Романчук Иван Васильевич: другие произведения.

Я-демон! Книга 3. Тропы лютых волков. Глава 18. Аинли Трессеор. Демон и демоны реки.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сами аннотируйте, надоело придумывать.


Глава 18 . Аинли Трессеор. Демон и демоны реки.

   Бесконечный, прихотливо изгибающийся коридор. Пол усеян складками, и пружинит под ногами. Шествуя по этому коридору я опять наткнулся на ноги шефа переступил их и начал новый круг. Однообразные, серые складки, противный шевелящийся мох в особенно глубоких, россыпь, светящихся бородавок на потолке. И так час за часом. Сейчас я еще пять кругов пройду и наступит очередь шефа ходить разминаться. Клекот приступит к совей порции движения через час. И так днем за днем. Впрочем, чувство времени здесь совершенно притупилось, свет не гас, тусклый и рассеянный он производил впечатление бесконечного позднего вечера. Воздух всегда был влажен, и прохладен, а пищу не приносили еще ни разу с тех пор как кинули нас сюда. Зверюшек шефа разлучили с нами, хоть он контакт не потерял, но по его уверениям с ними происходило примерно то же самое, что и с нами, разве что их кормили?
   Попытки наши сбежать отсюда пресек сам материал стен. Пружинистая плотная вязкая масса сама затягивалась за разрезами нанесенными когтями шефа. Когда сложными ухищрениями удалось вырезать из стены кусочек, он прилип к полу и через некоторое время сросся с ним. А разрез опять затянулся. На плевки ни пол ни стены не реагировали только на время меняли цвет в месте попадания.
   Клекот снисходительно ухмыльнулся:
   - Видишь Коготь и на тебя нашли темницу!
   Шеф после этого стал молчалив и безучастен. Лишь когда наступала очередь идти на зарядку, он вставал и энергично нарезал круги по нашей темнице.
   Мне кажется что-то с ним произошло, там в среди льдов и дикарей. Что-то нехорошее, как будто отрезали от него часть.
   Клекот внимательно наблюдал за ним, из под низко опущенных на глаза перьев, но пока не вмешивался.
   Нам ничего не оставалось делать как ждать, ждать пока хозяева темницы решат что снами делать.
   Поясню как мы сюда попали.
   Как выяснилось _______ ничего не забыл и ничего не простил Арккрассу.
   Незримо, из береговых скал стиснувших русло реки выросли сложные укрепления. Когда наш вихляющий склисс, трясшийся от недостатка гравижидкости, появился среди казалось бы необитаемых скал. Скалы дрогнули, и гладкой поверхности среди клуб пыли открылись бойницы. В русле реки лежал голый плоский островок, и в тот момент когда бойницы явили свою грозную мощь, на островке в камне загорелись концентрические кольца.
   Растолковывать нам больше ничего не надо было.
   Мы сели, сразу же на камне зажглась стрела указывающая на вытянутый мысик на конце острова. Когда мы прошли, куда было показано, настороженно оглядываясь и сжимая оружие, выволокли подарок. Грянул выстрел и склисс разлетелся в груду обломков.
   Мы простояли на холодном ветру еще полчаса. Шеф подошел к реке в бурном течении которой мелькали крупные льдины, снежная крупа. Потрогал рукой воду.
   Клекот стал за его спиной и сказал:
   - Ни один дикарь никогда не подойдет к реке, если только не хочет окончить свою жизнь, не дав своего мяса своему клану. Затем сунул в воду длинный шпангоут от склисса. Он держал его как то по особому, и я вскоре понял зачем.
   Шпангоут затрясся, вырвался из рук и встал колом в речном течении, затем нырнул под воду.
   Клекот сказал молчаливому Шефу:
   - У тебя только две руки с десятью когтями, к тому же ты не имеешь плавников. А в холодной воде ты неизбежно замедлишься, и станешь легкой хоть и ядовитой добычей. Но тебе то, все равно будет, что твой убийца умрет в мучениях.
   Коготь кивнул и посмотрел на Роа.
   Та подошла к краю скалы, посмотрела на воду и смущенно отвернула мордочку. Коготь сказал нам:
   -Твари слишком примитивны. У них нет воображения... Это просто голодные пасти, и ничего больше.
   Однако хозяева засады уже решили, что снами делать. Из нагромождения береговых скал, выползла странная посудина. Это было что-то вроде корыта, с приподнятым носом. Несмотря на то что в импровизированной лодке не было не души, она упрямо двигалась среди волн ровно по линии к нам. Льдины барабанившие по борту, не сносили её с курса а лишь чуть-чуть отодвигали, а потом, освободившись посудина упрямо возвращалась на прежний курс.
   Шеф сплюнул и прокомментировал:
   - Паром!
   Действительно, это был паром с канатом спрятанным, в толще воды. Стоя на мысе я чувствовал вибрацию в толще скалы от приводного барабана.
   Шеф наверное тоже ощутил и резюмировал:
   - Эк, изрядно заржавело. Давненько тут гостей не было.
   Мы собрали наши вещи, закинули их в паром, и со стволами наперевес. Расселись на дно парома и стали ожидать когда же нас повезут к скалам к гостеприимным хозяевам.
   Паром не двинулся и следующие полчаса. Мы уже изрядно застыли в ожидании.
   Клекот задумчиво посмотрел на нас:
   - Не хотят вооруженных гостей, бросим оружие обратно.
   Шеф посмотрел на свое штурмовое шок-копье и метнул его в воду, затем вытащил из кармана запасные обоймы и швырнул туда же.
   Я вытянул из кармана крипт и опустил за борт, не зачем давать хозяевам Иллизара, секретные образцы новейшего оружия.
   Паром по прежнему не двигался, мы взялись за ящик с дипломатическим имуществом и вытолкали его обратно на островок.
   Наконец паром медленно пополз обратно к скалам, нашего вес было для посудины довольно много, и иногда она зарывалась в волны, добавляя уюта.
   Постепенно паром втянулся в узкую амбразуру, и она тут же закрылась за нашими спинами. Света было мало, но удалось заметить в стене пещерки круглый ход. Зверюшки первыми углубились в этот лаз, тут то нас от них и отсекли. Нет не было опускающихся стен, ни решеток. Просто мы пошли за ними но оказались совершенно в разных коридорах, а затем наш коридор превратился в кольцо.
   Мы шли и шли по нему пока Коготь не сообщил нам что мы удалились от Фроси на расстояние больше километра. И каждый шаг уводит нас все дальше и дальше.
   Несколькими простыми опытами мы выяснили, что когда кто-то сидит на месте, то кольцо коридора никуда не двигается. Как только, мы сдвигались с места втроем, он начинал передвигаться абсолютно незаметно.
