Ровная Мария Зиновьевна: другие произведения.

Гуляя Галереей. 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Конкурс Поэтическая Галерея


    Досточтимые участники конкурса, будь моя воля - я бы опубликовала всех. Каждое стихотворение чем-то, да интересно, каждое достойно отклика - и почему только восхищения? Прелесть мира в разнообразии.
    Но, понимаю, нас очень много. Так много, что я успела только пробежаться Поэтической Галереей, отпив по глотку первых, непосредственных впечатлений. На пристальный анализ без малого полутысячи творений я не тяну.
    Прошу прощения, что не оформила гиперссылки: разделы Самиздата у меня открываются непредсказуемо редко, очень медленно и очень ненадолго.


    1 Мора А. Букет
    2 Мора А. отпустить
    3 Мора А. просто октябрьское
    4 Мора А. узелки
    5 Баракин Д.Е. Чёрные руны выводит на снежных одеждах...
    6 Баракин Д.Е. Черёмуха
    7 Баракин Д.Е. Из тёмных разума закоулков
    8 Баракин Д.Е. Два монаха в одну ночь
    9 Черсков С. Лотерея
    10 Черсков С. Журавль
    11 Черсков С. Болото
    12 Черсков С. Карамель
    13 Мерт У. Сказочный клинч
    14 Мерт У. Ночь
    15 Мерт У. К одинокому
    16 Мерт У. Из черно-белого стал совсем серым...
    17 Андрон. География
    18 Андрон. Валентинчики
    19 Андрон. Сестре
    20 Андрон. Лютый
    21 Габдулганиева М. Шиповник
    22 Габдулганиева М. И музыкою сфер
    23 Габдулганиева М. Газели
    24 Габдулганиева М. Говорил мне кот сердито
    25 Татарников А.В. ... и ветер взметнется песчаный
    26 Татарников А.В. Миновали столетья
    27 Татарников А.В. В небе крестик серебристый...
    28 Татарников А.В. Встреча
    29 Клеандрова И.А. Дыхание осени
    30 Клеандрова И.А. Last summer day
    31 Клеандрова И.А. Цветы Зимы
    32 Клеандрова И.А. Старые сказки
    33 Лычёва Е.А. Ты просто друг
    34 Лычёва Е.А. Любовь на расстоянии
    35 Лычёва Е.А. Душа моя, ну как мне дальше жить
    36 Лычёва Е.А. Быть может, потом...
    37 Болдескул Е. Душа
    38 Болдескул Е. Я роль свою играл в спектакле скверно...
    39 Болдескул Е. Поздний сонет
    40 Болдескул Е. Русалочка
    41 Кошевая Т. Ванна И Поэт (парадоксальный сонет)
    42 Кошевая Т. Проникающее Ранение
    43 Кошевая Т. Обнажённая осень
    44 Кошевая Т. Искушение полётом
    45 Бычков И.В. Кто сказал?
    46 Бычков И.В. Похороны
    47 Бычков И.В. Радость
    48 Бычков И.В. Разочарование вши
    49 Осторожнер Т. Ересь
    50 Осторожнер Т. Может быть / Или
    51 Осторожнер Т. Смерть-21
    52 Осторожнер Т. Страшно?
    53 Мальцев С.В. Прощание
    54 Мальцев С.В. Утро.
    55 Мальцев С.В. Слова.
    56 Мальцев С.В. Стариковский музицирующий депресняк.
    57 Ехидинка. Чёрный вальс
    58 Ехидинка. Сказка о Спящей красавице
    59 Ехидинка. Что ты... Что я... Что мы...
    60 Ехидинка. Сонет о скромности
    61 Арманд А.В. Молчанием окрашенный рассвет
    62 Арманд А.В. Материала слишком мало...
    63 Арманд А.В. Всенепрощающая
    64 Арманд А.В. Я не прозой пишу...
    65 Емец С.А. Прощание с любимой в провинции Идзуми
    66 Емец С.А. Стекло
    67 Емец С.А. Так хочется Джульетте
    68 Емец С.А. Я прошепчу твое имя на грани
    69 Беляева С.М. Однажды я вернусь в тот дом
    70 Беляева С.М. Не спрашивай - кто я
    71 Беляева С.М. Мне нравится мой городок
    72 Беляева С.М. Путь к вершинам
    73 Филатова С.А. Адам и Ева
    74 Филатова С.А. Устало свалилось оглохшее солнце...
    75 Филатова С.А. Связаны
    76 Филатова С.А. Целый мир
    77 Воронина Т. Молилась ли
    78 Воронина Т. Стекает сон
    79 Воронина Т. Опрокинулась гладь и укрыла глубин забытье
    80 Воронина Т. Мартовское
    81 Глазырина Н.А. Губы - в кровь
    82 Глазырина Н.А. Зачем луна мне светит в окна
    83 Глазырина Н.А. Зачем опять с тобой я говорю...
    84 Глазырина Н.А. Постель - пуста...
    85 Качалина М. Было бы неплохо, если бы не "бы"
    86 Качалина М. Кого вместо тебя мне полюбить?
    87 Качалина М. О белом свете ничего не знаем
    88 Качалина М. Я прогоню печаль и боль
    89 Огородникова Н.А. Ничего не болит, не саднит, не тревожит
    90 Огородникова Н.А. Что мне
    91 Огородникова Н.А. Я не всегда умею осознать
    92 Огородникова Н.А. Научиться молчать
    93 Чижик А.А. Друзья
    94 Чижик А.А. Апрель
    95 Чижик А.А. Маета
    96 Чижик А.А. Без названия
    97 Алька. Пг Вечерний Ростов
    98 Алька. Пг Крылатой душой
    99 Алька. Пг О, Великий Создатель...
    100 Алька. Пг Проказник Ваня
    101 Г. Б. Внутренним голосом
    102 Г. Б. слов дремучесть
    103 Г. Б. не плюй
    104 Г. Б. исконная смежность
    105 Инна К. Аризона
    106 Инна К. В Церкви Десятинной
    107 Инна К. Дороги - судьбы
    108 Инна К. Летящая дева
    109 Александр Б. Жертва футбола
    110 Александр Б. Валентину Гафту
    111 Александр Б. Деревенская история
    112 Александр Б. На фирме
    113 Петрова О.А. Немного об Орфее
    114 Петрова О.А. Улетаешь
    115 Петрова О.А. В дорогу
    116 Петрова О.А. Да будет так


    1

    Мора А. Букет

    Олеандры, шиповник и васильки - вот невестин букет, некому швырнуть.
    Там у желтой твоей, у чужой реки мои сны завершают далекий путь.

    Твой рассвет мне в ладонях принес дожди, твой тропический юный, такой смешной:
    "Ты дождись его, слышишь, ты лишь дождись, лучше осенью, а не чужой весной.."

    Саксофон в чьем-то доме выводит блюз, нестареющий ласковый Summertime.
    Нам не нужно с тобой громких фраз и уз, мы отправим в игнор полоумный май.

    А сентябрь нам подарит тома надежд, с ненаписанным белым слепым нутром.
    Твой рассвет так прозрачен и нежно-свеж, так сверкает предутренним серебром..

    Олеандры, шиповник и васильки - засушу в старой книге, чтоб помнить нас.
    Ты вернешься, коснешься моей руки... нам не нужно ни уз, ни трескучих фраз.

    2010

    - - -

    Трескуче. Одна из трудностей медитативной лирики - риск оступиться в невнятную толкотню образов. Впрочем, всегда стоит рискнуть. Потому что если просто слушать текст, не останавливаясь и не вникая в образный ряд, не пытаясь откопать смысл в томах пустых страниц, - стихи звучат обворожительно красиво. Живым, привольным, проникновенным саксофонным блюзом. Диссонирует только "отправить в игнор", годное разве что для стёба, - точно пенопластом по стеклу.


    2

    Мора А. отпустить

    как и всякой Еве, нашедшей свет - слушать в своем чреве парад планет,
    их баюкать клекотом синих птиц... и осталось - только-то! - отпустить,
    не держать на привязи - улетай, нас кривая вывезет, так и знай,
    ангела упрашивать: ...сохрани..., и дождем раскрашивать в серый дни.

    колыбель укачивать: ай-люли, что б тебе ни значила .. не боли.

    Фев. 2011

    - - -

    Дивно, дивно, дивно. Редкое и прекрасное умение - писать мимо прямых значений слов, созидая смысл из их неожиданных сближений.


    3
     Мора А. просто октябрьское

    - я подарил бы ей все, что лишь только захочет.

    - здравствуй, я стала скучнейшим из одиночеств,
    время в ладонях растаяло лужицей грусти,
    я бы взлетела, да кто меня только отпустит.

    - я принесу ей с улыбкой усталое сердце.

    - я потеряла себя в суете круговерти,
    стала чужой и неправильной, выросшей мигом,
    что не случилось - останется строчками в книгах.

    - я не принес ей с улыбкой усталое сердце...
    - здравствуй, я стала скучнейшим из одиночеств....

    Окт. 2011

    - - -

    И вечно в сумерках бродят призраки двух голосов.


    4
     Мора А. узелки

    То ли любовь, а может быть, чувство долга... сад раскопать и высадить древо жизни,
    Ворохи слов, которым не будет толку, в сердце - печать, и минус на плюс сложить бы..
    Сорок ворон - злых черных сестер - кружатся, вольным лети, здесь клетке не быть сокольей.
    Нет обороны, и не с кем уже сражаться.. сможешь, прости, когда тебе станет больно.
    Линий руки не вытянуть до порога.. память слаба, ведь сны без тебя - проказа.
    Нам в узелки завязаны все дороги, в четных - Судьба, в нечетных - ее проказы.

    Апрель 2011

    - - -

    Красиво. Последняя строка превосходна. Неординарный, яркий, глубокий образ.
    "То ли" требует второго "то ли". В одиночестве оно так неряшливо болтается, что уж лучше "Может, любовь, а может быть, чувство долга..." Минус на плюс - умножить. Сложить - минус и плюс или минус с плюсом. Это не мелочи, неточное слово - замусоренная мысль.
    Во всех четырёх стихотворениях используется несуществующий знак препинания - две точки. Что он означает - непонятно.


    5

    Баракин Д.Е. Чёрные руны выводит на снежных одеждах...

    ***

    Чёрные руны выводит на снежных одеждах
    Ранняя оттепель, талой уносит водою
    Всё, что когда-то вселяло мне в душу надежду,
    То, что когда-то мы вместе считали мечтою.

    Мелким дождём небеса проклинают дороги.
    Рвутся тропинки протоптанных тоненьких нитей.
    Чувства, порою, я знаю, стоят на пороге,
    Шепчут: "Решитесь: порвите нас или верните!"

    Танго алмазных узоров мороза на стёклах
    Стёрто слезами ушедшего в прошлое мира.
    Смылся румянец со щёк - был он соком от свёклы.
    Сердцем пустынных ветров ныне бьётся Пальмира.

    Всё, что когда-то вселяло мне в душу надежду,
    Ранняя оттепель талой уносит водою,
    Чёрные руны выводит на снежных одеждах.
    Их мы когда-то с тобой называли мечтою...

    09.01.11

    - - -

    Какая сила фантазии - превратить оттепель в готическое фэнтези!


    6

    Баракин Д.Е. Черёмуха

    Под пение электропроводов
    Прекрасная черёмуха цвела.
    Её боготворить я был готов
    За то, что, как и ты, она мила.

    Гроза и ливень смыли этот шарм,
    Опали белоснежные цветы.
    Не с ними ли в душе погас пожар?
    Не грубость ли заставила остыть?

    Она, дай срок, по-новой зацветёт.
    А провод напряженно станет петь.
    Но чувства не отправятся в полёт.
    Опав однажды, больше не поспеть.

    21.05.2012

    - - -

    "По-новой" - грубое просторечие (так о чьей грубости речь?). "Опав однажды, больше не поспеть" звучит анекдотично и слегка неприлично. Взгрустнуть и посочувствовать лирическому герою не получается - уж очень разудало и смешно.

    Расцвела сирень в моём садочке,
    Ты пришла в сиреневом платочке,
    Ты пришла, и я пришел.
    И тебе, и мене хорошо.

    Зацвела сирень в садочке снова,
    Ты нашла, нашла себе другого.
    Ты нашла, и я нашел.
    И тебе, и мене хорошо.


    7

    Баракин Д.Е. Из тёмных разума закоулков

    ***

    Из тёмных разума закоулков
    Стихи неспешно, но деловито
    Выходят с мыслями на прогулку.
    Но беззаботность давно забыта.

    Их поджидает с сачком охотник,
    Желая выставить к обозренью.
    Готовит клетку умелый плотник.
    И совершается преступленье.

    Одни сбегут, но иные всё же
    Свободе вскоре рукой помашут.
    Мир прежний полностью уничтожив,
    Работорговец доволен даже.

    Но не поёт соловей в неволе.
    Стихи, однако, другое дело.
    Их понуждают делиться болью,
    Причём пронзительно и умело.

    Одних пригладят, других - напротив.
    На всякий вкус наберут товара.
    Теперь не скроются в тёмном гроте,
    Тем паче в сумерках будуара.

    Как пирожки только что из печки
    В базарный день разбирают дети.
    Живой товар нетерпим к осечкам,
    Ведь покупатель изъян заметит.

    Уже давно утомлён охотник.
    Он сам заложник системы этой.
    И гроб ему заготовил плотник,
    Что видел много таких 'поэтов'...

    14-15.05.2012

    - - -

    Очень страшная история. Отлично написана, мастерски, убедительно. Какое, в самом деле, жестокое преступление - обнародовать и публиковать стихи.


    8

    Баракин Д.Е. Два монаха в одну ночь

    Плачут монахи рыдают монахи
    Они потеряли любовь.
    Агата Кристи "Вечная любовь"


    Давно нет женщин и утех.
    Два толстяка лишились сна.
    И манит братьев, как на грех,
    Оголубевшая луна.

    Тяжёл сердец усталых стук,
    Но рясы чёрные долой!
    Под скрипы свечки свет потух.
    И слабый пол был в келье той.

    Сто лет назад подземный ход
    Прорыл хитрец-протоирей.
    Два толстяка, обрушив свод,
    Исчезли в сумрачной дыре.

    Один чуть глубже проскользнул,
    Другой застрял - ни встать, ни сесть.
    Вот так в ту ночь голубизну
    Настигла дьявольская месть!

    23.01.2012

    - - -

    Гомосексуализм ни при чём. С бабой провалились бы точно так же.
    Двусмысленность "слабый пол" очень забавна. Но ещё больше потешили меня спонтанно возникшие скрипы свечки.


