Романчук Иван Васильевич: другие произведения.

Я-демон! 3. Тропы лютых волков. Глава 7.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Странный бой в болотах, владениях Ланг.


   Глава 7. Хратт. Эволюция смерти.
  
   Ранним утром морозец оставил свои разводы на траве и деревьях. Кое где ледок затронул болотную жижу. Поздняя осень, время увядшей природы и дыхания зимы. Да что это я ? Все нормальные демоны уже запасаются во всю пищей на зиму, утепляют свои тотелмы, а я стою во главе кучки горповых плевков, среди болота и готовлю их - столь же безумных демонов, убивать.
   Со всех сторон доносилось мало-аппетитное чавканье, из кустов вылетали облачка пара, от укрывшихся в них курсантов. Среди деревьев с хрустом проламывались боевые големы. Маслянисто черные - новые модели, и песочно-желтые старые образцы.
   Позади меня переминался солдат нагруженный плетями проволки и дубль кристаллов - оператор связи. Я же сжимал в руках широкую рамку с натянутой на ней магической тканью, она была подсоединена к связисту. Сейчас я увлеченно крутил рукоятку увеличивая масштаб. Красные искорки на карте мерцали указывая моих бойцов, зеленые обозначали големов, синих искорок обозначающих вражеские цели пока не было.,
   Честно признаться я не очень доверял этой хитроумной штуке навязанной мне перед учениями Ффагтом. Но старый друг Когтя , уверил меня что благодаря ей я буду иметь серьезное преимущество перед противниками.
   Сейчас эта штуковина собирала информацию с устройств связи прицепленных у моих бойцов. Маленькие артефакты пересылали на нее сведения о местоположении бойцов, как только они меняли свое расположение. В случае их гибели должны были пересылать специальный ликвидационный сигнал. А специально выделенные бойцы из состава подразделения при помощи устройства прицепленного на их шок копья, помечали местоположение и тип обнаруженных противников. Ну кроме того были артефакты у командиров подразделений, которые засекали магию противника и её тип, и тоже передавали на центральное устройство.
   Само центральное устройство находилось в тылу на специальном бронированном стропе, Ффагт утверждал, что эту штуку надо хранить как камос, это наверное он за свою игрушку трясется. Впрочем, он мне этот строп сам выделил, "нахаляву" как выражается Коготь, так пускай будет как он хочет. Там же в этом стропе сидели два офицера штаба и маг, они помечали на трехмерной модели местности все то что бойцы отправляли устными сообщениями. Так, что если, что-то пойдет не так, старый способ получения информации, вполне оставался работоспособным.
   В итоге, я сейчас, находясь в боевых порядках отряда, получал обработанную ими информацию.
   Впереди в заболоченном лесу где то притаились противники, точнее это мы притаились, поскольку их было в три раза больше. У них были сутки, у нас время ничем не ограниченно, нам предстояло не пустить их через условный рубеж, проходящий по вполне не условному оврагу.
   Туманная погода не способствовала применению авиации, так что я свое преимущество в воздухе по большей части утратил. Маги правда предлагали разогнать туман, но я поострегся, сказал только быть готовыми снять его в любой момент.
   Ведь противник видит туман и авиации не опасается, пускай привыкнет к нему, а я как ни будь это привыкание использую.
   Передовые посты расположенные по изгибам оврага ожили на карте. Сами бойцы конечно молчали (возможность Маарверна засекать работающие дубль кристаллы, реальность), так что приходили короткие кодированные сообщения продолжительность в тясячные доли секунды. Такие короткие импульсы засечь было невозможно, можно только определить существование факта связи не более. Меня это устраивало, ведь они и так знали что мы здесь.
   Я сказал оператору связи , что бы тот отправил кодированное сообщение постам в овраге готовиться к отходу. Правда не всем, два поста были усилены стационарными молниеметами, и должны были создать очаговое сопротивление.
   Вскоре пришли пометки о противнике. Мне осталось резюмировать что противник применяет третий вид тактики, по классификации Когтя.
   Усиленные тяжелой техникой клинья боевых порядков, с боевым охранением впереди, и поисковыми разъездами между ними.
   Один из клиньев нарвавшись правым флангом на организованный очаг сопротивления, принял разворачивать свое острие удара. Остальные два замедлили продвижения выслав подальше вперед боевое охранение.
   Я поразмыслив дал команду, мобильным группам (Десяток бойцов, три с тяжелым оружием, три противоголемовым, два снайпера, командир целеуказатель), подманить ещ два клина на очаги сопротивления.
   Первый же очаг уже успешно перемалывался противником, впрочем бойцы уже ушли на второй эшелон, потеряв троих.
   Через полчаса боя уже все три ударные группировки уперлись в очаги сопротивления, впрочем от первого очага уже ничего не осталось. Впрочем противник осторожничал. Местность болотистая видимость плохая, работал посему только по очевидным целям, заливая их тщательно огнем.
   Все три клина углубились за рубеж на одинаковое расстояние, чуть отвернув друг от друга. Пора было дать им почуять добычу, и развести еще подальше. Я отдал команду пощипать крайние ударные группировки противника големами старого типа с флангов обращенных друг от друга. Приказал причем не рисковать а только вызвать максимум интереса у противников. Противник по видимому был только рад найти хоть что нибудь достойное для их пушек. Как ни уворачивались наши големы, потери они понесли серьезные.
