Романчук Иван Васильевич: другие произведения.

Я-демон! Книга 3. Тропы лютых волков.Глава 16. Аинли Трессеор. Исступленная злоба ледяных пустошей.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сложная дипломатическая миссия ГГ превращается в сложную военную.


   Глава 15. Айнли Трессеор. Злоба ледяных пустошей..
  
   Снова путешествие снова тряска и болтанка над рекой. Хорошо хоть склисс взяли крытый, и промозглую кабину не продувало секущим ветром. В заледенелые окна заглядывали горные пики. Их сверкание лишь отчасти приглушала изморозь на стеклах. Я крепко держался за ящик, за удобные узлы крепежного троса. Одна была проблема, ящик бросало от стенке к стенке при диких пируэтах склисса.
   За штурвалом был сам шеф, в ущелье потоки воздуха стали уж совсем непредсказуемыми, и штатный пилот с кучей ушибов, полупридушенный скрученный в узел лежал, в корме чуть было не разбившегося аппарата. На нем восседал старый напарник шефа "Клёкот". Пилот хоть и битый все же изрядно амортизировал ухабы, если не своим искусством, то по крайне мере тушкой. Как я успел заметить Клекот не был расположен шутить ни с кем бы то ни было, ни когда не было. Он сейчас наблюдал за моими жалкими потугами избежать травм. В время очередного кульбита я оказался между ящиком и стенкой. Теперь самортизировал удар и я, хоть и это было очень неприятно.
   Я с яростью набросился на ненавистный ящик, притиснул его на очередном воздушном ухабе к стене, накинул петлю троса на болт, и закрутил. В отверстие в полу загнал кинжал, заклинив дно ящика. Ящик временно стреноженный, успокоился и лишь мирно поскрипывал на пируэтах. Я прислонился к шершавой стенке, уперся ногами в противоположный борт и смог, наконец, обрести относительный покой. На потолке уцепившись за ферму, висела Роа. Все мои мучения с ящиком она мирно проспала уцепившись хвостом за потолок и спрятав мордочку меж передних лап. Для нее дьявольская болтанка была лишь ласковым покачиванием. Вторая зверушка шефа, разумеется обреталась у него в кармане. Подозреваю что и занималась тем же, спала.
   За окном мелькали мороженые скалы, голые скалы, острые скалы, выветренные скалы, и другие вариации на ту же тему. Внизу же, под не защищенным брюхом старого склисса мелькали скалы ледяные. Вздыбленный Раханихал замерзал в движении, ломал свой панцирь и снова вмерзал в воздух.
  
   Наша городская река, покидая город круто поворачивала на север, вгрызаясь в горные массивы. Пересекая безжизненные плато и промороженные каменистые степи. Лишь потом через пять тысяч километров, она сворачивала на юго-восток к океану. Обычно над северными плато никто не летал. Путного там ничего не росло, руд и рядом Арккрассом было предостаточно. А вот таинственные обитатели ледяных пустошей имели обыкновение проявлять свое существование только тем что, экспедиции посланные на север исчезали с завидным постоянством .
  
   Поэтому в нашем сложном пути к речному городу единственным ориентиром была река. По ней то обычно и отправлялись немногочисленные посольства, и многочисленные военные экспедиции. Да что там говорить Арккрасс всегда предпочитал общаться с соседями только языком оружия. Так что за тысячелетия набегов с речным соседом сложились отвратительные отношения. Благо что за пять столетий со времен войны городов, экспедиции стали не столь частыми, Арккрасс замкнулся в себе а все внешние сношения осуществлялись только через клан Бисх. Ну, а Бисх общепринято считался самым миролюбивым кланом. Так что оставалась надежда что к нам речники отнесутся не столь уж враждебно.
   Впрочем, с другой стороны Ларакхцы-океаниты уже пытались договориться о движении караванов, но их и не стали слушать.
   После непродолжительных расчетов, изучения отсутствующих разведданных, поиска сообщений от несуществующих шпионов, очередная военная экспедиция к Речникам была признана авантюрой (впрочем, как я убежден, все предыдущие тоже были авантюрой). Сведения о городе на реке были крайне скудны, и состояли в основном из описании военных экспедиций пятисотлетней данности. За пятьсот лет много могло измениться, и без войны. А вот война по обрывочным сведениям Бисх затронула город речников серьезно, как и Арккрасс.
   Известно было лишь то что до войны город располагался на разветвлении реки, в широкой речной долине, защищенный от северных ветров высокой горной грядой. Жителей до войны в нем было вдвое меньше чем в Арккрассе. Торговал этот город в основном с кланами ледяных пустошей, и поэтому был известным на весь Хаарах источником странных северных диковин. Потому мы и взяли с собой бывшего учителя шефа - Клекота, он то как раз и был уроженцем северных пустошей.
   Я глянул за окно, зловещие скалы, грозили гибелью нам, случись со склиссом что-то непредвиденное. Поглядел на товарища, он отличался от остальных виденных мной демонов очень сильно.
   Если типичный Арккрасский демон, обычно ярко раскрашен, покрыт грубой кожей (или нежной если не повезло), или мехом, впрочем, коротким. То Клекот был покрыт плотными сероватыми жесткими перьями, под которыми угадывался толстый слой пуха. Глаза его защищали массивные складки, на концах его пальцев росли кроткие тупые когти. Вся его фигура плотная, приземистая, казалось, в любой момент готова была пасть на землю. Я спросил его:
   - Как оно, жить на ледяных пустошах?
   Он, казалось, не расслышал моего вопроса. Я подумал, что спросил его о чем-то запретном, и не стал больше ждать ответа. Неожиданно для меня он проскрипел:
   - Холодно, всегда холодно. Когда попадаешь в тепло, то это самая сладкая награда как самая вкусная еда. Впрочем, в тепло я подал пока жил там только два раза. Спать в тепле это привилегия вождей. Мы же простые кочевники знаем лишь холод и очень сильный холод. На холод тратиться много энергии, поэтому пока нет работы или еды надо сохранять неподвижность, и искать всегда укрытие от ветра. Сколько я там жил лишь три дня не было ветра.
   Он замолчал.
   Я осторожно спросил:
   - А сколько ты там жил?
   Он покачал головой:
   - Немного, пятьдесят лет всего. Как только я узнал что есть где то теплые места и где их искать я ушел. Там много таких, которые уходят. Как правило, гибнут, но нет уж, никаких сил терпеть. Страшная тайна для живущих там, то что есть теплые места. Я то дурак по началу верил вождям, что это единственное место пригодное для жизни а кругом пустыня мертвого мороза. А те вещи, которые, иногда имеют вожди и чье происхождение нельзя объяснить обычно. Они говорят, что эти вещи найдены от древних, или в глубоких пещерах вождей. Вождей понять можно, они то привыкли и другой жизни не хотят. А гибель бессмысленную хороших воинов предотвращают. Кланы там невелики всего лишь в десяток-другой тысяч воинов не больше. И рассеяны они по большой территории.