   Резать стены как оказалось совершенно бессмысленно, толща её могла быть сколь угодно велика.
   Так мы и сидели в ожидании, неизвестно чего от пленивших нас.
   Пришла очередь Клекота разминаться, он вскочил слегка пошатнувшись и приступил к обходу наших скромных апартаментов.
   Он то и обнаружил изменения, кольцо разомкнулось.
   Вместо кольцевого коридора образовалось нечто кишкообразное и извивавшееся. Затем место где мы дремали, оказалось в конце коридора. Но за нами оказалась не торцевая стенка. А некое складчатое образование, которое выворачиваясь и сворачиваясь быстро приблизилось. Нам пришлось вскочить, и отойти, образование надвинулось еще ближе, и отбежали уже чуть дальше. Образование только ускорилось. Благо, как обнаружил Клекот передняя стенка убегала с той же скоростью. Мы вскоре изрядно запыхались но наша темница и не подумала снижать скорость. Как вскоре сообщил Коготь, наши животные тоже бежали впереди, в нескольких сотнях шагов.
   Бежали мы очень долго, сил не оставалось уже вовсе. Я хватал ртом сырой воздух, несколько раз оскальзывался и падал, но Клекот беспощдно поднимал меня снова и пинками гнал вновь и вновь.
   На лице шефа не сходило выражение беспокойства. Роа тащила Фросю на себе и уже выбивалась из сил.
   Навскидку, мы бежали около суток, конца и края этому бесконечному движению не было.
   Вдруг темница замедлилась и остановилась. На глазах на стенах проступили крапинки мха. Нам давали отдохнуть.
   Мы повалились на пол и через несколько минут провалились в забытье.
  
   Я проснулся от дуновения морозного ветра. Сквозь рваное отверстие на потолке были видны мутные облака. Они проносились над окном гонимые свирепым ветром. Шеф уже проснулся, и примеривался вылезти в это соблазнительное отверстие. Клекот со стоном попытался привстать на полу. Я бросился помочь ему. Он был из всех нас в наихудшем состоянии, его рана открылась из-за недостатка пищи, и физических нагрузок. Он не смог устоять на ногах и повалился мешком у стены. Мне стало стыдно, ему было так тяжело, а я ещё тратил его силы на подталкивание меня. Шеф был очень зол, и голоден. Уткнув в стену когти он подтянулся и выбрался наверх. Затем его голова снова появилась в отверстии и он сообщил:
   - Мы в городе, нас никто не охраняет. Давай вылезем и поищем, чего ни будь пожрать. Он подал мне руку, и выволок меня наверх. Посмотрел на Клекота и успокоил его:
   - Ты там пока полежи. Тут уже ветер очень силен, а тебе нужно тепло и пища. Мы, как что-то раздобудем, вернемся и покормим тебя. Клекот не ответил, по моему он выключился снова.
   Я встал на довольно скользкой поверхности и увидел окружающий нас город.
   О, что это был за странный город!
   Это было словно несколько слоев сети наброшенных на русло реки, и поддерживаемых столбами.
   Но что это выли за столбы!
   Каждый в две три сотни шагов в диаметре, и уходил своим мшистым подножием в черную воду, там внизу на глубине сотни метров. А что это были за сети, огромный затейливой формы перемычки соединялись друг с другом под немыслимыми углами, образовывая огромные узлы с тысячами окон и проемов. Вместе это сплетение образовывало несколько уровней города. По переплетениям двигались маленькие точки жителей. С некоторых перекладин или узлов свешивались тонкие кольцеобразные фермы, которые светились синеватым сиянием. Через некоторые такие фермы мелькали сигарообразные объекта. Я сообразил что это городская надземка или даже надречка.
   Коготь рассматривал все это запрокинув голову, затем промолвил:
   - Ну здравствуй город будущего!
   Причем здесь "город будущего" я признаться не понял.
   Стены "зданий" были сероватого тускло блестящего цвета. Украшений подобных Арккрасским химерам, Цестараррским надписям или Мааврернским ярким пятнам я не заметил. Город был сер и тускл, и однообразен.
   Границы города по видимому определяли высокие скальные берега реки, город как будто врастал в них.
   Или вырастал из них?
   Мы стояли на площадке ошеломленные.
   Шеф повернулся к мне и с выражением полного недоумения произнес:
   - Пожалуй я так удивлялся только когда увидел Арккрасс впервые.
   Я толкнул его в бок, с спины к нам приближались несколько местных жителей. Судя по яркости их одежд. разительно отличавшейся от серых тонов одеяний прочих обитателей города это были какие-то большие шишки в местной иерархии.
   Впрочем, когда они подошли поближе стало ясно, что шишек то собственно три, остальные телохранители, и носильщики.
   Телохранители. были вооружены преимущественно холодным оружием, одеты в яркую, красную с фиолетовым, форму. По фрагментам тела выглядывавшим из под брони, стало ясно что они покрыты толстым слоем перьев.
   Я глянул украдкой на Шефа.
   Хоть у него главное оружие не отобрали, он изрядно напрягся. Дикари, из той самой пророческой породы, знатные бойцы в прошлом. С таким количеством ослабевшему от голода шефу не справиться нипочем.
   Пришла в голову противная мысль:
   -Ох не зря хозяева морили нас голодом, и уматывали бегом. Будь среди нас самый распрекрасный маг, тоже бы ослабел вдвое.
   Затем мое внимание переключилось на тех кого эти сильные воины сопровождали.
   Глава делегации низкий и тучный тип шарообразной формы с россыпью глаз на макушке, мягко переваливался с ноги на ногу. Вот только когда он переваливался могучие бугры под кожей, нервно подергивались. Чувствовалось, что такая нарочитая медлительность ему дается с трудом. Также угадывалось что телохранители то ему для проформы. и для престижа нужны, да и чтоб лишнее нападение на себя не провоцировать. Одеждой он пренебрегал, широкие ремни обильно "украшенные" дубль-кристаллами, и все.
   Позади шествовал крепкий ухватистый тип о четырех ногах и не меньшем количестве рук. Широкие многослойные одеяния, нисколько не скрадывали его непомерную полноту. Массивная круглая голова несла один внимательный синий глаз, и большие лопоухие уши, впрочем. изрядно порубленные в давних драках.
   Ну и третий тип был бы вовсе невзрачен. Если бы шел по земле. Но маленькую скрюченную фигурку несли на чем то напоминающем паланкин. Худенькие конечности были туго затянуты в броне-пластины, голову скрывал фигурный колпак, и именно его телохранители так и зыркали по сторонам.