    9

    Черсков С. Лотерея

    Льдом окован, снегом занесен,
    Две недели мир не видел солнца.
    Мир и солнце это незнакомцы -
    Разошлись, забыли обо всем.

    Начинает розыгрыш призов
    Колесо задумчивой метели.
    Мир не видел солнца две недели,
    И сегодня вновь не повезет.

    Все живое - мертвое почти.
    На дорогах, крышах и деревьях
    Снег - билет несчастной лотереи,
    Порванный на мелкие клочки.

    - - -

    Хорошо. Оригинальный, целостный и адекватный образ.


    10

    Черсков С. Журавль

    Испуганное сердце в кулаке
    Стучит все реже, тише, глуше... Стало.
    Сорвав ливрею, жаждет пьедестала
    Вчерашний дрессированный лакей.

    Круглогодичных весен мишура
    Беспечна. Но мешает веселиться
    Стряхнувший небо с крыльев мой журавль,
    Рыдая над задушенной синицей.

    - - -

    Ну что ж это такое! Ведь были бы потрясающие, пронзительные стихи с многомерной игрою смыслов. Но "стало" - ужасно. "Стать" - совершенный вид глагола "быть", это слово не имеет никакого отношения к глаголам "стоять" и "остановиться". Ну что стоило написать хотя бы терпимое "встало"?


    11

    Черсков С. Болото

    В моем болоте тихо и тепло,
    Задумчивая темная трясина
    Не зарится на мой трухлявый плот,
    Когда плыву на нем до магазина.

    Болотники и прочие хмыри,
    С блудливыми кикиморами вместе, -
    Блуждающие души, до зари
    Опять стоят на самом видном месте.

    Мне нужно только красное вино,
    Я пью его до дна за тех, кто в море,
    А выпив, вижу жизнь совсем иной,
    Танцующей под песню в ля-миноре.

    Мелодия проста, слова просты,
    Но в них душа нездешнего кого-то...
    Мне шепчет марь - пляши, дурак, раз ты
    Не выбрался из этого болота.

    - - -

    Элегантно. Горько и по-мужски сдержанно. Значит - выбрался.


    12

    Черсков С. Карамель

    На последние деньги купил килограмм карамели,
    Вот когда-то родная "хрущоба", подъезд и этаж.
    Мы такой дребедени ни разу с тобою не ели,
    Предрекаю: откроешь на стук и по морде мне дашь.

    Так и есть! Дорогая, прекрасно гостей мы встречаем!
    Заявился зачем? Просто так - джентельменский каприз.
    Забирай этот куль и на кухню шагай ставить чайник!
    Ай, молчу...Ты ругайся, но больше, прошу, не дерись.

    Не нашла себе "спутника жизни"? Узнаю - дам в ухо,
    Не тебе, а ему... Я шучу, будет все хорошо.
    Где же кружка, которую ты подарила на днюху?
    Раздолбала? Да бог с ней! Мне - чай, не люблю порошок.

    Почему ты молчишь и вздыхаешь, как бедная Лиза,
    И глядишь на часы, мол, кому-то на хаус пора?
    Потому что кому-то пора? Жаль, не вышло сюрприза.
    Нет, не надо взаймы. Нет, не пью - не велят доктора...

    Бесполезное зимнее солнце уселось на крышу.
    Я спустился во двор. Закурил. Снег, похожий на мел,
    Заскрипел под ногами. Мне долго казалось, что слышу
    То, как мерзко хрустит на любимых зубах карамель.

    - - -

    Сильные мужские стихи. "Вульгарно, как сама жизнь" (Анчаров о Рембрандтовской "Данае").


    13

    Мерт У. Сказочный клинч

     Демоны ходят налево.
     Сказки ночуют в барах.
     Сбросить бы руку первым -
     Раз она вся при дамах.
    
     Каблуками ломая лед,
     Матерясь про себя стихами,
     Ковыляет ученый кот
     В магазин за бутылкой чая.
    
     Желтый трамвай серое небо
     Развлекает с улыбкой Гринча.
     Если Мастера ждешь к обеду,
     Значит снова мы в сказочном клинче.
    
     Тесея ищет нить Ариадны
     В лабиринтах Георга Ома.
     Фауст душу продать и рад бы
     Только нету торгов в полвторого.
    
     В гости к матери черта
     Пошлешь - вернусь с пирожками.
     Увы, мы не Гензель и Гретта -
     Потеряться мы можем едва ли.
    
     Даже если ночуешь в барах,
     Пока кто-то ходит налево.
     Даже если сама как гитара,
     Что чужим не дает напевов...
    
     Все равно никуда не деться,
     Ведь драконы раскинули крылья
     Между строчек унылых лекций
     Маскировкой от ручки синей.
    
     Прогоняй, уходи, обижайся,
     Измеряя слова до инча.
     Контроверза плена скитальца.
     Мы с тобою в сказочном клинче.

    - - -

    Я понимаю, очень трудно найти рифму к "клинчу", а слово выразительное, сильное. Но вставлять английское слово, если есть русское "дюйм", всё-таки как-то не гламурно.
    А так-то всё было бы и многозначительно, и многозначно, и готически сказочно. Но уморительная контроверза (то есть спорный вопрос, обычно философский, или долгие прения по такому вопросу) плена скитальца всю атмосферу испортила.


    14

    Мерт У. Ночь

    С сигнализацией перемигавшись,
    Шла ночь по крышам, тихо кравшись
    Карниза жесть.
    Стучала ритм
    - Я здесь!
     Я здесь!
    Тобой убитый.
    Мои молитвы - не бог весть...
    Что.
    Что есть.

    А ночь смеялась за пределом:
    - Так, значит, друг, тебя задело?
    За этим делом
    Позвал меня ты в сей апрель?
    Так вспомни истину:
    'Не верь!'
    Не верь, что ты уже пропащий
    Давно ты видел?
         Мир настоящий.
    Беги,
         Кричи,
              Танцуй в снегах.
    Живи,
          Рисуй,
               Будь.
                    На словах,

    Пожалуй, все.
    - Но как же мне...
    Стать с этим миром заодно?
    - Не пей. Дыши. Смотри в окно.

    И, обронивши пару звезд,
    Свернула ночь свой темный хвост.

    - - -

    Небанально. Насмешливая хвостатая ночь очень хороша.


    15

    Мерт У. К одинокому

    По твоему рассеянному взгляду,
    Теряя ложь в остатках миражей,
    На стул соседний я к тебе присяду.
    Невидимая ни для чьих очей.

    Потянет холодом - мое вниманье.
    Ты обернешься, но меня там нет.
    Ты одинок, как ночь в солнцестоянье.
    Но помни ненарушенный пока обет.

    Ты будешь обвинять весь мир в бессильи.
    Себя и Бога в одиночестве своем.
    Я рвусь к тебе, но Ты имеешь крылья.
    Не знаешь, жаль, мы тут с тобой вдвоем.

    - - -

    Стихи, наверное, неплохие, если их перевести на русский. Пока они напоминают зарифмованную PROMT-ову "козу", с типичным "ты имеешь". По твоему взгляду я присяду на соседний стул к тебе, невидимая. Что-то не так или со взглядом, зовущим невидимку, или с грамматикой. И дальше... вплоть до последней фразы с ампутированным "что"... То ли заготовки, то ли руины.


    16

    Мерт У. Из черно-белого стал совсем серым...

     Вы заметили, что в сказках ведьмы носят дурацкие чёрные шляпы, тёмные одежды и летают на мётлах? Но наша история - не сказка! Мы расскажем о ведьмах настоящих!
     Р. Даль 'Ведьмы'

    
     Из черно-белого стал совсем серым.
     Застирался, затерся, истек.
     Пусть жалеют другие, что я был потерян.
     Среди спетых зелий и сваренных строк.
    
     Машины и люди все идут и проходят, но мимо,
     Прикрывая друг другу пути отступленья.
     Они не нужны. Есть старый канал и книга.
     С закладками из накладных к не полученным отправлениям.
    
     Есть сладкий октябрь и горечь рябины.
     Я научился писать, как по бумаге, рукой по первому снегу.
     Тогда все боялись. 'К черту ведьму! Спичек и керосину!'
     А я шагнул к ней. Был последним и первым.
    
     Вдаль унесли ветра ее и лето.
     Быть может, сердце тоже лишь ингредиент.
     Ей много написал и много было спето.
     И почему-то благодарен за эту пустоту в себе.
    
     Я помню ночи в шкурах у камина
     И травы, что имеют голоса.
     Но кажется важнее, что в крови моей с болота тина.
     В глазах - заросшая полынью контрольно-следовая полоса.
    
     Но я проснусь. Вернусь в свой серый город.
     Хотя реальность - только музыка для вальса сна.
     Теперь, чтоб в бег перо пускать, не нужен повод.
     Болотный галстук и костюм. А осень изнутри почти весна.
    
     Неслышен шаг у той, что в волосах пожар, а в сердце осень,
     В глазах каштан, и прячется за ним беда.
     Улыбка и вопрос: 'Ну, где тебя теперь-то черти носят?'
     Короткое: "Со мной?'
     В ответ банальное, ненужное, простое, ожидаемое:
     'Всегда'.

    - - -

    Великолепный внутренний диалог, задыхающийся, косноязычный, полный мужской отваги, страсти и верности.


    17

    Андрон. География

    Люблю бродить по "зарослям и мхам"
    "Восточноевропейского полесья".
    Цветет "обыкновенная ольха",
    "Лес лиственный" сменяет "хвойный лес", я

    Привычный к "климатическим условиям"
    Родимого "умеренного пояса",
    Иду, "парнокопытных поголовия",
    Что мирно из "болот равнинных" поятся

    Покой не нарушаю. Рву "соцветия
    опушечных фиалок" для гербария,
    "Сосна обыкновенная", одетая
    В "кору обыкновенную" груба, и я

    Сажусь под ней, букетом опьяненный
    "Древесных смол" в "наружных перидермах",
    Под кучным сводом "кроны разветвленной"
    Скрываюсь от "осадков атмосферных".

    "Олень обыкновенный" ищет корм
    В сухих снопах "дикорастущих трав", а я

    Ищу хоть мелкий след лиричных форм
    В сухих разделах книги "География"

    - - -

    А что, законно. Вон Тит Лукреций Кар о природе вещей тоже стихами писал. А здесь ещё и рифмы остроумные.


    18

    Андрон. Валентинчики

    Что мы знаем об Ангелах?
    Восседают на страже, и
    Мочат в лоб ли, на флангах ли
    Сонмы сущностей вражеских.

    Ну а эти, от напасти
    Кроют нежным покровом, и
    Садят розы и кактусы
    Как колючие проволоки.

    Мастерят баррикады из
    Тростника и осоки, и
    За высокой оградою
    Охраняют высокие

    Чувства: ласковость, трепетность.
    Держат нас под прицелом, и
    Лук снимают, и крепят нас
    Чудотворными стрелами.

    Очень славные малые
    В шароварах голубеньких.
    Пусть хранят нас и балуют,
    Всех влюбленных и любеньких!

    - - -

    У, как автор любит анжамбеманы...


    19

    Андрон. Сестре

    Среди известных средств коммуникаций,
    Мне хуже всех дается телефон.
    В него так трудно искренне общаться,
    Не сковывая реплики и тон.

    Я лучше обниму тебя при встрече,
    И расспрошу про все, что было за год.
    И расскажу свое. Живые речи
    Живым бальзамом нам на душу лягут.

    Я лучше подарю тебе подарок,
    Отличный от китайского дерьма
    И денег. Без поправок, без ремарок,
    Мол, на, купи чего-нибудь сама.

    Ты упрекнешь, что я опять наскоком,
    Что до седин дожил, а не прагматик.
    И мы поспорим под мартини с соком
    И мой любимый крабовый салатик.

    Но жизнь - в спортклубе лента беговая.
    Мы снова встанем, каждый на свою.
    Здоровья, счастья, сил тебе, родная,
    Целую, Happy Birthday, моя You!

    - - -

    Просто и мило.


    20

    Андрон. Лютый

    Мы ждали бума ль, пика ли
    Зимы, квашнею хлюпая.
    Пожалуйста, накликали:
    Пришла погода лютая.
    Прицельно бьет мушкет зимы
    Своей студеной пулею,
    И мечемся как гедзи мы
    От улея до улея.

    Суров холодный градус, но
    Освобожденным школьникам
    Так празднично, так радостно,
    Сидят по подоконникам,
    Как зрители за стеклами,
    Глумятся над прохожими:
    С простудами и соплями,
    Белеющими кожами,
    Перхотами, икотами,
    Дрожащими поджилками,
    Заглохшими Тойотами,
    Замерзшими мобилками,
    Кривыми, неказистыми
    Фигурами, но лицами
    Румяными и чистыми
    (Почти по Солженицыну).

    И я, одетый в сasual,
    Под валенки ватину вдев,
    Спокойно раньше хаживал,
    А нынче бегать вынужден.

    - - -

    Рідна мова :-)
    Стихи на суржике - смелый эксперимент. После Тараса Григоровича, кажется, никто ещё не отваживался. Лихо.
    Но зачем слепню улей?


    21

    Габдулганиева М. Шиповник

    Перебираю шиповник. Ягодку к ягоде - в них
    память, незримый паломник, счет продолжает иных
    дней, ароматом дурманных, горных ущелий весной,
    розовых склонов обманных - это кустарник лихой
    нежной прикинулся розой, но он и смел, и колюч
    и от любви полупьяный вьется средь каменных круч.

    - - -

    Очаровательно. Равновелико красоте гор и шиповника.


    22

    Габдулганиева М. И музыкою сфер

    Когда-нибудь и я земною пылью стану,
    Запомнив перед тем последний свой рассвет,
    Но знаю, что всегда старалась без обмана
    В делах, что на земле, Небес увидеть свет.

    Отрезок жизни мал. Песчинками стекая,
    дни юности ушли, мне озаряя путь,
    Но радугой закат все также восхищает,
    И музыкою сфер вернусь... когда-нибудь.
    6.10.09

    - - -

    Программно.


    23
     Габдулганиева М. Газели

    Когда, полна любви и сил, я счастье доброе искала,
    твой взор меня остановил, в нем я себя саму узнала.

    Так суждено было извне, нам встретиться судьба дала,
    горам, небес голубизне, цветам - моя хвала.

    Когда душа к душе бредет и страстно встретиться мечтает,
    то случай сам к тому ведет, становится свиданье раем.

    И наслаждением любви, и зноем греют поцелуи,
    и в легкой эйфории дни мелькают, обретя такую

    с небес ниспосланную дань соединения и страсти,
    повенчанных мечтой любви минуют злоба и напасти.