   Он посичтав что рассказал достаточной замолчал.
   Я опять робко уточнил:
   - А что? Там все воины? Такие как ты?
   - Там в клане всегда воины, тот кто не может себя защитить клану не нужен. Никто не станет выделять силу важную в бою на защиту беззащитных. Есть только воины или ученики воинов. У нас, как и в Арккрассе выпадают демоны, неловкие поначалу и беззащитные. Мы смотрим за ними, издали. Если новенький продержался десять дней то мы его берем к себе, если замерз то съедаем. У нас треть еды из неудачников, другая треть из воинов врага, и только треть охота. Уж больно живность скудна, не пропитаться всем.
   - А вы часто воюете?
   - Мелкие стычки происходят постоянно, клан всегда испытывает давление соседей, которые пробуют его границы на прочность, потому то и границ постоянных нет. Но вот война чтобы клан собрал всех своих воинов и пошел на соседа бывают крайне редко. Соседи прознают и навалятся на незащищенный тыл. При мне наш клан никогда так не воевал, но слухи о таком доходили.
   - А как вы воюете?
   - Главное вовремя заметить врага, а лучше раньше его. Тогда первый кто заметил медленно переползает в место где он может устроить засаду. Если удается зовет своих на помощь. Поэтому никто не ходит по гребням гор, сразу заметят. Никто не ходит по ущельям легко устроить засаду. Все ходят только по склону. Если двое, один идет другой смотрит. Оружие, которое метаешь неточно, сильный ветер. Оружие южан есть только у вождей и богатых воинов, они его тоже берегут и на простого воина, выстрел тратить не будут. С длинными копьями неудобно в скалах, поэтому делают только мечи и топоры. Бедные воины выгрызают булавы. Защита из кожи пещерного ревуна, у богатых могут панцири, из песчаного гвараанза собраны. Бить надо с быстротой молнии, потому что враг тоже быстр, но не разогрет. Сидишь в засаде и греешь мышцы, так чтобы тихо. Успеешь нагреть, будешь вдвое быстрее врага. Услышит он тебя или заметит, тоже греть будет, тогда уже кто более умелый тот и есть врага будет. Ядовитые, как Коготь у нас не выживают, врагом не травяться. Разве что новенький, тогда только отравиться можно. А так это хорошо, убить врага, сытость на целую пятидневку. Долю вот только надо в клан относить. Вожди смотрят, кому дать, чтобы клан сильным был.
   Он насупился вспоминая. Я уже побоялся тревожить, уж очень его речь стала примитивна, движения стали резкими, а голос еще больше охрип. Боюсь, еще пара вопросов и рядом со мной окажется дикарь. За окнами темнело, ветер засвистел еще сильнее, и ящик принялся поскрипывать на тросах. Я оторвался с трудом от пола, отодрал примерзший балахон, и протиснулся в узкий люк в кабину.
   За стеклом кабины металась белесая муть, черные скалы уже бросили закатную тень через ущелье. Где-то в вылизанном продутом ущелье ветер сумел найти снежинки и теперь бросал их навстречу аппарату. Я взглянул на шефа. Его лицо было оскалено, глаза напряжены и вглядывались в сереющую картину за окном. Его руки на штурвале совершали в секунду, десятки движений удерживая аппарат в воздухе. Балохон на спине парил оставляя иней на стенке за сиденьем. Я крикнул ему:
   - Мы так никуда не долетим, нам нужна площадка и укрытие от ветра. Ты слишком устал , можешь потерять контроль в любой момент!
   Он прорычал в ответ:
   - А чем ты думаешь, я тут чем занимаюсь! Я уже битый час, ищу пригодную площадку, чтобы брюхо склиссу не проколоть. Нет ничего подходящего...
   Я вернулся в грузовую кабину и сказал Клекоту:
   - Ты нрав здешних мест лучше знаешь, подойди к Когтю помоги площадку найти для ночлега.
   Он встал, прошел мимо меня, проворчав:
   - Площадку то я найду, но ночлега точно не получиться.
   Я остался один, не считая спящей Роа. Через несколько минут склисс выдал особенно изощренный кульбит, и плюхнулся проскрежетав лапами по чему то.
   Я выглянул в окно, темно, ничего не видно, муть крутится и все. Сунулся было в кабину но столкнулся с выходящим Клекотом. Тот сразу принялся ковыряться в багажном отделении. Открыл в потолке люк впустив струю мороза внутрь и так неуютного отсека. Выволок в люк многостовльник Шанс, любовно протер механизмы оружия. Накинул на ствол дерюгу, защитив его от снега и пыли. Вошел Коготь и шатаясь сел на ящик.
   Клекот вздернул меня с пола и прорычал;
   - Займись трапезой и обогревом, у нас не более получас отдыха. Затем принялся выкидывать из багажного отделения ворохи оружия, амуниции. Я вытащил из под пола многогранный шар черного цвета. Установил его на треножник в центре кабины. Выдернул из шара предохранитель и шар стал наливаться багровым свечением, наполняя отсек приятным теплом. Затем, выволок мешок со снедью, и стал раскладывать её на крышку большого ящика-мучителя. Роа немедленно проснулась и стекла на крышку подбираясь к запасам. Шеф выковырял из балахона фляжку и попытался расставить стаканы. Клекот углядев это дело смахнул стаканы со стола мечом и прорычал.
   - Не смей, от этого нас в сон потянет, а если хоть кто то уснет то мы погибнем.
   Он повернулся ко мне и улыбнувшись сказал:
   - Один из тех раз когда я побывал в тепле, это когда мы громили ненароком залетевший к нам склисс, там тоже пытались согреться гравижидкостью. Тогда я впервые попробовал гравижидкость, меня тогда сильно наказали. Гравижидкость привилегия вождей, а не простых воинов.
   Затем с шумом он открыл кормовой люк и выпихнул через него штурмовое шок-копье. Проверил как открываются боковые окна, подтащил к ним ящики с "Клубнями". Затем присел вместе с нами к ящику со снедью, и принялся уписывать за обе щеки.
   Мы с Когтем, ошарашенные, этими лихорадочными приготовлениями нерешительно взялись за еду.
   Клекот ткнул в меня пальцем;
   - Вот ты, писака каким оружием хорошо владеешь?
   Я смущенно пробормотал:
   - Да пожалуй никаким хорошо не владею, так общие представления...
   Тогда Клекот ткнул в Когтя:
   - Вот на хффурга ты его с собой взял, кто теперь его защищать будет!
