Рощектаев Андрей Владимирович : другие произведения.

Паломнический путеводитель по Калуге

Самиздат: [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:


Оценка: 4.45*6  Ваша оценка:


   Паломнический путеводитель по Калуге
  
   Оглавление
  
   Введение
   Троицкий кафедральный собор
   Храм Покрова на Рву - древнейший в Калуге
   Собор Георгия за Верхом и другие храмы Завершья
   Храмы бывшей северной окраины
   Храмы на берегах Оки и за Окой
   Некоторые другие храмы
   Калужские монастыри
  
   Приложения:
   1. История Калужской иконы Божией Матери
   2. Древние святые покровители Калужской земли: Пафнутий Боровский, Тихон и Лаврентий Калужские.
  
  
   Введение.
  
  
   Многие паломники, отправляясь в Оптину пустынь, что в 70 км от Калуги, саму Калугу проезжают без остановки, видя её лишь из окна автобуса. Те же, кто делают здесь привал, чтоб хоть наскоро ознакомиться с городом, как правило остаются потрясённые - они совсем не ожидали увидеть такое... После краткого посещения люди обычно жалеют лишь о том, что не приехали на несколько дней, что времени не хватило побывать во всех удивительных церквах этого древнего града.
   Заочно многие представляют себе Калугу захолустным, провинциальным городком, в котором, пожалуй, не найти ничего, достойного внимания. Будучи жемчужиной, достойной Золотого Кольца, Калуга никак не рекламирует себя, остаётся почти в безвестности. Она не избалована туристическими посещениями... что, надо признать, придаёт ей дополнительный уют и очарование. Три часа езды от Москвы, и - ни интуристов, ни паломнического бума.
   Её бесчисленные храмы являются шедеврами русского зодчества XVII - XVIII веков, и при этом почти все они - действующие (редкий пример, даже по нашим временам: в городах Золотого Кольца куда больше "музейности"). Но я не встречал о них ещё ни одной большой комплексной книги - ни в светской, ни в церковной литературе. В лучшем случае - наборы открыток.
   Калуга известна с 1371 года (впервые упомянута в грамоте литовского князя Ольгерда, но из этой же грамоты следует, что она существовала гораздо раньше). За века Калуга как стратегический форпост Руси на Оке ознаменовалась многими важными военными событиями: "стоянием на Угре" (1480 г.) в её ближайших окрестностях; отражением крымских набегов (см. житие св. Лаврентия), несколькими долгими осадами Смутного времени, уникальной ролью в войне 1812 г. От частых разорений, особенно в Смутное время (когда ей досталось и от Болотникова, и от Лжедмитрия II, и от гетмана Сагайдачного) и от последующих пожаров, в городе не осталось архитектурных памятников древнее конца XVII века. Но именно после этого рубежа начинает формироваться тот самобытный облик Калуги - "лес церквей и колоколен", который мы видим сейчас.
   Если на примере Ярославля можно, не выезжая из города, изучать всю русскую церковно-посадскую архитектуру XVII в., то на примере Калуги - всё "провинциальное русское барокко" XVIII века (и раннее, переходное от посадского стиля, и позднее, сложившееся в окончательных формах). Но Калуга - не Петербург: европейский стиль здесь не вытеснил русский, а органично привился к нему, даже - растворился в нём. Благодатная, одухотворённая красота древнерусских луковок никуда не исчезла. И в петровскую, и в екатерининскую эпоху город остался уголком Святой Руси. Новая Калуга - XVIII века, - выросла на древних корнях.
   Постройка в начале XIX века огромного Троицкого кафедрального собора, уже в стиле классицизма, отметила собой ещё одну эпоху в истории города. Это событие практически совпало по времени с учреждением Калужской епархии, которая ведёт отсчёт своего существования с 1799 года.
   Любопытно, что в те же годы начинается возрождение из крайней нищеты и запустения Оптиной пустыни. Через считанные годы малоизвестная обитель стала всероссийским центром старчества. Её слава затмила славу епархиального центра - Калуги. Но Калуга - это, конечно, не "перевалочный пункт" на пути к Оптиной, это - "самостоятельный" святой град, насчитывавший до революции 47 церквей, хранимый Калужской чудотворной иконой Божией Матери и молитвами святых здешней земли. Сейчас в Калуге сохранилось 20 старинных приходских храмов. Вдобавок к ним, разросшийся город включил в себя несколько церквей бывших сёл: Ромоданово, Рождествено, Козлово, Ждамирово. Последнее (раньше оно называлось "местечко Калужка") прославилось с 1748 г. явлением Калужской иконы - главной епархиальной святыни. Вообще же Калуга ознаменована множеством чудотворных икон и связана с жизнью нескольких великих святых.
   Преп. Варсонофий Оптинский когда-то адресовал жителям этого города следующие слова: "Калуга - значит ограждённое место. Таков и наш город Калуга... Он ограждён монастырями, где почивают святые мощи Калужских чудотворцев: преподобного Тихона Калужского, праведного Лаврентия, преподобного Пафнутия игумена Боровского; нашей святой обителью с её почившими великими старцами... Вот это - Калуга, и счастливы вы, что Господь привёл вас пожить в таком ограждённом месте".
  
  
   Троицкий кафедральный собор.
  
  
   История любого кафедрального собора обычно ярко воплощает в себе историю города и всей епархии. Калужский кафедральный собор относительно молод (рубежа XVIII - XIX вв.), но настолько же молода и сама епархия, учреждённая лишь в 1799 г. Впрочем, Троицкий храм на месте ныне стоящего собора впервые упоминается ещё в начале XVII века, и место это - самое важное в жизни города, его "ядро", бывший кремль. Около 200 лет стоит нынешний собор - но ещё столько же насчитывает история тех деревянных и каменных Троицких храмов, что стояли в разное время на его месте.
   В Смуту Калуга была центром многих событий. Эта сильная крепость на пути из южных, казачьих областей в Москву стала главным опорным пунктом и Ивана Болотникова, и Лжедмитрия II. Последний после бегства из Тушина (1610 г.) перестал быть "Тушинским вором", но стал "вором Калужским". Здесь же, в Калуге, он нашёл бесславную смерть - от рук одного из своих приближённых.
   В связи с его похоронами в 1610 г. впервые упоминается (в Никоновской летописи) деревянный Троицкий храм. Восемь лет спустя запорожцы под предводительством Сагайдачного обманом захватили и полностью разорили Калугу, сгорел в грандиозном пожаре и Троицкий храм. Его отстроили вновь. В 1626 г. он упоминается в описи как деревянный, двухшатровый, с приделом Иоанна Богослова. В 1687 г. на месте обветшавшего деревянного выстроили каменный храм - на средства вдовы известного боярина С. Т. Хитрово Анны Петровны, - и, как гласила надпись, для вечного поминовения государя Фёдора Алексеевича. Этот храм простоял сто лет и тоже обветшал. В 1786 г. началось строительство нового, нынешнего. Символично, что растянулось оно... ровно на 33 года.
   Первую сумму на постройку (30 тыс. рублей) выделила ещё Екатерина II; а освящён был собор при её внуке Александре I, через несколько лет после Отечественной войны. Старый собор разбирался, материалы его сразу же шли на постройку нового - но при этом службы в неразобранной части продолжались до 1799 года!
   Строительство шло тяжко: за два года возвели цоколь, но дальше работы приостановились из-за нехватки средств. Основной этап строительства прошёл в 1804 - 1808 гг., когда собор был "завершён вчерне", без купола, колокольни и безо всей отделки. Дальше работы опять застопорились по различным причинам.
   Помимо обычной хронической недостачи средств, это было связано, возможно, со сложностью, нестандартностью самого проекта, нехваткой таких квалифицированных строителей, которые бы его быстро воплотили. Проект составил губернский архитектор Иван Денисович Ясныгин, один из первых "классицистов" России, ученик Казакова.
   Собор очень прост и лаконичен по архитектуре, но за этой внешней простотой - уникальная сложность бесстолпной конструкции с первым в России большим безопорным куполом. Закладка такого храма в провинции поначалу даже вызвала лёгкое замешательство в столице. Внешний диаметр купола составил 20 м, внутренний - почти 17 м. У строившегося в те же годы Казанского собора Санкт-Петербурга (арх. Воронихин) купол - 15-метрового диаметра. Ясныгин и Воронихин достроили свои шедевры почти одновременно, в 1811 г.
   Правда, в калужском соборе предстояли ещё отделочные работы, которые прервала Отечественная война 1812 г. Они затянулись ещё на несколько лет. Лишь 10 апреля 1819 г., в среду Пасхальной седмицы, собор был, наконец, освящён.
   Внутренняя высота в нём, от пола до образа Спаса в куполе, составила 36 м. Колокольня оказалась почти вдвое выше - 70 м. Таких больших соборов ни Калуга, ни ближайший к ней регион ещё не знали.
   В XIX в. Троицкий храм был для калужан тем же, чем Храм Христа Спасителя для москвичей - не только главным собором города, но и памятником победы 1812 года. В нём хранилось 11 знамён калужского ополчения, а также знамя Азовского пехотного полка, спасённое калужанином С. А. Старчиковым в Аустерлицком сражении (этот подвиг претерпел "литературное преломление" в романе Толстого "Война и мир" в подвиге Андрея Болконского).
   С одной стороны, грустно, когда храмы Божии становятся "музеями" земной славы, с другой - вполне понятен патриотический подъём после великой победы. Особенно сильно он переживался в городах, переживших нашествие - или же едва не переживших его, как Калуга.
   Внутри собора был установлен 8-метровый иконостас архитектора М. Ф. Казакова - единственный в России "казаковский" иконостас, который мы знаем. К сожалению, в советское время при разорении храма он был безвозвратно утерян.
   В 1924 г., всего через век с небольшим после освящения, собор закрыли и переоборудовали под Дом обороны. Здесь располагались кружки Осоавиахима и школа ПВХО (противовоздушной и химической обороны), действовал кинотеатр и даже одно время располагался зверинец.
   Началась война. Осенью 1941 г., при отступлении Красной Армии из Калуги, было решено взорвать "стратегический объект". К счастью, начальник школы ПВХО, чтобы не тратить боеприпасы, в последний момент заменил способ казни: взрывание - на сожжение. Возможно, он втайне желал сохранить собор - и это ему удалось. Храм был подожжён и выгорел внутри, но устоял.
   С 60-х годов, после частичного ремонта, в нём разместилась спортивная школа.
   Так, промыслом Божиим, собор уцелел даже в ту страшную эпоху - редкость для кафедральных храмов областных столиц: их-то старались уничтожать в первую очередь как главную "наглядную агитацию" Церкви.
   Наступила новая эпоха. 23 августа 1991 г. Троицкий собор был возвращён Русской Православной Церкви. Но прошло ещё долгих 8 лет реставрации, прежде чем собор был вновь освящён. В 2000 г. ожила и "заговорила" колокольня: на ней установили колокола, главный из которых весит 5100 кг.
   Работы же по отделке и росписи храма продолжаются и по сей день. Приехав в сентябре 2008 г., я видел уже полностью расписанным основной объём - и ещё только подготовленную к работе изографов трапезную.
   Меня поразило это сочетание: храм в стиле классицизма - и фрески в стиле Древней Руси. Первый раз встречал такое! И неожиданно удачным получилось это совмещение - будто так всегда и было... Будто и не отступала никогда Россия, пленившись Просвещением, от исконных своих, рублёвских традиций, будто и не изменяла небесному и Живому ради земного, "как будто живого". Будто и не было по-рубенсовски приземлённого искусства в Синодальный период XVIII - XIX вв. - как раз когда строился калужский храм. Удивительным стал этот опыт встречи в "классицистическом соборе" с подлинным Возрождением, победившим убогий, секулярный "Ренессанс". Вот бы везде, по всей России, в таком стиле расписывали воскресшие храмы!
   Из росписей Троицкого собора.
   В огромном куполе: Спас Нерукотворный в круге - в золотом солнце, окружённом густыми лучами. В барабане - 8 окон с красно-сине-жёлтыми витражами.
   На одном из сводов - Ветхозаветная Троица в белоснежных одеждах, выписанная в круглом "медальоне".
   Очень интересен Христос-Древо в стенной арочной нише правого придела: "Я есмь Лоза, а вы ветви". В Чаше, образуемой развилком древа - Сам Христос, в завитках ветвей - многочисленные святые.
   В другой нише - Богородица-Древо со св. праведными женами, образующими листья. Видны св. Ксения и Матрона, Елисавета Феодоровна, мученицы, преподобные...
   В нише одного огромного окна, в навершии: Агнец-Христос во славе в нескольких кругах Нетварного Света. Над другим окном - Знамение Пресвятой Богородицы.
   В лентах росписей на боковых стенах, как обычно - Евангельские чудеса и притчи - и множество святых, как бы сомолящихся с нами в храме.
   Рассказ о современном Троицком соборе был бы неполным, если не сказать несколько слов о великолепном пятиярусном иконостасе - с иконами, писанными опять же в древнерусском стиле (работы как местных, калужских, так и тверских мастеров). Все иконы писаны "по золоту" - фон, который по древней традиции, символизирует Нетварный Свет. Все иконы - арочной формы, но венчает всё опять-таки Пресвятая Троица в круге.
   Высота иконостаса - 19 метров.
   У боковых приделов - чуть меньшие иконостасы, но все они составляют одну линию.
   Между главным иконостасом и правым приделом - киот под резной деревянной сенью. В нём - чудотворный список Калужской иконы Божией Матери, главной святыни города и всей епархии. Этот список был привезён Патриархом Алексием II в 1998 г. - в дар собору. До этого он хранился в Московской Духовной академии в Троице-Сергиевой лавре. Вообще Святейший Патриарх посещал собор несколько раз. 29 июня 1992 г., на 500-летие преставления преп. Тихона Калужского, он служил литургию на площади у храма, тогда ещё не освящённого; а 27 июня 1999 г., на 200-летие епархии, освятил собор. Приезд в октябре 1998 г. был связан, как уже говорилось, с передачей Калужской иконы Божией Матери - в дни празднования 200-летия её обретения (1748 г.).
   История Калужской чудотворной иконы изложена в приложении к этой книге.
   Если вы приехали в Калугу на несколько дней, узнайте расписание служб в Троицком соборе: один или два раза в неделю совершается молебен Божией Матери пред Калужской её иконой. Это благодатное и незабываемое торжество...
   Другой почитаемой святыней храма является список Тихвинской иконы Божией Матери. Если Калужской иконе посвящён правый, южный, придел трёхпрестольного собора, то Тихвинской - левый, северный.
   В кафедральном соборе упокоились три калужских архиерея XIX века: епископы Евлампий († 1813) и Николай († 1851) и архиепископ Григорий († 1881).
   За век с лишним здесь служили многие выдающиеся церковные деятели, были среди них и святые(1). У входа - мемориальная доска: "Святой праведный Чудотворец Иоанн Кронштадтский совершил в сем храме 14 мая 1895 г. Божественную Литургию". Объездив многие города и веси страны, великий всероссийский утешитель молился и здесь.
  
