Ровная Мария Зиновьевна: другие произведения.

Гуляя Галереей. 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa


    Досточтимые участники конкурса, будь моя воля - я бы опубликовала всех. Каждое стихотворение чем-то, да интересно, каждое достойно отклика - и почему только восхищения? Прелесть мира в разнообразии.
    Но, понимаю, нас очень много. Так много, что я успела только пробежаться Поэтической Галереей, отпив по глотку первых, непосредственных впечатлений. На пристальный анализ без малого полутысячи творений я не тяну.
    Прошу прощения, что не оформила гиперссылки: разделы Самиздата у меня открываются непредсказуемо редко, очень медленно и очень ненадолго.

    117 Свистула А.Н. Снежинок бег замедлить невозможно.
    118 Свистула А.Н. 1917
    119 Свистула А.Н. К мечте
    120 Свистула А.Н. Плагиаторам
    121 Леви Г. После встречи со старыми друзьями
    122 Леви Г. Почему мама не спит
    123 Леви Г. Курорт "все включено" в Мексике
    124 Леви Г. Старый трамвай
    125 Джекил И.Х. Космос
    126 Джекил И.Х. Правда
    127 Джекил И.Х. Запах профессий
    128 Джекил И.Х. Разделить себя на два, на три
    129 Эзрас Э. Зимнее
    130 Эзрас Э. Credo
    131 Эзрас Э. Мне чудится давно
    132 Эзрас Э. Как это просто
    133 Осипов А.А. Потеря
    134 Осипов А.А. Моя любовная лирика
    135 Осипов А.А. Имя его
    136 Осипов А.А. Голуби
    137 Волкова О.В. Когда багровым наливается заря...
    138 Волкова О.В. Нельзя полюбить
    139 Волкова О.В. Одиночество любви
    140 Волкова О.В. Слепые
    141 Лапердин Е.В. Гавайи
    142 Лапердин Е.В. Я хотела тебя полюбить
    143 Лапердин Е.В. Внутренний голос
    144 Лапердин Е.В. Матрас
    145 Крофтс Н. Нельзя. Хочу
    146 Крофтс Н. Бог за морем
    147 Крофтс Н. Ода кофемана
    148 Крофтс Н. На развалинах Трои
    149 Цэрнэ Ю. Спутники судьбы
    150 Цэрнэ Ю. Пасхальная свеча
    151 Цэрнэ Ю. Жемчуг любви
    152 Цэрнэ Ю. Распятье мечте
    153 Динь Д. Зимний свист
    154 Динь Д. На окне
    155 Динь Д. Зима
    156 Динь Д. Ноябрь
    157 Барамунда. Убивай любовь
    158 Барамунда. Ты спросишь: - Изменил?
    159 Барамунда. Девочка-тётя
    160 Барамунда. Поплачь, сестрица
    161 Ники Т. Блюзово-шлюзовое
    162 Ники Т. Одиночество
    163 Ники Т. Море
    164 Ники Т. In Dekadance
    165 Вуйцик А. Тишина, родное поле...
    166 Вуйцик А. Когда радушно королева улыбнётся...
    167 Вуйцик А. Ты только радуйся, живи, цвети!
    168 Вуйцик А. В Черапунджи сегодня дожди...
    169 Перемитина М.Ю. Отвезите меня к океану
    170 Перемитина М.Ю. Я тебя (акростих)
    171 Перемитина М.Ю. Последняя лампа предсмертно моргает
    172 Перемитина М.Ю. Про "Бога"
    173 Голованова Т.Н. Хотел упасть - да твердо...
    174 Голованова Т.Н. Театр абсурда...
    175 Голованова Т.Н. Закрыт аэропорт
    176 Голованова Т.Н. Открыли дверь на небо
    177 Федоров К.В. Я пепел
    178 Федоров К.В. Семь ангелов
    179 Федоров К.В. отвлекся
    180 Федоров К.В. человек
    181 Димакова О. Любовь...
    182 Димакова О. Однажды...
    183 Димакова О. Как живется не со мной, любимый...
    184 Димакова О.А. В гудках прощальных разъезжались поезда...
    185 Парусникова О.Д. Веселие Сменилось Истерикой Души...
    186 Парусникова О.Д. Не страшны мне монастырские порядки...
    187 Парусникова О.Д. Такой непрочной оказалась красота...
    188 Парусникова О.Д. Лунный загадочный свет
    189 Белова А.А. Конец зимы
    190 Белова А.А. В.Г.
    191 Белова А.А. Грустная песенка
    192 Белова А.А. Муки творчества
    193 Та С. Пг-1. "Бога"
    194 Та С. Пг-1. "Хранитель"
    195 Та С. Пг-1. "Моления"
    196 Та С. Пг-1. "Острог"
    197 Зуев-Горьковский А.Л. Маска
    198 Зуев-Горьковский А.Л. Тапки
    199 Зуев-Горьковский А.Л. Я и она
    200 Зуев-Горьковский А.Л. Мне подарили лошадь с крыльями
    201 Gregberk. Пей За Ж !
    202 Gregberk. Серенада
    203 Gregberk. Хорошая Пора
    204 Gregberk. Наблюдала...
    205 L++. Ослепительно-бесстыдное
    206 L++. Играть словами, чувствами, людьми...
    207 L++. Танец золотого леопарда
    208 L++. Так в переходе играет скрипач
    209 Ровная М. Паутина путей
    210 Ровная М. Листок на ветке сирени к мундштуку в подарок
    211 Ровная М. Каштан
    212 Ровная М. Чужаки
    213 Аникеева А. Пг-1: В полнолуние
    214 Аникеева А. Пг-2: На заказ про любовь
    215 Аникеева А. Пг-3: А кто сказал, что будет просто?
    216 Аникеева А. Пг-4: Первая тренировка тэквондистки
    217 Ванке В.А. ***
    218 Ванке В.А. В Париже
    219 Ванке В.А. Последний грош разменивать не стану
    220 Ванке В.А. Душистой осенью в лесу
    221 Славин В.И. Кружатся листья
    222 Славин В.И. Годы
    223 Славин В.И. Нас мчит в неведомую даль
    224 Славин В.И. Басня про воробья
    225 Кривчиков К. Пг-2. Время Паганини
    226 Кривчиков К. Пг-3. Перечитывая Данте
    227 Кривчиков К. Пг-4. Музе.ru
    228 Кривчиков К. Пг-1. Вечный каюр
    229 Медина К.Н. Пг- 4 Удел Гениальности
    230 Медина К.Н. Пг-3 Перед пропастью на самом краю
    231 Медина К.Н. Пг-1 За маской красоты
    232 Медина К.Н. Пг - 2 Ода сегодняшнему дождю


    117
    
    Свистула А.Н. Снежинок бег замедлить невозможно

     Снежинок бег замедлить невозможно, не потому ли грустно нам становится немножко,
     когда посмотрим мы в окно
     на мирный их разбег
    
     и время тоже, как рыбёшка в плошке,
     в огонь скорей или отсрочка есть.
    
     Дрова потрескивают звонко
     дымится копотью труба
     тепло, уют
     любви немножко
     котёл вскипает
     ужинать пора.
    
     Пусть за окном пурга и вьюга, буря веет,
     стучатся льдинки в тонкое стекло,
     вино рекою будет литься
     и пировать мы будем до утра.

     - - -

    Не без достоинств. Уютная картина, приятное настроение, и снежинки так забавно бегают... Ещё бы расставить пробелы после запятых - и для альбома вполне сгодилось бы.


    118
    
    Свистула А.Н. 1917

    Как часы бьют на древней башне,
    пролетает листва над главами,
    шепчут львы колыбельную песню
    и тихонько мотив отбивают.
    Быстротечное тихое время,
    как змея, и как лань пробегает,
    и качает, качает деревья
    ветер странный, немного неясный.
    Кто-то след там оставил тропинкой,
    на дорожке из гравия слёзы,
    звери дикие ищут добычу,
    но голодные снова остались.
    Знали вы ту девчонку из замка,
    что на кухне все песни пропела,
    стены тихо внимали,
    и никто не узнает об этом.
    А потом розги дикие выли,
    кровь рекою текла на топчане,
    и могилка стоит средь берёзок,
    в том саду не забытом печальном.
    Запустение, лоза винограда,
    гроздья пышные летом обвисли,
    но никто не придёт, все в печали.

