Романчук Иван Васильевич: другие произведения.

Шестеро, Сценарий, неоконченный.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Неоконченный сценарий, к малобюджетному фильму жанра мистика-триллер.


   Проект
   Проект сценария
  
   Часть первая:
   Действующие лица:
  
   Четыре парня:
  
   Условное имя "Максим".
  
   Невысокий, темненький паренек с чуть лукавым выражением лица. В меру крепок, подвижен, и любопытен.
   Заточен на общение, самоутверждение посредством общения.
   Всегда подтрунивает над окружающими, любит ввести окружающих в легкое раздражение. Добившись раздражения или вспышки злости, обычно все переводит в безобидную шутку, выставляя окружающих неадекватными типами.
   За внешней живостью иногда проглядывает внутреннее напряжение. В компании, поначалу квази-тамада, но как действие разворачивается, отодвигается в тень.
   Впрочем, он не зол, у него нет пока никаких принципов, кроме своего личного самоутверждения, все события оценивает через призму своего роста в окружении.
   Голос его, переборчив и вкрадчив, готовый в любую минут сменится коротким смешком.
   В руках всегда, что-то крутится, гипнотизируя собеседника, четки, зажигалка, мобильник, или еще какая-либо яркая щелкающая безделушка.
  
   Условное имя "Женя"
   Высокий сутулый парень, бледный. Задумчивый взгляд. Все делает с некоторым размышлением. И почти всегда не то что от него ждут. Скрытен, немногословен, старается не выдаваться из тем повседневных разговоров, но как бы с усилием заставляет себя казаться таким как все. Навеселе, словоохотлив, любит противопоставить свое мнение мнению окружающих, втянуть их в ожесточенный но бесплодный спор. Пьет быстро и много с мрачной решимостью. В одиночку опасается вступать в общение с незнакомыми или малоприятными ему людьми. При поддержке приятелей ему это удается легче. Расслабляться попросту не умеет.
   Разговаривает низким голосом, почти неразборчивым. Навеселе появляется запальчивость и надрыв. Часто кашляет.
   Обычно при разговоре смотрит себе на руки, когда спорит сжимает их в кулаки, потирая их большим пальцем.
  
   Условное имя "Иван"
  
   Крепкий парень, среднего роста. Единственный из троицы кто занимается спортом. В меру общителен, мягкое доброжелательное выражение лица. Почти всегда спокоен, не допускает в себе самокопаний, и долгих бесплодных размышлений. Действия его всегда просты и ясны, хоть и не всегда логичны. Алкоголь наркотики меняют его характер на противоположный. Ему становится любопытна боль или своя или чужая. В компании становиться бесцеремонен и жесток. Причем так, что у зрителя возникает вопрос, может это его настоящее Я.
   Руки его всегда спокойны, когда обнимает девушек, всегда пытается их умиротворяющее поглаживать. Как кошек...
  
   Условное имя - Денис.
  
   Высокий, крайне худощавый парень. Всегда в отстраненное выражение лица, чато не замечает происходящего, "витает в облаках". Однако потом когда начинают выяснять , о чем он собственно так глубокомысленно размышляет, оказывается облака то совсем недалеко от земли. Крутые тачки, вчера посмотренный голливудский блокбастер, несложные удовольствия и т.п.
   Часто запинается в разговоре, нервно теребит карманы, молнии, вес что можно найти на одежде и теребить.
   Загнанный в угол, отбивается с беспорядочным отчаянием, загнанной крысы.
   Голос низкий, гундосый. Одевается в нечто мешковатое, плохо подобранное, обязательно капюшон до бровей, и рукава до кончиков пальцев.
  
  
   Девушки.
  
   Условное имя "Юлия"
  
   Высокая несколько нескладная девушка, с узким лицом. Одевается в набор не очень подходящих друг к другу вещей. Несколько ярко и аляповато. Очень переменчива в настроении, тон её голоса ломается даже в течение одной фразы. Она тяготеет к компании молодых людей, но пока не знает как толком себя в ней вести. Поначалу вызывает антипатию, но близкие люди уже хорошо знают её натуру, и относятся к ней с доброжелательным снисхождением. Когда находится в состоянии легкого опьянения, старательно натягивает на себя маску, свойской девицы. В момент наступления развязки фильма, проявляет твердую решимость, и настойчивость.
  
   Условное имя "Ирина"
  
   Девушка небольшого роста, вызывающе окрашена, и не менее вызывающе одета.
   Для нее существует жизнь в веселой компании, и все остальное. Любит сыпать словесными штампами, и прописными истинами из статусов в "одноклассниках". В руках во время разговора часто крутит какие то яркие вещицы, но в отличие от шустрого не гипнотизирует собеседника а почти сразу раздражает его своей привычкой (роняет, предмет, сует в рот, ковыряет им под ногтями, перекладывает из сумочки на стол и тут же обратно. Разговор поддерживает рваный, и всегда в одном тоне, в то же время переключаясь с острой темы (по сюжету) на какую то малозначащую даже не прерывая фразы. В общении с парнями навязчива, требует к себе внимания, его отсутствие резко портит ее настроение, что сразу высказывается окружающим. При возникновении сверхестественных событий по ходу сюжета, все что не угрожает ей лично игнорирует.
  
   Условное имя "Ольга"
  
   Девушка среднего роста, просто одета, и накрашена ровно настолько, сколь требует минимум компании. Глаза задумчивые и внимательные. Движения уравновешенные, плавные. Она уже владеет заученными движениями, придающими женщине очарование в глазах мужчин. В той компании она кажется наиболее взрослой. Суждения она высказывает уверенные, хоть зачастую общепринятые. Зрителю постепенно становиться непонятно что она делает в этой компании. В среде девущек пользуется непререкаемым авторитетом, хоть и почти не уделяет им внимания. Они хоть и прислушиваются, к ее мнению считают ее задавакой. Ее внимание обращено в основном на парней. Когда начинаются странные события она единственная кто, начинает анализировать их а не реагировать.
   Голос хорошо поставлен, но в минуты опасности срывается в придушенное рычание. Лишь иногда слезы бессилия могут мелькнуть в уголках глаз.
  
  
   Второстепенные действующие лица.
  
   Наркоторговец "Дрон".
  
   Высокий , сутулый резкими чертами лица А-ля Распутин. Глубокие глаза фанатика., горят какой-то неясной страстью.
   Голос грубый, нечто как у Джигурды. Он даже несколько карикатурен в своей фактурности.
   Одет обычно в майку на размер больше, сразу на майку наброшено темное пальто, с засаленными рукавами и обшлагами.
   Руки крючковатые, нечистые. Волосы короткие, лоб с залысинами.
   Движения его входят с противоречие с неуклюжей внешностью. Все движения этого героя нарочито исключены из озвучки. Кроме его голоса от него не исходит никаких звуков.
  
   Старушка, мертвячка. Низкая согбенная старушка. Характерные особенности этого персонажа съедают его индивидуальность. У нее бросается в глаза одежда темных тонов, подвязанная нижняя челюсть, свечка в руке, в некоторые моменты монетки вместо глаз. Персонаж фантасмагорический, предусматриваю из её сверхъестественных способностей, проявление её в темных углах, как бы прорастание из тени. Феноменальная сила, в одной из сцен она тянет самого крупного персонажа, не напрягаясь, выворачивая дверные ручки, двери с петель и прочее.
   Голос в принципе любой. Походка семенящая, с покачиванием корпусом в такт шагам.
  
