Романюта Сергей Егорович: другие произведения.

Кузькин отец

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Сергей Романюта

"Кузькин отец"

  

А это чтобы понятно всё было, или наоборот, непонятно...

  
   Вполне возможно это всё мне в наказание за то, что я не занимаюсь спортом. Правда! Дело даже не в том, что к спорту, в смысле, к поддержанию своего организма в тонусе, я отношусь отрицательно, всё несколько не так. Конечно же как и большинство вполне нормальных и адекватных людей моего возраста я давным-давно, не развязывая, завязал с большим спортом. Такие вещи как бег по улицам или ещё где-то, а также посещение тренажёрных залов в мою голову просто не приходят.
   Но всё равно, хоть спортом и не занимаюсь человек я не совсем пропащий для тех кто спортом занимается, и тех кто умудряется обходиться без спорта считает приблизительно этаким гибридом из врага рода человеческого, и, из государственного преступника в одном лице.
   Я придумал степень поддержания себя в тонусе промежуточную. Практически ежедневно, ну разве что дела какие-то неотложные или же погода хуже некуда, я совершаю пешие прогулки по улицам и дворам нашего городка. Вроде бы и спорт, а вроде бы и нет, так что найден этакий компромиссный вариант. Тем более, где-то вычитал, что бег - состояние для человека неестественное, врут наверное. Я хожу никуда не спеша, гуляю, на людей смотрю, слушаю о чём они говорят (не подслушиваю конечно). Иногда в голову приходя интересные мысли, которые потом записываю, глядишь, и пригодятся. Это первая составляющая произошедшего.
   Так вот, получилось что пострадал я от своих прогулок. Если бы бегал, то вполне возможно всего этого не произошло, потому что бежишь-то более-менее быстро, быстрее чем идешь, шансов остановиться и отвлечься на что-либо гораздо меньше чем при ходьбе. Ходьба и сыграла со мной такую вот злую шутку, скоро узнаете какую.
   Дело в том, что я очень люблю книги. Вообще люблю книги, и книги не каких-либо определенных жанров, а как таковые. И если предоставляется возможность, готов копаться в них, хоть сутки, хоть двое. Например, меня нельзя пускать в библиотеку, потому что потом будет очень трудно оттуда на белый свет выманить. С книжными магазинами посложнее. Там ждут, что я куплю какую-нибудь книгу, и куплю быстро, поэтому на разглядывание и перебирание книг часами смотрят косо. Любовь к книгам, это вторая составляющая того, что со мной случилось и привело вот сюда.
   Уж не знаю по каким причинам, но довольно-таки часто приходится наблюдать картину когда люди выбрасывают книги на помойку. Бывает что целыми мешками выбрасывают, ей Богу, сам видел! Варварское действо, других слов этому я подобрать не могу. Вот и лежат они, бедняжки, около помоек или же просто на улице. Наверное, но не утверждаю что на сто процентов именно так, люди ремонт в квартирах делают, мебель меняют старую на новую, а старые книги вкупе с новой мебелью не смотрятся, гламур не тот! Интересно, а новые книги к новой мебели они покупают, а если не покупают, то чем занимают пустующие места для книг предназначенные? Ведь пустота интерьер не гламуризирует.
   В один из дней, гуляя, я и наткнулся на такой вот печальный книжный развал. Наткнулся и разумеется начал перебирать и просматривать книги, потому что пройти мимо был просто не в состоянии, даже если бы вдруг и приказал себе.
   Перебирая книги мне в руки попалась с виду ничем непримечательная брошюрка. Вообще-то примечательная, потому что на обложке ничего нарисовано не было. Знаете, как духи-Шанель номер пять: белая этикетка и черными буквами это самое написано. Скромненько, но со вкусом, вернее, с ароматом. Так и на брошюре, всего лишь и было написано: "Настоящая история человечества", а в самом низу - Фридомэльфия, 1959. А вот это уже становилось интригующим. Я открыл брошюру, а там ещё хлеще - после названия, в скобочках: в помощь миссионерам и активистам. Опаньки! Да это же самая настоящая антисоветчина!
   Конечно же никаким антисоветчиком я не являлся и не являюсь. Вернее будет сказать, что я такой же антисоветчик как и все прочие, жившие в то достославное время, среднестатистический и ничем непримечательный, так что ли. У нас же, кстати, во все времена и при всех царях-генсеках-президентах ругать власть считалось и считается хорошим тоном. Это как в определённых случаях носовым платком пользоваться. А вот хвалить власть, какой бы она ни была на тот момент, всё равно что вместо платка большой и указательный пальцы в дело пускать.
   А тут брошюра, оттуда, да ещё изданная в те годы, когда холодная война, так сказать, была самой горячей, интересно всё-таки. Да и в тюрьму нонче за это никто не посадит, тоже немаловажно. Так что теперь без этой брошюры уйти я не мог. Не мог, даже если бы в нагрузку меня заставили взять все лежавшие там книги и все мусорные контейнеры вместе с содержимым, я бы согласился.
  

***

  
   Вот с этого всё и началось. Так подробно я расписываю в общем-то ничем непримечательный случай не для того, чтобы заинтриговать, вовсе нет, а для того чтобы было понятно, откуда взялось то, что будет написано дальше. Итак, брошюра с написанной в ней историей человечества, да ещё настоящей - третья составляющая того, что вы видите перед собой.
   Четвертую составляющую, может быть специально, а может быть сам того не желая, мне подкинул приятель, историк по образованию и по роду своих занятий. В один из дней сидели мы с ним и несмотря на отсутствие явно видимых хронических заболеваний, и вообще хорошее самочувствие, пили не то, что пить в таких случаях не рекомендуется, а то и просто запрещается. Пили мы с ним самый обыкновенный кофе, растворимый.
   Мой приятель - личность вполне настоящая, на три года моложе меня и живёт по соседству. А историей занимается, потому что преподаёт её в школе. Имени его называть не буду, и не потому что он стесняться будет, когда его начнут узнавать, а узнавать его и без имени начнут, потому что один он у нас тут такой. Просто-напросто я начал описывать рассказанное им не спрося на это его разрешения. Сволочь конечно, но, на том и стоим! Ладно, об этом позже. Конечно, можно было бы выдумать приятелю какое-либо другое имя, не настоящее. Но думать в этом направлении лень, поэтому пусть остаётся просто приятелем, каковым и является.
   Пьём мы кофе, печенюшками заедаем, и за жизнь разговариваем. Не знаю как в стародавние времена, но нынче интересный собеседник - редкость. Каждому интересно и хочется, чтобы его выслушали. Кстати, синдром попутчика тому яркое подтверждение. Ну что ж, хочешь слово молвить, молви! Но зачастую слова эти сплетаются в рассказ о том, каким он, или она, были лет этак тридцать назад (когда мы были молодыми...). И что интересно, молодыми были тогда, а чушь, пусть даже для них и прекрасную, несут сейчас, по прошествии многих лет. В большинстве случаев слушателю эти повествования вовсе неинтересны, своего такого добра навалом. Да и рассказчику зачастую, подозреваю, рассказ не доставляет особой радости. Но рассказывать больше не о чем, в жизни ничего не происходит, а может и происходит, но рассказчик не замечает, поэтому звучит простой волнующий рассказ о временах, когда я был ещё сперматозоидом.
   А второй вариант такого душевного стриптиза, это нескончаемо-извечная производственная тема. Расписывать её не буду хотя бы потому что для того, чтобы понять рассказчика надо быть профессионалом именно в его профессии и желательно работать там же, где и он, иначе, думаю, понятно что иначе. В этом случае в жизни рассказчика тоже ничего путнего не происходит. На производстве происходит, правда там всегда что-то происходит на то оно и производство, а вот в жизни ничего, а бывает ещё хуже чем ничего, кроме пива с детективами по телевизору ничего больше не интересует.
   Но мой приятель - личность, можно сказать, уникальная. Он интересуется, и не по долгу службы, тем за что ему деньги платят. Редкий случай, но бывает. И бывает, что рассказывает о делах давно минувших дней, преданьях старины глубокой не так, как положено рассказывать, потому что так в учебнике написано, а так как это воспринимает и понимает сам. Иногда он рассказывает такое, о чём я и слыхом не слыхивал, хотя эрудиция в историческом плане присутствует.
  

***

  
   Вот здесь мы, так сказать, нашли друг друга. Дело в том, что я тоже неравнодушен к истории рода человеческого. Правда образование у меня техническое, но это мелочи, в школе по истории была твёрдая пятёрка, точно помню.
   Для нас с приятелем история замечательна не тем, кто, когда царствовал и кто когда кого победил, а тем как жили люди тогда, когда нас на свете не было, и это в первую очередь. Ну а поскольку история, как информационное поле Земли, подчас имеет бесконечное количество возможных отправных точек-событий-причин и всего лишь один вариант дальнейшего её развития, разговаривать, не спорить, а именно разговаривать, на подобные темы можно до бесконечности.
   Дело не в сослагательном наклонении, которого история так не любит. Это самое наклонение ей стараются придать когда непонятно по какой причине интересно: а что было бы дальше, если бы, например, не змея укусила Вещего Олега, а Вещий Олег её укусил? Да простит меня князь Олег, я ни в коем случае не пытаюсь подвергать ревизии и уж тем более умалять его заслуг перед Русью. Если уж речь зашла о Вещем Олеге, то нас с приятелем интересует другое. Последствия случившего принимаются и не подвергаются критике, интересно другое, а змея ли его укусила? А может быть какой-нибудь суслик, или новый конь приревновал князя к погибшему коню?
   Не, надо более конкретный пример привести. Вот император, Павел I, он действительно был дурак дураком и психопат, или умница и дальновидный политик, и в конце концов, за что его жизни-то лишили? Принято считать, что психопатом был и в подтверждение этому приводят случай, когда он целый полк в Сибирь отправил, в ссылку. А ведь отправить целый полк пешком, строем, в Сибирь, может не только законченный идиот, но и умный, дальновидный правитель. Да и решиться на такое далеко не каждый. С одной стороны причина такого понятна - дурак, что с него возьмёшь? А с другой стороны, ну если не дурак, а совсем наоборот, как раз получается практически бесконечное пространство вариантов, вернее, причин произошедшего.
   - А всё-таки хорошо, что жизнь не стоит на месте. - какую-то тему, уж не помню какую, мы исчерпали. Кофе в наличии, свободное время тоже, поэтому мой приятель продолжал. - Помнишь, как раньше о полётах в космос сообщали?
   - Конечно помню. - отвечаю. - По радио и телевидению трансляции прерывали. Левитан торжественно так всё зачитывал, будто коммунизм наступил. Мне отец рассказывал, как он о полёте Гагарина услышал. Он тогда из Плавска (город в Тульской области) возвращался и увидел, как народ на улице с ума от радости сходит. Спросил: что случилось? А ему в ответ, мол, Гагарин в космос полетел и уже вернулся. Да уж, радости тогда было, не то, что сейчас.
   -Верно. Сейчас на рекламу больше внимания обращают, чем на очередной полет.-согласился со мной приятель.- Кстати, а ты уверен, что именно Гагарин первым в космос полетел?
   - В общем да, уверен. - одна отрицательная черта у моего приятеля всё-таки присутствует, он некурящий. - Правда до человека туда собаки летали, но они не по своей воле. Пойду я, перекурю.
  

***

  
   И пока я курил, вспомнил, что в перестроечные времена что-то о первом человеке, полетевшем в космос, то ли читал, то ли слышал. Тогда вообще много чего писали и говорили о том, что якобы было на самом деле, предлагали народу несколько иные отправные точки-события того, что получилось в результате. Зачем это делалось, да и сейчас делается - неизвестно. Может чтобы жить не так скучно было, а может быть по каким-то другим причинам...
   - А ведь точно, вспомнил. - сказал я вернувшись с перекура и усаживаясь в кресло. - Что-то такое было. Мне один мужик рассказывал, он тогда в армии служил, слышал в эфире чей-то голос. Правда ерунда всё это. В эфир, в телефонии, дай ему передатчик, любой дурак выйти сможет, если конечно эфира не боится. Для этого не обязательно в космос лететь.
   - А что, бывает что боятся, ну, эфира? - спросил приятель.
   -Ещё как! Особенно если в первый раз. Аж колошматит всего, как с дикого похмелья, по себе знаю. - знаю я это не по похмелью, а потому что по образованию судовой радист: азбука Морзе и ещё целая куча интересных вещей. - По первости кажется, что тебя весь мир слушает и слышит. Правда потом привыкаешь и наоборот хочешь чтобы услышали, а тебя не слышат, непрохождение радиоволн называется. И вообще, по словам одного из моих коллег, радиотехника: наука тёмная. - Я чуть было сам не ударился в пересказ дел давно минувших, но опомнился, потому что вряд ли это моему приятелю это будет интересно. - А ещё слышал, что якобы первым полетел в космос сын авиаконструктора Ильюшина и погиб там.
   - Понятно. А насчёт космоса, туда с таким же успехом мог бы первым полететь чей угодно сын, лишь бы папа был человеком известным. - приятель поставил на стол пустую кружку. - Ещё кофе будешь?
   - Давай...
   - Вот смотри, полёт человека в космос, это факт. - приятель вернулся с двумя кружками дымящегося кофе. - И то, что Гагарин туда летал, тоже факт.
   - Первым слетал. - уточнил я.
   - А вот это не факт. - приятель пристально посмотрел на меня и обрушил на мою голову то, что я в свою очередь собираюсь обрушить на ваши головы. - Первым в космос полетел совсем другой человек, но из-за того что вслед за этим началось надо было факт его полёта забыть и считать первым космонавтом Гагарина. Кстати, Юрий Алексеевич и планировался как первый космонавт, но вмешалась очень высокая политика, вперемешку с дурью несусветной.
   - Поясни.
   - Сейчас поясню...
  

***

  
   И рассказал он мне такое, что я первое время не мог понять: кто из нас сошёл с ума, мой приятель, который всё это рассказал или я, который все это выслушал?
   Рассказанное меня не то чтобы удивило, я сам и похлеще могу придумать. Меня удивило то, что это, по словам моего приятеля, происходило на самом деле. Вот это да, это шандарахнуло по голове, будь здоров как! Прав был Владимир Семёнович утверждая в одной из своих песен: Удивительное рядом, но оно запрещено...
   То, о чем рассказал приятель было действительно рядом, или уж совсем недалеко, как по географическим меркам, так и по временным.
   Так и просится на язык, вернее на пальцы, словосочетание: Как обычно! Как обычно, правду от народа скрыли, придумали совсем другое и придали статус официального исторического события.
   Дело в том, что у меня несравнимо больше причин верить моему приятелю-историку, чем всей официальной исторической науке и всему тому, что около этой исторической науки крутится. Верить, потому что у приятеля просто не существует никаких причин меня обманывать, тем более на такую тему - выгоды от этого никакой, ну вообще никакой! Это первое, а второе, мой приятель не замечен в весёлом и безобидном вранье и фантазёрстве. В отличие от меня, мужик он серьёзный и ему гораздо проще рассказать о том, что происходило на самом деле, о чём никто или почти никто не знает, как в этом случае, и тем самым удивить, чем самому экспромтом придумывать какую-то невероятную по своей фантастичности историю.
   Это я могу, например, увидев пролетающую мимо галку, тут же сочинить чудовищную по своей неправдоподобности историю, рассказать её и убедить слушателя в том, что все рассказанное - абсолютная правда. А после, глядя на него, спросить:
   - Неужели поверил?
   - Поверил, конечно. Ты же всё это с таким серьёзным видом рассказываешь .-обычно отвечает собеседник.
   И приходится объяснять, почему то о чём я рассказал является чистой воды враньём и почему не может никогда произойти. Всё это я делаю не для того, чтобы посмеяться или покрасоваться самому, а собеседника выставить кромешним дураком, вовсе нет. Кстати, не так уж часто я это и делаю. Придумывать разные небывальщины - занятие весёлое, а вот потом расшифровывать их - совсем наоборот. Это как рассказать анекдот, а после объяснять, где и как сильно надо смеяться. Делаю я это только в одном случае, когда вижу что мой знакомый уж слишком погряз в повседневности, состоящей из: работы, семьи, телевизора, дачи и прочих скучных вещей. Скучных, потому что когда их очень много и кроме них ничего нет им ничего не остаётся как становится скучными, а на самом деле все эти вещи вполне нормальные, и даже более того... Ну и конечно же выгоды из этого я никакой не извлекаю, хотя бы потому это враньё, а не ложь.
  

***

  
   На самом деле враньё и ложь, это абсолютно разные вещи. Вранье - штука весёлая, беззаботная и совершенно непрактичная, потому как недолго живущая. Синонимом слову враньё может быть слово шутка, просто первое мне больше нравится. А вот ложь, она весёлой и беззаботной не бывает, она наоборот чем-то озабочена и очень сильно. И практичности у лжи хоть отбавляй, потому и бывает что живёт очень долго. В отличие от вранья, которое и существует для того, чтобы поднять настроение, задача лжи - извлечь выгоду для неё придумавшего, причём зачастую невзирая на последствия. Вот такая вот, по моему мнению, между ними разница.
   Так подробно всё это я расписываю для того, чтобы объяснить, почему поверил в то, что мне поведал приятель. В свете рассказанной им истории я даже начал было сопоставлять некоторые, благодаря официальной исторической науке, известные мне о происходившем факты и, о ужас, получается что всё сходится и всё правда, правда, если посмотреть чуть-чуть под другим углом.
   Услышанное накрепко осело в моей голове и начало там перебраживать, и размещаться, по всей видимости, надолго. Разумеется более свежие дела и события довольно-таки скоро оттеснили услышанное в ряды информации второстепенной, но время от времени она всё-таки заявляла о себе, причём, достаточно сильно.
   Короче, надоело мне всё это, вот я и решил избавиться от неё, от этой истории. А для того чтобы избавиться от сидящего в голове и не дающего покоя существует один проверенный, потому что очень действенный способ - рассказать кому-нибудь. Поделиться, так сказать, добром, пусть тоже помучаются, а то одному скучно. Вот поэтому я и решил всё это и пересказать, вернее, переписать.
   Почему таким вот образом? Потому что рассказать хочется и надо, здоровье на дороге не валяется. Рассказывать соседям и землякам? Ага! Приятеля вмиг вычислят и проходу давать не будут. Да и не в этом дело, в конце концов..., в конце концов, приятеля можно заменить, например, каким-нибудь выдуманным попутчиком, и синдром попутчика как нельзя кстати. Но я стараюсь пересказать услышанное максимально правдиво, вот в чём дело. А землякам-соседям, да и не соседям тоже, такие вещи неинтересны, потому что тех с кем это происходило они знать не знают, а о землях в которых это происходило ведать не ведают. Может быть нет их вовсе ни людей, ни земель этих, и никогда не было, и прав был товарищ Бендер утверждая, что всё заканчивается в Шепетовке. А рассказать хочется, потому что зудит во всех местах так, что терпеть никаких сил не хватает. И получается, что рассказал, как будто смачно и со вкусом почесался, не серчайте, пожалуйста, если кому-то это сравнение покажется грубым, другие сравнения не придумываются.
   Конечно же, рассказывая какую-либо историю рассказчик что-то добавляет от себя. Это не обязательно могут быть какие-то события изначально для той истории несвойственные. Бывает что рассказчик в силу впечатлений, произведённых каким-то моментом, придаёт ему большее значение, а какому-то меньшее. В результате история приобретает совсем другой вид, иногда значительно отличающийся от первоначального варианта. Поэтому, если я заявлю, что пересказал эту историю ничего от себя не добавляя, никто не поверит и правильно сделает. Максимум, что я от себя добавил, так это своё отношение к происходившему. А вы попробуйте пересказать что-либо ничего не меняя! Даже ксерокс этим не может похвастаться, качество скопированного всегда хуже качества оригинала. Чего уж говорить о простом человеке с его страстями и переживаниями бурлящими внутри.
   Но поскольку я всё же стараюсь передать услышанное максимально достоверно, предлагаю подсказку. По ходу изложения, там где враньё лезет из всех щелей и заметно невооружённым глазом, значит я слегка руку приложил, а где более-менее похоже на правду хоть и выглядит очень даже странно - это приятель так рассказал. Так что, всё по-честному!
  

Часть I

Глава I

  
   Двадцатый век, как и лето, перевалил макушку и при помощи времени поспешал, а может и не поспешал, на встречу со своим собратом, веком двадцать первым. Люди как могли помогали ему и называли это стремительным бегом времени, но такое впечатление, что век был в своём движении сам по себе, а люди-человечеки сами по себе, всё что-то суетились и суетились.
   Время, оно как дитё малое, без взрослого человека жить не может. Если бы не было людей, то и времени не было, потому что они его, так сказать, зачали, родили и пытаются воспитывать. А оно, время, ей-ей как дитё малое и неразумное, ведёт себя хуже некуда: на месте сидеть не может, постоянно ему куда-то надо. Но это ещё полбеды, гораздо хуже то, что не хочет оно поддаваться никакому воспитанию: когда ему надо не спешить и вести себя тихо и смирно оно куда-то бежит. И наоборот, когда ему надо бы поспешать, оно, словно в насмешку, тащится еле-еле, хорошо что вообще не останавливается.
   В такой вот, без преувеличения, сложной обстановке протекала, протекает и скорее всего будет протекать жизнь человеческая. Вечно мы чем-то недовольны, хотим чего-то большего и лучшего. Это как раз хорошо хотя бы потому, что прописано в природе человеческой. А время, время придумано лишь для того, чтобы было на кого сваливать промахи и неудачи, и вообще всё, что изначально задумывалось так, а получилось, если вообще получилось, совсем по-другому.
   Точно также, как и с погодой, со временем, в отличие от погоды, нами же придуманным, приходится мириться и помимо постоянной неуспокоенности от жажды движения вперёд много сил затрачивать на его обуздание. С погодой тоже не всё в порядке, тоже ведёт себя не так как надо. С ней, с погодой, тоже ведётся кропотливая работа, правда толку никакого, такая же капризная как и время, чем больше обращаешь внимания, тем хуже себя ведёт.
   Но не это самое главное, что мешает человеку жить счастливо и дышать полной грудью, радоваться. Так уж получилось, самым главным препятствием как для счастливой жизни в будущем, так и хоть сколько-нибудь похожей на счастливую сейчас, является сам человек. Сам себе человек конечно же не враг, правда, иногда отчебучит такое, что и ахнуть сил не хватает. Но всё-таки человек человеку - помощь неоценимая. Если натворит чего-то не то, есть на кого кроме времени свалить - на соседа. Перед самим собой, наедине, конечно же признаться можно, а иногда даже и нужно, что дал маху, но перед соседом никогда, ну или почти никогда. Это не потому что мы так воспитаны, мы скорее всего такими задуманы, ну и конечно же, рождены. Свалил на соседа, а тому беспокойство помимо тех, своих беспокойств, которые не дают покоя. Это происходит не потому, что один сосед ненавидит другого, а если честно, неизвестно почему.
  

***

  
   Живут себе, поживают, соседи в одной большой коммунальной квартире, когда-то общей для всех, а теперь поделённой на комнаты и комнатушки. Когда и почему это произошло - дело тёмное, так что лучше не касаться, а то выяснение подробностей может завести неизвестно куда.
   Опять же неизвестно по каким причинам, но изначально, наверное в силу планировки квартиры, была допущена несправедливость. Кому-то досталась большая комната да ещё на солнечной стороне, а кому-то, тоже большая, но сторона не солнечная, окна выходят во двор, одним словом, вид из окна скучный. А иным соседям так вообще достались малюсенькие клетушки-комнатушки, мало того что с одним окном, так и оно на глухую стену выходит. Вот и живи тут счастливо, если сможешь.
   Вообще-то и живут кто как может, но поскольку хоть каждый и живёт в своей комнате, квартира то одна, общая на всех, получается что живут все вместе.
   Есть такая поговорка: большому кораблю, большое плавание. Точно также и у жителей коммуналки: обладателю большой комнаты желания большие, а обладателю комнаты маленькой, разумеется маленькие, всё по-честному. Но не тут-то было! В этом обладатели комнатушек не отстают от обладателей больших комнат. А поскольку дисбаланс получается, желания почему-то разнообразием не отличаются, приходится помощи просить. А ты попробуй затащить и разместить в комнатушке, к примеру, трехстворчатый шкаф, если он, шкаф этот, раза в полтора больше комнатушки будет! Однако затаскивают, размещают, получается как-то.
   Без помощи соседей такое не сделаешь, так что хоть и мешают они жить так, как хочется, но без них тоже нельзя. А у кого в случае чего просить помощи? Конечно же у того, у кого комната самая большая! Если дадена комната большая и светлая, ну или почти светлая, то получается что её обладатель как-бы отмечен и облагодетельствован свыше за то, что самый умный ну и самый сильный конечно. Вот обладатели маленьких комнат-комнатушек в случае чего и просят о помощи тех, у кого комнаты побольше.
   Когда-то, давным давно тому назад, такие поиски и просьбы о помощи напоминали броуновское движение, не было в этом деле ни толку, ни порядка. Но постепенно порядок был наведён и жители коммуналки, можно сказать, окончательно определились, кому у кого просить о помощи и кому помогать в первую очередь, ну и дружить соответственно. Время от времени конечно же случаются неожиданности, ну, это как любовь неизвестно с какого взгляда, но нечасто и ненадолго, коммунально-броуновское движение приведено к общему знаменателю, правда не до конца всех устраивающему, и..., в общем, жить можно.
   Правда, иногда происходят недоразумения: то ли кто-то из жильцов встал не с той ноги, то ли просто в силу характера мерзопакостного. Но без этого тоже жить нельзя, неинтересно как-то.
   Кому-то вдруг захотелось в ванную комнату без очереди пробраться, а кому-то газету в туалете подольше почитать, а другие не согласны, и начинается... Одни кричат что статья в газете мол интересная, читай вслух, погромче, чтобы всем было слышно, а другие орут, что всё ерунда это, что некогда и что желания, они иногда терпеть не хотят. И так продолжается до тех пор, покуда у кого-то из желающих желание это исполнится не там, где ему положено исполняться. И снова начинается всё заново, вернее будет сказать, что не начинается, а продолжается. О якобы интересной статье в газете к тому времени все успевают забыть, не до неё, другие вещи, более интересные, выходят на передний план.
   Да много чего происходит в коммунальной квартире такого, что интересно и неинтересно одновременно её жильцам. Один моет кастрюлю по часовой стрелке, а другой против часовой, и опять дисбаланс получается, опять надо выяснять, как правильно. Конечно, можно у кастрюли спросить, как ей удобнее, но есть такое подозрение, что кастрюле этой на редкость безразлично, по часовой стрелке или против оной, ей бы быть вымытой, чистой быть, а всё остальное мелочи.
   Конечно же, в делах желаний и необходимостей верховодят обладатели больших комнат и не потому что им больше всех надо, а потому что желания, еле-еле помещающиеся в маленьких комнатушках, в больших комнатах пропадают как в прорве бездонной. Вот и получается, реализованное желанием исчезает неизвестно куда, а само желание остаётся и так без конца.
  

***

  
   Стоит сказать, что от больших желаний обладателей больших комнат обладателям комнатушек перепадает, иногда довольно-таки много, как по количеству, так и по качеству. И некоторым из них вполне хватает того, что по пути в большую комнату с возу упало, напрямую-то ясно дело, не особо и допросишься. А за это время от времени приходится кричать перед туалетом, что статья интересная, потому что по другому никак, потому что благодарность, она и в сердцах обладателей маленьких комнатушек живет.
   Надо сказать, что обладатели больших комнат не такие уж сами по себе законченные сволочи. Просто-напросто видимо в силу того, что они являются обладателями больших комнат, в этих их комнатах много всякого добра есть и ещё много поместится, они вдруг решили, что обладают бОльшими правами на всю квартиру в целом, нежели чем обладатели маленьких комнат-клетушек. Думается что сама скандальность и мерозопакостность характера здесь особой роли не играет, а может и играет, потому что чем больше имеешь, тем большего хочется и хочется, чтобы у всех остальных добра было меньше и чтобы оно было точно таким же, как и у него, у которого его больше...

Настоящая история человечества

Дорогой друг!

   Это пособие поможет тебе во время пребывания за пределами КОШЭ. В брошюре изложен ряд фактов из истории Эдемии как земли, и КОШЭ, как государства на ней образованного, что проливает свет на историю человечества в целом.
   Приведённые исторические факты позаимствованы из фундаментальной работы известного эдемийского ученого Рила Фэйка (Real Fake) "Яблоня и яблоки". Авторитет профессора Р. Фэйка, как в обществе, так и в научных кругах КОШЭ неоспорим, поэтому достоверность фактов, приведённых ниже, не подлежит сомнению.
   При разговорах с представителями некультурных и малоцивилизованных народов, каковыми являются все народы, за исключением граждан КОШЭ, не следует опровергать точку зрения собеседника по тому или иному вопросу, а тем более вступать с ним в спор. Для начала необходимо угостить его кома-сомой, а уж после этого осветить затронутую тему с позиций истинной науки и культуры КОШЭ. После этого, как правило, собеседник начинает воспринимать излагаемые вами факты и принимает их, потому что они неоспоримы.
   Следует помнить, что вольные трактовки истории человечества с момента его возникновения и до сегодняшнего дня наносят большой вред нецивилизованным государствам и народам их населяющим, поскольку уводят в сторону от истинных человеческих и культурных ценностей благодаря которым КОШЭ стали величайшим государством на Земле. Только наука и культура КОШЭ позволят нецивилизованным народам стать цивилизованными и жить одной большой дружной семьёй!
  
   Удивительная штука, вроде бы всё ясно и понятно, потому что большинство живёт именно так, а с другой стороны - сплошная загадка, вот и разберись тут.
   Наверное в детстве не те песни пели, не те сказки рассказывали им родители, если такое получается.
  

Глава II

  
   - Кошисты опять учудили... - представительный мужчина возраста лет пятидесяти обратился к мужчине сидевшему напротив.
   - Ещё одну Статую Свободы поставили? - спросил тот.
   - Вторую-то зачем? - удивился сосед справа.
   Человек десять, мужчин, сидели за большим столом в просторном и светлом кабинете. Они собрались для того, чтобы обсудить важные дела касающиеся страны руководителями которой являлись. Вернее будет сказать, что являлись они руководителями партии, которая в стране была руководящей и направляющей силой, кстати, единственной. Такие заседания проводились регулярно. На них руководители партии руководили страной все вместе из одного места, вернее кабинета, а в другие дни руководили каждый из своего. Вместе они были Президиумом ЦК, а по отдельности, соответственно, его членами.
   На заседаниях Президиума обсуждались серьёзные вещи: как живёт страна, как работает её промышленность и что нужно сделать для того, чтобы большая страна жила ещё лучше, ну и промышленность тоже развивалась, а не стояла на месте. Дела на таких заседаниях обсуждались серьёзные и решения принимались не менее серьёзные. Какие именно, об этом после, из газет, радио и телевидения граждане узнавали, а что происходило на самих заседаниях мало кто знал, потому что это было государственной тайной.
   На сегодня было запланировано очередное такое заседание, и пока оно не началось собравшиеся, как спортсмены перед ответственным матчем или каким-нибудь состязанием, можно сказать, разминались: обменивались новостями, высказывали свои соображения по тем или иным событиям происходившим как в стране, так и во всём мире. Вообще-то такие разговоры были необходимы и даже приветствовались, потому что некоторые из высказанных мнений, обретя политически приемлемую формулировку, становились решениями указывающими дальнейшие пути в развитии страны, и не только страны.
   Вот и сегодня происходил такой разговор, вроде бы и самый обыкновенный, но при соответствующей политической обстановке как в стране, так и в мире, способный своими последствиями многое изменить, как в лучшую сторону для своей страны, так и в худшую для некоторых других стран.
   - Ну как же! - начал развивать свою мысль автор идеи.- Одна статуя на берегу Атлантического океана уже есть. Надо ещё одну, на берегу Тихого поставить, и будет полный порядок. Как пограничные столбы: один там, другой там, а посерёдке демократия и свобода ихние, тьфу ты!
   - Хорошая мысль. - поддержал один из присутствовавших. - Надо бы подсказать господам, сами-то они до такого не додумаются.
   - Это уж точно. - поддержал его мужчина, начавший этот разговор. Ему не терпелось рассказать о новом законе, принятом кошистами, потому что закон этот напрямую касался женщин до которых представительный мужчина был большим охотником. - Представляете, издали закон согласно которому теперь ихним мужьям запрещено в пьяном виде домой приходить.
   - А что, хороший закон. - заметил кто-то. - И нам бы надо такой принять. А то распустился народ, уже начинает пить воскресенья не дождавшись.
   - Закон может быть и хороший, - согласился представительный мужчина. - но только не для нас. Если у нас принять такой закон, то это же страшно представить что получится. Максимум за неделю замужние женщины с незамужними местами поменяются.
   - Как это? - спросили сразу несколько присутствовавших. Правда, глядя на них, трудно было предположить, что это их так сильно интересовало, тем более таким оригинальным способом. Хотя всё могло быть, как говорится, в тихом омуте...
   - А вот так. - продолжал представительный мужчина. - Ну, выпил мужик после работы, бывает. Выпил, а домой идти нельзя, потому как закон нарушит. А женской ласки хочется, без неё никак. - Видимо представив эти самые ласки, представительный мужчина аж закрыл глаза и улыбнулся. - Незамужние же бабы, то есть женщины, тут как тут, им тоже ласки хочется. Ну и что, что мужик выпивши, иногда это даже лучше, да и протрезвеет в конце концов. Вот и получится, что расхватают мужиков которым домой идти нельзя. И не прикопаешься, закон-то не нарушен!
   - Да уж, - сказал кто-то из присутствовавших. - прямо таки революционная ситуация получается!
   - И хорошо, что революционная. - затронутая тема заинтересовала всех, ситуация и впрямь могла стать такой, что лучше не придумаешь. - Для них революционная. Если уж мужики у них такие смирные, так пусть ихние бабы эту ситуацию в руки и берут, глядишь, толк будет.
   - Андрей Андреевич, надо бы подсказать нашим кошистским друзьям, - произнося слово друзьям говоривший весьма недвусмысленно усмехнулся. - какую пользу они из всего этого они смогут извлечь.
   Андрей Андреевич -- высокий, стройный мужчина с серьёзным как бы застывшим выражением лица, прозванный там, у них, "Господин Нет", а здесь просто -- министр иностранных дел:
   - Подумаем, подскажем...
   Вот так, казалось бы из не совсем умного и даже вредного закона в перспективе можно будет извлечь большую политическую пользу. А если сложившуюся ситуацию вовремя развить и направить в нужное русло, то её последствия могут быть просто грандиозными как для кошистов, так и для всего человечества.
   Вот они, разговоры вроде бы ни о чём! На самом деле всё зависит от того, кто эти разговоры разговаривает. Человек мыслящий широко, по государственному, может даже в самом обычном деле рассмотреть перспективы простому человеку невидимые и недоступные.

***

  
   Принятый закон, в числе прочих, умных и не очень, был принят в государстве КОШЭ. КОШЭ, это, Кем-то Объединенные Штаты Эдемии (SUSA - Somebody Unificated States of Edemia, если по ихнему).
   Далеко-далеко, за океаном, находится прекрасная и щедрая земля на которой живут не менее прекрасные и трудолюбивые люди. Так же как во всех других уголках планеты они: рожают и воспитывают детей, выращивают хлеб и ещё много чего из того что растёт на их щедрой земле, работают на заводах и фабриках, и выпускают кучу всяких разных полезных вещей. Да и вообще, влюбляются, ссорятся, поют песни, короче, стараются жить так, как им хочется - счастливо.
   На этой земле в один из дней образовалось государство - КОШЭ и объединило всех живущих там вместе, хотя стоит сказать, что они и до этого особо-то друг от дружки не бегали и не скрывались. Что из себя представляют КОШЭ станет более-менее понятно по ходу пересказа случившегося. Если объяснить всё и сразу, будет неинтересно.
   Это как в случае с женщиной: гораздо интереснее, когда пола халата как бы случайно, на мгновение, распахнулась, чем женщина распахнула халат сразу и весь. На мгновение станет интересно, а дальше, дальше скука смертная, потому что ничего нового.

***

  
   Открылись двустворчатые двери и в кабинет стали заходить и рассаживаться вдоль стен на специально приготовленные для этого случая стулья всевозможные референты и помощники тех, кто сидел за столом в ожидании начала заседания - членов Президиума ЦК.
   Разговоры на тему хитросплетений пьянства и семейной жизни в далёкой стране сразу же прекратились, потому как легкомысленное настроение навеянное смешным кошистским законом могло помещать обсуждению и если того потребует ситуация, принятию, можно сказать, судьбоносных решений. Да и Первый вот-вот должен появиться, а он не любит когда веселятся до того как... В таких случаях он ругает веселящихся и не потому, что суеверный. Суеверным коммунист номер один быть не может по определению, а потому что придерживается народной мудрости: сделал дело, гуляй смело.
   Первый, он же обладатель множества титулов и званий перечисление которых займёт слишком много времени появился в кабинете хоть и ожидаемо, но всё равно как-то внезапно. Невысокого роста, крепко сбитый, он всем своим видом выражал верность пути однажды выбранного не только им и присутствующими, но и всем народом. Дабы хоть как-то выделять его из присутствующих, да и Первый Секретарь всё-таки, назовём его: Никита Сергеевич, так будет и проще и лучше.
   - Здравствуйте товарищи. - поздоровался Никита Сергеевич усаживаясь в кресло. Поздоровался он со всеми сразу, но почему-то каждому из присутствовавших показалось, что с ним он поздоровался в первую очередь, чудеса да и только. - Вижу что сегодня все нашли время прийти, не как в прошлый раз. - что было в прошлый раз доподлинно неизвестно, всякое могло случиться. - Значит, начнём! Повестка дня вам известна, поэтому не будем попусту тратить время и сразу приступим к первому вопросу.
   А дальше происходило то, что происходило уже много раз до этого. Для обсуждения того или иного вопроса, включённого в повестку дня, из приёмной вызывался тот, кто возглавлял этот вопрос, а вернее, конкретное дело. Это мог быть и министр, а мог быть и учёный или военный - непосредственный руководитель непосредственного дела, дела очень важного и нужного для страны, если уж его ход выполнения заслушивается на самом высоком уровне.
   То, о чём в процессе заседания докладывали обличённые доверием партии и народа руководители присутствующим членам Президиума было в той или иной степени знакомо. Каждый из них возглавлял и руководил одним из таких направлений, но, разумеется в максимально широком масштабе, в масштабе всей страны, а то и всей планеты. На то они и Секретари Президиума, чтобы возглавлять то, что другим возглавить не под силу. Опять же, немаловажным, да что там немаловажным , первостепенным было то, что любое, даже самое мало-мальское дело, должно быть продолжением решений партии и её политики в целом, а потом уже всё остальное. Вот потому-то всеми делами в стране и руководили члены партии, надо сказать, что партии коммунистической, а это говорило и говорит о многом.
  

***

  
   Заседание шло своим чередом, все вопросы освещались, уточнялись детали, ну и так далее. Поскольку ничего, что потребовало бы принятия каких-то экстренных мер не происходило, и хорошо что не происходило, заседание могло показаться даже скучным. Заслушивали, задавали вопросы, и поскольку всё было яснее ясного, предлагали решать в рабочем порядке, а именно: ускорять, перевыполнять, вскрывать мелкие недостатки, поскольку недостатки крупные политикой партии были не предусмотрены, изыскивать внутренние резервы. Всё шло так, как и должно идти там, где единственной руководящей и направляющей силой является партия.
   - И последний вопрос. - председательствующий Никита Сергеевич даже встал со своего кресла, настолько этот вопрос был важным. - Давайте ещё раз обсудим и возможно внесём коррективы. - Никита Сергеевич сделал паузу. - Первый полёт человека в космос - событие не только историческое и технически революционное, но и политическое. - присутствующие одобрительно зашумели. - Вопрос очень важный, поэтому попрошу всех, кроме членов Президиума, покинуть кабинет.
   - Опять в светлую голову Первого что-то пришло, - прошептал представительного вида мужчина соседу. - не иначе.
   Голова у Никиты Сергеевича и впрямь была светлой. Это было заметно, стоило лишь на неё посмотреть, причём, не обязательно в живую, и фотографии было достаточно.
   - Наверное. - шёпотом согласился сосед. - Прорвемся. Кукурузу мы уже сеяли, а после неё ничего не страшно.
   Помощнический люд покорно удалился, да и попробовал бы он не удалиться, а члены Президиума ЦК остались наедине с собой и с той неизвестностью, которую, по мнению каждого из них, приготовил Первый.

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Первым вопросом, который задало себе человечество осознав себя как общность разумных существ был вопрос о собственном происхождении. Действительно, откуда и каким образом человек появился в этом мире?
   Люди задавали себе этот вопрос бесчисленное количество раз и бесчисленное количество раз на него отвечали. Ответы на него звучали и звучат до сих пор один нелепее другого. Наибольшее распространение и поддержку среди людей считающих себя учёными и живущих в некультурном обществе получила теория вранглийского путешественника Чарльза Дарвина согласно которой человек произошёл от обезьяны. Стоит ли говорить, что эта и подобные ей теории не выдерживают никакой критики со стороны истинной науки.
   Прародина у человечества одна - Эдемия. Изначально люди жили на её земле, именно там где человек и появился на свет. Первыми людьми от которых всё человечество на самом деле и ведёт свою родословную, были Адам и Ева. Они не произошли от каких-либо животных, а появились на свет вполне естественным путём - по воле Высших Сил. Произошло это в Эдемском саду, который, кстати, существует до сих пор и располагается на территории крупнейшего города КОШЭ -Нью-Блейка. Сейчас Эдемский сад более известен как Центральный парк что, впрочем, не умаляет его исторической значимости.
   В силу ряда причин, о которых формат данной брошюры не позволяет рассказывать, люди начали покидать Эдемию и расселяться по пустующим и диким землям. Впоследствии эти земли были названы как: Южная Америка, Азия, Сибирь, Европа и т.д.
   Утратив связь со своей исторической родиной людям приходилось много сил затрачивать на то, чтобы выжить в диких землях, в которых в те времена росли только папоротники и водились динозавры.
   Первую и неоценимую помощь своим бывшим соотечественникам оказал житель Эдемии - Ной. Сто пятьдесят тысяч лет назад узнав о творящихся в неведомых землях дикостях он решил помочь своим собратьям. Построив большой корабль и погрузив на него семена диких и культурных растений, а также представителей животного мира Эдемии Ной отправился в плавание через океан и достигнув берегов нынешней Африки, расселил там представителей растительного и животного мира Эдемии.
   Вполне естественно, что коренной растительный и животный мир диких земель не выдержали конкуренции с более совершенным, а значит и более жизнеспособным растительным и животным миром Эдемии. Динозавры и папоротники уступили место: дубам, кленам, апельсиновым деревьям, слонам, антилопам, верблюдам, тиграм, львам, и превратились в окаменелые останки, в каменный уголь. За короткое время растительный и животный мир Эдемии распространился по всей территории диких земель и стал доминирующим.

***

  
   Не сказать, чтобы в один и тот же день и час, но приблизительно, с точностью до недели, в столице КОШЭ (Кем-то Объединённых Штатов Эдемии) - Волкшингтоне (Walkshington), происходило почти точно такое же совещание. В силу того, что общественно-политическое устройство двух государств весьма и весьма отличалось одно от другого нетрудно догадаться, что в КОШЭ никакого Президиума ЦК не существовало хотя бы потому, что единой созидающей и направляющей силы в лице коммунистической партии у них и в помине не было.
   Наверное замечали, иногда кошка с собакой вполне между собой уживаются. Никогда не уживаются между собой и никогда не смогут ужиться два кота! Они постоянно будут между собой драться, причём драться насмерть. Дело в том, что в КОШЭ существовали две политические партии, и они очень сильно напоминали этих самых непримиримых котов. Вроде бы меж собой похожи как братья близнецы, а враги друг другу лютые, глотку готовы перегрызть, чем, собственно говоря, постоянно и заняты. Поэтому и не существовало у них никакого ЦК, а высшая власть в стране вообще никак не называлась.
   Кроме того, в КОШЭ главой государства считался президент, которого избирали каждые четыре года. Стоит ли говорить, что каждая из двух партий всё время старалась протолкнуть своего человека, а противника и в прямом и в переносном смысле, согласно кошистской народной забаве, измазать дёгтем, вывалять в перьях, а сверху, в качестве политической инициативы, ещё и дерьмом присыпать. Потому-то высшая государственная власть в КОШЭ никак и не называлась. Зачем её как-то называть, если через четыре года придётся переименовывать? Только деньги тратить, а деньги в КОШЭ, в отличии от некоторых некультурных стран и земель, были всему голова.
   - Джентльмены, - председательствующий, обычный с виду мужчина, он же президент КОШЭ, пристально, как бы гипнотизируя, посмотрел на собравшихся. -сегодня нам необходимо обсудить два первостепенных по своей важности вопроса.
   Кстати, собравшихся тоже было человек десять. Обыкновенные мужики, внешне, а особенно возрастом, даже очень похожие на членов Президиума ЦК, разве что одеты несколько по иному, но это дело вкуса и моды к политике не имеющие никакого отношения. Но внешний вид собравшихся не заслуживал внимания, потому что вопросы, которые им сегодня предстояло обсудить были весьма и весьма важными, даже архиважными, потому что от того как они будут решены зависела если не судьба КОШЭ в целом, то судьбы присутствовавших на совещании, это уж точно.
   - Обсуждать можно до бесконечности, Дэн. - лысый, похожий то ли на бывшего спортсмена, то ли на грузчика мужчина посмотрел на президента. - Надо конкретными делами заниматься, а то уже полтора года эта штука летает и покоя не даёт, а мы всё обсуждаем и обсуждаем.
   - Вообще-то, если бы не эта штука, - заметил ещё один, цыганистого вида мужик. - то вполне возможно, что не мы бы сейчас в этом кабинете сидели.
   Столь вольное обращение к главе государства, по имени, можно было бы объяснить тем, что лысый и президент были закадычными друзьями, а то и вообще молочными братьями. Но это было не так, вернее будет сказать, что это было совсем не так.
   - Джентльмены! - остановил казалось бы начинавшееся выяснение отношений президент. - О политической судьбе соперников поговорим за виски. - такое впечатление что президент взял на вооружение привычку Никиты Сергеевича гулять смело после дела, а может быть сам додумался.
   - Пока что ситуация нейтрализована. - маленького роста, но очень толстый мужчина раскурил сигару. - И у нас, и по всему миру, запущена информация о том, что никакой это не спутник. - пыхтя сигарой говоривший был больше похож на самовар, чем на паровоз, с которым обычно принято сравнивать курящих. - Мы где только можно и где нельзя тоже объявили, что дикари в очередной раз попытались сделать атомную бомбу, но что-то у них пошло не так и произошёл взрыв. Взрыв был такой силы, что часть здания, где всё это происходило, улетела в космос и осталась на околоземной орбите. А дикари, чтобы оправдаться перед мировым сообществом, всем объявили, мол, запустили искусственный спутник Земли. - выпущенная мужчино-самоваром струя дыма говорила о том, что ему очень нравится идея со взрывом.
   - Уж очень на комикс похоже. - с сомнением заметил ещё один из присутствовавших. - Некоторые наши не до конца ещё друзья могут и не поверить.
   - Лишь бы проверить не смогли. - хохотнул тот, который лысый. - А не верят, пусть не верят сколько угодно.
  

Глава III

  
   Беспокойство в виде "этой штуки", а если говорить по-простому - первого искусственного спутника Земли, запущенного коммунистами, а по мнению некоторых кошистских политиков и учёных - абсолютными дикарями, уже полтора года не давало покоя руководству КОШЭ.
   Страна которая находилась там, за океаном, была тоже очень большой, по территории даже больше чем территория КОШЭ. Если пересечь Атлантический океан, а потом немного пройтись пешком, то упрёшься в границу этой самой страны. А если пересечь Тихий океан, то и пешком идти не надо, вот она, страна эта, опять, только с другого конца.
   Конечно же название у страны было, называлась она - Советский Союз, но это официально. Неофициально же в мире её называли, кому как нравится. Например собравшиеся на совещание, и не только они в КОШЭ называли её не иначе, как Дикая Империя. Названий было много, названия были самыми разными и общим у этих названий было то, что давшие такие названия были очень даже неравнодушны к большой стране, вернее к тому, что там происходит. Так что если по ходу повествования вам попадётся доселе неизвестное название Советского Союза, на иностранный лад, не удивляйтесь, это там, за границей придумали.
   Но не просторы Дикой Империи так волновали присутствовавших в президентском кабинете, и не только их, хотя просторы были до неприличия большими и ещё до большего неприличия богатыми на полезные ископаемые. С этим, хотя бы временно, можно было как-то смириться и со временем прибрать к рукам, волновало другое.
   Очень и очень волновал, вернее, беспокоил народ, живущий на тех просторах, совершенно непонятный народ. Сколько раз уже было, чуть ли не по уши их вгоняли в землю, вгоняли с такой силой, что ни одно живое существо выдержать такой силы было не в состоянии, а они опять вылезали, и хоть бы хны им. Опять начинали плодиться-размножаться, дома и дороги строить, и тем самым смущать весь мир ставший уже, совсем чуть-чуть осталось, почти цивилизованным.
   А ещё придумали, что все люди - братья, бред какой-то! И тем самым ещё больше начали смущать не то что полудикие народы Земли, но даже некоторые из цивилизованных граждан КОШЭ, которые несмотря на все старания властей стали интересоваться тем, что же на самом деле происходит в этой дикой стране?
   И ладно бы если они только языком чесали, пропаганда на пропаганду - как минимум ноль получается, что тоже в общем-то неплохо. Они не только говорили, но и делали! Первыми атомную электростанцию сделали, атомный ледокол тоже сделали и назвали его так по-издевательски, что даже повторять не хочется. Да ещё первыми спутник запустили, а это уже перебор! Не должно быть такого, по всем научным и ненаучным законам не должно!
   Огромные, даже по меркам КОШЭ, силы учёных и гуманитариев были брошены на то чтобы объяснить всему миру, что на самом деле из себя представляет Дикая Империя и что там происходит. Всё это делалось, потому что дела, там творящиеся, стали очень сильно мешать ходу распространения культурных и духовных ценностей цивилизованного государства КОШЭ и земли, на которой оно находится - Эдемии.
   Своей первоочередной задачей правительство КОШЭ считало необходимость донести до всех народов Земли духовные и культурные ценности своей страны с тем, чтобы пока ещё дикие и полудикие народы приняли их и тем самым стали народами культурными и цивилизованными, что позволило бы им в дальнейшем счастливо и дружно жить одной большой семьёй народов благодаря вниманию и заботе со стороны КОШЭ как государства, родоначальника счастья человеческого.
   Учёные и гуманитарии КОШЭ старались во всю и не потому что хлеб отрабатывали, они и сами верили в то, что делали. Было проведено множество научных исследований, написаны сотни томов книг, отсняты сотни километров киноплёнки и записаны месяцы, если не годы, теле и радиопередач.
   Из всего этого выходило, что на землях Дикой Империи происходит сплошная дикость, потому страна так и названа. Что народ там до сих пор по Сибири за мамонтами гоняется и что некоторые из мамонтов даже в ихнюю столицу забредают. Что придумали они страшной разрушительной силы напиток - водку и пьют её из лаптей, это обувь у них такая, из коры сделанная, другой обуви они не знают. А из лаптей пьют, потому что стаканов и кружек никак придумать не могут, а на все предложения помощи в этом вопросе, даже со стороны полукультурных народов, отвечают отказом. Мало того, свою водку они запивают не мене ужасным по своей силе напитком, тоже ими придуманным - квасом, а после этого обливаются кипятком, выбегают на улицу и в голом виде пляшут в сугробах. И так каждый день, потому что в Дикой Империи лета не бывает, там круглый год зима.
   Всё это кошистские учёные и гуманитарии преподносили как чистую правду, некоторые из них даже мамой клялись, так что картина происходящего на просторах Дикой Империи вырисовывалась не просто чудовищная, а ужасно чудовищная.
   И как-то не очень вязалось, что при таком образе жизни и отсутствии какой-либо культуры (это надо же додуматься, из обуви пить?!), дикий народ умудряется каким-то образом делать то, что весь остальной мир сделать не в силах, даже сверх культурные и сверх передовые КОШЭ!
   Всё это не укладывалось в культурных, и не очень, научных и политических головах. Эти головы старались найти ответ на вопрос, на который пока что ответ был только один: дикость и некультурность, другого ответа не было.
   А ответ на самом деле был и есть. Может быть и в самом деле все люди ну если уж не братья, то очень похожи друг на друга, ну разве что говорят на разных языках? И что для того, чтобы понять что делает сосед вовсе не обязательно изначально назначать ему по своему хотению что он сделать может, а что сделать не в состоянии, никогда.
   Но если так рассуждать, то получается что надо поставить себя рядом с соседом, то есть, признать его самого и его способности равными себе и своим способностям, а такого быть не может, потому что один из соседей культурный, а второй некультурный, дикий, одним словом. Замкнутый круг получается!
   Так что сегодняшнее совещание у президента КОШЭ было назначено, потому что от этих дикарей всего можно ожидать. И что на спутнике они не успокоятся, и чего доброго ещё человека в космос запустят, а этого нельзя было допустить, потому что выборы скоро, да и не в выборах дело. Дело в том, тогда всё что кропотливо выстраивалось тысячи лет в один момент может полететь, и даже не коту под хвост, если так, то куда ни шло, а ещё хуже - в тартарары! Надо было что-то делать, причём, срочно!

***

  
   - Джентльмены, - президент прошёлся по кабинету, зачем-то похлопал лысого по плечу и остановился у своего стола. - надо что-то делать. - задумчиво произнёс он.
   - Всегда надо что-то делать. - заметил цыганистый мужик.
   - Надо было тогда ещё разбомбить их и сейчас бы жили спокойно. - подал голос до сих пор молчавший то ли генерал, то ли адмирал, военная форма у них была какая-то непонятная.
   - Тебе, Фрэд, лишь бы бомбить. - заметил цыганистого вида мужик. - Ну разбомбили бы мы их тогда и что? - похоже что он задал вопрос, но наверное потому что ответа на этот вопрос никто не знал, а может быть собравшиеся просто внимательно его слушали, сам на него и ответил. - А то, что в результате досталась бы нам заражённая территория работать на которой было бы просто опасно, а ждать пока радиация исчезнет очень долго.
   Но это, как говорят наши дикие недобратья - семечки. Даже атомной бомбой всех не перебьёшь, кто-то всё равно останется. А теперь представьте, что бы мы могли получить в результате? В результате мы могли бы получить мало того, что дикий, но к тому же ещё и мутировавший народ! Если они сейчас ведут себя так, что ни один нормальный, цивилизованный, человек понять не может, то чтобы они стали вытворять мутировав, даже представить страшно!
   - В гольфе не бывает, чтобы выиграли оба. - подал голос ещё кто-то из совещавшихся.
   - Эх, если бы мы играли в гольф! - вздохнул цыганистый мужик. - Мы с дикарями больше похожи на гладиаторов, а эти парни, сами знаете, что получают если проигрывают.
   - Зачем так грустно? - совещание начинало, так сказать, набирать обороты. Всё больше и больше присутствовавших то ли просыпались, то ли наконец начинали понимать где находятся. - Не надо забывать, джентльмены, что мы - единственная в мире цивилизованная нация и это в первую очередь, да и наша армия самая сильная и передовая.
   - Сэм, оставь свои лозунги для африканских вождей! - не могло такого быть, чтобы лысый мужик был не согласен с Сэмом, но он почему-то возражал. - Оставь для них бусы с жевательной резинкой, у меня от неё изжога.
   - Воевать нельзя, но воевать надо. - мужчино-самовар достал ещё одну сигару. - Но воевать надо не атомными бомбами, а другими.
   - Обычные хоть и эффективны, но их очень много понадобится. - оживился генерал-адмирал. - Да и долго это, хоть и выгодно.
   - Фрэд, оставь свою мясорубку в покое. - дымя сигарой продолжал мужчино-самовар. - Надо воевать тем, чем мы с дикарями до сих пор не воевали.
   Мужчино-самовар был неправ. Тем, чем он предлагал воевать с Дикой Империей сейчас однажды воевать уже пробовали. Если верить кошистским историкам, а не верить им нельзя, то где-то двести пятьдесят лет тому назад вождь дикого племени, Дикой Империи тогда ещё и в помине не было, заблудился на охоте и попал в те места, где жили хоть и не до конца, но более-менее цивилизованные люди - в Европу.
   Стоит ли говорить, как был удивлён вождь увидев, что люди живут в домах, а не в землянках и не на деревьях, что свою поклажу они перевозят на странных, слово повозка ему только предстояло узнать, сооружениях, поставленных на что-то круглое. Но больше всего его поразил огонь. Конечно же, он и раньше его видел. Места в которых жило его племя представляло из себя один большой лес, а лес, как известно даже дикарям, очень даже часто горит.
   Но то что огнём можно управлять, что на нём можно готовить пишу, при помощи его делать какие-то невероятно прочные и удобные предметы, для вождя стало настоящим потрясением. Всё это он увидел у людей ещё совсем недавно бывших точно такими же дикарями, как и он сам. Но им повезло, те люди приплыли из далёкой Эдемии и научили всему тому, что увидел и чему удивлялся дикий вождь.
   А теперь представьте на мгновение, что если бы каким-то чудом этот вождь оказался не в Европе, а в самой Эдемии? Без сомнения, его рассудок просто бы не выдержал того, что он там увидел бы, потому что Эдемия по своей культурности и цивилизованности отличалась от Европы точно так же, как Европа от дикого племени этого вождя, понятно в какую сторону.
   Хозяева радушно приняли гостя, обогрели, накормили и поскольку вождь оказался на редкость любопытным, показали ему все те чудеса и премудрости которыми обладали. Увидев всё это, без сомнения, волшебство, вождь твёрдо решил перенять и применить увиденное в своём племени.
   Сказано, сделано. В дикую страну отправились люди умные и мастеровитые, вождь уговорил, и принялись преображать дикость и нецивилизованность в культурность, и цивилизованность. Разумеется дикий народ сопротивлялся как мог, да и что с них возьмёшь - дикари!
  

***

  
   История эта известна всем, того же Фэйка почитайте, вот только закончилось это не так как ожидалось. Дикий народ оказался на редкость понятливым и быстро научился всему тому, о чем ещё вчера даже не подозревал. Научился, но вместо благодарности, ну хотя бы ради приличия, опять ударился в дикость. Правда теперь дикость была ещё хуже, потому что на вооружение взяла всё то, чему научилась у европейцев, перевернула всё с ног на голову, вывернула наизнанку, придумала ещё что-то своё и вместо культурного мира и цивилизованного спокойствия Европа ужаснулась от того что натворила. До этого было просто дикое племя, а теперь появилась Дикая Империя и империя эта своей дикостью и лютостью ой как хуже племени, хоть и дикого. Не ценят дикари добра и обязательно превратят во зло, которое только для них добром и является. Так что, хотели помочь, а в результате сами еле-еле целыми остались, да и сейчас душа не на месте, страшно.
   Теперь же, предлагая какую-то другую войну было непонятно, то ли мужчино-самовар забыл о диком вожде захотевшим стать вождём цивилизованным, и что из всего этого получилось, то ли что-то новое придумал.
   - Согласен, их надо уничтожить. - принялся развивать свою мысль мужчино-самовар. - До этого мы пытались уничтожить их физически, и это у нас не получилось.
   - Да уж, такое впечатление что они бессмертные. - подал голос ещё один мужик ничем с виду, кстати, непримечательный. - Хорошо они хоть никого завоёвывать не додумались, а то бы...
   - Их надо завоевать и победить тем, что есть у нас и чего нет у них. - мужчино-самовар принялся то ли бегать, то ли кататься по кабинету не забывая при этом дымить сигарой. - У нас ЕСТЬ то, чего нет у них! - он почти прокричал слово "есть".
   Начали вспоминать и перечислять, что есть в КОШЭ и чего не должно быть в Дикой Империи. Вспоминали, перечисляли, даже спорить начинали, и выходило, то что есть в КОШЭ, в Дикой Империи тоже есть. Ну разве что количеством поменьше и качеством похуже, но всё один в один, не удивишь их ничем. Кстати, насчёт качества -вопрос спорный. Собравшиеся были мужиками умными, дураки в президентском совете не водятся и понимали, что пропаганда пропагандой, что она для народа, как культурного, так и некультурного, а не пропаганда, она по другому выглядит, потому большинству и недоступна.
  

***

  
   - Кукурузой мы уже пытались их очаровать. - усмехнулся лысый мужик. -Помните, как их Никита хвастался, говорил, что они новую сельскохозяйственную культуру вывели, когда приезжал к нам? - лысый назвал Первого Секретаря ЦК по имени тоже не потому, что был с ним другом-приятелем. Просто-напросто в цивилизованных КОШЭ отчество было не предусмотрено, мол, вперёд смотри, нечего на стариков оглядываться.
   - Помним. - ответил тот который Сэм. - Начали они её сеять по всей Сибири, да ничего у них не получилось, они и плюнули. Дикари, одно слово, дикари.
   На самом деле всё было совсем не так. Дело в том, что научно-исследовательские самолёты КОШЭ регулярно совершали полёты над территориями полудиких туземных государств, и территория Советского Союза не была исключением. Это было необходимо для того, чтобы отслеживать происходящее на этой территории с тем, чтобы если возникнет необходимость вовремя принять меры и минимизировать последствия тех изменений окружающей среды до которых дикие и полудикие народы были большими охотниками.
   Время от времени в целях бескорыстной помощи исследователи КОШЭ разбрасывали с самолётов семена тех или иных растений настоящей родиной которых является Эдемия. Например, так случилось с хлопком и рисом, которые в короткое время стали основой сельского хозяйства народов южной и юго-восточной части Сибири, где лесов было немного или совсем не было.
   Семена кукурузы тоже были рассыпаны над территорией Дикой Империи, а точнее, над территорией северной Сибири которая, как известно, простирается начиная от территории современной Польши и заканчивается на берегах Тихого океана. Кукуруза благополучно прижилась, а жители Советского Союза (Дикой Империи) решили, что она появилась сама по себе и объявили всему миру, мол, вывели новое растение плоды которого очень полезны для человечества. Ну и ладно, пусть говорят что хотят, скромность, она ведь тоже неотъемлемая часть цивилизации...
   - Джентльмены, - мужчино-самовар аж подпрыгивал, видимо его так сильно разволновала недогадливость собратьев. - это же так просто! У них нет кома-сомы!
   - А ведь точно! - воскликнул ещё один. - Всё производство кома-сомы под нашим контролем, да и рецепта никто кроме нас не знает!
  

***

  
   О кома-соме разговор отдельный. Была она изобретена не в КОШЭ о чём, кстати, старательно замалчивалось и замалчивается. Изобрёл её один полудикий француз. Дело в том, что он заболел и заболел очень серьёзно. Денег на лекарства у него не было и для того, чтобы хоть как-то унять страшные боли он и изобрёл эту самую кома-сому. И уж неизвестно каким образом два цивилизованных кошиста, а на самом деле обыкновенных прохиндея, прослышали о кома-соме и уговорили беднягу-француза продать им рецепт за очень небольшие деньги, потому что жадными были. Француз очень удивился, мол, кому эта дрянь может понадобится, но деньги были нужны и он согласился. Это так, вкратце, подробнее о кома-соме станет известно и понятно по ходу пересказа истории...
   - А какие прохладительные напитки пьют у них? - спросил президент. - Они вообще кроме водки пьют ещё чего-нибудь?
   - Может быть и пьют, - ответил Сэм. - но не факт. Надо проверить.
   На том и порешили: дать задание дипломатам, разведчикам и вообще всем тем гражданам КОШЭ кто по долгу службы сейчас находится на территории Дикой Империи, извините, Советского Союза. Пусть разузнают и сами попробуют, какие напитки пьют дикари? Ну а потом, а потом опять надо будет собираться и думать, как получше преподнести дикарям кома-сому, чтобы не получилось как с кукурузой.
   - Джентльмены, а под кома-сому можно предложить провести у них выставку. -вступил в разговор ещё одни из присутствовавших. - Назвать её, например, "Жизнь в КОШЭ". А чтобы они ничего не заподозрили сказать, что хотели бы и у себя принять их аналогичную выставку. Пусть наши граждане посмеются, а заодно и оценят то как хорошо им живётся.
   - Дельная мысль. - согласился президент и обратился к цыганистому мужику. -Подготовьте предложение и пусть наш посол его там озвучит.
  

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Привычные животные и растения только способствовали дальнейшему расселению эдемийских первооткрывателей по безлюдным и диким просторам Земли.
   До сих пор не до конца изученным остаётся тот факт, что с момента начала расселения выходцев из Эдемии и до того момента, когда привезённые Ноем растения и животные, вслед за людьми, также расселились по всей Земле, с людьми произошли очень сильные изменения.
   Некоторые из диких земель очень сильно отличались одна от другой, в первую очередь по своему климату. Что касается животного и растительного мира, то он был практически одинаково беден - папоротники и динозавры, и не слишком отличался в северных землях от южных земель.
   Климат же отличался, и даже очень. Если в Европе климат был чем-то схож с климатом Эдемии, то в других землях, например в Сибири, круглый год стояли морозы, а в Африке круглый год стояла жара. Но это, так сказать, крайние проявления. В остальных землях климат более-менее напоминал климат Эдемии хотя бы тем, что там существовала смена времён года.
   Живя с столь неласковых по отношению к человеку землях и преодолевая многочисленные трудности, как со стороны животного и растительного мира, так и со стороны климатических условий, человек начал меняться.
   Это поразительный факт, но факт остаётся фактом. Неизвестно какие изменения начались первыми, внешние или внутренние, но результат их налицо.
   Внешне похожими на коренных жителей Эдемии остались лишь те, кто расселился по территориям Европы и, загадка загадок, те кто расселился по Северной Сибири. Остальные же народы очень скоро начали меняться внешне. Для того, чтобы убедиться в этом достаточно взглянуть на современных жителей таких стран Южной Сибири как: Китай, Индия, а также жителей Африки.
   Некоторые горячие головы среди учёных выдвинули теорию согласно которой жители этих стран не являются потомками выходцев из Эдемии, а произошли от кого-то другого. Но такая теория не выдерживает никакой критики, потому как научно доказано: человек произошёл от Адама и Евы.
   Здесь следует обратить внимание на то, в каких условиях живут эти народы. Эти условия очень сильно отличаются от тех, которые для человека являются, так сказать, родными, а значит максимально комфортными - условия Эдемии. Вследствие этого и происходят, вернее, происходили такие разительные изменения внешности, и не только внешности.
   Жители тех же: Китая, Индии, Африки и Южной Азии стали приобретать смуглую кожу, раскосые или наоборот очень большие глаза и всё больше и больше отличаться внешним видом от коренных жителей Эдемии. Они всё больше и больше походили на животных именуемых обезьянами.
   Стоит сказать, что обезьяны в Эдемии не водятся и не могли быть завезены Ноем в дикие земли. Следовательно, обезьяны являются представителями исконного животного мира диких земель, или же, люди под воздействием столь агрессивной окружающей среды стали постепенно в них превращаться (От автора: так и написано, сам ничего не придумал!).
   Кстати, вполне возможно что вранглийский путешественник Чарльз Дарвин как раз и обратил на это внимание, но в силу своей некомпетентности и нецивилизованной дикости представил невозможное как очевидное и мало того, представил весь процесс с точностью до наоборот заявив, что человек произошёл от обезьяны.
   Однако процесс этот резко прекратился, и тому есть многочисленные научные подтверждения, как только Ной завёз на упомянутые земли представителей растительного и животного мира Эдемии и те благополучно расселились там.
   Стоит сказать, что не так уж и важно как выглядит человек, тёмная у него кожа или светлая, гораздо важнее каков он внутренне. Только внутренний мир определяет поведение и всю его жизнь, поэтому для цивилизованного человека он является первостепенным.
  

Глава IV

  
   Скорее всего, ни у кого не повернётся язык отрицать, человек - существо непоседливое, не сидится ему на одном месте. Вечно он недоволен тем, что есть, даже если имеемого и кажется что полным-полно, всё равно куда-то лезет. Наглядным тому подтверждением служат столь распространённые в некоторых местах таблички с интригующими надписями: "Посторонним вход воспрещён!", "Запретная зона", "Не влезай! Убьёт!"... Табличек с подобными надписями, причём на разных языках, великое множество и то что они востребованы говорит лишь о том, что нет от них никакого толка.
   Даже если взглянуть на историю человечества, то непонятно что так заинтересовало и повлекло человека из благополучной и милой сердцу Эдемии в, как оказалось, дикие земли? Вполне возможно, что народу стало много, тесно стало, может быть. А может быть виной тому любопытство, жажда нового, неизведанного, открытий?
   Человек подвержен и не в силах сопротивляться двум страстям: любопытству и потребности в размножении. Наверное эти страсти для него настолько важны, что создавшим нас ничего не оставалось как сделать эти страсти приятными. Вот и не сидится человеку на месте, постоянно тянет его в неведомое. Только непонятно, что его тянет в первую очередь: любопытство - потребность узнать что-то новое, или потребность в размножении - размножиться с кем-то ещё, доселе неизвестным?
   Так и с космосом. Спрашивается, что там такого, интересного? Ладно, солнце светит, но деревья и трава не растут, и вообще, дышать нечем. Однако нет, оказывается что надо, только непонятно зачем, неужели и там есть с кем поразмножаться?
   И мало того, что приспичило полететь в этот самый космос, в том-то и дело, полететь надо первым! Касаемо КОШЭ, тут всё понятно. Они - прямые потомки эдемийцев заселивших, преобразивших и до сих пор преобразующих, в смысле культуры и цивилизованности, планету. Им, как говорится, на роду написано быть первыми в космосе. А вот за каким туда Советский Союз лезет - непонятно. Неужели того что есть мало? Ну и аппетиты! А может быть просто потому, что и у жителей КОШЭ и у жителей Советского Союза один общий предок, который был очень охоч до нового, как в плане познания, так и в плане размножения?

***

  
   Не говоря уже о КОШЭ, во всём мире не взирая на степень его недоцивилизованности, основным прохладительным напитком являлась кома-сома. В КОШЭ кома-сома так вообще, почти на сто процентов заменяла воду. Это как в Древней Греции, там вместо воды вино пили. Правда там вино всякой гадостью разбавляли: морской водой, мраморной пылью, ещё чем-то. Но Древняя Греция -страна и правда древняя, и хоть была образована при активном участии учёных Эдемии, тогда в КОШЭ ещё надобности не было, но показала свою полную жизненную несостоятельность и была распущена. Сам факт постоянного употребления вина говорит об их некультурности и нецивилизованности. Если все будут пить целый день вино, то кто же в трезвом виде работать будет? Не учли это древние греки, а потому и вернулись к своему естественному состоянию - дикости.
   В КОШЭ такого безобразия быть не могло, поэтому цивилизованные граждане пили кома-сому, а крепкие напитки пили исключительно в нерабочее время и по выходным с праздниками. Порядок в этом деле был строгий, а по-другому никак. Пьяный человек не может работать так, как этого требуют законы КОШЭ, это одно, а второе, не может работать много и качественно. Граждане КОШЭ работали действительно очень много и очень качественно, так что на всякие глупости времени у них не оставалось.
   Вот взять того же дворника. В недоцивилизованных странах как он работает? Утречком подметёт свой участок, и целый день неизвестно чем занят. Вернее известно чем - ничем. Ну и вечером подметёт, на том рабочий день и закончен. А деньги-то он получает как за полный рабочий день! В КОШЭ если уж взялся, к примеру, подметать те же улицы, так подметай, а не шляйся неизвестно где! Вот дворник в КОШЭ все двенадцать часов метлой и машет. Положены ему конечно перерывы на отдых, в КОШЭ внимательно следят за здоровьем своих граждан, но небольшие, потому что если будет часто отдыхать, подметать разучится.
   А теперь представьте, много ли этот дворник наподметал, если бы пил вино и как следствие, был бы постоянно пьяным? Ответ очевиден, немного. А так, он, и не только он, его начальник тоже, пьют кома-сому которая очень полезна для всего организма, и как следствие, оба работают много и весело.
   Нечто подобное, в смысле отношения к труду, при помощи кома-сомы, КОШЭ терпеливо разъясняло и прививало жителям стран нецивилизованных. Надо сказать, что поначалу не то чтобы такое отношение к своему труду дикарям было чуждо, вернее будет сказать, должной ответственности не хватало. Но довольно-таки за короткое время результаты появились, не такие конечно как в КОШЭ, но всё-таки. Постепенно страны и нецивилизованные народы стали превращаться в цивилизованные, и всё это во многом благодаря кома-соме. Конечно же, процесс это длительный, но в КОШЭ не унывали, продолжали работать в этом направлении. Работа спорилась, а как же ей не спорится, если видишь как вчерашние дикари с каждым днём становятся всё культурнее и цивилизованнее, и сами этому радуются, потому как начинают понимать все прелести культуры и цивилизации.
   Теперь же предстояло выяснить, как обстоят дела в Дикой Империи? Сразу после того, как Дикая Империя стала Советским Союзом, правда Союз, этот всё равно остался Диким, им в плане установления и развития добрососедских отношений была предложена кома-сома как напиток способствующий культурному просвещению населения и развитию производственных отношений. Но правительство Дикого Союза оказалось не менее диким, чем предыдущее, а по правде сказать, так ещё более диким. Предложенная кома-сома была отвергнута и отвергнута несмотря на то, что им предложили два завода по её производству построить, бесплатно! Не хотите, не надо, вам же хуже, решили в КОШЭ и махнули на Дикий Союз рукой.
   А теперь выяснилось, что зря махнули, коли они спутник умудрились запустить, не говоря уж о другом. Ошибки хороши тем, что их можно исправить. Вот теперь и настало время их исправлять. О том, что КОШЭ могут чему-то у Советского Союза научиться не то чтобы не верилось, просто не думалось. Судите сами, чему цивилизованный и культурный человек может научиться у дикаря? Ничему, в смысле, хорошему.

***

  
   Граждане КОШЭ в силу суровой необходимости вынужденные практически постоянно пребывать на территории Советского Союза получили соответствующие указания от своего начальства, и поначалу было призадумались. Одно дело рассказывать о прелестях жизни в КОШЭ, даже если тебя и не слушают с открытым ртом или подсматривать, где и что у них не так, а вернее не так как надо, как хотелось бы. И совсем другое дело, как говорят у них: пойти в народ. Этому дипломатов и разведчиков как раз не учили. Вот и получилось, научить не научили, а приказать, приказали. Надо было как-то выкручиваться, а именно, ориентироваться и приспосабливаться по ходу выполнения задания.

Из воспоминаний сотрудника посольства КОШЭ в Советском Союзе, Гласса Собера (Glass Sober).

  
   Получив от руководства задание я решил подойти к его выполнению творчески. Похоже задание и впрямь было очень важным, потому что инструктировал нас сам посол. Он сказал, что к порученному делу надо подойти неформально, а со всей ответственностью и проявить инициативу. Ещё он сказал, что поскольку отношение к гражданам КОШЭ со стороны местного населения хоть и кажется добродушным, на самом деле оно враждебное. Об этом ни в коем случае не следует забывать и в случае прямых контактов с туземцами вести себя дружелюбно, не конфликтовать.
   Пока что это очень напоминало обычный инструктаж перед каждым выходом в город. Посол напомнил нам о высоком звании гражданина КОШЭ, о том что каждый из нас оказавшись в чужой стране является наглядным примером того, к чему приводят культура и цивилизация и о том, что некультурные жители некультурной страны просто горят желанием поставить иностранца в неловкое положение, напакостить, и что все они от граждан КОШЭ хотят одного - выведать их военную тайну. Так что, ничего нового и необычного не было.
   Обычно перед тем как идти в город тоже проводился инструктаж и давались всякие разные мелкие поручения такие как: оставить на такой-то лавке газету, якобы забыл, или наоборот, забрать. Ничего необычного - скука и рутина. Но когда посол сказал что тому кто выполнит задание лучше всех, то есть, наиболее полно ответит на поставленные вопросы, будет выплачена премия в размере двухмесячного жалования посла, все поняли, это серьёзно, шутки кончились.
   Для начала я решил поискать в местных газетах, что они пишут о своих прохладительных напитках? Но поскольку их язык знаю недостаточно хорошо я выпросил у знакомого журналиста обзор местной прессы, им такие регулярно дают, причём уже в переводе, а не на их диком языке.
   В обзоре прессы ничего про напитки не было вообще. Много было написано про нефть и про выплавку стали, но поскольку вряд ли дикари пьют нефть, а пить расплавленную сталь даже для них слишком, эти статьи я прочёл, так сказать, через строку. Ещё много было написано про сельское хозяйство, но это было тоже не то что меня интересовало. Ничего не оставалось делать, надо было идти и лично посмотреть, как обстоят дела с прохладительными напитками у дикарей?
   Поскольку творческий подход к выполнению задания приветствовался, а зарплата у посла в несколько раз больше моей я решил не ограничиваться только прохладительными напитками и обратить внимание на все напитки которые мне попадутся и по возможности попробовать, чтобы иметь собственное мнение об их вкусовых качествах.
  

***

  
   Заранее предупредив своего непосредственного начальника на следующий день, утром, я вышел в город. Описывать город нет никакой надобности хотя бы потому, что к порученному делу это не относится. Стоит лишь сказать, что их столицу можно считать более-менее красивым городом, но для этого понадобятся или очень богатая фантазия, или большая доза марихуаны.
   Я решил действовать не так, как скорее всего будут действовать мои коллеги, что-то, в частности обещанная премия, мне подсказывало: теперь они перестают быть коллегами, становятся конкурентами, а пойти от обратного. Поэтому я собирался поехать на одну из окраин города, наугад, справедливо решив, что там тоже живут люди и что они тоже что-то там пьют.
   Для того, чтобы как можно меньше выделяться на улице своей одеждой о которой, стоит сказать, здесь скорее всего только мечтают. Такая качественная, модная, и удобная одежда в ихних магазинах не продаётся. Я оделся в одежду местного производства и стал похож на туземного жителя. Надо было только говорить поменьше, а то плохое знание языка и акцент сразу могли выдать во мне иностранца. Конечно же я понимал, что за мной будет следить их контрразведка, но поскольку не собирался делать ничего противозаконного, отнёсся к этому спокойно.
   Я сел в первый попавшийся рейсовый автобус и долго куда-то ехал. Мне было безразлично в какую сторону ехать, лишь бы подальше от центра. Заблудиться я не боялся, обратно можно было добраться на такси. Как ни странно, но такси у них были, хоть и не так много как в наших городах.
   То, что приехал туда куда хотел я понял лишь тогда, когда из автобуса вышли все пассажиры, а кондуктор меня о чём-то спросила, правда я не понял о чём. Решив не раскрывать себя раньше времени я вышел из автобуса и пошёл по улице. Мне надо было найти какой-нибудь ресторанчик и начать ознакомление с напитками через его меню.
   Окраина столицы представляла собой довольно-таки унылое зрелище. Улицы были широкими, а машин на них было мало. Тротуары тоже не могли похвастаться многочисленными прохожими, но это скорее всего объяснялось тем, что день был рабочим и все местные жители были на работе, хотя вполне возможно была и какая-то другая причина. Удивило меня и то, что тротуары были отделены от проезжей части деревьями. У меня, как у цивилизованного человека, это вызывало чувство опасности и одиночества, как будто в лес попал. Наверное это было сделано потому, что ещё совсем недавно все туземцы жили в лесах, а многие из них живут там до сих пор, а деревья, отделяющие тротуар от дороги позволяют им чувствовать себя в более-менее привычной обстановке и не пугаться проезжающих автомобилей.
   Дома у них тоже были какими-то странными. Они были похожи один на другой как братья близнецы. Единственное, чем они отличались так это цветом, и то далеко не все. Мне стало интересно, а как туземцы находят именно свой дом или у них не существует такого понятия, и они ночуют в том месте, в котором окажутся с наступлением ночи? Странные они всё-таки, эти туземцы.
   Рестораны почему-то не попадались. Я подумал, что скорее всего рестораны положены только членам ихней партии, потому и находятся исключительно в центре города где как известно живут одни коммунисты.
   Минут через пять я увидел магазин в котором скорее всего продавали еду. Об этом говорила вывеска "Продукты" (на всякий случай я взял с собой карманный словарь). Около этого магазина я увидел большую металлическую бочку на колёсах и очередь, человек пять женщин. Бочка была выкрашена в тусклый жёлтый цвет и на ней было написано - "Молоко". Странно, подумал я, обычно молоко продают в бутылках или в пакетах, но чтобы его продавали в бочках, я видел впервые. Впрочем, ничего удивительного в этом не было. Я даже не удивился бы доведись мне увидеть, что молоко продают сразу из-под коровы, доят, и сразу продают. Дикари, что с них возьмёшь?!

***

  
   Следуя инструкциям посла я взял с собой портативный диктофон, который позволит мне отразить в отчёте не только моё отношение к их напиткам в процессе выполнения задания, но и зафиксирует реакции туземного населения на этот счёт. Я считаю, это тоже очень важно и вполне возможно, заинтересует соответствующие службы. Для этого я попросил о помощи нашего переводчика который переписал некоторые слова с диктофона. Поскольку язык у них примитивный, а именно, слова пишутся так же, как и произносятся, то думаю что грубых ошибок быть не должно. Это сделано потому, что некоторые слова, произнесённые в разговоре, непонятны и не встречаются ни в одном из словарей.
   Я занял очередь у бочки с тем, чтобы купить стакан молока. В какой-то степени молоко тоже можно считать прохладительным напитком, а значит это является частью задания подумал я. В руках у стоящих впереди меня женщин были стеклянные банки и какие-то металлические сосуды. Наверное они покупали молоко не только для себя, догадался я, потому что такого количества для одного человека было слишком много.
   Когда подошла моя очередь я попросил продавца, женщину в несвежем медицинском халате, налить мне стакан молока. Столь непривычная одежда продавца натолкнула меня на мысль о том, что молоко у туземцев считается лекарством и что его продажей занимаются медицинские работники.
   - С похмелья что ли? Ишь чего надумал, где я тебе стакан возьму?! - как-то грубо и одновременно весело ответила женщина в белом халате.
   - Позальют зенки так, что всё поперепутают! Иди, вон, пивом похмеляйся, с другой стороны дома бочка стоит! - сказала одна из женщин стоявших в очереди.
   К сожалению из того что она сказала я понял лишь то, что пиво продают в другом месте. Не поняв причём здесь пиво я повторил свою просьбу.
   - Бабы, да он кажись иностранец! Мил человек, ты прибалт что ли? - спросила ещё одна женщина. Кажется во мне узнали иностранца, но это было не страшно, потому что ничего противозаконного я не совершал. И ещё, я не понял, что обозначает слово прибалт? Но видя, что ни на лицах, ни в голосе говоривших недружелюбия не заметно, подтвердил что являюсь прибалтом.
   - Вот что значит культурные люди! Наши мужики нажрутся до поросячьего хохота и пиво им с утра подавай. А этот, хоть тоже пьянь, а культурный, молоком опохмеляется. - сказала ещё одна женщина.
   Я удивился тому, как быстро они определили во мне культурного человека. Неужели прибалты, это какой-то народ, тоже культурный? Ведь всем известно, что культурный народ на земле один - граждане КОШЭ, а все остальные как раз, некультурные. Но сейчас было не время объяснять туземным женщинам ситуацию с культурными и некультурными народами, тем более что в задание это не входило.
   - Культурный или не культурный, а всё одно, пьёт как тот мерин и жене нервы треплет. - сказала женщина, то ли медицинский работник, то ли продавец. Из этой фразы я вообще ничего не понял.
   - Да уж бабы, видать у всех у нас одна судьба, с этими пьяными паразитами воевать. - меня насторожило слово воевать и в подтверждение своих мирных намерений я ещё раз попросил стакан молока.
   - Да что ты заладил, нету у меня стакана! - это сказала женщина в белом халате.
   - Милок, а ты из крышечки попей. Аня, налей ему в крышечку, пусть похмелится, болезный. - ко мне подошла старушка и протянула продавцу крышку от металлического сосуда. Продавец налила туда молока и протянула мне.
   - На, похмеляйся. Мало будет, ещё налью. - сказала женщина-продавец.
   Я выпил. Молоко, к моему удивлению, оказалось прохладным и с каким-то непривычным вкусом, поскольку отличалось от того которое продаётся у нас, в бутылках и пакетах. Я решил, мои предположения о том, что молоко у них является лекарством подтверждаются. Об этом говорил нехарактерный для молока вкус и то, что продаёт его женщина в белом халате.
   - А руки-то не трясутся, значит не совсем ещё алкаш. Слышь, прибалт, пойдём ко мне домой, я тебе много молочка налью, вкусного... - сказала ещё одна женщина. Непонятно было, чего такого смешного она сказала, но все женщины почему-то засмеялись. Я поблагодарил женщину за гостеприимство, и сказал, что вынужден отказаться.
   - Да он поди женатый. Где ты холостого не алкаша видела? - сказала ещё одна женщина.
   Из этой фразы я понял, что их интересует, женат ли я? Я сказал, что женат и что у меня трое детей.
   - Вот так вот всегда! Если холостой значит алкаш, а если не алкаш, то уже занят. - вздохнула гостеприимная женщина.
   Тем временем женщина-продавец, а может быть медсестра, протянула мне ещё одну крышку с молоком которую я и выпил.
   После этого я спросил, сколько мне следует заплатить за выпитое молоко и сразу понял, что допустил какой-то серьёзный промах. Все женщины, включая женщину в белом халате, смотрели на меня с каким-то непонятным выражением, как-то зло и сочувственно одновременно.
   - Да уж, культура. Поди они все там жмоты. Мало того, что по человечески говорить не могут, так ещё и не понимают человеческого отношения. - сказал одна из женщин.
   Теперь я вообще ничего не понимал. Такая реакция была вполне естественной, если бы я отказался платить или же у меня при себе не оказалось денег, а тут всё с точностью до наоборот, непонятно.
   - А ты его не ругай. Стало быть нелегко им там живётся, видишь, капиталисты проклятые как над ними издеваются? Скоро за глоток воздуха деньги драть будут. Не надо милок никаких денег, попил, и слава Богу. Лишь бы на пользу пошло. - сказала старушка.
   - Так в Прибалтике власть наша, нет там капиталистов. - сказала женщина-продавец.
   Из этого я понял, что прибалты, это население Прибалтики, которая входит в состав Советского Союза.
   - Значит совсем недавно были, раз они по человечески жить ещё не привыкли. Милок, ещё молочка хочешь? - старушка, как я понял, продолжала оправдывать моё столь неестественное для них поведение.
   Я поблагодарил сказав, что больше не хочу. Дабы избежать возможных вопросов, на которые мне трудно будет отвечать я ещё раз поблагодарил женщин за молоко и поспешил уйти.
   Уходя от бочки и странных женщин продолжавших обсуждать, по их мнению, странный случай я никак не мог понять, почему женщина-продавец отказалась взять у меня плату за выпитое молоко? Ведь ей, если рассуждать здраво, придётся заплатить свои деньги. Сумма конечно же должна быть небольшой, но всё-таки. Если она вот так будет поить молоком всех желающих бесплатно, её просто уволят и она станет безработной. Но ещё более странным было то, как отреагировали на моё желание заплатить стоявшие в очереди женщины. Они были целиком и полностью на стороне продавца, хотя я видел, покупавшие молоко передо мной платили за него, значит то что они надеялись, как и я, заполучить молоко бесплатно - не более чем мой домысел.
   Единственным более-менее разумным объяснением случившегося было то, что скорее всего у них в империи совсем недавно ввели деньги и они просто ещё не научились относиться к ним правильно и ценить должным образом. Скорее всего так оно и было, потому что поведение женщин и впрямь было каким-то диким, некультурным. Потому что первая Заповедь культурного общества гласит - деньги превыше всего!

Глава V

  
   Итак, получен первый результат и первый опыт общения с туземцами. Всё конечно же прошло не так, как ожидалось, но в общем и целом вполне приемлемо. Вспомнив что на другом конце дома стоит бочка с пивом я решил отправиться туда, потому что пиво - тоже прохладительный напиток, а потому является одним из пунктов моего задания.
   Бочка из которой продавали пиво оказалась точь-в-точь такой же как та, из которой продавали молоко. Если бы не соответствующие надписи на них то вполне можно было бы перепутать, где продают молоко, а где пиво. И вообще, меня с первого дня пребывания в этой стране не перестаёт удивлять полное отсутствие рекламы. Совершенно непонятно, как туземное население ориентируется в товарах и услугах которые им необходимы?
   Если следовать логике, то всё должно быть как раз наоборот. В КОШЭ население культурное и по логике вещей должно свободно ориентироваться в предлагаемых товарах, без рекламы. Ведь сама по себе реклама не более чем подсказка для покупателя, которая всего лишь напоминает ему, что надо купить или чем воспользоваться на тот случай, если он в силу каких-либо причин забудет это сделать. Даже культурный и цивилизованный человек, занятый неотложными делами, может о чём-то забыть, ничего удивительного. Поэтому даже при такой как в КОШЭ высокой степени самоорганизации реклама просто необходима.
   Что же тогда говорить о диком населении дикой страны? Как они не то чтобы ориентируются, а вообще помнят о том, что им надо? Ведь ни для кого не является секретом, что их умственные способности оставляют желать лучшего, и уж конечно не идут ни в какое сравнение со способностями граждан КОШЭ. Гражданам Дикой Империи реклама просто необходима, а её нет! Странно. Скорее всего это потому, что большинство из них - неграмотные, другого разумного объяснения я не нашёл.
  

***

  
   Бочка была такого же жёлтого цвета и продавала пиво такая же женщина, и тоже в несвежем белом халате. Неужели у них и пиво считается лекарством?
   У бочки тоже была очередь, но состояла она из одних мужчин. Некоторые из них, точно так же как и женщины в очереди за молоком, держали в руках пустые большие банки, но у большинства никаких ёмкостей с собой не было. Причина этому стала понята когда я продвинулся в очереди ближе к бочке. Оказывается пиво продавали не только в принесённую с собой в тару, но ещё и в большие стеклянные кружки отдалённо напоминающие пивные кружки в наших пабах.
   Меня удивил тот факт, что если в очереди за молоком были исключительно одни женщины, то в очереди за пивом - одни мужчины. Из всего этого я сделал вывод: в Дикой Империи существует какое-то неизвестное разделение, кому какой напиток пить. Причина такого разделения мне была абсолютно непонятна и я решил не пытаться её определить, а за ответом на этот вопрос обратиться к специалистам.
   И ещё, меня удивило то, что если молоко продавалось исключительно в принесённые с собой ёмкости, то пиво продавалось, как в ужасные по своему виду банки, так и в стеклянные кружки. Я подумал, что вполне возможно в этой стране женщинам пить что-либо на улице запрещено вообще. Может быть это какая-то местная традиция, а может быть на этот случай существует специальный закон. Вопросов становилось всё больше и больше, но я не отчаивался. Для меня самое главное - в полном объёме и качественно выполнить порученное задание. Вполне возможно в случае блестящего выполнения задания меня ждёт не только премия, но и повышение по службе.
   - Сколько? - спросила женщина, когда подошла моя очередь. Я не понял вопроса и сказал, что хочу выпить пива.
   - Из Прибалтики что ли? Сколько кружек наливать, спрашиваю! - и эта женщина определила во мне жителя этой загадочной Прибалтики. Я подтвердил, что являюсь прибалтом и сказал, что мне нужна одна кружка пива, зачем много?
   - Учись, ханурики! Сразу видно культурного человека! И как вы только не лопнете?! - женщина налила мне кружку пива, взяла деньги и дала сдачу. То, что здесь за пиво деньги берут меня успокоило. Больше не хотелось попадать в ситуацию, в которой я не ориентировался. Из сказанного я только понял, что во мне опять определили культурного человека, а больше ничего. А вот пившие пиво мужчины посмотрели на меня как-то недружелюбно, так что надо вести себя поосторожнее и больше слушать, чем говорить.
   Держа в руках кружку с пивом я отошёл немного в сторону и уже было собрался попробовать местное пиво, как ко мне приблизился средних лет мужчина. Одет мужчина был не то чтобы бедно, а как-то неряшливо и к тому же был небритым. Я удивился: стиль "мерзавец" в КОШЭ был показателем успешности, а здесь передо мной стоял мужчина которого назвать успешным можно было с очень большой натяжкой.
   - Ты что, и правда прибалт? - спросил подошедший мужчина. Я подтвердил, что являюсь прибалтом. Хотя стиль "мерзавец" говорил о том, что спросивший меня человек явно образованный и успешный. - Ну тогда дай закурить.
   Я сказал, что не курю, что это вредно для здоровья. Реакция мужчины была неожиданной:
   - Меня Фёдор зовут, а тебя как? - я сказал, что моё имя Гласс. - Чудное имя, сразу видно что прибалтийское. - продолжал Фёдор. - Живёшь в Прибалтике, а не знаешь, что пиво без курева пить нельзя. - он сказал это посмеиваясь.
   Стоявшие неподалёку мужчины тоже засмеялись. Наверное они также, как и мой новый знакомый смеялись тому, что я не знаю таких простых вещей.
   - Чудак-человек, учёные в КОШЭ уже давным-давно выяснили, что пиво и спиртные напитки надо пить и при этом курить. Оказывается, - рассказывал Фёдор. - никотин нейтрализует все вредные для организма последствия употребления алкоголя и оставляет лишь небольшое и приятное головокружение, которое не что иное как слегка усиленное кровообращение в сосудах головного мозга.
   Я удивился, потому что ничего об этом не слышал, тем более, что такое открытие сделали учёные КОШЭ. Впрочем, решил я, ничего удивительного в этом нет, учёные КОШЭ каждый день совершают массу самых разных великих открытий и уследить за всеми просто невозможно. Было приятно, что даже в этой далёкой и дикой стране население знает о научных открытиях наших учёных и пользуется ими. Гордость за мою великую страну наполнила меня и я чуть было не сказал, что являюсь гражданином КОШЭ, но вовремя сообразил: это может помешать дальнейшему выполнению задания. Представляю как бы обрадовались эти мужчины узнав что рядом с ними стоит и пьёт пиво гражданин КОШЭ!
   Теперь, не решаясь пить пиво не закурив, не доверять науке КОШЭ мне просто в голову не пришло, я сказал, что у меня нет сигарет.
   - Чтобы ты без меня делал?! Давай деньги, схожу, куплю. - сказал Фёдор. Я дал ему деньги и он отправился в магазин, за сигаретами.
   В ожидании Фёдора я стал рассматривать пивших пиво мужчин. Почти все они курили, что подтвердило верность слов Фёдора. Странно, почему я об этом ничего не слышал? Наверное потому, что пиво и виски пью редко, подумал я.
   Фёдор вернулся довольно-таки скоро. Он купил без очереди две кружки пива, подошёл ко мне, отдал пачку сигарет и сдачу. Я хотел было спросить чек и пересчитать сдачу (первая Заповедь КОШЭ!), но решил этого не делать, сам не знаю почему.
   Теперь, когда у меня были сигареты я решился отпить немного пива. Не то чтобы к моему удивлению, я действительно ожидал худшего результата, пиво оказалось свежим и так же, как и в случае с молоком, у меня было такое чувство, что и в пиве чего-то не хватает.
   Сделав пару больших глотков я поставил кружку на какой-то ящик. Видимо о том, что для этого существуют столы туземцы ещё не догадались, а подсказать некому. Опять непонятно, почему же тогда они не берут пример с народов Европы и не слушают тех мудрых советов, которые щедро даёт народ КОШЭ? Ведь мы искренне хотим, чтобы все народы стали цивилизованными и жили счастливо!
   Теперь можно было закурить и тем самым нейтрализовать все те вредные воздействия на организм, которые наносит ему алкоголь. Стоит сказать, мой новый знакомый - Фёдор, потерял ко мне всякий интерес и теперь разговаривал с двумя мужчинами тоже пившими пиво. Я объяснил это его хорошим воспитанием: помог человеку, не жди благодарности, скромно отойди в сторону. Так что туземцы меня снова удивили, и удивили приятно.
   Я прикурил сигарету и попытался вдохнуть дым. Дым оказался вонючим, раздражал гортань и я закашлялся. Надо будет как-то привыкать, решил я, а пока не привыкну, не пить алкоголь. Хорошо что у меня при себе всегда имеется зажигалка (правила этикета) и мне не пришлось просить огня у присутствующих. Впрочем, на меня никто не обратил внимания, и это было хорошо. Мужчины разговаривали между собой, до меня им не было никакого дела.
   Прислушавшись к их разговорам, всё-таки я довольно-таки неплохо понимаю их язык, я опять удивился. Разговаривали они о вещах понятных и непонятных для меня одновременно. Они обсуждали свою работу, взаимоотношения в семье, футбольные матчи и ещё что-то, но никто из них не говорил о деньгах, и это было странно. Создавалось впечатление, что деньги их совершенно не интересуют, и они не стремятся заработать их в большем количестве. Может быть у них такие разговоры запрещены? Всё равно странно. Ведь если не думать и не говорить о том, как заработать больше денег, то никогда их много не заработаешь. А может действительно деньги у них ввели совсем недавно и они к ним просто ещё не привыкли, потому и живут в дикости?
   Я докурил сигарету. Не скажу, что это доставило мне удовольствие, но здоровье есть здоровье и относится к нему наплевательски не следует. Докурив сигарету я допил пиво, и можно сказать, выполнил ещё один пункт своего задания. Делать мне здесь было нечего и я собрался идти дальше.