    - - -

    Трагедь. Львы отбивают мотив, время бегает, как змея и как лань. За что запороли девчонку, неясно. То ли за то, что пела на кухне, то ли за то, что об этом никто не знает. Но страшно романтично. Все в печали. Особенно те, кто порол.
    После запятой ставится пробел.


    119

    Свистула А.Н. К мечте

    В чём красота природы?
    Не в обмане, не в лживых фразах и словах,
    а в ветках, ветре и тумане,
    и запах, запах, кругом голова.
    А что за запах?
    Запах листьев, дождя и грусти, солнечных лучей,
    грибов и ягод,
    и опять умчимся мы в юности прекрасных дней.

    Когда-то знали мы чудесных дней мгновенья,
    ни слёз, ни грусти, никакой тоски,
    и жизнь казалась длиной и прекрасной,
    и всё успеешь, всё ведь впереди...
    И вот уже не двадцать, а все тридцать
    и понимаешь не успеешь, упустил,
    и где-то в бок ступил, ушёл, с дорожки ровного пути.

    В чём красота?
    И где найти вновь силы,
    понять, увидеть, обрести.
    Найти вновь веру!
    И вернуться,
    к дорожке ровного пути.

    - - -

    Ничего не могу сказать: написано не по-русски. Мы умчимся в юности прекрасных дней. А все тридцать и понимаешь не успеешь. Дорожка ровного пути. И нет пробелов после запятых.
    Непереводимо.


    120

    Свистула А.Н. Плагиаторам

    Если дан талант от Бога
    не умрёт он никогда,
    и рука взмахнёт вдруг кистью
    и сотворит чудеса.

    Если дан, то не отнимешь
    и тайком не украдёшь,
    голос ты на плёнку спишешь,
    но ведь сам ты не споёшь.

    Мысль вольную в силки
    не словить тебе, не жди,
    можешь книгу ты похитить,
    но в глубины не проникнуть.

    Шут, поэт или певец
    каждый сам себе творец,
    с ними скоро не сравниться,
    дар, талант, работа, труд
    составляют ихний путь.

    - - -

    Подумать только! Неужели нашёлся плагиатор, покусившийся на опусы такого уровня?!
    Сочувствую.


    121

    Леви Г. После встречи со старыми друзьями

    Ах, что же так быстро осыпались листья?
    Куда подевался волшебный наряд?
    Стоит, растопырив корявые кисти,
    Под пасмурным небом заплаканный сад.

    Как долго мы ждали... С каким нетерпеньем
    Мечтали о ласке прощальных лучей,
    А счастье продлилось всего лишь мгновенье,
    Сменившись обычною серостью дней.

    И с полки сняв томик, какой-нибудь, ближний,
    Его пролистав, обнаружим в конце
    Лист клена вдруг ставший закладкою книжной
    И новой морщинкой на старом лице.

    - - -

    Грамотно, с чувством, с настроением. Как крепкий голландский натюрморт 17-го века, с салфеткой, кувшином, бокалом и непременным полуочищенным лимоном.


    122

    Леви Г. Почему мама не спит

    Не спит седая женщина и лежа,
    В ночной тиши вникает в каждый звук
    И все ей кажется - она прослушать может
    Когда раздастся в двери робкий стук...

    Когда любимый сын ее вернется
    То счастье будет острым, словно нож,
    А он лишь виновато улыбнется:
    "Ах если б знал я, мама, как ты ждешь!

    Ведь не поверила же ты конторским крысам,
    Что я на фронте без вести пропал...
    Я выбран был для сверх-секретных миссий
    И лишь поэтому письма не написал"

    Они обнимутся. И так обнявшись, вместе,
    С порога прямо в комнату войдут
    В ту комнату, где раньше пелись песни,
    Где были праздники когда-то и уют,

    Где все лежат им позабытые бумажки,
    Где ждут его, уже который год,
    Постиранные много раз рубашки,
    Уложенные бережно в комод...

    Не спит седая женщина и верит,
    Что если вдруг нечаянно заснет,
    То сын, ее не подождав у двери,
    Опять надолго в тишину уйдет.

    - - -

    Беспроигрышно. Тема рвёт сердце независимо от литературных достоинств.
    После "прослушать может", "сын ее вернется", "Ах" нужна запятая. И точки в конце фраз не помешали бы.


    123

    Леви Г. Курорт "все включено" в Мексике

    "Все включенО" - вот это, люди, отдых!
    За все уже заплаченно вперед
    За пляж, за солнце, за целебный воздух,
    За то, что нам постель служанка уберет.

    Мы можем пить и есть - кто сколько хочет,
    Скакать на лошади, купаться, загорать,
    Устав, прилечь на розовый песочек
    В тени под пальмой книжку почитать...

    А вечерами мы идем на танцы,
    В роскошный ресторан или в кино,
    Вот только за ограду нам нельзя - там мексиканцы
    На нас набросятся как мухи на говно.

    - - -

    Ух, ты. Хлёстко. Наотмашь. Всё включено - служанка, ядовитейший розовый песочек, пренебрежительное "книжка" (не книгу же читают под пальмой, в самом деле) и последнее слово - контрольный выстрел.
    "Заплачено" с одним "н". После "заплачено вперёд" нужно тире или двоеточие, после "набросятся" - запятая.


    124

    Леви Г. Старый трамвай

    Я кайф ловлю, когда я еду на трамвае -
    Случайных спутников рассматриваю лица,
    По очертаниям лица я угадать стараюсь,
    Что там, внутри, у каждого творится

    И если, иной раз, мне удается отгадать,
    Тогда покамест не сойдут соседи
    Мне так приятно время коротать
    В непринужденной, дружеской беседе

    Мне все равно - пускай толкается народ,
    Моя душа поет и отдыхает,
    Когда уставший от трудов и от забот,
    Я возвращаюсь в стареньком трамвае.

    Не торопясь ползет он вдоль аллей
    И мне не трудно подмечать детали -
    Толпу одетых празднично людей,
    Шашлык, дымящий аппетитно на мангале...

    Но вот меняется за окнами пейзаж -
    В косых лучах, оставшихся от лета,
    Я вижу море, опустевший пляж,
    Пивной ларек невдалеке от парапета.

    Здесь можно выйти покурить. И покурив сполна
    Мечтать о чем-нибудь, потягивая пиво,
    Смотреть, как пенится янтарная волна
    Вдоль берега песчаного залива...
    
    Трамвай ползет по рельсам чуть дыша,
    Рожает стих корявый и неловкий,
    И приближается не торопясь и не спеша
    К конечной, на маршруте, остановке.

    - - -

    Да. Стих корявый и неловкий. И нарочито разжиженный, расслабленный повторами: непринужденная дружеская, поет и отдыхает, от трудов и от забот, не торопясь и не спеша. И запятые расставлены как попало. И только последние две строки делают стихотворение, выдёргивая его на иной уровень, превращая размазню в историю жизни, в несуетное и внимательное бытие духа.


    125

    Джекил И.Х. Космос

     Выгляни в окно, посмотри на космос,
     Упорядочи быстрей своих мыслей осмос.
     Посмотри: летит звезда на одном дыхании,
     В вышине сверкая вновь золотыми гранями.
    
     Посмотри, как высоко забрались созвездия,
     Пророча нам в судьбе счастье и возмездие,
     Вселенских маяков громадные скопления,
     Что пробились сквозь туман и изгибы времени.
    
     Гляди: манящая Луна блуждает неприкаянно
     И помнит тяжкий грех, совершенный Каином.
     Смотри: Полярная звезда - северная тайна,
     Она взирает свысока гордо и печально.
    
     Искупаться бы хоть раз в млечной мне дороге,
     Только космос не дает, он отец наш строгий.
     То обрушит мощный шквал солнечного ветра,
     То сожжет галактик рой в горсть немого пепла.