   Трио остановилось перед нами и не спеша, стало нас разглядывать.
   Так как мы не знали каком статусе находимся, решили тоже промолчать.
   Тот что мелкий и в паланкине что-то, пробормотал, но его слова от нас отнес ветер.
   От его слов телохранители поежились и перестали совсем осматриваться, сосредоточив свое внимание только на нас.
   Потом эти трое. о чем-то заспорили, также тихо и неразборчиво.
   Затем тот что самый кругло-толстый вышел вперед встал на расстоянии взмаха руки от нас.
   - Приветствую посла столь печально недружественного Арккрасса, в вечном Иллиазаре. И его героического телохранителя. Пленного дикаря, можете оставить нашим заботам, вы его получите, когда ваш путь поведет Вас домой.
   Обратился он, кстати, ко мне!
   Шеф промедлил секунду другую:
   - Интересно на чем вы основывали столь ошибочные выводы?
   Круглый немного стушевался:
   - Ну, как? Обычные беглецы никогда не прорвутся вдоль реки, их шаманы дикарей легко собьют. Значит, была сильная флотилия, только такие к нам с верховий и прорываются! С Арккрасса, мы узнаем ваши защитные руны, у нас маги рун слабоваты, ваши не в пример сильнее. Ну дальше проще, раз флотилия значит Посол, для нападения один склисс как то маловато. Ну, а то что ты телохранитель то на тебе проклятие десяти воинов круга, которых ты убил в честном бою. У меня таких хороших телохранителей нет. Видно что Арккрасс поддерживается высокий уровень своих воинов, аж зависть берет. Ну а пленного дикаря всегда можно узнать по нечесаным перьям, наши северны знают толк в моде. Да зверюшки нам в подарок привезены знатные, я с удовольствием их приручу когда вы покажете как.
   Шеф усмехнулся:
   - Во первых не флотилия, а один склисс...
   Трио отшатнулось, но похоже все таки не поверило.
   - Во вторых, не Арккрасса я прислан, а от всей Эттегары.
   Оживленный гомон за спиной "больших шишек".
   - В третьих не посол, нет времени для дипломатической пляски, а уполномоченный по решению проблемы с Вами. А она есть. И нам она мешает...
   Уже ошарашенное, молчание.
   - В четвертых, раненный не пленник а мой товарищ и проводник.
   Недоуменные взгляды туземцев и очень внимательные глаза охранников.
   Затем шеф промолвил уже что то вовсе и для на невероятное:
   - И не домашние зверюшки это вовсе а мои дети.
   Последнее ударило по разуму собравшихся больше чем прямое попадание молнии. Сидевший в паланкине чуть не выпал из него от бури эмоции. Стражники и телохранители совсем забыли про охрану.
   Я подскочил к шефу и забормотал ему на ухо:
   - Шеф что вы городите! Какие они к хффургу вам дети?
   Коготь склонился ко мне и прошептал:
   - Ну Фрося в каком то смысле действительно мое продолжение, ну а Роа вполне мой приемный ребенок. Иначе они такие диковины не вернут мне никогда, а задержат у себя под каким-ни будь подходящим поводом.
   Однако как я заметил, Шеф был сам довольно смущен.
   Тот, что нервничал на паланкине, как-то замер столбиком, обмер и чуть не упал с него оземь, благо охрана успела подхватить, (почувствовалось что для них, это дело, вполне привычное).
   Этот чокнутый, снова вскочил, его забросили в паланкин (понятно чего я так возят, с такими манерами не уцелеет), прогавкал, что-то странным лающим тембром.
   Мы признаться с Когтем не разобрали, что он там проорал и о чем. Но охрана тут же перестроилась в подобие коридора, вытащила клинки и приготовила нечто наподобие почетного караула.
   Толстый утерев пот, откатился в сторону, и сделал приглашающий жест рукой. Мы нимало удивленные таким поворотом событий, проследовали в предложенном направлении.
   Толстый засеменил за нами, его тело как то одрябло. И он уже не воспринимался комком мышц. Целеустремленным и опасным. Тепеь это был обыкновенный оплывший рыхлым телом толстяк, словно из него что то выдернули. Я кинул быстрый взгляд на второго местного босса - громилу. Тот апатично следовал сбоку, давая отмашки охране. Тот же забронированный субъект на носилках, лежал обессиленный.
   Что это было с ним и почему? Оставалось теряться в догадках...
   Толстый семенил и надоедливо бормотал нам на ухо:
   - Вы уж извините, достойные представители могучего Арккрасса, с животными, ой извините с вашими потомством, откуда нам провинциалам знать о таком великом явлении!
   Я мстительно, заметил:
   - А бегом без кормежки, как каких то хффургов, до города гнать, достойная встреча, для достойных представителей!
   Толстяк только теперь догадался что его вопросы только раздражают нас, и поспешил было вперед.
   Шеф еле заметно сказал ему вслед:
   - Когда целители подлечат нашего товарища, непременно сообщишь, и это будет очень скоро.
   Толстяк торопливо откатился в сторону со своей частьюсвиты, и понесся обратно к нашему бывшему узилищу.
   Шеф как бы м6ежду прочем склонился надо мной, и вполгоса сообщил.
   - я конечно ожидал от своих слов хоть какого то эффекта, ну хоть чтобы не порезали прямо там, но такой... Не знаю с чего они так носятся с нами, но буду это использовать пока возможно.
   Процессия быстро двинулась к широкому плоскому выступу, выраставшему из горизонтальной исполинской серой трубы, по верхней поверхности которой мы находились. Плоскость эта выполняла роль посадочной площадки для склиссов, на ней стояли три массивных многопалубных склисса и парочка поменьше., почти таких же как в Арккрассе. Ясно, что много палубные принадлежали трем сановитым представителям города . Третий из трио еще не вернулся, а двое оставшихся были безучастны (один по причине потери сознания), однако их свиты горячо заспорили на каком летающем монстре нас подобает везти. Коготь недолго слушал эту перепалку, и обрезал её своим оглушающим воплем.
   - А где мои дети! Я никуда не полечу без них!
   Вопль разбудил апатичного гориллу, он подошел к шефу и с высоты прогудел:
   - Их отвезли вперед раньше вас, ими полуюбопытствовали. Перетерпите лишь короткое воздушное путешествие, и вы воссоединитесь с ними...
   - Разве вы не хотите осмотреть наш город с воздуха? Презанимательное зрелище, осматривать город во всем величии. Мне бы понравилось. Помниться я в Арккрассе не раз и не два облетал его. Наши города не похожи друг на друга, думается Вам будет интересно.
