Дих Роман: другие произведения.

Артёмка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa

  Здорово, коль не шутишь. А ты кто? Из города, ага, только вроде лицо знакомое. Ну ладно.
  Фольк... Чего, говоришь, собирать приехал? Сказки, поверья? А чего ко мне сразу-то? Наугад дом выбрал, значит... Ну заходи, гостем будешь, вина нальёшь - хозяином будешь. Вот, на кухню проходи.
  
  Ого, какая бутылка красивая - я такой сроду не видал! Как звать-то, кстати, а то не познакомились - меня вот дед Виталий кличут. А тебя Артёмом, значит...сейчас, погодь, только сала порежу нам на закусь, да огурчиков. Коньяк с огурцами не пьют, говоришь? Дык не рукавом же будем закусывать-то? Ну, за знакомство! Записать есть на чём, то что я тебе сейчас плести буду? Ишь, на телефон прямо - раньше магнитофоны были, а теперь в телефонах ваших всё есть, кроме телефона, хе-хе! До чего дошла наука - полетела в космос сука.
  
  Мягко первая пошла, зараза, не то что наша косорыловка, самогонка-то, да водка из сельпо - я так по старинке зову - сейчас какой-то там "маркет" частный, тоже городского одного магазин.
  
  Ну, теперь слушай, раз собираешь сказки, расскажу тебе не сказку, а то, что у нас тут лет с тридцать тому было, про тёзку твоего, Артём тоже звали. Включай свою хреновину на телефоне...
  
  * * *
  
  Вот, значит. Прошкины у нас жили в аккурат на окраине села, Любка была баба тихая, дом её был, от родителей достался, там липа ещё такая древняя у дома стоит. А мужик ей, Витька-то, шелопут и сволочь попался, хоть о покойниках плохо не говорят. А сын, как народился - Артёмом назвали.
  
  Прошкина-то Тёмку всю жизнь (да и какая у него жизнь-то была тут с детства, пока не пропал, так, надсмешка судьбы!) и дразнили "по пояс деревянный" да "Буратин" - ну то уж детишки прозвали, теликов-то насмотрелись, где Буратин этот деревянный скачет всё.
  
  А дразнились потому,что по деревне слухи шли похабные и дурные, будто мамка его, ну, Любка Прошкина, уж то ли в лес ходила да лешак её снасильничал, то ли... Срамно говорить-то, всякого наболтают... Будто мужик её, Витька покойный, да туда и дорога... Будто эта пьянь подзаборная сучок еловый себе раз привязал да Любку этим сучком-то пользовал, глумился, словом. Однако никто не был при том, свечку не держал, конечно. Наболтать всякой грязи и я тебе могу с три короба, сам знаешь - от дерева человечьих детей не бывает. А только всё, что рассказываю теперь - правда истинная была.
  
  Когда только он родился, говорят - ну, это медичка наша, она же и акушерка, если надо, рассказала подругам по секрету - а уж у баб какие секреты, сам знаешь... да я не ухожу в сторону, городской, ты чего?. Пришёл, попросил рассказать - дак слушай! Да не обижаюсь я, а только не перебивай.
  
  Значит, когда родился он - будто весь как корой покрытый, коростами такими - акушерка чуть не сронила его на пол. А сам молчит - она давай с него кожицу-то сдирать с переполоху, не знает что делать, а он как зареви, живой мол! Тельце-то его всё тёмное, говорила, и пахло от него, как от дерева когда кору дерёшь.
  
  Любка-то, мать, когда показали ей, да дух-то свежего дерева услыхала - чуть не ополоумела, белугой заревела, ей медичка всё нашатырный подносила тогда и капли успокоительные... Чего "короче"? Опять перебиваешь! Ну ладно, наливай давай, там есть у нас? Есть, ну...
  
  Папаня его, Витька, когда Любка вернулась домой с сыном, давай её бить смертным боем, сволота такая - уже и до него сплетни дошли! Потом из дома ушёл и запил пуще прежнего, всё у приезжих ошивался - нерусские у нас шабашили, школу на лето ремонтировали, ну и самогонку да водку жрали временами, не хуже наших, как бригадир ихний отлучится, в город там или куда. Короче, убили его - сам полез на одного шабашника, тот и ножом пырни возьми... Пьянка, пьянка всё. Сельсовет уж потом на похороны деньги выделил, схоронила Любка мужика своего, забулдыгу. Того, кто убил, посадили, а бригада съехала сразу, наши, деревенские, потом доделывали ихние объекты.
  
