Романчук Иван Васильевич: другие произведения.

Я-демон! Книга 3. Тропы лютых волков.Глава 17.Хратт. Пиршество Шакалов.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Предсмертные конвульсии Цестарарра, и зарождение новой дружбы самой странной в истории.


   Глава 17. Хратт. Пиршество шакалов.
  
  
   Туннель, был как и все здесь, вонюч грязен, и пропах дымом. Каменный выступ за которым я укрылся, содрогался от попаданий. Станковый молниемет, не мог пробить сверх-крепкую руду. Вот у стрелков кончилась обойма, и в огненных плевках появился пятисекундный перерыв. В клубах пыли и дыма, от порядком подплавленной руды, я метнулся вперед, за следующий выступ. Прицелиться в мутную фигуру, мелькнувшую в мути же, штурмовикам не удалость, и несколько хилых разрядов прошили воздух лишь в опасной близости. Последний выступ был мелковат, и отлетающие от залпов крошки, барабанили по остаткам подаренной Суллой брони, на руке. Обойма маарвернского станкача вмещала в себя восемь десятков энергокристаллов. Учитывая что одним кристаллом можно питать строп в течение целого дня, а десятком склисс, то очередь выпущенная во все утончающуюся скальную перемычку, стоила Маарверну весьма дорого. Я некстати успел вспомнить, что уже не встречаю на позициях Маарвернцев россыпи разряженных кристаллов. Видимо собирают, не то что раньше. Война еще не разгорелась как следует, а Маарверн уже начал экономить. Или только эту группировку плохо снабжают. Пока в голове бродили лишние мысли, я успел углядеть на потолке металлический крюк, наверное, он служил у древних рудокопов для подвешивания фонаря. На вид крюк был еще крепкий.
   Последний выстрел из обоймы, все-таки проломил перемычку, еще бы стрельба велась почти в упор.
   Медлить было глупо, я вскинулся к потолку, зацепился рукой за крюк, по инерции метнулся вперед. Запоздавший залп расплавил крюк в следующую секунду. Я же уже катился по земле. Успел увидеть, как второй номер расчета энергичным движением вгоняет круглую обойму, и больше он ничего не успел. Меч вышел из его спины с другой стороны и застрял. Ну не беда, у меня есть еще три. В лежащем положении мне были доступны только ноги противников, но уж на них я отыгрался. Троих я подрезал, двое же отстрелили соседям стопы в попытке достать меня. Лишь первый номер как всегда, массивный и хорошо забронированный, сумел отбиться от первого наскока.
   Я вскочил к стене. Путаясь ногами в трупах, места для долгого танца было мало, я развел мечи широко в стороны. Первый номер, как оказалось маарвернский лейтенант, вытащил из-за спины, длинную жердь густо усыпанную шипами. Она в ту же секунду прогудела воздухе, у самого моего уха. Если бы я не увернулся, она бы прогудела у меня в мозгах. По моему затылку, больно хлестнули осколки стены разбитой попаданием этой дубины. Я рванулся вперед, в надежде достать оппонента, пока его рука ушла далеко в замахе. Но как назло споткнулся об зыбкий труп, и упал на колено. Как оказалось это то меня и спасло. Потому как противник, вместо того чтобы остановить широкое движение, и начать новый размах, перехватил немыслимым образом свое длинное орудие, и продолжил движение другим концом, хоть и недалеко но очень метко. Уже кое что подозревая, я рванулся тут же в сторону. Труп на котором я лежал звучно чвакнул, обрызгав меня чем то. Этот тип с дубиной опять удачно продолжил замах переведя его в вертикальную плоскость. Еще один кульбит и наконец разорвал дистанцию, всего лишь на полметра но уже можно перевести дух.
   Тип, шагнул в мою сторону, звякнув броней. Я стал высматривать лазейку. Противник был закован в броню до самых глаз, и броне была не стандартная маарвернская, а что то невиданное усеянное щипчиками, и разнокалиберными крючочками. Тип опять сократил дистанцию, и мне пришлось отступить на шаг. Новая серия замахов, ошметки камней осыпают открытые участки тела, царапая старые раны. Однако этот тип хитер. С его оружием не повернуться в тесном туннелю как следует, но он использует удары об стены для прерывания движения, и отскок используется для нового. И конечно очевидно он заметил что мне неуютно под градом осколков. А вот подобраться к нему нет никакой возможности. Его оружие легко достает до потолка, и перекрывает туннель вширь, достать огнестрел времени у меня тоже не будет, тем более не факт что его броню я пробью с первого выстрела. Да и вообще этот тип помахаться не прочь не то что обычный маарвернский пехотинец. Маарвернцы рукопашной подготовке вообще слабо уделяли внимание, основное внимание сосредотачивая на поведение в строю, и коллективное противодействие магии, да и во взаимодействии с тяжелой техникой они были на диво хороши. Но тут в туннелях их преимущество пропадало даже в сравнении с Цестараррским пехотным мясом. Цестараррцы, не стали много тратится на обучение своей наспех собранной пехоты, не стали возиться и с экипировкой. Пехота цестарарцев , плохо и редко стреляет, почти беспомощна в одиночку и рассыпном строю. Но вот их средство защиты! Кто у Цестараррцев был ума палата не иначе. Цестараррский щит это нечто! Хоть и тяжелый, как мантелет, зато скрывает пехотинца с головы до пят, а уж смыкать их пехотное мясо научено идеально. Отдачи от попаданий не чувствуется, заклинания не проходят, не плавиться и не горит, может пропустить через себя голема, не погнувшись. Цестараррец за него держится, даже умирая. Еще бы, за то, что потеряешь щит расстрел на месте, или в тактические пророки определят. Вот щитоносцы и оказались главной силой что держат туннели. Ну а мы "эттегарский легион", как назвал нас Сулла перед выходом, выезжаем конечно за счет того что мы не оставляем врагу ни одной ошибки без немедленного наказания. Вот и сейчас мы занимались тем что сметали подземные заслоны, оттягивали силы Маарверна на удержание уже занятых территорий. Занимались вот пока я не наскочил на этого забронированного мастера тяжкой железкой махать.
   Отступая шаг за шагом , я приметил очередной выступ, за которым я прятался несколько минут назад. После очередного замаха, я метнулся за него, а противник не заметивший его в тени, оставил промежуток в очередном движении. Мне осталось проскользнуть за его дубиной, и почти обнять его в друке на близко дистанции. Лейтенант попытался использовать свое оружие, буквально обтерев им пространство вокруг себя. Но я взвился над его головой, и вогнал один из мечей в щель между утопленным в доспехи шлемом, и широкими пластинами наплечника. Вогнал и сам запнулся об собственный мечь, кубарем слетел за спину противнику. Неторопливо откатился, в сторонку, ожидая падения тяжеловеса. Однако ухо загорелось раскровяненное шипами дубины.
   .
   Уже недоумевая откатился опираясь на мечи, вскочил и пришлось скрещенными попытаться отразить следующий удар. Мечи в откате зацепились гардами, металл звякнул, гарды отломились зацепившимися частями, а я кубарем покатился, уже довольно далеко и опять в кучу трупов. Непохоже что мой зачарованный меч на него действует, нормальный демон уже давно бы упал дымясь
   Хорошо что далеко, следующими ударами упорный Маарвернский офицер достать меня не мог, и теперь неловко поворачиваясь двигался ко мне. Свое оружие он уже держал одной рукой, вторая с той стороны где я вогнал в доспехи меч (так и торчащий) шевелилась с трудом.
   Он остановился выжидающе смотря на меня сквозь толстое стекло-броню забрала. Лица я его не видел, но чувствовал что он готов сражаться и сражаться. Я попятился назад от кучи трупов, он шагнул в нее. С расчетом что его подвижность будет ограничена, я подпрыгнул ударил ногой об стену, жердь-булава, проскользнула подо мной, ухватившись рукой за его бронированную бревнообразную конечность, кувыркнулся, встал на ноги, и вогнал меч снизу вверх под широкую бронированную юбку. Из под маски послышалось низкое сипение. Затем следующим движением меня локтем вогнали в стену.
   Я тут же пригнулся, и снова дождь осколков. Мечь к сожалению остался торчать там куда я его с таким трудом поместил. Теперь у меня оставался один, уже изрядно потрепанный клинок.
   Рана видимо причиняла ему большие неудобства, потому как вместо того чтобы нанести мне еще один удар, он откинув руку с монструазной-булавой на две секунды остановился.
   Мы схлестнулись снова. Теперь он был осторожен, и широкими метущими движениями, отбрасывал меня от своей брони. Принимать его оружие на свой меч было глупостью, потому приходилось стелиться по стенам, цепляется за крюк на потолке, прижиматься к углам. Наконец улучив момент, я вонзил свой меч снова, уже в щель на боку, меч опять застрял. И теперь я понял почему.
   Многочисленные крючочки, и щипчики, поддавшись лезвию плотно сжались вокруг него, намертво заклинив. Оставшись с голыми руками, хоть и четырьмя, я обессилено отступил назад. Позади, был коридор. Уводивший в глубину вражеских позиций, та часть коридора, откуда я пришел, осталась за спиной лейтенанта, как и все огнестрельное оружие, мне оставалось бежать в глубь территории занятой врагом. А про возможность выжить там без оружия, я иллюзий не питал. Я же не "Коготь" в конце концов!
   Убежать было несложно, подвижность у противника с тремя торчащими мечами была крайне ограниченна. Стоп! Убежать то можно, но зачем далеко?