   Шеф призадумавшись секунду коротко кивнул и прошел в ближайший склисс. Громила проследовал за ним, и пробрался следом. Дробный топот ног по трапу издавала свита проследовавшая за нами.
   Склисс был роскошен необычайно.
   Каждый миллиметр внутренней обшивки был изукрашен инкрустациями, надписями, а где нельзя было вставить инкрустацию в ход шла тонкая гравировка. Даже головки заклепок, были превращены в миниатюрные розетты. Лишь стекла были просты и прозрачны. Мы прошли вперед, в широкую просторную галерею на нижней палубе склисса. Хозяин склисса, сел пеньковидное кресло и расправил свои многослойные одеяния поверх, нам были предложены несколько лож рядом. По кивку нам принесли, массивные роскошные блюда с решетчатыми крышками, висевшие над подносами на цепочках колбы с ароматным напитком.
   Склисс взмыл в воздух, из под пола повеяло приятным теплом. Ложе подо мной постепенно расплывалась принимая форму моей спины и зада.
   Я откинул крышку, поймал убегавшего атрака, куснул, и запил восхительным напитком.
   Так, с корчащейся едой в одной руке, и с колбой родича-гравижидкости в другой, я стал смотреть в огромное окно, на открывающийся пейзаж.
   Сверху город оказался еще страннее, чем из его нутра. Он совершенно не был похож общей структурой, ни на Арккрасс (типичный вообще то город), ни на притопленный в лагуне его вариант (Маарверн), ни на распластавший улицами на куски горный массив (Ларакхх, собственно я его не видел, и уже никогда не вижу, но шеф рассказывал), ни на оседлавший гору Цестарарр. Выглядело это странное сооружение, весьма странно. Извилистое русло реки, стиснутое горными массивами, оплетало огромное сооружение похожее на сеть в несколько слоев, с толстыми каменными нитями. Не было ни шпилей, ни рассыпанной многоцветной мусорки предместий как в Арккрассе и городах Трехградья, ни тройного кольца стен как в Цестаррарре. Разве что основания этой сети тонули частью в речном русле. Да и пожалуй в центре этого сооружения наметанный глаз уже угадывал особенно плотный клубок. Ну и окраины города иной раз вскидывались на горные отроги, словно исполинская медуза силилась выбраться из тесной долины.
   Еще стало заметной что в городе почти нет воздушного транспорта, лишь наш одинокий склисс кружил в вышине. Да одинокие редкие аппараты иногда проскальзывали сквозь ячеи исполинской сети.
   Коготь напряженно как и рассматривал, невиданное зрелище. Особенно как я обратил внимание он пристально изучал те части города что находились выше по течению, то есть ближе к Арккрассу. Я тоже во время очередного виража успел бросить взгляд на свободное верхнее течение. В бурных водах рядами стояли пенные буруну. Словно обломанные пеньки, в быстрых струях течения стояли сломанные основания. Серый камень их потемнел, и искрошился. Заметил я еще что на стенах далеких скал, огромные отверстия и серый щебень высыпавшийся из них.
   Зотем видимо решив что воздушного осмотра достаточно , мановением руки наш равнодушный хозяин направил склисс вниз к тому самому клубку к центру города.
   Шеф склонившись ко мне прошептал:
   - Ай, город по размерам и по объему зданий что мы увидали, вчетверо впятеро меньше чем Арккрасс, тоже не самый крупный город между прочим. Как они смогли противостоять вылазкам еще двоенного и гораздо более могучего Арккрасса решительно не понимаю.
   Я согласно кивнул в ответ, война пятисотлетней давности, сильно поубавила силы и боевой настрой стремящегося к доминированию города. Но я отлично помню книги вычитанные у Оромо, сплошь повествования об удачных походах. В радиусе в пять тысяч гра от Арккрасса могли существовать либо рабы Арккрасса, либо могучие друзья. Трехградье к их счастью удалось стать могучими, и друзьями тогда одновременно. О дикарях северных пустошей тогда не было слышно вовсе. Впрочем до Трехградья речному городу слишком далеко, и он автоматически выпал из сферы их интересов. Иллиазар, получается был на северо-восток от Арккрасса, на полпути между Арккрассом и океаном. А Трехградье на северо-запад, и сли нам надо было лететь только две тысячи гра над рекой то, от трехградье от Иллиазара отделяло уже четыре тысячи над ледяными пустошами.
   Склисс мягко опустился на пружинящую площадку в переплетении зданий-стрежней.
   Мощный хозяин повернулся к нам и прогудел, я кстати не представился, я Илгри Саттенаи, хранитель пределов Иллиазара. А вы кто, столь невероятное существо.
   Коготь коротко кинвул головой, почти не обратив внимания на слова.
   С минутным запозданием он сообщил:
   - Я Коготь Разрушения, и я ничего не храню.
   Илгри замешался, вскочил со своего насеста:
   - Ваше имя, если оно истинно, звучит сущим оскорблением в сердце Иллизара, остерегись незнакомец, наш порядок незыблем. У нас есть способы его сохранить.
   Коготь согласно кивнул:
   - Я догадывался, что вам это имя может быть неприятно, но я еще раз повторюсь я не дипломат, и мне не нужны увертки, обтекаемые фразы, приятная ложь. Я прибыл в этот город с тем чтобы решить проблему, которую этот город представляет для нас, наиболее быстро и эффективно. И пока военное решение мне не представляется самым эффективным. Для вас и нас будет лучше если оно и останется таковым. Я не собираюсь скрывать свою сущность ни от вас ни от себя, примите это к сведению, повторяться не будем.
   Илгри откинулся обратно на своем насесте, поправил многочисленные слои своей непрактичной одежды.
   - Давненько я не слышал такие речи, последний раз я услышал нечто подобное из уст Тхе Са, там в болотах. Хорошее было время, ясные цели. Да и хранили мы пожалуй только собственные шкуры. Пожалуй из уст Эттегарцев тогда лилась лишь подобная речь. За витиеватые обороты, настоящий воин красной руки сносил собеседнику голову.
   Он посмотрел Когтю в глаза, и медленно чуть ли не по буквам спросил:
   - Н е у ж е л и , с н о в а н а с т у п и л о э т о в р е м я ? Г о с п о д и н Р А З Р У Ш И Т Е Л Ь ?
   Коготь как будто давно ждал где-то внутри этого вопроса, он быстро и обыденно произнес:
   - Да...
   Пожалуй, это был самый серьезный момент в моей жизни, писаря, секретаря, политика. Оценил я его важность много позже. Древний Илгри оказался пророком в совеем роде, именно ему, удосужилось добраться до сути моего друга, в тени которого я стоял затем всю жизнь. Ему выпала честь назвать назвать Когтя, Ийргола, Танцора когтей, его именем под которым тот вошел в историю, первым!