   Коготь флегматично заметил:
   - Вообще то мы на переговоры летели, а не на войну! Его способности держать оружие при выборе состава делегации особой роли не играли.
   Клекот саркастически усмехнулся:
   - Ну да, а парочку воинов взять, чтобы защищали это мясо, ума у тебя не хватило.
   На что Коготь резонно заметил:
   - Чем меньше народу в делегации, тем меньше её будут воспринимать как опасность. Что ни говори пять, вооруженных демонов воспринимаются иначе, чем три.
   Клекот засмеялся:
   - Действительно три демона гораздо меньше на обед чем пять!
   Я заметил:
   - Не три а четыре... И показал пальцем на пилота скрученного в кормовом отсеке. - Он всяко лучше владеет оружием чем я1
   Оба посмотрели на пилота, тот торопливо закивал головой, да мол, могу стрелять, только не держите так больше.
   Шеф выложил на ящик еще еды и сказал мне:
   - Ай накорми и обогрей своего телохранителя.
  
   Когда пилот приступил к насыщению, Роа встрепенулась и оглянулась в правый иллюминатор. Шеф положил кусок сушеного торитрепанга на стол, поднялся к многоствольнику, сдернул дерюгу впустив к нам холод:
   - Пора, нас уже нашли.
   Я кинулся к окну, как впрочем и другие, но за окном все та же муть. Клекот силясь что-то рассмотреть пробормотал бессвязное проклятие. Да уж шефа с его ночным зрением ему не переплюнуть. Пилот схватил пяток клубней и направился в корму к установленному шок-копью. Клекот крикнул:
   - Не торопитесь стрелять, как только они посчитают количество стволов, их алчность увеличиться вдвое.
   Коготь крикнул сверху из люка
   - Так как говоришь их алчность увеличиться вдвое?
   Клекот пояснил:
   - А так они будут выжидать, пошлют за подмогой, но не за большой. Им делиться не очень то хочется. Если же мы начнем палить вовсю, они соберут всех кого смогут, и наваляться так, чтобы задавить наверняка. Ведь каждому достанется хорошая доля.
   Коготь подтянулся в люке, и спрыгнул куда то вовне. Мы услышали только его удаляющийся голос:
   - Ну так пойду совсем поубавлю алчности...
   Клекот с досадой стукнул по стенке:
   - Вот хффургов хвост, он же не сможет подобраться не замеченным, а они как заметят заманят его в ловушку. Наивный, думает что подобраться к воинам севера так легко?
   Между тем снаружи по прежнему царила тишина. Я шепотом спросил у Клекота:
   - А воины севера хорошо видят ночью?
   Он пожал плечами:
   - По разному, но вот слышат всегда очень хорошо, как нюх отменный без этого здесь не проживешь. А вот на зрение, надеется, когда поднимается ветер нельзя.
   Я призадумался, двигается шеф, конечно, вполне бесшумно. Но вот с запахами проблема.
   Скрежетнул металл корпуса, и через люк обратно ввалился шеф.
   Тот отряхиваясь от снега и пыли заявил:
   - Осторожные ублюдки, не знаю как но учуяли меня и уползли в скалы. Думали что за ними пойду. Как бы не так. Их там десять рыл, обложили плотно. Но драться не хотят, осторожные!
   Клекот ревниво заметил:
   - Ты городской хффург с наветренной стороны заходил? То-то...
   Клекот зевнул и сообщил:
   - Ты их отпугнул, так что у нас есть как минимум час, пока они собираться с силами будут. Уж очень странный противник вышел их гоняешь, и ловушки не лезешь, не нравимся мы им. К тому же они до сих пор не знают сколько нас!
   Коготь схватил со стола кусок , закинул в рот, пробурчал с набитым ртом:
   - А как у них с магией?
   Клекот развел руками:
   - Да никак, своих шаманов кланы не имеют. Так кое-что, редкий воин.
   Крохи, в общем. А вот есть специальный клан в котором шаманы верховодят, вот те конечно сильны. Вчетверо больше территорию держат, чем обычный клан той же численности. Впрочем, я про них, мало что помню...
   Коготь насмешливо спросил:
   - А ты уверен что это не они. - И махнул рукой в сторону невидимых сейчас скал.
   Клекот только пожал плечами. Притушил тусклый биофонарь в к кабине. Воцарилаь полная темнота.
   Мы всматривались в мутные стекла пытаясь хоть что либо рассмотреть. Роа не была сильно встревожена, но и мирной тоже не выглядела.
   Я спросил шефа:
   - Что она чует.
   Коготь присмотрелся к тварюшке и сообщил:
   - Да ничего особенного, животных нет, разбежались, а без них она чувствует не лучше меня. Сиди спокойно, непосредственной опасности сейчас нет. Да и в принципе, если навалятся? мы перелетим в другое место, хоть и с большим трудом.
   Клекот помрачнев тем что у него служило лицом (перья на лице стали топорщиться) заметил:
   - Ночью ветер всегда усиливается, вдвое втрое. А в этом глубоком речном ущелье сквозить будет с такой силой что идти против него станет невозможно. А ты перелететь!
   На это мой шеф ничего не ответил.
   Вытащил Фросю из кармана, насыпал ей в зубастую пасть крошек, скормил две металлические кружки, и две вывалившиеся заклепки.
   Когда, очередная тварюшка из его минизверинца наелась, он обвязал её шнурком сплетя что-то вроде кокона. На что, она отозвалась недовольным урчанием. Роа обиженная, отсутствием внимания, ходила от одного к другому, напрашиваясь на любимую операцию. Кончилось её хождение тем, что мне пришлось взять два ножа, и взяв их вместе за лезвие наподобие скребка начать чесать ей брюшко. Тем временем Коготь взяв спеленутую Фросю выставил её через люк на крышу, намотав шнурок на руку. Его опасения не оправдались, сомик бойко зашлепал по крыше ничуть не боясь ,что его сорвет ветром.
   Я уже давно знал что Шеф видит тоже что и сомик, а сомик видел гораздо больше чем его хозяин.
   Ну, кроме того, было известно, что эта тварь на редкость даже по рамкам Хаарах живуча. Холодным оружием её не поцарапать, наоборот меч отберет и сгрызет. Меч же зачарованный и заклятый сожрет, с еще большей охотой. Заклинания её не берут, магия тоже. В огонь её бросают, чтобы потушить его. В воде плавает как рыба (что впрочем неудивительно если обратить внимание на её форму тела). Кислоты и щелочи воспринимает, как косметические средства, очищающие чешую. Был как то один забавный случай, один из очень крутых воинов, крайне раздосадованный потерей меча улучив момент ловко нанизал её на клинок, воткнув в пасть. Так выяснилось что металл клинка исчезал в пасти с такой скоростью, с которой он туда входил. Одна радость, что тварь эта хоть и весьма скандальная, передвигается довольно медленно, и если ухватить её под головой, ничего сделать не может. Тут одно решение в сумку и к хозяину на воспитание! Толку, правда, с его воспитания...