   Подняв увесистый камень я метнул в Лейтенанта. Глыба глухо ухнула, попав по шлему. То нетерпеливо мотнул головой и направился ко мне.
   Я отошел шагов на десять и метнул новую, он успешно её отбил, расколотив в несколько кусков, я поднял следующую, эту он тоже отбил, но с трудом.
   Следующие полчаса проходили однообразно. Я сыпал дождем камней, а он пытался их все отбить, не отбивать их совсем он не мог. Потому как я целил в рукоятки своих мечей, и удачное попадание валило его на землю, но отбив ему дорого стоил. Догнать он тем более меня не мог. А огнестрельного оружия мы оба не имели.
   Сейчас он стоял, опершись на свою палицу, и тяжело сипел. Очередная глыба ударившая в макушку, сильно его покачнула. Собравшись силами он очередной раз рванулся ко мне, внезапно содрогнувшийся пол сбросил и меня и его на пол, фонарь, благополучно переживший все наше противостояние упал вместе с крюком на пол, и разбился. Светлячки весело разлетелись по туннелю, и наступила темнота. Я покопался в карманах и нашарил один слабенький аурический амулет. Сломав запирающую руну, слегка осветил туннель. Враг лежал недвижимо.
   Опять туннель содрогнулся, судя по направлению это было где-то позади в стороне Цестарарра. Потом по туннелю понесся многоголосый вой.
   От этого воя у меня кровь застыла в жилах. Я его слышал не раз.
   Выли оставшиеся в тоннелях бойцы обоих сторон. Маарверн закрывал проблемный сектор, подрывая все туннели.
   Уже в ходе осады, Маарвернцы разработали новый артефакт. На поверхности устанавливался особая пластина фокусная линза. На нее наваливали энергокристаллы, а если хотели узкого воздействия, то расставляли в определенном порядке. Затем это все подрывалось, и все подземные полости под пластиной уплотнялись. Так как полостей в окрестностях Цестарарра было множество, то зачастую место использования этого артефакта выглядело как глубокий провал. Метод страшно дорогой, но весьма эффективный. Обычно в день Маарверн не мог произвести больше двух десятков подрывов, и то оставив на голодном пайке всю артиллерию и големов. Об авиации речь не идет, так как Цестараррцы, напрочь, прекратили активность Маарвернской авиации.
   Так вот сейчас я чествовал активацию артефактов линз. Земля скрипела и визжала, клубы пара от перегретых горных пластов наполнили туннель.
   Это был конец, если тоннелю и повезет и он не окажется уплотненным, то уж во всяком случае, выхода из него не будет.
   Я сел у стены. И обхватил голову.
   - Эй, эттегарец...
   Я прислушался? Неужели мне почудился сипящий голос.
   - Да ты слышишь меня...
   Я пригляделся в слабом свете, увидел что тело лейтенанта слегка пошевельнулось.
   - У меня к тебе есть одна просьба...
   Я подошел к груде доспехов, и примерился вытащить мой меч.
   - Да не торопись ты, чуть погодя меня прикончишь. Выслушай сначала.
   Ладно не будем торопиться, выслушаем...
   - Ты эттегарец, великий воин, я таких и не представлял себе. Ты оценишь мою просьбу, и наверняка исполнишь её...
   Я пожал плечами:
   - Смотря какую.
   Он выкатил, из под себя, свою жердь-булаву:
   - Это оружие, оно очень древнее... Оно со мной долгие годы, верно служило, сокрушило множество врагов. Его не берет ни огонь, ни магия, ни ржа. Мне будет страшно жаль если оно сгинет вместе со мной в этом подземелье... Вынеси его наверх и подари кому нибудь, для тебя оно слишком тяжело. Или продай, делай, что хочешь только не дай сгинуть...
   Я хохотнул:
   - Оно не сгинет, с тобой так сгинет со мной, туннель завален!
   О просипел:
   - Завалено все вокруг, но не то что над ним. Мы как раз охраняли вертикальный штрек который должны были доделать рабочие, сегодня вечером. Над подняться по нему и выбить несколько ладоней грунта, инструмент там должен быть... Все, теперь можешь добить меня.
   Я отвернулся и нырнул в туннель, да действительно, там что то я примечал, вроде ступенек, только в горячке боя было не досуг. Вслед неслись бессвязные проклятия маарвернца.
   Быстро найдя штрек, я вылез по нему, на добрые десять метров вверх, в конце обнаружилась узкая клетка, подпертая клиньями, в которой на подвесе болталось массивное долото. Влез внутрь, нашел свежий вфонарь на куске смолы, прилепил себе на плечо и осмотрел потолок над клетью.
   Вот хффурговы бездельники, сплошная скала!
   Тут камень слегка завибрировал, я приложил руку к нему и к стене тоннеля. Камень вибрировал, а стена нет. Значит, действительно до поверхности осталось не более метра, раз проезжающий строп чувствуется.
   Я прикинул вариант подорвать скалу, было несколько щелй куда можно было спихнуть энергокристалл. Однако куда удрать от взрыва, не факт что я могу так быстро спуститься, к тому же обломками может завалить штрек.
   Я спустился обратно, маарвернец все еще проклинал меня, но сколько я не светил ни одного завалящего энергокристалла в в туннеле не заметил, а позиция станкача, с трупами была завалена обвалом. Вообще, как удалось понять, у меня в распоряжении был участок тоннеля метров тридцать длиной, и все тот же злополучный штрек.
   Я остановился около полудохлого офицера. Взял его тяжеленную дубину, и рассмотрел её наконец подробнее.
   Имела эта цельнометаллическая штуковина около полутора метров в длину. В основе это был граненый цилиндр. Приблизительно одна треть была покрыта поперечными рядами пирамидальных шипов. Потрогав их, я понял что они насажены на кольца которые крутились вокруг древка. Получалось как бы пачка металлических звезд на стержне. Шипастую сторону увенчивал шипастый же шар-звезда. Толщина шипастой части была сантиметров десять. Затем сразу за шипастой частью, шла первая рукоять, прикрытая вращающейся же чашкой-гардой, затем просто металлическая часть, и на двух третях длины второй участок рукоять. Завершало это оружие убийства последняя треть выполненная в виде массивного копья, с пирамидальным наконечником.
   Выглядело это все очень странно, без всяких узоров, плавных переходов, участков заточки, просто идеальные грани, прямые линии, серый металл. И ни одной царапины. Такого оружия я не видел никогда. Даже возникало ощущение, что это не оружие вовсе, а какой-то диковинный инструмент.
   Весило это чудовище килограммов этак двадцать пять, и не удивительно, что оно разносило стены крепкой руды как мягкую глину.
   - Нравится? Бери себе. - Иронично заметил маарвернец. Было чему ему иронизировать, если эту штуку, я двумя руками с трудом на весу удержать еще мог, то уж размахивать ею никак.
   Но прикинул, она будет лучше, чем то, массивное долото, каким орудовали рабочие, тем более долоту требуются энергокристаллы которых у нас нет.
   Я вытащил из кармана тонкое лезвие, и наклонился к врагу.
   Он просипел:
   - Возьми нож покрупнее, этим меня не убить.
   Я не обратил на его слова ни малейшего внимания. Бедняге было не досуг что мои зачарованные мечи, отравляли его организм. Пошевелил между пластинами лезвием, нащупал замки, грудная пластина отвалилась, высвободив мой меч. Выдернул его из раны, обтер от крови и закинул в ножны. Затем отстегнул шейную пластину, выцепил второй, отодрал запекшуюся кровь и закинул тоже в ножны. Одежда под доспехами пропиталась кровью, и парила. Отстегнул нижнюю пластину, вытащил последний меч, четвертый остался в завале под камнями. Затем помедлив минуту поотцеплял все оставшиеся броне пластины. Последним снял шлем.
   На меня смотрел крайне мрачный тип, бурого цвета физиономией, с маленькой нашлепкой в центре лица, складным костистым ртом, и большими фасетчатыми глазами. Не люблю демонов с такими глазами, они ничего никогда не выражают, и не очень хорошо видят вдаль. Но мрачную физиономию, здорово оживляли раскидистые уши, каждое размером со всю голову. Он уставился на меня с выражением долженствующим изобразить отчаянную решимость, уши напряглись и развернулись. Клок шерсти между ними встал наподобие хохолка. От этого зрелища я покатился по полу...
   Он от злости заскребся и заорал:
   - На себя посмотри урод. - При этом его рот вытянулся в трубочку, что не добавило мне равновесия.
   Я с трудом встал, похлопал его по плечу, но он гневно отбросил мою руку:
   - Так ты передумал умирать? Может поешь? - И я протянул ему сверток с моим пайком.
   Он потупился, уши опустились к плечам, отчего я снова прыснул. Уши налились красным цветом.
   Я уже не выдержал и отвернулся к стене содрогаясь от смеха!
   - Тебе лучше шлем не снимать...
   Он буркнул:
   - А я тебя и не просил снимать... Да мне и начальство запрещает... после чего он ухватил сверток и засыпал его содержимое в рот.
   - Вкусно... Нас, давно какой то бурдой кормят, от нее понос. Чего ты меня не прикончил? Теперь это будет тяжелее...
   Я пожал плечами:
   - Ты второй по силе противник, которого я встречал в своей жизни... Я бы тебя не стал убивать как только ты перестал мне мешать, мне это стало не нужно. Но из этой норы я без тебя не выберусь. Отсюда и кормежка...