   Соседка "Дрона".
  
   Средних лет женщина в теле, скандальной наружности, с "наступательной" походкой и голосом по противнее.
  
  
   Площадки съемочные.
  
  
   Площадка N1
   Квартира планировки рубашка, как в "хрущевке". Выделяется характерным для этого типа домов длинным залом. В ней видимо живет один из Героев Женя.
  
  
   Площадка N2
  
   Квартира в планировке которой есть выделенный протяженный коридор, здесь будут проходить трансцендальные сцены с открыванием дверей.
  
  
   Площадка N3
  
   Коммунальная квартира, с большим широким коридором, в который и выходит дверь в комнату Наркоторговца.
  
  
   Площадка N4
  
   Квартира Максима, в принципе в ней используется только коридор и ванная комната, довольно убогие. Могут использоваться незадействованные площади из предыдущих площадок.
  
   Площадка N5
  
   Двор Максима. Обычный двор, без выделенной детской площадки.
  
   Площадка N6
  
   Сквер, фактически необходима скамейка и пара деревьев.
  
  
  
  
  
  
   Сцена 1
  
   В скучной стандартной квартире на первом этаже стандартной же "хрущевки", брызжет за задвинутыми занавесями.
   Окно одно из ряда совершенно одинаковых, кое где нехитро украшенных, сушащимся бельем, запыленным цветочком, или просто пустой склянкой.
   Всплеск света, опять замещается тусклым светом ламп. По занавеске скользят тени тех кто внутри помещения, какие то беспорядочные движения, кажеться в такт музыки.
   Опять вспышка, снова тусклая лампа, однако тени на занавеске уже не заметны.
   Снова вспышка, и опять движение.
   Опять вспышка, все чаще и чаще.
   Мы уже в помещении.
   Видим компанию молодых людей за скудно уставленным столом. Стол уже отодвинут в сторону, чтобы не мешал танцевать парочке. Парочка уже слабо контролирует движения и реальность, поэтому танцует медленный танец под бешенный, ритм играющей мелодии. Бокал в руке девушки им явно мешает но им и не приходит в голову мысль избавиться от него.
   Один из молодых людей, сидит на полу, откинувшись к мебельной стенке, отбивая ритм ладонью по грязному полу, он откинул голову назад, и полузакрыты глаза, реальность ему не нужна.
   Третий парень сидит на диване обняв двух девушек, Одной из девушек неприятны его объятия и она пытается отстранится, другой уже все равно, она откинулась на спинке дивана.
   Внимание зрителя начинает привлекать странная вещь в углу комнаты. На журнальном столике, разложены предметы, которые не удается рассмотреть. Они все время расплываются и покрываются серой дымкой. Зритель отшатывается , и замечает что серая дымка, постепенно расползается и стекает со столика по полу и углам комнаты.
   Очередная вспышка, на фоне её видна только серая дымка, высвеченная вспышкой она кажется черной, и извивается по яркому белому фону.
   Когда она гаснет, мы видим упавший на пол бокал из рук танцевавшей парочки, вино из него продолжает растекаться по ковру, не успев впитаться.
   Вспыхивает свет и мы видим главного героя фильма с затылка, он вскакивает с
  
   Сцена 2
  
   На потертой поверхности стола, накрытой листом мутного стекла, пачка фотографий повернутых лицом вниз.
   Под стеклом, какие-то записки, бумажки с телефонами, календарик.
   Слышим скрип двери, полутемная поверхность со вспышками освещается мертвым светом ртутных ламп. Свет дергается, одна из ламп неисправна.
   Слышим скрип стула, пачку берут мужские руки.
   Тасуют словно карточную колоду, затем по одной фотографии начинают, выкладывать на стол лицом вверх.
   Последняя фотография оказывается вверх ногами.
   Медленно пальцем её переворачивают за угол.
   На фотографии, изображены шесть молодых людей. Три девушки и три парня.
   Руки берут фото, и держа на весу медленно поворачивают их словно рассматривая в поисках деталей.
   Слышно тяжелое дыхание рассматривающего.
   Фото последнего падает на стол, слышим кашель.
   Кашель усиливается превращаясь в приступ. На фото брызгают несколько мельчайших капелек слюны.
   Слышим топот, обуви по деревянному полу. Камера на секунду поднимается вслед уходящему.
   На фоне казенной обстановки человек в форме, исчезает за закрывающейся медленно дверью, простой крашеной.
   Камера возвращается обратно к столу.
   На месте фотографий, шесть квадратов пепла. Он еще тлеет, невесомые серые пластинки еще коробятся.
   Стекло под фотографиями с хрустом трескается, трещины змеятся по всей поверхности.
   Слышим треск, свет меркнет искры лопнувшей лампы, отражаются в треснувшем стекле.
   Все сереет
  
  
   .
  
  
  
  
   Сцена 3
  
   Открывается дверь в темном помещении, и мы проходим за главным героем в светлую комнату. ГГ ставит коробку с вещами на лакированный, бликующий стол.
   Становятся заметны его подергивания в такт неслышной нам музыки.
   Звонкой трелью в комнате заливается мобильный телефон, ГГ его не слышит и продолжает ходить по комнате рассовывая вещи из коробки на полочки, задвигая шуфлядки, и хлопая дверцами шкафчиков.
   Затем, наверное, в его музыке звучащей из наушников подсоединенных к телефону наступает перерыв, Он так и не отпустив очередную вещь, вытаскивает наушник из уха.
   Он наконец, услышал, разрывающийся телефон.
   Бросает вещь на пол и подбегает, запнувшись об стол, к телефону.
   Видимо он этого звонка ждал.
   Срывает трубку с телефон, а чуть не опрокидывая его на пол, Подхватывает базу телефона другой рукой.
  
   Мы слышим диалог только с его стороны
   - Да!
   - А то ты Макс...
   - Да не, прибирался чуток...
   - Нет не болит, я всего то ничего принял...
   - Да все норм..
   - Сочувствую...
   - А ты что, на это...
   ГГ снова подходит к коробке, и продолжает рассовывать вещи по местам, так как ему нужны обе руки то трубку он зажимает между ухом и щекой...
   - Ну предки, такие, что не знаешь что ли.
   - Я тебя понимаю брат...
   Улыбается, видимо собеседник его удачно пошутил.
   - Продолжить? У меня нельзя, надо чтобы остыли... Так через недельку можно будет собраться...
   - А что у тебя? Тож кипешуют?
   - Ну тогда только у Иоанна!
   - И что, что бардак, зато просторно, не то что у тебя в однушке.
   - Ты спроси может в ночную у него...
   Затем мрачно ухмылется:
   - Да знаю какой он дома, воспитывать надо...
   Затем долго смеется видимо вместе с собеседником.
   - А как, другой половиной человечества, представители будут?
   - Ну Юльку свою возьми...
   - Что она без них не ходит?
   - Слушай а они случайно не эти?
   - А ты что проверял?
   - Ну ладно-ладно успокойся. Я так типа пошутил...
   ГГ проходит тесную кухню к холодильнику, открывает холодильник, и безуспешно осмотрев его содержимое, разочарованно захлопывает его.
   - И эта тоже будет?
   - Да не, не напрягает, пускай...
   - Не пойму я ее, я ее и так и этак, что-то ей другое нужно.
   - Так что получается, я, ты да Вано? Ну и Юля да Оля? Некомплект...
   - Я так и знал что ты меня не подведешь! Ирка ниче так чикса, покатит!
   - Да не, это мы друг друга не поняли, вот и отвесила.
   - О! Кстати, мне такой бред снился! И что прикольно, именно в таком составе.
   - Да нет, это ты такой озабоченный, мне просто муть какая-то снилась. Да как будто ниче особенно но страшно было как ни от какого ужастика не бывает!
   - Я тебе реально толкую!
   - Ну да, и ты тоже.
   - Да не при встрече расскажу, и лучше забухать чтобы это понять..
   - Что получше бухла что-то будет?
   - Ну да ты же всегда гавно найдешь...
   - Да ладно все нормуль. Тока рысям ниче не говори по не выпьют в норму. А то ты их знаешь, еще могут не прийти.
   - Да разумеется звони Ивану.
   - Не ты лучше его уболтаешь, меня же уболтал!
   Смеются.
   - Когда у него отец в ночную? В восемь? Ну так и толкай его на восемь...
   - Дог... Договорились в смысле...
   - Ну пока.
   ГГ проходит на встречу зрителю, и захлопывает дверь перед ним сцена заканчивается.
  