***

  
   Поблагодарив женщину-продавца за пиво я пошёл по направлению к тротуару с тем, чтобы отыскать ещё места где продаются напитки. Прохожих на тротуаре стало немного больше, в основном это были мамы и бабушки с маленькими детьми и казалось, что все они двигались в одном направлении.
   Я пошёл за ними и оказался то ли в большом сквере, то ли в небольшом парке. Определить что это такое конкретно было довольно-таки сложно, впрочем, меня не особо заботило как называется это место. Присев на лавочку я решил в целях уменьшения вредных последствий употребления пива выкурить ещё одну сигарету. Как и в первый раз, я кашлял, но сигарету докурил до конца. Ещё штук пять выкурю и привыкну, решил я и стал думать, куда бы пойти ещё?
   Парк, или сквер, ничем не отличался от наших парков, ну разве что деревья растут другие, хотя нет, клёны тоже есть. А вот рекламы нет и здесь, странно. Могли бы, элементарно, установить щит на котором разместить информацию об аттракционах, кафе и прочих местах, без которых и отдых не отдых. Стоп! Здесь наверняка должны продаваться прохладительные напитки.
   Немного передохнув, столиков у бочек с молоком и пивом всё-таки не было, я даже усмехнулся, представив насколько нелепо это выглядело бы, я отправился дальше.
   Пройдя совсем немного я обратил внимание на тележку к которой сверху были прикреплены какие-то колбы. Прикрывало тележку что-то наподобие тента под которым стояла миловидная девушка, похоже, что она продавала лимонад.
   Так оно и оказалось, только выглядело это немного странно. Сначала она наливала, как я понял, сироп из колбы, а потом разбавляла ее газированной водой.
   Ответственные задания не бывают лёгкими. Это я понял тогда, когда выпил шесть стаканов газировки с разными сиропами. Газировка оказалась самой обычной, была прохладной и щипала нос, а вот идея с различными сиропами мне понравилась.
   Правда, нравилась мне эта идея совсем недолго, потому что очень сильно захотелось в туалет. Помянув недобрым словом полное отсутствие не только рекламы, но и вообще хоть каких-то указателей, я спросил у проходившего мимо мужчины: где здесь ближайший туалет? Мужчина посмотрел на меня как-то странно и сказал, что в кустах. Сначала я не понял: почему в кустах? Более рационально было бы поставить туалет на видном месте, а не прятать его в кустах. Я осмотрелся, и никакого туалета не увидел.
   Только после этого я понял, что мужчина имел ввиду. Но это же противоречит даже самым минимальным представлениям о цивилизации и культуре! Это же дикость и я, как культурный человек, на такое не способен. Но желание говорило об обратном и ничего не оставалось, как на несколько минут стать дикарём.
   Я нашёл безлюдное место и справил малую нужду. Мне казалось, что в этот момент на меня смотрит и громко смеётся весь мир, мне было очень стыдно. Но ничего не произошло, казалось что никто не заметил моего грехопадения, а может быть просто не обратил внимания, потому что, скорее всего, для туземцев это привычное дело. Успокоил я себя лишь тем, что справив нужду таким диким способом, стал неотличим от местного населения, а это мне было на руку.
   Выбравшись из кустов на парковую дорожку я решил пересечь парк в поисках ещё какого-либо места, где можно было попробовать туземные напитки. Теперь, когда мне стало гораздо легче и лучше, мысли о выполнении задания опять вышли на первый план.
   Пройдя через парк, который оказался небольшим, я снова очутился на улице и первое, что увидел, вывеску - "Кафе". Названия у кафе не было, но это значения не имело. Значение имело то, что в кафе обязательно продают какие-то напитки.
  

***

  
   Зайдя в кафе я присел за один из столиков. Посетителей практические не было, и это хорошо решил я, меньше будут обращать на меня внимания. Ко мне подошла официантка и положила на стол меню. Я попросил её принести какой-нибудь прохладительный напиток.
   - Что пить будете? - спросила официантка. Я сказал, что буду пить прохладительный напиток.
   Меня опять выдал акцент. Официантка спросила: не иностранец ли я и пояснила, выражение: Что пить будете? у них означает, что из спиртного я буду заказывать? То, что она сразу определила во мне иностранца мне не понравилось. Я сказал, что приехал из Прибалтики и чтобы усыпить её бдительность, всякое могло быть, мне пришлось заказать бутылку вина и какую-то, сейчас уже не помню какую, закуску.
   Ничего не поделаешь, трудности неизбежны и для того, чтобы выполнить задание в полной мере их надо преодолевать, подумал я, а сам тем временем собрался выкурить сигарету, чтобы нейтрализовать пагубное воздействие вина. Официантка сказала, что у них не курят и мне пришлось выйти на улицу. Странно, подумал я, спиртные напитки предлагают, а нейтрализовывать их запрещают. Наверное это делается для того, чтобы посетитель кафе больше опьянел и как следствие, потратил больше денег, решил я. Эта мысль показалась мне разумной, и я успокоился.
   Когда я вернулся в кафе, то увидел, мой заказ выполнен. На столе стояла бутылка вина и стакан и ещё закуска. В цивилизованном и культурном мире вино принято пить из бокалов, а не из стаканов, но похоже что здесь об этом не знали, а может быть не знали о существовании бокалов вообще.
   Пить вино мне не хотелось, но чувство долга говорило о том, что пить его надо. Во избежание каких-либо неожиданностей я специально сел так чтобы видеть весь зал. Это позволяло мне наблюдать, что пьют и едят посетители кафе, потому что решил, это тоже может пригодиться.
   Вино оказалось не таким, какое принято пить у нас. Создавалось такое впечатление, что туда тоже что-то добавили. А может быть это вино было сделано из неизвестного мне сорта винограда, поэтому было таким непривычным на вкус и казалось крепким. Я было начал, как принято у нас, потягивать вино мелкими глотками, но вовремя обратил внимание на двух мужчин, сидевших через два столика от меня. Они тоже заказали бутылку вина и налив по полному стакану, выпили почти залпом.
   Хорошо, что я сел так удачно и могу наблюдать за посетителями, подумал я. Чтобы не выделяться и не привлекать к себе внимания, я тоже налил полный стакан и выпил его в несколько глотков. Вкуса вина я почти не почувствовал, крепость почувствовал, а вот вкуса не почувствовал. Но это было неважно. Теперь надо было срочно выкурить сигарету, чтобы свести все вредные последствия к минимуму.
   На этот раз табачный дым не казался таким противным и я выкурил сигарету почти не кашляя. Внезапно у меня возникло желание уйти отсюда, но я помня о задании решил этого не делать и отправился пить вино дальше, тем более что мне почему-то захотелось выпить ещё.
   После каждого выпитого стакана, дабы сильно не опьянеть, я выходил на улицу и выкуривал сигарету. К табачному дыму я уже привык и не кашлял вообще. Без сомнения, на мне сказалось действие вина, я слегка опьянел. А чтобы со мной было, не повстречай я Фёдора, подумалось мне? Я бы окончательно опьянел, потому что спиртное пью редко и в малых количествах. Так что, я был благодарен этому знакомству и тому, что я услышал и воспользовался этим. Что ни говори, а всё-таки в КОШЭ великие учёные, никому другому никогда до такого не додуматься! Да и нет их, учёных, у других народов, потому что народы эти только собрались стать цивилизованными и культурными, но ещё не стали, а потому пока что учёных у них быть просто не может.
   Я докурил ещё одну сигарету и мне снова захотелось выпить вина. Присев за столик я обнаружил, что вина в бутылке осталось совсем где-то, где-то половина стакана. Правда, я совсем этому не расстроился, настроение было прекрасным, задание выполнялось даже лучше, чем я себе это представлял.
   Допив вино я решил идти дальше, потому что здесь делать было больше нечего. То, что я хотел узнать, я узнал. Конечно, можно было устроить себе небольшой отдых и заказать ещё одну бутылку вина, но гражданин КОШЭ тем и отличается от все прочих, что для него в первую очередь порученное дело, а потом уже всё остальное. Рассчитавшись с официанткой я вышел на улицу.
  
  

Глава VI

  

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Что касаемо изменений, особенно внутренних, то им не уделялось бы столь большого внимания, если бы около двадцати тысяч лет тому назад не началось обратное переселение людей из Сибири в Эдемию.
   Внешне переселенцы очень сильно отличались от жителей Эдемии. У них была смуглая кожа, ч`рные прямые волосы, а у мужчин не росла борода. Но на это никто не обратил внимания, жители Эдемии были рады тому, что их братья вернулись на свою исконную родину - в Эдемию.
   Однако радость продолжалась недолго. Оказалось, вернувшиеся очень агрессивны. Первое, что они сделали, меньше чем за два года убили и съели почти тридцать миллионов бизонов, которые считались в Эдемии домашними животными. Мало того, они без конца воевали между собой и даже пытались воевать с жителями Эдемии, но вовремя были остановлены. Им объяснили, что убивать друг друга, это самый великий грех и что люди должны жить в мире, одной большой и дружной семьёй.
   Пришельцы же сказали, что там, откуда они пришли, только так и живут, и по- другому не умеют. Стоит сказать, что на земли Эдемии они пришли (вернулись) из Индии, как известно, находится на юге Сибири и является её частью. Поэтому всех пришедших стали называть индейцами.
   Индейцам сказали: если они хотят жить так, как привыкли жить в Сибири, то им следует покинуть Эдемию на которой никогда не было, нет, и не будет войн и братоубийства. Им предложили переселиться в южные земли, которые были очень обширными и совершенно безлюдными. Впоследствии эти земли получили название -Южная Америка.
   Согласившихся снабдили всем необходимым и они отправились в путь. А тем, кто решил остаться в Эдемии, предложили для начала поселиться компактно для того, чтобы узнать, оценить и принять законы, духовные и моральные ценности Эдемии следуя которым их жизнь станет счастливой. Оставшиеся индейцы согласились и расселились своими племенными группами по лесам и прериям Эдемии.
   Впоследствии места их компактного расселения назвали резервациями, потому что жители Эдемии хотели сохранить индейцев с тем, чтобы они в своей непонятной и невероятной злобе не перебили друг друга.
   Для того, чтобы остановить столь нежелательное по своим последствиям для жителей Эдемии переселение было принято решение разделить Сибирь и северные земли, прилегающие к Эдемии, широким каналом который вскорости и был прорыт, и составил в ширину около ста километров.
   После этого массовое переселение народов в Эдемию прекратилось. Конечно же, отдельные выходцы из Сибири приходили, но своим появлением, вернее своими дикими нравами, уже не могли дестабилизировать мирную жизнь Эдемии.
   Из вышеизложенного следует вывод: не только климат влияет на поведение человека. Климатические условия в первую очередь определяют внешний вид человека, таким образом он как бы приспосабливается к тем условиям в которых поселился и вынужден жить.
   Было проведено множество исследований, научные экспедиции исчислялись сотнями, но результат оправдал затраченные силы и средства.
   Оказалось, что из Эдемии исходит благодатная энергетика высших порядков, которая и определяет моральный облик человека. А поскольку любая энергия по своей природе является ни чем иным как затухающими колебаниями, то совершенно очевидно, чем дальше от Эдемии, тем энергетическое позитивное воздействие Эдемии слабее, и наоборот, негативное воздействие диких земель больше. А поскольку самой удалённой от Эдемии территорией является Сибирь, то и воздействие её негативной энергии на живущих там гораздо больше, чем на тех кто живёт в других землях. Отсюда и столь агрессивное поведение индейцев вернувшихся в Эдемию и тех, кто до сих пор продолжает жить на территории Сибири.

***

  
   Выйдя на улицу и закурив сигарету, теперь это произошло как бы само собой, наверное организм начал сам избавляться от пагубных воздействий алкоголя, я стал думать, куда бы пойти ещё, где у них ещё продают напитки? Думалось недолго, я даже чуть было не рассмеялся, насколько всё просто. Прохладительные напитки в обязательном порядке должны продаваться в магазинах. В магазины, торгующие продуктами питания, я ещё не заходил потому и отправился на поиски ближайшего.
   Настроение было прекрасным, даже унылые дома и деревья теперь казались мне красивыми, а прохожие более приветливыми, что ли. Да и проезжающие мимо автомобили стали чем-то напоминать знакомые с детства Форды и Паккарды.
   Магазин находился неподалёку, как удобно всё у них устроено, подумал я, всё находится рядом. Не надо никуда долго идти и уж тем более ехать, не так как у нас. Но у нас, в КОШЭ, всё равно лучше и сомнению это не подлежит!
   Зайдя в магазин я удивился тому, что это оказался не супермаркет. Магазин больше напоминал придорожную лавку, которые во множестве расположены в КОШЭ вдоль автострад. Но это были мелочи, настроение было хорошим, голове приятно шумело и я было собрался направиться к прилавку, как ко мне подошёл мужчина и спросил, буду ли я третьим? Что такое третий, я не понял, но на всякий случай кивнул головой. Тогда он потребовал с меня один рубль (это их туземная валюта) и получив его направился к прилавку.
   Пока я осматривал помещение и выставленные на прилавках продукты незнакомец вернулся и сказал:
   - Пошли...
   К нам присоединился ещё один мужчина и мы вышли из магазина на улицу. Видимо предложивший мне быть третьим мужчина знал куда надо идти, потому что присоединившийся к нам мужчина уверенно шёл за ним и не задавал никаких вопросов. Мне ничего не оставалось делать как последовать за ними. На контрразведчиков они были непохожи, так что неприятностей ожидать не следовало.
   Мы пришли в довольно-таки странное место. Вокруг располагались какие-то деревянные боксы. Вид у этих боксов был несколько странным. Вернее будет сказать, что бокс был один, но со множеством дверей на каждой из которых висел замок. За этим боксом, или боксами, была вытоптана небольшая площадка на которой стояли, или лежали, деревянные ящики.
   - Как будем, по-стахановски или с чувством? - пригласивший вытащил из внутреннего кармана пиджака бутылку и поставил её на ящик.
   - Давай с чувством... - сказал второй мужчина.
   Бутылка оказалась бутылкой водки. Я много слышал об этом напитке, в частности, о его крепости и разрушительном воздействии на организм. Наше виски тоже было крепким напитком, но цивилизованные и культурные люди дабы не обжечь себе гортань пили его разбавляя содовой - и вкусно, и приятно. А насчёт водки в КОШЭ ходило много слухов, причём один страшнее другого. Некоторые даже говорили, что ихние матери своих детей вместо молока вскармливают водкой. Конечно же это было чистой выдумкой, хотя в этой дикой стране всё могло быть.
   Пригласивший меня быть третьим представился как Фёдор (опять Фёдор!), а второй мужчина, как Николай. Николай достал из кармана стакан и поставил его рядом с бутылкой. Никакой содовой или какого-либо другого напитка, которым можно было бы разбавить водку не было. Так что мне предстояло увидеть, как туземцы пьют свою водку неразбавленной.
   Фёдор откупорил бутылку, налил приблизительно четверть стакана водки и протянул мне.
   - Не боись, я никогда не ошибаюсь. Огонь! - сказал он. Я не понял, причём здесь огонь, только теперь до меня дошло, что я не только увижу своими глазами, как пьют неразбавленную водку, но и мне самому предстоит сделать тоже самое. Я хотел было сказать, что водку следовало бы разбавить, но если честно, постеснялся. Мне не хотелось выделяться среди туземных жителей, да и то, что в кармане у меня были сигареты, которые, как я уже убедился, убирали вредные воздействия спиртного, придали мне уверенности.
  

***

  
   Сосредоточившись, я выпил водку. Когда я выдохнул, то понял почему Фёдор сказал про огонь. Во рту и в желудке было такое ощущение, будто я проглотил горящий факел, правда в желудке ощущение было не таким сильным и скорее приятным.
   Выпив, я поспешил закурить и заметил, что это произошло у меня как бы автоматически. Фёдор налил ещё и теперь водку выпил Николай. Перед этим он что-то пробормотал, резко выдохнул и одним залпом выпил. Выглядело это весьма эффектно. Надо будет самому попробовать, решил я. Затем выпил Фёдор. Сделал он это просто мастерски, такое впечатление что он пил водку каждый день по нескольку раз, потому что даже не поморщился.
   Выпив, он попросил у меня сигарету и спросил:
   - А ты откуда будешь? Я тут всех знаю, а тебя вижу впервые.
   Я опять удивился. Как он определил, что я иностранец? Ведь я до сих пор не сказал ни слова, а одет был точно так же как и все туземные мужчины. Не знаю почему, может быть потому что сегодня мне повстречались добрые и отзывчивые люди, я вдруг сказал, что приехал из КОШЭ. Конечно же я не стал уточнять, что состою на дипломатической службе, а сказал что приехал в командировку. Кстати, то что я нахожусь в этой стране в командировке - вообще-то так оно и есть, так что я никого не обманул. Я ожидал, что мои новые знакомые обрадуются и захотят подробнее расспросить меня о моей прекрасной стране, но все опять получилось не так.
   - Молодец, что приехал. Мы гостям всегда рады. - сказал Фёдор и продолжил. - Вот только зря вы негров угнетаете.
   Я даже опешил от такого заявления. Пришлось объяснять не только Фёдору, но на всякий случай и Николаю, что никаких негров в КОШЭ нет, а есть эдемоафриканцы. И что никто их не угнетает, что в КОШЭ все люди равны, а любое угнетение очень строго карается.
   - А почему они у вас тогда все бедные? - не унимался Фёдор. Оказывается, что в Советском Союзе мало того, что практически ничего не знают о моей стране, но даже то что знают перевёрнуто с ног на голову.
   Опять пришлось объяснять, что эдемоафриканцы на самом деле никакие не бедные, что бедных людей в КОШЭ нет совсем. Если у человека есть работа, он богатый. А работа у граждан КОШЭ есть у всех, не работают только лентяи и те кто болен.
   - А почему тогда их в ваши автобусы не пускают? - Фёдор был явно обеспокоен судьбой эдемоафриканцев, которых скорее всего никогда не видел.
   Я сказал, что ничего подобного не происходит и что эдемоафриканцы ездят в автобусах вместе со всеми на равных правах. Может быть Фёдор имеет ввиду то, что они всегда ездят на задних сидениях? Так это вызвано только лишь их природной стеснительностью.
   - Ты лучше спроси его, зачем они вытрезвители придумали? - сказал молчавший до сих пор Николай. - Наливай, давай...
   - Правда что ли они? - удивился Фёдор.
   - А кто же ещё! - утвердительно сказал Николай.
   Я не понял и переспросил, что такое вытрезвитель, который якобы придумали учёные КОШЭ? Уже второй раз за день я попал в неловкую ситуацию, когда некультурные, и даже можно сказать, дикие люди, рассказывают мне, культурному гражданину КОШЭ про изобретения наших учёных, о которых я ничего не знаю.
  

***

  
   Фёдор налил водку и мы по очереди выпили. После этого я закурил. Фёдор курить отказался, а Николай похоже не курил вообще. Странно. Такое впечатление, что им было наплевать на свой организм. Несмотря на вопрос о неизвестном мне вытрезвителе настроение у меня было прекрасным. Мои новые друзья были симпатичными людьми. К тому же несмотря на своё дикое состояние, людьми любознательными. Это не могло не нравиться и я попросил объяснить, что такое вытрезвитель? Дело в том, сказал я, что в КОШЭ делается очень много открытий и изобретений, которыми пользуется весь мир, и что знать обо всех просто невозможно.
   - Да уж, всем изобретениям изобретение. - сказал Николай. Он сказал это таким тоном, как будто именно я изобрёл этот самый вытрезвитель.
   - А ты не цепляйся к человеку. - встал на мою сторону Фёдор. - Может быть он и правда не знает. Может быть они изобрести изобрели, а сами не пользуются.
   - Ага, а весь мир мучается. - не унимался Николай. - Я вот на той неделе попал, так сказать, принял муки.
   - Вот скажи, - обратился ко мне Фёдор. - у вас когда выпивший человек идёт по улице, его в полицию забирают?
   Я сказал, что если этот человек не нарушает закона, то его никто никуда не забирает и что он может идти куда ему захочется.
   - Что я тебе говорил! - мне показалось, что Николаю не понравилось то, о чем я только что сказал. - А у нас шагу не дают ступить, сразу определяют...
   - Это потому, что у них капиталисты, - объяснил Фёдор. - а им, как известно, на простого человека наплевать. А у нас заботятся, даже воспитывают потом, так что радоваться должен, а ты недоволен.
   - Ты сам-то попадал? - спросил Николай Фёдора.
   - А как же! - ответил Фёдор. - Что же я, хуже других что ли?
   - На работе воспитывали?
   - Они меня постоянно воспитывают. - казалось Фёдору даже нравится то, что его воспитывают на работе, правда мне было непонятно, зачем.
   И Фёдор объяснил мне: у них, в Советском Союзе, если человек идёт по улице нетрезвый или сидит на лавочке, отдыхает, подъезжает их милиция и отвозит человека в этот самый вытрезвитель. Там человека моют под душем и укладывают спать, а утром отпускают. Это, по словам Фёдора, делается для того, чтобы выпивший человек не уснул на улице и не замёрз, потому что зимы у них холодные. Правда он не сказал, почему выпивших людей забирают в вытрезвитель и летом, летом-то тепло, даже у них. Как я понял, это делается для того, чтобы с нетрезвым человеком не случилось каких-либо неприятностей. Уже в который раз за этот день меня наполнило чувство гордости за мою прекрасную родину. Только в КОШЭ могли придумать такой, не побоюсь этого слова, гениальный способ, дабы оградить человека от возможных злоключений.
   Оказывается жители Советского Союза не такой уж дикий народ, если сумели рассмотреть и внедрить у себя хоть и простое, но весьма эффективное изобретение учёных КОШЭ. Непонятным мне было только, почему у нас этих самых вытрезвителей не было? Наверное прав Фёдор, наплевать нашим работодателям на простой народ, чуть что - увольняют. А безработный человек никому не нужен, прав Фёдор.
   Я даже было подумал, а не остаться ли мне в Советском Союзе навсегда? Уж здесь вон как о человеке заботятся, один вытрезвитель чего стоит! Но я быстро отбросил такие не патриотичные мысли. Самая лучшая страна, это КОШЭ, и других быть не может!
   Сейчас, а уж тем более тогда, не могу сказать: может быть чтобы как-то загладить вину наших учёных за изобретение вытрезвителя, а может быть для того чтобы отогнать от себя столь позорные мысли о предательстве, я предложил купить ещё водки, потому что эту мы уже допили.
   Фёдор с Николаем поддержали меня, но сказали, что не взяли с собой свои кошельки, а домой идти далеко. Я сказал, что ничего страшного, что я дам денег сколько нужно, а они потом мне вернут, потому что компаньоны должны нести все расходы на равных. Они согласились. И ещё я попросил Фёдора, который вызвался сходить в магазин, купить какой-нибудь прохладительный напиток. Общество, без сомнения было интересным и приятным, но о задании забывать не следовало.

***

  
   Николай оказался человеком неразговорчивым. Пока Фёдор ходил в магазин мы в основном молчали. Я было пытался расспросить его, как он живёт, но Николай был явно не расположен рассказывать о своей жизни. Я это делал не для того, что мне было интересно, как они здесь живут. В общих чертах я имел представление об их жизни - жили они плохо. Но мне не давало покоя то, что они с успехом пользуются открытиями наших учёных о которых я до сегодняшнего дня не знал. И для того, чтобы не показаться человеком некультурным, которым не являюсь, я хотел завязать разговор с Николаем и рассказать о том, как много всего полезного изобретено в КОШЭ, и как хороша наша жизнь. Но разговор не получался, и мы просто молчали.
   Вернулся Фёдор, хорошо, что хоть он был более разговорчивым. Он принёс бутылку водки и три бутылки пива. Я сказал ему, что запивать алкоголь алкоголем вдвойне вредно. На что он ответил, что сейчас лимонад продают только детям, потому что занятия в школе уже закончились. Взрослым же продают только пиво, поэтому он его и купил. Ничего не оставалось делать, как запивать водку пивом. Но у меня были сигареты, уже проверенное средство, и я не особо опасался вредных последствий для своего организма.
   - Давай за дружбу между народами. На, держи... - Фёдор протянул мне стакан с водкой и открытую бутылку пива. Я выпил водку и запил её пивом. К моему удивлению получилось весьма интересное и приятное вкусовое сочетание. Эти туземцы не переставали сегодня меня удивлять. Надо будет, подумал я, запомнить и дома, в КОШЭ, показать друзьям.
   Да и тост мне понравился. Я люблю дружбу и мой народ тоже. И я принялся, насколько мне позволяло знание местного языка, говорить о том, что нет ничего лучше на свете, чем дружба. Когда два человека дружат - это прекрасно. Когда дружат два народа - это ещё прекраснее. А когда все народы на Земле дружат - это совсем хорошо, и лучше этого ничего быть не может.
   Я говорил о том, что все люди и народы - братья, что у всех у нас одна родина, а значит все мы - одна большая семья. А в семье, как известно, есть старшие и младшие и что младшие должны слушать старших, потому что старшие мудрее и желают младшим только добра. Без сомнения старшим среди народов является КОШЭ, потому что это самое передовое и культурное государство на Земле. И что мы хотим всем вам помочь стать такими же культурными и счастливыми. Но для того, чтобы стать такими народы должны слушать мудрые советы КОШЭ и претворять их в жизнь, и тогда всеобщее счастье неминуемо.
   Я приводил массу примеров из истории доказывая, что это именно так и то, что если жить не так, как мы живём в КОШЭ, будет только хуже, и хуже в первую очередь тем, кто с этим не согласен.
   - Во, гуманоид разошёлся! - слушая страстную речь Гласса сказал Николай Фёдору. - Слушай, а может быть он шпион, ну, настоящий?!
   - Ну и что, что шпион. - как ни в чём ни бывало, ответил Фёдор. - Пусть шпионит, если ему так нравится. Ещё стакан и государственная тайна ему обеспечена.
   Если я это и слышал, то не понял. Разговор Фёдора и Николая стал известен мне только благодаря диктофону. А тогда я очень хотел только одного, чтобы мои новые знакомые меня поняли и осознали, как им всем повезло, что у них есть старший брат, который их любит.
  

***

  
   Вообще-то Фёдор и Николай слушали меня внимательно, это было видно, и даже задавали какие-то вопросы, и я на них с готовностью отвечал. Как потом выяснилось, к тому времени плёнка на диктофоне закончилась и он стал бесполезен. Я запомнил далеко не всё из нашего разговора, наверное сказалось моё эмоциональное состояние, но главное я запомнил, то о чем я им рассказывал, их интересовало. Фёдор даже спросил меня:
   - А правда, что у вас штаны снизу вверх одевают? - сказав это Фёдор подмигнул Николаю, но Гласс, занятый спасением человечества при помощи старшего брата этого не заметил, не до того было.
   - У нас самая передовая наука в мире, - моментально переключившись на тему штанов продолжал Гласс. - и существует масса различных, научно обоснованных, способов одевания штанов, потому что штаны изобрели у нас, джинсы называются.
   - Ну это понятно. - согласился Фёдор. - С этим никто не спорит. Дай лучше закурить.
   Тут я вспомнил о сигаретах. Получилось так, что увлёкшись рассказом я совсем о них забыл. А пока я рассказывал Фёдор не забывал наливать водку и мы её конечно же выпивали.
   Мы с Фёдором закурили, Николай действительно оказался некурящим. Ладно, это его здоровье, не хочет его беречь, не надо. Теперь, когда я рассказал моим новым друзьям то, что уже давно не давало мне покоя, моё настроение было просто распрекрасным. Даже деревянные боксы казались мне симпатичными и я хотел даже спросить, для чего они предназначены, но не спросил, потому что мне вдруг очень захотелось домой.
   Я спросил, где здесь ближайшая стоянка такси? Фёдор с Николаем удивились и в свою очередь спросили, куда я так спешу, время-то ещё детское?
   "Детское, наверное, потому что дети из школы пришли. - подумал я и сказал что мне пора домой".
   - Понятно, жена с работы должна прийти. - сказал Фёдор. - Ты держись, сразу- то не сдавайся.
   Вообще-то моя жена не работала, но я не стал объяснять это, потому что домой хотелось всё сильнее и сильнее. Фёдор сказал, что стоянки такси у них тут нету, но такси поймать можно и они с Николаем вызвались мне помочь.
   Николай пошёл впереди, а мы с Фёдором пошли за ним. По дороге мы ещё о чем-то разговаривали, но скорее всего, я точно не помню, это было обсуждением того, что я рассказывал перед этим.
   Выйдя к улице Фёдор усадил меня на лавочку и сказал, что сейчас они с Николаем пойдут и поймают для меня такси. Я согласился, тем более что присев на лавочку понял, что устал. Глаза слипались сами собой, но спать не хотелось, потому что настроение у меня было очень хорошим. Я даже подумал, что надо будет, как приеду домой, рассказать о том, что сегодня со мной произошло своему приятелю и коллеге, Джейку. Интересно, как он справился с заданием? В том, что я справился с заданием лучше всех, я не сомневался.

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Возвращение индейцев из Сибири в Эдемию и последующие экспедиции в дикие земли показали, что люди, покинувшие Эдемию, продолжают жить по каким-то своим, совершенно неприемлемым законам, и что это не может не остаться без внимания со стороны Эдемии.
   Тот факт, что они живут совершенно диким образом был сам по себе вторичен. Первичным было то, что они не сидят на месте и возвращение индейцев в Эдемию -яркий тому пример. Следовало обезопасить народ Эдемии не сколько от диких народов, а сколько от их диких нравов и обычаев и лучшего способа, чем привить им культурные и моральные ценности Эдемии, не было. К тому времени дикие народы начали объединяться не только в группы и племена, но и в союзы племён что не могло остаться без внимания учёных Эдемии, потому что являлось предвестником более крупных объединений.
   Был созван совет учёных Эдемии на котором обсудили этот вопрос. Необходимо было придумать для диких племён наиболее приемлемое общественное образование, которое позволило бы им жить в меньшей дикости и позволяло бы Эдемии контролировать процесс становления и развития такого образования, которое в дальнейшем назвали государством. Это делалось для того, чтобы максимально обезопасить народ Эдемии от дикости и бескультурья.
   Стоит сказать, в самой Эдемии на тот момент никакого государства не было вообще, потому что никакой надобности в нем не было. По замыслу учёных Эдемии государство подразумевало под собой разделение общества, а в Эдемии все были равны. Управлялась же Эдемия Советом Достойных, в который избирались самые лучшие представители народа Эдемии, показавшие себя наилучшим образом в науке, промышленности и в сельском хозяйстве.
   Так же пришлось задуматься о создании регулярной армии, потому что повторного нашествия индейцев, или же какого-то другого не менее дикого народа, никто исключить не мог.
   Реализация плана по созданию у диких народов государства началась с Южных земель, куда переселилось большинство индейцев вернувшихся в Эдемию из Сибири.
   Отправившиеся в Южные земли экспедиции определили для создания государств, три племени: ацтеки, инки и майя. Первоначально планировалось устроить государственную власть выборной, хоть отдалённо, но напоминающей то как это сделано в Эдемии. Но столкнувшись с реалиями диких племён, от этой идеи отказались. Племена непрестанно между собой воевали и если сделать власть выборной, республиканской, то сразу начнутся войны внутри страны за власть, а это в планы Эдемии не входило.
   В этих трёх племенах была проведена большая работа, определены люди способные возглавить свои государства и не только возглавить, но и удержать власть в своих руках. Кроме того, предстояло создать эффективный государственный аппарат и средства пропаганды государства. Поскольку письменности у туземцев не было и создавать печатные средства массовой информации было бы неэффективным, отобрали людей для устной пропаганды и назвали их жрецами. Жрецы должны были пропагандировать ценности государства как образования, показывать его несомненные преимущества перед племенным образом жизни и особое внимание уделять верховной власти. Было принято считать власть одного человека, названного царём, божественной, а жрецы должны были объяснять туземцам её преимущества. Для придания значимости новым общественным образованиям-государствам архитекторы Эдемии спроектировали сооружения, впоследствии получившие название пирамид, и при помощи местного населения эти пирамиды были построены.
   Строительство пирамид преследовало две цели: первая - почеркнуть величественность и значимость верховной власти в этом государстве, и вторая -необходимо было прививать диким индейцам зачатки ремёсел, что является первым шагом к построению культурного и цивилизованного общества.

***

  
   - А вот и первенец. - увидев спящего Гласса сказал милиционер напарнику. - Что-то рано. Какой сегодня день недели?
   - Вторник. - ответил напарник. - Давай грузить, не ждать же ему до субботы!
   Меня кто-то взял под руки и куда-то повёл. Я подумал, что это вернулись Фёдор с Николаем и спросил:
   - Нашли такси?
   - Нашли, нашли. - сказал один из милиционеров и уже обращаясь к своему напарнику добавил. - Обычно нас по-другому называют. А этот, гляди, культурный попался.
   - Да уж, а мы все жалуемся, что народ у нас тёмный. - согласился напарник и они повели слабо перебирающего ногами Гласса к милицейскому автомобилю.
   - Культурный... - услышал Гласс и ему стало хорошо, больше он ничего не запомнил...
   Не дождавшись такси культурный гражданин отправился в культурное заведение, если верить Николаю, изобретённое на его прекрасной родине. Стоит сказать, что Фёдор с Николаем не бросили своего культурного собутыльника, а на самом деле отправились ловить такси. Такси они не поймали, бывает и такое, и вернувшись к лавочке обнаружили, что их культурного приятеля и след простыл.
   - Куда он делся-то? - удивился Фёдор.
   - Кажись, вон на том такси повезли. - показал Николай на удаляющийся милицейский УАЗик.
  

Глава VII

  
   Те, без которых государственным мужам и шагу не ступить покинули кабинет, и заседание Президиума продолжилось.
   - Теперь, когда никто не мешает, - начал Первый. - и не подслушивает, можно поговорить. - Первый на то и Первый, сам пошутил, сам первый и рассмеялся своей шутке.
   Присутствующие одобрительно зашумели, правда негромко. Принятая табель о рангах и не только она, но и партийная дисциплина, требовали чтобы всё сказанное Первым Секретарём, в первую очередь им, получало живой отклик со стороны народа. Причём партийная дисциплина на пару с табелью настойчиво рекомендовали, чтобы полярность откликов целиком и полностью совпадала с полярностью того или иного заявления.
   Отклик получился пусть и не таким эмоционально насыщенным как на какой-нибудь там демонстрации, но зато максимально соответствующий партийной дисциплине. Собравшиеся, если честно, не ожидали услышать чего-либо нового. Всё что касалось первого полёта человека в космос было им известно чутьли не до мелочей. Этому способствовали всевозможные заседания, ежедневные сводки, доклады и прочие пусть и скучные, но необходимые в руководстве страной вещи. Поэтому все приготовились внимательно слушать, задавать якобы уточняющие вопросы и единогласно поддерживать.
   Но слепой дождик всегда случается неожиданно. Это когда дождь с тучами, громом и молниями, он предсказуем. А вот когда солнышко светит и вся природа этому радуется, дождика, как правило, не ждут, а он случается, правда нечасто. Так и сегодня: солнце светит, в смысле всё хорошо, и на тебе! У какого-то из народов слепой дождь называется, "ведьма замуж выходит". Так что из двух предложенных определений, подберите на ваш взгляд более подходящее тому, что произошло на заседании Президиума ЦК в дальнейшем.
   - Итак, полёт человека в космос - дело решённое. - продолжал Никита Сергеевич. - Мы планируем этот полет примерно через год. - Никита Сергеевич одел очки, что-то прочёл в лежащих перед ним бумагах. - Дело серьёзное, переть вылупив глаза смысла нет. Поспешишь - кошистов насмешишь! А нам их надо не насмешить, а свалить наповал, понимаешь!
  

***

  
   Как ни крути, а всё-таки политики - народ умный и дальновидный. Не зря Первый выгнал всех этих дармоедов. Здесь немного надо объяснить что к чему, поэтому те кто терпеливые, наберитесь чуточку терпения, а те кто нетерпеливые, пропустите это место.
   Наверняка заседания столь высокого уровня стенографировались и стенографируются. Для чего это делается, толком и убедительно вряд ли кто сможет объяснить. Может для отчётности, хотя перед кем Президиуму ЦК отчитываться, ну разве что перед историей. Наверное в тот момент, когда история попросит этого самого отчёта ныне здравствующие члены Президиума здравствовать в своём подавляющем большинстве уже перестанут и спроса с них не будет никакого, для того и нужны стенограммы с протоколами. Конечно же там, куда они попадут после здравствования, тоже спросят, но там протоколы не нужны, там и без протоколов всё известно, а здесь нет. Вот и выходит, что здесь протокол или стенограмма, неважно что, нужны, без них никак, а там - как получится...
   Ну а если они нужны, тогда всё понятно. То, о чём собирался сообщить Первый по своей исторической важности и значимости было сравнимо даже трудно представить с чем, но не менее чем с изобретением колеса, потому что это событие тоже останется в человеческой памяти навсегда. Причём, сейчас руководство партии явно не собиралось поступать также безответственно как в своё время поступили неизвестные ответственные товарищи с не менее неизвестным изобретателем всем известного колеса. Колесо есть, а кто его изобрёл - нету! С первым полётом человека в космос должно быть всё иначе, всё должно быть сделано политически грамотно, так что ли. Но об этом чуть-чуть попозже.
   Никита Сергеевич начал готовить присутствовавших на заседании к исторической новости, а для того чтобы их подготовить надо ну хоть какую-то речь сказать, на то она и подготовка.
   Во времена партийных съездов, когда речь руководителя партии по своей продолжительности занимала несколько часов, эти речи воспринимались только своей продолжительностью: это если по радио и телевидению, и объёмом текста, это если в газетах и журналах. Вряд ли кто помнит, о чём там говорилось и печаталось. Содержание тех речей помнят разве что вероятно-потенциальные противники в лице кошистов и их братьев меньших и то не все, а те кто был вынужден по долгу службы всё это читать.
   От простого народа таких жертв не требовали. Конечно же, прочесть рекомендовали, но говорили об этом так, как будто народ и без них знает, что читать эти речи надо, и во всю читает. Запоминать тоже никто не призывал, достаточно было обсуждать и цитировать, это да, это чем больше, тем лучше...
   Вспомнилась довольно-таки пошлая шутка того времени. Парень склонился над девушкой в готовности сделать своё паскудное дело. А дальше, для того чтобы прокомментировать происходящее предлагалось взять любой заголовок статьи из любой газеты тех лет и сравнить, подходит или нет? Что удивительно, практически все заголовки были в тему и по теме... Это к тому, что речи на партийных съездах предлагалось цитировать направо и налево, что и делалось. Мудрить особо не надо было, взял практически любой абзац и дабы придать значимости своим словам, вставил, к месту или не к месту, неважно, всё равно никто не обратит внимания.
   Вот такие вот речи были в те времена, да и сейчас, что греха таить, иногда проскакивают. Это, так сказать, эмоциональная составляющая того, что должно будет произойти на самом деле. И делалось, и делается это для того, чтобы те кто в бессильной злобе рвали на себе волосы злились бы ещё больше, а те кто свои, радовались. На самом же деле то, что намечалось и намечается сделать лишено каких либо эмоций, даже намёков на них, сплошь прагматичные руководства к действиям. Но прагматика доступна меньшинству, а удел большинства - эмоции.
  
   От автора: Кажись сам запутался, свалил всё в кучу. Да вроде бы нет. А в конце концов, кто вам сказал, что я умный?
  

***

  
   Первый секретарь прошёлся по эмоциональной составляющей предстоящего, упомянул об успехах в деле социалистического строительства и неминуемом крахе капитализма, но сильно не распространялся, не съезд всё-таки да и народ собрался политически грамотный. И когда с эмоциями было покончено, и все по его мнению уже готовы были радоваться, выдал прагматичную составляющую:
   - Настало время прекратить разговоры об экспорте, как революции, так и социалистического образа жизни. - собравшиеся в знак согласия закивали. - Будем убеждать народы мира личным примером в преимуществах социализма, а они уж пусть сами решают, какой строй лучше - социалистический или капиталистический.
   Члены Президиума и с этим были согласны, правда, представляли себе это несколько по-другому. А Никита Сергеевич тем временем продолжал:
   - Поэтому есть мнение, что поскольку коммунистическая партия является авангардом советского народа и социалистического общества в целом, то первым в космос должен полететь руководитель коммунистической партии, то есть я.
   Неизвестно что происходило после. Может быть, "...все сразу повскакали с мест...", а может быть ведомые партийной дисциплиной и осознанием значимости услышанного дружно согласились, стенограмма заседания-то не велась.
   Так или иначе, но предложение Первого было принято и наверняка единогласно. Там же политики собрались, а они народ дальновидный. Хочет лететь, пусть летит, примерно так рассуждали они. Если вернётся, то хорошо, значит я поступил политически правильно и дальновидно. А если не вернётся, всяко бывает, тогда тоже неплохо, тогда своё "за" сейчас, можно будет развернуть в любую сторону, в смысле, в любое будущее.
   - Медкомиссию я прошёл и годен хоть куда, даже в космос. - было видно, что Первый остался доволен результатами голосования, хотя мнение присутствующих его мало интересовало, потому как политика. - Это я говорю для тех, кто надеется. Не надейтесь! Сейчас же я прохожу курс подготовки. Техника сложная, так что надо соответствовать. Но мы, коммунисты, трудностей не боимся, сами знаете.
   А вот теперь о стенограмме, вернее о том, что её не было, и вот почему. Если бы стенограмма велась, то в истории так и осталось бы что первый космонавт - Первый Секретарь ЦК, а не тот, чью кандидатуру утвердили в этом же кабинете немногим ранее. По политическим соображениям первым космонавтом должен стать первый коммунист страны запустившей космический корабль, но стать им ненадолго. Это требовалось из соображений высокой политики и было рассчитано на короткий промежуток времени. Первый полёт руководителя партии и государства ненавистной страны для страны не менее ненавидимой был подобен удару дубиной по голове, причём со всего маху. Оправиться от такого конечно можно, но противопоставить в противовес что-то не менее эффектное и эффективное практически невозможно. И вот покуда невероятно вероятный противник будет отходить от такого удара и перекошенными мозгами придумывать чтобы этакое подсунуть в свою очередь, Первый рассчитывал сделать много разных дел полезных для партии, своего государства, ну и конечно же для всего прогрессивного, не сомневающегося в этом самом прогрессе человечества тоже.
   По историческим же соображениям первым космонавтом должен стать тот самый парень с открытой улыбкой, любящий петь песни и играть в хоккей. Конечно же он полетит в космос, но чуть-чуть попозже, когда шумиха с первым полётом уляжется и то, что было намечено сделать под этот шумок будет сделано. Тогда мощная пропаганда мощного государства обрушится на человечество, как прогрессивное, так и не очень, и скоро полет Никиты Сергеевича будет восприниматься как непроверенные слухи. А вероятный противник, в лице КОШЭ и им подобных, с готовностью забудет о полете Первого Секретаря. Кому же приятно вспоминать о том, что по морде получил и тем более раз за разом рассказывать об этом?
   Без сомнения в великом произведении говорится: "Недаром помнит вся Россия про день Бородина". А почему помнит? Да потому что написано, и не только в этом великом произведении. Так и о космонавте, которому предстоит стать первым, потому что он полетит туда не за тем, зачем туда полетит Первый Секретарь. О том, что он утверждён первым космонавтом, есть соответствующая запись как в стенограмме, так и в протоколе заседания Президиума ЦК, а о Никите Сергеевиче такой записи нет. А время, чем дальше, тем больше верит не тому, что было на самом деле, а тому как и что об этом написали. Вот она, какая штука - политика. Как всё тонко рассчитано, и волки, и овцы чуть ли не в обнимку. Разумеется это не о кошистах, им в обнимку незачем и вредно, для человечества вредно.

***

  
   - Михална...
   - Чего тебе?
   - Михална, поди сюда. - милицейский капитан держал в руках дипломатический паспорт Гласса и очень хотел, чтобы этого паспорта у него в руках сейчас не было. -Смотри...
   - Ну, чего там? - Михална, женщина лет пятидесяти, уверенной в себе комплекции и в белом халате, она же дежурный врач вытрезвителя, подошла к капитану. - Вот и приехали... - почти прошептала она взглянув на паспорт.
   - Что делать-то, а? - капитан был, мягко говоря, в растерянности. Да какой там в растерянности, он сейчас с удовольствием сам напился бы до потери чувств и загремел в этот же вытрезвитель дежурным по которому сейчас являлся, лишь бы не держать в руках этот паспорт.
   - Откуда я знаю? - Михална была озадачена не меньше чем её соратник разве что напиваться не хотела, и то не факт.
   Можно сказать, Глассу повезло. Когда Фёдор с Николаем оставив его на лавочке отправились ловить такси, Гласс, утомлённый выполнением задания, начал элементарно засыпать. На ту беду лиса, к счастью, близёхонько не бежала, а близёхонько проезжал дежурный наряд милиции, они-то и увидели спящего бойца прохладительного фронта.
   Не будь милицейского УАЗика вполне возможно ничего бы страшного не произошло. Проспался бы Гласс и поехал домой, а проспавшись дома окончательно, совсем забыл место выполнения задания и соратников по его выполнению. Но в дело, не иначе как, вмешались высшие силы, и жизни Гласса было определено какое-то время находиться под "созвездием белого халата".
   Милиционеры не остались безучастными к Глассу, его препроводили в автомобиль и отвезли туда, куда в таких случаях и в таком состоянии отвозят сознательных и несознательных граждан - в вытрезвитель.
   Надо сказать, из всех признаков жизни, на которые был способен Гласс, было лишь неуверенное перебирание ногами и то, если держать под руки. В остальном он напоминал безветренную погоду, то есть, не шевелился, так что роль ветра приходилось выполнять патрульным милиционерам.
   В вытрезвителе Гласс тоже продолжал спать, поэтому не заметил как был подвергнут необходимым в таких случаях процедурам и препровождён баиньки. Если бы он имел в себе силы говорить, то неизвестно как бы всё происходило дальше и чем бы закончилось. Но Гласс говорить не мог, вернее, мог но не в тот момент, поэтому так оно всё и получилось. То ли день был такой, то ли разгульное время ещё не наступило, вытрезвитель был пустым, Гласс оказался его первым посетителем и клиентом.
  

***

  
   Вообще-то работа в вытрезвителе нервная и скучная. Нервная она тогда, когда клиент косяком прёт. Мало того что прёт, так ещё в силу состояния почти каждый озабочен собственной индивидуальностью. Тогда конечно же приходится щедро расходовать нервные клетки на благо общества. Даже большой стаж и опыт работы в этом заведении не позволяют стать законченным жмотом, в смысле клеток, и относиться к клиентуре, и к вытворяемому ими равнодушно. Да и какой советский человек относится к своей работе равнодушно?! Правильно, никакой, поэтому приходится нервничать. А когда народ по улицам трезвый ходит, ну или ещё не до конца готовый к тому чтобы..., тогда скучно, потому что из всех развлечений в вытрезвителе - всесоюзное радио и клиенты. Вот так вот в некоторых случаях выглядит суровая служба без полутонов.
   Но жизнь всё-таки устроена справедливо. Если чего-то не хватает, то оно, то, чего не хватает, обязательно появится. Появилось оно и в вытрезвителе в виде Гласса с его дипломатическим паспортом и статусом. И теперь дежурный по вытрезвителю держал этот паспорт в руках не знал что делать, а делать что-то было надо.
   Инструкции для таких случаев не предусмотрены и не написаны. Даже самому закоренелому фантасту, и юмористу с ним за компанию, не придёт в голову написать инструкцию для личного состава вытрезвителя на случай попадания туда дипломатического работника. Природой и международными отношениями такие случаи тоже не предусмотрены, но выходит что случаются.
   - Начальству звонить надо. - капитан произнёс это таким тоном как будто ему только что отрубили одну голову и собирались отрубить ещё одну.
   - В журнал записал? - спросила Михална.
   - Нет ещё...
   - Ну и дыши спокойно.
   В женском понимании, мужик - существо мало того, что в большинстве случаев бесполезное, так ещё и к жизни абсолютно неспособное, в смысле, мозгов нет совсем. Наверное перед врачом Михайловной сейчас был как раз именно такой экземпляр, ни на что не способный. Она быстро сообразила, что если позвонить начальству, то начальство скорее всего тут же позвонит своему начальству и так до самого верха. А что, вся ответственность-то за случившееся на капитане, а случай показать свою личную службу на высоте, лучше не придумаешь. И начнётся, вернее начнутся звонки-перезвоны и потянется в вытрезвитель не привычный и ожидаемый контингент, а ответственные товарищи, кстати, тоже косяком. Мало того что до международного скандала рукой подать, так ещё бумагами замучают, в смысле, их написанием. Так что в этом случае самым лучшим воплощением слова делать было, ничего не делать.
   - Ничего не пиши. - сказала Михайловна. - Пусть проспится и идёт себе на все четыре стороны. Даже если хватятся, вряд ли додумаются, что он в вытрезвитель мог угодить, они ж поди все непьющие.
   - Да уж. - капитан почесал в затылке и тем самым активизировал мыслительный процесс. - Один непьющий уже не пьёт, потому что не может. Всё-таки надо бы доложить...
   - Докладывай, коли пенсия не нужна. - поддержала капитана Михайловна.
   Капитану пенсия была нужна, тем более что должна была она появиться в его жизни совсем скоро. Он-то и в вытрезвитель перебрался, чтобы дослужить положенное тихо и спокойно, без приключений и неожиданностей, а тут такое.
   - Ладно, пусть спит себе. - согласился капитан и сам того не подозревая развернул историю человечества с таким тщанием продуманной, а потому с широкой и ровной дороги, прямиком в бурелом.

***

  
   Проснулся Гласс легко, в смысле, сам момент перехода из состояния сна в состояние бодрствования прошёл быстро и безболезненно. Первым включился слух, ну а потом уже всё остальное. Гласс немного полежал с закрытыми глазами, но так как был человеком дисциплинированным то решил, пора вставать, праздно валяться в постели он не привык. На то, что рядом нет жены он внимания не обратил. Кстати, вот супруга Гласса, так та, большая любительница поваляться в постели. У них в семье было заведено: пока Гласс делал утреннюю зарядку, принимал душ, брился и всё такое, жена нежилась в постели. И что удивительно, не спала же, а просто лежала. Зато потом, когда Гласс внешне был готов к тому чтобы позавтракать и отправляться на службу жена подскакивала как по тревоге и в режиме ускоренного воспроизведения "кина" начинала готовить Глассу завтрак. Завтрак она приготовить успевала, но то ли потому что всегда делала это второпях, то ли потому что просто готовить не умела, он, в смысле завтрак, разнообразием не отличался, как по содержанию, так и по качеству.
   Открыв глаза вместо своей спальни Гласс увидел довольно-таки большое помещение. От его спальни помещение отличалось тем, что было больше по площади и что стены почти под самый потолок были выкрашены в темно-зелёный цвет. Ещё оно отличалось от спальни тем, что окно здесь было одно и зарешеченное, а напротив окна была металлическая дверь. Взглянув на дверь Гласс понял: дверь заперта на ключ, а то и не на один. Весь её вид говорил: она не может быть не заперта, не положено ей быть открытой.
   На некоторых кроватях спали какие-то люди, а некоторые, как и Гласс, уже проснулись. Кто-то из проснувшихся, подобно жене Гласса, продолжал нежиться в постели, а кто-то уселся на своих кроватях и сидел ничего не делая.
   "Я попал в тюрьму! - это было первое, что пришло Глассу в голову".
   И вот как только эта мысль посетила его дипломатическую голову вслед за ней эту же голову посетило похмелье. Ещё секунду назад все было хорошо, а теперь голова болела, в ней что-то пульсировало, а организму очень хотелось пить.
   Гласс начал вспоминать, что же противозаконного он мог совершить, раз попал в тюрьму, но ничего такого вспомнить не мог. Весь вчерашний день, вернее процесс выполнения задания, он помнил довольно-таки отчётливо до того момента, как в ожидании такси присел на лавочку.
   Не иначе как Фёдор и этот, как его, Николай, оказались контрразведчиками и вместо такси поспешили за подмогой. А его чем-то опоили, а может какой укол незаметно сделали, вот и потерял сознание. Мысли, в силу теперешнего состояния Гласса, шевелились в его голове со скрипом, но всё-таки шевелились:
   "Теперь наверняка будут вербовать, может быть даже пытать будут. Надо быть твёрдым. В конце концов, я - гражданин КОШЭ, а это им не просто так. Буду требовать представителей посольства. Ещё посмотрим кто кого. - мысль насчёт "кто кого" немного успокоила Гласса и даже придала ему видимость сил. А самое главное, он понял что пропадать ещё рано".
   - Проснулся? На, попей. - перед Глассом стоял вчерашний Фёдор, тот который второй и протягивал металлическую кружку.
   - Что я вам сделал плохого? - спросил Гласс, но кружку взял. В кружке оказалась вода с запахом хлорки, но делать было нечего, очень хотелось пить.
   - Ничего плохого ты не сделал. - Фёдор присел на кровать.
   - Тогда почему я в тюрьме?
   - Тише ты, не ори так. - успокоил его Фёдор. - Ни в какой ты не в тюрьме, а в обыкновенном вытрезвителе, кстати, вами же изобретённом.
  

***

  
   Фёдор рассказал Глассу, что они с Николаем усадили его на лавочку, а сами отправились ловить такси. Такси не поймали и уже возвращались, чтобы придумать что делать дальше, как увидели отъезжающий милицейский УАЗик и то, что Гласса на лавочке нет. Опытным в таких делах людям нетрудно догадаться, что произошло, вот Фёдор с Николаем и догадались, и оказались правы.
   - А ты что здесь делаешь? - спросил Гласс.
   - То же что и ты, - Фёдор был на удивление спокоен. - жду, когда выпустят.
   - А когда отсюда выпускают.
   - Утром, когда же ещё?
   Словно в подтверждение сказанного Фёдором в двери загремел ключ и она открылась. В помещение вошёл милиционер.
   "У них не полиция, как у нас, а милиция. - в силу похмелья подумал Гласс". Милиционер назвал кого-то по фамилии. Тот, которого назвали вышел вслед за милиционером, а оставшиеся враз ожили и зашевелились. Те, кто спал, начали быстренько просыпаться, а те кто уже проснулся, все разом зашевелились и начали обсуждать появление милиционера.
   - Вот видишь, - сказал Фёдор. - выпускать начинают. Ты если выйдешь раньше, не уходи никуда, подожди меня.
   Гласс кивнул, теперь его заботило то, как будет протекать процесс выпускания. Не то чтобы он волновался, но всё равно, душа была не на месте. И ещё Гласс подумал, что теперь когда он побывал в вытрезвителе, надо будет поподробнее расспросить Фёдора об этом.
   Народу в помещении было немного, да и милиционеры процедуру освобождения не затягивали. Скоро вызвали Фёдора. Тот махнул Глассу рукой и скрылся за дверью.
   "Или это какой-то изощрённый план и Фёдор не кто иной как очень опытный контрразведчик, и здесь что-то не то. - подумал Гласс и решил, что на всякий случай надо быть настороже".
   Рассказанное Фёдором было очень похоже на правду. Не то чтобы внезапно и вдруг, до этого как-то в голову не приходило, Гласс вдруг вспомнил, что вчера он целый день ничего не ел, а только пил напитки, как прохладительные, без алкоголя, так и с алкоголем. Насчёт прохладительности последних не всё было ясно, но то что они весьма и весьма действенны было видно сразу, металлическая дверь с темно-зелёными стенами могли убедить кого угодно.
  

***

  
   Гласса вызвали самым последним. Идя вслед за милиционером он нисколько не сомневался в том, что это не случайно и сделано специально, чтобы не мешать вербовке, а может и пыткам. Но всё, к немалому удивлению Гласса, оказалось гораздо проще и даже скучнее, так что ли...
   Ему вручили одежду, документы, заставили пересчитать деньги, посмотреть всё ли цело, а потом расписаться. Гласс всё это проделал даже с некоторыми нотками обиды. Как же, он ведь мало того что дипломатический работник, так ещё и гражданин КОШЭ и попался в руки милиции, ну а где милиция, там и разведка недалеко. И вот в таком его состоянии на него никто не обращает ни малейшего внимания, в смысле допросов и вербовок разумеется. Похоже, что те секреты носителем которых является Гласс ихней разведке вовсе не нужны, что они у них на каждом заборе крупными буквами написаны. А то что он гражданин КОШЭ, так вообще, аж зла не хватает, хоть бы улыбнулись что ли... А может быть этот помятого вида милицейский офицер и толстая женщина в белом халате, опять белый халат, просто не подозревают о существовании такой страны как КОШЭ, потому и ведут себя так? Вполне возможно, всё-таки дикий народ и забывать об этом не следует.
   Для себя Гласс решил, что его спасла непроходимая дикость местных чиновников и что пока они не опомнились ему надо поскорее отсюда убираться. Он быстро оделся и даже не попрощавшись, это чтобы акцент не услышали, вышел на улицу.
   - Ну вот, видишь? - сказала Михайловна капитану. - Прямо как на сеновале, и не больно и не страшно. И мамка не узнает. - и засмеялась.
   Капитану ничего не оставалось как тоже рассмеяться. Конец света и всего хорошего в жизни, в лице Гласса, с ювелирной точностью прокрался мимо капитана, не задев его пенсионерского будущего.
   "Сменюсь, надо будет выпить. Возьму литр, и то мало будет. С такими делами и ведра мало. - теперь уже весело подумал капитан".
   Перспектива, которая была желанной вчера сейчас привлекала как никогда, тем более что он не боялся попадать в вытрезвитель, потому как практически из него не вылезал, правда по другому поводу.

Глава VIII

  
   - Живой? - спросил Фёдор.
   - Да, живой. Спасибо.
   - А вот я не очень...
   - Тогда тебе надо к врачу. Если хочешь, я провожу.
   - Ты для начала позвони своим, а то наверняка беспокоятся. - Фёдор взял Гласса за рукав и чуть ли не силком куда-то потащил. "Куда-то" оказалось телефонной будкой. Фёдор даже дал Глассу монетку, чем окончательно сбил с панталыку его, хоть и дипломатическую, но похмельную голову.
   "Вот ведь как бывает. Совсем чужой человек, да ещё к тому же дикарь, а беспокоится обо мне, как будто я ему родственник. - всё это пронеслось и промелькнуло в голове Гласса, пока он крутил диск телефона".
   - Ты скажи им, что у меня ночевать остался. - подсказал Фёдор. - Ну, чтобы они не заподозрили чего.
   Подсказка была очень кстати и Гласс рассказал, что вчера оказался очень далеко от дома, а время было позднее, поэтому и решил переночевать у своего знакомого, который ему весь день помогал. В посольстве к рассказанному Глассом отнеслись почти как в вытрезвителе - равнодушно, сказали: "о'кей" и положили трубку.
   Гласс на своём языке мысленно послал разговаривавшего с ним дежурного секретаря посольства приблизительно туда же, куда посылают и в Дикой Империи.
   "Вот ведь как. - подумал он. - Вроде бы и коллега, и соотечественник, а совершенно наплевать ему. Сейчас пойдёт, доложит, чего доброго, ещё придумает чего-нибудь. А Фёдор этот, с виду дикарь дикарём, а как со мной возится. Чудеса да и только".
   - Сильно ругались? - спросил Фёдор.
   - Совсем не ругались. - Глассу на мгновение даже стало жаль, что не ругались. - А у вас что, обязательно ругаются?
   - А как же! - Фёдор даже удивился. - Должен быть дома, ну или на работе, а тебя нету. Как тут не ругаться?
   - Беспокоятся?
   - Выходит что так. - согласился Фёдор, а сам подумал: уж лучше относились бы как кошисты к своим, а то мало того что беспокоятся, так ещё и ругают, и воспитывают.
   А Гласс сейчас думал как раз в противоположном направлении: пусть уж лучше ругают и воспитывают, а значит беспокоятся, значит, он им не безразличен. Правда Гласс, скорее всего в силу своего похмельного состояния, не подумал, что как минимум в половине случаев беспокоятся и соответственно ругают, и воспитывают ругаемого не потому, что он им так дорог, а потому что своё место под карьерным солнцем дорого, а ругаемый только мешает этим солнцем наслаждаться. Но Гласс до этого не додумался, наверное сил не хватило.
   - Тебе же к врачу надо. - вспомнил Гласс. - Пойдём, я провожу.
   - Пойдём. - согласился Фёдор. - Знаю я тут одного, совсем рядышком...
   Ближайшим врачом оказалась грязно-жёлтого цвета бочка, ну а женщина в белом халате состоявшая при ней, не иначе как медсестрой.
   - Вот она, спасительница. - показал на бочку Фёдор и встал в очередь.
   - Фёдор! - Гласс не то чтобы удивился, но просто не мог понять такого. - Алкоголь после алкоголя, это очень вредно, от этого можно серьёзно заболеть, и даже умереть.
   - Без этого умереть шансов гораздо больше. - весомо заметил Фёдор и привёл неоспоримый довод. - Наукой доказано.
   Научный подход оказался весомее любых доводов и опасений, и Гласс не стал возражать. Денег у Фёдора не оказалось и Гласс заплатил за пиво из своих. Теперь у него и язык не повернулся бы насчёт того, чтобы напомнить о равных расходах при компаньонстве. После того участия какое Фёдор принял в его нелёгкой дипломатической судьбе он готов был для Фёдора на всё, ну или почти на всё.
   Держа в руках по две кружки пива каждый они отошли в сторонку и присели на какое-то бревно.
  

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Если раньше дикари воевали между собой племенами, то с созданием у них государств стали воевать между государствами. Ничего не изменилось, за исключением того, что войны стали более масштабными и кровопролитными. Тогда на Совете Достойных было принято решение: если южные индейцы не могут жить не воюя между собой, то пусть уж воюют с пользой.
   Поскольку в Эдемии, в силу известных причин, планировалось создание своей армии было принято решение изучить воинское дело изнутри. Как известно, жители Эдемии никогда не воевали, потому как на их земле всегда царил и до сих пор царит мир. Вести же захватнические войны за пределами Эдемии им нет никакой надобности. Кроме того, насилие противоречит самой природе и характеру эдемийцев, не говоря уж о том, что является одним из самых тяжких грехов. Поэтому планировалось создать армию исключительно для защиты от внешней агрессии.
   В Южные земли были отправлены учёные, которым в скором времени предстояло стать военачальниками армии Эдемии. Им надлежало изучить как войсковые операции при обороне, так и при нападении, поскольку надо представлять стратегию и тактику возможного агрессора. По результатам наблюдений планировалось выработать оборонительную доктрину Эдемии на случай агрессии со стороны.
   Стоит сказать, учёным Эдемии направленным исследователями в армии воюющих государств Южных земель было категорически запрещено давать какие-либо практические советы по ведению боевых действий.
   На тот момент Совет Достойных приступил к разработке внешней политики Эдемии и формулировке её основных принципов. И первым из этих принципов стал принцип невмешательства во внутренние дела других народов и государств, и уж тем более, невозможность помощи одному народу или государству в ущерб другим.
   Эдемийцы воспринимали и воспринимают все народы, населяющие Землю, как своих братьев, предки которых когда-то покинули Эдемию. А начавшаяся работа по созданию государств имела и имеет под собой лишь одну цель - помочь народам Земли создать такие государства, которые позволят им жить в мире друг с другом, без войн. Помощь же другим народам была необходима лишь в силу того, что все без исключения народы Земли очень сильно отставали в своём развитии от народа Эдемии. Через создание на их территориях эффективных по своему устройству государств планировалось помочь за короткий срок достичь в своём развитии уровня народа Эдемии.
   Параллельно с направлением учёных Эдемии в Южные земли была направлена научная экспедиция в земли расположенные за океаном. Настало время прояснить обстановку на других континентах и определить, чем Эдемия может помочь народам, населяющим Дикие земли.

***

  
   - Ну и как тебе вытрезвитель? - Фёдор отпил половину кружки.
   - Очень похоже на тюрьму.
   - Ваши изобрели...
   - Вряд ли наши учёные могли сделать такое. - Гласс тоже отпил пива. Легче пока не становилось, но надежда была. - Это же ограничение свободы, а значит прямое нарушение прав гражданина. У нас с этим строго.
   - Ты вот скажи: напиваться пьяным, это хорошо или плохо? - Фёдор допил первую кружку и облегчённо вздохнул, похоже что печальный финал приписываемый похмелью сегодня на него внимания не обратил.
   - Конечно, плохо.
   - Правильно. Напился мужик, значит, совершил плохой поступок. Ладно, если тихо ведёт себя на улице, а бывает что и хулиганит. Куда его везти в вытрезвитель с фонтаном и садом, или в вытрезвитель похожий на тюрьму?
   - Я понял. - только теперь до Гласса дошло насколько же учёные КОШЭ, те, которые изобрели вытрезвитель, умные и дальновидные парни. - Это сделано для того, чтобы очутившись в вытрезвителе, похожем на тюрьму, ему больше не захотелось бы напиваться пьяным. Это как бы намёк на то, что если он будет напиваться, то рано или поздно совершит преступление и окажется в тюрьме.
   - Соображаешь. Дома жена ласковая, детки, ужин вкусный и вообще, хорошо дома. И представь, что мужик домой пьяным пришёл.
   - Это плохо. - Гласс допил первую кружку и хотел было закурить.
   - А вот когда пьёшь водку или пиво, старайся поменьше курить. - предостерёг его Фёдор. - А лучше вообще не кури.
   Гласс хотел было рассказать, что не далее как вчера, тоже Фёдор, но совсем другой, рассказал ему совсем прямо противоположное и он, Гласс, ему поверил. Получается, что тот Фёдор его обманул потому, что всё, что делал и делает этот Фёдор говорит за то, что делает он это искренне и желает Глассу только добра. Выходит, тот Фёдор его просто обманул, и никакое это не открытие учёных КОШЭ. Только непонятно, зачем он это сделал? Гласс хотел было спросить у этого Фёдора, но не решился. Очень уж не хотелось выглядеть в его глазах дураком и простофилей.
   - Я вообще-то, - Гласс чуть не сказал, что совсем не курит, вовремя опомнился. - очень мало курю и очень редко.
   - Значит вообще не кури. - Фёдор принялся за вторую кружку. В отличие от никотина пиво явно обладало и положительными свойствами. - Тебе легче бросить будет. Это я курю уже давно. Пару раз пробовал бросить, не получилось.
   - Я брошу, обещаю.
   -Молодец. Так вот, пришёл мужик пьяным домой - ничего хорошего. Жена ругается, детки расстроились, так что назавтра, в школе, запросто могут двойки получить, короче, всем плохо. Поэтому его и отправляют в вытрезвитель, чтобы он, подлец, побывав там сравнил, где лучше: трезвым и дома или пьяным в похожем на тюрьму вытрезвителе. Ты как думаешь, где лучше-то?
   - Дома лучше. - "Вот ведь, вроде бы дикий человек, а рассуждает, как культурный и цивилизованный. Странно".
   - Правильно, дома лучше. - согласился Фёдор. - Поэтому, завязывай пить.
   Может быть из-за того, как Фёдор вёл себя по отношению к Глассу, а может быть ещё почему Гласс вдруг взял, да и рассказал, как всё вчера получилось..
   - А зачем это вам? - спросил Фёдор.
   - Наше правительство хочет устроить в вашей стране выставку о жизни в КОШЭ. - Гласс не считал, что это является какой-то тайной, да и реклама никогда не помешает. - И предложило вашему правительству устроить такую же выставку у нас.
   - Тогда понятно. - было видно, что идея с выставками Фёдору понравилась.
   - А для того, чтобы лучше понять, что вас интересует, - продолжал Гласс. - надо многое узнать о вашей жизни, в частности, какие прохладительные напитки вы предпочитаете. Вот нам и дали задание, посмотреть что вы пьёте и самим попробовать.
   - Это значит, ты вчера пробовал? - усмехнулся Фёдор. - Ну ты и чудак. В этом деле ты один не справишься. Ладно, помогу тебе. Тем более, мне ещё неделю отпуск гулять.
   - А как надо пробовать? - Гласс не мог понять, что он сделал неправильно?
   - Не волнуйся, покажу. - он допил вторую кружку пива, но купить ещё не предложил. - Ты не переживай, всё я тебе расскажу и покажу, раз дело такое, международное.
   После этого, Фёдор продиктовал Глассу номер своего домашнего телефона. Они договорились, что через пару дней Гласс ему позвонит, они встретятся, и Фёдор ему все подробно расскажет и покажет. И ещё Фёдор сказал Глассу, что алкогольные напитки к прохладительным у них не относятся, потому так и называются. И что если он получит задание выяснить, какие алкогольные напитки у них пьют, Фёдор ему тоже поможет. На том и порешили.
   Расставание не было ни сухим, ни трогательным, потому что прощались не навсегда, а всего лишь на пару дней. Фёдор и Гласс просто обменялись рукопожатиями и каждый пошёл по своим делам, вернее, к себе домой.

***

  
   В то самое время как бойцы всех видимых и невидимых фронтов с дипломатическими и недипломатическими паспортами граждан КОШЭ изо всех сил помогали выполнять и перевыполнять план по реализации прохладительных напитков в самих КОШЭ тоже шла титаническая работа.
   Было принято решение: к моменту открытия выставки в Дикой Империи необходимо иметь достаточный запас кома-сомы. Когда выставка пройдёт и кома-сома дикому народу понравится, а в том что она понравится никто не сомневался, не может кома-сома не нравится, надо иметь её достаточный запас для поставки на экспорт, в Советский Союз.
   Всё было рассчитано до мелочей, даже этикетки на их языке напечатали. На выставке планировалось угощать кома-сомой всех подряд. Наиболее склонные к творческому безумству головы предлагали даже фонтан из кома-сомы устроить. Насчёт фонтана вопрос ещё, так сказать, висел в воздухе, потому что предлагали столь оригинальный проект лица творчески безумные, а значит безответственные. Решение же принимали лица творческие трезвые, что говорило о том что они ответственные.
   Всё правильно, даже на самом краю Земли, даже там куда самый отважный путешественник с кучей проводников ни в жизнь не дойдёт обязательно есть те, которые ответственные и назло им, а может быть в противовес тем, которые безответственные.
   Да что там говорить, это даже среди камней распространено. Судите сами. Ну камни, ну какое у них может быть творчество? Ан, нет, и там буйные встречаются. Один лежит, к примеру, миллион лет на одном месте и всё его устраивает. Лежит себе и лежит, на солнышке греется, наверное, даже радуется. С соседями за жизнь свою каменную разговаривает, выдвигает и принимает от соседей теории насчёт того, как живут те камни, которые видеть-то видно, но всё же далеко до них, не добраться и не докричаться.
   Вот и выстраиваются версии о житье-бытье тех камней которые далеко. Из этих версий всегда выходит, что те камни, которые далеко, живут гораздо хуже, чем те, которые здесь. Оно и понятно, если предположить что те живут лучше, то получается, здесь живётся плохо, потому что жить хорошо везде невозможно.
   Правда среди камней не буйных, правильных, попадаются камни неправильные. Они, наслушавшись рассуждений о жизни где-то, хотят сами удостовериться в том, как живётся там. Уговоры на правильные камни не действуют, и приходится увлекать их личным примером. Сиганул один такой камень, а как известно, дурной пример - вещь заразительная, вслед за ним и другие покатились. Так и оказываются они там, где живут другие камни. А вот вернуться и рассказать, что там происходит на самом деле почти ни у кого не получается. Докричаться же трудно, потому что правильные камни, они не то чтобы глухие, просто слух у них такой чтобы слышать только тех, кто рядом и кто такой же как они.
  

***

  
   Так что, не разразившийся кома-сомой фонтан висел пока что в воздухе. Но лица ответственные ели свой хлеб, или что там у них там едят в подобных случаях, не зря. Они порешили, что после того как выставка в Дикой империи закроется ихнее правительство обязательно обратится к правительству КОШЭ с просьбой о поставках кома-сомы в свою страну. А как же, народ попробовал, ему понравилось и он, народ, требует ещё. В Дикой Империи, в силу её дикости, такого напитка нет и быть не может, потому что не в состоянии они его придумать. Вот поэтому-то было решено приготовить большие запасы кома-сомы.
   Для этого решили закрыть все заводы в КОШЭ по её производству на масштабную реконструкцию с тем, чтобы как минимум в два раза увеличить выпуск. Судите сами: своим надо, потому что у граждан КОШЭ кома-сома - любимый напиток, и они без него жить не могут, а в скором времени и жители Дикой Империи его полюбят и тоже не смогут без него жить. Вот поэтому оставшееся до открытия время - приблизительно год, было разбито, так сказать, на три части: первые четыре месяца - выпустить максимально возможный запас кома-сомы с тем, чтобы гражданам КОШЭ его хватило до того момента когда заводы опять начнут работать, но уже с удвоенной силой. Вторые четыре месяца - проведение реконструкции заводов, оснащение их самым современным оборудованием и даже строительство новых. Кстати, к строительству новых заводов приступили сразу же. И третьи четыре месяца - производство кома-сомы на экспорт, для Дикой Империи.
   Конечно же можно было увеличить производство на заводах расположенных в других, не до конца цивилизованных странах, но лучше не рисковать. Не рисковать потому, что стоит произойти какому-нибудь сбою, все усилия по продвижению цивилизации среди не совсем диких, но и не до конца цивилизованных народов могут оказаться тщетными и всё придётся начинать сначала. Поэтому решили рассчитывать исключительно на производственный потенциал КОШЭ тем более, что его мощности не шли ни в какое сравнение с производственными мощностями той же Европы.
  

Глава IX

  
   Для того, чтобы всё было понятно надо рассказать, что из себя представляет эта самая кома-сома и почему ей придаётся такое большое значение на готовящейся выставке.
   Кома-сома для КОШЭ, это то же самое, что рис для нецивилизованной Азии или же водка для Дикой Империи. Можно сказать, что вся жизнь в КОШЭ выстроена вокруг кома-сомы. Это как в компьютере рабочий стол, он главный и все начинается с него. Попал на рабочий стол, по аналогии с КОШЭ - выпил кома-сомы, а дальше иди куда хочешь и делай что хочешь.
   В КОШЭ кома-сома популярнее и доступнее даже водопроводной воды, и дело тут не в рекламе, вернее не только в ней. Конечно же, реклама своё дело знает и делает, но делает его как бы уже автоматически, а не для того чтобы о кома-соме узнали или не забыли. Это как туалетная бумага, без неё никак, а всё равно рекламируют.
   Вот только непонятно одно. Взять ту же Дикую Империю, где хлеб всему голова. Почему-то хлеб там не рекламируют, а в КОШЭ, где кома-сома всему голова, её рекламируют. Скорее всего объяснить это можно только одним: в Дикой Империи живёт дикий народ, который сам не понимает что делает.
   Так вот, для граждан КОШЭ кома-сома - всему голова, кстати, в голову через рот и заливается. А залившись и разместившись там где положено, начинает эта кома-сома творить чудеса. Говорят ещё, что она очень вкусная. А ты попробуй сказать какому-нибудь кошисту обратное! В лучшем случае морду набьёт, а то и вообще обидится. Насчёт вкусности ладно, о вкусах не спорят, но то что она очень сладкая, это точно. Вот и выходит, что напившись сладкой кома-сомы вскорости захочется пить ещё, и пить ту же самую кома-сому, и так без конца. А что пить, если она, ну кома-сома эта, по своей доступности даже водопроводную воду за пояс заткнула. Это конечно выгодно тем, кто её производит и не совсем выгодно тем, кто её пьёт. Как ни крути, а кома-сома-то денег стоит. Но это мелочи на которые никто внимания не обращает. Она мало того что вкусная, от неё, правда об этом в КОШЭ мало кто знает, а кто знает, то кома-сому не пьёт, настроение повышается.
   Кстати о воде. То ли в силу такой полезности и популярности кома-сомы, то ли в силу рекламы, водопроводная вода в КОШЭ всенародно презираема, это в смысле если пить её. Вообще-то верно, неизвестно же чего туда понамешали. И ещё, раз течёт бесплатно, квитанции на её оплату воспринимались как нечто, к текущей из крана воде не имеющее никакого отношения. Да и подозрительная она какая-то: ни вкуса, ни запаха, да и бесцветная какая-то. Нет у неё такой благородной цветовой насыщенности как у кома-сомы. Да и газа в водопроводной воде нет, а то что без газа-пить вредно, учёные определили. О том, что помимо водопроводной воды существует вода колодезная и родниковая в КОШЭ мало кто знает, а некоторые даже не догадываются что такое бывает вообще.
   Выпил кома-сомы и настроение лучше, и наплевать что приходится много работать только для того, чтобы купить как можно больше нужных, а в основном, ненужных вещей. Конечно, в том что человек много и плодотворно работает нет ничего плохого. Просто если без кома-сомы человек много работает для того, чтобы и ему и окружающим от его дел было лучше, и это главное. А если с кома-сомой, то тоже, чтобы стало лучше, но лучше через возможность обладания всё большим и большим количеством вещей, а значит, в первую очередь лучше для себя, а для остальных, как получится. Это так, вкратце. На что ещё способна кома-сома, поживём - почитаем, и увидим. Забегая немного вперёд могу сказать лишь одно: кома-сома может не только повышать настроение, но и удивлять...

***

  
   Наверное в каждой стране, даже самой некультурной, есть те кто следит за тем, как бы чего не вышло. Имеется в виду контрразведка. Как ни странно, но была контрразведка и в Советском Союзе (по терминологии КОШЭ - Дикая Империя). Не сказать чтобы они не давали ни прохода, ни продыха всем без исключения иностранцам. Это вряд ли хотя бы потому, что осуществить такое очень трудно, а зачастую практически невозможно. Как бы чего не вышло, осуществлялось самим фактом существования контрразведки.
   Тем, кто задумал совершить и совершал что-то не то что нужно, в частности, для Дикой Империи достаточно было знать: где-то рядом обязательно есть совершенно незаметные ребята, которые с него глаз не спускают. Это как в речке в которой, как известно, щука и живёт только для того, чтобы карась не наделал всяких глупостей.
   Вот и тем кто с плащом и с ножиком, или же без них, приходилось или делать своё пакостное дело очень хорошо, чтобы не заметили, или вообще отказаться от него.
   А те кто ничего такого не замышлял особо-то и не беспокоились. Знали конечно, что где-то, возможно рядом, есть те кто за ними внимательно наблюдает. Но поскольку отличить их от тех, кто за ними не наблюдает было практически невозможно, махали на них или в их сторону рукой, и продолжали заниматься своими делами. Согласитесь, весьма затруднительно постоянно ходить строевым шагом или же стоять по стойке смирно, так и здесь.
   Нечто подобное происходило и происходит по сей день, в каждом государстве. Скорее всего те, которые следят за тем, как бы чего не вышло по каким-то своим разумениям отличают тех, кто может и собирается напакостить от тех, кто пакостить не собирается, а то и просто на это не способен. Принцип определения и разделения одних от других, безусловно, является государственной тайной. Вот только непонятно, а потому вдвойне интересно, эта государственная тайна у каждого государства своя или одна на всех?
   Все эти рассуждения к тому, что было замечено, как-то вдруг, ну прямо как по команде, все граждане КОШЭ, дипломаты и не очень, воспылали нежными чувствами к газировке и квасу. Сам по себе факт того, что они вместо своей кома-сомы начали пить прохладительные напитки местного производства может быть ни о чём и не говорит. Не будешь же постоянно с собой кома-сому таскать, хотя раньше таскали, а теперь вдруг перестали. Стоит сказать, что кома-сома эта для них всё равно, что бусы для папуаса или одеяло для дрессированной обезьяны, без неё никуда. А тут бац, и непонятно что задумали. Самые оптимистически настроенные наблюдатели даже высказывали предположения, что таким образом они готовятся к тому, чтобы попросить в Советском Союзе политического убежища, ну или что-то типа этого. А сейчас, стало быть, готовятся, привыкают таким образом к стране в которой предстоит жить.
  

***

  
   Сначала контрразведчики заметили такую странную жажду за теми, кто потенциально способен или потенциально готов, чтобы напакостить. Причём удивило то, что началось это у них у всех сразу, практически в один день. Вообще-то ничего страшного, хотят пить, пусть пьют. Удивление и как следствие интерес вызвало то, что пить начали одно и то же и в одних и тех же количествах, как по команде.
   Было принято решение расширить круг наблюдения и обратить внимания на тех, на кого раньше внимания не обращали, ну разве что от случая к случаю. Скоро выяснилось, картина один в один, как под копирку. И ещё что интересно, газировку с квасом усиленно начали хлестать именно граждане КОШЭ. Граждане других государств, как дипломаты, так и не дипломаты, в большинстве, своим пристрастиям в этом деле не изменили и похоже, что не собирались изменять.
   Но наблюдение продолжалось, так сказать, по всем фронтам, потому что было непонятно, что же такого замышляют эти кошисты? Ждать от них чего-то хорошего, конечно же, было пустой тратой времени и утопическими сказками. Если уж они затеяли и затеяли так массово, то обязательно что-то должно было выйти, вот только непонятно что. А для того, чтобы это "непонятно что" не вышло отслеживали всех без исключения иностранцев и, спасибо вам кошисты за то что вы такие дисциплинированные. Очень скоро были определены дипломаты и граждане других государств, которые тоже хлестали газировку направо и налево. Тут уж кто угодно догадается, кто с кем заодно, спасибо вам кошисты ещё раз. За такую помощь в пору орденами награждать!
   Полученная, обобщённая, и так далее, информация была политически и профессионально верно сформулирована и приняла форму докладной записки. Та в свою очередь отправилась в путешествие по кабинетам всех мастей и рангов большой страны. В зависимости от значимости кабинета докладная записка или разбухала как на дрожжах, или же усыхала до нескольких строчек. Именно в таком, усохшем состоянии, добралась она до кабинета Первого.
  

***

  
   Вот некоторые говорят, что совпадений не бывает, может быть. А как вам такое, что эта докладная записка, вернее то, что от неё осталось, попала в кабинет Первого одновременно с предложением от правительства КОШЭ провести в их странах уже известные вам выставки? Назвать это можно как угодно, но факт остаётся фактом - обе эти бумажки разлеглись на рабочем столе Первого в один и тот же день и почти рядышком.
   Первый, на то он и Первый, быстро сообразил что к чему и дал контрразведчикам указание, а вернее будет сказать, рекомендацию, мол, пусть пьют сколько хотят. Даже если и лопнут, всё равно пусть пьют, не надо мешать.
   Было очевидно, что кошисты в очередной раз решили удивить и очаровать Советский Союз своей кома-сомой. Никита Сергеевич, тогда ещё далеко не Первый Секретарь ЦК, хорошо помнил как это происходило в первый раз. Но тогда Советскому Союзу противопоставить кошистской кома-соме было особо-то нечего, промышленные мощности не позволяли. Поэтому и отказали им в довольно-таки резкой форме. Сейчас другое дело. Сейчас мощностей по производству даже исключительно прохладительных напитков, в виде газировки и кваса, хватит чтобы залить всю территорию КОШЭ метровым, а то и двухметровым слоем. Да и верным друзьям ихним тоже достанется, как минимум, по грудь барахтаться будут.
   Инициатива КОШЭ о проведении выставок была быстренько поддержана. Были назначены те, кто будет курировать и непосредственно осуществлять как приём ихней выставки здесь, так и проведение своей выставки там. И вот этим кураторам, и непосредственным руководителям Никита Сергеевич и дал, на этот раз конкретное указание, обратить внимание на прохладительные напитки. Так что машина шестерёнками в которой были чиновники нужных мастей и рангов щедро орошаемая с одной стороны кома-сомой, а с другой стороны лимонадом и квасом, закрутилась-завертелась и принялась набирать обороты.
   "Что ж, - приблизительно так думал Никита Сергеевич. - раз так хотите, покажем мы вам Кузькину мать, любуйтесь. И Кузькиного отца покажем. А ваш Кузька, или как он там у вас называется, выходит что сирота. Ну разве что кома-сома - его мамка, а папки-то и нету".
   Вот только непонятно кому, вернее чему, Никита Сергеевич определил роль Кузькиной матери, а чему Кузькиного отца. Лимонад с квасом - он, космос, тоже он, поди, разберись.
   Да, не стоит думать, что все потенциально пакостные и не пакостные кошисты были сплошь и рядом трезвенникам. Разумеется они и водку с коньяком без внимания не оставили. Но были это случаи, можно сказать единичные, и на общую контрразведческую статистику не влияющие. Культура, она и есть культура, сказано было пить то, что прохлаждает, а не разогревает, они и пьют. А к тем кто проявил в этом вопросе вольнодумство и тем самым отход от генерально-культурной линии КОШЭ, следовало бы присмотреться. А вдруг они тоже засланные или не вполне культурные, а значит тоже засланные? Внимательнее надо относиться к своим гражданам, глядишь, и толк будет.
  

***

  
   А вот Гласс Собер проскочил мимо всё видящих глаз контрразведки. Причём проскочил так мастерски, что любому, даже самому неуловимому пакостнику, такое не могло бы присниться. Дело в том, что Гласс подпадал под категорию тех, кто пакости совершать не собирался. Поэтому за ним и смотрели сквозь пальцы, а вернее будет сказать, вовсе не смотрели. А когда он попал в вытрезвитель, то дежурному милицейскому капитану будущую свою пенсию стало жальче, чем государство в целом, и Гласс опять ускользнул от тех, кто следил за тем как бы..., ну сами понимаете. Конечно же, Гласс не собирался пакостничать ни Советскому Союзу и тем более уж КОШЭ, оно само всё как-то получилось.
   Видимо где-то там, где гадальные карты делают, произошло откровенное разгильдяйство, а то и вредительство. И тому, кто решил раскинуть карты на дальнейшую судьбу КОШЭ попалась колода, состоящая из одних пиковых тузов. Вот он её и раскинул. Не удивляйтесь, такое бывает, правда очень редко.
   Гласс оказался прав решив, что коллегам очень даже глубоко на него наплевать. Его отсутствие не произвело никакого впечатления не только в посольстве, но и на его жену. Ей так вообще похоже, что было безразлично. Единственное, чего на самом деле она боялась так это того, чтобы Гласс не подцепил какую-либо дурную болезнь и не одарил этой болезнью её.
   Но жена Гласса была женщиной хоть и стервозной, но умной и справедливо полагала, если у Гласса и появится интрига где-то на стороне, то это обязательно будет сотрудник спецслужб, причём обязательно в офицерском звании, себя она ценила. А офицерам спецслужб болеть венерическим заболеваниями по Уставу не положено. Жена Гласса, пусть уж будет без имени раз такая стерва не знала, что такое Устав зато твёрдо знала, что болеть не положено.
   А вообще-то ей до обморока надоела эта Дикая Империя. Если бы она кем-то работала в том же посольстве, может быть ещё куда ни шло. Но работать она не могла и не хотела принципиально, потому что считала: если жена работает, значит её брак неудачен. Так что надоело ей тут всё. И даже неизвестно, что больше надоело: то ли дикая страна, то ли не дикие и культурные дипломаты, и члены их семей.
   Гласс, можно сказать, оскорблённый в лучших чувствах, безропотно проглотил столь откровенно наплевательское к нему отношение, но обиду затаил. А затаив обиду решил идти в деле выполнения задания дальше, смотреть на него шире, и, обязательно стать первым.
   Но картина оказалась не настолько черно-белой, какой он её себе нарисовал. О проделанной работе надо было отчитываться, и он отчитался. Его отчёт выглядел не так откровенно, как уже знакомые вам воспоминания, вернее их часть. В отчёте он наврал, надо же было как-то знакомство с Фёдором преподнести! Не описывать же мероприятие за сараями? И Гласс написал, что якобы на самом деле крышку от бидончика, ну для того чтобы молочка попить, ему дала не какая-то неизвестная бабушка, а Фёдор, так и познакомились. Ну и насчёт того, что ночевал у Фёдора тоже написал. И в самом деле, не писать же про вытрезвитель!
   Отчёт получился хоть и казённым по стилю, оно и понятно, жить-то ему предстояло среди людей казённых, а им эмоции ни к чему, но начальство заинтересовал. Заинтересовал он не тем, что Гласс додумался молока попить, на это как раз никто внимания не обратил, а тем что с Фёдором познакомился. Причём, по мнению профессиональных пакостников, познакомился так легко и непринуждённо, что просто зависть брала. И мало того, что познакомился, так ещё и дружбу свёл, а это вообще на высший пилотаж тянет. За это в пору портрет Гласса на посольскую доску почёта вывешивать. Но доски почёта в посольстве не было. Почему не было, не знаю, если честно, подумать надо...

***

  
   Наверное в КОШЭ, когда то давным-давно, решили что доски почёта - не иначе как признак дикости и бескультурья. Они, доски эти, хороши были в те времена когда не было ни газет, ни радио, ни телевидения. Но дело в том, что как раз газеты, радио и телевидение в Эдемии были всегда.
   А вот Интернет в КОШЭ появился не так давно, всего лет триста назад. Правительство и, так сказать, локомотивы бизнеса КОШЭ, быстро поняли, что это за штука такая и до поры до времени решили не афишировать его изобретение. Интернет стали применять исключительно в государственных структурах и в крупнейших компаниях. Польза от такого применения говорила сама за себя. За это время КОШЭ, надо сказать, что и до внедрения Интернета находившиеся на недосягаемой высоте, забрались ещё выше и теперь до них было вообще ни достать, ни даже дотянуться. Вот только с космосом промашка вышла, но это временно.
   Насчёт же досок почёта, так учёные КОШЭ довольно-таки быстро выяснили причину их появления. Доски почёта оказались ни чем иным как продолжением наскальной живописи. Если раньше дикари рисовали на стенах пещер, в которых жили, людей и животных как бы вообще, без указания имён и должностей, то после того как КОШЭ подарили миру фотографию, появилась возможность таким образом сообщать о конкретных людях.
   Возможность появилась, но сам принцип, зародившийся в дикости и бескультурье, остался. Не считать же культурным достижением то, что вместо голой стенки фотографии начали клеить на специально приготовленные для этого стенды? Правда сдаётся, что и насчёт стендов не сами додумались, кошисты подсказали. И что примечательно, со временем жители подавляющего большинства стран отказались от досок почёта. Доски эти с успехом заменяли средства массовой информации.
   В тех же газетах, не говоря уже о радио и телевидении, не существует застывших форм. К примеру, напечатали портрет какого-то человека в газете, ну сделал он чего-то хорошее и много, так это сегодня, а завтра выйдет другая газета, с портретами других людей. Так что, если уж ты такой весь хороший, то будь добр, соответствуй. Для того чтобы твои портреты появлялись в газетах каждый день, а по радио и телевидению о тебе каждый день рассказывали, не зазнавайся и не ленись, а работай с удвоенной, утроенной и так далее силой. Вот она гениальность культуры и её отличие о каменной дикости!
   Всё это лишь к тому, что на момент описываемых событий доски почёта остались только в Советском Союзе, а вернее будет сказать, в Дикой Империи. Понятно почему дикой, до сих пор наскальной живописью, вернее фотографией, пользуются.
   Так что вот вам наглядный пример и неоспоримое доказательство того, что Советский Союз является самой дикой и некультурной страной, ну и конечно же отсталой.

***

  
   Насчёт досок почёта, это я не утерпел. Зла просто не хватает, сплошная дикость и тёмность, а первыми, поперёк кошистов, в космос полезли! Это всё потому, что ни стыда, ни совести у них нет, потому что дикие. А культурным КОШЭ теперь приходиться тратить время и силы для того, чтобы вернуть весь ход истории в то русло, которое было определено ей ещё тогда, когда и мамонтов на свете не было.
   Поэтому портрету Гласса Собера было не суждено появиться на посольской доске почёта потому, что её не существовало. Оно и верно, нельзя останавливаться на достигнутом, вредно это, надо вперёд смотреть и идти туда же.
   Поскольку знакомство Гласса с Фёдором было замечено и оценено, принялись определять в какой области это знакомство можно использовать с максимальной пользой для себя и для КОШЭ в целом. Как-то само собой у Гласса появилась уйма советчиков и кураторов. Причём каждый из них рассматривал знакомство Гласса исключительно применительно к той стороне жизни Дикой Империи в которой больше всего и чаще всего пакостил. Глассу же, за сотрудничество и предоставление права пользования Фёдором было обещано все, что можно наобещать в таких случаях, и ещё сверх того столько же.
   Но у Гласса тоже было своё начальство, стоит сказать, Гласс работал как раз по культурному ведомству. А на тот момент для этого культурного ведомства культурной страны не существовало более важной задачи, чем проведение выставки. Поэтому знакомство Гласса с туземным Фёдором было воспринято крайне благожелательно. Самый главный в посольстве по культуре даже попытался всплакнуть, но не расплакался, то ли не получилось, то ли передумал.
   С этого момента основным направлением в работе для Гласса стал Фёдор. Оно и понятно, о такой удаче можно было только мечтать. Одно дело если спрашивать местных жителей на улице: чего они хотят увидеть на предстоящей выставке. Так наврут же! А то и вовсе, те которые следят за тем, как бы чего не вышло, быстренько сообразят и подошлют к тем кто спрашивает своих агентов, а те, в свою очередь, наговорят такого, что и во век не разгребёшь. Так что Фёдор для дипломатических кошистов оказался прямо неизвестно как кто. Скорее, его надо приводить в качестве сравнительного примера в том случае, если кому-то несказанно повезёт: "Повезло, как будто с Фёдором познакомился". Примерно так.
   С появлением на культурном небосклоне культурной страны Фёдора появилась возможность узнать, так сказать из первых рук, вернее, из первого рта, то, что простые граждане Дикой Империи хотят в первую очередь узнать о жизни простых граждан КОШЭ. Ведь простых граждан, их большинство и на это большинство как раз рассчитывалось то гигантское количество кома-сомы, которое предстояло выпустить. Тем более что выставку планировалось провести не только в столице, но и в других городах. Так что Гласс, как и хотел, оказался первым, только немного не так, как себе это представлял.
  

Глава X

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   В диких землях известных сегодня как Африка, в то время эти земли вообще никак не назывались, было определено племя которому в скором времени предстояло стать государством. Племя жило в пойме большой, полноводной реки/ Земли были невероятно плодородными, а окружала весь этот островок благоденствия безжизненная пустыня. То что плодородные земли окружает огромная по площади пустыня и стало решающим фактором в пользу племени населявшего пойму большой реки позже получившей название - Нил.
   Было принято решение на сравнительном примере плодородной земли и безводной пустыни показать диким народам все преимущества культуры и цивилизации, которыми щедро готовы были делиться жители Эдемии.
   Для того, чтобы показать диким племенам преимущества большого государства изначально были образованы, так называемые, Верхнее и Нижнее царства. Учёным Эдемии предстояло создать условия при которых туземные жители увидели бы все преимущества существования двух государств.
   Предполагалось, эти государства установят между собой взаимовыгодные связи тем более, что все предпосылки к этому имелись. Дело в том, что Верхнее царство было намного богаче полезными ископаемыми такими как: золото, медь, железо, чем Нижнее царство. Были определены правители. На туземном языке они назывались фараоны. Также, по аналогии с государствами Южных земель, был образован институт государственных служащих, а также институт жрецов, которым, в частности, надлежало заниматься науками и искусствами и тем самым укреплять верховную государственную власть.
   Но туземцы вместо того, чтобы договориться о взаимовыгодном сотрудничестве, начали воевать между собой и, в конце концов, одно царство завоевало другое. Конечно же со временем учёные Эдемии планировали объединить два этих государства в одно, крупное, а значит и более мощное, но думали, что это должно произойти совсем по другому, не в результате войны.
   Надо сказать, это государство, по прошествии нескольких тысячелетий, получило название Древний Египет. Упоминать его настоящее название нет смысла, поскольку оно знакомо лишь учёным Эдемии и больше никому.
   Точно так же, как и в Южных землях учёными Эдемии были спроектированы и при участии туземного населения построены пирамиды. Изначально планировалось, пирамиды будут подчёркивать величественность и значимость государства как общественного образования. Но местные фараоны решили, что поскольку пирамиды подарены им богами, приравняли себя к ним и устроили в пирамидах свои усыпальницы.
   Тема древних религий заслуживает отдельного разговора. То, что произошло в том же Древнем Египте лучше всего говорит, куда могут завести бескультурье и не цивилизованность.
   Египетские жрецы объявили туземному населению, что эдемийские учёные и инженеры на самом деле ни кто иные, как боги. Разумеется, жрецы не могли объяснить откуда взялись эти люди даже внешне очень сильно отличающиеся от туземцев. О том насколько жители Эдемии ушли вперёд в своём культурном и научном развитии даже говорить не приходится, потому что никакого культурного и научного развития в диких землях не было вообще.
   Поначалу, чтобы не вносить путаницу в цивилизационный процесс и не пускать его в ложном направлении, учёные Эдемии пытались объяснить, в первую очередь жрецам, своё истинное происхождение и предназначение. Но жрецы то ли не поняли, то ли решили, что божественное происхождение для них выгоднее, продолжали называть эдемийских учёных богами.
   Неожиданно для самих эдемийцев в этом нашлось рациональное зерно. Спрогнозировав дальнейшее развитие событий они пришли к выводу, что надлежит оставить якобы божественное происхождение эдемийских учёных рабочей версией. В противном случае прознав об Эдемии и её благодатных землях туземцы отправятся туда, чего допустить было нельзя, нашествия индейцев эдемийцам было достаточно. Поэтому божественность учёных Эдемии как в Древнем Египте, так и впоследствии среди других диких народов, ими хоть не пропагандировалась, но и не опровергалась.
   Таким образом благодаря невежественности и бескультурью диких народов диких земель возникла религия как таковая, и религии отдельно взятых народов, в частности. В этом можно убедиться взглянув на эти самые религии. Все, якобы боги, похожи. Вся разница в именах, и то небольшая.
   Объединившись и сформировавшись как единое государство Древний Египет получил от учёных Эдемии азы культуры, наук, ремёсел и под их пристальным контролем начал, так сказать, своё развитие. Но оказалось, что результаты этого развития направлены не на построение равноправного общества, а на угнетение одних другими.
   Древний Египет принялся воевать с близлежащими племенами, обращать их в рабство, то есть, один народ стал развиваться за счёт других народов. Это не могло понравиться жителям Эдемии, и работа в направлении воспитания культурности и цивилизованности среди дикарей продолжилась.