   Он глянул в конец коридора:
   - Что штрек незакончен?
   - Ну что-ж пошли глянем.
   Припадая на одну ногу, он пошел вслед за мной. Мы оба остановились у устья штрека и заглянули наверх.
   Лопоухий лейтенант присвистнул, глядя на вертикальную нору.
   - Если я туда полезу и чудом не сорвусь, то сил работать у меня не останется. Ты уверен, что нашел лучший выход, как там тебя?
   Я спохватился:
   - Ах да я же не представился, Хратт.
   Он нахмурился, уши чуть присборились:
   - А по форме.
   Я выхватил меч, отсалютовал:
   - Бригадир сил быстрого реагирования Арккрасса, Хратт. Так устроит.
   Маарвернец прижав уши отсалютовал в ответ:
   - Так-офицер Гвардии Мудрейшего Ийраза Годвайт Кымру, Стумп. Временно небоеспособен.
   Потом пробормотал:
   - Надо же целый Бригадир... А бригадир сколько солдат имеет под командой? Вот у меня например было три десятка?
   Я пожал плечами:
   - По разному, все зависит от выполняемой задачи. Ну сейчас например у меня в под командой легион Эттегары.
   Потом я глянул на туннель и поправился:
   - Был.
   Стумп присвистнул:
   - Целых двадцать тысяч бойцов, так ты Страт-офицер первого ранга!
   Я нахмурился в недоумении:
   - С чего ты решил, что так много. Когда мы сюда прибыли в легионе было пять тысяч бойцов, а сейчас как минимум вдвое меньше.
   Он размахнувшись стукнул по стене, хоть и без булавы, но все равно вызвал сноп осколков:
   - Да что ты говоришь! Вы нанесли нашим такие потери, и всегда сбивали наш фронт где хотели, и вас было всего пять тысяч? Ну вы и вояки!
   У него открылась от удара рана, и мы торопливо затянули еще куском тряпки. Лезть в штрек ему явно не следовало.
   Мы присели напротив друг друга, смотря друг другу в лица, при свете сдыхающего фонарика.
   - Зачем мне врать то?
   Он хмыкнул:
   - Незачем...
   Затем продолжил:
   - Я вот учился десять лет в офицерском училище, не самый конечно я способный был. По боевым дисциплинам в первой десятке, это было не сложно. Пять лет службы на плато Скорпелуна хорошая школа для солдата. Но были конечно тактики получше меня, стратеги будущие, на курсе появлялись единицами. Были конечно и гении в военном искусстве. Обыгрывали меня на первом же маневре, как будто смотрели прямо в будущее. Мне до них далеко. После двух лет службы я еще лейтенант.
   Он вздохнул и помолчал:
   - А так-офицер это что? В первых рядах, отвечаешь за каждого придурка что у тебя под командой. Сам ничего не решаешь в бою, разве что где тебе залечь на пути к цели. А уж сколько ты будешь лежать и каким путем пойдешь решает уже ком-офицер. Зато если на твоем участке придется чуть круче чем планировалось, то ты не жилец. Из моих сокурсников погибла в так-офицерах половина только за пару месяцев боевых действий. А другая пошла на повышение. Либо валяется в госпиталях...
   Я спросил у начинающего вызывать симпатию врага:
   - Ну а что ты тут, а не в госпитале, или в штабе?
   Он похлопал себя по груди:
   - Да ты сам видел, я жив а мои солдаты мертвы. Так было уже несколько раз, уже в трусости подозревают. Лучше бы разжаловали, солдатом кажется легче быть.
   - Какой из тебя трус? Я то видел...
   - Еще не хватало, чтобы у меня в деле похвалы от врага числились.
   Мы рассмеялись.
   Он деловито заявил:
   - Если будем ждать, пока выздоровею, и смогу залезть, а потом работать, то осада Цестарарра закончится!
   Я вздохнув, залез в на поясную сумку, выковырял фляжку с регенератором. Это была последняя фляжка на весь легион. Но с другой стороны, если она здесь со мной останется захороненной то от нее будет мало толку, верно?
   Он подозрительно посмотрел на нее.
   Я разозлился:
   - Прикончить тебя и мечом можно без проблем, пей наконец.
   От выхлебал всю фляжку в два глотка, остолоп ему было достаточно и четверти. Впрочем, сам виноват не предупредил.
   Так-офицер отбросил фляжку в угол, распробовал свои ощущения:
   - Вкус мерзостный, но здорово бодрит! Вот я хотел спросить чего это вы Эттегарцы, здесь делаете? Что Вам понадобилось в этом мерзком граде волшебников?
   - А вы?
   Ну, тут он замешкался, идеология для него была явно отвлеченным предметом:
   - Мы исполняем волю Вождя. Распространяем образ жизни Маарверна, на территории захваченные тираническими отсталыми режимами.
   - А тебе образ жизни Маарверна очень нравиться.
   Он почесал за ухом, и поскреб рану на боку. Она незаметно для него стала заживать. Еще бы над этой жидкостью трудилась вся академия магов Арккрасса.
   - Да как то я не очень часто в городе бывал. Сразу почти на службу по военной части пошел. У нас у военных сам понимаешь служба не сахар, но отпуска проходили хорошо!
   - А как гражданские живут, не смотрел?
   - Какие такие гражданские? Это типа тех беззаботных разгильдяев которые по этим диким городам бесцельно ходят? Нет! С гордостью могу ответить что в Маарверне таких нет! У нас каждый знает что делать, и когда. Нет у нас бездельников, если есть свободная минутка, от учебы или от работы или от службы то мы спим. Я например так за день набегаюсь что сплю мертвым сном. Помниться был у меня случай...
   Я перебил его:
   - Так что, целыми днями заняты? И не находишь времени пообщаться, прогуляться посмотреть на мир? Развлечься, в конце концов?
   Он помотал головой:
   - Развлечения развращают разум, каждый должен быть сосредоточен на выполнении своей задачи. Общение? К чему пустые разговоры? Прогулки? Зачем забивать голову пустой информацией. Военный должен в первую очередь, заниматься разведкой в местах где он предполагает сражаться. А пустое разглядывание влечет разлад и сумбур в мыслях...
   Я уточнил:
   - Это Кымру вас так учит?
   Он поднял короткий как обрубленный палец, такой жест я видел только у моего друга:
   - Кымру не учит, Кымру доводит до нашего сведения крупицу совей мудрости, как раз такую чтобы наш скромный разум мог объять её!
   Угу, думаю, этот Кымру, как выражается мой друг "от скромности не помрет".
   Ну говорю ему:
   - Слушай ты что сейчас со мной делаешь?
   - Разговариваю.
   - А что раньше так не делал?
   Он пожал плечами:
   - На посту нельзя, а в служебное время, у так-офицера много работы, ну и опять с Ком-офицером о постороннем не поговоришь, а с подчиненными не положено...
   - А сейчас, мы по служебной надобности разговариваем?
   - Нет.
   - Тогда почему мы разговариваем?
   - Ну интересно, же... Узнаю что новое...
   - Какое новое? Я вообще молчу, ты разговариваешь...
   Он опять почесал свою куцую поросль меж ушей:
   - Странно, ты молчишь а я узнаю новое? Как такое может быть, получается я узнаю новое о себе?
   Я хихикнул, этот громила был на редкость наивен:
   - Это и называется общением, во время него как раз и узнаешь многое, и необязательно тебе об этом новом расскажет собеседник.
   Громила призадумался.
   Затем спросил:
   - И что вы в Эттегаре, часто этим занимаетесь?
   Я кивнул:
   - И не только этим, есть еще много вещей которыми можно заняться в свободное время. Но вот со временем у нас не так хорошо, но если уж выкроил минутку, никто не запрещает её потратить так как ты хочешь. Даже во во времена бесчинств кланов, самый забитый работник после выполнения своего урока мог делать то что хочет, думать то что хочет, ну и говорить. Правда если он кого-то оскорбит, то разбираться и отвечать за свои слова ему придется самому.
   Стумп потрясенно замолчал, как то не укладывалось все мной сказанное в его забитую муштрой голову. И это офицер! Теперь понятно почему солдаты противника иной раз ведут себя как големы, они просто не могут помыслить иначе. Правда там на самом верху есть кто то вполне талантливый. Иначе мы бы не сидели здесь, в норе, а противник не ломал бы стены могучего Цестарарра.
   Я решил пояснить ему, а то вообразить Эттегарру раем для свободолюбцев:
   - Зато у нас . до не давнего времени почти каждый житель был беззащитен перед лицом другого вооруженного жителя, если не сам вооружен, или за спиной не стоит могучий клан, и он в нем представляет серьезный вес! У вас как я понимаю, все хоть и пашут но и если выполняешь обязанности то и защищен правилами?
   Кивок.
   Затом он широко улыбнулся, ух ну и улыбка:
   - Никто бы у вас не посмел меня убить! Я сильный!
   Я расхохотался:
   - А я что с тобой сделал? Сам знаешь еще немного, и ты бы валялся со своими солдатами! И это еще в туннеле где у тебя было преимущество, будь место пошире, я бы справился быстрее.
   Он хмыкнул:
   - Будь мы в другом месте где бы ты нашел столько камней в меня кидать?
   Затем он уточнил:
   - Ты наверное в Эттегаре великий воин? Сильнее нет никого?
   Я пожал плечами:
   - Пожалуй парочка таких как я еще найдется. Один совсем недавно погиб, полгода как. На тебя немного был похож.
