Рокавилли Берта: другие произведения.

Беспринципный Вася

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:


Беспринципный Вася

  

Муза, скажи мне о том

Многоопытном муже, который,

Странствуя долго со дня,

Как святой Илион им разрушен,

Многих людей города посетил

И обычаи видел,

Много и сердцем скорбел на морях,

О спасенье заботясь

Жизни своей и возврате в Отчизну...

Гомер. Одиссея

  
  
   Дмитрий Борисович Пучков, бизнесмен средней руки, не найдя свободного столика в своем любимом кафе, был вынужден припарковать машину как попало и идти за пошлым гамбургером в тошниловку имени красно-желтого клоуна. Собственно есть он не хотел. Его новое кашемировое пальто обгадила первая весенняя птичка, и он зашел в туалет, чтобы отчистить. Ну, а гамбургер -- это так, бонус за огорчение. Хотя какое там огорчение, это же к деньгам! И вот сидя там, за Эйфелевой башней из папье-маше, он увидел знакомое лицо, точно так же вгрызающееся в тощую котлетку с горячей булочкой. Двадцать лет назад Димон (в то время -- Пучок) не был так успешен, как сегодня, учился в Бауманском, а на досуге сидел на корточках в подземном переходе, водя наперстками по картонке, а его сокурсник Вася Белозёров (для симметрии -- Васёк), вот этот, седовласый, с котлеткой, изображал лоха, который якобы поставил деньги и якобы выиграл. Народ завидовал и тоже делал ставки. Иногда, правда, били, но Димон умел считать, и, по его подсчетам, побои окупались. Через пару лет такой практики Пучков основал легальный бизнес, институт бросил, резонно сказав, что никто у директора фирмы диплом спрашивать не станет, Васю взял к себе замом и выдал за него замуж свою восемнадцатилетнюю сестру Риту. По его, опять же, подсчетам, это было благо для всех действующих лиц. Сам Дмитрий женился на школьной подруге Риты -- отличнице Наде -- и жизнь потекла красивая и веселая. Их четверка и была тем социальным слоем, о котором в начале девяностых слагали анекдоты, но им-то все это было нипочем -- они наслаждались жизнью, пользовались всем лучшим и чихали на всех...
   Но у Васи с Ритой что-то не заладилось. Они очень скоро подали на развод. Настоящий друг, такой откровенный во всем другом, Васёк вдруг замкнулся и отказался обсуждать с Димоном свою семейную жизнь и даже из фирмы ушел, чтобы закончить институт. Несколько раз развод откладывался, воцарялся мир, и Пучок уже думал, что пронесло, но после года ссор и примирений это все-таки случилось. Рита стала выпивать и погуливать с бритоголовыми ребятами, братец не находил способа воздействовать на нее, а Василий словно сквозь землю провалился.
   - Привет, земеля! Уж и не надеялся встретить тебя среди живых, -- Дмитрий Борисович пересел поближе и своим приветствием так напугал старого приятеля, что тот чуть не выронил сандвич. Глаза его некоторое время сканировали подошедшего, пока наконец не потеплели.
   - Димон? -- в голосе была неуверенность, но главное, что голос был тот самый.
   - Ну! Слава богу, узнал! А я тут, ёхарны бабай, кастинг провожу, ищу себе зама, а тут смотрю -- подходящая кандидатура! -- Василий посмеялся, обнялись, похлопали друг друга по плечам и... Повисла пауза. Слишком долго существовали порознь. Димону очень хотелось перетереть обо всем, что волновало, но кто знает, каковы теперь интересы старого друга? Может он из этих, с белыми ленточками и синими ведерками? Или наоборот, молодежь воспитывает в духе патриотизма. Ни с теми, ни с другими Пучкову было категорически не по пути. Но прервал молчание сам Василий, видя настойчиво вопрошающий взгляд.
   - Я, Димон, в Америке жил, про здешнюю жизнь знаю только то, что в интернете читал. Так что если ты меня просветишь по наиболее актуальным вопросам, буду крайне признателен.
   Димон напрягся: прежде Вася, ёптм, так цветисто не выражался. Вот до чего довела человека эмиграция!
   - У тебя здесь есть жильё, работа, баба?
   Белозёров замялся: работы пока нет, женщины тоже нет, а комнату снял у институтского знакомого...
   - Поехали, заберем твои шмотки. Я предоставлю тебе и жилье, и работу... -- договаривать не стал; за двадцать лет на руководящей должности Дмитрий Борисович так привык командовать, что возражений не только не слышал, но и не предполагал, что они возможны. Радость от встречи со старым другом не была бескорыстной: Димон по-прежнему мечтал воссоединить его с Ритой, которая была по-прежнему хороша собой, но выпивала и погуливала.
   После исчезновения Василия с российского горизонта Маргарита Борисовна побывала замужем еще дважды, и оба эти случая закончились точно так же, как и первый, то есть ничем. Даже племянников у Пучкова не было. Семья Дмитрия росла и процветала, а сестра появлялась на семейных торжествах то с новым мужем, то "опять невеста". Пучков как патриарх должен был позаботиться и о нравственной стороне вопроса, ведь такой пример мог разлагающе подействовать на Надю, на подрастающих детей и у многочисленных охранников вызвать недоумение. С этим надо было что-то делать. Да и сама Надежда, первая и последняя подруга Риты, говорила, что ее надо спасать. Только как? Изолировать от общества? Рита была не из тех, кто позволяет собой командовать.
   Удача улыбнулась в 2008 году, когда у многих благосостояние пошатнулось: Димону каким-то чудом досталась вилла на Кикладах -- то ли от партнера, за долги, то ли в карты выиграл -- Димон так путано объяснял, что жена отчаялась понять. Дабы не привлекать внимание налоговой, Пучков оформил новую недвижимость на сестру.
   Положение Риты было к тому времени отчаянное -- дипломированный искусствовед, она каждый год искала новую работу, потому что из-за своего дурного характера не умела найти общего языка с начальниками. Если бы Дима с Надей предложили ей помощь, она бы обложила их матом -- ее гордыня была сопоставима только с ее же дурным характером. Но Надежда придумала воистину дипломатический ход -- попросить помощи у нее, у Риты. Собственность за рубежом требует присмотра, ухода, рационального хозяйствования. А писать об искусстве можно и там, благо есть интернет и мобильная связь. Русские там отдыхают, православные храмы есть. Когда семья в Москве, можно комнаты сдавать отдыхающим.