    - - -

    Предложение упорядочить диффузию мыслей в сторону их более низкой концентрации тронуло меня до глубины души. А вот что Луна блуждает неприкаянно - неприятная новость. Этак она может и на Землю упасть.
    Писать о космосе, о гармонии сфер так неряшливо - хромой размер, заплаты втычек, неточные тропы, скудные рифмы... Если всё это промыть в лотке, останутся четыре маленьких самородка: "летит звезда, сверкая золотыми гранями" (без втычки "вновь"), "сквозь изгибы времени", "искупаться бы в млечной дороге", "горсть немого пепла". А ведь автор смотрит вверх, вдохновенно восхищается прекрасной Вселенной, размышляет о вечном. Осталось адекватно воплотить высокие чувства и глубокие мысли в стихи.


    126

    Джекил И.Х. Правда

     Всё в этом мире, лишь я прикасаюсь,
     На память оставляет в сердце след.
     И пусть забыть я яростно пытаюсь,
     Но не могу уйти от прошлых бед.
    
     Вот вижу шрам, оставленный потерей.
     Вот рана от предательства и лжи.
     Зажить еще все язвы не успели,
     Судьба опять меня бросает на ножи.
    
     Вот "кесарев" остался от рождения
     Нежданного печального стиха.
     А вот ушибы от грехопадения -
     Ведь я грешил, чего таить греха.
    
     Но правда больше всех меня пронзала,
     Как будто острый двусторонний меч,
     И вместе с совестью всегда меня терзала,
     Грозясь мгновенно голову отсечь.

    - - -

    Я расставила знаки препинания, как надо - экстравагантная авторская пунктуация нарушала смыслы текста. А текст хорош. Правдивые, чистые и сильные стихи. Хороша игра слов "ведь я грешил, чего таить греха". Только одна строка так и просит правки: "Как будто острый двусторонний меч". Чем автору не нравится правильное название - "Как будто обоюдоострый меч"? Или, может быть, странное "двусторонний" означает оружие с рукоятью в центре, меж двумя клинками, как у лорда ситхов Дарта Мола? Тогда двуклинковый.


    127

    Джекил И.Х. Запах профессий

    У каждой профессии запах особый,
    Пахнет чиновник - взяткой и злобой.

    Пахнет студент всегда перегаром,
    Пытаясь успеть на последнюю пару.

    Доктор пропах - коньяком и морфином,
    Заправщик Андрей - шашлыком и бензином.

    Пахнет мажор - "баблом" и "самбукой",
    А девка мажора - начинкой бамбука.

    Пахнет маршрутчик - "баранкой" и сдачей,
    От пассажиров - запахло иначе.

    Блондинка воняет, душистым гламуром,
    Но ей не удастся скрыть - запах дуры.

    Пахнет болельщик гневом и пивом,
    Гаишник - козлом и презервативом.

    Учитель пропах - водкой и мелом,
    Трус тоже пахнет, но как-то несмело.

    Пахнет сантехник не фильмом порнушным,
    Ему с унитазом - тоже не скучно.

    Пахнет бухгалтер - ревизией в банке,
    Пахнет начальник - "бухлом" после пьянки.

    Пахнет компьютерщик "клавой" и "мышью",
    Водкой разит от отца с дядей Мишей.

    Пахнет поэт - неоконченной строчкой,
    Пахнет сей стих - большой, жирной точкой.

    - - -

    Джанни Родари, щедрый поэт,
    передаёт вам небесный привет:

    - "Чем пахнут ремёсла" - вот те и нате!
    Ладно, играй моим текстом, приятель.

    Под злобой и гневом, в дёгте и перьях
    Никто моего не узнает творенья.


    128

    Джекил И.Х. Разделить себя на два, на три

    Мир создать из отблеска зари,
    Глаз, что смотрят так неотвратимо.
    Разделить себя на два, на три,
    Дать тебе все, что необходимо.

    Начертить на сердце те слова,
    Что шептать губами невозможно.
    Разделить себя на три, на два,
    И дарить себя так осторожно.

    Где у неба край? Где край земли?
    Только чувств моих невидно края.
    Разделить себя на два, на три,
    От любви твоей в огне сгорая.

    Высушить реку, в глазах исток,
    Только, где любви моей истоки?
    Поделить себя на два, на три,
    Вылить свою страсть на эти строки.

    (26 лютого 2012)

    - - -

    Оригинальное проявление любви.
    Нерифмованные нечётные строки в последнем катрене провисают.


    129

    Эзрас Э. Зимнее

     Один на один со Временем,
     Всё ль прожито, что дано?
     Пора попросить отпущения -
     Спасительно, но смешно.
    
     Не бойся погаснуть, свечечка,
     Мы знаем свою версту.
     У каждого незамеченной
     Своя дорога к кресту.
    
     И каждый, взойдём на Лобное,
     Кто жертвой, кто палачом.
     И будем толпой безродною
     Гудеть под стальным мечом...
    
     Один на один со Временем,
     Всё прожито, как дано.
     Чего ж ты, моё прощение,
     Как белое полотно?

    - - -

    Интимно.


    130

    Эзрас Э. Credo

     Святая передышка. Тишина...
     На настоящее не повышают цену.
     И прошлого притихли времена,
     И гладиаторам не надо на арену.
    
     У Анны Франк свеча ещё горит,
     Чеченцы спят в засаде у дороги,
     На Арлингтонском кладбище гранит
     Молчит о том, что нас забыли боги.
    
     А ты - огарок грустной красоты,
     На небе ищешь Слово виновато...
     И путники из тёмной суеты
     Тебя находят, как находят брата.
    
    - - -

    И ветер беззвучно шепчет, что смерть придёт за всем живым.
    Р. Э. Хайнлайн. Перевод В. Бетаки


    131

    
    Эзрас Э. Мне чудится давно

     Мне чудится давно, что я почти ничей,
     Похож на листопад, красивый, но ушедший.
     Ищу себя в словах и становлюсь добрей,
     Пусть и кажусь другим немножко сумасшедшим.
    
     В окно мне виден клён, он гол и всё же жив -
     Зима нам всем дана для пониманья лета
     И, белую судьбу слегка заворожив,
     Я постигаю суть подаренной кометы.
    
     - - -

    Красиво. И дивный шестистопный ямб с правильной цезурой. И лирический герой постигает себя в единении с родной природой, осмысляя уроки дерев. В лучших традициях русской литературы.


    132
    
    Эзрас Э. Как это просто

     Как это вечно... море шумит,
     Лес говорит, птица летит.
    
     Как это просто... сердце стучит,
     Время бежит, Бог молчит.
    
     А человек... Он живёт и ждёт,
     Что звезда его, наконец, запоёт.

    - - -

    Глобально.


    133
    
    Осипов А.А. Потеря

    Вчера испортил чей-то макияж...
    Уже не помню! Зело, пьян был, мама.
    Царапины зелёнкой мне замаж?
    Она казалась мне такой желанной!

    Напиться виски я хотел с утра,
    И отменил назначенные встречи,
    Нагрянул в клуб и начал набирать
    Груз градусов спиртных себе на плечи.

    А дальше получился перекос, -
    Я уловил спиной её флюиды.
    Я обернулся... Чёрт! И к ней прирос,
    И разорвал на ней её либидо.

    И утонула память в вискаре,
    А ночь текла неоновым расплавом.
    Ответь мне, мама! Может это грех -
    Не помнить, кто дитя моей забавы?

    Она была такой! Ты знаешь, мам?
    Красивой, дерзкой, страстной, как царица.
    Я, слившись с ней, унёсся к облакам,
    Чтоб в забытьи навеки раздвоиться.

    О! Мама, мама! Я сейчас умру!
    Зачем я погрузил себя в спиртное?
    В сплошном потоке жизненных непрух
    Потеря - это самое больное.

    Не стоит убиваться так, сынок.
    Сейчас я исцелю твою кручину.
    Вот! Выпей кофе, скушай пирожок.
    Твоя потеря спит у нас в гостинной.

    - - -

    Обалдеть. Гимн великой любви, против которой даже виски бессильно. И мама такая хорошая, всё понимает. А "разорвал на ней её либидо" - достойно войти в фольклор.
    Две опечатки: "замажь" и "гостиной".