***

   Мэлл возвращался домой. Позади остались не только бар и пустынные в этот час улицы, но и рабочая неделя. Завтра будет выходной день. Настроение было, непонятно каким оно было у Мэлла. Если бы он на ходу пел песни и плясал, то понятно, настроение у человека хорошее или же, просто-напросто, человек сошёл с ума. А если бы он кричал на всю улицу, ругался, пинал припаркованные у тротуаров автомобили и корчил рожи редким прохожим, то тоже понятно - у человека плохое настроение или же, как и в первом случае, он сошёл с ума.
   Но Мэлл ни пел, ни ругался, он просто шёл домой. Поэтому сходу определить его эмоциональное состояние и наличие рассудка под бейсболкой вряд ли представлялось возможным. Идёт себе человек и идёт, и ты, прохожий иди, куда там тебе надо...
   Вечер перед выходным днём происходил по одному и тому же, давным-давно кем-то сочинённому, сценарию. В такой день Мэлл шёл в бар пропустить пару кружечек пивка и ещё чего-нибудь, покрепче. Заодно и поболтать с приятелями, которые точно так же как и Мэлл в этот день собирались в баре. В рабочие дни они редко встречались, а вернее сказать, вообще не встречались, разве что случайно. О том, чтобы после работы заскочить в бар и выпить пива и речи не было. Максимум, что мог себе позволить Мэлл в такие дни, так это маленькую бутылочку пива, и то после ужина.
   Ничего не поделаешь, приходилось много работать. Стоит сказать, что не только Мэлл работал много, много работали и другие граждане КОШЭ. А куда деваться, семью кормить надо, да и не только кормить. Надо, так сказать, соответствовать статусу гражданина КОШЭ. А статус этот определяется домом, желательно домом, а не квартирой, автомобилем, ну и, конечно же неработающей женой.
   Вообще-то женщины в КОШЭ тоже работали, но не все. Работали те, которые одинокие, их-то кормить некому. Ну и конечно те женщины, иногда замужние, которым их работа нравилась, но таких было меньшинство и неработающие женщины смотрели на них как на сумасшедших, и презирали. А презирали потому как считали, что женщина в КОШЭ должна воспитывать детей и вести хозяйство. Они справедливо полагали, для того чтобы был дом и всё остальное, чему в доме и около него быть положено существует муж, пусть он и обеспечивает. А для того, чтобы всё это содержать в надлежащем порядке существует она - замужняя гражданка КОШЭ.
   Это всё к тому, что идя домой Мэлл думал о своей жене, Эмме. Не сказать что он думал о том, как Эмма его встретит. Мэлл знал как, потому что прожили они вместе уже двенадцать лет. Каждый раз, перед выходными, жена встречала его одинаково, во всяком случае, в подавляющем большинстве случаев.
   Ничего нового не ожидалось. Как и много раз до этого: чмокнет в щёку, посетует на то что опять был в баре и пришёл выпивши. Затем отправит Мэлла переодеваться и мыть руки, а сама примется накрывать на стол, вечер всё-таки, пора ужинать. Потом будет ужин. Дети, у Мэлла и Эммы их двое, погодки, будут этот самый ужин симулировать и притворяться, что сыты с тем, чтобы поскорее вырваться на свободу, а вернее будет сказать, к телевизору. Эмма будет рассказывать, что нового за день произошло в её жизни, а вернее, в жизни соседей. Правда этот вечер, вернее её монологи во время ужина, получались аналитическими. Она подводила итоги жизни соседей за неделю. Итоги соседской жизни разнообразием тоже не отличались и включали в себя в подавляющем большинстве то, что соседи хотели купить и купили, или же хотели, но не купили, и что они ещё захотели купить. Заканчивались эти монологи всегда одним и тем же - что они с Мэллом хотят купить, но ещё не купили и что за эту неделю они захотели купить ещё, но тоже пока не купили. Не трудно догадаться, что генератором всех идей с предстоящими покупками всегда выступала Эмма. Оно и не удивительно, поскольку она вела хозяйство то ей виднее, что нужно вообще, а что нужно в первую очередь. Правда с её слов выходило, что им в первую очередь нужно ВСЁ!
   Мэлл привык к этим разговорам, а вернее будет сказать, планам на будущее, и мало обращал на них внимания. Он очень сильно уставал на работе, причём каждый день, ну а перед выходным тем более. Так что он просто отдыхал, и слушал болтовню Эммы невнимательно. Была бы возможность он бы её вообще не слушал. Но Эмма говорила и говорила, деваться было некуда, и Мэллу приходилось это скорее слышать, чем слушать.
   Не сказать, что это Мэллу не нравилось или надоело так, что дальше некуда. Приблизительно то же самое, а если быть честным, то один в один происходило и в других семьях. Его приятели, и не только они, но и те парни с которыми он вместе работал рассказывали, что у них по вечерам происходило тоже самое. Выходило, во всех семьях всё происходит как под копирку. Наверное такой и должна быть жизнь, иногда думал Мэлл, и возможно не он один.
   "Если ничего не менялось до нас, не меняется при нас, то скорее всего ничего не изменится и после нас. - приблизительно это иногда шевелилось под бейсболкой Мэлла, и немного пошевелившись, исчезало неизвестно куда, потому что жизнь продолжалась".
   А вот тут Мэлл немного лукавил, вернее будет сказать, что не лукавил, а просто не замечал. Он и не заметил как за эти двенадцать лет изменилась и очень сильно изменилась его жена, Эмма. Место озорной и смешливой Эмми как-то незаметно заняла Эмма, отличающаяся от Эмми как внешне, так и внутренне. В отличие от Эмми, Эмма была с виду, как бы это сказать, дороднее, так что ли. Во всяком случае в отличие от стройненькой Эмми фигура Эммы угадывалась только потому, что должна быть на том самом месте где была у Эмми. Но это ещё полбеды. Другое дело характер. Если сравнивать характер, тот, который был у Эмми, когда они познакомились с характером Эммы сейчас, то это были два совершенно разных человека. Нетрудно догадаться кто, Эмми или Эмма, была обладателем, во всех отношениях, характера более приятного, хотя как известно, на вкус и цвет товарищей не бывает.

***

  
   - Эмма! Я дома. - Мэлл закрыл дверь и было уже собрался снять куртку.
   - Привет. - странно. Раньше Эмма не встречала его в прихожей, а дожидалась в комнате или на кухне. - Опять по барам шляешься? - вместо того, чтобы как обычно, незлобиво на это посетовать, строго спросила Эмма.
   Мэлл, в качестве как бы демонстрации своей вины и в качестве примирения, попытался было поцеловать Эмму, но был отстранён.
   "Что-то Эмма не в духе. Не иначе как Ходсоны новую машину купили, они давно собирались. - подумал Мэлл и попытался было пройти в комнату. Но это ему сделать не удалось. - во дела! Значит дело не в Ходсонах. - Мэлл хоть и знал, что не сможет угадать, но всё равно попытался это сделать".
   Не сказать чтобы они с Эммой жили душа в душу и никогда не ссорились. Насчёт душа в душу они может быть и жили, но всё равно иногда ссоры случались. Правда ссоры эти случались не часто и выглядели как бы однобокими. Дело в том, что Мэлл по своему характеру и природе вообще, был человеком спокойным. Не сказать, чтобы он был законченным флегматиком, всё-таки на футбольные матчи ходил, и бокс любил. Когда он смотрел тот же футбол или же как морды друг другу бьют то как и любой нормальный человек болел, то есть кричал, страстно комментировал происходящее, спорил с теми, кто в этот момент оказывался рядом, ну и всё такое. А вы говорите флегматик, флегматикам такое по их темпераменту не положено.
   Опять приходится повторяться, но тем не менее. Мэлл очень сильно уставал на работе, а работал он на большом строительном кране. Кто видел такие краны, должен себе представлять насколько напряжённая и ответственная работа у тех, кто этими кранами управляет. Так что силы, потребные для домашних скандалов из него высасывали на работе. Ещё частичку такой, не то чтобы беспутной, просто никуда не определённой силы Мэлл оставлял для футбола и бокса, так что для ссор с Эммой ничего не оставалось. Он в таких случаях предпочитал молчать и во всём соглашаться с супругой.
   Оно и понятно, зачем попусту что-то доказывать, жена всё равно окажется права, если даже будет тысячу раз неправа. Тут есть небольшая хитрость и Мэлл ею пользовался. Он во всем соглашался с женой, и та, вволю наскандалившись, а по правде сказать, просто-напросто раскрасив очередное желание, или какое-то событие во все доступные ей краски, и тем самым придав ему значимости, успокаивалась. А дальше всё тоже происходило как всегда и наверное как у всех. Первостепенной важности событие заменялось другим событием, не менее первостепенным, и забывалось. Желание, как правило, просуществовав в статусе желания всей жизни тоже совсем недолго переставало таковым быть и тоже уступало место другому желанию, более важному...
   ... это как с погодой. Светит солнышко, и все радуются. Вдруг, откуда ни возьмись, появляется туча и начинает свои безобразия. Ветер поднимет пыль, закружит опавшую листву и прочий мусор. А бывает, что и ветки у деревьев ломает, а то и сами деревья на землю валит. Если сравнить с такими вот однобокими скандалами, ну как у Мэлла, это как бы озвучивание степени важности и первостепенности желания, бог с ними, с событиями. Затем ветер плавно перетекает, вернее будет сказать, перевоплощается в дождь. У женщин роль дождя выполняют слезы. Вот ведь где чудеса, а мы и не замечаем! Все прекрасно знают, что женским слезам, имеется ввиду, в таких вот случаях, верить нельзя, вода это. И что удивительно - верим! Ну может быть и не на все сто верим, но на все сто реагируем, это точно. А после всего этого выглядывает солнышко и все вокруг радуются тому, что всё опять хорошо. Кстати, учёные КОШЭ неопровержимо доказали, что солнечных дней в природе гораздо больше, чем дней ненастных, а тем более дождливых.
   Правда где-то на севере, не в КОШЭ, есть город в котором дождь идёт чуть ли не триста дней в году. И тоже на севере, но на другом конце планеты, есть место где дует сильный ветер и тоже почти триста дней в году. И вот то что удивительно, там где почти всегда идёт дождь люди живут и похоже, что переселяться в другое место не собираются. А там, где практически постоянно дует сильный ветер никто не живёт. Унылая местность, даже находящееся поблизости море пейзаж не скрашивает.
   Так что Мэлл не особо то переживал насчёт начавшегося ненастья и покорно ждал когда оно, ненастье, на прощанье всхлипнув, уступит место солнышку а то, в свою очередь, позовёт Мэлла ужинать.
   Картина в общем-то самая обычная. Ну бывает, что приходит домой мужик выпивши. Это все потому, что, по словам тех же женщин, мужики - создания примитивные и фантазии никакой у них нет. Не иначе для того, чтобы семейная жизнь не казалась унылой и однообразной однажды какой-то мужик взял да и поэкспериментировал, в смысле, напился и в пьяном виде попёрся домой. Дома разумеется скандал. Вот только непонятно, что же в этом есть такого привлекательного и даже не знаю ещё чего, вернее, как это сказать, такого, что многим так понравилось? Судите сами: один раз за разом напивается, а вторая раз за разом его ругает. Если более менее регулярно повторять одно и то же, то рано или поздно оно надоест и для того, чтобы не сойти с ума от такого однообразия надо придумывать что-то новенькое. А тут раз за разом, год за годом, одно и то же, и не надоедает. Ну мужиков понять можно, они задуманы такими, без фантазии и творческой искры в душе. А женщины-то, женщины! Уж они талантами не обижены, а по части фантазии так им вообще нет равных. Так что вполне могли бы придумать что-то новенькое, порадовать своих мужей и не мужей, мужиков, одним словом.
   И кажись, дождались мужики, вот она радость от чего-то нового того, чего раньше не было. Ветер был, а дождя не было.
   От учёных польза иногда тоже бывает и они определили, что если сначала резкий ветер, а потом сразу дождь хлынет, то это ненадолго. Более того, это даже хорошо и что так время от времени и должно быть. А вот если один ветер или же один только дождь да порознь и ни тот, ни другой не меняют силы, а ведут себя нудно, как шпалы под рельсами, тогда ничего хорошего, потому что надолго.
   Вот и сегодня что-то не заладилось. Ветер дул, но дул ровно без эмоциональных порывов так сказать и похоже, что в дождь превращаться не собирался. Всё что оставалось делать, это заранее радоваться чему-то новому и ждать дальнейшего развития событий.

***

  
   - Что случилось, Эмми? - в надежде на скоротечность происходящего Мэлл изначально занял позицию человека извиняющегося и во всём виноватого.
   - Ничего не случилось. - казалось, что Эмма была спокойна. Вот только это её якобы спокойствие и говорило о том, что Ходсоны с их новым автомобилем здесь не причём, здесь что-то посерьёзнее.
   - Ну тогда пойдём ужинать. - Мэлл попытался обнять Эмми, но опять был отстранён. - Я ужасно устал и проголодался.
   - Подожди. - и вот оно, то самое, из-за чего всё...
   Для тех мужиков, которым в силу каких-либо причин неизвестно, что в таких случаях выслушивают на тот момент самые бесправные и беззащитные существа на свете - мужья достаточно напиться где-то, как следует, и прийти домой. Всё сами узнаете и ощутите, зачем пересказывать-то?! Но сейчас не тот случай, поэтому надо пересказать.
   - Я готова простить тебе всё, практически всё. - Эмма с годами становилась женщиной всё более и более, мягко говоря, эмоциональной и в подобных ситуациях эмоций не скрывавшей. Но сейчас он была абсолютно спокойна. Даже создавалось такое впечатление, что она как бы и не хотела этого делать, но делать это ей приходилось, потому что так надо.
   Вступительную часть я пропущу. Там, как и в любом, даже с самой высокой трибуны произнесённом докладе, всегда перечисляются достижения, которыми стоит гордиться, и как бы вскользь упоминаются отдельные недостатки, которые, к сожалению, имеют место быть, но на общую картину не влияют. Здесь то же самое, только с точностью до наоборот.
   Наверное тем и отличается культура от бескультурья, а сознательность от несознательности. Если посмотреть на происходящее в доме Мэлла нецивилизованными глазами и послушать то, что говорила Эмма нецивилизованными ушами, вывод один - Эмма сошла с ума. Такой вывод придёт в головы не только нецивилизованных мужиков, но и в головы нецивилизованных женщин тоже.
   - Я горжусь тем, что живу в великой и цивилизованной стране, - продолжала Эмма. - а не в какой-то там дикой Франции или Сибири. Уж если тебе так хочется выбрасывать деньги на ветер, выбрасывай! Я даже сама готова пойти работать! - а вот последнее было непонятно как сказано, то ли как угроза, то ли как признак отчаяния.
   Мэллу ничего больше не оставалось делать, только слушать, потому что Эмма не давала ему возможности пройти в дом. Там он бы телевизор, а тот вмиг сбил Эмму с мысли и всё закончилось бы гораздо раньше, чем намечалось. Но видимо Эмма тоже это понимала и стояла перед Мэллом как ихняя Статуя Свободы, разве что голова была непокрыта, и факела в руках не было. А в остальном один в один, вроде бы и, милости просим, а на самом деле - накося, выкуси.
   - Единственное, чего я не могу простить и не могу понять, - странно, но Эмма говорила всё это как говорящая машина и Мэллу от этого становилось не по себе. - так это несоблюдения законов нашей страны! Я делаю всё для того, чтобы наши дети выросли достойными гражданами КОШЭ и не позволю тебе подавать им дурных примеров.
   Вот она, цивилизация! Где-то там, на просторах дикости и бескультурья, нарушения отдельных законов считаются чуть ли не доблестью. Да и сами те, кто какой-нибудь закон приняли, тоже не прочь его нарушить. Вот и получается, закон есть и хороший закон, но соблюдать его необязательно, по желанию, так что ли. Эх, в дикости рождены, дикостью вымазаны, в дикости и живём...
   Совсем другое дело КОШЭ. Там несоблюдение какого-то, даже самого маленького и незаметного закона - катастрофа! В КОШЭ законы соблюдают и соблюдают их от корки до корки, невзирая на последствия. Мало того, на то и культура с цивилизацией: на тех кто хоть какой-то закон даже чуть-чуть не соблюдает смотрят как на попугая непонятно как попавшего в стадо пингвинов.
   - Я никаких законов не нарушал и не нарушаю, - вот теперь Мэлл, в первую очередь, как гражданин, а уж потом как хоть и слегка, но пьяный человек начал возмущаться. - и ты это прекрасно знаешь. Я много работаю, плачу налоги, хожу на выборы, какие законы я нарушаю? А если ты насчёт футбола или бара где я раз в неделю выпиваю пару кружек пива, то они тоже законов не нарушают. Они тоже много работают, платят налоги и ходят на выборы. Эмми, я есть хочу, пойдём ужинать. - Мэлл всё-таки попытался погасить скандал.
   - Успеешь! - похоже что Эмма ещё не до конца раскрасила, на этот раз событие, которое сейчас для неё было самым важным. - Ты нарушил закон согласно которому муж не имеет права приходить домой в пьяном виде! - Эмма ещё сказала номер этого закона и кем, и когда он принят.
   - Что-то не слышал я о таком законе. - если честно, Мэлл даже растерялся. Законы он знал все и выполнял их все, и тут на тебе!
   - А его только сегодня в газете напечатали. - торжественно заявила Эмма.
   - Эмми, так я сегодня на работе был, поэтому газет ещё не читал. - Мэлл предпринял очередную попытку закончить миром, хотя и понимал, дело плохо. -Давай поужинаем, а после я прочту газету и обещаю, с завтрашнего дня буду этот закон соблюдать.
   - Нет! - Эмма была непреклонна. - Закон уже вступил в силу, и я, как гражданка КОШЭ, обязана его выполнять. По закону я имею полное право не пускать тебя в пьяном виде домой, что я сейчас и сделаю. Если ты помешаешь мне, я вызову полицию.
   В боксе это называется то ли нокаут, то ли нокдаун. Именно в каком-то из этих состояний, а может быть сразу в двух, сейчас и пребывал Мэлл. Он не мог сообразить в каком, потому что сказанное Эммой, что сейчас он, по закону, не может попасть в свой собственный дом лишило его способности хоть как-то соображать.
   - И куда же мне идти?
   - Иди куда хочешь. А завтра, как протрезвеешь, приходи, я лимонный пирог испеку.
   Крыть было нечем, да и незачем. Даже если бы Мэлл являлся знатоком великого и могучего, трёхэтажного, языка Дикой империи, это бы не помогло, потому что сейчас на стороне Эмми был закон. Да что там закон, все КОШЭ были на её стороне и Мэлл сейчас нигде не смог бы найти не только поддержки, но даже сочувствия.
   - Ну тогда до завтра. - у Мэлла ещё теплилась малюсенькая надежда, что сейчас Эмми сменит гнев на милость и всё на этом закончится.-Я пошёл...
   - До завтра. - как будто Мэлл собрался на работу, сказала Эмми и чмокнула его в щеку.

Глава XI

  
   Чему тут удивляться? А Мэлл и не удивлялся, он понимал, что все по закону, а значит он неправ и что закон надо соблюдать, и что сейчас надо куда-то идти. Идти к друзьям? Смысла нет. Да и какие они друзья, если честно, так, иногда пиво в одном баре пьют. Да и у них тоже есть жены, которые читают газеты. И ещё неизвестно, где сегодня те друзья будут ночевать?
   Вот оно и решение, в смысле, куда идти. Мэлл сообразил, что сегодня в баре он был не один и не один он пил пиво. Он-то пил в основном пиво и совсем немного виски, а вот некоторые делали все почти наоборот - пили в основном виски запивая его исключительно пивом. Так что надо идти в бар, наверняка сегодня туда вернётся не только Мэлл, но и ещё много кто другой.
   "Опять же, - подумал Мэлл. - бару прибыль, не будешь же сидеть там просто так, да и хозяин не позволит. А значит придётся пить пиво, так что и заведению, и КОШЭ прибыль, а ему, Мэллу, такой вот импровизированный ночлег. А может быть нарезаться как следует и пошло оно всЁ-поехало? Не, не надо, а то Эмма и завтра домой не пустит".
  

***

  
   Насколько известно из того, чему известным дозволено быть: изначально в космонавты набирали исключительно лётчиков. И что интересно, лётчиков именно военных, а не гражданских. Но Первый Секретарь ЦК лётчиком не был ни военным, ни гражданским, зато он был коммунистом, причём коммунистом номер один.
   Именно это и позволяло, ни в коем случае не дозволяло, проходить Никите Сергеевичу программу подготовки космонавтов с такими успехами, которым будущие космонавты, если бы узнали об этом, несомненно позавидовали бы.
   Сама по себе программа подготовки космонавтов - штука засекреченная дальше некуда. Тем более была засекреченной программа подготовки первых космонавтов. Ну а что тогда говорить о программе подготовки Первого Секретаря ЦК, учитывая что в космос он собирался лететь самым первым? Наверное такого уровня секретности в природе не существует вообще, и она сделала исключение для Никиты Сергеевича.
   Единственно, что доподлинно известно, так это то что для облегчения управления космическим кораблём все кнопки и тумблеры в нём пронумеровали в порядке их нажатия и включения-выключения. А вот сколько там этих самых кнопок и тумблеров так и осталось государственной тайной.
   С кнопками и тумблерами как раз всё понятно. Ничего запредельного здесь нет, просто-напросто таким образом был составлен алгоритм управления космическим кораблём, делов-то. Везде где только можно и даже там, где совсем не обязательно, у нас всё подписывают, при случае обратите внимание...
   Взять например дверь или ворота какие-нибудь. Не всегда конечно, но нет-нет да и напишут: "Посторонним вход воспрещён". Хорошо. Если вход этот воспрещён, то спрашивается: где оно то, через что вход разрешён? Не надо обладать непоколебимой логикой, чтобы предположить: если есть то, через что входить нельзя, то рядом обязательно должно быть то, через что входить можно, дырка в заборе например. Вот тогда полный порядок. Но совсем не обязательно подписывать то, куда нельзя. Достаточно подписать то, куда можно и всё. Какому дураку придёт в голову переться в неизвестность, если рядом обозначена известность? Но дверь всегда одна и очень часто на ней написано, что вход именно через неё запрещён. А двери, через которую этот самый вход разрешён, рядышком-то и нету. И что прикажете делать? Конечно же идти через то, через что идти нельзя. Другие варианты не просматриваются. Но это так, к слову пришлось...
   - Вы меня особо-то науками не накачивайте. - говорил Никита Сергеевич тем, кому предстояло за немыслимо короткий срок сделать из него и лётчика и космонавта. - У меня в голове одна наука - марксистско-ленинская теория, а она, наука самая главная и в случае чего любую из ваших наук заменит.
   Да, поначалу было хотели сделать теоретическое обучение, так сказать, инкогнито. Инкогнито, это когда обучаемый с одной стороны, обучающий с другой, а между ними занавеска. Ученику вообще-то наплевать, у кого он учится, лишь бы толк был. Но тем, кто обеспечивал "Как бы чего не вышло", было совсем не наплевать. Вообще-то, учителю тоже по большому счёту наплевать, кого он учит, лишь бы соображал более-менее. Может быть и в случае с Никитой Сергеевичем учителям, покуда не узнали, было бы наплевать, а дальше что? Пусть они, учителя эти, все в подписках о неразглашении как вор-рецидивист в татуировках, что толку? Человек-то слаб, и ой как слаб. И чуть что, летит всё к едреней матери, а то ещё куда подальше. Ведь никакая занавеска не смогла бы обеспечить Никите Сергеевичу это самое инкогнито. Достаточно ему было сказать пару фраз и все инкогниты, вместе взятые, полетели бы к чертовой матери без какой-либо надежды на возвращение. Как можно какой-то занавеской скрыть голос того, кого вся страна, да что там вся страна, весь мир знает. И его манеру говорить тоже знает, потому что другой такой на свете нет, и об этом тоже все знают.
   Но и здесь Первый Секретарь оказался первым. Он предложил до умопомрачения простой и эффективный способ обеспечения секретности обучающего процесса.
   - Вы ещё пограничников с собаками поставьте! - в свойственной ему приподнято-эмоциональной манере объяснял Никита Сергеевич организаторам и кураторам учебного процесса. - А ещё лучше, заминируйте преподавателя. Покуда в классе сидит, всё нормально, а вышел в коридор, тут же и взорвался.
   Наверное чиновный люд где-то специально учат, что в таких случаях на такое надо реагировать как на юмор, перспективы-то жуткие... Вот генералы с профессорами и хихикали тем самым давая Никите Сергеевичу понять, что они прекрасно понимают, и что здоровая шутка - вещь им не чуждая, но делать что-то надо.
   - Я коммунист и советский человек! - не доходчиво-трибунно, а по простецки, как будто поездку в соседний город пересказывал, объяснял Никита Сергеевич. - Ну и что такого, подумаешь, за парту уселся?! Партия приказала, вот и уселся! Учить меня будут тоже коммунисты и советские люди, а это понимать надо. А раз понимать, то и доверять им! Расскажите всё как есть и никакой секретности в виде дурацких подписок не понадобится. Сделайте их, - Никита Сергеевич чуть не ляпнул: соучастниками.-участниками обучения и события в целом. Это куда большая ответственность, чем какая-то там секретность!
   Те, кто всем этим руководил были в общем-то далеко не дураками, но до такого не додумались. Скорее всего они были уверены, что за исключением Никиты Сергеевича, ну и их конечно, все вкруг шпионы.
   - Уж если вы и здесь шпионов боитесь, - продолжал вразумление Никита Сергеевич. - то гнать вас надо в три шеи, а то и самих к стенке ставить заместо тех шпионов, которых вы тут понапридумывали!
   Так что там где для того, чтобы перейти речку собирались строить здоровенный мост, оказалось достаточно снять ботинки с носками и закатать штаны по колено. И никакого моста не надо вовсе.
   Поначалу Никита Сергеевич решил, что во все эти теоретические науки особо вникать не будет. Незачем это, тем более что сам он был от пяток до макушки практиком. Для себя он решил: учиться конечно будет прилежно, но излишней старательностью себя изводить не собирался. Что запомнится, то запомнится, а что не запомнится, ну и... с ним. В этом случае Никита Сергеевич надеялся на природную смекалку и чутьё, которые, стоит сказать, его никогда не подводили. А уж какие "космосы" он прошёл-пролетел, не каждому самому учёному академику под силу.
   Опять же, и об этом ему сказали сразу, во время полёта будет обеспечена бесперебойная связь с Землёй и в случае чего, подскажут, не оставят один на один с космосом.
   Для того, чтобы связь была бесперебойной, лететь-то вокруг всей Земли придётся, были срочно перепроектированы и переориентированы два парохода изначально заложенные на судоверфях как обыкновенные сухогрузы.
   Стоит сказать, что обеспечение бесперебойной связью, а на самом деле сведению к минимуму всех мыслимых и немыслимых возможностей для Никиты Сергеевича "ломки дров" во время полёта, оказалось гениальной находкой. В плане как мореходности, так и в плане эффективности аппаратуры на них установленной, пароходы получились невероятно удачными и после много лет обеспечивали бесперебойной связью уже настоящих космонавтов. Правда выглядели они просто чудовищно, ну прямо как инопланетяне какие-то и поначалу своим видом пугали неискушённых в вопросах космонавтики моряков, но постепенно те привыкли и перестали обращать на это внимание.
  

***

  
   Но случилось то, чего Никита Сергеевич при всей своей постоянной готовности к любым сюрпризам и неожиданностям не ожидал - ему понравилось учиться. Понравились не науки как таковые, а то что он почти все эти премудрости понимал.
   Никиту Сергеевича даже забавляло то, что он академий не заканчивавший, а имевший то ли четыре, то ли пять классов образования, он сам точно не помнил сколько, понимал то, что учат понимать только в школе десять лет, а потом ещё институты и аспирантуры всякие. Это ему невероятно понравилось и незаметно, как для ученика, сослужило хорошую службу. На самом деле изначально Никита Сергеевич смотрел на все эти необходимые науки не как папуас смотрит на коробок спичек, а как ребёнок смотрит на неведомую ему игрушку.
   В Никите Сергеевиче сидело как бы два человека. Один - самый главный коммунист страны, которому партия поручила сверхответственное дело. То, что он это дело поручил себе он сам, а никакая не партия, Никита Сергеевич и не вспоминал, потому что отождествлял себя с партией и порознь не воспринимал. Как коммунисту, и не важно, коммунисту на тот момент номер один, или под каким-то другим номером, Никите Сергеевичу любая, даже самая дремучая наука, была по плечу и он её совершенно не боялся. Опять же, такой вариант как отчисление за неуспеваемость не существовал вообще. Это он мог отчислить, причислить и разогнать куда угодно кого угодно, хоть всех скопом, хоть группами, хоть поодиночке.
   "Товарищи, партия поручила нам ответственное дело и мы его должны с честью выполнить, на то мы и коммунисты! - примерно так, если бы Никите Сергеевичу вздумалось бы произносить перед началом обучения речь, он бы и сказал".
   Но речи, как торжественные, так и самые скучные, будничные, были не предусмотрены. Все и так всё понимали, ну а если понимали, то зачем время-то терять!
   А под номером два в Никите Сергеевиче сидел обыкновенный мужик с минимумом образования, но с максимумом природного ума и природной же хватки. Сначала, да, сначала он воспринял науки как увлекательную игру, тем более что игра была совершенно для него безопасной. А уже по ходу обучения в нем зашевелились демоны и прочая чисть и нечисть.
   "Это что же я, совсем какой-то там дурак, чтобы игреки с иксами путать? - думал Никита Сергеевич".
   А поскольку путать он ничего не путал и почти всё из того, пусть и на каком-то непонятном для других уровне ему было понятно, Никитой Сергеевичем овладевал азарт и с молодецкими криками внутри себя: "Врёшь! Не возьмёшь!" и, "Я покажу вам Кузькину мать!", он постигал науки с такой быстротой с какой до него вряд ли кто постигал, ну разве что законченные гении.
   Несколько иначе, но не значит что плохо, обстояло дело с практикой - с полётами. Никита Сергеевич быстро понял, что здесь самое главное - практика. Чем больше он будет летать, тем скорее научится летать хорошо. И Никита Сергеевич не давал покоя ни инструкторам, ни самолётам.
   Поначалу, ну чтобы раньше времени не узнали, Никита Сергеевич выкраивал на обучение, как наукам, так и полётам, каждый день по несколько часов. Он не говорил куда уезжает и почему иногда приходится менять не только расписание его рабочего графика, но и расписание работы всего ЦК.
   Человек так устроен, что не успокоится пока не найдёт объяснения тому, чему объяснения пока нет. Так и в случае с Никитой Сергеевичем. Партийно-государственный люд всколыхнулся от столь необычного выкрутаса Первого и забросив все дела принялся думать и выдвигать версии насчёт того, что случилось.
   Стоит сказать, версия кого-то даже устаивающая нашлась довольно-таки скоро -заболел наш Первый и серьёзно заболел, теперь лечится. Разумеется поползли слухи что хана Первому, недолго мол ему осталось ботинками по трибунам стучать.
   Говорят что политика - штука грязная, немного не согласен. На самом деле политика - штука хоть и гнусная, но мудрая. Судите сами, покуда Никита Сергеевич постигал всякие там науки, крутил мёртвые петли в воздухе и тем самым готовился полететь в космос, Те, Которые Следят За Тем Как Бы Чего Не Вышло (на самом верху их тоже хватает) на перекур не отправились. Они тоже крутили "мёртвые петли", но только не в воздухе, а в государственных учреждениях и кабинетах, невзирая на высоту их расположения, и постигали, постигали, постигали, но только не науки, а нечто другое.
   Вот так вот совершенно возмутительным способом, потому что совершенно неожиданным, Никита Сергеевич при помощи Тех, Кому..., очень быстро выявил и разоблачил тех, которые обязательно есть в каждом государстве и при каждом главе государства, и которые только и ждут момента, чтобы этого главу спихнуть. К стенке их конечно же никто не ставил, да и немного их оказалось, если честно. Всё гораздо проще. Казалось бы ни с того, ни с сего, как вдруг всем им страсть как захотелось самолично узнать и убедиться, как живут те самые папуасы и другие смуглокожие и темнокожие народы? И отправились они, перед этим по старой народной традиции напившись в дребадан, в дальние страны туда, где зима пожарче нашего лета будет, работать конечно. А вы что подумали?
   Таким образом Никита Сергеевич без отрыва, как от производства, так и от подготовки к полёту в космос, избавил себя и страну от возможности, давайте уж называть вещи своими именами - государственного переворота. А стоит сказать, что от этого самого переворота не застрахован ни один, даже самый распрекрасный руководитель государства. Конечно же Никита Сергеевич самым распрекрасным руководителем не был, но не бы он и руководителем совсем никчёмным. Он был именно таким правителем, который был нужен стране именно в тот момент.

***

  
   Говорят, точность - вежливость королей. Лукавит народ, лукавит, а проще говоря, врёт! Точность - отличительная черта любого гражданина КОШЭ! Сказано созвонимся через два дня, значит через два дня, и никаких забыл и прочей ерунды. Это не к тому, что Фёдор для Гласса оказался прямо-таки уникальной находкой, вовсе нет. Хотите знать почему, родитесь и вырастите в КОШЭ, тогда всё и узнаете.
   Через два дня, как и договаривались, Гласс позвонил Фёдору. Казалось, Фёдор даже обрадовался звонку, во всяком случае не завёл тягомотины насчёт недоперевыполненного плана на работе или о больной тёще. Они договорились встретиться в ближайшее воскресенье, до которого, стоит сказать, тоже оставалось два дня.
   - Валя, а Валь... - Фёдор положил трубку и со всей доступной ему хитростью и другими талантами, в обладании которыми уверен каждый мужик, досочиняя на ходу, пошёл на кухню рассказывать жене самую правдоподобную в мире историю о том, как он познакомился с дипломатом заморской страны и что ему надо с ним встретиться. Это всё для того, чтобы жена Фёдора, Валентина, не сильно его ругала за то, что в воскресенье он не останется дома, а попрётся неизвестно куда.
   Говорят что в какой-то старинной книге написано: "Жена, да убоится мужа". Что-то слабо в это верится, а ещё слабее верится в то, что предки могли такое написать. Скорее всего написана была эта фраза как лирически-фантастическое отступление при изложении картины суровой правды жизни. Скорее всего было написано, как хотелось бы чтобы было, но не как происходит на самом деле.
   Это как в нашем великом, могучем и прекрасном языке. Принято писать "что", но все говорят не "что", а "што", и никто не буянит. Положено вот так, а в жизни выходит совсем по-другому. Это тому же Глассу простительно будет сказать, "что" и при этом выделить букву "ч". Бусурманин, что с него взять? А если вдруг наш при разговоре начнёт в слове "что" выделять букву "ч", тогда все ясно - или шпион, или опять напился.
   Так и в семейной жизни. Граждане учёные, где, и самое главное, чему вас там учат, если вы набрались наглости и утверждаете, мол, на дворе царит патриархат?! Создаётся такое впечатление, изучаете вы все эти науки только для того, чтобы на работу не ходить, лодырничать, и деньги за это получать! Идите в народ, и там вы увидите, что творится на самом деле! Нету никакого патриархата, и никогда не было! Даже если наука и не собирается это доказывать, всё равно не было никогда на Земле патриархата и не будет до тех пор, покуда рядом с мужчиной живёт женщина!
   Вот говорят: жена ругает мужа за то, что он мало получает. Неправда, не за это она его ругает, да и не ругает она его вовсе. Да пусть этот мужик зарабатывает больше, чем все министры и академики вместе взятые и ни копеечки не пропивая всю получку приносит домой. И хотите сказать, в этом случае жена у него прямо-таки шёлковая и никогда не ругается? Если бы всё дело было только в зарплате, то мужики, дабы избежать мук адовых в виде жониной ругани, зарабатывали бы огромные деньжищи. Жена ругается на мужа потому, что не только в семье, но и вообще в мире, она самая главная. И потому что мужик, он ведь существо совершенно бестолковое, он по- другому просто не понимает.
   Это как с ребёнком. Безобразничает и безобразничает, и пока на него не прикрикнешь будет продолжать безобразничать. Так и мужик. Он же, по мнению подавляющего большинства женщин, тот же ребёнок с единственной разницей, что, пардон, ниже пояса у него размеры побольше, а в остальном один в один.
   Вот и ругается женщина, да не ругается она, а напоминает кого надо слушаться. Тем, кто не верит или же сумасшедший, рекомендую разочек не согласиться с женой и настоять на своём. Только просьба, не обвиняйте меня в том, что ваша жизнь превратилась в кошмар. Если бы поверили на слово, всё бы было нормально. А не поверили, пожалуйста, наслаждайтесь. Так и в случае несогласия и бунта. До тех пор пока женщина не настоит на своём, жизнь мужика жизнью назвать язык не повернётся. Да что там кошмар, кошмар по сравнению с этим - журнал "Весёлые картинки".
  

***

  
   - Валь, мне тут в воскресенье надо, обещал... - вот вам и патриархат, любуйтесь!
   - Знаю я твоё надо! - Валентина дёрнув плечом сбросила руку Фёдора, тем самым как бы говоря: "Никаких тебе воскресений, дома будешь сидеть!"
   - Да нет, ты всё не так поняла. - вот интересно, откуда у мужиков в таких случаях берётся столько нежности в голосе? А ведь когда надо, не дождёшься, бурчит что-то, да ещё при этом и заикается. - Понимаешь, я тут познакомился с иностранцем. Ну, в общем, помощь ему моя нужна, вот я и обещал помочь.
   - Знаю я твоих иностранцев. - Валентина даже головы не повернула, как перебирала гречку, так и продолжала перебирать. - Кого из твоих забулдыг ни возьми, сплошной иностранец, пробы негде ставить! Не зли меня!
   - Правда иностранец. - делать-то нечего, надо уговаривать, а то перед Глассом неудобно будет. - Он дипломат, из КОШЭ. Они у нас собираются выставку о своей жизни делать...
   И Фёдор рассказал, как он познакомился с Глассом и о том, как тот, получилось что лимонад с водкой перепутал. Ну и про вытрезвитель сказал, что пошёл туда сам, вслед за Глассом, ну чтобы его там случайно не обидели, мало ли?
   - А перепутать лимонад с водкой значит ты ему помог. - язвительно заметила Валентина. Это у неё такой вывод получился из всего того, что рассказал Фёдор.
   - Нет, не я. - оправдывался Фёдор и на этот раз говорил почти правду. - Когда мы с ним познакомились, он уже весь почти перепутанный был. - Вот и надо показать и рассказать ему про квас да газировку, а то опять чего-нибудь натворит. Валь, а можно я его домой приглашу? Заодно и увидишь, что никакой он не забулдыга, а самый настоящий дипломат и иностранец.
   - Господи! - взмолилась Валентина. - Чем же я тебя так прогневала, что ты мне такого дурака в мужья определил?! - наверное женщины потому и главные на Земле, что понять их совершенно невозможно. - У всех баб мужья как мужья, а у меня... Господи, за что?!
   - Валь, ты что?! Что я такого сделал-то?
   - Кто тебя такого сделал!? Пригласил в дом иностранца, а я узнаю об этом в самый последний момент. Ну кто ты после этого, а?!
   Гречка сразу же была позабыта, а потому оставлена в покое. Теперь Валентина жаловалась на мужа, в частности, и на жизнь вообще, потому что Фёдор, муж её, пригласил в дом иностранца и сказал ей об этом в самый последний момент. То что Фёдор никого домой ещё не приглашал, а только спросил разрешения на этот счёт, и что до воскресенья целых два дня, для Валентины не имело никакого значения.
   Фёдор прекрасно знал, что если он сейчас начнёт даже оправдываться, не говоря уж о том, чтобы просто объяснить ей, что приглашения никакого вовсе не было, сделает себе только хуже. Валентина уже была уверена, ну или почти уверена, Фёдор в тайне от неё, разумеется, чтобы опозорить перед иностранцем пригласил его домой и что этот иностранец уже стоит у двери и собирается нажать кнопку звонка. Ну как тут не ругаться?! Есть желающие попробовать переубедить? То-то же...
   Вот таким вот оригинальным образом одобрение и было озвучено. Фёдор не то чтобы успокоился, но на душе стало спокойнее, так что ли... Какой смысл пить те же квас с лимонадом на улице, да и не к лицу такое мужику. Теперь можно пригласить Гласса домой, купить в магазине все эти соки-квасы-газировки, и в домашней обстановке провести, так сказать, дегустацию. Ну и рассказать подробно, может он записывать будет, чтобы не забыть чего. О том, чтобы купить бутылочку, ну чтобы всё по-людски было, Фёдор даже не думал, знал что Валентина скажет.
  

***

  
   Почти за двадцать лет совместной жизни Фёдор, как он считал, достаточно хорошо изучил свою супругу - Валентину. Не тут то было! Ему представилась ещё одна возможность удивиться и удивляться. Валентина развернула бурную деятельность по подготовке к встрече заморского-дипломатического гостя. Перво-наперво подготовка включала в себя генеральную уборку в квартире. Было перемыто, вычищено всё, что мыть и чистить можно, а также и то, что мыть и чистить совсем не обязательно. В квартире даже была сделана перестановка мебели, правда неизвестно зачем. И конечно же Валентина принялась готовить, ну чтобы было чем гостя потчевать, голодный же придёт, как пить дать голодный.
   Фёдору от этих приготовлений тоже перепало. Понятно кто передвигал мебель, но здесь всё правильно, мужик всё-таки, хоть какая-то польза. Ну и в магазин пришлось бегать. Причём, в магазин Фёдор был отправляем только за теми продуктами, ошибиться в выборе которых он бы не смог при все своих к этому талантах, солью, например. Покупку чего-либо более сложного Валентина ему не доверяла, потому как полагала, что он обязательно купит что-то не то.
   Но основной обязанностью Фёдора на время этого почти пожара в пожарной части стало давать развёрнутые ответы на вопросы Валентины типа: "Что я ещё не сделала?" и, "Что я ещё хотела сделать?" Вопросы такие Фёдору время от времени задавались, не сказать чтобы часто, но всё-таки. Разумеется с поставленной задачей он не справился, потому как понятия не имел, что Валентина ещё не сделала и уж тем более, чего она хотела сделать. Все попытки дать более-менее вразумительный ответ успехом не увенчались и были подвергнуты язвительной критике со стороны Валентины, с постоянным переходом на личность критикуемого. Но и это ещё не все.
   Конечно же не надо думать, что Фёдор был сплошным подкаблучником, вовсе нет. По своей наружности был он мужик здоровый и стать имел соответствующую, то есть, скорее был похож на Илью Муромца, чем на Ивана-царевича. Внешность у Фёдора была колоритной. Его фотографию можно было с успехом использовать в борьбе с правонарушителями всех мастей. Достаточно было показать потенциально собирающимся нарушить закон фотографию Фёдора, мол, понял кто тебе за это по шеям давать будет? И этого в подавляющем большинстве случаев было бы достаточно. Но словно в насмешку за столь грозный вид, а может быть в целях равновесия, характер Фёдор имел спокойный и даже можно сказать, кроткий.
   А вот супруга его, Валентина, наоборот, была женщиной небольшого роста и хрупкого телосложения, но опять, наверное в целях равновесия в этом хрупком телосложении присутствовал характер и темперамент такой, что и Пётр Первый позавидовал бы. Вот она какая несправедливая штука - жизнь, а может быть наоборот, справедливая.
   И ещё, Валентина сказала Фёдору, а вернее поставила перед фактом, что пригласила в воскресенье своих родителей и подругу с которой со школы дружит. Возражения и разумные, а по мнению Валентины, неразумные доводы и возражения на этот счёт не принимались. А Фёдор и не возражал, знал что бесполезно, а потому поступил в высшей степени мудро - махнул рукой.
   Если необходимость присутствия тестя с тёщей Фёдор хоть как-то ещё мог понять и в случае чего объяснить Глассу, то за каким, спрашивается, понадобилась подруга Антонина, решительно не понимал. Непонимание переросло в вопрос по этому поводу на что Валентина, в очередной раз посетовав на умственные способности мужа, в частности, и своё неудачное замужество в целом, сказала что Антонина - женщина из себя видная, потому и одинокая. Так что дипломат этот, глядишь и оценит настоящую женскую красоту ну а дальше, дальше понятно что дальше. И Фёдору ничего не оставалось, как в очередной раз махнуть на всё это рукой.
  

Часть II

Глава I

  

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Было принято решение создать ещё одно государство. Учёные Эдемии обратили внимание на племена начавшие переселение с севера на Балканский полуостров (здесь и далее приведены современные географические названия). Племена называли себя эллинами. После того, как эллины расселились по всему Балканскому полуострову и близлежащим островам учёные Эдемии принялись за работу.
   Начать решили с острова Крит, где решено было определить, способны ли населяющие его дикари жить в таком общественном образовании, как государство? Было создано царство, впоследствии получившее название как Минойское. Ещё одной из причин по которой при создании государства выбор пал на остров Крит было то, что по опыту создания предыдущих государств учёные Эдемии были уверены, и здесь, на Крите, дикие племена объединившиеся в государство, примутся воевать с соседями. Но поскольку государство будет располагаться на острове, а средств передвижения по морю у них на тот момент практически не существовало, то учёным Эдемии предоставлялась возможность обратить внимание молодого государства на духовное и культурное развитие своих граждан, а не на завоевательные войны.
   Однако вместо того, чтобы заниматься духовным и культурным развитием минойцы в первую очередь озаботились освоением, как близлежащих островов, так и материковых земель. Как следствие, не имея практически никаких средств передвижения по морю, за исключением плотов, они в массовых количествах гибли во время плавания от острова к острову. Учёные Эдемии не могли спокойно смотреть на это, тем более что освоение новых земель, по их мнению, в целом - процесс положительный. Минойцев научили кораблестроению, после чего освоение островов стало гораздо эффективнее, а количество жертв во время плавания, за исключением влияния погодных условий, практически сошло на нет.
   За короткое время были освоены и как в случаях с Южными землями и Древним Египтом, покорены, острова и южные земли Греции.
   Но жившие на юге Греции племена греков-ахейцев в конце концов освободились от власти Крита и что удивительно, беря пример с Минойского царства, принялись строить свои государства, самостоятельно.
   В силу того, что Греция, туземное население называло её Эллада, горная страна и равнинных участков земли в ней практически нет, помимо Микенского царства, самого большого по площади, были образованы города-государства, которые тоже принялись враждовать между собой.
   Предвидя, что как и в предыдущих случаях все войны сведутся к захвату рабов и в конечном итоге к упадку, учёные Эдемии пошли на хитрость. Была проведена соответствующая работа среди племён греков-дорийцев населявших земли северной Греции и те с удовольствием напали на греков-ахейцев, населявших южные земли.
   Это было сделано исключительно для того, чтобы греки в первую очередь обратили внимание на своё духовное и культурное развитие и чтобы на смену тоталитарным государствам пришли государства, построенные по принципу народовластия.
   В результате этих войн, впоследствии получивших название дорийских, большинство микенских государств погибли или пришли в упадок. Но это нисколько не смущало учёных Эдемии, потому что появилась возможность, с учётом допущенных ошибок и просчётов, начать всё сначала.
   На этот раз усилия эдемийских учёных увенчались успехом. После окончания войны цари государств Эллады утратили свою абсолютную власть. Была проведена титаническая работа, потому как туземцев постоянно тянуло объединиться вокруг какого-то вождя и воевать с соседями.
   Первоначально Эллада стала страной состоящей из самоуправляющихся общин, чему способствовало как географические условия, так и постоянное пребывание в каждой из общин нескольких учёных Эдемии внимательно следящих и направляющих в нужное русло процесс строительства народного государства.
   Сначала верховные правители, а затем и все должностные лица, стали избираться народными собраниями. Государства, получившие название "полис", стали первыми государствами на диких землях организованными по общенародному принципу. Это была первая победа эдемийских учёных в деле развития цивилизации и культуры среди дикарей.

***

  
   И наступило воскресенье, то самое. На этот раз Гласс был проинструктирован так, будто отправлялся незнамо куда и неизвестно зачем, причём, могло показаться что именно он, Гласс, не знал, куда и зачем идёт, а те, кто его инструктировали, прекрасно знали. Правда создавалось впечатление, что инструкции эти к прохладительным напиткам имели отношение, только если трактовать их максимально широко, используя при этом всю доступную фантазию. Но делать было нечего, Гласс терпеливо всё выслушал и в уговорённое время отправился на встречу с Фёдором.
   Обниматься не обнимались, но рукопожатие говорило за то, что и Фёдор и Гласс были рады видеть друг друга, причём рады просто так, а не по поводу...
   - Фёдор, только давай сегодня не будем пить алкоголь. - Гласс был ещё полон воспоминаниями и ощущениями от посещения вытрезвителя. Правда у него появилась и пока что не покидала его голову мысль посетить вытрезвитель в КОШЭ, как он думал, настоящий вытрезвитель, а потом сравнить.
   - Не волнуйся. - успокоил его Фёдор. - Сегодня водку пить не будем, обещаю. Я тебя приглашаю к себе домой, а там с этим делом строго.
  
   От автора: Не серчайте, что не сказал этого раньше, но лучше позже чем никогда. Я исхожу из того, что Гласс вполне нормально понимает язык Дикой Империи и почти ничего не путает. Описывать несуразности произношения и понимания иностранцем чужого языка - занятие скучное и довольно-таки утомительное. Кроме того, подобные "языковые чудеса" описаны и расписаны до меня вдоль и поперёк.
   Да и стоит ли потешаться над иностранцем хоть как-то, но говорящем на чужом языке? Это можно сравнить с дрессированными медведями, которые ездят по арене цирка на велосипедах и мотоциклах. Они ездят, а почтенная публика потешается, мол, смешно у них получается, не так, как это делает человек. Вполне возможно, вот только, а что если поменяться местами? Что, если почтенной публике оказаться в лесу, в голом виде, и попытаться жить там, как те же медведи живут, каково? Интересно, медведи, наблюдая за всем этим, будут смеяться?
   Оказался человек, не по своей воле кстати оказался, в чужой стране и хоть как- то может говорить на этом диком языке. Пусть скажут ему за это спасибо ну или хотя бы не смеются. Тем более, что сами в подавляющем большинстве случаев по-ихнему, ни бум-бум...
  
   Сказать, что Гласс был удивлён, означает ничего не сказать. Дело в том, что в КОШЭ приглашать к себе домой малознакомых людей не принято и вообще, считается дурным тоном. Встречи происходят во всевозможных барах, ресторанах и тому подобных публичных местах. И что интересно, встречающиеся остаются довольны, и в гости друг к дружке не напрашиваются. Поначалу Гласс подумал, что у них просто очень мало баров и ресторанов, а то и вообще нет. Но вспомнив, что сам он не далее как несколько дней назад был в кафе и что это кафе находится неподалёку решил, что здесь что-то другое.
   Как будто читая мысли Гласса, Фёдор сказал:
   - Хочу познакомить тебя со своей женой и её родителями, ну и ещё там... - Фёдор не стал конкретизировать подругу Антонину, положился на случай. - Пошли, я тут недалеко живу.
   Оказалось в ихних домах, как и в японских, принято разуваться. Впрочем, это не сильно удивило Гласса, а скорее позабавило. Что поделаешь, подумал Гласс, и те, и эти, народы нецивилизованные, а значит дикие.
   Гласс впервые оказался в доме туземного жителя. Вернее, был это не дом, а квартира в доме. Если честно, Гласс не задумывался над тем, как выглядят изнутри дома и квартиры жителей Дикой Империи, он был уверен, ужасно. А если и задумывался на этот счёт, то его воображение неизменно рисовало ему туземное жилище похожим на пещеру, ну или в крайнем случае на вигвамы индейцев. Он был уверен: пол и стены обязательно завешаны и застелены шкурами, а посередине разожжён костёр огонь в котором постоянно поддерживается.
   Да, чуть было не забыл. Дети Фёдора и Валентины - Леночка и Алёшка, были заранее накормлены и отправлены на целый день в кино, а затем в парк, кататься на каруселях и прочих интересных вещах. Оно и понятно, когда гости и дети находятся в доме одновременно, то это хуже чем на пасеке в голом виде. Надо гостей привечать, а тут дети под ногами путаются, мешают, и мало того, бывает что с разговорами к гостям пристают, им-то интересно в первую очередь. А тут целый иностранец в доме, такого события дети не пропустят и будут изо всех сил оказывать гостеприимство. Так что пусть кино смотрят и на каруселях катаются, от этого для всех будет только польза.
   Гостя, ну и Фёдора конечно, встретила небольшого роста, хрупкая женщина представившаяся Валентиной. Фёдор сказал, что Валентина - его жена, таким образом первое знакомство состоялось.
   Валентина в свою очередь познакомила Гласса со своими родителями. Папа - Иван Степанович на которого Валентина очень даже была похожа: мужчина слегка ниже среднего роста и несмотря на возраст, навскидку что-то около семидесяти, подтянут и энергичен. Мама Валентины - Анна Кондратьевна, в противоположность супругу, женщина дородных комплекций, румяная и как оказалось, весёлая и смешливая. Последней Глассу была представлена Антонина - женщина примерно одного возраста с Валентиной с красивыми, но грустными глазами и с комплекцией говорившей о том, что хозяйка этой комплекции в недалёком будущем имеет все шансы стать обладательницей дородности сравнимой с дородностью Анны Кондратьевны. Впрочем, как теперешняя, так и возможная будущая дородности её нисколько не портили, скорее наоборот.
   - Иван Степанович и Анна Кондратьевна, стало быть, мои тесть и тёща. - на всякий случай пояснил Фёдор. - А Антонина, подруга Валентины, работают вместе.
   Валентина и её родители, ну и Антонина, Глассу понравились. Простые люди с открытыми лицами и улыбками.
   "А ведь и не подумаешь что дикари... - тем не менее подумал Гласс, скорее всего подумал уже по привычке, а не потому что так считал".
   Он заметил, чем больше знакомился с простыми жителями Дикой Империи, тем они становились ему всё симпатичнее и симпатичнее.
   А вот насчёт квартиры, вернее того как она выглядит изнутри, Гласс был не то чтобы удивлён, а вернее будет сказать, что у него камень с души свалился. Приятно было видеть, что у Фёдора вполне современная квартира, и мебель в ней современная, и нет никаких шкур, ну разве что ковёр на стене висит, и костра никакого нет. Гласс поймал себя на мысли, что разочаровался если бы в квартире и вправду шкуры лежали и костёр горел.
   Квартира Фёдора и Валентины отличалась от квартир в КОШЭ не богатством или же бедностью обстановки, а тем что была спланирована совсем по-другому. И мебель в ней была немного не такой, как в КОШЭ. Стоит сказать, что сравнение, и Гласс это заметил, было не в пользу кошистской мебели, потому что хоть и выглядела мебель в квартире Фёдора и Валентны не так привлекательно, зато была она сделана не из фанеры, а из настоящего дерева, вот тебе и дикари. В общем и целом хозяева, гости квартиры и сама квартира Глассу понравились.
   - Прошу к столу, Гласс. - пригласила Валентина. - Присаживайтесь где вам будет удобно.
  

***

  
   А вот увидев то, что было на столе Гласса постигла немая сцена, как в знаменитой комедии. Такое изобилие он в своей жизни видел только во время приёмов, в посольствах, и то, в посольствах щедрость поскромнее выглядела.
   Описывать то, что было на столе и скорее всего на кухне столько же ждало своей участи способен разве что садист. Я не садист, талантов не хватает. Ну а читать такие описания можно, и в особенности тому кто до того себя возненавидел, что уселся на диету, может одумается.
   Главным за столом вызвался быть Иван Степанович. Вернее он не вызвался, а просто сам себя таковым назначил.
   Стоит сказать, что слово тесть на родном языке Гласса, если дословно перевести на местный язык, звучит как "отец в законе". Неизвестно почему, может потому что Гласс был всё-таки дипломатом, а может быть потому, что понравился ему Иван Степанович своей простотой и энергичностью, об этом ему и сказал.
   В дипломатии, да и не только в дипломатии, а вообще в жизни, бывают такие ситуации, когда одна фраза решает, ну не то чтобы решает, а располагает или наоборот делает заклятым врагом. Попробуйте сказать женщине о том, что у неё плохая фигура и не важно какая она у неё на самом деле. Всё! После этого добиться хоть мало-мальского расположения к себе не удастся никогда. А лучше не пробуйте, это опасно. А бывает, что всего лишь одна фраза делает человека другом на всю жизнь. Так и с Глассом получилось. Услышав такое Иван Степанович не пришёл в неописуемый восторг, а воспринял как должную оценку своего статуса, помимо главы семейства разумеется, ну и конечно же заслуг на этом поприще. А Гласс после этого стал ну просто мировым парнем.
   - Вот что значит культурные люди! - Ивана Степановича и порадовало, и позабавило услышанное. - А ты мать, наверное мать в законе будешь. - подмигнул он супруге.
   Анна Кондратьевна рассмеялась. Звучит конечно внушительно, но ей, как женщине по характеру доброй, было в общем-то всё равно.
   - Фёдор, разливай, чего сидишь?! - отец в законе приступил к соблюдению законов гостеприимства, согласно которым сначала надо выпить, а потом уже все остальное.
   Гласс почти с ужасом, посмотрел на Фёдора. Опять алкоголь! А Фёдор увидев как на это реагирует Гласс пожал плечами, что скорее всего означало: "Ничего не поделаешь, традиция такая", а затем улыбнулся, мол, да не переживай ты так.
   Понятно, Валентина бутылочку-то прикупила, без неё стол не стол, да и Иван Степанович наверняка с собой прихватил. Опять же, обстановка не очень-то напоминала пейзаж за деревянными боксами так что беспокоился Гласс напрасно. Наверное это и подразумевала улыбка Фёдора.
   - За всё хорошее! - Иван Степанович произнёс тост и выпил.
   Тост был поддержан. Мужчины, как им и положено, выпили до дна, а женщины, наверное тоже так положено, лишь пригубили.
   - Гласс, угощайтесь. - Валентина, как хозяйка дома и как автор заткнувшего за пояс дипломатические изобилия принялась угощать, а вернее, объяснять что есть на столе и почему это надо обязательно попробовать.
  
   От автора: Ё-моё! А ведь это издевательство, описывать застолье, когда у самого в желудке всего лишь кружка кофе, а вторая ещё горячая, остывает. Сигареты не в счёт.
  
   - Влас! - похоже, что Иван Степанович, да и не только он, не нуждались в кулинарном гиде, а потому во всю закусывали или просто, ели. - Ты баб не слушай. Баба, она сама не понимает, что говорит. Если Валентину слушать, то ты быстренько наешься, а выпить потом уже некуда будет. Понял?
   - Пап! - Валентина было обратилась к своему характеру за помощью, но вовремя сообразила, что применить его придётся против того, кто этот характер ей дал, и успокоилась.
   Гласс кивнул головой, мол, понятно, и тоже принялся закусывать. Его нисколько не смутило, что Иван Степанович называет его другим именем.
   "Наверное так моё имя звучит на ихнем языке. Надо будет запомнить. - подумал он".
  

***

  
   После, по своей значимости не терпящих отлагательства, второго и третьего тостов имеющих место быть практически во всех застольных протоколах обстановка стала такой, какой ей и положено было быть, домашней. Теперь можно было не спеша поговорить за жизнь, а выпить-закусить, всего лишь помощники разговору.
   Пока Иван Степанович то ли закусывал, то ли просто ел, и всем своим видом показывал Фёдору что, мол, наливай давай, чего сидишь-то, инициативу перехватила Анна Кондратьевна.
   Как и любую другую женщину её конечно же интересовало всё, но в первую очередь дом и семья. Понятно дело, Гласс был определён как центр внимания, из-за него все и собрались-то. Что происходит в семье Валентины Анна Кондратьевна была прекрасно осведомлена, мама всё-таки, а заодно и тёща. О том, что происходит у Антонины, Анна Кондратьевна тоже знала, хоть особо и не интересовалась - ничего не происходит, потому что мужика в доме нет, а без мужика и событий в доме считай что никаких. Дети конечно же события преподносят, иногда такие что просто диву даёшься, но это события другого характера и порядка. Основным же поставщиком событий в семье, как ни крути, является мужик, наверное потому его и считают главным в семье.
   А сейчас перед Анной Кондратьевной сидел и уплетал винегрет самый настоящий иностранец, и не на картинке, а живой. Не сказать чтобы Анна Кондратьевна была женщиной малообразованной или вообще, невежественной. Насчёт этого как раз был полный порядок, но только по части того, что происходит здесь. А вот что происходит там - сплошная неизвестность. В газетах конечно пишут, как у них простые люди живут, но пишут как-то однобоко. Если всему верить, то плохо живут и вообще неизвестно, как до сих пор с голоду не помёрли.
   Анна Кондратьевна принялась расспрашивать Гласса: кем он работает, женат ли, есть ли детки, кто родители и живы ли... Как правило в таких случаях вопросы звучат стандартные, а вот ответы на них всегда разные, наверное потому женщины в первую очередь и задают такие вопросы.
   Гласс отвечал, скрывать ему было нечего. Да, он женат и у них трое детей. Старший там, в КОШЭ, в колледже учится, а младшие здесь, с ними. Родители Гласса живы и здоровы, они у него фермеры, крестьяне, если по вашему. Рассказал Гласс и о том, что здесь он уже два года, работает в посольстве, и что через год его пребывание здесь закончится, и что поедут они все вместе с женой и детьми домой. Что живёт Гласс в небольшом городке, пригороде большого города, правда не сказал какого. У них есть свой дом, правда сейчас в нем никто не живёт, потому что старший сын живёт в общежитии, при колледже.
   Подобные вопросы и ответы на них женщинам наверное интересны тем, что бесконечны. А вот мужикам наоборот, в большинстве случаев неинтересны, потому что отвлекают и не дают поговорить на темы более важные в которых только мужик и соображает. Женщины внимательно слушали рассказ, а вернее? ответы на якобы простые, но тонко и со смыслом заданные вопросы. Каждая из слушавших воспринимала, анализировала и запоминала услышанное только одной ей понятным способом, и запоминала соответственно тоже не всё, а то что, да никто не знает, что она там себе запоминала.
  

***

  
   - Мать! В законе... - Иван Степанович почему-то выделил последнее. - Хватит человека допрашивать. Его и без тебя на работе мучают, а домой придёт, так жена тут как тут, тоже рада стараться. Дай человеку отдохнуть. Фёдор, что сидишь?! Наливай, давай!
   - Влас, ты на баб не обращай внимания. - инициатива перешла, а вернее будет сказать, была захвачена Иваном Степановичем. - Давай лучше-ка выпьем, да поговорим.
   Воспользовавшись моментом, а может быть и в самом деле что-то понадобилось, Валентина пошла на кухню, Антонина за ней.
   - Женатый он... - как будто свой некролог прочитала, сказала Антонина присаживаясь на табуретку.
   - Ну и что, что женатый?! - оптимизм, который олицетворяла сейчас Валентина, если и не вселял надежду в одинокое сердце Антонины, то давал понять, что она, надежда, всё-таки имеет место быть. - Эка невидаль, а ты на что?! Мужики, они тупые все. Им покуда не объяснишь, доходчиво, они ни за что не поймут. - Валентина подмигнула подруге и засмеялась.
   - Да как-то боязно. - а вот Антонина скорее всего олицетворяла сейчас пессимизм. - Иностранец всё-таки.
   - Это он выше пояса иностранец. - опять подмигнула Валентина. - А ниже пояса иностранцев не бывает. - и опять засмеялась.
   Если немного дать волю фантазии, или же выпить чуть-чуть побольше, то разговор на кухне можно представить как перерыв, не знаю как эта штука правильно называется в боксе, между раундами.
   Боксёр сидит на табуретке, тяжело дышит и всем своим видом показывает, что хоть ему и тяжело, но сдаваться он не собирается. А тренер, на кухне тренировала Валентина, машет перед боксёром полотенцем, даёт водички попить и говорит умные вещи, советует, как свалить лютого противника одним ударом. Валентина советовала Антонине провести серию ударов ниже пояса, туда, где иностранцев не бывает. Это в боксе, ну в настоящем, ниже пояса бить запрещено. А в жизни, в жизни другие законы и правила. Там некоторые удары ниже пояса иногда даже очень полезны и приветствуются, причём приветствуются даже теми, кто их пропустил, правда потом, после того как...
   А вот перед Глассом никто полотенцем не махал, и советов умных не давал. Всё это было, но было там, в посольстве, а здесь, у Фёдора, он оказался один сразу перед несколькими противниками, которые, то по очереди, то сразу все вместе, лупцевали его своими вопросами и разговорами. Но Гласс на то и культурный человек, да ещё и дипломат к тому же. Если Антонину можно сравнить с боксёром и всех других тоже, то Гласс скорее был похож на гроссмейстера во время сеанса одновременной игры, в шахматы разумеется. Правда никто об этом не подозревал, разговаривали и разговаривали, и каждый в своей голове шурудил что-то своё, Гласс, кстати, тоже.
  

Глава II

  
   А тем временем инициатива по части разговоров перешла к Ивану Степановичу, без каких-либо последствий для него. К бабке не ходи, что такое проявление вольнодумства ему аукнется, правда неизвестно как, и неизвестно когда. Смелый мужчина, Иван Степанович.
   А пока что, Анна Кондратьевна вместо того, чтобы поставить на место свово мужика или же,на худой конец, заявить что, мол, всю жизнь так, слова сказать не даёт и что она, подразумевается - святая женщина, вот так вот всю жизнь с этим чудовищем мучается, заулыбалась, даже слегка покраснела, и не стала перечить. Может быть вспомнила что-то такое, что только ей и этому обормоту принадлежит, а может быть информации, полученной от Гласса на первое время хватило.
   Фёдор сидел и помалкивал, сегодня Иваном Степановичем ему была определена участь виночерпия. Фёдор был рад постигшему его такому счастью, и не потому что имел возможность не обделить себя. Просто-напросто он слабо себе представлял роль управляющего застольем в этом случае. Но и не это, если честно, его заботило. Если бы не Иван Степанович, инициатива окончательно и бесповоротно перешла бы к Валентине и она решала бы, кому говорить, а кому помалкивать, ну и всё такое. Нетрудно догадаться, кому пришлось бы помалкивать больше всех, Фёдору конечно. Он и сейчас помалкивал, но зато был спокоен, что застольные разговоры не свалятся в трясину извечных бабских тем, выбраться из которых невозможно.
   - Влас, а вот скажи мне, - Иван Степанович замечал за столом только Гласса, а остальных воспринимал не иначе, как мух надоедливых. Наверное и их надо было в кино да на карусели отправить. - Чингачгук, он какой из себя?
   - А кто это? - конечно в это верится с трудом, что Гласс не читал до ужаса популярную в Дикой Империи книжку написанную, кстати, в КОШЭ. Вот вам и дикари.
   - Ну как же! - Иван Степанович аж не поверил, что такое может быть. - Индеец у вас, самый главный.
   - Пап! - вернувшаяся с кухни Валентина принялась вносить ясность. - Он же из книжки, не настоящий. Да и давно это было, в прошлом веке кажется.
   - Кто ненастоящий? - переспросил Иван Степанович.
   - Чингачгук твой! - поддержала дочь Анна Кондратьевна. - Перепил, что ли?
   - Наоборот, недопил. Фёдор! - нашёл выход из щекотливой ситуации Иван Николаевич.
   Слово отца в законе - закон. Федор починился закону:
   - Вообще-то, Гласс ко мне по делу пришёл. - инициативу нельзя было ни в коем случае упускать. А то начнут терзать беднягу дипломата вопросами по поводу: почём у них чулки капроновые и сколько в КОШЭ токари получают, Фёдор токарем работал. -Они выставку у нас готовят, вот он и выясняет, для выставки надо, какие прохладительные напитки у нас народ пьёт?
   - Так бы сразу и сказал! - казалось Иван Степанович только этого и ждал и наконец дождался. - А то сидишь, молчишь. А вам зачем?
   - Мы хотим показать простым людям в Советском Союзе, как живут простые люди в КОШЭ. - принялся объяснять Гласс. - Показать все стороны жизни, в том числе и то, что мы едим и пьём. Вот для этого и надо знать, а лучший способ узнать - спросить у простых людей.
   Иван Степанович как раз находился в таком возрасте, в котором люди очень любят поговорить, причём поговорить так, чтобы его слушали и не перебивали. У молодёжи возраст, это когда спешить надо, а вдруг не успеешь? Надо дел много переделать, опять же, вокруг столько девок, ну или парней, которым и на которых надо, как минимум, произвести впечатление. А по максимуму, максимум в этом деле у каждого свой, сами знаете, начиная с чего и заканчивая чем.
   Расцвету сил и зрелости положено своё. Тоже понравиться и охмурить, но уже больше понравиться, чем охмурить, потому что жена или муж где-то рядом ошиваются и конечно же не дремлют, если только сами не заняты тем же самым. Но в этом возрасте помимо охмурежа появляется это самое, поговорить. Уже что-то в своей жизни видел, испытал, чему-то научился, значит надо поделиться впечатлениями.
   И так вот плавно, одно сменяет, а вернее сказать, вытесняет другое. В данном случае с возрастом потребность в охмрении куда-то исчезает, а поскольку природа не терпит пустоты, его место занимает поговорить. Правда бывают исключения, но редко, а вот к счастью или к сожалению - неизвестно.
   Насчёт потребностей Ивана Степановича по части охмурить ничего неизвестно, да и объект охмурежа не тот если что, а вот по части поговорить, это завсегда пожалуйста, это сколько хотите.
   Поэтому сейчас всем присутствующим, включая Гласса, надлежало выпивать, закусывать и слушать Ивана Степановича, право слова никому предоставлено не было. Да, Фёдору ещё разрешалось водку по рюмкам разливать:
   - Лучше всего конечно, это вода, колодезная или родниковая. Всегда холодная, аж зубы ломит, и вкусная. Только если вспотевший, то пить нельзя, остыть надо, а то и ангиной заболеть можно...
   "Как это вода может быть вкусной? - слушая рассказ Ивана Степановича, соображал Гласс. - Водопроводная вода безвкусная, а пить не водопроводную воду опасно, в ней много вредных бактерий, заразиться можно".
   Эх, Гласс! Из родника тебе бы хоть разок водички испить, а не из водопроводного крана...
   - Вода конечно хорошо. Но ещё лучше, конечно же квас. - продолжал Иван Степанович. - Он, квас, и жажду утоляет и охлаждает когда жарко и вкусный к тому же, и полезный, ядрёный такой. В нос как шибанёт, бывает что аж слезы из глаз. А почему вкусный? А потому что его из хлебушка делают, а хлебушек, он невкусным и не полезным быть не может. Но это если домашний, а если тот, что в магазине продают, то гадость. Неизвестно чего они туда намешали. Так что квас надо пить домашний и лучше всего из погреба. Влас, ты квас любишь?
   - Нет. - машинально ответил Гласс, но увидев какое впечатление произвёл своим ответом, добавил. - Я его никогда не пил.
   - Не беда, попробуешь. - успокоил его Иван Степанович. - Валентина, запиши Власу как квас дома делать. Только пиши разборчиво, а то у тебя почерк ужасный.
   - Нормальный у меня почерк! - возмутилась Валентина, но за тетрадкой и ручкой пошла.
   - Сейчас Валентина тебе напишет, - продолжал Иван Степанович. - дома сделаешь. Не переживай ты так Влас, тебе квас понравится, за уши потом не оттащишь. Фёдор, чего сидишь?! Из кваса ещё окрошку делают. Ел окрошку-то?
   - Нет. - Гласс и правда не ел окрошку и вообще не представлял себе, что это такое. - А что это?
   - Следующий раз, как в гости придёшь, - вот так легко и просто Иван Степанович решил с пока ещё не возникшим, но назревавшим поиском повода для следующей встречи. Что интересно, сам Иван Степанович в этом заинтересован не был, ну разве что поговорить. - Валентина окрошку сделает, вот и попробуешь.
   - У Антонины окрошка получается лучше. - вернувшаяся с тетрадкой Валентина тут же ухватилась за появившуюся возможность представить свою подругу хотя бы во всей кулинарной красе. А путь туда, где иностранцев ещё ни разу не было, как раз проходит через желудок. Так что, вот он момент, надо хватать и держать крепко. - Пусть она и готовит.
   Антонина вспыхнула маковым цветом, но быстро опомнилась. Наверное смущение уступило место желанию не ударить в грязь лицом перед иностранным гостем, которому готовилась участь не только гостя. Так что Антонина наверное принялась вспоминать наилучший рецепт окрошки из тех, которые знала.
   Только сейчас Гласс обратил на неё внимание. До этого весь поглощённый вниманием к себе со стороны Ивана Степановича он мало на кого из присутствующих отвлекался, времени не хватало. А тут глядь, перед ним сидит симпатичная, и даже можно сказать, красивая женщина.
   Насчёт женщин Гласс не был большим специалистом, жена есть и достаточно, примерно так считал он. К тому же моральные принципы и всё такое, да и скандалов не хотелось. Но сейчас кажется моральные принципы слегка пошатнулись. Оказывается Антонина, в отличии от его жены, не измучена потугами нравится всем и выглядеть на все сто. А поэтому не изводит себя диетами и не раскрашивает себя, как тот книжный Чингачгук, всякой дрянью. Но Чингачгук, так тот для дела, а эта даже тогда, когда одна дома сидит. Так что, можно сказать, Антонина повела в счёте, ну или как это, если по культурному? А по простому если, то обратила на себя внимание и надо сказать, что заметила это, но не покраснела, сдержалась. Так что окрошка обещала быть самой вкусной, которую только можно себе представить.
   - Вот Антонина пусть и готовит. - Валентина сделала своё дело, теперь наступал черед Антонины.
   - Ладно, готовьте кто хотите, - согласился Иван Степанович. - Только чтобы квас был домашний.
   - Будет? - просила Антонину Валентина.
   - Будет. - заверила Валентину Антонина.
   - Ну а ещё, - продолжал Иван Степанович. - народ газировку всякую пьёт. Лимонад, ситро, ещё что-то. Но это в основном дети, потому что сладкая, и газом шипит. Когда жарко и пить хочется, ей не напьёшься, потому что сладкая. Но постоянно с собой квас таскать не будешь, поэтому приходится пить лимонад с ситром. А если честно - гадость гадостью. Но детям и бабам нравится, потому и пьют.
   - В парке женщина продавала. - подтвердил существование газировки в Советском Союзе Гласс. - Я пил.
   - Ну а я что тебе говорю?! - как будто Гласс утверждал обратное и Ивану Степановичу долго пришлось ему доказывать то, что газировка у них есть и её полным-полно. Приблизительно так можно было расшифровать сказанное отцом в законе.
  

***

  
   Со стороны этот разговор выглядел пусть и довольно-таки комичным, зато интересным. Представьте, за столом на котором даже мифически недоступного птичьего молока, тогда конфет таких наверное ещё не было, всего полным-полно, сидят два взрослых и явно в твёрдом рассудке мужика и на полном серьёзе разговаривают о лимонаде и прочей ерунде. Вернее так, один на полном серьёзе рассказывает, а второй тоже на полном серьёзе слушает. Но и это ещё не всё. Остальные участники застолья даже не пытаются сменить тему разговора.
   Обычно как. По ходу застолья один изначально общий для всех разговор начинает распадаться на отдельные, маленькие разговорчики. Из тех, кто за столом формируются, так сказать, группы и группки по интересам и разговаривают по поводу чего-то такого, что интересно только им, а другим не очень, потому что у тех, других, своя тема для разговора имеется.
   А тут получилось, ну прямо как на профсоюзном собрании, один выступает, а все присутствующие слушают, и слушают можно сказать внимательно, а не так как на собрании, где докладчика не слушают, а просто слышат.
   На самом деле всё очень просто. Случалось ли вам быть свидетелем застольной беседы на тему известную, не говоря уже о взрослых, всем без исключения, детям малым и даже всем бездомным собакам и телеграфным столбам? Обычно то, о чём разговаривают за столом хорошо известно и получается, что один пересказывает то, что собеседнику уже успело надоесть, а потому не интересно, но слушать приходится. Это как если переливать воду из одного сосуда в другой, а сосуды эти между собой сообщающиеся. Но не говорить совсем не то чтобы нельзя, а просто невозможно. Даже на поминках люди разговаривают, хотя уж там как раз тот случай когда переживания позволяют полностью погрузиться в себя.
   Мало того, интерес к теме которую и темой-то не назовёшь такой, как будто рассказчик с Марса вернулся и делится впечатлениями, как у них там всё устроено.
   Но всех интересовала не газировка, будь она неладна, а то с каким вниманием Гласс слушал рассказ Ивана Степановича и привлекало, потому что такое если и увидишь, то нечасто. Понятно что Анна Кондратьевна любовалась своим ясным соколом или извергом рода человеческого, неизвестно какой заменитель имени-отчества был у неё наиболее популярен. Антонина не то чтобы любовалась, а просто рассматривала Гласса, потому что лучше момента было придумать трудно. Все, как и она, смотрели на Гласса, на то с каким вниманием он слушал Ивана Степановича и друг на друга внимания у них уже не хватало. Ну а Иван Степанович был на высоте. Нечасто такое выпадает пенсионеру, в смысле, возможность говорить много и долго и чтобы при этом чтобы все тебя слушали и не перебивали.
   Кстати, вот мифическое птичье молоко, или некий его заменитель, на столе безусловно был, а вот лимонада-то как раз и не было. Функции того, чем надо было запивать то, что можно и не запивать, но обычно запивают, выполнял домашний компот. Не думайте, не тот компот, что из сухофруктов варят, а настоящий, который в банки закатывают.
   Иван Степанович и о компотах рассказал, и опять выходило, что самые лучшие компоты это те, которые домашние, а в магазинах такие же, как и лимонад в бутылках -ерунда и гадость.
   Вспомнил Иван Степанович и о минеральной воде, минералке, если по-простому. По его словам выходило что минералка - штука скорее полезная, чем вкусная, и что пьют её в санаториях и в ресторанах. В санаториях, потому что врачи прописывают, а в ресторанах не иначе как для выпендрежа. Что самая лучшая минералка это та, которая с Кавказа, что там есть такие источники, каких больше нигде в мире нет. Вот оттуда её и везут, и наверное к ним, за границу, тоже везут, просто Гласс внимания не обращал.
   Из рассказа Ивана Степановича выходило, что прохладительных напитков в Дикой Империи великое множество. Если быть честным, ну хотя бы перед самим собой, Гласс не ожидал, что их так много. Так Иван Степанович ещё и сокрушался по поводу того, что раньше напитков этих было гораздо больше, не в пример чем сейчас. Сейчас, по его словам, всё на заводах и фабриках делают, а потому и невкусное оно. Раньше каждая хозяйка сама делала, правда и сейчас: и квас дома готовят, и компоты разные закатывают, но всё меньше и меньше.
   "Это наверное потому, что у них промышленность не развита, вот и приходится все дома делать. - подумал Гласс. - У нас с этим полный порядок".
   - А самый лучший прохладительный напиток, это конечно же беленькая. - как бы подвёл итог Иван Степанович.
   - А что такое беленькая? - не понял Гласс, потому и спросил.
   - Беленькая, Влас, это то что ты пьёшь. Это водочка. - поучительно-снисходительно сказал Иван Степанович. - Фёдор, продемонстрируй!
   Фёдор продемонстрировал...
   - Но не всегда удаётся, бабы мешают. - было видно, что у Ивана Степановича хорошее настроение. Есть благодарный слушатель, которому всё в новинку так почему бы не поговорить, вернее, порассказывать? - Вот почему бабы мужикам пить запрещают? Потому что живут дольше, чем мужики. А почему дольше живут? Потому что мужниной кровью питаются, пилят и пилят. А алкоголь в мужниной крови для них вреден...
   Столь оригинальная трактовка проблемы женского долгожительства вызвала неоднозначную реакцию среди присутствующих. Ясно дело, Иван Степанович с этим был целиком и полностью согласен. Фёдор тоже согласился, правда молча. А Гласс, хоть толком и не понял, но тоже согласился, отчасти где-то в глубине души, отчасти из чувства мужской солидарности. А мужская солидарность, впрочем как и женская - посильнее национальности с культурностью будет.
  

***

  
   Женщины придерживались несколько иного мнения, это было видно по их единодушной реакции, но вслух несогласия озвучены не были. Это если их, что согласия, что несогласия произнести, они друг другу непримиримыми врагами становятся. А в молчаливом варианте они друг другу никакие не враги и очень даже хорошо меж собой уживаются.
   А вообще-то, если сравнить то как выглядят Иван Степанович и Анна Кондратьевна, то похоже что правда. Только никто сравнивать не собирался, присутствующим был известен хоть и крутой, но весёлый нрав отца в законе. Ну разве что Гласс сравнил, но если и сравнил, то вида не показал, дипломат всё-таки.
   А с другой стороны, если уж Анна Кондратьевна вся такая-рассякая и кровопивством занимается, потому и румяная вся, то если посмотреть на Фёдора и Валентину, из них-то двоих, кто у кого кровушку пьёт? Маленькая и худенькая Валентина или здоровенный Фёдор? Вот и поди разберись, то ли насочинял Иван Степанович, то ли его теория оборотную сторону имеет. Ладно, пусть этим учёные занимаются. Они в институтах обученные и всё равно бездельничают, так пусть хоть чем-то полезным займутся.
   - Чуть не забыл, всё ты... - обвинил Анну Кондратьевну Иван Степанович. - Вот когда перебрал беленькой, а утром похмеляться ни-ни, тогда самое первое средство, это рассол.
   - Что такое рассол? - спросил Гласс потому, что раньше такого слова не даже слышал.
   - Это Влас, ну как тебе объяснить? - Иван Степанович на секунду задумался. - Это как бы сок от солёных огурцов или квашеной капусты. Понял?
   - Не понял. - честно признался Гласс.
   - Гласс, вот огурчики на столе. - у Валентины появилась возможность хоть слово сказать о том, что на столе, а то отец рта не даёт раскрыть. - Попробуйте, сама делала. Сейчас я вам и рассольчика принесу.
   Она отправилась на кухню и вернулась с кружкой наполненной какой-то жидкостью.
   - Попробуйте.
   Гласс немного отпил. Жидкость оказалась неожиданно приятной на вкус хоть и подозрительной на вид. В меру пряная и какая-то такая, Гласс не мог сравнить её ни с чем из того, что ему приходилось пробовать из напитков.
   - Понравилось? - спросила Валентина.
   - Да, очень вкусно. - Глассу действительно понравился рассол. - Вкус какой-то необычный.
   - Валя, дочка, дай Власу с собой банку огурцов, пусть дома жену угостит. - то ли посоветовал, то ли распорядился Иван Степанович. - Может и она такие же когда-нибудь сделает. Если что, научишь...
   "Эта вряд ли что сделает. - Гласс на мгновение представил себе жену занимающуюся приготовлением рассола и аж содрогнулся. Картина была сверх нереальной".
  

***

  
   Вот так за разговорами (разумеется ещё кто-то и что-то говорил, но если всё здесь расписывать, то прямо стенограмма какая-то получится), за едой-питьём и наступил вечер. Конечно можно было бы ещё посидеть, но завтра понедельник, завтра на работу надо идти.
   Говорят что слово понедельник расшифровывается как, после ничего неделанья. Какое же тут ничего неделанье, а? Гласс ответственное задание выполнял и похоже что выполнил, ну или почти выполнил, лучше своих коллег. А хозяева и прочие гости, тоже без дела не сидели. Так что слово понедельник скорее всего как-то по-другому расшифровывается.
   Договорились встретиться в следующее воскресенье. Поводом для встречи послужила окрошка. Пусть окрошка и не была прохладительным напитком, но прохладительной едой была, это уж точно. Поэтому её надо было предоставить во всей красе.
   Расстались, попрощались очень даже тепло, и Фёдор отправился провожать Гласса, ну и заодно, помочь поймать такси. Ясно дело, что сегодня вытрезвитель им не грозил, оба хоть и были поддавши, но не более чем в самую норму. Оно и понятно, закуска, она получше сигарет с пивом будет, да и приятная компания хмелю хоть и не препятствует, но и не очень-то способствует.
   Гласс не ожидал ничего подобного, в смысле такого приёма, о чем и сказал Фёдору.
   - Да ладно тебе. - отмахнулся тот. - Дома оно завсегда лучше, да и жена потом не ругается. Слушай, Гласс. - непонятно, что и куда попало Фёдору. - А вот у вас, ну, если мужик домой пьяный пришёл, жена сильно ругается?
   - По всякому бывает. - Гласс толком не знал, как бывает, потому что пьяным домой никогда не приходил. Можно конечно было расспросить тех, кто домой пьяным приходил и потом пересказать Фёдору. Неизвестно почему, но Гласс запомнил вопрос Фёдора. А что, это тоже одна из сторон жизни простых людей КОШЭ и в Советском Союзе этим интересуются, Фёдор-то, спросил.
   Такси как будто бы ждало Гласса, так что стоять и голосовать у дороги не пришлось. Гласс и Фёдор пожали друг другу руки и, и до следующего воскресенья...
   "И не какие они не дикие. - подумал Гласс. - Просто не такие как мы, не озабоченные тем, чтобы произвести впечатление. Обыкновенные люди, простые и душевные. Да и отец мой такой же, простой и открытый. И соседи его, фермеры, такие же. Так что же получается, что и они тоже дикие?"
   Гласс не заметил, как задремал, тем более что автомобиль, покачиваясь, убаюкивал, а таксист не приставал с разговорами.
   Проснулся он лишь тогда, когда автомобиль остановился у его дома. Расплатившись с водителем и поблагодарив его, с рецептом домашнего кваса в кармане и с трёхлитровой банкой солёных огурцов в авоське, Гласс направился домой. Дома его ждала, во всяком случае так принято говорить, культурная жена и её культурные объятия. Не подумаете чего-нибудь такого, хотя не мешало бы...
  

Глава III

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Создавая государство, впоследствии получившего название, Древняя Греция, эдемийцы преследовали несколько целей:
   - Создать условия для зарождения и развития на территории Древней Греции науки и культуры. Разъяснять и прививать населению основы цивилизации;
   - Отработать и усовершенствовать на практике результаты исследований, касающихся стратегии и тактики эдемийской армии разработанных учёными Вест-Пойнтского военно-научного исследовательского центра;
   - Определить, насколько жизнеспособно государство с республиканской формой правления, находящееся в окружении более диких народов и племён.
   Первый пункт плана представлялся учёным Эдемии самым важным. Ведь ни для кого не является секретом, что науки и искусства могут не только развиваться, но и существовать вообще, только в цивилизованном обществе. Наглядным примером современности могут служить так называемые государства, одно из которых - Дикая Империя, которые считают себя государствами. На самом же деле, они являются ни чем иным, как самым обыкновенным объединением племён, хоть и на более высоком уровне. Говорить о каком-либо развитии науки, искусства и культуры вообще в таких государствах просто смешно.
   Изначально было решено направить в Древнюю Грецию миссионеров от культуры. Это были: Гомэр, Платон, Сократ и многие другие. Да, совершенно верно, эти великие деятели науки и искусства - выходцы из Эдемии, хоть местом их рождения и считается Древняя Греция. Миссионеры научили эллинов письменности, литературе, а также дали основы философии.
   Кроме того, в отличии от Южных Земель и Древнего Египта, где все сооружения проектировали и руководили строительством эдемийцы, а на долю местного населения оставалась лишь тяжёлая физическая работа в Древней Греции учёные Эдемии обучили ряд способных туземцев архитектуре. Результаты превзошли все ожидания. Были построены великолепные храмы, развалины некоторых из которых сохранились и по сей день.
   Надо сказать, что ещё одна тема получила наиболее полное развитие на территории Древней Греции, это религия. Во время предыдущих экспедиций было замечено, что туземное население начинает обожествлять эдемийских учёных и рассказывать об их фантастических способностях. Неправдой это не было, потому что эдемийцы намного в своём развитии, как в духовном, так и техническом превосходили дикие племена.
   Но в силу скромности, являющейся неотъемлемой чертой культурного и цивилизованного человека эдемийцы хоть и не запрещали обожествление себя, но и не приветствовали. Тем более, что некоторые племена начали приносить, как они считали, в их честь человеческие жертвы.
   Делу помог случай. Свою основную базу эдемийские учёные расположили на горе под названием Олимп. Это было сделано для того, чтобы некоторые наиболее любопытные туземцы не смогли бы добраться до них. Скрывать от туземцев эдемийцам было нечего, всё объяснялось очень просто. Дело в том, что и тогда, и сейчас среди диких народов очень развито воровство. Они считают, что гораздо проще и лучше украсть понравившуюся вещь, чем, элементарно, попросить её или купить.
   Нахождение на Олимпе базы эдемийских учёных туземцы восприняли по-своему. Они решили, что на вершине горы Олимп поселились боги, хотя эдемийские учёные не скрывались, не окружали себя ореолом таинственности, свободно посещали населённые пункты туземцев и общались с ними.
   Видя такое туземцы решили, что боги благоволят им, потому и живут рядом с простыми людьми. Это стало основой религии туземцев Древней Греции. Подтверждением тому служит великое множество мифов сочинённых ими. Такая религия усматривалась эдемийцами как приемлемая, поскольку не влекла за собой кровавых жертвоприношений. Кроме того, гораздо проще было объяснить и привить туземцам элементарные правила культурного поведения, такие как: основы личной гигиены, уважение к старшим и так далее.
   В знак благодарности эдемийским учёным, которых, как уже было сказано выше, туземцы считали богами, они стали возводить в их честь храмы. И получилось так, что религиозные чувства туземцев послужили толчком к развитию архитектуры, скульптуры, живописи, литературы и т.д.
   Стоит сказать, что впоследствии и другие народы, такие, как римляне, пошли по пути древних эллинов.
   Республиканская форма государства, зачатки науки и культуры дали мощный толчок развитию древнегреческого государства.
   Конечно же были сложности и одна из них - рабство. Туземцы никак не хотели отказываться от того, чтобы пользоваться плодами бесплатного рабского труда. Все попытки со стороны эдемийских учёных объяснить туземцам, что рабский труд не является эффективным, остались без результатов.
   В конечном итоге был найден компромиссный вариант. Поскольку население Древней Греции на самом деле было малочисленным, а неосвоенных и плодородных земель было множество рабство облекли в более культурные рамки.
   Были изданы законы согласно которым человеку, попавшему в рабство в первую очередь надлежало работать на конкретной земле, принадлежащей конкретному человеку. Землевладельцу запрещалось казнить рабов, издеваться над ними. Кроме того, даже после того как раб в силу возраста или каких-либо других причин утрачивал работоспособность хозяин обязан был достойно содержать его или же отпустить на родину.

***

  
   Бар встретил Мэлла, да никак он его не встретил. Бар, он и есть бар, стоит себе и работает, потому что ничего больше делать не умеет. Пришёл, добро пожаловать. А прошёл мимо - твоё дело, иди себе дальше.
   Мэллу сегодня, кроме как в бар, идти было некуда, потому, добро пожаловать. Народ был, но немного. Это в кино показывают, что у них, в барах, чуть ли не каждую ночь столпотворение и все, через одного, голыми на столах танцуют. Всё совсем не так. А не так, потому что как и в других странах, с утра пораньше всем надо идти на работу, а перед этим конечно же следует отдохнуть и не у барной стойки, а в своей постели. Правда, завтра выходной день и можно со всей безответственностью, предварительно напившись в дребодан и поплясать на столе, но видимо что-то случилось, потому что пляшущих человечков на столах не было. За столами были, за бильярдом тоже были, а на столах не было. Правда те, кто были почему-то не плясали, а пили пиво или же катали шары по зелёному сукну бильярдного стола.
   Кстати, и Мэлл это заметил, из тех с кем он вечером пил пиво в бар никто не вернулся. Даже те, кто отправился домой в откровенно пьяном виде были, в нарушение закона, дома приняты, а может просто не дошли. Так что придётся Мэллу коротать время в одиночестве. Можно конечно поболтать с хозяином, но с ним уже всё давным-давно говорено-переговорено, а последняя новость, в виде закона, ему только в радость будет, чего не скажешь о Мэлле.
   Мэлл заказал кружку пива и присел за столик в самом углу, ну чтобы не мешал никто. Пиво было свежим и вселяло оптимизм, а вот о настроении Мэлла этого сказать было бы большим преувеличением. Настроение было откровенной дрянью. А с чего ему быть хорошим? Пришёл человек домой, усталый и голодный. Ну и что, что по пути зашёл в бар, в конце концов, не неделю же он пропадал в этом баре? Странно всё это как-то, работаешь, работаешь, семью обеспечиваешь, а вместо благодарности, выставляют из собственного же дома.
  

***

  
   Все-таки странно устроена наша жизнь, и, наверное несправедливо. Вот взять того же Мэлла. Нормальный во всех отношениях человек: семейный, работящий, а спроси его, счастлив ли он от этого, вряд ли ответит что-либо вразумительное, потому что не знает.
   Глупо конечно, но получается что работает, потому что все работают, потому что если не работать, то с голоду помрёшь. Ну не помрёшь конечно, можно в мусорных бачках копаться, прокормиться хватит. Жить в какой-нибудь лачуге, а то и вообще на улице, ведь некоторые так и живут.
   Мэлл сидел и думал о жизни, думал не потому, что приспичило, а просто потому, что сейчас заняться было больше нечем. Ну а пиво, пиво для того чтобы ещё хоть чем-то себя занять, да и не будешь же сидеть в баре просто так. Чего доброго могут и попросить освободить помещение: или заказывай чего-нибудь и тем самым приноси доход, или иди себе с миром.
   Вот и получается, что работать надо только для того, чтобы покупать еду в магазине, а не искать её на помойках. Тоже самое и с одеждой. Для того, чтобы носить то, что нравится тебе, а не то что разонравилось другим надо работать. Ну и жить тоже где-то надо, не дикарь какой-то там, чтобы под пальмой ночевать. А для того, чтобы жить не под пальмой, и это хорошо если под пальмой, потому что там круглый год лето, опять надо работать. Работать, работать и работать, и так без конца.
   Но это ещё полбеды. Если один, то одному немного-то и надо. Но в том-то и дело, что даже если и один, всё равно работать придётся много. У них на стройке есть холостяки, ну и что? Работают наравне с женатыми. Непонятно это всё. Мэлл допил пиво и заказал ещё. Немного подумав: да зарасти оно все синим дерьмом, попросил принести бутылку виски.
   А с другой стороны, продолжал размышлять Мэлл, у него есть семья. Семью надо обеспечивать и содержать. Дети, они маленькие, он себя обеспечить не могут. Им надо расти, становиться взрослыми. Ну а покуда растут и взрослеют, учиться. И всё для того, чтобы в один прекрасный (прекрасный ли?) день, устроиться на работу, жениться и пойти по стопам родителя. Он же, Мэлл, по стопам своего родителя пошёл, а его дети чем хуже?
   Но если всё так было до Мэлла и будет после него, то получается ничего неправильного в этом нет, наоборот, всё правильно. Вот только работать приходится в основном, чтобы заработать денег и купить на них чего-нибудь, а не потому что работа является приятным для него занятием. Наверное есть те, которым их работа нравится и они без неё жить не могут. А может быть и нет таких, и он, Мэлл, всё это только что придумал, выпил виски, и придумал.
  