   Коготь встрепенулся:
   - Кто то идет и их довольно много.
   Клекот уточнил:
   - Откуда?
   Коготь ткнул в сторону правого борта.
   Клекот кивнул:
   - Правильно, наветренной стороны! Теперь все что они кинут или запустят, долетит до нас, а от нас к ним ничего. Впрочем, шок-копьям это не мешает, эта тактика для их оружия.
   Они вдвоем открыли иллюминаторы по правому борту. Ворвался ледяной ветер, я втянул Роа под балахон. От нее ощутимо шло тепло, согрев мне живот. Сквозь распахнутые окна, мне наконец удалось рассмотреть где мы находимся.
   Склисс стоял в пологой воронке вписанной в крутой берег реки. Воронка была явно искусственного происхождения, потому как была относительно гладкой, а местность вкруг напоминала каменный хаос. Ширина этого полуцирка была метро сто, не больше. Но зато к нам никто не мог подобраться незамеченным.
   Коготь влез по ящику в верхний люк устроившись за рукоятями многостсвольника, Клекот выставил в проем окна штурмовое шок-копье. Пилот схватил обычное длинноствольное, а я вытащил из портфеля крипт (После последнего случая на озере Коготь собственноручно выбрал мне личное оружие, и натаскал).
   Серая круговерть вокруг ничего не давала увидеть только края воронки и неясное нагромождение дальше. Оставалось надеяться что Коготь и Клекот, что ни будь, видят.
   Коготь крикнул:
   - Спрячьтесь!
   Мы пригнулись.
   По тонкой стенке кабины бумкнул один удар, затем второй. Потом гулкий звон. Ну а потом удары и звенящие звуки загрохотали частой дробью. Коготь перекрикивая шум сообщил:
   - Их пять-шесть десятков, не больше. И еще те что нас сторожили!
   В проемы иллюминаторов внутрь влетали круглые обточенные черные камни. А в обшивке подветренного борта, хаотично вырастали внутрь склисса тонкие жала - головки стрел вонзившиеся в жесть кабины. Неожиданно позади Когтя выросло из стены копье, прорвав ему балахон.
   Коготь вскочил и сообщил:
   - Они наверняка уже вышли из скал, как я начну, вы тоже присоединяйтесь, будет светло.
   О да при стрельбе из многостовльника вспышки освещают лучше фонарей.
   Коготь обратно влез в люк, вниз полетела дерюга укрывавшая многоствольник.
   На счет два, вспышки ослепили наши привыкшие к темноте глаза даже через проемы. Пульсирующий визг заполнил воронку. Я вскочил и выглянул в иллюминатор.
   Цепочки вспышек резали там темноте не что. Скалы отзывались на попадания багровеющими пятнами, где попадался лед вспухали маленькие облачка. А когда многостовльник попадал в нечто живое, разгорался чадящий костерок. Некоторые из этих костерков с воплями носились по склону воронки. Так как, нападавшие наступали с ветра, то он быстро донес до нас, запах паленой плоти и тряпок. Клекот с азартом стал стрелять, по пытающимся укрыться в скалах дикарям. Гулко лупил из своего старья пилот, и несомненно очень точно. Потому как стрелял он в хаос скал, каждый раз там кто сползал обгорающий. Лишь мне не было работы, на дальность полета крипта никто не успел приблизиться.
   Через минуту азартной стрельбы все утихло. На поверхности воронки осталось два десятка костерков. Воняло немилосердно.
   Клекот с азартом спросил у шефа:
   - Сколько у тебя зарядов осталось? Палил ты довольно щедро!
   Коготь с усмешкой ответил:
   - Никак не меньше чем на три таких стычки. А у тебя?
   Клекот довольно ответил:
   - Еще два десятка дисков, а клубни даже не трогали.
   Пилот, перезаряжая шок-копье, сообщил:
   - У меня еще десяток энерго-кристаллов, потратил два.
   Коготь похвалил его:
   - Ты молодец! Ни одного промаха! Просто снайпер! Может завяжешь с пилотской работой, пойдешь ко мне диверсантом?
   Пилот, потупившись, ответил:
   - Покорнейше благодарю, но я тут оттрубил охотником на Лангх, немало, а до того изрядно воином. Пилотом лучше, стреляют меньше, уважают больше. Да и бывало в своем еще мире, подстрелишь бывало птицу смотришь на её крылья и перья, удивляешься во как летать умеет а я то по земле аки червь. Мечтал летать. Лучше как есть, надоело убивать.
   Клекот не особенно вслушивающийся в речь пилота. Закинул ствол за спину, и вылез в иллюминатор:
   - Пойду, посмотрю на наших противников, что за народ, пока совсем не сгорели.
   Коготь задумчиво покачал головой ему вслед.
   Рывками, перемещаясь по склону Клекот, успешно продвигался к трупам. Его заметили и когда, он наклонился к первому убитому, на него посыпался град стрел. Клекот что-то сорвал с трупа, и рванулся зигзагом обратно. Бежал он грамотно, каким то чудом стрелы падали туда, где он был, но не туда где он сейчас. Он вломился через иллюминатор обратно. Пара стрел, все-таки торчали из его спины.
   Он повернулся спиной к Когтю, и тот с усилием вывернул их ремней униброни.
   Шеф ворчливо заметил:
   - Мог бы и не метаться так, униброня их стрелы держит свободно. Что-то удалось выяснить?
   Клекот бросил на пол, кусок материи, сшитый в нечто мешотчатое. Из грубой ткани, немедленно выползли разнообразные, многоногие паразиты. Роа увлеченно принялась давить их когтями.
   Он показал на грубый рисунок вышитый на нем. Это капюшон-"лахтак" , непременная часть воинского снаряжения. Если есть оружие, есть и "лахтак". На нем всегда на затылке вышивают опознавательный знак клана, чтобы подкравшийся сзади воин не убил случайно своего. Как видишь, тут есть опознавательный символ, но середина из него выпорота. Воин покинул свой клан, и довольно давно.
   Коготь спросил озадаченно:
   - И что это значит?
   Клекот разъяснил:
   - Это не клан, это рейдеры. Такая банда, куда стекаются всякие отщепенцы, слишком независимые воины. Когда у банды появляются знатные воины, то они становятся рейдерами. Кланом без территории. Они обычно меньше по численности, чем клан, до тысячи воинов. И существуют за счет того, что кочуют по границам территорий кланов, собирая все что можно украсть. Мы видимо попали на место ночевки такой банды.