    Коль повстречаешь ты её - и щедрую, и неземную,
    боготвори, благодари, заслоном огради любую

    попытку зависти и зла разрушить ваше единенье.
    Есть и была любовь, была! Мое вам это откровенье...

    27.03.2010

    - - -

    Да, газели. Качественные. Со всеми положенными атрибутами.


    24

    Габдулганиева М. Говорил мне кот сердито

    Говорил мне кот сердито:
    Моешь каждый день корыто,
    Сыплешь Вискас в мою миску,
    Ну, а где же душка - киска?

    Я протер весь подоконник,
    Я прочел твой нудный сонник,
    Я мяукать разучился,
    Я в жиртрест уж превратился ...

    Что за дело, где же дача
    Иль уехала удача,
    Не пойму - давно апрель.
    Где весенняя капель?
    Почему белым - бело,
    Заморозило стекло?
    Зря я в марте пел надрывно
    Песней вечной неизбывной?

    Завтра выть опять начну,
    Так подай же мне весну...
    Я на дачу так хочу,
    Хоть и добрый, зарычу!

    - - -

    Кастрировать.


     25

    Татарников А.В. ... и ветер взметнется песчаный

    Я вернусь долюбить, помня дом на три царства венчанный,
    На четвертый этаж и налево. И пес за стеной
    На звонок не залает, и ветер взметнется песчаный,
    Присыпая ступни тонким пеплом и пылью степной.

    Я пойду на дымы и на почвенный запах пожарищ
    Выгорающей степью на запах былого жилья.
    Разгребая щебенку развалин людских обиталищ,
    Каждый лик узнавая, искать буду, плача, тебя.

    Жаркий лепет детей, что ты слушаешь, в речь не вникая,
    Куклы газовых камер и детских его лагерей -
    Это тоже теперь, это тоже все стало меж нами,
    Нам платить и за них, полной мерой. Трудней и трудней

    Утопая в болотах живой человеческой боли,
    Мне идти наугад к напророченной в этом бреду.
    Я найду тебя, слышишь, найду добрый город и, в полдень,
    Три короны оставив по правую руку, войду.

    И вспотеют ладони, дыханье собьется - сейчас я -
    На четвертый этаж и налево... И пес за стеной
    На звонок не залает, и ветер взметнется песчаный,
    Присыпая ступни тонким пеплом и пылью степной.

    Кто мне дал только шанс? Кто заставил искать в каждом звуке
    Разлученные губы? Кто гонит творенье свое
    Над страданием, страхом, над верой, преданной на муки?
    Лишь молчание - встреча, лишь крик - образ твой, бытие!

    1988

    - - -

    Душераздирающе.


    26

    Татарников А.В. Миновали столетья

    Миновали столетья и прежняя с ними земля,
    Небеса и моря не распались, но переменились.
    Свой разрушенный род Лот опять начинает с себя -
    От закона к пророку, и впредь - от пророка к мессии.

    Я, пророк Иоанн, ученик недостойный, но первый,
    Пусть не все разумел, но открытого не утаил.
    Вижу меркнущий свет, нисходящий от тайны вечерней,
    Им омытые ноги, направив в Иерусалим.

    Ни каменьев, ни отклика мне в этом городе нет.
    Угасающий род, да свершится реченное к сроку.
    Тот, кто к Анне был вхож, кто не шел за Петром по воде,
    Наблюдая приметы, бредет в темноту одиноко.

    - - -

    О библейской теме с ассонансами - без комментариев.


    27

    Татарников А.В. В небе крестик серебристый...
    
    В небе крестик серебристый,
    На земле костер ничей.
    Гражданин идет на пристань
    С черной птицей на плече.

    Углич, Кинешма, Калязин
    Открываются ему
    Нотной пепельною вязью,
    Оплетающей струну.

    Выпуская сизый коготь,
    Ворон ходит по руке.
    Теплоход за теплоходом
    Исчезают вдалеке.

    Перекличка душ пернатых?
    Прихоть приводных ремней?
    Не признали - быть богатым,
    Долго жить тебе и мне.

    Ах, как долго плещут волны,
    Укачали голубка.
    Кимры - Волга, Нижний - Волга,
    Не прощаемся пока.

    - - -

    Снять Блок и идти - плыть - лететь безмерной Россией.


    28

    Татарников А.В. Встреча

    Каким проулком разминусь с тобой?
    В осеннем маскараде не узнаю?
    Из века в век на раз переступая,
    Сворачивая царства за спиной.
    Нет, я все там же, в скверике стою,
    Где строй гусиный выше восклицанья,
    Где мы с тобой назначили свиданье.
    В гранитном сне, в редеющем раю.

    2012

    - - -

    Непостижима верность в каменной вечности.


    29

    Клеандрова И.А. Дыхание осени

    Трепещет лист. Паучьих кружев нить
    не сдержит бег - и время сказок новых.
    Игра теней рождает миражи;
    дрожит рука, дерзнувшая сложить
    узор зимы из стеклышек медовых.

    Цепочка рун. В тиши - неслышный вальс,
    на Леты плеск, на лунный блеск похожий;
    осколок витража, упавший в грязь,
    вплетается в раскинутый пасьянс,
    земную твердь касаньем потревожив.

    Шуршанье, треск. Хрустальных слез роса.
    Тягучий миг, где нет ни "до", ни "после".
    В ладонях ветра - листьев паруса;
    то вечность, расплескавшись в небесах,
    на темный мех травы бросает отсвет.

    Кленовый пепел. Птиц унылый клин -
    секира палача в потоке света.
    Так осень подкрадется, не спросив,
    расплавив неживую, злую синь
    теплом костра сгорающего лета.

    Корица и полынь. Дома в огне.
    Закатных крон изысканный стеклярус.
    Штрихи и льдинки в солнечном вине -
    морозными цветами на окне...
    Опять зима. Сквозь ломкий, пряный август.

    - - -

    Мерцающее кружево цвета, звука, запаха, вкуса, мысли и грусти.


    30

    Клеандрова И.А. Last summer day

    Когда отзвенят последние такты лета -
    нет силы подняться, но медлить уже нельзя -
    мы вслед за солистами в небо шагнем с рассветом:
    еще не чужие, уже не вполне друзья.

    Мы все, что должны, до конца не сказали ночью.
    "Пора!" - хмыкнет осень. - "Граница. Финал. Межа".
    А сердце болит и никак остывать не хочет,
    и клочья его на ветру на ветвях дрожат.

    Я знаю прекрасно: уже отвыкать пора бы
    от голоса таять, за дверью ловить шаги.
    А мы все бок о бок стоим по-солдатски храбро:
    уже не родные, еще не совсем враги.

    Разыграна партия. Разного цвета масти.
    У каждого свой - не один на двоих - пасьянс...
    ...А лето вернется, и, может, согреет счастьем,
    и все еще будет - но больше не будет нас.

    - - -

    Очень сильно, очень достойно, очень красиво.


    31

    Клеандрова И.А. Цветы Зимы

    Тоскливо в храме Снежной Королевы. Не грянет трель, не колыхнется лист:
    Усталой вьюги гулкие напевы, мороза треск да ветра злобный свист.
    Покой дворца ничто не потревожит. Лебяжий пух летит с небес, шурша;
    Борей промчится - иглами по коже; задушенная льдом, вздохнет душа.

    Постыла стынь. Вернуть бы лета буйство, задорный смех, тепло и красоту -
    Да все бело, и спят под снегом чувства. Но иногда, ответом на мечту,
    Не на рассвете - ночью млечно-ранней, календарю и холоду назло -
    колючей чешуей алмазных граней побеги прорастают сквозь стекло.

    Изящный стебель, стрелы листьев острых, морозный шелк роскошных лепестков...
    И пусть в бутонах спят не эльфы - монстры, пусть до весны безумно далеко -
    змеей скользит сквозь заросли тропинка, звенит хрусталь, искрятся миражи.
    Секунды оплывают, как снежинки, рассудок в колдовском саду блажит.

    В извивах жилок - словно в лабиринте. И каждый шаг - восторг, тревога, сон...
    Хозяева. Хотите - душу выньте, но не спешите гнать из сказки вон!

    Слепящий блеск игрой контрастов манит. Ранимость. Злость. Чарующая жуть...
    Танцует светом, застывает камнем цветов зимы изменчивая суть.

    - - -

    Это изумительно. Истинная ледяная магия - "чем ближе к небу, тем холоднее" (с).


    32

    Клеандрова И.А. Старые сказки

    Сказки детства мы помним и в гневе, и в счастье, и в горе:
    Все, что взрослому ясно, ребенок когда-то узнал.
    Книги с радостью дарят начала чудесных историй,
    Важно скажут: "Конец!" - но стыдливо молчат про финал.

    Мир стареет, как мы. Мир становится скучным и тесным.
    Свет чудес все тусклее, герои отстали в пути...
    Призрак кошки зовет поседевшая девочка в кресле:
    "Разбуди меня, Китти, мне так надоело расти!"

    - - -

    Безнадёжно печально - до старости застрять в мирке детских сказок...


    33

    Лычёва Е.А. Ты просто друг

    Я влюблена. Не меньше и не больше.
    Я влюблена. Печальный, грустный факт.
    И воздух стал вкуснее, звуки тоньше.
    Но сердце с мозгом заключили пакт:

    О том, что ты мне будешь только другом,
    И будем мы приветливо-просты.
    Мысль, словно лошадь, бегает по кругу...
    Но поздно - сожжены давно мосты.

    Ты будешь другом. Милым, нетверёзым,
    Весёлым и кокетливым слегка.
    А я украдкой вытираю слёзы,
    И в венах грусть - прохладная река.

    Я просто влюблена. Тоску и похоть
    Надежно спрячу у себя внутри.
    И сердце будет так о ребра грохать...
    А ты шути, мой друг, блажи, хитри.
    
    Смеши меня, как только ты умеешь,
    Подкалывай, труни, ворчи, ругай.
    Жалей меня, как только ты жалеешь.
    И никогда меня не покидай...
    
    Я влюблена. Не больше и не меньше.
    Стал звонче голос. И нежнее смех.
    Я - самая счастливая из женщин.
    И самая несчастная, из всех...

    - - -

    Как тонка и сложна женская душа.


    34

    Лычёва Е.А. Любовь на расстоянии

    Любовь на расстоянии. Что может быть ужаснее?
    Что может быть кошмарнее, коварней и страшней?
    И в миг один становимся глухими, безучастными,
    Слепыми и несчастными в круговороте дней...

    Любовь на расстоянии. Что может быть прекраснее?
    Когда летишь, как птица ты, пронзая небосвод!
    И где-то там, под ложечкой, вдруг смолкнет боль, ненастье,
    И махонькая бабочка в груди вдруг оживет.

    Она порхает, мечется, стрелой - от горла к печени,
    Щекочет между ребрами, и ты душой летишь.
    Вдруг, в миг один, становишься стыдливым и застенчивым,
    Плаксивым и, как облачко, на небесах паришь...

    Не бойтесь, люди добрые, любви на расстоянии!
    Она меняет полностью, повадки и сердца...
    И, несмотря на горести, коварство и рыдания,
    Любите, люди добрые... Любите до конца!

    - - -

    Ну очень тонка, сложна и ранима женская душа. А совет на любителя, однако.


    35

    Лычёва Е.А. Душа моя, ну как мне дальше жить

    Пришла пора задуматься о прошлом.
    Пересмотреть все, взвесить на весах.
    Забыть о тех, кем был в ненастье брошен.
    И стать мудрее в собственных глазах.

    И перестать всем верить без оглядки,
    Как стриптизерша душу обнажив.
    У каждой стаи есть свои порядки.
    Душа, скажи, ну как же дальше жить?

    Как научиться отличать повадки
    Зверья от поведения людей?
    И как узнать, кому бывает сладко,
    Рвать за спиною мясо от костей?

    Кому приносит радость просто мучить,
    И лгать в лицо, судача за спиной?
    И ничему-то жизнь меня не учит,
    Такая я, что ж сделаешь со мной?

    И - продолжаю беспрестанно верить,
    Я, как дитя, всем сердце обнажив,
    Гляжу в недоумении, как звери,
    Сжирают, что осталось от души.

    Душа - весьма капризная особа.
    Бывает так: жила - и нет ее.
    Я задвигаю тяжкие засовы,
    Чтоб не тянулось до нее зверье.

    - - -

    Просто невероятно возвышенна и ранима женская душа.
    Тянулось - к ней, до неё - дотянулось. И хорошо бы расставить запятые по местам.


    36

    Лычёва Е.А. Быть может, потом...

    Быть может, потом, по прошествии нескольких дней,
    Ты вспомнишь внезапно мое неказистое имя.
    И просто поймешь, что был ближе, дороже, родней
    Чем все остальные. Зачем же мы стали чужими?
    
    Быть может потом, по прошествии многих недель,
    Ты вдруг заскучаешь на миг, и захочешь вернуться...
    А я не забуду тот дивный, чудесный апрель,
    Когда я впервые сумела тебе улыбнуться.

    Быть может, потом, по прошествии нескольких лет
    Жить будешь как прежде, спокойно дышать - с другими.
    А я, завернувшись в заплатанный флисовый плед,
    Здесь буду писать: тебе, для тебя, во имя...

    - - -

    Мудро. "Если б вся любовь была счастливой, не было бы песен о любви" (с).


    37

    Болдескул Е. Душа

     Душа
    
     Душа - что это?
     Душа - это свет
     Свет наших надежд
     Душа - это ливень
     Ливень наших слез
     Душа - это огонь
     Огонь наших желаний
     Душа - это энергия
     Энергия жизни,
     Энергия любви
     Душа - это ты...
    
    - - -

    Отличный метод. Душа - это камень, камень нашей веры, душа - это волна, волна наших снов, душа - это вихрь, вихрь нашей мечты. Душа - это мы. И так далее.


    38

    Болдескул Е. Я роль свою играл в спектакле скверно...

     ***
    
     Я роль свою играл в спектакле скверно
     Терпенья не хватало, огонька
     Хотелось в жизни большего, наверно
     Мечта меня звала издалека...
    
     Я бросил все, уехал на чужбину,
     Жизнь прожигал и время не считал,
     Пока не понял вдруг, что был скотиной,
     И ощутил, как много потерял...
    
     В свою утрату все еще не верю.
     Мне дайте шанс! Я время б наверстал!..
     Лечу в театр, распахиваю двери...
     Что ж вижу? Занавес. Пустой и темный зал.

    - - -

    Прошу прощения, стихи, может быть, хорошие, но мне решительно чужды. Буря эмоций без тени логики. Финал закономерен - ничего другого герой не заслуживает и не потянет.