   Впрочем в тот момент я ничего особенного не заметил, мои мысли, занимались перебором бесконечного количества хроник, прочитанных мной в бездонных библиотеках Оромо.
   С мысленными хлопками, подходящие книги, выстраивались на воображаемой книжной полке. Имя Илгри Саттенаи упоминалась в каждой хронике воин падения, и особенно часто в тех что описывали заключительный этап кровавой смуты. Северный отряд хитрых и изворотливых "Ночных пархов", был своего рода застрельщиком и рейдером отрядов красной руки. Их никогда не было слишком много, но никогда еще столь малое количество воинов, наносило столь страшный урон противнику. И не потому что они отличались особенной боевой мощью, нет дрались они хорошо, только вот в тесные рубки вступали крайне редко. Но такой необходимости у них и не было. Любой хорошо вооруженный и защищенный отряд Арккрасса, попав в поле зрения Ночных пархов, вынужденно замедлял свой ход, отбивая атаки со всех сторон. Тяжелые латы надежно защищали грозных ветеранов, но вот хода они лишались непременно. Оканчивалось противостояние обычно тем . что латники нарывались на крупный отряд пехоты "Красной руки", которая массированным огнем выкашивала, уставших латников. Неоднократные попытки зажать, надоедливых пархов в тиски, напоминала попытку раздавить рукой свежее дерьмо хффурга, на руке что-то тается, но в целом ощущения неприятные.
   С течением времени силы Красной руки ослабли, массированный обстрел их пехотой ушел в прошлое, а Араккрасцы стали применять маневренные группы, на быстроходной технике, и стали недоступны "Ночным Пархам", так те переключились на продовольственную базу города. В течение города, все добывающие пищу структуры, оказались разрушены, либо парализованы. Город выкосил половину оставшихся к тому моменту жителей Арккрасса, и продлил войну падения пожалуй еще на четыре года.
   Пархов прижали воздушными патрулями, почти свернув все прочие операции, хоть они и были как дерьмо хффурга, но даже и его если хорошо поджарить превращается в то что можно сломать. Не сказать, что процесс, как и в модели так и в реальности был приятный, но остатки Ночных пархов убрались, за пределы контролируемой Арккрассом зоны, а уж направление, постарались им придать самое неудобное для выживания, в ледяные пустоши.
   И вот по происшествии стольких лет мы встретились с легендарным коамндиром , отряда который столько плохого принес Араккрассу.
   Шеф тоже читал о войнах падения, и отлично знал, кто и для чего представился нам под этим именем. Становилось понятно, почему он именно так повел свою речь. Сообразил он куда быстрее меня.
   Мне стало завидно...
   Мы окруженные двойной шеренгой телохранителей спустились вглубь зданий города.
   Изнутри город выглядел столь же странно как и снаружи.
   Фактически каждый стрежень ствол или ветвь города был многослойным сооружением. Центр его составляла улица круглого сечения навскидку диаметром метров сто. Но если вы думаете, что мы шли по дну похожему на желоб и неудобному для перемещения то вы ошибаетель. Шли мы по стене, прохожие шли как и мы по, стене и по полу и по потолку коридора. Я ошарашенные остановился, шедшие по потолку висели вниз головой и не испытывали никакого дискомфорта, Шедшие по стенам, опирались на стену ногами, и тоже чувствовали себя вполне свободно.
   Коготь тоже осмотрелся и прокомментировал:
   - Хмм, искусственная гравитация, многое становиться понятным. Шедший впереди Илгри тихо усмехнулся.
   Коготь с ехидцей усмехнулся ему в ответ:
   - Город должно быть весьма горюч?
   Илгри сгорбился но не замедлил шага.
   Один из его свиты запальчиво ответил:
   - С принятыми мерами, не более чем любой другой!
   Я не отвлекался на этот диалог, чудес вокруг было слишком много. В центре коридора, по его оси висел красноватый толстый светящийся шнур, он то и освещал все пространство. Но как скоро выяснилось, его назначение было не в том чтобы освещать, по нему скользнула легкая тень. И дуновение ветра, пронесшееся по туннелю, подтвердило, прошел неизвестный скоростной транспорт.
   Регулярно в полу были вмонтированы шестиугольные плиты темного цвета. Их назначение недолго оставалось непонятным, внезапно одна плита засветилась, её стали обходить, отодвинулась и на пространство улицы, ступил очередной горожанин. Вот и выходы из утопленных в полу-стенах-потолке апартаментов.
   Обратил я внимание на горожан, воздух внутри здания был теплым, поэтому наверное горожане обходились минимумом одежды, как правило это были перевязи и портупеи для переноски каких либо приспособлений и инструментов. Перевязи украшала замысловатая маркировка, нам впрочем совершенно непонятная. Главное другое, эта псевдоодежда свершено не скрывала истощенных от недоедания тел местных жителей.
   Я кинул взгляд на нашу свиту, нормальные демоны. В меру упитанные, охрана так вообще сущие здоровяки.
   Я обратился к тому советнику, который уже осмелился с нами поспорить. Указал на очередного задумчивого задохлика, и спросил:
   - Это что, какая то болезнь? Или они ненавидят еду?
   Советник гордо, подозвал к нам этого субъекта.
   Субъект неохотно подошел. Советник вытянул табличку на шнурке, у того из портупеи.
   Он показал мне на три зеленые полоски:
   - У него такая функция, наблюдатель за оранжереей, больших затрат калорий не требуется. Если уровень энергии опустится к красной линии, он поест в пункте раздачи, если же уровень энергии перейдет выше в синюю линию, это лишняя энергия, потребленная зря, и не идущая на благо городу. За это он будет наказан, видишь у него черная отметина, он уже наказывался. Если он будет нарушать еще два раза, будет рассмотрен вопрос о несоответствии функции. Если окажется что есть лишние мощности в городе по его специальности, он будет утилизирован, а его экипировка пойдет новому исполнителю функции.
   Затем отпихнул его от нас и сказал:
   - Иди работай, обжора!
   Я кивнул на охранников, и на соседей:
   - А как же вы и они? Как будто накормлены гораздо лучше!
   Советник пожал плечами:
   - Если стражей порядка не кормить должным образом функция исполнятся не будет, есть специальности которых питают в гораздо лучше, каменотесы, проходчики, рыболовы, и другие. Так как они потребляют много энергии, и питание соответствующее!
   - А вы? Потребляете много энергии?