   - Выручай, подруга! Я знаю, у тебя хватка железная, ты справишься. Самое главное, что ты сама себе будешь начальница, а мы с детьми будем летом к тебе в гости приезжать.
   И Рита согласилась. Как она сама шутила, продала Родину за пресные лепешки, что пекут на островах архипелага. Теперь она уже третий год существовала под греческим солнцем, сдавала флигель постояльцам, пила метаксу и, как достоверно знал Пучков, крутила роман с молодым и перспективным русским дизайнером. Платоническая любовь Рите была не свойственна -- это факт. Другой брат, может быть, порадовался бы, но Дмитрий Борисович считал, что его сестра достойна лучшей доли. Деньги, взимаемые с постояльцев, полностью уходили на кормежку и уборку, на крыше сверкали солнечные батареи, обеспечивающие виллу электроэнергией, а маленьким садом Маргарита Борисовна занималась сама. Охрану из Москвы оплачивал Пучков и потому считал себя вправе вмешиваться во всё -- без него же "никто ничего не может нормально сделать!"
   На самом деле с квазихудожником все было не так однозначно. Семья отправила его на Киклады примерно по тем же мотивам, что Пучков Риту -- чтобы меньше пил, гулял, чтобы поправил здоровье и взялся, наконец, за работу. Работа Виталия состояла в создании интерьеров, в компьютерной графике, разумеется, в 3D. Но ноутбук его покрылся таким слоем пыли, что на ней можно было рисовать. Говорил Виталий грамотно и умно, вкусов придерживался элегантных и постепенно стал главным и неизменным блюдом Ритиной трапезы: потрындеть она любила даже больше, чем закрутить роман.
   И вдруг как-то само собой обнаруживается, что у художника красивые руки, на которые Рита особенно западает, золотые кудри по плечам, еще более золотые кудри на груди, умное, одухотворенное лицо и ясный взгляд... и он ей снится. Как-то игриво. И на другой день хозяйка уже строит ему глазки. Как взрослая разумная женщина, способная анализировать свои поступки, Рита понимала, что точно так же когда-то начинались и другие ее романы -- фантазия ввергала ее в сложные и мучительные отношения. Но тормозить она никогда не умела, а учиться не хотела и, пожалуй, если б кто-то попробовал ее осадить, ответила бы что-нибудь грубое. Несмотря на искренние намерения вести самую благопристойную жизнь. Как поется в песне,
   И чему нас жизнь учит?
   Да ничему она не учит!
   Художник на острове тоже скучал, а кататься на материк ему было лень. Он написал портреты соседок по флигелю, потом переключился на пейзажи, но натура была однообразна: море и небо. Так что интерес был взаимен, Рита произвела впечатление на художника еще тогда, когда Пучков нашел его в московском баре, спас от рекетиров и даже заказал ему парадный портрет своей ослепительно прекрасной жены. Но теперь Виталий оказался не готов к такому крутому повороту событий, к тому же опасался Пучкова, ибо знал его нрав: тот мог спасти, а мог и прихлопнуть, как комара. Да и не очень-то верилось в искренность Риты -- ему, повидавшему всякое, казалось, что такая умница-красавица, хозяйка виллы не могла полюбить бедного художника. Разве что так, поиграться. Собственно, это заманчиво, но... Страшно.
   Однако жизнь здесь была такая однообразная!.. Это в соцсетях хорошо выглядит: синее море, белые домики, цветы повсюду, птички поют! А на самом-то деле повеситься можно! И повесился бы, если б хозяйка глазки не строила. Они ведь изо дня в день вместе завтракали, обедали и ужинали. Муза! Ну как не поддаться! Платье, конечно, мешком, ибо слишком жарко, но ножки стройные мелькают, ручки словно бабочки порхают -- невесомые! С такой бы наяду писать, жаль, она на пляж не ходит, плавать не умеет (вот ведь ирония судьбы: дом у моря редко когда достается тому, кому он нужнее!). Но художник способен многое домыслить, хорошему художнику натура не нужна. Как Дон Жуан по щиколотке домысливал всю женщину, так Виталий рисовал иллюстрации к своим фантазиям и снам, полагаясь на силу воображения. Правда, она немного жестковата для музы. Лучше всего она ему удалась в образе Беллоны -- в шлеме и с копьем. Такая воинственная, практичная, рациональная. Пучков знал, кому доверить собственность -- уж что-что, а командовать она умеет! Как-то раз Виталий сказал ей, что это неженственно.
   Она рассмеялась. Это стереотипы, эстетство, сказала она, и люди практичные могут быть тонко чувствующими. Он-то, конечно, считал, что так тонко, как он, никто не способен чувствовать. Но, с другой стороны, она об искусстве пишет, значит, не совсем глуха к тонким материям. И поскольку Пучков приехать не торопился, скучающий эстет подумал: "Ну чем я рискую? Ну, выгонят меня -- в первый раз что ли? Жизнь одна, и она дает мне шанс!"
   Ужин начался весело, художник острил, постоянно подливал своей сотрапезнице вино, но и сам налегал со всей дури -- волновался. Как ни был он легкомыслен, а все-таки понимал, что Рита (если всё сложится) не просто удача всей жизни, а жар-птица, которую упустить -- позор. Вдруг вспомнились былые неудачи, безответные любови, измены, полезли в голову совсем неуместные мысли о собственной никчемности, и через час, когда закат разлился над морем, гений уже был в самом мрачном расположении духа.
   "Волчица! -- думал он о той, что совсем недавно казалась жар-птицей. -- Хищница! Душу мою хочет! Талант мой себе подчинить, чтобы командовать мною, как наемником! Как Борджиа -- художниками Возрождения!"
   За десертом ему припомнился случай, когда после похожего ужина с дамой он оказался несостоятелен как мужчина, и теперь уже в полном унынии он откупорил третью бутылку вина -- для придания сил.
   - Возжечь огонь страсти! -- заявил он. Рита поморщилась, но простила эту пошлость -- сама была достаточно пьяна. Однако эффект оказался обратным, гения развезло, и Маргарита Борисовна попросила охранника отнести бесчувственное тело в его апартаменты. "Ведь доложит Димону! -- с досадой подумала она, глядя в спину с логотипом охранного агентства. -- Если, конечно, нужно докладывать. А то, может, у него и так все видно -- камеры, камеры... Ладно, черт с ним, я совершеннолетняя".