    39
    
    Болдескул Е. Поздний сонет

     Я смотрю на семейное фото твое -
     Ты стоишь в окружении милых детей.
     Вот с коляской жена. Ты ведь любишь ее?
     Я же вижу, доволен ты жизнью своей.
    
     Ты так счастлив, любим, ты прекрасный отец.
     Вот работа, вот дом, вот с семьей пикники.
     У истории нашей счастливый конец,
     Хоть теперь друг от друга мы так далеки.
    
     Я смотрю, улыбаясь, на вашу семью,
     Я так рада, что жизнь у тебя удалась.
     Значит, страсть не напрасно я скрыла свою,
     Чтоб мечта наша давняя все же сбылась.
    
     Не забудь мне спасибо за это сказать.
     Будь мы вместе - и счастье ты мог не узнать.
    
    - - -

    Просто, зато от души, большой и благородной (если б не требовала от милого благодарности).


    40
    
    Болдескул Е. Русалочка

     Мы - любители сказочек
     Верим в пену, в полет, в добрый смех с вышины
     Мертвой рыбой русалочка
     Бестолково всплывает на гребне волны...
    
     Жизни проза - не сказочка
     Не всегда в облаках нам витать суждено
     Мертвой рыбой русалочка
     Без хвоста и без ног оседает на дно...

    - - -

    Современная страшная сказка с расчленёнкой. Круто.


    41
    
    Кошевая Т. Ванна И Поэт (парадоксальный сонет)

    Я - ванна! Ванна, полная воды.
    Во мне с утра томится чьё-то тело.
    Оно жару пересидеть хотело
    И по наитью приползло сюды...)))

    И вот лежит, спасаясь от беды,
    В прохладе обо мне сонет слагает,
    И пусть народ потом его ругает -
    Не пропадут поэтовы труды!

    Почти что сутки, что ни говори,
    Он находился у меня внутри,
    И на исходе яростного лета

    Сегодня я опять спасла поэта.
    Благодари ж меня, благодари
    За строки вдохновенного сонета!

    - - -

    Прелесть! Налей же ванну полную воды, хватай незавершённые труды и с музою нагой вали туды - вдвоём ваять сонеты и оды.


    42
    
    Кошевая Т. Проникающее Ранение

    Все покровы и маски сорваны
    Без сомненья, без подозрения,
    Но задеты важные органы -
    Обоняния, слуха, зрения...

    Там, где мёд источают пасеки,
    Позабыли пчёлы об отдыхе...
    Как горьки и призывны запахи
    В этом вкрадчиво-тёплом воздухе!

    И всё то, что досель написано,
    Золотят листопады ранние,
    А над ухом витает призрачно
    То ли шёпот, то ли шуршание ...

    Ветер рвёт струну паутинную...
    Дождь роняет капли-жемчужины...
    Две души парят над рутиною,
    Невпопад любовью разбужены.

    И стоим с тобой мы на росстани,
    Ноет сердце, но тем не менее,
    Что поделаешь? Это осени
    Проникающее ранение...

    - - -

    Точный, сильный образ любви - болезненного освобождения от масок.


    43

    Кошевая Т. Обнажённая осень

     Не роняя слёзы,
     Не давя на жалость,
     Белые берёзы
     Тихо обнажались.
    
     Листья тополь сбросил,
     И неторопливо
     Расплетались косы
     У плакучей ивы.
    
     Обнажались клёны,
     Ясени и липы,
     На траве зелёной,
     Золотом залитой.
    
     Разливался в небе
     Горький запах мёда,
     Обнажались ветви,
     Обнажались гнёзда.
    
     И под солнцем таял
     Воздух без движенья...
     Осень золотая ...
     Праздник обнаженья...
    
     29.10.2007 г.
    
    - - -
    
    Разливался в небе горький запах мёда - хороший образ, осенний и запахом, и цветом.


    44
    
    Кошевая Т. Искушение полётом

    Как мы больно живём, напрягая умы
    В устремлении духа и мысли,
    Как отчаянно рвём притяжение мы,
    Чтоб лететь в запредельные выси.

    Затухает огонь, мир становится глух,
    Нам любимые больше не снятся...
    Сколько делаем мы бесполезных потуг
    Над собой хоть немного подняться.

    Видно так суждено нам об адскую смоль
    Свои крылья обжечь и изранить,
    Но порою опять под лопатками боль -
    Нашей ангельской сущности память.

    Только видится мне, снова видится мне:
    В небесах - цвета аквамарина,
    Я летаю во сне, всё летаю во сне,
    В своём прошлом, и ныне, и присно.

    А потом на заре пробуждаюсь от грёз,
    И как будто невидимый кто-то
    Гладит крылья мои, искушая всерьёз
    Упоеньем большого полёта.

    - - -

    Возвышенно и философично.


    45
     Бычков И.В. Кто сказал?

    Закончилось! Но жизнь прошла впустую -
    Не спел я главное, а голосил все всуе.
    Возможно ли сейчас? О, нет! И ты отметь -
    Что нелегко отпетому запеть!
    Закончилось! Но разве цель ушла?
    И кто сказал, что мысль умерла?
    А если веровал, и будешь верить впредь -
    То может можно и отпетому запеть?
    Да! Если главное весомо и светло,
    И к доброй цели это главное вело,
    И после жизни можешь все успеть -
    Так кто сказал - что нелегко отпетому запеть?
    
    - - -

    Не без достоинств: игра значениями слова "отпетый" иронична и забавна.

    
     46
    
     Бычков И.В. Похороны

    Люди в нашей жизни умирают,
    Смерть косой помахивает густо,
    Да, это так, но к сожаленью, хуже -
    Когда при жизни умирают чувства.
    Да, жизнь вытворяет сплошные коленца -
    Внезапно сестры оборвав путеводную нить,
    Да, жалко, но все же смягчи свое сердце -
    Ведь Веру, гораздо трудней хоронить.
    Когда на войне потеряешь ты брата,
    Скорбишь и горюешь ты сразу и вновь,
    Подумай - бывает и горше утрата -
    Когда в один миг умирает Любовь.
    Ты плакал, терзался и выл понемножку,
    Мать, положивши под вечный гранит,
    Ты, брат, успокойся, расслабься немножко -
    Надежду - труднее всего хоронить.
    
    - - -

    Ох, как коряво. С горя, наверное. Уж лучше бы эту прозу не втискивали в размер, где смяв, где сломав мысль, и не оснащали рифмами "умирают - хуже", "вновь - любовь" и "понемножку" (это о матери-то!) - "немножко".

    
     47
    
     Бычков И.В. Радость

    Порадуйся за небосвод,
    И не смотри на свет уныло.
    Не плачь о том, что все пройдет,
    А радуйся тому, что было.
    Порадуйся, за что дано.
    За то, что память сохранила.
    Не плачь о том, что все пройдет,
    А радуйся, тому, что было.
    За свет, за силу, за сигнал,
    За этих нежных глаз сиянья.
    За то, что на судьбе скакал -
    Все это - стоит увяданья.
    Порадуйся, оставив след
    Навеки в жизни опостылой.
    Не плачь о том, что все пройдет,
    А радуйся, тому, что было.
    
    - - -

    У-у, как всё запущено... Ну, ладно, жизнь постылая или опостылевшая (и никак иначе), но язык-то за что выламывать?.. И таким вот ломаным языком - учить читателя жить?.. Предполагая в нём болвана, не способного разобраться в своих ценностях, радостях и горестях самостоятельно?


    48

    Бычков И.В. Разочарование вши

     И самая мелкая вошь,
    Как мысль бы ее не ни играла,
    Побрезгует кожей солдата,
    А предпочтет генерала.
    Когда же удастся такое,
    Под сонное полумычание,
    Узнает, что все одинаково -
    И - страшное разочарование.
    Но вряд ли получится людям -
    Внушить полумыслящей вше,
    Что разница вовсе не в теле,
    А разница все же в душе.
    
    - - -
    
    Восторг души. У вши, оказывается, мысль играет... Но умная какая насекомая - разбирается в воинских званиях! Осталось ей научиться вычислять, на сколько душ различаются солдат и генерал.


    49
    
    Осторожнер Т. Ересь

    Строго с запада на север, на восток слегка не строго,
    в направлениях неюжных и нацеленных на юг,
    по пустыням и посевам, по просёлочным дорогам
    с напряжением натужным массу двигая свою,
    к ярким звёздам и в пучины, в невесомости и с грузом,
    светом солнечного ветра разгоняя облака
    там, где лёгкость беспричинна, грубо где и заскорузло
    неродившееся ретро не виднеется пока,
    из-за острова на стрежень, из-под стрежня да за остров,
    из мгновения немого - в шумный выводок эпох,
    к рассуждающим небрежно, недоходчиво, но просто,
    что в начале было слово, а вот мир не так уж плох,
    к пессимистам и занудам через возрасты и опыт,
    из-за чувств и факта ради - в набежавшую волну,
    возникая ниоткуда - в бой с врагом опасным, чтобы
    умереть, земли ни пяди не отдавши никому,
    по долинам и по взгорьям в темноту ночной прохлады,
    и с вершины покорённой - одиноким камнем вниз,
    к буйной радости из горя, и туда, куда не надо,
    потому что шут в короне не даёт обратных виз,
    от приказов развиваться до призывов опроститься,
    из реала устной речи виртуальностью маня,
    не спеша и в ритме танца, в числах, образах и лицах -

    окружающее нечто мельтешит вокруг меня,
    ржёт как конь, роняет слёзы, злится, дразнит и пророчит,
    помирает в жуткой коме -

    не смотрю и слышу не,
    мне не рано и не поздно, неподвижен я и прочен -
    я здесь центр, а всё, что кроме -
         безразлично как-то мне
    
    ...


    Мне тоже.


    50

    Осторожнер Т. Может быть / Или

    Неважно зачем и неважно откуда и как,
    случаен ли выбор, случайно ли выбран и где,
    невидим ли он или в яркие тряпки одет,
    и кто под личиной скрывается - друг или враг,
    неважно и то, что незлое не кажется злом,
    и память работает скверно и только назад,
    считаю ли я, что конкретно тебе - повезло,
    считаешь ли ты, что не время давить тормоза, -
    но время придёт разнарядкой со склада времён,
    огнём и мечом остановит безумство войны,
    и выяснит кто-нибудь - ты или, может быть, он,
    а может, и я, - от внезапного счастья больным
    извилистым мозгом - какого же цвета душа,
    и что за душой и какой сохранён капитал,
    за нас решено или всё-таки будем решать -
    идти ли вперёд, если смысл безнадёжно отстал,
    за дверью отгадка, а может быть, просто в ключе,
    в руке открывающей или совсем её нет -
    неважно, как сказано выше, куда и зачем,
    без разницы - тьма или кем-то погашенный свет,
    в слепой пустоте обязательно что-нибудь есть,
    ничто и нигде не укроется за просто так,
    отсутствие точки, откуда безвестная весть, -
    уже кое-что, - наконец, и сама слепота...
    ты глупо умён, иногда же по-умному глуп,
    а я вот стараюсь не слушать страшилки и лесть,
    не знать, не пытаться придумать, не трогать, не лезть,
    летать высоко и совсем не заглядывать вглубь

    ...

    Осторожнер виртуозно владеет текстом, созидая из смыслов лабиринт - истинный, спиральный, с единственным коридором в глубину, в центр, где свершается метаморфоз перерождения и возрождения, и единственным обратным путём обновлённого духа, путём долгим и трудным, потому что - вверх.

    51


    Осторожнер Т. Смерть-21

    Когда я уйду насовсем-насовсем навсегда -
    то только туда, где отсюда мой голос не слышен,
    и где не осталось от времени даже следа,
    и нет ничего, что даровано снизу и свыше.
    Никто не споёт, в бестелесную дверь постучав,
    и мне не напомнит, что я наконец-то свободен,
    конвойный не звякнет замочным железом ключа,
    и суд не причислит к какой-нибудь грешной породе.
    Уйду, не заметив, что выиграл чью-то игру,
    и что мне за это положен подарочный бонус,
    мой ум наконец-то поймёт, как он мелок и груб,
    а я никогда уже больше последним не тронусь,
    решая задачи с примерами разных проблем,
    не сдамся константам с ответами и неизвестным.
    Ни вечный концлагерь, ни простенький разовый плен
    не примут меня абсолютной прозрачности вместо,
    всемерности силы нуля нулевой пустоты,
    отсутствия сроков, причинности и направлений.
    Я думаю - сложные выводы слишком просты,
    и думать о сложности как-то не в кайф, да и лень мне.
    Я быстро уйду, не заметив оценочный лист,
    в котором колы за прогул и награды с местами,
    я вверх не взметнусь и не рухну подстреленно вниз -
    меня, я уверен конечно же, просто не станет,

    а было б не так - обязательно кто-то пришёл
    и вырвал бы душу за то, что нетрезвым паяцем
    себе я не вру и за то, что мне так хорошо -
    не знать, не хотеть,
          не завидовать
              и не бояться
    
    
     * * *

    Идеально. И какое мужество.


    52

    Осторожнер Т. Страшно?

    Ничего у вас нет, кроме грубо наполненных тел.
    У меня есть отсутствие грубости, воля и мощь,
    и пустующий список желаний - чего бы хотел,
    он совсем без пайка и поэтому мертвенно тощ.
    А из ваших усилий рождается мелкая страсть,
    неспособная жить без обмана придуманной лжи,
    ваш полёт - для того, чтобы глупо и больно упасть,
    а потом идеалам и лидерам честно служить,
    не забыв про себя в нарисованном кем-то раю,
    где как будто легко исполняется всякая блажь.
    И предсмертную песню поёте совсем не свою.
    
    Но ни здесь и ни там я, ничей и уж точно не ваш.
    Назовите хоть кем - я действительно тот, кто я есть,
    но во мне в то же время реальности мелочной нет,
    или может быть - да, я частичен, не цел и не весь,
    и добро излучаю, съедая несчастья и вред.
    Может быть, я ни враг и ни друг, а нейтральность сама.
    Очень может не быть - но тогда я одна из отрав,
    и любой, кто не в теме, сойдёт потихоньку с ума,
    а тем более тот, кто решил, что уверен и прав.
    Я ничтожно огромен и в чём-то по-крупному мал,
    у меня нет имён, расстояний и просто часов,
    Я - ни мыслью пронзённая мудрость, ни мутный туман,
    я ни образ, ни слово, и даже совсем ни число.
    