  И вот, Тёмку этого по селу нагишом-то не видел никто сызмальства - даже и по пояс. Малой был, так Любка, видать, его купала, да в баню, подросши, поди сам ходил - а баня у них своя, справная, была. А так всё в рубашечках с рукавами, да плотно застёгивался, да в штанах длинных, и в жару ничего лёгкого такого не надевал. А коли человек в жару рубашку не скинет - значит, чего-то стыдится, чего-то на теле не того, болячки какие. Сама-то Любка дояркой на ферме всю жизнь проработала, да ещё в медпункте полы мыла - им с сыном хватало на прожитие и на одёжу.
  
  Ребятишки его с детства невзлюбили почему-то - то ли от родителей наслушались баек поганых, то ли сами что чуяли, но только дразнили часто - "Деревянный" да "Буратин", били бывало, хотя он вроде и не вредил никому, не пакостил. Такой тихий весь был мальчонка, и улыбка добрая.. А всё равно, как улыбнётся - и ребятишки замолкали, не дразнились.
  
  Да и взрослые не шибко Тёмку жаловали - от него всю дорогу деревом будто пахло, да слухи-то эти тоже... Я вот да несколько ещё человек его и жалели - кто конфетку даст, кто по голове погладит - дитё же, а уж что там языками дураки треплют - ихнее дурацкое дело. Так вот походя, на улице увидишь, поздоровкаешься с ним - а он улыбнётся, ровно солнышко весеннее засветит. Так-то малец добрый и безобидный, а вот сторонились его многие. Ну а он привыкший уже - как подрос, и время свободное было, летом там - всё по-за деревней слонялся, то в лесу, то на кладбище часто ходил, на папкину могилу - видать всё ж скучал за отцом-то, которого и в глаза не видел. Странный ещё тогда был.
  
  Ну, наливай опять... чего, уже нет? Лихо мы с тобой её приговорили. Мать, мать, слышишь! Сбегай за бутылкой, а? Да не пьяные мы, тут человек приехал, ваши сказки бабские собирать, уважить надо. Вот и рассказываю ему про Тёмку, Буратина нашего, помнишь? Что, сам сходишь? А маркет этот найдёшь? Ну ладно тогда...
  ...Ого, аж две принёс! Лихо! Мать, да не ругайся, лучше вон ещё капустки принеси да с нами посиди.
  
  Вот. А учился он в школе хорошо, у нас тогда десятилетка ещё была - всё грамоты давали. И за это его опять же ребятишки невзлюбили, тут дело известное, не любят тех, кто в отличниках ходит.
  Как взрослее стал, к девкам давай интересы проявлять - а они его тоже всё дразнят, бывало. Одна только Наташка Ковалина, агронома дочка, ему это... как у вас по-городскому говорят... симпатизировала, ага. Ну, он всё около неё вился, и она с ним ходить давай, лет по шестнадцать им было. Да просто ходила, дружили, не подумай чего - тогда такого блядства, как сейчас, у нас не было - это вон теперь молодёжь эти, "егуары", что ли всё жрёт, ну, такие - как брага, да грешат как собачки под каждым кустом. Тогда, при советской власти, спокой был насчёт этого - и старших уважали.
  
  А потом как-то в клубе на танцах ребята его избили, такие ж ровесники его, а её застрамили - давай "деревянная невеста" дразнить. Ну, Наташка заплакала, да до дому побёгла с клуба этого дурного.
  
  А наутро у агронома, Наташкина бати-то, весь забор дёгтем измазали да матюги написали. Тот участковому нажаловался, потом приходит к дочкину ухажёру домой, да с хрена на хрен материть давай: дескать, к моей дочке чтоб ни шагу больше, да распоследними словами всё кроет и его, и Любку, мать-то - а лето было, жара, у всех окна пораскрываны... ты чего мрачный такой стал, городской? Наливай давай, или я сам щас... На вот полную тебе, а то аж лицом потемнел.
  
  Ну вот, окошки пораскрываны, говорю - а на селе бабка Антонина такая была, всё вынюхивала слухи всякие да ровно сорока на всех углах потом пиздела. Вот она и рассказала, что в окошко подглядела - будто, значит, агроном орёт на Артёмку, мать-Любка плачет - а Артёмка сам весь аж чёрный стоит, ну как ты сейчас... чего, плохо может стало, полежишь вон в зале на диване, поспишь?.
  