    134

    Осипов А.А. Моя любовная лирика

    Моя любовная лирика
    Не хочет в музыку лир вникать,
    Она весьма меркантильная, -
    Живёт сама по себе.
    Но в ней - божественный стиль наяд,
    И в такт глаголы её склонять
    Могу лишь я, и в моих руках -
    Ключи от сладких небес!

    Бывает, я ей себя дарю,
    Сочусь сухой кислотой, как "брют",
    Струясь по атласу плеч нагих
    Шершавой нежностью рук...
    ...брожу в округлостях форм тугих
    губами... я так любить привык, -
    слегка брутален и груб чуть-чуть,
    упрям, настойчив, упруг!

    Я сам её принимаю в дар,
    Витаю в облаке женских "чакр",
    Вдыхаю женское естество,
    Ведь в этом - суть бытия.
    Мы дышим функцией волновой,
    Сливаясь в мир беспредельно свой...
    За сценой - сцена, за кадром - кадр, -
    Она - навеки моя!

    - - -

    Поздравляю. Заслуженная награда. Мастерский, крепкий паузник с изысканной рифмовкой.


    135

    Осипов А.А. Имя его

    Скажи мне, ты знаешь, как выглядит время,
    Слоями ложась на подкорки столетий,
    Когда оседает окисленный кремний
    На плечи Земли из мирской круговерти?

    Несметно количество тонких травинок,
    Что свет на мгновенье увидев, истлели.
    Печерские горы - горбатые спины
    Взрастивших мой город земных колыбелей.

    Горят языками свечей златоглавых
    Вершины крутых надднепрянских курганов.
    Слоями лежат поколения славы,
    В их плоть зарубцованы рваные раны.

    Брусчатки, асфальты, граниты, бетоны...
    Железо и медь, алюминий и никель...
    ...И стёкла! - прозрачных глазниц мегатонны.
    Шедевр вдохновенья, легенды обитель!

    А рядом стоят полумёртвые стены
    Забытых шедевров из канувшей жизни.
    Руины имеют особую ценность, -
    Их память - смешенье картин символизма.

    Всё это когда-нибудь тоже истлеет,
    И будет лежать в глубине наслоений.
    Ваяет без устали город-камею
    Упрямое время, истории гений.

    Я чувствую древнюю мощь исполина,
    Печерские горы, как будто живые.
    И сердце его никогда не остынет,
    Имя его - Киев!

    - - -

    Согласна, поддерживаю и разделяю. Я его тоже люблю на разрыв сердца.
    Пропущена запятая: "...что, свет на мгновенье увидев, истлели".


    136

    Осипов А.А. Голуби

    Сдаётся мне, что я устал зачем-то...
    ...От жизни? Или, может, от себя?
    Хочу уйти... Рассыпаться по свету,
    Чтоб крошки стали пищей голубям!

    Пускай склюют! Всего!.. Меня так много
    (и крошек хватит, кажется, на всех)...
    Капризного, весёлого, смешного...
    По сути, я - обычный человек.

    Я словно хлеб, - внутри, конечно, мякиш.
    Спокойный, нежный, ласковый, ручной...
    А сверху, - как горбушка! - не ухватишь, -
    За твёрдой неприступною стеной!

    От сердца отрезаю я краюшки
    Для тех людей, которых полюбил.
    Родня моя, друзья мои, подружки! -
    Их столько всех, что вряд ли хватит сил

    Свою хлебину не раздать по крохам.
    Но жизнь так коротка, а я упрям.
    Среди друзей, наверное, неплохо,
    Да только быстрокрылым сизарям

    Мне хочется отдать свои частицы,
    Чтоб птичьей стаей взвиться к облакам,
    В которые душа моя стремится...
    Подобно новорожденным птенцам!

    - - -

    Щедро, великодушно и поэтично. Только, увы, "новорождённым".


    137

    Волкова О.В. Когда багровым наливается заря...

    Когда багровым наливается заря,
    Окрашивая в кровь бездонные моря,
    Когда метели пели песни о любви,
    Которой не познать людям Земли,

    Он и она, попавшие под дождь,
    В попытках удержать мороза дрожь,
    Забыв на время о печали и ненастье,
    Любви взаимной познавали счастье.

    И думал Бог, сидя за облаками,
    О том, что счастье создаем свое мы сами.
    Что даже Он не властен над любовью.
    И расступилось небо цвета крови...

    - - -

    ЛюдЯм... СидЯ... М-да.
    Но зато какая отвага! Приписывать Всемогущему мысль, что Он не всемогущ, - за такое святотатство можно заплатить высокую цену. Высшую. Священное безумие поэта восхищает.


    138

    Волкова О.В. Нельзя полюбить

    Сердце может простить,
    Сердце может забыть,
    Но нельзя полюбить,
    Если сердце болит,

    Если яд твой в крови,
    Если больно до слез.
    Ведь нельзя полюбить,
    Если в сердце мороз...

    - - -

    Так, может, и не надо?


    139

    Волкова О.В. Одиночество любви

    Одиночество нас уничтожит.
    Мы с тобою в чужом краю,
    Но достать тебя слово не может,
    Разбиваясь о стену вьюг.

    Не избавиться нам от оков
    В этом страшном холодном сне.
    И согреть нас не может любовь.
    И от этого страшно вдвойне...

    Я кричу тебе громко: "Люблю".
    Воздух в легкие иглами колкими.
    Эту муку, сквозь слезы, стерплю
    И к ногам твоим лягу осколками.

    И как прежде, ускорив свой бег,
    Пробежишь, раздавив все осколки.
    Только пыль от былых чувств к тебе,
    Словно яд, оставляет вкус горький...

    - - -

    "Доля ты! Русская долюшка женская! Вряд ли труднее сыскать" (с).
    "Чувствктебе" - непроизносимо.


    140

    Волкова О.В. Слепые

    Мы так хотим счастливо жить.
    Слепые тоже хотят видеть.
    Хотят полезными нам быть,
    А мы стремимся их обидеть...

    "Они уроды!" Кто сказал?
    Слепые - не калеки! Люди!
    Тебя никто не унижал -
    Они же слышат смех повсюду.

    Слепые тоже хотят жить
    Счастливо, весело, любимо.
    Хотят страдания забыть.
    Для них увидеть мир - ценимо!

    - - -

    Однако... Шедевр в своём роде.
    К "людЯм" и "сидЯ" добавилось "хОтят". И это ещё не самое страшное.
    Текст несёт некоторые формальные признаки стихотворного, но к поэзии никаким боком не причастен. Это наставление ничего не утратит, если его изложить прозой. А вот смысл крайне любопытен.
    Итак, автор попал в дурную компанию. Надеюсь, автор - вменяемый человек; употребляя местоимение "мы", он не величает им самого себя в стиле "мы, Николай Второй" и не расписывается за всё человечество; он имеет в виду некую группу знакомых ему людей. Группу окружают слепые, жаждущие видеть и быть полезными компании (интересно - чем?). Вероятно, члены компании способны возвращать зрение (офтальмологи или шейхи Богаэддины). Но не хотят, изверги. Наоборот - стремятся слепых обидеть. Жуткая история. Хотелось бы узнать, что было дальше и чем кончилось - удалось ли обидеть хоть одного слепого, дал ли он в морду негодяю, как автор боролся за право слепых видеть и сколько их прозрело. Однако тема круто сворачивает: ""Они уроды!" Кто сказал?" А в самом деле, кто? Я такой чуши никогда ни от кого не слышала. Нормальные люди, встречаются и красивые. "Слепые не калеки - люди!" Ик... А калеки - не люди? Потерял ты, скажем, ногу - и автоматически выбываешь из списка людей? Лихо. А вот это уже непосредственно мне: "Тебя никто не унижал". Да-а?! Ну-ну. "Они же слышат смех повсюду". Что в этом плохого? Чем мой смех унижает слепого - который, кстати, по утверждению автора, хочет жить весело? А если сам слепой хохочет - он унижает зрячих или себя? "Для них увидеть мир - ценимо". За исцелением, извините, не ко мне. Ничем не могу помочь. И рыдать над слепым не стану. Да ему это и не нужно на фиг. Могу его рассмешить - всегда пожалуйста.
    Впрочем, может быть, автор и впрямь предъявляет обвинение в истязании слепых всем нам, семи миллиардам подонков (а как нас ещё назвать?). Тогда остаётся ждать стихов с разъяснениями, как нехорошо пить кровь некрещёных младенцев.