  
   Сцена 3,0 предположительная протяженность 3 минуты
   Предполагается описать сцену покупки наркотика, у очень странного парная.
   Максим проходит тесными коридорами коммуналки, и стучит в обшарпанную дверь.
   Мимо него проходит обрюзгшая женщина, с тазом белья. И смотрит скептически в его спину. Затем скрипучим голосом произносит.
   - Куда стучишь, балбес... Померла она уже как полгода, а наследнички не объявились пока, иди отсюда пока цел...
   Максим оборачивается через плечо, и говорит:
   - Да что вы маманечка, мож и я наследник! А вы что так всех гоняете? Может сами, комнатку хотите?
   - Ха наследничек он! Да на ... мне не нужна эта комната , загаженная до беспредела. Щас пойду и в полицию позвоню, пущай проверят, что за наследничек такой!
   Максим принюхивается, а потом нагибается к ее уху и говорит:
   - Ты бы старая сначала бы пошла аппаратик свой проверила, а то рванет и разлетится, бухло паленое по всей хате. Сама тогда будешь, ментов отгонять от всего подъезда, полгода.
   Женщина, насупившись, исчезает, за дверью.
   Максим стучит снова.
   Камера показывает комнату, куда он стучиться изнутри.
   Она почти абсолютно пуста. В заклеенное газетами окно задувает ветер, чуть колыша газетный лист.
   В центре комнаты, стоит обшарпанная табуретка, на которой стоит неподвижный метроном.
   Снова показываем Максима за дверью, он как будто что то вспомнив, начинает стучать как будто условленный знак, через ровные промежутки времени.
   Опять комната, и мы видим, что метроном на табуретке начинает отсчитывать тот же темп.
   Снова вид от Максима, дверь в которую он стучит распахивается , и перед ним появляется высокий ходой мужчина лет сорока небритый и в драном черном пальто.
   Тот смерил Максима взглядом, и хмуро сквозь зубы утверждающе говорит:
   - А это ты.... Ну заходи, раз пришел.
   В следующем кадре видим ту самую женщину с которой Максим только что разговаривал. Она стоит, прижавшись спиной к двери, и отводит от нее ухо. Очевидно, что она подслушивала. Ее глаза расширены от ужаса, подбородок дрожит. Она не в силах сказать что либо, и начинает истово крестится.
   Снова камера в пустой комнате.
   Комната уже не пуста. В ней стоит, диван обычного советского образца, Лакированная и уже потрескавшаяся тумбочка со старым ламповым телевизором, который шипит помехами и ничего кроме полос не показывает. Старинный платяной шкаф, и стол на котором что-то нагромождено, но закрыто от чужих глаз наброшенной простыней. На окне уже не газеты, а старинные занавесочки в пол окна. На подоконнике стоит стакан с закипаюшим, в нем маленьким кипятильником. Табурет остался на нем уже не метроном, а незнакомец в черном пальто.
   Незнакомец спрашивает:
   - Что на этот раз?
   Максим мнется ему видимо не по себе:
   - Дрон, шесть надо...
   Мужчина смеется каркающим смехом, затем смех постепенно переходит в кашель. Он прокашливается в грязный платок. Мотает головой
   - Надо же, аппетиты растут...
   Максим торопливо оправдывается:
   - Да не только мне...
   Мужчина громко кричит:
   - А мне насрать!
   Его лицо искажено яростью, Максим отшатывается.
   Дрон неожиданно мгновенно успокаивается и говорит уже совершенно спокойным голосом, еле слышно.
   - По сотне... Итого шесть сотен.
   Максим мнется, но все таки произносит.
   - А скидка? Ты обещал что следующий раз будет скидка...
   - Ну раз обещал, тогда пять...
   Максим лихорадочно роется в карманах, и наконец выгребает пять бумажек.
   Дрон мотает головой в сторону:
   - Ложи туда.
   Максим косится и видит рядом с собой стул, и бросает деньги туда.
   Только успевает повернуться и замечает что Дрон уже бросил пакет и еле успевает его подхватить, неловко прижав к груди.
   Кадр моргает, становится видно что Максим стоит в совершенно пустой комнате, а деньги кружась опускаются на голый пыльный пол. Камера смотрит как раз позади метронома, продолжающего отсчет.
   Максим спрашивает в гулкой комнате:
   - Ну я пошел...
   И как будто получив ответ открывает дверь и скрывается за ней.
   Камера возвращается к упавшим деньгам. Но вместо них на полу уже корчатсья несколько пластинок пепла.
   Захлопывающаяся дверь порывам сдувает их в сторону к уже довольно объемной куче бумажного пепла. Зритель понимает, что метроном тихо звучавший во время всего разговора, все больше и больше превращается в барабанный бой. С стуком закрывшейся двери барабанный отсчет стихает.
  
   Сцена 4
  
   Открывается дверь, обыкновенная дверь с номером квартиры.
   За дверью стоит девушка, слегка отвлеченная разговром с кем-то сейчас невидимым.
   Затем она поворачивается к входящему, и улыбается:
   - О привет! Мы тебя заждались. Давай быстрее.
   Она обнимает входящего, и принимает у него пакет.
   Входящий набрасывает куртку на груду веще наваленных на тумбочке в прихожей , поворачивается к зеркалу, и одним коротким движением поправляет прическу. Сейчас мы видим кто это.
   Пока гость раздевается , бухают басы играющей музыка.
   ГГ проходит в зал мимо кухни, проходя мимо кухонной двери, он замечает Ольгу в переднике и с тарелками в руках. Она смущенно ему улыбается и что то ему говорит, но расслышать это не удается, потому что дверь в зал открывается и музыка становиться особенно громкой.
   Из зала выходит Максим, с сигаретой в руке. Он видит пришедшего и радостно восклицает.
   - Братуха, здоров! Чего так долго вот Оля уже заждалась.
   Камера поворачивается на Олю, и застает её расстегивающей верхнюю пуговку на блузке.
   Оля понимает что её действия заметили, смущается и начинает суетится, нервно перебрасывая хлеб из упаковки в тарелку.
   Максим ухмыляется , хлопает пришедшего по плечу, и подмигивает.
  