   Примечание:
   (1). Из архиереев Калужской епархии прославлен в лике святых владыка Филарет (Амфитеатров), будущий митрополит Киевский († 1857), один из виднейших (и кстати, любимейших в народе) деятелей Церкви в XIX веке. Правда, Калужскую кафеду он занимал недолго: в 1819 г.
  
  
  
  
   Храм Покрова на Рву - древнейший в Калуге.
  
  
   Если от парка, окружающего собор, пройти всего один квартал на север, по ул. Марата, из-за домов выглянет большая белая церковь, в кирпичном кружеве, с пятью маленькими, далеко друг от друга поставленными куполами. Это древнейший сохранившийся в Калуге храм - Покрова Пресвятой Богородицы. Или - Покрова на Рву, как издавна называли его горожане. Здесь была северная оконечность кремля - пристроенный к основному прямоугольнику небольшой деревянно-земляной острог, опоясанный рвом. Через ров был перекинут мост - от ближайшей башни до этой церкви. По местоположению храм и получил своё название. Интересно, что знаменитый Покровский собор в Москве в народе именовался точно так же: Покрова на Рву. Правда, на этом всё их сходство с небольшой калужской церковью и заканчивается.
   В нынешнем виде, из кирпича, церковь была построена в 1685 г. (по другим данным, в 1687 г.) на месте старой, деревянной. Она открыла собой череду замечательных калужских храмов рубежа XVII - XVIII вв. - пятиглавых, бесстолпных, возводившихся в те годы один за другим: Спаса за Верхом (1700 г.), Георгия за Верхом (1701 г.), Знамения Божией Матери (1720 г.) и др. После долгих бедствий наступил, наконец, период расцвета многострадального города, и символично, что именно с посвящения Покрову Божией Матери началась новая эпоха в истории Калуги.
   Кружевная церковь бела, как плат Пресвятой Богородицы, изображаемый на Покровской иконе. Над четвериком - двадцать два кокошника: по пять с юга и севера, по шесть - с востока и запада. Ниже этого венца кокошников - пояс фигурных кирпичей, по форме имитирующих изразцы (настоящих, цветных изразцов у храма нет). Изящны наличники окон: каждый - как маленький двускатный домик в разрезе.
   Всё это объёмное кирпичное кружево, казалось бы, совсем простенькое, необычайно роскошно смотрится в солнечный день: лучи и тени рисуют ослепительный и невесомо-тонкий рельеф. Потоки света, особенно утром, словно бы надувают резьбу, делают её воздушной, облачной... Кокошники надуваются, как паруса. Все выступающие грани сахаристо сверкают. И невесомая церковь светится такой белизной, что ломит глаза: как будто смотришь в ясный зимний день на искрящийся сугроб!
   Маленькие купола с ажурными крестами-якорями расцвели над широкой крышей. Четыре из пяти привстали над самыми углами. Когда-то они были размещены более купно - но раздвинуты при одной из позднейших перестроек. К позднему времени относится и верх небольшой колоколенки, перестроенной в XIX веке в стиле провинциального классицизма. Тем не менее, весь комплекс храма смотрится удивительно цельным.
   Главной святыней храма до революции был чудотворный список Петровской иконы Божией Матери(1). Икона была семейным достоянием калужских купцов Сапожниковых. В 1792 г. от неё получила чудесное исцеление дочь Петра Алексеевича Сапожникова 16-летняя Пелагея, которая "после некого странного происшествия" более года была парализована на правую руку и ногу и не могла говорить. Божия Матерь сказала ей во сне: "Пелагея, узнай, когда празднование сей Моей иконе, и празднуй всегда этот день! Я дам тебе руку, и ногу, и язык".
   После этого исцеления, слух о котором пронёсся по городу, "икона сия сделалась предметом особенного почитания со стороны граждан города Калуги ... так что дом, в котором находилась она, обратился в молитвенную храмину, где почти во всякое время можно было встретить усердно молившихся". В 1894 г. Сапожниковы пожертвовали эту икону в Покровскую церковь. С тех пор в приходе особо чтится не только 24 августа - всероссийский праздник в честь Петровской иконы, - но и 22 ноября - местный праздник перенесения этой иконы в храм (даты - по ст. стилю).
   После закрытия и разорения храма судьба чудотворной иконы неизвестна.
   В приходе хранят память о подвижнике благочестия (пока не канонизированном) - о. Авдии Угорском, настоятеле храма во II половине XIX в. Он десятки лет безвозмездно трудился в церковно-приходской школе (которую сам создал), одновременно преподавал в Доме Трудолюбия и занимался широкой благотворительной деятельностью.
   Храм был закрыт в 1930 г. и переоборудован в инкубаторскую станцию. В 1990 г. после частичной реставрации в нём устроили концертный зал. В 1994 г. вернули Церкви. Полная реставрация выдающегося памятника архитектуры ещё не завершена, хотя снаружи храм выглядит так, будто его никогда и не разоряли.
   В церкви ежедневно проводятся службы по полному уставу. Крещение взрослых совершается с полным погружением, для чего в трапезной устроена специальная большая купель. Действует воскресная школа для детей от 4 до 18 лет. Умиление вызывает необычный маленький аналой со специальной надписью "Для детей" - чтоб ребятишкам было удобно самим прикладываться к праздничной иконе, и взрослым не приходилось их приподнимать. Честно говоря, сколько ни ездил по святым местам России, другого такого аналоя ещё ни разу не видел!
   Главную святыню храма сейчас составляет малая частичка Ризы Пресвятой Богородицы и частицы мощей около 300 угодников Божиих.
  
  
   Примечание:
   (1). Первообраз её был написан в молодости будущим святителем Петром, митрополитом Всея Руси († 1326), отчего икона и получила своё название. Подлинник её находится в коллекции музея-заповедника "Московский Кремль".
  
  
  