   Утром, которое выдалось мрачным, завтракали в молчании. На лице хозяйки было лишь презрение. Дизайнер понял, что второго шанса не будет. Будет солнце, море, метакса и новые заказы, а шанса не будет. Сам дурак -- никто не мешал. Сам дурак. Голова от этой мысли раскалывалась. Или это вовсе не от мысли?..
   Однако Рита возводила на брата напраслину -- никто за ней не следил, ни через охранников, ни через камеры. Просто постоялицы из флигеля каждый день выкладывали новые фотки в соцсетях, и на одной из этих фоток и оказался запечатлен ужин хозяйки виллы со златокудрым художником. Задача же Пучкова состояла в том, чтобы убедить старого друга в бесконечной тоске, которой предается Рита, живя на Кикладах. Одна. И, что особенно важно, по-прежнему Белозёрова, несмотря на два последующих брака. Активные блогерши с компрометирующими фотками очень мешали.
   - Мы с Надей через пару недель едем -- у Антошки учебный год закончится, и рванем.
   Антошка -- восьмилетний наглый юнец, с первого же дня обращающийся к Василию на ты, страшно его раздражал. Как, впрочем, и редкозубая Мила с пронзительным голосом. Слышал, как она разговаривала с воронами:
   - Гули, что вы так кричите? Обкакаетесь.
   Представить себе отпуск, пусть даже на Кикладах, проведенный в обществе детей, было жутковато. "Хорошо еще, что старший учится в Итоне и у него экзамены, -- подумал Васёк. Он не рассказывал, как жил все эти годы, но и невооруженным глазом было видно, что с детьми он близко не общался. Никогда. -- Рита. После нашего расставания закончила институт и еще пару раз сходила замуж. Сменила с десяток работ. Кардинально сменила образ жизни. Вообще, очень склонна к переменам всякого рода. Т.е. переменчива. Стоит ли что-то затевать?" -- выстраиванием таких силлогизмов занимался Вася, засыпая в освободившейся детской старшего отпрыска Пучковых. Но с другой стороны, терять было нечего, как в песне: "денег нет у меня, только крест на груди". Иных оснований спорить с шурином, кроме собственных опасений, он не имел, а это несерьезные основания.
   Надежда, модельной внешности блондинка, способная исчислить интеграл, выйдя замуж за Пучкова, полностью посвятила себя дому и семье. Она крестила детей и водила их в воскресную школу для изучения Закона Божьего. Как уже говорилось, теперь старший сын Андрей учился в Итоне, второй Антон портил кровь московским учителям, а дочь на днях весело отпраздновала выпускной в детском саду. Сыновья в детский сад не ходили -- Надя воспитывала их сама, и только Милку в последний год пришлось оторвать от сердца и отдать злобным воспитателям, так как с некоторых пор мамочке стало необходимо посещать тренажерный зал. Годы, знаете ли. За день до приезда семьи на виллу привезли груз от Ketler`а -- Надя позаботилась о том, чтобы у нее и на отдыхе был тренажерный зал, и Рита разместила железяку у бассейна.
   Из постояльцев к 1 июня остался только Виталий -- остальные были заранее предупреждены, что летом вилла полностью переходит во владение клана Пучковых. Он-то и встретил Васю первым. Дмитрия Борисовича он знал лично, и когда из катера на берег выпрыгнул какой-то чужой мужик с косицей, закричал:
   - Комнаты не сдаются до сентября!
   Однако мужик ничуть не смутился. Следом за ним и правда появился Пучков:
   - Спокойно, Виталяс, это мой зять. Риту разыщи, пусть встречает хлебом-солью.
   - Какой прекрасный дом! И, видимо, старый. Здесь есть приведения? -- пытался вести непринужденную беседу Белозёров, хотя у самого тряслись поджилки.
   - Это моя жена -- эксперт по привидениям, а я в основном по вампирам. Из меня пьют кровь. Что ты хочешь знать о кровососах, спрашивай! Ни чеснок, ни солнечный свет не помогают, я пробовал. Видимо, только серебряные пули, но жена прячет от меня серебро, -- шутил Пучков.
   Комплекцией Василий все так же был похож на юношу, и походка та же, и то же напряжение в плечах, и гордая посадка головы, и такой же хвостик, только волосы совсем седые. Совсем-совсем. Ручку поцеловал. Рита ожидала тяжелого разговора, но ни слова упрека не услышала. Отобедали, Антошка и Милка оседлали охранников, хозяйка показала гостям дом, а бывший муж вроде как даже избегает остаться с нею наедине. Рита и так и эдак -- вот, мол, бассейн, корт, тренажеры, а он в сторонку. И вроде бы не ждала, не гадала, а как только он здесь оказался, возникло ощущение, что только о нем и мечтала. Сожалела -- да, но не ждала. И сон вдруг недавний вспомнила, где он ее за руку держал и светлое будущее обещал. И он к сорока пяти годам так и не женился!
   Рита вдруг стала суетлива, даже несколько поглупела от суеты, а еще пожалела, что, живя здесь три года, не занималась внутренним убранством дома. Как ей теперь хотелось, чтобы декорации соответствовали действу!
   Она бросала на Василия многозначительные взгляды -- а он будто бы и не замечает. Неделю не замечает, другую... Так бывало, когда еще маленькая Рита вылавливала во дворе какого-нибудь совершенно облезлого голодного кота, чтобы отмыть, приласкать, накормить, а он изо всех сил сопротивлялся ее заботе. И руки ее всегда были по локоть исцарапаны. Этот не царапался, но обидно было так же. Он смотрел. Пристально, долго и молча. В сентиментальных романах такой взгляд называют пронизывающим. Словно хотел заглянуть ей в голову, прочесть ее мысли, определить, о чем она думает, но спрашивать вслух не решался. Хотя вопрос был ясен и так -- как ты жила все эти годы, с кем и главное -- почему. Но она была настойчива -- ей тоже терять было нечего, а настойчивость леди очень льстит любому джентльмену...
   Ему ведь тоже снились сны, и тоже не всегда приличные. И во всех была Рита, легкая, игривая, со смеющимися глазами. И как-то утром он воззрился на себя в зеркало, потрогал щетину, пригладил седые растрепанные космы и спросил себя:
   - Ну что, старый хрен, влюбился? -- и решил, что сегодня свершится счастливое воссоединение.
   - Тебе идет голубое, -- Рита смущенно поправила и без того безупречно гладкое платье (мешковатое, которое она носила при художнике, было заброшено). -- Столько лет мы не виделись? Пятнадцать? Нет, уже семнадцать. Я, наверно, постарел, -- сказал он, глядя на звезды, когда хозяйке все же удалось задержать его на веранде после ужина.
   - Ты сотворен по образу и подобию Божию, куда уж совершеннее! Это женщина должна крутиться, чтобы соответствовать.
   - Я был ранен в кое-каких разборках, и при перемене погоды хреново себя чувствую. И сейчас чувствую, что будет шторм, -- сказал Василий, умалчивая об остальном. Она не стала пытать. Маловероятно, что человек, начинавший карьеру лохотронщиком, продолжил церковным певчим.
   - Ты должен быть рад, что вообще остался жив.
   Рита долго не могла поверить, что происходящее с ней -- реальность. Ей всё казалось, что она совершит какое-нибудь неосторожное движение, и рука ее пройдет сквозь любимого, как сквозь призрак, и она проснется в слезах, как много раз бывало прежде.
   - А ты рада, что я остался жив? -- она не ответила, но покраснела как девочка, не утратила этой способности, что очень понравилось бывшему мужу.
   - Твои слова тогда... Ты меня очень обидел...
   - Я был пьян.
   - Этой фразой мужчины объясняют 90% того, что происходит с ними в жизни, -- съязвила Рита, умом понимая, что хорошо бы промолчать, но не в силах сдержаться.
   - Тебе ли не знать! -- стеганул он.
   Рита фыркнула и пошла к морю, где и предалась любимому женскому занятию -- плачу. Жизнь как луковица -- снимешь шелуху, начнутся слезы. А ведь казалось, что всё пошло на лад, что вот-вот -- и все будет как тогда, в СССР, когда муж, брат и подруга составляли весь счастливый круг ее общения, а иного и не хотелось. Когда по всем двум каналам показывали "Лебединое озеро", а им было по барабану -- они были счастливы. Она плакала и сама не верила, что плачет. Ей казалось, что эта страница давно перевернута, что все прошло и ничего не болит, в принципе не может болеть, потому что новые боли всё заглушили. Ан нет! Его взгляд, его жесты, даже его силуэт с поредевшим хвостиком на другом конце острова волновали ее, заставляя нервничать из-за того, хороша ли она еще. Ведь тридцать шесть лет! Восемнадцать лет назад он в первый же вечер поскребся в ее дверь! А теперь тянет. Зачем тогда приехал? Или она утратила привлекательность, или он стесняется себя, своих лет? Бред какой-то! Или опасается, что через месяц ей что-нибудь ударит в голову, и она бросит его, как бросила тогда? Надо признать, что опасается не без оснований!
   Димона же сейчас более всего заботило присутствие на вилле непризнанного гения. Он уходил к морю, писал акварели, но завтракать, обедать и ужинать являлся всегда вовремя и ни разу не пропустил. Здоровый аппетит у человека! Интересно, что думает по этому поводу Вася, которому Димон в красках описывал раскаяние сестры и ее желание начать жизнь с чистого листа? Во всяком случае, сестра говорит, что они с мазилой не дружат... Хотя для нее состояние ссоры с партнером -- нормальное! И отнюдь не исключает страстей, скорее наоборот.
   И за ужином, когда заговорили о средиземноморской культуре, художник отличился:
   - А я вот ещё "Одиссею" с собой взял, специально, чтобы здесь читать. Знаете ли, это полное погружение в эпоху, в самый дух Греции. И вот к какому выводу пришел. По-моему, все эти байки придуманы специально для Пенелопы. Появляется, с позволения сказать, муж, которого семнадцать лет не было. Где ты был, павиан бесхвостый?! Воевал -- это ладно. А вот со скитаниями по островам, где правили женщины, не все понятно. Цирцея опоила-одурманила, а он, герой, друзей выручал. Калипсо на скале жила, к которой ни один корабль не мог причалить. Поэтому трудно было оттуда сбежать. Правда, у этих женщин от него дети родились, пока этот бедняга придумывал, как именно сбежать. Ну и так далее. Сирены там всякие... А ведь наверное, клялся, что никого никогда не любил, кроме нее, единственной!
   "Вау! -- подумала Рита. -- Неужели Виталик хочет второго шанса?! Я думала, смирился с неудачей".
   - Да, пожалуй, -- согласился бывший муж Пенелопы. -- Когда влюблен, веришь в то, что говоришь. Когда любовь проходит, становится неловко за то, что успел наговорить.
   - Я знаю массу парней, которые примерно такие басни своим женам рассказывают и никакой неловкости не испытывают, -- Виталяс говорил непринужденно, на пучковского зятя даже не смотрел, но все всё поняли. Особенно хозяйка:
   - По-моему, это благородно -- говорить женщине только то, что она хочет услышать. Или надо было, чтобы Одиссей рассказывал Пенелопе о том, что мужчина не в силах противиться своей природе?
   - Есть правда, а есть ложь. Есть патриотизм, принципы, чувство долга и много другое, чем Одиссей и подобные ему люди пренебрегают.
   - Да, это все мировоззренческий мусор, -- согласился Вася, понимая, что речь идет вовсе не об Одиссее, а о другом вынужденном эмигранте. -- Я, например, свободен от ложных идеалов.
   - Ложные идеалы лучше, чем отсутствие идеалов, -- взвилась Надежда. В глубине души она была патриоткой. -- Родину надо любить при любом правительстве, семье нельзя лгать -- в этом я с Виталием согласна. Но намеки на Василия неуместны. Правда, Вася? Причина его эмиграции была не в ельцинской политике и уж точно не в желании от жены погулять!
   - Что вы привязались?! Я от долгов сбежал!!! Мне вообще пофиг любая политика!
   Дизайнер захлопал в ладоши:
   - Отлично! Беспринципность как таковая! -- и многозначительно посмотрел на Риту, мол, смотри, каков он и каков я. Однако ни Рита, ни тем более Димон ничего плохого в подобной беспринципности не увидели, попросили Васю рассказать о долгах и узнали обычную для того времени историю. Уйдя из фирмы Пучкова, он занял денег у бандюков на развитие собственного бизнеса. А в дефолт неокрепший бизнес лопнул, как мыльный пузырь. Пришлось делать ноги. Теперь вернулся, ибо тех, кому был должен, уже нет на этом свете.