   Он спросил заинтересованно:
   - А как он погиб? Наверное в единоборстве с великим бойцом или с тобой?
   - Самой гибели я не видел, мы его оставили на вашем авианосце, а самси бежали, он должен был задержать преследователей. Когда мы вылетали, то горящие истребители ворохом сыпались с палубы.
   Он привстал:
   - Случайно это не на плато Скорпелуна было?
   Я вскинулся:
   - Да! А ты что видел?
   Он помялся:
   - Ну как сказать, ведь его Ваззенрог зовут?
   Настала моя очередь стать потрясенным:
   ?
   - Он теперь командир, личной охраны Кымру.
   Я признаться сел в этот момент на свой собственный меч...
   - Как это могло случиться?
   Он пожал плечами:
   - Вообще то эта тема запретная в Маарверне, любые упомянувшие её в разговоре исчезают. Но поскольку я там присутствовал, то многое успел узнать еще до запрета молчания. В тот день когда демон-разрушитель напал на Кымру, стало ясно что великий не так неуязвим как он думал. В тот же день в ту же минуту он стал искать кандидатуру на роль его начальника охраны. Отбывавшийся на палубе второй час в луже гравижидкости, взрывчатки и прочих опасных веществ демон впечатлил его особенно сильно. Советник Фанкл, который еще не был тогда советником, смог уговорить воина сдаться. Не знаю как, Кымру тоже не знает. Сейчас он считается самым опасным воином Маарверна. Большинство воинов не знает кто он и откуда. Только те гвардейцы что в тот день были на авианосце знают кто он такой.
   Затем Стумп нахмурил лицо, это у него получилось еще уморительней, чем его улыбка.
   Я не долго думая высказал ему:
   - Тебе друг, шлем не надо носить в бою, ты своим лицом вдвое больше можно урона наносить.
   Он ухмыльнулся:
   - Зато уши отрубают, а это больно... Постой! Ты раз знаешь Ваззенрога, получается он Эттегарец? Может ты даже видел этот бой?
   Я пожал плечами:
   - Боя я не видел, потому как из трех угнанных истребителей один уносил меня. А сам понимаешь, учиться на ходу управлять незнакомой техникой и одновременно смотреть назад проблематично.
   Он замер в немом восхищении:
   - Так ты был в команде с демоном-разрушителем! О о о , теперь я не удивляюсь что ты меня замял в этом туннеле. Я вот так и нес сподобился его увидеть, я внизу палубу охранял. А потом меня пришибли истребителем, пока я из под него выбирался все закончилось.
   Я сакрастически заметил:
   - А истребителю спасибо сказал?
   - Зачем?
   - А срубили бы тебя и не заметили. Впереди, как ты его называешь, "демон разрушитель шел". Он торопился, да и Ваззенрог, сам понимаешь тоже не надолго бы задержался.
   Мой массивный собеседник положил голову на руки опустил уши параллельно земле и задумчиво протянул:
   - Демон -разрушитель какой он? Он твой командир? Как он стал таким сильным совершенным бойцом?
   Я встал взял в руку меч и прохаживаясь по коридору, стал выделывать разные фектовальные штучки:
   - Ну, он действительно командовал в той операции (скрытый вздох восхищения), потому как настоящий командующий переметнулся к врагу, это Фанкл!(гневное сопение).
   - А что касается его качеств как воина, то они не столь впечатляющи. Силы он ниже чем средней. Я, например, сильнее его физически. Фехтовальщик хороший, но не самый лучший, голос не зычный, харизмы, двинуть воинов в атаку, нет. В нашем отряде есть и тактики получше и стратеги, был офицер импровизатор сказочный. Он кстати, нас здорово выручил когда командование было временно потеряно. Так что чем то особенно выдающимся он уж прямо так и не выделяется.
   Маарвернец вскинулся:
   - Как же так! Как же он смог самого Кымру на грань жизни и смерти поставить?
   Я поднял палец вверх:
   - Вот! Уловил! Не воин он! А в реальном бою я бы никому не порекомендовал бы с ним встретится. Казалось бы я создан для фехтования, но случись что, я знаю он меня порвет в клочья и минуты не продержусь. И Ваззенрог это знал, хоть и хорошь он для драки в твоем стиле. Кымру сколько против него продержался? Минуту? Кажется и минуты не смог.
   Стумп как будто меня передразнивая поднял палец кверху и сообщил:
   - Воистину "демон-разрушитель", вот бы его увидеть!
   Я закончил махать железкой и крикнул Маарвернцу:
   - Если ты возмешь свою дубину и пойдешь работать, то у тебя будет такой шанс!
   Он вскочил на ноги натянул шлем, запихнул под него уши, потрогал раны.
   - А ведь сильное у вас зелье? страт-офицер Хратт! Уже зажило...
   И полез? вызывая камнепад в узкую вертикальную нору.
   Через минуты послышались гулкие удары, камни посыпались рекой, не давая подойти к устью штрека. Сюда же сыпались обломки деревянной клети. Силищи Стумп оказался неимоверной. Чтобы можно было влезть в штрек я принялся оттаскивать обломки. В конце ко мне свалилось и долото проходчиков. Это я оттащить не смог.
   Скоро спрыгнул ко мне и сам Стумп. Нетерпеливо отшвырнув долото в сторону ногой он сообщил мне.
   - Дело оказалось легче, чем я думал, там всего метр камня оставался. Проблема в том, что камень стал трескаться сам. Прямо у меня на глазах...
   Я вылупил на него глаза, это еще что за напасть?
   - Не понимаешь? Это значит, что выкопались на артиллерийской позиции, над нами три тяжелых хрога, которые лупят по Цестарарру. Вылезем в момент залпа и в желе превратимся. Будем ждать пока они закончат и нас завалит многометровым слоем мелкодисперсного песка.
   Я недоуменно спросил у него:
   - А как они стреляют сами? Ведь вряд ли у них было оборудовать позицию по всем правилам?
   Он усмехнулся:
   - А не знаешь? Это новое изобретение. Орудия ставятся прямо на грунт, наводчики, наводят по прицелу, снимают прицел, цепляют к спуску веревку, отходят на пятьдесят шагов и дергают. Заем берут новую веревку, снова устанавливают прицел. Ресурс позиции получается пятьдесят выстрелов. Стрельнули, я полагаю уже раз пять.
   Я хлопнул себя по голове:
   - Гениально!
   - Говорят советник Фанкл, предложил...
   Ясно все с этим Фанклом, жаль не прирезал тогда, этого хффургова недоноска (впрочем так выражаться теперь нельзя, хффурги теперь союзники).
   - Ну, что будем делать с этим изобретением, господина советника?
   Он пожал плечами:
   - Надо быстро вылезти, перерезать веревки, сорвать залп, разбить зарядные каморы орудий, и после этого деру дать. Если повезет не станем желе, если не повезет, нарвемся как раз на залп.
   - Нет, так дело не пойдет, надо узнать когда произойдет залп, чтобы лезть сразу после него. Стоп, это что-ж ты против своих биться будешь?
   Он вздернул голову и пробормотал:
   - Я с демоном-разрушителем хочу познакомиться. Да и все что в Маарверне меня ждет я уже видел, хочу узнать как оно по другому. Для своих я уже умер давно, какая им разница, жил я или нет. А вот тебе будет не все равно, я знаю... Я с тобой хочу! Возьмешь?
   Вот озадачил! Ну раз не убил этого простодушного громилу теперь отвечай за него...
   - Ладно... - говорю. - Теперь мы вместе, понятно...
   Кивок, и мы полезли в лаз вдвоем. У тонкой уже пластины растрескавшегося камня я зажал в трещинку на ниточке камушек. Спустились обратно. Упадет камень, значит развалилась ниточка.
   Стумп пробормотал:
   - Моли всех своих богов, чтобы это был пятый -шестой залп, иначе по пояс в пыли увязнем, будем как жигалки на клею.
   Камень покатился по неровному откосу, мы рванулись наверх.
   Один удар могучей палицей, и обломки камней посыпались по моей кольчуге.
   Толстая лапища схватила меня за шиворот и выбросила на верх.
   Я прикрыл в туже секунду глаза, и осмотрелся через щелочку между пальцами.
   Мы находились как раз между двумя хрогами, третьего не было. От недавнего залпа вокруг хрогов поднялись клубы пыли. Невдалеке я увидел четыре техника, нагруженные прицелами и мотками веревки, и зарядными каморами, примотанными к ним наподобие рюкзаков
   Они заметив нас застыли в изумлении. Их можно понять, десятитонные хроги , должны были перемолотить в жижу любую живую материю. Земля была еще твердая, поэтому преимущество в скорости было у меня. Так как, техники были прикованы к месту посильной для полсотни шагов ношей, но непосильной ни для бегства ни для боя.
   Пока они решали что им делать бросать рюкзак, доставать оружие? Я же несся на ходу доставая мечи.
   Ничего бедняги не успели сделать, и их тяжкие рюкзаки прибили к земле трепещущие в агонии тела.
   Сзади громыхал тяжко по земле маарвернец. Он дернул меня и показал на решетчатую вышку выступавшую постепенно из клуб пыли.
   - Центр управления огнем, там так-офицер, зарядная команда, и боевое охранение. Через полминуты они нас увидят, иди разберись с ними, а я займусь орудиями.
   С этими словами он сунул мне в руку зарядную камеру от хрога, набитую энергокристаллами.