   В зале один парень и девушка, Иван колдует над музыкальным центром выкручивая басы. На полу перед ним, уже навалены десяток дисков. За столом сидит Ирина, и пытается зажечь сигарету из плохо работающей зажигалки. Увидев Женю она разочарованно бросает зажигалку, встает и жеманно обнимает его. Определенно Женя ей неприятен.
   Иван коротко пожимает руку, почти не отрываясь от своего занятия.
   Юлия уже разгружает на стол принесенный Женей пакет, в нем в основном дешевое вино и водка. Входит в зал и Ольга с двумя большими, тарелками, и недовольно хмуриться смотря на такое количество спиртного. Но ничего не говорит , только бросает на Женю разочарованный взгляд.
   Иван бросает свою возню с музыкой, встает, и подходит к столу, принеся горсть рюмок. Тут же, споро откручивает крышку у бутылки.
   Музыка мешает говорить, и поэтому все компания собирается вокруг стола. Оля пристраивается за плечом Жени.
   Иван на правах хозяина провозглашает короткий но емкий тост:
   - За встречу!
   Камера показывает молодых людей пьющих. Иван с невозмутимым выражением лица, Женя с отрешенным, Максим с ухмылкой, не сползающей и в этот момент. И девушки, Ольга с видимым отвращением, Ирина жадностью, и Юлия почти давясь.
   Картинка выходит из фокуса, музыка тускнеет, и становится ясно что в основном ритм её оставляет сухое щелканье метронома.
  
   Постепенно щелканье переходит снова в музыку но уже другую.
   Комната в табачном дыму. Посуда почти опустела, да и половина бутылок на столе тоже. Девушки хохочут над какой то шуткой.
   Очевидно пошутил Максим, он довольно попыхивет сигареткой, затем наклоняется над столом и разливает новую порцию спиртного.
   Тут он замечает что кого то не хватает:
   - Не понял, а где Женька? Оля что не следишь за ним?
   Оля в запале и несколько разочарованно отвечает:
   - Да что я мамочка ему ?
   Камера перемещается на кухню, Женя сидит на подоконнике, и наблюдает как Ирина наливает в пакет с соком водку. Ира хитровато посматривает на него, и переливает водку. Сок капает по её пальцам, с длинными ногтями. Он облизывает палец смотря на парня, его несколько секунд завораживает это зрелище. Ирина это видит, и делает это уже несколько нарочито.
   Затем она сует ему в руки пакет, и говорит:
   - Иди уже, заждались тебя там!
   Он проходит мимо нее с пакетом и вдруг резко хватает её за локоть.
   Наклоняется и говорит её на ухо что-то.
   Ирина грубо отталкивает его, затем говорит ему вслед:
   - Не можешь понять женщину, пойми сначала себя!
   Иван сидит на диване, обняв за талию Ольгу, которая уже изрядно пьяна.
   Ольга замечает входящего Женю, и отодвигается от Иван с виноватым выражением лица.
   Женя сделав вид что не заметил громко объявляет:
   - Кто хочет сока?
   Иван ворчит:
   - Да пошел ты со своим соком, давай настоящей выпивки.
   Женя раздраженно бросает пакет сока на стол, и подняв со стола полную бутылку спрашивает:
   - А что с этим есть какие-то проблемы?
   Иван мотнул головой:
   - Остынь уже налито... - и указал на стопки.
   Женя взял стопку, в руки и стал её осматривать:
   - Слышь Иван, вот сейчас мне хорошо, ты мне симпатичен, Оля почти понятна, да и музыка нравится... Вот выпью я сейчас эту стопку, может еще другую, и что?
   Иван поглаживая вернувшуюся и прильнувшую к нему Ирину, спросил на автомате:
   - И что?
   - Стану тупеть, ты будешь наглым козлом, Ирина блядью, а Оля дурой. Музыка мутью, а еда рвотой. Ты этого добиваешься?
   Иван лениво улыбнулся, по всему видно было что он привык таким выходкам своего приятеля:
   - Ты чего, не мужик что ли? Я то пью, не жалуюсь, да вон и Олечка держится. Ты что первый отвалишь да?
   Женя схватил стопку в руку и сжал её в кулаке:
   - А может оно и в самом деле так правдивее? - И залпом выпил.
   Максим похлопал его по спине:
   - Молоток! Это по нашему!
   Парни осушили стопки и стали их со стуком ставить на стол.
   Девушки стали уговаривать Олю выпить:
   - Оля ты давай за компанию!
   - Да чего ты , совсем немного то выпили, ничего не будет.
   Оля смущаясь смотрела Женю, но тот на нее не смотрел, доставая из пачки сигарету.
   - Нет я больше нем могу, отстаньте. Меня сейчас стошнит...
   Тогда Ирина коварно предложила:
   - Может соку? Освежишся чуток?
   - Да, да. Давайте сок.
   Услышав эти слова Женя только усмехнулся, но не стал мешать Оле пить "улучшенный" сок.
   Максим отправил пустую бутылку прочь от стола.
   - Вижу что мы уже устали от спиртного! Да и нагрузиться и заснуть как сказал Женя мы всегда можем! У меня есть кое-что получше!
   Оля приподняв голову силилась хоть что то понять из сказанного. Но вот парни и Ирина отлично поняли, о чем речь и зааплодировали.
   Максим быстро рванул в коридор и перенес оттуда свою куртку.
   Куртка была черной, абсолютно черной, но никто из сидящих за столом этого не заметил. Он вывернул в куртке карман и достал оттуда пакетик. Пакетики шлепнулись на стол, разбрызгивая черные кляксы, словно чернила. Но опять же никто этого не заметил.
   Парни с охотцей разлили вместо водки в стопки сок.
   Максим суетливо произнес:
   - Извините пацаны, только по одной дозе на брата. И не забудьте завтра рассчитаться.
   Женя покрутил в руках пакетик, пальцы от пакетика становились черными словно вымазанные в чернилах.
   - Не вопрос Макс, сколько...
   Макс стал втряхивать из пакетиков таблетки по одной в стакан.
   - Как всегда Жека, по двести.
   Желтый сок в стаканах быстро почернел.
   Иван с дивана уже гладивший обеих девушек под майками, удивился:
   - Как это как всегда? Прошлый раз то, по стопятьдесят было?
   Максим торопливо подтвердил:
   - Да было, но тогда была скидка за пробу, а теперь все время будет по двести...
   Жека взял свой стакан и посмотрел через него на свет:
   - Да хватит тебе Иван, не нравится пей эту бурду. И столкнул пустые бутылки Ивану на колени.
   Максим успокаивающие нажал на плечо поднимающегося с дивана Иван и толкнул Женю:
   - Да ладно вам, сейчас, сраться. Давайте лучше зарядимся, и поднял угольно-черную стопку.
   Девушки принялись уговаривать Ольгу выпить с ними.
   На не видимо уже подействовал улучшенный сок, и она вяло согласилась:
   Следующее мгновение музыка затихает, и в наступившей тишине зритель наблюдает как черная жидкость проливается слегка меж губ пьющей её девушки, черные капли стекают по подбородку.
   Слышится удар-щелчок метронома.
   Цвет исчезает из кадра.
   Исчезают из кадра разговоры.
   Действие, то убыстряется, то замедляется.
   Стол лихорадочно задвигается к стене, и тут же медленно разбивается бутылка. Н аместе где лежали пакеты, появляется кучка пепла.
   Затем мы видим сомкнувшихся в поцелуях лица, мерное движение под звуки как будто танца, но ритм отбивает метроном.
   Один из планов показывает ивана который сидит с ногами на столе и силиться что-то вспомнить.
   В другом плане, видим пепельницу с окурками, окурки дымятся все сразу амеж ними вырастает слой черной жидкости, и они шипят потухая в ней.
   Опять танцующие фигуры, вот одна парочка с бокалом в руке, это Оля и Иван. Они целуются и бокал выпадает из рук парочки, прямо уног Жени который сидит оказывается уже на полу.
   Жидкость из бокала растекается по полу, черная как чернила.
   Женя запрокидывает голову и кричит, но крика мы его не слышим. Он понял что сон стал явью.
   Его глаза распахнуты, и в них безумный ужас!
  