   В этот момент боя надо мной пронеслась разряд молниемета, и испарил иней с верхушки дерева под которой я пристроился! От теплого дождика, карта в моих руках мигнула и погасла. Я чертыхнулся от души!
   Только этого мне не хватало.
   Не говоря ни слова, оператор связи протянул мне такое же устройство, видимо запасное.
   Поглядев на дерево с опаской, я вышел из под её тени, подальше. Не хватало мне еще раз связь потерять. Я огляделся, впереди в тумане уже посверкивали вспышки разрядов тяжелых орудий, я сам не заметил что противник уже совсем близко.
   Вот те на, картинка на устройстве так увлекла меня что, я не совсем не оценивал происходящее как бой а только как увлекательную логическую задачу.
   Впрочем следующее мое действие было вполне очевидно, я отдал команду, и кодированный сигнал понесся в тыл, заставив десантников срочно погрузиться в склиссы, и взмыть в туман направляясь в тыл противника.
   Осмотревшись по карте я увидел, что крайние ударные группировки, разошлись в стороны, и их направление удара разводило их в стороны друг от друга. Впрочем командующий противника не был совсем туп, и в погоне за моими големами он слегка рассредоточил свой боевой порядок, охранение рассеялось.
   Впрочем настолько рассеялось, что один из отрядов противника вынырнул из тумана в десятке метров рядом с нами. Мне и связисту пришлось плюхнуться в бурый тростник, причем стараясь не намочить устройство.
   Бронированный строп, с двумя турелями спереди и в корме, и рядами голов солда выглядывающих из-за брони бортов, прохлюпал прямо через глубокую полынью, слегка увяз, побуксовал несколько минут, выдрал тяжелое брюхо, и прошлепал далее вглубь наших боевых порядков. Я кинул взгляд на "планшет", таких стропов уже было много. Хоть было рановато но противник вынудил меня начать второй этап гораздо раноьше чем планировалось.
   Кодированной командой я активировал все боевые големы старого типа и приказал охотиться за стропами боевого охранения, только за ними в контакт же с тяжелой техникой противника не вступать, штабным же приказал передавать командирам големов информацию о нахождении боевых патрулей противника непрерывно.
   Через минуту поступил сигнал что десантники на месте. По их сообщениям тыл противника насыщен транспортными колоннами, и патрулями боевого охранения. Как я тут же прикинул, противник свыше половины своих легких сил отправил на защиту тыла.
   Отдал приказ десантникам, взять под наблюдения группы боевого охранения, наметить их как цели и ждать.
   Надо сказать что все эти приказы я отдал в не очень удобной обстановке, лежа на спине в ледяной жиже и держа планшет над собой. И сначала боя я так ни разу не услышал голоса своих бойцов, только точки на планшете, метки, да мои команды.
   Что то протяжно хлюпнуло, два дерева в тылу свалились, и на максимальной скорости изза них вывалился уже знакомый строп. В полынье он опять чуть забуксовал, и тут ему пришел конец, из тумана вынырнули две песочные пятиметировые фигуры, и полили строп из сверхмощных брандспойтов. Бойцы ,повылетали из стропа, выброшенные мощной струей. Плюхались в грязь они уже покрашенные в ярко оранжевый цвет. Строп же от отдачи стал на лобовой броневой лист, и стал медленно погружаться стоя в болотную топь.
   Големы постояли секунду и опять удалились в туман. Бойцы же выкарабкавшись из грязи, с матюгами и затрещинами, стали обматывать строп тросом, чтобы совсем не потонул. От их движений в черной болотной жиже, расплывались оранжевые пятна. Вскоре они изгвазданные, примотав строп к окрестным деревьям, принялись чистить себя пучками травы. Один из них удалился в туман. Через некоторое время из тумана вывалился уже второй такой же ярко окрашенный строп, с такими же яркими бойцами. Один строп прицепили к другому, впряглись сами и с уханьем принялись выволакивать свою технику из болота.
   Однако, что-то я отвлекся. Вернулся обратно к "планшету". Обстановка сильно изменилась, теперь боевые клинья противника совсем расплылись и напоминали растопыренные пятерни. Командующий противника стремясь спасти свое боевое охранения, выдвинул тяжеловооруженные подразделения навстречу. Своей цели он вообще то не достиг, а в тех случаях когда ему это удалось то боевое охранение было вынуждено спрятаться за тяжеловооруженные силы.
   В результате он лишился глаз и ушей, и не имел понятия об моих действиях.
   Впрочем он был не дурак, и выдвинул часть бронированных сил на задачи боевого охранения. Этого только я и ждал.
   Мои группы противотанковой борьбы, вылезли из под кустов, кочек, слезли с деревьев, достали свои "кулаки", и стали бить с близкой дистанции по бронированным силам противника.
   Разумеется такое зрелище я не мог пропустить. Вызвав личную боевую группу, из опытных теней я отправился понаблюдать за эффективность нашей тактики.
   Из тайника мы достали по несколько кулаков каждому, и под прикрытием дыма рванулись к ближайшей боевой группе.
   Там казалось взревывало гигантское чудовище, тжелобронированные механизмы пытались расчистить вокруг себя как можно больше места, что бы к ним не подкрадывались наши бойцы на расстояние удара. Кулак не был уж слишком дальнобойным оружием. Усилия были тщетны, к клокам тумана, добавились облака пара из взбаламученной болотной жижи, мелкое болотное зверье разбегалось в стороны, дополнительно маскируя движения наших бойцов.