  И вот, будто, Антонина брехала, у Артёмки на животе рубашка-то прорвалась, и оттудова как щупальцы какие или корни... пучком таким, говорит, метра два, выскочили - да агроному в живот, да за шею душить стали... Дальше Антонина не утерпела такое смотреть - "свят-свят-свят" закричала да бежать! Ясное дело, не поверили сплетнице про эти корни. Так что как там на самом деле было - неизвестно, и чем Деревянный агронома убивал - тоже.
  
  * * *
  
  Короче, потом к Любке с Артёмом народ-то сбежался, как Антонина им набрехала всё это - смотрят, а Любка мёртвая лежит, сердце не выдержало, а агроном Ковалин весь как есть изувеченный, смотреть страшно. Артёмка же пропал, как не было - сбежал, поди, в город. И потом ещё, помню, одного из тех ребят, что Артёмку в клубе били, в тот же день нашли задушенного - тоже, видать, он постарался. А сам Тёмка исчез из села, говорю, и в каких ебенях теперь обретается, даже не знаю. Ну а Наташка, подружка его,как отца схоронили, тоже с матерью от нас куда-то подались.
  
  Вот такая история была у нас...э, ты куда собрался, лица нет! Говорю, переночуешь у меня давай. А-а, на улку решил - давай-ка я с тобой, а то бывает, озоруют ребята по вечерам, побить могут, если не местный. Заодно покажу, где тот дом, ну, где твой тёзка жил.
  
  ... Ух, вечер какой тёплый!. И природы у нас пока живые в селе, шибко не испохабили, как у вас в городе-то - чуешь, какой воздух духмяный... откуда-то свежим деревом доносит, чуешь? Ну, это лесопилка неподалёку, лесопилка стоит в яме, окружённая...
  
  Вон, видишь развалюху? Вот тут всё и случилось - после того там никто и не селился, как Любку схоронили - я бы тоже не стал, по честному. Дом-то прогнил, и никто его не трогает, боятся, хотя времени прошло . Одна липа вон стоит, никто не хочет спилить. Чего лыбишься-то? Стой, я вот теперь тебя узнаю кажется... Тёмка, ты что ли... а вот липа ваша... ох, да ты как столько лет спустя вернулся... я ж вижу, лицо вроде как знакомое!
  Эй, чего творить-то удумал, куртку расстёгиваешь... а рубаха сама рвётся... права Антонина тогда оказалась, что ли... ой не могу, сердце!.
  
  * * *
  ...- Поднимайте старого, ребят, давай-давай... пьяный видать, ну-ка... бля, да он не дышит!. Мишаня, до участкового беги скорее да до медички - буди их, пускай сюда идут, к Буратинову дому.
  
  - Главное, возле дома этого поганого и помер, где Буратин, Деревянный-то жил, говорят. Батя мне ещё малому рассказывал, как он с ним в школе учился и бил часто - а потом этот Буратин вроде убил кого-то.
  
  - Гля, ребзя, на липу... фонарь у кого - посвети-ка...
  
  - А я утром тут проходил - никакого на ней нароста не было, а щас смотри, какой здоровый, как человек стоит...
   - Спилить её к хренам, давно уж говорили, да и халупу снести - людям строиться надо!

Популярное на LitNet.com Кин "Система Возвышения. Метаморф!"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Анжело "Отбор для ректора академии"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Д.Шерола "Черный Барон: Дети Подземелья"(Боевая фантастика) Ю.Эллисон, "Наивняшка для лорда"(Любовное фэнтези) Д.Хант "Три дракона для Фло"(Любовное фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) А.Калинин "Игры Воды"(Киберпанк)
Хиты на ProdaMan.ru Помни меня...1. Альбина Новохатько IАлекс. Покорить доминанта. Рита МейзМоре счастья. Тайна ЛиСлужба контроля магических существ. Севастьянова ЕкатеринаДиету не предлагать. Надежда МамаеваПростить нельзя расстаться. Ирина ВагановаКиан. Любовь слепа. Белая Лилия АльшерНить души. Екатерина НеженцеваТанцы на углях. История одной одержимости. (). Янка РамОдним днем. Ольга Зима
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"