Ростиков Олег Александрович: другие произведения.

Технодемон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Общий файл

  Пролог.
  
   Темно. Запах гари и палёной плоти. Вытянуть руку. Резкая боль в предплечье, похоже вывих. Правая конечность повреждена, что там с левой? Левая в норме, хорошо. Вытянем её. Ага, упёрлась так до конца и не разогнувшись. Ощупаем преграду. Тёплая, слегка шероховатая поверхность. Стенка спасательной капсулы. Наниты активированы. Теперь надо чуточку подождать пока бадик возьмёт все системы организма под контроль. Ноги. Ног нет! Рука резко опускается к нижним конечностям. А не, ноги на месте, просто не чувствую их. Пробуем пошевелить. Плохо. Что-то придавило их спереди и судя по неестественности положения правой ноги - она сломана. Левая вроде шевелится...
   Тааак.. Было крушение. Что-то сбило нас неизвестным нам оружием, от известного мы либо сманеврировали и ушли бы от обстрела, либо просто сразу умерли не долетая до земли.
   Боль в покалеченном теле стала проходить. Хорошо. Бадик начал выполнять программу восстановления повреждений и первым делом убрал болевые ощущения, дабы исцеляемый не умер от болевого шока. Надо оглядеться, нужен свет. Вот когда жалеешь, что не встроил импланты реагирующие на инфракрасное излучение. В качестве источника света можно использовать часы - дань старым традициям. В них нет никакой тонкой механики, только сверхсложная электроника и просмотр времени лишь одна из самых простых функций наручного агрегата. Ещё свет могут дать диагностические татуировки, это пока свежая разработка и у гражданских лиц подобного пока нет, только у военных. Экспериментальное направление, но скорее всего, приживётся в скором будущем повсеместно. Но тату под рукавами камбеза, пришлось проверку ноу хау отложить до лучших времён и воспользоваться часами. Правда какой-то дополнительной ясности это не дало, так как и без света уже догадался, что нахожусь в спасательной капсуле и смотреть ровным счётом не на что. Коммутатор личной связи молчит, значит, помощь явно не близко. Попробовал связаться с первым пилотом - тишина, либо он в отрубе, либо слишком далеко его от меня закинуло и мощности приёмопередатчика радиосигнала не достаточно, либо могло статься, что он не выжил.. Случается и такое.
   Так, последним усилием надо выправить ногу, иначе она так и срастётся и придётся её заново ломать. Минут десять ушло на поиск правильного положения, бадик мониторил изнутри по нанитканалам и корректировал правильное положение по принципу 'тепло-холодно'. Ощущалось это как лёгкое покалывание и жжение в ладони при смещение в лево или право, когда положение ноги было не верным. Хорошо бы было её зафиксировать, но персональная аптечка полагалась в качестве части экипировки пехотинцам, пилоты имели лишь простенькие препараты для обезболивания (если не справлялся бадик), био-бинты и транквилизаторы. Всё это добро находилось в капсулах, помещённых в специальный нагрудный карман комбинезона лётных войск. Там же были восстанавливающие пластинки, которые имели высокую концентрацию питательных и минеральных веществ. Одну такую пластинку я закинул в рот. Вступив в реакцию со слюной, она будет выкидывать в кровь своё содержимое и это в свою очередь, будет служить нанитам строительным материалом для быстрого восстановления повреждённых тканей моего организма.
   Всё, что мог сделать в данной ситуации, я сделал, теперь только ждать помощи. Сейчас бадик погрузит меня в сон и начнёт лечение. Продлится эта процедура по инструкции не меньше чем двадцать четыре часа, до возвращения полной или хотя бы частичной функциональности повреждённых конечностей и внутренних органов. Будем надеяться, что к моему пробуждению, подоспеет помощь...
  