   К моменту когда мы подобрались поближе. Два огромных голема и тяжелый бронированный строп вооруженный мощными орудями, протоптали огромную измочаленную площадку, и дергались от много численных попаданий "кулаков". Через минуту командир подразделения сообразил наконец, ииз открытых люков горохом посыпались солдаты.
   Однако он учел что болото после работы гигантских механизмов, превратилось уж вовсе непролазную топь. Бойцы увязли как жигалки в помете горпа, и разумеется их тут же перещелкали снайпера с деревьев. Как только все цели были поражены, наши бойцы откатились вглубь наших боевых порядков, оставив огромную оранжевую лужу, и матерящихся бойцов противника. И вовремя , на поляну-жижу, ввалилось подкрепление уже из легких стропов, гораздо более эффективных в маневренном бою.
   За нами они углубляться не рискнули, поскольку мы предусмотрительно помаячили двумя големами в глубине наших порядков.
   Когда я выбрался из схватки, то заметил смешки соседних бойцов.
   - Что в штаны , наложил? Чегой то ни разу стрельнул! Горе вояка.
   Я конечно вспылил, но потом сообразил, что на меня по прежнему навьючено четыре "кулака". В схватке я так и не выстрелил ни разу, что на меня не похоже.
   Бойцы моего отделения состроили тому незадачливому бойцу страшные гримасы, и отмахивали ему, чтобы он убрался. Тот сообразил, втянул голову в плечи и испарился. Разумеется он не понял сразу, что я начальство, знаки различия были вымазаны в грязи.
   Пристроившись на сухой кочке я окинул взглядом обстановку на планшете. Ударные группы противника вновь собрались в плотные кулаки, и остановились. Кинул взгляд на счетчик времени, с начала сражения прошло уже более трех часов, а они прошли мои порядки только на треть. Потери их среди тяжелой техники, достигли двадцати процентов, легкую сосчитать было трудновато. То что они остановились вполне понятно, движение наугад им далось довольно дорого. Сейчас командующий противника по идее должен попытаться прояснить обстановку, поскольку наземными силами разведку провести ему не удалось, следует ожидать воздушной разведки. Но какой в ней смысл если землю скрывает туман?
   Туман ему теперь не нужен, как не нужен стал и мне, к плотным боевым порядкам подбирать легкими силами самоубийство, они просто наугад все огнем залить могут!
   Раз туман не нужен стал обоим, то он скоро исчезнет.
   Я вызвал полковых магов, (кодированного сигнала для столь сложных команд не было предусмотрено):
   - Архан! Тут сейчас противник будет снимать туман, не противодействуй, а наоборот помоги всеми силами, пускай для него туман снимется совсем неожиданно.
   - Хратт он уже начал подготовку!
   - Сколько у меня времени?
   Архан что проорал коллегам, потом ясным голосом сообщил:
   - Мы ему пока препятствуем, через пять минут ровно мы сменим вектор воздейстивя, и туман исчезнет за полминуты.
   - Ясно, так и делай, я постараюсь успеть!
  
   Затем вызвал эскадрилью прикрытия:
   - Коготь подымай всех, через пять минут туман исчезнет, атакуй пока они не перестроились, и не навели на вас свое ПВО.
   Коготь что то заорал своим, а затем уточнил:
   - Мы больше минуты над ними не продержимся, тем более у меня три объекта атаки. Дальше они нас сшибать начнут. Предлагаю атаковать только штурмовиками и только одну колонну, а истребители пусть держат контроль воздуха. Бомберам просто скорости не хватит вовремя долететь, им минут десять нужно.
   Я подумал с минутку:
   - Атакуй только правую колонну, пусть накроют всем что есть на протяжении трех- пяти минут. Потом им не до воздуха станет, мы их с земли прижмем... Бомберы пускай через минут двадцать подтягиваются, а штурмовики сразу отзывай пускай перезарядятся... нам еще несколько атак проводить. Да и истребители береги.
   - Ясно! Мы уже в воздухе!
  
   Ну значит так, сейчас как туман упадет, сразу штурмовики наваляться на колонну, первые минуты эффект внезапности. Если у них грамотные командиры, они немедленно рассредоточиться. Насколько я знаю это болото, туман замениться клубами пара, от взрывов. Пока они снова будут лишены видимости, подтягиваем свою ударную группу, и бьем уже с земли по рассредоточившимся порядкам. Он перестраиваются в боевой порядок для отражения наземной атаки, а тут подоспеют бомберы, лучше пусть не сразу, а как только дам команду на атаку, покрутятся пока рядом.
   Набрав на планшете команду я двинул свою ударную группировку на сближение с противником. В отличие от противника она была у меня одна. Под прикрытием тумана они смогут подобраться довольно близко, но в отличие от противника они будут знать точно, когда туман спадет.
   Что-ж, пока гладко но как подсказывал мне опыт, обычно ничего не получается именно так как планировал!
   Я чувствовал, что мне нужен козырь на всякий случай, что бы в случае чего переломить ситуацию в свою сторону. А пока я такого козыря не находил, все что у меня есть я выложу на стол в течение нескольких последующих часов, по плану.