   Смена кадра.
  
   Слышно шарканье, Женя идет вдоль коридора, цепляясь руками за стены. Руки его оставляют на стенах черный следы ладоней.
   Его голова безвольно болтается. Мы видим только его голову. И плечи.
   Вдруг на плечах возникают старческие узловатые руки, он откидывается назад, и в кадре появляется противное старушечье лицо.
   Женя падает на спину, и его волокут, за рубашку над плечами.
   В процессе волочение появляется то один проем с порогом, через который его переволакивают, затем другой.
   Руки Жени безвольно цепляются за косяки, опять же оставляя на косяках следы чернильных рук.
   В кадре нет звука только шарканье и пыхтение.
   Женя вдруг начинает вырываться хватается за очередной проем вскакивает.
   Мы видим его стоящего в развилке коридора. Перед ним три двери, он встряхивает головой стараясь прогнать наваждение.
   Затем он толкает рукой дверь опять оставляя черный след. Недоуменно смотрит на отпечаток. Потом смотрит на руку, она чистая как обычно. Нервно вытирает её о штаны, и не замечает, что пачкает себя черным. Входит в комнату видит ту самую комнату в которую раньше входил Максим за наркотиком. Но для Жени она не знакома. В комнате на табуретке стоит метроном. Его маятник качается , но звука щелчков нет есть только дыхание парня. Он подходит к метроному, и сам не зная зачем останавливает маятник.
   В следующем кадре опять видим Женю перед дверью запятнанной отпечатком, теперь дверь черная с белым отпечатком на ней. Он толкает её снова, и видит ту же комнату, только на табурете вместо метронома сидит старушенция с клюкой.
   На глаза у одетой в черное старушки положены монеты, в руке у нее свеча, а челюсть старушки подвязана.
   Женя понимает что это покойница, отшатывается.
   Снова оказывается в том же коридоре, перед чистой дверью.
   Вдруг сзади набрасывается старушка, из открытых глаз вываливаются монеты, и со звоном катятся по полу.
   Она обхватывает Женю за спину, и утаскивает из кадра назад с криком - Не смей трогать мой метроном!
   Слышим каркающий смех, характерный для "Дрона".
   Видим Женю панически вбегающего на тот же перекресток, он проносится через него, и оказывается на нем вновь.
   Видим в следующем кадре синие старушечьи пальцы, отпускающие маятник метронома.
   Когда раздается первый щелчок, Женя испаряется из коридора. Лишь на месте места где он стоял, на сером полу остаются два черных отпечатка кроссовка.
   Они немного дымятся.
   Следующий план.
   Видим Ивана, который танцует с Олей. Внезапно он оказывается один сидящим на полу , у его ног катится бокал разливший черную жидкость. Он поднимает глаза и видит как оля тащит Женю за руку из комнаты. Иван недоумевает, и силится встать.
   В следующую секунду он оказывается в той самой развилке коридора. Он видит как Оля все уводит Женю в комнату, он бросается вслед распахивая дверь ногой.
   Входит вслед за Олей и Женей, и снова оказывается в коридоре. Щелкает метроном, слышим стук сердца Ивана.
   Он снова вбегает в комнату и снова оказывается в коридоре.
   В последнем кадре видим, как вместо Оли тащит за собой Женю все та же мертвая старушка. У нее снова вместо глаз монетки, и они поблескивают в кадре.
   Камера смотрит сквозь проем, как бы глазами Ивана
   Женя в ужасе смотрит на старушку, и вырывает руку и бежит назад навстречу Ивану.
   В этот момент глухо захлопывается дверь, звук метронома нагнетает ужас.
   По поверхности двери медленно стекает струйка красной жидкости.
   В кадре снова Метроном, он стоит теперь не табурете, а на полу, в луже красной жидкости.
   Метроном стихает.
  