  Глава 1
  
   Солнце палило нещадно. Каменная мостовая напоминала раскалённую сковороду и ходить по ней босиком было чревато вполне реальными ожогами. В связи с этим все беспризорники славного города Аорона, которые оказывали мелкие услуги, такие как доставка корзин с покупками зажиточным горожанам к их домам или же просто попрошайничали, несмотря на вечно голодное состояние, разбежались по боковым улочкам и переулкам. Там дома льнули к друг дружке так тесно, что даже в полдень тень от нависающих балконов легко спасала от зноя. Да и брусчатка, которая причиняла такие неприятные ощущения босоногим сорванцам на центральных, ухоженных улицах, тут была поглощена под слоем обильно выплёскиваемых помоев, во вполне пригодное для ходьбы полусухое месиво. Единственный очевидный минус - это запах. Запахи в таких закоулках впечатляли своим разнообразием: тут тебе и миазмы сточной канавы, тухлых овощей и рыбы, а так же непревзойдённый аромат разлагающейся плоти. Из открытых настежь окон в общую симфонию вплетался запах готовящейся еды. Особой нотой была гарь от тлеющей кожи и сырой травы. Неподготовленный человек уже после двух минут ходьбы в этом царстве духа, начинал ощущать горечь во рту и приступы тошноты, а особо впечатлительные натуры могли добавить и собственный вклад, буквально из своего желудка, в общую картину уже после первой минуты. Но местным обитателям было всё ни по чём! Казалось они впитали этот дух с рождения и он стал их неотъемлемой частью.
   По одной из таких наполненных нечистотами улиц, ловко лавируя между кучами мусора, шел старик. Впереди себя он толкал маленькую тележку, накрытую выцветшим брезентом. Морщинистые руки, крепко держащие ручки тележки, были в пятнах от химических ожогов и реагентов. Походка не по годам упруга, а взгляд из под кустистых седых бровей, цепок и колюч. Тога, накинутая на загорелое под палящим солнцем тело, была серая от пыли и с многочисленными латками.
   Старика звали Джабар и занимался он тем, что продавал зелья собственного изготовления на местном рынке. Под брезентом находились склянки со всевозможными микстурами от разных болевых ощущений: сердечных, желудочно-кишечных, головных и болей суставов. Были глазные капли снимающие воспаление и восстанавливающие слабеющее зрение, были растирки и мази от ожогов, болезней связанных с любовными утехами и опять-таки от ломоты в суставах. Так же присутствовали чудодейственные приворотные и омолаживающие пилюли. Последние делались из безвредных отходов всего вышеперечисленного и заявленного действия, по сути, никак оказывать не могли, но женское племя охотно их покупало. Самое парадоксальное заключалось в том, что клиентки не только покупали пилюли повторно, но и приводили своих подруг, дабы приобщиться к чудодейственному препарату. Старик опасался, что состав не так уж безвреден как он думал и после покупки третьей за неделю пилюли, он их не продавал тому же человеку, ссылаясь на возможные опасные последствия и что снова купить их можно будет не раньше чем через тридцать три дня. Даже хотел и вовсе их убрать из продажи, но вовремя одумался, так как сей препарат составлял львиную долю его доходов, а вот зелья от людского слабоумия он не знал, а если бы и знал, то чувствовал, что спросом оно вряд ли бы пользовалось.
   Сейчас, направляясь домой, он думал не о удачно проданных микстурах и подсчёте барышей, как это было обычно, а о целых трёх необычных происшествиях, которые ему довелось наблюдать в течение часа придя утром на городской рынок. Сначала внезапно переполошились жрецы Храма. Двери всегда открытые для прихожан, закрылись. Тех из верующих, кто там был на момент закрытия, чуть ли не пинками повыгоняли на улицу. И спустя четверть часа двое послушников, выйдя из бокового входа для служителей Храма, с встревоженными лицами побежали к замку Наместника. И почти следом за ними в том же направление из местного ордена Магов, отправилась целая процессия из младших адептов и одного старшего мага. Затем минут через тридцать после их ухода, возле рынка появился отряд в пол сотни солдат. На самом торжище они замешкались, но потом их капитан отдал какую-то команду и половина служак отправилась к волшебникам, вторая половина к Храму. Дальше произошло действо, которое обычный горожанин мог наблюдать только на очень больших торжествах, таких как рождения нового года или празднеств в честь именин Императора: под почётным эскортом, напоминавший скорее конвой арестантов, главный жрец, в простой одежде служителя да ещё и на скудно украшенном паланкине Имперских Канцелярских Служащих, рядом с Архимагом, так же одетым не в свою роскошна украшенную мантию, а в какую-то выгоревшую серо-коричневую хламиду, спешно тронулись к цитадели Наместника. Подобное было наблюдать дико, так как эти два достойных мужа, друг друга терпеть не могли и в одной компании их можно было видеть только по острой необходимости, когда того требовал этикет. Для некоторых шоком был и наряд двух этих старцев, но вхожие в закулисье, прислуга магов и жрецов, быстро объяснила, что в пышных и богато разукрашенных одеяниях те появлялись только при выходи в люди, а в свободное время от светских раутов, форма одежды у них кардинально отличалась и была именно той, в которой их забрали к Наместнику. Что уж говорить, в весьма спокойном и не богатом на события провинциальном Аороне, данное происшествие произвело много шума. Сплетни с предположением, что же могло случиться рождались каждую минуту. А так же это посеяло тревогу в сердцах обывателей... С такими мыслями Джабар добрёл до своей лаборатории, которая по совместительству была заодно и его домом.
   Тяжёлая дубовая дверь с улицы, после поворота ключа в замочной скважине, легко открылась на смазанных петлях и впустила старика в маленький внутренний дворик. Часть двора была крытой брезентовым пологом. Под него он поставил свою тележку и не разгружая её отправился в дом. Жил он один, прислуги не держал из-за скудности своих доходов. Еду за скромную плату ему таскала рано утром соседка, перед тем как он ехал на рынок.
   Остатки завтрака так и стояли на столе, оставленные после утренней трапезы. Обычно они превращались в обед, а иногда и в ужин. Ужинать он всё же предпочитал в харчевне неподалёку. Там его все знали и не только как хорошего травника, но и отличного собеседника с которым можно было обсудить все последние городские сплетни за кувшинчиком вина. Но сегодня обед так и остался стоять на столе, а сам алхимик поспешил к стеллажу с книгами. Встав напротив, старик прошептал какую-то скороговорку на неведомом языке. Книжный шкаф вдруг вздрогнул и подался в сторону, открывая чёрный провал, внизу которого едва виднелись первые две ступеньки, ведущие куда-то под землю. Небрежный взмах руки и по обе стороны провала замерцала тусклая полоса света, осветив всю невидимую доселе лестницу в подвал.
   Книжный стеллаж аккуратно встал на место, как только старик опустил ногу с последней ступени. Комната, представшая перед ним, была просторная. Светящиеся ленты, берущие начало у входа в подвал, обогнув дверной проём, устремлялись к потолку и свивались в спираль, соединяясь в центре в одну целое. Вдоль стен стояли шкафы, заставленные разным алхимическим оборудованием и сопутствующим ему набором реагентов. Один из шкафов так же был отдан под книги. Фолианты на полках, старые, авторы и названия трудов, вытесненные на коже корешков, поистерлись и на многих едва читались. Если бы их увидели знатоки книгочеи, то они были бы изрядно удивленны, такие сокровища явно не по карману простому продавцу зелий. В центре стоял большой, круглый стол, заваленный всяким разным. Реторты и перегонный куб вперемешку с бумагами, странные орудия непонятного назначения и ветхий головной убор с изображением звёзд на материи, раньше, видимо, бывший остроконечным колпаком, но давно утратившим свою первоначальную форму.
   Джабар подошёл к столу, сгрёб в сторону часть завала и поковырявшись в кипе бумаг, отыскал предмет похожий на сковороду без ручек и с треножником приделанным ко дну. Поставил 'сковороду' на расчищенное место и отправился к одному из шкафов. Оттуда он достал два плотно замотанных бечёвкой мешочка, раскрыл их и сыпанул щепотку с одного и три щепотки с другого в утварь. Перемешал всё это, не утруждаясь поиском какого-то инструмента, пальцем. Извлёк из кучи по соседству чистый лист пергамента, перо и чернила и сжато написал отчёт об утренних событиях. Затем записку положил в центр посудины и начал шептать заклинания. Пергамент вспыхнул голубым огнём, но не сгорел, а начал как будто распадаться на рой каких-то маленьких насекомых, кружащих и не улетающих далеко от пламени. Когда же весь лист превратился в хаотически мечущиеся частицы, рой резко устремился вверх и с лёгким хлопком исчез, чуть не долетев до потолка.
   Старик устало потёр глаза. Руки его едва дрожали. Глубоко вздохнул. Вернул на место мешочки.
   - Теперь можно и пообедать - сказал он в пустоту.
   И хоть с усталым видом, но с явным ощущением выполненного долга отправился вверх по лестнице, размышляя на ходу, что же могло так всех всполошить?
   Правда долго размышлять на интересующий вопрос у него не получилось, слишком мало вводных данных. На ум пришла другая рутинная проблема. У него заканчивалось сырьё для его лекарств и зелий. Что-то он обязательно купит у приезжих купцов, это в основном соль и некоторые минералы. Пастухи и лесорубы доставляют ему за малую плату кое-что из растений. Но самые ценные травяные сборы, ему предстоит собрать самостоятельно. Пока не горит, конечно, но через четыре-пять дней предстоит прогулка за пределы города, в ближайший лес.
  