   Коготь промолвил:
   - Ну, так лучше. Их меньше чем клан, легче справиться1
   Клекот возмутился:
   - Ничем не лучше! Клан рассеян по своей территории, и смог бы собрать против нас только тех кто близко находится, две три сотни воинов в лучшем случае. Рейдеры передвигаются компактной группой. И все воины сейчас здесь рядом все пять-девять сотен сколько у них там.
   -Значит же это и то, что они не могут возиться с нами слишком долго, клан уже знает об их присутствии и богатой добыче и тоже собирается силами. Рейдерам придется решить все дела с нами как можно быстрее, иначе у них будут проблемы уже и с кланом. А они, уже слишком много потеряли в первом столкновении, для небольшой банды.
   Я спросил:
   - И что они предпримут?
   Клекот пожал плечами:
   - Такого оружия они не встречали, для них мы очень жирная добыча, наверное наваляться все сразу и вместе.
   Коготь, не говоря ни слова, вытащил, еще одно штурмовое шок копье, выставил в окно подветренного борта. Указал мне на него:
   - За эту сторону отвечаешь ты. Пилот твоя корма! Клекот ты по прежнему на этом борту. Клубни держите под рукой!
   Мы расселись, ничего не происходило.
   Коготь спросил пилота:
   Так ты говоришь, что до того как был охотником у Лангх, ты воевал. А что это были за войны?
   Пилот пожал тем, что у него было плечами:
   - Я не Арккрассец, сюда я попал с отрядом "Кровавые копья"Тхе Сартра еще во войну падения. Когда эттегарцы, разгромили в засаде наш отряд, я уцелел. Прибился к ашиурам. Браконьерили, лет пятьдесят. наверное. Затем Лангх начал наводить порядок на охотничьих угодьях, пришлось пристроиться на ферму.
   - Так что, ты, получается, участвовал еще в войнах падения?
   Пилот кивнул:
   - И не только. Еще до попадания в Хаарах, я был стрелком. Зарабатывал себе на участок земли с домиком и овощами. У нас такая была награда за долгую службу, свой клочок земли, лачуга и молодая самка.
   Коготь кивнул соглашаясь:
   - А из чего ты стрелял, когда был стрелком?
   Пилот с неохотой стал объяснять:
   - Стрелял я тем же чем стреляют эти дикари, стрелами, правда у нас они были гораздо лучше. Не знаю, какие здесь у них луки, а вот у нас были сделанные из специального дерева выдержанного много лет, длинные с мой рост. Я помнится менял их каждые два года, изнашивались быстро. Но, пожалуй, из такого будь здесь не так ветрено доставал бы этих несчастных не хуже этого доброго шок-копья.
   Он похлопал по длинному копью, приложенному к плечу.
   Коготь заметил:
   - Какое старинное у тебя оружие, я такое лишь раз видел, когда тоже был охотником. Изрядно стреляет. Только у тебя лучше выделка. Не уж то еще с той войны?
   Пилот с гордостью произнес:
   - Вот именно, а выделку я сам доделал. Конечно, гнездо излучатель приходилось менять, приклад пару раз, разъяренные гвааранзы ломали. Но в целом это тот же ствол, который мне выдал за отличную стрельбу Тхе Сартр, пятьсот тридцать лет назад. Как сейчас помню - дымиться еще поле боя, трупы не расчищены, ноги вязнут. Подходит командир к трупу вражеского телохранителя, вытягивает это самое шок-копье (Оно тогда простое было без украшений), саморучно очищает от грязи и вручает мне. Сказал он мне тогда пару слов, да я не расслышал, ошарашен был. Повернулся и был таков.
   Коготь помолчал и вдруг спросил:
   - Слушай, а как тебя звали в той жизни?
   Пилот нахмурился, что-то припоминая:
   - Вообще меня в основном по прозвищу называли - Проклятый Глаз. А вот родитель-самка, по рождении, по обряду дала мне имя "Увирлбур". Только меня так, кроме нее, больше никто не называл.
   Коготь задумчиво протянул:
   - А что не родитель-самец имя не дал?
   Пилот удивленно:
   - А откуда ты знаешь, что родитель самец должен быть?
   Коготь усмехнулся:
   - Сдается мне, что мы под одним светилом ходили, да в одного бога верили. Меня ,пожалуй чтобы было понятно Ингвар, называли, имя то знакомое?
   Пилот сплюнул:
   - Викинг проклятый!
   Коготь рассмеялся:
   - Да нет, из восточных земель, да и какая разница, в мое время викингами и не пахло. Семь сотен лет, прошло с той поры как последний "драккар" приплыл в "Англию".
   Пилот спросил сдавленным голосом:
   - И как там "Англия", все такая же зеленая?
   - Я там не бывал, но точно зеленая и благополучная, обильная. Лучше и стать не могло.
   Пилот промолчал, затем тихо прошептал:
   - Я рад...
  
   Шеф насторожился:
   - Кажется, они собрались!
   В грудах скал за пределами площадки вспыхнул разряд шок копья. На крыше послышался визг, и царапанье. Коготь вскочил высунулся в люк, и втянул обратно в отсек Фросю. Остатки шнурка, в который обмотал её Коготь тлели. Самой же Фросе ничего не сделалось.
   Клекот промолвил:
   - Снайперский выстрел, в темноте, да за двести шагов в такой маленький объект?
   Коготь повернулся к пилоту:
   - Увирлбур, сделаешь его?
   Пилот с хохотком отвечал:
   - Да "мавер", пусть только выстрелит еще раз.
   Коготь схватил дерюгу с пола, навесил на копье и махнул перед иллюминатором:
   - Без проблем "сон", только поторапливайся они пошли, а то я с этим снайпером не могу занять место за многоствольником.
   Коготь высунул копье с дерюгой в люк на крыше, как будто сам сел за многоствольник. Опять скалы озарила вспышка. Дерюга загорелась, и коготь выбросил её в люк на крышу, чтобы не освещала отсек изнутри. Пилот не выстрелил.
   Коготь рявкнул:
   - Проклятый Глаз, чего же ты!
   Пилот рявкнул в ответ:
   - Первый выстрел замечают, на второй наводятся, на третий стреляют! Тебя еще учить надо?
   Коготь заорал:
   - А чего ты хффургов сын сказал, "пусть выстрелит еще раз", он и выстрелил. Нашу хитрость увидел, теперь не попадется! А они, между прочим вылезли и уже бегут! Сюда!
   В подтверждение его слов стал слышен топот многих ног и звяканье оружия. Я выглянул в дырку от попадания стрелы. Серые тени неслись безмолвно к нам, сжимая какое то грубое массивное оружие.
