехидно спросил ротный. -- Ага, я вижу, что и второй взводный здесь. Так, "Сват" и "Охра", следуйте за мной!
   Когда они через минуту отошли в сторону, капитан устроил своим подчинённым разнос уже по полной программе:
   -- Вы что себе позволяете?! Несовершеннолетние пацаны на передовой! Чтобы через полчаса и духу его здесь не было, -- раскричался взводный, позывной которого был "Ворон".
   -- Николай Васильевич, -- "Сват", который был неплохо знаком с ротным, намеренно обратился к ротному по имени отчеству (как некое исключение). -- У этого пацана погибла мать, пропали отец и сестра, он сейчас один, как перст. Пусть хоть немного побудет, подкормится у нас.
   -- Во время обстрелов или боя он будет отсиживаться в блиндаже, -- добавил "Охра". -- В военных действиях он принимать участия не будет. Да и вообще, он может находиться в расположении хозяйственной части. Но будет как бы сыном батальона, или роты.
   -- Во-первых, -- реплика капитана в сторону "Свата", -- не пытайся меня разжалобить, таких историй с потерей близких сейчас хоть пруд пруди. А во-вторых, -- уже в сторону "Охры". -- Я понимаю, что у вас мозгов хватает, чтобы хоть не посылать мальчишку под пули. Но никаких сынов батальона. А если его увидит миссия ОБСЕ? Ты что, хочешь, чтобы с меня погоны сняли? Ты же прекрасно знаешь, что участие в боевых действиях лиц, не достигших 18 лет, является нарушением Конвенции о правах ребёнка.
   -- Но ведь то в боевых действиях. А он в них участия принимать и не будет.
   -- Ты что, всерьёз думаешь, что это меня или тебя спасёт? Кто будет разбираться, воюет он или нет? Находится на передовой - значит, воюет.
   -- Но он не будет на передовой, хозчасть-то находится не на передовой. Кроме того, товарищ капитан, сколько мальчишек в зону АТО попадает! И все незаконным путём.
   -- Я это знаю. Но отсюда они мигом, и уже вполне законным путём выдворяются. Да, многие мальчишки пытались сюда свой нос сунуть, но ты видишь их здесь, хоть одного? Кроме этого пацана.
   И "Охра", и ротный были правы оба. Это не афишировалось в средствах массовой информации, но случаи попадания малолеток в зону АТО имели место. Как и во все времена, об этом Анатолий Чесноков говорил Алёне Серовой, военная романтика как магнитом притягивала мальчишек в зону боевых действий. Бежать в АТО детей толкали 2 основные причины. Если это желание стать героем, показать себя, жажда приключений, то всё это ещё можно было направить в мирное русло: объяснить, что будущему солдату надо хорошо подготовиться, отправить его в секцию стрельбы, боевых искусств. Более сложное и распространенное был второй мотив  - желание отомстить за погибших близких, продолжить их дело или, победив, остановить битвы. В этом случае всё зависело от того, как семья переживает утрату. Если горечь проходила нормально, через полгода  душевная боль притуплялась. Если же ребенку не разрешали плакать, говорить о погибшем или отзываться о нём патетично, "иконизировать" его, что ли, то напряжение лишь усиливалось.  Подросток начинал искать свой выход.
   Психоаналитик Алина Мирошникова по этому поводу скажет: "Если ещё полгода назад специалисты рекомендовали оберегать ребенка от пугающей информации, то сейчас это нереально и вредно. Растёт поколение, для которых война - часть детства. Проще защитить ребенка от срывов, обсуждая с ним на доступном уровне происходящее, излагать вашу позицию. Чаще всего действовать самостоятельно пытаются те подростки, которые не надеются на взрослых".
   Кроме того, совсем не обязательно дети целенаправленно, то есть, имея именно такие подобные первоначальные помыслы, попадали в зону боевых действий. Тоже во все времена имели место случаи просто ухода детей из неблагополучных семей. Нередкими они были и в это напряжённое время. Через полгода начальник криминальной милиции по делам детей г. Киев Леся Зуб так прокомментирует ситуацию с уходом детей из семьи: "Если сравнить ситуацию сейчас с позапрошлым годом - мы увидим очень плачевную картину. Количество случаев, когда дети уходят из дому, увеличилось в 3 раза. Это связано с ситуацией в стране. У некоторых детей родители остались без работы и без денег. Взрослые начинают пить, дети из-за этого закрываются, покидают дома, скитаются в одиночестве по улицам. Посмотрите статистику - за 2 месяца преступность увеличилась на 50 %, хотя раньше она шла на спад".
   И куда, в первую очередь, попадали эти дети? - во многих случаях именно в зону АТО, даже если вначале такого действия они и не планировали. Но в этом случае своё "слово" уже начинала вставлять улица - советчиков и "умников" среди сверстников там было много.
   -- Вот и этот пацан пусть отправляется на территорию основной части Украины, в зоне АТО ему делать нечего, -- продолжал тем временем взводный.
   -- И кто его отправлять будет? -- спросил "Сват". -- То есть, кто его сопровождать будет, с кем он отсюда поедет?
   -- Вот пусть как раз и едет с волонтёрами. Или медики пусть заберут, если раненых отвозить станут. Или просто их машина за медикаментами поедет. В общем, это вы сами решайте.
   -- Он и от тех, и от других сбежит. Он уже и из детдома сбежал, куда его пристраивали.
   -- А я это прекрасно понимаю - что он сбежит. По виду пацан боевой. Но это уже не моя и не твоя забота. Мы его отсюда отправили. А то, что за ним в пути не доглядели, то, что тут поделаешь... -- он развёл руками.
   -- Он сестрёнку свою ищет, товарищ капитан, -- не унимался и "Охра". -- Он уже несколько городов посетил, но не нашёл её. Теперь он хочет выяснить, не увезли ли её в Россию. Парнишка-то и его сестра местные, из Енакиево - рукой отсюда подать.
   -- И ты ему в этом хочешь помочь? -- вновь съязвил ротный. -- Через линию фронта с ним пойдёшь?
   -- Нет. Он побудет пару дней, откормится, мы его продуктами и деньгами снабдим, а дальше он уже сам. И не через линию фронта, а законно - через пункт пропуска, у него справка имеется.
   -- Так, прекращаем пустые разговоры. Отправить мальца отсюда. Это приказ! Ладно, пусть до конца дня ещё побудет, -- и капитан уже начал смягчаться, -- а завтра найдите оказию, и отправьте его. За это время соберите ему деньги и продукты. Вот только я думаю, что никто ему в Енакиево ничего о судьбе его сестры не скажет.
   -- А он в Донецк хочет попасть.
   -- А там сепаратисты так и ждут его с распростёртыми объятиями. Дадут пинка под зад, и все разговоры. Они и сами вряд ли что-либо знают. Что, они составляли списки детей, угнанных в Россию? Тем более что это делалось в спешке. Это в самой России нужно узнавать. Там уже эти списки точно имеются.
   -- Если найдёт знакомых в Енакиево или Донецке, то могут помочь и с этим, как помогли ему ранее в Краматорске со справкой. А у сепаратистов-то связи с Россией хорошо налажены.
   -- Ладно. Это не наша забота. Сейчас забота, и она ваша - отправить мальчишку с передовой.
   -- Товарищ, капитан. Вы ведь понимаете, что мальчишка всё равно сбежит, сами об этом сказали. Так пусть он побудет у нас пару дней, а потом он сам, понимаете, сам уедет в свой Енакиево. И не нужно будет его никуда отправлять.
   -- Нет! Каждый час, проведенный им здесь, это только лишняя головная боль нам всем. Завтра отправить мальчишку! Я хочу сказать ещё одно: и ты "Охра", и ты "Сват", зарубите себе на носу и передайте другим взводным и командирам отделений - никаких детей в расположении роты и батальона. Всё ясно?!
   -- Так точно!
   -- Вот и выполняйте! -- взводный развернулся и направился в другую сторону от расположения кухни, да и самого взвода "Свата".
   Мальчишка, хотя и не слышал разговора ротного со взводными, прекрасно понимал, о чём они беседовали. И он также нисколько не сомневался в том, какая судьба ему уготовлена. В общем, ровно через сутки, сразу после обеда Сергей Ветров был отправлен в Харьков, куда возвращался микроавтобус волонтёров. Ему собрали немало денег, - помня о своих детях, бойцы не скупились, - и полный вещевой мешок продуктов, бо́льшая часть которых была недавно привезена теми же волонтёрами. Можно было отправить Ветрова в Харьков и автобусом, имелся рейс Дебальцево - Харьков в районе того же обеда (чуть раньше), но было хлопотно ехать в сам город, да и все бойцы понимали, что Сергей сбежит на первой же остановке. Понимали они, что, скорее всего, он убежит и от волонтёров, но в этом случае теплилась хоть какая-то надежда на то, что он отъедет подальше от зоны боевых действий, а там уже как карта ляжет. Впрочем, эти надежды были призрачными, потому что во время прощания с бойцами роты, Сергей усмехнулся и сказал "Свату":
   -- Я ещё к вам вернусь.
   Понимал это и сам взводный, а потому на прощанье он, молча, как-то довольно вяло всего лишь погрозил Сергею указательным пальцем руки.
  
  

ГЛАВА 27

"Серый ветер"

  
   После Николаевки, Константиновки и Карловки в активе батальона Донбасс" были ещё Артёмовск, Попасная, а в конце месяца уже города и Луганской области - Лисичанск и Первомайск. И вот после Первомайска снова Донецкая область - теперь уже Иловайск. Ещё в конце июля они были под Первомайском, а в первой декаде августа - уже под Иловайском. А ведь от Первомайска до Иловайска около 120 км. Вооружённые силы Украины запланировали операцию по освобождению Иловайска от террористов, которая и начнётся вместе с батальоном "Донбасс" 10-го августа.
   И вот в такое напряжённое время в расположении батальона "Донбасс" появились неожиданные новости. В средине первой декады августа к взводному "Охра" подошёл боец "Стриж" и доложил:
   -- Товарищ прапорщик, у нас вновь объявился "Серый".
   -- Да ты что?! -- удивлённо отреагировал взводный, прекрасно понял, о ком идёт речь.
   Дело в том, что позывной "Серый" получил мальчишка Сергей Ветров. Ему нравились короткие, ёмкие позывные военных (как кличка, только приятная, да ещё и военная), а потому в одной из бесед в первую половину второго июльского дня своего пребывания в батальоне (до отъезда с волонтёрами в Харьков) он попросил, чтобы и ему дали позывной. К этому склонялись и сами бойцы, которые обращались к подростку по-разному: Сергей, Серёга, Серж и т. п. А позывной сразу узаконит обращение, к тому же немало уже познавший в своей жизни пацанёнок понравился бойцам. Посыпались предложения, наиболее предпочтительными из которых были такие позывные для мальчишки, как "Серж", "Серый" и "Ветер" (связанный с его фамилией). Первый почти сразу же отмели, поскольку не очень-то хотелось переходить на французский манер. А вот два других подверглись бурному обсуждению. Подростку нравился и один, и другой позывной, а ещё больше даже "Серый ветер". Но позывные должны были быть короткими - из одного-двух слогов, а не из двух слов. В итоге остановились на позывном "Серый", посчитав, что "Ветер" больно уж серьёзный позывной для пацанёнка, к тому же в одной из рот один из бойцов имел такой позывной.
   -- А что, очень даже ничего, -- протянул один из бойцов. -- Серёга прыгает как серый заяц с место на место - Краматорск, Одесса, Днепропетровск. -- О приключениях мальчишки знала уже вся рота, если даже не большинство бойцов в батальоне. -- А сейчас уже Енакиево и Донецк.
   -- Он скорее рыщет в поисках сестрёнки как серый волк за Красной Шапочкой, -- улыбнулся боец с похожим на будущую "кликуху" Ветрова позывным "Рыжий".
   -- А мне и то и другое нравится, -- успокоительно улыбнулся Сергей. -- И волк, пожалуй, даже больше. Я уже не детский зайчик. Да и всё равно второго слова не будет, а "Серый" - нормальный позывной.
   На том все месяц назад и остановились. И вот теперь "Серый" вернулся в расположение батальона.
   -- И где он сейчас? -- спросил "Стрижа" взводный.
   -- С бойцами в одном из закоулков беседует. Он требует встречи с вами или со "Сватом".
   -- Ого! Уже даже требует? Ладно, пойдём, поговорим с ним.
   Собравшуюся, уже немалую группу бойцов "Охра" заметил ещё издали, мальчишка, очевидно, был е её гуще, потому что пока что глазу взводного того было не видно. Подойдя к группе, взводный недовольно скомандовал:
   -- Что это за еврейская толкучка? Немедленно рассредоточиться! Вы что, хотите, чтобы вас одной миной накрыло? Все по своим боевым позициям!
   Бойцы начали расходиться, недовольно, качая головой - не дал "Охра" с мальчишкой пообщаться. Но своего недовольства вслух не выражали, приказ есть приказ.
   -- Привет, "Серый"! -- поздоровался с Ветровым взводный.
   -- Здравию желаю, пане прапорщик, -- по-военному ответил тот.
   Вообще-то, в вооружённых силах Украины употреблялось и слово "пан" и слово "товарищ" (товариш, укр.). Но, Серёга знал, что в добровольческом батальоне "Донбасс" украинские патриоты, а потому и употребил именно слово "пан".
   -- Ты как нас разыскал? Мы же на одном месте не стоим, всё время в движении.
   -- Непросто было, но разыскал. А чего - язык до Киева доведёт, -- усмехнулся мальчишка. -- А к вам ближе, чем до Киева.
   -- Ладно, понятно всё это. Особенно после твоих путешествий в Одессу, Днепропетровск и Запорожье. И всё же, ты чего вновь здесь объявился?
   -- Разговор у меня имеется серьезный.
   -- Рассказывай.
   -- Ну, результатом разговора должно стать принятие одного решения. А сами вы это не вправе решать. Мне нужна встреча хотя бы с ротным.
   -- Ишь ты как! Даже хотя бы. Ты сначала расскажи хотя бы мне, а уж я потом буду решать, с кем тебе в дальнейшем встречаться.
   -- Ну да, -- недовольно отреагировал "Серый". -- По десять раз одно и то же повторять.
   -- Не десять раз, а всего пару раз. С тебя не убудет. Мне давай более детально рассказывай, а ротному - коротко, тот твоих разглагольствований слушать не станет. Если что, то я ему сам коротко всё обрисую. И не забудь упомянуть о том, доехал ли ты до Харькова.
   -- Ну, хорошо, -- вздохнув, всё ещё отнюдь не радостно изрёк подросток.
   Как и многие другие мальчишки в его возрасте Сергей Ветров частенько в своих повествовательных предложениях использовал лишние, паразитические слова. И чаще всего таким словом было междометие "ну".
   -- Погоди. Так негостеприимно. Может, сначала перекусишь, ты же наверняка голоден?
   -- Нет, я не голоден. Потом перекушу, это не горит. Сначала я расскажу всё.
   И "Серый" начал свой рассказ...