***

  
   Обстановка была ненавязчивой, музыка негромкой и ненадоедливой. Посетители каждый занимался своим делом и получалось, что никто никому не мешал. Виски и пиво расширяли горизонты восприятия жизненных справедливостей и несправедливостей, в основном несправедливостей, а настроение, хоть и не было радужным, но истерически-скандальным тоже не было. Правда спиртное хоть и позволяло мыслям проникать чуть ли не в самые потаённые уголки мирообустройства взамен требовало, и отбирало, ясность восприятия. Короче, опять всё как всегда. Когда мысль трезва и ясна - горизонты сужены или вообще отсутствуют, а когда горизонтов необозримый простор мысль, ошарашенная алкоголем, начинает блуждать и теряться в этих самых горизонтах. Но мысль, хоть и бестолково тыкалась то туда, то сюда, сдаваться не собиралась.
   Дети, это конечно хорошо и без них никак, сам ведь когда-то ребёнком был. Хорошо бы вот если дети были, а жены не было. Эта мысль очень даже понравилась Мэллу своей простотой. Но тогда за детьми некому было бы смотреть, потому как ему надо работать, детей обеспечивать. Значит, всё-таки без жены никак, прямо заколдованный круг какой-то. А вот взять его жену, Эмму. Понятно, она не бездельничает. На ней дом и хозяйство вообще, она за детьми, да и за Мэллом смотрит и ухаживает. Бездельем такое не назовёшь. Понятно, чтобы дом и всё у них в доме, в смысле из вещей, было только хорошее, а ещё лучше-лучшее. Вот Эмма и старается, понять-то её можно.
   Очередная порция виски, у них стопки порциями называются, запитая пивом ещё больше расширила перед Мэллом горизонты этой прекрасной и одновременно скучной жизни. Сначала он даже оторопел от того, на что наткнулась блуждающая где-то там мысль. Правда немного успокоившись от столь внезапного озарения и выпив ещё, принялся уже спокойно исследовать находку.
   Находка сообщила Мэллу о том, что его жена, Эмма, и государство в целом, за одно - одна команда. Государству в лице бесчисленных фирм, компаний и их владельцев выгодно, чтобы Мэлл как можно больше и лучше работал, за это деньги-то и платят. Это с одной стороны. А с другой стороны, Эмма, которая озабочена тем, чтобы их дом с каждым днём становился все лучше и лучше. А для этого Мэллу надо работать, не сказать чтобы всё больше и больше, но никак не меньше. Получается что государство со своими потребностями с одной стороны, а Эмма со своими с другой. А он, Мэлл, между ними, как между молотом и наковальней. Кстати, в КОШЭ эта поговорка звучит как: между скалой и твёрдым местом, но это без разницы, смысл один и тот же. И ещё неизвестно кто больше заставляет Мэлла делать то, что ему делать, если честно, не очень-то нравится, но за это платят деньги - хозяин компании, где он работает, или его жена, Эмма?
   Но тогда почему Мэллу надо только работать, а отдыхать, получается, что вообще нельзя? Кто придумал этот идиотский закон? Ладно если бы Мэлл был пьяницей. Будь он пьяницей, его давно бы выгнали с работы и копался бы он в мусорных бачках и дома у него не было и семьи тоже. Всё-таки странно получается, закон рассчитан на тех, кто если и выпивает, то в меру, а тем кто без меры на него просто наплевать.
   Видимо горизонты для блуждающей мысли оказались не такими широкими, как изначально предполагалось и она, мысль, упёрлась в стену несоответствия закона с теми для кого, а вернее сказать, против кого он был принят. Мэлл расширил горизонты ещё одной порцией виски и сдобрил это дело пивом, но горизонты почему-то не расширялись, наверное и у них бывают границы. Но и мириться с тем до чего Мэлл додумался, вернее будет сказать, чего доискался, тоже не хотелось. Настроения всё это не улучшало, а без настроения даже тупо накачивать себя виски с пивом - занятие премерзопакостнейшее. Мэлл хотел было пойти поиграть на бильярде, но потом передумал. Играл он, если честно, не очень чтобы хорошо. Поэтому ничего больше не оставалось делать, как сидеть на пару со своими мыслями и пытаться хоть как-то договориться с ними, чтобы они, мысли, не слишком буянили и вели себя спокойно.

***

  
   - Привет. Не возражаешь?
   Перед Мэллом стояла вполне симпатичная женщина. На вид ей было лет тридцать пять, не больше. Правда, в баре царил полумрак и можно было ошибиться, но Мэллу сейчас было безразлично, сколько незнакомке лет.
   - Садись. - пригласил незнакомку Мэлл.
   - Я, Сара. - представилась женщина.
   - Мэлл. Очень приятно.
   - Скучаешь?
   - Не то чтобы скучаю, так, сижу, думаю.
   - Понятно.
   - Хочешь, я тебя угощу?
   - Хочу. - согласилась Сара.
   Мэлл сходил к барной стойке и принёс ещё один стакан и две кружки пива. Он был не то чтобы рад, скорее благодарен Саре за то, что она хоть как-то скрасит его одиночество. Можно будет поговорить о каких-нибудь пустяках, да и при ней Мэлл не напьётся, напиваться он не хотел, но напиться хотелось. Бутылку виски он взял потому что был один, но теперь появилась Сара, значит виски отходит на второй план.
   Не то чтобы он хотел развития событий которые в конце концов заведут их в постель, нет, настроение не то. Просто очень не хотелось сидеть в одиночестве, а тут она, Сара, так что Мэлл был рад и доволен её появлению.
   - Ищешь кого? - отпив из своего стакана спросил он.
   - Нет. - как-то просто, а потому и естественно ответила Сара. - Дома скучно, вот и решила проветриться.
   - Понятно. - разговор начинал буксовать. Говорить, если честно, вообще-то было не о чем, так, общие фразы и не более того.
   - Чем занимаешься? - спросила Сара.
   - В смысле?
   - В смысле, где работаешь?
   - На стройке работаю, на кране.
   Мэлл и Сара ещё выпили и выпили не потому, что им хотелось напиться, просто когда разговор даже не идёт, а плетётся из последних сил ему необходим отдых. Вот таким отдыхом разговору и служила выпивка.
   - Что-то я тебя раньше здесь не видел. - поинтересовался Мэлл.
   - А я здесь ни разу и не была.-просто ответила Сара. - Сегодня первый раз.
   - Приезжая?
   - Нет. Я недалеко здесь живу. - Сара вела себя просто, без жеманства, которое некоторые женщины считают шармом. - А ты здесь часто бываешь?
   - Обычно пару раз в неделю.
   - Что-то сегодня ты поздно или ты всегда в это время сюда приходишь?
   Неизвестно кто, правда наиболее невежественные люди уже давно нашли и назначили виновника таким делам, и за какое место дёрнул Мэлла, потому что он вдруг, ни с того, ни сего взял да и рассказал Саре всё. Рассказал о том, как много работает и что иногда заходит сюда выпить кружку-другую пива, ну и пропустить стаканчик виски, но бывает это нечасто. И что сегодня тоже зашёл, всё-таки конец недели, завтра выходной, потому можно и посидеть в баре. Пересказывать это Мэллу было скучно, потому что пересказ и тема пересказа были скучным занятием, вернее, времяпровождением. На что-то другое, если честно, у Мэлла не хватало ни фантазии, ни сил.
   И вот сегодня, придя домой, он был выставлен своей женой, Эммой, за дверь и только за то, что пришёл слегка навеселе. Оказывается приняли какой-то закон, сам он его ещё не читал, согласно которому жена имеет право не пускать мужа домой, если он пришёл пьяным.
   - В том-то и дело, что имеет право, а не обязана. - Сара пристально посмотрела на Мэлла. - Понял?
   - Не понял. - Мэлл на самом деле не понял, что этим хотела сказать Сара. -Объясни.
   - Какой ты непонятливый. - усмехнулась Сара. - Обрати внимание. Жена имеет право! Имеет право, но ей не запрещается пускать мужа домой, если он пришёл выпивши. Понял разницу?
   - Так это что же получается? - до Мэлла наконец-то дошло. - Получается, что Эмма специально меня не пустила домой?
   - Этого я не знаю. - ответила Сара. - Если не жалко, закажи ещё пива, пожалуйста.
   От услышанного Мэлл находился в состоянии близком к невесомости, правда на тот момент даже в КОШЭ об этой самой невесомости ничего известно не было. Как во сне, так будет понятнее, Мэлл пошёл к барной стойке и принёс две кружки пива.
   В его голове никак не помещалось, как такое может быть вообще? Тот, кто обеспечивал и содержал семью был выставлен за дверь и выставлен не потому, что закон так велит, а потому что так захотела его жена!
   - Не переживай ты так. - Сара дипломатично выдержала паузу, чтобы Мэлл смог хоть в какой-то мере осознать то, на что, как законопослушный гражданин, не обратил внимания. - Всё образуется. Может быть у твоей жены просто настроение было плохое? - предположила Сара.
   - У неё всегда плохое настроение, - зло ответил, чуть ли не огрызнулся Мэлл.-когда я с работы прихожу. Оно у неё бывает хорошим только тогда, когда что-то покупаем, новый телевизор или ещё что-нибудь.
   Сара промолчала. Сейчас был не тот случай, чтобы утешать его и уж тем более давать мудрые или глупые, неважно какие, советы. Время, оно само всё расставит по своим местам. То, что сегодня случилось с Мэллом рано или поздно должно было случиться, а поводом к этому могло послужить всё, что угодно.
   - Давай лучше ещё выпьем. - предложила Сара.
   - Давай выпьем. - согласился Мэлл.
   Они выпили, немного помолчали. Случайно или нет, но то что народа в баре было немного, а музыка не орала как сумасшедшая делало разговор Сары и Мэлла, да и их встречу вообще, душевной и доверительной. А может быть одно наложилось на другое: у Сары что-то там не то случилось, а у Мэлла понятно что. Они случайно встретились здесь, в баре, а дальше, а дальше сидят, выпивают и за жизнь разговаривают. И разговаривают легко и просто, как будто тысячу лет знакомы, и нет между ними той показушной напыщенности, которая в большинстве случаев сопровождает первую встречу мужчины и женщины тем самым мешая им. Здесь показухи и выпендрежа не было и в помине, так уж получилось...
   - А ты чем занимаешься? - спросил Мэлл.
   - Я художник. - также просто, как и спросил Мэлл, ответила Сара. - Художник-дизайнер.
   - Ишь ты! - было непонятно, то ли Мэлл удивился, то ли восхитился тем, чем занимается Сара. - В детстве я хорошо рисовал и мечтал стать художником, но... - Мэлл вздохнул.
  

***

  
   На самом деле он не врал и не пытался комплиментом произвести на Сару благоприятное впечатление. Мэлл и правда хорошо рисовал в детстве, и правда хотел поступить в художественную школу, но жизнь на то она и жизнь, что зачастую штука властная и распоряжается как ей угодно, вернее, кому-то угодно.
   После окончания школы перед Мэллом, и не только перед ним, но и перед всеми кто когда-либо школу заканчивал вставал выбор: как зарабатывать на жизнь? Можно было пойти учиться дальше, но тогда деньги появятся позже и неизвестно в большем ли количестве? А можно было пойти работать сейчас, и деньги появятся почти сразу, быстрее, чем если ещё несколько лет учиться, это точно. А в случае с художником, так вообще полная неизвестность, появятся ли они вообще? Рисовать-то научишься, и возможно хорошо научишься, но это не гарантия, сможешь ли этим на жизнь зарабатывать? И Мэлл выбрал то, что побыстрее. Надо сказать, что не он один делал, делает и будет делать выбор в пользу "побыстрее". Вот такая вот она жизнь, ничего не поделаешь...
   - Не переживай .- Сара положила ладонь на руку Мэлла. - Никогда не поздно вернуться к тому, что в тебе есть.
   - Ты думаешь?
   - Уверена. - она смотрела на Мэлла открыто и просто, но тем не менее в её взгляде было то, что для Мэлла оставалось загадкой. - Знаешь что, пойдём ко мне. Не думай, что я хочу тебя склеить и всё такое. Просто не будешь же ты сидеть здесь до утра? А если будешь, то обязательно напьёшься, и тогда жена тебя домой уж точно не пустит. Пошли.
   - Пошли. - согласился Мэлл. Ему и правда сейчас некуда было идти, а оставаться в баре не очень-то и хотелось.
   Он сунул в карман недопитую бутылку виски и они покинули хоть и гостеприимное, но уж очень коварное заведение, которое только сегодня преподнесло Мэллу два сюрприза. И если с первым сюрпризом было более-менее всё понятно хотя бы потому, что он уже был преподнесён, вернее, состоялся, то второй сюрприз, хоть и обозначил себя, оставался полным неизвестности. Не стоит опять думать о возможных постельных продолжениях этого сюрприза, как раз в этом случае, никаких тайн вовсе нет, да и слишком это всё просто, так что ли. Здесь что-то другое и Мэлл пока не мог понять что. Он просто шёл рядом с Сарой к ней домой и не думал о том, что будет дальше... И такое бывает...

Глава IV

  
   Эх, люди, люди. Все бы вам ахи, охи, трали-вали, никакой серьёзности! Человек - существо легкомысленное и до неприличия несерьёзное, потому в его жизни всё так, наперекосяк и получается. Но это человек, чего с него взять, другое дело там...
   Помните коммуналку, ту самую? Ахи, охи здесь тоже присутствуют, но не по мелочам, а высшего порядка.
   Судите сами. Один из жильцов, у которого комната большая, он работает жуликом в комиссионке, вернее оценщиком, вещи на комиссию принимает. Работа ответственная, но прибыльная. Далеко не всегда в комиссионку несут вещи когда с жиру бесятся, бывает что и нужда заставляет. А тут он, оценщик. Он не только для комиссионки старается, но и для себя тоже. Опять же, ссориться с ним не очень-то и рекомендуется, всяко может случиться. Так и живёт.
   А другой, тоже, у которого комната большая, он страховым агентом работает. Он получается, что наоборот, людей от всяких напастей страхует и почти спасает. Кстати, это не тот, который потом, как в кино, автомобили ворует и продаёт другим жуликам. Это просто совпадение и не более того.
   Вот и получается, что один тут как тут когда у человека что-то не так пошло или человек с жиру бесится, а второй, можно сказать, наоборот, до того как это что-то может пойти не так. Ну а если у человека имеется "жир", с которого кроме как беситься, ничего другого делать не остаётся, он тоже тут как тут, ну чтобы жир этот в одночасье не сгинул и можно было продолжать себе дальше беситься. Вот и вся разница, и непонятно кто из них лучше.
   Тот, который страхует, конечно же свою выгоду имеет, но выгода там другая, если говорить без политесов, не грабительская.
   Так и живут. Не то чтобы ненавидят друг друга, всё-таки скорее всего ненавидят и не могут смириться с самим фактом существования оппонента, или конкурента, как хотите.
   Ну а те, кто живёт в маленьких комнатах вынуждены как-то приспосабливаться, вернее будет сказать, приставать к какому-либо из берегов.
   Это как две большие льдины, а между ними маленькие льдинки болтаются. Время от времени большие льдины между собой сталкиваются. Не так чтобы очень, но это для них не так, чтобы очень. Для маленьких льдинок такое столкновение можно сказать что катастрофа, но катастрофа, если посерёдке между ними болтаться, тогда при столкновении обязательно сомнут и изничтожат. А если прилепиться к какой-либо из больших льдин, тогда всё нормально, почти всё нормально. Конечно при очередном столкновении больших льдин достанется, намнут бока, но в основном цел останешься, а это главное.
   Но и это ещё так себе, семечки. Почему-то обязательно надо определить, утвердить и оставить на веки вечные, в качестве непреложной истины, кто из двоих лучше, а значит и главнее. Вот тут ахи-охи и прочая дребедень цветут буйным цветом.
   Как в рекламе. Два магазина, расположенные почти-что напротив друг друга. С виду магазины в общем-то одинаковые, да и внутри тоже одинаковые. Но надо сделать так, чтобы в один магазин покупатель валом валил, а в сторону другого магазина плевался и оскорбительные слова при этом выкрикивал. Вот и стараются рекламщики, в случае с коммуналкой - жители маленьких комнат и комнатушек. Ничего не поделаешь, доля им такая выпала. Невозможно им жить не будучи ни за кого и не против кого, сожрут к едреней матери. А тут жена домой не пустила, подумаешь!
   Я не собираюсь пересказывать всех жителей маленьких комнат. Занятие это довольно-таки муторное хотя бы потому, что всех и не упомнишь, а что они там кричат и о чем между собой шушукаются, тем более не перескажешь.
   Особо любопытствующим рекомендую прогуляться в окрестностях своего места жительства. Завидев группу товарищей, вернее, группу подруг предпенсионного, пенсионного и запенсионного возрастов, расположиться так, чтобы не привлекая к себе внимания иметь возможность слышать то, о чем они разговаривают. Понимаю, сделать это трудно и даже практически невозможно. Для этого необходимы многолетние упорные тренировки и особое состояние души, но если вдруг получится, вы услышите как раз то, о чем говорят жители маленьких комнат и комнатушек той самой коммуналки, практически по любому поводу. Успехов тому, кому стало интересно!

***

  
   Если вдруг, ни с того, ни с сего, захочется посмотреть на то, что происходит там, далеко-далеко за морем, то конечно же можно туда поехать и посмотреть на всё своими глазами. Но так не интересно, лучше пофантазировать или же придумать. Кстати, такие придумки очень часто оказываются невероятно близкими к тому, что происходило и происходит в том далёком далеке на самом деле.
   В кабинете, который в силу своей исторической значимости имел овальную форму, собралась группа товарищей (группы подруг по овальным кабинетам не шляются). Вот прямо сейчас подумалось, а почему этот самый кабинет имеет овальную форму, а не квадратную или прямоугольную, как и положено всем уважающим себя кабинетам? Думал, думал и кроме того, что так легче пыль выметать, в углы не забивается, ничего в голову не пришло. Ну может быть ещё, чтобы шпионам труднее было прятаться. Ведь всем известно, что любимое потайное место для шпиона - угол, желательно тёмный.
   - Джентльмены! - ясно дело, первым заговорил президент. - Надеюсь, сегодня услышать от вас только хорошие новости. В общем и целом картина мне известна, но сами понимаете, слишком много дел, уследить за всем невозможно.
   - Я так понимаю, Дэн, что ты хочешь услышать о том, что творится в Дикой Империи? - спросил лысый мужик.
   - Не совсем, хотя и это тоже. - президент на то и президент, чтобы знать всё, хотя как известно, всё знать невозможно. - Меня интересует, как обстоят дела с нашей выставкой в Дикой Империи, и как идёт переоборудование заводов?
   - С переоборудованием заводов все по графику. - начал рассказывать мужчино-самовар, не забыв перед этим раскурить сигару. - С кома-сомой в оговорённые сроки укладываемся.
   - А насчёт транспортировки и хранения? - поинтересовался президент.
   - Все учтено, сэр. - подал голос ещё один из присутствовавших. - Мы планируем всю предназначенную для Дикой Империи кома-сому разместить в граничащих с ними дружественных нам государствах. Проблем не будет, договорённости имеются.
  

***

  
   - А насчёт выставки... - это активизировался тот самый мужик, который и предложил провести выставку. Ну поскольку он предложил, тем более что подобные мероприятия проходили как раз по его ведомству, ему и было поручено её курировать. Занимался он культурными связями. Вернее будет сказать, не только культурными, как раз они-то составляли незначительную часть в числе прочих связей.
   Словно в насмешку, а может быть так и надо, может быть у них к чиновникам требования такие, вид этот мужик имел такой, как будто он только что поскандалил со всем белым светом и на всех обиделся. Наверное поэтому, за глаза конечно, среди коллег и не коллег всех рангов, званий и заслуг, этот деятель от культуры и не только, имел прозвище Понедельник. Разумеется он знал об этом и скорее всего не обижался, потому что скандалов по этому поводу зафиксировано не было.
   - Так вот, насчёт выставки. - Понедельник зачем-то поправил галстук и приосанился, наверное для того чтобы покультурнее выглядеть. - Задание насчёт прохладительных напитков наши дипломаты выполнили блестяще, и даже перевыполнили.
   - Подробнее пожалуйста. - попросил президент.
   - Хорошо. - кивнул Понедельник. - Некоторые сотрудники нашего посольства там, - Понедельник мотнул головой как бы показывает направление, в котором следует искать столицу Дикой Империи. - подошли к порученному заданию, можно сказать, творчески и не ограничились только изучением их гастрономических пристрастий.
   - Очень интересно. - цыганистого вида мужик то ли проснулся, то ли таким образом решил обозначить своё присутствие, потому что до сих пор молчал и казалось что был незаметен. - А что конкретно?
   - А конкретно, - даже в такой, можно сказать, момент гордости за неизвестных ему дипломатов, выражение обиды на белый свет все равно не покинуло физиономию Понедельника. - семейные взаимоотношения. Их очень интересуют взаимоотношения в наших семьях, в частности, как реагируют наши жены на то, что их мужья приходят домой в нетрезвом виде.
   - Да ну?! - от удивления мужчино-самовар чуть не проглотил сигару. - Не может быть!
   - Почему не может быть? - удивился на удивление мужчино-самовара ещё один из присутствовавших. - Вполне может быть. То, что они постоянно пьют водку, известно всем и давно известно. Удивительно то, что их жены этим недовольны. Честно говоря, джентльмены, я думал, они пьют водку вместе и соревнуются между собой, кто больше выпьет. Кстати, у Фэйка есть книга о социалистическом соревновании в Дикой Империи. Так вот, в ней он аргументированно доказывает, что это соревнование берет свои истоки как раз от ихней народной традиции, кто больше водки выпьет.
   - Ну, Фэйк, ещё тот сказочник. - заметил лысый. - Ему через раз надо верить.
   - Дело не в Фэйке. - остановил начавшуюся было дискуссию Понедельник. - Дело в том, что они этим интересуются. А если интересуются, значит надо предоставить во всей красе, так сказать. Мы планируем посвятить этому отдельный зал, пусть смотрят и ума набираются.
   - Хорошая идея, джентльмены, поддерживаю. - президенту и правда понравилась идея отразить на выставке семейные взаимоотношения в КОШЭ.
   Тем самым появилась возможность показать не только внешнюю сторону жизни простых граждан КОШЭ: дома, автомобили и прочее, но и то, что происходит в семье, а это очень важно. Нетрудно догадаться, на пару с кома-сомой семейные взаимоотношения могут стать именно той убойной силой, на которую так рассчитывают в овальном кабинете.
   Разумеется Гласс Собер тот, кто и обнаружил такой интерес, упомянут не был. Скорее всего Понедельник и не подозревал о его существовании. Посол доложил о проделанной работе и перечислил, списком, то что удалось узнать. А кто и что узнал конкретно, осталось неизвестным, потому что никого не интересовало. Иными словами, и посол, и Понедельник, подошли к столь ответственному делу равнодушно и по бюрократически. А зря, страна должна знать своих героев! А может быть и не зря, потому что если бы узнала, то в скором будущем несдобровать бы Глассу, а так всё шито-крыто, а если что, посол виноват.
   - Значит, я могу рассчитывать, - президент чуть было не ляпнул, Понедельник, но вовремя опомнился. - сэр, что всё будет готово вовремя и в лучшем виде.
   - Можете не сомневаться, сэр. - заверил его Понедельник.
  

***

  
   - Что ж, мы начали с хороших новостей. - президент как будто хотел заколдовать что ли, потенциальных докладчиков на то, чтобы они только о хорошем докладывали.-Надеюсь, хорошими новостями и продолжим. Что известно нового о космической программе советов?
   - К сожалению, Дэн, ничего неизвестно. - пожал плечами лысый мужик. - Понятно, что они что-то затеяли, а что - непонятно. Никакой новой информации, не то чтобы достоверной или недостоверной, а вообще никакой! - было видно, лысому тяжело говорить такое, даже лысина вспотела.
   - Ну должны же они испытания какие-то проводить в конце концов! - да уж, освоение космоса дикарями и в правду не давало покоя президенту. Уж очень не нравилась ему перспектива превращения космоса в "дикий космос", а не в культурный и цивилизованный. - Что говорят результаты полётов над Дикой Империей? Ах, да...
   Ах, да... означало, что президент хотел по привычке обратиться к проверенному источнику достоверной информации, к этакой палочке-выручалочке, которая представляла собой разведывательные полёты над территорией Дикой Империи.
   До недавнего времени всё было хорошо. Над Дикой Империей постоянно летали кошистские самолёты, летали на большой высоте, километров этак двадцать и фотографировали всё, что интересовало КОШЭ. Разумеется дикари возмущались, но сделать ничего не могли, потому как высоко, не достать. Для всего недоцивилизованного и дикого мира было придумано вполне правдоподобное обоснование подобных полётов, мол, это научные самолёты, которые совершают полёты над территорией других государств с целью наблюдения за экологической обстановкой, ну и тому подобная брехня.
   Всех такое объяснение устраивало, всех кроме дикарей. Они постоянно возмущались и засыпали правительство КОШЭ нотами протеста. Толку от этих нот и заявлений было как от рассказов о сибирской зиме, где-то в Африке - холодно и жутко, но не опасно.
   Однако совсем недавно вдруг пропали три кошистских научных, а на самом деле разведывательных самолёта, как в воду канули. Тогда президент, как говорят где-то на Востоке, потерял лицо. Он кричал, рвал бумажки и даже попытался набить морду генералу Фрэду, правда не набил. Короче, досталось всем без исключения.
   Оказалось, что дикари изобрели какие-то ракеты которые свободно забирались на двадцать километров в высоту и творили там что хотели, а конкретно, разваливали в хлам кошистские самолёты.
   Разумеется теперь уже со стороны КОШЭ на Советский Союз посыпались ноты протеста, угрозы и прочая дребедень. Но дикари, подлый всё-таки народишка, прикинулись дураками. Они соглашались, но при этом как заклинание повторяли, что и в дальнейшем будут сбивать все самолёты, неважно какие - научные или антинаучные, если они окажутся в воздушном пространстве Советского Союза без соответствующего на то разрешения.
   Можно было конечно сделать хитрее и отправлять самолёты изучать науку над территорией Советского Союза на высоте тридцать километров, но таких самолётов в КОШЭ не было, и не предвиделось. А не предвиделось, потому что выше двадцати километров, собственно говоря, уже начинался космос, а с космосом ну них дела обстояли плоховато, вернее, плохо. Кошисты планировали только года через полтора запустить свой первый спутник, раньше никак не получалось. Этот факт очень беспокоил президента, и не только его, потому что за полтора года дикари наверняка смогут улететь, в смысле, уйти вперёд в развитии космической техники далеко, и догнать, а тем более перегнать их будет очень трудно. Так что спасти ситуацию могла только выставка с кома-сомой и с так удачно обозначившимися семейными отношениями.
   Больше ничего интересного в овальном кабинете в этот раз не происходило, так, ерунда всякая. Может быть самое интересное там уже произошло, а может быть ему, самому интересному, только предстоит произойти - время покажет. Насчёт гольфа разговаривали, правда, что такое этот самый гольф, вернее, что в нем такого интересного, лично я, не знаю как вы, слабо себе представляю. То ли дело хоккей, вот где полёт мысли, вернее шайбы. Кстати о хоккее, не далее как лет за пять до описываемых событи, цивилизованные хоккеисты крепко получили по зубам от хоккеистов диких. Наверное и получили потому, что те дикие и цивилизованно играть не умеют. Но это так, паузу заполнить, да и страница заканчивается, а начинать что-то другое в конце страницы не совсем красиво. А следующее, это...

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Следующим шагом по созданию и развитию государства древних греков была отработка и закрепление на практике научных разработок Вест-Пойнтского военно-научного исследовательского центра в области стратегии и тактики армии.
   Поскольку на территории Эдемии войн никогда не было и царил вечный мир, воевать эдемийской армии было просто не с кем. Была же она создана после событий, вызванных нашествием индейцев из Сибири.
   Армия Эдемии была малочисленной, поэтому должна быть эффективной. Цель преследовалась двойная: отработать на практике наработки учёных Эдемии в области военных стратегии и тактики с тем, чтобы затем взять за основу для эдемийской армии, и создать в Древней Греции её эффективный аналог. Стоит сказать, до этого армия эллинов представляла собой не что иное, как скопление вооружённых чем попало дикарей. О какой-либо стратегии и тактике в такой армии речь не шла вообще.
   В Древнюю Грецию был переброшен и расквартирован в местечке под названием Спарта батальон эдемийской морской пехоты. Командиром батальона был Алекс Мак (Alex Musk), прозванный эллинами Александром Македонским. От Вест-Пойнтского военно-научного исследовательского центра был направлен учёный Арес Тотел (Ares Totel), получивший у дикарей имя Аристотель. Надо сказать, что в силу своих то ли бескультурья, то ли высокомерия, которым отличались древние греки, батальон морской пехоты они считали уроженцами Греции и называли спартанцами, а Алекса Маска и Ареса Тотела, уроженцами северных земель, на тот момент входивших с состав их государства. Такое родство нисколько не мешало, а скорее помогало военным Эдемии в их благородном деле.
   К тому времени греки достигли определённых успехов в своём развитии, что позволило им заняться колонизацией пустующих земель, расположенных на значительных, по их меркам, расстояниях. Но по мнению учёных Эдемии их ошибкой было то, что греческие колонии представляли собой небольшие по численности и площади поселения, включающие в себя исключительно обрабатываемые земли. Но и это с их стороны было большим достижением, так как служило развитием торговых и общественных отношений между древними греками и ещё более дикими народами, населявшими те земли.
   Последствием образования колоний на побережьях Средиземного и Чёрного морей стало значительное повышение уровня жизни древних греков. Осваивались новые территории на которых обитали ещё более дикие народы, получившие от древних греков обобщённое название - варвары. Поскольку к тому времени при непосредственном участии эдемийских военных греческая армия значительно преобразилась в лучшую сторону, какого-либо значительного сопротивления со стороны более диких народов древние греки не встречали. А это значит, что новые земли и новые рабы доставались эллинам с минимальными затратами, что и позволило им значительной поднять уровень своей жизни.
   Но поскольку Древняя Греция всё-таки была со всех сторон окружена дикими народами и племенами, не имевшими никакого представления даже о зачатках культуры и цивилизации, их благоденствие не могло оставаться незамеченным.
   Как уже было сказано выше, учёные Эдемии определили, что чем дальше земли и люди, живущие на них, располагались от самой Эдемии, тем большим изменениям как внешним, так и внутренним они подвергались. В первую очередь это конечно касалось диких народов. Жадность и жестокость, вот что правило такими народами. Никакого желания созидать, только разрушать и грабить.
   Высокий для дикого мира уровень жизни древних греков не остался без внимания живущих по соседству племён. Живущие к востоку от Древней Греции дикие народы объединились под руководством дикаря Ксеркса, назвавшего себя царём. Была создана многочисленная армия, а также флот, которые и отправились на завоевание Древней Греции.

***

  
   Да, надо сказать, что на самом деле Фёдор никакой не чекист, не майор разведки, хоть и прекрасный семьянин. Вернее семьянин-то он, семьянин, только вот насчёт прекрасности, надо у Валентины спрашивать, ей виднее.
   Фёдор, тот человек жизнь которого кардинально меняет в общем-то ничем непримечательный случай. Наверняка кто-то слышал о таких, а кто-то и лично знаком с ними, иногда счастливчиками. Вот Фёдор как раз один из них. И дёрнуло же его предложить Глассу быть третьим? Гласс не отказался и вот вам, вернее Фёдору и его семье, результат.
   После визита Гласса к нему домой, последний был приглашён Туда, Где Следят За Тем Как-бы Чего Не Вышло. Заметьте, приглашён, а не подхвачен на улице или, что ещё хуже, на работе, за талию и не препровождён в ритме вальса в автомобиль интригующей окраски.
   Фёдору позвонили домой, представились, и попросили в такой-то день и час прийти туда-то, в такой-то кабинет, к такому-то товарищу, для беседы. Фёдор не то чтобы испугался, хотя и это присутствовало, он просто забоялся, что с работы не отпустят, о чём и сказал. Но говоривший с ним по телефону товарищ заверил Фёдора, что с этим никаких недоразумений не возникнет. И правда, в тот самый день, с самого утра, его вызвали в Первый отдел (на каждом уважающем себя предприятии есть Первый отдел, наверное даже в детских садах, и то, есть) и сказали, что на сегодня ему оформлена командировка, разумеется оплачиваемая, а куда командировка, он прекрасно знает. Также был проведён краткий предкомандировочный инструктаж, который представлял из себя пожелания: вести себя спокойно и про работу лишнего не болтать.
   Фёдор не сомневался что там, куда его пригласили, его будут ругать. То, что ругать дело-то как раз привычное, Валентина, почитай, каждый день ругает, привык уже. Фёдору не давало покоя, за что именно будут ругать? За то, что Гласса к себе домой пригласил или за то, что водку с ним за сараями пил?
   Насчёт того, что водку за сараями пил, Фёдор был более-менее спокоен, потому что у него имелось несокрушимое оправдание. Он не знал, что Гласс-кошист, потому что документы перед тем как сообразить на троих, как известно, никто не спрашивает. Опять же, за этими сараями все водку пьют, а он чем хуже других? А вот с гостеприимством, вот с ним промашка вышла. Правда и здесь беспокоило его не то, что с ним могут сделать и наверняка сделают, а то, кто сдал? Тесть с тёщей, как возможные стукачи и предатели, не выдерживали никакой критики. Оставались Валентина с Тонькой.
   "Если Валентина стуканула, - думал Фёдор. - вырву ноги по самые уши. Правда вряд-ли она. Что ж она, дура, что ли, добровольно без мужика оставаться? Хотя, кто их, этих баб знает? На то они и бабы, чтобы дурами быть".
   Ну а если предательницей являлась Валентинина подруга - Антонина, то здесь у Фёдора пока что не хватало фантазии, чтобы придумать для неё казнь лютую.
   "Главное, оттуда выбраться, - в конце концов решил Фёдор. - а уж после я устрою ей полет на метле, без метлы и вместо метлы...".
   Давно замечено, но почему-то так и не принимается к сведению: когда готовишься к какому-то событию, то разумеется пытаешься угадать и прокручиваешь в мыслях его сценарий, ну, как всё происходить будет. Общее направление предстоящего вообще-то угадать удаётся, приблизительно пятьдесят на пятьдесят. А вот по части деталей, так здесь соотношение, примерно, десять на девяносто, в смысле десять угадал, а девяносто не угадал. И что интересно, народ, пытаясь угадать как оно все будет всё-равно раскладывает пасьянсы в голове. Не проще ли плюнуть, тем более если предстоящего события никак не избежать? Но Фёдор не плюнул и по дороге туда, где полным-полно сотрудников с горячими сердцами вместо того, чтобы представлять, как оно всё пройдёт и на сколько его посадят, придумывал кару для Антонины.
   Но пригласивший его мужчина лампочкой в глаза не светил, иголки под ногти не загонял, а перво-наперво предложил стакан чая и попросил поподробнее рассказать, как тот познакомился с Глассом...
   Фёдор мысленно набрал полные лёгкие воздуха и рассказал всё, ничего не утаивая, даже про вытрезвитель рассказал. А что, всё равно дознаются, тогда ещё хуже будет.
   Хозяину кабинета из рассказа больше всего понравилась теория изобретения вытрезвителя. Он даже рассмеялся, чем удивил Фёдора который в силу своего воспитания был уверен, что поскольку здесь не шутят, то значит и смеяться не умеют. Оказалось, умеют.
   В общем и целом действия Фёдора были одобрены, так и было сказано: "В основном вы сделали всё правильно. Есть конечно мелкие детали, требующие доработки, но они незначительны".
   Ему было рекомендовано продолжить знакомство с кошистским дипломатом. На вопрос Фёдора: "А что, он и вправду шпион?", был получен ответ, мол, никакой он не шпион и что они действительно готовятся провести у нас в стране выставку, вот таким образом и узнают, что простых людей интересует.
   - А я у него ещё спросил, - засмущался Фёдор, - сильно ли ихние бабы ругаются на своих мужиков, когда те домой поддавшие приходят?
   - Везде ругаются. - вздохнул собеседник и Фёдору стало ясно, что даже таким людям ничто человеческое не чуждо. - Женщины, они на этот счёт везде одинаковые, только ругаются на разных языках.
   Как бы опомнившись, что допустил минутную слабость, но разумеется не растерявшись, пригласивший перевёл разговор на то, как Фёдору надлежит себя вести в дальнейшем:
   - Постарайтесь избегать разговоров о политике, ну и конечно не очень налегайте на спиртное, чтобы и здесь, и там, жены не ругались. - улыбнулся собеседник.
   - Насчёт политики не волнуйтесь. - Фёдор поспешил засвидетельствовать полнейшую поддержку политики партии. - У меня в семье всё равно в ней никто ни черта не соображает. А насчёт выпивки, так теперь жена моя, Валентина, всё под контролем держит. Это она отцу своему перечить не смеет, а без него, так вообще сплошной сухой закон. - вздохнул Фёдор.
   - Ну, в крайности бросаться тоже не стоит. - собеседник Фёдора в очередной раз подтвердил своё человеческое происхождение. - Всё должно быть естественно, но без излишеств.
   - Можно я ваши слова жене передам? - с надеждой спросил Фёдор.
   - А вот о нашей встрече никому рассказывать не надо. - перед Фёдором опять сидел человек с горячим сердцем, и не более того.
   - Понятно. - Фёдор чуть было не сказал: "Слушаюсь!"
   Были получены рекомендации согласно которым Фёдору надлежало встречи Глассу не навязывать, но и от предложенных не уклоняться. Если будет дарить подарки, не отказываться, но ничего не выпрашивать, короче, вести себя прилично и не забывать гражданином какой страны он является. Если возникнут какие-то вопросы, Фёдору надлежало позвонить по такому-то номеру телефона. Записывать его не надо, придётся запомнить. Кроме того, в зависимости от ситуации они будут иногда встречаться. И ещё, вот этому Фёдор действительно удивился, если на работе будут возникать какие-либо трения с начальством по части отпроситься на встречу, да и вообще, пусть Фёдор сразу звонит, не стесняется.
   Поскольку следующая встреча должна состояться в воскресенье, Глассу предстоит окрошку дегустировать, в понедельник, после работы, надо будет встретиться. Место и время встречи оговорили заранее.
   Вот вам и пожалуйста, идя по приглашению Фёдор думал, что ругать будут и в тюрьму посадят, а вышло все совсем наоборот. Ругать, не ругали, на географической карте Сибирь не показывали и не рассказывали, насколько она велика и насколько прекрасна её природа. Вроде бы Фёдору надо было расстроиться, что не угадал, но он не расстраивался, правда и не особо радовался, понимал, сам того не желая стал разведчиком, ну почти разведчиком. А разведчиков, правда, в кино и в книжках об этом ни слова, но Фёдор догадывался, много лет этому учат. Фёдор же, получилось, что стал разведчиком прямо от сохи, вернее, от станка и без отрыва от производства. Но в общем и целом он остался доволен встречей, даже решил отложить "казнь" то ли Валентины, то ли Антонины до следующего раза. Немного подумал, можно ли ему теперь пить пиво, и вообще положено ли его пить разведчикам, Фёдор вспомнил реакцию собеседника по поводу жёниной ругани, а также пожелание насчёт того, что всё должно быть естественно и отправился выпить пару кружечек.

Глава V

  
   Квартира Сары оказалась небольшой и к удивлению Мэлла, совсем неуютной. Правда Мэллу ни разу не приходилось бывать в домах незамужних женщин, и он слабо себе представлял, как должно выглядеть их жилище. Семейное жилье видно сразу, там верховодит женщина. Верховодит не в смысле того, что всеми командует, хотя и такое случается, а в смысле того, что смотрит за домом.
   У женщин, у них какое-то, непонятное нормальному человеку отношение к порядку. Сам по себе порядок, ну когда в доме просто чисто и не более того, для женщины тоже самое, если мужик полы помоет. Как мужик полы моет, известно всем, кроме самих мужиков конечно - размажет грязь вперемежку с пылью ровным слоем, дождётся покуда всё высохнет и считает, что чисто. Но это он так считает, на то он и мужик.
   У женщины чистота в доме не есть порядок, чистоту и мужика можно заставить навести, наглядный тому пример - армия. Вот, кстати, об армии. В армии чистота присутствует, но чистота эта какая-то безликая, наверное потому и называется порядком. А женщине одного порядка мало, ей ещё уют подавай! Уж как и чем они при этом думают и умудряются уют этот создавать, неизвестно никому, может быть даже им, уют создающим. Вот только тряпкой и пылесосом его не создашь, сколько не старайся, тут ещё что-то нужно.
   Подозреваю, что создавая в доме уют женщина тем самым выражает своё отношение к своей семье, ну и как следствие, к дому. И определяется уют не тем, что мебель расставлена и вещи разложены правильно и аккуратно, как кирпичи в заборе, а тем как женщина относится к своей семье. Уют, он в доме не видится, а чувствуется, и лежащая на стуле рубашка - ерунда. Правда, зачем всё это делается, мне, как яркому представителю вида "человек нормальный", в смысле, неженатый непонятно.
   Разумеется, Мэллу доводилось ходить в гости, а значит бывать в домах своих родственников и знакомых. В подавляющем большинстве родственники и знакомые Мэлла - люди замужние и женатые. А как же, в КОШЭ верховодят культура и цивилизация, а они не то чтобы требуют, скорее, мягко но навязчиво советуют, что человеку для того, чтобы быть культурным и как следствие, счастливым, обязательно надо быть семейным. Причём качество семьи для культуры и цивилизации получается что вторично, мол, это дело семейное, сами разбирайтесь. Самое главное, это чтобы на людях представлялся как человек семейный. Правда там ещё много есть всяких условностей, просто перечислять их не хочется, от некоторых из них аж с души воротит.
   Так вот, Мэлл бывал в домах семейных родственников и семейных же знакомых. Бывал он и в домах холостяков, правда, мужчин, незамужних женщин среди его знакомых не было. С семейными домами все в порядке: где-то действительно мило и уютно, где-то уют похожий на порядок, а где то и порядок с претензией на уют. У холостяков всё проще, так сказать, от души. Холостяцкий уют не всякой фантазии под силу, особенно женской, его почему-то бардаком называют, хотя какой же это бардак, если иногда даже посуда помыта?
   Все эти рассуждения можно конечно же было адресовать Мэллу, но как-то получилось, не адресовал, а переделывать что-то не хочется, поэтому пусть так и остаётся.
   Итак, Мэлл впервые оказался в доме незамужней женщины. Конечно же, хоть какое-то представление о таких домах он имел. Ему рисовался дом в котором всё, ну как в музее, тем более Сара сказала, что она художник.
   Не тут то было! Квартира Сары представляла собой этакий гибрид склада забытых вещей и (как называется человек, который коллекционирует макулатуру? Я не знаю.), вот это самое, квартиру, такого человека. С хрестоматийной точки зрения, уюта никакого даже близко не было. Квартира представляла собой именно то, с чем я её сравнил. Повсюду были какие-то, в силу своей старости и ненужности, совершенно непонятные вещи и рисунки, очень много рисунков. В том-то и дело, что не картины, правда, несколько штук всё же было, а именно рисунки. Да и рисунки были какие-то странные: какие-то штрихи, линии, то ли узоры, то ли лабиринты.
   Мэлл считал, что художники рисуют картины: людей, природу, животных, наконец, а тут непонятно что.
   - Ты голодный? - спросила Сара.
   - Да, есть немного. - Мэлл вдруг вспомнил, что он обедать-то обедал, а поужинать не получилось. Вместо ужина Эмма преподнесла ему, можно сказать, сюрприз в виде этой странной квартиры и не менее странных рисунков. Оказывается, он был основательно голоден.
   - Я дома не готовлю. - Сара отправилась на кухню. - Есть гамбургеры, будешь?
   - Буду.
   - Тогда немного подожди, надо разогреть.
  

***

  
   Через несколько минут Сара вернулась с кухни с тарелкой гамбургеров и двумя бутылками пива.
   - Извини, стол не накрываю. - совершенно не смущаясь своей нехозяйственности сказала Сара.
   - Сойдёт. - Мэлл взял с тарелки гамбургер.
   Гамбургер оказался тёплым и неожиданно вкусным. Мэлл даже удивился, потому что практически каждый день обедая этими самыми гамбургерам и запивая кома-сомой давным-давно перестал замечать их вкус, а ел только потому, что время обеденное и в обед полагается что-нибудь съесть.
   - Это и есть твоя работа? - спросил Мэлл, показывая на рисунки. - А я думал, ты картинки для комиксов рисуешь.
   - Картинки для комиксов рисуют другие. - Сара сидела напротив Мэлла и перебирала свои рисунки. - Я дизайнер линий.
   - Это как? - удивился Мэлл. О таком он ничего не слышал.
   - Это почти как у тебя на работе. - усмехнулась Сара. - Ты строишь дом. Но ты же не ставишь на площадку своим краном весь дом сразу, ты подаёшь отдельные блоки, или как там у вас это называется.
   - Верно. - согласился Мэлл.
   - Так и в дизайне. - продолжала Сара. Она отложила в сторону рисунки и тоже принялась за гамбургер. - Любая вещь состоит из запчастей, если можно так сказать. А любой рисунок состоит из линий, цветов, тонов и полутонов. Понимаешь?
   - Понимаю. - кивнул Мэлл.
   - Вот я и занимаюсь такими запчастями. - Сара открыла бутылку и отпила пива. - Это тоже своего рода запчасти к рисунку, ну и к тому что в конце концов надо нарисовать.
   - Никогда бы не подумал, что так сложно. - Мэлл доел гамбургер и тоже принялся за пиво. - Я думал, что каждый раз рисуют всё и сразу.
   - Когда всё и сразу, это уже называется живопись, а то что я делаю, можно сказать, поточное производство.
   - А ты картины пишешь? Вон те две, они твои?
   - Одна моя, вторая нет, подарили. Пишу, но никому не показываю. Это для себя, а линии, линии тоже для себя, но за них платят деньги, а за картины не платят.
   - Понятно. Сара, а можно тебе задать один вопрос?
   - Почему я не замужем?
   - Да.
   - Я была замужем, целых полгода была. - Сара смотрела на Мэлла, но ему казалось что она смотрит куда-то далеко-далеко. - Но его в первую очередь интересовали чистые носки и выглаженные рубашки, а я никогда не хотела и не хочу стать классической домохозяйкой.
   - А как же дети? Ты детей любишь?
   - Детей наверное любят все, и я люблю конечно.
   - Ну вот, а если семья и дети, то и жена-домохозяйка. - Мэлл даже слегка удивился тому, что Сара не понимает таких элементарных вещей. - У всех так...
   - А я не хочу, как у всех, - Мэлл понял, что задел Сару за живое.-я не хочу, чтобы в семье были права и обязанности. Чтобы один ходил на работу, а вторая готовила обеды, стирала, убирала и ничего кроме этого в своей жизни не видела и всё потому, что так надо, так у всех, так положено.
   "Странная она какая-то. - слушая Сару, думал Мэлл. - Другие только о том и мечтают, чтобы сидеть дома с детьми. Взять мою Эмму, её из дома только в магазин выманить можно, ну или в кино, и то иногда".
   - Я хочу помимо домашних дел иметь ещё что-то. - продолжала Сара. - То, что мне нравится делать. Сам посуди, как может нравиться стирка или мытье окон?
   - Не знаю, как-то не думал об этом.
   - Потому что считается правильным, чтобы муж ходил на работу, а жена следила за домом. А я не хочу иметь правильную семью, я хочу иметь счастливую семью. Понимаешь, счастливую!
   - Знаешь, - видимо то, о чём говорила Сара что-то разбудило в душе Мэлла, он перестал тупо удивляться. В его душе что-то зашевелилось и заныло как нечаянно задетая старая рана, которая хоть и не беспокоит, но и до конца не зажила. - наверное неправильных семей не бывает.
   - А я думаю, бывают. Если есть семьи правильные, то обязательно должны быть семьи неправильные, только встречаются они гораздо реже.
   - Может быть и так. Сложно всё это. - несмотря на то, что Сара говорила о незыблемых для любого кошиста вещах столь провокационно, Мэллу с ней было легко и приятно. Его нисколько не смущала ни странная квартира со странными рисунками, ни сама Сара, которую правильные женщины вполне могли бы и побить за столь крамольные высказывания.
  

***

  
   Видите ли, любви ей захотелось! Любовь, её как фикус, выращивать надо, сама по себе она с неба не падает. Вполне возможно, что именно так и рассуждают правильные женщины, одарённые желанным, а иногда и долгожданным статусом женщины замужней. Причём неважно какие они, культурные или не очень, или же вообще, совсем некультурные, у всех у них в голове приблизительно одно - любовь, оно конечно хорошо, но любовь перед знакомыми и соседями не покажешь. А если и покажешь, то скорее всего пожмут плечами, покрутят пальцем у виска, на том всё и закончится. А вот если шуба новая, тогда пальцем у виска крутить не будут и плечами пожимать не будут. Тогда завидовать будут, а это посильнее всякой там любви будет, так-то.
   Разумеется не все без исключения думают так, хотя бы взять Сару, вот вам яркий пример. Вполне возможно, что таких правильных как раз меньшинство, по идее их и должно быть меньшинство, иначе давным-давно вымер бы род человеческий. Но в том то и дело, что вот эта правильность возводится в ранг истины не теми, кого больше, а теми, кто громче и крикливее. Не даром говорят о клопах, которые, как известно, маленькие, потому что воняют сильно. Или же о ложке дёгтя и её способностях в сравнении с бочкой мёда.
   - Может быть и сложно, а может быть и нет. - кивнула Сара. - Помнится, ты из бара виски захватил, давай выпьем...
   Они выпили. Есть больше не хотелось, поэтому гамбургеры были оставлены в покое. Потом помолчали, наверное каждый думал о своём.
   В обществе незнакомого, вернее будет сказать, чуть-чуть знакомого человека, молчать считается бестактностью. Это когда знакомы уже лет этак с тысячу, тогда можно, тогда нормально. Наверное считается, что давно знакомые люди друг друга и так понимают, без слов. А тут вот Мэлл и Сара были знакомы, если бы кто догадался засечь по часам, то часа два, два с половиной. И вот те на, сидят и молчат, и при этом чувствуют себя вполне нормально, не пытаются смущаться и говорить не потому, что хочется, а потому что приличия так велят.
   Но время делало своё дело, как всегда никого не спросясь. Не то чтобы внезапно, но где-то так, они почувствовали, пора бы и поспать. Мэллу был определён диван в комнате, а Сара отправилась в спальню. Да, как люди культурные и цивилизованные они, разумеется, пожелали друг другу спокойной ночи.
   Вообще-то такие вещи чудесами назвать язык не поворачивается. Это без сомнения чудо, но совсем в другом смысле. Легли спать порознь, а заснули вместе, рядышком друг с дружкой, и то, не сразу... Сара, то ли обняла Мэлла, то ли просто, положила на него свою руку, хотела что-то сказать, но не сказала, не успела, потому что заснула. Кстати, чудом во всех отношениях это было, если бы они, как легли, так и заснули бы, порознь...
   Вот и поди, разберись что произошло. Если бы это была обыкновенная похоть: одного жена из дома выперла, а вторая почти забыла что такое мужик в постели, плюс к этому виски с пивом, гамбургеры не в счёт. Тогда всё понятно, тогда можно было бы расписать происходившее, начиная с пожелания друг другу доброй ночи, страницы этак на две, а то и больше. Тогда это было бы, говоря культурным и цивилизованным языком, сексом. Но слово секс, в ихнем, культурном языке, на самом деле обозначает не более чем половую принадлежность и не более того.
   Возьмите к примеру любую ихнюю таможенную декларацию, там чёрным по белому, в виде вопроса, написано это слово. И что интересно, отвечать следует не с кем, когда и при каких обстоятельствах, а гораздо проще - мужчина ты или женщина, подробности никого не интересуют.
   Поэтому и получается то, что произошло между Сарой и Мэллом в спальне, называется как-то по другому. А как называется, им виднее, меня там не было. Такие вещи, которые хоть кто-то и называет сексом, но на самом деле им не являющиеся, принадлежат троим: ей, ему и тайне. Кто не согласен, опровергайте, дело ваше...
  

***

  
   А вот подвиг Гласса во славу великой и культурной страны оценён не был. Вернее, был оценён, но исходя из несколько других отправных точек. На то, что он где-то шляется супруге Гласса было наплевать и до неба доплюнуть. Но то, что он заявился домой в подвыпитом состоянии и с трёхлитровой банкой солёных огурцов в плетёной авоське было выше её сил стерпеть и смолчать.
   "Эх, жалко что не дома. - обиженно подумала супруга Гласса. - Дома я бы его на порог не пустила, закон на моей стороне! А здесь, у дикарей, приходится терпеть. Как же они мне все надоели!"
   Комментарии последовали такие, что даже самая законченная сволочь, от рождения не ведающая о стыде и совести услышав их, сначала бы глубоко раскаялась, а потом уж сгорела со стыда, без остатка.
   Но видимо сволочизм Гласса был из негорючего материала, потому что он не только не сгорел, но даже не задымился. По словам супруги: дипломату великой страны, оплота цивилизации, не престало ходить по улицам дикого стойбища с какой-то банкой. Ещё неизвестно чего эти дикари туда положили, что в банке сплошная отрава, супруга Гласса нисколько не сомневалась.
   Да ладно, с отравой этой. Сам факт того, что Гласс ходил с этой банкой по улице, на виду у всех, был для неё эталоном морального падения и разложения. Спутница жизни на все времена заявила Глассу, что она, хоть и не дипломат, а всего лишь жена дипломата, но женщина культурная и цивилизованная, скорее согласилась бы пройтись по ихнему дикому стойбищу в голом виде, чем даже в самом роскошном платье, но не с этой банкой. Гласс представил супругу дефилирующей в стиле ню по улицам дикой столицы, но почему то она ему плохо представлялась. А вот, Гласс сам этого не ожидал, очень легко и очень отчётливо в том же самом стиле ему представилась подруга Валентины, Антонина. Надо сказать, что сравнение было не в пользу культурной супруги. Почему именно Антонина, а не законная перед людьми и посольством жена, Гласс сам не знал и не понимал, привиделось и всё тут.
   Неизвестно почему, а может быть Гласс просто-напросто стал дичать и сам превращаться в дикаря. Он всё же предложил супруге попробовать не только огурцы, но и рассол из-за которого, собственно говоря, он и принёс эту банку домой. Ответ был получен такой, как будто бы он предложил ей изменить ему с крокодилом, причём крокодилом не по внешнему виду, а во плоти.
   Единственное, что успокоило культурную супругу Гласса так это то, что ему пришлось рассказать подробнее о полученном задании. Гласс не рассказывал жене о своих дипломатических делах не потому, что это было тайной, а потому что знал, это её совершенно не интересовало. Но хоть какой-то мир в семье поддерживать было надо, поэтому он рассказал ей и о задании и об обещанной премии. Премия перевесила банку с огурцами. Мало того, Глассу даже было дозволено поставить её в холодильник, и хрупкий мир очнулся от глубокого обморока.
   Разумеется, супруга впоследствии даже не притронулась к этим ужасным огурцам. А вот детям огурцы даже очень понравились. Руководимые и направляемые своим неуёмным детским любопытством они огурцы попробовали и к ужасу мамы съели всю банку. Правда на этот раз скандала не последовало. Скорее всего причиной тому была обещанная премия - вещь без сомнения культурная, не то что огурцы.
   Огуречные, или огурцовые войны, хоть и с переменной, но вялотекущей активностью длились ровно неделю, до следующего воскресенья. Гласс заранее позвонил Фёдору и был приглашён на окрошку, как и договаривались.
   Да, начальство Гласса, в отличии от его супруги, отнеслось более благосклонно к его инициативе. Рассол, кстати, тоже понравился, Гласс принёс на работу и дал попробовать. Может быть рассол понравился бы и его супруге, будь она чуточку менее культурной чем была. Но супруга была культурной и цивилизованной как неприступная крепость, а дипломаты, выходит, оказались не такими культурными, рассол-то попробовали.
  

***

  
   На этот раз Гласс решил купить для Фёдора и его семьи подарки, что и сделал, купил в магазине, при посольстве. Помимо того, что в ихних магазинах, и Гласс был в этом уверен, продают всякую дребедень, он хотел расширить границы изучения вкусов и потребностей туземного населения о чём, разумеется, доложил руководству. Руководство восприняло инициативу Гласса на ура, правда денег на подарки не выделило. Поэтому пришлось тратить из своих, разумеется в тайне от жены.
   Подарки понравились даже самому Глассу. Ивану Степановичу Гласс купил шляпу, настоящую, ковбойскую. Наверное, выбор пал именно на шляпу в силу характера и темперамента Ивана Степановича.
   Фёдору была куплена, тоже настоящая, ковбойская рубаха. Рубаха не такая как обычно, а утеплённая, её можно вместо куртки носить, что ковбои собственно говоря и делали.
   Женщинам была куплена косметика, потому что в размерах женской одежды Гласс разбирался плохо. Косметика же была, по его мнению, самое то - оформлена красиво, да и пахнет тоже нормально.
   А ещё Гласс купил женщинам материю, ну чтобы платья можно было пошить. До этого он конечно же не сам додумался, начальство посоветовало. По словам начальства у них с тем, из чего платья шьют, ситуация такая, что хуже не бывает. Хорошей материи купить невозможно, а на ту что продаётся в магазинах даже взглянуть страшно. Поэтому Гласс и купил три, разных по расцветке, но одинаковых по цене отреза на платья. А детям, которых Гласс хоть и не видел, но знал об их существовании он купил игрушек, тоже красивых и ярких. Ну и конечно же прихватил жевательной резинки, у них-то нет, а в КОШЭ, навалом. Гласс ещё хотел прихватить несколько бутылок кома-сомы, ну чтобы попробовали и оценили по достоинству, но эта инициатива была зарублена начальством на корню, мол, не время ещё...

Настоящая история человечества (продолжение)

  
   Весть о продвижении войск дикаря Ксеркса не застала жителей Древней Греции врасплох. Не смотря на то, что их армия была в десять раз меньше, чем армия Ксеркса древние греки не сомневались в своей победе. Кроме того, и это немаловажно, командовал войсками эдемийский офицер Алекс Маск, получивший у греков имя Александр Македонский. Начальником штаба Александра Македонского, не смотря на то, что он был учёным, хоть и военным, был Арес Тотел, прозванный греками Аристотелем. Кроме того, в кампании принимал участие батальон морской пехоты Эдемии.
   Войска вошли в боевое соприкосновение на территории именуемой Малая Азия у небольшого городка Троя. Действительно, соотношение в живой силе было равно десять к одному в пользу дикаря Ксеркса. Но Ксеркс не знал и не мог знать, что во главе греческого войска стояли: эдемийский офицер - Александр Македонский и эдемийский учёный - Аристотель. Кроме того, войско греков поддерживал батальон морской пехоты Эдемии под командованием офицера Леона, прозванного греками Леонидом.
   Военные учёные Эдемии разработали для своей армии главный принцип ведения боевых действий - воевать не числом, а умением. Поэтому превосходство Ксеркса в живой силе не гарантировало ему победы, но он ничего не знал об основополагающем принципе военных Эдемии, а потому и был уверен в своей победе.
   Войска Ксеркса расположились перед крепостью города Трои оставив её у себя в тылу. Сделано это лишь потому, что Ксеркс, привыкший к роскоши, не пожелал жить в полевых условиях. Кроме того, он решил что со стен крепости будет удобнее наблюдать и руководить предстоящей битвой.
   Алекс Маск (в дальнейшем Александр Македонский) расположил свои войска следующим образом: по фронту он поставил небольшой отряд греков, а за ним батальон морских пехотинцев. Основные силы Александра незаметно обошли войска Ксеркса с флагнов.
   Перед началом битвы, по заведённой среди дикарей традиции, состоялся поединок между двумя, как считалось, лучшими воинами противостоящих друг другу армий. Со стороны эллинов таким воином был Ахилл.
   Впоследствии некоторые учёные выдвигали гипотезу согласно которой Ахилл был ни кем иным, как одним из морских пехотинцев батальона Леонида. Но такие гипотезы хороши лишь для вольной трактовки истории, которые наблюдаются в фантастических романах.
   Настоящий учёный-историк обязан оперировать исключительно фактами. Великий эдемийский учёный Рил Фэйк (Real Fake) пошёл в этом деле дальше своих коллег и в доказательство греческого происхождения Ахилла привёл выдержки из сохранившегося журнала боевых действий при Трое. Кроме того, он указал на то, что морские пехотинцы Леонида среди древних греков отбирали наиболее способных юношей и обучали их по программе подготовки морских пехотинцев Эдемии. Об этом свидетельствуют как мемуары самого Леонида, так и сохранившиеся методические разработки Аристотеля, написанные им непосредственно в Древней Греции.
   В поединке Ахилл легко победил своего соперника и победил не благодаря физической силе, а исключительно благодаря знаниям и навыкам, полученным при обучении.
   Согласно плана Александра Македонского основной удар должен быть нанесён по отряду расположенному фронтом перед войском Ксеркса, и что скорее всего им всем будет суждено погибнуть. Далее, после того как войска Ксеркса завязнут в битве и тем самым лишат себя свободы манёвра в дело вступят морские пехотинцы Леонида и одновременно с ними, с флангов, по войскам Ксеркса ударят основные силы Александра.
   Битва началась и развивалась в точности согласно плану, разработанному Александром и начальником его штаба, Аристотелем. Ксеркс полагавшийся исключительно на многочисленность своего войска посылал в атаку на казалось бы малочисленных воинов-греков отряд за отрядом, но греки держались и не отступали. Увидев и почувствовав, что войска Ксеркса утратили наступательный настрой и перемещаясь по полю боя больше мешали друг другу, чем эффективно взаимодействовали, Александр подал команду, после которой начался разгром армии Ксеркса.
   Уставших греков, отражавших бесчисленные атаки персов, сменили морские пехотинцы Леонида, а с флангов ударили основные силы. Даже несмотря на то, что морским пехотинцам было запрещено применять огнестрельное оружие, а надлежало пользоваться исключительно холодным, результаты боя для персов оказались страшными. Они были разбиты полностью. Большинство из них были просто перебиты, причём отличились в этом исключительно дикие греки. Пехотинцы Леонида в этом не участвовали. Остатки армии Ксеркса укрылись за стенами Трои...

***

  
   Сначала хотел было наврать чего-нибудь, по моему разумению, интересного, да смотрю, не врётся, а писать что-то надо, всё-таки вторая часть, как никак. Со мной такое бывает, правда нечасто. Наверное нагрешил где-то, только не знаю где. Конечно, можно бы было, как говорится, сразу к делу и в лобешник, но ерунда получится. Тогда уж проще написать с чего всё началось и сразу чем всё закончится, а середину, мол, сами придумаете. Тоже не ахти какой вариант. Насиловать же себя, а значит придумывать что-то через силу, не хочу, и никому не советую. Поэтому пишу то, что сегодня в голову пришло. Вчера, например, в голову пришло то, как Гласс к Антонине ходил окрошку лопать, а сегодня вот это. Ничего не поделаешь, загадочная штука - голова, сама по себе живёт и что-то там соображает.
   С другой стороны, писать гольную, не то чтобы правду-матку, вернее будет сказать, сухое изложение событий и фактов, даже когда брезжит перспектива, что тебе за это деньги заплатят, не то чтобы стыдно, скучно. А уж читать подобное, так вообще хуже некуда, по себе знаю, приходилось, в смысле, читать подобное. Вот и выкручивайся как хочешь, прямо как прогулка по минному полю с граблями...
  

***

  
   Тут вот в голову пришло, чем сухое изложение чего-либо, неважно где, на бумаге или в разговоре, отличается от пересказа с долей художественного вымысла, а вернее будет сказать, с долей привирания или вообще, откровенного вранья.
   Представьте, что держите в руках книгу, а в ней что-то интересное написано и мало того, что интересное, так ещё и написано интересно. Такое и приятно, а иногда и полезно прочесть, и времени не жалко. А теперь наоборот, в смысле, книжку кверху ногами переверните. Вроде бы всё тоже самое, книжка та же и написано в ней тоже, тоже самое, от буквочки, до буквочки. И прочесть вполне даже можно, правда немного неудобно и непривычно, но если уж очень надо, никуда не денешься, прочтёшь. Вот только читать таким способом даже что-то интересное будет не то чтобы трудно, приноровиться как раз можно, а скучно. А уж дочитать до конца, не смотря на всю интересность и полезность написанного, удастся далеко не каждому. Кто не согласен, попробуйте.
   Тоже самое и в случае с устным рассказом. В этом случае рассказчик рассказывает тоже, тоже самое, только слова задом наперёд произносит. И тут можно приспособиться и выслушать, но согласитесь, тоже скучно. А насчёт всей этой истории, ну что описываю, так я ничего не придумал и не придумываю, это я так её услышал.
  

***

  
   Говорят, может и правду говорят, что человек не может увидеть в зеркале своё истинное отражение, ну какой он на самом деле. Мы так устроены, что даже самим себе, в зеркале, непременно хотим понравиться. Чего уж говорить об окружающих, в смысле, понравиться или не понравиться. Целый день корчим рожи направо и налево, в ту или иную гримасную сторону, и ничего не поделаешь, мы так устроены. Ладно насчёт себя, здесь можно как-то смириться, да и ничего плохого в этом нет, если человек хочет сам себе нравиться, разумеется если это желание не зашкаливает и не переходит в патологию.
   Получается, Природа устроила нас так, что мы должны реагировать, как на ближних, так и на окружающих вообще, в смысле, на сам факт их существования рядом, в непосредственной близости. Оно может и показаться глупым, а с другой стороны, наверняка приходилось сталкиваться с этаким овощефруктом, который видит только себя, слышит только себя, ну и так далее. Можно конечно не обращать внимания на выражение морды его лица, но на то что он изрекает не обратить внимания невозможно. Если что, глаза закрыл, и нету его, а уши, они сами собой почему-то не закрываются, только пальцами, а это уже видимая реакция, и как следствие, впечатление.
   Как-то странно мы всё-таки устроены. Принято считать, да так оно и есть, что человек состоит из двух половинок: химической и энергетической. Химическая, понятно дело, это тело наше бренное и электрическая - душа наша, говорят, бессмертная.
   А теперь о впечатлениях, которые получают эти половинки. Химическая половинка получает впечатления, не буду перечислять все виды и случаи, не получится, в виде: прикосновения, поцелуя, удара кулаком в глаз, ну или пинка под задницу. Вот только ощущение от прикосновения исчезает очень быстро. Чуть дольше держится ощущение поцелуя. Ощущение от пинка под задницу тоже проходит довольно-таки быстро, конечно смотря как ударить. Синяк сходит приблизительно дней за десять. И всё, больше нет ничего, в смысле, на лице и на теле, пустота, пардон, чистота. Это не говорит о том, что наше тело такое жадное до впечатлений, что быстро забывает о них и требует новых, ерунда. Просто-напросто не очень-то оно для впечатлений предназначено.
   Другое дело энергетическая половинка, душа то есть. Она вот как раз очень даже жадная до впечатлений и хапает их все, без разбору. Сюда, кстати, входят и впечатления для химической половинки предназначенные. Энергетическая половинка обязательно отхватит свою долю, причём обязательно львиную. Это я всё к тому, что слово ласкает или бьёт гораздо сильнее, чем ладонь или кулак. И хватает на дольше, иногда так, что навсегда остаётся. А представьте, если бы страстные поцелуи на шее, например, и синяки никогда бы не заживали? Не бывает такого, и правильно, что не бывает.
   Получается что химия - оболочка и защита энергетики, вот только неважнецкая защита, а уши так те вообще предатели. Вот и живи как хочешь, это я о душе, когда ты ну почти в голом виде среди толпы и на семи ветрах.
   Во занесло! Наверное подобные мысли посещают тех, кто водку пивом не запивает. Такие ребята встречаются, хоть и нечасто. Я запиваю, но не всегда.
   И что теперь остаётся делать? Да ничего, кроме как идти в магазин за бутылкой. Но время ещё раннее, не продают, а то наверное пошёл бы, хоть и пить не хочется. Правда тогда пришлось бы сразу две покупать, ну чтобы второй раз не идти, потому что идти всё равно придётся, а идти второй раз, лень уже сейчас, заранее.
   Есть ещё хороший способ - пойти, побродить по лесу, а то и вообще, поселиться там навсегда. Но в лесу нету электричества. Из электричества только одна душа и есть, а один на один с ней далеко не всегда интересно и уютно. Да и женщин там нет. Встречаются конечно, но не так часто и не те, которых хотел бы встретить, а те которые встретились. Да и не то как-то, с женщиной в лесу.
   Лучше всего это когда на диване и в обнимку, неважно, сидя или лёжа. Её голова на твоём плече, и вот тут можно нести любую ахинею, даже типа той, которую только что написал и буду продолжать писать дальше, ей все равно, да и тебе, если честно, тоже. Ты говоришь, она слушает. И неважно, понимает ли она хоть что-нибудь из сказанного тобой, и тебе неважно. Так происходит не потому, что мужчина говорит, а женщина слушает, потому что любит ушами. Это происходит, потому что душа с душой разговаривают. У них там свой язык, только им понятный, а слова, это так, как фантики у конфеток.
   Только не подумайте пожалуйста, что я с ума сошёл или вот таким вот образом пытаюсь с него сойти. Ничего подобного! Это я хитрый такой. Это я вас к размышлениям и откровениям Никиты Сергеевича готовлю. Ему есть о чём подумать, потому что ему сложнее, чем нам, постоянно на людях и на людях, и на каких людях!
  

Глава VI

  
   Никите Сергеевичу, как Первому Секретарю ЦК и как руководителю государства, приходилось каждый день "рожи корчить", в смысле, улыбаться даже там, где в морду дать очень хочется, и слова разные говорить, от которых самому противно. Противно не потому, что он так не думал, противно потому, что можно сказать короче и доходчивее. Правда, тогда даже самый "навороченный" иностранный переводчик ничего не поймёт.
   Оно ведь как получается. У каждого человека есть, так сказать, арсенал дел и слов приблизительно одинаковый, вот только соотношение разное. Чем больше говорит, тем меньше делает и наоборот. Соответственно и людей таких неравное количество. Те, кто день-деньской только и делают, что всё и всех ругают и поучают, а сами при этом ничего не делают гораздо больше, чем те, кто больше делают, чем говорят. А пользы от дел, причём всем, гораздо больше, чем от слов. Правда от слов польза тоже есть, но это другая польза.
   Человеку от рождения даны возможности, которые надо обязательно реализовать. Возможности эти даются всем без исключения, вот только способ реализации для каждого разный и определяется где-то там, неизвестно где.
   Это можно представить в виде горы. Конечно избитый по своей популярности и замыленности пример, но другой не придумывается, поэтому пусть будет этот.
   Вокруг горы места навалом, соответственно и народа может поместиться много, вот он и помещается. Только дел много у подножья этой горы не сделаешь, потому как равнина, руки применить не к чему, поэтому ничего не остаётся, только применять язык - болтать и говорить, по больше части впустую.
   Правда кому-то на равнине то ли тесно, то ли скучно и начинает он подниматься на эту гору. А начав на неё подниматься, человек очень быстро убеждается в том, что язык здесь не ахти какой помощник, здесь по большей части руками и ногами работать надо.
   Разумеется далеко не все хотят в обязательном порядке добраться до самой вершины, в смысле, до макушки горы. Лезет человек в гору, руками-ногами трудится, языком себе помогает, ну чтобы не скучно было. Глядь, местечко красивое и удобное и очень нравится. Он и останавливается, вот она, его вершина. Конечно это не значит, что залез, осмотрелся, понравилось, развалился и блаженствуй. Чем выше, тем места меньше, а желающие на это место завсегда найдутся, поэтому опять надо трудиться-реализовываться: руками, ногами, языком, это уж у кого чем лучше получается.
   Но некоторые лезут на САМЫЙ верх, на вершину, вот только место там рассчитано на одного человека, потому один туда и попадает. Зато возможностей для реализаций больше. Например, если бросить камень, то чем с большей высоты его бросишь, больше камней он за собой потащит и больше их достанется тем, кто в самом низу, на равнине. А тем, кто на равнине остаётся только эти камни растаскивать и складывать аккуратно, чтобы бесхозными не валялись, непорядок это. Тоже руками работают, но их участь - последствия, причины где-то там, наверху. Причина, это всегда один камень, а последствия - много, в смысле камней.
   Всех всё устраивает. Ну а если кого не устраивает, тот сам лезет на эту гору. Вот только если он при этом работает исключительно одним языком, то так на равнине и остаётся, там где народу много и тесно. А если ручками да ножками, по поднимается.
   Чем выше человек поднимается, тем народа вокруг меньше, а последствий от брошенного камня больше. А камень, это не только конкретное дело, но и слово. Вот и приходится поосторожнее быть с выбором "камней", чтобы не придавило кого ненароком там, внизу.
   Однако при проектировании нас, была допущена одна и довольно-таки серьёзная ошибка. У каждого всегда есть что-то внутри. Оно, это что-то, постоянно пополняется и для того, чтобы не разорвало от переизбытка, его надо куда-то девать. Тем кто на равнине, проще, мели языком, оно, "это что-то" из тебя и уходит. А вот чем выше человек сидит на горе, тем осторожнее ему надо с "этим что-то" быть, каменюки вокруг, и каждый из них готов вниз сорваться. На вершине же, так вообще, в этом отношении хуже не придумаешь. А "это что-то" и у того, кто на самой вершине тоже есть, и постоянно пополняется, и девать "это что-то" куда-то надо.
   Самим собой, без всякой там внешней придури, человек бывает только в одном месте, в туалете. Наверное это ещё одна из причин, почему мы все туда время от времени, и заметьте, всегда с удовольствием ходим, а не только та, которую принято считать единственной. Но не просидишь же всю жизнь в туалете!
   Наверное тот, кто нас проектировал и создавал увидел свою ошибку и вложил в нас, не во всех к сожалению, но в большинство, такую способность как думать. Вот здесь ты тоже самый настоящий, никто ничего не увидит даже если подсматривать будет. Получается что тоже своего рода туалет, только не выглядит никак и пользуется им человек постоянно и в любом месте. Вот такая вот теория. А теперь практика.
  

***

  
   Однажды мудрец сказал, что любой человек оказавшийся на вершине горы, не спустился на неё с неба. Верно сказал, на то и мудрец. Вот и Никита Сергеевич поднялся на свою вершину с самого низа, с равнины. Зачем ему это было надо, он вряд ли сейчас, оказавшись на вершине, мог бы сказать. Он это знал, и хорошо знал тогда, когда был там, на равнине, а сейчас возможно что и забыл, сейчас не до этого.
   Как это происходило, в смысле подъём, не очень то интересно. Тем, кому интересно, почитайте, Никита Сергеевич - личность без сомнения известная, потому как историческая и о нём много чего написано. Ну а если лень книжки искать и читать их, сами придумайте.
   Возможно кто-то думает, что на самой вершине сплошные блаженства с удовольствиями. Как бы не так! Чуть шевельнулся, и камнепад, да еще какой камнепад! Малейшее шевеление языком огромный камнепад вызывает, какие уж тут блаженства? А это удобств не добавляет, в смысле, для того что внутри, а не снаружи, потому как и на самой вершине человек остается человеком и кем-то другим быть просто не сможет, даже если и захочет.
   Но самим собой, хоть иногда, быть хочется, и надо, поэтому и остается что "клозет", который без "ватера", который внутри.
   У любого человека есть вещи, в смысле мысли, с которыми ни с кем не поделишься, даже с самым близким человеком. Это, так сказать, продукт исключительно для внутреннего пользования. У кого их сколько не знает никто, даже сам обладатель ихний не знает. Но совершенно точно, чем человек талантливее и неординарнее, тем внутреннего продукта этого у него больше, а Никита Сергеевич был без сомнения человеком и талантливым и неординарным.
  
   От автора: Можно конечно описать всё о чём размышлял Никита Сергеевич, может быть просто другими словами и фразами, от первого, его, лица, но писать будет сложновато. Надо будет за всеми этими кавычками следить, пардон, неохота. Поэтому буду писать по-простецки...
  
   Вот взять тот же полёт в космос. Собственно говоря, зачем ему это надо? Полететь первым? Так он и здесь, на Земле, первый, как в стране, так и на планете вообще. Правда на планете одного, первого, не бывает, их, первых, всего-то три человека, но по первости, как один. Получается что-то наподобие тройки лошадей, а скорее всего в виде змея трёхголового, у которого каждая из голов не то чтобы враг откровенный, но очень недовольна двумя другими головами. Никита Сергеевич, когда ему пришло в голову такое сравнение, даже рассмеялся, а произошло это на заседании Президиума ЦК и чуть было не поделился открытием с собравшимися, но вовремя опомнился. Вершина, будь она неладна...
  

***

  
   Две головы, в смысле, страны, самые главные. Третья, голова, но не страна, тоже главная, она всегда якобы не причём, но с той, другой головой, всегда, за одно. Да ладно, страху от них конечно много, но страх этот хоть и рассчитан на страну, которой руководил Никита Сергеевич, впечатление производил на тех, кто помельче и пожиже.
   Если какой-то из голов удастся отсечь две другие, тогда всё, змей сдохнет, и оставшаяся в единоголовом лидерстве голова вместе с ним. Поэтому, чтобы змей был жив и более-менее здоров приходится как-то мириться хоть и постоянно выяснять отношения, а по другому никак. Все головы это прекрасно понимали и понимают, вот только делают всё так как будто не понимают, не иначе как на испуг берут.
   Страна большая, очень большая. Да и та, что за океаном, тоже немаленькая. А третья, не страна, а голова, религии это: католическая и протестантская. Эти, так вообще по всему миру расползлись. Дурь несусветная, в смысле народ дурят, но считаться приходится. А они, ещё те фрукты-ягоды. Так и лезут, вернее, раньше лезли во все щели, чтобы влиять, а значит управлять. Сейчас вроде бы поуспокоились, но всё равно, всегда наготове попов своих, безбородых, куда угодно направить. Но с Советским Союзом у них ничего не получится потому как атеисты мы.
   А почему атеисты? А потому что так получилось. В Бога верят все, все без исключения, даже если на людях утверждают обратное. В случае чего все обращаясь к Нему и произнося вслух или мысленно: "Cпаси, сохрани, помоги...", не имеют ввиду партком или местком. Какими бы всесильными эти парткомы с месткомами ни были, до Него им не то чтобы далеко, а вообще, даже не сравнивается. Да и сами они, чуть что, к Нему.
   А получилось так, потому что последний государь-император слабаком оказался, только и всего. Вот если бы был он как папа его, так ничего бы не произошло и не случилось. Тот мужиком сильным был, и чуть что: всю казну на войну, а это страшно, для тех кто попугать-повоевать захотел страшно, потому при нём страна ни разу и не воевала. Страшно потому, что за такими словами последуют точно такие же дела, а те кто повоевать захотел хоть и сильные, но трусливые до ужаса. Они, те, больше привыкли подлостью воевать, чем ружьями и пушками. Ружьями да пушками они воюют только с теми, кто заведомо слабее их и вооружён луками да копьями, а если один на один да с сильным, у них сразу недержание начинается, как спереди, так и сзади. Вот и боялись, и сидели смирно, хоть и вякали.
   Последний же, слабость проявил, вот и рухнула огромная страна. Те, кто затеял всё это, очень хотели довести дело до конца, но не получилось. Нашёлся человек, без сомнения сильный, который поднял страну из пыли и грязи, и встала она в полный рост опять на страх и на зависть тем, ну понятно кому.
   Действовать приходилось жёстко и жестоко, да что там жестоко, иногда бесчеловечно, но по другому было никак. И не помогал никто, потому как и помогать то некому, и войну самую страшную выиграли, тоже считай что в одиночку.
   А почему жестоко? А потому, что нельзя было по другому. Всё надо было и приходилось делать заново, с чистого листа. То что было раньше уже не годилось, в смысле государственное устройство и религия, поэтому большая страна и возродилась, но возродилась коммунистической и атеистической.
   Сам себе Никита Сергеевич не врал, да и зачем? В принципе то как устроена страна сейчас и как была устроена раньше, очень и очень похоже. Только вместо одной религии, вековой, пришлось придумать и применять другую религию, якобы классиками разработанную. Да какие они классики, здесь Никите Сергеевичу обычно очень хотелось сказать от души да такое, что и среди мужиков произнести, обалдеют. Языкоблуды, задницу с головой перепутали, хоть и талантливые.
   Это надо же было додуматься, чтобы коммунизм по всей Земле?! Дурь несусветная, и Никита Сергеевич прекрасно это понимал. Если бы по всей Земле, тогда с этим самым коммунизмом получилось бы такое, что даже неизвестно с чем и сравнивать. А сравнивать-то и не с чем, потому что сравнить не с чем.
   Оно конечно так было, но было тогда когда люди без штанов за мамонтами бегали. Ведь коммуна, это когда всего или навалом, бери сколько хочешь, или же нет ни хрена, ну почти ни хрена. Тогда да, тогда всем поровну, чтобы ноги не вытянуть и не вымереть окончательно. Если бы сейчас коммуну, да по всей Земле, то как раз это "почти ни хрена" и наступило бы, а это пострашнее любой войны будет.
   Хорошо что предшественник опомнился, нечего, мол, всех подряд спасать, своих голодных да босых хватает, своих надо накормить и одеть. Да и страна досталась большая. Это как здоровенный амбар в котором, точно известно, есть всё и всего много, а что где лежит неизвестно, ну почти неизвестно. Амбаром, в смысле страной, надо заниматься. Не то чтобы порядок навести, хотя бы знать что где лежит и как этим всем с умом пользоваться. А для этого годы и годы нужны, да какой там годы, десятилетия, если не столетия. Так что некогда и незачем много внимания уделять тем, кто там. Пусть сами у себя внимательно посмотрят, что у них есть и пользуются с умом, а если что лишнее, или у нас есть, а у них нету, то и поменять на что-нибудь можно. Вот такой вот коммунизм, в самый раз, всем всего хватает, только не жди когда тебя накормят, сам себя накорми.
   Так что дел в амбаре, в смысле в стране, невпроворот. И за всем за этим следить надо. Не то чтобы постоянно указывать и показывать что куда нести и где складывать. Так, Никита Сергеевич прекрасно это понимал, тебя надолго не хватит, значит помощники нужны. А помощники эти, хоть и понимают что к чему и со всем согласны каждый, ну почти каждый, сам себя "Никитой Сергеевичем" мнит и видит. Вот здесь, чтобы не начался бардак и в результате не получилась бы эта самая коммуна, тьфу ты, слово-то какое, Никита Сергеевич всегда мысленно матерился, если где-то и как-то оно появлялось, сила нужна и сила немалая. Но Никита Сергеевич мужиком был сильным и на этот счёт особо не переживал. Ему не нужны были погремушки в виде славы и почестей, ему нужна была страна, сильная и богатая, в которой и жить, и умереть не стыдно.
  

***

  
   Чуть дал слабину, сразу эти "Никиты Сергеевичи" и прочие "цари с вождями" из всех щелей и подворотен повылазят. А как же! Есть шанс самое главное место занять, но занять не для того, чтобы страной заниматься и всё делать для того, чтобы становилась она с каждым днём сильнее и народ в ней жил лучше, а для того чтобы покрасоваться на весь мир ну и подкормиться конечно же.
   Оно может бы и всё ничего, но эти, вернее, те, только и ждут когда в стране бардак начнётся. Тогда они - верные друзья и ярые помощники культуру и цивилизацию строить, а на самом деле нажитое и то что с изначальных времён есть, растащить. А на то, что растащить не получится, обязательно надо нагадить, с пылью-грязью перемешать, мол, нате, пользуйтесь, вот это вот и есть, культура с цивилизацией, В ЧИСТОМ ВИДЕ!
   Ведь они всегда друзьями и спасителями прикидываются, что те, что те. А у самих клыки по колено что по сравнению с ними, саблезубым тиграм только шамкать и остаётся. Всем бусы-погремушки в подарок, бесплатно, и тайну сокровенную.
   А тайна, вот она какая: так, живете вы даже не хреново, а ещё хуже, но мы знаем как жить хорошо и вас научим. Вот самое страшное в этом - знаем как! Невозможно идя по дороге знать что там, за горизонтом. За горизонтом то, смотря по какой дороге идёшь, вот то самое там и есть. Если идёшь по своей дороге, то за горизонтом тебя ждёт то, что тебе как раз и надо. А если идёшь другой дорогой, кем-то подсказанной и указанной, то за горизонтом неизвестно что, зачастую ничего хорошего. Это зависит от того, кто тебе эту дорогу подсказал, подсказчики, они разные бывают.
   А эти мало того что знают, так ещё такие добрые, что готовы даже не подсказать, а за руку вести к жизни хорошей. Некоторые верят и доверяются, и идут, и приходят вроде бы и в свой дом, но на самом деле дом-то чужим оказывается. На самом деле дом этот уже принадлежит тем, кто за руку вёл, хотя выглядит всё чинно и благородно, не прикопаешься.
   Ну а тем кто засомневался, нож в бок, иди мол, а то здесь и останешься, но уже в неспособном идти вообще куда-то виде. И тоже всё чинно и благородно, если кто спросит, сразу несокрушимый аргумент приводится, мол, он счастливым быть не хочет. Мы помочь хотим, а он не хочет, потому так и получилось.
   А делается всё это для того, чтобы удобнее и безопаснее было в чужом добре копаться и спокойненько то, что понравится к себе домой тащить.
   Наверняка отыщутся, а иногда и отыскиваются дураки, которые искренне не понимают, а потому спрашивают: "А как же совесть?" Ответ очень прост: "Была бы совесть, с голоду б подохли!" Да уж лучше бы вы подохли, хоть от наличия совести, хоть ещё от чего-нибудь другого, без разницы!
   Никита Сергеевич был реалистом и прагматиком до мозга костей, как в работе, так и в жизни. Но пусть ты даже и руководитель страны и партии, но время, свободное от дел у тебя всё равно случается, пусть даже самая малость. У Никиты Сергеевича такое тоже случалось, не каждый день конечно, но случалось. Это к тому, что иногда ему удавалось и книжки почитать, в смысле, художественную литературу, и не ту которую надо, а ту, которую захотелось.
   Так вот, однажды попалась ему книжка с фантастикой. Автор, то ли дурак откровенный, то ли философ до того философический, что никому непонятно, что он там философствует, описал в этой книжке как инопланетяне, злые инопланетяне, прилетели на Землю и принялись порабощать и уничтожать род людской с тем, чтобы самим на Земле поселиться, уж очень она им понравилась.
   Прочитал эту книжку Никита Сергеевич, как ни крути, а интересно было написано. А потом, в фантастически-непечатных выражениях, высказал своё мнение об авторе книги и о написанном в ней, и забыл про это. Но видимо прочитанное всё-таки осело где-то в голове, потому что время от времени не давало покоя. Это как кусочек чего-нибудь между зубов застрянет, вроде бы всё нормально, а покоя не даёт. Тоже самое и с книжкой этой, время от времени она напоминала о себе, написанное в ней напоминало.
   Сколько это продолжалось, неизвестно. Но однажды, Никита Сергеевич, погруженный в бесконечное количество дел страны и в трясину внешней политики одновременно, неожиданно вспомнил об этой книге, или она сама напомнила о себе.
   На что уж крепкий мужик Никита Сергеевич, но даже его чуть не зашатало от мысли которая пришла в его без сомнения светлую голову навеянная этой книжкой. А что, подумал тогда Никита Сергеевич, если "эти, те", ну те, которые две другие головы змея, а так, страна и не страна, на самом деле и есть те самые, злые инопланетяне? А что, если как раз они и прилетели на Землю с тем, чтобы уничтожить, а если не уничтожить, то покорить на веки вечные род человеческий, а самим жить здесь припеваючи? Ведь, если отбросить всякую там политическую и неполитесную мишуру, так оно и получается. Ну и дела!
  

***

  
   "Этим, тем", уже практически всех удалось отвести за руку в якобы их собственный дом с культурной и цивилизованной жизнью внутри. Некоторым, правда, удалось отбрыкаться. Не то чтобы отбрыкаться, а вовремя опомниться. Правда, опомнились они в таком состоянии, что краше закапывают. Но это мелочи, самое главное что опомнились, очухаются, никуда не денутся. Вот только на очухивание это ой сколько времени понадобятся, а "эти, те", не сомневайтесь, в покое очухаиваюшихся не оставят, снова и снова за руку хватать будут, чтобы к культуре и цивилизации вести. Выходит, что не всё так гладко и хорошо в ихнем культурном и цивилизованном царстве-государстве, не со всем такой фокус получается.
   А ещё этот фокус никак не хочет получаться со страной, которую они прозвали Дикой Империей, которая сейчас Советским Союзом называется. Сколько раз пытались, и вроде бы уже, и получалось всё как задумали. И что обидно, им обидно, в самый что ни на есть момент торжества культуры и цивилизации по ихнему клыки, которые до колена, Дикая Империя им и ломала. Ломала, нет, вернее, выдирала, с хрустом, от души и под корень. Поэтому приходилось заново клыки отращивать, а это время.
   Кажись опять клыки отросли, думал Никита Сергеевич, а иначе с чего бы это дружба такая несусветная, чуть ли не дружить домами и семьями озаботились? Это насчёт предложения кошистов провести выставки о жизни простых людей у них и у нас. Никита Сергеевич, не дурак же, нисколечко не верил, что всё это задумано просто так, без какого-либо умысла. Не способны они без умысла с последующей выгодой для себя и с бедами для других что-либо задумывать и предлагать.
   Ну да ладно, пусть проводят и мы тоже проведём. А народ, что у нас, что у них, пусть смотрит, не жалко. А я тем временем, усмехнулся Никита Сергеевич, в космос и слетаю, как раз получится к открытию выставок. Вот и посмотрим кто кого.
   Сам факт того, что Советский Союз первым, не КОШЭ, а именно Советский Союз, Дикая Империя по-ихнему, запустил в космос спутник не то чтобы злил кошистов, злил конечно. Тут есть сторона и поважнее и посмешнее. Дураками они оказались, вернее в дураках. Больше всех кричали направо и налево и хвастались, а получилось вон оно как.
   Наверное, думал Никита Сергеевич, с космосом всё и связано. Не иначе как-то помешать захотят, вот только как? Так, докладывали, что дипломаты ихние, и не дипломаты тоже, газировкой нашей да квасом заинтересовались. Ну что ж, пусть пьют. Вот только пусть пьют не только они, но и граждане ихние. Надо будет на выставке всех посетителей нашей газировкой угощать. Какая нахрен газировка, подумал Никита Сергеевич! Самая лучшая газировка, это квас! И вкусный, и полезный, и ничего подобного ни у одного народа нету, только у нас. Вот и пусть пьют квасок наш, а там видно будет.
   Никита Сергеевич даже не догадывался как легко и просто он разгадал замысел кошистов и в очередной раз оставил их в дураках, а вернее, поместил их всех, скопом, в полнейшую задницу. Что ж так не везёт кошистам-то, аж жалко, правда совсем чуть-чуть.
   А вот насчёт того, почему Никита Сергеевич решил и настоял на том чтобы лететь в космос первым, в этом был заложен глубокий смысл.
   Взять ихнего, кошистского президента. Весь такой красивый и чуть ли не блестящий, и улыбается постоянно. Посмотреть, так мужик и руководитель страны то что надо, лучше не придумаешь. А на самом деле? Почему он руководитель только на четыре года? Что, кишка тоньше чем требуется?
   Это как у боксёров. Есть любители, у них поединок состоит из трех раундов, а есть профессионалы, у них поединок из пятнадцати раундов. Дальше выводы делайте сами, кто есть кто.
   Выходит что так. Нет не так! Не президент он никакой вовсе. В смысле, на словах-то президент конечно, а на деле, так, картинка рекламная. За него решают, а ему, якобы президенту, остаётся только в фотоаппараты и кинокамеры улыбаться.
   Ну а если предположить, что президент ихний на самом деле всё решает сам, тогда почему только четыре года решает? А дальше решать, опять получается что силёнки не те? Слабаки, президенты ихние получается. Какие там нахрен культура и цивилизация, они это всё ещё демократией называют! Нету никакой демократии, и никогда не было. Было, есть и будет, вернее, будут те, кто создает причину (помните о камнях на горе?), и те, кто пожинает последствия, и никакой демократии. Демократия, это тоже самое, как и кошистский президент - рекламная картинка, не более того.
   Страной надо руководить постоянно и одному, а не так: сегодня один, завтра другой. У семи нянек дитя без глаза, так говорят. А для того чтобы руководить долго и с пользой, силы нужны, и силы немалые. У Никиты Сергеевича силы такие были, может быть и не с избытком, но для страны хватит, это уж точно.
   Вот и в космос Никита Сергеевич собрался лететь только потому, что хотел продемонстрировать эту силу. И силу не только свою, как руководителя, но и силу страны которой руководил.
   Есть поговорка: "Каков поп, таков и приход". В общем-то верно сказано, но в случае с Никитой Сергеевичем, в случае с полётом в космос, эта поговорка звучит по другому: "Каков приход, таков и поп"!
   А что, только великая страна с великим народом способны на такое, а он, Никита Сергеевич, лишь часть этой страны и её народа. Своего рода тоже рекламная картинка, вот только смеяться над такой рекламой никому в голову не придёт, наоборот, в смысле матом ругаться со злости - сколько угодно, вот смеяться - нет.
   Таким образом Никита Сергеевич как бы бросал вызов, ну как на рыцарском турнире, президенту КОШЭ. Интересно, примет или нет? Думаю что вряд ли, в космосе фотоаппаратов с кинокамерами нет и не вернуться оттуда можно, а такой вариант президентом культурной и цивилизованной страны не может быть рассматриваем. А вот Никите Сергеевичу наплевать. Не вернётся, ну что ж, ничего страшного, есть на кого страну оставить. Но самое главное, вызов-то брошен, хотя бы повтори, не то чтобы превзойди. Куда там, культура с цивилизацией мешают...
  

***

  
   "Я покажу вам Кузькину мать"!- в основном про себя, но бывало что и вслух иногда восклицал Никита Сергеевич. А вот здесь надо чуть-чуть поподробнее.
   Кто такая Кузькина мать более-менее известно, но всё равно, уточнить требуется. Давным-давно, в низинке, там ещё берет своё начало одна река, не сказать чтобы очень полноводная, средняя такая, жил-был да промышлял разбойник по имени Кузька. Местность там для разбоя самая что ни на есть подходящая - дорога проходит, по которой в те времена, в финансовом плане состоявшийся народ любил ездить, потому что удобная. Другой такой дороги, по всем удобствам удобной, вблизи не было, вот народ по ней и ездил, а Кузька внимательно этот процесс отслеживал и посильно вносил в него свои коррективы.
   Промышлял Кузька разумеется не один, была при нем группа товарищей-единомышленников, но не это главное. Возможно был Кузька, сейчас уже точно не узнаешь, не совсем разбойничьим требованиям и параметрам соответствующий. Может быть добрым был, а может быть жадным чересчур, а может быть просто придурковатым, говорю - неизвестно. А может быть предприятие это было семейным, только на самом деле руководила всем этим мама его, та самая Кузькина мать. Как её звали, тоже неизвестно, в памяти людской и в памяти Никиты Сергеевича в частности, она сохранилась просто как Кузькина мать, и всё тут.
   Так вот, была мама Кузьмы крута нравом, этакий серый кардинал в юбке, как известный всем отец Жозеф, которого, кстати, боялись больше чем самого кардинала де Решилье.
   Скорее всего процесс контроля за грузо и человекоперемещением был поставлен на поток и отточен до мелочей. Нет смысла каждый раз душегубством заниматься и грабить подчистую. Тогда или войска пришлют которые поймают, а дальше известно что. Или просто народ ездить перестанет, невыгодно это, а не то чтобы хорошо или плохо.
   Поэтому на подведомственной Кузьке территории существовали своего рода немудрёные правила - едешь, хорошо, едь. Встретили, честь по чести, за жизнь поговорили. Ну может и взяли что по мелочи, но без скандала и махания кистенями. А в основном, заплатил плату за проезд, деньгами или товаром каким, неважно, и езжай себе дальше добрый человек, счастливого тебе пути и в делах удачи всяческой.
   Вот такой вариант самый жизнеспособный, а потому и долгоиграющий. Ты, в смысле Кузька сотоварищи, с уважением и к тебе с уважением, и все довольны.
   Но случалось, что проезжали по этой самой дорогие такие добрые люди, которые идеально подходили под определение "сволочь законченная", жадные и скандальные. Платить Кузьке за проезд они отказывались, за жизнь разговаривать тоже не хотели, сволочи, одним словом.
   Вот тогда то и наступал черёд мамы Кузьмы, Кузькиной матери. Буянящих и несогласных с установленными правилами отводили к ней, на суд праведный, а она уж решала, что с этими подлецами делать. А поскольку была крута нравом и всяких там "волки с овцами целы-целёхоньки", компромиссов, не ведала, то нетрудно догадаться чем, в большинстве случаев, такие встречи заканчивались. Вот вам и Кузькина мать. Правда случалось такое, скорее всего нечасто, потому что народ у нас, что с той, что с другой стороны, по большей части душевный и нисколечко не скандальный.
   С тех, почти сказочных пор, прошло много лет, но не исчезли бесследно из памяти народной как Кузьма, так и мама его. Сегодня на том самом месте стоит деревня под названием Кузькино, правда народ её называет Куськино, через букву "с", но это мелочи. И люди в ней живут, хорошие люди, не разбойники. Вот такая вот память о разбойнике Кузьке сохранилась, в виде деревни.
   Мама Кузьмы тоже не забыта, но не в виде деревни, а в виде выражения, благодаря все тому же Никите Сергеевичу, известного на весь мир: "Я вам покажу Кузькину мать"! Означает же это выражение, мол, чуть что, разговаривать будем серьёзно и без всяких подмигиваний и подмаргиваний, и последствия такого разговора будут самыми серьёзными, потому что сволочь ты законченная.
   Вроде бы всё очень даже понятно, но непонятно вот что, а где папа Кузьмы - Кузькин отец? Не мог же Кузьма появиться на белый свет стараниями только одной его мамы? Не мог, поэтому отец должен быть. А насчёт отца, как раз, ничего и неизвестно.
   Вот я и подумал, что на роль Кузькиного отца очень даже Никита Сергеевич подходит, в смысле не биологического отца, а народно-исторического. Кузьма сам по себе, вернее будет сказать, Кузька, это одна из сторон при конфликте интересов, без грабежа разумеется. В этом случае грабёж с разбоем со стороны проезжающих как раз скорее всего и ожидаемы. Кузькина мать, это судья и адвокат Кузькиных интересов в одном лице. А Кузькин отец, это значит тот, кто в случае чего и Кузьку, и мать его заменить может. Этакий один за всех и на все случаи жизни - играющий тренер, так что ли. Получается, что Кузькин отец, это и есть Никита Сергеевич, а Кузька вместе с мамой его, страна и народ которые Кузькиному отцу защищать требуется. Может быть слегка и коряво, но это написано коряво, а мысль верная.
   Интересно, а у них там есть такой, как в Дикой Империи, Кузьма, ну и родители соответственно?
  