   Собор Георгия за Верхом и другие храмы Завершья
  
  
   Территорию бывшей крепости прикрывал с запада огромный Березуйский овраг, "впадающий" в Оку. В 1777-80 гг., когда никакой крепости уже в помине не было, через овраг выстроили каменный мост высотой 20 м, похожий на римские акведуки: 15 арок расположились в два яруса. Этот мост стал "визитной карточкой" Калуги, одним из самых легендарных мест в городе.
   Если от Троицкого собора перейти Березуйский мост и идти дальше по ул. Пушкина, справа за домами вскоре покажется красивейшая церковь Георгия за Верхом (1701 г.). В советское время, когда прочие церкви были закрыты, она стала кафедральным собором Калуги. Статус собора сохранён за ней и сейчас, хотя в качестве кафедрального вновь действует Троицкий храм.
   Без Свято-Георгиевской церкви так же невозможно представить себе облик Калуги, как Владимир - без Дмитриевского собора, Ярославль - без Ильинской церкви, Нижний Новгород - без Рождественской Строгановской... С последней калужскую роднит как время постройки, так и пышное убранство, и ярко-красный праздничный цвет.
   Кажется, будто она светится, восходя своим пламенным, вытянутым ввысь силуэтом над окружающими тихими переулками. Когда в солнечный день стены местами покрыты тенями деревьев, это ещё усиливает сходство с пламенем. Слитный, упорядоченный в пятиглавие костёр! Роскошная шатровая колокольня похожа на ракету. Но она так прильнула к пятиглавому собору, что летит с ним вместе. У них и высота почти одинакова.
   Когда я впервые увидел его ясным сентябрьским утром, даже осенние деревья вокруг казались не очень яркими по сравнению с его пламенем.
   Над красным заревом стен - крошечные синие купола, словно приподнимаемые огневым устремлением всего собора к небу... Красные стены символизируют мученическую кровь. Голубые купола - Царство Небесное, ждущее праведника.
   Одним из величайших вселенских святых почитается великомученик Георгий († 303). Он издревле изображён на гербе Москвы; его считали главным небесным покровителем и католической Англии (до Реформации) и православной Грузии (до сих пор).
   Молодого полководца, "тысяченачальника" эпохи Диоклетиана, назвали Победоносцем не за земные победы, а за великую победу над миром сим - мужественное, победительное терпение неимоверных мучений за имя Христово... победу, возводящую в Царство Небесное. Его терпение стало истинным свидетельством о Христе, Распятом и Воскресшем(1), обратило к Церкви множество язычников и даже саму супругу Диоклетиана, царицу Александру, позже тоже ставшую св. мученицей.
   После долгих истязаний св. Георгию отсекли голову.
   Честная глава его находится в Риме, в церкви его имени; часть мощей - в монастыре св. Екатерины на Синае. В калужской же церкви св. Георгия славится чудотворная икона Великомученика.
   Дни празднования св. Георгию - 23 апреля/6 мая и 10/23 ноября (в народе: "Юрьев день вешний" и "Юрьев день осенний", последний знаменит в русской истории как единственное время в году, когда крестьянин или холоп мог уйти к другому господину либо "податься в вольные люди").
   Не только отдельные храмы, но и целые города посвящались Великомученику - например, Юрьев-Польский и Юрьевец на Волге (основаны в XII и начале XIII в., соответственно - Юрием Долгоруким и Георгием Всеволодовичем). Калужская церковь св. Георгия появилась в куда более позднюю эпоху - и основателем её был не князь, а купец, земский староста Иван Кириллович Коробов. Его изысканные палаты конца XVII в. - такого же пламенно-красного цвета, - хорошо сохранились в паре кварталов отсюда (это самая древняя гражданская постройка Калуги, ныне - один из отделов областного краеведческого музея). Говорят, после смерти Коробова, многие поколения "энтузиастов" искали в его доме тайники и спрятанные сокровища - не понимая, что сокровище он искал на небесах, а на земле оставил сокровище - церковь...
   Здешний храм в стиле раннего московского барокко похож на построенные в ту же эпоху надвратные церкви Троице-Сергиевой лавры и московского Новодевичьего монастыря... В отличие от них, его красоту не оттеняют никакие другие храмы и башни.
   Удивительно красив и уютен окружающий его дворик, обнесённый ажурной чугунной оградой с красными, как сама церковь, столпами, с башенками по углам. В северной части двора - белокаменный резной крест, установленный в память "преосвященных архипастырей, пастырей и всех, потрудившихся в Калужской епархии", в ознаменование её 200-летия в 1999 г.
   Посреди двора, в окружении невысоких домиков, храм воистину господствует над местностью. Можно себе представить, как он смотрелся в древности - посреди преимущественно деревянного, одноэтажного посада! Поражают его пропорции: 43 м высоты - при длине, с трапезной и алтарём, всего 32 м. Про такие храмы писали, что они "строены полукораблём".
   Немного об особенностях убранства этого главного шедевра калужского храмового зодчества. Восьмигранные барабаны на огромной высоте символизируют бутоны райского сада. Сама форма куполов усиливает чувство стремительного вознесения храма к небу: маленькие луковки на раструбах как бы воспаряют над барабанами. Они куда меньше барабанов по ширине и издали смотрятся как маленькие нежно-голубые бусинки. Только центральный барабан имеет окна - узкие, малозаметные щели в гранях: только он продолжает внутри высоту бесстолпного основного объёма. Боковые его собратья - это в сущности, просто декоративные украшения: особенность почти всех пятиглавых храмов того времени.
   Над стенами Георгиевской церкви 20 закомар, расчерченных веером, наподобие раковин - по 5 над каждым фасадом. Впервые такие раковины над стенами русского храма появляются у Архангельского собора Московского Кремля (1508 г.), построенного, как известно, итальянцем Алевизом Новым. Через 200 лет, прочно войдя в русское зодчество, они уже довольно часто венчают стены "узорочных" храмов в самых разных уголках России. Очевидно, они полюбились отечественным мастерам за ту лёгкость, ажурность, которую придают церквам.
   Ниже - поясок из тонких, длинных кирпичных катушек - балясин, - тоже белых на красном фоне стен. Снизу в него вклиниваются наличники больших окон, увенчаных распятиями наподобие схимнических крестов. Каждый такой крест по бокам обрамлён двумя большими декоративными завитками, образующими при взгляде издали подобие короны.
   Казалось бы, не очень пышный орнамент (наличники многих барочных церквей представляют порой куда более роскошные "фруктово-цветочные" композиции), но смотрится так, что не оторвать глаз! Кажется, тонкие узоры вышиты белыми нитками по красному шёлку стен.
   Таким изысканным двухцветным убранством мерцает четверик основного объёма церкви. Другая "точка сгущения" узоров - великолепная колокольня, примыкающая с запада. Её зелёный шатёр сочетается по цвету с алым храмом, как лист тюльпана с его лепестками.
   Шатёр испещрён 32 окошками - в 4 яруса! Нижние окна - прямоугольные сдвоенные, выше - просто прямоугольные, ещё выше - круглые и на самом верху - опять прямоугольные. Обычно в древнерусской архитектуре "слухи" на шатровой колокольне располагаются в 1-2, иногда в 3 яруса. 4 яруса, как здесь - весьма редкий случай.
   Трапезная на уровне второго этажа опоясана галереей, которая когда-то была открытым гульбищем. В 1776 г. её покрыли кровлей и застеклили. Галерея стоит на высоких аркадах. Два восхода ведут на неё с севера и юга. На чугунных плитах обоих лестниц - замысловатый узор, тончайший цветочно-папоротниковый орнамент. Если вам доведётся, как и мне, побывать в Калуге в золотую осень, вы увидите, как необычайно они смотрятся, когда усыпаны опавшими листьями: жёлтые и красные кленовые огоньки соединяются с металлическим узором в единую аппликацию. Составляется такой натюрморт, будто каждое крыльцо - это высокий стол, убранный букетами и венками.
   Думаю, Георгиевскому собору как шедевру русской архитектуры были бы посвящены многие и многие страницы различных искусствоведческих работ, если бы ему "посчастливилось" находиться где-нибудь в Золотом Кольце, а не в Калуге.
   Внутреннее старинное убранство этой никогда не закрывавшейся церкви хорошо сохранилось. Вознесенский храм на втором этаже славится роскошным 5-ярусным барочным иконостасом 1770 года. Старые иконостасы и киоты сохранились и в нижнем храме, с его боковыми приделами во имя Иоанна Предтечи и иконы Божией Матери "Утоли моя печали".
   Георгиевский собор - хранитель многих святынь. Кроме великой чудотворной Калужской иконы (см. Приложение 1) здесь почитаются образы: Божией Матери "Утоли моя печали" (написана по заказу купца Сысоева, получившего чудесное исцеление от Богородицы в Кёнигсберге), Спасителя, святителя Николая, великомученика Георгия, великомученицы Параскевы Пятницы, мучеников Гурия, Самона и Авива (небесных покровителей семьи и супружества). В верхнем храме находится Иерусалимская икона Божией Матери, написанная в 1740 г. иконописцем Семёном Фалеевым. В алтаре хранится напрестольный крест с мощами девяти Киево-Печерских угодников.
  
   Всего в сотне метров к северо-востоку от Георгиевского высится Успенский храм (1754 - 1762 гг.) - а точнее, его реставрируемые развалины. Пустые каркасы пяти куполов невесомо парят в небе - над синими-синими, как небо, стенами. Храм кажется лёгким и летящим, хоть и одет наполовину в леса. Уходит ввысь его четырёхъярусная колокольня (1799 г.): одни ярусы - коричневые от голых кирпичей, другие - синие от свежей окраски. От линии лесов посередине, похожей на складку, кажется, это верхняя синяя одежда закатана: будто колокольня только-только осторожно ступила на нашу грязную Землю, где мы столько всего осквернили и порушили.
   Думаю, пройдёт немного времени, и засветится посреди Калуги этот синий светильник - ещё один кусочек неба на её благословенной земле. Пока же службы идут лишь в приделах: свт. Николая и преп. Серафима Саровского (ранее - ветхозаветного пророка Аввакума: такое редкое посвящение было дано в честь местночтимой иконы св. Аввакума, даровавшей исцеления от младенческих болезней).
   Далеко к западу и к югу от "Успения" простирается Завершье, древнейший район калужского посада - тот, что лежал "за Верхом", то есть за Березуйским оврагом. Как только ни называли на Руси овраги - и "балки", и "дебри", и "яры"... Изменился язык! Трудно понять в наше время, как это овраг можно назвать "верхом", когда он - самый что ни на есть - низ! Трудно понять - однако же так называли.
   Кроме церквей Успения и Георгия за Верхом, сохранилась ещё церковь Спаса за Верхом (1700 г.) - дальше, у самого спуска к Оке, в начале бывшей Смоленской дороги. Белый пятиглавый храм словно воспаряет над красивейшей панорамой окской долины, что во всю ширь распахивается за ним. Виден и мост вдали со вспыхивающими искорками машин, смешно ползущих по своим букашечным делам над синей речной лентой... и сама река в голубоватой солнечной дымке... и зелёный, курчавый противоположный берег с древним селом Ромодановым, где ещё одна церковь там, далеко, мерцает золотистым шпилем колокольни.
   Сам "Спас за Верхом" невысок и невелик, зато он - один из самых почтенных по возрасту в Калуге. Старше его только храм Покрова на Рву и церковь в Ромоданове. Если у Покровской церкви маленькие купола расставлены слишком широко, то у Спасской - наоборот, слишком тесно (только над центром четверика, не затрагивая его края). В обоих случаях - это результат позднейшей перестройки. В начале XIX в. была капитально переделана трапезная. В 1776-78 гг., появилась ныне стоящая маленькая колокольня. В целом, несмотря на все переделки, храм Спаса за Верхом сохранил в своём облике дух посадского храма XVII века (строили его на рубеже веков - но в стиле прошедшего века).
   Храм памятен тем, что закрыт он был позже многих других (в 1938 г.), и в 30-е годы, по воспоминаниям старожилов, здесь ещё служил Калужский епископ Павлин (Крошечкин), ныне прославленный в лике священномучеников († 1937).
   Храм Спаса за Верхом был возвращён Церкви в 1993 г. и сейчас действует как подворье Пафнутьева Боровского монастыря - великой всероссийской святыни: древней обители, расположенной в ста километрах к северу от Калуги.
  
   Примечания:
   (1). По-гречески мученик-"мартириос" дословно означает: "свидетель".
  