   Советник с гордостью произнес:
   - Мы приносим много пользы для города, от нашей работы экономиться много энергии, поэтому мы получаем часть сэкономленной энергии очень не большую, для стимуляции мысленной деятельности. Впрочем, если период неудачный, мы переходим на питание на общих основаниях, как охранники например.
   Советник, был явно горд что он советник, и спорить с ним у меня не было никакого желания.
   Через несколько минут мы углубились в боковой отросток, явно второстепенный, потому как центре его не тянулся транспортный шнур.
   Вошли в просторное помещение, похожее формой на пространство под перевернутым блюдцем с белыми стенами. В центре его в паре десятков шагов от края сидели на столь же белом столообразном выступе два наших зверька.
   Те увидев нас спрыгнули и понеслись к нам, Роа большими скачками, а Фрося возмущенно вопя, мелкими шлепками. Пока Фрося добралась до нас, Роа успели почесать и спинку и брюшко и за ушками. Затем и Фрося получила свою долю ласки.
   Свита Илгри не вошла за нами, сам же он прошел к центру помещения и сел за столообразным выступом.
   Через другой вход вошел знакомый нам толстый шарообразный субъект. ОН подошел тоже к столу и сел рядом с Илгри Саттенаи
   Мы подошли к столу, обнаружили незанятое серпообразное ложе, и сели на него. Вошли два телохранителя дикаря и втащили наш ящик с дипломатическими подарками. Положили на возвышение, стоявшее на некотором отдалении.
   Телохранители ушли.
   Мы сидели и смотрели друг на друга, в молчании.
   Шеф промолвил:
   - Вы странный демон, Саттенаи. Ведь я предупредил кто я, а вы в свое время столько проблем доставили Арккрассу. И все же сели рядом со мной без телохранителей...
   Илгри лишь усмехнулся. А толстый проговорил скороговоркой:
   - Кымру телохранители не помогли, а с ним все равно не состоянии были справиться!
   Вот оно что, не так уж закрыт от внешнего мира Иллизар. Что же получается, эти двое мнят себя равными Кымру?
   Коготь продолжил пикировку:
   - Вы не ровня ему! Я не чувствую за вами его мощи... Что мы сидим здесь, ждем третьего, этого что любит в обмороки падать?
   Толстый возразил:
   - Любой упадет без сил, когда пытается понять необятное, но сейчас мы обойдемся без него, нас будут только слушать.
   Илгри возразил:
   - Не торопи события Илтис, наш хозяин еще не спит.
   Мы продолжали сидеть в молчании.
   Свет льющийся от белоснежного пола стал угасать.
   Толстяк которого назвали Илтисом придвинулся к столу:
   - Теперь нас услышат, и поймут.
   Свечение не угасло совсем, поэтому я мог различать хорошо его лицо.
   - Так что же хочет грозный Арккрасс, от нас которые его не беспокоили уже пять сотен лет. Для чего мы ему понадобились его схватке с Маарверном?
   Коготь пожал плечами:
   - Схватка то еще всерьез не началась, мы даже не находимся в состоянии войны с Маарверном. Наша коалиция только формируется, но мы пока неизмеримо уступаем в мощи силам Маарверна.
   - Нас то как это касается?
   - Как вы думаете, сколько вы сможете просидеть без внимания в соей берлоге, после того как Маарверн разделается с Эттегарой?
   Двое призадумались:
   - Если Арккрасс сильно ослабит в ходе битвы Мааврерн то к нам они подступаться через лет пятьдесят не больше. Но и мы не будем сложа руки сидеть. Уже сейчас наши заботы направлены на усиление обороноспособности. А уж за пятьдесят лет мы многое успеем сделать.
   Коготь хмыкнул:
   - Уже сейчас Маарверн выделил для нападения на Арккрасс два миллиона бойцов, и три воздушных крыла. Так, просто прощупать. что мы можем. А уж вам этого количества хватило бы с лихвой. Тогда же когда серьезных фронтов у Маарверна не будет он сможет выделить и не два а двадцать миллионов, только чтобы уделить вам внимание. Не сомневаюсь у вас будет достойный ответ, но в вашем городишке всего то три-четыре миллиона жителей, не слишком впечатляет, хотя бы по сравнению с уже поверженным Ларакххом.
   - Два, миллиона...- автоматически поправил Илтис.
   Илгри высказался;
   - А чем для нас лучше если выиграет битву Арккрасс?
   Коготь спросил оппонентов:
   - Если Арккрасс выиграет битву, он победит в войне?
   Два Иллизарца грустно усмехнулись.
   Коготь продолжил:
   - Конечно нет, мы лишь переведем войну в длительное противостояние. Будет ли время Арккрассу, предавать союзников, захватывать новые территории, держать их под контролем, гасить очаги восстания, организовывать добычу ресурсов?
   Они переглянулись между собой:
   Илтис продолжил мысль:
   - А если мы станем союзником Маарверна, то несомненно время и силы на перечисленные действия у него будет. Убедил...
   - А говорил что не дипломат...
   Коготь покачал головой:
   - Не дипломат, еще увидите...
   Илгри спросил:
   - Так что же хочет от нас Арккрасс? Армию мы дать не в состоянии, у нас большой то и нет. Ресурсы не особенно обильны, как от крепости тоже толку мало что оборонять то ледяные пустоши? Зачем Арккрассу такой союзник?
   Коготь обдумал ответ и сказал:
   - В мире прошлой жизни живет оргомное грозное животное, оно так велико что у него нет врагов на суше, разве что самые крупные хищники могут чуть его поцарапать. Это Мааврверн и Арккрасс. Воины суши. В океане живет другое животное много сильнее и больше, оно так велико что может существовать только в воде но мощь его никто не оспаривает в океане. Его тоже лишь могут слегка поцарапать, кто из них сильнее никто не может узнать они могут лишь глядеть на друг дуга с просторов своих стихий, независимо враги они или друзья. Маарверн поссорился с властелином океана, но укусить Маарверн тот не может никак. Вот океан и нашел способ отомстить. Он хочет чтобы мы стали сильнее, присосавшись к мощи океана.
   Илтис сообразил:
   - И мы между вами, между сухопутными хищниками и огромным океанским животным?
   Илгри продолжил мысль:
   - И вам то собственно от нас ничего не нужно, лишь чтобы мы перестали существовать...
   Они оба встали.
   Коготь успокаивающе махнул им рукой:
   - Не торопитесь, есть еще несколько важных причин.
   Илгри возмутился:
   - Да какие причины, даже присосавшись как вы выразились к мощи океана, вы не захотите, чтобы существовала сила способная вас оторвать друг от друга!