  Глава 2
  
   Каменная брусчатка закончилась. Теперь дорога представляла колею из застывшей грязи, с многочисленными ямами и ухабами. Колона из солдат, магов и жрецов, выбивали не мало пыли из под копыт, когда ехала по раскалённым камням. Теперь же пылевая завеса серой тучей нависла над ними. Мелкое зверьё загодя разбегалось от шума производимого пол сотней человек.
   Капитан стражи, сидя в седле гнедого коня, уныло осматривал окрестности. Слева был редкий лесок, справа заброшенные пашни. Возможно, они были и не заброшены, а стояли под паром, он не разбирался в сельском хозяйстве, но высокая, в пояс человеку, выгоревшая на солнце трава ему не нравилась. Там легко мог спрятаться дикий зверь и даже небольшой отряд солдат был бы не сразу обнаружен, а в связи с обстоятельствами их выезда сюда, всякое колыхание кустарника или движение в зарослях, вызывала не шуточную тревогу. Единственная мысль, бившаяся в его черепной коробке: 'Почему я?!'. Только принял смену и вот на тебе, получи и распишись в ведомости по неприятностям!
   Да, когда отец купил ему место в городской страже, он ожидал мзду от приезжих купцов и бесхлопотную жизнь, но никак не борьбу с иномировыми существами! Теперь же ему предстояло быть мясом в борьбе с магическими сущностями, против которых честная сталь была бессильна! И ведь никак не отмажешься. Никакие деньги не способны убрать проблемы, которые ложатся на сильных мира сего. Они предпочтут переложить их на хрупкие плечи простых смертных и лишь после того как те этого не выдержат, взять проблему в свои руки. Его нисколько не обольщали три старших мага и десяток младших, что ехали в одном конвое с ним. Да и жрецы вряд ли возьмут проблему в свои руки пока цел хоть один стражник. Его мужественное лицо было перекошено от предстоящей бойни, а с его точки зрения её не миновать. И в очередной раз подъехав к одному из магов он задал им вопрос, который его волновал вот уже три часа.
   - Господин маг, а какие они бывают? Вы можете рассказать, как с ними бороться нам, простым смертным? Чего от них ожидать?
   Маг поморщился, этот капитан начинал выводить его из себя. О потусторонних сущностях с демонического плана бытия он читал в книгах и как с ними бороться он знал от туда же. Записи изобиловали многочисленными подробностями нечеловеческих способностей сущностей из-за грани. Их необычайной силы и проворности, а так же не восприимчивости к магическим воздействиям и посему у магов вызывали не меньше тревоги, чем у главы солдат.
   - Я думаю долгой, мучительной и бесславной смерти! - рявкнул он на солдата - Вы уже третий раз спрашиваете! Демонических тварей великое множество и разнообразие их потрясает! Мы выявили только факт вторжения и что число чудовищ не велико, не меньше одного, но и не больше трёх. Их внешний вид, способности и разумность установить не удалось. Вон, спросите лучше святош, может им боги в уши нашептали подробностей!
   Второй старший маг успокаивающе положил руку на плечо первому и сам обратился к стражнику.
   - Я понимаю вашу тревогу. Никто не будет посылать вас убивать демона, вы тут скорее как почётный эскорт. Вся работа ляжет на нас. Обычному человеку с демоническими бестиями не тягаться. Как только мы их обнаружим, то постараемся вернуть их на тот план бытия из которого они пришли. И конечно же нельзя забывать о достопочтенных жрецах! Брат Дир и Оусхан прошли отличною школу по укрощению потусторонних сущностей в стенах обители Секущего Света и смогут оказать нам посильную помощь. Ваша задача глядеть в оба и о любом подозрительном шевеление сразу сообщать нам!
   Жрецы, ехавшие рядом, согласно закивали бритыми головами.
   - Так что уважаемый - волшебник сделал паузу и капитан вспомнил, что они не были представлены в начале пути из-за спешки и он пожалуй с излишней поспешностью представился.
   - Касиус Ван Той - повторил за ним маг - можете передать мои слова солдатам и так же попросите их быть внимательными к изменению окружающего нас ландшафта.
   Ко мне можете обращаться магистр Ройниус. Это магистр Мезиус, он немного нервничает и поэтому так резко вам ответил, вы уж простите его. Ну и последний наш собрат, - он указал на молча ехавшего третьего мага - магистр Лиистан. Надо было раньше познакомиться, но увы, обстоятельства не предрасполагали лишним свободным временем на выполнение формальностей вежливого общения.
   Все маги были одеты в одинаковые тёмно-коричневые мантии с капюшонами. На груди и спине белыми нитками были вышиты восьмиконечные звёзды и каждый их лучик указывал на магическую руну, но цвет ниток которых, походил на засохшую кровь. Хоть солнце палило нещадно, магистры не снимали капюшонов, правда их это ни сколько не волновало и больший дискомфорт они испытывали из-за того, что приходилось ехать верхом, а не в карете или паланкине. Пыль, клубящаяся вокруг, липла к телам вспотевших солдат и заставляла тех яростно чесаться, но волшебников и их коней, не долетая пары сантиметров, огибала и осыпалась мелким песком позади лошадиных копыт.
   Ван Той, давно отметивший эту их особенность, мог лишь молча завидовать. Амулеты, отталкивающие пыль и грязь, а так же создающие комфортный микроклимат вокруг носителя стоили не малых денег и подобное могли себе позволить или богатые аристократы или маги, которые сами же их и изготавливали. По крайней мере, у его не самого бедного отца, такого артефакта не было. Хотя тут большую роль играла купеческая жадность Тоя старшего. Он воспринимал их как безделицу не стоящую своих денег.
   Не было такого амулета и у двух монахов. Их бритые наголо головы покрылись изрядным слоем пыли. Пот грязными ручейками стекали за шиворот. Чёрная монашеская роба стала серой и слилась с не менее запылёнными бурыми лошадками под седлом демоноборцев. Издалека даже казалось, что они одно целое. Тем не менее, их подобные неприятности так же не волновали, как и магов. Даже ни разу не почесались!
   Местность становилась холмистей. Одолев очередной пригорок, возглавляющие колону маги увидели, как к ним во весь опор мчится группка всадников. Капитан, подав знак приостановиться всем вверенным ему людям, поспешил на встречу приближающимся. Как оказалось, это был разведывательный дозор отправленный им ранее. Старший дозора - седоусый ветеран, лихо осадив свою замыленную лошадку прям перед мордой породистого коня капитана, чем вызвал гримасу не одобрения на лице Тоя и чётко, по-военному отрапортовал:
   - Ваш благородие! В ста - ста пятидесяти саженях отсюда, земля покорёжена, а вокруг как будто сотня троллей костры жгли и плясали! Пепелище даже не остыло ещё! А в центре вроде зуба костяного торчит что-то! Как из под земли вылез!
   Маги, уже успели подъехать и всё слышали. Магистр Ройниус спросил:
   - Скажите, любезный, а каких примерно размеров этот, хм, зуб?
   - Ваш Милость, мы только на пепелище глянули и сразу обратно поехали, так как обо всём странном велено было сообщать голове конвоя и самому эти странности не проверять! Но навскидку в высоту сажени полторы, может чуть больше.
   - А что вы можете поведать нам о его внешнем виде? Пожалуйста, расскажите абсолютно всё что запомнили. Это очень важно!
   - Ну - стражник замялся, припоминая - цветом белый, как кость и вроде гладкий, но только с одного бока, другой бок расчекрыжен сильно и осколки от него вокруг валяются, а из нутра как пена мыльная расплескалась и застыла вокруг. Это всё, что успел приметить, Ваш Милость.
   - Что ж, ясно. Касиус, будьте любезны, прикажите солдатам остаться тут. А я и мои коллеги вместе с вами и с этими уважаемыми разведчиками проедем вперёд и посмотрим на этот объект поближе.
   Ван Той, с превеликой радостью тоже остался бы со своими подчинёнными, но чувство долга всё же взяло верх. Отдав требуемые распоряжения и с заметно побледневшим ликом, потрусил за успевшими отъехать демоноборцами.
  
   Да, зрелище потрясало! Не соврал старый вояка! Овальное пятно покореженной земной тверди, этак саженей в пятьдесят пересекала проселочную дорогу. Вокруг была выжженная плешь из всё ещё дымящейся травы. Вначале, особо выделялась глубокая борозда. Будто какой-нибудь из богов прошёлся раскалённой сохой, распахав приличный кусок земли, но вдруг внезапно передумал да и бросил это дело, так и не закончив. В конце борозды виднелся белый продолговатый предмет, который и вправду напоминал клык.
   Три мага и два монаха, молча, созерцали эту картину. Не обменивались мнениями или репликами, просто смотрели. Так могло показаться со стороны, но в действительности, имей Касиус и его солдаты склонность к иному плану восприятия, в простонародье именуемому магическим зрением, то увидел бы много интересного! Если смотреть через это самое зрение, то можно было бы увидеть, как от магов расходятся подобно волнам от упавшего в воду камня, некое сияние, причём от каждого разного оттенка - от бледно-голубого, до насыщенного изумрудного. От монахов же в разные стороны, без какой-либо системы, били лучики золотистого света. И это опять-таки была лишь видимая часть для обладателя дара магии, но какие силы пробуждало, к каким богам взывало и на что они были направлены, знал только сам творец заклятия или молитвы. Тысячи невидимых глаз, ушей и рук сканировали каждый сантиметр пространства на предмет опасности. Наконец, волна невидимых органов чувств дошла до 'клыка', немного задержалась, прощупывая через разломы, что у него внутри и двинулось дальше.
   -Хм, - первым подал голос магистр Ройниус - очень интересно!
   Ван Той, находившийся с разведчиками чуть поодаль, чтоб не мешать экзорцистам, наблюдал как они слезли с лошадей и осторожно, как будто ступая голыми ногами по битому стеклу, двинулись в сторону непонятного белого 'зуба'. Вот, демоноборцы поравнялись с ним. Капитан, невольно напрягшись и даже подав лошадь на пару шагов вперёд, с удивлением увидел, что непонятный демонский 'клык' их вовсе не заинтересовал, а вот нечто за ним, чего он не смог рассмотреть, вызвало странное оживление!
   Тем временем магически-жреческая братия встав кружком рассматривали что-то или кого-то на земле. Наконец Брат Дир, не решительно откашлявшись, произнёс:
   - Выглядит как человек, да и от Святого Слова аура не разрушается, как должно у богомерзкой твари в телесном обличие.
   Второй монах кивком подтвердил предположение своего собрата.
   - Тогда от куда он взялся тут? Мы зафиксировали открытие портала демонского происхождения. Люди не могут ходить теми же тропами, что и эти твари! - как всегда с привычным для всех раздражением в голосе ответил магистр Мезиус и тут же продолжил - Может охотник забрёл на шум и демон его так изувечил?
   - Боюсь, что нет - в разговор вступил магистр Ройниус - Обратите внимание на следы от падения. Портал открылся высоко над землёй и ЭТО - указательный палец мага упёрся в 'зуб' - по дуге с большой скоростью неслось вниз к земле. Затем произошло столкновение с твердью. Объект должен был углубиться метра на два в землю, но на пути попался магнамит, который кстати раскололся от удара. Это вызвало отклонение от первоначальной траектории и повреждение самого 'Клыка'. Объект проехал немного юзом взрыв землю и остановился, выкинув по инерции человека находящегося внутри через пролом, оставленный от столкновения с магическим камнем. Кстати, тело на удивление хорошо выглядит, от той больтанки что оно должно было пережить, в теории должно было остаться не так уж и много и это 'не много', было бы равномерно размазано внутри 'Зуба'.
   Предположение заставило участников дискуссии посмотреть на окружающий ландшафт обычным зрением. Подметить не соответствие или наоборот подтверждение теории. Не увидев противоречие, взгляд борцов с нечистью снова упал на распростёршееся у их ног тело.
   Когда магистр Ройниус говорил, что человек неплохо выглядел, он несколько преувеличил. Труп был сильно изувечен. Голова повернута в неестественном положение, руки гротески изломаны. Пахло палёной плотью и там где пламя не коснулось тела была видна запёкшаяся кровь.
   - От куда интересно тут взялся магнамит?
   Вопрос от вечно раздражённого магистра был скорее риторический, но Ройниус ответил:
   - Тут до последней большой войны был купеческий тракт, а вокруг лес. На камень скорее всего были наложены не только укрепляющие заклятья, но и отпугивающие нечисть. С началом боевых действий, потребовалось дерево и лес вырубили, а камень без магов не так-то просто убрать. В общем его скорее всего кинули за не надобностью и за несколько десятков лет, что прошли с тех пор, он просто просел в почву и перестал быть виден...
   - Это не человек - вдруг подал голос до сели молчавший магистр Лиистан - Оно живое!
   Мезиус, после этого утверждения, сделал резкий шаг назад и с опаской уставился на тело. Губы его едва заметно зашевелились, видимо, читая формулу заклятья. Воздух вокруг обгоревшего, сгустился и стал переливаться подобно синей водяной волне, но почему-то с полупрозрачной перламутровой короной. Затем опустился вниз, плотно прижавшись к искорёженному 'не человеку'. Тело предполагаемого демона вдруг зашевелилось. Голова приняла более подобающее положение, а руки распрямились. Всё это сопровождалось неприятным хрустом встающих на свои места костей.
   После этой метаморфозы уже все присутствующие сделали шаг назад, а раздражительный магистр, целых два.
   - Зачем вы его лечить вздумали?! - громко возмутился брат Дир.
   - Я использовал малое исцеление. Если бы это был простой человек с обширными ожогами, то это дало бы ему шанс протянуть час-два, пока не подоспел бы целитель!
   - Вы лечите демона!
   - Это не демон! Вы сами подтвердили, что изгоняющее слово на него не действует!
   - Господа! Успокойтесь! - вступил в разговор Ройниус.
   - Вспомните, когда был последний Большой Прорыв, маги-целители, как и ваши Исцеляющие, - кивок в сторону монахов - использовали тоже заклятье, что и магистр против демонов. Только их оно не лечило, а было как ушат кипятка на голову!
   - Вот видите! Я поступил вполне сообразно ситуации! Что вы тут переполох устраиваете? Я, между прочим, прочёл по этому поводу достаточно достоверных источников. У вас в Храмах, по всей видимости, анналы не ведут?
   Готовую сорваться вечную как мир перепалку между храмовиками и магами вновь предотвратил Ройниус.
   - Предлагаю следующее - сказал он голосом не терпящем возражений - сейчас мы с магистром Лиистаном, погрузим тело в кокон стазиса и все вместе отправимся обратно. А сюда направим группу Познающих. У вас - снова кивок в сторону монахов - думаю, тоже есть соответствующие специалисты. Наша работа тут закончена. Других проявлений демонской активности я и мои собратья не обнаружили. Если у вас, брат Дир, брат Оусхан, имеются другие предложения, давайте их обсудим в более мирном русле. Не будем нагнетать и без того тревожную обстановку.
  