   Я понял без особенных объяснений, схватил тяжелый цилиндр, навьючил на себя с постромками, отодрал у техника капюшон с номером , и полусогнувшись бросился к вышке, нарочно сильно пыля ногами.
   Выйдя из облака пыли я увидел позицию полностью.
   Ближе всего ко мне, была решетчатая вышка, с маленькой полщадкой наверху. За ней стояло два станковых молниемета, но у них никого не было. Далее стояло несколько зарядных ящиков вокруг которых суетилось еще десяток техников. И последними стояли три тяжелых склисса, с тросами, ими наверное перевозили орудия.
   Офицер заметил меня и перегнувшись через поручень прокричал:
   - Что случилось Аравкх?
   Я ткнул за спину рукой в цилиндр, и крикнул закашлявшись в ответ:
   - Бракованный заряд!
   Офицер крикнул в ответ:
   - Молодец что заметил, а то еще одно орудие бы потеряли! Давай быстрей!
   Я кивнул, понял мол:
   И понесся к техникам.
   Те видать услыхали слова офицера, и лихорадочно готовили новый заряд мало обращая на меня внимания. Я уже подбегая сунул в осевое отверстие кинжал, прокрутил им царапая энергокристаллы, и впихнул камору технику в руки, схватил приготовленную и рванул обратно.
   Техник дававший мне новый заряд, наконец, заметил что-то неладное в облике своего товарища, так и застыл с цилиндром в руках.
   Успел пошерудить во втором, цилиндре и бросил его пробегая мимо вышки под ей основание.
   Без ноши успел увеличить скорость вдвое, слышу отчаянный крик техника. Бросаюсь наземь.
   Второй цилиндр я видимо повредил лучше, потому как рвануло сначала ближе. Видать орудия были очень мощными, потому как от взрыва одной каморы меня сдернуло с земли. И метнуло к орудиям. В полете успел заметить как подрубленная башня кренится в нашу сторону. Затем рванул боезапас. Вторая волна забросила меня еще дальше, аж за щиты орудий. Сорокатонные склиссы взметнулись в воздух как исполинские факелы. Мимо меня пролетели куски башни, с разодранной площадкой.
   Последними прозвучали взрывы разворотившие хоботы орудий. Их я уже не видел так как мелкая пыль от размолоченных хрогами камней заволокла все вокруг.
   Мимо меня прошествовала тяжкая фигура.
   - Пошли Страт-офицер Хратт, на твой фейерверк скоро сбежится все двадцатое крыло. Нам надо быть подальше отсюда.
   Меня выдернули из пыли и закинули на плечо.
   Через минут пять я пришел в себя, и попросил спустить меня на землю.
   Стумп щеголял легким молниеметом, которое он держал на сгибе локтя как обычное штурмовое шок-копье. Мне он вручил стандартное маарвернское оружие, и добавил обяснение:
   - Да вот понимаешь само прилетело по голове стукнуло, кристаллов к нему правда нет.
   Я кивнул на молниемет:
   - А этот тоже в голову?
   - Нет, я пригнуться успел... тоже без запасной обоймы.
   Мы поднялись на небольшой пригорок, обычно полыхающая линия фронта стихла. Украшенные многочисленными проломами стены Маарверна, угрюмо чернели. Сполохов магического щита над ними не было видно. Обстрел определенно прекратился. Мы перевели взгляд на подножие городской горы, масштаб творящегося там впечатлял.
   Подножие было изрыто в клетку глубокими рвами, рвы были полны действия. По особо крупным и глубоким, лвигались тяжелые големы, по более мелким сновали бесконечные ряды пехоты. На концах рвов обращенных к городским стенам, пылили невиданные агрегаты. Фонтаны земли разлетались от них в стороны, рев диковинных машин доносился и сюда. В ближайший ров мимо нас в метрах трех стах проследовали странные боевые машины. Огромные панцири, из угловатых броневых пластин, словно корыто накрывали механизм. Восемь ног лишь слегка высовывались из под нижнего среза брони. На глазах эти "Гвааранзы" спустились по пандусу в ближайший ров. Навскидку длиной эти механизмы были метров пятьдесят и в высоту никак не менее пятнадцати.
   Над головой пронесся залп выпущенный из метателей айс-бомб. Только я успел подумать что айс-бомбы глупо использовать против магических щитов, как бомбы безнаказанно разорвались в городских кварталах.
   Магической защиты больше не было!
   Мы присели за валуном, я спросил:
   - Ты точно собрался туда, не иначе как вечером будет штурм, наврядли мы переживем эту ночь.
   Он прогудел из под котелка шлема:
   - Я умер еще в тоннеле, а ночка обещает быть интересной, правда?
   Правда... К входу направилось издали, из глубокого тыла еще десяток черепах.
   Я кивнул в их сторону:
   - Они перед тем как спускаются, притормаживают, а потом я вижу к самым стенам пробираются.
   Он глянул на меня:
   - Предлагаешь прокатится? Дело.
   Мы, рысцой направились, к спуску, запыленные. Он в своей шипастой броне, я по прежнему наполовину облаченный как техник, вон даже рюкзак пустой.
   Я спросил на бегу у маарвернца:
   - Слушай, а зачем эти машины? Что защищены, вижу, но никаких орудий не заметно. Что они могут сделать на тесных городских улицах?
   - Броня хорошая, сквозь любой обстрел пройдет. Только не машины это, это два голема тяжелых, накрытые тяжелой броней, которую сбросят когда в улицы углубятся.
   Опять наверное советник Фанкл отличился, наверное и солдат внутрь напихать догадался, а то что стоят големы без пехотной поддержки.
   - Там внутри десант должен быть, им то что мы объясним?
   Стумп, отвечал:
   - Я офицер, что ни будь скажу... А ты мой техник-сапер!
   Мы подбежали ко рву, первого "Гвааранза" мы пропустили, но второй как раз маневрировал перед узким спуском. Мы подбежали под самое брюхо, поднырнули под край, и вскинулись на веревочную лестницу.
   Глаза еще не успели привыкнуть к темноте, как командный голос крикнул:
   - Кто такие? Поему проникаете в спецтехнику.
   Я, лихорадочно карабкаясь по лестнице взмолился:
   - Господин так-офицер, смилуйтесь, упали из своей группы, дайте догнать на вашей технике.
   Стумп отвесил мне затрещину:
   - Уймись, жестяная душа, десантом только бой-офицер может командовать, тебе три наряда на чистку сортиров вне очереди! Господин Бой офицер, докладывает Так-офицер, гвардейской стражи Стумп, из-за нерасторопности техника увязывающего стропы мы выпали из замыкающей машины нашей штурмовой группы. Разрешите добраться до боевого рубежа с Вами?
   - Разрешаю, Стумп, можешь даже с нами в город войти и вцепиться в горло цестараррским магическим хлопам. Все равно мы атакуем в одном секторе, а у меня в подразделении ни одного Так-офицера. А твоему технику за обращение не по форме ни по чину, я бы десять нарядов вкатал бы.
   - Осмелюсь доложить господин Бой-офицер, не могу оставить свое подразделение без командира, несмотря на то что оно у нас полностью укомплектовано офицерским составом. А вот наказывать жестоко подчиненных предпочитаю после боя, а не до. Сами знаете, Фелонский случай.
   - Понял тебя Так-офицер Стумп, из тебя выйдет хороший офицер, разве что излишне дисциплинированный. А это, как оказалось здесь под Цестарарром, порой мешает.
   - Простите не понимаю Вас, господин Бой-офицер, ведь в скрижалях говориться что...
   - Знаю, знаю что написано в скрижалях лучше вашего... Но скрижали одно, а это чертова цестараррская долина, совсем другое. Повоюете, поймете, а теперь заканчивайте этот разговор, моим солдатам надо сосредоточиться на предстоящем бое.
   Постепенно привыкнув я смог рассмотреть внутренность "гвааранза". Два мерно двигающихся боевых голема, были снабжены массивным перекрестием балок водруженным им на плечи. На балки был навьючен не менее массивный каркас, зашитый броневыми плитами. Между перекрестиями каркаса, в промежутке между броней и големом, были вплетены десятки сетчатых коконов. В них собственно и были вплетены солдаты со снаряжением, ящики с боеприпасами. Ясно, что панцирь машины оставленный на грунте, превращается в отличный опорный пункт. Умно, надо будет придумать нечто подобное.
   Правда я отметил и недостатки. Големы были перегружены, и их суставы скрипели от неимоверной нагрузки. Балки скрипели, и трещали, а пара солдат, была уже придавлена неуклюжим големом и истекала кровью. Видно было что это изобретение, удачная но не проработанная импровизация.
   Тем временем Стумп незаметно подобрался к ящику со снаряжением, и проделав в нем небольшую дурочку выуживал кристаллы для своей пушки. Немного повременив бросил и пачку мне. Уже полегче!
   Столь грозно выглядевшая снаружи и стол хлипкая оказавшаяся внутри, наконе остановилась.
   Под панцирем покачивался изрытый могучими лапами големов грунт. Мы оторвались от лестницы, спрыгнули на грунт.
   Стумп проорал куда то во чрево бронированного корыта:
   - Благодарю господин Бой-офицер, вы настоящий солдат и товарищ.
   - Валяй.
   Ну валяй так валяй, мы пригнулись и маневрируя между припарковавшимися "гвараанзами", стали пробираться к линии стен. Мощь и сила технологий Маарверна сконцентрировалась в этих рвах, в последнем броске на цитадель магии. Линии рвов вытроены под углом к линии стен и поэтому для защитников Цестарарра накопившиеся силы недоступны.