    141

    Лапердин Е.В. Гавайи

    Небес бирюзовые дали,
    Воды величавая гладь
    И боги сюда прилетали
    От праведных дел отдыхать.

    В лучах загулявшего лета
    На солнце лоснится вода.
    Не верится, право, что где-то
    Есть беды, снега, холода.

    Я лучшего места не знаю,
    Чем эти кусочки Земли.
    Плывут в океане Гавайи -
    В зелёных лучах корабли.

    Aug.9.2011

    - - -

    Шикарно.


    142

    Лапердин Е.В. Я хотела тебя полюбить

    Я хотела тебя полюбить.
    Не поверишь, я очень старалась
    Неделимой, единственной быть.
    И осталось то - самая малость.

    В тяжкой ноше своей красоты
    Я стояла на острой той грани.
    Ну, а ты - воплощенье мечты
    Предугадывал мысли, желанья.

    Плед - в ненастье, а в жажду - вода
    И цветы по-утру к изголовью,
    И мне даже казалось тогда,
    Это то, что зовётся любовью.

    Помогая набросить манто,
    Ты распахивал двери беззвучно,
    Но всё чаще казалось: не то.
    И чего-то не клеилось. Скучно.

    Я плела эту тонкую нить,
    Но рвалась она снова и снова.
    Я хотела тебя полюбить...
    Но, увы, полюбила другого.

    Oct.8.2010

    - - -

    Я не поняла, в чём проблема. Почему любить этого - хорошо, а того - плохо?
    Сочетание в одной строфе гламурного "манто" и просторечного "чего-то не клеилось" комично, как цилиндр и галстук-бабочка с ватником и кирзачами. "Поутру" пишется слитно.


    143

    Лапердин Е.В. Внутренний голос

    Давит непогода с утРА.
    РАно облетели леСА.
    САмая грибная поРА.
    РАзные вокруг чудеСА.
    САм с собой веду диаЛОГ,
    ЛОГику совсем отключИВ,
    И В ленивый мыслей потОК
    ОКунаю Ваши ключи.

    Вы ушли. Притихла струНА,
    НАвалилась камнем тосКА -
    КАжется на все времеНА:
    НА часы, года, на веКА.
    КАрих глаз безмолвный уКОР.
    КОРоток и мал мой миРОК.
    РОКовая женщина - взДОР.
    ДОРог нам свободы глоток.

    Все сейчас открыты пуТИ.
    ТИкает будильник, старИК.
    И Куда теперь-то идТИ?
    ТИшина вокруг, будто крИК.
    И Какое там обо МНЕ
    МНЕние составит наРОД...
    РОДинку твою на спиНЕ
    НЕ забыть, хоть время идёт.


    Nov.13.2012

    - - -

    Остроумно. Создаёт образы эха, маятника, постоянного возвращения в одну точку - из всех путей.


    144

    Лапердин Е.В. Матрас

     Dear tired friend.
     Из рекламы

    Дорогой усталый друг!
    Жизненный нелёгок путь.
    Коль умаялся ты вдруг,
    Нужно лечь и отдохнуть.

    Только как, скажите, быть? -
    Не сомкнуть усталых глаз,
    Если ты забыл купить
    Замечательный матрас.

    Позвони, и сей момент
    (По размерам и деньгам)
    Наш большой ассортимент
    Упадёт к твоим ногам.

    Наш матрас всегда в цене.
    Ждёт тебя покой, успех.
    Он для отдыха вполне
    И для маленьких утех.

    И ты ляжешь на него,
    И исчезнет всё вокруг.
    Нет прекрасней ничего!
    Дорогой усталый друг.

    Oct.9.2009

    - - -

    Убедительно. Сейчас позвоню :-).


    145

    Крофтс Н. Нельзя. Хочу

    Мир исчез.
    Мгновения скользят.
    В телефон я глупости шепчу.

    Ум твердит: "Оставь его. Нельзя".
    Сердце властно требует: "Хочу".
    
    Через стык континентальных плит
    я за сотни вёрст к тебе лечу,
    сквозь "нельзя", которое болит,
    к одному желанному "хочу".

    И сомкнувшись так, что не разнять,
    не унять и не остановить,
    не понять запретов, не принять -
    пьём одно кипучее "любить".

    ...Но уводит прочь моя стезя
    от тебя. Ты куришь. Я молчу.
    Глотку жмёт суровое "нельзя"
    веру потерявшему "хочу".

    Всё. Рука пуста. Реванш не взят.
    По закону чести я плачу:
    падаю на остриё "нельзя"
    с выси недоступного "хочу".

    - - -

    Очень элегантно.


    146

    Крофтс Н. Бог за морем

    А пена морская, седая, подступит к ногам,
    ласкаясь, приляжет, зашепчет, завертит, закрутит,
    разденет тебя донага, разберёт по слогам,
    как строки пергамента в поисках тайны и сути.

    И в бархатном море, в бесформенных волнах тепла
    ты вдруг угадаешь дыхание древнего бога -
    в священном экстазе пред ним изовьются тела
    входящих в пределы его огневого чертога.

    Пробудится бог, ненасытен и неукротим,
    и - в путь, за наживой, лишь волны бегут под нажимом
    властительной длани, сметающей всё на пути.
    Ты рухнешь пред ним, обессиленно, неудержимо.

    Лежишь бездыханна. Но тело сияющий бог
    поднимет - и примет в объятия ветра и веры.
    А пена морская, седая, ласкаясь у ног,
    с восторгом глядит на рождение новой Венеры.

    - - -

    Ослепительные перспективы. И обольстительно изложены.


    147
    
    Крофтс Н. Ода кофемана

    Встаёшь с утра. Без слёз и драм
    Живёшь лет 30 на Голгофе.
    И жизнь - игра да мишура.
    А я пойду да выпью кофе.

    Пусть в чувствах - полный тарарам,
    И пусть глумится Мефистофель,
    Все это - глупости и хлам:
    Я вот пойду да выпью кофе.

    А коль удастся отдохнуть
    (Чтоб - дом, уют, любимый профиль),
    Дай, Господи, еще чуть-чуть:
    Давай пойдём да выпьем кофе.

    - - -

    Воистину!!! )))))


    148
    
    Крофтс Н. На развалинах Трои

    ***
     На развалинах Трои лежу, недвижим,
     в ожиданье последней ахейской атаки

     Ю. Левитанский

    На развалинах Трои лежу в ожиданье последней атаки.
    Закурю папироску. Опять за душой ни гроша.
    Боже правый, как тихо. И только завыли собаки
    да газетный листок на просохшем ветру прошуршал.
    Может - "Таймс", может - "Правда". Уже разбирать неохота.
    На развалинах Трои лежу. Ожиданье. Пехота.
    Где-то там Пенелопа. А может, Кассандра... А может...
    Может, кто-нибудь мудрый однажды за нас подытожит,
    всё запишет, поймёт - и потреплет меня по плечу.
    А пока я плачу. За себя. За атаку на Трою.
    За потомков моих - тех, что Трою когда-то отстроят,
    и за тех, что опять её с грязью смешают, и тех,
    что возьмут на себя этот страшный, чудовищный грех -
    и пошлют умирать - нас. И вас... Как курёнка - на вертел.

    А пока я лежу... Только воют собаки и ветер.
    И молюсь - я не знаю кому - о конце этих бредней.
    Чтоб атака однажды, действительно, стала последней.

    - - -

    Великолепно. До слёз. Присущий Крофтс выверенный чеканный стих - и точно стилизованная интонация непринуждённой разговорной речи. Заявленное номинацией путешествие в себя, в эгоцентрических лабиринтах коего заблудились столь многие участники конкурса, - и пронзительное единство с миром, с историей, с человечеством, боль и благородная ответственность за ближних и дальних.