  
   Храмы бывшей северной окраины
  
  
   Там, где сейчас проходит центральная улица Кирова, когда-то была северная окраина Калуги. Здесь стояли Московские ворота - начало тракта на Москву, а по сторонам тракта - Новая и Ямская слободы. Тут, в бывшей северной части города сохранились Мироносицкая и Иоанно-Предтеченская церкви, украшающие улицу Кирова, и великолепный храм Косьмы и Дамиана по ул. Суворова, расположенной параллельно.
   С территории бывшего кремля, от Троицкого собора, удобно выйти к Мироносицкой церкви, ориентируясь на её высочайшую колокольню, видную издалека, за несколько кварталов.
   Это - церковь бывшей Ямской слободы. По древней местной традиции, первый весенний выгон скота совершался на день Жён Мироносиц (3-е воскресение по Пасхе). По этому случаю совершался и молебен "на выгон скота". В 1698 г. "иждивением приходских людей" была построена деревянная церковь в честь Жен Мироносиц. Самыми почитаемыми образами в ней были старинные иконы св. Власия и свв. Флора и Лавра - покровителей коневодства. В те времена ямщики (почётная и потомственная профессия!) должны были сами содержать лошадей: ямской извоз - казённая служба, но лошади - свои.
   В 1767 г. деревянная церковь сгорела. На её месте построили каменную, но из-за неудачной кладки фундамента она уже через считанные годы пришла в аварийное состояние. Новую церковь построил знаменитый архитектор Ясныгин. Заложенная им позже кафедрального собора (в 1798 г.), она была достроена и освящена значительно раньше (в 1804 г.). С тех пор величественный храм Жён Мироносиц является одним из главных украшений Калуги. В былые времена он был и хранителем многих святынь. Здесь особо чтилась икона Сретения (писана по обету во время чумы 1771 г., обносилась тогда с крестным ходом: именно здесь, у Московских ворот, "отражали" чуму, как врага). Местно почитались иконы: Казанская (с крестом-мощевиком), Спаса Нерукотворного, свв. муч. Флора и Лавра, св. муч. Власия. К сожалению, большая часть святынь сгинула после закрытия храма в 1930 г. С 1990 г. началось его возрождение.
   Основной объём огромной церкви - круглая розово-лиловая башня в стиле раннего классицизма. Её венчает полусферическая кровля. Над кровлей - как бы ещё одна башенка с высоким барочным куполом (у храмов той переходной эпохи ещё встречается частичное "наложение" стилей: барокко и классицизма).
   У храма - огромные окна, разделённые плоскими полуколоннами с ионическими капителями. В те времена, в отличие от древнерусской архитектуры, ценились церкви, в которых "много света". Мироносицкая - именно из таких! Окна нижнего яруса - круглые, как пушечные бойницы древней крепостной башни.
   Колокольня построена чуть позже храма (в 1818 - 1833 гг.) и уже другим архитектором - Соколовым. Но цельность ансамбля позволяет говорить о едином замысле: вероятно, Соколов лишь продолжил задуманное Ясныгиным. Колокольня - главное чудо здешнего прихода. Её высота 87 м, она относится к числу высочайших в России. По своим идеальным очертаниям издали она кажется почти игольной - пронзающей небо. Она намного изящней и тоньше соборной Троицкой. Строго круглая в плане, но при этом богато украшенная полуколоннами вокруг срединных ярусов, она кажется выточенной из дерева. Верхушка её плавно, почти незаметно перетекает в чёрный шпиль. Если угодно, она - идеал колокольни-маяка. Самая совершенная по форме из всех колоколен XIX века, какие я где-либо встречал, объездив многие города и монастыри.
   Колокольня, да и сама церковь, возвышаясь над главной улицей, стали одной из архитектурных доминант всей Калуги - практически наравне с кафедральным собором. Если же рассматривать их местоположение, то фактически в современной Калуге церковь Жен Мироносиц даже более заметна. Два самых выдающихся произведения архитектора Ясныгина, как два маяка, отметили собой северную и южную точки исторического центра. Но поскольку с тех пор город рос в основном в северном направлении, церковь Жен Мироносиц географически стала более центральной, чем сам собор.
   Вообще можно заметить, что все "северные" храмы, описываемые в этой главе, по размерам значительно превосходят другие храмы Калуги. Как и во многих городах, именно окраинные слободы старались превзойти центр в величии и роскоши своих церквей. И это им удалось.
   Пара домов - и вот на ту же улицу выглядывает, как ярчайшая расписная игрушка, церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Новой слободе.
   Она такая же пасхально-красная, как собор Георгия за Верхом, но другой формы: восьмерик на четверике. Это уже не раннее русское, а "европейское" барокко. Церковь-башня, полая внутри, имеет высоту до сводов около 25 м. Башня эта кажется изысканной керамической вазой. И цвет её - керамический, и узор. Сложный геометрический орнамент на плоскостях стен группируется вокруг пяти ярусов окон (самые верхние - на восьмигранном барабане). Контраст белых линий, красных стен и ярко-синего барочного купола со звёздочками - всё это создаёт необыкновенно праздничное настроение. Колокольня имеет почти равную с храмом высоту, и очень удачно гармонирует с ним.
   Кто бывал в Переславле-Залесском, сразу вспомнит его знаменитые ярко-красные барочные церкви той же эпохи, что и это калужское чудо. Церковь - одна из красивейших в регионе Центральной России к югу от Москвы, - имеет длинную историю строительства. По описи 1685 г., она была деревянной. В 1735 г. построена в камне, сильно пострадала от пожара 1754 г. и восстановлена лишь в 1763 г. "стараниями священника Никиты Егоровича Попова и прихожан".
   Сохранившаяся стенная живопись храма относится к концу XIX в. и содержит многие прекрасные копии со знаменитых изображений из Храма Христа Спасителя в Москве и Владимирского собора в Киеве. В том же "васнецовском стиле" выполнялись и иконы прежнего замечательного 7-ярусного иконостаса.
   Храм был закрыт с 1929 г. Возвращён Церкви 7 августа 1995 г. В советское время был утрачен алтарь - в 50-е годы он был разобран как "мешающий проезду автотранспорта" по Московской улице. Сейчас службы идут в широкой двухпридельной трапезной храма, а основной башенный объём пока закрыт новым иконостасом и служит алтарём.
   Чуть южнее Иоанно-Предтеченской церкви, на месте нынешнего сквера Карпова (пересечение ул. Ленина и Дзержинского), когда-то стояла красивейшая Благовещенская церковь, разрушенная в 1930-е годы. Сейчас об этом напоминает лишь мемориальная доска у входа в сквер.
   К счастью, самая красивая из "северных" калужских церквей (а многие называют её и красивейшей в Калуге) - Косьмы и Дамиана, - сохранилась и действует. До неё идти дальше всего. Надо добраться до восточного конца улицы Кирова, до площади Победы - а уже с площади, от мемориала с вечным огнём видна за деревьями эта высочайшая церковь.
   Свв. бессеребреники братья Косьма и Дамиан исключительно почитались в народе. Это в нашем веке практически не встретишь современной церкви с таким названием (к сожалению, мы часто "забываем" многих древних святых!) - раньше же на Руси им посвящали не только многочисленные храмы, но и целые города (например, Козьмодемьянск на Волге). Как и св. Пантелеимон, они безвозмездно, силой Божией, врачевали болезни (оттого и названы "свв. бессеребрениками"). Как и он, сподобились мученичества († 284). Как и к св. Пантелеимону, народ веками прибегал к их помощи во всех болезнях. Они почитаются как целители не только людей, но и всякой твари: народ молился им и о здравии скота. А кузнецы почитают их своими покровителями.
   Церковь этих святых, видимо, стояла в здешней слободе издавна.
   А в 1794 г. была возведена ныне стоящая великолепная церковь - в духе петербургского зодчества эпохи Растрелли. По "сходству почерка" предполагается, что и строил её один из учеников Растрелли. Главный престол нового храма освятили во имя Спаса Нерукотворного (праздник 16/29 августа), но в народном восприятии церковь осталась под именем Козьмодемьянской, хотя этим святым в ней был посвящён лишь придел (другой придел - свт. Николая). В приходе очень почиталась икона свв. мучеников-бессребренников, а также икона Божией Матери "Страстная".
   Почему церковь решили возвести в совершенно нехарактерном для Калуги стиле - неизвестно. Это не просто пятикупольный, а пятибашенный храм. Пять фигурных подкупольных "свеч" как бы с "восковыми натёками" так же купно устремлены ввысь, как у Смольного собора в Петербурге. Церковь похожа именно на собор и даже удивительно, что стоит она на такой небольшой, тихой улочке (ул. Суворова) - и что район этот в XVIII веке был дальней городской окраиной.
   Необычайная устремлённость ввысь - стремительный взлёт всех спрессованных вертикалей! - делает этот храм одним из лучших образцов "европейского" барокко в России. Он стал высочайшим шедевром позднего барокко - подобно тому как построенный за век до него храм Георгия за Верхом был и остаётся шедевром периода зарождения барочного стиля на Руси, самого перехода от посадского стиля к барокко. Эти две церкви символически отметили собой начало и конец огромной эпохи.
   Основной объём храма имеет в плане лепестковое основание - единственный пример такого построения из всех калужских церквей. Высоту собора как бы подчёркивают шесть ярусов окон разной формы (а иногда - ниш, заменяющих окна). Здесь почти нет пышных узоров, характерных для барокко - весь орнамент составляют воздушно-ажурные очертания самого церковного силуэта. Стены храма белы, но от красных кровель и чёрных куполов он кажется многоцветным - особенно издали. Целый каскад из ярких кровель, горизонтально разлиновавших стены и башни, смотрится великолепно.
   Как ни высок сам храм, многоярусная колокольня над его западным крыльцом ещё выше. По вполне "калужской" традиции, она увенчана шпилем. Все калужские шпили - поменьше санкт-петербургских, но являются знамением той же эпохи. Когда-то колокольня стояла отдельно, но встроеннная позже большая трапезная соединила её с храмом.
   Уникальная красота не спасла храм от советского вандализма. Служившие здесь священники иеромонах Антоний (Кобелев) и иерей Николай Вылежинский, были арестованы в 1926 г. Первый расстрелян в 1931 г., судьба второго, затерявшегося в ссылке, неизвестна. В 1937 г. храм был окончательно закрыт и оборудован для временного содержания заключённых. В послевоенные годы здесь разместился гараж и хозяйственные склады. 17 июля 1992 г. храм был возвращён Калужской епархии. Лишь 6 лет спустя, 27 августа 1998 г., архиепископом (ныне митрополитом) Климентом было совершено освящение главного престола.
   В храме совершаются богослужения, хотя реставрационные работы продолжаются и по сей день.
   В скверике перед южным фасадом церкви - памятник всем павшим в Афганистане, Чечне и других "горячих точках". Из-за близости к нему (и к мемориалу на площади Победы) церковь, по сложившейся современной традиции, можно назвать ещё и поминальной воинской.
  