   Десантники в тылу противника помечали обнаруженные цели, цели не подтвержденные в течение пятнадцати минут постепенно серели, информация об них устаревала.
   Я лихорадочно выискивал этот не достающий мне козырь, и не находил. Когда хоть что то пойдет не так ситуация уже выйдет из под контроля. Вот если бы можно было атаковать с воздуха только по пометкам, я бы мог еще кое что придумать.
   Тем временем вопреки моим опасения все проходило по плану.
   Мимо меня тяжело продавливая болотный ковер прохлюпали новейшие боевые големы. Их непривычно низкие силуэты, протекали между деревьев. Я вызвал командира бронированного подразделения, и мы со связистом подсели на один из големов.
   Устроились мы позади горба- кабинки пилота - демонолога на спине твари. Она была только на одном големе из трех, погонщик вполне справлялся с тремя гигантами. Бронепластины спины были скользкими из-за осевшей на них влаги, и довольно неприятными. Кроме того на трава и кусты наверченные для маскировки, путались под ногами. А деревца прикрученные проволокой к голове голема, выглядели как экзотические рога. Благо на последних моделях големов, стали устанавливать что то вроде насеста для десанта. Вот туда мы и примостились. Позади меня устроились бойцы моего подразделения.
   Руки голема с вмонтированными в них тяжелыми орудиями, тяжко двигались внизу. На концах орудий были заметны ярко-желтые ограничители мощности.
   Я кинул взгляд на счетчик времени, в этот момент наши маги совместно с магами противника принялись убирать туман. Поскольку маги противника в первую очередь стремились убрать вокруг ударных группировок, то воздух вокруг нас закрутился в теплые струи. Броня мгновенно просохла, стало жарко и душно. Голем уже присел за облюбованным деревом.
   Несколько секунд и туман был сдернут как занавес, вверх.
   Перед нами раскинулись боевые порядки противника. Впереди с небольшими интервалами стояли тяжелые боевые големы, настороженно поводя стволами молниеметов в руках. Между ними сновали легкая бронетехника и стропы, готовясь нырнуть в заросли, в тылу за строем тяжелой техники, стояли рядами тяжелые транспорты, груженные войсками. Болото среди них было измолочено, и перемешано. Тяжелым аппратам приходилось всё время переминаться и переезжать с местана место чтоюы не утонуть в жиже. Пехотинцы как я понимаю вообще не рисковали спуститься на "землю". В первый момент я подумал что они нас видят, от нас до них было не более двухсотен шагов. Скорее всего продлись затишье еще тридцать секунд они бы нас заметили, однако им скоро стало не до нас. С неба , из клочков разрушающегося тумана, вынырнули волны штурмовиков. Плотный строй машин представлял для них лакомую цель. Командующий ударным подразделением противника бывалый воин, немедленно отдал приказ рассредоточиться. Но поздно! Центр строя противника прямо исчез в буре всплесков оранжевого цвета. Из бури краски, стали вываливаться тяжелые машины, бешено поливая небо разрядами, оранжевый бок для тяжелой машины не считался повреждением, как для стропов. Но вот два десятка тяжелых штурмовиков, державшихся в последней волне, имели оружие специально для них. Выпавшие из хаоса в небе бронебойцы, не торопясь зашли в широкое пике, и швырнули каждый по две ракеты в свою цель. Пакеты впилис в бронированные бока, развалились оставив прилипший моргающий красным цветом маркер. Красиво! Как на полигоне. Коготь провел свою атаку идеально!
   Я проводил взглядом уходящие штурмовики, большая часть с веселыми пируэтами проследовала к нам в тыл, меньшая часть печально над деревьями протянулась в тыл к врагу, очевидно подбитые.
   Настала наша очередь. Мы по моей команде открыли бешеный огонь из импровизированных укрытий. Оставшиеся целыми боевые големы, постарались повернуть к нам фронтом наилучшим образом забронированным. Огрызались они не слабо, но вот их конструкция высокие гуманоидные фигуры, была уж слишком лакомой мишенью. Наши же приземистые твари хоть были и вдвое тяжелее, плотно прижимались к земле. Так что наши девять големов производили сущее опустошение боевых порядков противника. По видимому их командующий был выведен из строя, потому как одни уцелевшие стропы, пыталисбь укатится в тыл, другие маневрировали по флангу пытаясь обойти нас (ошибка конечно, потому как мои бойцы с "кулаками" не дремали, по кустам).
   Големы противника не могли сосредоточиться на одной цели и бесславно застывали пораженные. Кто-то кто принял у них командование, приказал бойцам покинуть технику и атаковать заросли из которых мы вели огонь. Лучше бы он этого не делал а просто отступил, бойцы посыпавшиеся горохом из люков увязли в жиже.
   Этого момента пропустить я не мог, и вызвал бомберы которые должны были крутиться неподалеку.
   Бомберы заметили, небу было уже почти совсем чистое, тут у них похоже вообще паника началась. Я в этот момент я дал големам команду отходить, свое дело они здесь сделали, им пора было встречать другую ударную группу уже спешившую на выручку.
   Рубеж для засады только предстояло выбрать.