   Я, запулил, в ближайшего крипт (благо, для этого, не надо высовываться), и вслед за ним, швырнул "клубень". Вопль отметил попадание крипта, а вот грохота разрыва "клубня" не последовало
   Клекот прошипел мне сквозь зубы:
   - Стержень выдергивать надо, когда кидаешь! Остолоп!
   Затем крикнул Когтю:
   - Будет вам выстрел!
   Схватил шок-копье выскочил в проем и выпустил длинную очередь, в бегущих. Цепочка разрядов пусть и не таких сильных, как от многоствольника повалила несколько фигур на землю. Горящая одежда осветила ряды бегущих дикарей.
   Скалы озарил очередной выстрел, и выстрел с кормы визгнул почти тут же.
   Клекот повалился внутрь отсека с дымящейся грудью.
   Пилот крикнул с кормы:
   - Готово.
   Мы с Когтем кинулись к Клекоту, от него пахло палеными перьями.
   Клёкот схватил Когтя за горло, и оттолкнул:
   - Лезь наверх, тупица, со мной ничего страшного.
   Коготь рванулся к многоствольнику. А мне в затылок влетел вернувшийся крипт. У иллюминаторов уже маячили тени, пока опасаясь лезть внутрь. Их поторопила длинная очередь из многоствольника. Пять дикарей рванулись в окно. Я рефлекторно выпустил крипт в первого. Крипт не успел разогнаться, потому не воткнулся в брюхо, лишь опалил его. Дикарь отшатнулся, помешав влезть двум другим. Клекот извернулся, пальнув с одной руки по двум дикарям, лезущим прямо над моей головой. Те повисли в проеме, неохотно загораясь. С кормы равномерно взвизгивало шок-копье пилота, перебивая веселое пульсирование многоствольника.
   Двое, наконец, оттолкнули раненного и размахивая, в тесном пространстве, большими деревянными лопастями, утыканными острыми кремнями, стали приближаться к нам. Клекот силился встать, я же с криптом в тесном помещении достать их никак не мог. Над нашей головой, Коготь увлеченно лупил по скалам, с которых, ему отвечали выстрелами из шок-копий, к счастью, не столь меткими как раньше. За спиной двух влезших, уже столпилось демонов пять дикарей. На свою беду они не заметили Роа, и наступили её на хвост. Этого делать нельзя было ни при каких обстоятельствах. Вопль рассерженной твари перебил все, и рев многоствольника и вопли поджариваемой снаружи толпы. Бедняги отшатнулись, некоторые даже выронили свое оружие. Рассерженная Роа металась у них между ног, хлеща своим острым копьевидным хвостиком, кусаясь на все, что было живое и перед её носом. Зубы, конечно, у нее были не слишком длинные, но замечательно острые. Коготь, как-то сравнивал их по остроте со своими знаменитыми когтями. В несколько секунд, все неосторожно влезшие, оказались с иссеченными до мяса ногами. Им ничего не оставалось делать, как выпрыгнуть обратно. Роа азартно бросилась вслед за покинувшими её обидчиками
   Клекот опомнился и швырнул им вслед два клубня. Склисс сотрясли уже очень близкие разрывы послышались вопли, стоны раненных.
   Пилот отвернулся от своей бойницы, и рявкнул на Клекота:
   - Не бросай близко, повредишь антигравитационные модули, тут останемся!
   Многоствольник умолк, Коготь перезаряжал его.
   Следующие клубни я бросил как можно дальше, с аккуратно вынутыми стержнями.
   Я залег, и тут же на месте где я только что стоял, высунувшись в проеме иллюминатора, появилась дыра в борту с раскаленными краями. Донесся грохот разрывов клубней.
   К отверстию подполз, Клекот высунул в него штурмовое шок-копье, а меня толкнул к другому борту:
   - Пилот опять снайпер! Гвоздит в борт!
   Пилот не ответил. Я оглянулся, он лежал неподвижно, балахон дымился, а напротив него в борту была еще одна дыра с оплавленными краями. Подскочил к Когтю занятому многоствольником, который перезаряжался довольно таки сложно, особенно когда был раскален.
   - Пилот все!
   Коготь посмотрел на меня как то особенно, затем с усилием захлопнув заднюю крышку, направил ствол на скалы. Склисс трясся от разрывов клубней.
   Многоствольник затрясся поливая скалы в какой то выделенной по неизвестной причине Когтем точке. Фрося сидела у него прямо на макушке вереща, и плюясь. Глянул вниз, где вторая тварюшка.
   Роа сломя голову носилась по кучам тел по камням, кусая зазевавшихся дикарей. Особенно неудачливые, пытались пришибить её своими грубыми мечами.
   Коготь отвлекся на секунду, повернулся ко мне:
   - Иди, присмотри за подветренным бортом.
   Я повернулся по ветру.... И вовремя, как раз, чтобы разглядеть как из дыма относимого сюда выплывают идущие против ветра тени. Эти дикари были не такие, вместо лохмотьев и импровизированных мечей, - были облачены в поблескивающие доспехи, сжимали в руках металлические мечи.
   Я кубарем скатился по лестнице, ухватил рукой сразу три клубня, вытянул другой стрежни, и швырнул их за борт. Прильнул к штурмовому-шок копью загодя выставленному Клекотом. Разрывы вспыхнули, раскидав ближайшие тени. Но для защищенных броней воинов они были не столь опасны, как для тех, драных, с наветренного борта.
   Но и рвануть побежать они тоже не могли, так как еле шли против ветра. Поэтому я принялся обстреливать длинными очередями. Израсходовав один диск, воткнул второй. Посмотрел, но увидел последнюю скрывающуюся в скалах тень. На склоне передо мной осталось лежать пять дымящихся трупов. Я повернулся к Клекоту, тот болезненно скорчившись, короткими очередями добивал убегающих против ветра дикарей. С этой стороны трупов было гораздо больше. Многоствольник, по прежнему, что-то обстреливал в скалах. Наконец замолчал и он.
   Коготь скатился по трапу и присел за ненадежной защитой борта.
   Клекот тоже откинулся, поменял диск.
   Коготь посмотрел в сторону пилота, затем сообщил:
   - Тот второй снайпер ловкий попался, я там все скалы перерыл, кучу народу попалил, а его не достал.
   Как бы в ответ на его слова, в борту появилась очередная дыра, затрещала остывая.
   Клекот ухмыльнулся;
   - Ничего угомониться, у них кристаллы знаешь, как ценятся! Но давай ляжем на всякий случай.
   Через свежую дыру пролезла Роа, спрыгнула на ящик и принялась собирать язычком крошки от трапезы.
