Ролдугина Софья: другие произведения.

Снег

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.68*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "А потом ты их снимешь... И придёт весна".


   СНЕГ
  
   Снег так и не пришёл.
   Напугал колючей ледяной крупой в конце сентября, в октябре по морозцу слегка отполировал город метелями, а потом начал постепенно сдавать позиции под напором неурочных оттепелей. В ноябре его следы встречались ещё в гулких дворах-колодцах и за гаражами - рыхлые островки, слежавшиеся по-весеннему сероватые пласты...
   А затем и того не стало.
   Аккурат к зимнему солнцестоянию и вовсе хлынули дожди. Грязные улицы вновь расцветились зонтиками, а нарядная ёлка напротив универмага накренилась, брезгливо отдёргивая лапы от глубоких луж.
   - Солнца, солнца мне, - бормотала Мира в обеденный перерыв, наблюдая, как сливаются далеко внизу два людских потока, две улицы, и текут от угла к метро. С восьмого этажа лиц было не различить, только белёсые пятна. - И сугробов. Чтоб сверкало, переливалось...
   В такие моменты она обычно закрывала глаза, представляя белый-белый тротуар, яркие гирлянды и еловый запах. И иногда - очень редко - верила, что это наяву.
   Раньше, когда в архивном отделе работало пять человек, тоскливо пялиться в окно было некогда. И комната с четырёхметровыми потолками не казалась чудовищно пустой. Обеденного перерыва едва хватало, чтоб наскоро перекусить бутербродами и выпить целый термос оглушительно крепкого кофе, обмениваясь новостями и слухами. Но в прошлом году грянул кризис, и под очистительную метлу начальства попала сперва глубокая пенсионерка Нина, специалист по всем мыслимым архивным вопросам, затем мастера-реставраторы Ван Петрович и Сэр Борисыч - надо полагать, потому что и у них цифра в паспорте близилась к пугающей. Умница Тина, леди с идеальной памятью на сроки и цифры, машинистка от Бога, оценила масштабы катастрофы и ретировалась в декрет.
   Мира как-то растерялась и нежданно-негаданно осталась наедине с такой горой работы, бросать которую было попросту стыдно. Но вот обеды сделались невероятно длинными и скучными... Хотя, конечно, недостаточно долгими, чтоб как следует отдохнуть.
   Так проходили дни; красное окошко на Тинином календаре с вангоговыми подсолнухами устало ползло к Новому году, и больше не менялось решительно ничего.
   Двадцать четвёртого декабря в три пополудни у Миры с треском разбилось сердце.
   - Нет, больше не могу! - всхлипнула она, пряча лицо в сложенные крестом руки. Кромка стола подло ткнулась в живот. - Уволиться, что ли?
   Несколько секунд комната ошарашенно молчала. А потом в дверь вдруг постучали и сразу, не дожидаясь ответа, повернули ручку.
   - Мирочка, можно к тебе?
   В проём заглянул нос, острый и любопытный, затем черные фетровые поля, в тени которых сияли голубые глаза; нога в тяжёлом башмаке шагнула через порог... А Мира так и сидела, онемевшая от нежданного счастья, пока фрагменты картинки в непутёвой её голове не сложились наконец в Нину - живую, настоящую, слегка промокшую под декабрьским дождём, а потому окружённую запахом сырого драпа. Ту самую Нину, с которой они год назад распрощались, как навсегда - высокую, в старомодном приталенном пальто, седую и тощую, страшно похожую на Шапокляк с неизбывной хитрецой во взгляде.
   - Здра... здравствуйте, - сорвалось с губ дурацкое, чужое, ничего не значащее. - А ты... а вас обратно взяли, да?
   - Да-а, - протянула Нина, щурясь. - Совсем одичала, бедная деточка. Будем кофе отпаивать и печеньем откармливать, - заключила она авторитетно и поставила прямо на гору Очень Важной Работы хрустящий бумажный пакет и огромный потёртый термос.
   И Мира как-то сразу поверила, что Нина вправду вернулась.
   Потом они долго сидели у заставленного геранями окна, крошили имбирное фирменное, прихлёбывали кофе из старых кружек и болтали, болтали, как могут только две закадычные подружки с разницей в полвека. Чёрное шапоклячье пальто терпеливо сохло на батарее; время ненавязчиво напоминало, что оно не резиновое, тиканьем настенных часов... но кто его слушал! Когда слова закончились, а противный дождь за окном поутих, было уже без четверти шесть. Нина многозначительно вздохнула, закрутила крышку термоса и весомо произнесла:
   - Значит, так. Проблему я уловила. Нужен снег, верно?
   Мира с сомнением покосилась на Великую Китайскую стену из дел и папок на столе, но спорить со старшими благоразумно не стала и кивнула.
   - Будет тебе снег, - пообещала Нина. - Завтра и начнём. Зайду в обед, договорились?
   - Договорились! - радостно откликнулась Мира и машинально погладила себя по рёбрам, унимая сердце: помедленней, глупое, куда теперь торопиться. - А... а мне приготовить что-нибудь?
   Вообще-то она имела в виду пирожные там или тортик, но в ответ прозвучало уверенное:
   - Острые ножницы - обязательно. И клей. А бумаги здесь хватает.
   Сказала - и ушла, на ходу надевая пальто.
  