    Если злиться и ждать - очень скоро загрузится груз
    в бесконечный от малой объёмности вакуум мой.
    Не пытайтесь понять, а не то я внезапно взорвусь -
    и исчезнет ваш мир
     с предрассудками
     светом и тьмой
    
    
    * * *

    С ума сойти. Монолог мира.


    53

    
    Мальцев С.В. Прощание

     Прощай ...последнее мгновенье,
     Последний взгляд, последний жест ...
     Последний поцелуй сорвал
     Вуаль натянутых манер ...
     Печали светлой, ненадменной
     И тёплой, как твоя слеза ...
     Прощай ... последнее мгновенье,
     Огромные, как мир, глаза ...
    
     Ухожу.
     В темноту,
     В пустоту, в тишину,
     В чью-то зыбкую мглу...
     Не прощаюсь, не жду,
     Что меня позовёшь.
     В стоге сена иглу
     Никогда не найдёшь
    
    - - -

    Прощай, ухожу, не прощаясь... Лихо сказано.
    
    Вы, право, не убили
    Меня своим письмом:
    Меня вы разлюбили,
    А клятв - на целый том!

    Отказ длинён немножко -
    Посланье в шесть листов!
    Чтоб дать отставку, крошка,
    Не тратят столько слов.

    Г. Гейне. Перевод В. Левика

    
     54
    
     Мальцев С.В. Утро

     На топорище льдинки тают,
     С немым восторгом смотрят облака,
     Как мой топор дрова ласкает,
     Словно стаканы
     С одного глотка.
    
     Подстреленный мальчишкой беркут
     Висит над дверью,
     Улица пуста.
     И совы, что с рассветом слепнут,
     Укрылись в чащу,
     В тёмные места.
    
     Привет тебе, Заря-сестрица,
     Когда сгоришь ты вся дотла,
     Готова дверь моя открыться...
     Здесь нет замка и нет ключа.
    
     Из-за берёзы солнце тяжко
     Ползёт на небо, как рука
     Устало тянется за фляжкой
     С прохладной влагой родника.
    
     И снова день,
     Глаза прозрели
     И не тревожит мёртвых прах
     И душу чёрную согрели
     Сучки в расколотых
     Дровах...

    - - -

    Кондово. Мощно. Пахуче. Рифма "дотла - ключа" бьёт по ушам, но, может, хозяин с топором этого и хотел?..


    55

    Мальцев С.В. Слова

     Слова - они как первый снег.
     Их много, но они не вечны,
     И музыка, чарующая всех,
     Звучит в душе отнюдь не бесконечно.
    
     Слова - они как поздний лёд,
     Когда реке пора раздеться.
     Растает смысл, но не уйдёт
     Боль из оттаявшего сердца.
    
     Слова - они как тёплый дождь,
     Что смоет беды и печали,
     Уймут плечей плеч озябших дрожь
     От ветра на речном причале.
    
     Слова, слова... А что они?
     Обычный перепад давленья.
     Слова грубы, слова нежны,
     Слова мелки, слова важны,
     Слова глупы, слова умны...
     Сплошное словопреставленье!

    - - -

    В таком случае - чего с ними, словами, возиться? Где логика?
    Боль в оттаявшем сердце - не новый, но сильный образ.


    56
    
    Мальцев С.В. Стариковский музицирующий депреснячок

     Потолок...
     Серый, грязный, небеленный,
     В трещинах, как в паутине морщин...
     Старость... не радость.
     С трескучих винилов воркует "Led Zeppelin",
     Приторный "Sweet" и тоскующий "Qeen" "Queen".
    
     По углам паутина
     В серебрящейся пыли,
     На обоях картина -
     Илья Репин. "Приплыли".
    
     На засиженной мухами люстре
     В эпицентре жилища
     Две уставшие лампочки... Скука.
     То "Камыш...", то "Разлука" -
     Напеваем по тихому.
    
     Дверь скрипучая в стойло
     Перекрашенной зебры,
     Ричи Блэкмора соло...
     Без просветов. Всё в чёрном.
    
     "Догорает лучина"-
     Отдыхаем по русски,
     Из горлА пьём кручину,
     Депресняк... для закуски.

    - - -

    Н-да... Если уж колдун Блэкмор с волшебной гитарой не помогает - стало быть, точно кирдык. А ведь всего-то и надо было - прибрать в доме.
    "Небеленый" с одним "н". "По-тихому" и "по-русски" - через дефис. Эпицентр - проекция на плоскость, обычно - проекция подземного или надземного явления (землетрясения, взрыва) на поверхность Земли. Можно и на потолок жилища проецировать, но что именно?..


    57

    Ехидинка. Чёрный вальс

    Зима танцует с ветром. Снег, клубясь,
    Летит за ними, безмятежно-белый.
    Зима танцует с ветром белый вальс,
    Она смела. И я могу быть смелой.

    И я б могла, нисколько не таясь,
    Шагнуть, к тебе протягивая руки.
    И пригласить тебя на белый вальс...
    Но ты сейчас в объятиях разлуки.

    Ты кружишь в танце с ней и день, и век,
    В такт танцу потихоньку напевая.
    А память сердца заметает снег,
    Тебя я потихоньку забываю.

    Ещё немного, и не станет нас.
    А станем ты и я, не те, что прежде.
    Не приглашай меня на чёрный вальс,
    Прощальный вальс утраченной надежды.

    - - -

    Чёрный вальс - прекрасный образ.
    Стихи хороши (кроме третьей строфы, с двумя "танцами", двумя пустыми "потихоньку" и непроизносимым "такттанцу"). Но - не вальс. Вальс всё-таки требует трёхдольного размера - дактиля, амфибрахия или анапеста. Лишь один поэт сумел создать темп и ритм вальса, используя четырёхдольник, - он превратил каждые три слабых доли в триоль, равную по длительности двум долям: "Однообразный и безумный, как вихорь жизни молодой, кружится вальса вихорь шумный; чета мелькает за четой".


    58

    Ехидинка. Сказка о Спящей красавице

    Не скоро сказка скажется, когда глаза слипаются,
    А рассказать придётся мне, альтернативы нет,
    Заезженную сказку о неведомой красавице,
    Что продремала без помех почти что сотню лет.

    Конечно, дело тёмное, но к ней на день рождения
    Явились феи-крёстные поесть, попить, попеть.
    И с ними фея старая, дрожа от нетерпения,
    Хоть всем известно : на ухо ей наступил медведь.

    Она сперва вполголоса бубнила околесицу,
    Потом взялась за пение, нет взяться бы за ум.
    Ей все кричат : почтенная, уймитесь ради крестницы...
    Короче, слово за слово, поднялся страшный шум.

    Она в сердцах :" Ах, крестница! Вот подарю ей прялку я.
    Вот будет вам подарочек: В шестнадцать лет умрёт."
    Тут королева в обморок, и в слёзы феи. Жалко им,
    Что попадёт принцессочка в подобный переплёт.

    Не скоро сказка скажется, когда глаза слипаются,
    Когда дела с заботами пришпорили коня...
    Я сериал состряпаю о сказочной красавице,
    Конечно, если сможете вы разбудить меня.

    - - -

    Остроумно, с очаровательной иронией, изящно и смешно. Вы меня разбудили :-). Только зачем пробелы перед двоеточиями?


    59

    Ехидинка. Что ты... Что я... Что мы...

    Ты бродишь где-то и меня бранишь,
    И не ревнуешь ни к цветам, ни к нотам...
    Со мной и дождь, и ветер, но они ж
    Не ты. Не ты. Не ты. А просто "кто-то".

    А я тебя ревную к фонарям
    Холодным и слегка подслеповатым,
    И к голубям, хоть, честно говоря,
    Они совсем ни в чём не виноваты.

    А я тебя ревную к площадям,
    К проспектам, переулкам и бульварам,
    И к тонким струям тёплого дождя,
    И к тополям, и к лиственницам старым.

    Не в том беда, что ты меня бранишь,
    Не в том, что ты блуждаешь, как комета.
    А в том, что ты ...Что я.. Что мы... Что лишь...
    И от дождя погасла сигарета.

    - - -

    Нет, не вернётся. Даже если бросить
    курить. Не в том, что лишь... увы и ах,
    любого мужика пробьёт на проседь -
    увидеть баб в дождях и голубях.


    60

    Ехидинка. Сонет о скромности
    
     Не утверждал ни некий комитет,
     ни бог, ни царь, ни властелин планеты
     какой-нибудь закон или декрет,
     как полагается писать сонеты.
     ...
     Не лезьте в душу скрипки башмаками!
     Мне не указ никто - ни сват, ни брат,
     ни боги где-то там за облаками.

    
    Полукрона сонетов. mek
    

     Ни бог, ни царь, и ни собрат-поэт
     В меня да не посмеют бросить камень
     За то, что не пускаю в кабинет...
     А пусть не лезут в скрипку башмаками.
    
     Пусть снимут обувь около дверей,
     И босиком войдут они несмело
     Взглянуть на инструмент души моей.
     Я похвалам открыт душой и телом.
    
     Безмерно панегирикам я рад:
     И комментам с заслуженной десяткой,
     А чистым дифирамбам во сто крат.
    
     И пусть Зоил ругает всех подряд,
     К моим стихам подходит он с оглядкой...
     А загрызу - сам будет виноват.

    - - -

    Здесь mek-а пародируют - пусть он и комментирует. Вдруг напортачу с дифирамбом - мне от обоих будет амба.


    61

    Арманд А.В. Молчанием окрашенный рассвет

    Молчанием окрашенный рассвет
    Приносит жизни хладные тревоги,
    Переступая скользкие пороги
    И совести чуть дребезжащий свет.

    Свои законы небу огласив,
    Он в суете скончается внезапно,
    Слезой на землю осторожно капнув,
    И никому надежды не привив.

    Но есть мечты в удушливых сердцах,
    Они таят ничтожное знаменье,
    Грозу и даже скорбное затменье.
    Чтоб принести расплату, суд и страх.

    О Господи, не дай же оказаться
    Мне зрителем убийственной поры,
    Когда рассвет несет свои дары
    И явственный приказ со всем расстаться.

    - - -

    Сдаюсь. Выглядит и звучит классически, но я ничего не поняла.


    62

    Арманд А.В. Материала слишком мало...

    Материала слишком мало,
    Чтоб создать шедевр
    Из несмелого начала
    И последних мер.
    Предпринять немного надо
    Специй и приправ,
    И тогда вас ждет награда
    Из лавровых трав.
    Вы - модерн и ностальгия,
    Коль найдете суть.
    И захочет вся Россия
    Вникнуть в вашу муть.
    Так лепите же скорее
    Неостывший слог,
    Чтобы рявкнуть в свое время
    Как больной бульдог.
    Проявите актуальность
    В знаниях любви,
    И тогда на вашу крайность
    Скажут: "C`est la vie"...
    Торопитесь стать мудрее -
    Яд налить в бокал...
    Оглянитесь! Без затеи
    Найден материал!

    - - -

    Предпринять приправ. Проявить актуальность. Россия, говорящая по-французски.

    Дыр бул щил
    убещур
    скум
    вы со бу
    р л эз

    А. Е. Крученых


    63

    Арманд А.В. Всенепрощающая

    Всенепрощающая мою страсть строптивица
    Ночами пишет ледяные эпиграммы,
    Как только может чувству едкому противится,
    Предпочитая гордый нрав прекрасам драмы.

    Очертит тушью новой строчки изначалие,
    С пера смахнет небрежно каплю черной влаги.
    Она умна. На взгляд, неведомы печали ей,
    Но тщетность маски отразится на бумаге.

    Свою хозяйку, своенравную, надменную,
    Ничем не выдаст колкий смысл каждой фразы,
    Но трепет сердца лучезарного, смиренного
    В дрожаньи почерка, в изгибах тонкой вязи.

    Во всех веках, прошедших, нынешних и будущих,
    Она появится, скрывающая чувства.
    И в Сеть заманит перепиской интригующей,
    Как воплощением нездешнего искусства.

    - - -

    Интригующе.


    64

    Арманд А.В. Я не прозой пишу...

    Я не прозой пишу, а кровью
    О раскрытых людских грехах.
    Мой порок сродни многословью,
    А картины - о чуждых мирах.

    Трубки мыслей вставлены в вены:
    Их выдергивать проще, чем жить.
    О, артерия с пульсом измены,
    Помоги же мне не согрешить!

    Слишком трепетно точит совесть
    Обнаженную рифму строки...
    Я не прозу пишу, не повесть,
    А разбросанные мирки.

    - - -

    Смелое заявление.
    Что-то напутано с мыслями в венах. Как мысли выпали из мозга? Почему они стали посторонними предметами? Что по ним, трубкам, течёт? И, наконец, что это значит - избавиться от мыслей проще, чем жить? Само действие - выдёргивание мыслей - возможно в неживом состоянии? И остаться с мыслями, выходит, сложнее, чем жить?


    65

    Емец С.А. Прощание с любимой в провинции Идзуми
    
     В бреду сползают лепестки по облакам,
     По небу ускользают рваной раной.
     И скальпелем по горлу - хираганой
     Начертаны стихи. И снова, не боясь греха,
     Кукушка ночью хвалит петуха,
     Накрыто утро тающим туманом.
    
     Сияет месяц и, все звезды распугав,
     Кукушку слушает, реке кивает.
     Рассвет на небо войском наступает,
     Гремит великой сущностью божественных октав.
     Река застенчиво молчит в рукав,
     И месяц, опечалившись, страдает.
    
     В последний раз шутили с нами небеса,
     Стихи заносчиво лишая смысла,
     Переводя простые чувства в числа,
     Смеялись сами от такого злого озорства.
     Я уходил. Торжественно и быстро
     Вместо меня рассвет пришел.
         Лиса
     Рыдала вслед.
         А тишина стучит,
     Гремит великой сущностью октав.
    
     Река застенчиво молчит в рукав,
     И месяц, опечалившись, молчит.

    - - -

    "Река застенчиво молчит в рукав" (мокрый, небось, от слёз разлуки) - это хорошо. Многогранно и по-нашему, по-японски.


    66
    
    Емец С.А. Стекло
    
     Я знаю, что прошел немало рек,
     Иные даже повернулись вспять.
     Но, помню, постарел на десять лет,
     Пока просил тебя не умирать.
     Я помню, как царапала стекло
     Душа в стекле, что было крепче стали,
     Пока кто-то не вымолвил: "Добро,
     Стреляйте, что ли". И они стреляли.
     Они учли, что я тебя любил,
     Все сделали, как надо, чисто.
     Но как-то посерел внезапно мир,
     И я упал, когда услышал выстрел,
     Лежал, вдыхая тонущий асфальт
     И безразлично созерцая ноги
     Шагающих людей. И сил хватило встать,
     Пойти по рекам в самый низ в итоге.
     В тот день я, кажется, сошел с ума,
     Но в этом не отдал себе отчет.
     Теперь вокруг стеклянная тюрьма,
     Царапаю стекло который год,
     И все прошу тебя не умирать,
     Но знаю: кончится все очень быстро.
     Вновь кто-то скажет: "Ладно, что стоять,
     Стреляйте, что ли". И раздастся выстрел.
    