    149
    
    Цэрнэ Ю. Спутники судьбы
    
     Совпадения ─ спутники судьбы.
     В каждом рисунке солнца ─ мы.
     Они пишут лучами нам случай,
     Думая, что так будет лучше.
    
     Организуют встречи, разлуки,
     Стрелки жизни считают муки,
     Колода карт ─ пасьянс "ПАУК",
     И понимаешь, что не вдруг.
    
     И в жизни всё закономерно:
     И бумеранг, и день последний.
     Всё ─ лишь Художника мазки.
     Кто он? Зачем? Не знаем мы.
    
    26.05.2012 г

    - - -

    Думающие совпадения - это забавно. Всё остальное скомкано, аморфно, да и неверно. Художник обладает свободой воли, и творит он Мультиверс, основанный на принципе неопределённости. Наш мир индетерминирован и неисчерпаем. Не только не знаем, но и не узнаем. По-моему, это прекрасно - постижение обеспечено на всю оставшуюся вечность.


    150

    Цэрнэ Ю. Пасхальная свеча
    
     Читаю пламени язык.
     Знаю: он могуч, велик,
     Горяч, жесток. А бывает
     Меня одну лишь понимает.
    
     Танцует. В этом мы похожи.
     Ой, горячо. Следы на коже.
     Он, как и я: теплом согреет
     Сомненья по ветру развеет.
    
     И таешь воском, не спеша,
     Гори, гори: но чуть дыша.
     Она по-прежнему ничья,
     Стоит пасхальная свеча.
    
     7.02.2011 г.

    - - -

    Мне не понять, что лирическая героиня прочла в пасхальном пламени. Я вне лона церкви, потому молчу.


    151

    Цэрнэ Ю. Жемчуг любви
    
     Я храню тот жемчуг любви,
     Орошая каплей из нежности,
     Когда скажешь мне: "Подари"
     Я достану ещё и верности.
    
     В ту минуту струйкой тепла
     Я скажу, что люблю тебя.
     Отдамся пламени страсти,
     На коже рисунок: "Счастье".
    
     9. 03. 2011 г.

    - - -

    Удивительна анатомия любви. С нежностью, из которой капает...


    152

    Цэрнэ Ю. Распятье мечте
    
     Я рисую распятье мечте,
     В слезах думая о тебе.
     Знаю, ты не со мной
     И сейчас с другой.
    
     На холсте ты и я,
     Вся наша семья,
     Свадьба и платье,
     Не мой − проклятье!
    
     В памяти черты лица,
     Твои последние слова,
     Вот - прощания минута...
     Воском я таяла будто.
    
     Мои слёзы так горячи,
     Они жаркое пламя свечи.
     И понимая, что я люблю
     Тихо умираю, не живу.
    
     10.03.2011 г.

    - - -

    Если это положить на музыку, с мелодией покатило бы. Мечта, слёзы, память, прощание, любовь - что ещё нужно для задушевной песни.


    153

    Динь Д. Зимний свист

    Белоснежная мягкая вата.
    Кружевная погибель вьюг.
    Снегири на червонных заплатах
    Собирают оплавленный пух.
    Коротышка бежал по дорожке
    С перекошенной лапкой хромой,
    С пьяной мордой бросал на окошки
    По крупицам узор ледяной.
    Фонари в полудреме косились,
    Пешеходов теснили не в строй,
    С перепугу старухи крестились
    На стервозный заветренный вой!
    Запоздала зима на вечерю,
    Толстым теткам кутя - перебор,
    Есть у Бога молитва. Я верю.
    Для нее заточил он топор!

    - - -

    Боже милосердный...


    154

    Динь Д. На окне

    Можно? Не можно?
    Нужно? Не нужно?
    Лить осторожно
    Мелкую дрожь.
    Вдох непослушно
    Летает по стеклам
    И растворяет
    белую брошь.
    Теплые пальцы
    гладили окна,
    в ласковом танце
    искали узор.
    Он и она
    кружатся в вальсе,
    Негой растаяв
    Наперекор.

    - - -

    Лирично. Невнятно, но лирике логика только помеха.


    155

    Динь Д. Зима

    Закат лиловой гладью
    Прилег на край земли,
    И белокурой прядью
    Заволокло следы.

    Веселая и пьяная
    Зима плетется в лес.
    Цигейка ветром драная,
    Бранишься словно бес.

    Кутила нынче девица,
    Кидалась серебром,
    На юркие метелицы
    Плевалась под окном.

    Бесстыжая красавица
    Оделась в белый мех,
    И понеслась развратница
    На новый сладкий грех.

    - - -

    Неожиданный взгляд на родную природу. Скандальные новости из жизни распутницы-зимы. Хотелось бы с пикантными подробностями и детальным описанием сладкого греха.


    156

    Динь Д. Ноябрь

    Ноябрь - дождь, тоска и стужа,
    Он мне надламывает душу.
    Я - ветер сильный, не послушный,
    И охра мое горло душит,
    Пастель и масло бьет по венам,
    Мне нет пощады в его стенах!
    Сорву шедевры, краску, осень,
    И пусть прощения не просит!

    - - -

    Кто у кого должен просить или не просить прощения?.. Кто на ком стоял?..


    157

    Барамунда. Убивай любовь

    Приспело, любимая, в час полунощный
    За крест ухватиться? За животворящий?
    Юродивый сгинет, гордыня обрящет!
    Точи-ка топор свой острее и площе -

    Обтёсывай жало!

    Как мило - отступнику в сердце с любовью
    Поглубже заехать распятием острым,
    Потом провернуть с выражением постным,
    Чтоб раны сочились солёною кровью

    В божественном танце...

    Сопя, наблюдать за движением массы
    Горячей, густой, обагряющей склоны...
    И вот уже залиты сплошь пантеоны,
    А вороны, каркая, строят гримасы

    И славят Успенье...

    Под клёкот любви из гробниц своих мощи
    Восстанут, взалкавши пролитого сока;
    И тут... Откровенье настанет до срока -
    Твой нимб о гордыню ударится жёстче,

    Чем раб убиенный.

    - - -

    Леденящая душу история. Полночь, кладбище, смертный грех гордыни против любви, убийство могильным крестом, реки крови и восставшие полчища зомби. Словом, все умерли. Изложено очень достойным и очень серьёзным стихом, и не фиг тут хихикать.
    

    158

    Барамунда Ты спросишь: - Изменил?

    Я стану ожидать...
    И даже буду рад,
    Когда насупит ночь
    Последнего суда,
    Ведь десять лет вдвоём
    Не лучший адвокат.
    Ты спросишь: Изменил?
    А я отвечу: Да...

    Шельмуется игра
    Валетом в рукаве,
    К чему твоих скорбей
    Печальный пересказ?
    Ты ниточку судьбы
    Продёрни по канве
    Не завтра,
    А сегодня
    И сейчас.

    Шестёркой перебьёшь
    Козырного туза
    И по живой крови
    Разрежешь наш портрет.
    Я преданным щенком
    Взгляну тебе в глаза
    И прошепчу: Прости...
    А ты ответишь: Нет!

    Я подойду к тебе,
    И руки опущу...
    Ты в гневе закричишь:
    Проваливай! Не лезь!
    Не хочешь - не прощай,
    Я сам себя прощу...
    Наверное,
    Когда-нибудь,
    Не здесь...

    - - -

    Просто и дипломатично о тактике отхода.


    159

    Барамунда Девочка-тётя

    Девочка-тётя
    (в плаще, с маникюром,
    С бантиком алым на шляпке бумажной)
    К поезду мчится аллюром винтажным -
    А на ходу поправляет бюстгальтер
    И каблучками ломает
    Улиток...

    Вены дождя упираются в крыши,
    Гемоглобином пропитаны тучи, и
    Вьются над рельсами мыши летучие -
    Юные рожицы - взоры седые,
    Девочку в путь провожают...
    И что же?

    Девочка-тётя спешит, словно кошка,
    (Как для неё это важно, представьте!)
    Место занять у окошка в плацкарте -
    В этот чихающий осенью вторник
    Девочка-тётя прощается
    С миром...