* * *

   -- Начну с вашего последнего вопроса - до Харькова я не доехал.
   -- Кто бы сомневался. Сбежал?
   -- Сбежал, -- понурил голову "Серый", но потом как бы очнулся и резко выдал. -- А что мне оставалось делать?! Мне кровь из носу нужно было на территорию ДНР. А едучи в Харьков, я от неё, наоборот, только удалялся.
   -- Ладно. Замнём для ясности. Давай дальше. И до какого города ты добрался на временно оккупированной территории?
   -- Первоначально я, конечно же, направился в Енакиево. Я вечером того же дня, когда вы отправили меня в Харьков, сбежал от волонтёров, а через два дня после этого был уже дома. Ленка не такая уж маленькая, и сама могла домой вернуться.
   -- Логично. И что?
   -- Не было её там.
   -- А ты уверен в этом? Вы где жили в Енакиево - в многоэтажном доме или частном?
   -- В частном секторе - в не таком уж большом, но хорошем доме. Он находился в районе Первомайка, по улице Урожайной - между проспектами Шевченка и Ленина.
   -- Д-а-а, -- протянул взводный, -- это было, наверное, удобно было для вашей семьи, но не очень-то хорошо для расспросов о сестре. В многоэтажке ты мог о Ленке жильцов дома расспросить. Они-то её точно знали.
   -- А я и так соседей расспросил. Дома на нашей улице располагались довольно густо, так что Лену там тоже знали. Я в первую очередь побеседовал с соседом Леонидом Петровичем, отцом моего друга Вовки. Вовка на год старше меня, но мы с ним дружили и вместе время проводили - наши дома только невысокий забор разделял. Но и Леонид Петрович и Вовка говорили, что Ленка дома не появлялась. Леонид Петрович мог её и не приметить за делами и работой, а вот Вовка её точно видел бы, если бы она там объявилась. Но и он её не видел, -- вздохнул "Серый".
   -- М-да, невесело. А отец твой там не появлялся?
   -- А вот отец как раз появлялся. И даже беседовал с тем же Леонидом Петровичем, они по возрасту примерно одинаковы.
   -- О, уже что-то! И что об отце тебе сосед рассказал?
   -- Да почти что ничего. Соседу отец о себе мало рассказывал, он больше интересовался судьбой мамы и меня с Леной. Но форма на нём была, как сказал сосед, военная. И он, скорее всего, воевал где-то поблизости, потому как сказал соседу, что наведался в город с оказией, приехал, мол, на родину минут 20 назад. Разговаривал он с соседом в обеденную пору. А вечером, как он говорил, уедет обратно - до ночи ему необходимо вновь быть на месте.
   -- Понятно. Возможно, он только наведался в свой дом, может быть какие-нибудь необходимые ему вещи взял. А ты сам жил дома?
   -- Нет. У меня ключа не было. Когда мамку убили, жители Ясногорки нашли в лесопосадке её сумочку, но она была пустая. Очевидно, бандиты вытряхнули из неё всё, ища что-нибудь ценное. Деньги и мобилку наверняка забрали, а остальное, наверное, просто выкинули. Ключа никто не нашёл, да и вряд ли кто и искал. Я ночевал пару ночей у того же соседа, днём пытался, всё же, навести справки о Ленке и отце. Не ломать же было в нашем доме дверь из-за того, чтобы просто переночевать там.
   -- А дом цел, не разворован?
   -- Цел. Сосед за ним присматривал. Не то было бы с ним то же самое, что и с домом Януковича.
   -- Каким ещё домом Януковича?
   -- Ну, он же родом из нашего города. И он тоже жил в частном доме. Но это было давно. А сейчас его бывший дом разграблен и наполовину развален. Там прописались разные алкаши и городская шантрапа.
   В Енакиево, на его окраине существовал местный обычай "побухать в гостях у Янека". Виктор Янукович, родившись в этом городе, проживал с родителями в микрорайоне Пивновка - трущобный район (или точнее сказать просто квартал). Располагался он вокруг закрытого уже пивзавода и отличался бездорожьем, большим количеством покинутых домов. Улицы Пивновки не знали асфальта и представляли собой раскисшую грязь - нищета, мрак! Ранее Енакиевский пивзавод производил не только вкусное пиво, но выпускал ещё и неповторимые напитки: любимый лимонад "Буратино", газированную водичку "Груша", "Барбарис", "Крем-Сода", "Тархун", "Лимонад". Что касается дома Януковича, то он находился в самом начале улицы Вокзальной, происхождение названия которой остаётся загадкой - железнодорожный вокзал расположен совершенно в другом районе города, рядом с улицей Станционная. Что касается дома Януковича, то даже по меркам Пивновки он был расположен крайне неудачно. Улица (если это направление можно было назвать улицей) брало своё начало практически в овраге. Домик сейчас стоял уже без крыши и ставней. Двор же находился так низко, что пришлось строить ступеньки перед калиткой, а сейчас он зарос уже настолько, что с улицы само строение не видно. Касательно недавней судьбы старого дома, то, скорее всего, оформить право на эту хижину никто так и не смог, и она осталась стоять без хозяев. Трудно сказать, почему произошло именно так - то ли домишко оказался слишком убогим (хотя он и был кирпичным) и никому не подошёл, то ли Янукович попросту не захотел помогать родственникам в этом вопросе - но факт остаётся фактом. Поговаривали, что родная сестра умоляла брата отремонтировать отчий дом, поставить забор, чтобы хотя бы огород сохранить. Но брат не внял её мольбам, махнул на всё рукой. Вот в итоге дом Президента Украины превратился в место тусовки енакиевских деклассированных элементов
   -- И, как я понимаю, -- беседа взводного с "Серым" продолжалась, -- за эти два дня, а точнее двое или трое суток ты о сестре и отце так ничего и не выяснил?
   -- Ничего не выяснил. Никто ничего о них не знал.
   -- Хорошо. Поехали дальше. И ты, наверное, отправился в Донецк, там разузнавать о сестрёнке.
   -- Нет, в Донецке я так и не был.
   -- Оп-па! И это почему?
   -- Я решил разыскать сначала отца, а уже вместе с ним разыскивать Ленку. Теперь я знал, что хоть отец жив, да ещё и находится где-то неподалёку. Поэтому я направился прямиком к линии фронта, правда, в районе Дебальцево (≈ 25 км). А до неё, как вы понимаете, было намного ближе, чем до Донецка (≈ 56 км).
   -- Понимаю. Наверное, решение сначала отыскать отца было верным. Вот только лезть в этот ад было не совсем разумно.
   -- Ну, почему в ад? Я же знал, что вы сейчас вроде бы и не обстреливаете позиции боевиков, что стреляете только в ответ и только в случае прямой атаки боевиков. Так что особой опасности, вроде бы, и не было.
   -- Ты смотри, какой мыслитель, -- улыбнулся "Охра". -- Но это пока не обстреливаем, вскоре, вероятно, как раз начнём обстреливать.
   -- Но ведь это же не сейчас, а вскоре. В общем, я рассчитывал, как уже говорил, что отец находится где-то поблизости от Енакиево. В общем, я решил попробовать поискать его по линии раздела между Кировским и Углеводском. Они ведь расположены недалеко от нашего города, правда, на разных территориях, -- Кировское с апреля контролировался войсками террористов, а Углегорск был под контролем украинской армии (в апреле в этом городе тоже была установлена власть ДНР, однако летом его заняли войска ВСУ).
   Кировское был городом областного подчинения, расположенным 19 км на юго-восток от Енакиево. А вот Углегорск, город районного значения в Артёмовском районе располагался от того же Енакиево уже на северо-восток от Енакиево, но чуть ближе, в 13 км. Этот городок, скорее посёлок был интересен своим названием, но не теперешним, а прошлым, - до 1958-го года он назывался Хацепетовка, - давшим название телевизионному сериалу "Доярка из Хацапетовки", вышедшему на голубые экраны стран СНГ в 2007-м году. Вот только в городишке с населением 10,5 тысяч человек никаких доярок не было, единственной промышленной отраслью Хацапетовки была добыча угля. А вообще-то, прежнее название города в различных вариантах (Хацепетовка, Кацапетовка) широко использовалось в фольклоре, как название некоего населённого пункта, находящегося в глуши, в "тупике цивилизации". Но были также исторические книги, в которых упоминалась невзрачная Хацапетовка. Например, в своём неоконченном (помешала "старуха с косой") романе "Барбаросса" писатель Валентин Пикуль посвятил Хацепетовке главу "Через Хацепетовку" (это как бы одна из страниц, посвящённых военной истории Донбасса - о планах дуче Муссолини, о 8-й итальянской армии, впоследствии разгромленной под Сталинградом).
   -- Правда, это удаляло меня от Донецка, но что поделаешь, -- продолжал "Серый". Углегорск располагался на юго-восток от Енакиево, а Кировское - на северо-восток. А вот Донецк располагался западнее Енакиево. -- Сначала я решил поискать отца в районе Углегорска. Да, он расположен дальше от Донецка, что-то около 65 км. Но зато потом, в случае неудачи, от Кировского до Донецка было бы уже ближе, -- Сергей не уточнил, может быть, точно и не знал, но эта близость составляла всего 10 километров. -- Ну, в общем, на позиции в районе Углегорска, со стороны, естественно войск ДНР, я попал довольно быстро.
   -- Хорошо, всё это понятно. Не тяни резину, рассказывай немного короче.
   -- В общем, там я отца нигде не нашёл. И отправился от Дебальцево в сторону Иловайска, слышал, что там сейчас должны идти бои.
   -- Ничего себе! - 70 км, а то и больше вдоль линии фронта.
   -- А что было делать, попытка - не пытка. Да я ведь и понимал, что другие подразделения боевиков будут расположены далеко не на каждом километре. Так и оказалось - их там на пальцах можно было пересчитать. И что сложного в таких поисках? - нет отца в одном подразделении, сразу отправляешься к следующему. В общем, на поиски я всего три дня потратил.
   -- Хорошо, это понятно. Но тебя везде так уж свободно пропускали на позиции боевиков?
   -- Ну, где как. В большинстве мест особо не докапывались, немало ведь пацанов бродило в районе линии раздела. Но вот как раз в последнем месте меня задержали.
   -- Во как! Хотя и понятно - зона боевых действий. Но ты же малец, сам сказал, что таковых немало там было. И чем ты заслужил подозрение? Ты же мог сказать, что заблудился, мол.
   -- Нет, я им сразу сказал, что разыскиваю отца. Они начали расспрашивать как его позывной. А я откуда мог это знать? Сообщил им фамилию, имя и отчество отца. Но они такого не знали. Вот что они мне примерно сказали: "Мы не знаем фамилии друг друга, ни к чему нам это. Точнее, иногда и знаем, но предпочитаем их не упоминать. Мы хорошо знаем только позывные. В личной беседе мы ещё можем обращаться друг к другу по имени, но точно без отчества. Отчество человека и его фамилия - это отчасти секретные данные для других. Зачем какому-то человеку знать лишнюю информацию, которая в определённых обстоятельствах может принести вред другому человеку?"
   -- В общем-то, верно.
   -- Может быть, и верно. Но мне-то от этого не легче. Как найти отца, если я его позывного не знаю? Тогда я сказал, что отец из Енакиево, я даже показал им свою справку, что и я оттуда же. Боевики сказали, что это уже теплее. Земляки из одного города хорошо знают друг друга, могут знать и реквизиты человека, тем более что и здесь, на передовой поддерживают друг с другом отношения.
   -- В общем, поверили тебе?
   -- Не совсем. Я допустил глупость, что показал им справку.
   -- Почему?
   -- Они, может быть, и поверили бы мне, но подозрение у них вызвала именно моя справка, выданная в Краматорске. А Краматорск-то украинский. Значит, я попал к ним со стороны не оккупированной территории. И начали интересоваться - почему это вдруг краматорские органы власти выдают справки вместо аналогичных енакиевских органов? Я не хотел им детально объяснять всё. Рассказ о том, что мамку убили их же друганы, мог им не понравиться. В общем, они начали подозревать, что я ваш лазутчик. Я уже готовился к самому худшему, но мне вдруг несказанно повезло.
   -- Интересно. И каким же это образом?
   -- А вот каким. Задержали меня рядовые бойцы ДНР. Сами они не имели полномочий разбираться со мной, значит, нужно было доставить меня к какому-нибудь командиру. Как и у вас, первым звеном был командир взвода. Вот к нему меня и решили привести. Но того на месте не оказалось, был только его зам. с позывным "Ветер". И вы знаете, кто это был?
   -- Кто?
   -- Мой отец. Вот тебе "Серый", вот тебе "Ветер". Теперь вместе наши позывные складывались именно в "Серый ветер", что мне ранее понравилось. Но я ведь такого абсолютно не ожидал. Да и отец тоже. Но он, наверное, правильно, отреагировал на моё появление. Он, конечно, здорово удивился, по нему это видно было. Но он не кинулся меня обнимать и расспрашивать, он и бровью не повёл, только слегка покачал головой из стороны в сторону. Если кто из боевиков и обратил на сей факт внимание, то это, наверное, было понято, как просто удивление. Но я понял отца, а потому тоже никаких эмоций старался не проявлять. Мне повезло с этими эмоциями ещё и потому, что такая встреча была для меня совершенно неожиданна, - хотя именно такую цель я ставил перед собой, - но от неожиданности я просто растерялся. Потому не было и никаких действий и возгласов с моей стороны.
   -- А что это так важно? Чем плоха была бы просто встреча сына с отцом?
   -- Ну, как подумал вначале отец, это было не очень желательно.
   -- Вот те на! Почему?
   -- Давайте я всё по-порядку расскажу.
   -- Хорошо.
   -- Так вот, отец, конечно, расспросил боевиков, почему они меня к нему привели, и как я вообще оказался на позициях. Те всё рассказали ему, с моих же слов. Но меня отец в их присутствии ни о чём не спрашивал. Затем отец сказал, что разберётся со мной и приказал своим бойцам оставить нас наедине.
   -- И тогда уже начал тебя расспрашивать?
   -- Да. Мы с ним долго беседовали в этот день и в следующий.

* * *

   И вот примерно тот объём разговора, о чём беседовал Виктор Поликарпович Ветров со своим сыном Сергеем Викторовичем Ветровым в день их встечи.
   -- Привет, сын!
   -- Привет, -- не особенно-то и радостно ответил сын, держа в памяти то обстоятельство, что его маму убили как бы сослуживцы отца.
   -- Что-то ты не очень, вроде рад встрече с отцом? А я тебя искал.
   -- В Енакиево, что ли? Тоже мне поиски!
   -- А ты, похоже, там был?
   -- Был. Но уже после тебя. Сосед рассказал, что ты наведывался.
   -- Да, было такое дело. Но я же искал тебя, маму и Лену.
   -- Тоже мне, поиски? Очень уж "обширные", -- уже просто съехидничал Сергей. -- Я, разыскивая Лену, побывал в Краматорске, Одессе, Днепропетровске, Запорожье. Да и тебя разыскивая, я уже немало километров намотал. А ты всего лишь в Енакиево был, до которого отсюда рукой подать. И это ты называешь поисками?
   -- Я не понял. Яйца курицу учить стали? Ты чего отцу грубишь?
   -- Да какой ты отец, если семью бросил.
   -- Не бросил, а уехал на заработки.
   -- Я понял, какие у тебя заработки. И что, много заработал? Только эти деньги теперь совсем ни к чему. Мамку убили, Ленка пропала! Кому нужны твои паршивые деньги?!
   -- Что?! Таню убили?! -- маму Сергея и жену старшего Ветрова звали Татьяна Борисовна.
   -- Убили, ещё в конце апреля.
   -- Кто её убил.
   -- Не знаю. Знаю только, что это были твои сотоварищи, ДНР-цы.
   -- Как это и где произошло?
   Сергей неохотно, но подробно рассказал про обстоятельства гибели супруги его отца, а также о пропаже дочери, сестры рассказчика.
   -- Чего вас понесло в ту Ясногорку?! Вы же знали, что она в то время была занята ДНР-цами. А в то время бандитов было немало.
   -- А сейчас их меньше стало? -- не скрывая ехидства, спросил отца сын. -- И ты среди них.
   -- Я не бандит.
   -- Но служишь бандитам. Тем, которые убивают своих же мирных жителей.
   -- Не всё так просто, сын.
   -- А что там такого непростого? Или ты служишь Украине, или ты прислуживаешь её врагам.
   -- Эти враги, как ты говоришь, тоже воюют за Украину, только за свою Украину, без киевских властей.
   -- А чем эта киевская власть тебе мешает? Может быть, отобрала у тебя дом или ещё что-то сделала? Может, это она маму убила?
   -- Что-то ты больно рьяно защищаешь эту власть. Ты что, бандеровцем заделался?
   -- Никем я не заделался. Я много поездил по городам Украины, но нигде никаких бандеровцев не встречал. Да, такие наверняка мне иногда попадались, но они сами себя так не называли. И они мне ничего плохого не делали, наоборот - только помогали. Те же жители западных областей, которых ты, наверное, считаешь бандеровцами, вовсю помогают через волонтёров бойцам на фронте. А ещё они гостеприимно принимают беженцев с Донбасса. И никто из беженцев на них не жалуется.
   -- А вот у меня совсем другие сведения.
   -- У тебя сведения из радио или телевиденья того же таки ДНР, а там одна ложь. И я знаю, что говорю. Ты поезди по городам Украины и сам убедись в том, что люди хорошо живут, дружно - война только объединила народ Украины. Всё нормально сейчас и в Днепропетровске, и в Одессе, и в других городах.
   -- Ну, что в Днепропетровске нормально, в это я верю. Там всем заправляет Коломойский. А один из журналистов так о нём сказал: "Коломойский - это гризли, который потёрся об деревья, пометил территорию, оставил запах, чтобы никто сюда не лез. Техас, мол, могут грабить только техасцы, а в чужих здесь будут стрелять без предупреждения".
   И старший Ветров был прав, именно так сказал о губернаторе Днепропетровской области Коломойском днепропетровский журналист Андрей Богатырёв. Игоря Валерьевича Коломойского в начале марта этого года и. о. Президента Александр Турчинов назначил главой области. Тогда решение о наделении олигарха реальной властью многим показалось неоднозначным; но ход оказался удачным. Как говорил депутат Днепропетровского областного совета Владислав Романов, ...Коломойский взял на себя колоссальную ответственность: фактически его охранные структуры остановили автобусы с титушками, которые сюда подтягивались. Местным же главарям по-пацански объяснили, что с ними может дальше быть. Олигарха в регионе ценили за "сохранённый мир и порядок", при этом члены команды Коломойского не скрывали, что боролись с оппозицией и сепаратистами не совсем законными методами. И политические оппоненты согласились с тем, что эти бандитские "методы из 1990-х" оказались эффективными, правда, обвинили при этом соратников Коломойского в запугивании и похищении людей.
   В целом принцип был такой: с бандитами проще всего общаться на их же языке. И тот же журналист Андрей Богатырёв привёл ряд примеров не совсем легальных действий руководства области. По его рассказам в Днепропетровске "растоптали" бывшего депутата Рады от Партии регионов, а затем одного из лидеров "Новороссии" Олега Царёва, забрали его дом, а у его правой руки Вячеслава Бедняка сгорели маршрутки. Кто их поджег? Никто не знает.
   Далее. В том же апреле у здания Днепропетровской обладминистрации проходили сумасшедшие митинги людей с георгиевскими ленточками. Используя не совсем легальные методы, охранные структуры Коломойского подавили так называемое восстание. "Добиться успеха другими методами было невозможно, так как правоохранительные органы были наполнены латентной "ватой', -- оправдывал суровые методы руководителя аппарата днепропетровской администрации Геннадия Корбана активист местного майдана Игорь Петровский. Он подчеркнул также, что в Донецке и Луганске именно бездействие (или даже поддержка) милиции и других силовиков помогло сепаратистам захватить территорию. По словам Петровского, только этот способ "убеждения несогласных" позволил успокоить ситуацию в регионе в феврале-марте 2014-го года.
   Корбан, который фактически почти год управлял областью (ведь Коломойский бывал в ней, скорее, наездами), позже признался в интервью зарегистрированному в Латвии русскоязычному интернет-СМИ "Медуза", что ему приходилось нарушать закон, а всем недовольным команда Коломойского "купила билет и отправила туда, где они хотят жить - в Россию или в Донецк". Недаром ведь Корбан как-то повторил чужую фразу: "Нужно людей в себя влюбить, если не удается влюбить - нужно купить, а если не удается купить - то убить". И это полностью соответствовало тому, что здесь происходило весной этого года.
   И ещё один из подобных фактов. По словам того же депутата областного совета Романова, в Днепропетровск позже, уже осенью направлялись два грузовика с "новороссийскими" газетами (20 тонн!), которые печатали в Запорожье. Но вот незадача - по дороге машины сгорели.
   В общем, Коломойскому, какими бы ни были его методы, всё же удалось уберечь область от участи того же Лугандона. Именно Коломойскому удалось повернуть вспять процесс создания Днепропетровской народной республики.
   -- Хорошо, -- продолжал Ветров-старший, -- В Днепропетровске всё спокойно сейчас. Но в Одессе-то как раз не спокойно.
   -- И в Одессе спокойно.
   -- Как же спокойно, а майская трагедия?
   В Одессе 2-го мая прошли массовые беспорядки. Конфликт начался между проукраински настроенными ультрас футбольных клубов "Черноморец" и "Металлист" с одной стороны и пророссийскими настроенными активистами сепаратист с другой стороны. Противостояние началось в Центре города, а затем перекинулось и на другие части центра города, в частности на Куликово поле и Дом профсоюзов. В результате беспорядков в центре города и пожара в Доме профсоюзов погибли 48 человек, свыше 200 получили ранения.
   -- То было давно, более 2-х месяцев назад. Сейчас в Одесе всё спокойно.
   -- Как это спокойно, а теракты?
   -- Ты, военный, называешь терактами взрывы на железной дороге или взрывы у дверей какого-либо кафе? Какие же это теракты? - жертв-то нет. Часа за два отремонтируют полотно железной дороги или поставят новую дверь в кафе. Это скорее, хулиганство. Конечно, российские диверсанты, как я слышал, в Одессе имеются, но и украинская СБУ не спит. После мая ничего подобного в Одессе не было.
   -- Какой ты политически подкованный стал. Даже чересчур!
   -- А мне пришлось помотаться по городам, вот жизнь и научила.
   -- Так ты Лены нигде и не нашёл?
   -- Не нашёл.
   -- А здесь ты каким образом здесь очутился? И зачем?
   -- Хочу разузнать, не вывезли ли Лену в Россию. А попутно и тебя разыскивал, надеялся, что ты поможешь мне в этих поисках.
   -- Это правильно. Помочь я тебе обязан. Да не просто помочь тебе, я должен сам, в первую очередь, найти свою дочь. Дело, конечно, не простое. Весной тут такое творилось... Кого куда увозили, разве сейчас это разберёшь? У кого искать эти сведения?
   -- У кого, у кого... У руководителей той же ДНР.
   -- Ты что, за идиота меня принимаешь? Это я как раз понимаю, но как к ним пробиться?
   -- А мне тем более к ним не пробиться.
   -- И то верно. Ладно, попробую что-нибудь разузнать сначала на невысоком уровне, а потом, если не получится ничего узнать, буду постепенно пробиваться в верха. Но в Донецк точно придётся ехать.
   -- Я и сам планировал ехать в Донецк.
   -- В Донецк ты уже не будешь ехать. Я сам этим займусь. Ты ещё пару дней побудешь здесь, как бы я с тобой разбираюсь. Только мы с тобой не знакомы.
   -- А почему?
   -- Лучше пусть будет так, а там видно будет. Сказать, что мы отец и сын всегда успеется. А наличие родственных связей может помешать, могут посчитать, что я тебя просто как сына выгораживаю.
   -- Ладно. А что мне делать через эти пару дней?
   -- Поедешь в Енакиево, и будешь меня там ждать. А я буду тебя периодически навещать. Ключ от дома я тебе, конечно же, дам. Правда, нелегко тебе будет крутиться одному, да ещё и готовить себе. А да, и деньги на продукты я тебе дам.
   -- Ничего, сумею я себя обеспечить, и куховарить тоже смогу. Да и деньги у меня есть,
   -- Откуда?
   -- Украинские бойцы насобирали, и немало.
   -- Даже так?! -- удивился старший Ветров.
   -- Да, папа, именно так, -- постепенно зло на отца у Сергея прошло. Действительно, не так всё в жизни просто, да и ведь это его родной отец. Какой уж есть - другого ведь не будет
   На этом первая беседа отца и сына была завершена.
  