     И равнодушно тикают часы,
     Огонь! - скомандуют когда-то псы,
     И я сгорю в своем огне дотла.
    
     Не тот, наверное, был выбран путь,
     Ведь никому никак не обмануть
     Стальную крепость этого стекла.
    
    - - -

    Жуткая история. Особенно с материалом.

    Не бойся, мой сын,
    Я когда-то читал,
    Теперь уж не помню когда,
    Что это всего лишь железный металл,
    Отлитый из вечного льда.

    И. Иртеньев


    67
    
    Емец С.А. Так хочется Джульетте

     Безумием проникнуто столетье,
     В бездонной спешке обнаженный голос.
     Сквозь рев машин и крик газетных полос
     Никак не достучаться до Джульетты.
     Замшелый век погиб под вой сирен,
     Калейдоскоп сюжетов и мотивов
     Скрыл чувства все и свел любовь в могилу,
     Оставив еле видимую тень.
     Я мог бы увезти ее на Мальту
     Венчаться перед светом алтаря,
     Но спросит у меня любовь моя:
     "Зачем, разбойник, ты убил Тибальта?".
     Я не отвечу. Я сбегу домой
     Под гибельную ясность интернета.
     Ведь на вопрос мне не найти ответа.
     Цинизм и малодушье правят мной.
     Все как обычно.
     И под светом звезд, -
     Безумцы глухи, а провидцы слепы.
     И заполняем вновь друг другом склепы,
     Глухи к рыданьям, слепы к виду слез.
    
     Вне монитора люди. Ночь и дождь идет.
     Но нет меня - я раб открытого окна.
     К тому же, - знаешь, двач, есть тян одна...
     ...да, впрочем, даже двач уже не тот.
    
     Сойду с ума однажды на рассвете
     И, выпив яду, на кушетке растянусь.
     Умру. Засну, и больше не проснусь.
     Что ж, смерть так смерть!
     Так хочется Джульетте.
    
    - - -

    В бездонной спешке обнажённый голос - прекрасно.
    Ответ на вопрос Джульетты очевиден: "А чего он, гад, Меркуцио убил!" Но где лирический герой такую раздобыл Джульетту, чтобы рассветною порой желала гибели поэту? Чума на ваши интернеты.

    
    68

    Емец С.А. Я прошепчу твое имя на грани

     Я прошепчу твое имя на грани
     Чистым потоком, раскатами грома,
     Вытку твой облик на шелковой ткани,
     Хоть мы с тобою почти незнакомы.
     Слушай, прошу. Для тебя этот голос,
     Струн серебро и слеза на ресницах,
     Медленный танец снежинок на шелке,
     Отблеск луны на медлительных спицах.
     Ты обнимаешь меня своей песней,
     Ты убираешь золу между нами,
     Я замыкаюсь в себе, своей клетке,
     И только шепчу твое имя на грани.
    
     Ты, удаляясь, желаешь проснуться
     В комнате, в доме, где ждет тот, кто любит.
     В нем можно плавать, его губ коснуться,
     В нем можно плавать, его много будет.
     Гости за нами весь день наблюдают,
     Глазами пустыми глядят на твой танец.
     Гости пьяны, но все больше желают
     Знать, когда кончится все, и настанет
     Время прощания. Время излечит
     Все, что любовь искалечила.
    
     Хватит.
    
     Я прошепчу твое имя на грани.
     Я прошепчу твое имя на грани.
    
    - - -

    Собственно, смысл сосредоточен в дивной красоты и горечи строке "я прошепчу твоё имя на грани". Остальной текст - скорее мелодические украшения, чем мелодия. Его надо бы петь.


    69
    
    Беляева С.М. Однажды я вернусь в тот дом

    Однажды я вернусь в тот дом,
    Где булочки пекут с корицей
    И где на полках со стеклом
    Тетрадь заветная пылится.
    И в ней записаны стихи.
    Они тогда, из дальней дали,
    Казались празднично легки
    И были - вечными стихами.
    Как я любила старый дом.
    Я в нем мечтала поселиться.
    Хоть день прожить с его теплом
    И внутренне преобразиться.
    Сегодня я зайду в тот дом,
    Где булочки пекут с корицей
    Как много снега за окном
    И как мне не знакомы лица!

    - - -

    Тёплые задушевные стихи. Но почему такие печальные? Преображаемся не только мы - разве это не радостно?


    70

    Беляева С.М. Не спрашивай - кто я

    Не спрашивай - кто я, не спрашивай - где я.
    Я где-то не здесь, я давно не со всеми.
    Я, может быть, песня, а может быть - ветер.
    Я даже сказать о любви не умею.

    Ты только не плачь - все равно не отвечу.
    Я где-то не здесь. Где-то там, с облаками.
    Я, может быть, утро. Я, может быть - вечер.
    Я просто слова, что не стали стихами.

    Я - плачущий дождь, пробежавший по крышам.
    Я ветер. Я эхо, от хлопнувшей двери.
    Я даже отвечу, да ты не услышишь.
    Не спрашивай - кто я. Не спрашивай - где я.

    - - -

    Невесомые строки, с лёгким дыханием и летучим ритмом. Адекватно вьющие призрачный образ.
    Для неуловимой и неопределимой сущности их многовато. На вопрос "Кто ты?" достаточно выдоха Иисуса: "Я есть", Будды: "Меня нет", Бодхидхармы: "Не знаю".
    Но на таком уровне, конечно, уже не поговоришь стихами.


    71

    Беляева С.М. Мне нравится мой городок

    Мне нравится мой городок.
    И ты, мой немаленький мальчик.
    И чешского пива стаканчик
    И воздуха свежий глоток.
    Вдруг поезда дальний гудок
    Поманит, как старый обманщик
    И я, словно солнечный зайчик,
    Сорвусь. И пущусь наутёк.
    Поплачет мой плюшевый заяц
    Над розой увядшей. И пусть
    А ты ещё просто не знаешь-
    Я больше к тебе не вернусь.
    А ты ещё просто не знаешь-
    Всё это у нас не всерьёз.
    И розы нелепые даришь
    И бродишь за мною до звезд.
    Не слышишь, как с дальних окраин
    Гудит и гудит тепловоз
    А в поезде тот, кто обманет,
    Приехал. Позвал и увёз.

    - - -

    Лёгкое дыхание стиха, танцующие рифмы, непривязанный взгляд, мимолётно скользящий по знакам мира, - и текст, преодолев узы последних строк, парит в свободе, полон свободы.


    72

    Беляева С.М. Путь к вершинам

    Я знаю, что мой путь не будет длинным.
    Но нарушая правила игры,
    Я только начинаю путь к вершинам,
    Когда другие вниз идут с горы.
    Я тороплюсь, я в кровь сбиваю ноги.
    Я так спешу дожить, доплыть, допеть
    И я ещё не знаю, что в дороге
    Сегодня суждено мне умереть

    - - -

    Тщетно давить из меня слезу. В этой игре без правил все, кто думает и действует, умирают безвременно. "Человек не только смертен - он внезапно смертен" (с).


    73
    .
    Филатова С.А. Адам и Ева

    Адам и Ева,
    (ну, слегка прикрыты)
    Сидели рядом
    (что - куплет с припевом)
    Им было солнце,
    И река за житом.
    Им было небо.
    Улыбалась Ева.
    Им были ветки,
    Свежесть хрустких яблок.
    И мир был сладок,
    Пенный, белогривый...
    Пока не вышел
    Дедушка из сада,
    В руках - двустволка.
    - Прыгай, Ева, прыгай!!!

    - - -

    Какая прелесть. Ах, что бы им, озорникам, обобрать дозволенное древо бессмертия, как сделали сообразительные Перворождённые...


    74

    Филатова С.А. Устало свалилось оглохшее солнце...

    Устало свалилось оглохшее солнце,
    Писало спирали откосами сосен,
    И лезли подножья в брусничные броши,
    И рыжие кисти сбивали ладоши.
    Катилось лепешкой, поля опаляло -
    Медовою ложкой на бязь одеяла.
    На сладкое липли веселые мошки -
    Цветы, поляника - до неба ладошки.
    И реки плели ледяные зерцала,
    Кудрявое небо на пленках мерцало,
    А корни вросли в заповедные залы -
    Там пиршество древних. И - речек начало.

    - - -

    Грандиозный мир. Алый и радостный.
    Поленика.


    75

    Филатова С.А. Связаны

    Я знаю... Все знаю
    За годы с тобой.
    Глаза исступленно закрою...
    С тобою мы связаны долгой молвой,
    Мы ей разлучались порою.
    Дорога увязнет в весенней грязи,
    Ни солнца, ни доброго знака.
    И только копною сидит посреди
    И скалит улыбку собака.
    С другими скитайся, безумствуй, мечтай.
    Пусть все им - безвкусно и дико.
    Ведь суженым лишь непорочно-чиста
    Растертая в пальцах клубника.
    Ты вновь засмеешься над лесом преград:
    "До встречи! Я все еще еду..."
    И сердце поет от утра до утра
    И счастливо каждому следу.

    - - -

    Великая сила духа.


    76

    Филатова С.А. Целый мир

    Я - колокол,
     в котором
     целый мир
     перекликается
     органными
     хорами.

    Я - плазма,
     переплавленная в синь,
     в свинец реки
     густыми
     вечерами.

    Я - ветер,
     засыпающий песком
     тростник,
     врастающий в нутро
     седой пустыни.

    Я - жерло
     за небесным
     молоком.
    И все желания мои -
     лишь блеск
     на сини.

    - - -

    Очень красиво, особенно о колоколе. И смело - на тему единства с миром, необходимого поэту, пишут с начала поэзии.
    Увы, жерлО.


    77
    Воронина Т. Молилась ли

    Молилась ли ты?..
    Вечер,
    Тишина...
    Пушинкой
    Встрепенулось в лампе детство,
    Повеяло
    От старенькой церквушки,
    Вода остановилась -
    Полынья
    Затянута батистовой пеленкой...
    Молилась ли?
    Откуда и куда душа? -
    А следом за молвой
    Бубенчиком скатилась с колокольни...
    Молилась ли?
    И времени петля
    Схлестнула ледяные ветви ивы,
    Поймав силком
    Смешную птицу-память,
    И выпала,
    Из плена обнажая
    Корней переплетенья
    И цветы
    Под снегом
    В том приснившемся лесу
    Горбатом,
    Многоглазом,
    Узловатом...
    И лица...
    Сколько счастья намело!

    - - -

    Ангельский взгляд - светлый, благой, полный гармонии - в корни мира, в сердце бытия.


    78

    Воронина Т. Стекает сон

    И нет ответа на простой вопрос...
    Состав толкая стрелкою минутной,
    По поволоке ивовых желез
    Стекает сон мучительный и мутный,

    Где света - только жалкий медный грош,
    Где я - забава, выдумка, игрушка...
    Зачем ты, ночь, меня в тот мир влечешь?
    Брось, дверцу отомкни ключом-кукушкой!

    Но время - конвоир и поводырь,
    Ведет-бредет, куражится к тому же,
    И свет лоскутный свит из рваных дыр,
    И острый гвоздь луны зачем-то нужен...

    Забей! - О, как ты прав, незваный гость! -
    А на горбатых крышах фосфор стынет,
    Да над рекой кривится лунный гвоздь,
    Да в лапы ночи впал цветок жасмина...

    - - -

    Этот светящийся в мехе ночи цветок жасмина - выход. В поэзии Ворониной всегда бездны, и всегда открыт выход вверх, к свету и мудрой радости.


    78

    Воронина Т. Опрокинулась гладь и укрыла глубин забытье

    Опрокинулась гладь и укрыла глубин забытье,
    И рассыпались горы вдали, словно темные бусы.
    Я давно за буйками, теперь это море мое
    Да еще теплохода, торящего воды по курсу.

    Я давно за чертой среди сине-зеленых полей,
    Надо мною полуденный месяц подвешен за донце,
    Белых рыб караван под водою, как клин журавлей,
    Проплывает, дробя плавниками прохладное солнце.

    А под сердцем - морскою звездой нестерпимая грусть,
    И охранники-скаты раскинули сети-антенны...
    Я когда-нибудь, - слышишь? - вернусь, непременно вернусь...
    Ты дождешься... узнаешь... Ты вспомнишь меня непременно...

    За кольцом горизонта качнется седой океан,
    И покатятся громы по ясной, сияющей крыше...
    Возвращаются все теплоходы к своим берегам,
    Только память все дальше, все тоньше, все глуше, все тише...

    - - -

    Изумительно. Безмерный, целостный, тотально единый мир, ужасный и прекрасный, как забвение.
    Моё любимое, такое редкое теперь, почти забытое слово "торящий".


    80

    Воронина Т. Мартовское

    Насупился
    облачком
    синий ковчег...
    Расселись грачи на березе.
    Бранятся...
    Горчит
    подворотнями
    мартовский снег,
    горят
    куполов
    предпасхальные яйца.
    Из тающей глыбы -
    ручей
    как челнок
    снует
    по шершавым заплаткам асфальта,
    и глянцевой рыбой
    скользит мимо ног
    коричнево-сизый
    уверенный
    бампер.
    И весь шевроле
    проплывает как куль,
    умеривши пыл
    и утративши
    норов,
    в просевшем дворе
    как последний жигуль
    хватает баланду
    весенних просторов...
    И ты
    от весны
    захлебнувшись навзрыд,
    не вспомнишь о том,
    что промок и простужен...
    Вперед, шевроле,
    мы с тобой - корабли!
    Плывем
    ДО ПАРИЖУ
    по мартовским лужам!

    - - -

    Чудо весенней воли.


    81

    Глазырина Н.А. Губы - в кровь

    Губы - в кровь.
    Ветер - в душу.
    Беспризорной жизни мед.
    Я кусаю мякоть груши,
    По рукам стекает сок.
    Запах мяты, запах сена,
    Журавлиной песни звон.
    И раскинулась деревня
    В колокольный перезвон.
    И души моей порывы
    Все приемлют в этот день,
    Как земли родной надрывы
    Зарастали у плетней.
    Обниму я старый ясень,
    Все тепло ему отдав.
    Боже, как же ты прекрасен
    Край где я собою стал.