   Клекот резюмировал:
   - Банду мы уполовинили как пить дать. Но теперь в таком маленьком числе она не может существовать долго без нашего оружия. Оно им нужно больше воздуха. Теперь у них выбор умереть или захватить нас.
   Коготь протянул недоуменно:
   - Что-то я не пойму? Чем лучше мы воюем, тем хуже для нас? Может нам вообще не стрелять?
   Клекот хмыкнул:
   - Лучше бы было сюда не лететь! Они отчаялись и что-то предпримут в ближайший час. Лучше посмотрите что у меня там, силы теряю быстро.
   Мы перевернули Клекота на спину, стащили остатки балахона. Сегменты униброни в месте попадания из мощного шок-копья старого образца растрескались, и впились в грудь. Потому как в этот момент они были раскалены, то сейчас рана представляло месиво горелой плоти и осколков. Соседние сегменты в ячейках амулетов тоже были поплавлены, но целы. Они нанесли только ожоги.
   Коготь посмотрел на рану друга и присвистнул:
   - Тебе к целителю надо, я тут ничего не смогу. Разве что выковырять когтями осколки, но не уверен, что тебе от этого станет лучше.
   Клекот поморщился:
   - Ладно потерпим, жалко только что с этой раной я не боец. Было у нас три бойца а остался один...
   Шеф возразил:
   - Ай, тоже молодец, остановил наступление с тыла, да и тебе немного помог!
   Клекот согласился:
   - Ладно, мы с ним вдвоем составляем полбойца.
   Между нами вспыхнула очередная дыра в бортах. Снайпер не унимался.
   Коготь посмотрел в его сторону:
   - Роа, что ли на него послать?
   Клекот замотал головой:
   - И не думай, они найдут способ её обездвижить! Имей ввиду самые сильные вониы скорее всего уцелели почти все, так что расслабляться рано.
   Коготь глянул сквозь люк в крыше:
   -Сколько думаешь до рассвета?
   Клекот покачал головой:
   - И полночи не прошло.
   Мы посидели в молчании еще немного времени.
   За это время снайпер успел выстрелить еще пять раз.
   Коготь прислушался к своим ощущениям, отправил Фросю на крышу, где на неё начал охотиться тот же снайпер.
   - Они собираются опять , все на наветренной стороне. Что-то копошатся за камнями.
   Мы прильнули к дырам, но сколько не силились ничего разглядеть не смогли.
   Что они делали, стало ясно через несколько минут. Массивная глыба покатилась по склону, проехала в нескольких метрах от носа склисса, плавно свернула и укатилась в сторону неясно белеющей реки. Всем стало ясно, что станет со склиссом, когда такая махина попадет в борт. Склисс точно никуда не полетит! И добыча не сильно попортится.
   Шеф встал, оправил уже изрядно подпаленный балахон, нагрузил карманы клубнями, накинул капюшон. Вытянул мое штурмовое шок-копье.
   - Знал я, что этим кончится. Надо идти к ним, поговорить лицом к лицу. Не уверен, что разговор будет тихий.
   Глянул опять на мертвого пилота, и выскочил в иллюминатор.
   Как ни старался снайпер, рваные движения шефа совсем сбивали прицел.
   Кроме снайпера никто не стрелял.
   Вскоре он скрылся в скалах.
   Послышались отдаленный говор шок-копий и его штурмового копья. Пару раз слышалось уханье клубней. Затем целый час тишины.
   Роа обеспокоено топталась в окне. К счастью снайпер нас уже не беспокоил.
   Вдруг Роа схватила мирно дремавшую Фросю за загривок, спрыгнула вниз и понеслась к скалам.
   Вскоре в скалах несколько раз слышался гневный крико-рев Роа.
   Небо на восходе стало светлеть, и ветер так и хлеставший поутих. Скалы стало затягивать чем то белесым, посыпалась снежная крупа. Трупы раскиданные по воронке стало укрывать тонкой пеленой. Снегопад валил все сильнее, и сильнее.
   Мы тихо переговаривались с Клекотом, держа под рукой уцелевшие клубни.
   Неожиданно для нас скрипнул металл, и в иллюминатор взобралась Роа. Замерзшая он влезла тут же мне под балахон. Фроси с ней не было. Я услышал скрип снега рядом со склиссом. Приготовив крипт, я осторожно посмотрел. Это шел Коготь, пошатываясь, опираясь на шок-копье. Я помог ему влезть в отсек.
   Он был весь изрезан, Фрося устроилась у него на плече и что-то ворковала успокаивающее. Потеки крови на полу дымились входя в соприкосновение с металлом.
   Клекот обеспокоено посмотрел на них и сказал:
   - Ай, перевяжи его, побыстрее, а то его кровь, проест нам антигравитационные модули.
   Я снял шефу балахон, и был ошарашен, количеством ран на теле. Какие-то, доходили даже до костей.
   Клекот заметил с пола:
   - Со знатными воинами схлестнулся?
   Коготь мотнул головой утвердительно:
   - И можешь не дежурить, они ушли, пока есть надежда избегнуть отряда клана.
   Затем оторвал мои руки от себя:
   - Ай! Сможешь управлять этой штукой?
   Я посмотрел на него внимательно и понял что второго пилота у нас не будет как минимум на неделю.
   - Дальше река идет на юг и выбирается с пустошей, тебе будет полегче. Да и ветер поутих. Я тебе дам Фросю она тебе будет подсказывать, куда лететь чтобы не врезаться. Ей снегопад не помеха.
   Я в принципе знал как управлять склиссом но никогда не пробовал. Говорили что чувство направления в склиссе обманчиво, и очень легко на нем перевернуться. А для склисса это смерть.
   Я прошел на пилотское место, а Коготь пошатываясь скользкий от крови присел на пол рядом.
   Он сказал:
   - Все очень просто, главное этот рычаг, и этот переключатель, ну и еще эта ручка. Остальные приборы для тебя лишние. Переключателем включаешь антигравитационные модули. Рычагом балансируешь в воздухе. Ты когда ни будь балансировал на одной ноге? Ну вот, тоже самое. Наклоняясь вперед, мы двигаемся по курсу. Так как склисс длинный ,то безопасно можно наклоняться только вперед и назад. Вбок легко опрокинуться, поэтому боковые движения только для балансировки. Нажимаешь рычаг вниз, тяга антигравитационных модулей увеличивается, вверх садишься. Этой ручкой крутишь подкачивая гравижидкость в модули. Когда Склисс начинает трястись, это означает что давление ёё мало. Когда ручка сама начинает шевелиться, значит велико, крутишь ручку в обратном направлении. Вот и все!
   Он посадил Фросю на разбитую рамку стекла в носу кабины.