   Надежда несколько сердилась на подругу за то, что та абсолютно равнодушна к детям -- собственным, заметьте, племянникам, но когда заметила интерес Виталика к Рите, с головой погрузилась в проблемы подруги, с которой была не слишком близка в последние годы. Да и потом, на нее ведь не злиться надо, а пожалеть -- у Нади успели родиться и вырасти дети, а Рита все еще невеста, Царевна Несмеяна. Как в сказке. Пучков вроде царя и два жениха-претендента.
   Виталик, конечно, гений! И прекрасен, как ангел, и яркая, творческая личность. И то, что Рита -- его муза, не вызывает никаких сомнений. Быть с художником, вдохновлять его на создание шедевров -- это ли не счастье! Ей легко будет обеспечить его материально и дать разбег его известности -- она же пишет об искусстве. Ровесник Риты. Холост. А Василий не то чтобы старый, но уж точно не новый... Винтаж. Есть в нем не свойственная нашим современникам прямота и благородство. Правда, с этим багажом нелегко шагать по жизни, иногда кажется, что лучше было бы иметь пару лишних сорочек, но таких мыслей бывшая отличница стыдилась и вслух не высказывала.
   Однако отношения скитальца с бывшей женой никуда не двигались. И ревность, на которую рассчитывала Надежда, давая подруге совет не прогонять пока художника, отнюдь не поспособствовала скорейшему воссоединению Одиссея с его легкомысленной Пенелопой. Когда он к ней ехал, то помнил только лучшее. Теперь же, регулярно видя здесь Виталика, вдруг вспомнил все плохое. Например, то, что она его бросила без объяснения причин. Ушла даже не к другому мужчине, что было бы плохо, но понятно, а просто ушла, в никуда. Он, конечно, видел, что желанен -- не слепой, но понять, что ею движет, не мог. Мало ли, а вдруг от скуки. А от скуки, согласитесь, все равно -- бывший муж или златокудрый художник. Надо бы ему морду набить -- хотя бы для профилактики, но так не хочется. "Это так глупо! Я же не Отелло какой-нибудь чокнутый!"
   Или, допустим, она заключила с подругой пари. Василий в изгнании много читал, в том числе и Лакло, и знал, что такое возможно. Надежда явно подталкивала их друг к другу, и это наводило на мысли. И Пучков задает неудобные вопросы:
   - Вася, ты почему не заходишь к жене после ужина?
   - А должен?
   - Ну, она же ждет. Нехорошо заставлять даму ждать. Ты человек свободный от предрассудков, я тебе даже завидую. Мне бы очень пригодилось такое качество! Но почему-то так долго не можешь решить это плевое дело. Ты жениться приехал или как?
   Вася вздохнул:
   - Ты прав. Но я ведь гол как сокол, -- он извлек из кармана три наперстка и шарик. --Видишь, у меня имущества ровно столько, сколько было летом 1990 года, когда мы с тобой начинали. Зачем тебе нищий зять?
   - Неправда! На твое имя в швейцарском банке лежит некая сумма -- я положил в день вашей свадьбы, представляешь, какие проценты наросли!
   - Я точно помню, что отказался от этой суммы.
   - Ты отказался, но я все равно положил. Из принципа. Я не такой беспринципный, как ты, -- Димон соскочил на свой любимый ироничный тон, который ставил в тупик всех окружающих. -- И она тебя любит. Просто задыхается от страсти.
   - Жениться в моем возрасте по страсти -- величайшая глупость. Душа просит устойчивости, основательности.
   - Рита устойчивая, как... -- Пучок помедлил, подбирая слово, -- как куб! Ее вполне можно брать за основу для фундамента жизни, прошу прощения за поэтическую метафору...
   - Видишь ли, я несколько обескуражен этой ситуацией. Принимать ухаживания дамы -- не самое привычное для меня дело, а она...
   - Вот бы за мной кто-нибудь поухаживал, ёптм! И потом, она ведь не имеет в виду ничего противоестественного -- только то, что предусмотрено природой.
   - То есть ты хочешь, чтобы я женился?
   - Я хочу, она хочет, Господь хочет да ты и сам, наверное, хочешь, тебе только пинка хорошего не хватает, -- Пучок похлопал друга по плечу, -- пойдем выпьем. Там еще кое-что осталось, -- вскоре развязались языки. -- Ну что ты ходишь вокруг да около? Ждешь, что она сама к тебе в дверь постучит? Извини, друг сердечный, но так можно и ничего не дождаться!
   - Димон, как можно вот так бесцеремонно вмешиваться в чужую жизнь...
   - Слушай, для беспринципного человека ты слишком щепетилен. Я не верю тонким и чувствительным натурам -- жизнь доказала, что в основе лежат материи, ёптм, простые и грубые и у чувствительных, и у не очень. Поэтому, Вася, пей вино, не надо пить мою кровь! Что останавливает бравого лохотронщика на середине пути?! Может, тебя смущает присутствие многоуважаемого гения?
   - Не могу сказать, что смущает, но какого черта он здесь шляется, как у себя дома?!
   - Все-таки заедает.
   - Нет...
   - Да, да! Заедает! Ревность -- глупое чувство, бесполезное! -- Пучков наконец-то оседлал любимого конька. Жена знала его как облупленного, для нее он давно перестал быть авторитетом. Сестра не признавала никаких авторитетов с пеленок. Родственники имели несчастье видеть его вспышки неконтролируемого гнева, а это сильно портит имидж. Василий же был новым слушателем, с которым Пучков мог, наконец, быть именно таким, каким он сам себя представлял -- многомудрым, опытным главой семьи, который много лет стоит у руля и раздает всем советы. Что двадцать лет назад он боялся Надиного папу, Пучок счастливо забыл. -- Пусть гений ревнует!
   - Димон, да не в нем дело! Дело в ней, во мне... Я пытаюсь понять...
   - Не пытайся! Побереги рассудок. Я женат на красавице, у нас трое детей. Ревную ли я? Бывает. Но тут все просто: привлекательная женщина привлекает! Смирись с этим или женись на страшненькой и спи спокойно в другой комнате. Так что прости, друг, но нет у тебя достойного оправдания для бездействия!!! "Димон, как можно вмешиваться в чужую жизнь!" -- передразнил он друга. -- В чужую жизнь надо вмешиваться, хотя бы для того, чтобы не влезли в твою! Давай еще по одной! Вася, как ты жил до встречи со мной?! Кудри седые, а как ребенок, честное слово!
  