    Поезд пустой отправляет с платформы
    Строгий кондуктор - глазища из стали
    (Отнял билет, для проформы, у ляли!)
    Станция 'Жизнь' до утра отдыхает,
    Ветер волочит лузгу
    По перронам...

    Девочка-тётя
    (в плаще, с маникюром,
    С бантиком алым и сердцем отважным)
    Шмыгает жалобно носиком влажным -
    И, обагряя оконце помадой,
    Девочка-тётя прощает нас...
    Тоже.

    - - -

    Вот же нравится Барамунде писать лёгкие и милые стишата о запредельных ужасах...


    160

    Барамунда Поплачь, сестрица

    Поплачь, сестрица, я готов:
    В моей жилетке рукавов,
    Что в небе синем облаков,
    Что над Атлантикой ветров,
    На солнце - пятен...
    На вязь бессвязных полуснов,
    На вытачки бессонных слов...
    Пусть солона твоя вода -
    Мотив понятен! -

    Пролей историю свою,
    Я не предам, не засмею -
    В моей жилетке, как изъян,
    Зияет столько старых ран
    Из-под заплаток,
    Что даже грусти океан,
    Невольный, может быть, обман,
    Впитаю тайно, а в карман...
    Волью остаток.

    Не жди, сестричка! Я готов -
    В моей жилетке рукавов,
    Что в доле женской - дураков,
    Что на кандальниках - оков,
    И по привычке
    На строчки бешеных стихов,
    На складки выцветших понтов,
    Хоть и горька твоя слеза,
    Поплачь, сестричка...

    - - -

    Великодушно. И без убытку.


    161

    Ники Т. Блюзово-шлюзовое
    
     Мы попали сюда из опасных мест
     Из болотных, чАдных низин
     И ветви, что плыли над нами, смыкались в крест
     И бог для нас был един
    
     Так мы прошли через верный шлюз
     По неровным тОкам крови
     И он бормотал нам тягуче-печальный блюз
     Как молитвы шептал свои
    
     А в полумраке по берегам
     Светились злобой огни
     Но дикие звери - да разве опасность нам?
     Мы вырвались и спасены
    
     Пусть ненадежен ветхий челнок
     И точит его труха
     Но руки твои - самый крепкий и нежный замок
     И словно из меха - постель из мха.

    - - -

    Красивый соул, мистический и романтичный, насыщенный жаркой отважной любовью.


    162
    
    Ники Т. Одиночество

     Я как житель лесной, одиночество чую за милю
     Из оврагов сочится зимы мерзлопакостный сон
     Наконец-то решиться: по старому-старому стилю
     Он спасен. Да, конечно - весной Он обычно спасен
    
     И потом помню голод, который пригнал меня в город
     Я - безумец, таился качанья слепых фонарей
     Получив от кухарки горячих помоев за ворот
     Крался демоном рыжим меж многих открытых дверей
    
     Так не надо мне больше, хватило! - тепла и покоя
     Диким сердцем не верится в ласку хозяйской руки
     Еще вызгрыть бы память, да в клочья, как после запоя
     И смиренно завыть над обрывом холодной и быстрой реки.

    - - -

    Сильно. Всё вместил этот тёмный холодный текст: и таинственную чуждость Чужого, и угрюмую его неприкаянность, и потребность в любви, и страх довериться, и смертную его тоску.


    163

    Ники Т. Море
    
     Лежи, лежи смирно, ты - вечно голодное море!
     Не трожь мою душу, не пей мое тело залпом.
     Ласкайся к ногам моим, словно большой добрый пудель...
     Коварство свое затаи, проглотивши обиду.

    - - -

    В ритме прибоя. Да, в хорошую погоду, когда исполин в добром расположении духа, забавно поиграть с ним в хозяйку и пуделя.


    164

    Ники Т. In Dekadance
    
     Mon cher, вы знали это утро?
     Тот серый, призрачный рассвет
     Чуть припоздавший к нам как будто
     А страсти нет. Да, страсти нет.
    
     Легки минуты свежей грусти
     Еще тепла наша печаль
     И тонки пальцы... В доме пусто
     Открыт, в углу стоит рояль
    
     Все ясно, прощено, забыто
     И нет круженья лишних слов
     Поэту сложно неизбито
     Зарифмовать свою любовь...
    
     - - -
    
     В тишине и пустоте, в мерцании многократных самоотражений и серых отзвуках струн, верное слово необходимее любви - кто поймёт поэта, кроме поэта? Утончённо и слегка отдаёт ладаном - как точно тексту дано имя.
    
    
    
     165
    
    Вуйцик А. Тишина, родное поле...

    Тишина, родное поле,
     Алый солнца луч,
    Тёплый воздух, воздух воли,
     Небо бусых туч,

    Запах утра, моря брызги,
     Море без границ,
    Перелёт на юг и визги
     Стаи бедных птиц,

    Свет в степи родной и чистой,
     Дым с трубы идёт,
    Утром в полюшке лучисто
     Солнышко встаёт.

    - - -

    Старая песня о вечном. Незатейливая, как ромашка на лугу, - но, чуть-чуть, в меру приправленная архаичной лексикой, становится всегдашней, в ряду с солнцем, степью и народом. Душа отдыхает.


    166

    Вуйцик А. Когда радушно королева улыбнётся...

    Когда радушно королева улыбнётся
     И воцарится яркий свет -
    Симфония "Печаль и Радость" разольётся
     В ализариновый кювет.
    Те дамы, что со мной игрались - воспевали
     Моих врагов недобрых строй,
    Стремглав к ним поспевая, дамы, всё же ждали
     Со мною встретиться порой.
    Не приютит природа-мать тоску седую.
     А смысл быть вообще здесь был? -
    Я видел бесконечность всю, живя вслепую;
     Пришёл никем - никем и слыл.
    Как миллион других звёзд брошенных вселенной
     В поруки - на приём души,
    Меня разделают как туши кусок бренной
     И закопают средь глуши...
    А чем была любовь? - Морями иль пустыней,
     Где капля поровну ценна,
    Останется навечно иль же сгинет -
     Всё тешится в груди она.
    Прощенье - есть рассвет! Закат греховной жизни
     Уж тоже близко застывал -
    На очищенье не спешили мои мысли...
     Всю жизнь в конвульсии искал
    Должно быть то, что сгинуло в клейме оттенков,
     Но приютив трильоны гамм.
    Сегодня я бьюсь головою в эту стенку,
     Пусть вечно солнце светит вам.

    - - -

    Во-от что будет в голове, если биться ею в стену. Читать всем, внимательно, а лучше - законспектировать.


    167

    Вуйцик А. Ты только радуйся, живи, цвети!

    Ты только радуйся, живи, цвети!
    Когда хорошего нет ничего,
    Когда совсем уж тяжело идти -
    Ты вспоминай про друга своего.

    К благоговению один лишь путь -
    Он жизни нашей самый громкий пир...
    На годы долгие счастливой будь!
    Сияй! Твоя улыбка красит мир.

    Ты на мгновение вообрази:
    Предел всему есть, но любовь одна,
    Как будто лунный свет ночной стези
    Способна петь, цвести - она жива!

    Не плачь Ты и не прячься от дождя,
    От бури, да хорошего всего,
    И в горькие минуты бытия
    Повспоминай про друга своего...

    Ты погрусти, когда умрёт поэт,
    Покуда грусть не возвестит о том,
    Что жизнь Твоя теперь - небесный свет
    И жизнь Твоя навек полна теплом.

    - - -

    Э-э... То есть, она обретёт истинную радость бытия, когда её друг помрёт?..


    168

    Вуйцик А. В Черапунджи сегодня дожди...

    В Черапунджи сегодня дожди,
    В Сестрорецке сейчас идёт снег.
    Счастье дышит на юной груди,
    А душе невозможно без нег.

    Невозможны поля без цветов,
    Без цепей каторжанин - живой.
    Сущность жизни - лишь несколько слов:
    След простынет, нальётся водой.

    Будут в зимний, холодный рассвет
    Плакать тучи - слеза за слезой,
    И окутает лес белый цвет
    И дожди разольются рекой.

    И луна тёмной ночью горит,
    Сладкой ночью живёт вся земля.
    Тихий сон наш любовь озарит -
    Там, где Ты будешь - там буду я.