Глава VII

"Настоящая история человечества" (продолжение)

   Долговременная осада крепости Троя не входила в планы Александра Македонского. А вот диких греков такая осада похоже что вполне устраивала. Они воевали только днём, вечером боевые, осадные действия прекращались до утра. Кроме того, греков невозможно было заставить идти на приступ в праздничные дни. В праздники они вообще бросали оружие и разбредались кто куда, а праздников у них было очень много, иногда по два-три в неделю.
   Отношение к времени у диких греков было каким-то странным. Они не знали что такое неделя, месяц, год. Единственными мерами времени у них было положение солнца на небосводе, то есть: восход солнца - утро, солнце в зените - полдень, закат солнца- вечер. Такое отношение к времени было совершенно непонятно эдемийским военным хотя бы потому, что лишало диких греков возможности хоть что-то планировать на будущее.
   Но похоже, что такое времяпровождение им нравилось и вполне устраивало. Когда Аристотель попытался объяснить градацию времени их вождям, те просто не поняли о чём он говорит и отнеслись к сказанному Аристотелем с присущим им недоверием и высокомерностью.
   Сами же вместо того, чтобы в кратчайшие сроки окончательно разгромить агрессора и вернуться к мирному труду готовы были годами оставаться под стенами этой крепости и делать вид, что каждый день её штурмуют.
   Ответ этому нашёлся очень скоро. Оказалось, что все они от своих городов и племён за участие в боевых действиях получают деньги. Кроме того, во время ведения войны их семьи находятся на полном обеспечении тех городов и племён к которым принадлежат.
   Без сомнения, такое отношение к защите своей Родины не могло не вызвать удивления и возмущения у Александра, Аристотеля, Леонида и его морских пехотинцев. Особенно возмущались морские пехотинцы, которые были выходцами из самых обычных, рабочих и фермерских семей. Они никак не могли понять, а потому и возмущались: как это, не будучи профессиональными военными вообще возможно защищать свою землю от врага за деньги?
   Сами эдемийские морские пехотинцы, были профессиональными военными, но стали ими не из желания таким образом зарабатывать деньги.
   Как упоминалось выше, после того как в Эдемию вернулись потомки тех, кто когда-то её покинул - индейцы и устроили на её землях беспорядки, было принято решение создать свою армию для того чтобы защищать Эдемию и мирный труд её жителей от всевозможных проявлений дикости со стороны диких народов и племён.
   Армия Эдемии была немногочисленной, зато профессиональной. Когда возникла необходимость в её создании Совет Равных единогласно проголосовал за создание армии Эдемии на профессиональной основе.
   Поскольку земли Эдемии являлись и являются землями исключительно мирными, то нет необходимости содержать большую армию. Также нет смысла формировать её на основе военного призыва. Этому есть две причины: первая - неэффективно отрывать трудоспособное население от мирного труда, и вторая - армия основанная на воинской повинности будет непрофессиональной, а значит её боеспособность придётся повышать за счёт увеличения количества личного состава. А это, мало того что неэффективно, но и потребует в результате больших затрат, что для Эдемии неприемлемо. Эффективность и выгода, это одна из заповедей Эдемии!
   Поэтому в Эдемии и была создана хоть и немногочисленная, но высокоэффективная, профессиональная армия.
   Нахождение немногочисленного экспедиционного отряда эдемийской армии под командованием: Александра, Аристотеля и Леонида было обусловлено прежде всего тем, что боеспособность армии необходимо постоянно повышать, а лучшего способа для этого, чем реальные боевые действия не существует. Кроме того, Эдемия рассматривала все дикие земли в перспективе как зону своих интересов, поэтому нахождение своих вооружённых сил там считала необходимым.
  

***

   Может быть это тайна, а может быть и нет, но дело в том что поговорка: "Точность - вежливость королей", на самом деле была самым бесхитростно-наглым образом украдена недоцивилизованными и просто нецивилизованными то ли европейцами, то ли азиатами у эдемийцев. По настоящему она звучит как: "Точность - вежливость Эдемии", и лет ей побольше, чем сибирским мамонтам.
   В заранее оговорённое время, с кошистско-эдемийской точностью, Гласс подъехал на такси к дому Фёдора. В том, что как и любой из граждан КОШЭ Гласс тоже точнее швейцарских часов, вернее будет сказать, что это швейцарские часы точные как Эдемия, и удивительного в этом ничего нет. Удивительно то, как умудрился быть точным водитель такси, если он даже не европеец, а житель дикой страны? Всё-таки загадочная земля - Эдемия и КОШЭ расположенные на ней, ну и кошисты разумеется.
   Но Гласс удивился не этому. Вернее будет сказать, Гласс не то чтобы удивился, он просто не понял, к чему такая торжественность, хотя по привычке и воспринял это как само собой разумеющееся. Дело в том, что у подъезда его встречали Фёдор и Валентина, вдвоём. Оно конечно понятно, гражданин КОШЭ - гость почётный и великая честь для тех, кто его принимает, но всё равно, скромность, она в не меньшей мере, чем точность присуща гражданину КОШЭ. Приблизительно это промелькнуло в голове у Гласса, но долго об этом раздумывать было некогда. Такси остановилось, Гласс рассчитался с таксистом и поблагодарив его, вышел из автомобиля.
   - Здравствуйте Гласс. - отбросив всякие дурацкие условности, в том то и дело что дурацкие, первой поздоровалась Валентина. Сделано это было не просто так, а ясно дело, с умыслом.
   Если бы первым рот открыл Фёдор, то была бы высока вероятность, всё задуманное Валентиной могло полететь не только в тартарары, но и ещё куда подальше. Валентина была не то чтобы уверена, она просто знала, что её Фёдор где не надо, там герой героем, а где надо - тюфяк тюфяком, простофиля и вообще, как любой мужик, существо ни на что неспособное. Вообще-то, ну если по-честному и до конца, именно в силу этих качеств Фёдор и был взят Валентиной в мужья, но он об этом разумеется не догадывался потому, что догадаться был не в силах.
   - Гласс, - не давая раскрыть рта ни ему, ни Фёдору, продолжала Валентина. - сегодня нас к себе Антонина пригласила. - Валентина врала, честно и самоотверженно. - Она окрошку лучше меня готовит.
   Вот говорят, что между женщинами никакой дружбы не бывает и быть не может. Такое могут сказать не иначе как мужики, только им эта ахинея может прийти в голову. Каким же сильным должно быть желание помочь подруге в устройстве её личного счастья, чтобы не моргнув глазом так бесстыдно наврать насчёт окрошки? Разумеется Валентина, как и любая другая женщина, была уверена, что лучше чем она окрошку никто готовить не умеет, ну разве что мама, и то не всегда. Вот на какие жертвы способна женщина ради подруги, ради её счастья, а вы говорите...
   Глассу было в общем-то безразлично, к кому из его новых знакомых идти сегодня в гости. Насчёт того, кто именно будет готовить эту самую окрошку ему тоже было всё равно, потому что он даже не пытался себе представить что это такое. Однако, задание есть задание и если уж взялся выполнить его лучше всех, надо идти до конца, в смысле, идти домой к Антонине и есть эту самую окрошку.
   - А Иван Степанович где? - поздоровавшись с Фёдором за руку, Валентине слегка кивнув, спросил Гласс.
   - Папа с мамой на даче. - продолжала врать за двоих Валентина. - Ну, это дом в деревне такой, вот они сейчас там. Передавали вам привет.
   - Спасибо. Я им тут подарки приготовил, и вам тоже.
   - Делать тебе нечего. - наконец-то Фёдору удалось вставить в разговор слово.
   - Действительно. - поддержала мужа Валентина.- Зачем, не надо. Впрочем, спасибо. Ладно, чего стоять, пошли. Антонина тут недалеко живёт.
   Протокольная часть встречи, если посмотреть на происходящее дипломатическими глазами и назвать всё это на дипломатическом языке, была благополучно завершена. Следующая часть встречи хоть и была не менее ответственной, тем не менее вполне соответствовала пункту под названием "Разное".
   Пусть и не очень высокий, но культурный и дипломатический гость и встречающая его хоть и некультурная, но гостеприимная сторона отправились к Антонине.
  

***

  
   Надо сказать, что Валентине стоило немалых трудов даже не убедить, а заставить Антонину стать гостеприимной хозяйкой. Нет, Антонина не была кощеем в юбке, в смысле, злой и жадной, совсем наоборот, была она женщиной доброй, скромной и застенчивой, а потому несчастной в личной жизни, в смысле, одинокой. Всем известно, что для женщины одиночество и есть одно из самых главных несчастий в жизни. И недурна собой, да что там говорить, очень даже недурна, и Гласс это, кстати, заметил, хоть и вида не показал, и не старуха, в смысле по возрасту, а всё одна и одна.
   Опять же возраст, будь он неладен. Это мужику в общем-то наплевать сколько ему лет, если судить по паспорту. У мужиков возраст, если это конечно можно назвать возрастом, определяется по другим параметрам и к паспортным данным не имеет никакого отношения. Ну почему такая несправедливость на свете творится, а?! Почему все самое лучшее этим паразитам?! Мало того, они за это всю женскую жизнь и судьбу в сплошные муки превращают да ещё некоторые и радуются, козлы.
   Борьба за подругино счастье велась Валентиной довольно-таки давно и по большей части с самой подругой, Антониной. Так что Гласс попался, или попал под это совершенно случайно, никаких заранее выстроенных коварных планов в его отношении не было.
   Дело в том, что Антонина страдала, и страдала не просто так, а из-за своей доброты и скромности. Познакомится с мужчиной, всё честь по чести, а он воспользуется, попользуется и сбежит. Разумеется Антонина не была женщиной неразборчивой в знакомствах которой лишь бы..., а кто - неважно. Трудно судить не будучи лично с ней знакомым, почему так получалось. Вроде бы ну всё как у всех, и делает всё точно так, ну или почти точно так, как другие женщины, а в результате всё одна и одна. А возраст, к сожалению, по мнению некоторых, но многих является для женщины этакой визитной карточкой, вот и делайте выводы.
   Антонина была замужем, но давно и неудачно. Когда её сверстницам пришло время выходить замуж большинство из них это и сделали. Антонина тоже вышла замуж, ну разве что с небольшим опозданием, но это мелочи. Вышла замуж, дочка родилась, живи да радуйся. Вот тут то её благоверный, а вернее будет сказать, неблаговерный и взбрыкнул. Поехал якобы в командировку и исчез, хорошо хоть озаботился, телеграмму прислал, мол, не ищи меня, и всё. Правда, и всё, осталась Антонина одна, с дочкой. Оно вроде бы ничего страшного, но это если для мужика, а не для женщины.
   Почему женщины так отрицательно относятся к личному одиночеству, я не знаю, поскольку женщиной не являюсь. Да и вообще, мозг человека на понимание женщины не рассчитан. Спрашивать, сами понимаете, неудобно, а врать на эту тему, и стыдно, и опасно. Стыдно потому, что действительно стыдно, и вообще противно, пусть даже в самой малой степени, но всё равно, надсмехаться над одинокой женщиной. А опасно потому, что вдруг не угадаешь, тогда все, хана, везде найдут и покарают. Тогда придётся селиться в тех местах, где женщины не живут, а они живут везде. Ну это так, к слову.
   Годы идут, дочка растёт. Если вспомнить школьные уроки то ли по химии, то ли по физике, всё происходит как в сообщающихся сосудах. А там если из одного сосуда убывает, значит в другом прибывает. Это об Антонине с дочкой. Одна если ещё не невеста, то уже совсем скоро, а вторая ещё пока невеста, но сами понимаете... Процесс "переливания" идёт, остановить его невозможно, да никто и не захочет этого делать. Оно конечно всё это хорошо, но личное одиночество, чтоб ему... Вот такие вот дела.
  

***

  
   И в один из дней подруга Антонины, Валентина, взялась за обустройство личного счастья подруги. Они не были лучшими подругами потому, что лучших подруг просто-напросто не бывает. Бывают подруги и не подруги, с друзьями такая же картина, а лучших и не лучших не бывает, ну просто не бывает и всё тут. Это просто названия путают, а потом сами разобраться не могут и как следствие - выяснения отношений и нервотрёпки.
   Валентина в деле обустройства личного счастья, как своего, так и чьего-либо, не обладала ни большими познаниями, ни опытом. Она обладала темпераментом сорвавшегося с цепи паровоза, и хоть не знала, что со стороны это выглядит именно так, считала что этого вполне достаточно и скорее всего была права. У самой, у неё, с отсутствием личного одиночества было всё хорошо. Трудно сказать, может благодаря своему темпераменту, а может просто "Фёдор" такой попался, причём попался с первого раза. Её семейную жизнь можно назвать счастливой, каковой она и является на самом деле. Деток двое, мальчик и девочка. Муж работящий, хоть иногда и выпивающий. Дом и в доме не хуже чем у людей, чего ещё надо для счастья?
   Валентине же для счастья, полного и окончательного, надо было чтобы и у людей, ну хотя бы у тех кто рядом тоже было счастье. Ну не вписывалась Валентина в стройные ряды тех, кому чьё-то счастье поперёк горла и хуже мышьяка. Вот такая вот Валентина, ненормальная что ли... Потому и мучилась, хотя ещё неизвестно, кто больше мучается: те, кто в "стройных рядах" или она, Валентина, которой счастье подруги, Антонины, не безразлично - неизвестно.
   Почему так? Валентина - женщина небольшого роста и хрупкого телосложения, а характер такой что всемирный потоп остановить - запросто. А Фёдор, муж её, здоровенный такой детинушка, если попросить, то рельсу легко бантиком завяжет, а сам по себе тихий, спокойный и покорный. Разумеется все эти качества Фёдора Валентина не использовала во вред, как ему так и семье, и никому не позволяла использовать. Почему так получается, ведь наоборот должно же быть! Однако было, есть и будет скорее всего так, как в случае с Фёдором и Валентиной. Вот на что учёным надо внимание обращать, а не бактериями через микроскоп любоваться!
  

***

  
   Антонина, подобно Фёдору, тоже была тихой, спокойной и покорной. С одной стороны это хорошо, а с другой, хуже некуда. В силу этих своих качеств Антонина совершенно не умела пользоваться мощнейшим оружием данным ей Природой, а именно, женскими чарами и набором атрибутов в виде той же женской хитрости и тому подобными премудростями им присущим. Доподлинно известно, что женские руки сами по себе нежные и слабые, но попробуй из них вырваться. В большинстве случаев вырваться не получается, ну а те "счастливчики" которым это удалось ещё долго охают и ахают от оставленных этими слабыми и нежными руками "следов".
   Антонина пользоваться-то всем этим не то чтобы не умела, она не умела закреплять результат. В этом деле одной привлекательной внешности и доброго характера ой как недостаточно. В этом деле надо использовать всё, на полную катушку. Вот тогда приглянувшийся и попавшийся уж точно никуда не денется и никогда не поймёт и не догадается, как это он так попался, всю жизнь будет думать, что по собственной воле, на Фёдора посмотрите.
   Перво-наперво Валентина принялась за воспитание подруги. Богатые люди говорят, что заработать деньги, по большей степени - ерунда. Гораздо сложнее их сохранить. Тоже самое и с мужиком. Заманить его не так уж и сложно, а вот удержать и удерживать рядом на протяжении годов и лет, ой как непросто.
   Вот и Валентина, сначала принялась втолковывать подруге тоже самое, только другими словами и приводя другие примеры:
   - Это как две бумажки склеить. - объясняла Валентина. - Сначала надо попридерживать, потому что если отпустить то расползутся, бумажки эти. А когда чуть-чуть поприсохнет, отпускай, тогда уже никуда друг от друга не денутся.
   А что, верно подметила Валентина. Не знаю как с деньгами и книгами, но в отношениях между мужчиной и женщиной, один в один, как с бумажками измазанными клеем. Сложил две бумажки, подержал немного, подождал пока клей засохнет, а потом, не разлепишь. А если что, не дай Бог конечно, придётся только рвать, и рвать по живому, а это больно.
   - Опять же, стерпится-слюбится, - продолжала Валентина. - тоже не подходит. Это как одну бумажку клеем плохо намазать или не намазать вообще, всё равно рано или поздно отвалится. Ошибаться в этом деле нельзя, сама знаешь, испытала уже. Лучше подождать, а тот, который твой, ты сразу почувствуешь, хоть сначала может показаться, что не он. Не верь глазам, подруга, сердцу верь. На глазах и очки бывают, сердцу очки без надобности.
  

***

  
   Вот пишу вроде бы за Валентину, и тем не менее, удивляюсь ей. Откуда у этого маленького Фёдорова командира такое отношение взялось? Ведь она Антонине про Фёдора пересказывала, не иначе, потому что придумать на голом месте такое невозможно. Вот вам и практика, вот вам и опыт, и опыт ли это?
   Не сказать, чтобы Антонина оказалась способной ученицей, скорее всего, так, на тройку с плюсом или четвёрку с минусом. Но тем не менее, благодаря заботам Валентины, доброму и жаждущему любви сердцу Антонины пришлось немного потесниться и уступить место, даже не знаю как это назвать, слово расчётливость не подходит. Скорее всего другое, благодаря Валентине Антонина сняла с своего доброго сердца большие розовые очки которым там вообще не место.
   Раньше Антонина считала, что если она со всей душой, то и к ней соответственно. Оказывается не так всё это, вернее не всегда и далеко не всегда так. Разумеется она слышала от других женщин иногда слезливые, а иногда громоподобные утверждения, что мол, мужикам только одного и надо.
   Вообще-то, если присмотреться, то в большинстве случаев так оно и есть. Просто раньше Антонина, повторюсь, думала что если она так, то и к ней также. Теперь же, опять же благодаря Валентине, она стала это замечать и как результат, количество претендентов на сердце, а вернее будет сказать, на совсем другое, было сведено практически к нулю. Правдой будет, что и до этого их было немного, а вернее, мало, но всё-таки. И ещё, теперь, да и тогда тоже, Антонина никак не могла понять похоронно-истеричные мнения подруг и не подруг насчёт мужиков-козлов. Она и раньше считала, к чему ныть если сама допустила такое, а теперь уж тем более. Правда мнения своего не высказывала, оставаясь для окружающих всё такой же, слегка восторженной дурочкой. Но это было снаружи, внутри теперь было всё совсем по- другому.
   Внутренние изменения в Антонине произошли, а вот внешних не было, как была одна, так и продолжала быть. Иногда на Антонину накатывало отчаяние, но, Валентина с её "воспитанием" здесь не причём, принцип перехода количества в качество для неё был неприемлем.
  

***

   Вот тут-то и появился Гласс, незнамо откуда. Может быть это судьба, если конечно она бывает вообще, но случилось прямо как в кино или в книжке. В жизни так не бывает, а может как раз наоборот, только в жизни так и бывает.
   Валентина с детьми и с Фёдором конечно, уехали на дачу, к родителям. У Фёдора был отпуск, а у Валентины отгулы накопились, вот и решили, чего в городе пылью дышать, лучше уж на природе. Собрались и поехали. А через пару дней, уж неизвестно каким образом, Фёдора "вычислили", с работы, что-то там надо было сделать, срочно, он и поехал в город. То что надо было сделать на работе, он сделал за пару дней, а ещё через день у Валентины отгулы должны были закончиться, поэтому он и решил на дачу не возвращаться, наверное посчитал что и от семьи иногда отдохнуть не вредно.
   Поскольку марки Фёдор не коллекционировал, то вид отдыха, тем более от семьи, а такое нечасто бывает, сомнений в своей однозначности у него не вызывал. Что было дальше - известно, но дело не в этом. Дело в том, КАК! угораздило Фёдора предложить быть третьим именно Глассу, а того, в свою очередь, угораздило на это согласиться!?
   Валентина, ну когда Фёдор попытался напоить Гласса квасом и прочей газировкой и рассказал ей об этом, быстро смекнула, что это шанс, для Антонины шанс. То, что Гласс - иностранец Валентину нисколечко не смутило, она вообще не обратила на это никакого внимания. Главным для неё было то, что появился мужчина, и судя по рассказу Фёдора, которому в редких случаях всё-таки верить можно, мужчина не из их, рабочей жизни, а из другой, какой она тогда не знала.
   План зародился, созрел и начал реализовываться моментально, темперамент, что поделаешь. Для того, чтобы всё выглядело максимально невинно и не давало ни малейшего намёка на что-либо этакое Валентина пригласила своих родителей. Родители с удовольствием приняли приглашение. Дело не в том, что они редко бывали в гостях у дочери, как раз наоборот, просто уж очень захотелось Ивану Степановичу на живого иностранца посмотреть да и поговорить тоже. Кстати, Глассу Иван Степанович очень понравился, и Гласс Ивану Степановичу тоже.
   Следующий шаг был для Валентины, можно сказать, самым трудным - убедить Антонину тоже прийти к ним в гости. Валентина рассказала ей, ну что знала конечно, о Глассе, и о том, что он приглашён в гости и ей, Антонине, тоже надлежит быть, глядишь и получится что. Первым делом, что сделала Антонина, так это испугалась и испугалась сильно, поэтому больше ничего дальше делать не могла, кроме как отказываться. Валентина (помните про паровоз с цепью?) нашла самый лёгкий и самый эффективный выход из казалось бы безнадёжной ситуации. Она просто-напросто приказала Антонине прийти к ней в гости такого-то числа, к такому-то времени, и всё! Что удивительно, и неудивительно одновременно, Антонина подчинилась.
   На самом деле Антонина испугалась не Гласса как такового, как мужчину, она испугалась того, что он иностранец. Правда, выслушав приказ и немного успокоившись, Антонина поступила очень мудро, даже не по-женски мудро, а именно, плюнула на это самое иностранство, какая разница?
  

Глава VIII

  
   Антонина встретила гостей в самом ослепительном блеске себя и накрытого ею стола. Поздоровались, всё честь по чести, и началась вторая серия протокольной части встречи, но продолжалось это недолго.
   Гласс вручил подарки. Подарки понравились, но понравились как бы вообще, а не то чтобы очень. Единственное, всем понравилась, и очень понравилась, ковбойская шляпа, Ивану Степановичу предназначенная.
   Валентина, так та вообще была в восторге. Она одела шляпу и стала очень даже похожа на своего отца. Валентина и в правду была похожа на отца, но сейчас, по мнению Гласса, она была похожа на него такого, каким Гласс его видел и себе представлял. Так что шляпа оказалась подарком подарков, а все остальное так, не более чем знаки внимания.
   Гласс заметил, что то, на что он рассчитывал, на культурность и цивилизованность происхождения подарков, никто внимания-то и не обратил. Покупая всё это он был уверен и считал, что такого у них здесь нет и быть не может, а потому все будут рады в первую очередь не самим подаркам как таковым, а тому что подарки эти сделаны там, в культурной и цивилизованной стране. На самом деле оказалось, что культурное и цивилизованное происхождение подарков никакого значения и не имеет.
   Да и сами подарки выглядели так, Гласс только сейчас это понял, как будто бы он действительно приехал к дикарям листьями и ветками срам прикрывающими, чтобы осчастливить, а дорогого гостя на лимузине встретили.
   Не поверите, но ему стало стыдно. Стыдно за то, что возомнил себя этаким благодетелем и почти волшебником, которым, оказалось вовсе и не является.
   Правда вида никто, разумеется, не подал, всё происходило в строгом соответствии канонам, предназначенным для протокольной части, но осадок, неприятный осадок у Гласса всё-таки остался и он пообещал себе, что больше не будет относится к своим новым знакомым свысока, даже в мыслях.
   От этого, данного самому себе обещания, неприятный осадок сразу же куда-то исчез и на душе у Гласса воцарились хорошее настроение и ощущение того, что он на самом деле ни в какой не в дикой стране и не в ихнем диком доме, а у себя дома, среди таких же как и он сам.
  

***

  
   Ещё до знакомства с Глассом, во время одного из, то ли сеанса, то ли урока по перевоспитанию, Валентина говорила своей подруге:
   - Мужик - существо дикое и примитивное. Он так устроен, что воспринимает не только женщину, но и всё окружающее исключительно через желудок. Именно поэтому он так трудно поддаётся одомашниванию. Если в первые пятнадцать минут из-за стола не сбежал, значит он твой, а дальше только держать надо. Корми его как следует, ну чтобы вкусно, иногда даже выпить позволяй, но не часто и немного, а то разбалуется, и тогда он никуда от тебя не денется. Это главное и основное правило. Если не обратишь на это внимания значит другая внимание обратит, и не сомневайся, уведёт мужика твоего, как пить дать уведёт. Мужик, он желудком думает, потому и думать не умеет. Желудок его по жизни и водит. Так что не забывай об этом. Ну и постель конечно. Это ему тоже завсегда подавай, хоть и не так часто, как попить-поесть.
   Обидно конечно, что Валентина так о мужчинах думает. Получается, что однобокие мы какие-то, так что ли. Хотя с другой стороны, ну если посмотреть повнимательнее можно увидеть, что мужиков которые своими желудками думают вокруг полным-полно, чуть ли не большинство. Бывает, ещё тридцати нет, а он уже столько себе туда понадумал, что издалека видно. Некоторые даже говорят насчёт живота, мол, это не живот совсем, а это мозгов столько. Вот только если мозги в животе, тогда в голове что? А может быть, ну если сравнить с домом, живот, это комнаты в которых люди живут, в нашем случае мозги с мыслями, а голова, это чердак (кстати, некоторые мужики голову как раз чердаком и называют, правда, неизвестно чью: свою или чью-то), а на чердаке, как и положено, хлам всякий и старые вещи хранятся, в общем, ничего путнего. Странно как то получается. Ну да ладно. А с другой стороны, покажите мне хоть одного мужика и не мужика тоже, которым всё равно чем "мозги запитать" ну или просто покушать: перловой кашей на воде и без масла или хорошо прожаренным куском мяса с картошкой и огурчиками? Говорю же, что странно всё это.
   Неизвестно как насчёт других сеансов и уроков, но похоже что насчёт попить-поесть Антонина урок усвоила не меньше чем на пять с плюсом. На пять с плюсом потому, что накрытый стол был выше всяких похвал, да и похвал таких в природе не существует.
   "Странные все-таки они какие-то. - увидев щедро накрытый стол подумал Гласс.- Приглашают на одно, а на самом деле получается другое. Фёдор, так вообще пригласил газированные напитки попробовать, а устроил роскошный обед. У нас ведь как принято. - Гласс невольно вспомнил обычаи и традиции своей культурной страны. - Пригласили тебя, к примеру, на ту же газировку, значит и будет только газировка и то, не больше двух стаканов. У нас, главное то, что пригласили, а не то, чем угощать будут. Главное, чтобы приличия были соблюдены, вот и жена любит соблюдать эти приличия. А на самом же деле - пустое кривляние и не более того. А у них по другому. У них получается, что и то, что пригласили - главное и то, чем угощают - тоже. Никак не могу понять, почему у них так? Вот сегодня пригласили на окрошку. А какая она, эта окрошка? - Гласс и правда не знал, как эта самая окрошка даже выглядит.- Не может же быть такого, чтобы одно блюдо имело столько форм и видов приготовления! Всё-таки непонятные они какие-то".
   А дальше комментарий, ну почти как в популярном фильме: "Гласс Собер тогда ещё не знал, что никакие они не непонятные. Они самые обыкновенные, добрые и гостеприимные. Просто гостеприимство у них такое, необузданное, не иначе как дикое".
  

***

  
   Когда с подарками было покончено, в смысле, подарки были вручены и получены, осмотрены, слова благодарности были сказаны и в ответ получены не менее вежливые, правда ничего не значащие слова, Антонина пригласила гостей к столу.
   Стол на самом деле был выше всяких похвал и все это заметили, и оценили, правда сделали это каждый по своему.
   Валентина, ясно дело, порадовалась за подругу, но сделала это строго в рамках проведённых с нею воспитательных мероприятий. А так, если чисто по-женски, то за доли секунды стол, "поляна", дастархан, называй как хочешь, был осмотрен. Вернее будет сказать, что не то чтобы осмотрен по принципу: сначала ближние предметы, и пошёл, слева направо, по часовой стрелке. Стол был как бы сфотографирован и сервированная на нем картина была воспринята Валентиной как единое целое. Мельчайшие промахи и недочёты Антонины были определены, классифицированы и помещены в память, в самый дальний её угол, так, на всякий случай.
   Даже самый забубённый ресторатор не смог бы рассмотреть и отыскать недочёты так, как это сделала Валентина, моментально и безошибочно. Ничего удивительного, ресторатора того этому учили, долго и нудно, двойки с тройками, чтобы не ленился ставили, вот он и научился.
   Валентину, как и любую другую женщину, этому никто и никогда не учил, и отметки им за это получать не положено. Это часть их самих, ну как у мужика, известно что. Вот если бы у мужика этого не было бы, то был бы он кем-то другим, так-то. Тоже самое и с женщиной. Если умеет быстро и безошибочно оценить по всем параметрам накрытый стол, и не только стол, а всё и вообще, значит женщина, а если не умеет, не хочет или наплевать ей на это, значит перед вами не женщина, а неизвестной породы неизвестно кто.
   Гласс воспринял сервированное волшебство по-своему. Правда "культурность" и "цивилизованность" на этот раз помалкивали, сидели себе тихо и не вякали. Единственное, что подметил Гласс так это то, что посуда была никакая не шикарная, а совсем наоборот, самая обыкновенная. Правда, чего греха таить, у Гласса у самого, дома ни китайский, ни саксонский фарфор не водились, так что зря он привередничал. А он вовсе и не привередничал, потому что на посуде было такое, что аж дух захватывало!
   С Фёдором ещё проще. Он классифицировал стол, вернее то что на нём по двум параметрам - съедобное или несъедобное, прочие выкрутасы ему были ни к чему. Не сказать, что Валентина каждый день устраивала для Фёдора нечто подобное, а значит избаловала мужика своего, вот он равнодушный такой, потому что привык. Сказано же, самое главное - чтобы съедобно было, а всё остальное по большому счёту - мелочи. Даже вкусно-невкусно особого значения для Фёдора не имело и не потому, что он был таким неразборчивым. Неразборчивых в еде мужиков как раз не бывает и Фёдор не исключение. Тут посерьёзнее дела.
   Когда то, что на столе совершенно и окончательно не вкусно, а такое реже чем солнце зелёного цвета бывает. Неспособны женщины на то чтобы невкусно готовить! Повторюсь, если приготовленное женщиной не вкусно и есть это, ну просто невозможно, значит приготовлено не женщиной, а неизвестно кем, вас обманули. Ну и, тоже немаловажно, заявить во всеуслышание, что, мол, невкусно, это тоже самое для заявителя, что самолично из под себя табуретку выбить или самого себя расстрелять. Так что, на всякий случай советую, в случае чего, поосторожнее...
   Вот что моментально, подобно Валентине, "сфотографировал", определил и классифицировал Фёдор, так это то что "она, родимая" на столе присутствует, а значит стол и то что на столе вполне соответствует его взглядам на жизнь.
  

***

  
   Валентина не дождавшись от Антонины якобы просьбы: "Валя, пойдём поможешь..." и сама не предложив, мол, пойдём, помогу тебе, и даже не махнув на мужиков рукой утащила Антонину на кухню. Понятно дело, надо ещё раз оценить общее состояние подруги и в частности её готовность к борьбе за своё счастье, которое всегда в контрах с одиночеством, ну и дать, так сказать, последние наставления и рекомендации.
   Это мужикам просто, на то они и мужики. Они как застолье воспринимают? "Мозги" набить, в смысле попить-поесть, ну, возможно песни попеть, а то и поскандалить. Женщины относятся к застолью совсем по другому, оно, застолье, им другую службу служит и надо сказать, верно служит.
   - Ну как тебе? - спросил Фёдор усаживаясь за стол.
   - Хорошо, очень хорошо. - Гласс уселся напротив Фёдора. Не сказать, чтобы он был голоден, позавтракал всё же, но глядя на всё это великолепие понял, оказывается, не ел как минимум неделю. - Вот только непонятно, Фёдор. Почему на столе всего так много и всё сразу стоит?
   - А у вас что, не так?
   - Нет. У нас, если пригласили на обед, то блюда подают по очереди, а так чтобы всё сразу, такого нет.
   - Ну ты загнул! Где ты видишь всё!? Нам тоже ещё ничего не подавали, это так, для разминки.
   - А зачем разминка? - Гласс продолжал ничего не понимать. Ведь если хотя бы треть того, что сейчас стояло на столе съесть, то никаких блюд больше не понадобится, некуда будет.
   - Как тебе сказать... - Фёдор сначала было задумался, но опомнился и разлил водку по рюмкам.- Давай по одной, за встречу, а после объясню.
   - Давай. - они чокнулись и выпили.
   А вот с закуской возникли проблемы. Слишком много её было на столе и разной, так, что глаза от такого изобилия разбегались в разные стороны и были один с другим несогласными в плане, чего бы на вилку подцепить? Поэтому Гласс и Фёдор, как сговорившись, не закусили, жалко было красоту такую нарушать.
   - Тут ведь какое дело. - принялся объяснять Фёдор.- Тут ведь всякие неожиданности учитывать надо. А вдруг ещё кто в гости решит заглянуть, а на столе пусто или хуже того, на всех не хватит. Понимаешь?
   - Не понимаю. - честно признался Гласс.
   - Не знаю как там у вас, а у нас гостям всегда рады, с приглашениями, без приглашений, неважно. Ну и как хозяйка гостям, да и не только гостям, в глаза смотреть будет, если на столе пусто? Нехорошо это и стыдно. Понимаешь?
   - Не понимаю. - Гласс продолжал упорствовать, правда делал это искренне, потому что на самом деле ничего не понимал. - А что, у вас разве ходят в гости без приглашения?
   - По всякому бывает. Бывает что и без приглашения. Ты сам посуди, пришёл к тебе человек в гости, от чистого сердца пришёл, а ты его на порог не пустишь что ли? Ну и что, что без приглашения?! Главное что пришёл, уважение к тебе проявил. А раз уж пришёл, то встретить надо как полагается, напоить, накормить, а как же!
   - Кажется немного понимаю. - на самом деле Гласс понял, вернее начал понимать другое. - "Какие же они дикари, если так друг к другу относятся? Получается мы дикари, а не они. Это мы только по приглашению и то, только для того чтобы гость был допущен в твой дом и тем счастлив был. А чтобы от души, как у них, любому рады, такого нет, а жаль, ведь так оно лучше и проще".
   Возможно Гласс и не заметил этого, а возможно просто происходящее с ним ещё не достигло критической массы, но совершенно точно, после встречи с Фёдором он ни с того, ни с сего стал раскультуриваться и расцивилизовываться, и превращаться в самого обыкновенного дикаря. Хорошо хоть начальство тоже не заметило, а то чего доброго, с работы бы уволило и отправило на родину, по-новой окультуриваться и оцивилизовываться. Не переживай Гласс, лиха беда начало, у тебя все ещё впереди.
   - Опять же... - Фёдор разлил по второй, чего время тянуть, этих баб не дождешься. - Поехали! Откуда хозяйка может знать, чего я захочу сейчас, а чего через минуту? Логично?
   - Логично. - согласился Гласс.
   - Ну вот. Что ей, каждый раз на кухню бегать? А так все перед тобой, бери что хочешь.

***

  
   - Ну ты посмотри на него! - мужчины за разговором не заметили как в комнату вошли Валентина с Антониной. - На минуту нельзя оставить. Отвернулась, а он уже наливает, - на самом деле Валентина не ругала Фёдора, это она мастер-класс Антонине демонстрировала.- и выпивает. Хоть бы закусывал что ли.
   - Жалко такую красоту нарушать. - честно признался Гласс. - Не ругайте нас пожалуйста.
   Сказанное Глассом было сказано совершенно искренне и откровенно, а не как комплимент какой-нибудь там. Но в том-то и дело, что своим не комплиментом Гласс в мгновение ока "свалил" Антонину. Она и вправду, чуть не упала от услышанного потому, что ноги внезапно отказались ей служить, задрожали и начали подкашиваться. Но уроки Валентины не прошли даром и ногам было приказано стоять там, где стояли и не выпендриваться. Но это происходило незаметно для всех, а для всех заметным было лишь то, что щёки Антонины слегка зарумянились. Правда неопытный наблюдатель мог определить это как всего лишь знак благодарности за комплимент, пусть и невольный. Но Валентину на такой ерунде провести было невозможно, она сразу определила что к чему и более того, осталась довольна подругой и воспитанницей.
   Валентина посмотрела на подругу не менее как взглядом атаманши-разбойницы, ограбившей казну царя-батюшки. Это одновременно означало и: "Молодец Тонька! Но не растекайся, пусть он растекается!", и: "Смотри как я со своим! Смотри и учись!", а может быть и то и другое одновременно.
   Фёдор же к обвинению себя в пьянстве отнёсся совершенно спокойно, он в ответ даже ничего не сказал и уж тем более не стал качать права, превращая приятную встречу в некрасивый и неприятный скандал. Ведь скандалят только дураки, те кто обманывать не умеет, а Фёдор обманывать умел.
   Когда Валентина начинала в очередной, незнамо какой по счету раз, воспитывать Фёдора или же просто ругать за что-то, он как человек хитрый и хитрый до такой степени, что нисколечко не видно, в основном молча, соглашался с супругой и как правило, воспитательный процесс на этом и заканчивался. Здесь Фёдор хитрил без особых премудростей. Он был убеждён и уверен, что женщину пряниками не корми, дай жизни поучить, побалаболить впустую, а значит покрасоваться, себя показать. Вот Фёдор, получается что таким жестоким и бесчеловечным образом лишал свою жену удовольствия. Что удивительно, такой сценарий воспитания Фёдора, а проще говоря, такой сценарий семейных скандалов, обоих вполне устраивал. Фёдор и Валентина любили друг друга, жили в согласии и были счастливы.
   Женщины тоже уселись за стол и застолье со всеми застольными таинствами присущими как женской, так и мужской сторонам, началось. Началось оно опять с протокольной части, на сегодняшний день уже третьей по счёту.
   Не знаю как там с этим обстоит дело у народа культурного и цивилизованного, а у народа дикого это дело обстоит именно вот как.
   Эта часть протокольной части началась, так сказать, с книксетов и реверансов только в застольном исполнении. Присутствующие принялись уважать и оказывать знаки внимания друг другу, а проще сказать, начали спрашивать и предлагать то, чем закусить ну и поесть разумеется. Спрашивали, выслушивали, в основном соглашались, а затем протягивали свои тарелки или накладывали в протянутые.
   Разумеется, роль вино и водкочерпия на себя взял Фёдор. Женщинам по их женскому статусу не положено, а Гласс, Гласс на эту должность не подходит. Не подходит не потому, что гость, Фёдор тоже гость, а потому что гость иностранный и не знает, что и как надо правильно делать, напутает ещё.
   Если по правде, то за что или за кого пьётся первый тост - не помню, давненько в застольях не участвовал. Пусть будет: "За встречу!" или "Со свиданицем!", кому как больше нравится. Второй тост - "За родителей!" - святое дело. Ну а третий тост, он много вариантов имеет. Его пьют за тех, кого нет рядом, а некоторых уже никогда не будет, за тех кто в море, за тех кто на БЗ (что такое БЗ я толком не знаю, боевое задание наверное. Это у лётчиков третий тост так звучит), ну и тому подобное.
   Присутствующие, ну разве что за исключением Гласса, жили обыкновенной жизнью рабочего человека с заводами, станками и бухгалтериями, а за них третий тост пить как-то не принято. В третьем тосте обязательно должно быть нечто такое, романтическое, а заводы с бухгалтериями, они рядом, на них каждый день любуешься. Тогда мне интересно, а почему тогда моряки с лётчиками, получается, что сами за себя третий тост пьют? Для них же море широкое и небо бескрайнее, точь-в-точь такая же повседневность, как для Фёдора и Антонины с Валентиной завод с бухгалтерией. Если уж третий тост - исключительно романтика, тогда лётчики с моряками как раз и должны третий тост за бухгалтеров и заводчан пить. Однако не пьют, эгоисты. За кого третий тост пьют дипломаты - неизвестно. Наши может быть за кого-то и пьют, а вот кошистские - трудно сказать, скорее всего ни за кого. Если бы пили, то Гласс скорее всего сказал бы, за кого следует выпить.
   Протокольная часть в виде первых трёх тостов сопровождалась тарелочными реверансами, видать так полагается. А вот на четвёртом тосте, вернее рюмке или бокале с протокольной частью было покончено, как отрезало, и застолье вернулось на круги своя, вернее перешло в категорию "Разное".
   К моменту "по четвертой" присутствующие не то чтобы захмелели, с такой закуской захмелеть - умудриться надо. Они просто-напросто освоились за столом. В том случае, если присутствуют люди доселе незнакомые, то к моменту "по четвертой" собравшиеся не то чтобы успевают все перезнакомиться, да и необязательно это. Они успевают присмотреться друг к другу и для себя решить, кто и чего стоит. А после этого можно слегка и расслабиться. В гостях у Антонины незнакомых друг другу не было, поэтому процесс приглядывания и принюхивания остался невостребованным, гости просто расслабились. Протокольная часть была благополучно преодолена и напряжение от неё спало, так что можно начинать заниматься тем за чем, собственно говоря, и собрались - отдыхать.
  

***

  
   А хорошо бы было, если бы в разведчиках и дипломатах только женщины служили. Вот тогда бы да, вот тогда бы всё разведали, выведали, выяснили и со всеми договорились. Причём тогда одна из договаривающихся сторон, надеюсь понятно какая, даже и не догадалась бы, как ловко её обвели вокруг пальца, и надули. Правда есть одно но, женщины в разведчиках и в дипломатах должны быть только у одного государства, ясно дело у какого, а у всех остальных как обычно, мужики. Тогда эффект будет сногсшибательный. А вот если везде одни женщины будут, тогда даже не знаю что: или мир во всём мире на веки вечные, или война похуже ядерной, правда невидимая, тайная, шипящая.
   "У меня зазвонил телефон. Кто говорит? Слон! Что вам надо?", ну и так далее. Помните такое?
   У Антонины зазвонил телефон:
   - Алло, слушаю. Кто говорит? - это Антонина.
   - Соседи Валентины и Фёдора. Они у вас? - это соседи, ну или якобы соседи.
   - Да, у меня. Что вам надо? - это опять Антонина.
   - Скажите им пусть срочно идут домой. Они кран в ванной забыли закрыть и теперь нас заливает. - а это опять якобы соседи.
   Валентина, услышав всё это, подскочила как по боевой тревоге. Если бы они поменялись комплекциями, то есть, Валентина стала бы такой как Фёдор, а Фёдор стал таким как Валентина, то она ему даже слова не сказала бы, а просто взяла бы его подмышку и поспешила домой. А так:
   - Пошли скорее, что сидишь?! Ты почему кран в ванной не закрыл? Теперь вот соседей заливает.
   - Какой кран!? Я ванной утром-то и был, когда умывался. - здесь Фёдор маху дал, права качать начал.
   - Говорю пошли! Тебе лишь бы водку пить! Кран закроем, приберёмся быстренько и вернёмся. - настойчиво успокоила Валентина.
   Перспектива вернуться на Фёдора подействовала и он последовал за Валентиной, обуваться, ну а дальше, домой.
   Вот спрашивается, за каким права качал, если все по Валентининому вышло?! Ничего не поделаешь, и в работе хорошо отлаженного механизма сбои случаются.
   Даже не знаю, Антонина и Гласс догадались или нет? Вот я, скорее всего, догадался бы, тем более что произошло это перед четвертой. Перед четырнадцатой, точно бы не догадался, а вызвался бы и настоял, чтобы пойти и помочь. Ясно дело, что Антонина с Глассом от меня мало чем отличаются, и чужие неприятности им не безразличны. Но в том то и дело, что момент был выбран архимудро и архиудачно, после третьей и перед четвертой. Оно как, вроде бы только-только, в смысле, расслабился и начал получать удовольствие и тут на тебе - надо идти, собирать и вытирать воду. В этот момент и в такой обстановке "человек человеку- друг, товарищ и брат" бывает что на втором месте находится, а на первом обыкновенный человеческий эгоизм а скорее всего - обыкновенная лень. На том расчёт и строился.
   Надеюсь догадались, что всё это было подстроено специально, Валентиной разумеется, и что никакая вода ни из каких кранов не течёт и никого не заливает. Просто-напросто Валентина решила оставить Антонину и Гласса вдвоём, без третьего и четвертой, лишних, вот и придумала такой вот способ. Да, разумеется Антонина об этом ничего не знала и даже не догадывалась. Это как бы сюрприз такой, от подруги.
  

Глава IX

  
   "Мистер Твистер, бывший министер, Мистер Твистер, миллионер...". Президент КОШЭ ни министером, ни просто министром никогда не был. Сенатором был, а вот министром побывать не довелось. Миллионером тоже был и продолжал им быть. Не знаю, правду говорят или врут, но у них для того, чтобы стать президентом имущественный ценз надо соблюсти в количестве двух миллионов долларов. Это мне сами кошисты говорили. Мол, избирательная кампания и всё такое, денег много надо, а если у тебя их нет, кто платить будет? Врут наверное, а может и не врут. Да впрочем без разницы: их страна, ихние президенты, а значит их дело - иметь или не иметь, ценз этот.
   Президент КОШЭ, ну не помню я его фамилию, хоть родителей к директору вызывай, не помню. Много их было президентов ихних, штук сто, не меньше.
   Сам процесс восхождения на эту гору везде одинаковый, ну разве что особенностями национального темперамента и характера разнится.
   То ли учёные, то ли историки, а может быть и те и другие сразу говорят, что четвертая группа крови у человека появилась приблизительно в XI веке. До этого было их три и всех такое положение дел устраивало. Неважно какая группа крови для каких народов более характерна, дело не в этом. Дело в том, что, ну говорят так, четвертая группа крови вобрала в себя все достоинства и недостатки остальных трёх, помесь этакая получилась, или коктейль, но появилась она, как таковая, не сразу. Так и с кошистской национальностью...
   С государством КОШЭ та же самая картина. Помесь там из народа разного, как хорошего, так и плохого, но очень разного. Но это разумеется не говорит о том, что они все там сволочи и подонки ну или полусволочи и полуподонки, потому что все между собой поперемешались, нет конечно. Не в состоянии подлый и сволочной народ за столь короткое время построить мощное и процветающее государство.
   При всём моем уважении к профессору Преображенскому хочу сказать: неправ он был заявляя, что не любит пролетариат. Если просто не любит, ну просто как группу людей, занимающихся одним и тем же делом, что ж, о вкусах не спорят, их уважают. А если не любит как класс, как социальный слой общества, то зря он так.
   Не могут все заниматься интеллектуальным трудом. Кто-то просто не хочет, не интересно ему, например, лягушкам во славу человечества кишки выпускать. Кто-то не может, ну не дана ему эта премудрость ни родителями, ни свыше. Правда, чего греха таить, бывают исключения вот только исключения, ну как бы это сказать...
   Тех, кто в силу каких-либо причин занимается интеллектуальным трудом, но не хочет этого делать гораздо и гораздо меньше, чем тех кто тоже им занимается, правда заниматься им неспособен, от рождения. Но это так, слегка отвлёкся.
   Так вот, придумывают что-то единицы, а воплощают в жизнь тысячи, если не миллионы. Про камни на горе и с горы помните? Одно дело столкнуть каменюку, и совсем другое растащить и уложить их так как надо, а не как получится. Так что и сталкивать и складывать, уметь надо. Это всё к тому, что если бы простой кошистский люд был сплошь бездарным и ни на что кроме как по чужим карманам шарить неспособным, не построили бы они такое сильное государство.
   Но армия всегда идёт туда, куда указывает самый главный генерал с помощниками. Он на горе, ему оттуда виднее, а тем кто внизу так проще, всякой ерундой голову забивать не надо. Опять же, не может армия состоять как из одних генералов, так и из одних рядовых солдат, ерунда получится. Поэтому нужны они друг другу, поэтому всё у них и получается, ну почти всё. Кстати, такая картина не только у кошистов, а вообще у всех.
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Видя подобное отношение диких греков к боевым действиям и нежелание, а скорее всего неспособность понять, что такое время и что распоряжаться им, временем, надо с наибольшей эффективностью Военный совет в лице: Александра, Аристотеля и Леонида принял решение пойти на маленькую хитрость.
   Диким грекам было объявлено, что за скорейшее взятие Трои им будет выплачена значительная денежная премия. Кроме того, после взятия крепости она будет отдана в их полное распоряжение на три дня. Стоит сказать, что впоследствии, при взятии других городов и крепостей, дикие греки без зазрения совести грабили их, а затем сжигали. К сожалению подобная практика прижилась и среди других диких народов и продолжалась довольно-таки долго.
   Дикие греки восприняли эту новость с восторгом и неожиданно для эдемийцев проявили инициативу. Неизвестно чем греки руководствовались, скорее всего своими дикими измышлениями и некультурными представлениями об окружающем мире. Они предложили построить нечто напоминающее коня, но из дерева и поместить в него десант с тем, чтобы он быстро перебив любопытствующих конём и охрану, открыл перед войсками ворота крепости.
   Эта мысль понравилась эдемийским военным. Даже было странно, что дикие греки умеют думать, а иногда даже эффективно думать. Деревянный конь был построен таких размеров, чтобы в него смогли поместиться два десятка воинов.
   Первоначально дикие греки вызвались сами участвовать в десанте. Среди них даже разгорелись жаркие споры переходящие в потасовки и драки за право стать участником десанта. Но видя что они из себя представляют в военном отношении Александр принял решение: десантниками будут морские пехотинцы Эдемии.
   Позже выяснилось, что греки так стремились в десант только потому, что хотели первыми принять участие в разграблении крепости.
   Деревянный конь был построен и преподнесён осаждённым в виде подарка и в знак мирных намерений. "Подарок" был принят, а морские пехотинцы сделали всё быстро, эффективно и без потерь, на то они и профессионалы. Крепость была взята, разграблена и сожжена дикими греками в течение одного дня.
   После этого войска диких греков под командованием Александра Македонского двинулись дальше на восток с тем, чтобы максимально обезопасить Древнюю Грецию от вторжений в будущем.
   О победоносном шествии войск диких греков под командованием Александра Македонского в Эдемии написано много книг и снято много фильмов, поэтому нет смысла ещё раз пересказывать славный путь Александра и его товарищей по оружию.
   Армия под командованием Александра Македонского со штабом, руководимым Аристотелем и при поддержке морских пехотинцев вошла в дикие земли Востока как горячий нож в сливочное масло и за короткое время, разбив войска персидских дикарей, дошла до границ Южной Сибири, а точнее, Индии.
   Это была земля в которую когда-то ушла часть эдемийцев, поселилась там, а потом часть их вернулась назад, в Эдемию, но уже в виде индейцев. Александру и его товарищам по оружию было интересно посмотреть, что из себя представляет эта земля и чем она стала так плоха, что часть индейцев её покинула.
   Индия оказалась горной страной с сухим и жарким климатом больше похожей на пустыню и не шла ни в какое сравнение с щедрыми на растительный и животный мир землями родной Эдемии.
   Поняв, что индейцам здесь живётся очень непросто Александр передумал завоёвывать Индию и собрался повернуть свои войска назад. Кроме того задачу, поставленную перед ним и его товарищами Генеральным штабом Вооружённых сил Эдемии можно было считать выполненной.
   Но индейцы даже видя, что армия Александра не планирует продвигаться дальше на территорию Индии подло напали них и ударили в спину.
   Лишним будет говорить, что их войска не имеющие ни малейшего представления ни о стратегии, ни о тактике ведения боевых действий были наголову разбиты войсками Александра.
   Единственное, что удивило и поразило как Александра, так и его эдемийских собратьев по оружию, это то что индейцы, родственники и потомки тех индейцев, которые вернулись в Эдемию, приспособили к войне слонов. Да, слонов, тех самых слонов, которых давным-давно в дикие земли привёз эдемиец Ной. Каким же чудовищным по своей дикости умом надо обладать, чтобы приспособить этих добродушных животных к убийству людей!?
   Вот тогда эдемийцам стала понятна причина, по которой вернувшиеся в Эдемию индейцы устроили такие беспорядки. Если бы их вовремя не остановили, Эдемия погрузилась бы в хаос, что недопустимо.
   Но и после этого отношение эдемийцев к индейцам, вернувшимся на свою историческую родину, не изменилось и оставалось, и по сей день остаётся добрым, внимательным, с готовностью помочь в любом деле и в любую минуту.
  

***

  
   Президент КОШЭ разумеется был генералом, всё-таки на вершине горы сидел. Но когда-то было сказано, что у каждого своя дорога, свой путь, своя стезя. Это относится и к горам, и к горным, и к равнинным местностям в частности. У каждого народа своя гора, самая главная, и предгорья свои, и равнины их окружающие. Ничего не поделаешь, так получилось.
   Только если у Дикой Империи вершину горы видно в любую погоду, то в КОШЭ вершину горы, ту которая настоящая не видно, о ней хоть и знают, но мало кто её видел. За вершину принимают, и настоятельно рекомендуется принимать то место, где очередной президент восседает. А что, в основном такое положение дел всех устраивает, мозги утруждать не надо, да и какая разница? Ну а в помощь тем, кто мозги утруждать не хочет и тем кто не прочь мозги свои утрудить в КОШЭ много чего делается. Только результат получается один и тот же, массовый, потому как на народные массы и рассчитан.
   Президент же, как и любой другой не президент, прежде всего был человеком, а значит и ему мешок с амбициями и реализациями при рождении был вручён, и девать всё это куда-то было надо. Девать-то было куда, но не всё и не так как хотелось бы. Вот это как раз и не давало покоя президенту.
   Не сказать, чтобы он начал реализовываться с самого детства. У детства свои законы и один их них - беззаботность. Беззаботность эта сама как бы подсказывает, мол, не спеши, успеешь ещё. Вот дети, в своём большинстве, и не спешат, беззаботность слушаются, ну и другие детские законы соблюдают. Но у каждого наступает такой момент и день когда беззаботность эта куда-то исчезает, без следа. Происходит это наверное потому, что беззаботность и взрослая жизнь друг друга терпеть ненавидят, потому и не способны уживаться вместе. Конечно бывают исключения, но там не всё так просто, там психиатрам и психотерапевтам разбираться надо.
   Так и с президентом, тогда ещё не президентом и не миллионером. В один из дней беззаботность завидев появившуюся на горизонте взрослую жизнь панически сбежала и оставила своего подопечного один на один со взрослой жизнью без какой-либо поддержки, мол, я своё дело сделала, а дальше, дальше сам выкручивайся.
   Вот паренёк и принялся выкручиваться. Хорошо что от рождения дураком не был, поэтому сообразил быстро. А сообразил он вот что: "Для того чтобы эта самая взрослая жизнь тебя по голове и ниже пояса, сзади, не била больно и часто надо принять её правила и законы, уважать их, а лучше всего делать вид, что уважаешь и соглашаешься. Самому же, тем временем, потихоньку-помаленьку гнуть своё, а иными словами, на гору карабкаться. А на горе, чем выше ты на неё забрался тем больше возможностей плевать на правила установленные кем-то и устанавливать свои".
   Конечно же, другими словами, это у меня писать так получается, ничего не могу с собой поделать, будущий президент сформулировал мирное сосуществование со взрослой жизнью и принялся с ней жить, вернее не жить, а сожительствовать. Получился вроде бы как брак по расчёту, но только с одной стороны. Правда той, другой стороне, которая взрослой жизнью зовётся, если честно, глубоко наплевать - по расчёту ты с ней живёшь или душа в душу. Ей важен сам факт, что живёшь, а как, твоё дело.
  

***

  
   После школы, ясно дело, будущий президент поступил в университет. Образование, университетское, на самом деле ума не даёт и не добавляет. Если уж родился дураком, то ничего не поделаешь и не исправишь, академиком можешь стать - знать много будешь, но дураком всё равно останешься.
   Единственное, чем примечательно и замечательно образование так это тем, что даёт больше возможностей. А возможности эти самые разнообразные, на любой цвет и вкус. Начиная с размахивания, где надо и где не надо, университетским дипломом и обвинений знакомых и незнакомых, университетского образования не имеющих в том, что раз у них такого диплома нет, значит дураки они законченные, в смысле, не по жизни, а по состоянию и качеству ума, да и по жизни тоже. Не скажу что такая возможность для реализации уж очень массовая, но случается, а иногда и часто случается, это смотря куда попадёшь.
   Правда есть ещё одна возможность диаметрально противоположная предыдущей - знать много. Вот здесь очень интересно получается. Чем больше и о большем знаешь, тем большим можешь воспользоваться. Это, ну помимо диплома как такового разумеется, не будешь же свидетельством о рождении размахивать, и есть самое главное сокровище, в образовании сокрытое. Это и есть те самые возможности, которых с получением образования становится не в пример больше. А вот какую из всей этой кучи возможность выбрать зависит от ума, от его состояния и качества. Конечно же университет вместе с его дипломом - не панацея и не индульгенция, просто возможностей больше.
   У будущего президента состояние и качество ума были, так сказать, на уровне, ну во всяком случае не хуже, чем у других. Так что после окончания университета он пришёл в одну очень крупную компанию и чуть ли не с порога заявил, что намерен в этой компании сделать карьеру. Это он выбор такой для себя сделал.
   Выбор начальству понравился и молодой человек был принят на работу, мол, на, делай. Чем он и занялся. И надо сказать, что неплохо у него всё получалось, в смысле, с карьерой. С людьми умел ладить и договариваться, причём умудрялся договариваться казалось бы в самых безнадёжных случаях, ну получалось у него это, а у других не получалось.
   Наверное из-за этого и произошла у будущего президента внезапная и кардинальная смена возможностей. Молодой и перспективный сотрудник крупной компании был замечен и как бы сказали в Дикой Империи: выдвинут на общественную работу, а проще говоря, ушёл парниша из бизнеса в политику, вернее, за руку увели. А там, в политике, возможностей куда больше, чем в бизнесе.
   В бизнесе возможность, ну чтобы по максимуму, одна - надо родиться в семье, которая этим самым бизнесом и другими бизнесами владеет чуть ли с незапамятных времён. Президент же будущий в этом деле сплоховал, родился в самой обыкновенной семье: папа - инженер, мама - домохозяйка. Так что подняться на самый-пресамый верх в бизнесе шансов у него никаких не было, ну практически никаких.
   Поэтому новую возможность он воспринял и принял сразу и с благодарностью. Там, в политике, родовитость не нужна там, как раз, нужно чтобы из народа, из самых из его глубин. Народ таких политиков любит и охотно за них голосует. А что, рассуждает какой-нибудь среднестатистический представитель народа: если он такой же как я смог, значит и я смогу. Ладно не я, возраст уже не тот, значит дети мои смогут, а это ещё лучше.
   Что и как говорить, будущего президента научили быстро, да и сам он дураком не был, понимал что к чему. Так что сын инженера с домохозяйкой продолжал свой путь наверх и уже совсем с другой скоростью, побыстрее.
   Описывать сам процесс восхождения на самую вершину горы и нудно, и читать не интересно, поэтому ну его. То что будущий президент как только оказался в политике, решил им стать, это чистая правда. Это он возможность такую сразу увидел, а раз увидел, значит захотел. Вот оно как бывает, захотел, и получилось всё что захотел и как захотел. Такое бывает нечасто, к сожалению, вернее будет сказать, не так часто как этого хотелось бы. Но самое главное - бывает, а всё остальное - семечки и шелуха.

***

  
   "Где ни церковь, ни кабак, ничего не свято..." - именно так было однажды сказано и спето, но не по поводу КОШЭ, нечего примазываться. А они и не примазываются, это я их пытаюсь примазать. Не получается.
   Вернее получается, но по другому, потому что страна другая и народ в ней другой. Кабак там, как раз - свято, потому что бизнес, потому что деньги. А церковь - не очень, так себе.
   Наступил тот самый день, когда бывший не президент в торжественной обстановке принял присягу на верность народу и государству и стал президентом. Вот она, вершина, самая-самая и он, уже президент великой страны, на ней.
   На вершине горы оказалось не так уж весело и уютно как он себе раньше представлял. Разумеется, теперь уже президент, даже будучи студентом не думал, что забот у президента - только пальцем указывать и следить за тем, чтобы задницу не отсидеть, шевелиться время от времени.
   В действительности же уюта там хоть отбавляй, да и веселья тоже. Только веселье это вовсе не весёлое, а скорее всего напоминает танцора в чистом поле. Танцует себе танцор и танцует, только не потому что настроение хорошее, а потому что нельзя по другому. Да и не танцует он вовсе. С двух сторон, а он посередине, по нему из пулемётов стреляют, а он, стало быть, так от пуль уворачивается, ну чтобы не попали, не искалечили, а то и вообще не убили. Вот уворачивание этот танец и напоминает и, если смотреть издалека как танец воспринимается. Если же подойти чуть ближе, то тоже похоже на танец только рожа у танцора перекошена дальше некуда и глаза такие, что любой дикий зверь испугается.
   Стреляют же те, кто на фактической вершине горы, на той, которую из-за тумана и облаков не видно, это с одной стороны. А с другой стороны стреляют те, которые на равнине, им видите ли тоже пострелять хочется. Друг в дружку ни те, ни другие стрелять не хотят потому что понимают, не могут они жить по одиночке. Да и зачем, если на это президент есть одной стороной назначенный, а второй якобы избранный? По нему и шмаляют, это чтобы он не ленился и ожидания что тех, что других оправдывал.
   С той, с верхней стороны, требования просты и понятны, как ветер из пылесоса. Там сидят те, кто фактически владеет страной со всеми её землями, реками, дорогами, городами, заводами и так далее. От них требование только одно - обеспечь процветание бизнеса и обеспечь по максимуму. Если же не обеспечишь, то другой обеспечит, желающих там, внизу, больше чем навалом.
   Правда не надо быть таким уж несправедливым к тем, кого из-за облаков не видно, мол, обязанности дали, а прав никаких, ну или почти никаких, приличия соблюдать надо. Здесь жители заоблачных высот поступили благородно. Для обеспечения благополучия, процветания и развития своих бизнесов, президенту было разрешено всё, хоть мать родную продавай. Нет, не всё. Бомбой атомной бомбить было нельзя, но не потому что те, которые не разрешают такие человеколюбивые. На самом деле они скорее себялюбивые и бизнес свой любивые, чем кого-то. А если бабахнуть, то мало не покажется как тем, по которым бабахнули, так и тем кто бабахнул.
   Было известно, что у тех по которым бабахнуть хотелось и время от времени собирались это сделать тоже есть чем бабахнуть. А если верить разведке, то у них есть такое чего нет у желающих бабахнуть на что ответить уже не получится, а значит и шансов уцелеть никаких. А это означает, мало того что самим каюк, так и всё то что нажито непосильным трудом на протяжении двухсот с лишним лет превратится неизвестно во что и прибыли уже приносить не сможет. Поэтому бабахать не разрешалось, только в исключительных случаях и по специальному указанию.
   Те, которые внизу и снизу, те тоже не хотели довольствоваться только самим фактом житья-бытья и здравствования президента как такового, неважно какого. Им тоже подавай и подавай, и с каждым днём подавай всё больше и больше. Они видите ли думают, что они в стране самые главные, вот и распоясались.
   На самом деле так было принято считать теми, там, за облаками. Давно известно, правда реже применяется, но это не иначе как по глупости применителей, что поглаживание по голове гораздо эффективнее подзатыльников. Гладь по голове дурака этого, да при этом слова ласковые не забывай нашёптывать. За это он тебе горы свернёт и океан мировой выпьет в туалет ни разу не попросившись. Да что говорить-то! Только процесс этот длительный и постоянный, а подзатыльники, хоть процесс тоже постоянный, но это по времени, а так, когда рука зачешется. И ещё любители подзатыльников, не иначе в силу своей глупости, не знали и не догадывались что когда постоянно гладишь по голове то и подзатыльник, в случае чего, поглаживаемый за поглаживание примет и не обидится, и шевелиться быстрее начнёт. Так что наилучший вариант, это чередование поглаживаний с подзатыльниками - незаметно и полезно как для стороны дающей, так и для стороны принимающей.
   А раз принято, значит надо обеспечить. Вот ты, президент, и обеспечивай, а кто же ещё?! Президент и обеспечивал. Обеспечивал он это не потому, что деваться было некуда, что кресло президентское ему очень дорого и что жалко ему с ним расставаться если что. Президентское кресло - штука хорошая. Это возможность и её реализация такая что лучше не придумаешь, поэтому относиться к ней надо бережно.
  

***

  
   Если уж гладят по голове и слова ласковые говорят, то перво-наперво надо объяснить за что, а то, чего доброго, понапридумывают себе чего-нибудь такого, о чём и подумать стыдно, да ещё и вольнодумствовать начнут.
   Для того чтобы этого не произошло объясняли постоянно, доходчиво и на ярких примерах. Правда стоило это ой как недёшево, а что делать, надо! Если посчитать сколько денег на это уже потрачено и тратится сейчас, то ужас просто! На такие деньги можно было небоскрёб построить из чистого золота и до самых до небес высотой!
   Но денег на это не жалели потому как понимали, в результате будут получены деньги гораздо большие, чем те которые приходится тратить, не деньги даже, а деньжищи.
   Перво-наперво народ требовал, и без сомнения был прав, жизни безопасной и комфортной. Насчёт безопасности все было путём. Повезло Эдемии, она была так расположена, что соседей всего-то три штуки. Да и какие они соседи, так, пригороды с предместьями. Глотку то им быстро заткнули, они её даже открыть не успели, так что сидели они себе тихо и мирно и даже, кажется, были счастливы.
   Правда на самом севере Эдемия ещё с Дикой Империей граничила, но там север, там холодно потому и не живёт почти никто, что у тех, что у тех, поэтому не очень-то и опасно, хотя ухо востро держать всё-таки приходилось.
   Вот Дикая Империя, не к ночи будет помянута, и была объявлена одним-единственным, а потому самым главным врагом Эдемии, которая спит и видит как бы им её завоевать, народ перебить или загнать куда-нибудь, в ту же Сибирь например. В Сибири круглый год зима, так вот и пусть эдемийцы там вымерзают и мучаются и всё это только за то, что они, эдемийцы, такие счастливые и за то, что страна у них самая лучшая.
   Вообще-то сам президент и президентовы помощники насчёт Дикой Империи и врали и не врали одновременно. Врали потому, что на самом деле не нужна была Дикой Империи Эдемия, нахрен не нужна, не собиралась она её завоёвывать. Но знали об этом немногие, например, президент знал и ближайшие его помощники знали. А вот те, кто пониже и должностью пожиже, не говоря уж о простом народе, не знали и не догадывались поэтому верили, и хоть с долей любопытства, но не любили и боялись Дикую Империю.
   Так что получается насчёт того, что Дикая Империя собирается напасть и завоевать Эдемию, президент с господами и джентльменами врали, врали постоянно и от души. А вот насчёт того, что Дикая Империя для Эдемии опасна - не врали, только почему опасна не говорили, всё про завоевания талдычили.
   На самом деле Дикая Империя была опасна и по сей день остаётся таковой лишь фактом своего существования. Даже сам факт существования Дикой Империи воспринимался в Эдемии как катастрофа, а то что Дикая Империя развивается и процветать начинает, так вообще как погибель в чистом виде.
  

***

  
   Для того чтобы народ свой держать в счастье и безопасности, а на самом деле чтобы он работал так, что б аж кости трещали была придумана и заявлена, на весь мир заявлена, не постеснялись, исключительность эдемийцев и их превосходство над другими народами.
   Поверили в это легко и быстро. А что, каждому приятно узнать о своей исключительности и гордиться ею, тем более что денег за это никто не требует.
   Поверили, глупенькие, что мир устроен так что земная ось проходит как раз через Эдемию, а весь остальной мир вокруг неё вертится. Самое интересное, качественно было сделано и преподнесено. В это верили, с этим рождались, жили и умирали. И верили не только в Эдемии, но и почти во всем мире.
   Придумано на этот счёт было много чего. Если сравнить то, что вталдычивали эдемийцам с пелёнок с тем, что происходило и происходит в мире на самом деле, волосы не только дыбом встанут, вообще выпадут! Но это для тех кто сравнить может, а таких в Эдемии немного и сравнивать они ничего не будут потому что сами это всё придумали. А на тех кто там, в Европе да в Азии-Африке вдруг вздумает сравнить всегда управа найдётся. Их сразу же можно обвинить в отсутствии культуры и цивилизованности. Чем больше и дольше они будут сравнивать, тем серьёзнее будут обвинения, вплоть до бомбардировок и смены не только правительства, но и существующего у них общественно-политического строя вообще.
   А как вы хотели!? Это интересы Эдемии, а интересы надо защищать и защищать невзирая на способы и средства. Так что верят, или делают вид что верят не потому, что верят, а потому что боятся. Вот и пусть боятся, на это и расчёт.
   Когда хозяин млеет от восторга или же перепуган до смерти, в его доме можно делать всё что угодно. Хочешь, голым на столе плясать будет, а хочешь, на потолке и потолок этот, попутно, в зелёный цвет красить будет. А ты тем временем делай у него дома что хочешь, бери что хочешь. Брать можно всё что угодно, даже то что ему самому позарез нужно и брать почти бесплатно, а то и вообще только за предоставленную возможность восторгаться таким замечательным гостем.
   А вот Дикая Империя ни восторгаться, ни бояться не хочет, поэтому придумали и постоянно повторяли на весь мир, возведя повторяемое в ранг молитвы во спасение человечества, что якобы Дикая Империя хочет напасть не только на Эдемию и Европу, а вообще на весь мир, и завоевать его. Ну а дальше даже людоеды вздрогнут от тех порядков, которые установят на планете дикие завоеватели. Вывод и выход один - любить Эдемию и умолять её о защите, потому что только Эдемия в состоянии остановить дикие орды из Сибири.
   Иногда президент задавался вопросом: "А что если и правда Советский Союз вторгнется на территорию Эдемии? Что тогда?
   Вопрос этот задавался самому себе и не в плане того, что такое возможно, а в плане элементарного человеческого любопытства. Человек так устроен, ему всегда интересно, например, что произойдёт с бабушкой если она заимеет то, что имеет дедушка? И выходило что опять польза для Эдемии сплошная и кругом.
   Те же европейцы, да и советские, можно сказать, привыкли к войнам на своих территориях. А вот о КОШЭ такого не скажешь. Оно конечно, им очень повезло что соседних стран всего две, ну три, и ни одна из них даже помыслить не может, чтобы напасть на сильного соседа и благодетеля.
   Если же представить что какая-то из стран, да та же Дикая Империя, например, вторгнется на территорию КОШЭ, то даже страшно подумать что начнётся. Какая там героическая оборона! Разбегутся все кто куда, потому что рождены и воспитаны с мыслью, что они в полной безопасности, потому что самые сильные и великие, а не потому, что так далеко от других сильных государств которые любят повоевать.
   Только вот та же Дикая Империя не будет на нас нападать. Президент, так же как и любой нормальный и умный человек, один на один с собой не врал, в смысле, себе не врал. Зачем? Тем более что никто не слышит.
   Не будет нападать на нас дикая Империя и не потому, что боятся. Боятся конечно, но кажется что они вообще ничего не боятся и наплевать им на все боязни. Просто незачем им на нас нападать. Это наша пропаганда кричит, что они собираются нападать.
   Всё правильно, если бы они собирались напасть, то давным-давно уже напали, но при одном условии - если бы думали как мы.
   Заявляя на весь мир об их агрессивности мы приписываем Дикой Империи наш образ мышления, потому агрессорами они и получаются. А весь мир "проглатывает", идиоты. Пусть глотают. На самом деле они это делают от страха перед нами, а не от страха перед ними.
   А они, они думают совсем по другому, то есть, совсем другим образом потому, что другие. Не такие как мы. Вот за то, что они не такие как мы, их и надо уничтожить. В этом мире есть место только таким как мы, а такие как мы только мы и есть, и тем кто хуже нас, слабее. Сильный и не такой как мы - наша погибель".
  

Глава X

  
   Когда малознакомые люди остаются вдвоём, то ничего страшного. Например, в купе поезда мужчина и женщина едут, с билетами так получилось. Ну и что? А ничего, в смысле ничего страшного. Никто не краснеет, не мямлит и не заикается, едут себе и едут. За жизнь разговаривают или наоборот, молчат, книжки читают. Или мужик приставать начинает, а женщина его отшивает и после отшивания они тоже молчат. А бывает, что не отшивает. Тогда разговаривают, много или мало - неважно, главное что не молчат.
   А вот когда малознакомые люди, такие как Антонина с Глассом остаются вдвоём, причём остаются неожиданно и внезапно, тогда конфуз получается. Конфуз получается и получился потому, что Антонина знала с какой целью Гласс приглашён в гости, да и чего уж там, понравился он ей, весь такой культурный, воспитанный... А у Гласса конфуз случился потому, что для него, как и для Антонины, "потоп" был тоже неожиданностью, но не в этом дело. Дело в том, что Антонина тоже понравилась Глассу. Она ему понравилась ещё тогда, во время первой встречи, а сейчас нравилась всё больше и больше.
   Вот и получилось, что двое - мужчина и женщина, Гласс и Антонина, друг другу понравились и нравятся, и согласно коварным планам и действиям Валентины остались наедине. Это вам не купе в поезде, сюда билеты не продавали и не продают. Оно тоже совпало, но совпало частично, а частично специально было подстроено. Так что после того, как Валентина с Фёдором отправились якобы спасать от потопа соседей, первые несколько минут Антонина и Гласс краснели, что-то мямлили и шаркали под столом ногами.
   Потом, правда, Антонина опомнилась, опомнилась не потому, что вспомнила Валентинины воспитания и уроки, а потому что вспомнила про окрошку. Так что окрошка, помимо всего прочего, оказалась ещё и спасительницей в конфузной ситуации.
   - Гласс! - спасительный выход из конфузливой ситуации был найден. - Я совсем забыла про окрошку. Сейчас принесу.
   - А может не надо? - попытался "спастись" Гласс. - На столе и так столько еды, этого не съесть. Зачем ещё, испортится же.
   Гласс, как культурный иностранец и дипломат, не знал и даже не мог подозревать, что окрошка, как таковая, может испортится только в том случае, если простоит невостребованной недели две. Это если в холодильнике. Ну а если без холодильника, то конечно меньше. А квасу, квасу вообще ничего не будет. Да и не портится квас, потому что не успевает, выпивают быстро.
   - Окрошка не испортится, - мягко улыбнулась Антонина вставая из-за стола.- не успеет. Я сейчас.
   Глассу ничего не оставалось делать, как соглашаться. Вообще-то он правильно сделал, что согласился, потому что, сами знаете почему.
   Если у хозяйки темперамент такой, как у Антонины, а гость отказывается от угощения и видно, что отказывается не потому что наелся до отвала, а потому что, да кто его знает что у него там на уме! Тогда хозяйка обидится и может быть даже всплакнёт, правда незаметно, где-нибудь на кухне.
   А вот если у хозяйки темперамент такой как у Фёдоровой Валентины, а гость - человек хорошо знакомый, то можно и в лоб получить, или по лбу, какая разница.
   Но Гласс отказываться не собирался. Перво-наперво он не хотел обижать отказом Антонину, которая ему так понравилась. Ну а второе и тоже немаловажное - получилось так, что окрошка стала частью задания, а задание должно быть выполнено и выполнено лучше всех, про зарплату посла помните?
   Антонина вошла в комнату торжественно как на царском пиру. В кинофильмах про старину, а в основном когда сказки экранизируют, показывают как слуги вносят красиво украшенные блюда в трапезную, вносят или на вытянутых руках, или держа их над головой. Вот и Антонина внесла окрошку примерно также. Правда несла она её не на вытянутых руках и не над головой, а просто держала тарелку в руках, но каким-то непостижимым образом ей удалось придать явлению окрошки Глассу нотку торжественности.
   - Кушайте пожалуйста. - Антонина поставила тарелку.- Я сейчас сметанки принесу.
   Окрошка оказалась жидким блюдом, но, не горячим. "Наверное, это у них холодный суп так называется." - подумал Гласс и в общем-то оказался прав.
   - А почему название такое? - спросил Гласс Антонину когда та принесла сметану и села напротив Гласса.
   - Сметанку положите, - посоветовала Антонина.- вкуснее будет. А окрошкой называется, потому что крошат, от слова крошить. Понимаете?
   - Понимаю. - кивнул Гласс а сам тем временем добавил сметаны, размешал и зачерпнул ложкой неведомое блюдо.
   Окрошка очень напомнила Глассу какое-то ихнее, кошистское блюдо, но квас придавал окрошке ни с чем несравнимый вкус, поэтому определить, а значит и сравнить было невозможно. Неожиданно для себя Глассу пришло в голову, что окрошка есть ни что иное как итальянская пицца, только в жидком виде. Только пиццу запекают, а окрошку разбавляют.
   "Конечно, - уплетая окрошку подумал Гласс.- пицца практичнее, её можно есть где угодно, но окрошка вкуснее, гораздо вкуснее".
   - Понравилось? - спросила Антонина, когда Гласс незаметно для себя съел тарелку окрошки.
   - Да, очень.
   - Хотите ещё?
   - Хочу. - неожиданно для себя сказал Гласс хотя есть, в смысле, кушать у него было почти что некуда.
   Наверное Антонина с окрошкой сговорились, ну а то что они изначально были заодно, это без сомнения, потому что после второй тарелки Гласс попросил третью.
   Окрошка ему действительно понравилась и он подумывал о том, что надо будет спросить у Антонины или у Фёдора рецепт и научить готовить окрошку свою жену. План был немудрёным, но в нём имелось хоть и слабое, но по своей скандальности очень даже мощное звено - жена Гласса.
   Третья тарелка шла медленнее, чем две предыдущие, то ли Гласс предался гурманству и смаковал окрошку, то ли действительно места в желудке почти не осталось и содержимому каждой ложки приходилось долго искать свободное местечко, впрочем, неважно, самое главное что ел.
   - А вы надолго к нам? - Антонина любовалась тем, как Гласс уплетал окрошку, но созерцание прекрасного (кто осмелится сказать, что картина поедания собственноручно приготовленного для приготовившего не прекрасна?) не помешала Антонине проявлению как чисто женского любопытства, так и началу ведения "активных боевых действий".
   - У нас командировка на три года. - не забывая об окрошке ответил Гласс. - Мне ещё чуть больше года осталось.
   - А потом? - поникшим голосом спросила Антонина.
   - Потом поеду домой, в Эдемию. После командировки отпуск полагается.
   - А после отпуска? - ну какой, блям-блям-блям, Гласс дипломат если не заметил того, что Антонина, спрашивая сама уже чуть не плачет?!
   - Не знаю. - не замечая состояния Антонины и не ведая своей дальнейшей судьбы ответил Гласс. - Может быть к вам вернусь, а может быть в какую другую страну. Но скорее всего к вам. Я специалист по культуре Советского Союза, а у нас таких специалистов мало. Могут конечно оставить работать в КОШЭ. Не знаю пока, ещё больше года впереди.
   - Больше года. - прошептала Антонина. Что она этим имела ввиду Гласс не знал, да и не обратил на это внимания. Антонина же сейчас и сама толком не знала, к чему был этот шёпот.
  

***

  
   "А по утру они проснулись...", но это было сказано о гражданах другой страны, проснувшихся по утру не в своих квартирах, а в другом месте собравшем и объединивших их на ночь. Общим между теми и другими было лишь то, что и те, и другие накануне выпивали.
   Другими "теми" были Мэлл и Сара. Они тоже проснулись и проснулись в своей стране, но в квартире Сары. Те, которые первыми проснулись, проснулись тоже в своей стране только не у себя дома, а в вытрезвителе. Но все рекорды, если помните, побил Гласс. Он умудрился однажды проснуться и не в своей стране, и не в своей квартире, а в вытрезвителе. Так что в случае чего поосторожнее, хотя бы время от времени закусывать надо.
   Мэлл и Сара накануне не закусывали, гамбургеры уже после того как не в счёт. Тем не менее чарующего ощущения похмельного синдрома они на себе не испытывали, так, совсем чуть-чуть.
   Мэлл проснулся первым, потому что проснулся рано, но это по привычке. Кстати, выходной день тем и замечателен, что проснувшись, не надо сразу же вставать, ну а что происходит дальше - известно всем. Иными словами, не надо собираться и спешить на работу. Да и на будильник, этот отголосок инквизиции, можно не обращать никакого внимания. А когда на будильник внимания обращать не надо, то и желания разбить его вдребезги не возникает, а значит и раздражительности, с утра пораньше, никакой. Так выглядят самые ранние и первые плюсы и приятности выходного дня.
   Сара, как вольный художник, вернее, как человек который работает дома, а общепринятые места работы посещает лишь только тогда, когда надо сдавать заказ продолжала спать. Для неё день недели не имел большого значения, потому что она могла любой из них объявить для себя выходным. Да и будильника у неё никакого не было, правда Мэлл на это и внимания не обратил.
   Мэлл, проснувшись не спешил вставать и не потому, что ему некуда было спешить. Он боялся нечаянно разбудить Сару. Неизвестно почему, но делать этого Мэллу не хотелось. Поэтому он принялся её рассматривать и не потому рассматривать, что вчера вечером не рассмотрел, а просто потому что захотелось.
   В спальне было уже почти светло. Вернее будет сказать, уже светло. Шторы были задёрнуты и солнцу своими лучами, освещая и тем самым выделяя что-то одно, а другое погружая в тень, не удавалось делать картину недостоверной. Освещение в спальне было как через светофильтр, самое удобное для того, чтобы рассмотреть кого-то или что-то.
   Высокий лоб, классически прямой нос, тонкие губы. Какое у неё лицо, ну, круглое или вытянутое, сейчас Мэлл рассмотреть не мог. Для этого ему бы пришлось бы смотреть на Сару сверху, то есть, шевелиться, приподниматься ну и так далее. А Мэлл не хотел её будить, ну не хотел и все тут. "Потом рассмотрю." - решил для себя Мэлл и на том успокоился. Выходило, что Сара обладала чертами лица присущими мужчине героической наружности, правда в более мягком, женском исполнении.
   Вообще-то Мэллу нравились женщины с пухлыми губами. Он считал, что если у женщины тонкие губы, то и характер у неё злой. Почему он так думал, он и сам не знал, скорее всего услышал или прочёл где-то.
   Мэлл попытался мысленно "пририсовать" Саре пухлые губы, получилась полная ерунда. Все черты её лица идеально соответствовали, дополняли и подчёркивали друг друга, поэтому пухлые губы для неё были бы как тапочки для коня. Получалось, что черты лица Сары идеальны, а то что губы тонкие - ну и что?! У Эммы, вон, губы пухлые, а характер хуже чем у гремучей змеи. Змея, так та хоть гремит, предупреждает, а эта сразу кусаться лезет.
   Только сейчас Мэлл вспомнил о том, что вчера был не допущен домой своей женой и всё из-за какого-то дурацкого закона. Ни обиды, ни злости на Эмму не было вообще, ну нисколечко. Правда Мэлл ещё не начал копаться в себе, ну чтобы окончательно определить своё отношение к произошедшему и решить для себя что делать дальше.
  

***

  
   Сейчас то, что произошло вчера напоминало посетителя и просителя какого-нибудь высокого начальника. Начальник тот то ли был занят, то ли делал вид что занят, цену себе набивал, так что просителю и посетителю приходилось смирненько сидеть на стульчике, в коридоре, и ждать того момента, когда высокое начальство соизволит обратить на него своё высокое внимание и решит, казнить или миловать.
   Приблизительно в таком состоянии пребывало вчерашнее, правда Мэлл даже для себя не определял это так мудрёно, это я тут выпендриваюсь. Вчерашнее пока что у него ассоциировалось не более чем с короткой перепалкой с кондуктором в автобусе и не более того. Единственное, что Мэлл чётко осознавал, так это то что он не хочет идти домой, совсем не хочет.
   - Привет, давно проснулся? - Сара улыбалась Мэллу.
   - Нет, недавно?
   - Кофе хочешь?
   - Хочу. Подожди... - рука Мэлла преодолела все препятствия в виде одеял, простыней, подушек и обняла Сару.
   После этого последовал поцелуй, утренний поцелуй, который гораздо лучше и приятнее дежурно-бесполого "доброго утра". Поцелуй, в отличии от хоть и "доброго", но ни на что не способного "утра", был способен на многое, потому что он целовал, а она отвечала на его поцелуй, значит тоже целовала его, а это, начавшись, может продолжаться очень даже долго, пока губы не заболят, а то и вообще не отвалятся.
   Ничего удивительного, что в процессе поцелуя Мэлл вдруг вспомнил, что хотел рассмотреть овал лица Сары и решил не откладывать это в долгий ящик...
   Надеюсь что взрослые все, ну а если взрослые, то сами должны понимать что к чему. Поэтому не надо мешать. Вам приятно будет, если вы "рассматриваете овал лица друг друга" а в этот момент в комнату кто-то припёрся? Лично мне - неприятно, поэтому не будем мешать Мэллу и Саре друг друга "рассматривать"... Ну и сравнение придумал, сам себе удивляюсь...
  

***

  
   А после они сидели и пили кофе.
   - Ты знаешь, я никудышная хозяйка. - то ли вносила ясность, то ли оправдывалась Сара.
   Она убрала лежавшие до этого на столе эскизы и рисунки. Непонятно было, чем они являлись на самом деле - ещё эскизами или уже рисунками Мэлл в этом не разбирался. И стол принял вполне домашний и даже уютный вид, соответствующий тому, чтобы за ним позавтракать.
   Сара приготовила кофе и сделала тосты. Тосты, это хлеб такой поджаренный, но не гренки, не путайте. Чтобы получились гренки: хлеб надо сначала слегка в молоке вымочить, ну, на худой конец в воде, а потом на сковородке поджарить, тогда гренки получатся. А тосты, это вообще извращение какое-то. Хлеб не вымачивают, а засовывают в аппарат такой, специально придумали. Хлеб, в сухом виде, в аппарате этом то ли поджаривается, то ли просто подсушивается до состояния сухаря, вот тосты и получаются. Их потом ещё, кто джемом, кто маслом намазывают и в таком виде уже едят. Может оно и вкусно, но только хлеб-то сухим получается. Ладно, их дело, на то им культура и дадена, пусть что хотят то и делают.
   - Я очень люблю кофе,- Сара намазала тост джемом и протянула Мэллу, ухаживала значит. - поэтому умею его готовить. А так, ем или где-нибудь в ресторане, или полуфабрикаты покупаю, а с ними просто, разогрел и готово. Да, ещё индейку умею готовить. Хочешь, индейку приготовлю?
   - Хочу. - а вот здесь неизвестно, неожиданно или ожидаемо для себя согласился Мэлл, но факт в том, что согласился.
   - Вот и хорошо! - развеселилась Сара. - Попьём кофе и я буду готовить. Как раз пока приготовится, обедать надо будет.
   Мэлл пил кофе, хрустел тостами, мазал или пачкал, неважно, лицо и пальцы джемом и ему было хорошо. Так хорошо, как сейчас, ему давно уже не было, а может быть и вообще никогда не было.
   Конечно же Сара, как и любая другая женщина, хотела не то чтобы похвастаться перед внезапно появившимся в её жизни мужчиной своими кулинарными талантами и тем самым удержать его, не отпустить и не упустить. Да кто её знает, чего она хотела?! Ладно, пусть сами разбираются...
   Оно конечно, путь к сердцу мужчины, ну и так далее, и всё через желудок проходит. Учёные говорят, что в желудке тоже какие-то мозги присутствуют, правда никто пока не знает какие именно, даже эдемийские учёные, и те не знают. Да ладно, с мозгами с этими.
   Здесь была важна не индейка как таковая и не то, как она приготовлена. Сара могла бы с успехом предложить отобедать замороженными котлетами или бифштексами, причём, даже не размораживая их, и Мэлл согласился бы, и слопал бы всё да ещё при этом и нахваливал бы. Все зависит не от того, что предлагают, а как предлагают. Это и есть то самое, когда любое блюдо, даже недосоленное, пересоленное, недожаренное и пережаренное одновременно, делается самым вкусным в мире и никакой, даже самый лучших повар, повторить такое не в силах.
  

Глава XI

  
   Одинокий, в смысле, неженатонезамужний человек - существо довольно-таки своеобразное. Своеобразность эта присуща ему не потому, что он от одиночества умом тронулся, а потому что может себе позволить то, чего, проживая с кем-то совместно, позволить себе не сможет никогда, ну или почти никогда.
   Конечно же любой человек особенный и неповторимый. У любого из нас есть то и именно то, что присуще только ему одному, и никому другому больше. Иначе как можно объяснить всех этих кошаков, собачек и рыбок с попугаями? А есть ещё любимые тарелки, кружки, вилки-ложки. Да что там говорить, наверное единственной причиной того, что семейные люди стали покупать по два, а то и по три телевизора, это то что ей нравится футбол с хоккеем и боксом, а он по сериалам "про жизнь" с ума сходит.
   Но дело в том, что живя с кем-то человек далеко не всегда может себе позволить то, что живя в одиночестве позволить вполне способен. Конечно же, можно сказать, что для детей пример может дурным оказаться. Вообще-то, не в этом дело. Дело в том, что такое своеобразие себя может элементарно раздражать ближнего, а с этим надо считаться.
   Не надо далеко ходить, о себе расскажу. Дело в том, что я очень люблю газировку, не ихнюю а нашу, с детства люблю. Так вот, пью я её исключительно из горлышка, наливать в стакан или в кружку мне даже в голову не приходит. Это дома. В гостях где-нибудь, из кружки разумеется. А вот моей бывшей жене это очень не нравилось. И ничего не поделаешь, приходилось считаться, из кружки газировку пить. Вот так-то!
   Опять же, холостяк, да и холостячка тоже, применяют, так сказать, облегчённый алгоритм семейного быта. Зачем, например, покупать мясо да ещё нескольких сортов, потом всё это вместе с луком, чесноком, да там много чего можно присобачить, прокручивать через мясорубку а потом котлеты жарить? Если семья, то конечно, и вовсе необязательно, что муж насчёт пожрать капризный и за магазинные котлеты скандал устроит. Здесь несколько другое. Такой, ладно, пусть будет алгоритм, мало того что кем-то и когда-то разработан именно для семейной жизни, он для семейной жизни самый лучший и оптимальный, а потому на другой и незаменимый.
   А вот если человек живёт один, тогда ему другой алгоритм полагается. Тогда котлеты из магазина - вполне нормальная еда, а уж сколько времени при этом экономится, семейным людям остаётся только завидовать. Опять же, пылесосить можно не каждый день, а раз в неделю, а то и вообще когда захочется. Окна мыть, так это вообще баловство в чистом виде. Может для женщин и не баловство, но для мужиков - точно.
   А бывает так, что на все случаи приёма пищи одна тарелка и та немытая. Немытая не потому, что воды в кране нет и не предвидится, а потому что это тоже баловство и пустое времяпровождение. Зачем её мыть если через несколько часов опять чего-нибудь поесть захочется и завтра тоже захочется, а в кастрюле приготовлено столько, что на неделю хватит. Для того, чтобы тарелка "не испортилась" холодильник существует, поставил её туда и всё, неделю можно не мыть. Удобно? А то!
  
   От автора: Не подумайте, что с себя пишу. Это я у одного новатора холостяцкой жизни увидел. Вообще-то удобно, вернее, рационально, но не для меня. Я хоть до мозга костей и холостяк, но, что касаемо грязной посуды - любой женатик позавидует, а может быть обматерит, чтобы я мужиков не позорил. Терпеть не могу грязную посуду, ну не нравится, поэтому "живёт" она у меня в немытом состоянии пару минут, не больше. Я не хвалюсь, просто мало ли что подумаете?! Мне конечно же всё равно, но всё равно - неприятно.
  

***

  
   Поэтому в том, что Сара не умела готовить и не готовила ничего удивительного нет - незачем, вернее, не для кого. Любая женщина, я убеждён в этом, ЛЮБАЯ, умеет готовить и умеет хорошо. Это заложено в неё Природой-матушкой, а она, Природа, матушка прагматичная, просто так ничего не делает. Поваренной книгой и поваром-виртуозом одновременно у женщины душа является.
   Если душа видит объект воздействия и объект этот желанный, в данном случае Мэлл, то расцветает во всем своём кулинарном цвете и тогда неважно, что в руки попалось, индейка или ещё что, приготовлено это будет на недосягаемом уровне.
   Кстати, из этой же якобы сказки. Почему одна жена готовит так, что лучше не придумаешь и не приготовишь, а другая из рук вон плохо? Ведь и та, и та готовить умеют, они Природой к этому предрасположены. Почему так, а?
  

***

  
   Кофе был выпит, тосты съедены и Сара отправилась на кухню, готовить индейку. Чем в ближайшие три-четыре часа будет заниматься Сара - известно, а вот чем будет заниматься Мэлл - неизвестно. Придумывать для него занятие мне что-то не очень хочется, поэтому пусть хотя бы телевизор пока посмотрит, тоже занятие.
   Это я к тому, что хочу про индейку рассказать и про то, почему она в КОШЭ чуть ли не ритуальной едой считается.
   Во всем некультурном и нецивилизованном мире известно, что в КОШЭ есть замечательный праздник - День Благодарения. А вот почему он называется День Благодарения и почему такой значимый для эдемийцев - мало кто знает. Правда бытует одна версия, но она лже, и, антинаучна. Версия эта до такой степени лжива и надумана, что не выдерживает даже хоть какой-то мало-мальской критики, поэтому вредна и подлежит забвению.
   На самом деле все происходило совсем по другому. После того как Адам и Ева были созданы, а созданы они были в Эдемском саду, сейчас сад этот Центральным парком называется и городе Нью-Йорке находится, им было предложено отведать плоды с Древа Познания.
   Пусть говорят что хотят, что, мол, запрещено это было и что именно за это Адам и Ева из Эдемского сада и были изгнаны. Вранье! И вранье до такой степени, на которую только некультурные и нецивилизованные дикари способны, потому что завидуют.
   Судите сами, как можно хоть что-то узнать об окружающем Адама и Еву мире в котором всё в новинку, если ничего о нем не знать, ну совершенно ничего!? Говорю же, от зависти, злости и некультурности все эти сплетни.
   Отведав плодов с Древа Познания Адам и Ева узнали что есть растения - трава, кусты, деревья. Есть птицы, звери, рыбы и гады. Что есть земля и есть небо, что есть день и есть ночь. Они узнали, что есть тепло и есть холод и что для защиты от холода существует одежда. Ещё они узнали, что человеку для того чтобы жить и плодить себе подобных потребна пища. Пищей человеку служат растения и животные, которые для того и существуют на земле, чтобы кормить человека и обеспечивать его жизнь.
   Вот скажите, если бы Адам и Ева не отведали тех самых плодов, разве бы они обо всём об этом узнали? Думаю, вряд ли. Скорее всего погибли, пусть не от холода, в Эдемии всегда лето, так от голода, потому как не знали бы чем можно этот голод утолить.
   Да хрен с ней, со жратвой этой, иногда поголодать даже полезно! А вот скажите пожалуйста, господа отрицатели Познания как такового и в частности на Древе произраставшего. Скажите, а вот как тогда Адам и Ева узнали бы, что им надлежит размножаться и плодить себе подобных? Откуда бы они узнали как это делается? И ещё, может быть самое главное. Адам и Ева что, сами догадались что процесс, размножению способствующий, далеко не всегда к нему приводит? И что сам процесс этот - занятие весьма и весьма приятное и что заниматься этим можно в любой день и в любое время суток. Они что, экспериментальным путём это всё определили, а? Это ж сколько времени понадобиться-то! Вы что там, обалдели, что ли!?
   Да за такое, прямо так и хочется пожелать, чтобы процесс этот был вам доступен только тогда, когда ребёночка завести надо и никакой приятностью не сопровождался! Нее, жестоко, аж самого передёрнуло. Я хоть и дикарь, и горжусь этим, но добрый дикарь, наверное даже найдётся тот, кто подтвердит это. Так что желать такого зверства...
   А что, так оно и получается. У животных всё "это самое" направлено исключительно на размножение и о каких-либо приятных ощущениях зверушки даже не догадываются, потому и зверство. Поэтому ладно, живите как хотите, только не врите больше.
   Адам, вооружённый знаниями и палкой о которой он тоже узнал, что она может быть орудием и оружием, подбил птицу которую впоследствии назвали индейкой. Ева птицу ощипала, тоже ведь откуда-то узнала, как это делается. Адам развёл костёр, про огонь всё понятно? Они зажарили на огне индейку и съели её, пообедали значит. А пообедав, поблагодарили Того, Кто всё это им дал.
   Вот отсюда День Благодарения и ведёт отсчёт благодарных дней и отмечается каждый год. А отмечается индейкой, потому что первой пищей добытой Адамом и приготовленной Евой была как раз индейка.
  