   Для бойцов остающихся здесь я отдал последний приказ, и они поползли в зарослях сжимая в руках "кулаки"
   Когда наш голем повернулся спиной к противнику, в остатках колонны начался сущий ад. Бомбы сыпались как горох, все кто успел вылезти из под прикрытия брони, тут же был окрашен во все тот же веселый оранжевый цвет. А вот брони то не много уцелело, и уцелевшие бронемашины стали оттягиваться в глубь своих порядков. К ним уже ползли устремлено бойцы с "кулаками". И вскоре же на скрывшейся за деревьями поляне зачастили разрывы противотанковых ручных орудий. Разгром правой ударной группы противника был полным.
   Теперь необходимо было посмотреть что делают остальные...
   Левая ударная группа, топталась на месте, а центральная уже развернулась почти назад и двигалась спешно выручку разгромленной. Пометки моих бойцов вокруг нее, непрерывно перемещались, очевидно обстреливали боевые порядки противника. Конечно они не могли нанести существенного вреда, основной силе, но вот развернуть боевое охранение не давали.
   Я прикинул маршрут ударной группы, и стал подбирать место засады. Местность была ровная как стол, единственные вариации были на тему, больше деревьев, меньше деревьев, глубже топь. Вот последнее меня интересовало больше всего. Конечно тяжелые боевые машины в топи не утонут, но замедляться существенно. Выбрал я в конце концов место более менее без деревьев, где более топкие места, сужали более сухие в уззий коридор с крутым поворотом в конце. Как ни крути в таком месте фланги будут отставать, а середина строя будет беззащитной от атак сбоку.
   Теперь все зависит от того насколько они торопятся...
   Я вызвал командующего воздушными силами:
   - Коготь, когда твои штурмовики будут готовы к следующей атаке?
   Коготь ответил раздраженно:
   - Помилуй Хратт, я четверть машин потреял!
   - А истребители, что?
   - Непрерывно отбивают желание противнику ввести свою авиацию, и спотерями между прочим.
   - Мне нужны и те и другие, воздух скоро нам не будет нужен, а противнику тем более. Через пять минут у меня будет цель для атаки, атаковать будешь центральную группировку с тыла. Тем более она сейчас направлена направо, далеко обходить не придется.
   -Ясно, но от авиации у нас почти ничего не останется!
   - Ничего, нам не так много работы осталось.
   После разговора достаю опять планшет, и отдаю команду десантникам, которых ранее забросил в тыл к противнику, наметить цели для атаки через полчаса. Надо лишить противника желания, что-то делать третьей группировкой. Когда у них в тылу будут проблемы, а почти все силы потрепаны, им очень захочется обезопасить свой тыл.
   Мои големы устроились на позиции засады, и стали ожидать приближающегося противника. Колонну противника мне успешно отмечали истребители барражировавшие в небе.
   Подоспели боевые группы с бронебойными ракетами. Я спрыгнул с голема и направился к командирам бронебойных групп.
   Они облепленные грязью устроились на сухой кочке. Уже полуденное светило, подсушивало грязь на броне, делая их похожими на големов.
   Увидев меня они вытянулись в строй.
   - Ребята! Мы хорошо поработали, треть войск противника уничтожена с ничтожными нашими потерями. Сейчас на этом поле мы встретим центральну группировку противника. Уничтожить её будет сложно, но потрепать её как следует можем.
   Бойцы с сомнение уставились на болото редкими чахлыми кустиками. Один из них протянул:
   - Мы здесь больше пяти минут не продержимся, передавят!
   Я кивнул:
   - Потому вы будете располагать не здесь , а вон там и там, на флангах. Когда они нарвутся на засаду здесь, то они обязательно примутся обходить нас с флангов, тем более их сверху будет поливать авиация. Вот тогда вы их и встретите. Да и еще, с пехотой не связывайтесь, как только вас будут прижимать давайте целеуказания для бомберов, они будут близко. И отходите. Главное чтобы противник понял что ему и в центре не будет сладко и на флангах тоже.
   Командиры кивнули и разошлись по подразделениям. Вскоре цепочки бойцов растеклись по кустам .
   Я огляделся, големы спрятаны качественно, поле выглядело безопасным и безжизненным.
   Выбрал я и себе местечко поудобнее, кочку накрытую деревом-ребром. Там я был и замаскирован, и сух что было немаловажно.
   Посмотрел на счетчик времени, до заката оставалось еще четыре часа. Но если учесть что туман к вечеру очень силен, то им стоит поторопиться.
   Тем временем вспышки выстрелов впереди стали заметнее. Через еще пять минут вспышки стали гаснуть в центре, и активнее вспыхивать по краям. Бойцы арьегарда создавали иллюзию что фронт прорван, сами стекались к флангам и пытались организовать давление на клин с боков. Этим они не давали толком развернуть боевое охранение, и разобраться в обстановке.
   Через еще пять минут первые вражеские тяжелые машины ввалились на широкое пространство поля. Легкие стропы как я предполагал, занимались боем на флангах, так что впереди строя двигались только тяжелые машины.
   Тяжелые фигуры големов раскачивались при ходьбе, выбивая из глубины болота струйки пара. В мути за ними, покачивались широкие бронированные морды тяжелых стропов. Еще дальше тянулись низкие машины с установленными на их платформах тяжелыми орудиями. Эти то пожалуй самые опасные для моих големов.
   Как и ожидалось они широким фронтом ввалились в топь. Центральные машины, шли не снижая темпа, а вот фланговые замедлились втрое.