  Глава 3
  
   Пробуждение было на редкость отвратительным. Наниты старались вовсю, но полноценно разгонять кровь в неподвижном теле всё же их сил не хватало и поэтому, бадик отдал команду на моё принудительное пробуждение. Казалось, болело всё. Под кожей сотни тупых игл пытались вырваться наружу. Похоже, сил чтоб прорвать тонкую оболочку, отделяющую их от мира, им не занимать и они от души давили и давили в надежде обрести свободу. Голова раскалывалась на части и пульсация от этого больно отдавала в ушные раковины. Язык прилип к нёбу. Во рту жуткая сухость. Видимо искусственная медицинская программа, использовала все запасы влаги в моём теле на лечение повреждений. Первая осознанная мысль - надо попить! Руки рефлекторно зашарили сбоку спасательного сиденья, на котором я расположился. Бадик должен был дать команду электроники кресла, чтоб контейнер с живительной влагой выехал из специальных пазов, предусмотренных как раз для таких случаев. Нащупал правой рукой вожделенный пакет и быстро вцепился в плотную пищевую плёнку зубами. Искать нужную сторону с клапаном для употребления во внутрь, не было ни сил, ни желания. Водянистый гель, что являлся наполнителем пакета и который, дай ему время, взаимодействуя с окружающим воздухом, увеличивался в объёме примерно на треть, полился в глотку и утолил, наконец, жажду. Дело за малым, переждать боль. Моя дискретная нервная система ограничила уровень анаболиков и обезболивающих, боясь сжечь уже родную нервную систему. Добавить к этому неплохой такой тычёк по печени от всей этой лекарственной химии. Пусть она у меня так же усовершенствованная, но предел есть у всего. Вот теперь приходиться неприятные ощущения терпеть как в старину.
   Примерно через двадцать минут я уже мог связно думать. Болезненные ощущения отступили. Глянул на часы. Ого! Почти тридцать шесть часов я пролежал в одной позе! Данные о состояние здоровья, так же отображенные на часах, показали, что кризис миновал. Нога более менее восстановлена, но бадик рекомендовал не тревожить её без надобности ещё пару дней. Постельный режим, обильное питание и витаминизированные инъекции. Улыбнулся от прочитанного - ничего из этого мне в ближайшее время точно не светит.
   По инструкции, если помощь не пришла за сорок восемь часов, то нас считают или погибшими или не имеют координатов нашего местоположения. При последнем варианте солдат должен сам попытаться себя спасти. Тут должностные инструкции были более вольны в своей трактовке, но главным пунктом шла проверка аварийного сигнала, возможно, он сломан или не достаточно мощный. Нас выкинуло в спасательных капсулах по тому, что корабль утратил лётные свойства и была угроза жизни пилотов от столкновения о стремительно приближающуюся земную твердь. От топливных баков с жидким горючим отказались уже давно, значит взрываться нечему. В корабле были предусмотрены на случай аварии запасы питания, медикаментов, элементов радиопередачи и радиолокации, лучевые передатчики сигнала и костюмы высшей защиты, которыми пользовался десант и конечно же оружие. Всё это было заключено в сверх прочный кокон, так что если выжил я, то и аварийное добро осталось целым. Нужно отыскать обломки корабля и откопать ценный инвентарь! Правда тут была ещё одна загвоздка: возможно за пределами капсулы было безвоздушное пространство и агрессивная для белковой жизни окружающая среда. Мы хоть и находились на орбите планеты земного типа, но проверить её пригодность для жизни мы не успели...
   Около сотни лет назад были обнаружены океаны с жидкой водой на экзопланете под названием Grase-24b. Наше прозорливое на тот момент человечество, бомбардировало потенциальную для жизни планету специально выведенными для колонизации бактериями и водорослями. С ними вместе, были отправлены контейнеры с самовоспроизводящимися нанороботами для координации распространения 'вируса жизни'* и записи результатов. Вот эти результаты мы и должны были забрать, когда нас атаковали неизвестные.
  *(этот термин придумал один из журналистов тех времён, сочетание прижилось и даже стало фигурировать в некоторых научных работах, обобщающих создание благоприятных условий для существований человека на пригодных для жизни планетах)
   Заработали сервоприводы, буры впились в неподатливую плоть капсулы. Их диаметр - не толще иглы. Через отверстия, которые они сделают, выйдут щупы разнообразных датчиков. Нужно подождать несколько минут и у меня будет представление, об окружающем пространстве вокруг спасательного кокона. Ну а пока можно и поесть.
   Паёк с пищевым концентратом выдвинулся из сидения под левой рукой. По вкусу напоминала манную кашу, если её высушить и спрессовать. Упакован по типу галетного печенья в пачке - достал один, съел, скривился, достал следующий. И так пока не почувствовал сытную тяжесть в желудке. Запил всё водяным гелем, чей неприятный привкус теперь стал более отчётлив. Посмотрел на результаты работы датчиков. Что ж, они приятно удивили: на поверхности имеется атмосфера пригодная для дыхания, сейчас день и температура двадцать девять градусов по Цельсию. Напрягали не классифицированные микроорганизмы, так что без респиратора всё равно не выйти. Бадик потом сам отловит всех представителей местной микрофауны и подготовит нужные антитела от возможных инфекций. В принципе можно было бы выбираться наружу, но я решил всё же дать ещё немного покоя моей повреждённой конечности и прождать положенные по инструкции сорок восемь часов. Собственно тридцать семь из них уже прошло, так что заведя свой внутренний будильник ещё на одиннадцать я снова погрузился в сон.
  