***

  
   По телевизору показывали какую-то дребедень, правда Мэллу было безразлично, что там показывали. Он сидел и соображал, что ему дальше-то делать? Идти домой не хотелось, и чем дольше он сидел перед телевизором, тем больше ему не хотелось идти домой. Но куда идти, Мэлл не знал, а идти куда-то надо было. Он и подумал: ладно, пообедаю и пойду, а там, на улице, соображу куда.
   Время позволяло, а телевизор способствовали тому, чтобы разобраться, в первую очередь в себе, и в том что произошло. А Мэлл не знал что произошло! Дурь какая-то несусветная произошла, иначе не назовёшь.
   "Интересно, я один такой? - думал он. - Или нас таких много? Скорее всего много, бары-то никогда пустыми не бывают".
   Незаметно для себя Мэлл ударился в миросозерцание, которое и предоставило ему такую картину, что ни в каком телевизоре не покажут - на, любуйся!
   Выходило, те мужики которые почитай каждый день после работы сначала идут в бар, а потом уже домой, вовсе не любители выпить и напиться до бесчувствия. Это они так от работы и от семьи отдыхают, вернее, перед тем как идти домой, от вчерашнего "семейного счастья" освобождаются, ну чтобы для нового, сегодняшнего, место было.
   Значит и у них, у всех, в семьях происходит нечто подобное тому, что происходит в семье у Мэлла.
   Правда встречались и другие, и некоторых из них Мэлл знал лично, которые после работы сразу же спешили домой и в бары почти или совсем не ходили. Вообще-то один из них был подкаблучником, до мозга костей, с ним всё понятно, какие уж там бары, но другие-то подкаблучниками не были, Мэлл это точно знал.
   "Значит у них в семьях полный порядок.- с завистью думал Мэлл.- Значит им, ну для того чтобы чувствовать себя довольными жизнью никакого пива не надо. У них для этого семья есть. А тут..."
  

***

  
   А оно всегда так, когда или что-то уже произошло, или вот-вот произойдёт, то есть, ждёшь этого. Человек начинает себя, пардон, умным словам хоть и обучен, но они мне не нравятся, мёртвые они какие-то, поэтому по-простецки.
   Так вот, тогда и начинает человек, или после того как, или в предвкушении того как, терзать себя и растерзывать на части. Это он считает, что так он или пытается разобраться в случившемся, или предвидеть грядущее. Хренушки на рылушку! Это он так сам себе нервы портит! К аналитике и ясновидению такие экзекуции себя не имеют никакого отношения.
   На самом же деле, чем выводы или прожекты больше и грандиознее, а вернее будет сказать, чем они более громоздкие, тем меньше шансов, что этот якобы верный ответ на случившееся или гениальный план на предстоящее соответствует тому, что произошло или будет происходить на самом деле. Проще надо быть, проще.
   Вот в Дикой Империи на этот случай разработали свою метОду. Они, в отличии от своих культурных и цивилизованных хоть и не друзей, но соседей, разделили проблему на три составляющие. Вернее будет сказать, они взяли за основу две составляющие, которые культурные, и добавили свою, третью, дикую и некультурную.
   При этом культурные составляющие они максимально упростили. Это было сделано потому, что в отличии от людей культурных и цивилизованных люди дикие и нецивилизованные абстрактно мыслить не умеют, им чтобы они о ней думали репку надо обязательно показать.
   Две составляющие приняли вот такой вот странный вид: "Кто виноват?", и "Что делать?". Так было проще, да и годились эти четыре слова и два знака вопроса на все случаи жизни, как для прошлого, так и для будущего. Но была ими придумана ещё и третья составляющая, скорее всего отражающая национальные и культурные, простите, бескультурные особенности дикого народа.
   Наверное отвечать на два, как их потом прозвали, извечных вопроса, очень трудно, а то и вообще ответить невозможно, а бывает что и просто-напросто скучно, вот тут то в дело и вступала третья составляющая под названием водка.
   Она, родимая, обладает волшебной и спасительной особенностью очень быстро, во всю ширь, развернуть дремучую и дикую душу и тем самым расставить всё по своим местам, разложить всё по полочкам, а также принять единственное, верное и мудрое решение.
   Стоит сказать, что в отличии от первых двух, в третьей составляющей "копаться" всегда несложно и приятно. Самое интересное, две первых составляющих на это вовсе не обижаются, видать их такое положение дел вполне устраивает. А может быть что даже и благодарны очень третьей составляющей за то, что она на себя основной удар принимает и что вопрошающему теперь не до них, не пристаёт и не канючит.
   И мудрое, единственно верное, решение при тактичной, а потому незаметной помощи третьей составляющей приходит как бы само собой. Вопрошающий и переживающий машет в одну из сторон света рукой и заявляет: "А пошло оно все на...!".
   Если кто смеётся, то зря. Я тут немного подумал и аж обалдел. Получается, три этих составляющих очень даже эффективно работают, особенно третья. Согласитесь, если бы толку от них было мало, или вообще никакого толку не было, давно бы что-то другое придумали, а то ведь проблемы как прошлые, так и будущие, если будут накапливаться, то и раздавить могут. А эта троица выходит что работает, если не меняется даже не знаю сколько сотен лет.
   Но Мэлл дикарём не был, поэтому ничего не знал о пусть и не святой, но троице и пытался разобраться в случившемся. На самом же деле он городил-нагораживал всё в одну кучу. Это как взять да и смешать в одной тарелке все что на обед приготовлено: салат, первое, второе, третье и что-нибудь сладкое на десерт, а потом все это слопать. Аж передёрнуло, как представил! А Мэлла не передергивало, ну и ладно, его дело. Пусть и дальше сам себе жизнь портит хотя есть шанс, что или додумается, или одумается. Поживём, увидим.
  

***

  
   - Мэлл!- это Сара, из кухни.- У меня почти всё готово, иди сюда, поможешь.
   На самом деле "иди сюда, поможешь" означало и давало Мэллу возможность полюбоваться, так сказать, вершиной кулинарного волшебства затеянного Сарой, а именно наблюдать момент доставания запёкшейся индейки из духового шкафа.
   Разумеется индейка была хороша! Хороша до такой степени, что глаз не оторвать и слюни откуда-то появляются, а в желудке при виде этой красоты и вкусноты так вообще голодный бунт начинается. Вот тебе и Сара, а говорила что готовить не умеет! Все женщины, все без исключения, любят врать и обманывать, природа ихняя, женская, такая.
   То что Сара сказал, мол, индейку готовить умеет - ничего не значит, всё равно врала и обманывала и делала это лишь для того, чтобы произвести наибольшее и наиболее приятное впечатление на Мэлла, как румяной и аппетитной индейкой, так и собой.
   Но помочь Мэллу всё-таки пришлось. Покуда Сара колдовала, а возможно заколдовывала вновь испечённую индейку Мэлл накрыл на стол: салфетки расстелил, вилки-ножи-ложки положил, тарелки поставил.
   - Пусть пока остынет, а то очень горячая. - Сара появилась в комнате с двумя бокалами и бутылкой вина. - Давай пока вина выпьем. - сказала она присаживаясь за стол.
   - Давай. - согласился Мэлл. Он открыл бутылку, разлил по бокалам вино, а потом. - За что выпьем?
   - Не знаю.
   - За то я знаю. Давай за тебя!
   - Уж лучше тогда за индейку.
   - За неё мы попозже выпьем.
   Они выпили, а поскольку закусывать вино, а в КОШЭ закусывать вообще, считается дурным тоном, а другим чем занять себя, чтобы заполнить неловкую паузу пока индейка остынет было нечем, они просто помолчали.
   - Расскажи что-нибудь. - попросила Сара.
   На самом деле вот это женское: "расскажи что-нибудь" способно заставить замолчать даже самого лучшего в мире болтуна и краснобая. Кто не обращал внимания, попробуйте, сами убедитесь. Как только это, без сомнения, заклинание произнесено слова сразу же пропадают в неизвестном направлении и сами собой, а говорить что-то надо, потому что попросили. Вот и приходиться выкручиваться и мямлить какую-нибудь ерунду.
   - А ты давно женат? - вот тебе и на! Только что просила что-нибудь рассказать, а сама рта раскрыть не даёт. Вот и пойми их, женщин.
   - Двенадцать лет.
   - Ну и как?
   - Как видишь, сижу и жду, когда ты меня индейкой накормишь. - усмехнулся Мэлл.
   - А если честно?
   - А если честно, - Мэлл на секунду задумался.- не знаю. По всякому бывало, но раньше было больше хорошего, чем плохого, а теперь наоборот.
   - Что думаешь делать?
   - Не знаю. Знаю только то, что домой идти не хочу. - Мэлл замолчал, будто задумался, а потом.- И не пойду.
   - Ты не подумай, что я вмешиваюсь в твою личную жизнь, - видать строго у них, в КОШЭ, с этим раз Сара уже имея хоть и совсем малюсенькие, но права на Мэлла всё-таки начала с таких вот реверансов.- но мне кажется, что разводиться вам не следует. Детям отец нужен, вам надо о них подумать.
   - Ты не вмешиваешься. - Мэлл и вправду так думал, а потому и сказал. - Ты, похоже, помочь хочешь. Только знаешь, Сара, я хоть в университете не учился и образование у меня самое простое, но думаю, детям в первую очередь мир и согласие в семье нужно, а потом уже отец.
   Мэлл налил ещё вина:
   - Понимаешь, они всё видят и слышат, и учатся. А потом, когда станут взрослыми будут делать то, чему в детстве, у родителей научились. Понимаешь?
   - Понимаю.
   - Вот почему я и не знаю что делать. - вздохнул Мэлл. - Давай выпьем. За тебя!
   А что тут скажешь? Прав Мэлл. Пусть и не на все сто, но прав. Только получается, что если они с Эммой позволили в их семье таким отношениям быть, значит получается что они, живя вместе, жили каждый своей жизнью, а дети как бы посерёдке получились, ни туда, ни сюда. И самое, можно сказать, плохое во всём этом то, что напортачить-то напортачили, а вот исправлять, похоже, что сил нету, а скорее всего, желания. Это о Мэлле, он, можно сказать, душу-то раскрыл, а что по этому поводу думает и собирается делать Эмма - неизвестно.
   Но жизнь, хоть иногда и будучи не во всех своих проявлениях штукой приятной, неизменно берет своё. Это к тому, что покуда Мэлл философствовал индейка поостыла немного и теперь её можно было есть, уже не обожжёшься.
   Обед прошёл в более весёлом настроении. Наверное, и не бывает такого чтобы человек что-то ел, а у него от этого настроение портилось. Конечно, если перед тобой тарелка перловой каши, а из специй в ней только соль и то немного, тогда да, тогда настроение, скорее всего, с каждой ложкой будет всё хуже и хуже. Но запечённая индейка вряд ли способна на такое коварство, как ухудшение настроения её вкушавших.
   И без того индейка, дабы закрепить знакомство, а теперь уже получается что отношения между Сарой и Мэллом принесла себя в жертву, отступившись от своего прямого предназначения - быть испечённой и съеденной в День Благодарения. Уж если птица неразумная, пусть и в ощипанном и потрошёном виде, идёт на таких жертвы, то те, кто, ну понятно, кто, должны принять жертву с благодарностью и вести себя соответственно.
  

Глава XII

  
   - А Фёдор с Валентиной ведь специально ушли. - голова Антонины лежала на руке Гласса. - Даже не предупредили, что уйдут. А я испугалась.
   - И я тоже. - прошептал Гласс и оба рассмеялись.
   А что тут скажешь? Всё естественно, а потому понятно и никаких нареканий в адрес Гласса и Антонины не вызывает. Конечно, может быть у кого-то и вызывает, но это не иначе как от зависти. Ну а если кто-то всё-таки завидует, самое лучшее средство от того, чтобы завидовать и для того, чтобы не завидовать - приготовить окрошки, пригласить, ну или принять приглашение, а дальше всё само собой получится только о политике не надо разговаривать, потому что когда мужчина и женщина, да ещё наедине, разговаривают о политике, то даже и не знаю кто помочь такому горю в силах. Скорее всего, или они, сами себе, или никто.
   Вот если бы Антонина с Глассом так и продолжили бы обсуждать негров с капиталистами и не капиталистами, то скорее всего поссорились, а то и подрались, выпить-то перед этим выпили...
   Предлагаю, при случае, использовать как тост: "Да здравствует в отношениях между мужчиной и женщиной та политика, которая в первую очередь объединяет их! А та политика, которая объединяет или не объединяет всех остальных, пусть здравствует где-нибудь в другом месте, а тут не мешается!" Как думаете, вместо надоевших тостов да под не надоевшую водочку, сгодится?
   - Сейчас наверное Фёдор с Валентиной вернутся. - Гласс завозился в постели. Наверное ему, в силу его дипломатического начала, было неудобно даже подумать, не то чтобы предстать перед приятелем и его супругой в таком некультурном виде.
   - Не переживай ты так, - Антонина поцеловала Гласса в щеку. - не придут они. Даже если Фёдор настаивать будет, всё равно не придут. Валентина скорее ему бутылку купит, чем позволит вернуться. - И Антонина тихо рассмеялась, наверное представила себе как Фёдор порывается вернуться к Антонине чтобы допить недопитое, а Валентина ему, ну чтобы не буянил, бутылку покупает. А может быть, и это скорее всего, рассмеялась чему-то своему, долгожданному и наконец-то появившемуся, как бы: "здравствуй" ему сказала...
   На самом деле все заканчивается не всегда только потому, что больше нету, а потому, вернее для того, чтобы продолжиться в следующий раз. Вот и у Гласса с Антониной на сегодня всё закончилось, вернее, приостановилось. Наступил вечер, Глассу пора было ехать домой. Ехать ему конечно не хотелось, да и Антонине не хотелось, чтобы Гласс уезжал, но, но завтра понедельник, будь он неладен, и завтра надо идти на работу, и она, работа, заодно, тоже пусть будет неладна.
   Гласс попросил Антонину вызвать ему такси. Они условились, что он ей через пару дней позвонит и они договорятся о следующей встрече. Это как раз понятно почему: работа у Гласса можно сказать ненормированная, да и иностранец он, тоже не надо забывать.
   Такси приехало, Гласс поцеловал Антонину и был таков. Правда был он таков не как напакостивший подлец, а как тот кого уже ждут и будут ждать снова и снова. Он смотрел в окно автомобиля и что-то там видел: машины ездят, люди ходят, дома стоят, но ему было не до них. Сейчас он боялся самому себе признаться в том, что счастлив и счастлив дважды. Первый раз потому, что судьба свела его с Антониной и второй раз потому, что сейчас ему не хотелось ехать домой. Правдой будет то, что ему всегда не хотелось идти домой, к жене, но он это от себя скрывал. Сейчас ему не хотелось ехать домой откровенно и он этого от себя не скрывал. Разве это не счастье!?
   Антонина прибирала со стола, а потом мыла посуду. Да уж, Антонинины соратницы по бухгалтерии дорого бы дали, а вполне возможно, отдали бы всё за то, чтобы увидеть её сейчас. Антонина вся светилась от счастья.
   "Ну и что, что год! - думала она сворачивая скатерть. - Зато мой год! У иных баб и года не наберётся! И у меня не набралось бы, зато теперь есть!"
   Вообще-то соратницы по бухгалтерии, даже если бы и знали в каком состоянии сейчас находится Антонина и как выглядит, ну те, которые поумнее, не очень-то сильно бы и расстроились тому, что е1 не видят. Завтра, на работе, Антонина будет сиять не меньше, чем сегодня и от коллег, и не только от них, скрыть это будет невозможно. Лицо, в смысле улыбку, скрыть как раз можно. В крайнем случае можно зелёнкой умыться, тогда на улыбку внимания никто не обратит, а если и обратит, то это лишь подтвердит его догадку о том, что улыбающийся просто-напросто сошёл с ума и санитаров вызовет. А вот глаза, глаза, их зелёнкой не замажешь и не зальёшь. Да если и зальёшь, всё равно они и через зелёнку сверкать и сиять будут, предатели, чтобы все видели: перед вами самый лучший вид и представитель рода человеческого и приматов в целом - человек счастливый!
   Вот так вот! Оказывается Валентина являлась и является обладательницей редчайшего таланта, даже не таланта, а талантища - не ошибаться!
  

***

  
   Наступил понедельник, а куда ему деваться, и всё закрутилось согласно штатных расписаний, должностных окладов им соответствующих, производственных и культурно-дипломатических планов, короче, вокруг всей этой человеческой и бесчеловечной нечисти, по другому и не назовёшь, которая больше мешает, чем помогает человеку быть просто счастливым.
   Мэлл домой не пошёл, а опять остался у Сары. Сара была непротив, а может быть даже и хотела этого, какая нам разница?!
   Утром он отправился на работу, очередной небоскрёб строить, а Сара тоже отправилась на работу, правда, не выходя из квартиры. Накормив Мэлла завтраком, она принялась составлять список продуктов, которые надо будет купить для того, чтобы приготовить хороший ужин.
   Да, провожая Мэлла, Сара сказала ему, как бы между прочим, что если он не решит куда ему сегодня идти, то пусть приходит к ней, она будет рада. Если сказано, значит уже сделано и Сара очень надеялась, что Мэлл вернётся, и вернётся не потому, что ему больше идти некуда, а потому что она, Сара, его ждёт. Ну а подтверждением ожиданию послужат: поход в магазин и покупка продуктов в расчёте на роту голодных волков, а после этого неторопливое, времени до вечера много, и кропотливое приготовление ужин. На сегодня дизайнерству линий объявлен выходной, у него воскресенье продолжается.
  

***

  
   Гласс тоже отправился на работу. Вчера он приехал домой поздно, ну и что? Жена во время ритуала дежурного поцелуя, разумеется, услышав запах незнакомых женских духов даже бровью не повела, даже не поморщилась, не говоря уж о том, чтобы устроить скандал с битьём посуды и расцарапаванием лица. Ей было всё равно! И что удивительно, впрочем, ничего удивительного в этом нет, Гласс был за этой ей благодарен.
   На работе, в посольстве, он сначала устно доложил о своей поездке в гости и о вкусовых достоинствах окрошки в частности, а потом уж отчёт написал, по всей форме, положено так.
   Начальство, в отличии от жены Гласса, его похвалило но обещанную премию почему-то не выплатило, наверное Гласс ещё не всё сделал лучше всех.
   Антонина зелёнкой не умывалась и пришла на работу точно в таком же виде, в котором ходила и до знакомства с Глассом, но сами понимаете, была тут же разоблачена и припёрта к стенке. Были предприняты мощные и многократные попытки допросить разоблачённую, преступившую и оступившуюся, но всё безуспешно. На все коварные и нековарные вопросы Антонина отвечала односложно и невпопад: "да" или "нет" и улыбалась. А глаза, глаза продолжали сиять и сверкать, как будто там ядерный реактор какой, а не как обычно, батарейка, которой на пару часов хватает.
   Такое бухгалтерских соратниц Антонины приводило в жуткое состояние. У некоторых из них у самих глаза начали сиять и светиться и очень похоже было на то, что сегодня вечером ихним мужикам, окончательно выбившись из сил, придётся оправдываться тем, что мол, у них голова болит, поэтому больше никак, а то и вообще прятаться.
   А вот Туда, думаю понятно Куда, Антонину не вызвали и не призывали: "Прежде думать о Родине, а потом о себе..." Все очень просто. "Там" тоже люди живые работают, которым было прекрасно известно, что из себя представляла дипломатическая половинка Гласса Собера. Уж неизвестно, начальство так решило или это было инициативой непосредственных кураторов свободного времени Гласса, но разумеется при ненавязчивом контроле с дальних подступов ему было дозволено отдыхать душой и телом на всю катушку, мол, пусть мужик отдохнёт, раз уж одарила его судьбинушка помесью аллигатора со скунсом, да ещё в юбке.

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Во время пребывания эдемийских военных на территории Древней Греции, некоторые из морских пехотинцев сблизились с гречанками и в результате этого на свет появились дети-полукровки, наполовину эдемийцы, наполовину греки.
   Справедливости ради стоит сказать, что дисциплина у морских пехотинцев была и по сей день остаётся на высоте, поэтому детей родилось всего двое- мальчики, и назвали их: Рем и Ромул.
   Интерес гречанок к морским пехотинцам Леонида объяснить несложно. Все, без исключения, пехотинцы были, в отличии от греков, высокими, светлокожими и светловолосыми молодыми людьми. Поэтому светлое чувство, так характерное молодости, взяло верх. Разумеется командование не запрещало подобные отношения. Единственное, что требовало командование - применять средства контрацепции.
   Сейчас доподлинно уже неизвестно, то ли контрацептивы оказались некачественными, чего, впрочем, не могло быть по определению, поскольку всё что производилось и производится в Эдемии имеет исключительно высокое качество.
   Некоторые учёные выдвигают версию, что такое стало возможно только по одной причине. Дикие гречанки, завидев контрацептивы, приходили в неописуемый ужас в силу своей дикости посчитав их каким-то волшебством, и пехотинцам ничего не оставалось делать, как пренебречь контрацепцией. Несмотря на дисциплину, молодость взяла верх.
   Средства контрацепции были рекомендованы как для того, чтобы оградить эдемийских военный от возможных дурных заболеваний, потому что древние греки, поголовно, вели беспорядочную половую жизнь ну и конечно же при этом не предохранялись.
   Второй причиной применения контрацептивов было то, что в случае рождения детей эдемийцы не смогли бы их бросить на произвол судьбы. В отличии от Древней, а потому и дикой Греции, где детей бросали на произвол судьбы в Эдемии отношение к детям самое трепетное и бережное. Эдемийские солдаты не смогли бы бросить своих детей, пусть и полукровок, а в условиях воинской части заниматься их воспитателем было бы затруднительно.
   Но всё-таки после того, как родились Рем и Ромул эдемийцы забрали их, вместе с матерями, разумеется, к себе. Когда те немного подросли, их воспитанием занялся начальник штаба Аристотель. Этот удивительный эдемиец, добрейшей души человек, несмотря на большой объем работы в штабе всегда находил время для того, чтобы заниматься воспитанием Рема и Ромула.
   После взятия Трои в плен к Александру Македонскому попало в общей сложности около двадцати тысяч человек. В основном это были выходцы с дикого Востока, но среди них было и около пятидесяти человек жителей Трои.
   То, как они уцелели и не были убиты восточными дикарями заслуживает отдельного разговора.
   В отношении пленных было применено то, что применялось после ликвидации беспорядков устроенных индейцами, возвратившимся из Сибири в Эдемию. Как и тогда, дикарям предложили дать честное слово, что они больше никогда не будут воевать против других народов. Стоит сказать, что некоторые из них, в силу своей дикости а потому и жестокости, никак не могли понять как такое вообще возможно.
   В конечном итоге все пленные были отпущены домой. Пленным же жителям Трои идти было некуда, потому что после штурма город, не смотря на приказы Александра Македонского, был сначала разграблен, а затем разрушен и сожжён.
   После совещания в штабе было принято решение, предоставить жителям Трои два корабля древних греков для того, чтобы они вышли в море и отыскали бы себе какое-либо удобное место на побережье Средиземного моря с тем, чтобы основать там город.
   Также было принято решение вместе с троянцам отправить детей: Рема и Ромула, чтобы когда они подрастут, то станут правителями этого города и возможно государства.
   Поскольку эдемийцы не могли отправить детей, пусть и наполовину эдемийцев, в неизвестность, было принято решение связаться с Эдемией и договориться с учёными, что когда троянцы найдут удобное место эдемийские учёные приедут к ним и на первых порах помогут в создании города.
   Из троянцев был выбран некто Эней, оказавшийся по результатам тестов самым сообразительным из них. Его снабдили радиостанцией и научили ей пользоваться. Это было нужно для того, чтобы, как только троянцы найдут удобное для поселения местность он вышел бы на связь со штабом Александра Македонского, а в штабе смогли бы запеленговать их местоположение и сообщить в Эдемию.
  

Глава XIII

   Всё-таки хорошая штука, писать книжки! И вовсе не потому, что напишешь, а потом кто-то её прочитает и будет хвалить-нахваливать: "Вот ведь молодец какой! Это же надо такое придумать и так хорошо написать!", не поэтому. Тут может случиться и наоборот, но опять хорошо, магических слов, предназначенных для обращения к низшим богам в свой адрес не услышишь и кручение пальца у виска не увидишь, говорю же - сплошные плюсы!
   Прелесть написания, да ещё с придумыванием и враньём, заключается в том, что в процессе написания ты, здесь, на этих страницах, обладаешь такой властью над тем что пишешь и над теми кого описываешь, которая не снилась даже самым могущественным царям и диктаторам всем вместе взятым. Но властью не в смысле казнить и миловать, а властью, в смысле, возможностью в случае чего выкрутиться, лишь бы всё более-менее гламурненько выглядело и читалось.
   Ладно я, в этом деле без роду, без племени, а взять Александра Сергеевича, нашего, Пушкина, который наше всё!? Как ловко он выкрутился в "Евгении Онегине":
  

И вот уже трещат морозы

И серебрятся средь полей...

(Читатель ждёт уж рифмы розы;

На вот, возьми её скорей!)

  
   Мне с розами и морозами выкручиваться нужды никакой нет, осень на дворе, мне со временем надо выкрутиться. Вот здесь власть эта, над тем что пишешь очень даже кстати. Это как безотказная машина времени у тебя в руках.
   В жизни нашей трудной и тяжёлой если чего-то ждёшь, неважно чего, то надо ждать покуда оно не наступит, не перескочишь из сегодня сразу в завтра, которое на самом деле через пару месяцев должно наступить, например.
   Оно конечно, если, тьфу-тьфу-тьфу, кредит взял, а через два месяца выплачивать надо, а выплачивать нечем, тогда конечно, пусть это завтра, которое через два месяца, никогда не наступает. Вернее пусть наступает конечно, но без кредита.
   Но и не в этом дело. Дело в том, что пока ждёшь что-то делать приходится, ну чтобы ждать не так скучно было. А в случае с написательством покуда это то, что должно произойти и что для книжки очень важное не произошло, надо о чём-то писать, а писать особо-то и не о чем. Можно конечно лупануть нечто вроде дневника, день за днём, но скучно это, и писать и читать скучно. От такого можно и водку начать каждый день пить, а это тоже скучно, да и для здоровья вредно.
   Вот для чего власть такая несусветная и нужна, чем она и распрекрасна. Раз, и прошёл год! Да хоть два, хоть десять или миллион, причём хоть в ту, хоть в другую сторону, без разницы!
  

***

  
   Так что со дня поедания окрошки прошёл год, ну может чуть больше. Пребывание Гласса в Дикой Империи закончилось, но домой его не отпускали. Дело в том, что пришла пора открывать выставки, и там и здесь, поэтому Глассу сказали, что ему поручают участвовать в её открытии и проведении.
   Начальство признало, что Гласс справился с заданием лучше всех, гораздо лучше, и пообещало выплатить премию, но после того как пройдёт выставка. Тогда и премию получит и вместе с выставкой домой поедет.
   Узнав об этом, Антонина обрадовалась, она даже хотела было с работы уволиться, чтобы с Глассом по стране ездить, но потом передумала, решила что когда выставка будет проходить в других городах, она будет приезжать к нему на выходные, ну или отгулы брать.
   Законная, но на тот момент нефактическая жена Гласса узнав о том, что им придётся ещё задержаться не стала устраивать скандалов, она просто-напросто принялась есть поедом Гласса и в результате оказалась кромешней дурой. Гласс поступил просто, он стал жить у Антонины, а дома появлялся от случая к случаю. Ясно дело, в жизни так, где мало одного, много другого. У Антонины в доме было много радости и совсем не было печали, а у дипломатической жены, как раз всё наоборот.

***

  
   Кошистскую выставку решили начать показывать со столицы Дикой Империи. Там, в столице, есть здоровенный выставочный комплекс, называется - "Выставка достижений народного хозяйства", а сокращенно - ВДНХ. Вот там бы выставку показывать! А что, всё верно! Выставка из КОШЭ, это тоже достижения народного хозяйства, только не советского, а ихнего, кошитского, но какая разница!?
   Правда, разница конечно была и есть. В Дикой Империи хозяйство действительно народное, потому что народ им и владеет, а в КОШЭ хозяйство неизвестно, ну почти неизвестно чьё, их из-за облаков на вершине горы не видно. Но это мелочи. Главное, народ придёт и посмотрит, как живут такие же как и они простые люди, только в другой стране, интересно всё-таки!
   Но устроители замыслили свою выставку шире, поэтому для неё понадобилось большое, открытое пространство. Пространство такое разумеется нашлось и выставка предстала перед посетителями во всей своей красе.
   Была она большой как по площади, так и по количеству представленного. Что касается "по площади", то перед входом на выставку установили здоровенный стенд на котором был нарисован план выставки и написаны её, так сказать, тактико-технические данные (ТТД).
   Правда, встречаются такие которым как будто ангел по душе пробежался, если они видят какое-либо упущение, а если не видят то сами его придумают. Это наверное потому, что сам на выставку идти не хотел, да жена чуть ли не приказала.
   Такой посетитель, например, увидев что на стенде написано: площадь выставки занимает столько-то тысяч квадратных метров не сходя с места поднимет себе настроение и испортит его другим. Зачем, мол, писать про эти квадратные метры? Разве наш человек поймёт их? Вот тридцать квадратных метров наш человек поймёт, потому что квартиры такие бывают, а несколько тысяч, а то и десятков тысяч квадратных метров наш человек не понимает, потому что квартир таких не бывает. В таких квартирах только цари с буржуями живут, а у нас с ними давно покончено. Вот написали бы: столько-то метров в длину, а столько в ширину, тогда да, тогда всё понятно и посетитель доволен. Как вам? Самое интересное в том, что логика нерушимая, не прикопаешься.
   А вот если муж уговорил, нет, не заставил, на такое Природа-мать просто не рассчитана, свою жену пойти на выставку, то некоторые из женщин тоже найдут недочёты и огрехи в организации и оформлении выставки, причём, найдут моментально. Правда недочёты и огрехи эти будут самыми неожиданными, потому что никто не знает и не узнает никогда, о ч`м думает женщина, не говоря уже о том, как она думает.
   А вообще-то, если не капризничать и не привередничать, выставка была устроена и обустроена хорошо. Организаторы постарались на славу. Выставка представляла собой как бы кусочки, ну или фрагменты, жизни эдемийцев. Павильонов, как таковых, было немного. В основном это были реконструкции.
   Была, например, улица городка времён середины прошлого века, такие ещё в ковбойских фильмах показывают. Угадано было точно. Посетители как бы сами оказывались то ли персонажами ковбойского фильма, то ли вдруг переносились на сто лет назад. Стоит ли говорить, что всем этот городок очень понравился.
   Также была воспроизведена улица небольшого современного городка с домами, магазинами, школами. Молодцы эдемийцы, они подошли к делу творчески и представили эти дома как павильоны. Получалось, что павильон павильоном, но одновременно он и экспонат. Хорошая задумка.
   Жилой дом, например. Посетитель выставки может рассмотреть его снаружи, потом зайти в него, а там всё устроено по настоящему, хоть прямо сейчас снимай ботинки, включай телевизор, падай на диван и живи.
   Точно так же, вроде бы всё по настоящему, а на самом деле - большой экспонат, был устроен магазин. Зашёл, а там товары по полкам разложены, вот только ничего не продаётся, а жаль.
   Тоже самое было сделано и со школой, с баром, офис какой-то реконструировали. Да что там говорить - молодцы одним словом!
  

***

  
   Обслуживающий персонал выставки, ну те которым по долгу службы надо будет появляться перед посетителями, и общаться с ними, был одет весьма и весьма оригинально и непривычно как для посетителей выставки, так и для них самих.
   Все экскурсоводы и гиды были одеты как индейцы или ковбои, но это так, более мене знакомо и ожидаемо, кино все смотрят.
   К большой радости посетителей мужчин и к неудовольствию, а иногда неудовольствию нескрываемому, прекрасной половины посетителей, прекрасная половина гидов и экскурсоводов была одета в стилизованную ковбойскую одежду с сапогами, шляпами и патронташами, но ослепительно белого цвета. Смотрелось всё это просто сногсшибательно!
   Стоит ли говорить, что все девушки были стройными и красивыми, да ещё одежда такая! Тут поневоле челюсть полетит вниз и хорошо если в районе коленок её удастся поймать, а то о землю стукнется, зубы повыпадать могут.
   Правда зубы и челюсти не лучшей части посетителей были в полной безопасности, ихние жены и подруги за этим строго следили. Ну а как по другому?! Увидели, и всё: глазёнки, бесстыжие, заблестели, слюни потекли, и жена не жена и как звать её не помню. Кобели они все да такие, что так и хочется садануть чем-нибудь, а то и вообще прибить!
   Конечно лучше всего поотрывать бы им всем ихние кобелинские принадлежности, чтобы нечем было кобелировать. А с другой стороны опять беда! Оторвать-то не проблема, а как самой понадобится, тогда что?! Было бы лучше, если например, собрался мужик на работу, ну или ещё куда, раз, отстегнула ему это его кобелинство и всё, иди куда хочешь, делай что хочешь, душа женская спокойная. А пришёл домой, пристегнула и опять душенька спокойна, всё на месте. Опять же, если, "у меня голова болит", запланировано ещё с утра, то можно и не пристёгивать вообще, есть шанс что тогда приставать не будет. Хотя нет, всё-таки пристегнуть надо, так, на всякий случай.
  

***

  
   А ещё организаторы выставки устроили для посетителей сюрприз. Правда сюрприз тот на самом деле был подлым и коварным, но об этом знали только те, кто тогда, в кабинете у президента всё это обсуждал, помните? А все остальные, как хозяева выставки, так и её гости думали что всё это в подарок, от чистого сердца ну и так далее.
   Мало того что при входе на выставку каждому пришедшему наливали в пластиковый стаканчик кома-сомы и угощали. Кстати, даже сами пластиковые стаканчики для Дикой Империи - чудо невиданное, а тут ещё в него газировку наливают, и стаканчик протягивают и улыбаются при этом, кто же устоит?! Так ещё по всей территории выставки были расставлены газировочные автоматы, по типу советских, и тоже с кома-сомой, и тоже бесплатно. Пей, да хоть залейся, никто слова против не скажет, только улыбаться будут! И стаканчики пластиковые можно с собой взять, на память, а они все такие красивые, разрисованные. Вот так вот и выглядит мышеловка с сыром, только сыр в жидком виде, а так один в один.
  

***

  
   Выставка уже была готова к открытию, но ещё не открылась, по мелочам кое-что доделать надо было. Гласс, как начальство на выставке, пусть и не самое главное, но всё равно начальство, решил воспользоваться служебным положением - коррупция, одним словом. Он пригласил, теперь уже без сомнения, своих друзей посетить выставку почитай что самыми первыми. Конечно можно было бы и вместе со всеми, но это не то. Народу много, да ещё с вопросами будут приставать, а если не будут, то к бабке не ходи, толпа за Глассом и его друзьями увяжется. Это потому, что Гласс хотел сам обо всём рассказать и не так, как этому экскурсоводов и гидов научили.
   Правда было в этом и маленькое неудобство. День был рабочий, поэтому Антонине, Валентине и Фёдору пришлось на работе отпрашиваться. Ивану Степановичу с Анной Кондратьевной отпрашиваться ни у кого не надо было, потому что на пенсии, а у детей, так у них вообще каникулы.
   Да, насчёт Ивана Степановича. После того, как Гласс подарил ему ковбойскую шляпу, он стал для Ивана Степановича даже больше, чем лучшим другом. Конечно же дело не в шляпе как таковой. Гласс понравился Ивану Степановичу и без шляпы, с первого раза. Тут всё дело в уважении. Подарил шляпу, значит уважение проявил и мало того, угадал с подарком.
   Ивану Степановичу шляпа понравилась до такой степени, что будь такая возможность, он бы и спал в ней. Ну а то что в деревне, где они с Анной Кондратьевной проживали почти круглый год, ну разве что за исключением очень поздней осени и очень ранней весны, ни у кого ничего подобного не было и не предвиделось, служило для Ивана Степановича постоянным источником хорошего настроения.
   Кто-то из односельчан даже прозвал Ивана Степановича "Ковбой мальборо". Правда что это такое это самое "мальборо" никто не знал. По этому поводу деревенские знатоки разделились на два лагеря: одни утверждали, что это порода лошадей такая, специально для ковбоев выведенная, а другие утверждали, что так у них ковбойскую самогонку называют.
   Каждая из сторон твёрдо стояла на своём и версию противной стороны рассматривала не иначе как противоречащую человеческой природе вообще. Впрочем, это нисколько не мешало несогласным друг с другом сторонам время от времени вместе распивать аналог гипотетического ковбойского напитка известный в Дикой Империи под другим названием.
   Ивану Степановичу прозвище понравилось. Правда он тоже не знал, что такое мальборо, хотел спросить об этом у Гласса, да всё забывал.
  
  

***

  
   - Это стало быть вы так и живёте? - спросил Иван Степанович, когда они все оказались на улице эдемийского городка прошлого века. - Прямо как у нас в деревне. Только огороды где, неужели вы картошку не едите?
   - В прошлом веке так жили. - уточнил Гласс. - А картофель, едим конечно. Ведь Эдемия - родина картофеля. - здесь Гласс не врал. - У нас картофель на полях выращивают. Зачем одно и тоже дважды сажать?
   - Так до поля идти далеко! - не унимался Иван Степанович.
   - Ты что пристал к человеку?! - вступилась за Гласса Анна Кондратьевна. - Тебе, дурню, дай волю, так ты и дороги все картошкой засеешь!
   - Мать, в законе! - у Ивана Степановича в семье со старшинством было всё в порядке, не то что у Фёдора. - Ты если соображать не умеешь, то лучше и не лезь. Хорошо что нет никого, а то что люди подумали бы?!
   Мужик, он хоть командовать в семье и не предназначен, но иногда случаются исключения, не иначе как подтверждающие правило. Вот Иван Степанович и был таким исключением. Но это если на людях, чтобы все видели. Там, где никто не видит, было всё несколько по-другому.
   Это как если два президента, ну или царя, встречаются, руки друг другу жмут, и договор какой-нибудь подписывают, для них и стран ихних очень важный. На первый взгляд может показаться, и кстати всё делается для того чтобы так казалось, что это они все сами сделали: сами придумали, сами меж собой обо всём поторговались, договорились, а теперь, стало быть, скрепили этот договор своими высокими или высочайшими подписями, а в результате вот вам - история, в смысле человечества.
   На самом деле происходит всё не так, а вернее, совсем не так. Перед тем, как встретиться торжественно и торжественно эти бумажки подписать куча народа, которых никогда и никто не увидит, встречалась между собой, разговаривала, торговалась, спорила до хрипоты, и продолжалось это не двадцать минут, например, а несколько месяцев, а то и лет.
   А когда обо всем договорились, и обе стороны всё устраивает, тогда на передний план выходят президенты с царями: улыбаются, жмут друг другу руки, подписывают, потом опять улыбаются и жмут друг другу руки, фотографируются.
   Вот только всё это показушное, на публику. Настоящее, ну как всё происходит на самом деле, никто из публики никогда не увидит и о чём они там на самом деле говорят никогда не узнает. Говорят, что там, ну пока спорят и договариваются, даже матом ругаются. А президентам и царям, не ихнее это дело, матом ругаться. Прикажут, и будут ругаться, другие.
   Вот приблизительно тоже самое происходило у Ивана Степановича и Анны Кондратьевны. Отец, в законе, по закону качал права и был главным на публике, а мать, кстати, тоже в законе, делала своё дело тихо и незаметно и делала его так, что глава семьи в результате говорил и делал то, что "не глава" семьи придумала и решила. Это как речь на бумажке написанная, что написали, то и говоришь и ни шагу в сторону, ну почти ни шагу.
  
   От автора: Так! Это на тот случай если кто подумает, мол, чего это он женщин на все падежи расхваливает и откровенно подлизывается?! Мужиков, всех подряд, позорит!
   Никого я не позорю. Что я, дурак что ли сам себя позорить?! И не подлизываюсь я к ним, вот ещё глупости! Кстати, моя фамилия к слову "лизать" не имеет никакого отношения, у неё другое значение, более приятное.
   Рассматриваются два варианта: или жениться хочет, да не идёт за него никто, или что-то ему от женщин надо.
   Жениться я не хочу и не собираюсь! Я конечно же сумасшедший, но не до такой же степени! А насчёт надо, да, надо! А вам что, не надо?! Зря! Лично я предпочитаю "надо", а "не надо", как вариант, вообще не рассматриваю.
   Это я так им знаки внимания оказываю, вежливость у меня такая. Надо быть справедливым к женщинам. Вот сколько тысячелетий они живут среди нас, мужиков!? Только за одно за это им надо памятник поставить! Мало того, на протяжении всех этих тысячелетий они пытаются из нас "человеков" сделать! Правда ничего у них не получается, да и вряд ли получится. В отличии от крейсера "Варяг", мы не погибаем и также как гордый "Варяг", не сдаёмся!
  
   - Это стало быть вот здесь ковбои с индейцами воевали. - Иван Степанович был мужик дотошный, пока всё не выяснит, не успокоится.
   - Опять ты за своё?! - Анна Кондратьевна знала, что дай ему волю он тут всё наизнанку вывернет и в каждую дырку залезет, поэтому старалась особо-то супругу своему воли не давать.
   - Иван Степанович, - Глассу очень хотелось побольше рассказать, а тут ещё и показать можно. - ну почему сразу, воевали?
   К этому времени у Гласса от культурной и цивилизованной напыщенности практически ничего не осталось, не иначе друзья-дикари перевоспитали, поэтому рассказывал он просто и по его мнению, доходчиво. Он даже рад был дотошности Ивана Степановича. Значит интересно ему, значит не равнодушен, а это всегда приятно.
   - Иван Степанович, - продолжал Гласс.- это вы кинофильмов насмотрелись. Ковбои, это обыкновенные пастухи, зачем им стрелять? Да, шесть патронов, ну, полный барабан в кольте, стоили половину дневного заработка ковбоя. Как думаете, много он мог бы настрелять? Это в кино придумали, ну чтобы интересно смотреть было. - а вот здесь Гласс слегка врал, не иначе как по привычке.
   "Чудно. - подумал Иван Степанович. Дороговизна патронов его не тронула. Иван Степанович не отделял патроны от войны, а на войне патроны бесплатно выдают. - Это получается, у нас пастух с кнутом, ну ещё бывает что транзисторный радиоприёмник с собой прихватит, а у них стало быть обязательно с пистолетом. Чудно".
   Иван Степанович как по возрасту, так и "по закону" лидировал и солировал, поэтому всем остальным приходилось пока что молчать, смотреть и слушать объяснения Гласса. Да и понятно всё было, дома как дома, только не такие как у нас, непривычно. А так, всё тоже самое.
   Но быстрее и яснее взрослых всё поняли и во всём разобрались дети. Они быстро освоились с автоматами в которых кома-сомы полным-полно и теперь пили её изо всех сил, и никак не могли лопнуть. Дети не понимали, даже если бы и задумались бы над этим, интереса взрослых к домам огородам и картошке.
   Неужели им непонятно что вот оно главное здесь - газировка, бесплатно, пей сколько хочешь! Детям было всё равно что это какая-то заморская кома-сома, которой в их стране днём с огнём не сыщешь. Самое главное, сладкая, и пузырьков много, да и стаканчики очень красивые.
  

Глава XIV

  
   На улицах "преданья старины глубокой" молодое поколение, не то у которого штаны ещё на лямках, те как шныряли от автомата к автомату, так и продолжали шнырять, на улицах современного городка оживилось. Оказалось, что современность им ближе, не иначе как в силу даты рождения.
   - А небоскрёбы где? - спросил Фёдор.
   - Какие небоскрёбы!? Ты что, совсем что ли?! Иди, газировку с ребятишками пей. - это Валентина так призвала своего дражайшего к порядку, чтобы её не позорил и сам не позорился.
   - Фёдор, - вот когда Гласс уйдёт с дипломатической службы, из него первоклассный экскурсовод получится, ну или учитель школьный, потому что терпеливый. - небоскрёбы у нас только в очень больших городах, а маленькие города и пригороды больших городов, они приблизительно такие, только деревьев не хватает.
   - А ты в таком городе живёшь? - Антонина наконец-то отважилась хоть что-то спросить у Гласса о его родине-разлучнице.
   - Да, очень похоже. - как ни в чем ни бывало продолжал Гласс, видимо полностью перевоплотившись в экскурсовода, иначе не смог бы не заметить каким голосом его спросила Антонина.
   Это в сказке написано: "Год прошёл как сон пустой...". У Антонины этот год прошёл как сон волшебный. Правда не прошёл он, а пролетел, как звезда в небе, очень ярко и очень быстро. А теперь вот эта выставка. Ну сколько она будет продолжаться? Гласс говорил, что примерно с полгода. А дальше что? А дальше, уедет Гласс вот в такой вот свой город и забудет её, Антонину.
   Она вообще-то на выставку идти не хотела, но не смогла отказать Глассу, потому что заметно было: он видит как она переживает предстоящую разлуку и сам тоже переживает. Оба хоть и не показывали друг перед другом вида на самом деле то, что предназначено для другого, одного единственного, скрыть невозможно.
   Поэтому Антонина воспринимала страну Эдемию как вражину лютую и выставку, кстати, тоже. А пошла она сюда ещё и для того, чтобы взглянуть на неё, ну, Глассову родину, их разлучницу, пусть даже на её кусочек, в глаза ей, бесстыжей, посмотреть. Эх, если бы Эдемия эта была женщиной, тогда она бы, Антонина, разорвала бы её на мелкие кусочки, а потом мелкие кусочки на ещё более мелкие. И так до тех пор, покуда от неё, от Эдемии этой, вообще ничего не останется.
   Так что соперницы-женщины бойтесь женщин-соперниц, это страшная сила, пострашнее красоты будет. Мужики, кстати, нам тоже есть чего боятся, потому что в любом случае нам тоже прилетает и неслабо прилетает, а бывает что только нам и прилетает, так что поосторожнее, если что...
   Прежде чем пойти домой, куда идёт человек? Конечно же в магазин! Вот и экскурсанты, эксусируемые Глассом туда направились. Магазин и понравился, и не понравился одновременно. Понравился тем, что был магазином, такие магазины в Советском Союзе позже назвали магазинами самообслуживания, а ещё позже, универсамами, тем, что ходи по нему хоть целый день, никто слова не скажет, только в корзинку для покупок предназначенную не забывай что-нибудь складывать.
   Опять же, товар в руки взять можно, рассмотреть его со всех сторон. Да и покуда ходишь, ну мало ли, вдруг раздумал, назад положить. А то бывает тёти-продавцы заняты тем, что футбольный матч обсуждают, например, и тогда до них не докричаться, не достучаться, не доплясаться. Делай что хочешь, для них футбол на первом месте, а работа, она в лес не убежит, тут она, при тебе, чтоб ей...
   А Ивану Степановичу такое магазинное раздолье наоборот не понравилось. Любил Иван Степанович придя в магазин, особенно в деревенский, не спеша и не торопясь с продавцом поговорить и с другими покупателями тоже. В городе, конечно, такое не всегда удавалось, а в деревне наоборот, редко когда поговорить не удавалось. Наверное только поэтому и был Иван Степанович, как говорят у них там, в КОШЭ, заядлым шопоголиком.
   - Это значит что, бери что хочешь? - спросил Иван Степанович.
   - Ну да. - подтвердил Гласс. - Так ведь удобнее.
   - А если я не в корзинку, - истина, а вернее, все ее стороны были для Ивана Степановича на первом месте, все сразу. - а в карман положу, или за пазуху и никто не заметит, тогда что?
   - Иван Степанович, - как дитю малому начал объяснять Ивану Степановичу Гласс, ну разве что по имени отчеству называл, а так один в один. - в зале сотрудники магазина находятся. Они могут подсказать какой товар лучше или где что лежит, если покупатель не знает, ну и следят за тем, чтобы не воровали.
   - Ага! Стало быть всё-таки не доверяют. - неизвестно почему, но слышать о недоверии к покупателю в культурной стране Ивану Степановичу было приятно.
   А вот товары, как таковые, экскурсантов заинтересовали мало. Оно конечно, всё сделано очень красиво и картинки разные нарисованы. Наверное это в силу дикости экскурсантов, ладно, хватит с этой дикостью, надоело уже...
  

***

  
   Наверное это потому, что когда что-нибудь из того что тебе надо при тебе в бумажку заворачивают ты видишь что покупаешь, и если вдруг не понравится можешь попросить поменять, а если оно в коробке или в пакете, а они как папуасы разрисованные, то коробку или пакет этот не откроешь, сразу платить заставят, и не посмотришь что там внутри, и то ли это, что тебе надо? Приходится картинкам доверять, а на них красота сплошная, в которую не очень-то и верится.
   Конечно же никто об этом Глассу не сказал, зачем обижать человека, он ведь со всей душой, а ты стало быть, дураком начинаешь его выставлять.
   Этим как раз любят заниматься те, которым видите ли, квадратный метраж не угодил, им сколько на сколько подавай. Вот они и начинают, пусть будет в единственном числе, он, зачем на всех подряд наговаривать? Он и начинает утверждать что, мол, ерунда всё это...
   А вот когда начинает утверждать и доказывать, что то, что ему показывают - ерунда и у него есть тоже самое, но гораздо лучше или он знает где это "лучше" находится, тогда на самом деле, ему всё это понравилось, но чтобы не выглядеть дураком кромешним начинает он то, что понравилось охаивать. На самом же деле, тем самым он и говорит показывающему, тоже стало быть показывает, посмотри какой я дурак дураком - залюбуешься! Вот так вот устроены люди, непонятно за что и почему, не все конечно, но некоторые именно так...
   Но таких сегодня на выставке не было, ну разве что дети, и то не они, им газировку подавай.
   Кстати о газировке. Попробовали все кома-сому эту знаменитую и более того, по целому стаканчику выпили.
   - Ну как? - спросил Гласс. Ему очень хотелось чтобы кома-сома понравилась. Ну чтобы знали, что и у них, в КОШЭ, есть хорошие напитки, а то всё квас свой нахваливают.
   - Знаешь, - это Фёдор. - ты Гласс конечно не обижайся, не ты же её, эту кома-сому делаешь.
   - А я и не обижаюсь. Что, понравилась?
   - Как тебе сказать - Фёдор для пущей ясности изобразил на лице помесь раздумья, сомнения и удовольствия с неудовольствием вместе и сразу.
   Понять его мимику не смогла даже Валентина:
   - Говори, раз уж начал! Чего стоишь, выкобениваешься?!
   - Гласс, ты не обижайся. - опять начал извиняться Фёдор.- Такое впечатление, как будто чернила водой разбавили, и сахара не пожалели.
   - Можно подумать, ты чернила пил! - всё-таки дипломатия Валентине была ближе, чем Фёдору.
   - В детстве разок пришлось... - честно признался Фёдор.
   По тому, что никто из присутствовавших не стал опровергать мнение Фёдора и не высказывал своего Гласс понял, что кома-сома им не понравилась, правда не понял почему.
   "Ладно. - подумал Гласс. - Не понравилась так не понравилась. К ней привыкнуть надо".
   Гласс даже не подозревал, что вся эта кома-сома, в автоматах и без, во всем своём изобилии как раз на привыкание и была рассчитана.
  

***

  
   А вот после магазина человек, ну в большинстве случаев, идёт домой. Вот и экскурсанты во главе с Глассом пошли домой, вернее в дом, в котором, в которых, живут простые граждане КОШЭ, а этот для примера поставлен.
   Дом конечно же красивый. Красивый, как сам по себе, так и тем что не похож на дома которых в Советском Союзе полным полно.
   Непохож он в первую очередь тем, что, ну вроде бы обыкновенный частный дом, на одного хозяина, а перед домом ни полисадничка, ни огородика, ничего нет, лужайка и всё. Даже забора нет, не говоря уж о собаке с конурой.
   Помня о том, что картошка у них растёт исключительно на полях Иван Степанович на этот раз удержался от справедливой критики и хотел было промолчать, но не получилось:
   - А забор где? Неужели наши уже спёрли?
   - А зачем забор? - в свою очередь спросил Гласс.
   Иван Степанович было собрался объяснить непонятливому Глассу зачем, но начав было объяснять и уже открыв для объяснений рот задумался на секунду над первым словом, да так ничего и не сказал.
   Задумавшись, Иван Степанович вдруг понял, что он и сам не знает, зачем этот забор нужен на самом деле.
   На выручку пришёл Гласс:
   - История наших народов очень сильно отличается одна от другой. - принялся объяснять он. - Ваши предки жили в окружении многочисленных враждебных племён и народов. Поэтому очень часто приходилось защищать свой дом от непрошеных гостей, потому и огораживали его забором, защищали. Ведь основное предназначение забора, это защита. Верно?- и Гласс посмотрел на Ивана Степановича.
   - Ну в общем-то да. - согласился тот.
   - Раньше врагов было много, потому и заборы были больше. - Гласс задумался.- Вот взять ваш Кремль и кремлёвскую стену. На самом деле кремлёвская стена ни что иное как забор, только очень большой, от непрошеных гостей, и не более того.
   Присутствующие вынуждены были согласиться с Глассом. Правда им не очень понравилось сравнение кремлёвской стены с забором, но по сути дела всё верно, поэтому даже Иван Степанович не нашёлся что возразить. А Гласс продолжал:
   - Наш народ изначально, так уж сложилось, жил на земле где не было враждебных племён.
   - А индейцы? - это уже Фёдор своё слово вставил. Ему, как и любому другому мужчине, проблема безопасности его семьи не была чужда. Кому дом родной защищать, конечно мужикам!
   - Индейцы жили и живут отдельно. - как ни в чём ни бывало соврал и не соврал одновременно Гласс.
   Он хотел было рассказать об индейцах подробнее, о том как они вернувшись в Эдемию из Сибири устроили беспорядки, пытались воевать с эдемийцами и сожрали всех бизонов, но делать этого не стал. В силу своей дипломатической работы Гласс знал, что вне КОШЭ, и в Советском Союзе в частности, насчёт взаимоотношений между эдемийцами и индейцами бытует совсем другое мнение, в корне отличающееся от единственного, истинно верного.
   - У нас и у индейцев, - продолжал Гласс. - очень большие отличия в культуре, традициях, укладе жизни. - Гласса чуть было не попёрло, по привычке разумеется, в рассуждении о культурности и некультурности, о дикости и цивилизованности, а если по простому, то о превосходстве одного народа над другим.
   Молодец, что не стал рассказывать. Видимо знакомство с Антониной, Фёдором, Валентиной, ну и с её родителями, разумеется, не прошло для Гласса бесследно, а если смотреть несколько с другой стороны, то бесполезно.
   - Ладно, индейцы, - Валентине надоело слушать эту дурь несусветную на которую только мужики и способны. - Гласс, показывай, что там у вас внутри?
   - Прошу.- Гласс открыл перед гостями дверь и пригласил в дом. Ему и самому не очень хотелось развивать довольно-таки скользкую тему насчёт индейцев, так что он был благодарен Валентине за помощь, за что и пропустил её в дом первой.
  

***

  
   Внутри дом оказался просторным и тоже красивым, и тоже непохожим на дома в Советском Союзе. Сеней не было и в помине, вошёл в дом и сразу в комнате оказался, а сени где? Мебель тоже вся была красивая, но было её не очень много.
   "Не иначе как показуха. - никак не мог успокоиться Иван Степанович. Говорить-то вслух он конечно этого не говорил, а вот думать, думал. - Наверное изобразили специально для нас. Мол, смотрите дураки набитые, смотрите и завидуйте, как у нас народ живёт, а на самом деле все по-другому".
   Думая так Иван Степанович вспомнил рассказ одного мужика, с которым вместе работал. Хоть и давно это было, но всё-таки... Мужик тот был передовиком производства, и как тогда говорили, стахановцем. Так вот, он до того хорошо работал, что решили про него кино снять. Сказано, значит надо делать, тем более что начальство одобрило, а значит приказало. На работе съёмки прошли можно сказать, как по маслу. Ну разве что одёжку на него одели новую, да станок покрасили и в цеху немножко прибрались, ничего серьёзного.
   А вот дома у мужика этого ситуация возникла такая, что поначалу не знали что и делать. Квартира то у него была, вот только в квартире почитай ничего не было. Нет! Жена с детьми как раз были, а вот мебели почти никакой, а та что была, лучше бы её не было. Правда, думали совсем недолго. Быстренько сделали в квартире ремонт, что надо было побелить, побелили, что надо было покрасить, покрасили. А потом с киностудии мебель привезли, ну ту которую в кино снимают. Расставили всё и получилась не квартира, а картинка. Мол смотрите, как у нас в стране передовики производства живут! Мол, если хотите так жить, становитесь передовиками и будет у вас всё хорошо. Сняли чаепитие, хотя ради приличия могли бы и на бутылку раскошелиться, не обеднели бы. За жизнь и производство, как водится, поговорили, на том съёмка и закончилась.
   Мебель конечно назад, на киностудию увезли, а вот побелку и покраску отдирать не стали, оставили, стало быть как в подарок. Жена конечно мужика того ругать начала за то, что опозорил её на всю страну, да быстро успокоилась. Дело в том, что видимо киношники своему начальству нажаловались. Киношное начальство в свою очередь нажаловалось, тем кто повыше, а те кто повыше в пух и прах раздолбали заводское начальство за то, что передовики у них так плохо живут, что у них только план на уме, а как живёт рабочий человек им наплевать.
   Мужика вызвали в заводской партком, не ругали, так, пожурили немного за то, что за помощью никогда не обращался. Ведь, как ему сказали в парткоме, они тут как раз для того и сидят, чтобы простым людям помогать. После этого повели мужика в какой-то магазин в котором, как оказалось, есть всё. У мужика ума хватило, он попросил жену с собой взять. Жену взять разрешили. Так она столько всего понакупила, что в грузовик еле поместилось. А что, ну времена такие были, зарабатывал мужик хорошо, а тратить деньги было не на что. Плохо тогда было в стране с вещами, ничего не поделаешь. Сейчас конечно есть всё, ну почти всё, поэтому мебель при всей своей красоте особой зависти не вызывала.
   "Ладно, хотят показушничать, пусть показушничают. - вернулся из прошлого Иван Степанович. - В конце концов Гласс тут не при чём. Ему что дали, то он и показывает. Да и вообще, Гласс - хороший мужик, врать не станет".
  
  

Глава XV

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   После того, как войска под предводительством Александра Македонского отправились вслед за отступающими войсками Ксеркса на восток, троянцы отправились в плавание. Плавание продолжалось около полугода. Поскольку в те времена население побережья Средиземного моря было немногочисленным, удобных мест где троянцы смогли бы основать своё поселение было во множестве.
   После посещения многочисленных бухт и островов троянцы выбрали место на восточном побережье Тирренского моря. Поскольку во время плавания море им порядком надоело, они основали своё поселение не на морском побережье, а в двадцати пяти милях от него, на берегу реки получившей название Тибр.
   Эней оказался дисциплинированным и ответственным дикарём и как было договорено, вышел на связь со штабом Александра Македонского. Их местоположение было запеленговано и почти сразу же из Эдемии к ним отправилась научная экспедиция с гуманитарной помощью.
   По прибытии оказалось, что рядом с троянцами располагался лагерь туристов-экстремалов из Эдемии - этрусков. Поскольку этруски не были учёными и никому не подчинялись, а жили в своём лагере так, как им нравилось учёные уговорили их поменять месторасположение лагеря на другое.
   Этруски упорствовать не стали, тем более что уже давно хотели это сделать. Местные дикие племена им порядком надоели как с воровством, так и с гладиаторскими боями.
   Дикарям так понравились гладиаторские бои, которые устраивали этруски-экстремалы с дикарями совершившими какое-либо хищение, что для того чтобы их наблюдать они специально шли на преступления и специально попадались этрускам. Разумеется всё это проделывали или отчаянные авантюристы, или те кто решил сделать гладиаторские бои своей профессией. Дело в том, что вне зависимости от исхода боя туземцу-гладиатору выплачивалась солидная денежная компенсация за причинённый моральный ущерб, вот этим некоторые из туземцев и пользовались.
   Несмотря на то, что все эдемийские учёные приехавшие на помощь к троянцам были людьми высокообразованными, в состав экспедиции были специально включены педагог и детский психолог. Это было сделано лишь потому, что эдемицы не могли позволить стать двум, хоть и полуэдемийцам, дикими и необразованными.
   Тем временем поселение было основано и учёные начали изучать живущие по соседству дикие племена с тем, чтобы впоследствии объединить их в единое государство которое возглавят полуэдемийцы - Рем и Ромул.
   Туземцы в свою очередь проявили к эдемийским учёным большой интерес. Дело в том, что после того как этруски покинули свой лагерь и отбыли в неизвестном для туземцев направлении, туземцы лишились, по их мнению, самого захватывающего зрелища, а некоторые из них источника дохода.
   Поэтому туземцы сразу же принялись за старое. Но на этот раз у них ничего не получилось. Виновные в воровстве были казнены. Это было сделано не в силу жестокости, чуждой эдемийцам, а для того чтобы не дестабилизировать обстановку и действия, направленные на создание нового государства.
   Впрочем, туземцам было обещано, что в недалёком будущем гладиаторские бои будут возобновлены и каждый из них сможет стать гладиатором. Но бои будут происходить совсем по другим правилам, которые сейчас разрабатываются на более высоком, профессиональном уровне. Поэтому пока идёт формирование нового облика состязаний желающие должны усиленно тренироваться и тем самым готовиться к предстоящим боям.
   Эта новость была с восторгом принята туземцами. В очень короткое время была создана хоть и дикая, но вполне боеспособная армия, которую отличало единодушное желание воевать и тем самым повышать своё воинское мастерство, чтобы позже зарабатывать деньги на гладиаторских боях. Все туземцы хотели стать гладиаторами.
  

***

  
   А вот женщины восприняли внутренний интерьер дома каждая по своему, хотя общая точка зрения у них всё-таки присутствовала, причём, присутствовала без предварительного сговора.
   Антонина:
   "Красиво. Ну да, конечно, зачем я ему такая? Вот закончится выставка и уедет он в такой вот свой красивый дом и забудет про меня. А у меня что? Квартирка двухкомнатная, по сравнению с этим и смотреть-то не на что. - на самом деле у Антонины была, даже по сегодняшним временам, очень хорошая квартира".
   Квартира у неё была отдельная и в старом доме, который ещё в начале века построили. Тогда ещё не знали и не догадывались о том, что маленькие комнаты лучше чем большие и что тонкие стены гораздо лучше, чем толстые, потому что если стены толстые, то ничего не слышно что соседи делают, а если тонкие, то слышно и даже очень хорошо.
   Пока осматривали дом и то что в нём находится и Антонина, и Валентина, разумеется, обратили внимание и на большой холодильник, и на стиральную машинку, и на пылесос. Была ещё какая-то ерунда, совершенно непонятно для чего сделанная, но для чего, спрашивать не стали.
   "Конечно, стиральные машинки всякие... - такое впечатление, что Антонине нравилось терзать и принижать себя. - Нету у меня пылесоса этого, зато веник есть! И машинка эта стиральная, что ж я мужика руками не обстираю что ли?! Да и что это за баба, если так и смотрит где бы ей сленничать! А для постели, что, вместо бабы тоже какую-нибудь машину придумали, только не показывают, стесняются?! - ну это уж Антонина начала откровенно злиться, хотя, её можно понять".
   Валентина смотрела на все это по-другому:
   "Красиво конечно, но всё какое-то ненастоящее. Ни тебе салфеточек, вон, телевизор стоит ничем не прикрытый, только пылится. Кухня не отдельно, а прямо в комнате. У них что, место так экономят что ли?"
   Валентине было проще. Её Фёдор был рядом, вон он, диван на мягкость проверяет, ну как дитя ей Богу! Попробовал бы он куда уехать, я б, в смысле Валентина, не я конечно, ему бы так уехала!
   Но было и то, что присуще любой женщине, да и не только женщине. И Антонина, и Валентина не сговариваясь и не обмениваясь на этот счёт мнениями сразу же стали примерять находящуюся в эдемийском доме мебель к своим квартирам.
   В этом они не были первопроходцами. Не знаю, читали они Ильфа и Петрова или нет, но тем не менее шли след в след за Лизой, женой Коли.
   Если кто не помнит, в романе "Двенадцать стульев" была такая. К ней ещё Киса Воробьянинов приставал, потому стулья и промухал, и по морде от товарища Бендера за это получил. Так что не зарься на чужое, вернее чужую, свою надо иметь, не то тебе же хуже будет.
   Она, в смысле Лиза, тоже примеряла мебель, только музейную, к своей комнатушке-пеналу. Но что Антонина, что Валентина, жили не в общаге имени монаха, а в отдельных квартирах, так что жилой площади у них для сравнения и виртуального примеривания мебели было гораздо больше, чем у книжной Лизы.
  

***

  
   Почему так происходит? Отвечу. Наверное это происходит потому, что женщина, все так говорят - хранительница домашнего очага. Но хранить газовую или электрическую плиты для женщины слишком мелко, масштаб не тот. Женщина, она скорее воплощение своего дома, а дом воплощение её хозяйки, примерно так. Потому-то женщина и предана дому. Это мужики вечно где-то шляются, ну не сидится им почему-то дома. Чуть что, хвост трубой и попёрся... А куда попёрся - неизвестно, да он и сам поди не знает куда.
   Не думаю, что пример будет для кого-то оскорбительным, ну а если будет, можете на меня в суд подать, я за десять минут судьям так мозги "запорошу", что они забудут как себя звать. Ну похвалился, ну и что!? Если мужик перестаёт хвалиться, он старик! А я ещё не старик, я ещё о-го-го!
   Кошки, как известно, преданы дому, а не хозяину. И кошка, это единственное домашнее животное, которое пришло к человеку по собственной воле, а не было приручено. Соображаете о чем я?!
   Вот только непонятно почему кошек вообще, как мужского, так и женского рода, обобщённо называют кошками? Почему не котами? Обидно конечно, но ничего не поделаешь, видимо мы где-то сильно нагрешили, вот за это и...
   А вот Анна Кондратьевна всё больше помалкивала. И не потому что Иван Степанович ей не давал рта раскрыть, попробовал бы! Просто-напросто Анна Кондратьевна предпочитала смотреть и слушать что говорят другие, а своё оставлять при себе. О чём думала эта умудрённая годами женщина неизвестно. И не потому неизвестно, что мол, годы уже не те. Годы, они всегда те, а потому что так лучше. Пусть, вон, отец в законе митингует, его хлебом не корми, дай языком почесать, балабол.
  

***

  
   Может показаться, что за всеми этими заморским чудесами взрослые совсем забыли о детях. Эх, если бы так! Дети были бы этому только рады.
   В дом ребятня не пошла, осталась на лужайке. Причин тому две. Первая - ребёнком дом воспринимается как ограничитель свободы как передвижения, так и действий. Только приди домой, сразу же заставят руки мыть. А зачем их мыть, спрашивается, если утром уже мыл? Опять же, обедать заставят, а обедать по мнению детей надо не тогда когда положено, а когда захочется. А что?! А ведь они правы! Хорошо что сейчас каникулы, а то и уроки учить заставили бы, а кому такое понравится!?
   Поэтому детям идти, даже в заморский, невиданный дом, совсем не хотелось и они в него не пошли, остались на лужайке, перед домом. И ещё, а это немаловажно, неподалёку автомат с кома-сомой был, так что сами понимаете.
   А вторая, опять про кома-сому, но не совсем про неё. Оказывается дети так на неё налегали вовсе не потому, что уж ой как она им понравилась. Может кто предложил, а может само собой так получилось, но дети, не сразу конечно, начали соревноваться, кто больше стаканчиков соберёт, тот значит и победил. А автомат, хоть и заморский, всё-таки глупым оказался, потому что ни за что не хотел стаканчики без кома-сомы выдавать. Вот и приходилось её пить, не выливать же.
   Фёдор хотел было спросить Гласса из чего такой дом сделан, видно что не из дерева и не из кирпича, да не успел.
   Ребятишки на улице то ли заспорили о чём-то, то ли что-то не поделили, в общем, шум-гам подняли. И о чудо, слышно их было так, как будто они тут, в комнате, и мало того, орут в самое ухо.
   - Это что же? - сказать что Фёдор удивился, значит ничего не сказать.- Как это, специально, что ли?
   Он-то, не иначе как в силу простоты душевной, думал что лучше чем в их доме слышимости не бывает. Совсем недавно, трёх лет ещё не прошло, Фёдор от завода получил новую квартиру. Так вот, слышимость там была, такое впечатление что стен вообще нету. А здесь, оказывается, ещё лучше. Фёдор даже растерялся, потому что не знал, что ему делать, завидовать или радоваться?
  
   От автора: А я знаю что делать, конечно же радоваться! Это я о себе разумеется. А радоваться тому, что живу не в Эдемии, в доме со стенами понарошку. Хоть я, как и Фёдор с семьёй, живу в доме который в те времена был построен, но всё равно, ну и что, что слышно?! Слышно-то слышно, только непонятно что. В смысле, слышен сам разговор как таковой, а о чем говорят непонятно. Так что подробности исключительно по желанию. Есть желание, ухо к стенке и тихонько смещаться туда, где стенка потоньше, а нету, телевизор слушай, он завсегда о чём-нибудь рассказывает.
  
   - Что специально? - не понял Гласс.
   - Слышимость такая. - уточнил Фёдор. - Я думал только у нас слышно, как сосед в ушах ковыряется, оказывается у вас ещё лучше.
   - У вас, Фёдор, - Гласс - само спокойствие, ни чем не проймёшь.- дом многоквартирный, квартиры одна к другой примыкают. А у нас такие дома стоят друг от друга на удалении, поэтому ничего не слышно, поверь, я сам в таком доме живу.
   - Стало быть, стены такие тонкие? - вмешался Иван Степанович.- А зимой же как, холодно ведь!
   - А у нас зимы не бывает. - Гласс то ли похвалился, то ли представил факт отсутствия зимы как аргумент. Правда, потом поправился. - Ну во всяком случае такой холодной, как у вас.
   "Ну вот, конечно же. Что ему здесь делать, когда холодища и снегу по пояс?! Конечно же поедет туда, где тепло, в Эдемию эту, чтоб ей в Антарктиде оказаться!- сами видите, Антонина опять о своём".
   - Так из чего дом-то сделан? - Ивану Степановичу было наплевать на слышимость. Ему было интересно, из чего такое чудо в кавычках слепили?
   - Честно говоря, не знаю. - признался Гласс и тут же уточнил.- Как называется не знаю. Для строительства таких домов специальный материал есть. Вот из него и делают.
   - Фёдор, за мной! Пойдём, проверим. - ясно дело, Иван Степанович не успокоится, покуда кусочек от стены не отколупает и на зуб не попробует.
   - Я тебя сама сейчас проверю! - что удивительно, эту фразу, и один в один, одновременно сказали Анна Кондратьевна и Валентина. Да так сказали, как будто в танковую броню гвоздь с одного удара забили. Понятно, после такого экспертная проверка была отложена на неопределённое время.
   На том, собственно говоря, страсти по дому и утихли. Дальше Гласс показал ещё несколько павильонов, там происходило приблизительно тоже самое: Иван Степанович во всём сомневался и пытался докопаться до истины. Фёдор время от времени что-то не понимал и начинал приставать к Глассу с вопросами. Ну а женщины, женщины смотрели на то, что в этих павильонах по своему, что-то там соображали, иногда обменивались между собой короткими замечаниями, а чаще всего взглядами, которые прекрасно понимали.
   Да, ещё пару раз было когда Иван Степанович с Фёдором опять попытались проверить из чего это сделано и как устроено изнутри, сами понимаете, пришлось тормозить, а то всю выставку переломают, ума-то нету.
   Единственный павильон, который Гласс не показал своим друзьям, был павильон посвящённый новому кошистскому закону. Ну помните, тот, согласно которому жена могла домой пьяного мужа не пускать, помните?
   Правда Гласс не показал этот павильон не потому, что боялся, вдруг Валентина начнёт применять его по отношению к Фёдору, а лишь потому что Гласс, фактически, являлся автором идеи создания этого павильона, а был он человеком скромным.
   Вот Иван Степанович, например, тот бы если бы до такого и додумался, что вряд ли, всех бы туда привёл, в смысле, всех родственников, знакомых и не очень знакомых, а Гласс нет, скромничал.
   А может и зря что не показал, может быть все по-другому и получилось бы. Ведь Валентина, она большой специалист в таких вопросах, она бы сразу определила опасно или не опасно такое в Советском Союзе показывать?
  

Часть III

Глава I

   Прозвучала команда: "Ключ на старт"! Вот что за натура такая!? Момент самый-пресамый ответственный и исторический, а в голову мысли всякие дурацкие и несерьёзные приходят. Например, а как он выглядит ключ этот, которым космические корабли заводят? Похож он на те ключи, которые в автомобилях применяются? А если не похож, то какой он из себя? И что будет, если космонавт ключ этот возьмёт, да и забудет?
   Ведь случается такое. Собрался мужик ехать куда-то: оделся, обулся, жену в щёчку поцеловал и пошёл. Вышел во двор, подошёл к автомобилю, а открыть никак, ключи-то оказывается дома забыл. Значит возвращаться надо, а это примета плохая. Правда есть ещё вариант, это орать на весь двор, соседей пугать, ну чтобы жена ключи в окно бросила.
   А если жены дома нет, или вообще мужик холостой и неженатый, тогда что? Тогда возвращаться домой надо, за ключами. А примета эта дурацкая тут как тут, сидит в башке и о пакостях разных нашёптывает.
   Если мужик женатый, тогда понятно, тогда по законам космической таблицы умножения примета эта должна сработать. А вот если неженатый мужик, тогда как? У него альтернативы-то нет, всё сам да сам, на жену не свалишь. Должна же у этой приметы подлой быть совесть?!
   Но это про автомобиль. А что как ключ от космического корабля выглядит точно также, ну или почти точно также? Что если и его можно также, очень просто, забыть на тумбочке, тогда что? Разумеется жену на космодром никто не пустит, секретная территория всё-таки, а женщины, они сами знаете какие, трудно им молчать то.
   Вообще-то там и без жены провожающих и обеспечивающих навалом, кто-нибудь да сбегает, принесёт. А вот бросать как? В случае с автомобилем условия можно сказать идеальные - сверху вниз. А здесь получается что снизу вверх, сложновато будет.
   Опять же, в космическом корабле иллюминатор открывается или наглухо заделан? Если наглухо, то космонавту отстёгиваться, расшнуровываться придётся и опять на улицу выходить, ну за ключом. А примета тут как тут, чтоб ей, вот такие вот дела. Сто раз надо подумать, лететь или ну её, вдруг и правда ключ забудешь?
  
   От автора: Сам я в космос не летал, делать больше нечего, мне и тут хорошо. Поэтому, что там происходит - не знаю. Про невесомость знаю, потому что её по телевизору показывают, а про остальное почти ничего не знаю, потому что не показывают. Поэтому, придётся врать!
   На всякий случай. Если кто из космонавтов надумал читать и читает все это, пожалуйста, пропустите описание полёта Никиты Сергеевича и читайте дальше. Ну а если не хотите пропускать, тогда большая просьба, сильно не смейтесь и не ругайтесь. Я не специально, оно получилось так.
  
   Не обращайте внимания на все эти потуги в стиле "а ля юмОр". Это всё потому, что мандражирование, а не для того чтобы смешно было. Не тот случай чтобы смеяться и карикатурничать. Событие и впрямь, даже не историческое, а неизвестно какое по своей значимости.
   Наверное это можно сравнить с тем, когда ребёнок ползал-ползал и, раз, встал, да и пошёл. Или же, ну это кому что ближе: мужик пил горькую чуть ли не с рождения, запоем пил, а тут раз, и бросил, завязал. Согласитесь, эти оба события тоже больше чем исторические.
  

***

  
   А теперь, дорогой читатель, предлагаю вам минут на пятнадцать перестать дремать и вот почему.
   Наверняка вам известно, что у любого события, вне зависимости от его значимости всегда возникают противоречия между тем, как оно произошло на самом деле и тем, как о нем рассказали. Причём неважно когда рассказали, сразу же или чуть-чуть попозже. Не знаю точно для чего это делается, но факт остаётся фактом.
   Это какая-нибудь барышня, да в обнажённом виде, очень и очень привлекательная, а правда, в том же самом виде иногда выглядит не так сногсшибательно, а может быть ещё какие причины есть, точно не знаю.
   Поэтому предлагаю вам, читатель, два варианта произошедшего. Для того, чтобы не утруждать вас, да и в пятнадцать минут такое не уложится, не буду приводить два варианта полёта целиком, а ограничусь лишь стартом. А вы уж сами решайте, какой из них, целиком и полностью "высосан из пальца" и соответствует любимому мной слову "вранье", а какой из вариантов более приемлем для того, чтобы быть напечатанным в какой-либо газете или в книжке.
  

Первый вариант

   Космонавт хорошо понимает ответственность, которая выпала на его долю не только перед советским народом, но и перед всеми землянами. Силы для полета и уверенность в успехе он черпает в образцах беспримерного героизма соотечественников - советских людей.
   - Я - коммунист! - звонкий голос космонавта звучит гордо уверенно и твёрдо. - Я сделаю всё, что в моих силах для выполнения задания Коммунистической партии и советского народа...
   Переждав вспыхнувшие аплодисменты, космонавт с прежним вдохновением продолжает:
   - Хочется первый космический полет посвятить людям коммунизма - общества в которое уже вступает наш советский народ. И ещё, я не прощаюсь, я уверен, дорогие друзья, до свидания, как всегда говорят друг другу, отправляясь в далёкий путь.
   Космонавт шагнул к лифту который доставит его к кораблю. У самой двери космонавт ещё раз обернулся к провожающим, поднял над головой руки:
   - До скорой встречи!
   Наступили самые ответственные минуты для тех, кто создавал ракету и корабль, кто готовил их к старту. Напряжённая тишина стоит в подземном командном бункере, монотонно стучит хронометр отбивая секунды. "Пускающий" - Аркадий Варламович - перекинулся взглядом с заместителем Главного конструктора по лётным испытаниям, потом взглянул в сосредоточенное лицо Главного конструктора, выполняющего обязанности Технического руководителя полётом. Академик чуть заметно кивнул головой.
   ... Неторопливо, чётко, одна за другой идут команды. Главный конструктор дублирует их на борт космического корабля Никите Сергеевичу.
   Главный конструктор: "Ключ на старт! Даётся продувка".
   Никита Сергеевич: "Понял вас".
   Главный конструктор: "Ключ поставлен на дренаж".
   Никита Сергеевич: "Понял вас".
   Главный конструктор: "Идут наддувы. Отошла кабель-мачта. Все нормально. Даётся зажигание, "Тайга".
   В то же мгновение двадцать миллионов лошадиных сил, спрессованных в двигатели, начали свою работу.
   Никита Сергеевич: "Даётся зажигание".
   Главный конструктор: "Предварительная ступень!... промежуточная!... главная!
   - подъём"! - резко бросает "пускающий".
   Никита Сергеевич: "По-е-ха-ли"!
   Набрав полную силу ракета-носитель медленно, будто нехотя, отрывается и устремляется в небо.
   - Все мы желаем вам доброго полёта! - кричит вдогонку Главный конструктор.
   Повернувшись к руководителю советских космонавтов Главный конструктор воскликнул со счастливой улыбкой: Настоящий богатырь!
   Немногие за пределами космодрома знали о грандиозном событии...
  

Второй вариант

  
   Наступил тот день и то событие которое однажды Никита Сергеевич определил для себя сам. Никто его не заставлял, не агитировал и не подталкивал, наоборот, все кто был причастен к этому делу и разумеется осведомлён только и делали, что отговаривали Никиту Сергеевича.
   Главный конструктор, так тот вообще раза четыре заявление на увольнение писал. Но у него сразу спросили, Никита Сергеевич, кстати, и спросил: "А кто увольняется: просто Главный конструктор или коммунист Главный конструктор?"
   Сами понимаете, в таких случаях угрожать просто глупо, да никто и не угрожал, хватило умело поставленного вопроса.
   Но это было тогда, в самом начале. По мере того как Никита Сергеевич проходил подготовку и постигал премудрые как земные, так и космические премудрости мнение и отношение к Никите Сергеевичу у Главного конструктора менялось на прямо противоположное.
   Так что, к самому-самому дню отношения между Главным конструктором и Никитой Сергеевичем сложились если и не приятельские (не надо забываться кто есть кто), то вполне хорошие, ну во всяком случае, не строго официальные.
   - Здравствуйте Никита Сергеевич.- поздоровался Главный конструктор, когда Никита Сергеевич вышел из космонавтского автобуса и подошёл к встречающим.- Как настроение?
   - Здравствуйте. - в свою очередь поздоровался Никита Сергеевич с встречавшими. - Настроение? Настроение такое, как будто к девке на свидание собрался, а идти в соседнюю деревню...
   В государственно-политически-дипломатических статьях и отчётах о таких вот непротокольных ответах или заявлениях пишут: "В зале оживление, смех, аплодисменты...", короче, кто во что горазд. Здесь тоже: кто заулыбался, кто засмеялся, правда негромко, а кто и зааплодировал, ну это не иначе те, кто на своей должности засиделся, на другую хочется, а всё никак...
   - Никита Сергеевич, - Главный конструктор позволил себе отступление от протокола. Но поскольку всё происходило впервые, протокол для таких случаев разработан ещё не был, поэтому проскочило. - признайтесь, страшновато?
   Никита Сергеевич хотел было поправить шляпу, да вспомнил что вместо неё на голове скафандр, а его не поправишь:
   - Коммунисту Никите Сергеевичу, не страшно! - заявил он громко и торжественно, прямо как с трибуны, а затем. - А вот мужику Никите, согласен, страшновато. - а вот это он сказал без какой-либо торжественности, совершенно просто и спокойно, как будто они с Главным конструктором на деревенской улице встретились, а не находились сейчас на жутко секретном космодроме. - Но поворачивать оглобли ещё страшнее, поэтому заводи свою ракету, поедем, посмотрим, что там творится.
   Кстати о секретности, в том числе и о жуткой. Разумеется, цыган во главе с пьяным медведем на космодроме не было. И не потому их не было, что живут далеко, если бы узнали, сами бы приехали. И не потому, что космодромное начальство боялось, что цыгане на космодроме всех лошадей поворуют. Нету на космодроме лошадей, штатным расписанием не предусмотрены. А те двадцать миллионов "лошадей", что в ракете поместились, цыганам, даже всем, вместе взятым, своровать не под силу.
   Кстати о воровстве, какого, спрашивается, прицепились к цыганам с этим воровством? Вон, в КОШЭ, ковбои да индейцы друг у друга лошадей воруют, да так, что всем ихним прериям стыдно, и ничего, никто не возмущается.
   Секретность же была необходима, но не для того чтобы шпионы всех мастей ракету и космодром не сфотографировали. Это как раз ерунда. Через несколько часов точно такие же фотографии будут во всех газетах мира. Так что не надо будет переться за тридевять земель, а затем сто километров ползти по-пластунски. Взял ножницы, фотографии из газет повырезал, и к начальству с докладом, а в ответ ордена с медалями. Да и по телевизору, и в кинотеатрах все это будут показывать.
   Тут дело в другом. Секретность, она нужна когда только-только начали, ну или в процессе, а когда уже все готово - никакого толку от этой секретности нет.
   Опасались совсем другого. Наверняка каждый замечал, когда собираются что-то сделать или предстоит пережить какое-то событие народ предпочитает об этом помалкивать. А когда всё уже сделано или произошло, тогда и рассказать можно, а ещё лучше, похвастаться.
   "До того как" народ предпочитает помалкивать, потому что сглазу боится. А сглаз, это не что иное как ложь, не путайте с враньём, вранье - штука безобидная.
   Рассказывает человек кому-то, неважно кому о том, что собирается сделать, а в ответ полнейшее одобрение и пожелание удачи. Но это на словах, в смысле, эти слова рот с языком и голосовыми связками говорят. Слова эти хоть и произносятся максимально искренне и правдоподобно на самом деле ничего не значат и ни на что повлиять не могут - пустой звук, не более того.
   Помимо головы, не только в таких случаях, а вообще, душа ещё говорит. А душа, в отличии от головы, врать не умеет и всегда говорит правду, какой-бы она ни была.
   И вот, голова одобряет и желает успехов, а душа в это же самое время ругается матом и шлёт проклятия. Впрочем, бывает и наоборот, но не в этом дело.
   А теперь спрашивается, чьи слова и пожелания: головы или души дойдут и будут приняты к исполнению там, где наши желания исполняются? Если кто думает, что и здесь голова - всему голова, что ж дело ваше, я думаю по другому.
   Вот только поэтому на космодроме была устроена такая жуткая секретность. Наука такие вещи разумеется отрицает, но отрицает только потому, что руками нельзя потрогать и в карман положить. Самое интересное, отрицать-то отрицает, но со счетов не сбрасывает и отрицаемое соблюдает.
  

***

  
   Вступительная часть была закончена и Никита Сергеевич направился к лифту, поднялся на нём до нужного уровня и, короче, оказался в ракете. Космодромные специалисты-помощники помогли Никите Сергеевичу устроиться, сделали всё что надо было сделать, включили всё что надо было включить и закрыли ракету.
   Да, чуть не забыл. Бытует мнение, а оно на самом деле так и есть, только это если говорить об официальном полете, что был всего один виток вокруг Земли. Это в официальном полете, а Никите Сергеевичу предстояло совершить три витка.
   Поначалу, разумеется, планировался один, но Никита Сергеевич настоял на трёх:
   - Это что же получается?! - не сказать, чтобы он бушевал или ругался, но что-то около этого.- Всего один виток! Одного раза мало будет! За один раз толком ничего не увидишь. Первый виток ничего соображать не будешь, потому что будешь обалдевшим. На втором витке будешь в себя приходить, а вот на третьем можно всё и рассмотреть как следует.
   Разумеется Главный конструктор, и не только он, возражали, говорили, что многое переделывать придётся, но Никита Сергеевич стоял на своем, и настоял.
   - Опять же, - привёл он несокрушимый аргумент.- технику надо испытывать как следует, не халтурить. Ей ещё летать и летать! Нечего попусту народные деньги тратить! Переделывайте на три витка!
   Как ни странно, аргумент насчёт необходимости более тщательных испытаний Главным конструктором был услышан и одобрен. Насчёт народных денег - неизвестно, вполне возможно что тоже повлияло.
   Так что Никите Сергеевичу предстояло совершить три витка вокруг Земли, в первый раз совершить!
  

***

  
   ...неторопливо, чётко, одна за другой идут команды. Главный конструктор дублирует их на борт космического корабля Никите Сергеевичу.
   Главный конструктор: "Ключ на старт! Даётся продувка".
   Никита Сергеевич: "Понял вас".
   Главный конструктор: "Ключ поставлен на дренаж".
   Никита Сергеевич: "Понял вас".
   Главный конструктор: "Идут наддувы. Отошла кабель-мачта. Всё нормально. Даётся зажигание, "Тайга".
   В то же мгновение двадцать миллионов лошадиных сил, спрессованных в двигатели, начали свою работу.
   Никита Сергеевич: "Даётся зажигание".
   Главный конструктор: "Предварительная ступень!... промежуточная!... главная!
   - Подъем"! - резко бросает "пускающий".
   Никита Сергеевич: "Я вам покажу Кузькину ма-а-а-ть" !
   Набрав полную силу, ракета-носитель медленно, будто нехотя, отрывается и устремляется в небо.
   - Все мы желаем вам доброго полёта! - кричит вдогонку Главный конструктор.
   Повернувшись к руководителю советских космонавтов Главный конструктор воскликнул со счастливой улыбкой:
   - Какая глыба, какой матёрый человечище! - и немного подумав, усмехнувшись, добавил. - Настоящий Кузькин отец!
   Немногие за пределами космодрома знали о грандиозном событии...
  

***

  
   Второй вариант получился длиннее только потому, что он мне больше нравится. В конце концов служебное положение для того и существует, чтобы им пользоваться. Правда у меня положение не служебное, а авторское, но какая разница, лишь бы попользоваться можно было!
   И первый вариант, и второй - чистейшая, в смысле, голая, правда. А вот какая из этих двух "голых девиц" - девяносто, шестьдесят на девяносто, а какая наоборот - шестьдесят, девяносто, на шестьдесят, решать вам, читатель. Как известно, на вкус и цвет..., кстати, на голых баб это тоже распространяется.
  

***

  
   По законам царящего в то время на просторах Советского Союза материализма Природа должна была вместе с космодромным людом радоваться первому старту космического корабля с человеком на борту.
   Однако у Природы были свои взгляды на происходящее, которые выразились в низкой облачности, кстати, очень нехарактерной для космодромной местности в это время года.
   Космический корабль, действительно, как бы нехотя, как бы в раздумье, лететь или ну его, лучше дома остаться, поднялся на несколько десятков метров, а затем, видать твёрдо решив, что лететь все-таки надо, устремился вверх.
   Наблюдающие за стартом, как раз из-за облачности, были лишены завораживающей картины устремившегося ввысь космического корабля.
   Конечно же такая картина была не в новинку, ракет с космодрома запускали довольно-таки много, поэтому насмотреться успели.
   Просто этот старт был особенным, и хотелось заснять на киноплёнку всё настоящее и по настоящему, а не монтировать, и не выдавать одно за другое.
   Так что Природа-матушка хоть маленько, да "подшутила" над своими детушками, возомнившими себя разумными и великими, а на самом деле маленькими и бестолково суетящимися, которым той же Природой предписано по земле ходить, а не летать неизвестно где и неизвестно зачем.
   Но без эффектного зрелища всё же не обошлось. Понимаясь, исторгая из себя столбы пламени, космический корабль очень красиво подсветил облака, но продолжалось это совсем чуть-чуть, всё-таки скорость почти восемь километров в секунду.
   Кстати, интересные дела получаются. Это насчёт скорости. Если посмотреть на цифру "восемь" и слово "километров", то не так уж много, почти как пешком, ну чуточку побыстрее. А если посмотреть на слова "в секунду", то о-го-го, по-другому и не скажешь, скорость очень даже приличная.
   Вот если бы Никита Сергеевич действительно отправился на свидание в соседнюю деревню, то такая скорость была бы очень кстати. Не успел моргнуть, и уже в условленном месте, а она как обычно опаздывает. А если вдруг тамошним, деревенским, парням не понравилось, что Никита до ихних девок повалился и они, сами понимаете что, собрались сделать с Никитой, тоже, не успел моргнуть, и уже дома, а те, деревенские, затылки чешут - куда это он подевался, только что тут был?
  

***

  
   - "Тайга", как у вас дела? Как вы себя чувствуете? - Главный конструктор, ясно дело, беспокоился за Никиту Сергеевича, да и было просто любопытно, что там происходит на самом деле?
   - Полет проходит нормально. - ответил Никита Сергеевич, он же "Тайга". - Самочувствие... Если с вами говорю, значит нормальное, только не видно ничего.
   - Понял вас, "Тайга". - без каких-либо эмоций сказал Главный конструктор. - Не переживайте, скоро все увидите.
   На самом деле Главный конструктор сам очень переживал, не боялся панически конечно, но всё равно, душа была не на месте. Лучше бы он полетел, спокойнее бы себя чувствовал, да и самому, изнутри, посмотреть на то что создал всегда лучше, чем "смотреть" с чужих слов.
   В авиации, а космонавтика, это та же авиация, только летает побыстрее и повыше, самые ответственные и опасные моменты - взлёт и посадка, поэтому все сейчас были напряжены, можно сказать до предела. Самое плохое заключалось в том, что если, не дай Бог, случись что (хоть и материалисты на космодроме, но всё-таки), ничем не сможешь помочь, вот что самое плохое. Беспомощность, она пострашнее любого кошмара будет. Но пока что все шло так, как и должно было идти, ну и хорошо коли так...
   А в это время на высоте, на тот момент уже нескольких десятков километров, с Никитой Сергеевичем происходило то, что можно сравнить со спуском по крутой лестнице, причём исключительно на заднице, и с внезапным пробуждением, и поднятием на ноги после дичайшей пьянки одновременно.
   Приблизительно это сейчас ощущал Никита Сергеевич, только вместе и всё сразу, и разумеется на трезвую голову. Вряд-ли кто добровольно отважится испытать такое, а Никита Сергеевич отважился и отважился первым.
   Во время тренировок ему конечно же пришлось испытать, на то они испытания с тренировками и существуют, все подобные "прелести". Но по сравнению с теми "прелестями" эти были не в пример "прелестнее". Это если сравнить два телевизора: один черно-белый, а другой - цветной. Вот сейчас с Никитой Сергеевичем всё происходило "в цвете", а там, на Земле, всё было черно-белым. Да ещё перегрузка не в пример той, на тренировках. Такое впечатление, будто на груди трактор присел отдохнуть.
   Не сказать, чтобы всё это было уж очень тяжело переносить. Скорее непривычно и неприятно, чем тяжело. К тому же Никита Сергеевич прекрасно понимал, для чего и для кого он сейчас сидит, "трактором придавленный". Там, внизу, страна, его страна, за счастье и процветание которой он несёт самую большую ответственность перед теми, кто в этой стране живёт, перед народом.
   Именно для того, чтобы все те, у кого в заднице что-то колется и щиплется и не даёт им жить с другими народами в мире и согласии, знали своё, истинное место, Никита Сергеевич и решился на этот полет.
   Несколько лет тому назад, выступая перед представителями многих государств, как дружественных, так и не очень, а в основном очень не очень дружественных, Никита Сергеевич пообещал показать им всем Кузькину мать.
   "Вот вам и Кузькина мать! - думал сейчас Никита Сергеевич и от этой мысли ему становилось весело. - Смотрите, любуйтесь! Мало вам этой матери? Хорошо, покажем других. У нас их много, и все Кузькины! Многоматерный у нас Кузенька, так то".
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Первоначальной и самой главной на тот момент задачей было- разъяснить диким и разрозненным племенам, населяющим окрестности вновь образованного города, получившего название Рим то, что жить вместе, под одной, верховной властью, не только безопаснее, но и выгоднее.
   Большую помощь в этом деле оказали всё те же туземцы пожелавшие стать гладиаторами. В короткое время все племена были приведены к присяге на верность верховной власти в лице Рема и Ромула.
   Отчасти это стало возможным, потому что город Рим был основан в средней части узкого полуострова вытянутого с северо-запада на юго-восток. Такое географическое положение значительно облегчало действия вновь образованной армии. У неё было всего два направления: северо-запад и юго-восток, что было несравнимо лучше, чем если бы Рим располагался где-то на континенте.
   После этого занялись определением форм власти молодого государства и их формированием. Было определено, что во главе государства будет стоять выбираемый глава чья власть не будет передаваться по наследству. Первоначально его власть решили оставить пожизненной, потому что сразу делать власть выборной и на определённый срок посчитали преждевременным.
   Кроме того, решено было создать, тоже выборный, высший совещательный орган из самых достойных представителей государства.
   В свою очередь высший совещательный орган, получивший название Сенат, должен будет назначать руководителей на территории государства, которое было разделено на провинции. Разделение основывалось по принципу осёдлости племён на этих территориях проживающих.
   Впервые в истории Диких земель в Римском государстве был провозглашён принцип согласно которому все, вне зависимости от племенной принадлежности, являлись в первую очередь гражданами Римского государства с одним языком, традициями и культурой. Расчёт был на то, что со временем разрозненные племена ассимилируются между собой и в результате получится единая нация.
   Армия тоже должна быть сформирована на постоянной основе и стать профессиональной, а не собираться от случая к случаю. За это говорил опыт предыдущих государств: Египта и Греции, где профессиональными были лишь войска служившие личной охраной верховного правителя, а на случай ведения войны объявлялась мобилизация.
   Армия Римского государства должна быть профессиональной, а значит хорошо обученной, высокомобильной и высокооплачиваемой. Кандидатами для вступления в армию принимались мужчины до тридцати лет, физически крепкие и психические уравновешенные. Во время всей службы, вне зависимости от ведения боевых действий, им выплачивалось жалование, сопоставимое с жалованием чиновника среднего звена.
   Во время ведения боевых действий, в целях повышения боевого духа, жалование удваивалось. Был определён срок службы - двадцать лет после истечения которого военнослужащий выходил в отставку. В качестве пенсионного обеспечения ему выделялись в собственность земли на которых он волен был обустраиваться и вести хозяйство так, как ему представлялось удобным.
   Для того, чтобы содержать многочисленную и боеспособную армию и не только её, но и обеспечивать другую деятельность государства, при содействии эдемийских учёных был создан институт государственного управления.
   Стоит сказать, что наряду с созданием профессиональной армии создание государственного аппарата управления оказалось очень удачным. Несколько десятков чиновников и их помощников эффективно управляли жизнью больших по площади территорий, присоединённых к Римскому государству, ставшему к тому времени Римской Империей.
   Процесс обретения самосознания населением молодого государства как единого народа, единой нации начался. Но поскольку процесс этот длительный и трудный, было решено его ускорить, а также минимизировать возможные отрицательные проявления и последствия. Единственное, что могло этому способствовать была война.
  