   Сцена 5
  
   Слышим судорожный всхлип, и видим спину вскакивающего Жени. Он снова в той комнате, в которой проснулся в первой сцене.
   Он широко отрыл глаза, по его лицу видно что не может сообразить где сон где явь.
   Затем он спустил ноги с кровати, и ухватил голову ладонями.
   Он так сидит несколько секунд раскачиваясь и издавая стоны.
   Мы видим его голую спину, на ней ссадины и царапины словно его тащили волоком по шершавому полу. На плечах пятерни из синяков.
   Он пошатываясь подходит к окну, открывает плотную занавеску и свет врывается в комнату, ослепляя камеру.
   Слышим стоны и звук падения.
   - ... твою мать.
   В засвеченном кадре видно как занавеска толчками возвращается на место.
   Женя в кадре ухватившись за стол трет глаза. Он впервые поворачивается к камере лицом.
   У него на лице вокруг глаз синие круги, лицо исцарапано.
   Он подходит к столу берет в руку телефон, беспорядочно тычет в кнопки, затем отбрасывает его в сторону.
   - Ну, блин сел...
   Затем он притягивает, к себе телефон.
   Набирает номер, долго слушает телефонную трубку, слышим синтетический голос:
   - Вы позвонили!...
   Затем набирает другой, слушая трубку, он выходит в коридор, выходит на кухню.
   - Ну же Оля подыми трубку!
   Набирает, еще один номер. Со вздохом отключает трубку:
   - И Максим туда же.
   Слышится из комнаты трель телефона.
   Женя бросается из кухни в комнату, и застывает в двери. Звонит "севший" телефон, чему Женя, не успевает удивиться.
   Он хватает в руки телефон, и с удивлением замечает глубокую борозду на ладони, воспаленную и гноящуюся...
   В удивлении роняет телефон на пол.
   Телефон падает, разлетается на части (как всегда задняя крышка и аккумулятор отдельно, платформа отдельно), но звонить при этом не перестает.
   Он медленно нагибается и трогает телефон на полу, в этот момент на корпус аппарата падает густая капля крови.
   Он опять смотрит на руку, но она не кровоточит.
   Женя оттягивает майку и замечает на ней потеки крови, и кровь течет по ней все сильней.
   Он бросается к зеркалу, и видит себя в ужасающем виде.
   Горло разрезано, кровь струится, через лицо тянуться многочисленные кровоточащие рубцы, волосы слиплись от крови.
   Снова звонит телефон, страшная картина исчезает.
   Женя вскакивает в постели как от кошмара, захлебывающийся кашель.
   Он неуверенно трогает свою руку, она цела. Трогает майку, все в норме.
   Спускает ноги с кровати, точно как в первый раз. Хватает голову руками, со стоном трет виски.
   Опять, подходит к шторам, но вспомнив видимо, сон, отодвигает с опаской.
   Теперь, все нормально, свет как свет.
   Действие убыстряется, опять телефон, но мобильник в реальности не севший, и он быстро перебирает все телефоны друзей. Но, как и во сне в них он не добивается ответа.
   Женя смутным взглядом осматривает, комнату.
   Сон не идет из головы Жени. Он хватает со стола, пачку сигарет и выходи на балкон.
   Балкон обычной хрущобы, оказывается на улице идет дождь.
   Женя не обращает внимания на косые случайные капли залетающие ему в лицо. Он лишь прикрывает от воды кончик тлеющей сигареты.
   Одежда на теле постепенно намокает.
   В кармане звонит телефон, на телефоне на дисплее высвечивается имя - Оля.
   Кажется Женя облегченно вздыхает. Он прикладывает трубку телефона к плечу.
   - Женя ты мне звонил?
   Голос её какой-то хриплый, почти не узнаваемый.
   - Да Оля, и не мог дозвонится. Я уже начал беспокоится... Как ты.
   Небольшая пауза:
   - Спасибо что беспокоился... Как я ждала эт... Ну не важно.
   Женя выбрасывает сигарету за перила:
   - Что ты сказала?
   - Не важно, себя чувствую. И сны очень странные. А что у нас было - ну после этого?
   Уже замялся Женя:
   - Я как то не очень понимаю что, плохо помню, наверное. По любому, это воспоминаниями нельзя назвать никак.
   - Хорошо ты сказал. Я бы что угодно отдала бы чтобы это не стало воспоминаниями.
   Женя с нервно сказал, ей по видимому, одновременно успокаивая и её и себя:
   - Все нормально Оля, я и ты целы и здоровы. Этого ... Этой хрени не могло быть, никак. Забудь! Слышишь что я тебе говорю, забудь.
   - Хорошо, забыла. - Монотонным голосом отвечает Оля. - Видно не лучшая была идея, так вот продвинуться на почве отдыха...
   Женя картонным голосом отвечает:
   - Да нет идея была супер, мы вот попробовали, и теперь знаем чего от этого ожидать. - Затем насилу ободрившись - Вообще без проблем. Ты давай так уж сильно не напрягайся, давай я к тебе приду, там, чайком угостишь, посидим на дождь посмотрим.
   - А что на улице дождь? Ах, я и не заметила... Слышно в телефоне движение, учащенное дыхание. - Женя а ты уверен что у тебя все в порядке? У меня за окном солнце, и пыль столбом?
   Женя смотрит в грозовое небо и струи дождя льются по лицу.
   - Оля, ты ... Я сейчас приду!
   - Женя не надо я себя очень плохо чувствую, я не хочу чтобы ты меня такой видел
   Он немного подумав:
   - Ну ладно , приводи себя в порядок, а я пока остальных обзвоню, может еще кто не совсем себя хорошо помнит...
   Оля перебивает его:
   - Ты пожалуйста, до Юли дозвонись, а то она должна была ко мне прийти за феном. Мы еще до всего, этого договаривались. Вот ей уже как бы пора. Нет давай по другому, зайди к ней, и отзвонись от нее. Скажешь что с ней?
   Женя уже мокрый насквозь, оттряхивает воду с телефона:
   - Чего ты Оль? Все с ней путем, щас отвознюсь!
   Он выходит с балкона в комнату, мы видим балкон.
   Затем мы видим балкон на этаж ниже.
   Запоздалая хозяйка, женщина средних лет выбегает, на балкон и начинает снимать белье с веревок.
   Затем её руки останавливаются. Она неверяще переберает трусы да майки. Они испятнаны красным. Она высовывается под дождь и пытается рассмотреть, откуда капает красное на её белье.
   Мы видим как её лицо заливается красной жидкостью, она с отчаянным криком отскакивает обратно.
   Камера возвращается на балкон Жени, и видно что на месте где он стоял натекла лужа крови, и в нее падают тяжелые дождевые капли.
  
   Сцена 6
  
   Мы видим ванную комнату, за занавеской кто-то поливает себя из душа. Из сдавленных проклятий, и кашля понимаем, что это Максим и ему плохо.
   Затем видим парня выходящего из ванной, обернутого полотенцем. Он становится перед зеркалом, критически рассматривает себя в зеркало. Ему есть в чем упрекнуть свою внешность. Синие круги под глазами, почти черные губы. Небритые щеки, и расцарапанная переносица не украшают. Он рассматривает себя поворачивая голову в профиль, в три четверти. Затем пытается придать своему лицу обычное шутливое выражение. Губы изгибаются в улыбке, а вот глаза остаются угрюмыми и холодными.
   Телефон трезвонит, назойливо как муха (сначала его звук в кадре не заметен, затем все больше нарастает, вызывая раздражение у зрителя).
   Лицо Максима превращается в маску звериной ярости, и он с ноги отправляет стационарный телефон в стену.
   В следующую минуту его лицо становится безмятежно холодным, он в молчании натягивает куртку, поднимает воротник повыше.
   Выходит из подъезда унылого дома, рядом загаженная мусорка.
   На улице яркое солнце, слышны крики детей, под солнцем блестит обширная лужа. Тем более контрастирует с жарким днем, его хмурая бледная физиономия. Максим обходит лужу по бордюру, балансируя руками.
   Навстречу ему идет сгорбленная старуха. Старуха поравнявшись с парнем исподлобья бросает на него цепкий взгляд. Мир моргает, мы видим лицо старухи, но вместо глаз старухи две блестящие монеты.
   Максим теряет равновесие, хватается за багажник машины и его выворачивает в лужу.
   В следующее мгновение, мы видим бледное лицо парня, удаляющегося со двора.
   Но вот лужа за его спиной уже не блестит , а медленно подергивается иссиня черной субстанцией.
   В следующий момент мы его видим уже в коридоре знакомой коммуналки.
   Попавшаяся давеча наглая баба, увидев его, шарахается и отступает вдоль стенки.
   Максим внимательно смотрит на нее, и дожидаетя когда она скрывается за совей дверью.
   Затем он смотрит на знакомую дверь, ее украшает белый крест намалеванный грубо эмалевой краской.
   Он в недоумении несколько секунд рассматривает её, затем произносит:
   - Вот дура дремучая!
   Стучит, в дверь. Ждет несколько секунд, затем нетерпеливо стучит снова.
   Дверь распахивается, в ней уже знакомый унылый тип, в том черном пальто.
   - О Максик, ты вовремя, может чайку будешь со мной?
   Макс, отодвигает его в сторону и осматривается, на подоконнике так же как и прошлый раз закипает вода в стакане.
   Телевизор, древний как мир сегодня уже что то показывает. Как будто старый как и телевизор фильм. В шум помех на фоне дребезжащего фильма прорывается равномерный отсчет метронома.
   Длинный тип, почти заискивающе обращается к Максиму:
   - Так что, чайку не будешь? Брезгуешь, значит?
   Затем тон резко сменяется на холодный:
   - Ну раз чаи гонять со мной не будешь, так говори зачем пришел!
   Максим смотрит на Дрона, искоса, бросается к нему и берет за барки:
   - Ты что мне подсунул? Гнида!
   Дрон взъярился:
   - А у меня не супермаркет! У меня один товар, для всех. Сам пользую. Так что нечего мне предъявы выставлять. У меня чай не только ты таришся!
   Максим отлетает к противоположной стене.
   Дрон оказывается силы недюжинной.
   Хозяин комнаты берет в руки стакан с чаем и садится на стул, и с блаженством отхлебывает первый глоток.
   Максим с осторожностью трогает свой затылок, на пальцах кровь, очевидно, что он разбил себе голову об стену.
   Дрон тем временем продолжает:
   - Ты "лошок", небось попутал. Решил что колеса, так просто приятное дополнение к веселой гулянке. А я ж тебе дураку говорил, что это иное. Я ж тебе сыкуну сказал что бухло, для быдла, и не стоит "настоящее" с "бухлом" в одно горло заливать.
   Дрон аккуратно допил стакан, и поставил его на подоконник:
   - Но ты "раздолбай" не послушал, и судя по количеству доз не только себя угостил.
   Дрон подошел к Максиму и пнул того ногой:
   - Проваливай, "салабон". Чтоб духу твоего не было!
   Дрон берет Максима за шиворот и выволакивает парня за порог.
   - Захочешь, еще пошлю тебе одного зомби, сам сука не смей появлятся тут. От таких как ты одно "палево".
   Дверь захлопывается.
  