   Видать только вздохнувший, после горячки боя в зарослях, командующий противником, не успел оценить подозрительность ситуации. Но вообще я в этот момент понял, что не стоило давать противнику столь продолжительной паузы, следовало выпускать его на это поле с боями.
   Впрочем сейчас разрыв между центром и флангами все нарастал . к моменту когда центральные порядки вышли на рубеж огня, фланговые углубились в топь наполовину.
   Я дал отмашку открыть огонь. Поражаемые во фланг боевые аппараты противника, завертелись разыскивая лучшую позицию, увязая в топи по краям. Фланговые рванулись вперед из-за всех сил, но увеличили скорость едва ли на треть.
   Те же что попали в огненный мешок, и уже поредевшие наполовину, рванулись вперед с этой голой липкой ловушки. Но не тут то было, сухая тропа в этом месте делала поворот, естественно они сходу увязли. Быстро нащупали сухую тропу, и двинулись остреливаясь по ней. Стало жарко, ведь только в центральной группе осталось столько же големов как и у нас.. Но следуя тропе они были вынуждены подставить тыл трем моим големам обстреливающим из с правого фланга. Пришлось повернуться части из них направо лобовой броней, и соответственно тонкой задней к левой засадной группе. Теперь все мои засадные големы имели возможность стрелять в кормовую броню.
   Оставшиеся пять големов, залегли за тушами подбитых бронированных стропов, из которых, кстати, высыпались пехотинцы. Пока они особенно не могли нам угрожать, поскольку крепко увязали в топи. Но некоторые уже направлялись к сухим кочкам.
   Пехоты в центре засады у меня не было, а отрывать големов, от ведения огня по вражеской бронетехнике я не мог.
   Тем временем фланговые тяжелые единицы противника прорвались сквозь грязь и вышли на рубеж открытия огня. Естественно что сосредоточенного огня всех орудий противника мы не выдержим. Пришло время авиации:
   Пометил на планшете цели, особенно постаравшись выделить те подозрительные платформы с тяжелыми орудиями, вокруг них уже копошились фигурки.
   Через несколько минут тыл группировки противника накрыли разрывы ракет и бомб, поскольку противник ясно видел авиацию, то не обошлось без потерь. Затем снизились истребители, и принялись гоняться за легкой бронетехникой. Увязающие же в топи тяжелые машины были легкой мишенью для ракетоносцев.
   Командующий вражескими силами сделал закономерный шаг, конечно же ошибочный, приказал рассредоточиться, всему включая тяжелые машинам.
   К этому приказу добавилось естественное желание каждого бойца обтечь, обойти опасное трудоступное препятствие. Одиночные машины ввалислись в кусты в которых их уже ожидали наши противоброненосные группы. Истребители же которые носились над полем гоняясь за пехотой, вынудили пехоту залечь и отстать от быстро шагающей, ползущей бронетехники. Так что большая часть фланговых боевых машин попала под сосредоточенный огонь моей пехоты из "Кулаков". То там то сям неподвижными статуями замирали пораженные "кулаками" глыбы грозного металла. В глубину вражеской группировки, вселялся хаос. И командующего противником была сложная дилемма, либо сбиться в тесный строй и прорвать заслон (учитывая что от тяжелой техники осталась только половина), подвергаясь атакам авиации. Или же рассредоточиться и отбить сначала авиационную атаку, став уязвимым для пехоты.
   Командующий противником был толковый ветеран, быстро определив что против авиации ПВО колонны практически бессильно, и дальнейшее расползание только обескровливает его войска, решительно созвал остатки колонны в плотный боевой порядок. Из глубины строя заработали тяжелые орудийные установки,выбивая один мой голем за другим. Даже великолепно бронированные, големы нововой серии, были уязвимы перед столь мошными орудиями. Мне ничего не оставалась сделать так дать команду големам отползти, и вызвать авиацию.
   Насколько я понимаю командующему противником, в этот момент очень захотелось прикрыться с воздуха, маги доложили, что маги другой строны стараются сгустить туман.
   Я ничего против не имел, четвертому этапу боя как раз требовался туман.
   Через минуту поле боя заволокло туманом, и поредевшие войска оторвались от глоток друг друга.
   Они оторвались передохнуть, а вот мы отпустили их чтобы вцепиться в хвост.
   Я дал отмащку десантника атаковать тыловые подразделения, и стал высматривать на карте движения третьей бронированной колонны.
   Конечно её до поры до времени беспокоили мелкие нападения наших заслонов, но так серьезного боя они до сих пор не видели.,
   Поступили доклады от командиров боевых групп. Правая ударная группировка противника полностью потеряла бронетехнику, и теперь состояла из разрозненных пеших групп отступавших назад в свой тыл. В ближайшие часы от них серьезной угрозы ожидать не приходится.
   Центральная группировка потеряла почти всю пехоту и свыше половины бронетехники. Наступать в болоте без пехоты и легких сил я считал самоубийством, видимо они тоже. И оттягивались тоже в тыл. Впрочем, я решил отрядить в погоню за ними четыре группы на стропах, чтобы не расслаблялись.
   Авиация наша изрядна пострадала в части ударных сил, но вот истребителия сейчас дрались насмерть. Оказывается пока мы были столь заняты на "земле", противник решил вырвать превосходство в воздухе. Борьба шла на равных, но Коготь предупредил ,чтобы я в течение часа на поддержку с воздуха не надеялся. Скверно!