  
   Храмы на берегах Оки и за Окой
  
  
   Калуга - город на Оке. Впрочем... это совсем не та Ока, что в низовьях. Кто видел её прежде лишь в месте впадения в Волгу - у Стрелки в Нижнем Новгороде, - приехав в Калугу испытает примерно то же чувство, что от созерцания детских фотографий давно знакомого взрослого человека... Надо ж, вроде, и можно узнать, но... никогда не думал, что он был таким!
   Небольшая речка струится под высокой и крутой горой, на которой за века вырос город. Город большой, и потому маленькая речка словно стесняется его... хотя когда-то именно она дала ему жизнь как пограничной крепости на важнейшем для Руси водном рубеже. "Поясом Пресвятой Богородицы" называли в древние времена Оку. Веками она защищала центр России от нашествий степняков с юга.
   Любой город невозможно представить себе без реки, на которой он возник. В центре Калуги присутствие Оки будто чувствуется даже невидимо, за домами. Правда, чаще всего невидимой она и остаётся - на территории исторического "ядра" есть всего несколько площадок, откуда любоваться ею удобно.
   Самая знаменитая обзорная площадка - в старинном городском парке на месте бывшего кремля, в сотне метров от Троицкого собора. Проходишь от соборных стен чуть к югу, и вот - огороженный козырёк над обрывом.
   Помню, я стоял на нём в предзакатный сентябрьский час, когда Ока живописно золотилась внизу. Воздух вдоль широкой и глубокой долины, казалось, тихо струился вместе с рекой. Купались и плавали в медовом свете осенние деревья. Светился полураздвинуый занавес листвы пред искрящейся сценой реки. Паутинки летали и мерцали... бабье лето!
   Это был вид - с голубиного полёта. А вот к воде я нашёл спуск к востоку от парка, сразу же за площадью Старого Торга. Улица так круто сбегала к реке, что старые домики выстроились, как ступеньки огромной лестницы. Внизу был крошечный дебаркадер-причал (на картах Калуги он почему-то гордо отмечен как "Речной вокзал"). А слева от сползающей улицы, за одноэтажными домами виднелась красивая, желтовато мерцающая в закате церковь.
   Точнее, это её круглая колокольня высилась, как свеча, а сама церковь спряталась за домами. Изящная луковка над слоёным навершием из пяти тонко пригнанных карнизов (словно воск, растопившись, застыл волнами) усиливала сходство со свечой. И цвет был - желто-восковой.
   Надо признать, калужские колокольни - замечательные маяки: их видно то здесь, то там, и они всегда издали манят к своим церквам... так и хочется идти одновременно во всех направлениях. Но на этом кусочке окского берега, маяк только один - и это Казанская церковь.
   В Калуге, как во многих русских городах, имеется и монастырь, и приходская церковь в честь Казанской иконы Божией Матери. Монастырь до революции стоял неподалёку отсюда, тоже на берегу Оки, но при возрождении был перенесён на новое место (см. главу "Калужские монастыри"). Приходская же Казанская церковь никуда не "переезжала", но реставрация её растянулась на много лет и до сих пор далеко не завершена.
   Когда-то здесь хранилась одна из главных калужских святынь - список Казанской иконы Божией Матери. Точнее, - список со списка. Вязниковский образ (1624 г.) стал одной из самых ранних в Центральной России копий Казанской иконы. Он прославился почти сразу после Смутного времени. Образ, как явствует из самого названия, хранился в соборном храме Вязников близ Владимира. С него был снят список, хранившийся у купцов Смирновых и пожертвованный ими в середине XVII в. в здешнюю церковь "Спаса Преображения, что под Горой" (после этого церковь и стали называть Казанской, хотя во славу Казанской иконы в ней освящён лишь придел). Здешний калужско-вязниковский список Казанской иконы прославился многими чудесами - некоторые из которых были даже проиллюстрированы росписями на стенах церкви. Ныне существующая церковь была построена в 1709 - 1717 г. на месте прежней деревянной XVII века. Трапезная и колокольня относятся к более поздней эпохе.
   Основной объём украшен шестнадцатью круглыми кокошниками и изысканными наличниками, как у собора Георгия за Верхом. Только недостаёт самого главного - пять куполов над церковью пока не восстановлены, из-за чего она выглядит как-то запущенно и уныло, совсем непохоже на действующий храм.
   Значительно ниже по течению Оки стоит церковь в честь Знаменской иконы Божией Матери. Это такой же пятикупольный бесстолпный храм, как Покрова на Рву или Георгия за Верхом - только декор у него попроще. Он был возведён на средства купца Ланина и прихожан в 1720 г., хотя стиль его зодчества характерен, скорее, для конца XVII века. Лишь репчатые купола на восьмигранных барабанах несут в себе дух XVIII столетия. Особенно замечательна шатровая колокольня. Из всех храмов Калуги шатровые колокольни (в лучших традициях XVII в.) сохранились лишь здесь да у собора Георгия за Верхом. Три яруса "слухов" придают невысокой колокольне ажурный и очень нарядный вид. Наличники основного объёма тоже очень напоминают декор церкви Георгия за Верхом. Иногда думаешь: почему именно наличники в русском зодчестве всегда украшались особо - даже у скромных церквей и палат, не имеющих кроме наличников никакого декора?
   Окно - это око здания (даже слова эти - одного корня!). Вспоминаются слова Христовы: "Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло". (Мат. 6, 22)
   Храм выкрашен в ярко-голубой, небесный цвет, выделяющий его среди большинства других храмов Калуги - в основном, белых, жёлтых или пасхально-красных.
   Знаменская церковь с 30-х годов была закрыта, с 1988 г. она действует как старообрядческая.
  
   Современная Калуга не ограничена левым берегом Оки, где расположен весь исторический центр. Бывшие пригородные сёла на правобережье тоже входят в черту разросшегося города.
   Самое знаменитое правобережное село - Ромоданово с церковью Рождества Пресвятой Богородицы, которая стоит на гребне холма и хорошо видна издалека, из центра города.
   Село это издавна было вотчиной князей Ромодановских (потомков удельных князей Стародубских). Здесь была "столица" большого имения, состоящего из 17 сёл. Церковь выстроил самый знаменитый представитель рода - Фёдор Юрьевич Ромодановский, правая рука Петра I, фактический правитель государства в отсутствие царя, во время его многочисленных поездок и походов. Впрочем, "слава" Фёдора Юрьевича весьма своеобразная: глава страшного Преображенского приказа пыточных и разыскных дел, князь-кесарь "всепьянейшего и всешутейшего собора", деятель, о котором даже в советских словарях (при тогдашнем-то возвеличивании "лучшего из царей", а заодно и всех "птенцов гнезда Петрова"!) лаконично отмечалось: "отличался исключительной жестокостью". Исключительна она была даже по меркам его времени, когда Россия лишилась почти четверти своего населения...
   Что ж, говоря по Христовой любви, не зря построена эта церковь и не зря Господь её сохранил. Палачи более, чем кто-либо, нуждаются в вечных молитвах потомков о конечном прощении их грехов и упокоении их душ.
   Церковь в Ромоданове, построенная в 1680-91 гг., является древнейшей из сохранившихся в черте современной Калуги после храма Покрова на Рву (1685 г.). Это выдающийся памятник архитектуры XVII века. В отличие от других калужских церквей, его пять куполов размещены не по диагонали, а в форме креста. Такое расположение встречалось на рубеже XVII-XVIII вв. (Большой собор Донского монастыря в Москве, Рождественская церковь в Н. Новгороде и другие "строгановские" постройки).
   Храм уникален и по своей внутренней конструкции. Его основной объём - не четырёх-, а двухстолпный, что встречается крайне редко. Трапезная - одностолпная, как Грановитая палата: это - совершенно обычно для палат Древней Руси, но вовсе не характерно для рубежа XVII - XVIII вв. Алтарь, исходя из особенностей рельефа, обращён не строго на восток, а на юго-восток. У церкви имеется боковой придел свв. апостолов Петра и Павла, построенный в 1734 г., уже после смерти и Петра I, и Ф. Ю. Ромодановского.
   Колокольня над западным входом (конечно же, со шпилем!) является высотной доминантой всей заокской стороны. Говорят, сам Пётр I звонил на ней, когда приезжал в гости к "князю-кесарю". С колокольни открывается незабываемый вид на Калугу: само Ромоданово стоит на высоком холме, и вся историческая часть города напротив, через реку, разворачивается амфитеатром. Н. В. Гоголь писал, что вид на Калугу из-за Оки напоминает ему Константинополь. Писатель любил гулять в Олонкином саду близ Ромоданово, бывал, конечно, и в самом селе, и в церкви(1). Здесь всё дышит историей, стариной, всё овеяно легендами...
   До 1935 г. ромодановский храм, как вспоминают старожилы, оставался действующим. После того, как его закрыли, здесь располагались в разные годы мельница, пекарня, машинно-тракторная станция, автомастерские. В 60-х годах случился пожар, погибли все росписи стен. В 1986 г. последовало ещё одно вразумление временным "хозяевам" храма: молния ударила в шпиль, с трудом удалось потушить пожар колокольни.
   В октябре 1990 г. храм был наконец возвращён верующим... "Не без борьбы, - вспоминают старожилы. - Авторемонтники, даже получив распоряжение, долго не хотели съезжать. Старушки днём освобождали алтарь от мебели, а ночью работники самовольно перетаскивали всё обратно".
   На Покров Пресвятой Богородицы, 14 октября 1991 г., храм был наконец освящён.
   Но работы по восстановлению затянулись на много лет. В 2002 - 2003 гг. был установлен новый иконостас.
   Купола, ещё недавно зелёные, были отделаны "под золото" - и теперь как дрожащие, мерцающие искры видны в солнечный день за несколько километров. В 2007 г. были подняты на звонницу 7 колоколов.
   Церковь обрела новую святыню: в 2006 г. сюда привезли крест-мощевик, найденный при раскопках Перемышльского Лютикова монастыря. В кресте - мощи св. Игнатия Богоносца, св. царицы Феодоры, мучеников Косьмы и Дамиана, Арефы, Прокопия, Христины, Меркурия.
  
   Примечание:
   (1). Н. В. Гоголь жил в Калуге в 1850-51 гг., бывал здесь и прежде.
  
  
   Некоторые другие храмы
  
  
   Николо-Козинский храм особо почитается старожилами Калуги. Если церковь Георгия за Верхом вообще не закрывалась, то он действовал большую часть советского времени: изъятие его под зернохранилище состоялось лишь в 1935 г. В 1941-42 гг., "под немцами", он был возвращён Церкви, вновь ненадолго закрыт сразу же после освобождения Калуги и окончательно возвращён верующим в 1945 г.
   Несколько поколений калужан привыкли из разных концов города ездить в этот приход.
   Храм замечательно сохранился и снаружи, и внутри. Он был построен в 1775-79 гг. в стиле, переходном от барокко к классицизму: одна маленькая главка на высоком барабане-четырёхграннике (со срезанными углами) над широкой, колоколообразной кровлей. Он был очень похож на построенный в те же годы Петропавловский храм (см. ниже) - но более поздняя громоздкая колокольня исказила его облик: купол колокольни оказался во много раз больше купола самого храма.
   В интерьере сохранился старинный 5-ярусный иконостас, многие почитаемые иконы. Среди них: древний образ "Никола в житии", стоявший ещё в деревянном храме, до постройки каменного; ещё одна икона свт. Николая - в Тихвинском приделе; "Благовещение" (XVIII в.) - из разрушенного Благовещенского храма; иконы Божией Матери - Калужская, Казанская, Корсунская, "Утоли моя печали"; образы святых - Гурия, Самона и Авива, а также Зосимы и Савватия Соловецких.
   В настоящее время силами Николо-Козинского прихода восстанавливается и храм Рождества Христова в Кожевниках (1797 г., арх. Ясныгин). Он долгое время находился в полуразрушенном состоянии, пострадав и во время Войны, и в мирное время, когда в нём был склад соли, а позже - просто свалка. Храм передали верующим в 1997 г., когда он отметил своё 200-летие.
   На Пятницком кладбище Калуги стоит храм свв. апостолов Петра и Павла (1780 г.), прежде носивший имя в честь св. великомученицы Параскевы Пятницы.
   Жёлтая церковь ярким золотистым фонариком светит сквозь ветвистые деревья старинного кладбища. Её куб увенчан пирамидальной кровлей, сходящейся к единственному маленькому куполку на четырёхгранном барабане. Колокольня над западным входом, конечно же, увенчана шпилем... Калуга!
   С 1929 по 1990 г. храм был закрыт. В разное время в нём размещался склад и мастерская по производству гробов и венков. Возвращённый Церкви в декабре 1990 г., храм был отреставрирован и 6 июня 1992 г. освящён архиепископом Климентом.
   В 1994 г. в храме замироточила Боголюбская икона Божией Матери, современного письма. После этого чуда она особо почитается прихожанами. Другие святыни храма: список Калужской иконы Божией Матери и иконы свт. Иннокентия Иркутского († 1731) и свт. Иоанна Тобольского († 1715) с частицами их мощей.
   К числу сильно разрушенных, но ныне реставрируемых храмов можно отнести старинную 5-главую Никитскую церковь на ул. Карпова, возле самого Гостиного двора. Осенью 2008 г. я видел её ещё без куполов, но в ней уже шли службы.
   На улице Кутузова, идущей от Старого Торга на восток, стоит Богоявленский храм 1735 г. (по другим данным - 1746 г.). К сожалению, он не действующий - в нём до сих пор размещается областной архив. Снаружи храм хорошо сохранился. Он построен в стиле раннего русского барокко: два уменьшающихся восьмерика на четверике и высокий кувшинообразный купол, как бы подчёркивающий устремлённость всего храма ввысь. При всей простоте декора, храм очень изящен по силуэту. Нынешняя колокольня над папертью была возведена на век позже - в 1832 г., благотворителями Торубаевыми. Храм был когда-то полностью расписан внутри, но росписи сохранились лишь местами.
   Сейчас это одна из немногих недействующих приходских церквей в центре Калуги.
   Другая также занятая архивом церковь - Казанский собор бывшего Казанского Богородицкого монастыря. Это крупный пятиглавый красно-кирпичный храм в псевдовизантийском стиле, 1899 - 1903 гг. постройки. Боковые его приделы были освящены в честь Алексия Человека Божия и Ченстоховской иконы Божией Матери (редкое посвящение!). Храм закрыт уже более 80 лет, но каждый год 21 июля видит у своих стен крестное шествие: традиция крестных ходов с Казанской иконой от Троицкого собора до бывшего монастыря возрождена в наши дни.
  
