Романенкова Василиса Игоревна: другие произведения.

Клинки на ветру

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантазии с уклоном в философию суфиев.

Клинки на ветру

Annotation

      Фантазии с уклоном в философию суфиев.



Пролог


     Я буду твоим мечом,
     Я стану твоим бичом, -

     Тени шарахнутся прочь,
     Отшатнется в испуге ночь.

     Покажи мне незримое,
     Проведи в небытиё...

     Я твоими буду крыльями, -
     Ты подставь лишь мне плечо.



Ты и я


     Ты - всего лишь моё развлечение?
     Нет, друг мой, ты - нечто гораздо большее.
     Ты - весь этот мир, с которым я играю. Древнее, с полуистёршимся смыслом слово Игра...
     Склоняю перед тобой голову, Единственный Возлюбленный, Вечный Противник - Тот, Кто Напротив, за то, что не ржавеет клинок души в моём теле и отражает незапятнанное лезвие блики твоего Пламени.
     Пусть нет такой дороги, чтобы свела нас лицом к лицу - я всегда чувствую тебя за своим плечом.
     И когда ты, в другом лице, встаешь в полный рост, открытый всем ветрам, Я встаю у тебя за спиной, Я кладу руки тебе на плечи, Я говорю тебе: "Иди! И ничего не бойся!"
     Пусть никогда не разглядеть мне твоего лица, ибо ты меняешь их.
     Пусть.
     Но вижу я, как и ты наклоняешь голову в поклоне и волосы падают на лицо, и из-под волос мелькает улыбка твоя, Любимый.
     И вылетает меч из ножен, салютуя мне. И я выхватываю свой и прижимаю холодное перекрестие ко лбу.
     В этом мире никогда нам не скрестить их.
     Пусть.
     Но надеюсь я, что настанет время, и "ты" и "я" станут одним целым.



Сны и Грёзы


     Кинжал, больше не чувствующий себя оружием, быть таковым не перестает.

     И по сему, я Меч.
     Не ножны, но меч.
     Чья ладонь ляжет на мою рукоять, взметнет меня в приветственном жесте перед пылающим миром?

     Я жду. И вижу сны.
     Меч, которому снится, что он девушка.

     А может, я Кинжал, пущенный умелой рукой и грезящий в полете?..

     Любой сон завершится пробуждением.
     Любой полет достигнет своей цели.

     Я подожду, Господи.



Ночь. Улица...


     Улица, на которой я провела первые семь лет своей жизни.
     Как давно меня здесь не было.
     Как все изменилось...
     Пожалуй, только пруд остался на том же месте, посреди дворов.
     Я медленно ступаю по оттаявшей земле, по только начинающей зеленеть траве и вижу все двойным зрением: то, что было, и то, что стало.
     Здесь вечно были выбоины-лужи, где я как-то нашла иностранную "копейку".
     Тут шелестела ветвями старая дуплистая ива.
     Там была большая деревянная горка под теремок. По крайней мере, она казалась большой. Тут - песочница с крышей на четырех столбах.
     Однажды сюда пришел художник, сел на скамью и рисовал нашу песочницу. Это было, когда детский городок только поставили.
     А вот и пруд.
     По берегам стояли раскидистые ивы. Мы, дети, забирались на них, ложились на подрагивающие сучья и глядели в воду...
     Посреди водяной глади - как и прежде, - грязно-белая льдина, последний осколок, на котором охорашиваются вечные утки.
     Я закрываю глаза и вдыхаю пряный воздух московской весны, пьянящий запах оттаявшей земли. Запах тления и собачьих "подснежников", запах новорожденной травы. Запах смерти и запах жизни, так смешавшиеся, что не разобрать где кончается один и начинается другой.
     Я вдыхаю его и вспоминаю летний день, когда мы с мамой встретились тут с бабушкой.
     Ты стоишь за моей спиной и молчишь.
     Моя тень между жизнью и смертью.
     Ангел.
     Скоро наша свадьба.
     Я даже знаю день. Ты столько раз говорил мне о нем, а я догадалась только сегодня.
     Сегодня, пятница, тринадцатое.
     Волшебный день. Волшебное число.
     Только поэтому я здесь, на улице Красных Зорь.
     Я поворачиваюсь и иду обратно к дому.
     Вот палисадник, где я нашла крутую тамагочу. Но, увы, она не работала. Я использовала ее в качестве компьютера для кукол. Куклы были довольны.
     Наших окон со двора не видно.
     "Позадидома" - любимое место для игр, но там сейчас грязь наверняка непролазная.
     Еще я хотела бы увидеть своего отца, но он сейчас далеко.
     Хотя... если мы смогли оказаться здесь...
     Я оборачиваюсь с немым вопросом.
     Ты прикрываешь глаза и медленно качаешь головой.
     Ты так красив.
     Скоро, скоро, я смогу смотреть в лицо твоё, не отрываясь.
     Ветер проносится среди голых деревьев и я с трудом отвожу взгляд.
     Где же луна? Полнолуние было... когда? Я помню, что недавно, на днях.
     До конца пятницы остается всего ничего - что-то около часа. А ведь еще моя школа, и мой детский сад, и, знаешь, если выйти через дворы к магазину,.. там был магазин, я помню,.. там пустырь, весной покрывающийся цветущей мать-и-мачехой, и оттуда в хорошую погоду можно увидеть верх сталинской высотки...
     Теплая ладонь ложится мне на плечо.
     Ты прав... это все неважно.
     Пойдем.
     Уже скоро.

      И взойдет ликующее вешнее солнце... [1]



Эпилог


     Я кричу - ты не слышишь.
     Я говорю - ты оборачиваешься.
     Но только когда я начну шептать, ты подойдешь ближе...


Примечания

1
цитата из романа Марии Семеновой "Валькирия"


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"