   Потри моих броненосных сил, составили двадцать процентов, это означало что третья группировка противника теперь превосходит мои силы. Скверно...
   Одна надежда на десантуру, те уже вступили в активные боевые действия, это отразилось на действиях противника. В течение почти получаса их силы не совершали никаких осмысленных маневров, только огрызались от атак моей пехоты.
   Я же не терял времени, и активно вел големы вдоль фронта на левый фланг. Моей задачей, стало не допустить соединения остатков центральной группировки с левой.
   Правда я пока не сообразил как это сделать, если тупо встать между ними, то они меня раздавят как орех между двумя камнями. Тем более наметилось их продвижение друг к другу. Атаковать с левого фланга, тоже негодится , они просто отступая соединяться вместе, да и еще пехоту правой группировки к себе добавят. А имея решительное превосходство в пехоте, они могут делать на болоте что хотят.
   Пришел в голову парадоксальный вариант, проявить намерение отрезать группировку от тыла. Маневр получился несколько длинноватый, но зато серьезно угрожал их безопасности. Поскольку их безопасность уже и так сегодня страдала, на вряд ли они смогут игнорировать эту угрозу - быть отрезанными.
   На маневр у нас ушел почти час, левая группирока наконец принялась продвигаться навтречу центральной (Что укоротило мой маршрут), а центральная поджидала пехоту оставшуюся от правой ударной группы. Мой легкие силы активно истребляли эту пехоту, но командующий так и не решился вывести свою технику им навстречу. В тылу у них установился некий паритет. Тыловые силы наконец смогли закрепиться в обороне, но совершенно не двигались и разврыв медлу удаными силами и тылами только увеличился. Очевидно эту проблему противник отложил на потом. Что касается авиации, то с трудом вверх взяли наши воздушные силы, что не прибавляло противнику желания снять туман. Мне же он не мешал, скрытность я всегда любил.
   Для оживления ситуации я стал обозночать свое движение по левому флангу левой группировки. Мои бойцы постреливали из кустов, склиссы с бойцами залихватски проезжали мимо их патрулей. Големы постреливали вдоль фронта, наддавливали на фланг-тыл группировки. Противник итак напуганный предыдущими схватками вяло грызался ожидая очередного подвоха. И отступал направо.
   Отступал пока не сообразил, что мы продвигаясь в тумане почти окружили его с трех сторон (что делать иллюзия весьма искусная, а ни видно ни фига).
   У противника видимо началась очередная паника, его боевые прядки смешались, и не дождавшись подхода остатков центральной группироки, он двинул на прорыв! Но в тыл...
   Напряжение отпустило меня. Небесная дуга садилось, туман все больше становился не магическим а естественным (такой снять тяжелее). Перемлотая грязь, расщепленные деревья, и оранжевые лужи свидетельствовали об прошедшем сражении. Уставшие бойцы, уже с явной неохотой тащили тяжелые связки "кулаков", наверное внутренне досадую что не выпустили их во врага. А вот выбросить уже нельзя, отделеенные по шейке погладят. Когда наши застрельщики сообщили , что противник ушел за овраг, я отдал команду сврачиваться. Усталый связист, выдернул у меня из рук планшет, и насупившись потопал к штабному стропу. Мне было жалко совершенного прибора, казалось у меня выдернули пульс войны. Я как-то, ошарашенно , посмотрел себе в руки, пот опомнился и с независимым видом опустил их на рукоятки мечей.
   Бой был выигран...
   Выигран мной, выигран нами!
   Странное ощущение, совсем не такое как после уличных схваток, и жарких рубок которых было немало у меня с Когтем. Тогда хотелось говорить, продолжить удачные движения, выпить , надрать кому то хвост, и хотелось жить, жить.
   Сейчас же как будто огромный груз салился со спины, оставив как натруженный позвоночник, мозг онемевший от напряжения и мыслей...
   Надо признать я долго с мыслями собирался, ну а когда собрался, обнаружил что я стою один в вечернем тумане, а от моих бойцов остались только следы в болотной жиже.
   Я пошарил рукой на поясе в поисках дубль кристалла, но не нашел его, видимо потерялся в дневной суматохе. До штаба предстояло плестись не менее двдадцати километров, причем в ночном болоте населенным агресиисвной фауной. Из оружия и снаряжения при мне были только два меча, правда соершенных. Только вот скорости они не прибавляли ничуть.
   Прикинув по зкакату направление я погружаясь по колено в жижу, стал медленно продвигаться к своим. Через полсотни шагов, пришлось вырезать жердь, еще полсотни вторую. А уже через пару тысяч, последние отблески света покинули болото. С завистью я вспомнил Когтя с его ночным зрением, и что мне стого, что я днем видел два раза лучше. Сейчас шел бы, горя не знал, ну или почти не знал.
   Ночная сырость пробралась под модульную броню, а пропитавшаяся водой одежда совершенно не держала тепла. Опять вспомнился Коготь, он бывало льдом обмерзал, однако не смущался, топал.
   Совершенно потеряв ориетировку я остановился. Судя по тому, что оранжевых луж уже не попадалось, из зоны боевых действий я вышел, но вот куда пришел?
