Росс Михаил Леонидович: другие произведения.

Просто... Люблю...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано было во время жуткого депрессняка. многие знакомые говорят что очень жестоко получилось. третье место на республиканском конкурсе "Love Story".


ПРОСТО... ЛЮБЛЮ...

  -- Опять струсил. Опять не сумел, - зло бормотал торопливо шедший по улице парень лет двадцати, в чёрной кофте с изображёнными на спине и на груди волками, обходящий, а местами перепрыгивающий лужи, решительно объявившие весь тротуар своей вотчиной. - Снова не хватило духу! Трус! Тряпка! Слюнтяй!
   Дождь снова барабанил по асфальту и по машинам, обдававшим редких прохожих фонтанами грязи, и он натянул на голову капюшон от кофты. Зонта у него не было, потому что он принципиально не признавал их. И вообще он очень странный. Всю жизнь его мучают вопросы, которые его сверстникам не могут даже прийти в голову. Разве нормально это, когда в голове толпятся вопросы: "Почему общество так алчно и безжалостно к тем, кому нужна помощь? Как улучшить его? Есть ли мир, где эльфы летают на драконах и воюют с гоблинами? Можно ли построить коммунизм в отдельно взятой стране? Какой процент своих возможностей использует средний человек?", и это вместо простой и понятной думы: "Где можно хорошо выпить и безопасно перепихнуться?"
   Ой!
   "А ко всему ещё и лузер!"
   Неудачный прыжок окончился приземлением в лужу, намочившей ему ноги сразу по щиколотку. Наушник МР-3 плеера выпал из уха, прервав песню о беспечном ангеле на полуслове. И тут же раздался рёв сирены, до того заглушаемый голосом экс-солиста Арии. Парень вскинул голову и увидел пожарную машину, несущуюся к стандартной панельной пятиэтажке, из окон третьего этажа которой валил дым. Возле подъезда уже стояла одна машина и с пару десятков зевак, счастливых бесплатному и такому интересному развлечению.
   "Блин, что за фигня?"
  -- Петя! Петенька там остался! - вдруг хлестнул по его ушам крик старухи, которую с трудом удерживал крепкий мужчина в пожарной спецовке. - Пусти, ирод! Сгорит же! Больной он у меня совсем! Люди-и-и! Помогите, Христа ради! - и она залилась слезами.
   Подумать парень не успел.
  -- Она с какой квартиры? - как бы из любопытства поинтересовался он, у стоящей рядом женщины лет тридцати пяти в затасканном халате.
  -- Баб Нюра что ль? Да из тридцать первой она. С той самой что горит. Она ко мне за солью зашла, даже квартиру не закрывала. А потом как пыхнет там что-то.
  -- Ясно.
  -- Стой! Тормози, придурок! Сдохнешь там! - раздался позади истошный вопль пожарных, бестолково носившихся со шлангами вокруг неисправной подъёмной лестницы на машине.
   Дым начал разъедать глаза уже на втором этаже. На третьем пришлось нагибаться, чтобы вдохнуть. К счастью обшарпанная дверь, с криво написанным мелом номером "31", из-под которой выбивался дым, и в самом деле была не заперта и распахнулась с одного толчка.
  -- Есть кто живой? Кха-кха! - он глотнул дыма и на секунду присел на корточки, откашливаясь и надеясь, что хоть у самого пола воздух будет чуть чище.
   Ответа не было.
   "Чёрт!"
   Кинулся вперёд, мимо полыхающего огромного шкафа, занимающего полкоридора. Первую комнату он почти прополз, ничего не видя от дыма и не слыша от гула пламени. И всё же чувствовал, что кто-то есть за стеной. И действительно. Свалившись с кровати, на полу лежал старик лет семидесяти. Он пытался доползти до двери, но силы оставили его на полпути.
   Заныли перегруженные мышцы, поднимая и закидывая довольно тяжёлого старика на плечо. Обратно идти было тяжелее. Ползти нельзя было, тяжёлая ноша не давала даже пригнуться.
   "Кха-кха. Кха. Кха. Кха-кха-кха-кха".
   Задыхаясь, плотно зажмурив бесполезные из-за дыма глаза, парень по памяти тащился в коридор. В голове всё заволокло то ли туманом, то ли окружающим дымом. В зажмуренных глазах сверкали цветные круги. Но вот и коридор. До двери не больше семи шагов. Треск. Парень не успел ничего подумать. Рука, которая помнила коридор лучше, чем память, сама кинулась влево, принимая удар рухнувшего шкафа. На секунду застыла, упираясь в полыхающее дерево, норовившее погрести парня под своими обломками. Пахнуло горелой кожей, потом плотью. Рывок к стене, позволяющий доскам рухнуть на пол, загораживая проход. И семь тяжёлых, длинных, невозможных шагов по горящим доскам, по пламени, не пропускающему к дверям.