    - - -

    До крови душевно.


    82

    Глазырина Н.А. Зачем луна мне светит в окна

    Зачем луна мне светит в окна.
    Зачем терзает сон безумца.
    Зачем с больною головою
    Смотрю, как странник на пустыню.
    Во мраке комнат я рисую
    Стихи на согнутых коленях
    В истоме жадной я целую
    Портреты чьих-то поколений.
    И кругом ночь, и время дышит,
    И боль ужасна без сомнений,
    Что этой ночью мною движет,
    Что в душу вносит мне волнения.
    Что там такое, что так сильно
    Терзает мозг мне до рассвета,
    Что воет за окном о воле
    И не дает пробиться к свету.
    Уснула ночь, прошли виденья
    Я забываю все ответы.
    Зачем Луна пускает тени
    Мне в голову, закрыв просветы?

    - - -

    Всё - ради рождения стихов.


    83

    Глазырина Н.А. Зачем опять с тобой я говорю...

    Зачем опять с тобой я говорю,
    Ведь в монологах нет мне оправданья.
    Люблю, люблю, о Боже, я люблю
    В твоих глазах томленье и страданье.

    Зачем опять спешу в твой вечный дом,
    Зачем опять всю ночь я в ожидании.
    Рассвет, и солнце за моим окном,
    В твоих глазах весь смысл мирозданья.

    - - -

    На первый взгляд - нормальная женская лирика. Страданье - ожиданье, в твоих глазах, зачем встревожил мой покой... ах, нет, это уже не отсюда. Но, интересно, лирическая героиня вообще слышит, что она несёт? Она пошла в его дом, прождала всю ночь (он хорошо спрятался), а на рассвете увидела солнце за своим окном. А что вы хотите - для неё его страданье есть смысл мирозданья. Я бы на его месте тоже спряталась.


    84

    Глазырина Н.А. Постель - пуста...

    Постель - пуста,
    Метель - смеется,
    И солнца нет вторые сутки,
    Я заполняю промежутки
    Шагами к грязному оконцу.

    И мысли так невыносимы,
    Тоска по ласковому слову.
    Здесь нелюбовь взяла в оковы
    Больное сердце не спросила.

    Одна? Ну что ж.
    Метель? Пусть вьюжит,
    Я выплакать уже не в силах
    Ту боль, что называю "милым",
    Под музыку январской стужи.

    - - -

    Луна и Плеяды скрылись.
    Опять наступила полночь.
    Проходит, проходит время,
    А я всё одна в постели.

    Сафо. Перевод В. В. Вересаева


    85

    Качалина М. Было бы неплохо, если бы не "бы"

    Было бы неплохо, если бы не "бы",
    Лица бородатые летели из трубы,
    С неба бледно-серого снег летел, и снег
    Погружался в ямки, как словечки в тег.
    Как словечки малые из латинских букв.
    А снежинки таяли на орбитах клюкв.
    А вокруг трамвайчики замедляли бег,
    Потому что с небушка снова падал снег.

    И на ветке ягодки поменяли цвет,
    Так бывало раньше, много-много лет...
    Отчего же, милые, вы уже в снегу?
    Потому что стылые - видно потому.

    - - -

    Улёт. Особенно бородатые лица из трубы - ведь точно, точно.


    86

    Качалина М. Кого вместо тебя мне полюбить?

    Кого вместо тебя мне полюбить?
    Чей голос будет мне казаться краше?
    Пусть будет он шипеть, гудеть, трубить,
    Иль выливаться медом, как из чаши.

    Как мне расправить небо и изъять
    Все чувства, что оно к тебе будило,
    Кто будет путь мой долгий озарять,
    И для кого моя пребудет сила.

    Как мне любить кого-то - не тебя,
    Изгнать из мыслей, сердца и из писем,
    Шугнуть рукою, словно воробья,
    Все даты превратить в холодный бисер.

    Твой день рожденья - в мае, в октябре?
    День нашей встречи - в марте иль в июле?
    При зимнем холоде, при летней ли жаре
    "Навеки вместе" мы сказать рискнули.

    Кого мне полюбить вместо тебя?

    - - -

    А зачем?


    87

    Качалина М. О белом свете ничего не знаем

    О белом свете ничего не знаем,
    О том - мы не охотно говорим,
    А, может быть, когда мы умираем,
    Всего лишь улетаем мы к своим.

    Иных планет они, возможно, дети,
    Или миров иных... И без причин
    В печали мы об этом белом свете,
    Да и том мы зря всю жизнь молчим.

    - - -

    Ничего о том свете не знаю - поэтому ничего не могу сказать.
    "Неохотно" в данном случае пишется слитно.


    88

    Качалина М. Я прогоню печаль и боль

    Я прогоню печаль и боль,
    И не на время - навсегда.
    И буду я навек слепой
    Во мраке, где царит беда.

    Я не замечу войско бурь,
    Я не услышу правды глас.
    Лишь неба ясная лазурь...
    Блаженства миг в блаженства час

    Я превращу! О, я смогу!
    Я прогоню печаль и боль,
    Как нерадивого слугу.
    И, счастье, буду я с тобой.
    Кукареку, кукареку!

    - - -

    Какая сила страсти нежной!..


    89

    Огородникова Н.А. Ничего не болит, не саднит, не тревожит

     * * *

     Ничего не болит, не саднит, не тревожит,
     Душу сирую терпкая дума не гложет,
     Отпустили заботы - до новой тоски,
     Невесомое тело, и руки легки.

     Так прекрасно - сидеть посреди мирозданья,
     Позабыв суету, в беспрерывном молчаньи,
     Слушать ветра порывы, в бездонной тиши,
     Думать: если мы живы в подобной глуши,

     Может, всё ещё в мире добром обойдётся,
     Может силой усталое сердце нальётся...

    - - -

    Может :-)


    90
    
    Огородникова Н.А. Что мне

     *****
     1

     Что мне бояться! - у меня огромный мир,
     Прекрасный мир полотен и природы,
     Мой мир, где слово раздвигает своды,
     Всесилен дух, и нет преград его свободе,
     И мысли нет препон!
    
     Мой мир, он проникает все миры,
     Какие я хочу, какие я желаю!
     Принять, узнать, понять! - как луч лечу
     И миром на лету овладеваю...

    - - -

    Очень рада за поэта. Ведь этот мир есть у всех - а многие ли овладевают?


     91

    Огородникова Н.А. Я не всегда умею осознать

     * * *

     Я не всегда умею осознать
     Свои стремленья. Тихая печать
     Молчания
     Лежит на тех движеньях
     Души,
     Которым нет ещё словесных выражений.
     И в них таится смутная печаль.
     Так мгла рассвета брезжит пробужденьем.

     Зато какой восторг
     Несёт вступленье дня!
     Когда догадки смутные сменя
     И побужденья,
     Всё станет вдруг понятным для меня!
     Тогда я торжествую:
     Вот мгновенье!
     И кажется прозрачной даль, что предстаёт, маня...

    - - -

    Проникновенно.
    Перед "догадки" нужна запятая.


    92

    Огородникова Н.А. Научиться молчать

     * * *

     Научиться молчать - как Серёжа Баранов!
     Отвечать только "да", "да" всегда, только "да".
     Исключается "я", жизнь - не книга жестоких романов,
     Жизнь - большая семья.

     Не сказать никому, ни о чём, и ни слова плохого,
     Тихо - тихо идти, никаких не оставив следов...
     Многим людям с рожденья даётся уменье такое,
     Мне же стоит мучительных пыток, бессонных трудов.

    - - -

    Стоит ли оно того?


    93

    Чижик А.А. Друзья

     Он просил: "Не отвечай!
     Я люблю тебя!"
     Они вместе пили чай,
     Будто бы друзья.

     Все забылось все равно.
     Не поверил он,
     Что три дня назад - давно,
     Словно миллион.

     Удержать в себе слова
     Выше его сил.
     Он просил: "Не отвечай!"
     Лучше б не просил...

     Не согласье, не отказ,
     Не прогонит прочь.
     Слезы злости льют из глаз,
     Горю не помочь.

     Уходя не забывай,
     Забывать нельзя,
     Как мы вместе пили чай
     Больше не друзья.

    - - -

    Очень запутанная и грустная история. Изложена - будто вытянута под пыткой.


    94

    Чижик А.А. Апрель

    Апрель. Конец апреля.
    Терпенье на исходе.
    Никто еще не верит
    Обманчивой погоде.

    И кажется, что жарко,
    И солнце ярко светит,
    Но над землею влажной
    Холодный дует ветер.

    - - -

    Жизненно и со смыслом.


    95

    Чижик А.А. Маета

    В мае мает маета.
    Суета сует и та
    "Отдыхает" порой
    Перед этой маетой!
    В мае я с ума схожу:
    То по городу кружу,
    То улягусь на кровать,
    И не хочется вставать,
    То мечусь вокруг плиты,
    То пойду полью цветы...
    Телевизор - телефон -
    Радио - магнитофон
    Выключу, включу опять.
    Может, лечь еще поспать?
    Даром ли твердит народ:
    "Ляг поспи - и всё пройдёт!"
    Но не спится... Вот беда!
    Ох уж эта маета!!!

    - - -

    И зарифмованный личный дневник имеет право на существование.


    96

    Чижик А.А. Без названия

     Внезапное начало,
     Расплывчатый конец.
     Ничуть не предвещали
     Разлуки двух сердец.

     Никто не обещался:
     - Вернусь, ты только жди!
     Никто не попрощался,
     Не крикнул: "Подожди!"

     В весеннем ярком небе
     Всходило солнце вновь.
     Никто и не заметил,
     Как кончилась любовь.

    - - -

    Жди - подожди. Вновь - любовь. Антикварное стихо.
    Туда ей и дорога, начувствуем других. Любвей должно быть много - как дружб, сердец и стих.


    97

    Алька. Пг Вечерний Ростов

    О, Вечерний Ростов!
    Я тебе отдаю дань времён.
    Их тени могучие
    Прошли мимо тучами
    И выпали где-то грозой.
    Твои пышные улицы -
    Стали быстро пусты...
    А над мостами -
    Вспыхнуло пламя воды.
    На больших площадях
    Нет громко кричащих людей,
    С темнотой они спать разошлись...
    В парках смолкли грачи...
    Ночью - вижу из окна -
    Над городом туман.
    Он словно пышной периной
    Окутал наши дома.
    И пышные улицы,
    И все городские мосты,
    И площади, парки...
    Всё, кажется, снится мне
    В заботливом пламени ночи.

    Я смотрю из окна
    И всё чаще повторяю слова:
    О, Вечерний Ростов, -
    Как люблю я тебя!

    зима 2008 год

    - - -

    Красивый город.


    98

    Алька. Пг Крылатой душой

               Навеяно Фениксом...
    
    Я когда-то летала крылатой душой,
    Убегая от жизни, любимых теряя...
    Я искала пути возродить, что давно улеглось
    Старой пылью на ветхих преданиях.
    Я бродила по свету,
    Полёт свой немой продолжая,
    Но столкнулась внезапно
    С синевой твоих глаз...
    Из века прошедшего в миг настоящий
    Ворвалась забытая сказка для нас:
    Про то, полюбить как старалась
    И то, как пыталась не потерять.
    Наверное, времени бумеранг возвратился,
    Чтобы всему повториться опять...
    Но сердце прониклось старенькой сказке,
    С болью кидаясь в свой новый смертельный роман.
    
    22-24 января, 2013 год

    - - -

    Есть хорошие фрагменты, грамотные, осмысленные и с чувством. "...Давно улеглось старой пылью на ветхих преданиях". "Из века прошедшего в миг настоящий". "Забытая сказка" тоже хорошо, но всё-таки ворвалАсь. Ну, это исправимо: "Забытая сказка для нас ворвалась" (или автор имел в виду "забытая для нас сказка", а не "ворвалась для нас"?). "Времени бумеранг возвратился". Если бы основательно почистить остальное - были бы милые, юные, романтичные стихи.


    99

    Алька. Пг О, Великий Создатель...

    О, Великий Создатель!
    У тебя я совета прошу.
    Пред тобой преклоняю колено
    И тебе свою душу дарю.

    Скажи,
    Что всё в этом мире тленно,
    Что пленники мы мечты,
    Что мчимся по жизни мы спешно,
    И почему забываем, как пахнут цветы?
    Скажи,
    Почему далёкие звёзды ведут меня по тропе?
    О ком шепчут мне белые ночи?
    О чём мне поют снегири?
    Скажи,
    Зачем мы в сердцах зажигаем огни?
    И где те скалы, что разрушают наши миры?
    Скажи,
    Что же такое любовь до гроба?
    И долго ль меня одиночество будет бить?
    Скажи,
    Для чего жизнь мне дарована?
    И почему я не могу полюбить?

    Почему, и зачем, и о чём...
    Как легко перепутать вопросы.
    Но ответ я хочу получить на один:
    Отчего горящие льются слёзы?

    Осень, 2012 год

     - - -

    Не-ет, об этом имеет смысл спрашивать только себя. Ответ, данный другим, верен лишь для другого.
    А собственно текст "чистить надо, чистить" (с).


    100

    Алька. Пг Проказник Ваня

     И деревья, и кусты, и крыши -
     Всё в снегу,
     Мороз!
     И снежинки непоседы так и лезут в нос.
     А снегири проказники -
     Рябину съели всю,
     А мальчики-разбойники -
     Кидают снег в окно!
    
     А ёлки-то нарядные
     Во всех домах стоят.
     Конфеты, ёлки, пряники -
     На них уже висят.
    
     Гирлянды вешают теперь.
     - Ой, ветер дует в дом!
     А форточка открылась,
     И Ваня наклонился,
     И БАМС! Снежок в окно!
     А форточка открытая,
     А снег в неё попал.
     А хозяйка сердится -
     Что он на неё упал.
     А Ваня то смеётся, кривляется, ворочается...
     И как он поскользнется,
     И как он звезданется!
     Теперь над ним смеются
     Хозяйки и друзья!!!
    
    - - -
    
     Насколько помню, по условиям в конкурсе участвуют лица, достигшие 18 лет. Автору, похоже, нет ещё десяти. Ну что требовать от дитяти...



    101
    
    Г. Б. Внутренним голосом

    Вслух не могу позвать, не имею права,
    ведь не жена, не милая, не подруга.
    Больше ли? Меньше? - Дикая страсть, отрава,
    пропасть, обрыв - от радости до испуга...
    Шёпотом можно, но ты не услышишь: слишком
    плотно уложены месяцы междувстречий.
    Медленно время о нас сочиняет книжку,
    да и сюжет, похоже, не безупречен.
    Вычесть из буден ярые крохи счастья -
    и не поймёшь, на чём наш дуэт основан.