   За спиной послышалось хлюпание, и треск ломающихся веток. Так обычно продирается сквозь заросли гвараанз. Тварь травоядная, но жутко агрессивная. Я стал было побирать дереце повыше, гвараанз обычно голову вверх не подымает.
   Ничего стоящего близко не было. Я повернулся в темноту, стараясь по звукам определить где болотный гигант, и вытащил два меча.
   Тут я в темноте улышал смешок, и слабенький свет аурического подсешего изрядно фонарика осветил меня:
  -- О! Еще один еле воин. Привет тебе герой оранжевого знамени, кого собрался мечом порубать?
   Я смущенно , спрятал мечи:
  -- Гвараанза...
   Дружный хохот, на стропе явно был не один седок.
  -- Ну присоединяйся к нам, гвараанза ты тут не найдешь всех распугали.
   Через борт протянулись несколько рук. Пока перелазил понял почему строп шел без огней, передок был изрядно помят а кабина разбита. Вместо рычага, воткнули корягу.
   В тусклом свете фонарика, виделись перемазанные в оранжевом красителе, со спаленными индикаторами на броне бойцы-пехотинцы. Судя по пластинчатой гнутой броне а не модульной как у меня ,это были наши противники. Впрочем за рулем сидел как раз наш боец, окинув нас взглядом и уверившись в нашей готовности, он тронул с места.
   Все седоки были уставшие отдневных трудов, про бой видимо никому вспоминать не хотелось.
   Строп мирно хлюпал по болотной жиже, а водитель очевидно обладал ночным зрение, правда не столь уж ясным, потому как на периодически ометали ветви деревьев.
   Мы чтобы сохранить головы, сначала присели а потом улеглись на платформу укрывшись бортами.
   За несколько минут я задремал на плече соверщенно незанкомого мне солдата, окрашенное в ярко оранжевый цвет.
   Сколько спал я не знаю, но проснулся я того что меня дернули за плечо. Незнакомый мне детина, страрательно тряс меня с усердием достойным лучшего применения:
  -- Приятель, если ты хочешь набить свое брюхо ты сейчас упускаешь последний шанс!
   Я перевалил через борт, скользнул по осклизлой от грязи надувной гусенице.
   Под ногами я с большим удовольствием, ощутил твердую землю.В ночном промозглом тумане доносились приглушенные голоса, и пахло сооблазнительной трапезой. Ну кроме этого царил запах сушащейся на кострах мокрой одежды, смазочного масла, горелого тростника.
   Я спохватился и подошел к ближайшему указателю, прочел в каком секторе тренировочной базы я нахожусь, и направился к штабу.
   Ночной лагерь, напоминал сейчас шумный город. То повеселевшие от гравижидкости очевидно бойцы, рубали в лоскуты невесть как залетевшего туманного волкрина. Кто то жарил на остре добытого днем гвараанза, прямо в панцире (самый лучший способ, только жарить надо два дня). Еще два остолопа дрессировали, парха перепрыгивать по команде через ящик., усы впрочем они ему купировали. Слева парковались на площадке боевый глемы, слегка погромыхивая броней, видать демонолог-махаут был неловкий, или просто пьян. У штаба кучковалось начальство мелкого уровня, отделенные, сотники и парочка "теней" - инструкторов. Два идиота, собрались мне наложить взыскание за плохое состояние обундирования за что заработали в рыло, и укатились под ближайший стол. Шума никто подымать не стал, раз дает в рыло значит имеет право. А может мои вояки оветеранились. Ведь хороший ветеран за километр чует начальство, и за день от него смывается. На всякий случай дав в рыло еще двоим недотепам изображающим часовых вошел в свой штаб. Впрочем сейчас он не совсем то мой был.
   Намоем месте вольглотно расположился мой старый друг, и вечная головная боль Коготь, в глубине рассматривал карту, наше бывшее начальство Атт! Кроме моих штабных офицеров, была еще пара десятков штафирок, от них то более всего шума было.
   Вот они то первыми принялись тыкать в меня пальцем, вскоре всеобщее внимание было обращено на меня.
   Я раздраженно мотнул плечами, и что бы показать кто в доме хозяин, шваркнул мечи с перевязью прямо на стол с докуметами и картами. Жирная грязь обильно заляпала поганые бумажки.
   На когтя это не подействовало ничуть он только усмехнулся и произнес нечто странное:
  -- Хорошо хоть не оранжевого цвета!- и громко загоготал.
   Я обиделся, а вот остальные стали смеяться все сильнее и сильнее. Я уже был готов вспыхнуть от ярости, но вдруг смеявшиеся разошлись ия увидет еще троих субъектов которые не смеялись. Они были не в нашей а в пластинчатой броне, и полностью окрашены в оранжевый цвет. С головы до пят!
   Я внимательно поглядел на них, и мои губы расплылись в улыбке. Я заржал как ополоумевший блал. Все уже не смеялись давно, только Коготь улыбался. Я смеялся долго, потому как имел на это право.
   Ведь эти трое, союзники из "Трехградья", командующие сил "противников" которых именно я покрасил в оранжевый цвет, цвет поражения.
   Я был грязен как гвараанз, а они чистенькие но оранжевые, и горп меня побери если я хочу поменять свою грязь на их веселую раскраску.
  
   Я смеялся а Коготь улыбался, потому как этот учебный бой стоил десятка настоящих, пожалуй именно сегодня мы начали выигрывать эту войну.
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"