   Я мысленно прокручивал возможность еще одной контратаки на скопившиеся силы, но пока вариантов не находил. Серьезно магической поддрежки Цестарарр видимо оказать не мог.
   Над головой послышался вой летательных аппаратов. Мы подняли голову , как впрочем и все кто находился во рву. Косяк истребителей пикировал на городские кварталы. Цели их атаки нам не было видно, скрытой стенами рва. Но вот ответ Цестараррцев, не заставил себя ждать.
   Убийственно точный огонь словно гигантской косой прорезал строй истребителей. Машины завертелись в сложных кульбитах, но бочки и петли не приносили спасения экипажам. Молнии тяжелых орудий ПВО города, настигали их и в самых сложных участках траектории.
   Проба воздуха Маарверну не удалась, вернулись обратно в тыл из сотен едва ли десяток.
   Опять мерно заухали метатели, и огненными метеорами расчертили небо айс-бомбы. Еле заметными розоватыми следами пересекли пространство редкие залпы, тяжелых хрогов. Так город долго не продержится.
   Если с авиацией вопрос в эту осаду был решен кардинально, то сейчас противопоставить осадной артиллерии город ничего не мог.
   Нам же не стоило маячить на виду стольких Маарвернских воинов, хоть мы как бы и слились с толпой, но все же выделялись тем что не находились в строю. Примкнуть же к ближайшему было нереально, солдаты быстро опознали бы "потеряшек".
   Поэтому нам оставалось изображать собой либо потеряшек, что затруднительно ввиду нашей неполной, и потрепанной формы, либо солдат на задании, прямиком с линии фронта.
   Намекнув об этом Стумпу, мы быстро притворились по второму варианту.
   Наскоро замотав руку, и взгромоздив на спину пустой но обманчиво тяжелый ящик я поплелся за Стумпом, расталкивавшим встречных солдат.
   Встретив же офицеров, он слегка пошатываясь отдавал честь с усталым, но занятым видом.
   Я же нагруженный честь не отдавал. А норовил везде прислонить ящик и отдохнуть. Стумп нетерпеливо покрикивал, иной раз пинками поторапливал.
   Солдаты, укрывшиеся под стенами рва, с ненавистью провожали взглядом зверя-офицера. Офицеры, же с видели в нем служаку-ветерана, которому сейчас не до нежностей.
   Таким Макаром мы приблизились к самим окончаниям рва, где клекотал странный звук.
   Тут уже стояло оцепление, но обращено оно было не к нам, а к осаждаемому городу.
   Нас заметили но даже не окликнули. Торопясь как бы по своим делам мы прошли сквозь цепь, и стали подыматься по лесенке ведущей наверх из рва.
   Ров впереди оканчивался странным разрезом нависало, что-то исковерканное, с черными потеками камня.
   Не сразу я догадался что это внешняя стена Цестарарра.
   Когда мы поднялись ещё выше то стал виден и ущелье пролома в ней. Там же виднелась группка в балахонах Армейскийх магов Маараверна.
   Они стояли полукругом обступив, сзади и с боков странную фигурку.
   Стумп схватил меня руку и показал на неё:
   - Советник Кымру _____ , правая рука его. Известный палач!
   Палач он может быть известный, но и маг я посмотрю не хилый.
   Воздух пульсировал сливаясь в дрожащие нити, нити от советника протянулись к протянутым рукам магов, а уж за ним я углядел массивный жгут в полметра толщиной протянувшийся к пролому в стене.
   В проломе трепетал переливаясь всеми цветами радуги магический полог.
   Что то наполняло его изнутри, а жгут в руках Советника трепетал рвал полог на части, всасывал клочки и принимался за нараставший полог с новой силой.
   Я понял, этот Советник разбирал враждебную магию на энергетиечкие составляющие и отдавал своим магам. Страшная сила накопленная Цестарарром, утилизировалась теперь на нужды Маарвернской армии.
   Стало понятно почему над городом сейчас нет полога, сейчас все маги Цестарарра сосредоточились на отражении такого странного вторжения.
   Силы магов академии были велики но не безграничны, а вот Советнику пожалуй они не очень то и были нужны.
   Мы устремились наверх по стенке рва.
   Пока пробирались по узкой тропинке, я раздумывал.
   Пожалуй, в этом противостоянии, у Цестарарра нет шансов, магическую борьбу таким образом, отгородившись лишь щитами не выиграть.
   Я бы предпочел собрать своих проверенных ребят, и свалиться сверху с обрыва на ту магическую братию. Хоть наши легионные маги обладают лишь крохами силы, и они лишь адепты. Но вот они раз за разом доказывали что в бою главное умение, и выносили слаженными действиями одного архимага за другим. Хоть из двадцати первоначальных квадов осталось лишь пять, Цестараррские маги при встрече с четверками излучали ужас. Как один из неплохих в сущности магов, хоть и слегка зажравшийся, мне рассказал что когда четверка здоровается с очередным холеным выпускником академии Цестарарра, то сразу магические зонды ощупывают ненавязчиво бедолагу на предмет уязвимого места. И обычно на всторой секунде приветстявия, легким покалыванием сообщают перепуганному магику, что отмычка уже есть, и что лишь союзные отношения спали его от неминуемой гибели. То как будто с тобой здороваются каждый раз просовывая руку под одежду и приставляя холодный нож к сердцу.
   Разумеется, местные манипуляторы силы, после двух трех встреч с коллегами с севера, за квартал обходили едва завидев.
   Этот же, советник, показался еще более сильным чем любой из сильнейших архимагов Цестарарра, и пожалуй даже двум квадам его не одолеть, а если учесть его свиту? Пожалуй только магическими силами Эттегарского легиолна нам с ним не справиться.
   Ладно, дай только перебраться через городскую стену , а там посмотрим...
   Выглянув острожно головы из прорези оставленной в крае рва, тропинкой, я осмотрелся. Сзади шумно сопел Маарвернец. Местность была если по военному сказать, сильно пересеченной.
   Пространство под стеной, было усыпано крупными фрагментами стены, полурасплавленными остовами боевых машин, и големов. Над макушками с воем пролетали разряды хрогов, и впивались в беззащитную ныне стену. Впрочем та хоть и полуразрушенная, стоически сопротивлялась ударам. Запас прочности в ней был заложен неимоверный.
   Мы пригнувшись между обломками осторожно пробирались к основанию стены.
   Как быстро обнаружилось - мА здесь были не одни.
   Маарвернское командование тоже обнаружило прекрасный с точки зрения укрытия хаос под стеной, и решило выслать мелкие группы проникновения. Думаю сделали они то так на всякий случай, лишь бы доставить лишние проблемы защитникам стены, и отвлечь еще немного сил защитников. Вот на такую группу мы и вышли, или точнее выпали прямо на спины.
   Беглый взгляд на друг друга, и сдавленная ругань придавленного туше Стумпа солдата. Что что у Маарверна не отнять, так это то, что приказы солдаты выполняют всегда и немедленно. Двое оборванцев, среди развалин сразу были идентифицированы как враги, в следующее мгновение, стволы штурмовых шок-копий стали поворачиваться на нас.
   Я немедленно врезал ближайшему локтем в нос, рукой рванул за плечу другого, и выметнул себя на макушку валуна, с гиканьем перепрыгнул на следующий, и рыбкой нырнул в глубокую нору по дороге. Пятеро солдат выпрыгнувших вслед за мной, тут же слизал с валуна бдительный защитник Цестарарра.
   Пока этот же защитник поливал разрядами валун под которым притаился я, слышны были глухие удары и уханье в оставлено мной укрытии Маарвернцев. Через пять секунд все стихло.
   Я крикнул:
   - Стумп как ты?
   Он ответил:
   - Нормально, но очень уж скользко.
   Ну и к чему он это сказал?
   Через минуту, он вполз ко мне, действительно, измазанный в крови и ошметках мяса он был очень скольким, да и к тому же разило немилосердно.
   Принюхавшись я заявил ему:
   - Пойдешь позади, а то я могу не успеть убедить посты что ты не некромант алчущий их души!
   Он судорожно передернулся и облизнулся:
   - Может сбросить с себя форму? Меньше вонять будет?
   Я хмыкнул, отвернувшись в сторону:
   - Тогда тебя за блала примут, что тоже не желательно...
   Впрочем, я зря так уж пенял своему товарищу, трупов под стеной навалено было не мало, так что по мере приближения, он вполне слился с местностью и видом и запахом.
   Вблизи хоть слегка сравнявшяяся с грудами обломков стена все еще потрясала.
   Прошлой весной, когда я посетил Цестарарр с одной деликатной миссией, я не особенно обратил на стену внимание.
   Тогда такой способ обороны городо мне казался, ну слегка устаревшим что ли? Ну стена как стена, ну высокая , ну толстая, сотня в ряд может прости по верху свободно. Ну да мудреные на ней узоры? Да что такого...
   Сейчас я думаю, не нанеси тогда Цестарарру мы тяжелейший удар, как оказалось лишившие его больше половины мощи, может Маарвернцы были еще бы на внешних границах периметра. И без толку бились бы лбом об мощнейшую защиту. А стену бы они увидеть смогли бы так воочию в десятке шагов наверное еще будущим летом.
   Впрочем если бы да что ли бы?