   На следующее утро Мира впервые за много-много месяцев проснулась сама, без будильника. Над городом по-прежнему колыхалась густая хмарь, снизу подсвеченная грязно-оранжевыми фонарями, но сегодня это почти не давило. Лужи хлюпали под ногами, с деревьев капало - словом, настоящая весна, только без, собственно, весны. В палисаднике на ветках краснели последние яблоки...
   "Нет, не яблоки, - поправила себя Мира мысленно. - Снегири".
   На душе посвежело.
   Нина явилась точно в полдень, как обещала. Сдвинула к краю стола изрядно похудевшую стопку документов и вытащила из ящика под принтером с десяток чистых листов.
   - А теперь, - сказала она, - повторяй за мной. Будем делать волшебную снежинку.
   "Абсурд", - подумала Мира взрослым, рассудительным голосом. И - принялась аккуратно складывать и разрезать лист, чтоб получился аккуратный элемент. Руки подрагивали от переизбытка совершенно детского восторга.
   - Так, так, так, - приговаривала Нина, ловко переворачивая свою бумажку. - Снег, приди! - и подмигивала.
   Старая комната за двадцать минут до самых плинтусов пропиталась ароматами пряного кофе и имбирного печенья. Запахи пыли и старого картона отползли по коридору куда-то вглубь хранилища, куда уже две недели не ступала нога уборщицы. Вскоре на столе скопилось штук пятнадцать ажурных, воздушных снежинок. Когда Мира, балансируя на деревянной стремянке, развешивала их по карнизам, то чуть не выпала в окно, но, к счастью, обошлось.
   - Вот и славно, - разбойнически ухмыльнулась Нина, оглядывая это белое великолепие, плавно колышущееся от сквозняка. - К завтрашнему дню должно сработать. Но я на всякий случай приду ещё и проверю.
   Мира вздохнула, присела на верхнюю ступеньку стремянки - и решилась наконец повторить тот, первый вопрос, который с новой силой засвербел в голове:
   - Послушай... А ты теперь здесь надолго, да? Тебя на работу взяли?
   Перед ответом Нина помедлила совсем немного - ровно столько, сколько требуется, чтобы сияющие голубые глаза потускнели и вспыхнули вновь.
   - Да, взяли.
   - А куда? - Надежда в тёмной глубине сердца ожила, окрылилась и почти что воспарила. Да здравствует кофе с печеньем, и разговоры в обед, и всё на свете хорошее! - В канцелярию?
   - Вроде того, - улыбнулась она. - Но повыше, - и приложила палец к губам: тс-с, это секрет.
   Секреты Мира хранить умела.
  