   В следующем кадре мы видим Максима на скамейке, в парке, он теребит телефон.
   Ему явно не по себе, плечи вздрагивают, взгляды прохожих его раздражают.
   Телефон в руке взрывается агрессивной мелодией рингтона.
   Максим раздраженно прикладывает его к уху.
   - Да Денис.
   - Да нет, все норм...
   - Нет, слышу тебя хорошо.
   - Что говоришь с Юлей?
   - Повтори...
   - Что за чушь ты несешь!
   - Слушай, иди проспись...
   - Нет нормально со мной. Да все я помню.
   - Какая опасность?
   - Мне?
   - Слушай не заставляй меня повторяться, иди проспись!
   Максим в сердцах бросает телефон в карман, и встает со скамейки в сильнейшем раздражении.
   Несмотря на жару плотнее кутается в свою куртку. Уходит.
   На скамейке остается несколько окровавленных бинтов, к спинке пришпилен стандартный медицинский бланк истории болезни. В последнее мгновение кадра, слышатся звуки работы медицинской техники.
  
   Сцена 7
  
   Видим гладкую поверхность, наверное, бумагу. По ней скользит лезвие ножа. Лист распадается на две половинки. Затем видим руки складывающие бумагу пополам, и снова лезвие взрезает её медленно с шорохом.
   Из пачки берется свежий лист, и снова разрезается на две половинки.
   Камера отъезжает, и мы видим того кто этим занимается.
   Это Иван, он сидит на голом полу из линолеума, одет только в трусы. Вокруг него уже ворох нарезанной бумаги.
   Снова камера возвращается к лезвию ножа, нож режет бумагу, и вдруг он начинает не резать, а рвать. Один участок лохматится волокнами разрыва. Видим лицо Иван, он недовольно хмуриться, пробует лезвие плацем.
   В руке появляется точильный брусок, и Иван начинает мерно точить лезвие.
   В такт визжащим звукам заточки , начинает постукивать метроном.
   Лицо Ивана безмятежно, сосредоточено, словно это самое главное дело его жизни.
   Следующий кадр.
   Звонит телефон, назойливо, противно.
   К телефону подходит Иван все так же не одетый.
   Он говорит по телефону ласковым, даже приторным голосом.
   - Да Ирочка.
   - Конечно я.
   - Все путем.
   - О, мне так жаль, но ничего пройдет.
   - Что со мной?
   - Да я тут кое что передумал, за это утро.
   - Конечно поговорим.
   - Я приду, жди.
   Он ложит трубку аппарата, и берет нож лежащий рядом с ним. Проверяет пальцем на остроту.
   Нож видимо наточен до бритвенной остроты, потому как на пальце повляется капелька крови. Но Иван даже не вздрагивает, подносит палец к глазам и внимательно рассматривает.
   Камера стоит напротив его лица, и палец как раз между ней и лицом Иван.
   Видно как его губы растягивает простодушная детская улыбка.
  
  
   Сцена 8 Бред.
  
   В этой сцене опять видим длинный коридор, с множеством дверей. По нему идет сгорбленная старушка, почему то она ходит и открывает каждую дверь, и долго заглядывает в пространство за ними.
   Из одной из дверей вываливаются клубы дыма, старуха недовольно машет руками, отшатывается, и со злостью захлопывает ее.
   Камера начинает перемещаться вслед за старухой, становится ясно что наблюдал за ней человек и он идет за ней. Мы слышим тяжелое дыхание и сердцебиение наблюдающего.
   Она подходит к очередной двери, заглядывает туда, что то чавкает.
   Старуха с удовлетворением отступает, в руке у нее оказывается оцинкованное ведро. Дверь захлопывается, но из щели вытекает темная жидкость.
   Ведро старуха несет не аккуратно, и при покачивании на пол выплескиваются темные капли. Довольно большие кляксы остаются, когда старуха уходит вдаль по коридору.
   Камера начинает покачиваться, слышно, что стук сердца учащается. Камера рывками как будто человек, наблюдающий за старухой плохо себя контролирует.
   Он бежит за старухой, но не может догнать. Старуха все так же кряхтя и не торопливо следует своей дорогой.
   Внезапно, она останавливается, и камера прыжком наезжает на её лицо.
   Наблюдатель отшатывается.
   Старушка обращается к нему:
   - Что тебе, милай? Ох, ты запачкался, наследил....
   Наблюдатель смотрит на себя, видно что ботинки измазаны в темной жидкости. Оборачивается , по коридору тянется цепочка следов, очевидно что их оставил наблюдатель.
   - Ну, так я тебя помою...
   Старуха выплескивает ведро с жидкостью на камеру.
   Экран чернеет.
   Слышны крики наблюдателя, его сердце стучит в бешенном ритме...
   Слышен голос старушки:
   - Ты сам этого хотел, голубчик.. Я же тебя предупреждала, не трогай мой метроном...
   Становится ясно, что стук сердца, постепенно превращается в быстрый стук метронома.
   Камера, медленно отъезжает назад.
   Кадр черно белый.
   Она оказывается над ванной наполненной спокойной черной жидкостью.
   Вдруг в черной густой жидкости всплывает лицо, оно все покрыто этой субстанцией.
   Кадр становится цветным, и становится что жидкость темно красного цвета.
   Лицо открывает глаза и и перекашивается в крике, но самого крика мы не слышим, появляется и остальное тело оно бьется в ужасе.
   Лицо кричащего, постепенно, становится узнаваемым, это Иван.
  
   Сцена 9 Глазами, врага.
  