Глава II

  
   Вот если бы кошисты у входа на свою выставку поставили копию статуи своей свободы, или окончательно сойдя с ума, припёрли бы оригинал и его поставили, это могло бы вызвать большой скандал на тему высокой политики. Кстати, интересно, а как выглядит низкая политика, или бывает только высокая?
   Этот авангардизЬм можно было истолковать, и наверняка истолковали бы, как неприкрытое оскорбление и издевательство на общественно-политический строем Советского Союза - социализмом.
   Несложно догадаться и догадались бы, в первую очередь, конечно, ответственные товарищи всех уровней и мастей, а потом уж, разумеется, и народ, что на самом деле символизирует эта статуя и к чему призывает.
   Конечно же помните, что из себя представляет это "безобразие": баба, закутанная в простыню, в одной руке факел, а на голове корона, а в руках книжка какая-то. Она факел этот над головой подняла, стало быть, путь освещает. Мол, народ, дикий-неразумный, чего вы там во тьме и дикости барахтаетесь и копошитесь? Свобода и культура с цивилизацией вот здесь, идите скорее сюда, а я вам подсвечу, чтобы не заблудились! А за спиной у неё как раз выставка и расположилась, где куда ни глянь, всюду свобода и культура с цивилизацией. И как бы в противовес везде, вокруг выставки, темень кромешная, собаки гавкают, грязи по уши и сплошная дикость.
   Додумались до этого кошисты или нет - неизвестно. Может быть и додумались, да последствий побоялись, а может быть и не додумались, и подсказать было некому, только не было никакой статуи перед входом на их выставку. План выставки был, а статуи в исподнем не было.
   А вот организаторы советской выставки додумались и не побоялись установить перед входом на свою выставку копию статуи "Рабочий и колхозница". До того, чтобы привезти и установить оригинал - не додумались, а может быть соответствующих указаний сверху не последовало, а жаль, неплохо бы смотрелось.
   Здесь тоже была закопана высокая политика, но политика до того высокая, что не долетишь и не допрыгнешь.
   Женщина с факелом - символ страны, так и мужик с бабой с инструментом в руках - тоже символ. Но эти хоть одеты более менее, а та вообще, стыд и срам.
   И если первая одета так фривольно, потому что работать не работает, а сидит дома и неизвестно чем занимается, то вторые, как и положено серьёзным людям, на производстве и в колхозе работают, на работу ходят и зарплату с трудоднями за это получают.
   А если без зубоскальства и "чернухи" с "белухой", то получается: первая статуя - символ только и делает что обещает, причём обещает что-то непонятное. Мол, ты самое главное заходи, а там тебе всё объяснят, что к чему. Есть такое жаргонное слово - замануха, вот это как раз об этой статуе.
   А вторая статуя говорит прямо и без кривляний: здесь, куда ты пришёл, все работают, жизнь свою и своей страны лучше делают, поэтому и тебе надо будет работать, много и долго. А если не хочешь работать как все и даже лучше чем все, вали отсюда к такой-то матери, может быть как раз к той, что в простыню закуталась, без тебя обойдёмся. А что если она в простыню закуталась, потому что ей одеть нечего, а?
  

***

   Советская выставка начиналась сразу же с преимуществ в виде статуи, как над кошистской выставкой, так и над кошистским государством, но на этом преимущества, можно сказать, заканчивались и вот почему.
   Уж неизвестно, специально это было сделано или ответственный товарищ такой попался, коммунизмом с материализмом сверх меры одарённый, только посвящена была советская выставка в основном тому, как советский человек трудится и как ему это нравится.
   Хорошо хоть то, что к разработке общей концепции выставки привлекли специалистов различных областей, не только партийно-производственных, но и партийно-культурных. Если бы без культуры, то можно было бы ограничиться тем, что привезти цех какого-нибудь завода, смонтировать его, и нате, любуйтесь!
   Оно конечно, так чтобы одно производство никто даже и рта не раскрывал, за это по шапке, и не только по ней, можно было запросто получить. Но и сплошная культура с бытовыми условиями тоже никуда не годится. Это что же получится? Получится, что советский человек только и делает, что ничего не делает, а это политически неверно и вредно, для всех вредно, без уточнения гражданства.
   Поэтому выставка представляла собой этакий торт, состоящий, ну как любой торт делают, из коржей, а коржи между собой кремом да вареньем намазаны. Только выставочный "торт" получился..., даже не знаю какое слово-то придумать, из тех, которые знаю, ни одно не подходит, а матом я не ругаюсь, и никому не советую. Ладно, пусть будет "оригинальным, на любителя", в смысле, "торт" получился оригинальным и на большого любителя, если не сказать, на извращенца.
   Судите сами, коржи были разделены между собой двумя способами: где повидлом да кремом, а где солёными огурцами и солёной же капустой, и всё это составляло единое целое. А сверху, как украшение, только не из крема или безе, а из металла - статуя "Рабочий и колхозница"! Как вам такое?
   Ясно дело, крем с повидлом, это искусство с культурой и условия жизни советских граждан, ладно, науку тоже можно сюда, а огурцы с капустой, это производство, как промышленное, так и сельскохозяйственное. Ну а соотношение примерно шестьдесят на сорок, догадайтесь, в пользу чего?
   С искусством дела обстояли более-менее нормально. Например, писатели у них мал-мал есть, но не так чтобы очень много. Это в Советском Союзе прикурить попросишь, ан глядь, у классика мировой литературы прикуриваешь, в смысле, много их. С композиторами ещё лучше, а про художников и скульпторов, так счёт вообще тысяча-ноль в нашу пользу. Вот это и представили, и широко представили, потому что есть чем гордиться.
   Опять же Советский Союза - страна многонациональная. Правда, КОШЭ тоже многонациональная, но многонациональность у них совсем другая, пришлые они все, вот в чем дело.
   Ихние учёные на все ноты и падежи доказывают, что КОШЭ и есть прародина человечества и цивилизации, и что именно с них и у них началось всё то, чем сейчас пользуется человечество. Правда некоторые пользоваться не очень-то и хотят, заставлять приходится, но это временные трудности...
   Вот только все эти теории с доказательствами и без принимаются за правду-матку сугубо внутри ихней страны. За пределами КОШЭ в это мало кто верит, а некоторые уже откровенно смеяться начали. Нее, конечно же есть такие которые верят. Правда верят они на уровне "делают вид, что верят" и лишь для того, чтобы Большой брат, а вернее Хозяин, косточки не забывал подбрасывать и бил не очень больно.
   С многонациональностью картина в принципе схожая. И те, и те, вернее их предки, однажды пришли неизвестно откуда и остались жить там, где сейчас ихние государства расположены. Откуда пришли? Да какая разница! Остались жить, сначала между собой перезнакомились, а потом уж и породнились. Так и получился один, единый, народ. Вот только если в одной стране предки пришли и поселились так давно, что никто толком и не помнит когда, то в другой стране и пятисот лет не прошло. Так- то!
  

***

  
   На выставке хотели было показать всё многообразие национальностей через их быт и культуру, да вовремя опомнились. Ведь, но это отдельная тема и повестка как для партийных, так и для профсоюзных собраний, получается что многонациональность видна только в деревнях, и то в тех, что поглуше, а в городе... А в городе, да будь ты хоть марсианин, всё одно, всё как у всех, у не марсиан.
   Но это ещё полбеды, хуже другое... Ясно дело, что в КОШЭ многое уже сделано, а ещё больше делается для того, чтобы простые люди - эдемийцы знали о Советском Союзе и о жизни в нём как можно меньше. А то что и было дозволено знать, выглядело бы так, что впору с тоски завыть.
   Вот и получилось бы... Начни показывать многонациональный уклад жизни советского народа, а он весь в деревнях находится. Так эдемийцы, не кошисты, тем ничего и показывать не надо, подумали бы, что народ в Советском Союзе живёт в исключительно в деревянных избах, да в юртах, в деревнях и стойбищах, а городов с большими домами у них вообще нету. Выкрутились бы конечно, но выглядело это не так привлекательно как хотелось. Вот и пришлось налегать на тему построения коммунистического общества, а это как раз в первую очередь производство с сельским хозяйством и есть.
   Описывать это, ну то что там показать решили ей Богу скучно, поэтому не буду. А теперь представьте, пришёл человек на выставку, заметьте, отдохнуть пришёл, а ему под нос опять те же станки, паровозы да трактора подсовывают те, которые ему и на своей работе надоели дальше некуда. Это как в старом полускаберзном анекдоте: приехала женщина на юг отдохнуть, а к ней и там мужики пристают...
   Вот и получилось, что проигрывала советская выставка кошистской, почитай по всем параметрам проигрывала, вчистую. Так что по её окончании главного задумщика, и не только его, уже поджидало высокое начальство с тем, чтобы осчастливить большим нагоняем, а то и строгим выговором.
   Но как известно дьявол кроется в мелочах. Вернее будет сказать, что кроется он в тех вещах, которые никто всерьёз не воспринимает и поэтому почти не обращает на них внимания. А они есть, они обязательно присутствуют, и не обязательно на выставках, но и вообще, повсеместно, на каждом шагу. Мы их не замечаем, а если и заметили, не обращаем внимания, отмахивается, а потом удивляемся^ почему оно так получилось-то, не должно же было?!
   Скрывался дьявол и на выставках, причём на обоих. Правда на одной из выставок внимание на него обращали, но дьявол на то он и дьявол, что не знаешь чего от него ждать. Ну а то, что он умеет удивить, с творческим подходом у него как раз вс` в порядке, никто никогда не сомневался. Скоро увидите, чего такого он отчебучил...

***

  
   Прав оказался Никита Сергеевич когда настаивал на том, чтобы в первом полете совершить три витка вокруг Земли, а не один. Как ни крути, а три с половиной часа всё-таки лучше, чем час с небольшим.
   Когда корабль вышел на орбиту, все ненужные запчасти от него отвалились и наступили тишина и невесомость, Никита Сергеевич первым делом принялся смотреть в иллюминатор.
   На невесомость он особого внимания не обратил. Сам он был пристёгнут к креслу да так, что особо то и не шелохнёшься, а кроме него летать в космическом корабле было некому и почти нечему, да и тесновато в кабине.
   Поэтому всё его внимание было обращено туда, в космос. Оказалось, что звезды, ну то что их гораздо больше чем с Земли видно - понятно, все разноцветные, да и сам космос вообще представляет из себя яркую, цветную картинку на сарафан похожую.
   Земля вообще выглядела так, что аж дух захватывало, до того она была красивой. Как будто на глобус смотришь, только очень большой. Но в отличии от глобуса, который на подставке стоит и крутится туда куда крутанёшь, этот, "большой глобус", крутится туда, куда ему надо, и всех на нём живущих с собой крутит.
   Суша на этом "глобусе" не разделена границами на государства и не раскрашена в разные цвета. Здесь всего три цвета: зелёный - леса стало быть, жёлто-коричневый - пустыни да горы, и белый - льды и снега.
   И очень хорошо видно, даже высчитывать не надо, что зелёного цвета больше чем двух других. Значит живого на Земле больше, чем неживого, хотя и в пустынях, и среди льдов и снегов тоже кто-то живёт.
   И конечно же океан, то ли голубой, то ли синий, непонятно, но очень большой. Наверное только глядя из космоса, когда видны сразу два побережья того же Атлантического океана становится понятно насколько он большой!
   "А ведь она живая, ей Богу живая! - подумал Никита Сергеевич и сам удивился поэтичности своих мыслей. - Наверное это невесомость на меня так действует. - решил он. - Надо будет сказать, чтобы поэтов с композиторами сюда отправляли, песни сочинять, хорошие песни получатся".
   И тут же, словно в подтверждение своим мыслям запел:
   "Крутится, вертится шар голубой. Крутится, вертится над головой... - певческого таланта у Никиты Сергеевича не было, да и со слухом не очень, но душа требовала, поэтому он и запел... - интересно, а откуда это тот, кто песню сочинил, - Никита Сергеевич не помнил, а может быть просто не знал фамилии автора слов этой песни. - узнал, что Земля голубая? Он что, в космос летал? Или догадался? Надо будет спросить..."
   Управление кораблём особых хлопот не доставляло, да вообще никаких не доставляло. С Земли следили, да и сам корабль, он как бы в дрейфе находился, а в дрейфе зачем им управлять? Он сам собой управляется. Поэтому Никита Сергеевич в основном смотрел в иллюминатор и любовался красотами, которых до него никто из людей не видел.
   Наверное так оно и есть. В те времена человечество ещё не изобрело всяких там инопланетян и контактёров, поэтому похищать хоть и было кого, похищать было некому. Так что вряд ли кто из землян мог увидеть такую красотищу.
   Правда были, и то немного, всякие разные медиумы и ясновидящие, но они специализировались по тем кто из "подземелья", а тех кто "сверху" пока не трогали. Конечно же Никите Сергеевичу и в голову не пришло думать об этих всех чудаках и шарлатанах, других мыслей хватало.
   Глаза оставались здесь, на корабле, а мысли были там, на Земле:
   "Оказывается Земля-то, живая. И мы на ней живём, а значит тоже живые. Интересно, а почему отсюда, из космоса, кажется, что места за Земле много, а там, внизу, кажется, что мало? - наверное мысли Никиты Сергеевича пролетая над КОШЭ случайно зацепили ихнего президента, ну и всех тех, кто над ним и под ним".
   Ничего не поделаешь, политика, она и в космосе политика и неизвестно куда надо улететь, чтобы она оставила тебя в покое, и оставит ли?
   "И чего им не живётся? Глянь, сколько места! - думал Никита Сергеевич глядя на территорию КОШЭ сверху, из космоса. - Оно понятно, шпана она и есть шпана...".
  

***

  
   А ведь верно подметил Никита Сергеевич насчёт шпаны. Это как во дворе. Заведётся такая вот мразь, соберёт вокруг себя тех кто послабее, да потрусливее, запугает, а потом использует по своему усмотрению. Деньги у детишек отбирает, да и вообще, тем кто послабее, но не подонок, житья не даёт. Мол, или будь со мной, а значит будь таким как я или же я тебя со свету сживу. Вот так и терроризирует весь двор, никому проходу не даёт и властью своей безраздельной упивается.
   Но живёт по соседству, окна в тот же двор выходят тот, который подлость и всё что с ней связано не принимает и подонка этого откровенно не боится. Те кто не хочет быть таким как тот, который хулиган, ясно дело, к доброму и смелому парню-то и жмутся, стараются поближе к нему держаться.
   А тот, другой, он сильный. Мало того, что он сам себя таким считает, так ещё шушера, что вокруг него вертится, ему об этом с утра до ночи повторяет. На самом же деле боится он того парня и очень сильно боится. Боится он, а вдруг как шушера опомнится да одумается и переметнётся? Тогда останется он один одинёшенек, тогда и по карманам, как у шушеры, так и у тех кто послабее, спокойно не пошаришь, да и вообще, один останешься и некому будет о его якобы силе и величии песни слагать и орать их дурным голосом на весь двор.
   Поэтому ничего не остаётся, как гадости всякие про того, смелого парня придумывать и пакости разные устраивать, стало быть, измором брать. А другого выхода нет! Если по честному, один на один, вмиг без зубов останешься. Тогда прощай якобы сила и власть, тогда ничего не остаётся, кроме как встать на колени и повиниться или же идти со двора, куда глаза глядят.
   Наверное и правда, как-то по особенному действует на Никиту Сергеевича невесомость, если ему в голову такое пришло...
   Оказывается здесь, на орбите, очень хорошо думается. Наверное, сам того не сознавая, Никита Сергеевич и настоял на том, чтобы сделать три витка вокруг Земли для того, чтобы подумать в спокойной обстановке, где нет ни телефонов, ни секретарей.
   "А ведь получается, - думал Никита Сергеевич. - что Советский Союз воюет против КОШЭ и постоянно воюет. Только воюет не так как принято: танками да самолётами, а тем что существует и развивается. Вот они и воспринимают это как военные действия, потому что Советский Союз, как таковой, для КОШЭ - погибель...".
  

***

   ...думалось там хорошо и думалось бы дальше и ещё но: "Поезд дальше не идёт, просьба освободить вагоны!", в смысле: вам на Землю пора, государством руководить. Товарищ, покиньте космос, пожалуйста!
   К радости тех, кто на Земле, кто полётом руководил и управлял, все закончилось, вернее, начало заканчиваться. Оставалось совершить мягкую посадку, и можно будет праздновать и ордена обмывать. Но мягкая посадка, она по сложности и по нервному напряжению похлеще старта и всего полёта будет.
   Старт корабля, это начало. Сам полёт, соответственно середина, а приземление - финал. Когда первые две части полёта получились и прошли без сучка, без задоринки, те нервы и переживания, которые загодя были приготовлены для них, полностью растрачены не были и оставались невостребованными...
   Короче то, что не донервничали и не допереживали во время старта и самого полёта надо было обязательно потратить, так сказать, выплеснуть, не оставлять внутри, для здоровья вредно. К этому ещё прибавьте нервы и переживания для посадки специально приготовленные, вот и получится, что посадка - мероприятие самое ответственное, в смысле, мандражеобильное и есть.
   "Ну, давай! Чуть-чуть осталось! Давай, миленький, садись! Ну что тебе, трудно что ли?! - если кто и причитал подобным образом, то был это какой-нибудь мелкий служащий или простой работяга. Начальство, в лице руководителя полёта, его помощников и наблюдателей внешне выглядели спокойными, весь мандраж он у них внутри происходил".
   Оно и понятно, всем хотелось чтобы первый полёт человека в космос закончился благополучно. Приятно осознавать себя причастным к одному из самых великих событий в истории человечества, которое не забудется пока жив будет род человеческий. Но было ещё кое-что и это кое-что щекотало нервы, ну чтобы они мандраживровали посильнее.
   Если всё закончится успешно, тогда все причастные к этому полёту - герои! Премии, ордена, да много есть такого чем государство может отблагодарить за беспримерный подвиг, а то что они тоже совершили подвиг почти никто из причастных к полёту не сомневался.
   А вот если, даже писать про это не хочется... А вот тогда хоть сам лети туда и прыгай за землю без парашюта. Тех кто пониже да помельче, тех пронесёт, а тех кто повыше да покрупнее обязательно зацепит.
   Преемник Первого как раз и начнёт с того, что примется всем причастным, да и непричастным к полёту тоже, задницы наизнанку выворачивать. Сама процедура и её последствия - врагу не пожелаешь, поэтому лучше об этом не думать, а думать о том и всё делать для того, чтобы всё закончилось хорошо, то есть, мягкой посадкой.
   Команды подавались те, которые надо было подавать именно в тот момент. Кнопки, тумблера и переключатели нажимались, включались или выключались и поворачивались именно те, именно тогда и туда куда надо, это о переключателях. Так что работа по приземлению космического корабля с Никитой Сергеевичем на борту шла без истерики, а наоборот, неторопливо, спокойно и слаженно.
   Никите Сергеевичу опять пришлось испытать все "прелести" перегрузки, но было это не так сильно и не так страшно. И вот открылся парашют. Спускаемый аппарат сильно дёрнуло. Это говорило о том, что раскрылся парашют и теперь только и делов, оставалось ждать когда аппарат коснётся земли.
   Единственное, чего не то чтобы боялся Никита Сергеевич, а просто не хотел, так это приземления, а вернее будет сказать, приводнения в какой-нибудь пруд или озеро. Опять же, если на крышу какого-нибудь дома, тоже ничего хорошего.
   Поделать тут ничего не поделаешь, потому что в первый раз, а значит ничего ещё не отработано. Поэтому приходилось надеяться, что Земля-матушка, которая в космосе выглядит просто красавицей примет своего первого космонавта там, где ему будет удобнее всего, а именно в каком-нибудь поле и чтобы народу вокруг никого не было.
  

Глава III

  
   Председатель колхоза "Заря коммунизма", Николай Николаевич Карасев, стоял около здания правления колхоза и разговаривал с местным участковым милиционером. Предмет беседы был очень важным как для них обоих, так и для всего колхоза в целом, особенно для самой его несознательной части - парней и молодых мужиков.
   С парнями то всё понятно, холостые ещё, некому их уму-разуму учить, а потому все, поголовно, дурные. А молодые мужики, тех уже есть кому жизни учить и человеков из них делать, женатые уже все, но один хрен, в задницах ихних продолжают марши героические играть, или доигрывать, а потому ума тоже ещё нет, но надежда на то, что он со временем появится, есть, хоть и слабая.
   Предметом их важной во всех отношениях беседы служило то, что сейчас хоть июль на дворе, но всё равно, скоро осень. А раз осень, то из города опять пришлют помощников, ну чтобы помочь урожай собрать. Помощь-то, оно дело хорошее, вот только почему-то присылают таких помощников, что лучше бы совсем не присылали. Такое впечатление, что там, в городе, специально отбирают тех, которые подурнее, это те кто мужеского рода и пола и тех, кто повертлявее, эти пола и рода женского.
   Вот по осени и начинается: девки, значит, что городские, что деревенские, глазки строят и кокетничают, а парни и мужики тоже, что те, что те, морды друг другу бьют. Вот такая вот картина до сих пор получалась и высока была вероятность, что и этой осенью получится.
   Об этом и разговаривали председатель с участковым, а больше разговаривать-то было не о чем. Хлеба на полях росли и наливались сами собой, коровы паслись тоже сами собой. Правда доились при помощи доярок, но кто у нас, и у коров стало быть тоже, ищет лёгких путей? Ну а самогонка тоже гналась, и тоже не без помощи её гнавших.
   Кстати о самогонке. В отличии от хлебов и крупного рогатого скота власть, в лице участкового и общественности, представлявшей из себя самых вредных, потому что непьющих деревенских жителей с ней боролась, но боролась безуспешно. Неизвестно почему, участковый и вредно-трезвая общественность никак не могли понять, что жизнь победить невозможно. Это как семечко какого-нибудь растения. Его хоть какой толщины асфальтом закатай, оно всё равное к солнышку дорогу найдёт...
   В остальном жизнь, как колхозная, так и деревенская, была тихой, мирной и возможно, что даже скучной.
   - Мать-перемать! - участковый аж присел от удивления. - Николаич, смотри!
   - Ни, блям-блям себе! - поддержал участкового председатель. - Что это?!
   - А хрен его знает что это!
   Все дело в том, что колхозно-деревенская власть увидела в небе здоровенный парашют и к нему что-то прицепленное. То, что парашют большой было ясно несмотря на расстояние, вернее будет сказать, чувствовалось, что большой.
   - Не иначе кошисты шпионов забросили! - сделал вывод участковый. - В район надо звонить, чтобы подкрепление прислали.
   - Какой нахрен район! - председателю конечно тоже хотелось всю ответственность свалить на районное начальство.
   Но пока они будут соображать, потом звонить начальству что повыше, а то будет звонить своему начальству, пока будут собираться и ехать шпионы разбегутся в разные стороны, ищи их потом, свищи...
   - Сами возьмём! До него километра три-четыре, не больше, успеем. Ты, Боря, - так звали участкового.- беги в мастерские, пару мужиков возьми. У тебя пистолет с собой?
   - Нее, дома лежит. Тяжёлый он, только мешается.
   - Мать-перемать! - председатель махнул рукой. - Ладно, так справимся. Давай, беги за мужиками!
   Участковый, не смотря на возраст и всю важность служебного положения, побежал к мастерским, которые находились неподалёку...
   - Ну сука! - председатель смотрел на парашют и получается что заклинал его самыми страшными заклинаниями, правда он не считал их таковыми. - Кошисты, блям-блям-блям! Да чтоб у вас, то что в штанах на лбу выросло! Щас мы вас, никуда не денетесь!
   Тем временем парашют и то, что к нему было прицеплено не подозревали о готовящемся для них женском половом органе, если произнести это слово в мужском роде, и продолжали плавно спускаться на землю.
   Участковый вернулся в сопровождении двух не щуплого вида мужиков. Мужики те были деревенскими механиками, трактора и прочую всякую технику ремонтировали, а потому были одеты в спецовки и с ног до головы перемазаны машинным маслом, и ещё чем-то механическим.
   В руках каждый из них держал по гаечному ключу, причём ключи эти были таких размеров, что не сразу и сообразишь, чего ими откручивают? С гаечными ключами в руках и перемазанные машинным маслом они были очень похожи на каких-нибудь спецназовцев из фантастических войн и без сомнения кошистским шпионам должны были понравиться.
   - Поехали!- скомандовал председатель.
   Все погрузились в председательский УАЗик и тот, видимо вспомнив что является хоть и далёким, но все-таки родственником гоночного болида сорвался с места.
   Ехать-то было всего ничего, но дорога, вернее её качество, вернее, отсутствие такового, воспетая всеми кому не лень, принялась за дело. За эти три-четыре километра ей предстояло по максимуму разболтать, а лучше всего, переломать все железки в УАЗике и вытрясти душу из его пассажиров. Но внимания на это никто не обращал. Сейчас самым главным был парашют и кошистские шпионы под ним, это самое главное. А ещё главнее было то, что их надо было схватить пока не опомнились, тёпленькими.
  

***

  
   Парашют сам собой отцепился и спускаемый аппарат стукнувшись о землю, неподвижно застыл, приехали значит.
   Наблюдать посадку-то наблюдали: радары, самолёты, вертолёты, короче, кто как мог следили за тем куда он, спускаемый аппарат, упадёт, чтобы скорее оказаться рядом и в случае чего помочь, мало ли что.
   Но всё прошло очень даже хорошо, помощь, как спускаемому аппарату, так и Никите Сергеевичу не требовалась.
   Никита Сергеевич отстегнулся-расшнуровался и открыл входной люк. Проделал он это без каких-либо затруднений, на автомате, потому что во время подготовки к полёту проделывал это сотни, если не тысячи раз.
   Выбравшись наружу Никита Сергеевич к своему огорчению обнаружил, что приземлился на ржаное поле. Единственное, что утешало так это то, что приземлился он на краю поля. Метрах в пятидесяти виднелась дорога за которой было тоже поле, только ничем незасеянное плавно переходившее в заросли кустарника, а тот в свою очередь плавно превращался в лес.
   "Эх, жаль! Чуть-чуть не дотянул! - вздохнул Никита Сергеевич. - Сейчас прилетят, потопчут всё. Хорошо, что не на середине поля приземлился. Тогда считай, поля нет, всё бы вытоптали".
   Непонятно почему так сокрушался Никита Сергеевич. Может быть потому, что как руководитель государства много внимания уделял сельскому хозяйству и был частым гостем в колхозах и совхозах по всей стране, а может быть потому что просто как любой нормальный человек, бережно относился к чужому труду, а уж к хлебу тем более.
   Сорвав несколько колосьев Никита Сергеевич, не иначе как по привычке, принялся растирать их, ну чтобы посмотреть, как зерно наливается и так далее. Это было ему гораздо привычнее, а может быть и ближе, поэтому он как бы и забыл, что только-только вернулся из космоса.
   Оно всегда так бывает, отвлечётся человек от суровой действительности, займётся тем что ему и сердцу его ближе и роднее, так нет, обязательно найдётся тот, кто напомнит ему об этой самой действительности.
   Вертолётов пока что не было, даже не было слышно, но свято место пусто не бывает - весь в клубах пыли на дороге появился УАЗик.
   Никита Сергеевич подумал было, что это приехала первая группа спасателей: "Придумают же! Кого спасать то! Жив-здоров я! - усмехнулся Никита Сергеевич".
   Но не тут то было! Из УАЗика выскочили четыре мужика: один из них в милицейской форме, двое, такое впечатление, только что из ада сбежали, а третий более-менее нормального вида, и со всех ног бросились к Никите Сергеевичу.
   - Стой шпион проклятый! Руки вверх! Стрелять буду! - заорал милиционер, а те кто якобы из ада сбежал как бы в подтверждение всей серьёзности момента подняли над головами свои могучие гаечные ключи.
   "Не иначе как за шпиона приняли...", - подумал Никита Сергеевич и крикнул:
   - Я тебе сейчас так стрельну, что стрелялку потеряешь!- и пояснил, где именно он её потеряет. - Лучше помогите шлем снять.
   Участковый Борис на такое полное неуважение к его должности заявление обиделся. Правда обиделся он не на это, а на то что героический захват кошитского шпиона, а вместе с ним повышение по службе и орден, летели если и не псу под хвост, то приблизительно в том направлении.
   Перед охотниками за шпионами стоял неизвестно во что одетый, небольшого роста мужик. Мало того, мужик этот говорил на их языке, говорил он теми словами, которые без сомнения являются государственной тайной, потому что доступны и поддаются только тем, кто родился в этой стране.
   Подойдя поближе они увидели, на похожем на мотоциклетный шлеме написано: "С.С.С.Р". То что на шлеме написано, хоть и сокращённо, название их страны, а владелец этого шлема ещё и матом на языке этой страны ругается говорило только об одном - наш!
  

***

  
   - Помогите товарищу шлем снять. - а вот председатель вовсе не расстроился из-за того, что шпион не шпионом оказался.
   Если бы он оказался шпионом, то замучили бы. Понаехало бы разное начальство и начало бы душу вынимать: что, да как, да почему? И послать не пошлёшь, начальство всё-таки. А если не пошлёшь, тогда кто и когда хозяйством заниматься будет? За план-то спросят, а на шпионов у председателя плана никакого не было.
   Колхозники-механики на этот счёт думали вообще по-своему. Они воспринимали происходящее как приключение, о котором ещё долго можно будет рассказывать, причём рассказывать где угодно и сколько угодно. То что они стали свидетелями и участниками чего-то необычного и может быть даже великого, они поняли, так что считай, "Волгу" в лотерею выиграли.
   Только вот председатель рано успокоился, а участковый рано разочаровался. Когда механики помогли незнакомцу снять с головы шлем (железки, они и есть железки, ничего сложного), что председатель, что участковый, да и механики тоже, обалдели так, как никогда не обалдевали до этого и, к бабке не ходи, не будут обалдевать в будущем.
   Перед ними стоял сам Никита Сергеевич Хрущёв, только костюмчик какой-то не такой, странный.
   - Ну что, за шпиона меня приняли? - весело спросил Никита Сергеевич. - По всякому меня называли и называют, а вот шпионом ни разу, вы первые, поздравляю!
   - Никита Сергеевич... - было уже то хорошо, что председатель мог говорить вообще, неважно о чём. - Как! Откуда!? Вы! Здесь!
   - Оттуда. - Никита Сергеевич продолжал веселиться и показал рукой в небо.- Из космоса.
   - Так туда же не летают, - чуть ли не прошептал председатель и добавил. - люди не летают.
   - Уже летают, - уточнил Никита Сергеевич.- вот я летал, и как видите, прилетел.
   - Ну и как там? - спросил один из механиков.
   - Красиво. Я там на плёнку всё заснял. Скоро в кино покажут, увидите.
   Все, и Никита Сергеевич, помаленьку приходили в себя, каждый от своего разумеется.
   - А ты, стало быть, кто будешь? - спросил Никита Сергеевич председателя. Оно понятно, участкового и механиков по одёжке можно было определить кто они есть, а этот непонятно кто.
   - Председатель колхоза "Заря коммунизма", - вытянулся по стойке смирно председатель. - Карасев Николай Николаевич...
   - Ладно, - махнул рукой Никита Сергеевич.- хватит тебе рапортовать. Не на параде. Ты извини, председатель, что поле тебе попортил. Сам понимаешь, техника, она дура, не понимает что к чему. Мы тебе убытки возместим, не переживай.
   - Не надо, Никита Сергеевич. - начал было то ли оправдываться, то ли просить председатель. - мы сами...
   - Я тебе дам не надо! - погрозил Никита Сергеевич председателю кулаком. - Ты что же, хочешь очковтирательством заняться, а колхозников без зарплаты оставить? Я тебе займусь, я тебе так займусь! Всё возместим, не переживай. И мой тебе совет, под эту дудку проси техники, ну какой тебе не хватает или есть, но старая. Удобрения, стройматериалы, ну ты сам знаешь. Дадут, никуда не денутся! А если что, скажи, это я тебе посоветовал. - и снова засмеялся.
   Оказывается вот так вот выглядит Старик Хоттабыч, Золотая рыбка и Щука, та самая, если их всех скрестить: проси что хочешь, всё будет исполнено.
   - А как у тебя, председатель, с планом? - вот теперь Никита Сергеевич был окончательно на Земле и о космосе наверное вовсе забыл. - Что с посевными площадями? Крупный рогатый скот как?
   Председатель несмотря на то, что Никита Сергеевич сейчас находился в самом благодушном расположении духа, вздохнул, потому что, ясно дело, придётся врать...
   Врать председателю, как и любому председателю, пришлось бы, никуда не денешься. Не на сто процентов конечно, а так, процентов на тридцать, потому что оно в природе так положено. Не может такого быть, чтобы всё было хорошо, обязательно надо чтобы было то, что тоже хорошо, но не очень. Говорить об этом самом "не очень хорошо", хоть о нём все прекрасно и знают, вся разница лишь в его размерах, как раз не очень хочется, ну чтобы настроения слушателю не портить, поэтому приходится врать.
  

***

  
   Председатель собрался было докладывать как из-за леса, прямо как из засады, выскочил первый вертолёт, а за ним ещё и ещё...
   Так что возможно повезло председателю, не до него стало, пронесло, одним словом.
   Первый вертолёт, не иначе чтобы не нарушать традицию, тоже приземлился на колхозное поле, чем вызвал справедливый гнев Никиты Сергеевича. Тёплая встреча на родной Земле началась с разноса и применения почти всех тех же слов, которые составляют государственную и народную тайну страны. Никита Сергеевич потребовал, чтобы вертолёт, севший на рожь, переприземлился в более подходящем месте и тут же объявил лётчику строгий выговор (и это вместо ордена!). Разумеется другие два вертолёта последовали примеру первого. Хоть строгие выговоры от самого Никиты Сергеевича на дороге и не валяются, всё равно, ну их куда подальше...
   Народу из вертолётов повыскакивало много. Непонятно было, кто за что из них отвечал и зачем был здесь нужен, потому что бестолково суетились все без исключения. Наверное будь Никита Сергеевич просто космонавтом его бы непременно начали бы в воздух подбрасывать, ну как бы приземление на бис, но Первого Секретаря подбрасывать в воздух постеснялись.
   Оттеснив всех и приказав близко не подходить к Никите Сергеевичу прорвались врачи. Создавалось такое впечатление, что его, тьфу-тьфу-тьфу конечно, только что тяжело ранило и надо срочно спасать. Но к радости эскулапов Никита Сергеевич был в полном здравии и почти в хорошем настроении, лётчик, что б ему, немного встречу подпортил...
   Тем временем космодромные специалисты окружили капсулу спускаемого аппарата и начали что-то с ней делать. Вот если бы я был там, то посоветовал бы космодромному люду: раз Никиту Сергеевича качать нельзя, потому что он глава партии и государства, качайте спускаемый аппарат, слабо? Интересно, послушали бы?
   А вот председатель колхоза, участковый и силовая группа поддержки в лице механиков и гаечных ключей в одно мгновение сами стали шпионами. К ним сразу же подскочили резвые и подозрительные ребята и под белы рученьки, даже гаечные ключи не помогли... Была бы поблизости стенка, ну, кирпичная такая, их бы сразу к ней поставили, а дальше уж как и положено, без суда и без следствия... Но стенки поблизости не было, да и Никита Сергеевич вступился, сказал что свои мол, только местные.
   С местных своих быстренько взяли подписку о неразглашении и посоветовали, как приедут в деревню, напиться до бесчувствия и находиться в таком состоянии дня три, не меньше, чтобы накрепко забыть всё что здесь увидели. Механикам такой приказ неизвестного начальства очень даже понравился и они всю дорогу домой обсуждали эту тему между собой и всё пытались втянуть в обсуждение и председателя. Председатель сначала грозился самолично их расстрелять и без всякой стенки, мол, так надёжнее будет, но потом сдался.
   По приезду в деревню он выдал механикам премию по сто рублей каждому, сказал, из личного фонда, и разрешил сегодня на работу не возвращаться, а назавтра, так вообще отгул дал. Последнее, о чём приказывал и умолял одновременно председатель перед тем, как механики вместе с гаечными ключами отправились в магазин, было то чтобы они держали языки за зубами, а ещё лучше, вообще отрезали бы их. Механики очень даже правдоподобно обещали хранить всё в строжайшей тайне, правда не уточняли как долго и поспешили откланяться. Дела, знаете ли, дела...
   Да, чуть не забыл. А оно всегда так, вроде бы как самое важное, а забывается. Это насчёт колхозного поля. Вопреки всему профессиональному вниманию космических профессионалов всех мастей к своей персоне Никита Сергеевич не забыл об обещании данном председателю колхоза. Подозвав одного из своих помощников, которых, кстати, было по одной штуке на вертолёт, стало быть, на всякий случай, Никита Сергеевич распорядился насчёт возмещения нанесённого ущерба ну и чтобы колхозу помогли, дали, что попросит. На этом Никита Сергеевич о председателе забыл, других дел выше крыши...
  

***

  
   Суета вокруг Никиты Сергеевича и спускаемого аппарата так бы и продолжала бы упиваться своей бестолковостью, но не тут то было! Приземлился четвёртый вертолёт, а из него выскочили киношники, которые, как известно, пострашнее самых лютых хищников будут. Они быстро навели на месте приземления нужный им порядок. Все, кроме киношников, перестали суетиться и можно сказать застыли в ожидании ихних распоряжений. Для истории, а как же, просто необходимо было всё заснять на киноплёнку а эти бестолочи всё вокруг истоптали, картинка не та получится.
   Начали исправлять. Киношные помощники согнали всех космических специалистов и неспециалистов в одну кучу и попытались придать ржи первозданный вид. Кое-что у них получилось, но в основном не получилось конечно, космодромовские хорошо постарались. Режиссёр, видимо что-то придумав, типа комбинированных съёмок, дал отмашку, чтобы киношники перестали издеваться над полем и объяснил присутствующим, как и что надо сделать, чтобы на экране всё выглядело мало того, что естественно, но и торжественно.
   Никиту Сергеевича часто снимали для всяких разных фильмов, как протокольных, так и нет, поэтому он привык к кинокамерам. Правда снимали его в жанре кина документального, никто ему не указывал: где стать, куда идти и как руками жестикулировать. А тут надо было немного киноактёром побыть.
   Замысел кинорежиссёра был наивен и прост как все гениальное. Единственное, о чём он сожалел так это о том, что не смог заснять сам момент приземления, без него не так колоритно получалось. Правда была надежда что-нибудь этакое придумать, а пока надо было быстренько снимать, покуда солнце не ушло, и натура не поблекла.
   Никита Сергеевич особо не возмущался, так бурчал про себя, что, мол, хоть опять в космос лети, не дают покоя. Он забрался в спускаемый аппарат, космодромовские закрыли люк и отошли назад, ну чтобы в кадре не мельтешить. Прозвучала команда: "Мотор"! Сначала засняли сам спускаемый аппарат. Потом, перед этим часть космодромовских опять затолкали в вертолёт и заставили лётчика взлететь, засняли посадку вертолёта и как из него выгружаются встречающие. После этого они все бегут к спускаемому аппарату, открывают его и извлекают на свет Божий Никиту Сергеевича.
   На этом, собственно говоря и всё, съёмки закончились. К всеобщей радости обошлись без дублей, с первого захода. Прозвучало: "Снято! Всем спасибо!", кино было готово, заметьте, историческое кино.
   Не знаю кто как, а я бы, просматривая этот фильм, в силу своего мерозапакостного характера спросил бы, правда неизвестно кого: "А как, простите, конечно, киношники определили место приземления Никиты Сергеевича и умудрились оказаться там самыми первыми, а? Или опять, дурят нашего брата?"
   Кино было снято, теперь наступал черед "артиллерии" другого калибра, но тоже без сомнения тяжёлого, а за ним и другие "калибры" должны были "заговорить" и заговорили. И понеслась...
  

Глава IV

  

К КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ И НАРОДАМ

СОВЕТСКОГО СОЮЗА!

К НАРОДАМ И ПРАВИТЕЛЬСТВАМ ВСЕХ СТРАН!

КО ВСЕМУ ПРОГРЕССИВНОМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ!

Обращение Центрального Комитета КПСС,

Президиума Верховного Совета СССР

и правительства Советского Союза

Свершилось великое событие!

Впервые в истории человек осуществил полет в космос!

17 июля 1960 года

в 8 часов 19 минут по московскому времени,

космический корабль-спутник "Заря" с человеком на борту

поднялся в космос, и совершив три витка вокруг земного шара,

благополучно вернулся на священную землю нашей Родины -

Страны Советов!

Первый человек, проникший в космос - советский человек -

гражданин Союза Советских Социалистических Республик,

Первый Секретарь Президиума Центрального

Комитета Коммунистической Партии Советского Союза,

Никита Сергеевич Хрущёв!

Это - беспримерная победа человека

над силами природы,

величайшее завоевание науки и техники,

торжество человеческого разума.

Положено начало полётам человека

в космическое пространство.

В подвиге, который войдёт в века,

воплощены гений советского народа,

могучая сила социализма.

С чувством большой радости и законной гордости

Центральный Комитет Коммунистической партии,

Президиум Верховного Совета СССР

и Советское правительство отмечают,

что новую эру в прогрессивном развитии человечества

открыла наша страна - страна победившего социализма!

Честь и слава рабочему классу,

советскому крестьянству, советской интеллигенции,

всему советскому народу!

Честь и слава советским учёным, инженерам и техникам -

создателям космического корабля!

Честь и слава первому космонавту - Первому Секретарю

Президиума Центрального Комитета Коммунистической

Партии Советского Союза

товарищу Хрущёву Никите Сергеевичу!

Нам, советским людям, строящим коммунизм,

выпала великая честь первыми проникнуть в космос.

Победы в освоении космоса мы считаем

не только достижением нашего народа,

но и всего человечества.

  
   Нетрудно догадаться, в честь чего и кого все это, Никита Сергеевич из космоса прилетел!
   Кстати, как хранили государственную тайну колхозные механики, узнать не удалось, да и неинтересно это, потому что предсказуемо.
   Участковый - слуга Первому Секретарю, отец, ну если не солдатам, так задержанным за мелкие правонарушения, тайну хранить умел и хранил как мог. А вот председатель получилось так, что сам себе накаркал.
   Зря он надеялся на невнимание к своей особе и персоне. Начальство конечно же, внимание обратило, но обратило с тем, чтобы поскорее дать всё, что он, председатель, попросит для своего колхоза и поскорее отрапортовать наверх, мол, всё выполнено, в лучшем виде.
   У начальства ум хоть и длинный, разумеется запомнят этот выкрутас, зато действия короткие, галочку поставили и забыли.
   Беда, ну не беда в чистом виде, но что-то типа этого, пришла с другой стороны - в колхозе появились корреспонденты с журналистами и замучили председателя похлеще самого высокого и вредного начальства. У корреспондентов и журналистов у них, в отличии от начальства, всё наоборот - действия длинные, а ум короткий.
   Если у начальства совести, как известно, нет, то у корреспондентов её нет ещё больше. Своими дурацкими вопросами корреспонденты эти, на пару с журналистами, вытянули из председателя не только все жилы, но и вообще всё что только можно было вытянуть, и всё им было мало. Оно и понятно, корреспондентов и журналистов много, а председатель один.
   На своё счастье, не иначе как во спасение себя, председатель неожиданно вспомнил приказ неизвестного начальства, полученный им сотоварищи на месте приземления космического аппарата - напиться до беспамятства и так далее... Приказы на то и приказы, их надо выполнять, что председатель и поспешил сделать - напился до чёртиков, всех, вместе взятых.
   Правда, оказалось что выполнением приказа он нисколько не расстроил телерадио-газетный люд. Люд этот тут же переключился на других жителей деревни, и в первую очередь на участкового, так что теперь ему предстояло решить для себя, выполнять приказ или нет...
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Но теперь нужна была совсем другая война. Эдемийские учёные после скрупулёзного анализа образования, взлёта и падения как Египта, так и Греции, приступили к выработке концепции ведения военных действий нового типа.
   Предстояло определить и чётко обозначить задачи, которые необходимо решить в ходе военных действий. Захват территорий, населённых дикими племенами с последующим их присоединением к Римскому государству и с порабощением туземного населения был безусловно актуален, но предстояло сделать большее.
   Мало того, чтобы завоевать и поработить, самое главное надо было удержать завоёванные земли, да так чтобы они стали неотъемлемой частью Римского государства и сами не захотели бы от него отделяться. Нужна была такая концепция, которая как раз и позволила бы осуществить это.
   Решили не торопиться. Разумеется, мелкие войны вести было необходимо, но необходимо лишь для того, чтобы повышать профессиональный уровень созданной армии. Эдемийские военные инструкторы много делали, и ещё больше им предстояло сделать, но как известно теория без практики ничего не стоит, поэтому приходилось воевать.
   Тем временем помимо военной доктрины разрабатывалась и сразу же претворялась в жизнь государственная доктрина Римского государства. Согласно этой доктрине знатное происхождение гражданина отходило на второй план. Первичными, а значит наиболее ценимыми становились дела, направленные на укрепление государства.
   Было провозглашено, что каждый, вне зависимости от происхождения, может занять в государстве любую должность, вплоть до самой высшей. Человека будут оценивать не по знатности его рода и не по его материальному положению, а исключительно по его способностям.
   Такое заявление было воспринято населением, как Рима, так и всего государства, с восторгом. Начался процесс бурного развития гражданского общества, основанный на личной конкуренции граждан между собой.
   Как известно, в споре рождается истина, а конкуренция, это тот же спор, только спор не на словах, а на деле.
  

***

  
   - Что будем делать?! Что будем делать?! - президент КОШЭ кричал, правда, кричал почему-то шёпотом. - Что будем делать?!
   Перед ним лежали два листа бумаги с обращением ЦК, и еже с ними, ко всему прогрессивному человечеству. На одном листе текст был на кошистском языке, а на другом на ихнем, диком. Но это было без разницы, на каком. Что тот, что другой листики сейчас представляли из себя для президента некую помесь гремучей змеи и атомной бомбы.
   - Что будем делать?! - опять то ли прокричал, то ли прошептал президент, то ли обратился к присутствующим.
   Присутствовали, разумеется, всё те же лица те, кто выставку проводить придумали и не только её. Они много чего придумывали, а потом воплощали в жизнь, и не только по отношению к Дикой Империи, но и ко всем другим государствам тоже.
   Это был президентский совет президента, причём совет неофициальный, а потому самый действенный. Этакое - президент сотоварищи, вернее, соджентльмены.
   - Поздравлять, - сказал цыганистого вида мужик.- язык не поворачивается...
   - Надо, - зачадил своей сигарой мужчино-самовар. - надо поздравить, но тут же запустить дезу...
   - Какую дезу? - подняв голову спросил президент. До этого он сидел уставясь то ли на текст с обращением на двух языках, то ли просто и тупо в стол.- Говори.
   - Точно не знаю. - казалось, что мужично-самовара не могла смутить и уж тем более расстроить никакая, даже самая плохая новость. - Ну, например, сразу после поздравления пусть официальный представитель МИДа выступит перед журналистами и скажет, что по имеющимся у него данным во время якобы космического полёта Никита находился с официальным визитом в столице Антарктиды.
   - Ты что, совсем что ли?! - у лысого, похожего на спортсмена мужчины даже лысина вспотела от услышанного.
   - Ещё не совсем, и не скоро буду совсем, как ты говоришь. - как ни в чём ни бывало ответил мужчино-самовар. - Всё очень просто! Разумеется, визит в столицу Антарктиды - чушь несусветная, но! - здесь мужчино-самовар сделал многозначительную паузу. - Но дело в том, что человек так устроен, что обращает внимание на последнее. Поэтому, сначала прозвучат наши поздравления, а потом информация про визит Никиты в столицу Антарктиды.
   Обсуждать и задавать вопросы будут насчёт этого визита. Надо будет побольше туману туда напустить, а то что Никита самолично в космос слетал и то, как мы могли такое допустить и так отстать от дикарей, отойдёт на второй план. Опять же, представитель нашего МИДа дурак редкостный, тем и замечателен. Ни у одного, даже самого гениального актёра не получится так откровенно и с такими честными глазами на весь мир говорить откровенную чушь.
   - Но ведь он официальный представитель! - цыганистого вида мужик попытался то ли опровергнуть, то ли понять чего на самом деле добивается мужчино-самовар.
   - Ну и что?! Цирк, да и театр, тоже заведения серьёзные и не смешные, потому над ними никто и не смеётся. Всегда смеются над клоуном, над конкретным человеком. Это проще и приятнее, сам себе дураком не кажешься. Понятно, о чём я?
   Присутствующие, каждый на свой лад, согласились с мужчино-самоваром. Придумано хитро, хоть и слегка топорно, но делать нечего, глядишь, проглотят.
   Это надо было лишь для того, чтобы сбить первую и саму большую волну критики и насмешек в адрес КОШЭ по поводу их, теперь уже полнейшего отставания от Дикой Империи в освоении космоса.
   Правда критиковать особо было некому, большинство стран перед КОШЭ книксены с реверансами делает и в любви с дружбой клянётся, и при этом преданно в глаза заглядывает. Найдутся конечно те, кому любой скандал как манна небесная.
   Да и перед друзьями преданными марку тоже надо держать, а то ещё, чего доброго, задумываться начнут и в сторону Дикой Империи поглядывать, а этого допустить было никак нельзя. Почему нельзя? А потому что нельзя, и всё тут!
   - Решаем так! - кажется, президент пришёл в себя и перестал шептать, а может быть молиться. - Поздравляем! После запускаем дезу насчёт Антарктиды. Что дальше?
   - Может быть открытие ихней выставки попридержать? - предложил Сэм. - Направить к ним какую-нибудь комиссию, самую невинную. А они обязательно что-то найдут, даже инструктировать не надо.
   - Ни в коем случае! - взвился мужчино-самовар. - Ни в коем случае нельзя этого делать! Более того, тебе, Дэн, - обратился он к президенту. - желательно посетить выставку, а газетчики с телевизионщиками пусть это распишут, покажут, как следует, они знают как это делается. И никакого космического полёта! Как будто его вообще не было! Если будут спрашивать, отвечать односложно, мол, мы рады, поздравляем и так далее.
   - Хорошо, договорились. - подытожил президент. - Завтра же поеду на эту выставку, будь она неладна! Знаете джентльмены, у меня такое ощущение, что над нами нависла большая, очень большая задница, которая очень хочет присесть. И кажется мне, что она присядет, и присядет прямо на нас.
   "Если и присядет, - не то чтобы злорадно, но и не с тревогой, подумал мужчино-самовар. - то на тебя присядет, мы выскочить успеем. Во всяком случае, я точно успею. - хитрый, зараза, хоть и маленький и толстый, да и подлый оказывается. Одним словом - настоящий кошист!"
  

***

  
   На следующий день президент отправился осматривать на выставку. Понятно, президент КОШЭ, это вам не Фёдор с Валентиной и даже не Иван Степанович - уровень другой, ну и внимание другое разумеется.
   Решено было сделать это без "гармошки на всю деревню" (Интересно, а как у них это называется, и есть ли вообще?), не громко, но и не тихо. Корреспондентов и киношников с собой взяли совсем чуть-чуть и самых проверенных и преданных, так что визит президента КОШЭ на выставку был обставлен и прошёл тихо, мирно, с претензией на девичью застенчивость. Да и незачем было во все трубы трубить, дикарям этим рекламу делать. Пусть скажут спасибо, что их вообще в страну пустили.
   А в это время страна, в смысле КОШЭ, в смысле, её население, вело себя как-то странно. Правда, странным их поведение можно было назвать, если смотреть на них из-за границы, но чем дальше находишься от ихней границы, тем менее странным это поведение казалось.
   Правда соседи, что с севера, что с юга, заметили, не так что-то у соседушки. Это как в той же коммуналке. Хоть толком и не знаешь, что у соседа творится, но бубнёж за стенкой все равно слышно.
   Так и с КОШЭ. Что-то там происходило, а что, пока было непонятно. А происходило, да в общем-то ничего страшного не происходило, если не считать того, что эдемийцы перестали пить кома-сому.
   Если коротенько, без издевательств над ними, беднягами (Итак, вон сколько написал, и ещё, писать и писать. Хорошо хоть оконцовка просматривается, а то уже начал было опасаться, что так и буду писать, до бесконечности), то кома-сому, можно сравнить с рассолом или квасом, когда с похмелья.
   Но если в случае с квасом и рассолом происходит постановка загулявшего вчера мужика в естественное положение, то есть: голова сверху, ноги снизу, то в случае с кома-сомой, как раз всё наоборот.
   Изначально, я где-то выше уже писал об этом, она была задумана как лекарство и подмешивали в неё ни много, ни мало, а кокаин. Но лекарство, оно и есть лекарство. Говорят, змеиным ядом мажутся и пчёл на себя добровольно сажают, чтобы укусили, а больному после их укусов полегчало. Так было и с кома-сомой, но только в самом начале.
   Кокаин довольно-таки быстро заменили на что-то другое, но заменили не потому чтобы народ окончательно с ума не сошёл и в наркоманов не превратился, как раз это обладателей кома-сомы меньше всего заботило. Просто-напросто кокаин, он дорогой очень, никаких денег не напасешься, вот и заменили его - одну гадость заменили другой. Говорят, рецепт этой "гадости" в мире знает всего три человека, интересно, с чего бы это?
   Уникальные свойства кома-сомы известны давно. Например, она очень хорошо подходит для того, чтобы "прикипевшие" гайки можно было открутить. Полил кома-сомой, подождал чуть-чуть, и спокойненько откручивай. А пока ждёшь, когда откиснет, эту же кома-сому и попить можно, или допить, не выливать же!
   Ничего не скажешь, хорошее качество у напитка и что самое главное, очень полезное. А теперь о самом главном её качестве.
   Ладно, пусть не все, но кто-то знает, что кома-сома очень хорошо ржавую накипь разъедает, а все равно пьёт, хоть прекрасно представляет, что она в его желудке вытворяет. Чего уж тут говорить о тех, кто не знает! Вот это и есть основное качество кома-сомы, её основная прелесть, если можно так сказать.
   Неизвестно, изначально так было задумано или оно само собой так получилось, но получилось просто шикарно.
   Получилось, что кома-сома обладает качествами прямо противоположными тем же квасу и рассолу. Если вторые, повторюсь, ставят человека так, чтобы голова была сверху, а ноги снизу, то есть, нормальное и естественное положение, то кома-сома делает все с точностью наоборот - ставит человека так, чтобы голова была снизу, а ноги сверху. Самое интересное, умудряется это делать так, что человек при этом чувствует себя вполне комфортно и не возмущается. Интересно, а как он в таком состоянии эту же кома-сому пьёт, вытекать же должна, или её в него под напором закачивают?
   Разумеется это, можно сказать, образное сравнение. Если же прямо и начистоту, получается, что рассол с квасом мозги человеку проясняют и опять делают его человеком, а кома-сома мозги наоборот запорашивает и превращает человека неизвестно в кого.
   Конечно не то, чтобы вообще ничего не соображал и каждый раз слово "вход" начинал расшифровывать, вот этого как раз и не требовалось. Кома-сома, при регулярном её употреблении (ладно, плевать на желудок с кишками), делала человека весёлым, улыбчивым и всем довольным.
   Он как бы находился в состоянии постоянной эйфории, а все газеты, радио и телевизоры изо всех сил стараются поддержать в нем уверенность в том, что он самый лучший, потому что живёт в самой лучшей и самой богатой стране. А для того, чтобы соответствовать такой богатой стране по максимуму, надо самому стремиться стать богатым.
   Правда, богатство это декларировалось не как величина банковского счета, а гораздо проще, как количество, без сомнения, нужных и красивых вещей, которыми он должен обладать. Вот тогда он и станет богатым и будет соответствовать богатой стране, в которой ему посчастливилось родиться.
   Путь к достижению такого богатства просматривался только один - работать и работать как можно больше. В том, чтобы работать больше, в смысле лучше, не ничего плохого, наоборот. Вот только в КОШЭ из этого получился замкнутый круг: эдемийцы работают, производят с каждым днём все больше товаров и всё только затем, чтобы все эти товары потом для себя же и купить.
   Плюс ко всему с утра до ночи эдемийцам талдычили, и продолжают талдычить, об их исключительности, как по происхождению, так и по количеству добра, которым они обладают, и будут обладать.
   Давно известно, если человеку каждый день напоминать что он трамвай, то очень скоро он задзинькает и рельсы себе потребует. А рельсы, вот они, пожалуйста, только что о них написал.
   Разумеется, не только в КОШЭ такое происходило, происходит и будет происходить, но ни в одном государстве такое не происходит благодаря кома-соме. Вернее будет сказать, что ни в одном из государств кома-сома не является самым главным "распохмелятором", если можно так сказать.
  

Глава V

  
   Так вот, случилось почти страшное, эдемийцы перестали пить кома-сому. Уж не знаю за что на них такое несчастье свалилось, но факт остаётся фактом.
   Помните, когда задумали в Дикой Империи провести выставку, то затеяли всё это лишь для того, чтобы народ там кома-сомой напоить до отвала! Сейчас поймёте для чего... Для этого все заводы на реконструкцию закрыли. А чтобы эдемийцы не успели соскучиться по кома-соме, а вернее будет сказать, не успели очухаться, наделали её много, впрок.
   Так вот, уж даже и не знаю как такое могло случиться, за это к трём годам ежедневного расстрела приговаривать надо, только прокисла вся припасённая кома-сома, как молоко прокисает, только ещё хуже.
   Кто его знает, чего они туда не доложили или переложили, только стала кома-сома к употреблению абсолютно непригодной. Ладно, если бы забродила, перегнал, и лучше не придумаешь! Так нет, превратилась вообще во что-то вонючее, и цвет поменяла с чёрного на серый.
   Разумеется эдемицйы пить такое отказались, никакая реклама не помогала. Но это так, цветочки. Отказавшись от испорченной кома-сомы всему населению КОШЭ пришлось какое-то время жить без неё вообще! Разумеется, производство наладили очень быстро, из-за границы привозить начали, но!
   Но, народ начал отказываться пить кома-сому по новой. Кто говорил что, мол, боятся, вдруг и эта тоже прокисшая, но были и другие мнения. Одно из этих мнений, самое крамольное, посмело заявить, что покуда народ обходился без кома-сомы, "лапша" и вс` такое прочее, щедро навешанное на уши эдемийцев, поприсохла и начала сама-собой с ушей опадать а новая благодаря отсутствию кома-сомы на ушах почему-то не приживалась.
   Иными словами, начали эдемийцы, к неудовольствию, а то и к ужасу кошистов, переходить в другое состояние в котором: голова сверху, а ноги снизу. Разумеется, власти пытались сделать всё, чтобы вернуть народ в более удобное для властей положение, головой вниз, но пока что получалось плохо, а вернее будет сказать - вообще не получалось.
   Среднестатистический эдемиец, ну если взять население страны и запихать в одного человека, сейчас находился в состоянии шаткого не то чтобы равновесия, ну что-то типа этого...
   Это как, стоит мужик в магазине, смотрит на прилавок и думает: "Купить бутылку или не купить"? Нет, неудачный пример. Разумеется, мужик бутылку купит. Иногда даже когда жена рядом, и ребра наружу вынимает, всё равно купит.
   Здесь все несколько по-другому. Среднестатистический эдемиец как бы задумался и решал для себя: оставаться дураком по прежнему или ну её, приблизительно так. Для эдемийцев плохо, а для кошистов хорошо было то, что простому человеку не с чем и не с кем сравнить. Да и как тут сравнишь, если вокруг все такие?
   Ну представьте, предположим, все сошли с ума и начали одевать штаны задом наперёд и носить так. Поначалу конечно кто-то ещё сомневался, а по прошествии лет все привыкли и штаны задом наперёд стали восприниматься как единственно возможный вариант их ношения, а все остальные варианты, не иначе как извращение. Вот и здесь так.
   Так что, застыла страна, большая страна, потому что не знала, что ей дальше делать. Получается, (Ей Богу, само собой получилось, не подгонял), что собрался эдемиец штаны по новой одеть и задумался, как их одевать, так или этак?
  

***

  
   А тут, как раз, выставка эта, как будто специально. И сделать ничего не сделаешь, сами предложили. Если отменять, то и свою, у них, отменять придётся. А ещё Никита в космос попёрся, кто его просил, спрашивается?!
   Вот и получается: народ без кома-сомы в полуобморочном состоянии, того и гляди очухается. Кома-сому надо срочно чем-то заменять, а заменять-то и нечем. И выставка эта с космонавтом-Никитой как назло. Придётся терпеть как выставку эту, так и Никиту-космонавта и улыбаться, улыбаться, улыбаться, потому что фотографируют...
   Невесёлые мысли блуждали в голове президента, когда он ехал на выставку. Приехал, встретили, всё честь по чести. Поулыбались, руки друг другу пожали, пофотографировались, и пошли выставку осматривать.
   И вот оно, оказывается, где счастье лежит, тебя дожидается! Президент, мужчина улыбаться привычный, но это в силу служебного положения и не более того. А тут начал улыбаться и даже шутить не потому, что протокол этого требует, а потому что уж больно выставка ему понравилась.
   Вот только понравилось ему то, что хотели показать не так, как хотели те, кто показывал, а наоборот. Осматривая выставку президент обратил внимание, что выставляющая сторона делает основной упор на культуру и народные традиции народов Дикую Империю населяющих, и что много внимания уделяется промышленности и сельскому хозяйству.
   Насчёт культуры, так в КОШЭ очень много делается для того, чтобы население страны считало свою культуру культурой единственно правильной и единственной вообще, а всё остальное воспринимало как проявления дикости и бескультурья и никак не иначе.
   Насчёт народных традиций, так это вообще что-то непонятное. Какие такие народы могут быть народами, если их всего по сто-двести человек в каждом? Опять же, тот же среднестатистический гражданин КОШЭ, не без помощи государства, разумеется уверен, что Африка и Австралия, это одно и тоже, только на разных языках, потому и звучит по разному.
   А того, чему в КОШЭ уделяется огромное внимание, а именно, сытой и комфортной жизни простого человека, на выставке как раз и не представлено. Конечно, есть кое-что, но смотрится до того убого, что так и хочется устроителей выставки расцеловать.
   "Значит, надо дать выставке побольше рекламы. - улыбаясь, а заодно и осматривая выставку думал президент. - Пусть эдемийцы посмотрят и увидят, как им повезло, что они граждане КОШЭ и что живут в самой великой и богатой стране, а не в Дикой Империи, не в её нищете и дикости. Под это дело и Никиту-космонавта можно будет обыграть так, что получится: не в космос он летал, а с дуру со второго этажа спрыгнул".
   Довольный, потому что счастливый, президент осмотрел выставку до конца и уехал, не иначе как продолжать делать высокую политику ещё выше.
   Правда, не всё он осмотрел и посмотрел, попробовал. Сами понимаете, человек занятой, дел много. Ну да ничего, простой народ за него досмотрит, попробует, а за одно и выставку осмотрит...
  

***

  
   Только вот не надо пожалуйста думать, что я всё это специально придумываю для того, чтобы КОШЭ и кошистов кромешными дураками выставить! А может быть я им сочувствую и более того, на их стороне! Откуда вы знаете?! Кстати, у меня даже полотенце махровое в виде ихнего флага было, правда, делось куда-то, не помню куда...
   Я всего лишь пересказываю то, что услышал и от себя ничего не придумываю. Историческая правда она, знаете ли, штука серьёзная и не очень весёлая.
   Так вот, руководству Советского Союза тоже пришлось посетить выставку до её официального открытия. Ничего не поделаешь, высокая политика и дипломатия, чтоб им всем, вместе взятым...
   Поскольку выставку советскую посетил сам президент КОШЭ, ответ должен быть адекватным и симметричным. Но как назло Никита Сергеевич сначала где-то в космосе запропастился, правда ненадолго, а потом попал в руки врачей. Поэтому пришлось ехать на выставку другому члену Президиума ЦК, тому кого Никита Сергеевич на время полёта вместо себя главным оставил. И вот теперь этому, временно главному, надо было в обязательном порядке поехать и посмотреть выставку КОШЭ в СССР.
   "И угораздило же его самому поехать! - думал о президенте временно главный по дороге на выставку.- Неужели кого помельче не нашлось? Теперь вот часа два, как минимум, потеряю, плюс дорога".
   А Никита Сергеевич не то чтобы специально схитрил, ну чтобы на выставку не ехать, нет, всё совсем по-другому. После того, как он вернулся из космоса, то первым делом попал в руки врачей. Это потом уже были конструкторы и не конструкторы, главные и обыкновенные. Перво-наперво - врачи.
   Оно и понятно, человек первый раз слетал в космос и как это отразилось на состоянии его организма надо было непременно узнать. Необходимо было провести тщательное обследование, а после этого не менее тщательное исследование результатов обследования, а это всё времени требует. Кроме того, Никита Сергеевич, мужик хоть и крепкий, но уже немолодой, а это тоже нельзя со счетов сбрасывать. Да и Первый Секретарь ЦК и вообще глава государства, так что, сами понимаете.
   И даже не в этом дело. Всем известно, что врачи - народ очень вредный. К ним только попади. Ну, например, пришёл на приём к доктору, прыщ на носу вскочил, зелёнкой надо помазать:
   - Здравствуйте, доктор. Вот у меня, на носу... Помажьте пожалуйста зелёнкой, а то некрасиво.
   А он в ответ:
   - Ну-с, давайте посмотрим. - Да как начнёт смотреть, что не рад и окажешься! Всего обслушает, обстукает, кучу других болячек найдёт от которых оказывается жить тебе осталось не дольше, чем до пятницы.
   Хорошо если посчастливится ноги унести, целым. А то, вмиг окажешься в палате, а это вообще чуть ли не кошмар. Выбраться оттуда, по мнению больного, здоровым, практически невозможно. Повезёт, если не отрежут ничего.
   Поэтому и старается дикий народ посещать докторов или когда уже еле ковыляет, или когда на "скорой" привезут. Кстати, вариант "на скорой" предпочтительнее, на автобус или на такси тратиться не надо.
   Вся эта правда-матка к тому, что Никита Сергеевич помимо руководителя этой страны был ещё и её гражданином и родился в этой стране, поэтому своим отношением к докторам от простых граждан ни чем не отличался. Так что, когда он попал к врачам, то попал к ним надолго. А чтобы всё и сразу, раз уж так повезло, значит надо его обследовать-исследовать, болячки подлечить, но так чтобы Никита Сергеевич ничего не заподозрил, а то ругаться будет.
   А на выставке происходило всё тоже самое, что и там, за океаном. Приехал высокий посетитель, встретили, поулыбались, руки пожали, ну и так далее. Сама по себе выставка временно исполняющего обязанности ни чем особенно не впечатлила. Оно и понятно - показуха она и есть показуха. ВРИО прекрасно был осведомлён о том, что там у них происходит на самом деле. Поэтому осматривал, задавал вопросы и высказывал своё мнение исключительно для галочки, хоть и высокополитической.
   А вот когда его привели в павильон посвящённый закону, согласно которому жена имеет полное право пьяного мужа домой не пускать, в голове высокого гостя замигала красная лампочка, завыла сирена и металлический голос начал повторять: "Тревога! Тревога! Тревога!" Но делать было нечего, уже всё готово и если начать сворачивать хотя бы один павильон, то всё коту под хвост, а вслед за этим политические сложности начнутся, это уж как пить дать.
   "Ибо не ведают что творят...- подумал высокий гость.- Сами эту кашу у себя там, в КОШЭ, заварили, - высокий гость даже усмехнулся от внезапного каламбура.- да ещё и к нам припёрли. А здесь последствия могут быть самыми непредсказуемыми. У нас народ привык подчиняться законам исключительно из-под палки, так что, вам же хуже, ребята".
   А для встречавшей и сопровождавшей публики официальные впечатления ни чем не отличались от впечатлений о других павильонах и реконструкциях, так что, всё нормально.
   Единственное, что очень понравилось высокому гостю, так это ковбойши, которые гидши. Сделано было высший класс! Но, как в басне: "Видит око, да зуб неймёт...", посмотрел, глазами поблестел, ну и так далее..., на этом и всё, руками-то не схватишь! Поблагодарил и отбыл восвояси, а точнее, на своё рабочее место.
   Да, как говорится, вкусное на третье. ВРИО Никиты Сергеевича был назначен как раз тот симпатичный мужчина среднего возраста, который про этот кошистский пьяно-трезвый закон на заседании Президиума ЦК рассказал, и который женщин любил очень. Он-то на выставку и приезжал.
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Эдемийские учёные назвали Римское государство везучим и вот почему. Для того, чтобы утвердиться в регионе как государство номер один и впоследствии стать таковым в масштабах Дикого мира, Риму была необходима большая и победоносная война, которая не заставила себя долго ждать.
   Дело в том, что во время расцвета Древнего Египта на восточном побережье Средиземного моря (здесь и далее используются современные географические названия) образовалось нечто напоминающее государство, объединившее в себе несколько диких племён, которые занимались морским разбоем, выдавая его за морскую торговлю.
   Пираты этого псевдогосударства постоянно совершали набеги на побережье Древнего Египта, а также перехватывали в море корабли египтян, грабили их, а экипажи, или отпускали за солидный выкуп, или продавали в рабство.
   Такое поведение ещё более диких, чем египтяне, народов приносило Древнему Египту большие убытки, поэтому однажды пиратское псведогосударство было разгромлено и после этого прекратило своё существование.
   Однако некоторым из них всё-таки удалось избежать справедливой кары египтян и, попросту сбежать. Сбежавшие не успокоились. Они основали новое государство на юго-западном побережье Средиземного моря неподалёку от Гибралтарского пролива и назвали его по имени их главного города, а на самом деле стойбища, Карфаген.
   Стоит сказать, что со времени образования Карфагена род деятельности его жителей нисколько не изменился, карфагенцы, так они себя называли, продолжали грабить и пиратствовать. В своё время они чинили много препятствий колонизации новых земель древним грекам, но грекам, в основном подкупом или богатыми дарами, удавалось договариваться и ладить с ними.
   Сам же Карфаген в то время был не уничтожен только потому, что, в первую очередь всё внимание как эдемийских учёных, так и эдемийских военных было обращено на племена восточных дикарей, а сами древние греки, без поддержки со стороны эдемийцев, предпочитали откупаться.
   С образованием Римского государства Карфаген активизировал свои действия и поскольку все взоры молодого государства были устремлены на север и на северо-восток, то есть, на сушу, корабли карфагенцев безраздельно хозяйничали в акватории Средиземного моря, продолжая грабить как торговые суда, так и прибрежные поселения.
   Может быть как и в случае с Древней Грецией, если бы карфагенцы вели себя менее агрессивно, а римляне были бы мене решительными и предпочли бы, как и греки, откупаться от карфагенцев, Римское государство, как империя, могло бы не состояться.
   Но в отличии от греков римляне не захотели мириться с таким положением вещей. Во время очередного набега на поселения юга Римского государства карфагенцы были не то чтобы наголову разбиты, они были уничтожены! Спастись удалось лишь горстке пиратов.
   Это поражение и послужило поводом для Карфагена развязать большую войну против Римского государства. Огромное войско карфагенцев переправилось через Гибралтарский пролив и пройдя территорию Испании, южной Франции, преодолев Альпы, вторглось на территорию Римского государства.
   Стоит обратить внимание на тот факт, что как и дикие индейцы, карфагенцы для ведения боевых действий тоже приспособили слонов. Вот только во время труднейшего перехода их армии к границам Римского государства большинство из слонов погибло. Этот факт лишний раз подтвердил, что нет предела жестокости, если в основе её лежит дикость.
   Войска карфагенцев были встречены вооружёнными силами Римского государства и наголову разбиты. Здесь-то в полной и мере сказалась выучка солдат и офицеров Римского государства под руководством эдемийских военных и основанная по эдемийской науке. Победа над карфагенцами вызвала небывалый патриотический подъем среди граждан Римского государства. Был провозглашён лозунг: Карфаген должен быть уничтожен!
   Поскольку Римское государство не являлось тоталитарным и каждый из его граждан обладал правом равного голоса, был проведён референдум относительно дальнейших боевых действий против Карфагена.
   Лозунг "Карфаген должен быть уничтожен!" победил, а значит судьба его была решена.
   Чтобы не повторять ошибок карфагенцев и не изматывать войска длительным и трудным переходом, был снаряжён римский флот, который и отплыл к берегам Карфагена.
   Римские войска, высадившись на территорию Карфагена, в короткое время разбили оставшиеся сухопутные войска карфагенцев, которые, в отличии от римских войск не могли похвастаться ни высокой выучкой, ни дисциплиной.
   На море произошло тоже самое - пиратский флот Карфагена был частично сожжён, а частично захвачен. Сам город Карфаген был взят в осаду, через месяц пал и был полностью разрушен. Пиратское псевдогосударство Карфаген прекратило своё существование.
   С этого момента единственным сильным государством в акватории Средиземного моря стало Римское государство, в скором времени превратившееся в Римскую Империю.
  

Глава VI

  
   От автора: Трудно мне будет, в смысле, пересказывать трудно, потому что не иначе как дьявол вырвался на свободу и начал одаривать мелочами на которые он великий мастер, направо и налево, что тех, что тех...
   Но ничего не поделаешь, описывать, а вернее, пересказывать, всё равно надо и придётся. Единственное, что меня смущает - получится коряво.
   Дело в том, что события эти происходили в одно и тоже время, только на значительном удалении друг от друга. Пересказать их всех вместе и сразу не получается, думал уже, поэтому придётся по частям, ничего не поделаешь.
   Ладно, поныл немного, пожаловался, теперь писать надо. Поехали...
  

***

  
   В Советском Союзе рекламы, как таковой, в классическом её понимании не существовало. Да и не нужна она была, народ и так прекрасно был осведомлён: что, где, когда, по сколько штук или кг в руки, и почём.
   Так что выставку КОШЭ в Советском Союзе особо никто и не рекламировал. Все и без рекламы знали, когда и во сколько, в смысле, пускать начнут. Очередь выстроилась предлиннющая. Известная на всю страну очередь в сравнении с ней выглядела как струя воды из-под крана, в сравнении с Волгой-матушкой, рекой. Почему так, трудно сказать. Причин тому разумеется много, но мне видятся две, на мой взгляд основные: первая - природное любопытство, да ещё к чужой жизни, да ещё из-за океана. И вторая - не очень-то были граждане Советского Союза избалованы подробностями из жизни там, за границей, а тут такое! Впрочем, это опять любопытство. Опять замочная скважина без замочной скважины.
   День был воскресным, поэтому неудивительно что народу пришлом много. А может быть наоборот, немного. Вот если бы всё это происходило зимой, тогда да, потому что тогда деваться некуда.
   Некуда деваться не в смысле пойти некуда, а в смысле - зимой купаться холодновато. Загорать конечно можно, но почему-то никто не загорает. Опять же, на дачах снегу по самое это самое. Так что если бы выставка проходила зимой, то даже и не знаю что бы и было. А так, очередь как очередь, ну и что, что большая?! Зато поговорить всласть можно, всё равно больше заняться нечем.
   Теперь про очередь. Очередь на выставку состояла преимущественно из людей семейных, то есть: жена, позади мужа, но фактически впереди, и дети, они сразу и везде. Были конечно и по одиночке кто, а также студенты, но в основном со студентками. Чтобы всех не перечислять, посмотрите кто по улицам ходит и представьте, что все они собрались в одну кучу и куча эта приняла форму ленты, ну или дороги. Приблизительно так. Было конечно одно отличие - семейных пар было очень много, столько по улицам за раз не встретишь. Но тут, думаю, ясно кто постарался.
   Ведь мужик, он куда идёт сам и по доброй воле? На рыбалку идёт, в гараж, во двор, в домино играть и, разумеется пиво пить, причём идёт по такой доброй воле, что иногда через скандалы продираться приходится.
   Чтобы пойти куда-то где всё чистенько и культурно, и где народу много, где жена его может показать себя во всей красе и, хоть и мысленно, но посмеяться над отсутствием вкуса и всего такого у других жён и не жён, так этого днём с огнём не сыщешь! А что женщине делать-то, если показать себя обязательно надо?! Не на рыбалку же или в гараж новое платье одевать?
   Есть конечно неплохой вариант, это нарядиться во всё самое новое и модное, накраситься, причёску сделать такую, чтобы мужики сразу замертво падали и выйти во двор дома в котором живёшь. А дальше минут этак тридцать перед домом прогуливаться. Только не надо под окнами ходить, держитесь подальше на всякий случай. Но почему-то этот вариант малоприменим или же неприменим вообще.
   Вот и приходится жёнам действовать по принципу: "Встать! Равняйсь, смирно! Вольно! Правое плечо вперёд, шагом марш!", а иначе никак, сами понимаете.
  

***

  
   Пока стоишь в очереди, если один пришёл, то и помечтать можно, вернее, поразмышлять.
   Эх, вот если бы найти себе такую должность, чтобы: ничего не делать, всеми командовать, чтобы зарплата большая и чтобы на такси бесплатно ездить можно было!Увы, нет такой должности. Вернее, есть, но не для мужиков, опять женщины всё самое лучшее себе позахапали. Должность эта, "невеста" называется. Если кто не согласен, могу расшифровать, обосновать и расписать во всех подробностях, всё равно делать нечего пока в очереди стоишь.
   Оно ведь как получается, это без расшифровки и подробностей, так, общий план. Женщины, они так хитро эволюционировали, что "ядовитыми" стали, и "яд" у них, парализующий. Судите сами, вроде бы ничего не делает, а только смотрит, а бывает что вообще не смотрит, и это ещё хуже. Мужик же, правы учёные, да и не только учёные, а все подряд - существо глупое. Он сам в капкан лезет, да ещё, дурак, перья распускает, или что там у него на этот случай предусмотрено. Подкрался, это он так думает, а на самом деле гипнозом подтащили, как кролика. Затем захват, ласковый и мягкий, объятия называются, и укус - поцелуй называется. На самом же деле никакой это не поцелуй, это укус ядовитее которого не бывает. Парализуется мужик, окаменевает. Только одна часть тела и работает, а всё остальное отключается и бывает что навсегда. А когда начинает он в себя приходить, то обнаруживает, и это в лучшем случае, что стоит в нарядном костюме, а рядом с ним кто-то в белом платье. Народу вокруг много и какая-то женщина его о чём-то спрашивает. На всякий случай он отвечает: "да", и всё! Пропал! Конечно же есть шанс сбежать, но шанс призрачно маленький, считай что никакого. И получается, стало человечество на одного человека меньше, а ведь нас итак немного, в смысле, мало осталось.
   Не надо ругаться, а уж тем более удивляться. Человечество, это неженатые мужики - народ свободолюбивый и свободный! Вот только в жизни как в песне: "Идёт охота на волков, идёт охота...", увы, один в один. И "отстреливают" нашего брата, вернее, укусывают, и пропадаем мы для человечества на веки вечные.
   Правда бывает такое, что вырывается мужик, уж дюже ему свобода по душе. Но опять, не тут то было... Это в старину было, у казаков: "с Дона выдачи нет!". С нашего "Дона" выдача есть, да ещё какая! По нашему "Дону" постоянно "вражеские" орды носятся и высматривают, кого бы укусить, парализовать и утащить с чиста поля в чащу семейной жизни тёмную. И бежать куда, не знаешь. Бежать надо, а не бежишь. Оказывается-то не бежишь только потому, что всё это происходит ради жизни на Земле, вот ведь как все хитро обставили. Сопротивляться надо, и не для виду или гордости, а, если честно, неизвестно для чего...
   Так, стоять! Не туда понесло, там опасность лютая. Надо повнимательнее по сторонам посмотреть и постараться понять: сам до такого додумался, или кто-то гипнотизировать начал, и укусить готовится?
  

***

  
   С точностью до наоборот, не иначе потому что далеко за океаном, на советскую выставку в первый день очереди не было. Была конечно, но так, скорее ради приличия и не более того.
   Что удивительно, реклама в КОШЭ была и есть. И не реклама даже, а рекламища! В КОШЭ рекламируют всё подряд, начиная от туалетной бумаги, о срамных вещах лучше промолчу, и заканчивая, даже не знаю чем и заканчивая. Так что рекламы в КОШЭ так много, что для того, ну чтобы в ней более-менее разбираться, лет десять в университете надо учиться, а потом ещё года три стажироваться. Но поскольку в КОШЭ точно также как и в Диких землях народ всё больше ленивый, то наборы студентов на факультеты по рекламопользованию всегда мизерные. В основном предпочитают своими силами обходиться.
   Ведь реклама она как срабатывает? Или когда что-то ищешь, но не знаешь как это называется и как выглядит, или же когда надоест до такой степени, что идёшь и покупаешь, только отвяжись. Во всех остальных случаях реклама бесполезна - пустая трата денег. Наверное её потому так и не любят, хоть и пользуются.
   Претворяя в жизнь пожелания президента рекламу об открытии советской выставки дали. Правда была это не реклама, а так, рекламка. Нетрудно догадаться, что рекламка эта напрочь затерялась в толпе реклам и рекламищ, и найти её было также трудно, как вошика в шерсти собачки Жучки. Да и не искал никто. Зачем? Пусть почешется, заодно и удовольствие получит.
   Вот наверное поэтому очереди на советскую выставку и не было. Пришли в первую очередь те, кому о Дикой Империи знать положено, потому что работа такая. Опять же, пришли те которые Дикой Империей увлекаются, но таких было мало, не больше чем тех кто интересуется подробностями семейной жизни тех же вошиков, как на Жучке, так и вне её. Ну и бездельники всякие конечно пришли.
   Ну а сама выставка, она встречала посетителей перво-наперво копией памятника "Рабочий и колхозница". Правда посетители думали, что это роботы. Оно и понятно. В последнее время в КОШЭ тема роботов была очень популярна и очень широко представлена.
   Рассказывающие про них утверждали, что роботы могут быть на все случаи жизни и более того, будут выполнять за человека всю его работу, как на работе, так и по дому, и что ему останется только: лежать на диване, пить кома-сому и смотреть телевизор. Всё остальное за него роботы делать будут, и что ждать совсем чуть-чуть осталось. Надо сказать, что очень многие в это верили. А как тут не поверишь, если так правдоподобно рассказывают, да ещё реклама помогает, поддакивает. Вот только роботов этих почему-то не показывали, ну разве что издали и мельком, а тут вот они, вот они стоят. Можно подойти, потрогать, а может быть и приказать что-нибудь сделать.
   Правда при ближайшем рассмотрении оказывалось, что никакие это вовсе не роботы, а так, обыкновенный памятник, только из железа. Но среди посетителей выставки были оптимисты, а как же, которые считали, что это всё-таки роботы. А то что команды не выполняют, так это потому что или перерыв у них, или бензин закончился, а может быть просто команд на эдемийском языке не понимают. Самые неистребимые оптимисты даже оставались у статуи и ждали, иногда подолгу ждали, когда же роботы начнут за людей всю ихнюю работу делать?
   После этого посетителей встречали улыбчивые и вежливые люди. Люди эти были одеты вполне прилично и вовсе не в шкуры как об этом писали в газетах, и на вполне приличном эдемийском языке предлагали каждому по стаканчику какого-то напитка. Они говорили, что это их национальный напиток, называется "квас" и что делается он из хлеба. Некоторые из посетителей в это не верили, потому что твёрдо знали, что из хлеба можно только виски сделать, а больше ничего. Поэтому, не иначе как из любопытства, пробовали. На вкус напиток оказывался так себе, на виски и кома-сому непохожий, поэтому так себе.
   А вот после всего этого посетители разбредались по выставке как тараканы по кухне. Куда идти конкретно никто толком не знал, поэтому все шли туда, куда глаза ихние смотрели, а смотрели они у каждого неизвестно куда. Так что нет смысла описывать, что дальше на выставке происходило, за всеми не уследишь.
  

***

  
   У большой очереди помимо того, что выстаивая её можно поболтать обо всём на свете, ну или подумать, поразмышлять, есть ещё два плюса, которые почему-то во внимание не принимаются.
   Первый - очередь замечательна тем, что наступает и твоя очередь, ну когда ты первый. Второй плюс, это когда тот, кто эту очередь образовал кричит: "Всё! Закончилось! Можете не стоять!". Правда народ ещё какое-то время стоит, но потом всё равно расходится довольный, потому что времени на всякую ерунду тратить не надо будет, это так народ думает.
   На выставке КОШЭ в Советском Союзе ничего не заканчивалось, и не собиралось заканчиваться, поэтому помимо подумать-поговорить всех ждало одно - быть в очереди первым, а потом и вовсе, покинуть её.
   В месте покидания очереди посетителей точно также встречали улыбчивые и вежливые люди, разодетые кто ковбоями, а кто индейцами. Но больше всего посетителям сразу же, с порога, очень нравилось и очень не нравилось то, что их встречали ещё и красивые девушки в белоснежной ковбойской одежде и предлагали каждому по стаканчику кома-сомы. При этом девушки говорили, что это тоже национальный напиток, только ихний.
   Думаю понятно, кому такая встреча нравилась, а кому не нравилась или очень не нравилась. Для некоторых, из тех кому такая встреча понравилась, в зависимости от того насколько она понравилась, наступали тёмные и беспросветные часы, а то и дни. Само собой разумеется что в этом случае национальный напиток - кома-сома отступал на неизвестно какой план, а то и влвсе терялся где-то.
   У тех же, кто на кома-сому всё-таки обращали внимание мнения тоже разнились. Понятно что у самой красивой части посетителей мнение было отрицательным и понятно почему, не тех на кома-сому поставили. А у тех, у кого оно было положительным, оно было не очень положительным.
   В Советском Союзе о заморской кома-соме слышали если не все, то многие и точно также многие, даже больше чем многие, её никогда не пробовали. А когда знаешь что где-то есть, но не знаешь какое оно из себя, разумеется представляешь себе, что оно, это, очень хорошее, а в случае с кома-сомой ещё и вкусное.
   На деле же, по словам очевидцев, выходило что кома-сома (тут мнения были разными, за каждым не походишь и не подслушаешь), очень даже похожа на мыло, только с сахаром. Некоторые сравнивали её с пластилином, и тоже с сахаром.
   Если помните, Фёдор сравнил кома-сому с чернилами. Наверное сравнения разнились только тем, кто чего в детстве, как Фёдор, в тайне от родителей наелся. Единодушным было только одно - сахару очень много, сладкая очень, и всё.
   Дальше начиналась сама выставка. Посетители сначала попадали на улицу эдемийского городка прошлого века, а дальше больше, или меньше, это уж кому как...
  

***

  
   Сейчас уже точно не узнать, кто первым почувствовал опасность и протрубил тревогу. Может быть самая бдительная женщина для которой замужний статус очень даже не безразличен, да с мужем не повезло, кобелина попался, и бабник. А может быть сумасшедший какой внимание обратил и ляпнул во всеуслышание, а народ услышал. Говорю же, сейчас уже не узнаешь. Известно лишь одно - опасность была обнаружена, степень опасности определена как максимальная и сразу же была поднята тревога, в первый же день работы выставки.
   Виной всему оказался Гласс Собер. Вернее не он сам как таковой, а язык его трепливый. Он мало того что рассказал своим туземным знакомым о законе насчёт пьяного мужа и его трезвой жены, он и в посольстве об этом рассказал. А там идею подхватили и целый павильон этому посвятили, вот и получилось: "Тревога!", или "Рятуйтэ бабы! Грабят!". Вот если бы советские женщины так близко не приняли к сердцу ихний этот закон, то глядишь всё бы и прошло тихо, да гладко.
   Ведь мужику, ему в большинстве случаев всё равно, не тем у него голова занята. Судите сами, чем она может быть у него занята, если ему с утра пораньше строевые занятия устроили и в таком виде на выставку привели? Разумеется ему хочется поскорее с этой выставки сбежать и неважно куда, лучше конечно в гараж, или в домино играть, но можно и ещё куда-нибудь, лишь бы вокруг народу было поменьше и жена даже в бинокль не просматривалась. Поэтому из всей выставки он внимание только на девушек-ковбойш и обращал. Вот наверное это и послужило первопричиной команды: "Свистать всех наверх! К ружью!".
   А вы бы чтобы подумали, если сначала красотки во всём белом перед твоим мужиком задницами вертят и глазки строят, а потом павильон этот, где чёрным по белому написано и цветными фотографиями показано, как трезвая жена пьяного мужа домой не пускает, потому что он какой-то закон нарушил?! Это же если такой закон у нас ввести, то почитай, если и не каждый день, то уж на выходные, это точно, почти все мужики будут вынуждены на улице ночевать! Да хрен с ними, пусть ночуют, так им, паразитам, и надо! Но жизнь не так проста, как кажется, мелочи мешают.
   Вы бывали когда-нибудь на футбольных или хоккейных матчах, на стадионе? Видели что там творится? А ведь там, почитай, одни мужики собираются, и заметьте, среди них трезвые попадаются. А что творят?! Теперь понятно!? А что будет, если вот так, да по всей стране, да все поголовно в пьяном виде?! Представляете?! Лучше не представлять и тем более не видеть!
   Как и везде, вариантов тут два. Первый - наполовину массовый, но безопасный. В этом случае они дальше пойдут водку жрать, и будут её жрать до тех пор, покуда не попадают все и не уснут. Здесь считай что пронесло. Когда он, напитый до чёртиков, уснёт, его, сволочь такую, можно домой оттащить, а завтра уж, завтра на всю катушку! Ну а против "танка, наевшегося озверина" в природе противоядий не существует. Так что экзекуция, в смысле процесс перевоспитания, будет хоть и бесполезным, зато максимально эмоциональным и красочным.
   А второй вариант, он тоже наполовину массовый, но опасный. В этом случае, в том-то и дело, что хрен с ними с этим кобелинским отродьем, но ведь коблениская ихняя натура, она покоя никогда не знает. А тут свобода, считай что полная, до утра. Куда эти кобелюки пойдут?! Ясно дело, по бабам! Но и это не самое страшное. Даже самый кобелиный мужик в приемлемое для жены состояние приводится очень быстро. Опасность в другом. Опасность в женщинах, которые не замужем, но все туда хотят. Они ведь тоже читать умеют, и закон этот прочитают. И думать умеют, а значит быстро поймут, какая польза от этого закона может быть.
   Мужик, вон он, косяком по улицам ходит! Ну и что, что пьяный, зато временно свободный, в смысле, без присмотра на произвол судьбы брошенный. Вот они, женщины, разумеется мужикам для такого мозги не дадены, у них одно на уме, и сообразят воспользоваться тем, что мужикам в этом случае дадено, а уж потом, потом можно импровизировать. Вот вам и мелочи, вернее, один из вариантов в их бесконечном множестве.
   Сообразили быстро, нашлись активистки которые у этого растреклятого павильона дежурить вызвались. Задача у них была простая - женатых мужиков, а их за километр видно, если одни, в павильон не пускать! Если семейная пара, то жену отвести в сторонку и проиформировать, какое там безобразие показывают, ну чтобы она туда мужика своего не повела, мало ли что?! Самой-то ей конечно можно, чтобы поняла и осознала насколько это опасно. А покуда будет осматривать и ужасаться, за мужиком ейным присмотреть, чтобы в павильон не просочился или куда-нибудь не сбежал, ищи его потом.
   Ведь мужик от маленького ребёнка отличается тем, что если ребёнок и сбежит, то со стопроцентной уверенностью его можно будет найти у ближайшей лужи или там, где погрязнее. А вот если мужик сбежит, то найти его можно в самом неожиданном месте. Пивной ларёк для него - место конечно предсказуемое, но слишком тривиальное.
  

Глава VII

  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   После победы над пиратским Карфагеном обстановка стабилизировалась. Теперь торговые суда могли свободно плавать по Средиземному морю не опасаясь нападений и грабежей со стороны пиратов Карфагена. Тоже самое можно было сказать и о приморских городах и селениях, как Римской империи, так и других племён и государств.
   Но мир и спокойствие продолжались недолго. У восточных границ Римской империи, на территории Древней Греции, вспыхнула война. Причины развязывания той войны эдемийским учёным не ясны до сих пор. Древние греки воевали между собой и параллельно все вместе, воевали со своим северным соседом, государством, взявшим себе в честь подвигов Алекса Макса название Македония.
   Это служило источником нестабильности в восточных областях Римской империи поскольку время от времени вооружённые отряды греков и македонцев нарушали границы империи и подвергали разграблению приграничные города и селения. Поэтому наиболее здравомыслящая часть населения, как Древней Греции, так и Македонии, обратилась к правительству Римской империи за помощью.
   Прибывшие в Рим послы, а вернее будет сказать, беженцы, умоляли правительство Римской империи помочь им прекратить бессмысленную войну и навести в их землях порядок. Римская империя, не являясь государством тоталитарным, не могла остаться безучастной к просьбам соседей. Был проведён референдум на котором подавляющее большинство граждан выступило за предоставление помощи соседним народам. Сформированный экспедиционный корпус, при непосредственном участии учёных и военных советников Эдемии, отправился на помощь. В короткое время противоборствующие стороны были разведены, а бессмысленная и жестокая война прекращена.
   Оказалось, что после ухода эдемийских учёных из Древней Греции, древние греки опять превратились в диких, потому что возникшие мелкие разногласия предпочли разрешать силой, исключив даже саму возможность мирных переговоров. На этот раз эдемийские учёные предпочли не вмешиваться во внутренние дела диких греков, а предоставили им самим решать, как им жить дальше.
   Далее случилось то, что весьма порадовало эдемийских учёных. Римляне вместо того, чтобы оккупировать Македонию и Древнюю Грецию предоставили им право самим решать свою дальнейшую судьбу. Мало того, римляне даже не взяли платы за оказанную военную помощь. Греки и македонцы поражённые благородством римлян поступили достойно. Они заинтересовались государственным устройством Римской империи. От греков и македонцев, с тем чтобы изучить государственное устройство империи, в Рим были направлены представители македонского царства и греческих городов-государств.
   По возвращении представителей в Македонии и Древней Греции началось активное обсуждение полученных знаний. Это было уже само по себе хорошо, потому что обсуждая увиденное представителями в Риме македонцы и греки забыли о своих разногласиях и как следствие, перестали между собой воевать.
   Результаты обсуждения были неожиданными даже для эдемийских учёных. Жители Македонского царства и греческих городов-государств, а также племён, единогласно попросили правительство Римской империи принять их земли в состав империи, а их жителям предоставить гражданство, чтобы те стали полноправными и свободными гражданами Римской империи.
   Ещё при образовании Римской империи было решено и закреплено в одном из основополагающих документов - Свободном Договоре, возможность и право любого человека или народа просить и получить гражданство Римской империи, а территории, на которой они проживают, стать неотъемлемой частью империи.
   Македонское царство и Древняя Греция были торжественно приняты в состав Римской империи. Во вновь присоединённых областях были проведены выборы руководителей всех уровней. После этого новые области и граждане Римской империи в них проживающие, забыв былые разногласия, начали новую, мирную жизнь.
   Однако уже в новых областях империи нашлись деструктивные элементы, которые принялись путём распространения ложной и противоречивой информации, а также диверсиями, дестабилизировать обстановку в теперь уже мирных областях. В частности, они вообще предлагали разрушить все города и уйти жить в горы и леса, то есть, жить так как жили их предки - в полнейших бескультурии и дикости.
   Греки и македонцы без какой-либо помощи со стороны армии дали провокаторам и террористам решительный отпор, тем самым сделали окончательный выбор в пользу мирной жизни, которая в обозримом будущем должна стать культурной и цивилизованной.
   Изгнанные, но не успокоившиеся террористы вынуждены были искать убежища на востоке, в Диких землях, у тех кто ещё совсем недавно пытался завоевать ту же Древнюю Грецию, но получив достойный отпор, отступил.
   Провокации и террористические акты продолжались, поэтому правительству Римской империи, дабы обезопасить свою территорию, ничего не оставалось делать, как объявить войну Диким народам. Ситуация точь в точь напоминала происходившее в Македонии и в Древней Греции. Дикое войско после первой же встречи с войсками Римской империи с позором бежало на восток в ещё более дикие земли.
   Население земель Малой Азии с радостью встретило своих освободителей. Точно так же, после всестороннего изучения жизни в Римской империи и всенародного обсуждения, народами Малой Азии было принято решение о вхождении в состав Римской империи.
   Поскольку законы Римской империи не позволяли отказывать людям пожелавшим стать свободными в их праве выбора, Римская империя расширила свои границы далеко на восток.
  