   На этот раз проснулся без особенных ощущений. Ничего не болело. Пить хотелось, но, конечно, не так, как несколькими часами ранее. Средства спасательной коммуникации молчали. Это означало, что спасателей нет и вероятно, не будет. На орбите Grase-24b помимо нас было ещё два корабля сопровождения. Видимо им сейчас либо крепко не до нас, либо велика вероятность, что они были уничтожены. Правда, нас сбили, когда мы вошли в верхние слои атмосферы. Да и какие вводные получили пилоты сопровождения от командования на случай не предвиденных обстоятельств, неизвестно. Может им не разрешено соваться без дополнительных инструкций? Кто знает.
   Медпрограмма накачала меня антидепрессантами, по этой причине я так спокойно об этом рассуждаю. Это правильно, паника сейчас не к чему. Но сидеть без дела уже становиться не выносимо. Надо выбираться из этого уютного инкубатора! Отдаём команду на выход и сотни крошечных буров, что ранее высверливали отверстия для датчиков, теперь грызут отверстие под размер моего туловища. Я же в это время нацепил респиратор, бадик проверил герметичность моего лётного костюма, пока не доберусь до корабельного НЗ, он будет моей защитой от возможных агрессивных условий наружного мира.
   Ещё приходиться гнать не добрые мысли, что может по какой-то причине вышел из строя поисковой маяк корабля. Не менее печально будет и то, если аварийные дроны тоже не работают. Они выбрасываются в воздушное пространство при аварийной посадке или как в моём случае, крушение. Затем сопровождают корабль подобно стае птиц на безопасном расстояние. Ведут наблюдение и запись всего что произошло после их активации, по сути являясь дополнительным 'черным ящиком'. И заодно позволяют определить местоположение потерпевшего аварию объекта. Размером малы, не больше ногтя. Сделаны из специального материала, затрудняющего их обнаружение любым из видов поисковых устройств, и имеют мощную оптику. Если у вас есть коды доступа для их управления, то вы получаете отличный инструмент для разведки в радиусе пятидесяти километров на земле и воздухе. Стая, числом поменьше должна летать и над моей капсулой, но узнать так ли это покамест не представлялось возможным. Инструкции предписывали налаживать связь с ними за пределами спасательного кокона, так как канал связи может быть отслежен потенциальным противником. Я должен выйти, провести разведку всеми доступными средствами и только после этого попытаться наладить соединение.
   Кстати, насчёт выйти, бадик закончил тестировать мою униформу, попутно сообщив, что буры управились со своей частью работы и предлагают покинуть помещение. На сетчатку вывело изображение овального контура в верхней части капсулы, видимо я здорово провалился в землю раз мне предлагают вылезти через макушку. Пропил нужно выбить руками. Удар! Раз, другой, третий и овальная крышка вылетела наружу! В глаза ударил солнечный свет. Ну что ж, новый мир, посмотрим, какой ты есть...
  
  Сказать, что я был удивлён - это ничего не сказать! Воображение рисовало картину серой и мрачной каменистой местности. Возможно, где-нибудь на валунах была бы зеленоватая плесень - продукт или следствие 'вируса жизни'. Действительность оказалась менее скучная и моё воображение, осознав свою ущербность, ретировалось куда-то далеко в подкорку, чтобы дать такому чувству как изумление полные права на восприятие окружающей меня иррациональности: Деревья! Много деревьев! Они стояли обособленно друг от друга, как будто боялись приблизиться к собратьям ближе, чем на два метра. Высокие, с толстыми стволами, со странными редкими и короткими ветками без сучков, которые к тому же заканчивались пучком пушистых листьев. Кроны напоминали круглые зелёные шапочки на детских головках. Корни были скрыты под плотным слоем похожей на мох плетущейся травы. На голубом небосводе с редкими курчавыми облаками, ярко сияло солнце. Его лучи легко проникали до самой земли, почти голые стволы давали мало тени.
   Пока я боролся с охватившим меня удивлением, микропроцессор простенького ИИ моей защитной униформы, обрабатывал данные с сенсоров, брал пробы воздуха и вообще, сообщил бадику на мою излишнюю эмоциональность. Бадик в свою очередь вывел предложение впрыснуть мне в кровь успокоительное. Я отказался. Вместо этого, решил оглядеться на местности, для чего полностью выбрался из капсулы на инопланетный грунт. Немного потоптался, проверяя насколько мягкая и достаточно ли устойчивая почва и побрёл к ближайшему дереву. Попутно оглядывая место своего падения. Посмотреть было на что!
   Один из исполинских стволов был сломан пополам. Верхняя часть ствола завалилась на соседнее дерево, повисла на нём, заодно обломав часть коронных ветвей. Ногу я сломал, скорее всего именно при этом столкновение.
   Спасательный кокон, когда его выкидывает с терпящего крушение корабля, распыляет внутри себя специальный аэрогель. Он быстро заполняет всё пустое пространство и моментально застывает, образуя весьма плотную материю, напоминающую по своим свойствам жёсткий матрац. Стенки капсулы больше похожи на резину. В результате получается этакий футбольный мяч, сброшенный с большой высоты. Мне в принципе повезло отфутболиться в мягкий грунт, после того как попал в дерево. Если бы эти исполины стояли бы более плотно, то одной поломанной ногой я бы не ограничился. Так же была удачна моя траектория - лети я не по касательной, а прямо с небес на землю, то меня бы просто расплющило, а так как высота была просто огромна, то при ударе о твердь, давление внутри кокона создало бы весьма высокую температуру. В общем, получилась бы неплохо прожаренная отбивная. Так же можно сказать отдельное спасибо наноботам, что во время стремительного спуска с небес на землю, отчаянно сражались с перепадом давления и удержанием на месте жизненно важных органов внутри меня любимого. Когда же падение прекратилось, аэрогель распался на мерзкого вида пену, а стенки кокона по мере остывания, превращались в броню, по крепости, не уступающей граниту.
   Потрогал деревья, мало ли, может голограмма. ЗК (защитный комбинезон) передавал реалистичные тактильные ощущения, вплоть до температуры ощупываемого объекта. Кора была гладкой, хоть и имела слегка морщинистую текстуру. Ближайшие ветки были на высоте двух моих ростов. Добраться до них была проблема без специальных зацепов. В принципе, мой костюм имел выдвижные изогнутые лезвия на ногах и под каждый палец на руках, думаю их можно использовать в качестве когтей, наподобие медвежьих. Пока стоял думал, стоит ли мне попробовать себя в амплуа обезьяны, пискнул бадик и вывел результаты мини-экспертизы местной атмосферы: кислород пригоден для дыхания, уровень влажности в норме, атмосферное давление тоже. Единственное отклонение - наличие большого числа микроорганизмов не поддающиеся классификации в имеющейся био-базе ИИ ЗК. Так что респираторную защиту лучше не снимать до тех пор, пока на каждого патогена не будет выведен соответствующий иммунный маркер, чтоб не прибавлять работы моим наноботам. Собственно бадик этим сейчас и занимается, впрыскивая в организм по одному микробу и натравливая на него мою иммунную систему. На несколько часов это его точно займёт.
   На дерево решил не лезть. Как-то по-детски это выглядеть будет. Да и зачем оглядывать окрестности таким древним, как мир способом, если в наличие есть дроны? Пингуем воздушное пространство. Есть! Дроны никуда не делись, летают поблизости. Теперь давайте, мои хорошие, мчитесь к папочке! Заодно выводим боковое окошко с видео-панорамой от их камер слежения. Автоматика фиксирует любое движение снизу и на секунду увеличивает источник двигательной активности. Так я узнал, что в этом лесу весьма много живности: птицы, гнездующиеся на самых верхушках, мелкие грызуны, похожие на наших белок-летяг, только имеющие более бурый окрас и кажется, чуть крупнее. Так же на земле у корней промелькнули мелкие стайки каких-то неизвестных и не вызывающих ассоциаций животных. Но больше всего меня заинтересовала здоровенная кошка, метра два с половиной в длину. Я даже заставил поснимать её подольше и с более высоким разрешением. Она стремительно перебегала от одного дерева к другому. Серая шерсть с зеленоватым отливом вдруг поменяла оттенок на более тёмный, когда зверюга прыгнула на ствол и стала быстро подниматься по нему. Когти внушительных размеров помогали легко цепляться за кору. Последнее, что я увидел, прежде чем она скрылась в листве, это уши с кисточками как у рысей и огромные зелёные глаза с желтоватым отливом.
   Мои летающие шпионы попутно сканировали эфир на предмет радиоволн и других известных источников передачи информации. Но окружающее пространство было глухо - радиочастоты по всем спектрам молчали, тепловые излучения были исключительно природного характера, лазерных или других световых излучателей так же не наблюдалось. Единственным источником сигнала были дроны привязанные к кокону первого пилота и аварийный маяк нашего упавшего корабля. До звездолёта было ближе - примерно шестьдесят километров на восток. Напарник упал в ста пятидесяти километра от корабля на северо-востоке. Я нахожусь на юге. Если соединить точки нашего местоположения линиями, то получается не равнобедренный треугольник.
   До первого пилота по прямой мне бежать почти двести километров. Конечно, возможно ему требуется помощь, но в лётном костюме мне потребуется добираться до него не менее восемнадцати часов, без перерывов на отдых и сон и это если местность будет позволять поддерживать постоянный темп бега. До корабля путь значительно короче. И если контейнеры с НЗ остались целы, что почти наверняка, то можно разжиться настоящей десантной бронёй! Этот экзоскелет позволит мне удвоить скорость перемещения по пересечённой местности минимум вдвое.
   Так, решение принято, значит, пора отправляться. Правда, сначала надо заскочить в спасательный кокон и забрать все съедобные концентраты. Ну, с этим я управился за пару минут. Дроны в это время совместно с бадиком прокладывали наиболее подходящий маршрут. И вот, на местный ландшафт наложилась, видимая только мне, пунктирная, зелёная лента. Она, парила в полуметре над землёй и плавна огибая исполинские стволы, исчезала где-то в чаще. Это моя беговая дорожка. И это моя первая цель в этом непонятном, пока, для меня мире. Будем надеяться, что приоритеты я выбрал верно. В путь!
  