   Да не начни наш поиск Атт, война бы отодвинулась намного дальше. И Маарверн не начал бы её наполовину подготовленным. Обрушился бы на Хаарах как всесокрушающий шторм, стер бы нас и пошлее дальше.
   А мы бы в Арккрассе только начинали бы тот путь по которому давно прошел Маарверн. Подчиняли бы в изматывающей войне соседнее Трехградье. И еще вопрос кто кого бы подчинил бы.
   Хоть мы гораздо лучше воюем, зато у них ресурсов втрое больше.
   Я вновь и вновь перебираю свой старый разговор с Когтем, да его аргументы неоспоримы и убедительны, но все таки я знаю что у него за первой убедительной стеной аргументов выстроена вторая еще мощнее, и те аргументы для себя.
   Это то меня утешает, верный друг точно убедил себя и источи меня сомнения он всегда подкрепит меня совими тайными мыслями.
   Но пока знать их не хочу.
   Впрочем вернемся к препятствию.
   Стена то была не просто стена. Участки стены были изломаны в плане, если глянуть сверху то она напоминала ломаную линию, звездообразную с очень тупыми лучами. Профиль стены спроектировал какой то гений магической фортификации. Острия лучей звезды обращенные к фронту были выше и с более крутым откосом, приводясь к вертикали на грани. Выложена там стена была их некогда молочныйх керамитовых блоков, прочно сцепленных друг к другу "словно паззл" как сказал Коготь. Сама грань была откована из квендиияра. Пожалуй, самые крупные куски этого материала которые я когда либо, мог видеть. Блоки образовывали окантовку кованных инкрустации - заклинаний. Теперь от них мало что осталось, лишь кое где ажурное плетение вывалилось из стены. В остальных участках от толстых стержней остались лишь не менее ажурные ручьи на опаленных блоках.
   Впадина между лучами носила иную функцию, стена приближаясь к ней становилася все более пологой.
   Смысл такого строения её становился очевиден при атаке Маарвернцев. Ручь всесжигающей силы, разрезались лучами звезды, и трамплином уходили вверх на впадинах. Магическому щиту прикрывавшему город оставались лишь крохи атаковавшей силы.
   Правда после очередного штурма к бровке стены нельзя было подойти ближе чем на два десятка шагов, до того она раскалялась. Не знаю как на нее собирались карабкаться Маарвернцы после атаки, но я лично видел как на ней плавились остовы големов опрометчиво добравшиеся до цели.
   Стена немного грела и сейчас, но знал что это не только тепло.
   Я снял ключ со шнурка, и встал прямо перед Стумпом.
   - Иди за мной след в след, и не вздумай оступиться!
   Тот лишь засопел за спиной.
   Я шел легко переступая полурасплавленные обломки, Стумп мрачно чертыхался когда обломки раскатывались у него под ногами. Но старался, и ключ ни разу не дернулся у меня в руке.
   По мере приближения к впадине меж лучами, участок стены начинал светится, я направился к нему.
   Я озирался осматривая стену.
   Усилия противника не пропали даром, один выступ луч уходивший на сотни шагов к фронту уже был стесано словно гигантскими зубами, наполовину. Меж выпавших блоком, чревоточинами виднелись туннели внутренних переходов. Я успел краем глаза заметить в одной из них шевеление. Защитники города заметили нас.
   Я приветственно помахал рукой.
   Шипение шок копья в ответ. Разряд прошел над головами.
   Ясно нас приняли за своих, но дергаться все таки не рекомендуют.
   Я поднял с земли обломок и кинул его вертикально вверх.
   Снова шипение разряда. Но больше ничего. Мой сигнал приняли к сведению, но от неприятностей я теперь ничем не затсрахован.
   Мы подошли к светящемуся месту стены.
   Здесь во впадине между лучами стена была совсем пологой, и совсем черной от многократно проходившего здесь огненного вала. Свечение сигнальных блоков едва пробивалось сквозь слой копоти. Они выстроены были ромбом в два моих роста.
   Я присел и поскреб центральный, под пластами сажи удалось найти звездтчатое отверстие. Я вставил ключ в него, ром светящихся блоков моргнул, вертикальная полоса блоков мягко повернулась на горизонтальных осях, образовав ряд узких ступенек.
   Я снова повернулся к Стумпу.
   - Ключ одноместный, но и демоны бывают разных размеров, поэтому хватай меня и сажай себе на шею. У нас есть только десять минут на подем, успевай за ромбом он движется с постоянной скоростью, если не поспеешь, мы сгорим.
   Стумп вздернул меня словно перышко, отшвырнул в сторону звякнувший молниемет, мгновенно устроил меня на своих плечах словно воротник.
   Не очень то удобно, меня словно добычу тащит наверх мой собственный пленный.
   Под огромнами ступнями глухо отзывались кирпичи ступеньки, да слышалось ворчание.
   - Так вот всегда мне везет, как только ранен так кого то тащи! Прости меня матушка Обь, но я недоволен подаренной тобой второй жизнью! Лучше бы в харгарре жарился у кважитов на вертеле, и они отрезали у меня жирные кусочки, а мои мышцы нарастали бы снова и снова, тут же прожариваясь...
   О! Сила глубины! Он еще и верующий!
   Вместо мрачного перестука камня наступил скрип гравия. Я беспокойно зашевелился, и меня бережно опустили на землю.
   Стумп стоял с поднятыми руками.
   Я огляделся, мы вышли как раз орудийной площадке.
   Буквально в десятке шагов от нас на грубо сложенном из брусьев поворотном круге сидела отдыхающая прислуга.
   Мрачным пауком черными металлическими лапами вцепился в истерзанное дерево лафет зенитки.
   Четыре ствола тяжелого молниемета устало поникли. Но над ними дрожал раскаленный металлом воздух. Недавно орудие интенсивно стреляло. В ажурной корзине на казенной части стволов покоился пророк.
   Тонкие иглы рядами впивались в его тело, некогда блестящие теперь были черны от стекавшей крови стрелка. Жигалки уже роились над его телом, значит ему немного осталось, не больше часа я бы сказал.
   Четверка стволов слегка дернулась беря на сопровождение дерзнувший приблизиться на контрольную дальность склисс. Затем снова поникла, склисс опомнился и умчался обратно к горам.
   Скоро тело окончательно иссякнет, кожа потрескается и гниющие мышцы не смогут крутить рычаги управления. Тогда корзину откроют, и иглы с чваканьем выдернут из трупа ошметки мяса. Скребками плоть сгребут с сиденья, и закопают в ближайшей яме.
   Старательные техники надраят иглы до прежнего блеска, тщательно прокипятят, отполируют ощетиненные шипами рукоятки. И они будут очень стараться, иначе следующий на посту загниет от закравшейся бактерии раньше времени, и техника привяжут к стволу к следующему залпу.
   Затем адепты приведут одурманенного нового кандидата в пророки. Уложат в дырчатое сиденье. По заранее размеченной карте найдут мозг, перестроят в новые слоты стрежни-иглы. Подойдет маг жизни, проведет обряд и нехитрым нажатием рукоятки клетка закроется, и отправит бедолагу на край жизни и смерти.
   Там с сознанием размазанным на десяток секунд, он будет ненавидеть все что быстро и все что летит, и будет попадать.
   Играючи, словно мороженных жигалок со стекла будет смахивать на землю грозные боевые машины, точно и деловито прожигать порты в броненосцах, бить словно ряды стеклянных пробирок антигравитационные модули в несокрушимых авианосцах.
   Или же скромно бесславно гнить в своей сверкающей клетке, так и не увидев ни одного врага. Потому что Маарверн сегодня не летал.
   Этот впрочем, судя по беспорядочно разбросанным коробкам от энергокристаллов, умирал не зря.
   Я повернулся в другую сторону, и заметил отчего Стумп стоял с поднятыми вверх руками.
   Напртив нас выстроилась линия щитоносцев, опытных к тому же.
   Щит сливался с щитом без зазора, стволы шок-копий высунутые в бойницы, целились не только в нас но и чуть в сторону, вправо и влево, и даже пара вверх. Если дернемся выстрелами накроет гарантировано все окружающее нас пространство.
   Если с Маарвернцами в туннеле я нашел ключик, то тут пожалуй и рисковать думать не стану.
   Я пихнул Стумпа в бок, и видимо попал по ране, потому что тот сдавленно хффургнулся:
   - Смотри и учись как надо заслон выстраивать, а не так как ты в туннеле раскорячился.
   Позади щитоносцев подпрыгивая старался рассмотреть нас мелковаты адепт. Судя по цвету балахона что то шаманическое. Ну да конечно! Все серьезные сейчас отражают натиск советника...
   Я подошел к линии щитов поближе:
   - Эй! Сайсах! Хффургов хвост! Вылазь поздоровайся! Ты мне еще канистру гравижидкости должен.
   Строй щитоносцев шевельнулся, а стволы шок-копий стали смотреть куда угодно только не на нас. Щитоносцы были в шоке от такого обращения к их божественному командиру...
   Сайсах был видимо, сам был не рад что высунулся и из-за щитов послышался его сдавленный голос.
   - Я же говорил, что когда ты мне объяснишь, почему камень сильнее ножниц. Тогда и отдам! И вообще господин Хратт! К вашему непонятному появлению со стороны противника, да еще на плечах Мааврернского военнослужащего, у командования есть много вопросов... Сдайте оружие и извольте явиться на допрос!