    Внутренним голосом силилась докричаться -
    до немоты сорван...

    - - -

    Несчастная женская любовь - неиссякаемый поэтический источник.


    102

    Г. Б. слов дремучесть
    
     ...Вы, бокал роняя на пол, и отламывая ветку, глядя в зеркало, как в небо, вдруг решившее сгореть, злые нити разорвете, дверь в кладовку отопрете, чтоб на детскую картинку отстраненно посмотреть... (Мирра Лукенглас)
    
     Расплетая слов дремучесть, перекраивая ритмы,
     извлекая каждый образ из обилия деталей,
     на стихи взгляните глубже: там следы упрямой битвы
     лиргероя и поэта - в дымке образной вуали.
     Заключите впечатленья - диких птиц - в грудную клетку
     (где могущественно сердце - там беспомощны ладони):
     не роняя вещи на пол, не отламывая ветку,
     вы получите в награду ощущение погони...
     Разрывая паутину, усмиряя любопытство,
     отыщите дверь в кладовку (или пряник в шоколаде)
     и войдите в чуждый образ, посочувствовав артистам,
     что всегда играют роли (не себя), искусства ради.
    
     Что-то смысл порою тёмен? Значит, в нём большая сила:
     кто из вас кого догонит в этой призрачной картинке?
     Что сказать о ней? Не знаю, кроме пресного "красива!",
     да подвесить ключ от двери на остатки паутинки...
    
     Мне ж пора к иным заботам:
     заглянуть - в сюжета русло,
     досмотреть, дослушать - что там?
    
     Отчего-то стало грустно...

    - - -

    Завораживающе.


    103

    Г. Б. не плюй

    Плевалась Маяковским и Ахматовой:
    "Поэты?! - Пыль! Неправедный народец!"
    А пыл стихов тревожил и захватывал...

    Не плюй в колодец!

    - - -

    Почему нет? Два кайфа - насладиться стихами и поплеваться поэтом (выплюнуть, подобрать, обтереть и снова в рот - шикарно) - всегда лучше одного.


    104

    Г. Б. исконная смежность

    Откроешь тетрадь на заветной странице,
    где главный мотив до сих пор не опознан...
    И выпорхнет вечер диковинной птицей -
    у неба с ладоней расклёвывать звёзды.
    И в сумерках мягких, свободою тешась,
    смешается тьма с угасающим светом,
    рождая на миг ту исконную смежность,
    что есть в мире том - и сомнительна в этом...
    И комната словно очнётся от бездны
    дневного коктейля движений и шума.
    "А может и я - не такая уж бездарь?!" -
    подумаешь ты, сочинитель угрюмый,
    одаренный чудом на каждой странице,
    что сердцем читал, засидевшись так поздно...

    А кто виноват? Чернокрылая птица,
    у неба с ладоней клюющая звёзды...

    - - -

    Очень красиво. Хотя не всегда верно. Вечер - чернокрылая птица - дивный образ. Но вечер не клюёт звёзды у неба с ладоней - наоборот, он приносит звёзды. Клюёт скорее утро. Точность важнее красоты.


    105

    Инна К. Аризона

     Аризона - штат пустыни,
     Край песков, могучих скал.
     Мчим, "накручивая мили
     На колеса и кардан".*
    
     Жарко, сухо, запах хвои,
     Тмин и кактусов леса.
     Да светлеют, выцветая,
     Голубые небеса.
    
     На подъёмах и на спусках,
     Где дыханью перехват,
     Дымка серая в спиралях,
     Будто плавится асфальт.

     Вьется коршун над дорогой,
     Видно черных два крыла.
     Аризона - Аризона
     Раем точно не была.
     -------------------
     "...." - из песни "Горизонт"
     В.С.Высоцкого:
     "Наматываю мили на кардан..."

    - - -

    Здорово. Отличная походная песня, и пылающая Аризона - как на ладони.

    
    106
    
    Инна К. В Церкви Десятинной

     2010 г.

     В ЦЕРКВИ ДЕСЯТИННОЙ*

     "... О чём бы ни молился человек,
     Он непременно молится о чуде... "
    
     Ирина Одоевцева.
     "Памяти Г.Иванова"

     То явь иль сон, сама не знаю,
     Но девять сотен лет назад
     Та Десятинная святая
     Нас приняла под образа.
    
     Где свечи, в вечность выгорая,
     С алтарною боролись тьмой,
     Я "Да", - счастливая сказала,-
     "Навеки вечные с тобой."
    
     Как много в девяти столетьях
     И жарких лет, и светлых зим.
     В них в радости и в лихолетье
     С одним тобой, с тобой одним.
    
     Я снова в церкви Десятинной,
     Держу дрожащую свечу.
     Теперь нет стен, лишь дух старинный.
     Молюсь и плачу, и хочу
    
     Побыть еще хотя б мгновенье
     Рука в руке у алтаря,
     У Бога попросить прощенья
     За то, что сделано зазря,
    
     С надеждой новой улыбнуться
     В твои глаза, твоим глазам,
     И подождать, чтоб усмехнулся:
     "Не плачь, я здесь. Пойдем к друзьям."
    

     *Десятинная церковь - первая каменная христианская церковь на Руси.
     Построена в 989-996 г.г. в Киеве. Горела, разрушалась, реставрировалась.
     Окончательно разрушена в 1928 г.
     Президентом Украины подписан Указ об её восстановлении.

         2011 г.

    - - -

    Красиво, торжественно и многоголосо. Вечна, вне времени любовь (прекрасны песенные повторы), как вечна, вне времени многажды разрушенная Десятинная церковь.
    Но что восстанавливать? Изначальную? Последнюю? Она жива в памяти, в духе. А в материале - стала бы картонной декорацией, как Золотые ворота.
    "Зазря" - грубое просторечие, выламывающееся из стиля. "На веки вечные" - в этом словосочетании "на веки" раздельно.


    107

    Инна К. Дороги - судьбы

     Простит ли нас наука за эту параллель...
          "Сначала было слово".
          В.С.Высоцкий


     Дороги, дороги - бетонный узор -
     Несут машины за горизонт.
     А те в заблужденьи: "Мы едем сами,
     Мы не телеги вам и не сани."

     Вздохнёт дорога - низина и холм,
     Зевнёт дорога - изгиб готов.
     Когда же задремлет, прямая стрела
     На многие мили шоферу видна.

     И если сравним мы дорогу с судьбой,
     Увидим, что выбор совсем небольшой -
     От нас не зависят изгибы пути,
     Ушибы падений. Не кукся, терпи.

     И жди, когда Рок твой однажды уснёт.
     Поди, и он тоже порой устаёт.
     Момент переломный - для жизни иной
     Прямая дорога перед тобой!

    - - -

    Мудро.


    108

    Инна К. Летящая дева

    Цюрих, ж.д.вокзал

    Летящая дева - прекраснее нет!
    Кто может сравниться с тобою?
    Всё тело - электрик насыщенный цвет,
    Как небо пред страшной грозою.

    А формы твои так наглядно круглы,
    Расписаны щедрой рукою,
    Что видится в них плодородье Земли,
    Несущее в мир всё живое.

    Стремительных два золотистых крыла
    Возносят тебя в поднебесье.
    Сбылась, наконец, вековая мечта,
    О чем мир столетьями грезил.

    И стали не нужны тебе поезда,
    Машины и лайнеры тоже.
    Летишь, когда хочешь и даже куда,
    Лишь в космос пока что не можешь.

    Но верим, что время, терпенье и труд -
    Пусть это теперь и не модно -
    Теорию струн в порошок разотрут, -
    Дорога к созвездьям свободна !

    Летит наша дева к далёким мирам,
    Мужчин там приводит в волненье.
    Что ум и изящество? - Хлам, только хлам,
    Лишь формам у них предпочтенье.

    И вот в недалёком таком-то ... году
    Увидеть мы сможем на деле:
    Головка зелёная - глазками луп -
    На дивном, роскошнейшем теле!

    - - -

    Ой, мамочки. Представила себе эту статУю - как хорошо, что никогда не приеду в Цюрих.


    109

    Александр Б. Жертва футбола

     Проявить решил характер,
     На футбол переключил...
     Вот лежу теперь в палате,
     Шевельнуться нету сил.

     Слышу шёпот из-за двери:
     "Нам всего пришлось зашить.
     Будем в лучшее мы верить.
     Может, парень будет жить..."

     Врач, мои ощупав кости,
     Улыбнулся в первый раз:
     "Ни о чём не беспокойтесь,
     Здесь никто не тронет Вас."

     А сегодня навещала
     В тихий час меня жена.
     Поправляла одеяло,
     Спрашивала насчёт сна.

     Что болит и как тут кормят,
     Как жуётся без зубов.
     И что чувствовал я в коме,
     Сколько наложили швов.

     "Позабудь всё, что случилось.
     Знаю, ты меня поймёшь.
     Я слегка погорячилась,
     Да и сам ты был хорош..."

     Вот опять мне на бок надо.
     До чего же злой укол!..
     Ну скажи, какого ляда
     Вздумал я смотреть футбол?!

    - - -

    Слава поэтам, пишущим стихи даже в коме:-). Вопрос, однако, не тот. Надо смотреть в корень: какого ляда лирический герой женился на этой стерве? Или хотя бы - какого ляда он не купил второй телевизор, на кухню этой кобре?


    110

    Александр Б. Валентину Гафту

     Его сарказм острей булавки. -
     Жертв не на шутку напугав,
     Бьёт точно в цель. И даже шавки
     Бессильно лают: "Гафт-гафт-гафт!"

    - - -

    Да, ради забавной параллели "гав" - "гафт" стоило сочинить эпиграммку.


    111

    Александр Б. Деревенская история

     По ошибке от подагры
     Выпил старичок "Виагры".
     И в деревне, верь не верь,
     Первый парень он теперь!

    - - -

    Хорошие рифмы. Ай да фельдшер, ловко сбагрил мужикам запас "Виагры", старичка с его подагрой сделав жеребцом-онагром.


    112

    Александр Б. На фирме

     Как трудно справиться с привычкой.
     Вот и наш шеф порой нет-нет
     Да и, забыв про ключ, отмычкой
     Откроет дверь в свой кабинет.

    - - -

    Обалдеть!))) Кратко, метко, точно и сильно. Достойно войти в сокровищницу народной мудрости.


    113

    Петрова О.А. Немного об Орфее
    
     Я молюсь на Орфея - фракийца земного
     Златолирного бабника и шалуна.
     Говорят, растерзали, и что тут такого,
     Его женщины. Бог с ним и выпьем вина.
     Пал он жертвой любви и величия славы,
     Бог вознес, а, точнее, бога вознесли,
     Правда, слишком странны были женщин забавы,
     Нет. Они б не убили, скорее, спасли.
     Да, они бы спасли от обиды и муки.
     И заставили петь так, чтоб сердце рвалось
     Из обыденной этой и маетной скуки,
     Из завьюженных зим нас продувших насквозь.
     Впрочем, нет, на югах, все значительно проще
     Пал он жертвой любви избалованных фей.
     Он не так что-то спел им в оливковой роще.
     Эх, мне жаль, бедолагу. Не там жил Орфей!

    - - -

    Изящная элегия, соединившая тени божественной Эллады с современной мудрой самоиронией. И верная: жалостливой душе наших женщин чужды разнузданные забавы языческих менад.
    Феи, правда, из другой оперы. После "фракийца земного" и "завьюженных зим" - запятая, после "на югах" и "мне жаль" - не надо. "Бог" во множественном числе - всё-таки "боги", а не "богА". "На югах" - иронично, в стиле; "богА" - напоминает "шоферА" и "дОценты".


    114

    Петрова О.А. Улетаешь
    
     Самолет на взлетной полосе,
     Но никто в платочек не рыдает.
     Лишь трава, увязшая в росе,
     На ромашке маленькой гадает
     Будет ли счастливым твой полет
     За чужим теплом, добром и хлебом,
     И взмывает в небо самолет,
     И Россия прячется под небом.
     Улетая, просто улетай,
     Не терзай души своей натужно,
     От обиды слезы не глотай,
     Улетаешь, значит, это нужно.
     Здесь снега, почти всегда снега,
     Там тепло, там градусов пятнадцать,
     Эта жизнь сурова и строга
     От нее бежишь, куда деваться.
     От нее, а, может, от себя?
     Самолет привычно курс ровняет,
     А внизу, тоскуя и любя,
     Кто-то тихо голову склоняет.

    - - -

    Была бы нежная лирическая песня, если бы не идея "кто от меня улетает, тот - трус, бегущий от настоящей суровой и строгой жизни".


    115
    
    Петрова О.А. В дорогу
    
     Я прошу совсем немного,
     Но, упрямая, прошу:
     Собери мне хлеб в дорогу,
     Я скорей уйти спешу.
     Собери мне теплых мыслей,
     Чтоб укрыться от ветров,
     Да скатерочки дай, чистой.
     Не жалей своих даров.
     Не жалей мне дать немного,
     Чтоб смогла осилить я
     Эту долгую дорогу,
     Что в сторонке от жилья.
     Мне пройти ее не просто,
     Но труднее - не пройти.
     Край обид, до боли острый,
     Не свернет меня с пути.
    
     Ты присела у окошка
     Приголубила меня:
     Вот - тебе любви лукошко
     Вот - тебе от бед броня.

    - - -

    Настолько народная душа у этой песни, что впору называть её не "В дорогу", а "Владимирка".


    116

    Петрова О.А. Да будет так
    
     Когда разинет пустота
     Нагую пасть,
     Тебе не трудно, простота,
     Туда упасть.
     Лежать на дне, глотая соль
     Горячих слез,
     И притуплять, как можешь, боль
     Лекарством грез.
     Когда остынет до нуля
     Твоя душа,
     Пойдешь ты в гору, не пыля,
     И не спеша.
     Тебе ведь некуда спешить:
     Душа - с пятак,
     И что молиться, что грешить,
     Теперь - пустяк.
     Но если вдруг воскреснешь ты,
     Но если вдруг,
     Среди обычной суеты
     Поможет друг,
     И недруг вспомнит о тебе
     В пылу добра,
     Чужой совсем в твоей судьбе
     Даст серебра,
     Чтоб защитить тебя от бед
     Пока ты здесь:
     Благодари весь белый свет
     Что это есть.

    - - -

    Красивая песня. Мудрая, простая и тихая, как дыхание. Это лёгкое дыхание, ритм, стиль напоминают Бернса. Но походить на Бернса - достоинство.
    Путаница в знаках препинания несколько нарушает восприятие.



Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"