   Через час Василий постучался в комнату Риты.
   Утром они сидели на каменистом берегу, жмурясь на солнце, а Пучков торчал с подзорной трубой у окна второго этажа и рассказывал жене, что видит. К сожалению, слышно не было ни черта.
   - Я не понимаю, почему ты не женился снова, ведь ты же меня не любил, это было так очевидно!
   - Во-первых, мне было некогда. Ну, а во-вторых... Если я не так эмоционален, как творческие люди, это не значит, что я тебя не любил. Скажи, пожалуйста, ты хочешь венчаться в церкви или так обойдемся? Вон та церквушка нам подойдет?
   - Я не знаю, православная ли она.
   - Да какая разница!
   - Неужели у тебя совсем нет никаких убеждений?!
   - Вредные убеждения я искореняю усилием воли. Пойдем, договоримся о дате венчания. А то мне придется жить с тобой во грехе.
   - Ты не упрекнешь меня на старости лет тем, что я не дала тебе наследника?
   - На старости лет все только и делают, что друг друга упрекают. Это главное развлечение, не считая похорон друзей. Не будь этого повода, так найдется другой. Я думаю, что когда мы соберемся в мир иной, за нами со всем христианским усердием начнет ухаживать вот этот молодой человек, -- Вася указал на солнцеголового Антошку, что подсматривал за ними из-за парапета.
   - Точно! -- осенило Риту. Наконец-то она посмотрела на этого мелкого бандита как на своего наследника и поняла, почему он ее так раздражает: наследники не могут не раздражать. Маловероятно, что он удовлетворится подмосковной дачей, когда у его тетушки есть почти целый остров в Эгейском море. -- Ладно, пойдем, -- и Белозёровы вошли в церковь.
   Поначалу всё шло очень романтично. Поговорили с чернобородым загорелым батюшкой о таинстве венчания (заметьте, по-русски!); потом Рита исповедалась -- она грехи свои знала и говорила без запинки, Вася ждал во дворе; важным было то, что прежде она не венчалась. А потом на исповедь пошел жених, надолго... И после вышел мрачный и засобирался в Москву.
   - Когда же мы назначим венчание? -- вопрошала невеста.
   - После, дорогая, после.
   Поцеловал ее в лоб и отчалил на пучковском катере.
  