  

ГЛАВА 28

Ответственное решение

  
   Виктор Поликарпович Ветров, как и тот же рассказчик Анатолий Чесноков, в своё время, - правда, на добрый десяток лет ранее, - тоже отслужил срочную службу в армии и тоже имел после неё звание сержанта. Но, если Чесноков прошёл дополнительную учёбу и имел сейчас звание прапорщика, то Ветров по-прежнему имел звание сержанта. Но тех, кто прошёл армейскую службу (и не 9 месяцев или год, а как минимум 2 года) ценили по обе стороны размежевания Донецкой и Луганской области. И Виктор Ветров сейчас занимал должность заместителя командира взвода (сокращённо замкомвзвода). Это не было чем-то исключительным, потому что и в армии один из сержантов, - командиров отделения, - тоже мог быть замкомвзвода. И многие, служившие в армии, знали, что не так уж редко замкомвзвода не хуже офицера командует взводом. Вот только обычно каждая сосиска, можно сказать и так, мечтает стать колбасой, а потому замашки у сержантов зачастую были, по меньшей мере, полковничьи. Амбициозен был и Ветров, но должность командира взвода ему пока что занять не довелось. А вот в той же американской армии (с которой Украина брала пример) взводом командует именно сержант. Но, во-первых, американская армия комплектуется из числа контрактников, а во-вторых - в США это не звание, а должность. Но, к примеру, нашему лейтенанту, только что пришедшему из училища, тоже ещё нужно учиться командовать, а у сержантов уже был опыт. К тому же по вполне понятным причинам сейчас в самопровозглашённые ДНР или ЛНР выпускники-лейтенанты не поступали. А потому шансы стать взводным у Ветрова были немалые.
   И ранее Виктор Ветров был нацелен на выполнение подобного плана - ведь это давало ему и бо́льшие деньги. Да, так оно и было, но только до сегодняшнего дня. А разговор с сыном перевернул с ног на голову представления Виктора о человеческих ценностях. Оказывается и яйца могут курицу учить. Старшего Ветрова потрясла смерть супруги, да ещё и пропажа дочери. И ему теперь было наплевать на деньги, которые, прав был сын, сейчас абсолютно не важны были. Но, если ему не нужны теперь деньги, то за какие идеи он сейчас будет сражаться? За вымышленную ДНР, которая гроша ломаного не будет стоить? Ветров был не дурак, чтобы верить в миф, будто бы Донбасс ранее всю Украину кормил. Ему ещё на работе один из инженеров как-то в частной беседе растолковал истинное положение дел, да и сам Виктор ещё до этого разговора случайно натолкнулся в газете на подобную статейку. Оказывается, его родная Донецкая область постоянно существовала только за счёт государственных дотаций. Так, например, в последнем спокойном (без Майдана и войны) 2012-м году Донбасс получил из государственного бюджета почти вдвое больше денег, чем отчислил: в 2012-м году с Донбасса в казну поступило более 21 миллиарда гривен, а дотаций выравнивания было получено 4,6 миллиарда. В то же время для западных областей, например, для Галичины эти цифры составили соответственно более 8,4 миллиарда гривен и 7,9 миллиарда.
   Казалось бы, абсолютно иная картина, нежели сказанное выше - сальдо как раз плюсовое: +21 и -4,6. Но не всё было так уж просто - 4,6 миллиарда гривен были всего лишь прямыми дотациями в экономику Донбасса, для двух его областей: Луганской и Донецкой. А вот другие дотации были куда больше. Например, за дополнительными дотациями и субвенциями (помощь семьям с детьми, предоставление льгот жилищных субсидий, социально-экономическое развитие регионов и т. д.) лидировал именно Донбасс. Всего, по данным Комитета по вопросам бюджета, в 2012-м году две области Донбасса получили из госбюджета дотаций, субсидий и субвенций на общую сумму 16,2 миллиардов. Кроме того, трансферты Пенсионному фонду по двум этим областям составили 13,8 миллиардов, бюджетное финансирование угольной отрасли - 14 миллиардов. Всего - 44 миллиарда. Если добавить сюда 4,6 миллиарда дотаций выравнивания, то общая сумма составит 52,4 миллиарда. И вот она истинная картина! - поступление в государственную казну 21 миллиард гривен, дотации - 52,4 миллиарда гривен.
   Если в настоящее время к этой картине приплюсовать ещё и наполовину разрушенную экономическую инфраструктуру Донбасса, то предсказать "светлое будущее" самостоятельных регионов ЛНР и ДНР не возьмётся ни один из мировых аналитиков. Без помощи Украины они на следующий год своего существования голыми по миру пойдут. Вот почему многие жители не оккупированных областей Украины и говорили: "Отдайте к чёртовой матери этот Донбасс, пусть его жители живут как сами того хотят. Хотят в Россию? - скатертью дорога, пусть она их забирает. Нам от этого хуже точно не станет". И таких людей в Украине с каждым днём становилось всё больше. Вот только сама Россия уже тоже хорошо поняла, что ей Донбасс совсем ни к чему, ей сейчас просто нужен был очаг напряжённости в Украине.
   Кстати, известный украинский писатель Олесь Гончар ещё в июне 1993-го года (за 2 года до своей смерти и более чем за 20 лет до сегодняшних реалий), как бы предвидя возможность подобной ситуации на Донбассе, сказал (язык оригинала): "Донбас - це ракова пухлина, то вiдрiжте його, киньте в пельку iмперiї, хай подавиться! Бо метастази задушать всю Україну! Що дає Донбас нашiй духовностi, нашiй культурi? Ковбасний регiон i ковбасна психологiя! Єдину українську школу - й ту зацькували... Нi, хай нас буде менше на кiлька мiльйонiв, але це буде нацiя. Ми здатнi будемо вiдродитись, увiйти в європейську цивiлiзовану сiм`ю... А так нiколи ладу не буде. Буде розбiй i вiчний шантаж". [рус. перевод: Донбасс - это раковая опухоль, так отрежьте его, бросьте в пасть империи, пусть подавится! Потому что метастазы задушат Украину! Что даёт Донбасс нашей духовности, нашей культуре? Колбасный регион и колбасная психология! Единственную украинскую школу - и ту затравили... Нет, пусть нас будет меньше на несколько миллионов, но это будет нация. Мы способны будем возродиться, войти в европейскую цивилизованную семью... А так никогда порядка не будет. Будет разбой и вечный шантаж].
   Виктор Поликарпович Ветров не знал этого высказывания поэта, но и без этого знания ему сейчас пришлось очень хорошо поразмыслить над реалиями сегодняшнего и завтрашнего дня, над реалиями ситуации на Донбассе. Решить в одночасье такой серьёзный вопрос он, конечно же, не мог, да и не пытался этого сделать. Да, решать его всё равно нужно было, но временно Ветров отложил этот вопрос на недалёкое будущее. У него сейчас первоочередным вопросом было раздобыть сведения о пропавшей дочери. Он прекрасно понимал, что в этом вопросе его так рано повзрослевший сын был прав - Лену и в самом деле вполне могли вывезти в Россию. И он теперь ломал голову, как подступиться к этому вопросу, с чего начинать реальные поиски. Но первым делом он, всё же, должен решить вопрос с сыном. Он мог и сам принять решение по мальчику, но не хотел, чтобы его обвиняли потом в предвзятости. А потому, как только появился командир взвода, он тут же доложил ему о парне и сказал, что сам он, уже практически разобрался в этом деле - парень говорит правду.
   -- Ты уверен в этом? -- спросил взводный.
   -- Абсолютно.
   -- И что он тебе наплёл, что ты так уверен?
   -- Ничего он не плёл, он говорил правду.
   -- Откуда ты можешь знать? Пацан выглядит довольно взрослым и серьёзным. А это означает, что он может продумывать свою линию поведения.
   -- Слушай, "Тактик", -- позывной взводного, -- мальчишка действительно из Енакиево, справка не липовая. А ты, наверное, знаешь, что и я енакиевский. Я его проверил. Если бы он врал, то запутался бы в вопросах о городе. Я его спрашивал такие вещи, которые может знать только уроженец города. Приезжие такого знать не могут.
   -- О, это другое дело. Хорошо, верю тебе. Слушай, "Ветер", тогда, может быть, мы используем пацана как разведчика? Он может спокойно проходить пропускные пункты, собирать данные об "укропах" и передавать нам. Как я уже сказал, он довольно взрослый и сообразительный.
   -- Ты говорил, что он только выглядит взрослым
   -- Да какая разница. И меньшие по возрасту пацаны использовались в оперативной работе.
   -- Пацану всего 14 лет, он только выглядит взрослым. А ты хочешь из него шпиона сделать. Со всеми вытекающими, в случае чего, для него последствиями.
   -- Ну, вряд ли суд киевской хунты будет судить мальца.
   -- А собирать данные об обороне противника - само по себе не опасное дело? Ему нужно будет пробираться поближе к позициям, а мы их обстреливаем. Ты хочешь мальчишку под пули пустить?
   -- Ну, на войне не без потерь. Не он первый и не он последний.
   -- Та-а-к, -- протянул "Ветер", о чём-то размышляя, -- довольно откровенно с твоей стороны. Нет, сына я использовать для таких дел не позволю, -- он решил, что скрывать родство становиться очень уж опасно.
   -- Какого ещё сына?
   -- Моего сына, это мой сын Серёга.
   -- Ну, ты и даёшь, "Ветер"! Ты, чтобы защитить пацана, начинаешь уже сам плести чепуху.
   -- Какую чепуху, "Тактик"?! Мой позывной от фамилии Ветров. Я Виктор Ветров, моё имя ты знаешь. Допускаю, что фамилии моей ты не знаешь. Но я действительно Виктор Ветров, а мой сын Сергей Викторович Ветров. Можешь проверить по справке.
   -- А если она, всё же, липовая?
   -- Какой в этом смысл, скажи? Или укропы имеют на меня, на тебя и других полную информацию? Они что, задумывали долговременную комбинацию, готовя из парня матёрого шпиона? Это что, ФСБ или американское ФБР?
   -- Ладно, пусть так. Но, если это твой сын, то почему ты сразу не сказал?
   -- Да потому и не сказал, что ты мог подумать, что я просто выгораживаю парня. Вот ты сейчас именно это и делаешь. А Сергей не врёт, он именно разыскивал меня, а попутно и свою сестру, мою дочь Лену. Она пропала, и никто не знает, где она находится - в Украине или в России, если, не приведи Господь, не случилось и того хуже. А у меня жена погибла, мать Сергея. Расспроси парня о сестре, о матери - отдельно, без меня. А потом те же вопросы задай мне - и ты поймёшь, что мы оба говорим правду.
   -- Не буду я этого делать. Если уж не верить прямому собрату по оружию, да ещё и своему заму, то кому тогда верить. Но, какого чёрта ты сразу этого не сказал? -- повторил свой вопрос взводный.
   -- Я же тебе сказал, что ты...
   -- Да я не о том, -- перебил его "Тактик", -- я сейчас спрашиваю, почему ты не сказал, что ты потерял жену, что пропала твоя дочь. Я что, такой уж изверг, что не поверил бы тебе? Ладно, это эмоции. И что ты собираешься с сыном делать?
   -- Что, что? - отправлю на днях его домой, в Енакиево. Пусть там сидит и носа не показывает. А я сам попробую разузнать о дочери.
   -- У кого?
   -- Да в том-то и дело, что чёрт его знает у кого. Я что, так вот запросто к Захарченко попаду? -- с августа тот стал председателем Совета Министров непризнанной Донецкой Народной Республики. -- Да и знает ли он такие мелочи, о детях-то?
   -- Ну, в Донецке можно к лицам меньшим по рангу попасть, они как раз могут знать. А Захарченко сам, конечно, такими делами не занимается. Но это в том случае, если твоя дочь находится именно в России. А если она в Украине?
   -- Да, здесь сложнее ситуация. Сначала выясню вопрос по России, а потом уже буду думать дальше. Может, потом этим вновь Сергей займётся. Он на ту сторону может попасть без помех.
   -- А почему вновь? Он что, уже искал там свою сестру.
   -- Искал. Сергей уже объездил ряд городов: Краматорск, Одесса, Днепропетровск, Запорожье, но там он сестру не нашёл, -- вздохнул "Ветер".
   -- Ого! И помотался же твой сын. Теперь понятно, почему он такой серьёзный, да и выглядит по-взрослому.
   -- Я подозреваю, что он стал таким серьёзный сразу после гибели матери. Он понял свою ответственность за сестру. А сейчас он считает себя виноватым в её пропаже, хотя и нет в том никакой его вины. Но в таких случаях любой малец сразу серьёзным станет.
   -- Да, это так. Ладно, отправляй сына домой. Толковый он у тебя. Извини, что планировал его использовать, но я же не знал, что это твой сын. Пусть он едет на свою родину, до Енакиево отсюда рукой подать. А потом уже будем вместе думать о том, как узнать о судьбе твоей дочери. Вот только, -- "Тактик" немного замялся, -- я должен сообщить об этом эпизоде ротному.
   -- Да сообщай всё, что угодно, -- махнул рукой "Ветер". -- Мне боятся нечего, я правду говорю. И мой сын тоже.
   -- Хорошо, договорились.

* * *

   Если встреча сына с отцом произошла в понедельник 14-го июля, то вновь попал Сергей Ветров в свой родной город только в субботу, хотя "Ветер" планировал отправить сына домой не позже вторника. Но всё оказалось не так уж и просто. Когда он вечером в понедельник сообщил взводному, что завтра с утра хочет отправить сына домой, тот, вздохнув, ответил:
   -- Погоди с этим. Ротный сказал мне, что сам решит, когда отправлять мальчишку домой.
   Если брать в целом, то структура террористических группировок ЛНР и ДНР была подобна структуре украинской армии: отделение, взвод, рота, полк и т. д. А если более точно, то эта структура строилась по прообразу российской армии, руководство которой и создавало их. И не только создавало. На устах у многих был сейчас такой позывной как "Стрелок", который принадлежал полковнику запаса ФСБ РФ Игорю Гиркину, который до средины августа возглавлял силы "народного ополчения" в Донецке. Но не Гиркин руководил всей террористической операцией на Донбассе, он был лишь полевым командиром. "Министром обороны ДНР" являлся Владимир Кононов ("Царь"). А вот всю "Народную милицию ДНР/ЛНР" возглавлял командующий (руководство осуществлялось из Москвы) сухопутными войсками РФ, генерал-полковник Олег Леонидович Салюков. А вот его заместитель - генерал-полковник Ленцов Александр Иванович находился уже на передовой. Всё было логично, были соблюдены все правила военной науки - командир находится как бы в бункере, а его зам - на передовой. Ленцов, в составе "координационной группы", изучал позиции украинской армии, а затем руководил наступлением бандитских группировок.
   Что касается непосредственно подразделения, в котором воевал "Ветров", то это была лёгкая батальонная тактическая группа. Что такое батальонная тактическая группа или БТГр? Это воинское формирование, созданное временно, на период выполнения боевой задачи бригады подразделениями, не предусмотренными их организационно-штатной структурой. "Лёгкая" тактическая группа формировалась на основе аэромобильного батальона. Такая группа могла включать две полнокровные или три ослабленные роты, усиленные артиллерийской батареей и разведывательными и противотанковыми подразделениями за счёт бригады. Для выполнения конкретной задачи она могла усиливаться тяжёлым вооружением за счёт механизированных и танковых бригад. Батальонные тактические группы широко применялись вооружёнными силами России в боевых действиях в Чечне и Грузии. По оценке российских экспертов, действия БТГр составляли основу военной тактики российских Воздушно-десантных войск. Численность БТГр, а она, как правило, формировалась на базе полка или батальона, обычно соответствовала штатной численности мотострелкового батальона: 450-500 солдат и офицеров. Группа, в которой служили "Тактик" и "Ветер", входила в состав мотострелковой бригады, а та, в свою очередь подчинялась корпусу Народной милиции "Министерства Обороны ДНР". Основу бригады составляли террористы, воевавшие с первых дней войны ещё в Славянске под командованием "Стрелка" - это так называемые "туристы" и "отпускники" из Российской Федерации, а также местное население. Россия при формировании подразделения выделила его составу военную форму старого образца.
   -- Это почему ещё ротный не хочет отправлять моего сына домой? -- спросил взводного "Ветер". -- Вы что, без моего на то согласия решили-таки из Серёги шпиона сделать?!
   -- Не-не-не. От этом и речи не было.
   -- Тогда в чём дело?
   -- Понятия не имею. "Фантом", -- таким был позывной ротного, -- мне не сказал. Но ты же его знаешь - у него в голове свои тараканы.
   Да уж, об этом "Ветер" неплохо знал. У "Ветра" были нормальные отношения со своим взводным, тот был неплохим мужиком. Да, мог и покричать, и нагоняй устроить и хорошо обматерить любого. Но они понимали друг друга, а потому конфликтов у них не было. С ротным у Виктора Поликарповича тоже не было пока что конфликтов, но в личных беседах он и сталкивался с ним всего несколько раз. Тот был, вроде бы, и более интеллигентным, нежели "Тактик", но гораздо жёстче взводного. Ранее он был кадровым офицером бывшей советской армии. Но весной 1991-го года он уволился из армии (а при Горбачёве это было уже гораздо проще сделать), и это всего за пару месяцев до получения очередного звания капитан. Но, если бы он не уволился, то мог бы попасть и под суд с обвинениями в превышении полномочий и неуставных отношениях с подчинёнными, которые могли иметь тяжкие последствия. Но после ухода из армии несостоявшийся капитан (на ту пору ему было 29 лет), который мечтал сделать военную карьеру, обозлился на весь мир. И вот сейчас, "Фантом", показывал себя во всей красе. Время было такое, когда можно много чего достичь - карьера, деньги, а главное власть. Да, военные знания у него имелись, не всё выветрилось почти после четверти века, прошедшего с его ухода из состава Советской армии. Но вот его характер был очень уж незавидный, к тому же, он был подозрительным, завистливым и старающимся угодить начальству - это тоже шаг к хорошей карьере, как он считал. В "Народной милиции ДНР" "Фантом" уже был капитаном, да и амбиций у него было побольше, нежели у того же "Ветра".
   В общем, довелось "Ветру" искать общения с ротным, и разговор у них состоялся практически уже ночью.
   -- Товарищ капитан, мне взводный сообщил, что вы, вроде бы, приостановили отправку моего сына домой. Если это так, то почему?
   -- Пока приостановил. Тебя я с ним послать не могу, а одному ему нечего по позициям болтаться. А путь не такой уж близкий, -- от Иловайска до Енакиево было 50 км.
   -- Но он по ним и не будет болтаться, если уедет домой.
   -- Сам он как раз будет болтаться, без сопровождающего, я имею в виду.
   -- Но я как раз и мог бы быть сопровождающим сына. Времени это не так много заберёт.
   -- Я уже сказал, что ты будешь здесь, обстановка напряжённая. Найду лицо, менее задействованное в боевой обстановке. Телефон у твоего сына есть?
   -- Телефон? А чёрт его знает. Раньше-то мобильник у него был. А сейчас... я его об этом не спрашивал. Мог и потерять за полгода.
   -- Если телефона нет, то найди ему его из трофейных, реквизированных. Этого добра хватает. Вот и будешь с ним общаться.
   -- Ладно. А с кем он поедет?
   -- Пока что не знаю. Найду кого-нибудь. А также транспорт, идущий в ту сторону.
   -- Господи, да тут пешим ходом часов 10-12, за световой день сын доберётся до Енакиево, не мал уже. А машиной так вообще туда по ходу менее часа по времени.
   -- Вот и будем ждать машину. Всё, это приказ! -- "Фантом" постепенно начинал накаляться, а потому "Ветер" понял, что лучше прекратить этот спор - как бы ненароком не ухудшить ситуацию.
   -- Я всё понял.
   -- Вот и хорошо. Свободен!
   Ветров и в самом деле всё хорошо понял: ротный не доверяет ни ему, ни взводному, а потому, вероятно, решил устроить проверку в Енакиево - действительно ли Сергей проживает в этом городе, и действительно ли он сын замкомвзвода. Самой проверки Виктор Поликарпович не боялся, но подозрительность и недоверие ротного было ему неприятны. Но таким уж был "Фантом". И только в пятницу вечером Ветрову передали, что ротный приказал готовить мальчика в дорогу. Отъезд завтра утром в 10:00.

* * *

   Пока одно, пока другое, дорога и т. п., но к своему дому в Енакиево Сергей Ветров с сопровождающим - пожилым сержантом (доверенное лицо ротного) попал только ближе к 12 часам, но и это было неплохо. Когда машина подъехала к дому Ветровых, Сергей и сержант направились в усадьбу. Зайдя на её территорию, Серёжа достал из нагрудного кармана перешитой (специально подогнанной для него) камуфляжной военной формы данный ему отцом ключ. Он провёл с боевиками достаточно много времени, и те, нужно отдать им должное, с формой угодили ему. То, что не успели сделать бойцы украинской армии (не хватало времени), с успехом сделали сепаратисты ДНР. Далее Ветров направился к входной двери дома с намерением открыть её. Но сержант его остановил:
   -- Погоди. Расскажи-ка ты мне сначала планировку дома, и что стоит в каждой из комнат. Не всю мебель, конечно, а только основную.
   Теперь уже понял и сам "Серый", -- а он, кстати, свой украинский позывной не называл никому, даже отцу, -- что сопровождающий его сержант направлен в Енакиево только с одной целью - проверка его показаний и подтверждающих слов отца. И он довольно подробно ответил на вопросы сержанта, после чего тот, наконец, разрешил ему открыть входную дверь дома. Нужно признать, что пробыл тот в доме совсем недолго, заглянув в комнаты и убедившись в правдивости ответов, а точнее показаний мальчишки. Затем они вновь вышли во двор и сержант спросил:
   -- С кем-нибудь из соседей ты знаком?
   -- Конечно. И не с одним. Вон, через забор, мой друг живёт, -- "Серый" кивнул головой в сторону соседского дома. Теперь стало окончательно понятно и решение ротного в выборе дня выходного недели для поездки в Енакиево - чтобы на месте были соседи.
   -- Пошли к ним.
   Сержант с Серёгой подошли к калитке соседней усадьбы, последний привычно открыл её, - а та была, кроме обычной ручной защёлки со стороны двора ещё закрыта и на мощный крючок, - и они вошли в соседский двор. Дома по улице располагались не впритык к тротуару, а в глубине двора, а потому при подходе к двери дома, та открылась, и на её пороге появился сам хозяин усадьбы - очевидно, увидел в окно приближающихся гостей.
   -- Добрый день, Леонид Петрович! -- поздоровался с ним Сергей.
   -- Здравствуй, Серёжа! Я сразу даже не признал тебя. Непросто узнать в военной-то форме. Ты что, тоже воюешь?
   -- Нет, дядя Лёня. Это мне просто бойцы подарили. Моя одежда не очень подходит к настоящему времени. А эта как раз впору.
   -- Понятно. Ну что, нашёл...
   -- Так! -- перебил хозяина дома сержант. -- Мне некогда выслушивать ваши диалоги. Как я понял, вы знаете этого мальчишку?
   -- Знаю, -- ответил Леонид Петрович. -- Это наш сосед, Сергей.
   -- А как его фамилия? Как фамилия отца? Где сейчас его отец? Почему дом пустой стоит? -- забросал вопросами сержант своего собеседника.
   -- Фамилию я запамятовал. Про отца Серёги ничего не знаю, он уже давно дома не появлялся. Мать Серёги и дочь тоже давно не видно, не знаю, где они.
   -- Так, Лёха, Петя, Ваня... ты мне баки не забивай, -- сержант был чуть постарше хозяина участка, но вряд ли это могло быть поводом к такому резкому переходу на "ты". -- Прямо-таки, фамилию, видишь ли, он запамятовал. Сосед называется... Тебе что, дядя, неприятности нужны? Так я тебе их легко устрою.
   -- Дядя Лёня, говорите всё, как есть, -- предупредил его Сергей.
   -- Хорошо. Значит так, фамилия Сергея и его отца - Ветровы. Отца зовут Виктор. Отчество его я, серьёзно говорю, не помню. Как-то на букву "П", но не Петрович, не так, как меня. Мы с ним только по имени общались, ведь мы с Витькой знакомы ещё с детстве, такими же пацанами были, как сейчас Серёга.
   -- Поликарпович, -- подсказал отчество отца Сергей.
   -- Вот, Поликарпович - значит, Серёжка и Витька.
   -- Хег, -- удивлённо покачал головой сержант. -- Ты гляди, как в песне: "...Серёжка с Малой Бронной и Витька с Моховой". А где сейчас отец этого Серёжки?
   -- Я, честно, не знаю. Он ушёл из дому ещё в апреле. Поговаривали, что он где-то воюет рядом. Но где, я понятия не имею.
   -- Ясно. А как звали мать Сергея?
   -- А почему звали?
   -- Убили её, дядя Лёня, -- тихо ответил сам Сергей. В первый раз по приезду сюда месяц назад он сказал, что о судьбе мамы ничего не знает, так же, как и отца и Лены - не хотел ничего объяснять. Начались бы расспросы, утешения, а вновь всё переживать Сергею не хотелось.
   -- Да ты что?! Сочувствую тебе. Таня такой хорошей женщиной была. Татьяна Борисовна её звали, -- это уже в сторону сержанта.
   -- Понятно. Тогда всё. И всего вам доброго. Я искренне вам этого желаю, поскольку вижу, что язык за зубами вы умеете держать. А это сейчас очень ценное качество. И тебе, Серёга, всего наилучшего, живи дома, в Енакиево. Но на фронт в дальнейшем своего носа не суй. Там не забавы. Привет от тебя я твоему отцу передам.
   Далее сержант, молча, козырнул и направился к калитке.