   Опять все та же злополучная вечеринка.
   Бухает музыка, как будто все в порядке, крупный план на руки высыпающие порошок в стакан.
   По длинным накрашенным ногтям ясно что это рука девушки.
   Порошок попадает в сок радужного цвета и жидкость темнеет, затем чернеет.
   Конечно на это явление никто не обращает внимание.
   Женская рука поднимает стакан к камере.
   Затем появляется в кадре женское лицо - это Ирина.
   Она тоже держит в руке стакан, с черной жидкостью. Удыбается
   Выпивает содержимое.
   Капли чернильной жидкость стекают по уголкам губ.
   Она ставит свой стакан и забирает стакан из рук смотрящего.
   Откидывается на спинку, диван расслабившись и прищурив глаза.
   Закуривает сигарету. Музыка служившая якрим фоном к сцене , постепенно отодвигается на задний план.
   Движения девушки в обычном темпе, но вот само действие в комнате убыстряется.
   Задний план мутнеет, и все происходящее кажется не важным.
   Лишь одна деталь привлекает внимание, стаканы отставленные на столе дымят черным дымом как паровозные трубы.
   На фоне уже не разборчивой музыки, начинается странное шуршание.
   Мы видим парочку со стороны. Убыстренное действие вокруг них продолжается.
   Но кажется существует остальной мир, и этот диван.
   С Ириной сидит Иван, и смотрит на девушку. На его лице пробегает гамма чувств, раздражение, презрение, скука, но никак не симпатия.
   В маленький мирок на двоих врывается третий.
   На плечо Ивану опускается рука. Оба вздрагивают.
   В сфокусированном пространстве, возникает и из размытого в резкое еще одна фигура.
   Это Денис:
   - Вано, ты чего застрял? Нашел с кем, идем с пацанами, перетремся.
   Ирина окатив презрением отворачивается от Дениса. Но так как Денис подошел со стороны Ивана, то получается она отвернулась и от него.
   Иван вспыхивает, принимая реакцию девушки на свой счет.
   До него не сразу доходит происходящее. Вид от первого лица показывает, как ему тяжело воспринимать действительность. Лицо Дениса раскачивается и периодически расплывается. Звук разрезаемой бумаги становиться все громче.
   Иван вскакивает, и хватает Дениса за горло:
   - Какое тебе дело с кем и как я!
   Ирина скатывается из сфокусированного пространства, и превратившись в тень исчезает.
   Теперь есть только Иван и Денис.
   Несмотря на бешенную хватку Ивана, он спокоен.
   - Легче, дружище, чего я собственно сказал... Нам тебя не хватает, а ты уже полчаса отмораживаешься с этой... подругой.
   Иван смотрит свирепо, глаза на выкате.
   В пространство входит Максим:
   На секунду на его лице мелькнуло беспокойство, но он тут же берет ситуацию в свои руки:
   - Ха, Вано, ты что с Дениса, решел степуху сшибить, так он профукал давно? Нет? А что с него еще взять кроме анализов.
   Иван как будто окунувшись в холодную воду, содрогается потом начинает усмехаться вместе с натужно смеющимся Денисом, и вполне достоверно ржущим Максимом.
   Максим достает откуда-то извне, стакан с черной жидкостью:
   - Вано, ты не напрягайся на расслабься...
   Иван хватает стакан непонимающими глазами, смотрит едва понимающе и опрокидывает его себе в рот.
   Денис немного возмущенно:
   - Макс, ты чего, этож мой был.
   Пространство мутнеет, Иван опирается на плечи друзе, Максим отвечает:
   - А, твой... перетопчешся, ты мне и так должен.
   Кадр мутнеет.
   Через некоторое время видим руки, они опираются на стены, перебирая их в такт шагам. После каждого прикосновения на стенах остаются черные отпечатки.
   Слышно журчание воды, за ближайшей дверь ванная, руки открывают её.
   Обыкновенная ванная, не слишком ухоженная.
   Руки тянуться к раковине открывают, кран пятная его.
   Вода течет, становиться коснувшись рук черной.
   Над ванной, прикреплено мутноватое зеркало. Владелец рук поднимается и видит в зеркале свое отражение.
   Это Иван, его лицо покрыто черными полосами и пятнами.
   Он опять нагибается к раковине, пытается отмыть себя, но когда поднимает лицо, отражение становиться совсем черным.
   Черная физиономия смотрит из зеркала, слышится звук разрезаемой бумаги.
   Иван прислоняется лицом к зеркалу, оставляет на его поверхности черный отпечаток. Затем выхватывает нож, и вбивает его в зеркало в центр своего отпечатка.
   Звон стекла.
   В дверь ванной стучат, слышен голос девушки:
   - Ваня там с тобой все в порядке ?
   Черная физиономия ухмыляется, звук разрезаемой бумаги все громче.
   Иван распахивает дверь, за ней картонный силуэт, на котором словно детский рисунок изображающий девушку, табличкой на груди "Оля".
   Иван вонзает нож в центр картонки, затем сжав картон в руке полосует его ножом, но медленно.
   Затем он отбрасывает картон в сторону, и смотрит на нож, недавно блестящий а теперь весь в черной жидкости.
   Затем он проходит по коридору в комнату, в которой проходит вечеринка.
   Вместо молодых людей, он видит картонные силуэты, стоящие и сидящие.
   Дверь за ним закрывается и в этот момент слышится звук комкаемой бумаги.
  
  
  
   Сцена 10. Метроном
  
   Опять все тот же коридор со множеством дверей.
   У одной из дверей, свободно прислонившись к стене стоит Оля. Она смотрит в сторону камеры.
   Из-за камеры шагнул молодой человек, по характерной фигуре ясно что это Женя.
   Он хмур, и несколько не уверен.
   Девушка улыбается ему легко и беззаботно.
   Женя спрашивает:
   - Оля, что ты тут делаешь?
   Она оглядывает пыльный коридор:
   - А почему я не могу тут быть?
   Он, сунув руки в карманы, негромко ворчит:
   - Тебе тут не место, оно тебе не подходит.
   Она подходит к нему, хихикая.
   - Мне всегда есть место там где есть ты.
   Подходит, пытается обнять парня, тот неловко пытается уклониться:
   - Оля, я не могу, мне надо разобраться.
   Девушка смотрит немного в сторону, и с чуть заметным раздражением произносит:
   - Что, же ты разбираешься, разбираешься. А время, то вышло.
   Она отворачивается, и пинком открывает дверь, уходит в ближайший проем.
   Женя мнется, перед захлопнувшейся дверью, за ней кажется слышится плач.
   Он открывает дверь, там пустота, ничего, черное пространство.
   Он возвращается, в коридор. Дальняя дверь открывается, и оттуда выходит Ольга не видя парня.
   Женя порывается побежать к ней, но в следующую секунду видит что Оля участливо поддерживает старушку, стучащую по полу клюкой.
   Слышен обрывок разговора между старушкой и девушкой:
   - Так зачем вам он так нужен, бабушка?
   - Видишь ли внученька, этот хитрый прибор, на самом деле часы. Но он лучше. Он стучит отсчитывая такт, такой как ты захочешь.
   - Как интересно...
   - Часы, милочка, всегда считают одинаково, их не поторопить, и не замедлить. Их можно только остановить.
   - А при чем же Ваше детство?
   - Ну как то давно, очень давно так что не упомнить когда. Я заметила странную вещь, часы считали мою жизнь. Сколько прошло от начала, и самое неприятное сколько осталось до конца. Батенька мой покойный растолковал маленькой дочурке... Кхе, кхе, как важно знать время. И лишь прожив втрое больше чем он, я поняла как важно его обмануть.
   - И как?
   - Кхе, кхе, так я тебе сразу и рассказала. Первой встречной-поперечной, но способ есть. Вот если бы у тебя была возможность подрасти, ты бы поняла. А так-то тебе все равно.
   - Ну не хотите, как хотите не я этот разговор завела.
   - Ну не серчай милочка, на старенькую. С ума я уж выжила, прости грешную. Поздненько я то поняла, еле успела... Хор то церковный, репетировал, а мне уж монетки то на глаза положили, тяжелые они оказывается. Тут-то метроном и завели...
   На этих словах парочка скрывается за поворотом...
   Женя бежит к повороту, но за ним уже пустое пространство.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"