   Жесткая и такая циничная Маргарита Борисовна плакала, и Надежда с непривычки так растерялась, что не знала, как ее утешить. Белозёров как честный человек мог бы сначала жениться, а потом уж отправляться на подвиги. Но что такое "честный человек", в свете последних событий Надежда уже не очень ясно себе представляла. Нехорошо, что Виталик снова на что-то надеется, и Одиссей виноват в этом напрямую. Так и Пучков пару раз сбегал, когда все вокруг ожидали, что он вот-вот женится. Видимо, эта черта характера присуща всем разгильдяям.
   Маргарита отнимая руки от заплаканного лица, с ужасом видела, что пальцы ее стали узловатыми, на запястьях выступают вены, и разражалась новыми рыданиями:
   - Он заставил меня почувствовать себя старой и страшной! У меня круги под глазами и морщины! А через пару лет я вообще никому не буду интересна!
   - Какое это имеет значение, если ты желанна, как и прежде?
   - А откуда я это знаю? Даже элементарного подтверждения я не получила!
   - Но... извини... это несколько неделикатно, но Димон видел, как Василий выходил от тебя утром...
   - Мы разговаривали! -- и Рита рыдала еще сильнее, как лишенный игрушки ребенок.
   - Может, он нездоров? -- Надежда судорожно искала способа оправдать такое безответственное поведение жениха, но только ввергла подругу в еще большее уныние. -- Может, он так напуган предыдущим опытом, что решил больше не испытывать судьбу, а тихонько дожидаться смертушки?
   - Ты умеешь успокаивать!
   - Я пытаюсь судить трезво.
   - Кстати, о трезвости. Где твой благоверный ныкает алкоголь?
   Заначка немедленно была найдена, и беседа продолжилась.
   - Никто меня не хочет, даже Виталик, -- и, сгорая со стыда, Рита рассказала о своем "романтическом" ужине с художником.
   Пучков, предварительно переговорив с женой, постановил за ужином:
   - Вернемся в Москву, и я тебя посватаю за своего партнера по бизнесу, он давно на тебя запал.
   - Да знаю я твоего партнера! Он похож на дохлую рыбу! -- как всегда, излишне эмоционально реагировала Рита.
   - Какая разница, на кого он похож, если тебе будет обо что погреться долгими зимними вечерами!
   - Не дави на нее, ей и так нелегко! -- вмешалась жена.-- Ты меня разочаровал, дорогой! И твой драгоценный Вася тоже! Я считала его порядочным человеком!
   - Он и есть порядочный человек. Откуда ты знаешь, о каких грехах он рассказал попу, что ему поп велел, какую епитимью наложил? Видимо, он не так беспринципен, как я думал. Он свято исполняет то, что считает своим долгом...
   - Его долг -- жениться на твоей сестре! А ты еще и катер ему предоставил!..
   - Что же мне было делать? Днище пробить?!
   - Я не знаю! Я знаю, что Рите сейчас очень больно!
   - Ей и раньше было больно! Она сама выбрала такую жизнь! -- Пучок словно забыл о присутствии сестры. -- А ты понюхай ее духи, какой запах она выбирает из лаванды, розы, ванили!.. Полынь! Из всех возможных вариантов чего бы то ни было она всегда выбирает самый неприемлемый! Ей тринадцать лет было, когда Васёк из армии пришел, тогда она и начала канючить -- хочу замуж за твоего дружка. Еле дотерпела, когда восемнадцать стукнет! А я-то, балбес, не мог ни в чем отказать сестренке! Овца! Еще не хватало, чтобы моя сестра тратила свои золотые годы (которых, заметьте, осталось немного) на ожидание какого-то заморского кидалы, который покинул ее, не исполнив своего супружеского долга!
   - Надя, ты ему рассказала?! Как можно?!
   - Прости, подруга, у нас нет секретов. Это семейное дело. Но и ты, дорогой, неправ. Это ты привез сюда этого кидалу. Возможно, Рита сделала бы совсем иной выбор, если бы не встретилась с ним.
   - Иной выбор! Я знаю, о чем вы говорите! Тот не лучше этого!
   - Он такой милый! -- чуть не плача, говорила Рита. -- В начале девяностых все постриглись, обнажив бычьи шеи, а он так и остался с хвостиком, и библиотеку собирал, а не оружие! -- последний камень был в огород брата. -- Никогда не заботился о том, кто что скажет... И если ты будешь на меня давить, я перепишу завещание, и твоим щенкам ничего от этой виллы не достанется -- она же на мое имя!
   - Ты его еще не писала!!!
   - Тем более!
   - Это нечестно!
   - Честность -- не наша семейная черта! Шулер! Жена знает о происхождении этого богатства?! -- Рита наступала на больную мозоль, и Надежда зажмурилась. Но Димон ничуть не смутился:
   - И на солнце бывают пятна! И мой могучий дух подвержен маленьким слабостям!..
   - Рита! Не называй своих племянников щенками! Дима! Данная ситуация -- совсем не повод для шуток, -- попыталась урезонить близких бывшая отличница и православная комсомолка.
   - Но почему-то, ёптм, так смешно!..
   - А ты не смейся, братец! Это ты незнакомым людям можешь внушать, какой ты мудрый глава семьи, как хорошо все устроил и всех построил. Я порчу тебе картину. Проповедует тут, Савонарола хренов! У такого уважаемого человека сестра никак замуж не выйдет! Тебе дай волю, ты меня за соседа выдашь, который три года в коме лежит -- зато все будет, как у всех! Но я не из тех, кто идет под венец, как агнец на заклание, а потом всю оставшуюся жизнь мечется между кухней и детской! Мне вашего счастья не надо!
   - Я что-то не поняла, какого "вашего" счастья тебе не надо? А какое оно вообще бывает, ты хоть знаешь?!! -- заголосила Надежда. -- Забиться в волчий угол и грезить о вечной любви -- это, по-твоему, счастье?!! Посвятить жизнь мужу и детям -- это рутина, ты у нас вечно в поисках идеала пребываешь! Долго, однако, ищешь, а конца не видно!!!
   - Конец-то как раз виден, -- заметил Пучков, -- сегодня мне сорок лет, ёптм, завтра у вас праздничек будет...Еще и совиным рылом обозвали... -- Димон заметил Антошку (Милка уже спала), который все это время пребывал за столом и, разинув рот, слушал перепалку родителей с тетей Ритой. -- Кушай барашка, сынок! Кушай, не смотри по сторонам.
   - "Посвятить жизнь мужу и детям!" Послушайте этого ангела! Превратить мужа в подкаблучника! Он по лезвию бритвы ходил, а с тобой стал детишек нянчить! Кофе в постель подавать! Кто кому жизнь посвятил?!
   - А не надо так завидовать! Чтобы тебе кофе в постель подавали, надо сто двадцать раз самой его подать! И мой муж, между прочим, своих детишек нянчит! Не чужих же! Нянчить чужих или шипеть по этому поводу -- это для тех, кто своими не обзавелся!
   - Подкаблучник -- это я, что ли?..- обгладывая ребрышко, только и успел сказать Пучков.
   - Это ты, милый! Все мы здесь серость, и только Рита -- свободолюбивая жар-птица. Может, с тобой просто жить невозможно, а вовсе не в свободолюбии дело?!
   - Дорогая, но она в чем-то права, и вообще...
   - Замолчи! -- прикрикнула Надежда, неожиданно показав свой нрав. -- Ты мечтал приехать сюда, заняться хозяйством, научить своего сына плавать, но все это время только пьешь и бузишь. Это мое дурное влияние?!! Ты не заметил, что твой сын сам научился!!! Зато слушаешь сестру, которая вряд ли может верно судить о семейных делах, потому что нет у нее ни семьи, ни детей! Она не имеет права судить, с ее-то своеобразным опытом!..
   - Еще недавно пьяным считался человек, лежащий в канаве и неспособный отогнать от себя бродячую собаку, которая лижет ему лицо. А теперь все вдруг стали пропагандировать трезвость!.. -- Пучок хотел развить тему, но дамы его не слушали.
   - Плодить детей -- не надо много ума, -- зло и коротко возразила Рита.
   - Что-что? -- переспросил Антошка.
   - Сынок, иди, поиграй, ты и так за один ужин очень много узнал о жизни. Найди дядю Виталика, что-то он, как нарочно, сегодня ужин пропустил, -- Пучок поспешно проводил ребенка, опасливо поглядывая на баб, которые шипели уже как дикие кошки. -- Бедный мальчик: пьющий отец, сварливая мать, злая тётка ... Да еще и погода испортилась!
   Говорить с Надей о том, что было у Риты на сердце, невозможно, а говорить о чем-то другом, малозначащем -- невыносимо. Цикада проводит 17 лет под землей личинкой и только на пять недель выбирается на свет Божий, летает, наслаждается солнышком и умирает. Жизнь может быть долгой, но счастье составляет лишь малую часть жизни, ничтожно малую.
   Очень хотелось, чтобы кто-то растолковал сон. Ей постоянно снилась комната во втором этаже, где прошел год их короткого брака с Белозёровым. Ей непременно нужно было туда вернуться, чтобы что-то исправить. Она не помнила, что именно, но на пути возвращения появлялись какие-то препятствия, что-то мешало. Рита плутала по городу, который знала, как свои пять пальцев, и все не могла найти нужный поворот и просыпалась, зная, что завтра продолжит поиски. И хотя пророческим даром не обладала, но всегда была уверена, что случится что-нибудь эдакое, что позволит им с Василием быть вместе. Была уверена с той самой минуты, как увидела его здесь, на пирсе, седого, с хвостиком. Она видела его во сне каждую ночь, жила и дышала надеждой на встречу, хоть он и уехал очень странно, поспешно и без объяснения причин. С легкой руки Виталика она с головой погрузилась в мифологию. Для каждого есть свой миф, все сюжеты описаны задолго до нашего рождения во всех подробностях, и она находила свой. И поскольку там, в мифе, все заканчивалось хорошо, значит, и у них с Васей всё сложится.
  