* * *

   Так прошло почти две недели, сегодня начался уже август. За это время Сергею несколько раз звонил отец, интересуясь, как он поживает и, сообщая о том, как идут дела по розыску Лены. До Днепропетровска у "Серого" был мобильный телефон, но во время поселения в городе в детский дом для детей-сирот Ветрову пришлось сдать его. А убегая из детдома, он, естественно, забрать его не смог. Да он ему и не нужен был - кому звонить? Отцу он с матерью пытался звонить ещё сразу после исчезновения главы семьи из дому, но тот на звонки не отвечал. Впрочем, отец предупредил супругу, чтобы ему не звонили. Позже отец вообще случайно разбил его, а потому заменил и телефон, и естественно номер. Отец перед отъездом сына от боевиков принёс тому новый телефон, но зарядного устройства не было, а потому Серёге пришлось покупать его уже в Енакиево. В общем, связь Ветровы между собой поддерживали, но за это время отец ни разу не наведался в родной город. И вот вдруг именно в первый день августа он перед обедом появился, Сергей как раз пытался себе что-то приготовить на обед. Готовил он сам, хотя порой с первыми блюдами ему помогала тётя Катя, жена соседа Леонида Петровича.
   -- О! Как это тебе удалось вырваться? -- встретил отца удивлённым возгласом сын.
   -- Да вот удалось, ротный с утра куда-то намылился, вот я втихаря с оказией и проскочил к тебе.
   -- А при чём здесь ротный? Что он тебя контролирует? У тебя же, вроде бы, прямой командир взводный.
   -- Ты знаешь, в последнее время у меня сложилось такое впечатление, что "Фантом" и впрямь следит за каждым моим шагом.
   -- С чего бы это?
   -- Вероятно, он подозревает, точнее, интуитивно чувствует то, чего и я сам ещё окончательно не решил. Вот уж у него нюх, как у настоящей ищейки.
   -- А что ты ещё не решил?
   -- Расскажу через пару минут. А сейчас по делу с поисками Лены. Пока что всё впустую. Мне в этом деле много помогал взводный, и даже ротный, к моему удивлению. Вероятно, он хотел быть со мной на короткой ноге, привязать меня к себе, чтобы я ему был благодарен, как бы должен. В общем, прошерстили мы многое, "Фантом" даже связывался с россиянами, но ничего утешительного для нас нет. Дня за 3-4 отработаем последнюю нашу версию, и всё. Если опять неудача, то Лена точно не в России. Тогда нужно будет продолжать её поиски снова здесь, точнее, на основной части Украины.
   -- Понятно, -- уныло протянул Сергей. -- Тогда вновь мне мотаться по городам? Ты ведь точно там искать Ленку не сможешь.
   -- Не придётся тебе мотаться.
   -- Почему?
   -- Я об этом уже подумал. И вот теперь перейду к разговору о том, что я решил. И уже точно решил окончательно.
   -- И что?
   -- Я хочу отойти от этой войны. Надоело мне всё это, конца и края не видно. И я чувствую, что дальше ещё серьёзнее всё будет. А ты был прав - не всё в жизни решают деньги. Да и платили нам хорошие деньги только вначале, а сейчас... -- "Ветер" разочарованно махнул рукой.
   -- А как ты отойдёшь от войны? Просто уедешь сюда, домой? Но они же тебя в покое не оставят.
   -- Нет, это я прекрасно понимаю. Просто перейду на сторону украинской армии, то есть не перейду, - воевать вместе с ними они мне не дадут, - а сдамся в плен.
   -- Вот те на! Но они же тебя судить будут!
   -- Может быть, и будут, а может быть, и нет,
   -- Как это? -- удивился сын. -- Ты убивал их солдат, а они тебя домой отпустят.
   -- Домой, конечно, не отпустят. Но, если я сам сдамся, то, возможно, серьёзного суда и не будет. Украинская сторона сама призывает переходить на их сторону тех, у кого руки не запятнаны кровью - я имею в виду мирных жителей - или тех, кто не участвовал в разных там расстрелах.
   -- Не знаю, может быть, это и так, тебе виднее. Но ведь тебя могут и просто вернуть назад - при обмене пленными. А что, если тебя просто обменяют? То есть получиться, что вновь выдадут ДНР-цам.
   -- Нет, это меня не устраивает. Назад мне возвращаться никак нельзя. Буду настаивать, чтобы меня не обменивали. Без моего на то согласия, это не сделают. Пусть уж лучше судят.
   -- Да кто его знает, так уж просто ты будешь им диктовать свои условия, -- скептически протянул рано повзрослевший сын - беседа отца сына велась как бы на равных. -- Ладно, это пока ещё только планы. А почему это вдруг ты поменял свои взгляды?
   -- Я же не дурак. Что, я не вижу, что никаких перспектив у ДНР и ЛНР нет. Я же воевал не за идею, а у нас тут есть много именно идейных, а за деньги. А если нет идеи, да и отношение к деньгам после всего случившегося я тоже поменял, то за что тогда воевать?
   -- Ну, не знаю. Я, конечно, хотел бы, чтобы ты действительно перестал воевать, но так ли в твоём случае это просто?
   -- Не просто, но делать это нужно. И чем раньше, тем лучше. Это и так хорошо, что ваш Порох придумал свой "мирный план". Наши сепаратисты ему просто аплодируют за это.
   -- Это почему ещё?
   -- Как, почему? До того времени, как Порох взял в свои руки управление, нас, то есть боевиков украинская армия вовсю "чесала" и в хвост, и в гриву. И вдруг, надо же такое, перемирие. Отлично он это придумал. Мы обстреливаем украинские позиции из тяжёлого вооружения, а они чаще всего по нам стреляют всего лишь из стрелкового оружия. Это винтовки против пушек... Что они могут сделать? Правда, их авиация участвует в этом конфликте. Но Бог миловал, нас не бомбили. Но, главное никто нам ничего сделать не может, санкции идут против России, а нам то что. У нас всё нормально. Ваш Порох говорил, что войну он остановит за один день - наивность ребёнка. Это надо же было такое придумать. Эта война теперь годами будет длиться. А оно мне нужно?
   -- Да-а-а, -- удивлённо протянул Сергей. -- Ты, наверное, прав. Что-то он не то придумал.
   -- А это, я так думаю, не он и придумывал.
   -- А кто же?
   -- А всё те же фирташи, ахметовы, медведчуки и иже им подобные. А, возможно, и сам Путин. Ведь именно эти силы развернули такую кампанию по его выборам. Вы бы ещё Ахметова выбрали, вот Донбассу кайф был бы. А Порох им очень удобен был, не то, что, к примеру, Анатолий Гриценко, который сразу заявлял, что идёт прямая агрессия со стороны России, и что украинцам нужно воевать на полном серьёзе, до последнего патрона, а не прикрываться каким-то АТО. Никогда и нигде антитеррористические операции не длились месяцами, это кратковременные, но очень эффективные военные действия. А эта его АТО будет годами продолжаться.
   -- Но что-то же делать нужно было.
   -- Конечно. Я не такой уж большой военный специалист, но, наверное, руководству Украины следовало вводить военное положение, и не только на Донбассе, а во всей Украине. И говорить мировой общественности, что украинские войска воюют с террористами и регулярными российскими войсками.
   -- О, тогда Россия на Донбасс столько бы своих сил нагнала.
   -- Нагнала бы, конечно. Но тогда США, Евросоюз и НАТО поняли бы, наконец, что дело очень серьёзное, что, начиная с агрессии в Украине, Россия может двинуться и дальше. И тогда бы она воевала против НАТО, а у России на это кишка тонка. Конечно, НАТО бы своих войск в Украину не вводили бы, но те же США поставили бы Украине такую современную технику, что потери российской армии исчислялись бы не тысячами, а сотнями тысяч. Да, с обеих сторон потерь было бы не мало, но российских было бы на порядок больше.
   -- И колоссальные разрушения.
   -- И это было бы. Но и сейчас отстраивать Украине есть что, и немало. И это при такой слабой экономике. На первых порах тяжело было бы всем.
   -- Оно и сейчас тяжело. А ты как раз теперь хочешь попасть в эту тяжёлую жизнь. Как-то не вяжется.
   -- А у меня что, жизнь сейчас не тяжёлая? Я что, как ваши украинские олигархи, как сыр в масле купаюсь? А что мне светит, если, всё же, ваши бойцы начнут воевать по-настоящему, чтобы изгнать боевиков. А куда те денутся? Если украинские войска нас прижмут, то нам крышка, бежать некуда. А вот тогда действительно всех судить будут.
   -- А почему бежать некуда? В ту же Россию.
   -- О чём ты говоришь, сын?! В какую Россию, кто нас туда пустит? Мы для России бандиты. Это сейчас российские войска спокойно пересекают границу то к нам, то обратно. А если нас Украина погонит, то Россия мигом перекроет границу, мы ей не нужны. Они такие заградительные отряды разместят на своей границе, что и мышь не проскочит, это они хорошо умеют делать. А если мы начнём прорываться, то нас будут расстреливать из всех видов оружия. России будет даже выгодно это, она будет говорить мировой общественности, что, мол, это украинская армия нападает на их позиции, стремясь захватить уже русские земли. А они их отстаивают. Это для них беспроигрышный билет. И у нас это многие понимают. Вот потому тоже порой сражаются до конца, видя, что ничего другого не остаётся. Мы находимся между двух огней. Понимаешь?!
   -- Ну, и неприглядную картину ты нарисовал, папа.
   -- А уж какая есть. Она не маслом написана, а кровью.
   -- Хорошо, всё это я понял. Но как ты будешь переходить линию раздела и сдаваться в плен? Во время боя?
   -- Да какого боя? У нас сейчас практически нет прямого контакта с украинскими войсками. Мы их обстреливаем, они нам отвечают. Мы пока что не лезем с боем на их территорию. Нет, лезем, конечно, но это либо диверсионная деятельность, либо разведка. Но это опасно. Вместо того чтобы быть нам вместе, ты можешь получить так называемый "груз 200". Это не подходит тебе, а мне уж и подавно. Нужно просто перейти линию фронта, или линию раздела.
   -- А что, это так просто? Разве она не охраняется? То есть не под присмотром с одной и с другой стороны?
   -- Контролируется, конечно. Но с нашей стороны отыскать лазейку мне такого уж большого труда не составит - ведь контролируют эту условную границу не от своих, а от чужих, от тех, кто на той стороне. А вот дальше... Те же украинцы свою территорию контролируют от нас очень хорошо, они понимают, что мы можем к ним сунуться в любой момент.
   -- Понятно. И что делать?
   -- Остаётся только одно - договариваться с украинским военным руководством. Не на самом высоком уровне, а с тем, в чьём ведении этот участок фронта. Чтобы при переходе линии раздела они меня не пристрелили.
   -- И как ты это сможешь сделать?
   -- Я никак. А вот ты сможешь. Ты сможешь вновь попасть к своим знакомым украинским бойцам?
   -- Я всё понял. Попасть к ним я смогу, только это будет не так уж просто сделать. Я не знаю, где они находятся сейчас.
   -- Тогда просто попади к командиру любого подразделения.
   -- Они меня мурыжить столько будут, не поверят и просто отправят подальше. Я уже такой опыт имею. Но в том подразделении ко мне уже более-менее нормально относились. И харчами снабдили, и денег дали.
   -- Может быть, ты и прав. Какое это было подразделение?
   -- Батальон "Донбасс".
   -- Знаю такой. Командир Семенченко.
   -- Оп-па! А ты откуда это знаешь?
   -- Да у нас все обо всех всё знают. Мы о ваших, ваши о наших. А позывные ротного или хотя взводных ты знаешь?
   -- Ротного не знаю, а взводных позывные "Сват" и "Охра", ещё некоторых бойцов позывные знаю.
   -- Бойцов не нужно. А о том, где находятся взвода этих командиров, я постараюсь узнать, приблизительно, конечно. Потому что сегодня они здесь, а завтра - там. А дальше уже дело за тобой. Всё равно непросто тебе будет, да и не безопасно. Но ты хоть можешь свободно перейти линию раздела. А вот я нет...
   -- Я всё понял. Конечно, я сначала тоже нагоняй хороший от них получу, но когда расскажу о тебе, то, думаю, что они поймут. Ты верно придумал - я смогу поговорить с командирами подразделений. Но тебе на этот участок фронта может и нелегко будет попасть.
   -- Нелегко. Но это уже мои заботы. Буду стараться попасть туда. Ты мне сообщишь, на каком участке фронта сейчас то, знакомое тебе подразделение украинской армии. Там я и буду переходить.
   -- Хорошо, нормально. А как им знать, когда и точно где?
   -- Я тебе по телефону сообщу, но не в разговоре, а SMS-кой. И в ближайшее время мы чаще будем общаться именно таким образом. Прочитав SMS-ку, сообщение тут же нужно удалять - мы оба это будем делать.
   -- А что, разговоры прослушиваются?
   -- Бывает и такое. Не знаю, все ли прослушиваются, но многие прослушиваются. И мы это делаем, и украинцы. Взять хотя бы недавний случай со сбитым "Боингом". Украинцы как раз заранее знали, что Россия перегнала нам комплекс "Бук", именно из прослушанного разговора.
   -- Хорошо, договорились. Когда это примерно будет?
   -- Я планирую максимум через неделю, а лучше - буквально через несколько дней. Я завершу к тому времени наводить справки о Лене, и параллельно буду готовиться к переходу - узнаю заодно и где сейчас находится "Донбасс". Мне ведь нужно будет разведать место теперешнего района нахождения подразделения, в котором ты был у украинских бойцов.
   -- Ну, что, всё нормально. Я всё понял и всё сделаю.
   Казалось бы, на этом разговор можно было заканчивать. Но так думал только Ветров младший, а вот старший Ветров сидел по-прежнему озабоченный. Сергей видел это, но возникшую в разговоре паузу заполнять не спешил. Он понял, что отец над чем-то размышляет.
  
  

ГЛАВА 29

Шпионские страсти

  
   Наконец отец как бы очнулся от своих размышлений и негромко протянул:
   -- То, что ты всё сделаешь, Серёжа, как надо, я не сомневаюсь. Ещё раз повторю - ты здорово повзрослел. Но не всё от тебя зависит.
   -- Я понимаю. Украинское командование может не захотеть тебе помогать.
   -- Вот именно, хоть это ты понимаешь. Польза Украине от меня небольшая. И это понятно. Я же не генерал какой-нибудь, чтобы знать дальнейшие планы боевиков и россиян. Военное командование, к тому же вообще может не захотеть с тобой разговаривать, станет оно тратить своё время на выдумки мальчишки.
   -- Но это же не выдумки.
   -- Это ты так думаешь, а оно может всё расценивать по-своему. Да и вообще, не в этом дело. Всё, Серёжа, пока что ещё не всё так уж нормально, -- огорчённо протянул, покачивая головой отец.
   -- Почему не нормально? А по-моему, нормально.
   -- Это только по-твоему. Повторяю, не совсем нормально. Зачем украинскому руководству все эти хлопоты, кто я им такой?
   -- Ну, я буду их убедительно просить помочь. Они ко мне неплохо относились.
   -- Так неплохо, что на второй день отправили тебя подальше?
   -- Ну, они же обо мне беспокоились.
   -- В первую очередь они о себе беспокоились. Ну, да ладно. То, что они тебя отправили с позиций, это правильно. Но речь сейчас не о том.
   -- Я понимаю. Речь о том, что они могут не захотеть тебе помогать.
   -- Об этом, и не об этом тоже.
   -- Как это?
   -- Они могут не захотеть мне помогать не от того, что для них пользы мало, а совсем по другой причине.
   -- По другой? Интересно.
   -- Да, по другой. И интересного в этом ничего нет. Есть только понятие целесообразности и риска.
   -- Какого ещё риска?
   -- Обыкновенного. А если это провокация с моей стороны? Они ведь и так это могут трактовать. Представь себе: они сделают для меня некий коридор, а в этот коридор мы бросим диверсионную группу, или просто большую группу для прорыва их обороны. Может такое быть?
   -- Может, -- удручённо ответил сын. -- И что же делать?
   -- Нужно иметь запасной вариант.
   -- И какой же он?
   -- Я его уже примерно прикинул. Именно для этого я здесь, помимо разговора с тобой.
   -- Не понял?
   -- А что тут понимать? На всякий случай мне нужна будет гражданская одежда. Чтобы, например, перейти разделительную линию под видом беженца. Той одежды, в которой я уходил воевать, уже нет.
   -- Здравствуйте вам! А как ты перейдёшь под видом беженца? Это же официально нужно переходить. Могут выяснить, что Виктор Поликарпович Ветров воевал на стороне боевиков. Тогда тебя за диверсанта примут. И уже никакой суд тебя не спасёт.
   -- Какой ты у меня умный стал! Я не иронизирую, ты правильно мыслишь. А я и буду переходить официально, но по другим документам.
   -- А где ты их возьмёшь?
   -- Да этого добра у нас хватает. Многие, чтобы на всякий случай подстраховаться, изготовили себе липовые документы. Они, конечно, не липовые, а настоящие, только фотографии там переклеены. Но сделано это очень тонко, умельцы у нас имеются. На глаз ничего не заметно, только профессионалы смогут понять, что это "липа", но таковых немного.
   -- И на какое имя у тебя эти документы?
   -- Запоминай, но ничего не записывай, выучи наизусть - Денисов Артём Семёнович.
   -- Запомню.
   -- Вот и хорошо. Но и эти отлично сделанные документы у пограничников украинских, или у тех, кто их сейчас заменяет на пунктах пропуска, могут вызвать подозрение, да и я сам тоже. А потому договорённость с украинским командованием всё равно нужна.
   -- Понятно. Так или иначе, мне нужно там разговаривать.
   -- Да. Но и это ещё не всё. Я одежду себе сейчас наготовлю. В кулёк плотно упакую, чтобы он небольшой получился. Но вот вернуться с гражданской одеждой к себе в подразделение я не смогу, это слишком уж опасно.
   -- Я понимаю. Я её заберу, а потом тебе передам в нужный момент.
   -- Не сможешь ты мне её передать. Это и опасно и просто невозможно по многим причинам. Не буду тебе всё разжёвывать, ты и сам это поймёшь.
   -- А что же тогда делать?
   -- Ты просто спрячешь мою одежду в укромном месте, а мне сообщишь, где она находится. Но только снова-таки SMS-кой. Очень коротко, но чтобы было понятно. Будем привязываться к шоссе "Фащевка - Артёмовск" - на ней находится пропускной пункт. Текст SMS-ко примерно такой: "57 км, ст., ю-з, 80". Будет оно означать вот что: "57километр шоссе, столб придорожный, юго-западное направление, 80 шагов". Здесь всё понятно, кроме столба (ст.). Если же это будет что-либо другое, например, дерево, камень, развилка дороги..., то тогда так: "дер., кам., раз.". И так далее. Потом можно дополнительно разъяснить, и даже прямо в разговоре, вставив это слово в текст беседы в конце какой-либо фразы - я пойму, оно будет как бы выпадать из смысла беседы.
   -- Интересно, -- улыбнулся Сергей. -- Прямо шпионские игры. Класс!
   -- Эти шпионские игры, сын, могут плачевно закончиться, поэтому нужно будет тебе быть осторожным и осмотрительным. Время закладки моей одежды желательно вечернее, но не дневное и не ночное. Не хотелось бы мне тебя привлекать к этому, но без тебя мне не обойтись. Вот только учти, одежда мне должна быть спрятана на нашей стороне оговоренной нами дороги.
   -- А то я этого не понимаю! Да всё нормально. Я хотел о времени спросить. Что не дневное время - это понятно. А почему не ночное? Ночью никто не увидит.
   -- Потому что ночью ориентиры плохие. Ты даже направление не сможешь определить. Днём его хоть по солнцу можно узнать, а ночью...? По луне, конечно, тоже ориентируются, но ты этого сделать никак не сможешь. Тут знаний намного больше нужно - знать фазы луны, да ещё для определённой местности и тому подобное. А вообще-то, самая лучшая пора - это на зорьке, солнце уже встало, видно хорошо, но мало кто в такую пору бродит. Но это сложнее, поскольку ночевать нужно где-нибудь поблизости.
   -- Папа, я всё сделаю нормально. Не беспокойся.
   -- Я верю в это. Так, теперь о тебе. С тобой не менее всё сложно.
   -- Почему это?
   -- Да потому. Если я перейду к украинцам, то домой тебе возвращаться нельзя будет. Этот чёртов "Фантом" точно поймёт, что я сбежал. Но тогда тебя могут в заложники взять, после чего требовать, чтобы я вернулся.
   -- Ого! И до этого может дойти?
   -- Вполне. Твой адрес "Фантом" теперь знает. Так что всё может произойти. А потому тебе придётся побыть какое-то время на позициях украинской армии, сколько они тебе позволят, а потом ехать-таки в детский дом или интернат. И лучше всего в Харьков или Днепропетровск - ближе всего. Но ты точно узнаешь куда и сообщишь мне. Я потом тебя отыщу. А тебе нужно жить где-то и учиться. И так конец этого учебного года у тебя пропал.
   -- А Лена? Кто её искать будет?
   -- Будем искать, но не ты сам. Нужно официальные бумаги-запросы посылать. Если у меня удачно всё сложится, то и я потом этим смогу заняться, а нет - придётся просить ваше военное командование. Но так будет надёжнее, на запросы ответ точно будет, а сам ты все детские дома в Украине не объедешь. Да ещё зима на носу. Кстати о зиме - будешь из дому уходить, одевайся потеплее, и все нужные вещи с собой забери. Я тебе ещё привёз хорошую тёплую армейскую куртку. Нормально будет, сейчас и многие гражданские в военной одежде щеголяют.
   -- Относительно одежды я понял, спасибо за куртку. Конечно, в детдом мне попадать не хочется, но что делать. Ты прав, впереди зима, и на улице не заночуешь. Вот только я не знаю, найдём ли мы по бумажкам Лену.
   -- Найдём. Ладно, кажется, мы всё обговорили. Ты всё хорошо запомнил, что я тебе говорил?
   -- Запомнил. Только как ты дашь мне знать, когда мне тебе одежду везти? SMS-кой?
   -- Тьфу! Об этом я совсем забыл. Нет, не SMS-кой, а в телефонном разговоре. Я добавлю в конце слово "Давай!". Оно подозрения не вызовет. Например: "Я понял, что у тебя дома всё хорошо. Так тебе держать и впредь. Давай!". И это слово будет последним, после него я отключу связь.
   -- Ясно.
   -- Так, сейчас всё соберу себе, и вперёд, точнее назад.
   На все сборы у Ветрова старшего ушло минут пятнадцать. Он после этого положил в шкаф действительно небольшой, но плотно упакованный кулёк (вещи туго перевязал бечёвкой), на который указал сыну. После этого они присели на дорожку, помолчали. Секунд через пятнадцать "Ветер" поднялся:
   -- Ну, всё, сын, пока! -- он не обнял сына, а просто крепко пожал тому руку, как взрослому.
   -- Удачи тебе, отец. Ни пуха, ни пера!
   -- К чёрту!
   И вновь "Серый" остался один.