   - Фрося будет тебе показывать хвостом, куда лететь, выше ниже следи за ней и ни во что не врежешься. Ну давай взлетай, а то сейчас отряд клана придет, я их уже чувствую.
   Я сел на неудобное пилотское кресло, пошевелил ручкой. Затем как сказал Коготь переключил тумблер. Склисс пошевельнулся.
   Я нажал на ручку , и Склисс болтаясь попытался оторваться от земли. Я немного по балансировал, и вспомнил что мне Коготь еще кое что не объяснил. Но догадался сам. Покрутил штурвал вокруг оси и Склисс развернулся в сторону реки. Двинул штурвал чуть вперед, и точно скатываясь с горки. Склисс пополз, дергаясь, вперед. Взялся за ручку покрутил, Склисс задергался сильнее. Не туда, покрутил в обратную сторону, Склисс полетел плавно. Фрося впереди меня гневно заверещала.
   Ах да совсем забыл, повернул, туда-куда указывал нервно дрожащий хвостик.
   Я осмотрелся, совсем лишнее действие. Земля скрылась из вида, кругом белая муть, снег сыплется сквозь пробитые стекла.
   Коготь улыбаясь смотрел, как я управляю склиссом:
   - Да ты прирожденный пилот Ай! Как тебя занесло в бюрократию?
   Я спросил у него:
   - Что там было в скалах?
   - Сначала ничего особенного, нашел дикарей которые отламывали глыбы, кинул в них клубни, они разбежались. Потом принялся охотиться на снайпера. Ловкий парень, пока его ствол не был разрезан когтями на куски, отмахивался, им очень виртуозно. Когда оружие потерял вышел было из боя, но я плюнул в него по старой привычке. Он обиделся вернулся взял нормальный меч. Ну с нормальным то мечом я драться привык, не то что с импровизированной дубиной из шок-копья. Пока его добивал, пришло еще таких десять.
   - Окружили, наблюдали.
   - Я, кое о чем догадывался, пока дрался с первым, но как принялся рубиться с этими, то дошло окончательно.
   - Эти ребята, "знатные воины", обладают отличным чувством опасности. Как они его развивают не знаю, но ближнем бою у них оно работает не хуже моего.
   Видимо он что то прочел на мое лице и поторопился пояснить:
   - В свое время , как только я попал в этот мир, мне удалось случайно найти камос. Я не знал как им пользоваться поэтому его дар был случайным. Он меня наградил вовсе не бесполезным чувством настигающей опасности. Повезло, понимаешь ли, а то мог наградить ловкостью в поиске паразитов!
   - Ну так вот у этих парней есть что то подобное, и я совершил большую ошибку сблизившись с ними. Хоть Танцоры они не такие хорошие, но хоровод они против меня хороший сочинили. Как только пытался вырваться из их круга, получал рану. Я уже стал выбиваться из сил.
   - Хорошо Роа Фросю принесла. Во втором зрении я увидел связь воинов и смог подстроиться из последних сил. В один из моментов я неожиданно для них стал частью их хоровода, ну а затем они сами его разорвали. Дальше пошла честная рубка. Ну или почти честная, когти у меня не тупятся и не перерубливаются, в отличие от их мечей.
   - Правда вот странная вещь произошла под конец. Я уже собрался уходить , как к их телам подошел один из этих, ну драных дикарей. Он что-то собрал у мертвых воинов, (я не понял, что) и бросил в меня. Я, ничего не почувствовал, как будто это было нечто невесомое...
   А оставшиеся в живых дикари, повернулись, и ушли, в скалы, ничего не сказав.
   - Вот такая вот история.
   Он встал, и ушел в пассажирский отсек, оставив на полу потеки крови.
   Я вел Склисс ориентируясь на хвостик еще несколько часов, и не заметил как тучи разошлись и стало возможно рассмотреть над чем мы летим.
   Скалы с северной стороны реки перестали быть столь неистовыми в своей грозности, а превратились просто в скалы. С южной стороны берег реки переходил в всхолмленную равнину. И только чуть далее и отстоя от русла в пару десятков километров, высилась инородным телом, огромная гора, подпирающая брюхо облаку. Бока её были так круты, как я не видел в никогда.
   Коготь уже перевязанный, и видимо накормленный ввалился в кабину.
   Он кивнул на гору:
   - Она подойдет, правь на неё.
   Я крикнул ему вслед:
   - Подойдет для чего?
   Но он уже не слышал.
   Я пожал плечами, и направил Склисс вверх и на гору. Вскоре, Склисс погрузился в недра облака, Фросе опять нашлась работа.
   За спиной слышалась неясная возня.
  
   Через полчаса склисс, вырвался, наконец, из влажных объятий облака с натугой, весь обросший инеем.
   Пик со срезанной наискось вершиной высился перед нами. Я завел Склисс по широкой дуге. Коготь опять влез в кабину, и махнул на крохотную площадку чуть ниже вершины.
   Мы сели, я повернув ручку выключил антигравы. Коготь в новом запасном балахоне выпрыгнул на скалу.
   Было удивительно тихо, хоть и холодно. Пик возвышался среди облаков застилавших землю одинокий и сияющий льдом. С восхода над миром нависая, сияла не грея небесная дуга. Во все стороны насколько хватало глаз, ниже нас ковер облаков и ничего больше.
   Коготь сказал:
   - Хорошее место!
   Затем, не говоря ни слова, отошел шагов на пять и стал резать скалу под ногами когтями.
   Я заглянул в кабину и спросил Клекота:
   - Чего это он?
   Тот лишь пожал плечами. Роа подошла к Когтю села рядом и стал что то ему ворчать. Он не отвечал. Камни только и летели в стороны.
   Вскоре, стало ясно, что он вырезает в скалах прямоугольную нишу.
   Закончив работать он отряхнулся, ушел в Склисс и вернулся, неся тело пилота завернутое в тент от склисса. Уложил его в нишу.
   Стал нараспев говорить что-то на странном языке.
   Судя по паузам, это был какой-то стих.
   Стал рядом с ней, бросил один камень постоял. Затем сгреб туда куски льда и камней. Вытащил шок-копье, пальнул в эту кучу.
   Лед расплавился, и камни утонули в жиже.
   Стало понятно, для чего он это сделал, через час мороз скует эту смесь, и она надежно закроет тело, но вот зачем?
   Затем он вынес из склисса, шок-копье погибшего пилота, с приделанной к нему поперечиной из меча.
   Получившийся крест он воткнул в начало ниши, и укрепил камнями.
   Откинул капюшон, несмотря на мороз и постоял немного.
   Затем залез в Склисс сел в кабину и поднял его в воздух.
   Перед тем как улететь мы еще описал вокруг пика, три круга.
   До самого вечера, он не проронил больше ни слова...
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"