   Я упер руки в бока, и пнул шит ногой. Щитоносец задвинулся за своих товарищей, а Стумп смекнувший , по хозяйски раздвинул, ближайших, и дружески похлопал смущенных щитоносцев второго ряда. От дружелюбных хлопоков по плечам, те разлетелись словно осенние листья, инстинктивно накрывшись тут же щитами.
   В результате неуставного панибратства я оказался нос к носу с Сайсахом.
   Тот оторопевший попытался вытащить из кармана какую-то кривую палочку. Как только щитоносцы увидели его действия , тут же легли на земли и укрылись щитами все оставшиеся.
   Я как бы ничего не подозревая кивком поблагодарив, выхватил палочку у него из рук и принялся счищать ею всякую дрянь из видавших виды моих сапог.
   - Это кто командование? Ты что ли? - надо же и правый сапог грязен... - Ты что олух, не знаешь что ли, где эттегарский легион воюет? Так вот к твоему сведению там!
   Я махнул палочкой в сторону фронта, от этого движения адепт втянул голову в плечи... Стумп деловито, оттряхивал форму, обдавая незадачливого адепта клубами пыли и ошметками грязи, что не добавляло тому уверенности...
   - И вообще что ты тут делаешь? И это когда весь Цестарарр напрягает все силы для отражения коварной магической атаки мерзкого Мааврерна?
   Тот попытался оправдаться:
   - Мне поручено патрулировать периметр! И вообще в прямом магическом противостоянии от шаманов мало толку...
   - От тебя Сайсах, вообще мало толку, и в прямо противостоянии и в косвенном, и на нужнике от тебя мало готового продукта, так только жигалок привлекать!
   С протяжным шипением, над зениткой протянулся розоватый разряд хрога. Техников мирно наблюдавших за нашей сценой спрятавшись за ящиками, разметало по окрестностям. Корзину же с зенитки слизнуло.
   Стало как то неуютно, особенно адепту.
   Я постучал палочкой по лбу адепта, и раздраженно заметил:
   - Пока ты тут меня мурыжишь, штаб мог бы использовать добытую мной развединформацию, для решения проблемы с высасывающей наши силы атакой противника!
   Сайсах аж взбеленился:
   - Это кто тут кого мурыжит! Я тебя что ли ! И оглянулся в поисках поддержки...
   Стумп тем временем развлекался тем, что поднимал отрывал щиты от земли, задем сдирал с их обратной стороны уцепившихся щитоносцев и зашвыривал в тыл. Остальные пытались незаметно расползтись, но пинками ноги возвращались на место.
   Я достал из-за спины меч и принялся очищать палочку от шкурки, адепт глазами провожал каждую падающую наземь стружку. Кажется он сейчас в обморок упадет...
   Спокойный голос послышался от остова зенитки:
   - Смотри-ка, Хратт опять развлекается! Мы тут с ума сходим в поисках!
   Я оглянулся и улыбнулся, от городских кварталов по обломкам пробиралась четверка квада.
   Булавой с черепом минга на конце шел Тупой Мортдент, изодранный черный кожаный плащ- мантия кричал на все окрестности - "я некромант"! С тяжелым рюкзаком -бурдюком шел Рыбарь, обгладывая сушеную рыбешку. Конечно - водяной маг. В сером асбестовом балахоне шел "Вечный нытик", даже сейчас его улыбка была кисловатой. Запах серы и копченостей всем прохожим подсказывала, он - Адепт огня.. Сранц, как всегда чистенький и щеголеватый шел не торопясь позади. И насколько я знал, его товарищи всегда были довольны что позади. Если что Сранц всегда прикроет, а вот вперед Рунному магу соваться не след, пока Руну нарисуешь...
  
   Сайсах окончательно стушевался, с квадом ни один цестараррский маг рангом ниже Архимага не желал общаться. Вот и сейчас адепт только искал повода удрать.
   - Добрый день господин Мортдент, а я как раз искал кто бы мог проводить господина Хратта в штаб... Как бы не заблудился, у нас знаете ли, большие изменения в планировке улиц... Бомбардировки будь они неладны! А вот от поста оторваться не могу, воинский долг. Соблаговолите провести их?
   Стумп подошел к нам держа под каждой подмышкой по щиту, а так как он не позаботился отодрать от них бойцов, то оттуда еще доносились сдавленные крики.
   Нимало не обращая внимания на заискивавшего адепта, Сранц осведомился нудным голосом:
   - Ба! Хратт это что за громила? Или блала переодел? Или он тебя в плен взял?
   Я смущенно улыбнулся:
   - Да так, подобрал... Познакомьтесь это наш новый товарищ, Стумп зовут.
   Стумп стащил шлем, а я сразу сделал кваду страшные глаза. Надо их похвалить, они сдержались когда раскидистые уши Маарвернца застили светило. Силясь подавить смех они даже затряслись в судорогах, Сранц даже смогу ужас изобразить!
   Довольный произведенным впечатлением Стумп, переложил щит, из одной руки в другую, попутно вытряхнув на землю Цестараррца. И осторожно пожал протянутые ему руки, все вместе. Не удивляйтесь, то такой способ приветствия в Легионе, я у Когтя перенял.
   Рыбарь осведомился:
   - Скажите, голубчик, вы что это щиты коллекционируете? Так отпустите бедолаг... А если воинов, то выбросьте щиты, они явно вам мешают.
   Стумп выбросил и то и другое. Он смущенно пробормотал, пойду поищу что ниббудь подходящее, а то без оружия словно голый, напялил на себя шлем и отошел.
   Сранц пробормотал вслед:
   - Забавный типчик, теперь нам не будет скучно... Главное его раненным не показывать, а то тут же помрут со смеху.
   Я пожал плечами:
   - Только при нем не смейтесь, парень не злой но вспылить может. К тому же он еще в бога верует!
   Ребята пожали плечами, но хоть теперь будут к Стумпу относиться с опаской, а мне только того было и надо.
   Я повернулся к окутанным дымом городским кварталам, величесвтенной пирамидой высящимся за стеной. То тут, то там вспыхивали розовой вспышкой попадания хрогов, вспухали огненным шаром разрывы айс-бомб. Многие кварталы горели, и лишь сквозь клубы дыма все по прежнему, сверкала хрустальными гранями Академия.
   Я бросил через плечо:
   - Какие новости?
   Сранц, молвил мрачно:
   - Тут прорыв новый в соседней секции, мы как раз высматривали как заткнуть... Но куда нам, там такой поток силы уходит! Местные тяжеловесы занимаются, почти все. Потому и щит над городом не держат. Ты как то говорил что когда щит упадет городу останется три дня...
   Я добавил:
   - Про прорыв знаю, видели с той стороны. Дело сложное, как магов размотают, тяжелая техника пойдет, не удержать. Если все оставить как есть то и трех дней не наберется. Сами знаете как щитоносцы эффективны в уличных боях?
   Сранц кивнул и продолжил:
   - Мы тут не сидим, сложа руки, напрягли местных, строим систему баррикад, и укрепленных домов. Адепты помогают, из домов крепенькие орешки получаться. Но есть еще одна новость, не знаю как её в хорошие или плохие? Там наверху на Академии флисспорт достраивают, еще пять дней работы и может отправлять флиссы, площадку уже смонтировали, эмиттер варганят. Конечно это все под большим секретом, но одного адепта мы прижали. Насовсем прижали.
   Я покачал головой:
   - Осторожнее надо быть! Значит город падет через пять дней. Когда маги получат возможность удрать...
   Мы мрачно посмотрели на Академию, снизу не было ничего заметно.
   Нытик задал риторический вопрос:
   - Интересно а Маарвернцы знают?
   Я поправил его:
   -Интереснее что они будут с этим делать?
   Мордент сложил пальцы лодочкой:
   - Ну может им выгодно что город сразу падет, и больше возиться с ним не придется...
   - Ага, и все маги растекутся по Хаарах, и станут учить как наш "декан" таких как мы. Это гораздо хуже потерянного под Цестарарром крыла.
   Я махнул мечом:
   - Что думает Маарверн, мы узнаем очень скоро, другой вопрос что с этим будем делать мы?
   К нам подошел Стумп, в руках у него был молниемет оторванный от счетверенной установки зенитки, в его ручищах это был вполне соразмерный ствол. За спину он перекинул связку обойм к нему. Он довольно похлопал по жалобно звякнувшему оружию:
   - Давно мечтал иметь что ни будь серьезное!
   После чего развернул, длинный хобот в строну фронта и ловкой очередью разнес валун в пару тонн в километре от нас.
   Я посмотрел на ошарашенных магов. Мордент крякну и выдавил из себя:
   - Поздновато ты перешел к нам, Нежные Ушки.
   Все расхохотались и стали весело хлопать громилу, как бы по плечам, но доставали только до пояса. Стумп собрался было разгневаться, но увидев мою улыбку яростно спросил:
   - Почему Нежные Ушки?
   Я растолковал:
   - Потому что в тебе есть единственно уязвимая вещь, это то как ты реагируешь когда над тобой смеються. В тебе нежное только уши!
   Он засопел но спорить не стал, закинул ствол на плечо случайно сшибив при этом Нытика с Рыбарем, направился в город.
   Да уж действительно с ним не скучно. Я шел перепрыгивая через шаткие камни, позади меня кряхтел увязая в гравии большой и страшно симпатичный демон. И я понимал, что этот великан с каждой минутой проведенной вместе становился мне все более дорог.
   Как же хорошо, что я его не убил!
   Лишь одна мысль меня точила - а сколько все-таки убил?
   Скажите мне сколько?
   Слишком много...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"