* * *

   Всё это, хотя, конечно, и менее детально Сергей Ветров рассказал взводному "Охре". Тот внимательно его выслушал, задав по ходу повествования пару вопросов, но уже не говорил о том, чтобы "Серый" излагал всё более коротко. А тот и так сократил свой рассказ, и в первую очередь тем, что ничего не упомянул о запасном варианте отце - его легальному переходу по поддельным документам. Он прекрасно понимал, что для отца это худший вариант, поскольку его могли заметить какие-нибудь знакомые в районе поста, и тогда всё не просто сорвётся, но "Ветра" могут ожидать и куда бо́льшие неприятности. Так что, пусть пока военное руководство настраивается помогать Виктору Ветрову, обеспечивая ему просто безопасный переход линии соприкосновения.
   -- Итак, как я понял, именно для этого тебе и нужен ротный. Чтобы нормально встретить здесь твоего отца? -- уточнил взводный.
   -- Ну да. А это возможно реально сделать?
   -- Понятно. Сделать это реально, конечно, возможно. Ничего невозможного в этом нет. Вот только как отреагирует на это начальство, я не знаю. Всё не так просто, ведь это могут посчитать и какой-нибудь провокацией, -- почти в точности повторил слова отца Сергея и взводный уже украинской армии.
   -- Но меня-то вы уже немного знаете, и понимаете, что я не вру.
   -- Именно немного знаем, а потому неизвестно, что у тебя с отцом на уме. Я и многие другие тебе верим. Но могут быть и люди с другим мнением. Одно ты правильно спланировал - я сам, или тот же "Сват", этот вопрос решить не могу, не имею права. А потому к ротному, так или иначе, обращаться доведётся.
   -- Хорошо. Когда вы меня к нему отведёте?
   -- Я тебя к нему не поведу. Сиди здесь, я сам всё объясню "Ворону". Если он захочет расспросить тебя о деталях, тогда пойдёшь к нему, или он сам в расположение взвода наведается.
   -- Лучше бы я сам ему всё рассказал.
   -- Нет, не лучше! Нечего тебе шляться по позициям, не нужно попадаться всем подряд на глаза. Это безопасней и для тебя, и для твоего отца. Так что, сиди!
   -- Хорошо.
   -- Не хорошо, а "Слушаюсь" или "Есть, товарищ прапорщик!" -- улыбнулся "Охра". -- Коль ты среди военных, да и сам частично в военной форме, -- на "Сером" были камуфляжные военные брюки и ботинки, выданные здесь же. А вот верхнюю часть его туловища прикрывала тёплая рубашка - сегодня выдался на удивление прохладный денёк.
   -- Слушаюсь, товарищ прапорщик! -- улыбнулся уже и "Серый".
   Вернулся в расположение своего взвода "Охра" только примерно через час. На его лице царило спокойствие и невозмутимость, но "Серый" почему-то почувствовал, что дела не очень хорошие.
   -- Ну, что, товарищ прапорщик? -- несмело задал он вопрос.
   -- А вот что. Долго мы там судили, рядили, "Ворон" даже других ротных подключил к нашему разговору. Но решение таково: никто этого делать не будет.
   -- Почему? -- совсем уныло спросил "Серый".
   -- Потому что это опасно.
   -- Но почему опасно?! Я вам зуб даю, что всё это правда, и никаких провокаций устраивать не будет. Он...
   -- Подожди, Серёжа, -- перебил мальчишку "Охра" и, чтобы немного успокоить его не стал обращаться к нему позывным именем, -- мы тебе и твоему отцу верим. Но это всё равно опасно. За твоим отцом могут проследить, ты ведь сам сказал, что его ротный к нему с неким подозрением отнёсся. То есть его могут как бы использовать "втёмную", и он, сам того не ведая, притащит за собой "хвост", и ой какой неприятный для нас. Разве такого не может быть, а?
   "Серый", опустив голову, молчал.
   -- Раз молчишь, значит, понял это. Такое вполне может быть. Следовательно, нужно придумывать иной вариант добровольного перехода твоего отца на нашу сторону. Связь у тебя с ним имеется?
   -- Имеется, -- недовольно буркнул "Серый".
   -- Вот и хорошо. Передай ему, пусть ищет другой вариант.
   -- Есть другой вариант.
   -- Угу?! И какой же?
   Теперь уже довелось "Серому" рассказывать и о запасном варианте, ничего другого не оставалось. Может быть, хотя бы в этом отцу помогут.
   -- Так, интересно, -- протянул "Охра", -- нормальный вариант. И почему же ты сразу о нём не рассказал.
   "Серый" вновь предпочитал отмолчаться.
   -- Понятно. А ты с нашим ротным очень схож - такой же стратег. Не рассказал потому, как я понимаю, что этот вариант опаснее для твоего отца. Да, так оно, наверное, и есть. Но пойми, "Серый", в этом случае рискует лишь один человек - твой отец, а устраивая ему некий коридор, рискует значительно большее количество людей.
   -- Я понимаю это, -- наконец-то откликнулся мальчишка. -- Но хоть в этом случае вы ему поможете? Его же запросто могут арестовать как диверсанта.
   -- В этом случае поможем. Я это говорю и за себя, и за ротного. Я в этом уверен. Мне даже не нужно об этом ротного спрашивать. Я ему, конечно же, доложу, но его решение по этому вопросу, я не сомневаюсь, будет положительное. Раз есть предварительная договорённость, так почему бы не помочь человеку, тем более что мы в этом случае ничем не рискуем. Всё будет нормально, Серёжа. Только сейчас отцу в этом варианте требуется твоя помощь.
   -- Уже не требуется. Я его гражданскую одежду ещё вчера спрятал, позавчера отец дал мне условный сигнал - он готов к переходу. Мне теперь осталось только сообщить ему о варианте - первый или второй.
   -- Понятно. Пошлёшь ему SMS-ку с коротеньким словом: "Второй", или даже просто цифру 2. Так даже лучше, можно подумать, что была случайно нажата кнопка мобильного телефона.
   -- Вы тоже хороший стратег, -- уже даже рассмеялся "Серый". -- Именно так отец и задумал.
   -- Вот и прекрасно. Ты ему сейчас эту SMS-ку пошлёшь, и нам останется только ждать. Я понимаю, да и ты не волнуйся, что ни сегодня, ни завтра это твоему отцу это сделать не удастся - ему нужно подготовиться, да и всё разведать. Но через несколько дней это произойдёт. Я уверен, что всё будет нормально. А мы завтра же утром сообщим пограничникам липовые данные по твоему отцу.
   -- А мне что делать до той поры? Вы меня снова в детдом отправите?
   -- Временно не отправим. До перехода твоего отца побудешь у нас, я даже беру это на себя. Только не особо мелькай в расположении батальона. А вот дальше, в детдом мы тебя, всё же, отправим, -- "Охра" развёл руками. -- Ты уж извини, но здесь детям быть не положено. Так что заранее привыкай к мысли о своём пребывании в детдоме или интернате.
   -- А я и так уже к ней привык, мы с отцом это обсуждали.
   -- Ну, и прекрасно!
   -- Только мне нужно знать конкретный адрес, точнее не сколько мне, как отцу, этого детдома. И желательно в Харькове или Днепропетровске.
   -- Это мы устроим. Это совсем не сложно. Только дай слово, что ты в очередной раз не сбежишь.
   -- Куда мне бежать? Впереди осень, зима. Что будет с отцом, пока что не известно. А зимой что, мне в сугробе ночевать? Это летом можно было где угодно ночевать, а зимой... Я это и сам прекрасно понимаю, а потому и не возражаю против детдома или интерната. Там, всё же, лучше, к тому же компания ребят будет. Знали бы вы, как мне надоело уже одному быть, не с кем даже поговорить. А там веселее будет. Да и отец будет точно знать, где я - легче ему будет меня разыскивать.
   Вот теперь "Серый" вроде бы немного успокоился. Теперь ему, да и многим другим оставалось только ждать. Но ждать пришлось не так уж и долго, в конце пятого дня пребывания "Серого" в расположении батальона, в воскресенье 10-го августа ротному сообщили (а он заранее попросил об этом), что сегодня перед обедом через пропускной коридор проследовал гражданин Артём Семёнович Денисов, после чего сдался украинским властям.
   А назавтра довелось уже собираться в путь самому "Серому" - Сергея Викторовича Ветрова отправляли в детский дом. Направление было харьковское, но не в сам Харьков в г. Изюм, который располагался в 125 км на юго-восток от этого крупного областного города (трасса Шахты - Харьков). Но это было даже хорошо: от Иловайска, хотя тот и был немного в стороне от этой трассы, до Изюма было всего 200 км, на 125 км меньше, нежели до Харькова. Так что в этом городе, в Изюмском городском детском доме смешанного типа Серый будет себя чувствовать как дома.

* * *

   Очень длинный рассказ Анатолия Чеснокова Алёне Серовой о судьбе мальчика с Донбасса, наконец-то, был завершён.
   -- М-да, -- протянула Алёна. -- Непростая жизнь была у этого мальчишки в позапрошлом году. А свою сестру он так и не нашёл?
   -- Нашёл.
   -- О, а где? Ты об этом не рассказал.
   -- Не успел ещё просто. Он с отцом встретился с ней в средине октября.
   -- С отцом?! А что, отца твоего "Серого" не судили?
   -- Суд состоялся ещё в конце сентября. Но его не осудили.
   -- Как так?
   -- А вот так, -- и Анатолий рассказал, каким образом это произошло.
   Суд над Виктором Ветровым состоялся не так уж скоро - в конце сентября. Но это было не такое уж и большое время - через полтора месяца после его добровольной сдачи украинским властям. Обычная судебная практика, которая занимает немало времени. Но это было даже очень кстати для Ветрова, поскольку суд состоялся уже после подписания трёхстороннего Минского протокола (был подписан 5-го сентября). А поскольку в нём был прописан пункт об амнистии, то суд освободил от криминальной ответственности Виктора Поликарповича Ветрова, который добровольно сдался украинским войскам. На первый взгляд это было сделано не совсем законно, а потому некоторых возмущало такое решение суда - ведь по букве закона за убийство украинских граждан виновный мог нести уголовную ответственность вплоть до пожизненного заключения. И даже, учитывая чистосердечное раскаяние, сотрудничество со следствием и помощь командованию АТО в обычных случаях Ветрову просто снизили бы, и, возможно, даже значительно срок наказания, но оно всё равно было бы. Но случай-то был как раз необычным. Ведь существовали Минские договорённости об амнистии боевиков, которые были непричастны к убийствам мирных жителей, издевательствах и расстрелах украинских военнослужащих и других подобных преступлениях. И нужно отдать должное Ветрову - да, он воевал против ВСУ, но отъявленным преступником не был. Возможно, и был какой-то нажим со стороны руководства страны на судебные органы, но оно предпочитало со своей стороны тоже придерживаться буквы закона, а договорённости на международном уровне - это тоже Закон. И его нужно было выполнять. В итоге Ветров был полностью амнистирован. Временно он уехал в Кривой Рог (в Енакиево ему появляться было нельзя), где на заводе горного оборудования у него имелись друзья, которые и помогли ему устроиться на работе. Завод осуществлял изготовление оборудования для карьерных экскаваторов, грейферных кранов и роторных комплексов, буровых станков, ленточных конвейеров, дробилок всех типов, импортного и отечественного производства, рудоразмольных мельниц, а также гломерационного и металлургического производства. Подыскали ему на первое время и жильё, в котором вместе с ним стали жить на новом месте и его дети - Сергей и Елена. А вот о судьбе последней как раз и поинтересовалась Серова перед этим, на что Чесноков ответил:
   -- Относительно дочери старшего Ветрова и сестры Сергея. Мы разыскали её.
   -- Кто это "мы"?
   -- Бойцы батальона. Через его руководство, естественно. Это было в сентябре, когда мы отдыхали, когда батальон был на ротации. Я об этом тебе рассказывал.
   -- Да, я помню. Ваши бойцы в то время ещё во Львовской области обучение проходили.
   -- Точно. Молодец, запомнила. Так вот, на Елену Ветрову были отправлены официальные запросы - в этом вопросе мы помогли перебежчику. И в начале октября пришёл ответ, в котором сообщалось, что Елена Викторовна Ветрова находится в Бердичевской общеобразовательной школе-интернат I-III-й ступеней для детей-сирот и детей лишенных родительской опеки. Мы сообщили об этом "Серому", зная его телефон. Место его пребывания мы знали.
   -- Бердичев? А где это?
   -- Это в 40 километрах к югу от областного центра Житомир, а тот находится на запад от Киева, не помню точно в скольких километрах, где-то примерно километров 130-140. А Бердичев это районный центр. Если бы тот же Сергей объезжал каждый районный центр Украины, то ему лет пять пришлось бы ездить. Так что письма-запросы своё дело сделали.
   -- У-у, значит, всего лишь районный центр. И он, маленький, наверное. А значит, и интернат небольшой.
   -- Ну, Бердичев по украинским меркам не такой уж маленький, тысяч 80, наверное, в нём проживает. Точно я этого тоже не знаю. Но знаю, что интернат, в котором пребывала Елена Ветрова, насчитывал около 200 питомцев, а это немало.
   -- О, это неплохо.
   -- Ты так говоришь, вроде бы Елене там до старости пребывать доведётся. Я же тебе сказал, что отец с сыном забрали её в средине октября. Она в интернате пробыла менее полугода.
   -- Ой, и правда. Я уже так напережевалась за этих маленьких Ветровых, что и забыла о таком нюансе. Ладно, хорошо всё то, что хорошо кончается. Я вот что хотела отметить или спросить. Ведь, несмотря на Минские договорённости, - и первые, и вторые, - боевые действия на востоке Украины продолжались. Мне кажется, что боевики при поддержке России плевать хотели на все эти договорённости.
   -- Так оно и есть. И знаешь почему?
   -- Почему?
   -- Некоторые говорят о том, что такое положение дел создалось в виду того, что в состав трёхсторонней контактной группы (Украина, Россия, ОБСЕ) руководители ЛНР и ДНР не входили, хотя их подписи под документом стояли (но в стороне). Позиция Украины в этом вопросе была ясна - если бы она допустила участие в переговорах представителей террористических ДНР и ЛНР, то она тем самым как бы признала их субъектами отношений. Тогда и другие государства мира имели право сделать то же самое. А значит, в будущем это даст основания ставить вопрос о независимости этих территорий уже на международном уровне. С другой стороны, если формально Украина не признает ДНР и ЛНР, то любые договорённости автоматически не могут на них распространяться. Именно этот вариант и использовали в настоящее время боевики, при поддержке российских наёмников и части регулярных войск России, для оправдания своих обстрелов по украинским военным во время перемирия. Но ведь гарантию перемирия со стороны тех же боевиков давала Россия.
   Анатолий не анализировал эту ситуацию, но со стороны такое положение дел выглядело довольно странным. Ведь международные договоры, протоколы, меморандумы и международные обязательства - это как рукопожатие между джентльменами. Если два джентльмена пожали друг другу руки, для них это достаточная гарантия, что каждый выполнит обещанное. Но как быть, если вместо джентльмена руку сжимает мошенник? Единственное, что может мошенника удержать от нарушения договоренностей - это неотвратимость наказания. И здесь кроется главная проблема современного международного права - за нарушение международных обязательств в тюрьму еще никого не посадили. Этим и пользовалось руководство России. И всё бы ничего, если бы нарушение договоренностей боевиками ни стоило жизни украинским военнослужащим и обычным жителям. В общем, как покажет и дальнейших ход военных событий, договорённости "Минск-1" оказались абсолютно неэффективными, а стороны конфликта начали приближаться к границе полномасштабной войны.
   Но, Алёна Серова удовлетворила своё любопытство, и больше вопросов у неё к рассказчику уже не было. А что касается его повествования, то таким вот образом завершилась эта удивительная история. Но тогда, в разгар военных действий с боевиками, поддерживаемых кремлёвскими агрессорами таких историй было немало. И это подтвердила следующая беседа Алёны со своим возлюбленным Анатолием, а сейчас уже точно можно было так говорить.