  
   Калужские монастыри
  
   Исторический центр Калуги - Старый Торг с прекрасно сохранившимися пламенно-красными торговыми рядами рубежа XVIII-XIX вв. Ряды эти, составившие Гостиный двор, отмечены на любой схеме города как одна из главных достопримечательностей. В то же время мало кто знает, что всего в квартале к северу от них расположился не указанный ни на одной карте Казанский Богородицкий девичий монастырь, с православной гимназией и Духовным училищем, с домовым храмом в честь свт. Гурия, архиепископа Казанского (1904 г.). Духовное училище было здесь и до революции, монастырь же перенесён на его территорию в 1990-е годы. Прежние здания Казанского Богородицкого монастыря (основан в начале XVII в. - вскоре после Смуты), размещавшиеся в другой части города ближе к Оке, были сильно разорены в советское время и пока до сих пор не восстановлены (см. предыдущую главу). Новая же территория, не выделяясь никакими высокими постройками, совершенно затерялась в лабиринте тихих улочек старого города.
   Сам я, признаться, не встречая прежде ни одного упоминания об этом монастыре, набрёл на него случайно, гуляя и наслаждаясь тёплым солнечным осенним днём. Узенькие улочки от густых деревьев казались золотыми коридорами. Вдруг в их просвете, словно обрамлённая букетами, показалась такая же золотисто-жёлтая круглая часовенка на углу перекрёстка - на пересечении улиц Театральной и Дарвина. Поблизости не видать никаких храмов - только старинные жилые дома. Лишь зайдя в часовню, я узнал, что стоит она на углу действующего монастыря - просто монастырь разместился на прежде совсем не монастырской территории.
   В настоящее время в обители 27 сестёр.
   Службы регулярно проходят в Свято-Гурьевском домовом храме (вновь освящён в 1995 г.). Обитель занимается благотворительной деятельностью, опекает детей, больных ДЦП. Но главная работа монастыря в наши дни - возрождение из руин великой святыни калужской земли, бывшего Спасо-Преображенского Воротынского монастыря на месте легендарного "стояния на Угре" в 1480 г. Вскоре после тех событий, положивших конец игу, князем Дмитрием Фёдоровичем Воротынским была основана маленькая обитель, упразднённая в XVIII в., почти совсем разорённая в ХХ-м, а ныне переданная в качестве подворья Казанскому женскому монастырю.
   Воротынский монастырь - это ещё и чудо древнерусского зодчества, хотя, к нашему стыду, находящееся в крайне запущенном состоянии. Редчайший пример: шатровый храм, рядом с которым стоит ещё и двухшатровый. Храмы, соответственно - Преображенский XVI в. и Введенский XVII века. Правда, позднейшая громоздкая колокольня над крыльцом сильно исказила Введенский храм, зрительно как бы подавив два его тончайших шатра. В советское время стены обоих разграбленных храмов полностью обнажились от штукатурки и стояли одинокими красными руинами на захламлённом холме, в окружении заржавевшей сельхозтехники. С 2000 г. "Спас на Угре" начал возрождаться, но для полного восстановления нужна значительная помощь благотворителей. Адрес Спасо-Воротынского подворья - с. Спас, Пригородная зона г. Калуги.
   * * *
   Кроме Казанского Богородицкого монастыря, в черте современной Калуги действует и древняя Лаврентьевская пустынь XVI века. (см. Приложение II о прав. Лаврентии Калужском). Это берег речки Яченки, в нескольких километрах к северо-западу от исторического центра города. Главной святыней монастыря было и остаётся место захоронения св. прав. Лаврентия (мощи его почивают в земле под спудом). В Смутное время монастырь был полностью разорён - в 1617 г. Восстановлен в 1622 г. На щедрые пожертвования активно отстраивался в дереве и камне в XVII - XVIII вв. В 1764 г. по реформе Екатерины II стал Третьеклассным.
   В 1776 - 1800 гг. в монастыре размещалась только что открывшаяся Калужская духовная семинария. С 1799 г., с самого образования епархии, обитель стала летней архиерейской резиденцией (традиция эпохи: по одному монастырю-архиерейскому дому было в каждой епархии и обычно для этой роли выбирался либо крупный городской, либо самый ближайший пригородный монастырь).
   Обитель тогда украшали 3 храма: Рождественский собор (в 1650 г. деревянный, освящён в честь Рождества Богородицы, с 1739 г. - каменный, переосвящён в честь Рождества Христова), надвратная церковь Успения Пресвятой Богородицы 1723 г. и домовая преп. Сергия Радонежского 1823 г.
   В советское время все храмы были разрушены, остались лишь жилые корпуса. В настоящее время в бывшем архиерейском корпусе возрождён домовой храм - пока единственный в обители. На месте разрушенного Рождественского собора стоит лишь часовня (1995 г.), символически обозначая сокрушённый престол. Над предполагаемым местом захоронения преп. Лаврентия 6 ноября 1993 г. установлен крест.
   Сам мужской монастырь (в статусе архиерейского подворья) вновь действует с декабря 1994 г.
   Из совсем не сохранившихся монастырей Калуги можно назвать Крестовский, основанный в 1830 г. на средства дворянина Чебышева на городской заставе. Монастырь хранил чудотворный крест начала XVII в., бывший как бы "заступлением и забралом" города Калуги. Такие "защитительные" или "поклонные" кресты стояли на подступах к многим городам. В советское время обитель с единственным храмом Воздвижения Животворящего Креста была разрушена.
   * * *
   Главным монастырём в окрестностях Калуги является, несомненно, Свято-Тихоновская пустынь, основанная преп. Тихоном Калужским в XV веке. Монастырь находится в 18 км от Калуги, на речке Вепрейке близ железнодорожной станции, которая так и называется "Тихонова пустынь", на трассе Калуга-Москва.
   От татарских набегов и разорений Смутного времени в монастыре не оставалось никаких древних документов. Поэтому о его первоначальной истории мы знаем очень мало.
   После Смуты обитель была восстановлена, в 1684 г. приписана к Московскому Донскому монастырю и лишь в 1764 г. стала самостоятельной, заштатной.
   XIX век - эпоха небывалого прежде расцвета монастыря. Настоятели в него в это время назначались из постриженников Оптиной пустыни. Широкую известность приобрёл старец Иоанн († 1884) - тоже бывший оптинский послушник. Неустанную заботу о Тихоновом монастыре проявляли преподобные Макарий, Моисей, Амвросий Оптинские. Они направляли туда новых иноков, посылали искавших исцеления богомольцев к мощам преп. Тихона, находили благотворителей. Постепенно монастырь обрёл всероссийскую известность.
   Помимо мощей и источника св. Тихона, особо почитался богомольцами и дуб, в дупле которого Преподобный подвизался. Дуб сломался почти до основания в страшную грозу в 1830 г. Но в 1838 г. над его уцелевшей частью была возведена шатровая часовня.
   Ансамбль Тихоновой пустыни, к сожалению, был полностью перестроен в этот период расцвета и не сохранил ничего от древнерусского зодчества. По облику его сейчас не скажешь, что это - монастырь XV века, один из древнейших на калужской земле.
   Огромный Успенский собор конца XIX века, высокий, с закруглёнными к куполу очертаниями "пасхального кулича" и ещё более высокой 5-ярусной колокольней, немного напоминает собор с колокольней Валаама - особенно, при взгляде издали. Недавно рядом с ним был заново выстроен разрушенный в советское время Преображенский собор - в одном с ним стиле, но 5-купольный (прежний собор: 1879 - 1886 гг., 25 на 23 м площадью). Именно Преображенский собор стоит над мощами преп. Тихона: сами мощи после Смутного времени сокрыты в земле, под спудом.
   Отреставрированы два других монастырских храма XIX века: свт. Николая и иконы Божией Матери "Всех Скорбящих Радость".
   Над колодцем преп. Тихона, в 3 км от пустыни, в 1887 г. был построен деревянный храм в честь иконы Божией Матери "Живоносный Источник". В советское время он был снесён, сейчас восстановлен в камне.
   Именно с этого места в 1991 г. и началось возрождение монастыря. Тогда Церкви был передан сам источник и 15,5 га земли вокруг него. Здесь, в живописнейшей лесной местности, был обустроен скит. Чуть позже началось восстановление и самого монастыря с его грандиозным архитектурным ансамблем.
   Сейчас из обители на св. источник совершаются крестные ходы - ежегодно 29 июня, в день памяти преп. Тихона.
   Святыни монастыря в наше время составляют иконы:
   преп. Тихона Калужского;
   свт. Николая, привезённая из Бари;
   св. Александра Невского, написанная в память о спасении государя Александра III от покушения;
   вмч. Пантелеимона, освящённая на его мощах на Афоне;
   Иверская икона Божией Матери, освящённая в Иверском монастыре Афона;
   икона с мощами преподобных старцев Оптинских.
  
  
   Приложения.
  