   Глава 4
  
   Магистр Мезиус, расслабленно сидел в кресле с высокой спинкой и смотрел на выцветший от времени гобелен на стене. Ничего особенного тот не изображал - какое-то сражение древних магов в голубых мантиях с не менее древней тварью. Монстр изрядно полинял и даже местами был поеден молью, от чего выглядел весьма жалко. Казалось, что волшебники всем скопом накинулись на несчастное создание, которое и без их помощи собиралось издохнуть. Магистру было скучно и от нечего делать приходилось изучать интерьер комнаты, где он находился. За гобеленом была стена, выложенная из не оштукатуренных каменных блоков. Потолок был высокий, стрельчатый. Слева от волшебника было два арочных окна, сейчас с плотно закрытыми, застеклёнными ставнями. Через них лился солнечный свет и не смотря на полуденную жару, в помещение было прохладно - работало заклятье охлаждающее воздух. По правую руку находилась крепкая дубовая дверь. Кресло мага стояла у овального стола, за которым в точно таких же креслах сидели ещё три человека.
   Все трое, мужчины. Двое из них были вместе с ним в походе к месту падения демона - это магистр Ройниус и брат Дир. Третий был магом, но к боевому направлению магии имел лишь косвенное отношение. Звали его - магистр Корнелиус. Его балахон был яркого, голубого цвета. На груди золотой нитью был вышит полузакрытый глаз в круге. Складывалось ощущение, что он сияет на фоне остальных своих товарищей, их хламиды были слишком тёмные и мрачные. На монахе так вообще был старый, походный костюм, который тот в лучшем случае просто выбил от пыли перед визитом.
   Магистр Ройниус был сосредоточен на чтение бумаг, что небольшой стопкой лежали подле него на столе. Что-то из написанного заставляло его хмуриться, но усмешка всё же возникала чаще. Наконец, он со смешком отложил в стопку последний лист, что был у него в руках и достал из рукава как заправский фокусник, маленький круглый колокольчик. Взмахнул им, но вместо хрустального звона, тот издал шелест, как будто внутри был песок, а не крохотный металлический шарик.
   За дверью послышались шаги. Отворилась дверь и в комнату зашли два дюжих стражника, ведя под руки паренька, одетого в мятую студенческую мантию. Волосы у молодого человека были всколочены, а лицо выражало крайнюю степень испуга. Все взоры присутствующих обратились на него и тот, ещё больше побледнел.
   - Спасибо, что не дали долго ждать ни нам, ни подозреваемому. Можете идти. - сказал магистр Ройниус, обращаясь к стражам. Те, с громким хлопком ударили себя кулаком правой руки в грудь и чеканя шаг удалились из помещения, оставив парня наедине с магами.
   - И так, - Ройниус поправил рукава мантии и сцепив пальцы замком, положил руки на стопку бумаги перед собой. - вы, студиоз четвёртого курса магической академии, Каотан Ван Тин. Всё верно?
   - Д.. да - заикаясь произнёс подозреваемый.
   - Вы знаете за какое деяние вас арестовали?
   - Я ни в чём не виноват! Я ничего такого не хотел! Меня обманули!
   Каотана затрясло. Казалось, кровь совсем покинула его тело, а бледность перешла на новый уровень. Кожа приобрела землистый оттенок и он стал похож на мертвеца двухдневной выдержки. Ноги ему отказывали, было видно, что он вот-вот упадёт.
   - Ну-ну, вам пока не предъявлено обвинение. - магистр успокаивающим жестом выставил руки вперёд и улыбнулся - Если вы честно и подробно ответите на наши вопросы, то последствия для вас могут быть не столь печальны как вы ожидаете. Успокойтесь! Возьмите себя в руки и давайте перейдём к разъяснению той проблемы, виновником коей вы являетесь!
   Студиоза, слова Ройниуса слегка взбодрили. По крайней мере шатать его перестало и угроза немедленного падения вроде бы прошла.
   - Сзади вас есть стул, возьмите его и сядьте к столу. Я не хочу, чтоб от переизбытка чувств вы оказались на полу. - лёгкий смешок - Оттуда с вами будет не очень удобно разговаривать.
   Ван Тин, с излишней поспешностью, выполнил пожелание магистра-демоноборца. Когда же он уселся, магистр Корнелиус протянул ему глиняную кружку с водой. Молодой человек не отказался и лязгая зубами о край посудины, высушил её до дна одним махом.
   Ройниус кивнул Мезиусу и тот достал записывающий кристалл. Активировал его легким касанием указательного пальца. Кристалл слабо замерцал - сейчас он был зелёного цвета, но по мере накопления информации, будет менять оттенок, пока не станет совсем красным - это значит, что он наполнен под завязку.
   - Итак. Нашей службой сканирования магических возмущений, два дня назад была зафиксирована вспышка активности деструктивных энергий хаотической природы, направленных на деформацию и истощение естественной защиты нашего плана бытия. Аналогичная служба со стороны Божьих Слуг подтвердила наши данные, что исключило возможную ошибку. Подобные возмущения обычно происходят, когда кто-то пытается воспользоваться запрещёнными заклятиями по призыву потусторонних сущностей. Мы смогли отследить точку прокола пространства, а так же примерное местонахождение Призывателя и приняли соответствующие меры.
   При проведения поисковых мероприятий, были обнаружены следы ритуала Призыва в подвале дома на улице Виноделов. Дом принадлежит семье Ван Син, но хозяева там давно не проживают и помещение используется для сдачи комнат студиозам Магической академии. Оперативные работники Карающих, совместно со служителями Божьей Длани, смогли вычленить аурные следы предполагаемого преступника. Им оказался студиоз последнего курса магической академии, Каотан Ван Тин, снимавший комнату в этом доме. В его личных вещах были обнаружены ингредиенты для начертания печатей Хаоса, а так же свиток с практическим пособием для создания оных.
   Я, магистр Ройниус, был обличён доверием со стороны высших иерархов Магической академии и Божьих Слуг, для проведения следствия и допроса всех причастных по означенному делу.
   Давайте по порядку. Откуда у вас пергамент с ритуалом призыва?
   - Старик! Мне его дал старик в таверне у Крысы! Я не успевал подготовиться к экзамену у магистра Бронана. Эта подготовка меня доконала, я сутки не спал, всё разучивал эти клятые формулы! Почти досуха себя выжал, а результат нулевой! И денег на кристалл манны нет. Уже отчаялся, пошёл в трактир, хотел накидаться и будь что будет. Сижу значит, пью, тут этот старичок и подходит. Говорит: 'Вижу беда у тебя какая-то, может смогу чем помочь?' Ну, я ему и рассказал про экзамен этот и что не успеваю я никак. Он мне: 'Есть у меня средство, кратковременное, но тебе на долго и не надо. Добавит тебе сил для магичения, уберёт лишние мысли, кроме как о деле ни о чём другом думать не будешь. И спать ты пару дней не захочешь от энергии, что тебя распирать будет.' Я дурак и поверил...
   Последние предложения у студиоза вышли как-то скомкано и сильно разнились накалом экспрессии в голосе. Ройниус, да и не только он, легко уловил смену интонации и нахмурился. Паренёк явно хитрил и делал это очень не ловко.
   - А что, молодой человек, вы так каждому встречному и поперечному в своих горестях каетесь? - воскликнул магистр Мезиус - Учтите, то, в чём вас обвиняют - очень серьёзно! Это не грубая шалость, за которую вас просто выгонят с Академии. Данное деяние приравнивается к государственной измене! Если вы не расскажите нам все, то будьте уверены, вас будет ждать эшафот, палач и плаха! А так же, за чёрную волжбу вы не будете похоронены как того требует обычай и не обретёте посмертия! Вы действительно желаете себе такой участи?
   Несмотря на прохладу помещения, Каотан весь вспотел и не сиди он на стуле, то на этот раз обязательно рухнул бы. Его всего пробивала мелкая дрожь. Гневная отповедь Мезиуса смогла достичь требуемого эффекта и магистр Ройниус выждав небольшую паузу задал вопрос:
   - Почему вы рассказали незнакомцу о своей проблеме? Или вы всё-таки знали или слышали о человеке, который дал вам манускрипт?
   Ван Тин глубоко вздохнул и тихим голосом, как будто его уже приговорили к казни, начал сбивчиво рассказывать о том, как всё было с самого начала, но с поправками, которые пытался ранее скрыть. Оказалась, что о таинственном старике ему поведал его сокурсник, Гледиус Ван Сойни. По сути, личность человека, подсунувшего ему проклятый свиток, была в чём-то легендарной. Среди студенческой братии ходили слухи, что некий персонаж преклонного возраста, иногда помогает за небольшую мзду студентам, в решение экзаменационных и прочих магических задач. Он сам находил студиоза, когда тот уже отчаивался в выполнение возложенной на него нагрузке. Обычно это происходило в пивных заведениях, когда несчастный будущий маг топил своё горе в вине. К нему подходил невзрачный старец и довольно легко добивался к себе расположения и интересовался в чём проблема. Получив вводные, давал уже готовый свиток с формулами требуемого заклятия, либо, если у студиоза уже были начертаны какие-либо свои схемы решения, указывал, в чём тот ошибся или где нужно дописать недостающие данные. За эту помощь брал сравнительно не много - от пары серебрушек, до нескольких золотых.
   Найти старика специально ни у кого не получалось, да и достоверность проверить было крайне сложно, так как тем кому помогли, свои имена не разглашали.