* * *

   Через пару дней после ужина, смотря вместе не очень интересную передачу по телевизору, Алёна спросила Анатолия:
   -- Ну, что ты мне все свои истории о войне в Украине рассказал?
   -- Всё о войне рассказать просто невозможно. Это не рутинная работа в фирме, компании или в любой другой организации. Вот уж где каждый день не похож был на предыдущий. Да, порой, когда было некое затишье, то дни протекали не так уж разнообразно, но, тем не менее, они различались. Чего-то такого уж нового могло и не быть, но всё равно каждый день помнился.
   -- И что ты там ещё запомнил, кроме мальчишки. Концовка твоего предыдущего рассказа вообще на какую-то шпионскую историю была похожа.
   -- О, вот касательно шпионской истории, то я тебе подобную могу рассказать. И главным действующим её лицом был не совсем обычный персонаж.
   -- В каком смысле не совсем обычный.
   -- Да в прямом. Он-то сам по себе был обычный, но история несколько необычная.
   -- Так, давай рассказывай. Уже заинтриговал.
   -- Сейчас расскажу. История небольшая по своей длительности. А может быть, она мне такой показалась. Дело в том, что в этой истории я лично участие не принимал. С "Серым" я непосредственно общался, а вот об этой истории знаю только со слов. Хотя она и происходила в нашей роте, но в третьем взводе - не в моём и не у "Свата". Так вот, в этом взводе, командиром которого был младший лейтенант с позывным "Десна", имелась собака. Её я тоже видел, она...
   -- А при чём здесь собака? -- перебила Чеснокова Алёна.
   -- Ты слушай и не перебивай. Дальше всё поймёшь. Так вот, она прибилась к нам как бездомная. Это было в самом начале нашего пребывания под Иловайском, за пару дней до появления Серёги Ветрова. В батальоне была не одна такая собака, у нас подкармливали много животных - и собак, и котов, особенно котов - у многих бойцов они были. Это ведь было как бы напоминание о семейном уюте. А вот переселенцы, уезжая в глубину Украины, очень часто бросали своих питомцев. Я бы таких людей... не знаю, что с ними делал бы.
   -- Убивал бы?
   -- Нет, конечно же, не убивал бы, но точно - судил.
   -- Это почему ещё?
   -- Да потому что они бросили своих любимцев, бывших уже любимцев на голодную смерть. Это издевательство над живым существом, мученическая смерть его. Ведь верно говорят, что мы ответственны за тех, кого приручили. А эти переселенцы просто сволочи.
   -- Толя, можно подумать, что собак и котов ты любишь больше, чем людей.
   -- А так оно отчасти и есть. Люди - это большие звери. Но они умеют за себя постоять и, главное, прокормить себя. А беззащитное животное не может само себя прокормить. Особенно это касается именно собак и кошек. Это же не свинья, которая где-нибудь картошку выроет или корень какой-то, а может и растениями питаться. Это не курица, которая найдёт какие-нибудь зёрна той же самой травы. Собаки и кошки траву и растения не едят, а питаться им нужно. В этом плане они беззащитны и полностью зависимы от людей.
   -- Да, пожалуй, ты прав.
   -- А ты знаешь, -- после короткой паузы продолжил Анатолий, -- что в странах Европы, а теперь уже и у нас, в России появился новый вид ресторанной индустрии - кошачьи кафе. В этих заведениях хвостатый ухоженный персонал никаких мышей не ловит - в прямом смысле слова. Люди приходят туда посидеть, отдохнуть и успокоиться под кошачье мурлыканье, избавиться от отрицательных эмоций. В России котокафе уже есть и в Санкт-Петербурге, и в Москве. В Санкт-Петербурге в таком кафе, как мне рассказывали, кроме общения с котами можно получить и фирменный эспрессо "Кот наплакал" или десерт, который называется "Мяу". Желающие могут сфотографироваться с котами на память. В Москве подобное котокафе открылось на Садовой-Самотёчной улице ещё в апреле прошлого, 2015-го года. Называется оно "Котики и люди" - на то время там было девять кошек, которые живут в этом заведении. В нём любой добрый человек может отдохнуть, попить кофе, почитать книги, поспать в гамаке, снять стресс, пообщаться с котиком или забрать любого понравившегося кота домой. Вход в котокафе платный, по-моему, не знаю точно 200 или 300 рублей за час, при этом чай, кофе и печенье - бесплатно. Но вот попасть в котокафе можно только по записи. Такие вот дела, Алёна. А вообще, животных нужно любить, кто любит животных, тот добрый хороший человек. А как может быть хорошим человек, бросивший на произвол судьбы одного из членов своей семьи, а прирученные питомцы - это уже тоже фактически члены семьи. Вот почему я называю подобных переселенцев сволочами. А мужики с Донбасса - это в прямом смысле сволочи!
   -- Вот те на! Это почему такое разделение на мужчин и женщин, почему именно мужики?
   -- Да, именно мужики! Женщин и детей я бы принимал, - это и делают украинские власти, - нормально селил их, предоставлял работу и прочее. Но только не мужей этих семей-беженцев.
   -- Но почему?
   -- Да потому что они именно мужики. За их землю кто-то воюет, кровь свою проливает, жизнь отдаёт, а они сбежали с родной земли. За них чужой дядя эту работу должен делать. Да ещё какую опасную работу! А ты возьми винтовку и сам защищай свою землю. Так нет же...
   -- А если они не хотят воевать за Украину?
   -- Не хотят, пусть воюют за боевиков. Я таких мужиков больше уважать буду, нежели сбежавших. Это как раз важно сейчас - знать, кто из них друг, а кто враг. Враг - так враг, но ты конкретно знаешь, кто есть кто. Порой и враг достоин уважения. Это куда лучше, нежели не знаешь чего от человека ожидать. Воюй - на этой стороне или на другой, но не беги со своей земли. А ты посмотрела бы на рожи этих некоторых переселенцев-мужиков, да и на них самих. Откормленные как кабаны, а наглые до предела. На фронт они ни шагу, а на готовенькое - в первых рядах. "Мы с Донбасса!", постоянно заявляют они, всем своим видом показывая, что остальные, мол, не чета им. Ну, им пример бегства с родной земли показал их главарь-олигарх.
   -- Какой ещё главарь-олигарх?
   -- Ринат Ахметов. Он постоянно заявлял, что Донбасс, и в частности Донецк, это его родина, и что он её никогда не покинет. А как на Донбассе горячо стало, то он там всё бросил и сбежал. Отсиживается теперь в Киеве. Правда, он-то как раз не всё бросил, в том же Донецке его хоромы усиленно охраняют. А другие оставленные дома боевики грабят. В общем, у переселенцев есть с кого пример брать.
   -- Понятно. Но это отступление от темы. Я вообще не пойму, с чего это ты завёл песню о котах и собаках.
   -- Сейчас поймёшь. Так вот, об этой собаке в третьем взводе. Я уже говорил тебе, что собака в батальоне не одна была, но мне запомнилась именно эта. Очень красивая собачка. Я не разбираюсь в породах собак, эта вроде бы беспородная была. Но не обычная дворняжка, а похожа на овчарку. Но и не овчарка. У неё постоянно хвост колечком был закручен, а овчарки, по-моему, так хвост не держат, хвост колечком разве что у лайки. Она была чёрной, но не полностью. Её живот, грудка, шея и концы лап были белые. И что удивительно, белым был и нос. Не сам нос, конечно, он у собак чёрный или тёмно-коричневый, а как бы тёмный нос на небольшом белом фоне. Очень красивая собачка. И такую собачку хозяева бросили на произвол судьбы.
   -- А может быть, убили её хозяев?
   -- Возможно. Тогда, конечно, другое дело.
   -- Но что ты всё о собаках рассказываешь? Начни уже о действующих лицах рассказывать.
   -- А эта собака и есть главное действующее лицо моего рассказа.
   -- Как так?!
   -- А вот так. Слушай дальше. Собака не злая была, хорошо контачила с бойцами. Да и её никто не обижал, многие её подкармливали. В общем, дружелюбие было с обеих сторон. Бойцы дали ей кличку "Верный". Никто ведь не знал, как её бывшие хозяева называли, но она быстро привыкла и на эту кличку откликалась. Она, конечно, держалась в основном 2-3-х бойцов, которые её подобрали, но многие её ласкали, гладили, и она поддавалась этим ласкам, не рычала, по крайней мере.
   -- Это так важно для твоего рассказа?
   -- Очень важно. Дело в том, что однажды к нам приехал какой-то проверяющий, майор - вроде-бы из Киева, точно не знаю. У нас этих проверяющих в разные времена хватало. Многие только и норовят всё подряд проверять, но не участвовать в чём-то, а уж тем более в боях. В общем, этот проверяющий, в звании майора пообщался с командованием батальона, а потом начал лазить по местам расположения отдельных подразделений, вместе с одним из наших ротных. И настырный такой проверяющий, как мне говорили, в разные закоулки заглядывал. Далее он снизошёл до общения с нижним составом, и ротный привёл его к блиндажу командира третьего взвода, его позывной, как я уже говорил, "Десна". Уже все знали, что в расположении находится проверяющий, а потому "Десна" встретил того, в ожидании снаружи блиндажа. Как положено, чин по чину, поздоровались, и взводный повёл проверяющего к своему блиндажу. И вдруг откуда-то выскочил "Верный" и с грозным лаем бросился к проверяющему. Бойцы еле оттащили собаку, но она продолжала лаять в сторону майора.
   -- "Турист", -- медленно, как бы раздумывая, обратился взводный к одному из бойцов, -- прогоните этого пса, а ты "Румба", -- в сторону другого, -- разыщи моего зама. Пусть немедленно явится ко мне. И пусть прихватит с собой стакана, и всё необходимое.
   Удивлению бойцов не было предела, но они, молча, стали исполнять приказание "Десны".
   -- Не поняла, -- удивилась Серова, -- а чему бойцы так удивились? Обычное дело, по-моему, в вашей мужской среде - хорошо угостить проверяющего, а то и прилично напоить его, чтобы он не придирался ко всему.
   -- Во-первых, взводный никогда не прогонял пса, они как бы дружили. При этом он не назвал собаку по кличке. И второе - взводный приказал прихватить стакана, а не стакан.
   -- Ну и что, многие не совсем правильно говорят, мог ошибиться и тот ваш взводный.
   -- Именно на это "Десна" и рассчитывал. И бойцы, хотя и удивились, но прекрасно его поняли.
   -- Что они поняли?
   -- Во взводе был боец с позывным "Стакан". Потому-то взводный и сказал, чтобы его зам. захватил с собой "Стакана". Он правильно сказал, и бойцы его поняли, тем более что трудно было себе представить, что у взводного не найдётся кружки. А стаканов на передовой отродясь не было. Кроме того, он приказал, чтобы его зам. явился со всем необходимым. Для проверяющего вроде бы понятно - с закуской и прочим. Но бойцы хорошо поняли своего командира, удивились сначала, но поняли. В общем, минут через десять в блиндаж зашёл зам. взводного вместе с бойцом, позывным которого и был "Стакан". И тогда "Десна" поднялся и обратился к проверяющему:
   -- Сдайте оружие, майор.
   -- Вы что себе позволяете? -- начал тот, но тут услышал и краем глаза увидел, как замкомзвода и "Стакан" передёрнули затворы автоматов, с которыми они явились к командиру - вот что означала фраза "... всё необходимое".
   -- Я не понял, -- словесно сопротивлялся майор, -- это так вы встречаете гостей, да ещё проверяющих?! Я встречался с командиром батальона, и он признал, что я проверяющий, а вы творите беззаконие, не исполняете приказов вашего командования! Он меня к вам послал.
   -- Никакой вы не проверяющий, а враг. Просто командир поверил вам, очевидно, ваши поддельные документы очень хорошо "сработаны". Но теперь с этим разберутся. А вот гостей мы как раз встречаем очень хорошо. Но вы незваный гость, и "Верный" это очень хорошо понял.
   -- Какой ещё верный?
   -- Пёс, который на вас набросился, кличка у него "Верный". И он её оправдывает - пёс у нас уже более месяца, но ни на одного бойца ни разу не тявкнул. А вас он хорошо знает, и вы ему, вероятно, здорово насолили. Но "Верный"-то донбасская собака. А значит, и вы сами проживали на Донбассе. Не в столице же вы с ним познакомились. А какие могут быть "проверяющие" с Донбасса нам очень даже хорошо известно. Лазутчик вы, диверсант, а не проверяющий. В общем, кладите на стол пистолет, и аккуратно - у бойцов автоматы наготове.
   -- И что оставалось делать этому лазутчику? -- продолжал своё повествование Чесноков, он же "Охра". -- Конечно, разоружили его, и повели вновь к ротному, а потом передали в руки СБУ. Но перед этим "Десна" спросил этого горе-майора:
   -- Так чем же вы провинились перед собакой, что она вас так запомнила?
   -- Не знаю, тот ли это пёс или нет. Но одному подобному я однажды хорошо врезал ботинком, всё крутился под ногами, еду просил. А нужно было сразу пристрелить этого проклятого пса. Не люблю я это беспородное, бездомное собачье отродье.
   -- Может быть, теперь вы поймёте, что братьев наших меньших нужно любить. Хотя у вас долго ещё не будет такой возможности. Вы не тешьте себя надеждой, что вас обменяют при обмене пленными. На диверсантов это положение не распространяется, вас будут судить.
   -- Вот так, Алёна, закончилась эта интересная история, -- завершил свой небольшой рассказ Анатолий. -- Вот тебе и воистину шпионские страсти. Так вот простая собачка разоблачила диверсанта. И такое бывает в военно-полевых условиях.
  
  

ГЛАВА 30

Новые старые подруги

  
   После рассказа Анатолия о Ветровых и о псе "Верном" прошло 3 дня, наступил вторник следующей недели. Никаких дополнений к рассказу Чеснокова не последовало, а потому об этой истории можно было благополучно забыть, как и о самих ужасах войны. Но было ещё одно "после", о котором Алёна Серова хорошо помнила. Сегодня заканчивалась ровно неделя после случайной встречи в стенах "Афины" Серовой с Авророй Тверской. Алёна также помнила и о том, что Тверская пригласила её в гости, и они договорились созвониться. Серова пока что не рассказала Анатолию об этой встрече - сначала, в тот же вечер она просто восстанавливала в памяти всё то, о чём они беседовали, обдумывала как ей поступить. Она понимала, что поехать к Авроре Аполлоновне ей, так или иначе, придётся. Да и почему так или иначе? Алёна прекрасно понимала, что она точно поедет к Тверской, ей и самой этого хотелось. Ведь приглашение было неординарное, первое после четырёх долгих лет, да ещё и после оскорбления Серовой. Правда, Тверская оскорбила Алёну вполне заслуженно, и та сама это прекрасно понимала. К тому же Аврора Аполлоновна извинилась.
   Но вот когда ей навестить бывшую подругу, и о чём они будут беседовать - основное ведь уже было сказано при встрече. Успели не только обменяться новостями, но даже поговорить о Еве Фрейл. Правда, Тверская о своей жизни почти ничего не рассказала. К тому же у неё подрастает дочь, и, наверное, та не такая уж и маленькая сейчас. Алёна прикинула, и по её подсчетам Юльке в этом году должно было исполниться уже 16 лет. Уже почти совсем взрослая барышня, паспорт должна будет получать. Во время неожиданной встречи был упомянут и муж Тверской, но всего лишь упомянут. Серовой не очень-то и хотелось о нём вспоминать, но сейчас ей, как это ни странно, почему-то интересно стало узнать о его судьбе - где он отбывает срок и как ему там живётся, или "сидится". В общем, как она поняла, поговорить будет о чём. И Алёна вечером всё рассказала Чеснокову.
   -- Интересно, -- протянул, выслушав её, Анатолий. -- Это та, что обозвала тебя дрянью?
   -- Она самая.
   -- И тебе хочется к ней ехать?
   -- Толя, она извинилась. А я тогда заслуживала её слов, я тебе говорила. Да, мне хочется к ней съездить, мы ведь были раньше неплохими подругами. Да и я ей, в общем-то, очень обязана - это она помогла мне поступить в институт, а потом тащила меня. Но это не главное, просто мне хочется поговорить с ней. Ты же сам говорил мне, что друг он и есть друг. А у меня нет такого хорошего друга или подруги, Светлана не в счёт. Я не могу сказать, что мы такие уж подруги, скорее приятельницы, и то, наверное, потому, что у нас была общая работа. Но вот, что у нас такие уж общие интересы... Наверное, я так сказать не могу.
   Светлана за это время пару раз наведывалась к Серовой, и в то время, когда у той был Анатолий. Ей понравился кавалер Алёны, но она поняла, что подруга, или приятельница постепенно отдаляется от неё - у Серовой сейчас свои заботы и свои привязанности. Она была неглупой женщиной, а потому уяснила себе, что вряд ли в дальнейшем они станут так уж часто встречаться. Теперь у Серовой уже была как бы семья, а Светлана по-прежнему была одинока. Собственно это обстоятельство в своё время и сблизило двух женщин, но всему приходит конец. По характеру приятельница Алёны была как бы "средней Серовой" - между той Алёной, что была 10-12 лет назад и Алёной теперешней. Характер Светланы был одновремённо и покладистым, но и резковатым, иногда безапелляционным - в общем, имелось некое сходство то с одной Алёной, то с другой. Но это не помешало Светлане понять, что у Серовой своя жизнь, а у неё - своя. И в дальнейшем ей очень серьёзно нужно заняться своим семейным благоустройством - вот только, если бы всё зависело от неё одной. Такая вот ситуация...
   Чесноков отреагировал на небольшую тираду Алёны о друзьях и подругах довольно любопытно, Он улыбнулся и спросил свою подругу:
   -- Значит, друзей и подруг у тебя сейчас нет? А я тебе не друг?
   -- Толя, ты уже больше чем друг.
   -- О! Тогда принимается. Спасибо! Ладно, твоё замечание со ссылкой на мои слова о друге верное. Я и так не возражал бы, чтобы вы встретились. Тебе нужно налаживать отношения, тем более что ты здорово изменилась. И с твоих слов я понял, что и твоя бывшая подруга это заметила.
   -- Да, и не просто заметила, но и с удивлением сама это отметила. Так что, я думаю, что всё будет хорошо.
   -- Я в этом и не сомневаюсь. Ты сама к ней поедешь?
   -- Сама. Она приглашала меня вместе с тобой, но на первый раз лучше мне одной съездить.
   -- Разумно. Когда ты планируешь к ней поехать? - в будний день иди в выходные.
   -- Наверное, лучше в выходные. Я предварительно наметила себе съездить к Тверской в субботу. Если ты не возражаешь.
   -- А почему я должен возражать? В субботу нормально. Если ты ей раньше позвонишь, то она спокойно сможет что-то приготовить к твоему приходу.
   -- Да это не важно. Я же к ней не ужинать или обедать еду.
   -- Я это понимаю. Но так полагается, не сидеть же за пустым столом и вести беседы. А как бы ты сама поступила, приглашая кого-нибудь в гости?
   -- Толя, я это прекрасно понимаю. Я просто сказала, что для меня не важно, какие блюда Аврора приготовит - это сопутствующее просто, главное - беседа.
   -- Один маленький вопрос - с чем ты будешь к ней ехать?
   -- Что значит с чем? С чем или в чём...? А, я поняла. Да, это хороший вопрос. В гости не принято ходить с пустыми руками. Вряд ли я чем-то удивлю Аврору Аполлоновну. Так что я, пожалуй, просто куплю хороший торт - от сладкого она никогда не отказывалась, хотя фигуру поддерживает. К тому же у неё дочь подрастает, а та точно сладкоежка. Ну, и цветы куплю, естественно.
   -- Женщина дарит женщине цветы?
   -- А почему нет? Любой женщине приятны цветы, даже когда их подарила её коллега по полу.
   -- Наверное, ты права. Купи ещё бутылочку хорошего лёгкого вина.
   -- Ой, что-что, а это у неё точно будет.
   -- Ну и что. Одно другому не мешает. А ты её вкус наверняка знаешь, так что ей приятно будет, что ты помнишь.
   -- Хм, и то верно. Хорошо, так я и поступлю. Тогда решили - я еду к ней в субботу. Завтра позвоню ей и согласую этот вопрос, сегодня уже поздно звонить.
   -- Ну и прекрасно. Тогда спокойно смотрим сегодня в остаток вечера телевизор, а потом баиньки.