   I. История Калужской иконы Божией Матери
  
   Калужская икона Божией Матери по времени явления - гораздо моложе многих чудотворных икон Руси: Владимирской, Казанской, Иверской, Смоленской, Донской, Тихвинской, Фёдоровской, Толгской... Она известна лишь немногим более 2 с половиной веков. Потому и списки её не так разошлись по городам и весям России, как у этих древних святых образов. И история её чудес тоже не столь широко известна за пределами Калужской епархии. Значит... тем более важно эту историю поведать.
   Началось всё в 1748 г. в доме помещика Василия Кондратьевича Хитрово - в сельце Тинькове, в 10 км от Калуги. Две его дворовые девушки, разбирая на чердаке старые вещи, нашли свёрток холста. На холсте была изображена "женщина в тёмном одеянии на подобии монахини, читающей книгу". Одна из девиц, Евдокия, ни на минуту не прекращала легкомысленные и пошлые разговоры. Другая, чувствуя какое-то благоговение перед изображённой "игуменьей", устыдила её: "Вот, игуменья на тебя смотрит, а ты..."
   "Вот как я боюсь твоей игуменьи!" - насмешливо ответила Евдокия и плюнула на картину... И тут же с ней случился сильнейший припадок: она упала в судорогах, с пеной на губах и лишилась дара речи.
   Её перенесли в дом и положили под иконами, считая уже находящейся при смерти.
   Ночью родителям Евдокии явилась во сне Пресвятая Богородица и сказала, что не картина то была, а икона - и не "какая-то игуменья", а Она Сама! Бог попустил их дочери, привыкшей дерзить и насмехаться, совершить такое святотатство, чтоб через это прийти в разум и покаяться. Божия Матерь повелела рассказать обо всём священникам, отслужить молебен пред поруганною иконой и окропить болящую святой водой.
   Повеление было исполнено. Когда больную окропили святой водой, она исцелилась - и с тех пор полностью изменила свою жизнь, став воздержанной и благочестивой.
   В 1770-71 гг. по России прокатилась последняя большая эпидемия чумы. Особенно пострадала Москва и центральные области. Устрашенные эпидемией жители Калуги просили благословения архимандрита Лаврентьева монастыря Никодима принести из села Калужки чудотворную икону Божией Матери. Святую икону принесли, обошли с нею крестным ходом все улицы города и совершили пред нею всенародный молебен. В посте и плаче три дня носили граждане икону вокруг города, припадая к чудотворному образу со слезами и мольбами о помощи. Просьба их была исполнена: губительная язва заступлением Пречистой Богородицы прекратилась.
   В воспоминание этого чудесного избавления от жестокой чумы было установлено ежегодно 2/15 сентября совершать празднование Калужской иконе Божией Матери с крестным ходом вокруг города.
   Милости Пресвятой Владычицы были неисчислимы, щедроты неоскудеваемы. В 1812 году опасность грозила Калуге во время нашествия полчищ Наполеона, которые были уже в пределах Калужской области. Как известно, после оставления Москвы Наполеон пытался прорваться к Калуге - главной тыловой базе русской армии. 12 октября произошло ожесточённое сражение под Малоярославцем - второе по масштабам и по значению в Войне 1812 г. Маленький пылающий городок 8 раз переходил из рук в руки. К вечеру русская армия, оставив его, отступила на новые позиции. Казалось бы, опасность захвата Калуги была чрезвычайно велика - если бы Наполеон на следующий день возобновил сражение. В посте и плаче жители города молились пред чудотворной иконою Калужскою об избавлении от предстоящей беды, с благоговением совершили крестный ход вокруг города с этой иконою. Калужане свято верят, что именно заступлением Богородицы французы неожиданно свернули с Калужской дороги и пошли на Гжатск -- по пути, который сами же разорили и опустошили, и тем погубили свое войско. Пленные свидетельствовали, что на них внезапно напал страх и трепет, так как они увидели стоящую на воздухе близ села Тарутино Калужскую икону Пречистой Богородицы, окруженную светоносными мужами (они узнали ее, увидев в плену ее изображение) и услышали Ее повеление идти к Гжатску.
   Видеть эту икону на воздухе, окруженную небесными силами, удостоилась также крестьянка графа Разумовского Параскева Алексеева. Об этих видениях доложено было императору Александру I. По его повелению и по благословению Святейшего Синода, было установлено совершать ежегодно 12/25 октября празднование чудотворной Калужской иконе с крестным ходом вокруг города в память избавления города Калуги от нашествия французов.
   По общему верованию в чудесную помощь Богоматери икона ежегодно была износима из села Калужки в ближние пределы.
   В Летописи Оптиной Пустыни говорится о том, что Калужская икона ежегодно была приносима из Калуги в святую обитель. Торжественная встреча иконы происходила у реки Жиздры. При звоне Оптинских колоколов из соборного храма выходил крестный ход во главе с Настоятелем и монастырскою и скитскою братией. На пароме с противоположного берега чудотворная икона как бы шествовала к насельникам обители. После краткого молитвословия крестный ход направлялся в собор монастыря, где тотчас начиналась торжественная служба. В течение дня икона обносилась по келлиям монастырской братии, а затем, по обычаю, чудотворный образ Царицы Небесной на руках скитская братия торжественно, с пением молитвословий, приносила в скит, в Иоанно-Предтеченский храм. После молебна с акафистом пред святою иконой вся братия с благоговением принимала ее по своим келлиям. Перед поздней Литургией икону возвращали в монастырь, где после службы при колокольном звоне торжественно совершался крестный ход, в котором вместе с монастырскими святынями участвовала и Калужская чудотворная икона. Большой чудотворный образ, несомый братией на носилках, высоко парил над головами молящихся, будто этому торжественному и победному шествию соприсутствовала Сама Высочайшая Виновница торжества. Преблагая Заступница рода христианского -- Царица Небесная, любвеобильно зовя всех идти с Собою к Сыну Своему Сладчайшему, нетленному наследию блаженства нескончаемого, всех спасая и покрывая благодатию и Матерним Своим Покровом. После водосвятного молебна у Амвросиевского колодца, что у скитских врат, чудотворную икону провожали до границы монастырских владений, где передавали козельскому духовенству и многочисленным горожанам.
   В 1892 году свирепствовала вокруг Калужской губернии холера. По постановлению городской думы для избавления жителей от опасности этой эпидемии совершен был крестный ход вокруг всего города с иконой Калужской Божией Матери. И в то время как в смежных губерниях была большая смертность, в Калужской были только единичные случаи заболевания.
   18 июля 1893 года, как и год назад, совершалось принесение в Калугу чудотворной иконы Калужской Божией Матери и общественное моление с крестным ходом вокруг города об ограждении жителей его от холеры. Во всех Калужских городских церквах совершалось торжественное богослужение со службой Пресвятой Богородице и присоединением на ектениях прошения об избавлении от смертоносной заразы. 20 июля по окончании поздней Литургии начался крестный ход с чудотворною иконой. В это время на восточной окраине города начался страшный пожар, который истребил множество домов, принадлежавших большей частью бедному люду. Яростная стихия огня, раздуваемого ветром, грозила опустошить и центральные части города. Видя это, городской голова и некоторые из граждан просили Архипастыря направить крестный ход с чудотворною иконой к месту пожарища. Здесь Владыка лично отслужил молебен с водосвятием перед иконою Царицы Небесной и по окончании молебствия окропил дома святой водою. И Царица Небесная вняла слезным просьбам молившихся о прекращении случившегося бедствия. Проявив великую милость, Она явилась необоримою стеной, оградившей город от дальнейшего распространения страшного пожара. Ветер укротился и переменил направление; огненная сила стала угасать, и пожар был потушен. После молебствия на пожаре чудотворная икона была отнесена обратно в Калужку в сопровождении массы народа.
   Эпидемия холеры в окружающих губерниях не прекращалась, и в 1894 году был совершен третий крестный ход вокруг города с чудотворной иконой Калужской Божией Матери. И снова Матерь Божия оградила Калужскую землю от этой страшной беды.
   Заступлением Богоматери чрез Ее явленную икону Калужская губерния была избавлена от страшного бича человечества -- холеры, которая свирепствовала почти во всех губерниях Европейской части России. Только один город Боровск в пределах Калужской области после явления чудотворной иконы Богоматери оставался долгое время без благодатного посещения этой святыни, что объяснялось влиянием преобладавшего там раскола, пустившего глубокие корни в этом городе. Известно, что по учению раскольников со времени патриарха Никона в греко-российской церкви не может быть ни новоявленных святых мощей угодников Божиих, ни явленных и чудотворных икон. Поэтому икона Калужской Божией Матери, явленная в 1748 году, не могла, по мнению раскольников, почитаться чудотворной.
   10/23 сентября 1899 года, после чудесного исцеления жены коллежского асессора города Боровска Чуфаровской и, несомненно, не без воли Царицы Небесной святая икона Калужской Божией Матери с разрешения епископа Калужского и Боровского Макария впервые была принесена в Боровск. Лишь только ступила святая икона на землю Боровскую, как огромные толпы народа, пришедшего еще с вечера из окрестных селений, устремились к ней с молитвой и со слезами. Из ближайших сельских церквей подошли крестные ходы. Открылось воистину царское шествие. Со всех сторон на расстоянии 11 верст толпами сбегался к святой иконе народ, крича и взывая: "Матушка наша! Заступница! Царица Небесная!" Множество было при пути различных недужных и одержимых от духов нечистых, все они издавали стоны и крики, и многие исцелялись. Когда шествие приблизилось к обители преподобного Пафнутия, там уже стояла несметная толпа народа, пришедшего из Боровска, и среди этой массы людей было множество раскольников, усердно возлагающих на себя крестное знамение и поклоняющихся святой иконе. После краткого молебствия у стен обители тронулись со святой иконой ко граду и вот -- весь град изыде в сретение чудотворного образа Богоматери. Всех привела Матерь Божия к своему чудотворному образу! По просьбе Боровской городской думы, целиком состоявшей из раскольников-старообрядцев, было совершено торжественное молебствие перед иконой Пречистой Богоматери на городской площади. Некоторые из видных купцов-раскольников пожелали принять святую икону в свой дом и просили отслужить перед нею молебен. Так и раскольников-старообрядцев обратила на благой путь Пресвятая Богородица, посрамив прелесть раскола. Поистине это было несением Небесного света во тьму раскола! Все увидели и убедились, что подлинно с этим образом благодать и сила Божией Матери.
   С тех пор Калужская икона чтится и как "раскольников на путь благий обращающая":
   "Радуйся, яко Божественную веру прославила еси, прелесть же раскола посрамила еси".
   "Возсияла еси икона Твоя, Богородице (...) во граде Боровске, даже и посреде жителей его, в расколе пребывающих..." (Акафист, икос 6).
   Подаётся через святую икону и помощь в избавлении от пьянства:
   "Великое и уму человеческому неудобопостижимое чудо явила еси, Владычице мира, егда внезапу исцелила и укрепила еси в трезвенном житии некую жену, в области града Жиздры живущую, яже пиянству предана бысть; та бо совестию своею терзашеся, яко страстию порока порабощена бысть, и сея ради вины обратися с верою к Тебе, Владычице, молящися пред Твоею иконою, и от Тебе исцеление получи. Сего ради и мы, на милость Твою уповающе, восхваляем Твое милосердие, взывающе Богу: Аллилуиа". (Акафист, кондак 8).
   Акафист Калужской иконе Божией Матери составил в начале ХХ в. владыка Феофан: епископ Калужский и Боровский в 1916-21 гг., позже - митрополит Белорусский.
   В советское время Калужская чудотворная икона (по другим данным - возможно, её список?) была спасена и ныне находится в соборной церкви Георгия за Верхом - уже не в окрестностях, а в самом центре Калуги.
   Другой её почитаемый список является главной святыней Троицкого кафедрального собора.
   * * *
   Пресвятая Богородице, спаси нас.
  
   II. Древние святые покровители Калужской земли: Пафнутий Боровский,
   Тихон и Лаврентий Калужские
  
  
   XV век стал великой эпохой святости на калужской земле. Почти одновременно воссияли преподобные Пафнутий († 1477), Тихон († 1492) и праведный Лаврентий († 1515). Тогда же, как считается на основе устного предания, возникла и Оптина пустынь - прославившаяся своими великими старцами значительно позже, в совсем другую эпоху.
  