***

  
   Низкая посещаемость выставки не на шутку встревожила как руководство выставки, так и руководство Советского Союза. Даже полёт Никиты Сергеевича в космос не привёл к тому, что желающих посетить выставку стало больше.
   Насчёт полёта Никиты Сергеевича как раз сработала реклама, вернее, её отсутствие. Разумеется о первом полёте человека в космос в КОШЭ сообщили, но это сообщение было преподнесено так, как будто у соседки кошка сдохла: жалко конечно, но по большому счёту,хрен с ней!
   Конечно же под ноги смотреть нужно, потому что полезно, а то не ровён час на грабли наступишь. Но дело в том, что и вперёд надо смотреть, ну хотя бы чуть-чуть, а то как узнаешь где эти самые грабли лежат? Если всё время смотреть себе под ноги, момент обнаружения граблей зачастую совпадает с моментом наступания на них, а дальше всем известно, что дальше происходит. Поэтому наиболее эффективным, как для человека, так и для любой живой твари, считается зрение перспективное. Это как когда автомобилем управляешь. Ты же не смотришь только на то, что перед самым капотом находится. Если смотреть так, то далеко не уедешь (не советую даже ради интереса пробовать), даже на гвоздь, лежащий на дороге среагировать не успеешь, не говоря уж о чём-то более крупном.
   А вот в КОШЭ народ изо всех сил воспитывали и приучали смотреть исключительно себе под ноги. Разумеется это не в прямом смысле этого слова, тогда бы всё нормально было. Смысл этого заключается в том, что человека с малых лет приучали интересоваться только тем, что происходит у него именно под носом. Это было масштабом города в котором человек проживал и проживает, просто и понятно. Масштаб штата, в котором город находится, это уже как задачка из учебника пятого класса для ученика класса первого. А масштабы государства, так вообще - книжка на полуизвестном языке. То, что происходило за переделами КОШЭ преподносилось как вести из загробного мира и увы, большинством так и воспринималось.
   За пределами КОШЭ точно также, как и за пределами человеческой жизни конечно же что-то было, но что конкретно, лучше не знать. В отличии от человеческой жизни, которая заканчивается попаданием "туда", жизнь информационная гарантировала простому эдемийцу то, что никогда он в Дикие земли не попадёт, а если и попадёт, то не иначе как в качестве культурного и цивилизованного туриста. Поэтому не стоит голову всякой ерундой забивать, смотри сколько "под ногами" интересного! Вот он и не забывал, и смотрел "под ноги".
   Эта вся премудрость к тому, что в потоке ежедневной кошистской информации сообщение о полете Никиты Сергеевича в космос осталось просто незамеченным, не до него. Да и какой может быть космос, если у дочери мэра впервые в жизни критические дни начались, и все городские газеты только об этом и пишут!
   В Советском Союзе хотели было, ну чтобы посетителей привлечь, изготовить макет космического корабля "Заря", в натуральную величину, и установить на выставке, но договор, он мало того что дороже денег, он ещё штука очень даже сволочная. Согласно договора о проведении выставок, с момента их открытия было запрещено добавлять какие-либо экспонаты. Убирать можно было, а добавлять нельзя.
   Но ничего страшного не произошло. Дьявол, а кто же ещё, со своими мелочами пришёл на выручку, не иначе.
  

***

  
   Получилось так, что кто-то из чиновного люда, ещё в процессе формирования выставки, предложил в часы её работы показывать ихним детишкам мультфильмы. Сразу стоит сказать, что предложил без какого-либо умысла, предложил только потому что несмотря на высокую должность и немолодой уже возраст сам до ужаса любил мультфильмы, внуки приучили. Слегка подумали, и согласились.
   На выставке был устроен и обустроен кинозал в котором постоянно крутили советские мультфильмы. Сделано было так: семья, пришедшая на выставку, ну чтобы ребенок не мешал осматривать, не капризничал и не канючил мороженое, могла оставить свое чадо смотреть мультики, а сама тем временем шла спокойно осматривать то что выставлено. Об этом, кстати, на входе было написано, крупными буквами и на ихнем языке.
   Граждане КОШЭ разумеется воспользовались возможностью хоть чуть-чуть отдохнуть от своего непоседливого и капризного потомства. А вот потом происходило самое удивительное - дети не хотели уходить с выставки!
   Происходило это так: родители осмотрев и набравшись впечатлений возвращались в кинозал с которого выставка и начиналась, ну что бы ребенка своего забрать и идти дальше куда им надо. А ребенок уходить и не хотел. Чем меньше было ребенку лет, тем громче и "мокрее" были возражения. Ничего не поделаешь, детей вредно нервировать, поэтому родителям приходилось опять идти и осматривать выставку. Вот только на этот раз осматривать неспеша и внимательно, а не как обычно: пробежали, толком ничего не поняли, а потом, так ничего не поняв, рассказывают ерунду всякую, потому что больше понапридумывают, потому что не запомнили ничего.
   Оказывается что сарафанное радио и в КОШЭ существует и работает будь здоров как, и даже среди детей. Так вот, дети начали приставать к родителям, не иначе от сверстников узнали, ну чтобы на выставку сходить. Стоит сказать что в некоторых семьях крики и слезы начинались ещё задолго до её посещения. Родителям ничего не оставалось делать как идти, потому что родители любят своих детей, и в этом нет ничего странного и необычного, наоборот, это прекрасно.
   Вот и получилось, одни с выставки уходить не хотят, дети не хотят, им мультики подавай, ещё и ещё. А вторые на выставку хотят, потому что дети за руку тянут, им тоже мультики подавай и ради этих мультиков они готовы стоять в очереди сколько угодно, тем более что стоят взрослые, а дети не стоят, они вокруг бегают и в игры свои играют. Кстати, благодаря очередям этим, очень много народа между собой познакомилось, а некоторые, впоследствии, даже и подружились.
   Ну а мультики, что с них взять, они мультики и есть. Видать хорошие мультики делали в Дикой Империи раз они так детям понравились и до сих пор нравятся, потому что детей обмануть невозможно, да и грех это...
   Эффект оказался очень даже неожиданным. Очередь на выставку получилась предлинной и преогромной и стоять в ней желающим посетить выставку приходилось очень долго, но граждане КОШЭ стояли.
   Опять же, журналисты с корреспондентами прознав про такое чудо дивное, совсем нехарактерное для КОШЭ, поспешили об этом написать. Написать-то написали и получилось, к великому огорчению властей КОШЭ и к не менее великой радости как руководства выставки, так и руководства страны её представлявшей, что очередь увеличилась вообще до неприличных размеров. Мало того, дело попахивало тем, что пока эту выставку не посмотрят все граждане КОШЭ, покоя в стране не предвидится.
  

***

  
   Вот когда происходит камнепад, каменюки катятся по склону вниз и увлекают за собой другие каменюки, а те в свою очередь ещё и ещё, это как раз понятно. А тут получилось, что первый каменюка был не с горы, начальством сброшенный, а сам собой на равнине зашевелился и попёр, увлекая за собой других. Вот это как раз непонятно, почему так, и как оно могло получиться?
   Дежурство около злополучного павильона продолжалось, а потому не могло не остаться незамеченным. Первыми, разумеется, заметили Те, Которые, думаю поняли кто. Они заметили и доложили, как положено. Те, кому доложили, тоже доложили, как им положено и так до самого верха.
   А на самом верху ничего в этом крамольного не увидели и решили, пусть продолжают. Опять же, всё выглядит вполне патриотично, к политике отношения не имеет и кошистам, хоть и маленькая пакость, зато от души. Поэтому всё так и продолжалось, под неусыпным и ненавязчивым контролем разумеется.
   Но не осталось такое внимание без внимания со стороны части гражданского общества испокон веков угнетаемого и бесправного, правильно, мужиков конечно. На выставку пускают, а в павильон не пускают. Что самое обидное, жён и не жён пускают, а мужиков, которым "туда нельзя", сбивают в кучу и стерегут пуще глаза.
   Правда назреваемое недовольство и возможность попыток бунта быстро исключили и ликвидировали. Вот говорят что, мол, все бабы - дуры. Куда там! Если бы было так, живи да радуйся! Дуры до такого додуматься не смогли бы, а эти додумались.
   Для того, чтобы мужики, да ещё в кучу собранные, неудовольствия не выказывали и не пытались проникнуть во вредный для них павильон или же разбежаться в разные стороны, решили их пожалеть. Жалость выглядела хоть и простенько и была на вкус с горчинкой, зато действовала безотказно. Уж неизвестно как умудрились, выставка всё-таки, наверняка запрещено, но умудрились. Чтобы мужик, покуда жена павильон осматривает, не скучал и не вольнодумствовал, дежурившие женщины предлагали ему пивка попить, за деньги разумеется.
   Вот и всё, вот вам и жалость безотказная за твои же деньги! Зато срабатывало в ста двадцати случаях из ста, даже непьющие пили пиво, но это не иначе как в знак солидарности, не иначе.
   И потёк-поплыл мужик, и делай с ним и из него что хочешь. Теперь будет он стоять и ждать свою жёнушку да сколько угодно, и чем дольше она не будет возвращаться, тем больше он довольным становится будет.
   Правда, были попытки фальсификации доброго дела. Незамужние женщины, они тоже павильон осмотрели, сообразили и решили действовать. Они тоже мужикам начали пиво предлагать, но очень быстро были изобличены и разоблачены. Состоялась короткая, но яростная схватка языков, после которой незамужняя сторона вынуждена была ретироваться.
  
  

***

  
   Но рано или поздно жена выходила из павильона и забирала своего мужика, на этом пиво и заканчивалось. Причём заканчивалось оно, понятно, как всегда не вовремя, и мало того, на тот день заканчивалось вообще. Видать жёны такого в этом павильоне понасмотрелись, что не решались рисковать.
   Были конечно отдельные случаи, когда жена, после выставки, покупала мужу бутылку, накрывала на стол, усаживала его, а сама напротив, и смотрела на него, смотрела... Так вот, когда бутылка заканчивалась и мужику надо было обязательно, ну например, мусор вынести, свобода передвижения и без того вся несвободная исчезала вообще: "Дома сиди! Нечего где ни попадя шляться!"
   Может быть кто замечал, а кто и сам участвовал. Праздник какой-нибудь, стол накрыт такой что неизвестно как его ноги, в смысле ножки, держат. Компания очень даже приятная и приличная, а не рожа на харе. Ешь-пей, хоть лопни и залейся, а всё равно не то. Всё равно тянет или на кухню, или на лестничную площадку, портвешка из бутылки отведать.
   Двое сговорились, незаметно смылись, и портвейнчиком наслаждаются. Постепенно все мужики к ним присоединяются и ничего страшного, что портвейна этого на всех не хватает, зато вот она, свобода! А женщины никак понять не могут, какого этим иродам ещё надо?! Есть же всё чего душа пожелает и свобода полная, ну почти полная, а они на лестницу прутся! Оказывается не та свобода за столом, не та! Не в том количестве и не того качества! Настоящая свобода, она там, на лестничной площадке! А может быть и впрямь все бабы - дуры, раз таких простых вещей не понимают? Не дано им понять: любят мужики свободу до такой степени, что портвейн из горла для них милее, чем дорогущее вино из хрустального бокала!
  
   От автора: Мне известен случай, в правдивости которого я нисколько не сомневаюсь: когда мой знакомый пошёл выносить мусор и вернулся домой через неделю. За это время он умудрился мало того, что мусор вынести, так ещё и в другой город съездить. И заметьте, вернулся! А это, самое главное!
  
   Но такое бывает не всегда и не у всех. Не всякая жена и не всякому мужу по доброй воле бутылку купит. Это как лотерея: билетов много, а ту же машину единицы выигрывают. Поэтому не все оставались довольными.
   Как известно, Природа пустоты не терпит, а информационный голод, это та самая пустота и есть. Поэтому ничего удивительного в том, что мужики попытались раскрыть тайну заморского павильона.
   Начали с того, что принялись подкупать женщин, которые жёнами не являлись. Обещали, много чего обещали, лишь бы тайну выведать. Ну что ж, некоторые из женщин на посулы откликались и шли на выставку. Вот только по возвращении с неё молчали так, что любой подпольщик позавидует. На все вопросы, обещания и даже угрозы, женщины не реагировали. Вернее, реагировали: если женщина была замужней, то, как правило, ругалась на чём свет стоит и обзывала всех мужиков кобелями, а если была не замужем, то тоже молчала, правда, смотрела как-то странно, и глаза при этом светились.
   Но мужики не сдавались. Мужик, он если захочет, он даже хитрым стать может, правда не надолго. Самые отважные и креативные из них додумались даже до того, что начали переодеваться женщинами, ну чтобы попасть в павильон этот.
   Это в кино женщина женщину с не женщиной запросто может перепутать и воспринимать её как равную себе, одного поля с ней ягоду. В жизни такого не бывает, даже не пробуйте! В жизни, а вернее, на выставке, перед павильоном, все эти маскарадщики сразу же разоблачались, после чего были подвергаемы самым страшным извращённым издевательствам, да таким, что лучше и не пересказывать. Так что, и эта затея потерпела крах.
   Кстати, Фёдор, он же тоже мужик и тоже был на выставке, а в павильоне не был. Вот у него, в отличии от его собратьев, шанс посетить тот павильон как раз был, но как-то не получилось.
   Однажды, это когда слухи про таинственный павильон расползлись не только по столице, но почитай что и по всей стране, Гласс с Антониной были приглашены в гости, к Фёдору с Валентиной.
   Вот там-то, во время застолья, Фёдор и попытался выведать у Гласса, что же такого в том павильоне секретного есть, что туда мужиков не пускают?
   И что интересно, хоть что Антонина, что Валентина, в павильоне том не были, но наверняка знали что там такое, потому что отреагировали так, что каменной стене было впору от страха съёжиться.
   Валентина, так та вообще заявила Фёдору, что если он ещё хоть раз придёт домой с запахом, то жить будет на балконе, даже зимой. Угроза подействовала. Но угроза, она испугала тело бренное, а душу и свойственное ей любопытство испугать невозможно, её можно только заинтриговать. Поэтому Фёдор, улучив момент, всё-таки выспросил у Гласса, что же там в павильоне такого секретного, что бабы все как будто сбесились?
   Гласс, душа добрая, наивная и непонимающая суровых реалий дикой жизни в дикой стране всё рассказал. Первой в комнату влетела Валентина, за ней Антонина. То что они увидели, а перед этим услышали, на Фёдора было никак непохоже. Валентина даже было дело подумала, что Фёдор допился и сошёл с ума, что горячка белая у него такая. Дело в том, что Фёдор выслушав то, что рассказал ему Гласс о павильоне на самом деле чуть не свалился со стула, от смеха разумеется. По его мнению правда оказалась настолько смешной и нелепой, что удержаться от смеха переходящего во что-то вообще запредельное Фёдор не смог. Он смеялся и смеялся, и чем больше и дольше смеялся, тем смешнее ему было. Он-то думал! А на самом деле: "Ну бабы и дуры! Известно конечно, что дуры, но чтоб до такой степени!"
   Пришлось Фёдора отпаивать, водкой разумеется. Другие напитки он не очень жаловал. Успокоившись, Фёдор всё-таки рассказал о причине своего веселья и рассказывая чуть было снова не впал в состояние смеха без границ и без конца. Может показаться странным, но такая реакция Фёдора на правду о тайне павильона Валентину успокоила. Она даже Фёдора в щеку чмокнула, не иначе как орденом наградила или пообещала наградить, но не сейчас, не при людях, а попозже...
   А Гласс так ничего и не понял. Всё-таки странные они какие-то. Непонятно из-за чего женщины разозлились? Даже Антонина, уж на что женщина добрая и мирная, и та взвилась до небес. А Фёдор, наоборот, развеселился и смеялся до тех пор, покуда водкой не успокоили.
   Разумеется, придя на работу, Фёдор поделился с мужиками информацией из самых первых рук, пришлось даже про Гласса рассказывать. И что вы думаете? А то, что не поверили мужики! Уж слишком всё как-то не таинственно, а значит неинтересно выходило. Конечно, пересказывать услышанное от Фёдора пересказывали, но, или так пересказывали, или не тем пересказывали только то, что на самом деле и было чистой правдой воспринималось как неудачная шутка, а в отдельных случаях,как откровенная брехня или специально женщинами подсунутая дезинформация.
   Наиболее жизнеспособной была версия о том, что там, в павильоне, непотребства всякие представлены, которые, как известно, в КОШЭ на каждом шагу происходят, а иногда даже средь бела дня и на улице. И что бабы, ну чтобы мужики окончательно не взбесились, решили оградить их от этих непотребств и развратов.
   Вот и получилось, мало того что версия оказалась самой интересной, а значит жизнеспособной, так ещё очень богатой на последствия.
   Мужики решили отомстить! Разумеется, мстить они решили дома, в основном в спальнях. Правда, бывали случаи когда мстили прямо там, где сгребали. Мстили мужики жестоко, на сколько у кого сил хватало, да так что некоторых женщин по утру аж шатало и они ничего не соображали. Только глаза блестели, глаза, стало быть, всё же что-то соображали, так-то!
   А чего вы хотите?! Только в дикой стране, дикий народ способен любую культурную и цивилизованную мысль и закон извратить и вывернуть наизнанку, к обоюдному удовольствию извративших, кстати...
  

Глава VIII

  
   Как известно, женщины делятся на две категории: на настоящих и не настоящих. Не подумайте чего плохого! Настоящие женщины, это женщины замужние, а ненастоящие - женщины незамужние, разделение же на тех и на других как бы понарошку, но всё-таки...
   Странно устроен наш мир. То, что он несправедлив, известно давно, правда, неизвестно почему он так устроен. Вот взять для примера двух женщин: работают вместе или соседки по подъезду, а бывает что и сёстры родные. Посмотреть, ну ничем друг от друга не отличаются. Одеты и накрашены приблизительно одинаково. Не надо путать пожалуйста, одинаково не в смысле, как в армии, а, как бы это объяснить, на одном уровне, так что ли. Одним словом, похожи, не отличишь, а отличаются.
   Самое главное отличие - одна замужняя, а вторая - незамужняя, ещё, или уже. Вот здесь разница и начинается. Идут по улице две женщины, между собой о чём-то разговаривают, а в руках у них авоськи с продуктами, полные. Это они у магазина, или в магазине встретились. Купили покушать, ну а поскольку живут по соседству, то вместе домой и пошли, так веселее. О чём они там меж собой разговаривают, нормальному человеку, в смысле, мужчине, всё равно не понять, поэтому пусть себе разговаривают дальше. Дело в другом. Идут они по улице и у каждой из них в руках авоська, полна полнёхонька. Только если замужнюю женщину дома ждут: муж и двое детишек, и все голодные, то незамужнюю женщину дома никто не ждёт, ну разве что котейка. А авоськи-то, по количеству продуктов, в них наложенных, у обоих одинаковые. И покупали они эти продукты вместе. Вместе по магазину ходили и выбирали что получше, ну и подешевле конечно.
   Замужняя женщина, покупая продукты думала: "Хватит ли?", а незамужняя, тоже покупая продукты, думала: "Куда я их девать буду?", но всё равно покупала.
   Вот оно как! Получается, что незамужняя женщина как бы "заразилась" от замужней соседки и нахапала столько, что ей, одной, на месяц хватит. Зачем, спрашивается, покупала, если можно в любой момент прийти в магазин и купить той же колбасы двести грамм? Зачем покупать килограмм, если испортится, а кот, совсем зажрался, колбасу не ест? Выбрасывать? Придётся.
   На самом деле все очень просто и грустно. Замужняя женщина в момент совершения покупок была настоящей. Настоящесть женщины выражается в том, что для неё заботиться о своей семье так же естественно, как дышать или щуриться смотря на солнце. Это даже не часть её, это она сама и есть, потому и настоящая. А незамужняя женщина, на время совершения покупок, тоже как бы становилась настоящей, потому и накупала всего и много, хоть это всё ей и без надобности.
   Незамужняя женщина вела себя естественно, она была той, какой ей предначертано Природой-матушкой быть - не о зажравшемся котейке, а о семье заботиться. Душа затмевала разум. А в душе каждая женщина замужем и каждую из них дома ждут муж и дети, и все голодные, кормить надо. Жаль то, что некоторых ждут только в душе, а не в душе, в квартире, только кот, и тот, сволочь, колбасу не жрёт.
   Но, покупки оплачены и замужняя женщина остаётся настоящей, потому что придя домой ей предстоит что-то готовить, она как раз сейчас и думает, чтобы приготовить? А незамужняя женщина, совсем чуть-чуть побыв женщиной настоящей, расплатившись за покупки, опять становится женщиной ненастоящей, то есть, незамужней. Кстати, очень похоже на Золушку и на то, что с ней происходило до бала, на балу, и после него. Некому незамужней женщине ужин готовить, некого кормить. Побыв совсем немного Принцессой, она опять превратилась в Золушку. А её соседка, как была в магазине Принцессой, так Принцессой из магазина и вышла, и домой тоже придёт Принцессой. А всё потому, что замужем, потому что настоящая.
  
   От автора: Грустная получилась теория, сам от себя такого не ожидал. Но написал я это не для того, чтобы пожалеть. Тут надо быть очень и очень осторожным. Ведь как оно может получиться, и в большинстве случаев получается? Только начал жалеть, разумеется зазевался, и, хлобысть! Аркан на шее, а тем что на шее не поместилось, замотали всего, чтобы не дёргался. А потом поперёк седла и галопом, прочь из вольных степей в чащу тёмную. Так что, не "потёк" я и не расслабился. И не то что пиво, я ещё даже кофе не пил, не успел, на дворе утро ранее. Да и не люблю я пиво, если честно.
  
   Оно понятно, замужние и незамужние женщины врагами друг другу никакими не были. Да и какие могут быть враги, если любая из них и в любой момент может из женщины ненастоящей превратиться в женщину настоящую, и наоборот. Вход и выход из одной категории в другую открыт настежь, вот какие дела.
   Правда вход этот, как и выход, в одной из категорий охраняется и так охраняется, что даже не знаю с чем или с кем сравнивать. Понятно, что категория эта принадлежит замужним женщинам. Охраняют замужние женщины этот вход-выход, крепко охраняют. Врагов-лазутчиков хоть и немного, зато ужас какие коварные.
   Первый, или первая, вражина лютая - водка, чтоб ей сдохнуть! Увы, бывает, и к сожалению не так редко, как хотелось бы, что меняет мужик семью на стакан и ныряет в него с головой. Ну и дурак! Ведь если с умом, то семья и "выпить-закусить" неплохо друг с другом уживаются, на Фёдора посмотрите. Ну а если с головой, и чтобы до дна донырнуть, тогда да. Тогда семья мешает, вот только вынырнуть оттуда удаётся реже, чем в ту же лотерею самолёт выиграть.
   А второй враг лютый, он, вернее она, а ещё вернее - они, это женщины, которые ненастоящие, то есть незамужние, которые все хотят стать настоящими. Это конечно дело хорошее, хочешь - становись настоящей. Но опять это "но"! Среди женщин незамужних попадаются такие, которые хотят стать женщинами замужними за счёт женщин до них замуж вышедших, как бы местами поменяться. Одна была настоящей, вторая ненастоящей и в один прекрасно-ужасный день, раз, и все наоборот! Теперь та, которая была той, стала той, которой была та, которая её нагло скинула с трона принцесского на "кухню Золушкину". Обидно то, что вокруг неженатых мужиков шляется, ловить не переловить, а их, змеюк, на женатых тянет. Не все конечно по женатым мужикам специализируются. В большинстве случаев оно как бы само собой так получается, не специально. Правда, встречаются и такие, которым только женатого и подавай. Сами понимаете, что пощады им всем, ненастоящим, в этом случае быть не может и не бывает.
  

***

  
   Кстати, незамужние женщины в театры, кино, на выставки всякие ходят гораздо чаще, чем женщины замужние. Причин тому две: а вдруг встречу, в смысле, его, того самого? Эта причина романтическая, а потому вечная. А вторая причина не менее романтическая, хоть и с трудом терпимая - паразита этого не надо уговаривать! А то, завалится на диван и с места не сдвинешь, хоть вместе с диваном в тот театр его доставляй!
   Вот и случилось так, что незамужние женщины посетили выставку, ну и злополучный павильон соответственно как бы не раньше, чем женщины замужние. Посетили, посмотрели то, что написано прочитали и сообразили - вот он, выход из тупика беспросветного где закопан!
   Поначалу незамужние женщины пошли было по ложной тропинке. Ударились они в подражание, а значит и в преклонение перед женщинами замужними. Я где-то выше писал об этом, об их неспособности "трезво" взглянуть и оценить сложившуюся ситуацию - они попытались мужиков пивом соблазнить, прямо на выставке. Вот только промашка у них вышла. Хотели как лучше, а получилось ещё хуже. Ну не совсем конечно хуже, но хорошего мало. Оно и понятно, незамужние женщины хотели сделать себе лучше за счёт женщин замужних, а так не бывает. Нет, бывает конечно, но не надолго. Получилось, что захотели шалаш себе построить, где с милым рай, да только маленько перепутали. Вместо топора, ну чтобы веток нарубить, взяли в руки кувалду. А кувалдой, ей шалаш не построишь, ей можно только сваи забивать.
   Незамужняя женщина тем и хороша, что жива оптимизмом. Если не вчера, то сегодня. Если не сегодня, то завтра, обязательно. Самое главное, руки не опускать, не забывать накраситься и постоянно быть наготове, как кошка-рысь которая уселась на дереве и ждёт подходящего момента. Не получилось с этого дерева, ничего страшного, есть другие деревья.
   После того, как затея с пивом провалилась, незамужние женщины нисколечко не расстроились и битва за счастье их женское продолжилась, но уже на другом, более высоком уровне.
   Приблизительно через неделю, редакции всех известных, малоизвестных и никому неизвестных газет и журналов были завалены письмами от якобы замужних женщин озабоченных тем, что мужья ихние совсем стыд и совесть потеряли, потому как только и делают, что день и ночь пьянствуют. Такие же по содержанию письма потекли мощным потоком на радио, телевидение, в парткомы и месткомы всех, без разбора, организаций. Не избежали своей участи и советские с партийными органы всех рангов, начиная от самых маленьких и заканчивая ЦК.
   Письма отличались одно от другого только степенью трагизма описываемой жизни нелёгкой по причине беспробудного мужниного пьянства и количеством грамматических ошибок, а так, один в один. А вот "в заключении моего письма", нисколечко не отличалось одно от другого. Во всех письмах якобы замужние женщины требовали одного - бороться с пьянством и бороться самым решительным образом!
   Авторы писем предлагали начать эту борьбу с самой главной ячейки общества - семьи, а именно, принять в стране закон, такой, какой в КОШЭ приняли, чтобы мужья опомнились и пить перестали. Аргументация была тоже, не прикопаешься - кому же захочется на улице ночевать?
   С письмами этими, с их количеством, получилось как у композитора Ференца Листа, который советовал играть какое-то произведение сначала быстро, потом ещё быстрее, потом насколько можно быстро, а потом ещё быстрее.
   Но это там, в искусстве. В жизни, хоть и происходило тоже самое, но по другому. В жизни "пальцами" были письма якобы замужних, но без сомнения несчастных женщин. А "пианинами" были нервы тех, кто по долгу службы вынужден был все эти письма читать и нервы тех, кому тоже по долгу службы приходилось читать и выслушивать отчёты о характере присылаемых писем, а значит, о настроениях в обществе, и принимать соответствующие решения. Тема была хоть и не новой, но очень уж необычной, необычной по количеству писем на одну и ту же тему. Создавалось такое впечатление, что все мужики, без разбору, принялись пьянствовать, да так, что терпеть это, у жён сил никаких нет.
  

***

  
   На уровне, для которого это доступно, запросили статистику о торговле спиртными напитками, как в столице, так и по стране в целом. Отчёт предоставили. Ничего необычного в отчёте написано не было - сколько продавали водки с пивом, столько и продают. Динамики тоже, почитай никакой, никаких девятибалльных штормов, так, рябь мелкая. По вытрезвителям картина тоже как и всегда: сколько забирали народу в непотребном состоянии, столько и продолжают забирать, причём, одни и те же забираются и ночуют, в смысле, трезвеют.
   На этом можно было бы и успокоиться, но как тут успокоишься?! Количество писем говорило о том, что оно не осталось без внимания там, на самом верху, и что туда надо обязательно надо докладывать. А что докладывать, неизвестно.
   Выход, он всегда есть, причём из любой ситуации. Чья-то ответственная голова додумалась поручить прояснить обстановку с повальным пьянством среди трудящихся Тем, Которые Следят За Тем, Как Бы Чего Не Вышло. А "Те" ребята, нисколько приказу не удивились, потому что с самого начала знали, где собака зарыла то, что неприлично показывать.
   Поскольку докладывать сразу - всё равно, что вышестоящие инстанции не уважать, да и могут подумать, мол, отписка это, решили слегка пошурудить вокруг темы. Результаты оказались, мягко говоря, волшебными. Оказалось, что в стране замужних женщин на десять миллионов больше, чем женатых мужиков. Куда подевалось десять миллионов женатых мужиков, выяснить не удалось. Может быть это они как раз только и заняты тем, что водку пьют и в переписи населения не участвуют?
   Это, кстати, лишний раз доказало, кто является авторами всех этих писем и какую цель они преследуют. Причина была найдена, поэтому отчёт о проделанной работе непосредственному "заказчику", в смысле, начальству был предоставлен с лёгким сердцем, и с лёгким же сердцем начальством прочитан.
   Выходило то, чего больше всего опасались, а именно, низкопоклонства перед заграницей и подражания, и близко не было. Было и есть неистребимое желание незамужних женщин стать замужними, а КОШЭ со своей выставкой и законом этим дурацким только масла в огонь добавили.
   Приблизительно в таком ключе, только написано всё было другими словами, доклад пошёл на самый-самый верх, в ЦК, а там уже прорубил себе дорогу аж в Президиум ЦК. Ничего удивительного в этом нет, демографическая обстановка в стране не менее, а иногда даже более важна, чем обстановка политическая. Поэтому вопрос был включён в повестку ближайшего заседания Президиума ЦК, а как же?!
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   После того, как дикие племена откатились на восток, в пустыни, жизнь во вновь присоединённых областях Римской империи стала налаживаться. У новых граждан империи постепенно исчезал страх не только за свою жизнь, но и за жизнь своих детей и родственников.
   Теперь не приходилось опасаться внезапных набегов диких племён, кроме того, теперь невозможно было даже подумать, чтобы какой-то из правителей или местных вождей, исходя из своих прихотей, мог отобрать у простого человека его дом и имущество, а его самого, вместе с женой и детьми, продать в рабство, тем самым разлучив навсегда.
   Немного стоит сказать о рабстве. Сейчас принято считать, что рабство в Римской империи существовало. Это не совсем так. Как таковых, рабов, в привычном понимании этого слова, в Римской империи не было. Рабами считались те люди, которые или были захвачены в плен, во время военных действий, или совершили какое-либо преступление. Причём, обязательным условием являлось то, что как первые, так и вторые, не являлись гражданами Римской империи.
   Если человек желал в будущем стать гражданином Рима, на период ассимиляции он поселялся у кого-то из граждан и, само собой разумеется, должен был выполнять какую-то работу, поскольку империя средств на его содержание на период ассимиляции не выделяла.
   Недогражданин, на самом деле так называли таких людей в Римской империи, на период ассимиляции, обладал практически всеми правами гражданина за исключением избирательного права. Если он изъявлял желание вступить в римскую армию, то после прохождения испытаний он зачислялся на военную службу. Но гражданство он получал по результатам ведения каких-либо военных действий. Ему достаточно было показать себя в первом же бою, чтобы стать гражданином Римской империи.
   Те недограждане, которые предпочитали военной службе мирный труд, по прошествии пяти лет и при наличии положительных отзывов лица их опекавшего получали гражданство Римской империи.
   Стоит сказать, что довольно-таки многих устраивало положение недогражданина. Такие люди, в некоторых случаях до глубокой старости, жили и работали у опекуна. Разумеется опекун не мог ни продать, ни подарить кому-то живущего и работающего у него недогражданина. Более того, в случае потери последним трудоспособности по причине какой-либо травмы или в силу возраста, опекун обязан был содержать недогражданина до конца его дней, и не имел права выгнать его на улицу.
   С племенами или государствами, живущими на своих землях, в случае изъявления большинством желания присоединиться к Римской империи, как это было сделано македонцами, греками и малыми азиатами, гражданство предоставлялось сразу же, без каких либо испытательных сроков.
   За короткое время слухи о свободной и безопасной жизни в Римской империи разлетелись по землям современных: Испании, Франции и Германии. В Рим прибыли представители племён населявших пока ещё дикие земли с тем, чтобы точно также, как и их предшественники, изучить и донести до своих народов государственной устройство Римской империи.
   Не вдаваясь в подробности можно сказать, что через некоторое время Римская империя расширила свои границы на запад и северо-запад: территории современных Испании и Франции стали областями Римской империи, а племена их населяющие, её полноправными гражданами.
   Единственные, кто не захотел стать гражданами Римской империи, были германские племена. Вернее, они были не против войти в состав Римской империи, но представляли себе это несколько по другому.
   После годичного пребывания в Рим, все три делегации отправились к себе на родину. Ещё через год делегации вернулись в Рим и если делегации, для удобства и ясности понимания назовём их: испанская и французская. Они сообщили правительству Римской империи, что на основании всеобщего голосования в их землях, народы и племена их населяющие, приняли решение о добровольном вхождении в состав Римской империи. Германская же делегация повела себя несколько странно. Они заявили, что в их землях тоже было проведено голосование, по результатам которого было принято решение о согласии войти в состав Римской империи, но с небольшой оговоркой.
   Когда германская делегация озвучила оговорку, представители римского правительства сначала подумали, что ослышались или что это просто глупая шутка.
   Германская делегация заявила, что после вхождения германских племён в состав Римской империи вся верховная власть должна будет перейти к германскому народу, а конкретно, к выбранному ими верховному правителю. Столица империи тоже должна быть перенесена на север, в германские земли, в остальном же германцы с условиями вхождения в состав Римской империи согласны.
   Предложения были внимательно выслушаны и вежливо отклонены, после чего германская делегация отбыла в свои дикие земли, напоследок пригрозив римлянам большой и кровопролитной войной с последующим захватом и порабощением империи. Тогда на это никто не обратил внимания, посчитали лишь очередным проявлением дикости и бескультурья.
  

***

  
   Если кто думает, что у Президиума ЦК только и забот, что обсуждать: кто, где и сколько чего выпил и до какого состояния при этом напился, то ошибается. Это в первую очередь политически неверно, а потом уже неверно по все другим "...ски". И тем не менее, обсуждать пришлось... Заседание на этот раз было посвящено итогам первого полёта человека в космос, а именно, Никиты Сергеевича. Докладчиком по этому вопросу, разумеется, был сам Никита Сергеевич.
   Вот только не надо думать, что ему, заранее, помощники написали текст, а он почти ничего не понимая из написанного и мало обращая на это внимания, покорно его прочёл. Это на съездах, или где народа много собирается, там да, там надо чтобы текст был выверен до буквочки и ни шагу в сторону. Мероприятия такие - дело серьёзное. За ними почитай весь мир следит, а некоторые из "того мира" следят до того внимательно, что каждую букву и точки с запятыми под микроскопом изучают. Поэтому и приходится... На заседании Президиума впадать в такие "все тяжкие" никакого смысла не было. Люди все свои, проверенные-перепроверенные, да и немного их, секретари не в счёт.
   После полёта в космос и после того, как врачи, не до конца успокоившись конечно, отпустили Никиту Сергеевича "на волю", он принялся руководить государством с удвоенной силой. Как будто у Первого вторая молодость наступила, которая, как известно, наступает у мужчины при появлении молодой жены.
   Но молодая жена при этом вовсе не обязательна. Бывает так, что и та, с которой прожил лет этак двадцать, удивить может, да так, что никакая молодуха близко не стояла. И не надо никакой модной косметики с модными шмотками, ну и прочей всякой ерунды. Достаточно взглянуть на свою избранницу как-бы со стороны, но со стороны неожиданной для того же мужика. Вот тогда мир, покой, и счастье в доме, на кухне, перед телевизором и в спальне обеспечены, причём, на долгие годы. Да, в спальне, как раз, покой в этом случае не гарантирован, но оно и к лучшему.
   Вот и Никита Сергеевич взглянул на страну, которой руководил по другому, вернее, с другого расстояния. Не сказать чтобы страна в которой он родился, жил и которой руководил была молодухой на выдане, но и в старухи её записывать, вряд ли кому в голову приходило. Страна, она как и женщина, всегда может оставаться молодой. Это зависит от того, как на неё смотреть и как к ней относиться. Так что, благодаря полёту Никиты Сергеевича у страны назревала очередная молодость. Вот только назревала она не с того боку, с которого ей это определили, и такое бывает.
   Полет Никиты Сергеевича, если взять со взлётом и посадкой да ещё все это округлить, продолжался приблизительно часа четыре, не больше. Так вот, собравшимся на заседании Президиума пришлось тоже "полетать", правда, не вставая со стульев и не выходя из кабинета. Пардон, один перерыв был, но это мелочи, а потому не считается.
   Никита Сергеевич подробно и ничего не пропуская (во память!) рассказывал собравшимся о полете. Ну а поскольку полет продолжался около четырёх часов, то и доклад, он же рассказ, продолжался тоже около четырёх часов. Трудно сказать, интересно было то о чем рассказывал Никита Сергеевич? Может быть и интересно, потому что до него там никто не был. А может быть не интересно, по принципу - на земле живём, а в космосе этом делать нечего! Пусть те, которым за это зарплату платят, туда и летают, а у нас и тут дел невпроворот. Вот только не учли неинтересующиеся, что Никите Сергеевичу за полет в космос денег-то не заплатили.
   Единственное, что досталось, и то помимо его желания, а значит свалилось на его голову, так это внеочередное медицинское обследование, но медицинское обслуживание в Советском Союзе бесплатное, поэтому не считается. Максимум благ, которые поимел от космического полёта Никита Сергеевич, так это бесплатное молоко за вредность, но это всего лишь догадки.
   - Для того, чтобы понять масштаб нашей работы. - не иначе как отсебятину говорил Никита Сергеевич.- Надо взглянуть на нашу страну и на весь мир оттуда, из космоса. Тогда все разу станет ясно. - немного помолчав Никита Сергеевич продолжил. - Поэтому есть мнение, особо отличившихся, - Никита Сергеевич так ярко выделил слово "отличившихся", что собравшимся стало понятно в какую сторону надо будет отличиться. - в качестве поощрения отправлять в космос. Пущай полетают. Посмотрят и прочувствуют! Да шучу я, шучу! Чего сразу заёрзали?!
   У некоторых из собравшихся и правда те части тела, которые иногда сравнивают или путают с головой, действительно почувствовали себя неудобно и заёрзали, не иначе устраиваясь поудобнее и понадёжнее...
   - А вообще-то мужики, - в завершение сказал Никита Сергеевич. - Земля наша на самом деле очень красивая, и страна наша очень красивая. Не забывайте об этом.
  

***

  
   А вот следующим вопросом на повестке дня как раз был вопрос, касающийся в частности того, кто сколько выпил и насколько при этом окосел.
   Дело в том, что выставка КОШЭ в Советском Союзе вызвала очень большой интерес, но не вся целиком, а лишь часть её. Остальное, кстати, включая хвалёную кома-сому, осталось чуть ли вообще без внимания.
   Ответственный и самый главный за идеологию и моральный облик в стране сделал доклад. Докладчику, в отличии от Никиты Сергеевича, хватило на всё про всё тридцати минут. Сразу было видно, что не был он на выставке. Да и в павильоне том, "волшебном", тоже не был. Уж его, думаю, в павильон тот бабы пропустили бы. А может быть и не пропустили, поди, знай, что у них на уме...
   Докладчик докладывал по бумажке, поэтому вполне можно было предположить, что сам он мало понимает то, о чём написали ему помощники. В конце доклада последовал вывод, мол, народ совсем распустился и что надо с народом по строже, а то кабы чего не вышло, а выставку эту вообще закрыть, к едреней матери!
   Поскольку на сегодняшнем заседании Никита Сергеевич был не только самым главным, но и как бы именинником, то он никому даже выдохнуть не дал, а не то чтобы слово сказать:
   - Это тебя, Михал Андреич, надо взять, да и закрыть к едреней матери! - и дополнил, чтобы чего другого не подумали. - В кабинете твоём закрыть, чтобы людей не пугал своими бреднями!
   Михал Андреич сменил цвет лица с бледного на ещё более бледный, но возразить не посмел. Он предпочитал запоминать, а потом, когда будет удобный момент, вспомнить и ответить. Но похоже, долго придётся Михал Андреичу ждать того момента, может и не дождаться...
   - Я в курсе всего того, что на этой выставке происходит. - продолжал Никита Сергеевич. - Хорошо происходит и правильно происходит! Люди хотят жить счастливо, в семьях, а не шляться где ни попадя. Чего же в этом плохого? Отвечу. Плохое в этом то, что не мы сами до этого додумались и предложили, а пришло оно оттуда, от кошистов. А от них, сами знаете, ничего кроме заразы прийти не может. Но наш народ оказался мудрее, чем эти господа с джентльменами думали, и всё повернул по своему. Поэтому сейчас наша основная задача - не пугать людей своей дурью, Михал Андреич, а дать им довести начатое до конца. Сами начали, пусть сами всё и заканчивают. Они верной дорогой идут, не беспокойтесь, товарищи. Учитесь! У народа учитесь, ошибок меньше делать будете. - такого собравшиеся от Никиты Сергеевича не ожидали. Уж слишком смело и непривычно все выглядело.- Единственное, что надо сделать, баталии эти с выставки увести. Найдите для этого какое-нибудь другое место. Что у нас, парков что ли мало или домов культуры?! Только ни в коем случае не направлять и не руководить, а то знаю я вас! Помогать, да! Руководить, запрещаю!
   Вот вам и вторая молодость, вот вам и взгляд со стороны и с такой стороны, с которой до этого никто посмотреть и присмотреться не догадывался. Неужели для чего-то подобного обязательно надо в космос летать? А если и так! Оно того стоит!
  

Глава IX

  
   В те времена бытовал такой лозунг: "Решения партии в жизнь!". Так это партии, в её массовом количестве. Чего же тогда говорить о решениях Президиума ЦК этой партии?
   Для того, чтобы не вызвать у кошистов, да и не только у них, преждевременной радости, для них это на чуть-чуть опосля припасено, действовать решили без лишнего шума. "Шумом" в этом случае были средства массовой информации. А что, женщины и вправду, сами того не подозревая, затеяли дело грандиозное и очень нужное как им, так и стране в целом. Поэтому дабы не превратить доброе дело в пустые лозунги и отчёты с галочками, решили действовать совсем по другому, не так как раньше.
   Оно ведь раньше как было? Провозгласят, старших назначат, орут истошными голосами на каждом углу, мало того, простых людей тоже орать заставляют. А покуда орут, дело не делается, потому что только на крик сил и хватает. Даже не так. Возглавить такие дела рвутся те, которые только орать и умеют, а больше ничего не умеют, не дано им. А потом отчёты, рапорта, ордена, премии, медали, а народ, ради кого всё это затевалось и ничего из затеянного не сделано, покрутит пальцем у виска, посмеётся и дальше, занимается своими делами...
   К великому огорчению профессиональных "возглавляльщиков", на этот раз очередное "дело всей ихней жизни" проплывало мимо, даже головы не повернув. Те конечно, по старой привычке, сгруппировались и попытались было оседлать и возглавить, но получили такой отпор, в смысле по головам и частям тела их заменяющим, что некоторые из них оказались, кто на пенсии, а кто на таких должностях и в таких экзотических уголках страны, что впору каторжанам завидовать. А те, кого пронесло, спрятались и затаились так, что не найти и не сыскать что днём, что ночью, с огнём или без.
   Но без общего руководства, как ни крути, всё-таки никак. А вот здесь и начинается самое интересное из категории "такого не бывает, потому что не может быть такого никогда". Общее, даже не руководство, а скорее наблюдение, ну чтобы кто со стороны не залез и воду не начал мутить, взяли на себя, хотите верьте, хотите, не верьте, а именно, Те, Которые Следят, Чтобы, ну и так далее...
   Вообще-то ничего удивительного в этом нет. В этой конторе дураков не держат, а раз дураков нету, то и лозунгов с прочей ерундой тоже не наблюдается.
   Поступили так: на предприятиях, в учреждениях, да и вообще везде, где люди работают, были проведены собрания, нет, не профсоюзные, а самые обыкновенные, потому самые редкие.
   Не иначе как от удивления, народ на эти собрания валом валил, никого не надо было заставлять, просить, никому не надо было угрожать, ну и всё такое, сами пошли. Секрет этому очень простой - собрание-то обыкновенное, а не профсоюзное и не какое-либо другое.
   На собраниях народу доходчиво объяснили: хотите баталии между собой устраивать, устраивайте. Только не на выставке, перед иностранцами не позорьтесь. Можем вам для этого хоть стадион предоставить, там и "воюйте". А насчёт павильона, наши компетентные органы располагают всей информацией что в нём находится. Так что если хотите, сделаем вам копию этого павильона и не пускайте туда мужиков, сколько хотите.
   Народ, когда к нему по доброму и без лозунгов, он тоже по доброму. Дело здесь конечно не в лозунгах, хотя и в них тоже. Лозунги, вернее те, кто их придумывает, изначально простых людей за идиотов держат. А кому понравится, когда его за идиота держат? Конечно же, никому! А тот, кто на самом деле идиот, он на эти лозунги и внимания не обратит, у него другие заботы...
   Так что народ на выставку ходить перестал. Не совсем конечно, ходили: отщепенцы всякие, которых хлебом не корми, дай своим же нагадить и стиляги ходили, были такие. Дело в том, что в те времена мажоры и тусовщики всякие ещё не родились, вот стилягам за них и приходилось отдуваться.
   Организаторы выставки, и не только они, были очень удивлены столь резкому падению интереса со стороны туземных граждан. Начали было гадать, а гадать-то оказалось что и не на чем! В газетах, по радио и по телевидению насчёт выставки всё как обычно, то есть почти ничего. Пишут и рассказывают конечно, но так, по чуть-чуть и не везде. И что самое обидное, потому что зацепиться не за что, точно также, в таком же качестве и количестве, о выставке писали с момента её открытия. Так что, в газетах ничего не изменилось. Очередь изменилась, вернее, пропала куда-то, совсем.
   Кстати, напрасно кошисты надеялись на то, что в следующем городе опять будет огромная очередь и вообще, ажиотаж. Накося-выкуси это называется! Ничего подобного! Побольше конечно, чем "после того как" стало, но всё равно не то.
   Вот так вот! Вот так вот он, бумеранг, работает. И это ещё не всё, это он ещё в воздухе крутится. По лбу он ударит попозже, недолго ждать осталось. А насчёт кома-сомы, на которую было столько надежд, так вообще, с ней всё прахом пошло, всё впустую. Никто на неё внимания-то и не обратил.
  

***

  
   Война, даже самая жестокая и продолжительная, замечательна тем, что однажды заканчивается. Начала она заканчиваться, а вернее, сходить на нет и между замужними и незамужними женщинами. Но победа замужних женщин, на самом деле, никакой победой для них не являлась.
   Ведь те женщины, которые незамужние, они тоже женщины и тоже хотят быть счастливыми или мучиться с "паразитом", неизвестно за какие грехи доставшимся, но заметьте, со своим паразитом. Да и замужние женщины не забывали о том, что когда-то сами были незамужними, а значит, по отношению друг к другу никакими лютыми врагами не являлись.
   И случилось то, что хоть и прошло без фейерверков с салютами, на самом деле имело огромное значение, как для женщин, так и для всей страны в целом. Высокие, в недалёком прошлом противоборствующие стороны, встретились и поговорили за жизнь, в смысле, как жить дальше.
   Давно замечено: если одна женщина, то никакого толка, один вред. А если много, то сплошная польза, только зачастую "человечеству" непонятная и очень уж неожиданная, но без сомнения, польза.
   А если мужики, то наоборот. Если один мужик, то шансы на пользу есть, а когда их много и сразу, то никакой пользы, стадион, где в футбол играют, помните?
   В результате разговоров за жизнь польза была найдена, вернее будет сказать, были найдены те, против кого надо выступить единым фронтом. Догадываетесь против кого? То-то же!
   Может кто помнит, книжка такая есть, "Золотой телёнок" называется. Так вот, там про сумасшедший дом немного написано. В частности, про старенького учителя географии, который кричал: "На волю! В пампасы!". По официальной версии учитель тот, разглядывая географическую карту, не обнаружил на ней Берингова пролива, вот умом и тронулся, за что и был помещён...
   Только не всё так просто. Точно не знаю, врать не буду, но сдаётся мне, что на момент написания, авторы этой блестящей книги были или женаты, или вот-вот, или же пребывали в романтических отношениях.
   Опять же, не буду утверждать, но очень похоже, что их избранницы таким вот образом предупредили авторов, что их ожидает, если они вдруг надумают сбежать на волю, в те же пампасы. Даже не исключено, что в тайне от авторов, сами эту сцену туда вписали, а авторы не заметили, потому что "укушенные и парализованные" были.
   Любая, даже замужняя женщина, воспринимает неженатого мужчину как личное оскорбление. Так что, над "вольным Доном", населённым неженатыми мужиками нависла такая угроза, которой отродясь не бывало, со всех сторон обложили.
   Говорю же, что если много женщин, то польза несомненная, пусть, если она поначалу даже как сплошной вред воспринимается.
   Не скажу, чтобы неженатых мужиков начали на рабочих местах и на улицах отлавливать, а потом в ЗАГС, под конвоем. А там, у ЗАГСа, невесты, уже готовые. Привели очередную партию: "Бабы, быстренько разбирайте, а то нам некогда, их там ещё много бесхозных шляется!", под ручку и в ЗАГС, а там уже обо всем договорено. Да и договариваться там не надо, потому что там исключительно женщины работают. Интересно, а почему так? Неужели в этом вопросе мужикам до такой степени не доверяют? Наверное.
   Вот все говорят: "Брак, брак...!", а на самом деле путают Божий промысел с раздолбайством. То, что время от времени называют браком, очень между собой разнится. На заводе брак делают, заметьте, делают! И находится этот завод на земле нашей грешной, а не где-либо. В ЗАГСе брак регистрируют! А на небесах брак заключают! Дошло?! Это я к тому, что на небесах не ошибаются. Ошибаются на заводах и в ЗАГСах, потому что там люди работают, простые и грешные.
   Для того, чтобы не напортачить и чтобы потом всё по новой не переделывать, время нужно. Даже у кошек, и у тех не всё сразу, им тоже время нужно. Это к тому, не надо торопиться и меня торопить, чтобы узнать что дальше было. Сами знаете, сколько времени должно пройти. Вот тогда уж можно будет говорить, как оно всё получилось, хорошо или плохо.
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Дабы обезопасить свои северные границы от набегов ставших враждебными германских племён, Римской империи приходилось держать в тех областях довольно-таки значительное количество войск, что не могло не сказаться на увеличении численности армии в целом.
   Недостатка в желающих посвятить себя воинской службе в Римской империи, начиная с момента её образования как государства, никогда не было. Более того, приходилось вести тщательный отбор с тем, чтобы военнослужащими становились исключительно как самые достойные по своим моральным качествам, так и физически самые крепкие.
   Это было обусловлено ещё и тем, что требования к военнослужащим с каждым днём повышались. Все солдаты, не говоря уже об офицерах, были профессионалами, а профессионалы просто обязаны соответствовать самым высоким требованиям, предъявляемым международной обстановкой.
   Не сколько для популяризации армии и воинской службы, а с тем чтобы показать насколько она непроста и какой высокой подготовки требует от военнослужащих, решено было вернуться к гладиаторским боям.
   Гладиатором мог стать каждый как гражданин, так и недогражданин Римской империи, без ограничений. Единственным требованием было - крепкое здоровье, а также возраст. Гладиатором не мог стать мужчина старше пятидесяти лет.
   Как и во времена начала гладиаторских боев, когда эдемийские туристы - этруски вызывали на поединок представителей туземных племён уличённых в воровстве, в Римской империи точно также на поединок вызывались преступники, пойманные на каком-либо преступлении.
   Смысл таких поединков заключался в том, что преступник имел возможность искупить свою вину. В случае победы, все обвинения в его адрес снимались, а сам он освобождался от тюремного заключения и уголовного преследования. Исключением были старики и женщины, которые в силу пола и возраста вынуждены были за совершенные преступления отбывать тюремное заключение полностью.
   Правда были отдельные случаи, когда женщины изъявляли желание сражаться наравне с мужчинами, побеждали в поединке и тем самым обретали свободу.
   Несмотря на то, что гладиаторские поединки проходили с использованием боевого оружия количество смертельных случаев не превышало один из десяти.
   Гладиаторские бои подняли престиж римской армии на небывалую высоту. Армия пользовалась всенародной любовью, поскольку являлась гарантом мирной жизни римских граждан.
   Благодаря мудрому правлению, кстати, не без участия эдемийских учёных, Римская империя развивалась небывалыми для Диких земель темпами и уже мало напоминала объединение диких племён, каждое из которых жило исключительно на своих землях. Границы между историческими областями постепенно стирались и разноязычные народы с разными традициями и культурами, вернее, общим для всех бескультурьем, становились единым народом - римлянами.
   Разумеется на границах империи, на севере и востоке, приходилось держать значительное количество войск, поскольку там Римская империя граничила с Дикими землями и с живущими на них дикими народами.
   Если на востоке ситуация оставалась более-менее спокойной, то на севере, на границе с германскими племенами, обстановка была напряжённой.
   Каких-либо масштабных боевых действий по отношению к римской армии германцы не предпринимали. Они ограничивались лишь мелкими диверсионными вылазками и набегами на территории приграничных районов империи. Скорее всего то, что правительство отклонило их чудовищные по дикости условия вхождения в состав Римской империи, никак не давало германцами покоя, поэтому они и не прекращали свои хоть и мелкие, но злобные вылазки.
   Тем временем эдемийские учёные продолжали исследовать окрестные территории и однажды обнаружили доселе неизвестную территорию, отделённую от северо-западных границ империи морским проливом. Пролив был нешироким и эдемийские учёные отправились на вновь открытую территорию дабы хорошенько её исследовать.
   Остров оказался большим по площади, имел мягкий климат и был практически безлюдным. Лишь на самом севере острова учёные обнаружили какие-то племена, которые при появлении эдемийцев в панике разбежались. Получилось так, что сама судьба как бы подарила эдемийцам этот остров названный ими Эндлией (Endland - оконечная земля. В очень вольном переводе - обетованная).
   Смысл такого названия заключается в том, что изначально эдемийцы искали землю, благоприятную в климатическом отношении и малонаселённую с тем, чтобы основать на ней свою колонию, даже не колонию, а скорее форпост.
   Дело в том, что народы Диких земель, хоть и медленно, и с большими перекосами в сторону дикости, но всё-таки развивались. Недалёк был тот час, когда они сами, уже без помощи эдемийских учёных, образуют свои государства. Что это будут за государства нетрудно было себе представить. Достаточно было посмотреть на всю степень дикости и бескультурья народов, населявших Европу. И это были более-менее вменяемые народы, которые хоть в какой-то степени воспринимали зачатки культуры и цивилизации. Чего же тогда говорить о народах и племенах населявших Дикие земли востока?
   Поэтому, сразу после распада древнегреческого государства, Советом Достойных было принято решение о поиске подходящей территории, свободной от туземного населения с тем, чтобы её колонизировать. Делалось это для того, чтобы заранее обезопасить Эдемию от влияния и даже посягательства со стороны диких государств. Ведь рано или поздно дикари научатся преодолевать океанские просторы и тогда точно так же, как сейчас, вторгаются на территории соседних племён и государств, смогут вторгнуться в пределы мирной и процветающей Эдемии.
   За короткий срок Эндлия была подробно исследована и картографирована. Дабы не допустить на остров вторжения каких-либо диких племён, поскольку колонизации Эндлии придавалось очень большое значение, даже римляне в этом случае воспринимались как народы дикие, а вернее, недокультурные, на её территории было создано несколько военных баз Вооружённых сил Эдемии. Тем временем учёные и специалисты в различных областях гражданского строительства принялись готовить Эндлию к принятию первых поселенцев.
  

***

  
   С незапамятных времён известно, что мужик, он как ребёнок, вечно в рот всякую гадость тащит. Но если дети это делают от неразумения ещё, и от родителей зависит, как скоро они перестанут этим заниматься, то в случае с мужиком надежды практически никакой нет. Единственное, что может его остановить и сделать достойным членом общества, это культура с цивилизацией.
   Взять ту же Дикую Империю. Вот там шансов, что мужик станет хоть чуть-чуть человеком, хоть и диким, действительно нет. Если в культурной и цивилизованной стране мужик, да и не мужик он, а мужчина. Мужик, это как раз житель Дикой Империи. В культурной и цивилизованной стране если и оступился мужчина, оно ведь по-всякому бывает, то культура с цивилизацией не позволят ему и дальше превращаться в дикаря.
   Это в той же Дикой Империи у мужика нет никаких шансов на то, чтобы его называли только мужчина и никогда не называли мужик. Само по себе слово "мужик" дикое и для культурного и цивилизованного человека оскорбительное. Да и нет в культурном языке такого слова, оно сугубо ихнее.
   Да и сам "мужик дикий" вынужден страдать от такого названия себя. Ведь не иначе как в силу такого к себе обращения он вынужден пить водку из стаканов и кружек, а то и вообще из горлышка. Культурные же мужчины, в культурной стране, если и пьют этот дикарский напиток, то не иначе как из бокалов, а в водку содовую добавляют и льда побольше. Вот так оно выглядит культурно и цивилизованно, и дикарём не станешь.
   У водки, как у дикарского напитка, есть одна страшная особенность. Если её пить в чистом виде из стакана или из кружки, то очень скоро напившегося тянет в маленькие, жарко натопленные помещения, у них это называется баня, где такая высокая температура и так много пара, что культурный человек не в состоянии выдержать такое издевательство, ни морально, ни физически.
   А это и есть издевательство, а вернее пытка. Дикари эту пытку сызмальства осваивают, а чтобы понятнее было что с человеком происходит, на себе испытывают. Нужно это для того, чтобы захватив в плен культурного и цивилизованного человека его пытать, чтобы все тайны культурного и цивилизованного общества у него выведать, а потом уже и казнить.
   Набор средств для этого хоть и невелик, но ужасен по своей дикости. После того как попавшего в плен культурного и цивилизованного человека продержат в таком, без сомнения, адском помещении, да ещё всего ветками исхлестают его, в голом виде, в сугроб бросают и с головой снегом засыпают. И что удивительно, впрочем ничего удивительного в этом нет они, попутно, тоже самое и с собой проделывают.
   Вот вам все прелести дикого образа жизни. Говорят, что у них и женщины этим же занимаются. Так что культурному и цивилизованному человеку нетрудно будет сравнить, что лучше, дикость или культура с цивилизацией?
  

***

  
   Но к сожалению даже в культурном и цивилизованном обществе случается такое, что для общества этого совсем нехарактерно. До конца неизвестно, учёные КОШЭ как раз сейчас над этим работают, по каким причинам это происходит, но очевидно одно - без внимания со стороны государства и общества такое оставлять нельзя.
   Речь идёт о том, что иногда, хоть и крайне редко, культурные и цивилизованные граждане КОШЭ за один раз выпивают слишком много алкогольных напитков и становятся пьяными. Для того чтобы свести на нет такие, явные проявления дикости и бескультурья, в частности и был принят закон, позволяющий жёнам не пускать мужей домой в том случае, если они пьяны.
   Но пока закон не заработал в полную силу отдельные случаи некультурного поведения со стороны культурных и цивилизованных граждан КОШЭ случались и случаются.
   Одной из причин чрезмерного употребления алкоголя мужчинами КОШЭ является то, что, к сожалению, после того как прокисли запасы кома-сомы, граждане стали относиться к ней с опаской и практически перестали её пить, но это закрытая информация, не для печати. Так что, отдельные случаи бескультурья случаются. А тут ещё эта дикарская выставка, в смысле, очень не вовремя.
   Вот один из культурных граждан КОШЭ взял, да и обескультурился - напился до такой степени, что сил еле-еле хватило лишь на то, чтобы до дома дойти. Конечно мерки для такого состояния у них совсем другие, не такие как в Дикой Империи. Если бы он хотя бы попытался напиться в дребодан по диким, имперским меркам, то раз десять в процессе напивания умер бы, ну или белую горячку схватил на худой конец. Белая горячка, это национальная болезнь Дикой Империи, присущая только её гражданам. Но сейчас не об этом.
   Добрался он домой, а жена его незаконопослушной оказалась, пустила благоверного домой и даже сильно не скандалила. Конечно же, в голову сразу приходит только одно - ангел, мне бы такую! Ага, не тут-то было! У неё, у ангела этого, на пьяное состояние мужа свои виды имелись, на завтра.
   Получилось так, что следующим днём было воскресенье, а значит выходной. Вот жена-ангел и обязала мужа детей на советскую выставку отвести. Дети ихние от сверстников о мультфильмах узнали, что они очень интересные и смотри сколько хочешь. Вот и стали они донимать маму, потому как папа постоянно на работе, чтобы она отвела их на эту выставку.
   Маме на выставку идти не хотелось, поэтому она, как могла, обещала, что завтра или в ближайшие выходные, а тут такой случай.
   Когда мужик её пьяным домой пришёл, она сразу сообразила, как его наказать, подлеца этакого. Пусть он завтра ведёт детей на выставку, отстоит длиннющую очередь, а потом до посинения по выставке шарахается, пока дети всласть мультфильмов не насмотрятся. Ну и заодно конечно с похмелья мучается. Кто ещё хочет себе такого "ангела"?! Ведь всем известно, что женщины, вне зависимости от культурности, гражданства и страны проживания, ой как любят над своими мужиками поиздеваться - наукой доказано!
   Этого ей показалось мало, да и высока была вероятность того, что, покуда он будет в очереди этой стоять, облюбует какой-нибудь близлежащий бар и похмелится. На детей надежды было мало, за мороженое с кома-сомой и чипсы они вполне готовы отца родного ни за что "не продавать", поэтому пришлось идти самой. Ничего не поделаешь, чистота экзекуции, как и красота, она жертв требует.
   Пошли. Отстояли очередь. Мужик мучился, но держался. А на входе, на выставку, всех квасом угощали и мужика этого угостили. Первый стакан он выпил просто потому, что во рту было хуже чем в Сахаре. Попросил ещё, ему налили. Второй стакан пошёл лучше, вернее медленнее, вкус начал ощущаться. Выпил второй, попросил третий. Налили. Он и третий выпил, и случилось то, что в Дикой Империи известно всем, даже телеграфным столбам, а в КОШЭ на тот момент никому было неизвестно, мужик тот первым об этом узнал. Похмелье у него вдруг, раз, и прошло.
   Мужик обалдел и обрадовался одновременно, правда вида не показал, потому как боялся что жена ещё какое-нибудь издевательство ему придумает. Ну а потом, после выставки, он про квас этот своим друзьям-приятелям рассказал.
   Вот все думают, что если радио называется сарафанным, то это обязательно женских рук, вернее языков, дело. Ничего подобного! Через пару дней о чудодейственных свойствах кваса знало всё мужское население города, и почти всё женское было в курсе. Некоторые ихние мужики, ну чтобы самим удостовериться, специально загодя напивались и на следующий день шли на выставку, и пили квас. Помогало, и ещё как помогало! Поэтому новость такая, для кого-то спасительная, примерно за неделю облетела всё КОШЭ.
   А что, удобство несомненное и просто фантастическое. И от похмелья избавился, и по-новой не напился, потому что квас, он безалкогольный оказывается.
   Это дети, хоть и полноправные граждане своей страны, но в силу возраста пока ещё бесправные. Иное дело мужики. Взрослые все, все работают, налоги платят, а значит и права могут качать на полную катушку. Но права они качать не начали, они поступили проще. Они озадачили бизнес в лице барменов и владельцев баров.
   Бизнес отреагировал почти молниеносно. Уж неизвестно где и как, но в очень короткий срок рецепт кваса и технология его приготовления были добыты и производство налажено. И уже было компании, которые разные соки и газировки делают начали к квасу приглядываться как владельцы компании по производству кома-сомы закричали караул.
   Судите сами. После того, как запасённая впрок кома-сома вся прокисла дела у кома-сомовцев шли из рук вон плохо, а тут ещё этот квас, как будто специально подстроили.
   Первым делом кома-сомовцы развернули мощную агитационную кампанию о вреде кваса как для здоровья, так и для государства в целом. Было потрачена уйма времени и денег на всякие там теле и радиопередачи, ток-шоу и рекламные ролики участники которых все, в один голос, доказывали, что, ну вот один из примеров...
   В одной из телепередач говорили: если выпивать хотя бы один стакан этого кваса в неделю, то через два месяца у человека по всему лицу начинают расти волосы, а если по два стакана, то и хвост тоже. Говорили весомо и убедительно, мол, что за квасом этим давно следят и опыты разные проводят. И что все это учёные доказали и премию какую-то за это получили. Правда, какую премию, не сказали, и учёных тех не показали тоже.
  

Глава X

  
   Одно накладывалось на другое. Сначала детям мультфильмы понравились, а потом, и почти сразу, взрослым понравился ихний квас. Оно конечно можно было бы не обращать на всё это внимания. Мол, закончатся выставки и всё встанет на свои места: дети опять начнут смотреть кошистские мультфильмы, пусть и не такие добрые, зато свои, а взрослые опять начнут пить кома-сому.
   Но не всё так просто. Оказывается, вернее, не так просто государство КОШЭ устроено, чтобы махать рукой направо и налево. Помните про гору, про ту которая кошистская? Если в Дикой Империи вершина горы облаками не скрыта и всем ясно видно кто на этой вершине в данный момент находится, то на кошистской горе всё совсем по другому.
   Вершина той горы скрыта от простого человека облаками и туманами и кто на ней находится, хоть все и догадываются, но мало кто их видел живьём. А они, получается, повыше президента ихнего уселись, так что сами понимаете.
   То ли туман руками раздвинули, то ли так, через туман крикнули, но задачу президенту обозначили - "Немедленно прекратить"!
   Оно и понятно, народ кома-сому пить перестал, а это одно уже, мягко говоря, непорядок. Мало того, что разрушение устоев культурного и цивилизованного общества, это ещё представляет опасность для прибыли производителей кома-сомы что недопустимо.
   Кроме того, сложилась крайне неприятная ситуация с мультфильмами. Здесь конечно же виновны те, кто на стадии формирования выставок просмотрел, а вернее, не обратил внимания на хитро заложенную "мину замедленного действия". Видите ли, посчитали мелочью, за что и будут примерно наказаны. Если детям понравились мультфильмы, то не исключена вероятность того, что взрослым понравятся художественные фильмы и спектакли дикого производства.
   Единственное, что было допускаемо на сцены КОШЭ, так это их дикий балет. Здесь особо никто не переживал, потому что там слов никаких не говорят, а только танцуют. И вообще, что там происходит на сцене, во время этого балета, никто не понимает, поэтому пусть себе пляшут.
   С художественными фильмами, спектаклями и мультфильмами ситуация совсем другая, там разговаривают и разговаривают совсем не о том, о чем принято говорить в культурной и цивилизованной стране. Поэтому популярность и тем более популяризация подобных проявлений бескультурья, не то чтобы нежелательна, она вредна.
   Опять же, производство, как мультфильмов, так и кинофильмов, это многомиллиардная индустрия. Это бизнес, а бизнес в КОШЭ, это свято! Это стоит в КОШЭ на первом месте, с маленькой оговоркой конечно, свой бизнес, кошистский.
  

***

  
   А тем временем ситуация с дикими мультфильмами потихоньку становилась катастрофической, потому что мультфильмы эти всё больше и больше детям нравились. Родители, чтобы не выстаивать длиннющие очереди, да и не во всех городах проходила выставка, стали требовать, чтобы советские мультфильмы начали показывать по телевидению и в кинотеатрах. А поскольку дети, это не только будущее родителей, но и будущее государства в котором они родились, власти на такое пойти не могли.
   Согласно договора о проведении выставок закрыть один из павильонов было невозможно, поэтому оставалось или дожидаться окончания проведения выставки и терпеть, а уж потом выкручиваться, или закрыть выставку и тем самым расторгнуть договор. Для того, чтобы досрочно закрыть выставку необходимо было найти весомую и заведомо невыполнимую другой стороной причину. И такая причина была найдена.
   Кошисты, ещё раз поздравив правительство Советского Союза с первым пилотируемым космическим полётом, предложили, в знак восхищения достижениями советского народа, дополнительно провести свою выставку в городе, жители которого, все до единого, трудятся на космодроме - Байконур. Кстати, город имел точно же такое название. Располагался он где-то далеко в сибирских степях Казахстана, был маленьким и привлекал к себе внимание разве что кошистских разведчиков. Но для закрытия выставки нужна была причина, поэтому и предложили.
   Советское правительство разумеется ответило отказом. Да и какое, даже самое сумасшедшее правительство, пустит в город, который напрочь засекреченный, о существовании которого вообще мало кто знает, иностранную выставку с несколькими десятками кошистов в виде обслуживающего персонала? Понятно, что весь этот персонал обслуживает не только выставку, но и разведслужбы. В проведении выставки хоть и вежливо, но без каких либо намёков на торг, было отказано. Вот тут-то вся мощь кошистских, да и не только кошистских, газет, радио, телевизоров развернулась во всю свою ширь и красоту с культурностью.
   Поднялся невообразимых хай. Культурные и цивилизованные, вместе с не совсем культурными и цивилизованными средствами массовой информации на все лады стали обвинять Дикую Империю в лютой дикости. По их версии выходило, что правительство Дикой Империи согласилось на предложение правительства КОШЭ провести выставку в каждом областном центре Дикой Империи, но взамен потребовало жертвоприношений.
   Да, да, не удивляйтесь! Правительство Дикой Империи якобы потребовало от КОШЭ, чтобы в каждом, помимо заранее оговорённых городах, открытие выставки начиналось с человеческих жертвоприношений. Разумеется жертвами должны были стать граждане КОШЭ.
   По словам культурных и не совсем культурных журналистов и прочих деятелей культуры и не совсем культуры, это было необходимо сделать потому, что таковы народные традиции Дикой Империи. Что, мол, в заранее оговорённых и прописанных в договоре городах, жертвоприношения были заранее совершены, и что в жертву были принесены граждане Дикой Империи, а в дополнительных городах потребуются дополнительные жертвы и они должны быть гражданами КОШЭ.
   Стоит ли говорить, что при этом сам город Байконур не упоминался. Оно и понятно, зачем упоминать город о существовании которого никто не знает? В Дикой Империи достаточно других городов, о существовании которых хоть кто-то что-то слышал.
   Возмущение не граждан Дикой Империи было страшным. По городам и деревням, а иногда и вообще в безлюдных местах, где вообще никто не живёт, прошли многочисленные и многолюдные демонстрации. Протестующие требовали покарать дикарей! Правда покарать их они требовали как-то робко и неубедительно, в основном возмущались и кричали, кто громче крикнет.
   Что удивительно, в самих КОШЭ буря, целиком состоящая хоть и не из до конца культурного, но несомненно благородного гнева осталась практически незамеченной. Дело в том, что все эти демонстрации с возмущением и гневом на все лады проходили в основном в не до конца культурных и цивилизованных странах Европы. И что удивительно, чем ближе страна находилась к границам Дикой Империи, тем громкость и ярость возмущений были громче и разнообразнее.
  

***

  
   Ничего не поделаешь, пришлось выставки закрывать. Надо сказать, что закрыли их что там, что там, тихо и без истерики.
   В недоцивилизованной Европе народ ещё малость повозмущался, но лишённый первоисточника возмущения постепенно стал успокаиваться. Правда, до конца ему успокоиться не давали, время от времени подкидывали новые подробности о диких ужасах творящихся в Дикой Империи. Сами по себе ужасы были конечно же ужасными, но более ужасным было то, что дикари Дикой Империи грозились распространить их на страны хоть и не до конца, но всё-таки цивилизованной Европы.
   В Советском Союзе о выставке скоро забыли совсем, других дел было навалом, да и события, вызванные кошистской выставкой, оказались уж очень интересными. В КОШЭ о выставке тоже забыли, потому что тоже события и тоже интересные, но совсем другие.
   Наверное, всё-таки первопричиной как самих событий, так и их интересности в КОШЭ послужило то, что народ перестал пить кома-сому. Кстати, с квасом всё же справились, но покуда справлялись народ чудил на всю катушку.
   Начать справляться решили с детей. Оно и понятно, дети, они ещё маленькие, а потому доверчивые. Мультипликационные деятели быстренько наснимали-наделали великое множество мультфильмов очень похожих на советские, дикие. Вроде бы всё тоже самое, но разница есть: герои не те, ихние, а свои, кошистские, и говорят вроде бы тоже самое, а на самом деле не совсем тоже самое, другое.
   Но ребёнок, он доверчив и память имеет короткую, поэтому подмены и не заметил. Да и трудно было её заметить. Для этого пришлось бы показывать сразу два мультфильма, кошистский и ихний, и сравнивать. И то не всякий смог бы найти разницу, не всякий взрослый, чего же говорить о детях. Ну а кто же будет в противовес своим чужие мультфильмы показывать? Ясно дело, никто! Поэтому можно сказать что пронесло, справились...
   А вот со взрослым населением КОШЭ дело обстояло посложнее. Эх, если бы их тоже можно было одними мультиками успокоить! Получалось, что с таким трудом и таким тщанием выстроенная теория, не надо скромничать, исключительности и превосходства над другими народами дала сбой из-за какого-то кваса, о котором до тех пор никто и не слышал. Одно не то чтобы успокаивало, во всяком случае выглядело обнадёживающим - мужчины и женщины буянили каждый по своему.
   Если раньше, и кома-сома тому великий помощник, взрослый человек воспринимал саму работу и требования, предъявляемые к нему работодателем как нечто само собой разумеющееся, то теперь начал не соглашаться, а временами и возмущаться.
   Мозги, неокультуренные кома-сомой, стали соображать совсем в другую сторону, а именно: а зачем оно всё надо, в таком количестве и такой ценой? Ведь получалось, что на работе из работника всех квалификаций и должностей, просто-напросто жилы вытягивали. Нужен и важен был результат и результат именно на сегодняшний день. Прошлые заслуги и достижения во внимание не принимались, потому что были в прошлом и на день сегодняшний повлиять не могли. Вот и выходило, что перестал соответствовать - свободен, в смысле, иди на все четыре стороны, хочешь сразу, а хочешь, по очереди.
   Да и пока соответствуешь, тоже, замкнутый круг получался. Чем больше работаешь, тем больше можешь всего купить. Причём, всё сделано так, чтобы покупки эти чуть ли не каждый год обновлять приходится, а то видите ли, ты не такой как все получаешься. А если не такой, значит чужой, значит опасно давать тебе хорошую работу, ну и зарплату соответственно.
   Чтобы такого не происходило, обезопасили мужика, извините, мужчину - дома неработающая жена для этого должна быть. Разумеется, никто не говорит, да и язык не повернётся такое сказать, что домохозяйка целый день только и делает, что ничего не делает. Забот у домохозяйки хватает, но здесь опять появляется это растреклятое "но".
   Если на любом предприятии или же в фирме, обязательно существует трудовой коллектив, объединённый одним, общим делом, то и у домохозяек существует нечто подобное. Разумеется и разговоры в своём большинстве что у тех, что у других на производственные темы.
   Только если на каком-нибудь заводе производственные разговоры о том, что завод этот производит, то у домохозяек производство, это их дом. А теперь представьте себе, чтобы хоть какая-нибудь из женщин призналась в разговоре с коллегой по домохозяйству, что её дом хуже, и более того, и в дальнейшем будет хуже, чем у собеседницы. Представляете себе такое? Я не представляю.
   Вот и получалось, что взрослый и сильный мужчина был зажат, как у них говорят: между скалой и твёрдым местом. На работе жали-выжимали, приходил домой, там, тоже самое - жмут-выжимают. Вот и возмутился мужик, простите, мужчина. А виной всему кома-сома, вернее её отсутствие.
  

***

  
   А тут ещё жёны опомнились те, которые законопослушные. Соблюли закон, не пустили своих мужей в пьяном виде домой и в результате остались при своих интересах. Пьяные мужья быстренько опомнились и нашли себе, правда не все, других женщин, а те с радостью их приняли.
   Те, которые формально настоящие, но фактически бывшие, небывалый крик подняли, даже мэра одного из городов избили, а что толку? Мужей как не было, так и нет, шляются где-то. Они в суд. А что суд? Ну алименты присудил суд этот, а мужиков не присудил. Правда, в некоторых штатах власти инициативу проявили. Там мужей, которые закон пытались нарушить, но жены не позволили полиция начала отлавливать и силком домой возвращать. А что толку? Некоторые конечно оставались, но большинство опять сбегало и попробуй, найди их. А для женщины, для неё одиночество, это самый главный враг. Это даже хуже, чем губная помада не того цвета. Так что надо было что-то делать...
   Это дикарям - дикарское, а в КОШЭ, стране культурной и цивилизованной вс` совсем по другому. В КОШЭ традиции чтили и чтят? и относятся к ним очень бережно тем более, что история сначала Эдемии, а потому уже Кем-то Объединённых Штатов Эдемии насчитывает даже не тысячелетия, десятки тысячелетий, а может быть и сотни, трудно сказать не являясь эдемийцем.
   После того как Адам и Ева - первые люди Эдемии и Земли вообще, появились на свет и посредством Древа познания познали окружающий мир, им сразу же стало ясно, как в этом мире жить. Насчёт выживания вопрос не стоял. Это в Диких землях далёким потомкам перволюдей приходилось выживать, потому что земли те, дикие. Эдемский же сад, да и сама Эдемия, были специально созданы для комфортной и безбедной жизни как перволюдей, так и их потомков.
   Но даже и в благодатном Эдемийском саду ту же пищу надо было добывать. Оно и понятно для чего это было сделано. Если бы добыча сама приходила к перволюдям, сама с себя шкуру и кожуру снимала и сама вариться-жариться на огонь прыгала, ничего хорошего у перволюдей не получилось бы. Поэтому за добычей приходилось ходить и добывать её.
  

***

  
   Так было обозначено различие между мужчиной и женщиной. Вместе они делали одно дело, но каждый по-своему. Адам ходил на охоту и приносил в дом добычу, а Ева обустраивала дом, делала его уютным для совместной счастливой жизни, воспитывала детей. Это были её основные обязанности.
   А в свободное от выполнения основных обязанностей время Ева выполняла обязанности второстепенные. Не сказать, чтобы они были обременительны, но времени всё-таки требовали. Ева, когда вместе с детьми, а когда одна, занималась собирательством. Эдемийский сад невероятно щедр на всевозможные плоды и растения, да и не только на них. Много чего есть как в самом Эдемийском саду, так и в Эдемии что не надо выслеживать или догонять. Достаточно пойти и взять, сколько тебе нужно, и ходить далеко не надо, всё что нужно недалеко от дома лежит, приходи и бери.
   Так с тех пор и повелось. Муж ходит за добычей подальше от дома, а жена собирает то, что нужно недалеко от дома. И вот через многие и многие тысячи лет уклад жизни, теперь уже в КОШЭ, принял следующий вид: муж ходит на работу и ему за эту работу платят деньги, а жена следит за домом и воспитывает детей. В свободное же время занимается собирательством - ходит по магазинам и покупает то, что нужно для семьи. Согласитесь, лучше невозможно ни придумать, ни пожелать.
   И вот теперь, после введения этого закона, который целиком и полностью нужный и полезный, всё рухнуло. Получился невероятный парадокс. Те женщины, которые закон этот нарушали, каким были такими и остались, как и прежде, замужними. Ну подумаешь поскандалили немного? Иногда это даже полезно. Они продолжали воспитывать детей, следить за порядком в доме и заниматься собирательством по окрестным магазинам. А те, которые закон соблюли, на первый взгляд тоже остались прежними, тоже продолжали делать всё тоже самое что и нарушительницы закона с той лишь разницей, что теперь они стали женщинами незамужними. Для них случилось самое страшное что могло случиться вообще, они потеряли статус культурной и цивилизованной замужней женщины.
   Если брать в рамках страны, то это можно было сравнить с оппозиционной деятельностью, а то и вообще с терроризмом. Но разумеется ни в какой оппозиции они не участвовали и террористической деятельностью не занимались, поэтому общество от них не отвернулось, протянуло руку помощи.
  

***

  
   Первыми руку помощи протянули деятели культуры, а поскольку самой главной из культур в КОШЭ является кино, то это были киношники. Поскольку законопослушание было явлением почти массовым, помогать решили тоже массово. За короткое время были написаны сотни киносценариев, по десяткам из которых были сняты кинофильмы. Подавляющее большинство этих фильмов было посвящено судьбе женщины оставшейся верной, в смысле, закону верной, ну и мужу конечно. Они, фильмы эти, выполняли роль путеводителей и проводников по хитросплетениям и тоскливым трудностям одинокой незамужней жизни, а также были добрыми советчиками в складывающихся, подчас нелёгких, ситуациях.
   И что замечательно, все они, без исключения, заканчивались тем что муж, осознав всю глубину своего грехопадения и закононепослушания, возвращался домой, к законопослушной жене, становился перед ней на колени и долго-долго просил у неё прощения. Не надо удивляться, всё верно, женщина, жена, права, потому что закон не нарушила и прошла через все испытания.
   Раньше кинофильмы снимались продолжительностью в полтора-два часа. Бывали конечно исключения, это когда снимали две-три серии, но не часто. Объясняется это просто. Замужней женщине не требуются советчики и подсказчики в семейной жизни. Самым лучшим подсказчиком для неё было, есть и будет история семейных взаимоотношений сначала в Эдемии, а потом уже в КОШЭ. Но ситуация изменилась, и как минимум в половине случаев не могла быть разрешена в положительную для ставшей незамужней женщины, в короткий срок. Кинотворцы учли это, поэтому появились фильмы состоящие из десятков, а в отдельных случаях, из сотен небольших по продолжительности серий.
   Получился некий комикс, только живой, движущийся и разговаривающий. Всё тоже самое, как и в столь популярных в КОШЭ комиксах, только листать и читать не надо, за тебя телевизор это делает. Смотрит женщина серию за серией, ответы на вопросы и выходы из сложившихся ситуаций получает, заодно ума набирается. А как пришёл, вернее, вернулся муж домой, встал на колени и начал просить прощения, тогда комикс можно и закрыть, отложить в сторону, в смысле, телевизор выключить.
   А те женщины, к которым муж ещё не вернулся, но без сомнения вот-вот должен прийти и на колени встать, продолжали смотреть комиксы по телевизору. Опять же, телевизионные комиксы эти были хорошим средством от одиночества. Смотришь на чужую жизнь, в кино снятую, и кажется, что всё это дома у тебя происходит, и полезно, и не скучно.
  

Настоящая история человечества (продолжение).

  
   Можно сказать, что свою основную задачу эдемийские учёные выполнили, поэтому они покинули Римскую империю тем самым предоставив её гражданами возможность самим, без посторонней подсказки, жить и выбирать свою дальнейшую судьбу.
   При расставании римлянам объяснили, что рано или поздно это должно было произойти и что эдемийцы не могут постоянно опекать и направлять римлян. Тем более что римляне, в отличии от тех же египтян и греков, оказались весьма, можно сказать, талантливыми учениками, и за короткий срок добились огромных успехов.
   Поскольку эдемийские учёные, помимо Римской империи, работали и в других Диких землях, информация об их пребывании должна была ещё какое-то время оставаться в памяти диких народов. Для того, чтобы свести на нет такие воспоминания, а вернее будет сказать, перевести их из разряда действительности в разряд мифов и легенд были запущены слухи о том, что родина эдемийцев погибла в страшной катастрофе.
   Надо сказать, что дикие народы часто интересовались: откуда к ним пришли эдемийцы которые в свою очередь ничего не скрывали и говорили правду, что пришли они из далёкой и великой страны, расположенной за морем которому нет ни конца, ни края. Разные народы называли родину эдемийцев по-своему: Атлантида, Гиперборея, Лемурия и тому подобное. Настоящего же названия Эдемии никто так и не узнал. Теперь же, когда был пущен слух о гибели родины эдемийцев, они смогли спокойно заняться обустройством Эндлии
   Оставшись наедине с самими собой и со своими враждебными соседями, римляне очень быстро утратили то, чему их научили эдемийцы. Граждане римской империи, добившиеся успехов в общественной и предпринимательской деятельности сразу же после ухода эдемийцев поспешили закрепить своё положение в империи. Иными словами, они хотели выделяться из общего числа граждан не только фактически, в силу своих талантов и заслуг, но и юридически, то есть, стать классом избранных.
   Как следствие, в империи вспыхнули волнения переросшие в открытые столкновения как между элитой общества и простыми гражданами, так и между отдельными представителями элит. Области, доселе входившие в состав империи, одна за другой стали отделяться и объявлять о своей независимости. Над Римской империей нависла угроза распада.
   Этим не замедлили воспользоваться дикие и агрессивные германские племена. При поддержке своих союзников, племён, проживавших на востоке от Германии, ещё более диких и агрессивных, центральная часть Римской империи, в том числе и ее столица - Рим, были захвачены и разграблены.
   После этого Римская империя окончательно распалась. Теперь она представляла из себя два относительно больших государства: Западную и Восточную Римские империи, причём Восточная империя по площади значительно превосходила Западную. Кроме этих осколков некогда великой и единой империи образовалось множество более мелких государств получивших названия: королевства и княжества.
   Все, без исключения, вновь образованные государства вместо того, чтобы договориться о взаимном мирном сосуществовании, принялись воевать друг с другом. Эти войны не прекращались ни на один день. Если, например, одно из этих, так называемых государств, прекращало войну с одним из своих соседей, то сразу же начинало войну с другим соседом или подвергалось нападению с его стороны.
   В таких условиях о каком-либо культурном развитии и строительстве цивилизованного общества даже не приходилось мечтать. Вся Европа и Малая Азия, а также Ближний Восток, были погружены в бесконечную череду бессмысленных и кровопролитных войн результатом которых становилась всё более возрастающая дикость их народов.
   Нельзя сказать, что эдемийцы, занятые обустройством Эндлии, ничего этого не замечали, разумеется они всё это видели, но вмешиваться не спешили. Они, на основе предыдущего опыта, справедливо решили, что вмешиваться в каждый конкретный случай просто неэффективно. Точно также неэффективным оказалось развитие одного, отдельно взятого народа и государства до уровня хоть сколько-то соответствующего культурному и цивилизованному уровню Эдемии. Поэтому было принято решение не спешить и заниматься созданием колонии в Эндлии. После того как остров будет заселён колонистами планировалось продолжить работу по приобщению диких народов к культуре и цивилизации, но делать это масштабно, применительно сразу ко всем диким народам, а не к отдельным племенам. Всё это требовало времени, а время у эдемийцев было, они никуда не торопились. Слишком важной была их задача - безопасность Эдемии, а в этом вопросе спешить не следовало.
   В то время, когда эдемийцы занимались подготовкой к следующему этапу распространения культуры и цивилизации в Диких землях, дикие народы продолжали воевать между собой. Позже, дикость и бескультурье, царившее в Европе в те времена получило название Тёмное или Мрачное Средневековье.
  

Глава XI

Самая маленькая

  
   Но даже у кошистских медалей две стороны, удивительно, конечно. В культурной и цивилизованной стране такого быть не должно, однако есть и с этим приходится мириться. Конечно же, в этом направлении ведётся большая работа, ну чтобы у кошистской медали была одна сторона, как ей и предначертано. И успехи есть, но для достижения окончательного результата, всё равно какое-то время понадобится.
   В случае с мужчинами и женщинами, как женатыми, замужними, так и нет, культурность, цивилизованность и законопослушание, это одна, единственно верная сторона медали. Это всё к тому, что просто необходимо хотя бы кратко упомянуть о тех, кто закон хоть и не нарушал, но получается, что помогал нарушать - о незамужних женщинах.
   Жизнь незамужней женщины отличается от жизни женщины замужней тем, что лишена всякого смысла. В этом случае происходит сильный перекос в сторону дикости и бескультурья, а именно: если замужняя женщина занимается домом детьми и собирательством, то женщина незамужняя вынуждена заниматься и домом, и детьми (незамужние женщины с детьми тоже встречаются), собирательством да ещё за добычей ходить, в смысле, на работу. Представляете, какой перекос получается?!
   Возможно и повторюсь, но тем не менее не лишним будет обратить на это внимание ещё раз. Дело в том, что мужчина, он одомашниванию поддаётся с очень большим трудом. Наверное так происходит потому, что мужчина, в силу своего предназначения, вынужден ходить за добычей, а значит далеко, а иногда и надолго уходить от дома и из дома. Разумеется чем дальше, тем оно интереснее: и добычи больше всякой разной? и людей, тоже разных, больше встречается, вот он о доме-то и забывает, но всё равно в большинстве случаев домой возвращается. Это о женатых мужчинах.
   Но встречаются, и их довольно-таки много, мужчины неженатые. Шляются где хотят и сколько хотят и похоже, что такое поведение их очень даже устраивает. Вот они как раз одомашниванию не поддаются вообще, ну почти вообще. Одомашнивание для них является исключением, подтверждающим правило. Теперь представляете, каково приходилось незамужним женщинам ну чтобы "одомашнить" (не знаю как правильно) неженатого мужчину?
   А тут, и вот они, две стороны медали, со стороны замужних женщин началось массовое исполнение закона. В ряде случаев, не во всех конечно, исполнение закона послужило поводом для огорчения закон исполнявших - замужних женщин и поводом для радости женщин незамужних.
   А куда прикажете им деваться? Незамужняя женщина хочет стать замужней, а неженатые мужики одомашниванию не поддаются. А тут, ну прямо как подарок, женатые мужчины появились, временно неженатые. С ними-то проще, они уже одомашнены, а значит уже привыкшие к жизни семейной, бери и пользуйся. Чем незамужние женщины и поспешили воспользоваться (пардон, за каламбур).
   Понятно, некоторые ранее женатые мужчины, кто по своей воле, а кто не по своей, опомнились и вернулись в семьи. Правда были и такие, которые не вернулись, ничего не поделаешь.
   Если взять в масштабах страны, в целом, то ничего страшного не произошло, никакой трагедии. Взамен одной семьи образовалась другая, новая, так что статистика, можно сказать, не пострадала.
   Трагедия, вернее трагедии, они потому и являются трагедиями, что в каждом, конкретном случае. В масштабе страны, это всего лишь статистика.
   Но как женатые и замужние, так и незамужние граждане КОШЭ были выведены из состояния равновесия. Так сказать, масла в огонь добавила прокисшая кома-сома, вот и бурлил народ, никак не мог успокоиться.
   Постепенно немного успокоились и как культурные и цивилизованные граждане КОШЭ, выдвинули свои требования:
   - женатые мужчины требовали равноправия. А то на работе начальство требует и ругает, придёшь домой, там жена занимается тем же самым.
   - замужние женщины, все без исключения, требовали чтобы им вернули мужей. Но самые дальновидные из них, а возможно просто хитрые, требовали, чтобы и на них закон о пьяном супруге распространялся, чтобы в случае чего они могли бы найти себе счастье на стороне.
   - в недалёком прошлом и формально незамужние женщины требовали, чтобы у них не отбирали мужчин не иначе как по велению свыше им доставшихся. Ну а если уж возвращать мужчин всё же придётся, требовали взамен других мужчин, неважно каких, женатых или неженатых.
   И только неженатые мужчины не возмущались, не бастовали и не буянили, а продолжали жить так, как жили раньше, в своё удовольствие.
  

Глава XII

Которой не должно быть

  
   Не удивляйтесь, этой главы, хоть и под номером двенадцать, заметьте, не тринадцать как у культурных и циилизованных людей, действительно не должно быть, потому что она не существует. Но в этой книге она существует и причиной тому некультурность и нецивилизованность её автора.
   В стране культурной и цивилизованной, а она как известно одна на свете, числа тринадцать не существует. Нет, на бумаге и в арифметике с математикой существует конечно, а в жизни не существует. А у автора, у того всё наперекосяк. У него и число двенадцать существует, и число тринадцать существует, иными словами, всё не как у людей, культурных и цивилизованных.
   Для того, чтобы было ясно, ну и чтобы поверили, приведу один пример. В ихних домах нет тринадцатых этажей. Двенадцатый этаж есть, как ему и положено быть, а тринадцатого нету, сразу за двенадцатым, четырнадцатый. Вот интересно, а куда они тринадцатые этажи девают и кто на них живёт?
   Но это ладно, с этажами, оно на любителя. А вот как быть со сдачей в магазине, ну или ещё где-либо? Купил человек что-то, а ему сдача полагается в размере тринадцати ихних денег. Сколько сдачи ему дают: двенадцать или четырнадцать, а? Надо будет при случае спросить у какого-нибудь культурного и цивилизованного гражданина культурной и цивилизованной страны, интересно все-таки...
   Опять же, в силу своей некультурности и нецивилизованности которые мне с успехом заменяет откровенная дикость, несуществующая глава - самое место для того, чтобы, так сказать, подвести итоги. Дел-то было много наделано и натворено, так что самое время и самое место.
  

***

  
   То, что в результате всех этих событий получилось в Дикой Империи описывать не очень интересно. Разумеется, оно не неинтересно вообще, как раз наоборот.
   После того, как общий "враг" был определён и классифицирован, в отношении него были предприняты решительные и самые, какие только существуют, беспроигрышные и безотказные действия - обложили неженатых мужиков и обложили со всех сторон. Самые стойкие из них, конечно же, продолжали стоять до конца и не сдаваться, но многие, многие сдались, потому что сопротивляться такому напору были не в силах, дюже приятным он был, напор этот.
   Первыми результаты заметили околоподъездные бабушки и сразу же начали ими пользоваться. До этого как было? День за днём одно и тоже: одни и те же лица, в смысле, жильцы. Парами и по одиночке, тоже ходят одни и те же, и в том же составе. Это как песня в магнитофоне одна единственная, а другие не записаны. Вот и приходится слушать её с утра до вечера, хоть и в исполнении соратниц по приподъездной лавочке, но всё равно одну и ту же.
   И вдруг, никого не спросясь, у домов стали появляться незнакомые мужчины и женщины. Мало того появляться, они в подъезды начали заходить! По мнению бабушек - наглость конечно, несусветная. Как так, не представившись, не поговорив за жизнь и разрешения не спросив, вернее, где живёт та или тот к кому им надо, проходили мимо, правда здоровались. Это почитай как фонотека какой-нибудь звукозаписывающей студии на бабушкины "магнитофоны" свалилась. Играй, пой, да хоть пляши, песен навалом, на любой мотив!
   Не зря в популярной песне поётся: "Нам песня строить и жить помогает...". Песен стало навалом, а значит версий из них, вернее аранжировок, можно понапридумывать ещё больше. А насчёт жизни, так новая песня, это почитай что новая жизнь, полная содержания, а значит и смысла.
   Но удел этих, уже бабушек - созерцание и аналитика. Ничего не поделаешь, каждому возрасту своя специализация полагается. Внуки у них уже выросли, а правнуки ещё не родились, подождать надо. А пока что время свободное появилось, вот и ...
   Зато некоторые мамы, отчаявшиеся понянчить внуков, воспряли. У них начиналась вторая молодость. А может быть это как-то по другому называется, не знаю. Действительно, как назвать то, когда женщина потеряла всякую надежду стать бабушкой, сын - балбес жениться не хочет, и вдруг, на тебе: "Мама, я тебя хочу познакомить..., она хорошая..., мы собираемся пожениться...". Вот как это назвать? Пусть будет молодость, и неважно какая.
   Есть такая бытовая услуга, "Муж на час" называется. Расшифровывать эти три слова можно кому как угодно, как говорится, у кого что болит или сломалось.
   Хорошее в этой бытовой услуге, впрочем назвать её можно как угодно - хорошее слово - "муж", а плохое - "на час".
   Для мужиков тоже существует подобная бытовая услуга, только называется она как-то по другому, нет, не "Жена на час" - это уж точно. Ещё говорят, что услуга эта древнейшая на Земле, врут наверное, как всегда.
   Древнейшими услугами, если это можно так назвать конечно, безусловно являются взаимные "услуги" под названиями: "Муж навсегда" и "Жена навсегда". Вот здесь всё ясно и понятно и никаких сомнительных трактовок не предусмотрено.
   Так что в результат