* * *

   Договорились Тверская и Серова встретиться на квартире Авроры Аполлоновны в три часа - чтобы и поболтать хватало времени и не засиживаться допоздна. Когда Алёна выставила из кулька принесенные с собой гостинцы, Тверская приятно удивилась, хотя, конечно, укорила Алёну:
   -- Зачем ты всё это покупала? У меня всё есть. Или ты думаешь, что, если сейчас в семье нет второго кормильца, то мы сидим на воде и хлебе? Я неплохо зарабатываю, а потому прокормить себя и дочь в состоянии.
   -- Аврора Аполлоновна, у меня даже мысли такой не возникало. Это просто гостинцы. Вы сами ходите в гости с пустыми руками?
   -- Я уже давно ни к кому не ходила, -- вздохнула Тверская. -- Ладно, проходи в залу, я сейчас цветы поставлю и тоже подойду.
   Стол в гостиной был уже накрыт и отчасти уже сервирован блюдами - вино и холодные закуски.
   -- А Юля где? -- спросила Алёна, когда вернулась хозяйка.
   -- У себя в комнате. На компьютере развлекается - разные там форумы, "Одноклассники" и прочее. Похоже, что вскоре молодёжь вообще перестанет общаться с глазу на глаз, предпочитая компьютерную переписку. Юля! -- повысила она голос, -- заканчивай свои игры, тётя Алёна уже пришла.
   Когда минут через пять в комнате появилась Юлия Викторовна Козакова собственной персоной, то Серова не сразу её и узнала. Точнее, не сразу поверила, что это та самая Юлька, которую она знала четыре с половиной года назад. Как же быстро подрастают дети, если ты долгое время их не видишь. Сейчас перед Алёной стояла взрослая уже барышня ростом почти в неё саму.
   -- Ну, и выросла же ты! -- покачала головой Серова. -- Хоть сейчас замуж тебя отдавай.
   -- Э-э-э, Алёна! -- вмешалась мама Юлии, -- не порть мне ребёнка. Рано ей о замужестве думать. Всему своё время. Пусть без глупостей в голове оканчивает школу и поступает в институт. А там видно будет.
   -- Да я это понимаю, -- засмеялась Алёна, -- это я в шутку сказала. Просто не ожидала, что Юля так вырастет.
   -- Да, вымахала девуля, я и сама не сразу это осознала. Ладно, все за стол. Юля, посидишь немного с нами, а потом что хочешь, то и делай.
   -- Я к Таньке пойду, мы с ней договаривались. Погода хорошая, будем во дворе или прогуляемся куда-нибудь.
   -- Хорошо, договорились.
   Посидели дамы за столом втроём всего минут двадцать. Разговоры были самые, можно сказать, примитивные - о погоде, о нарядах о новостях на работе и тому подобное. Юля в них участия почти не принимала, слегка оживилась только, когда несколько минут поговорили о моде, после чего стало явно ощущаться, что ей со взрослыми сидеть совершенно не интересно.
   -- Ма-а, я пойду, можно? Я не голодна, а чё я буду дома сидеть? Нужно дышать свежим воздухом. Только кусочек тортика мне оставьте.
   -- Оставим, оставим. Иди, горе моё, на свой свежий воздух.
   Когда Юлия убежала, беседа стала уже более предметной.
   -- Аврора Аполлоновна, а Виктора Фёдоровича вы порой навещаете? -- спросила Серова Тверскую.
   -- Навещаю. Несколько раз в году езжу к нему в колонию. Далековато, правда, но что поделаешь.
   -- И далеко это?
   -- В Тверской области?
   -- В Тверской? -- удивлённо улыбнулась Алёна. -- Надо же! Ой, извините, Аврора Аполлоновна...
   -- Да не извиняйся ты. Мне на первых порах и самой это как-то чудно было.
   -- Ясно. А сколько ему там ещё находиться?
   -- Четыре года. Три с половиной он уже отсидел.
   -- То есть он получил семь с половиной лет? -- вновь удивилась Серова. -- Не так... Ой...
   -- Ты хотела сказать, -- тоже улыбнулась, но довольно горько Тверская, -- что не так уж и много. Кому-то это может показать немного, а кому-то и много. Ладно, чего там, я тебя понимаю. Но ты учти, что сам он лично никого не убивал, да и Фрейл киллер не убил. Так что на первый взгляд всё завершилось благополучно.
   -- А почему на первый взгляд?
   -- Потому что киллер убил полицейского, который его выследил.
   -- Вот даже как! А я этого и не знала.
   -- Да, именно так. Вот киллер и получил намного больше - 15 лет, как раз за убийство полицейского.
   -- Понятно. А вы знаете, я хотя и удивилась, вы правы, но я рада, что вашему мужу осталось сидеть относительно не много. Я, конечно, четыре года назад была ужасно зла на него, но сейчас уже почти всё прошло.
   -- Само по себе так быстро прошло?
   -- Нет, не само по себе. Мне Ефросинья, Ева Фрейл немного пояснила.
   -- И как она тебе пояснила.
   -- Она мне сказала, что мне доведётся простить когда-то Виктора Фёдоровича. Но я в такое сначала не поверила. Как можно простить человека, если он практически уничтожил мою квартиру, да и меня саму растоптал? И вот здесь Фоейл сказала мне, что потеря квартиры по сравнению с возможностью потери своего бизнеса - мелочь. И вот тогда я поняла. Тогда я как бы прозрела. Это было относительно недавно - в декабре прошлого года, когда она меня на работу устраивала. Странно даже, совсем немного времени прошло с тех пор, а во мне такая перемена.
   -- Да, Ева умная и толковая женщина. А сама она к Виктору неприязнь имеет?
   -- Ой, ну, что вы! Нет, конечно. Она мне сказала, что давно уже простила Козакова, и жалеет, что он попал в колонию.
   -- Даже так? Интересно. Я этого не знала. Но на Фрейл, а точнее на Ефросинью это как раз похоже. Она никогда не была злой. Ладно, ты ещё что-то хотела спросить? Спрашивай.
   -- А как Виктору Фёдоровичу сидится, или живётся - не знаю, как правильно выразиться - в колонии. Его там другие заключённые не обижают?
   -- Нет, с этим всё нормально.
   -- Это он вам так сказал? А, может, Виктор Фёдорович просто вас успокаивал?
   -- Нет, по нему это видно. Ты неплохо знаешь Виктора. Если у него что-то не так, то по нему это отлично видно - он становится резким, злым, угрюмым и неразговорчивым. А я, сколько раз к нему приезжая, ничего подобного не видела. Это странно немного, я никому такого не говорила, да и не с кем мне было делиться, но мне кажется, что он даже добрее стал.
   -- Хм, интересно - добрее в колонии...
   -- А что ты удивляешься. Время лечит. В колонии нормальные условия. Ведь лишение свободы, известная всем фраза, именно это и означает - только лишение свободы. А в остальном всё нормально. Виктор мне говорил, что это похоже как бы на пребывание в армии, особенно в первый месяц, когда у молодых солдат карантин. Их тоже за пределы части не выпускают. А в колонии, как говорит Виктор, условия похожие. Камеры, как те же казармы у солдат, только намного меньше. Те же двухъярусные койки, не нары какие-нибудь. Постельное бельё нормальное. Питание не хуже солдатского. В общем, как он говорит, жить можно.
   -- Понятно.
   -- Ладно. Ты лучше расскажи о себе. Как тебе работается в "Афине"?
   -- Абсолютно нормально. И зарплата нормальная. И очень удобно, что мы вместе с моим парнем на одной работе работаем. Вместе на работу и с работы - на моей машине. То я, то он за рулём. В общем, всё о'кей. Сейчас я своей жизнью довольна.
   -- А у твоего мужчины своя квартира есть?
   -- Есть, конечно. Нормальная хорошая квартира. Я несколько раз была у него. Просто удобней жить у меня - машина под боком.
   -- А у него своей машины нет?
   -- Нет. Ему, -- грустно протянула Серова, -- в последнее время не до машины было.
   -- Почему? О, расскажи о нём более подробно - кто он, откуда, какой из себя. То, что он работает в "Афине" ты мне уже говорила.
   -- Ой, он у меня мужчина что надо - настоящий мужчина.
   -- Это чем же? В постели так хорош?
   -- Нет, я не это имела в виду. Там тоже всё в норме. Но я имела в виду совсем другое.
   -- Интересно. И что же? Каким может быть настоящий мужчина? Что в нём такого, чего не знаю я. Такой уж писаный красавец?
   -- Нет. Это мелочи. Аврора Аполлоновна, вспомните поговорку: "Женщиной становятся в постели, а мужчиной - в бою".
   -- В бою? Он что, военный?
   -- Отчасти.
   -- Как это отчасти? Как можно быть военным отчасти? Это, по-моему, всё равно, что быть беременной отчасти.
   -- Всё гораздо проще. Он был военным, имеет воинское звание. Просто он воевал. Ну, а сейчас уже естественно не воюет.
   -- И где он воевал? Со времён Чечни столько лет уже прошло.
   -- Он воевал в Украине.
   -- В Украине? -- разочарованно протянула Тверская. -- И ты из-за этого считаешь его настоящим мужчиной? Сомнительное определение, как на меня. Убивать людей за деньги, быть наёмником? Это настоящий мужчина?
   -- Да!
   -- Алёна, я начинаю разочаровываться в тебе.
   -- Анатолий, -- так зовут моего парня, -- воевал не за деньги. Он воевал за идею.
   -- Господи! Час от часу не легче. Какая там, на Донбассе может быть идея?! Да, нас пичкают разной информацией, но умные люди прекрасно понимают, что там просто взбунтовавшаяся против Украины горста людей? Какая идея, Алёна?
   -- А я не об этой идее говорю, -- открыто улыбалась Серова.
   И Тверская это заметила, после чего с удивлением спросила:
   -- А чего это ты радуешься? Улыбаешься, аж светишься вся. Что я такого смешного сказала?
   -- Ничего смешного вы не сказали, и вы во всём правы. Я с вами во всём согласна.
   -- Не поняла. Как же ты согласна, если...
   -- Аврора Аполлоновна, -- перебила ту Серова, -- я вам сейчас скажу то, чего никому не говорила, и вряд ли скажу. Так вот, Анатолий воевал на стороне Украины, в украинских войсках он служил. Но денег он не получал. Это были добровольческие подразделения. А до этого он принимал участие в киевском Евромайдане, два месяца там провёл.
   Возникла недоумённая пауза со стороны Тверской, но затем она негромко спросила:
   -- Шутишь, наверное?
   -- Нет, не шучу. Так оно и было. Или я сейчас похожа на шутницу?
   -- Никак не похожа. Вот оно что! Тогда извини, что я напустилась на тебя. Тогда твой парень и впрямь молодец. Надо же... Алёна, ты сказала, что никому этого не говорила. Это понятно. Но сейчас ты не боишься, что я могу проболтаться? А ведь тогда последствия для твоего парня, мужчины могут быть непредсказуемы.
   -- Нет, не боюсь. Я вас уже хорошо знаю. Поэтому я знаю и то, что доносчицей вы быть не можете. Вы честный человек, вы не способны на подлость. Я уважаю вас. Вы мне всегда откровенно в глаза всё говорили - и когда я была права, и особенно - когда не права. А вот я сама была способна на подлость, а потому научилась со временем разбираться в людях.
   -- Спасибо за такое мнение обо мне. Но ты права - я ничего от тебя о твоём парне не слышала и не знаю. Это официальная версия. А он у тебя таки молодец. Интересно с ним познакомиться. Жаль, что вы вместе не пришли. Так, в следующий раз придёте вдвоём, и только вдвоём. Одну я тебя к себе не пущу, -- шутливо добавила она.
   -- Не пускайте, -- улыбалась Алёна.
   -- Не пойму, а сейчас чему ты улыбаешься? Ты не хочешь ко мне больше приходить?
   -- Просто у меня другое предложение. Я у вас сейчас в гостях, а потому жду именно я вас у себя в гостях. Ответный визит. Я приглашаю вас к себе в гости. Вот там вы и познакомитесь с Анатолием, в домашней обстановке.
   -- А что, это, наверное, логично. Да и давно я в гостях не была. Я принимаю твоё приглашение, я обязательно приду.
   -- Аврора Аполлоновна, вот только...
   -- Стоп! -- перебила её Тверская. -- С этой минуты никаких Аполлоновна, просто Аврора. И не "вы", а "ты".
   -- Нет, так я не могу. Вы же старше меня на...
   -- Стоп! -- таким же требовательным возгласом вновь перебила её Тверская. -- Ни слова о возрасте, не делай из меня старуху. Да, я чуть старше тебя, скажем так, на пару лет, -- на самом деле на целых одиннадцать, -- но мы же с тобой подруги, -- выделила Аврора. -- Какое значение имеет для подруг возраст.
   -- Я не смогу так быстро привыкнуть.
   -- Ничего, привыкай! Так, я тебя перебила, ты что-то хотела сказать.
   -- А, да. Понимаете...
   -- Понимаешь, -- и вновь перебив, поправила её Аврора.
   -- О, Господи! Так вот сразу? Дело в том, -- Алёна начала строить фразы по-другому, -- что я не знаю - приглашать вас ко мне вместе с Юлей или одну. Юле, наверное, скучно будет у меня.
   -- Однозначно скучно будет. Ты и сама видела, что она еле дождалась, когда можно уже сбежать от этого нудного сидения за столом. У неё сейчас свои интересы. Она, конечно, заинтересовалась бы твоим Анатолием, это ей уже начинает быть свойственным, - как маленькой женщине, - но ненадолго. Она ведь сразу поймёт, что он ей по возрасту не пара. Так что я, конечно, приду одна. Юлька себе занятие найдёт. Пока меня не будет, она притащит в дом своих подружек - Таню, Валю, Риту... скучать они без меня не будут.
   -- Хорошо, решили этот вопрос.
   -- Так, давай мы с тобой поменяем немного блюда на столе и продолжим застолье, и беседу.
   -- Да я уже наелась.
   -- А это не важно. Я тоже наелась. Будем клевать понемногу, как птички, и так же, как они щебетать. Но за едой и беседа становится более полноценной, что ли. А то что, мы - старухи на лавочке? За столом гораздо приятнее беседовать. Давай, вставай, и будем убирать посуду. А затем ставить новую.
   И стол они накрывали ещё дважды. Первый раз - немного разогрев и поменяв вторые блюда, а второй - подав уже на стол торт, печенье, конфеты и кофе. Может быть, они щебетали не совсем, как птички, но разговоров было ещё много. Серова при этом раз за разом ошибалась в обращениях к Тверской. Та её несколько раз поправляла, но потом махнула рукой - со временем привыкнет. Но проведенным вечером они остались обе довольны. И теперь они уже расставались полноценными подругами, и даже с женскими поцелуями на прощанье. Теперь оставалось только ждать ответного визита Тверской к Серовой и Чеснокову.