   Коготь вскочил сам. Смахнул когтями пол стола и рявкнул:
   - Молчать, иначе я вас нарежу на куски. И поищу других способных услышать меня до конца.
   Столешница тяжко грянулась на пол.
   Судя по жирному срезу, это был квендиййяр, излюбленный материал для непробиваемых доспехов (проблемы с ним была в том, что раз создав его невозможно было никак подвергнуть его обработке).
   Ошарашено, посмотрев на столешницу, Илтис и Илгри сели.
   Коготь продолжил, расхаживая за их спинами:
   - Проблема еще состоит в том, что в тесных объятиях Арккрасса с Океаном, Арккрасс быстро станет либо полузадушенной жертвой, либо придатком Океана на суше, его инструментом, неспособным на самостоятельные действия. Ввиду этого, на пуповине очень желательно иметь клапан которые может прервать уж слишком назойливые объятия.
   Илгри кивнул:
   - И этим клапаном должны стать мы... Нам то какая выгода?
   Коготь расхохотался:
   - Чувствуется, что вы давно не ведете активных торговых дел. С каких это пор можно сидеть на оживленной торговой дороге и ничего с этого не иметь? А вот оборонительные работы надо продолжать, клапан должен уметь надежно перекрывать пуповину.
   Илгри с Илтисом потупились, действительно маху дали...
   Затем Илтис что-то вспомнил:
   - А не боится ли. Арккрасс, что мы станем шантажировать его, перекрытием торгового пути?
   Коготь кивнул:
   - Есть риск, но есть и для вас он в гораздо большей степени, если встанете поперек интересов воюющей Эттегары и Океана, то долго ли вы продержитесь? А вот если вас поддержат с одной из сторон, тогда да вы сможете перекрыть путь надежно. Только вот вопрос, на какую сторону становиться решен заранее. Океану перекрывать путь нет резона. А вот Арккрассу, еще как может понадобиться.
   Мы замолчали, я чесал Фросину спинку, Роа расхаживала по периметру зала, Коготь задумавшись смотрел в потолок.
   Илгри промолвил:
   - Дивно ты извернул все обстоятельства, получается у нас нет иного выбора как сделать то что предлагаешь, пропускать торговые караваны по реке. Иначе нам война и смерть, быстро или медленно. А говоришь что не дипломат... Меня так еще ни один дипломат не одурачивал!
   Коготь стал монотонно говорить:
   - Ну во первых я не одурачивал, а всего лишь открыл три ветви будущего, лишь одна из которых ведет к выживанию Иллизара. Неделю назад этих ветвей не было, так как не было предложения Океана о помощи. Может через месяц что то еще произойдет, и откроется другое будущее, с другими ветвями, но сейчас есть простой выбор из трех ветвей. Я вам его предложил. А ведь его могло не быть, если бы послали сюда не меня а одного моего коллегу, с его прямолинейным методом решения всех вопросов. Он гениален по своему, и к весне у вас уже не было никаких вариантов, потому как вас не существовало бы, или от вас ничего не зависело.
   Илгри поднялся, взял Когтя за плечо и развернул лицом к себе:
   - Не объясняй мне, как причудлива судьба и как прихотливо она вьется, я понял еще пять веков назад. Я почти согласен с твоим предложением, только мне мало. Я не хочу сидеть на берегу и стричь купоны с проходящих кораблей, в конце концов никто и никогда не будет слушать такого союзника - нахлебника. Я хочу большего участия...
   Коготь улыбнулся:
   - Чего же ты хочешь? Опять быть командиром "Ночных Пархов", много ли их осталось? Да и вряд ли Арккрасс на это пойдет, у нас хватает ветеранов той войны!
   Илгри усмехнулся:
   - Нас не больше десятка, и только я один в Иллизаре, остальные там, в ледяных пустошах. Им не по нутру жизнь в здесь, они предпочитают морозить задницы на морозном ветру, не утихающем ни днем ни ночью. Но ты сказал что у тебя есть гений, способный сломить оборону о которой ты не знаешь ничего. Наверное он действительно великий полководец, но ты говорил только нем. Значит он у тебя один. Не нужен ли тебе второй?
   Коготь посмотрел на меня, потом опять на Илгри:
   - И что сможешь набрать племен с ледяных пустошей, они меня впечатлили. Гвардия Кымру по сравнению с ними ничто.
   Илтис рассмеялся:
   - Если сможешь обеспечить им кормежку, и тепло, они все к тебе пойдут, только они изрядные обжоры.
   Я вставил свое слово:
   - С поддержкой Океана, у нас будет любое количество еды, прокормим!
   Илтис спохватился:
   - Ах да. Насчет еды. Есть проблема. Я так понимаю, Ларакхх хочет пустить по реке океанские корабли? Они не пройдут под городом, опоры стоят слишком часто. А между ними рыбные садки, подводные оранжереи, рудные лотки, промывочные устройства. Там кораблю не протиснуться. Об этом надо говорить Иллизаром, только он может решить эту проблему, но он то хотел поговорить с тобой по совсем иному поводу.
   Коготь обернулся и посмотрел на толстяка:
   - С кем, с кем?
   Илтис был явно доволен произведенным эффектом:
   - С Иллизаром, нашим хозяином.
   С его словами купол разошелся, и над нами открылось нечто чудовищное.
   Наше блюдце, зала оказалось лишь самым донышком исполинского помещения в целом шарообразной формы никак не меньше полутора километра в диаметре
   Концы стержней зданий, входили из стенок шара внутрь. На этих концах как на кронштейнах висела сложная конструкция. Конструкция ли?
   Огромная буровато зеленая масса пронизанная в всех направления поддерживающими фермами, тросами, балками, висела на этих кронштейнах, вливалась в них, и как я теперь догадывался растекалась по всем закоулкам города. Он не была неподвижной, как то мерзко пульсировала, кое-где светилось гнилью разложения, кое где осыпалась дождем экскрементов. И запах, запах был мощнейший, ни с чем не передаваемый. Не сказать что неприятный, но под его воздействием не хотелось оставаться ни лишней минуты. По фермам и балкам сновали сотни работников, довольно упитанных по местным меркам. Кое-где они обдавали массу, особой пеной, из серебристых баллонов, внизу горбатились сгребая остатки плоти и экскременты в глубокие воронки. Что то вырезали, и относили на подносах, просовывали новые балки, укрепляли свисающую плоть прочными сетками. Работа кипела как в на стапеле огромной верфи.
   Илтис пояснил:
   - Когда хозяин спит. Он легче переносит неприятные процедуры. Поэтому ночью работы гораздо больше. Впрочем сейчас его внимания достаточно чтобы поговорить.
   В пространство бывшего зала внесли уже знакомый паланкин.