   Семь шагов. Разум отключился.
   Шесть шагов. Тело движется само по себе.
   Пять шагов. Одна лишь цель - выйти из ада.
   Четыре шага. Сил не осталось...
   "Э-э-э-э-э-а-а-а-а-а-а!"
   Судорожный вдох вонючего, но такого животворящего воздуха на улице.
   Кричащие, толпящиеся люди, какая-то ослепительная вспышка слева.
  -- Помогите... ему... - парень, наконец, скинул ставшее вдруг неподъёмным тело на руки подоспевших людей в белом.
  -- Он жив? Это его вынесли? Дайте посмотреть! А он выживет? - народ кинулся к старику, обступив машину скорой помощи.
   Провал. Темнота...
   Медленные, тяжёлые шаги.
   "О-о-о-о-ох-х-х-х! Кажись живой!"
   Медленно рассеивался туман, позволяя хоть и смутно, но воспринимать окружающее и немного думать.
   "Где это я? Ни фига не помню".
   Ожесточённо тряхнул головой. Туман перед глазами отступил и он, наконец, увидел широкую улицу, несущиеся по ней машины и яркие рекламы, сверкающие в сгущающихся сумерках.
   "Ничего себе, куда меня занесло. И когда это я досюда дойти успел? Ладно, прорвёмся. Домой сейчас надо. Домой. Там отлежусь".
   Соображалось всё ещё тяжело. Но тело уже послушно выполняло все команды. Значит всё в порядке.
   Длинная улица. Несущиеся машины. С трудом дождавшись зелёного света на светофоре, парень медленно сошёл с тротуара на дорогу и уже прошёл почти половину широкой трассы, когда услышал спереди окрик: "Ванечка, не отставай!" Автоматически повернувшись, увидел позади себя ребёнка лет шести, остановившегося чтобы поднять уроненный мячик. И вдруг яркий свет фар, скрип тормозов и перекошенное лицо водителя, несущегося на Мерседесе с приличной скоростью и слабыми тормозами.
   Думать было некогда. Два резких шага и прыжок на два с лишним метра. Резкий взмах руки, отталкивающий ничего не понявшего мальчишку к тротуару. И удар...
   Темнота рассеялась уже через секунду. Тело ломало словно по нему прошёл маршем полк солдат. Крики людей вокруг. Мерседес, через крышу которого он перелетел, остановившийся только метрах в пятнадцати. Женщина, бросившая сумки с продуктами и прижимающая своего Ванечку к себе.
   "Нормально. Кажись всё путём!"
   Преодолевая боль в разбитых локтях и коленях, стараясь не обращать внимания на странную острую боль в животе, парень снова пошёл вперёд, наконец, пересекая злополучную дорогу.
   "Уроды, понакупали машин и прав, а учиться ездить не хотят!" - вертелось в голове.
   До дома оставалось всего пара кварталов. Но странная боль в лёгких и животе нарастала.
   "Блин, надо будет завтра в больницу сходить. Фиг с ним, с универом. Денёк пропущу".
   До родной пятиэтажки оставалось пересечь всего два тёмных двора.
   "Хорошо. Почти дома. Ещё минут пять и домой. Блин, джинсы жалко. Да и кофту классную угробил".
  -- Пустите, ублюдки! Отпустите! Помогите! Пожалуйста! - в поздневечерней тишине дворов крик прогремел словно гром.
   Резкий поворот влево. Четверо двадцати-двадцатипятилетних подонков, тащащие восемнадцатилетнюю девушку к белой тойоте.
   Боль отступила. Мышцы окаменели. Десяток быстрых, бесшумных шагов к машине, до которой "компании" оставалось всего несколько метров.
  -- Вам что, не ясно? Она сказала отпустить её.
  -- *** ты *** кому *** сказал***, сука? - густо перемежая речь оборотами, которыми так богат русский язык, поинтересовался парень с кольцом в брови.
  -- Я это сказал четырём свиньям, потерявшим всё человеческое.
  -- Джон, держи эту шалаву! - Кольценосец толкнул девушку в руки типа с кожаной банданой. - Пацаны, пошли, покажем параше её место.
   Трое направились к парню расслабленной походкой, поигрывая неслабыми мышцами. Молниеносно пролетели перед глазами все уроки отца - офицера-погранца.
   "Никогда не бей первым. А если бьёшь вторым - то бей так, чтобы потом уже не бил никто!"
   Кольценосец кинулся первым, размахиваясь кастетом. Резкий шаг вправо и сильный удар костяшками пальцев в висок. На мгновение - глаза полные удивления и животного ужаса. Потом он рухнул.
   Вторым кинулся гопник в джинсах с цепями и с арматурой в руках. Блок рукой под локоть атакующего и удар основанием ладони в нос, снизу, в "точку мертвеца".