   И вот спустя полтора месяца он снова здесь, теперь уже окончательно, и первое, что хотелось ему сказать: "Да пошёл ты!", -- но не сказала. Да, конечно, своим скоропостижным отъездом он обидел ее, но она воспринимала это как справедливое воздаяние за ту обиду, что она нанесла ему семнадцать лет назад.
   - Ты меня любишь? -- спросил седовласый жених едва слышно.
   - Заметно, правда? -- ответила вопросом на вопрос Рита, отправляя Антошку и Милку в дом, к матери, чтобы не мешались под ногами в такой ответственный момент. Кроме женщин и детей, на вилле оставались только охранники -- лето подходило к концу.
   - Ты знаешь, что я немолод, и, возможно, у нас не слишком много времени...
   - Умереть не страшно. Страшно не жить и смотреть, как жизнь проходит мимо.
   - Ты выйдешь за меня?
   - Конечно, -- поскольку Антошка далеко не ушел, а подсматривал из-за парапета, Рита озадачила его: -- Молодой человек! Попросите Вашу матушку быть в церкви минут через пятнадцать. Я ведь была у нее свидетельницей на свадьбе, теперь ее очередь.
   - Пучков в Москве, ты не хочешь его пригласить? -- осторожно спросил Вася, еще не отряхнувший дорожную пыль.
   - Пока мы будем его ждать, еще что-нибудь случится, и ты опять драпанешь. Лучше он поздравит нас после.
   - Вообще-то, я не драпанул. Мне ваш кикладский батюшка велел сначала долги отдать, а потом уж венчаться.
   - Но ты ведь презираешь ложные принципы!
   - А кто сказал, что именно эти принципы ложные?
   - Ты же говорил, что твоих кредиторов уже в живых нет!
   - Их нет, наследники есть.
   - Но у тебя нет денег! -- выпалила последний аргумент заждавшаяся невеста.
   - Димон восемнадцать лет назад на мое имя счет банке открыл, за эти годы проценты набежали. Как раз хватило, чтобы рассчитаться. Фартук снимешь?
   Рита вздохнула. Эпатаж эпатажем, а шкафы ломились от новых платьев, которые для того и нужны, чтобы очаровывать его, ненаглядного.
   - Да, пожалуй, надо переодеться. Но это недолго. А ты ботинки почисть пока.
   - Папка твой ужасно прав, -- с улыбкой говорил дядя Вася лучезарному мальчику, чистя ботинки. -- Женщины постоянно указывают нам, что делать!
   - Да, -- многозначительно кивнул племянник, -- и делают из нас подкаблучников.
   - Свободный выбор мужчины состоит в том, чтобы выбрать женщину, которая будет управлять жизнью вместо него! Будешь моим свидетелем?
   - А что нужно будет делать?
   - Ну, ты подашь нам кольца во время церемонии, а после придется немного выпить...
   - Ну, если надо... Главное, всё сделать, как положено!

2013

  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"