   Совпадение или нет, но в ту же ночь вопреки всем прогнозам ударил мороз - робкий пока, но гордый, прямо как второклассник, который в первый раз отважился вернуться из школы самостоятельно. Дороги вмиг стали чище, но опаснее, лужи промёрзли насквозь, а рябины вдоль теплотрассы припудрились колючим инеем. Небо посветлело, и казалось, что солнце встаёт теперь не в десять - аж в девять часов.
   Однако Нина осталась недовольна.
   - Так и знала, - сказала негромко, и в голосе её чувствовался лёгкий привкус вины, - что волшебных снежинок не хватит. Нужно переходить на более сильные средства.
   Она сурово поцокала языком, а потом нацепила пальто, шляпу, вручила Мире куртку - и погнала из комнаты, не слушая никаких возражений. Довела до конца коридора, где упиралась в потолок гремучая железная лестница и жестом профессиональной фокусницы извлекла из кармана слегка погнутый ключ.
   На секунду история о новой высокой должности даже показалась правдоподобной.
   - Тебе завхоз его отдал? - хрипловато спросила Мира, кутаясь в безразмерную куртку, под которую в случае необходимости можно было с пяток свитеров надеть. Однако Нина только головой покачала:
   - Нет, что ты, деточка, он даже не знает. Но через полчаса точно спохватится, так что рассиживаться некогда. Ну-ка, полезай!
   Эта лестница стала не единственным испытанием. Куда страшней показался пыльный тёмный чердак, огромный и гулкий, где каждый шаг отдавался ударом кузнечного молота. И ещё одна лестница, даже более грязная и шаткая, которая упиралась в заржавленный люк. Петли захрясли и ожили далеко не с первого толчка.
   - Совсем мышей не ловит, - вздохнула Нина, имея в виду завхоза. - А если пожар?
   - Мы все умрём? - робко предположила Мира, слабо представляя, как связан заржавевший люк с пожаром.
   - Ещё чего! - отрезала она решительно. - Рано вам.
   Крыша оказалась огромной, как футбольное поле, абсолютно плоской и скучной. Зато ветер здесь дул такой, что можно было запускать воздушных змеев из чугуна. Нине это показалось хорошим знаком. "Северный", - со значением произнесла она, а затем извлекла на свет Божий два объёмистых пакета с чем-то мелким, блестящим.
   - Серебряные конфетти? - не поверила Мира, зябко ёжась. Капюшон всё время слетал, как ни затягивай шнурки, а вот Нинина шляпа держалась, как прибитая. - А зачем?
   - Разумеется, пускать по ветру, - последовал невозмутимый ответ. - Подобное тянется к подобному, не слышала разве?
   Конечно, мелко нарезанная сверкающая бумага мало общего имела со снегом, но блёстки так красиво струились по ветру, что даже солнце выскочило на минуту - полюбоваться. А потом, видимо, застеснялось такого детского порыва и принялось усиленно кутаться в облака - густые, серые.
   И полетел снег.
   Сначала мелкий, колкий, потом всё крупнее, нежнее, пока не посыпались с неба ажурные хлопья размером почти с бумажные игрушки, развешанные по рабочей комнате. Они парили над городом, не спеша опускаться на крыши и шпили, на вымерзшие палисадники и парки, на проспекты, где бы их сразу растолкли в кашу автомобили...
   Чистая красота, остановленное мгновение.
   Мира закрыла глаза и закружилась на месте, постепенно теряя чувство пространства и ощущая лишь снег на запрокинутом лице. А потом Нина мягко поймала её за локоть и потянула на себя.
   Край крыши был совсем рядом.
   - Дурочка. - Бранное слово прозвучало тепло, ласково, как детское прозвище какой-нибудь особенно милой принцессы. - Возвращайся в кабинет, а то простудишься. Ветрище здесь, конечно...
   - А ты как же? - спросила Мира тихо,
   - А я пока всё закрою. Иди, я подойду позже.
   Разумеется, она не подошла.
   Метель за окном крепла, набирала мощь, злость. Снежинки в кабинете покачивались в такт её неровному дыханию. Чайник дважды успел закипеть и остыть, гора работы превратилась сперва в горку, а затем и в пару жалких листочков "на завтра, чтоб было, чем заняться".
   После шести Мира ещё немного покрутилась у закрытой двери, ожидая неизвестно чего, и тяжело потопала вниз. Сдала ключи на проходной, вышла на порог, вдохнула вьюгу полной грудью... и вернулась.
   Вечно усталая завканцелярией как раз запирала кабинет, но спиной почуяла неудобную просьбу - и замерла, а потом спросила, явно надеясь на отрицательный ответ:
   - Вы забыли что-то?
   - Телефон, - твёрдо сказала Мира. - Не свой, правда. Света, скажите, у вас ведь список с прошлого года остался?..
   Нужная бумажка нашлась почти сразу, и номер Нины в ней - тоже. И мобильный, и домашний, и сыновий, записанный на всякий случай.
   Дорога занимала обычно минут тридцать, не больше, но из-за метели растянулась на час - маршрутки вязли в рыхлых сугробах. Перчатки остались в архиве, на восьмом этаже, потому руки дома пришлось отогревать долго. А голову - и того дольше, никак она не желала соображать, даже после чая с лимоном и липовым мёдом. Бумажка с выпиской всё это время жгла сквозь нагрудный карман, как изуверский бабушкин горчичник.
   Наконец около половины девятого Мира хлопнула себя по щекам для храбрости - и принялась набирать номера по очереди. Первый не существовал, кажется, уже давно; по второму ответили какие-то посторонние люди.
   А вот Нинин сын снял трубку почти сразу, но лучше б он этого не делал.
  
   ... "Три месяца назад, - крутилось в голове у Миры, когда она по сугробам тащилась на работу. С достопамятного звонка минуло уже два дня, но легче не стало. - Три месяца. Понятно, почему осеннее пальто..."
   Дышать было трудно, и вовсе не из-за мороза.
   На восьмой этаж она поднялась без лифта, как сомнамбула. Включила свет, дождалась уборщицу и строго-настрого запретила ей прикасаться к бумажным снежинкам. Сейчас это казалось чуть ли не кощунством. Потом села на рабочее место, передвинула пыльное дело поближе, чтоб удобнее было листать - и лишь тогда заметила на углу стола термос.
   Старый, потёртый и доверху полный горячего пряного кофе.
   Она немедленно налила себе полную чашку и пригубила, смежив веки. Комната поплыла куда-то в белую даль, покачиваясь на волнах.
   - ...а потом, когда снег тебе надоест, - тихо сказала Нина, - ты их просто снимешь. И наступит весна.
   Наверное, если бы Мира не помедлила целое мгновение перед тем, как распахнуть глаза, то наверняка застала бы её. А так заметила только тень у окна - и то вскользь, и поди пойми, померещилось что-то или впрямь было.
   Внутри, под рёбрами, постепенно становилось тепло.
   Наверное, из-за кофе.
  

END


Оценка: 5.68*11  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"