   Третий не успел атаковать. Прыжок с выставленной вперёд ногой, метящейся в солнечное сплетение, а когда он рухнул на колени - добивающий удар коленом в челюсть, ломающий позвонки.
   Боль. Острая, ледяная боль в левом боку, куда вошёл короткий широкий нож четвёртого.
   Взгляд через плечо. И удар ребром ладони в кадык. Бить надо так, чтобы потом не бил никто!
   И вечная ночь, не освещаемая даже светом звёзд и Луны. Удара об землю парень уже не почувствовал...
   Гул. Негромкий, но постоянный гул, словно рядом разговаривают десятки людей. Белые, выложенные кафелем стены. Капельница, полдесятка непонятных аппаратов вокруг кровати. И навалившаяся сразу отовсюду боль, жгущая лёгкие, внутренности и бок.
   Стиснутые до боли веки и челюсти, чтобы боль не вырвалась криком.
  -- Понимаете, когда его доставили к нам, при нём не было ни документов, ни чего-либо ещё, что помогло бы определить кто он. Только сотовый телефон. В списке недавно вызванных мы нашли ваше имя. Вы родственник? - откуда-то из очень далека, кажется из-за двери, раздался спокойный, твёрдый, мужской баритон.
  -- Нет. Просто друг, - до боли знакомый голос Емельяна, который предпочитал более короткое прозвище - Эм. - Так что с ним случилось-то? Меня вызвали сюда, и я всю ночь просидел в приёмной, меня не пустили к нему и никто не может рассказать, что случилось.
  -- Знаете, случилось то, что давно не случалось ни в нашем городе, ни в мире. Появился герой.
  -- Он???
  -- Вы читали утренние газеты? В "Утренний город" есть хорошая, качественная фотография парня в приметной чёрной кофте с волками. Правда снято сбоку и лица почти не видно. Он выносил старика из пожара. И рука вашего друга выглядит так, словно побывала в духовке. В ежедневнике "Глас востока" есть статья про незнакомца, попавшего под колёса машины, спасая ребёнка. И фотография, правда не качественная, с сотового телефона. Опять та же кофта. И когда его доставили к нам с ножевым ранением, он был в той же самой кофте, правда уже порядком порванной, обгорелой и залитой кровью.
  -- Он... Он выживет?
  -- Когда он поступил сюда вчера, я собрал лучших медиков нашей больницы. Лучшее лекарства и оборудование. Надеялся что организм молодой и крепкий. Но... - врач запнулся. - Мы смогли подарить ему лишь сутки жизни. Вообще странно, что он ещё жив. Обычно человеку вполне хватает и части из того, что досталось ему. Порция угарного газа, которую он хлебнул, стопроцентно убила бы любого здорового мужчину. Сломанные рёбра, пронзившие половину жизненно важных органов. И нож, не дошедший до сердца всего на четверть сантиметра. Боюсь ему осталось совсем не долго. Час. Может быть два. Но может и меньше.
  -- Я могу его увидеть?
  -- Хорошо. Он лежит в отдельной палате. Вот за этой дверью. Проходите. Только не долго. И не говорите ему. Хотя он скорее всего без сознания.
   Почти неслышно скрипнула дверь.
  -- Привет! Ты уже проснулся? А я только что с доктором твоим поговорил, - с жизнерадостной улыбкой и безжизненными глазами приветствовал друг. - Говорит всё будет...
  -- Я слышал, Эм. Не надо, я всё слышал.
   Улыбка исчезла.
  -- Что ж ты так? На фига ты сделал это?
  -- Не знаю, Эм. Натура у меня такая странная. И несовременная. Слушай, Эм. Мне позвонить надо. А телефона нету. Мне срочно надо.
  -- Держи! - поспешно выдернув мобильник из кармана, Эм протянул трубку ему.
  -- Не могу, Эм. Сам набери, - парень без запинки продиктовал номер, позвонить по которому у него так и не хватило смелости.
  -- Вот. Набрал.
   Он прижал трубку к уху. Медленно, словно специально растягиваясь, донеслись гудки. После четвертого, наконец, раздался такой любимый и такой далёкий теперь голос:
  -- Алло! Кто это?
  -- Это я. Послушай, пожалуйста, я долго не могу. Тебе потом всё расскажут. А сейчас у меня просто слишком мало времени. Извини, у меня так и не хватило храбрости, а теперь ещё и времени, - говорить было всё тяжелее. Лицо друга уже расплылось перед взором, звуки поблекли, воздуха не хватало, голос срывался. - Я уже давно хотел сказать тебе... Но не мог. А теперь хоть уже и поздно, но я успею... Ирина... длинные речи говорить не могу... Просто... Люблю...
   И тут кто-то выключил свет...

04.06.2007г. - 07.06.2007г.

Усть-Каменогорск


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"