* * *

   Аврора Аполлоновна пришла к Алёне и Анатолию тоже с гостинцами и как бы с цветами. Почему как бы? Дело в том, что настоящих цветов, весенних (не оранжерейных) было пока что мало, их заменяли вербовые котики. Договариваясь о встрече, подруги сначала хотели встретиться на Пасху. Но Пасха в этом году была поздней - 1 мая. При этом ещё и не хотелось совмещать два праздника. Вот и решено было встретиться неделей раньше - на Вербное воскресенье. Это тоже был приятный весенний праздник. У восточных и некоторых южных славян праздник посвящён весеннему возрождению природы, вегетации, вербе. Это любимейший праздник русских людей, который в народной жизни приобрёл этнически самобытные черты. Это объясняется многими причинами, и прежде всего ландшафтом Европейской России, богатым реками и речушками, озёрами и заболоченными местами. Здесь, едва растает снег, среди талых вод первой распускается верба с обилием красивых пушистых почек. Вот такие цветы были сейчас в руках у Тверской - очень оригинально.
   Ранее встретиться у Тверской не получалось, поскольку в средине апреля у неё состоялась запланированная ранее поездка к мужу в колонию с целью долгосрочного свидания. Да, прошло уже три недели после встречи подруг у Авроры Аполлоновны, но разве время играет такое уж большое значение в дружелюбных отношениях подруг. Встретили, после дверного звонка, Аврору (для Алёны), или же Аврору Аполлоновну (пока что для Анатолия) оба хозяева вместе. Чесноков при этом помог даме снять своё лёгкое демисезонное пальтишко. Алёна представила Анатолия Тверской ещё в коридоре, но более детально они уже познакомились в гостиной.
   За столом, в перерывах между тостами и едой вначале беседу вели между собой больше женщины, Чесноков только изредка вставлял реплики или отвечал на поставленные ему вопросы. Но так всегда происходит, когда люди ещё не успели достаточно хорошо познакомиться. Но такое общение длилось не так уж и долго - минут через сорок Анатолий уже разговорился, точнее, разговорила его Аврора Аполлоновна, став больше обращаться к нему, нежели к своей подруге. Затронула она и болезненную сейчас тему войны на востоке Украины.
   -- Анатолий, вы долгое время жили в Украине. А потому мне интересно, как вы оцениваете ситуацию в этой стране? Алёна мне откровенно рассказала о вас, а потому отвечайте так же откровенно. Ни одно ваше слово стен вашей квартиры не покинет.
   -- Я вам верю, Алёна много мне о вас рассказала. Что касается ситуации в Украине, то, понимаете, это непростой вопрос. В прошлом году можно было судить так, а сейчас иначе.
   -- А что изменилось с той поры?
   -- Вот именно, что почти ничего не изменилось! А должно было измениться! - уже 2 года прошло после Евромайдана.
   -- Ну, почему? Кое-что, всё же, изменилось. Война на Донбассе практически завершена.
   -- Но конфликт-то не исчерпан, он просто на годы заморожен. И на сколько, никто сказать не сможет. Поговаривают, что граница Украины с Россией так толком и не перекрыта, а потому вероятность новой агрессии не исключается. А ведь Госпогранслужбе Украины в той зоне, на востоке Украины необходимо контролировать практически 300 км государственной границы - 178,5 км границы Донецкой области и 120 км Луганской.
   -- Ясно, но это не так-то просто сделать. Ладно, я понимаю, что на востоке Украины так быстро вряд ли что-либо поменяется. Но Украина, всё же, облегчённо вздохнула. А экономика, как я слышала, немного поднимается, не в пример нашей.
   -- Вот именно - немного. Реформы в Украине очень медленно идут. Конечно, мне сейчас трудно судить, поскольку нашу, российскую информацию я практически не слушаю и не читаю - там одна ложь. Предпочитаю сейчас отыскивать информацию в Интернете. Но особо радостных известий с той стороны мало. Но меня, например, удивляет, что Украина в прошлом и позапрошлом году так и не ввела экономические санкции против субъектов (юридических и физических лиц) Российской Федерации. В начале осени прошлого года одно из крупнейших украинских информационных агентств ЛiгаБiзнесIнформ сделало запрос о том, против каких юридических лиц и физических лиц РФ и какие именно санкции введены? И получили следующий официальный ответ Совета национальной безопасности и обороны Украины: "По состоянию на 8 сентября 2015 года специальные экономические и другие ограничительные меры против физических и юридических лиц Российской Федерации в порядке, установленном Законом Украины от 14 августа 2014 года N 1644-VII О санкциях, не введены". Правда, при этом в ответе СНБО перечислялись меры, предпринятые Украиной для прекращения военного сотрудничества с Россией. Но, тем не менее...
   -- Ну, экономика Украины тесно повязана с нашей экономикой.
   -- Согласен, это так. А разве экономика той же Германии, да и других стран не повязана с экономикой России? Но ведь эти страны ввели и постоянно добавляют санкции против России, в ущерб своей экономике.
   -- Да, вы правы. Это выглядит немного странно на фоне других стран. Я тоже не верю нашей официальной информации, хотя в Интернете копаюсь редко. Юлька себе место за компьютером пригрела, -- улыбаясь и как бы объясняя, Аврора повернулась к Алёне. Но затем вновь обратилась к Анатолию. -- Но Украина Украиной, а чем может кончиться для России, по вашему мнению, нагнетание обстановки вокруг соседнего государства?
   -- Чем? Мне кажется, известно чем - подобные действия, как и возможная дальнейшая эскалация точно приведут к краху режима, который сейчас уже просто борется за своё выживание. Развязав в позапрошлом году войну против Украины, Россия очень сильно изменилась в отношении многих ключевых позиций. Стратегическое мышление практически полностью исчезло. Так, например, Кремль больше не говорит о будущем страны. А заявления российской власти сейчас сконцентрированы только на конфликте против Украины и Запада, внутренних "врагах", а также на героическом прошлом, в частности на истории Второй мировой войны. Так что, ни к чему хорошему это не приведёт, по крайней мере, у нас в стране.
   -- Так оно, наверное, и есть. Странно только, что у нас в стране большинство людей как-то не совсем адекватно воспринимают происходящие события.
   -- Ну, во-первых, очень уж сильно работает кремлёвская пропаганда, и работает она по хорошо изученной схеме Геббельса - чем невероятнее ложь, тем охотнее в неё люди верят.
   -- Во-первых? Я думала, что это и есть основная причина. А вы считаете, что есть и другие причины?
   -- Это не я так считаю, -- улыбнулся Чесноков, -- это, как показывает опрос общественного мнения, так считает сама Россия. Я сейчас приведу вам один любопытный пример, а уже вы сами делайте выводы. Я зачитаю вам только заглавия некоторых газетных статей, причём в их хронологическом порядке - в скобках, так сказать, будут наведены даты публикации, вначале всего за какой-то месяц. Итак:
   * четверть россиян хотят вводить в Украину войска (04.03.2015 г.);
   * четверть населения признали Россию лидером мировой экономики (24.03.2015 г.);
   * четверть россиян признали смерть Сталина утратой вождя и учителя (31.03.2015 г.);
   * четверть россиян считают, что про Путина нельзя шутить (01.04.2015).
   -- И это всего за один месяц моего просмотра газет, -- продолжил Чесноков. -- А если просмотреть газеты за больший период? Сколько тогда можно отыскать подобных заметок о больных на голову людях.
   -- Ну, хорошо, всё это так. Но что в этом вы увидели необычного? Увы, но многие так думают, мне кажется даже, что эти данные занижены. Это наши газеты приводят эти данные?
   -- Я не помню, в каких газетах это было написано. Но, в случае необходимости, это не сложно восстановить по Интернету, перенеся текст заметки в строку его поисковика. Я читал эти газеты в прошлом году, находясь после ранения на лечении в харьковском госпитале. А там были и украинские и русские газеты - в Харькове много русского населения, да и пророссийские настроения там были немалые.
   -- Вы были ранены? -- с интересом и удивлением посмотрела на Анатолия Тверская.
   -- Был. Но это не важно.
   -- Как не важно? -- встрепенулась Алёна. -- Ой, Аврора, -- обратилась она к подруге, уже не упоминая её отчества, -- я и забыла рассказать тебе, что Анатолий был не просто ранен, а серьёзно ранен - у него оторвана ступня левой ноги. Он передвигается на протезе.
   -- Ого! -- уважительно и с соболезнованием протянула Тверская. -- А вы, Анатолий, действительно мужественный мужчина. И скромно умалчиваете об этом, считая, что это не важно.
   -- Сейчас уже не важно. Ладно, давайте закончим с моими выборками их газет. Да, Аврора Аполлоновна, в этом не было бы ничего необычного, если бы не ещё одна выписка из газеты. Она гораздо более ранняя, датирована февралём 2001-го года. Она мне попалась уже здесь, в Москве зимой этого года, когда я рылся в Интернете. И вот что в ней написано:
   * каждый четвёртый житель России нуждается в помощи психиатра.
   -- А теперь сравните её с моими предыдущими выписками, -- подвёл итог Анатолий, -- очень разительное совпадение, не кажется ли вам? И совпадение ли это? Я, например, так не думаю! Тем более что сейчас таких людей в России наверняка стало больше. Я имею в виду последнюю газетную заметку, заметьте - официальную заметку! Как по-другому можно говорить о людях, которые ратуют о введении российских войск в Украину - прямой агрессии против дружественного народа - или сожалеют об утрате изверга Сталина?
   -- М-да, -- улыбнувшись, покачала головой Аврора Аполлоновна, -- очень интересная подборка, говорящая сама за себя. Но я с вами согласна - не такое уж это и совпадение. Это, скорее всего, уже закономерность.
   -- Вот! А ситуация в стране, между тем, становится с каждым днём всё хуже.
   -- Ситуация не просто становится хуже, -- медленно протянула Аврора, -- она становится уже катастрофической. И такой её сделало начало мирового кризиса в конце прошлого года - российская экономика "внезапно" сорвалась в крутое пике. Это я вам как экономист говорю. Но Кремлю плевать на происходящее. Половина валютных резервов державы находится в США, часть вывезена в золоте, ещё часть, а это, говорят, 72 миллиарда долларов находится в виде выкупленных американских (!) гособлигаций. Вот и вся вера и "русский мир". Кремлёвское руководство втравило нас в войну за этот вымышленный "русский мир", набив при этом карманы и сдав всё государство.
   -- Точно, -- поддержал Тверскую Чесноков. -- Кремль, пользуясь услугами своих "политологов и прогнозистов" с какого-то бодуна решил, что захват Крыма и война в Украине ему обойдутся малой кровью, зато резко поднимет рейтинг руководства на фоне деградации производств в России, а также обвала даже традиционно сильной добычи и продажи сырья. Но в результате этого Кремль укокошил в Донбассе более 6000 российских военных и наёмников, которые отправились "мочить хохлов".
   -- А тем временем, -- продолжила Аврора, -- Путин, не развивая экономику и образование, грабя и вывозя десятки миллиардов в страны первого мира, похоронил на сегодняшний день будущее России на десятилетия. Да ещё своё дело сделали санкции против российской экономики, позволив не кредитовать российский бизнес, который и так достаточно много должен западным кредиторам. А на фоне проблем с кредитованием в России, кстати, Украина неплохо кредитуется. Поэтому надежда что "хохлы развалятся, а мы их потом ещё тёпленькими возьмём" потерпела фиаско - Британия и США помогают и украинской армии, и стране в целом. Правда, оружия пока не дают, надеясь, что Россия и так завалится. И в этом они абсолютно правы.
   -- А вы хорошо разбираетесь в ситуации, -- с уважением протянул Чесноков.
   -- Обязана разбираться, иначе я была бы плохим экономистом. Я думаю, -- она кивнула головой в сторону Серовой, -- что и финансовый менеджер меня в этом вопросе поддержит.
   -- Поддержу, -- отреагировала Алёна. -- У нас на работе есть сотрудники, у которых родители или родственники живут в глубинке. И там людям уже совсем несладко стало. Многие вынужденно стали вегетарианцами - на мясо денег не хватает.
   -- Ещё бы, если цены на мясо в Москве, например, перевалили за 600 рублей за килограмм. Откуда деньги брать, печатать свои, что ли?
   -- Хорошо ещё, что это мясо пока что ещё есть, -- вздохнул Чесноков, -- по крайней мере, в Москве. Да ещё на фоне уничтожения санкционных продуктов.
   -- А вы знаете, -- улыбнулась Серова, -- сейчас в Москве ходит байка о мясе. Я сейчас вам её расскажу. Вот её суть. Задают вопрос о том, почему, мол, в стране проблемы с мясом. И вот какой ответ: "Вы спрашиваете, почему нет мяса? Да потому, что свиньи вышли в люди, коровы вышли замуж, козлы женились, бараны защитили диссертации и правят страной, а куры сдохли со смеху!".
   -- М-да, -- рассмеялся Чесноков, -- хорошая байка. Особенно в отношении баранов. Возвращаясь же к теме нашего разговора, можно вот ещё что отметить. Летом прошлого года Белферовский центр науки и международных отношений Института госуправления имени Джона Кеннеди Гарвардского университета опубликовал доклад советника НАТО Стивена Ковингтона  "Выбор Путина для России". Этот документ посвящен анализу мировоззрения российского президента, для которого изменение европейской системы безопасности представляет собой одновременно экзистенциальную угрозу для России как великой державы и угрозу для его личной популярности. В центре этой стратегии - необходимость расколоть и разделить Европу, чтобы иметь возможность "работать" с каждым отдельным государством континента, а не с их коллективными представителями, то есть с ЕС и НАТО. В этом документе также указывается, что стратегическая задача этого "расчленения" состоит не в том, чтобы захватить и поработить те или иные европейские страны (восстанавливая СССР или даже Варшавский договор), сколько в том, чтобы в "концерте после расчленёнки" играть - в соответствии с размером и силой - ключевую роль. Россия всячески стремится добиться разобщённости европейских государств, поскольку она заведомо сильнее каждого из них в отдельности, но оказывается в зоне риска, как только две и больше крупных страны объединяются.
   -- Да, -- покачала головой Аврора Аполлоновна,-- ох, уж эти США. Умеют они анализы проводить.
   -- Естественно. Специалисты там хорошие - сливки со всего мира. А знаете, -- спросил Анатолий, -- почему советские люди, а сейчас уже российские ненавидели и ненавидят США?
   -- И почему же?
   -- Да потому, что в США на лицах людей фальшивая улыбка и радость. Другое дело в СССР и России - на лицах искренняя ненависть.
   -- Хм, -- вновь покачала головой Аврора Аполлоновна, -- нас с вами это не касается, конечно, но в целом, возможно, и правда. Чем ещё можно объяснить такую истерию против Украины? А Россия давно уже показала всему миру своё истинное лицо. Вспомнить хотя бы сбитый пассажирский "Боинг". И вето России по этому вопросу очень красноречиво говорит само за себя. Стыдно за это вето. А жаль, что расследование не состоится, оно очень нужно, чтобы показать простым россиянам, кто ими правит.
   -- А расследование обязательно состоится, Аврора Аполлоновна. Организация Объединенных Наций уже нашла способ насчёт того, каким образом Совет Безопасности ООН может обойти вето России и сформировать трибунал для преследования виновных в крушении на Донбассе малайзийского авиалайнера. Данный трибунал можно сформировать посредством договоренности между пятью странами, - Нидерланды, Малайзия, Австралия. Бельгия и Украина, - которые в данный момент занимаются расследованием этого преступления, и для этого уже существуют определенные идеи. Есть и другие схемы, и есть интересные идеи об объединении нескольких подобных вариантов. Кроме того, как известно, за сбитый "Боинг-777" британские юристы намерены отсудить у Путина сотни миллионов фунтов стерлингов.
   -- Дай-то Бог! Господи! Многострадальная Россия! - как же ей не везёт на верховных правителей. Именно они её губят, губят и русский народ.
   -- Всё это так, -- поддержал Тверскую Анатолий. -- Но меня не это сейчас гнетёт. С Россией уже давно всё понятно. Я же, наполовину украинец, сейчас параллельно думаю и об Украине. Там не всё гладко, вот в чём проблема! Ведь последние события показывают, что Порошенко всё больше сбивается на дорогу, протоптанную Януковичем и Путиным. Ещё в 2005-м году, Порошенко побывал в России, где общался с Путиным, Ивановым и Грызловым, после чего и сообщил тем, что с интересом присматривается к опыту объединения мелких партий в одну. Что он в последнее время и делает - он намерен сделать так, чтобы была не коалиция, а единая партия, которой, подобно России, можно управлять одним человеком.
   -- А вы знаете, в прошлом году мне попалась в Интернете одна заметка от телеканала CNN, связанная с ухудшением жизни простого человека в Украине. Это было по-моему в конце сентября, и тогда весь Интернет пестрел перепечаткой этой заметки.
   -- И что в ней такого было?
   -- Там говорилось о том, что Президент США Барак Обама вроде бы обвинил власти Украины в развязывании геноцида против собственного народа. Телеканал CNN приписывал ему такие слова: "Несмотря на всестороннюю поддержку, оказываемую Соединёнными Штатами Украине, к сожалению, мы вынуждены констатировать, что ситуация в этой стране ухудшилась и продолжает ухудшаться. Выделяемые средства исчезают в неизвестном направлении, но только не на восстановление экономики страны. А далее он упомянул и о геноциде.
   -- Я видел эту заметку. Я в средине сентября прошлого года как раз вернулся из Украины. Позже, послушав новости по телевизору, плюнул на это враньё и стал искать правдивую информацию в Интернете. И мне попалась эта заметка на глаза. Но это ложь, скорее всего, это дело рук наших интернет-троллей.
   -- Вы в этом так уверенны?
   -- Уверен. Это самый настоящий интернетовский фейк - фальсификация, подделка. Я ведь не такой наивный, чтобы верить всему, что печатают. Я и Алёне говорил, что любая информация нуждается в тщательной проверке. И эту информацию я тоже тогда проверил. Так вот, на сайте Си-Эн-Эн ничего подобного нет. Мои попытки найти англоязычный источник этой заметки тоже успехом не увенчались.
   -- Понятно. Верю вам.
   -- А вот коррупция в Украине, -- вздохнул Чесноков, -- к сожалению, существует - как это было при Януковиче. МВФ постоянно даёт Украине кредиты, но деньги расползаются по карманам чиновников. Кроме того, как говорят некоторые политологи, руководство Украины скатилось уже до прямых провокаций, на что указывают события последнего дня лета прошлого года перед стенами Верховной рады. У меня распечатаны на принтере материалы из Интернета, с комментариями о событиях того дня. Одну минутку, сейчас я их принесу, и кое-что вам зачитаю.
   Чесноков на пару минут покинул женщин, после чего вернулся в гостиную уже с листочками в руках.
   -- Вот комментарии к тем событиям журналиста Алексея Подольского - бывшего депутата Киевского городского совета и бывшего сотрудника Министерства иностранный дел Украины, -- Анатолий как бы сделал вступительное слово. -- Эту свою заметку - комментарии - Подольский назвал "Кто и зачем пролил кровь на конституцию". Зачитываю текст, это мой перевод с оригинала, Подольский писал их на украинском языке: "...Сам почерк, как говорят криминалисты, свидетельствует, что здесь уши тайных агентурно-оперативных разработок, какие мы - украинцы - уже неоднократно видели, когда украинские президенты пытаются навесить кровь на своих оппонентов. Это и сфабрикованное при Кравчуке с помощью милицейской провокации дело Степана Хмари, это и граната, какую бросили в Витренко, чтобы дискредитировать Александра Мороза в интересах Л. Кучмы, это и провокация 9 марта 2001-го года при Кучме, когда вместо провокаторов арестовывали сотни непричастных, сажали десятки невинных и выгоняли из ВУЗов тысячи студентов, это известная провокация 1 декабря 2013-го года, которой Янукович планировал и пытался расправиться с организаторами и активистами мирного Евромайдана...
   Эта провокация, эта невинно пролитая кровь организована в кабинетах власти для достижения целого комплекса целей.
   -- И так далее и тому подобное, -- произнёс Анатолий в заключение своего чтения. -- Таких комментариев была немало, их писали многие известные люди, политологи. Общество тогда не восприняло "дезу", которой их потчевали различные СМИ. В Украине, увы, тоже мало ещё независимых изданий. Независимых от властей, политиков, олигархов - а последние тоже политики, или стремятся лезть в политику, влиять на неё. Но народ Украины, наученный горьким опытом, уже понял, что к чему. Он, не так как в России, просто на веру слова властей уже не воспринимает. Вот только больно за этот народ, когда пришедшие к власти используют его в своих корыстных целях.
   -- Да, грустно, -- произнесла Тверская, -- и действительно обидно за свободолюбивый народ Украины. Одна надежда на то, что он выстоит. Народ Украины куда более прогрессивный и по-европейски более современный по сравнению с российским. Так что, я думаю, он справится с временными трудностями и нерадивым руководством страны. Вот только очередного Майдана там, пожалуй, не избежать.
   -- Будет и очередной Майдан, -- уверенно заявил Чесноков, -- если предатели Украины будут по-прежнему идти своей дорогой, а народ - своей.
   Вот таким выдался в семействе Чеснокова и Серовой праздничный день Вербного воскресенья. Конечно, все эти политические дискуссии велись не отдельно от праздничной трапезы, а именно во время её, когда хозяева и гости делали небольшую передышку в еде. В общем, и того, и другого было в меру. Но вот закончился этот вечер знаменательной, что ли, фразой Авроры Аполлоновны Тверской, которая перед уходом домой, прощаясь с хозяевами, произнесла:
   -- Как я рада, что месяц назад в стенах компании "Афина" случайно встретилась с Алёной. У меня теперь появились очень хорошие друзья.
  
  

ГЛАВА 31

И нет нам покоя...

  
   Если у Алёны Серовой апрель выдался довольно неплохим месяцем, - приятные встречи с Авророй Тверской, - то вот Еве Фрейл этот весенний месяц принёс неожиданные хлопоты, причём не особо приятные. А началось всё с того, что 14-го апреля ей вдруг позвонил Владимир Гладышев. Обычно инициатором телефонных разговоров с частным сыщиком была именно Ева, а тут нежданно-негаданно такую активность проявил он сам. Ева нажала кнопку вызова сотового телефона, не глядя на экран, подумав, что звонит Александр - был четверг, они оба на работе. Но голос Владимира Ева уже хорошо знала, а потому она только удивилась тому, с чего бы это Гладышев ей звонит - никаких поручений в последнее время она ему не давала.
   -- Что случилось, Володя? -- спросила после взаимных приветствий Фрейл. -- Я вам зачем-то понадобилась или есть какие-то новости по нашим знакомым персонажам?
   -- Вы знаете, скорее всего, и то и другое.
   -- Интересно?!
   -- Да, довольно любопытно. Хотя я и не уверен, что это именно вас касается. Но интуитивно чувствую, что это, вероятно, именно так.
   -- Ого! Вы меня интригуете. Рассказывайте.
   -- Ева Николаевна, это не телефонный разговор. Я предлагаю встретиться, на встрече я вам всё и расскажу. Или вы мне, -- добавил Владимир загадочную для Евы фразу.
   -- Хорошо, -- растерянно протянула Ева, удивлённая последними словами Гладилина. -- И когда вы предлагаете встретиться?
   -- Так, сегодня четверг. Давайте встретимся в субботу - разговор, наверное, будет не таким уж коротким. Что касается места встречи, то я предлагаю на нашем обычном месте, если вас это устраивает. Для меня это удобно, а вот вам от вашего места жительства далековато.
   Тут уж Фрейл не столько удивилась, сколько серьёзно взволновалась. Последнее время - лето прошлого и позапрошлого годов - чаще всего они встречались в небольшом, но уютном и чистом Екатерининском парке. Был в этой зелёной зоне и пруд с огарями (красная утка), другими уточками и щебечущими птичками. Парк был расположен почти в центре столицы - чуть севернее Садового кольца (круговая магистральная улица в центре Москвы), в районе Марьиной Рощи. Ближайшей станцией метро была "Достоевская", которая в советский период называлась "Парк ЦДСА". Поблизости находились также спортивный комплекс "Олимпийский" и Проспект мира. Но дело было не в самом месте встречи. Дело в том, что Ева за всё время встреч с Гладилиным никогда не говорила тому, где она проживает. Конечно, такому квалифицированному сыщику установить этот факт плёвое дело, как говорится. Но вот только зачем ему понадобился адрес Фрейл? - вот в чём вопрос. Она и не собиралась скрывать место своего жительства, но Гладышев этим вопросом никогда и не интересовался. А сейчас вдруг заинтересовался! - ... вам от вашего места жительства далековато.
   -- Я не возражаю, -- ответила Ева. -- В десять часов утра. Вас устраивает? -- теперь уже заинтригованная Фрейл торопила время встречи.
   -- Устраивает. Тогда, пока что всё. До встречи в субботу!
   -- До свидания, Володя!

* * *

   Приехали на место встречи Ева и Владимир практически в одно и то же время. Когда Ева, припарковав свою машину, направилась к входу в парк, то она увидела впереди неё метрах в 100-х неторопливо идущий знакомый силуэт сыщика. Скорее всего, он приехал на метро, хотя Фрейл знала, что машина у Гладилина имеется. Ева не стала окликать Владимира, буквально через минуту тот уселся на одну из лавочек, приготовившись ожидать свою будущую собеседницу. Повернувшись лицом в сторону входа в парк, он тотчас увидел Еву, после чего поднялся с лавочки и стал ожидать Фрейл уже стоя.
   -- Добрый день, Ева Николаевна! -- поприветствовал он женщину.
   -- Здравствуйте, Володя. А вот каким этот начавшийся день станет для меня, -- улыбнулась Ева, -- я даже не знаю. Вы меня здорово заинтриговали. У меня тоже имеется интуиция, а она мне подсказывает, что дело весьма серьёзное. Да я и так понимаю, что вы бы меня зря не беспокоили.
   -- Да, возможно, дело и серьёзное. Помните, как вы в прошлом году говорили, что вряд ли мы вновь встретимся. А я тогда как бы почувствовал, что это ещё может произойти.
   -- Да, вы были правы. Но что случилось?
   -- Начну по-порядку. У меня есть знакомые коллеги по профессии - частные сыщики, которые, можно сказать, входят в число моих друзей. Мы иногда пересекаемся, обмениваемся информацией, то есть, скорее, узнаём нужную другому информацию. Мы умеем держать язык за зубами, а потому и делимся информацией, помогая друг другу. И вот в начале этой недели ко мне подошли двое моих коллег - они чаще работают именно в паре - и спросили меня о том, нет ли у меня случайно информации об одной женщине. Её имя и фамилия мне ничего не говорили, не встречался я с таковой. Но вот когда они начали описывать женщину, то она мне сразу напомнила одну мою знакомую.
   -- То есть меня, я так понимаю?
   -- Совершенно верно. Уж вас я вряд ли с кем-нибудь спутаю. Вы не рядовая прохожая на улице. У вас запоминающаяся внешность. Но мои друзья называли совершенно другие реквизиты женщины. Её зовут Ефросинья, а фамилия... сейчас вспомню, -- почесал пальцами висок Гладилин.
   -- Тщедушная, -- уточнила Ева. -- Правильно?
   -- Совершенно верно. Значит, это вы и есть?!
   -- Да, это я, Володя.
   -- Так кто же вы на самом деле - Фрейл или Тщедушная?
   -- И та и другая. У меня двойное гражданство. По русскому паспорту я Ефросинья Тщедушная, а по австралийскому - Ева Фрейл. Вы владеете английским языком, Володя?
   -- Очень слабо, самостоятельно пытался обучаться по мере необходимости. В школе и в институте я, к сожалению, изучал немецкий язык.
   -- Я об этом догадываюсь. Если бы вы изучали английский язык, то поняли бы, что Фрейл это и есть перевод фамилии Тщедушная, тщедушный.
   -- Вот оно что. Тогда понятно. А вы жили в Австралии?
   -- Да прожила там семь лет. Меня туда случайно занесло после всего того, что сотворили со мной мои обидчики. Там же я окончила университет, ведь в Москве меня из него несправедливо выдворили. Там же работала в австралийской компании, для России - зарубежной, вот и сейчас в компании - уже отечественной - курирую вопросы внешнеэкономической деятельности.
   -- Вот теперь всё понятно. Я ведь никогда раньше не интересовался вашим досье.
   -- А сейчас оно вам понадобилось? Вы даже узнали мой адрес.
   -- Да, простите, но сейчас мне это было необходимо - я думал, что, возможно, адрес поможет мне навести справки о незнакомой мне женщине.
   -- Вы могли просто спросить меня, не занимаясь поисками.
   -- Мог, конечно. Но не хотел вас беспокоить. Сначала можно было и самому немножко поработать, тем более что сейчас я не особенно загружен делами.
   -- Вот теперь и мне понятно, -- улыбнулась Фрейл. -- Так, и что вашим детективам нужно от меня?
   -- Вы сами им не нужны. Им просто сделали заказ - попросили разыскать Ефросинью Тщедушную, узнать её адрес.
   -- Ах, вот оно что? Тогда я даже знаю, точнее, почти наверняка предполагаю, кто