   Дни памяти калужских святых (по нов. ст.):
  
   14 мая - преп. Пафнутия Боровского
   29 июня - преп. Тихона Калужского
   23 августа - прав. Лаврентия Калужского
   23 октября - преп. Амвросия Оптинского
   24 октября - Собор всех преподобных старцев Оптинских
  
   Один из величайших светильников Земли Российской, преп. Пафнутий Боровский был внуком татарина-баскака, принявшего Православие и оставшегося жить на Руси. Позже, говоря о великой роли милостыни в спасении, преп. Пафнутий всегда указывал на "одного магометанина, которого Господь за многую милостыню избавил от адских мук, приведя его к Православию".
   Парфений (таково было мирское имя преп. Пафнутия) родился в 1395 г. в селе Кудинове близ Боровска. В 20 лет покинул мир и поступил в Высоко-Покровский монастырь - также в окрестностях Боровска. Там 7 лет подвизался под духовным руководством преп. Никиты, ученика преп. Сергия Радонежского. В 27 лет стал игуменом обители и руководил ею 13 лет. Тяжко заболев, оставил настоятельство и принял схиму.
   По выздоровлении Преподобный отправился в уединённое жительство, выбрав себе место в 3 верстах от Боровска - там и возник новый монастырь, позже названный его именем. Это было около 1440 г.
   Храм нового монастыря был освящён при св. митрополите Ионе в честь Рождества Пресвятой Богородицы. Преп. Пафнутия, после долгих просьб, уговорили стать настоятелем. Как говорил он много позже, прощаясь с братией на смертном одре: "Не княжеской властью, не богатством сильных, не золотом и не серебром воздвигалась эта обитель, но изволением Божиим и волею Пречистой Его Матери".
   Устав обители при св. Пафнутии был очень строг, вход женщинам в её стены был запрещён. Монастырь прославился своими "выпускниками" - целым сонмом всероссийски прославленных святых, самыми знаменитыми из которых были преп. Иосиф Волоцкий (духовное чадо о. Пафнутия), преп. Даниил Переяславский (заслышав в далёком Переяславле о подвигах св. Пафнутия, мечтал быть его духовным чадом, но поступил в монастырь уже после его кончины в 1477 г.), а чуть позже - свт. Макарий, митрополит Московский († 1563). Монастырь вплоть до XVIII в., до конфискации церковных земель Екатериной II, входил в число десяти крупнейших и богатейших на Руси.
   Строгость преп. Пафнутия как настоятеля и духовника сочеталась с великой любовью ко всем людям и даже ко всякой твари Божьей. Сохранился трогательный рассказ о его милосердии к чёрным воронам, жившим в бору близ монастыря.
   "...И много гнездилось там черноперых воронов. Преподобный, глядя на них, утешался и положил заповедь, чтобы никто не трогал руками ни птиц, ни их птенцов, не ловил их и не губил. Через некоторое время сын городского воеводы, проезжая мимо обители, увидел стаю воронов, натянул лук свой и убил одну птицу. Очень он обрадовался, что благополучно пустил стрелу и оборотился, как бы хвалясь, к своим спутникам и стала голова его повернутой назад, так что не мог он повернуть ее прямо. Забыл он свою радость об убиении птицы; скорбь и великий ужас объяли его и уразумел он причину этой нечаянной беды. Придя скоро в обитель к преподобному, пал перед ним, прощения прося и моля его помолиться о нем к Богу, чтобы голова его стала, как прежде. Отец же повелел ударить в било и пошел к церкви. Братия, удивившись о необычном времени ударения в било, скоро собрались к церкви, спрашивая причину несвоевременного ударения. Преподобный же с улыбкой сказал: "Отмстил Бог за кровь ворона". Совершив молебен, осенил крестом страждущего, говоря: "Силою Честного и Животворящего Креста, обратись наперед", и голова вернулась в естественное положение.
   Другой юноша напустил на ворона ястреба. Но ястреб, убив ворона, сам пал мёртвым. Таким образом, охотник лишился своей забавы".
   Милосердие же Преподобного к людям, даже к самым великим грешникам, поистине не имело границ. Так он, несмотря на запрет митрополита Ионы, не отказался от поминовения отравленного в 1452 г. князя Дмитрия Шемяки - главного "антигероя" Руси XV века: тот ещё при жизни был отлучён от церковного общения как поджигатель междоусобной войны и клятвопреступник. Из-за этого преп. Пафнутий был даже вызван разгневанным митрополитом в Москву и посажен в церковную тюрьму. Но дружное возмущение и духовенства, и мирян заточением великого подвижника, уже известного всей Руси, вынудило митрополита не только отпустить преп. Пафнутия, но и испросить у него прощения. Так закончилось "недоразумение" между великим святителем и великим преподобным.
   Всероссийское прославление преп. Пафнутия Боровского состоялось на знаменитом Соборе 1547 г., ровно через 70 лет после его кончины.
   Почитание преп. Пафнутия, конечно, особо велико именно в Калужской епархии, к которой относится Боровск. И хоть сам город Калуга не связан с его земной жизнью, небесными своими молитвами он хранит и покрывает сей Богоспасаемый град.
   Преп. Тихон Калужский был младшим современником преп. Пафнутия. Родился он в Киеве, в юности пришёл в Москву и принял иноческий постриг в Чудовом монастыре. Поиск уединённого жития привёл его на речку Вепрейку, в 17 верстах от Калуги. Там он и поселился... но не в келье, а в дупле огромного дуба. В истории Церкви - два известных подвижника, отличавшихся столь великим аскетизмом, что дупло заменило им дом: преп. Павел Обнорский, ученик преп. Сергия Радонежского и преп. Тихон Калужский - люди одного времени: эпохи величайшего расцвета монашества на Руси.
   Пищей св. Тихону служили "былии саморосленные", а питием - вода из ископанного им самим источника. Что интересно, массовые исцеления болящих на этом источнике зафиксированы лишь спустя столетия, в конце XIX в., когда преп. Амвросий Оптинский многих приходивших к нему за исцелением отсылал к мощам преп. Тихона и к его источнику. Так сила благодати веками может оставаться прикровенной... что, впрочем, не значит, будто прежде исцелений не случалось вообще: вероятно, единичные случаи всё же были, ибо чудеса даются по вере.
   Из прижизненных чудес преп. Тихона можно вспомнить встречу его с серпуховским князем Василием Ярославичем (внуком знаменитого Владимира Андреевича Храброго, героя Куликовской битвы). Князь охотился в лесах на Вепрейке и с удивлением обнаружил странное жилище отшельника. Рассерженный, он приказал святому немедленно удалиться и даже замахнулся на него плетью, но рука его неожиданно онемела. Вразумлённый наказанием Божиим, князь раскаялся и испросил у инока прощения. Св. Тихон молитвой исцелил его руку, а князь умолил великого подвижника не только навсегда остаться в его земле, но и основать здесь обитель. Сам же обещал выделить для обители всё необходимое.
   Так на прежде пустынном месте появился монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы (ныне - Свято-Тихонова Калужская пустынь).
   Молитвами св. подвижника и братии монастыря, Бог даровал, пожалуй, единственную в своём роде грандиозную и бескровную победу в великом стоянии на реке Угре (1480 г.) - положившую конец эпохе ордынского ига на Руси. События происходили как раз вблизи маленького, затерянного в лесах монастыря: Вепрейка в 5 км ниже его впадает в ту самую, знаменитую Угру.
   Преп. Тихон скончался в 1492 г. Всероссийское празднование его памяти установлено век спустя, на Соборе 1584 г. Мощи его до Смутного времени почивали в раке открыто. Деревянный монастырь был полностью сожжён поляками, но мощи уцелели. При отстройке монастыря заново, уже в камне, мощи были положены под спудом в новом Преображенском соборе.
   В 1805 г. первый архиепископ новооснованной Калужской епархии владыка Феофилакт утвердил службу преп. Тихону, составленную благотворителем монастыря калужанином Сергеем Васильевичем Еропкиным (на основе более древней службы).
   На иконах преп. Тихон, Калужский Чудотворец обычно изображается в схимническом облачении. Обычно он предстаёт молящимся пред иконами Спасителя и Божией Матери, установленными в дупле огромного дуба... Тропарь отражает подвиг великого подвижника:
   Яко светильник пресветлый,
   явился еси в Российстей земли,
   преподобне отче наш Тихоне,
   в пустыни вселився,
   в нейже преходя жестокое жительство,
   яко безплотен, пожил еси,
   сего ради и чудес дарованием обогати тя Бог.
   Тем и мы, притекающе к мощем твоим, умильно глаголем:
   отче преподобне,
   моли Христа Бога
   спастися душам нашим.
   О св. Лаврентии Калужском нам известно очень немного. Будучи Христа ради юродивым, он прославился особенным чудом во времена князя Симеона, сына Ивана III, получившего, по завещанию отца, в удел Калугу (княжил в 1505-18 гг.).
   Калужская летопись отмечает:
   "В 1512 г. напали на город агаряны (крымские татары); против них вышел князь (Симеон) с гражданами, а праведный Лаврентий, бывший в его доме внезапно крикнул громким голосом: "Дайте мне вострый топор, псы напали на князя Симеона, надобно оборонить его от псов"; и схватив (топор) ушел. И когда князь Симеон бился с насада (судна) на Оке, а агаряны во множестве обступили князя, внезапно оказался на насаде праведный Лаврентий, укрепляя его и все войско словами: "Не бойтесь". В тот же час князь победил агарян и прогнал их; а праведный Лаврентий опять явился в дому княжеском и, юродствуя, шумел: "Оборонил князя от псов". Князь, возвратясь с сражения, рассказал, как явился праведник и его помощию побеждены враги, напавшие на Калугу.
   С топором, насаженным на длинное топорище, изображается святой Лаврентий и на древних иконах. Ходил зимой и летом босой, в рубашке и в овчинном кожухе. В доме у князя он жил только некоторое время, а больше -- там, где впоследствии был основан монастырь его имени. Здесь, в полуверсте от города его времени (ныне -- городище на левом берегу р. Яченки), на вершине горы, покрытой густым лесом, стоял уединенный храм Рождества Христова; вблизи храма была хижина блаженного Лаврентия. Ночью выходил он из нее на паперть храма и совершал молитвы, а для слушания Богослужения прокопан был у него от хижины в земле ход, и праведный Лаврентий ходил к церкви, утаивая от людей свои молитвы. Подвигами самоотречения он столь возвысился в духе, что еще при жизни прославился чудом защиты Калуги. В рукописных святцах сказано: "Святой праведный Лаврентий иже Христа ради юродивый, чудотворец, преставися в лето 7023 (1515 г.) месяца августа в десятый день". На месте подвигов его, вероятно, тем же князем Симеоном, устроен монастырь. Мощи праведного Лаврентия почивали под спудом у левого клироса. В 1565 году Иоанн Грозный в жалованной грамоте монастырю писал: "Монастырь Рождества Христова, где лежит Лаврентий Христа ради юродивый". Из этого видно, что в XVI веке уже чтили память праведного Лаврентия.
   В ту же эпоху, в 15-16 веках, на Руси подвизались его старшие и младшие современники, великие Богомудрые юродивые: Максим, Василий и Иоанн Блаженные († 1434, 1557 и 1590) в Москве, Исидор Блаженный и Иоанн Милостивый Власатый († 1474 и 1580) в Ростове, Иоанн Устюжский († 1494) в Великом Устюге, Николай Салос во Пскове(† 1576), Симон Юрьевецкий († 1584) в Юрьевце...
   Можно сказать, это был "золотой век блаженных".
   "Иже Христа ради наложивый на себя мудростию юродство", - в этой повторяющейся (с незначительными вариациями) фразе из тропарей различным блаженным выражается духовная суть подвига юродивых. Они исполнили первую заповедь блаженства "Блаженны нищие духом..." - и потому-то воистину "их есть Царство Небесное" (Мф. 5, 3).
   Такого небесного заступника Господь даровал Калуге, и его молитвами вот уже пять веков город храним от врагов видимых и невидимых.
   Господу нашему слава.
  
   Октябрь 2008 - апрель 2009 гг.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.45*6  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Болдырева "Крадуш. Чужие души" М.Николаев "Вторжение на Землю"

Как попасть в этoт список

Кожевенное мастерство | Сайт "Художники" | Доска об'явлений "Книги"