   Тип в броне был почти неподвижен, его осторожно сняли и поместили в особое ложе.
   Илгри улыбнувшись пояснил нам:
   - Вам повезло, Катхульт, очень опытен, чтобы правильно толковать повеления хозяина. И в тоже время его износ не столь велик чтобы не дожить до конца переговоров. Обдумывайте тщательно ваши ответы, не допускайте двойного их толкования. Тогда вам удаться пообщаться посредством Катхульта достаточно долго. Я буду комментировать его ответы что бы вам легче было понять друг друга.
   Бедняга Катхульт. Окончательно пришел в себя и что-то пискнул. Из огромной массы Иллизара, выпросталось чудовищное щупальце. Толщиной у основания оно было в десяток шагов, впрочем, к нам оно спустилось тонким концом толщиной с пожарный шланг. На конце щупальца развернулась кисть непонятных органов, впрочем в нескольких я угадал глаза. Кисть поочередно обвила каждого из присутствующих, лишь проворную Роа догнать не сумела. Затем обвернулось вокруг посредника.
   Раздалось нечто странное. Многоголосый гул в секунду наполнил огромный зал. Многочисленные работники побросали свои инструменты и зажали головы. Я поймал себя на том что делаю тоже самое. Привычные, к голосу хозяина Илтис и Илгри только улыбнулись. В следующей фразе хозяина мне показалось, что я различаю отдельные слова.
   Катхульт пропищал тонким голосом;
   - Ты правда, родитель-невозможный? Ты животное - ты скучен. Ты демон - ты интересен, ты невероятен, ты лгун! Ты лгун- ты еда!
   Илгри развел руками:
   - Тут в комментариях вопрос не нуждается?
   Коготь кивнул повернулся к венчику, показал Фросю:
   - Это было частью меня, отделилось от меня, но оно не перестает быть частью меня. Я вижу что она , я слышу что она, я гневаюсь когда и она. В чем то она лучше меня в чем то она хуже, я не знаю вырастет из нее моя точная копия, но она меняется становиться сильнее и опытнее. Чем не потомство?
   Голос Иллизара загремел громче:
   - Это все правда, я чуствую. Как ты его породил! Как ты смог?
   Коготь смутился:
   - Я её извергнул из желудка, и поначалу не понял что это мое потомство. Как я смог? Я не собирался этого делать. Я лишь догадываюсь как. Я проглотил камос, и это случилось.
   Масса наверху затряслась, заскрипели скрепы, балки, кое-где полетели вниз вопящие работники. Грохот нового вопроса...
   - Камос, это все объясняет. Ты стал с этим существом сильнее, умнее быстрее?
   Коготь ответил:
   - Несомненно, да!
   Грохот ответа потише, разбившихся работников несут и складывают в оранжевую тележку.
   - Это следовало ожидать от камоса. Я теперь тебе верю демон действительно с помощью камоса может невозможное. Но теперь мне неинтересно... А зачем ты называешь второе существо своим потомком, ведь это не правда.
   - Чувствую его переживания, могу рассказать ему, как и оно мне. Я учу его тому что знаю сам и много понимаю с его помощью, это потомство хоть и приемное.
   - Ты себя обманываешь, оно не может быть твоим потомством, ни в каком виде. У него есть свои родители, или были когда то. Это очень древнее существо, я их видел давным-давно, еще, когда жил на другой стороне океана. Они были одни, мы были другие. Мы портили их жизнь, топтали их сады, губили все, что они любили. Мы были Хаарах, они нет. Теперь все иначе, давно очень давно утвердился лишь Хаарах, и им нет места в нем. Я очень удивлен увидев это существо рядом с тобой. Ты плоть от плоти Хаарах, а ты лелеешь то что он уничтожил. Я не знаю, что тебе делать. Если ты хочешь успеха в тех начинания что бурлят в твоем разуме, убей это существо, ты единственный это можещь. Его можно убить когда оно тебе безгранично довериться. Тогда ты станешь тем чем ты мечтаешь. Или же заботься о нем, отринь прочие заботы, и тогда ты станешь чем-то иным нежели демоном. Если повезет...
   Коготь спросил подавленно:
   -Ты хочешь сказать что Роа враг демонов.
   Хорошо, что работники эвакуировались, сыплющиеся балки никого не придавили.
   - Нет наоборот, демоны вечные враги этому созданию, всему тому, что оно любит и ценит. Я ему враг, но я подожду, мне интересно, чем кончиться. Я знаю все финалы. У меня много времени, я узнаю и этот. Одно я не знаю, до сих пор смогу ли я получить свое потомство. Десятки раз я пытался, кости моих псевдодетей, покрыли дно океана. Раз за разом я наращивал их мощь, но как только пуповина перекрывалась мной, мой потомок исчезал их мира, плоть его загнивала. У нас демонов лишь одна душа, и как не пытайся еще одну не получить, даже мне такому огромному это не удается. Твой потомок связан пуповиной, будь осторожен, когда она прервется, может это тоже всего лишь ты. Если у тебя получиться настоящий потомок, обещай мне, что придешь и расскажешь. Мне любопытно.
   Последние слова, Катхульт прокричал истошным воплем, затем он обмер, сквозь щели его брони брызнули струйки крови. И от него на ложе осталась лежать испачканная металлическая скорлупа.
   Илгри подошел к ложу накрыл останки, одним из своих просторных одеяний.
   - Прощай друг, недолго тебе удалось потрудиться на высшем посту.
  
   Илтис подошел к нам и сообщил:
   - Посредник отсутствует, следующий разговор с хозяином мы сможем провести только через полгода. Когда, следующий по ранжиру, наберется опыта, мы сможем доносить до хозяина сложные мысли.
   Вот оно что, высшая цель для сытых советников, стать очередным проводником мысли древнего Иллизара. И в конце концов их мозг не вынесет потока информации, и они окончат свои дни в оранжевой тележке.
   Он махнул рукой и купол накрыл нас снова.
   Мы снова расселись за покалеченным столом, Фрося забралась на колени к шефу. А любопытная и наивная Роа присела между двумя рабами хозяина. Илтису и Илгри было неуютно от такого соседства, но к их чести будет сказано, принялись налаживать контакт скармливая малышке что-то вкусное из своих карманов.
   Где-то за несколькими сантиметрами купола, остался висеть могучий Иллизар, который хотел задать еще много вопросов, а нам предстояло обговорить лишь сущие мелочи. Как проводить корабли, какую долю получит Иллизар, как накормить войско дикарей, какие оборонительные укрепления строить.
   И ведь действительно мелочи, по сравнению с тем, что нам удалось пережить сегодня!
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"