   Стоит оговориться и о причине такого волнения у студиозов по поводу экзаменов. Когда неофит, у которого были обнаружены наклонности к восприятию магических токов, изъявлял желание совершенствоваться и поступал в Магическую Академию, ему предоставлялся двухгодичный испытательный срок. За это время, под чутким руководством преподавателей, он изучал азы той силы, что по воле богов или рока, были ему дадены от природы, да и простую грамматику и алгебру не забывали. Так же шёл мягкий отсев тех, кто не проявил рвение или был плохо обучаем. Далее те, кто смог себя более или менее проявить за эти два года, переводились из учеников-неофитов в студиозы. С этого момента начиналось настоящее обучение! Длилось оно шесть лет, но вот доходил до конца обучения далеко не каждый. Каждые два года проводились экзамены и если в первую двухлетку хоть одна дисциплина была не сдана, то студиоз выбывал из академии. Выбывшим, выдавалась грамота об окончание курса обучения и присуждалась степень мастерства, называемая Круг. Самым позорным было получить восьмой круг. Это означало почти полную профнепригодность и студиоз не смог сдать ни единого экзамена. Если не сдал один-два экзамена, то получал седьмой круг. Те кто всё сдал, оставался ещё на два года и по окончанию этого срока либо проходили на последние годы обучения, либо же довольствовались шестым и пятым кругом и так же выбывали из учебного заведения. Счастливчики, что дошли до конца, но не прошли экзаменацию, могли гарантированно претендовать на четвёртый круг. Если все экзамены сданы, то на третий круг, но без приставки 'магистр'.
   Что круги значили конкретно для мага? Социальную востребованность. Восьмой и седьмой круг обозначали, что ты провёл четыре года без толку и в качестве чародея будешь мало кому интересен. В лучшем случае, если не совсем безнадёжен , зарядка амулетов и предсказание погоды где-нибудь далеко в сельской местности. Шестой-пятый круг - всё не так критично, но в хорошем месте твои услуги врятли кому-то потребуются. Этих с охотой брали в военные гарнизоны и наёмные войска, но оплата была не ахти, на уровне младших офицеров. Четвёртый-третий круг - это уже солидно. Тебе могут предложить место в какой-нибудь торговой гильдии или даже придворным магом у какого-нибудь провинциального аристократа.
   Каотан смог успешно сдать на пятый круг, но чтоб пройти на следующие два года обучения, нужно было сдать ещё один, последний экзамен. Магистр Бронан, дородный, с седой шевелюрой и в мантии цвета молодой листвы, задал сделать не материальный светящийся шар с определённой яркостью и непременно голубого цвета. Это требовало успешного соединения нескольких стихий. Формулы, по которым маги создавали свои заклятья, были универсальны для всех, но способ исполнения был индивидуален для каждого волшебника. Это как рисование. Попроси нескольких людей изобразить собаку, все они знают, что у неё два глаза, в большинстве своём четыре лапы, а так же имеются уши и хвост и все они нарисуют её по-разному. Так получилось и у Ван Тина, вроде верно всё рассчитал, но всё же где-то была допущена ошибка. Заклинание никак не хотело работать как надо. Норовило быть либо чрезмерно ярким, либо меняла оттенок на не подобающий, а в худших случаях распадалось, не успев сформироваться. Это удручало молодого студиоза и вымотало в магическом плане. Стоя в шаге от обеспеченного будущего и понимая, что это будущее не про тебя, поневоле начинаешь нервничать и искать альтернативные пути решения проблемы. И вот тут на сцене и появился друг-однокашник, который напомнил забытую историю про таинственного деда. Довод, на здоровый скептицизм Каотана, он привёл такой, что лично знает человека получившего помощь от старика. Его брат, который выпустился в прошлом году магом четвёртой ступени, три года назад был в такой же ситуации, как и Ван Тин. За день до экзамена, с горя от своей ущербности, решил, что терять уже нечего и пошёл в ближайший трактир, пропустить кувшинчик, а то и два, эля. Будучи уже в изрядном подпитие, к нему подошёл тот самый старик и помог исправить мелкие расхождения в вводных формулах и указал на какое направление магических потоков лучше делать упор. За помощь стребовал десять серебряных и удалился так же незаметно, как и появился.
   Что уж говорить, что для Каотана эта была последняя соломинка, за которую он, как и подобает утопающему, вцепился обеими руками. Понимал, конечно, что шанс минимальный, но чем тьма не шутит? Правда денег было мало, всего двенадцать серебрушек, но он искренне надеялся, что его вопрос не будет стоить более десяти. Для своей цели он выбрал одно из питейных заведений, где частенько зависала студенческая братия. Хозяином и барменом в одном лице был человек с узким лицом, длинным носом и настолько короткой верхней губой, что торчащие передние зубы были видны в независимости от выражения физиономии. Внешне он чудовищно походил на какого-то грызуна, поэтому и название таверны для всех было 'У Крысы'.
   Ван Тин успел уже достаточно опьянеть и думал, что затея не удалась, когда к его столику неожиданно подсел старик...
   Магистры слушали длинный и путаный рассказ не перебивая. К концу своей исповеди, молодой студиоз слегка успокоился и даже попробовал пошутить:
   - Хоть в том, что пару дней спать не буду, не соврал, действительно уже вторые сутки заснуть не могу от того как он меня подставил!
   Магистр Ройниус, во время допроса делал пометки на листе бумаги и когда речь студиоза подошла к концу, он отложил свой труд в сторону и задал вопрос:
   - Опишите, пожалуйста, как выглядел мужчина, давший вам манускрипт.
   - Ну, он был старый, седая борода, серый плащ...
   Большего в описание старика от Каотана добиться не смогли. Он даже не смог вспомнить, какого цвета были глаза у старика. Коллегия ещё некоторое время задавала уточняющие вопросы, наконец, удовлетворившись полученными ответами, Ройниус вызвал стражу и та увела незадачливого студиоза в камеру.
   Некоторое время, за столом царило молчание, но наконец, магистр Ройниус, оторвавшись от записей, обратился к присутствующим:
   - Ваши заключения, коллеги?
   Первым взял слово магистр Мезиус.
   - Нам доводилось слышать о Старике, мы даже пытались его ловить. Думали, что это кто-то из помощников ректоров так зарабатывает. Принять личину старика, таким иллюзиям учат на пятом и четвёртом круге, найти подвыпившего студиоза и с помощью ментальной магии расположить его к себе, заодно поддерживая лёгкое заклятие 'рассеянного глаза'. Список отстающих можно составить непосредственно в Академии. Какое задание было дадено предполагаемому клиенту, там же. Вот и достаточно лёгкий заработок. В прочем мы так никого и не поймали. Теперь понятно почему - это была хорошо спланированная и долгосрочная диверсия: Некто, за несколько лет создал вокруг себя легенду благодаря лентяям и бездарям, не желающим вкладывать силы в учёбу. И уже другие трутни, перед экзаменами напивались в трактирах и некоторым 'везло' встретить нашего незнакомца. Диверсант, выждал время, когда в него поверили как в последнюю надежду и подсунул опасное заклятье, балбесу Каотану. Этот идиот даже не удосужился открыть справочник рун, чтобы понять с каким содержимым ему попалась бумажка!
   - Ну-ну, большинству приведённых там рун наших студиозов не учат - вступился за Ван Тина магистр Ройниус.
   - Да тех, что он должен знать там достаточно, чтобы заподозрить что-то неладное! Ни одной созидательной руны, все деструктивной направленности на ослабление и разрушение! Нам просто неслыханно повезло, что он оказался не просто идиотом, а криворуким идиотом! Нам это сыграло на руку, а вот шпиону, который видимо полагал, что такие кретины не доходят до экзаменов на пятый круг, нет. Вы видели какие кривые линии были у гексаграммы? Но самое смешное, это не косое начертание, а то, что он попутал местами некоторые рунные векторы! Как его не разорвало в клочья вообще непонятно! Всё таки есть какой-то бог-покровитель нетрезвых студиозов, хоть святошы это и отрицают.
   - Нет таких богов - в глазах брата Дира мелькнула неприязнь - Хотя божественное вмешательство вполне могло быть.
   - Ну конечно! Без божьего промысла и в туалет сам не пойдёшь!
   Монах открыл рот чтоб вступить в перепалку, но его перебил Ройниус.
   - Господа! Мы начинаем углубляться в материи вне нашей компетенции. Магистр Мезиус, постарайтесь впредь не цеплятся к нашему собрату-демоноборцу, по вопросам не касающимся темы нашего расследования, иначе мне придётся вас удалить из комиссии.
   Склочный магистр, мгновенно сник, боевой запал как ветром сдуло. Послушно кивнул, принимая критику в свой адрес.
   - Однако магистр Мезиус прав, если б всё было начертано верно, то Бездна раскрылась бы прям над городом. Боюсь себе даже представить, какие плачевные последствия это могло принести. Отдельный вопрос, почему она пусть и не правильно, но сработала. По оценке наших специалистов рунной магии, неверно расставленные векторы должны были привести к дестабилизации гексаграммы и последующему большому взрыву. В такой близости к Академии, где большинство домов снимали её студиозы и ректоры - это неминуемо привело бы к многочисленным жертвам. Получается, что наш диверсант при любых раскладах остался бы в выигрыше. Хотя ещё не известно, что за сущность, стараниями этого несчастного студента к нам всё же вытянуло. Не будет ли это посерьёзней приведённых вариантов событий? Магистр Корнелиус, вы что-нибудь можете поведать о нашем иномировом госте?
   Обладатель голубой мантии, до сели не принимавший никакого участия ни в допросе ни в последующем разговоре, как бы скинул дрёму и выдавил из себя полуулыбку. Расправил не существующие складки на рукавах и будничным тоном произнёс:
   - Вы не дали умереть и доставили, а мы в свою очередь вылечили, демона..
  
  
  Глава 5
  
   Да. Печальное зрелище. Так наверно ощущает себя человек, которому сообщили, что у него сгорел дом. Вот он на всех парах мчится к месту трагедии, ещё не до конца веря в происшедшее несчастье, что это чья-то дурная шутка. Вот он стоит у пепелища и наконец, приходит понимание и осознание потери. Если бы он приехал домой ничего не подозревая и пожар, уничтоживший всё его имущество, был для него сюрпризом, то это было бы не передаваемым шоком. Но ему в некотором роде повезло, печальная весть достигла его заранее. Как бы не тлела надежда на розыгрыш, но где-то в подсознание он уже смирился с происшествием.
   Я стоял и смотрел на то, что осталось от корабля. Осталось совсем немного. Обломки разбросало на много метров от чёрного ящика, по совместительству, поискового маяка. Из пятидесяти ящиков с провиантом, мне удалось разыскать только два, все остальные просто не пережили приземления. Мини-капсулы с медикаментами вообще не пинговались. Единственным плюсом было то, что капсула с ДЭКами (десантский экзокостюм) была цела. Код для декомпрессии кокона я уже отправил. Теперь осталось только ждать, когда наниты сделают отверстие, достаточное для извлечения двух комплектов брони.
   Побродив немного среди осколков разрушенного корабля, удалось найти ещё один комплект питательных брикетов и обгоревшую коробку с мед.препаратами. Пищевые концетраты добавил в кучу к уже имеющимся, а чудом уцелевшие медикоменты отправил в свой ранец.
   Пискнул бадик, сообщил, что декомпрессия произошла успешно и мне нужно забрать костюмы. Это не заняло много времени. Две пары ДЭКов были извлечены на свет нового, неизведанного мира. Крышка, проточенная нанитами, моими усилиями вернулась на место. Сделано это было не просто так - эти же наниты восстановят целостность кокона, сварив крышку с корпусом в единый монолит.
   Ну чтож, после всех действий прописанных инструкциями, можно приступить к переодеванию! За час до того, как я прибыл к месту крушения, бадик оповестил, что все штаммы местных микроорганизмов, являющимися для меня потенциальной угрозой, успешно внесены в 'базу' моей иммунной системы. Заодно проверю, какова на вкус, ну, или на запах местная атмосфера. Снял ранец, расширил его объём, чтоб поместился 'чемодан' с ДЭКом для первого пилота. В крайнем случае, будет запасным, если капитану повезло меньше чем мне. Зажал специальную кнопку на воротнике, перед глазами появилась надпись: 'Вы активировали команду на снятие комбинезона защиты. Снять костюм?' И в низу вариант выбора действия: 'Да/Нет'.
   Короткая мысленная команда положительного ответа и я начал разоблачаться. Лицевые пластины шлема съехали к затылку. Одновременно с ними разошлись грудные пластины и устремились к позвоночнику. Перчатки, рукава и холошины прикрывавшие ноги, устремились туда же. Вскоре, весь костюм собрался на спине в компактную коробочку, которой не давал упасть эластичный пояс, опоясывающий грудь. Потянув за один край пояса, можно было перетянуть коробку с костюмом к животу и когда обе руки будут на ней, застёжка ремня автоматически расстегивается.
   Вдохнул полную грудь воздуха. А ничего так! Запах деревьев и травы оказались на редкость приятными и будоражащими обоняние. К сожалению респиратор не давал вообще никаких ароматов, фильтруя воздух от всех возможных угроз, в том числе и от запахов.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"