    Оттого-то и счастье в груди
    И душе невозможно без нег...
    В Черапунджи сегодня дожди,
    В Сестрорецке сейчас идёт снег.

    - - -

    Всеобъемлюще. И счастье, и нега, и сущность жизни, и любовь, и сон упоительный, и луна, и в Сестрорецке снег, а в Черапунджи, наоборот, дожди, а в огороде вовсе даже... гм... да.


    169

    Перемитина М.Ю. Отвезите меня к океану

    Отвезите меня к океану под пенными шрамами,
    К пучине болезненно-синей слепой глубины,
    К округлым камням, испещренным щербинками-ранами,
    Как диск одиноко парящей усталой луны.

    Луны, что в безоблачный час моет острыми пиками
    Свой тающий бок в плеске черной погасшей воды,
    Мелькая в струящейся глади дрожащими ликами,
    Скрываясь под шелком измятой резной темноты.

    Отвезите меня к океану, где в плеска сплетениях,
    Взрывая оскольчатость волн как живые винты,
    С пронзающим толщу воды гулко-жалобным пением
    Вздымают горбатые спины гиганты-киты.

    Где хочется сгинуть, став частью бурлящего демона,
    Где тает вуалью тумана размытая даль,
    Где все мирозданье на тысячи капель измелено
    И брошено ветром под неба кипучую сталь.

    - - -

    Чистое созерцание стихии, но какие свежие, точные и яркие образы. Особенно хороши, на мой вкус, шёлк измятой резной темноты и неба кипучая сталь. Изумительно.


    170

    Перемитина М.Ю. Я тебя (акростих)

    Я тебя ненавижу так сильно,
    Так безумно и так горячо,
    Если даже под камнем могильным
    Будешь спать, весь холодный и синий,
    Я не трону гранит и плечом.

    Бесконечно тебя не терплю,
    Откровенно, всецело, навечно,
    Льда стена между нами. Я крепко молю,
    Шевелись, уходи, только душу мою
    Едкий взгляд твой пускай не калечит.

    Живи сам, сделай милость, исчезни,
    Изойди, я от боли горю,
    Затвори за собою все двери. Хоть тресни,
    Не начну я скучать, ты подобен болезни,
    И твой мор я до слез не
    Люблю.

    - - -

    Хорошо. Технический изыск умножает смыслы - фраза, спрятанная в акростихе, создаёт напряжение явных эмоций и таящейся в глубине страсти.


    171

    Перемитина М.Ю. Последняя лампа предсмертно моргает

    Последняя лампа предсмертно моргает,
    И я остаюсь в темноте,
    Надежда тихонько, размеренно тает -
    Кругом всё не то, все не те.

    Сквозняк тихо свищет, скитается, бьется
    О торсы крошащихся стен,
    Мой мир рассыпается, демон смеется,
    Кружась у дрожащих колен.

    Ко мне подбираются жадные звери
    Из тьмы неискупленных дней
    Открыты, распахнуты настежь все двери,
    Я жду в этом царстве теней.

    В углах зарождаются крики и хохот,
    И песнь на чужом языке,
    А в ухо звучит страшный вкрадчивый шепот,
    И когти скребут по щеке.

    - - -

    У-у, как подробно и со вкусом описан ночной кошмар. Это ж его надо было героически раза три пересмотреть...


    172

    Перемитина М.Ю. Про "Бога"

    Как просто жить! - когда за новым каждым
    Грехом, дурным поступком - сразу к Богу,
    Прийти к закрещенному рясами порогу,
    К пузатым бородам, окладистым и важным.

    И, слушая с притворным искупленьем
    Тягучий певный бас, кадильниц терпкий звон,
    В удушье ладана упасть в земной поклон,
    Сверкнув в оплывшем воске отраженьем.

    Как просто жить! В углу пришпилить образ,
    Иль образа - не суть, и свято верить в то,
    Что чудом одарит воспетое ничто,
    Услышав лишь молебно-скорбный возглас.

    Как просто плыть теченьем старины,
    Надеясь на охапку благодати,
    Повесив идола во голову кровати,
    И веря в сказ, что муки сочтены.

    Живите же и дальше так легко,
    Вам машут ручкой с горстки облаков.

    - - -

    Пропасть между людьми веры и людьми знания выглядит непреодолимой. Кажется, что им не постичь мышления друг друга. Но человечеству они равно необходимы, как необходимы разуму оба полушария мозга. Потому что главная продукция человечества - информация порождается только в диалоге. Людей, стран, культур, времён.
    Условие жизнеспособности и устойчивости любой системы - разнообразие. Человечество держится, потому что идёт несколькими путями одновременно. И путь веры, психологических практик, мистических озарений, духовных преображений по-своему так же бесконечен и продуктивен, как путь знания, науки и технологий.
    Для человека, идущего путём искусства, то есть человека, по идее, остро ощущающего своё родство со всеми живыми душами, своё единство с тотально целостным миром, это должно быть самоочевидным.
    Разумеется, большинство моих соплеменников всем возможным путям предпочитает уютные тупики. Да, в них могут висеть иконы и лампады. А могут - портреты Романа Широкова, Виктора Цоя или Альберта Эйнштейна. Или ковры. По сути - никакой разницы, обыватель - он и есть обыватель. И никакой разницы, на чьих дверях недрогнувшая рука борца с заблуждениями начертит белые кресты - обывателей с иконами или обывателей с коврами. И то, и другое - преступление против человечества. Идея "все верующие - примитивные притворщики, ищущие простых решений и лёгкой жизни" так же бесчеловечна и так же летальна, как идея "все неверующие - примитивные, бездуховные и безнравственные пособники сатаны".
    А так-то хорошо написано, грамотно и с чувством. Вот только с каким...


    173

    Голованова Т.Н. Хотел упасть - да твердо...

    Хотел упасть -
     Да твердо.
    Хотел стоять -
     Да трудно.
    Хотел забыть -
     Да больно.
    Слушать хотел -
     Да нудно.

    Хоть что-то сделать
    Выйдет ли?
    Выйти хотел
     Да вынесли...

    - - -

    Поучительно.


    174

    Голованова Т.Н. Театр абсурда...

    Театр абсурда жизни
    Играет цепь времен.
    На поле черно-белом
    Один на всех закон.

    Открыты створки сердца,
    Закрыта дверь души.
    Когда ты - скорость света.
    Свет даже не спешит.

    Из пункта в пункт по жизни,
    Не ведая преград.
    Лишь в пятом измерении
    Время течет назад.

    Клинопись на скрижалях -
    Один на всех закон.
    Театр абсурда жизни
    Играет цепь времен...

    Кто ложью жил, кто правдой,
    Кто выжил, кто воскрес?
    Кто вместо carpe diem
    Слышал delenda est?

    - - -

    Barbara quaestio solvitur silentio.


    175

    Голованова Т.Н. Закрыт аэропорт

    Закрыт аэропорт, не принимает самолеты.
    Закрыт, закрыт, закрыт...
    Движенье ветра - кто ты?
    Кто там в окне, в траве, в иллюминаторе, в полете?
    Закрыт аэропорт движеньем ветра. - Кто ты?
    Дороги нет. Закрыт.
    Ты в небе. На Земле ты.
    Так скрипнет дверь, так будут плакать дети...
    А мы с тобой останемся в ответе
    За путь по небу, за движенье ветра,
    за запах скошенной травы. - Кто ты?
    Полет закрыт. Ни вверх, ни вниз, ни в сторону.
    Закрыты песни, слёзы, разговоры.
    Затихли ветры, но хохочут вороны.
    Они в полете - им и вверх и в сторону
    и вниз, а нам - Закрыт, закрыт, закрыт.
    Закрыт аэропорт.
    Сигналы игнорирует о том, что вышло время,
    Нас нервирует и манит вниз сиянье -
    свет фонарей на линии сознанья,
    посадочных огней влечет безумный свет, сиянье, но...
    Закрыт, закрыт, закрыт
    Путь вниз. И вверх уже не тянет. -
    Тянет в стороны.
    А там по сторонам - Хохочут вороны,
    напоминая нам о том, что мы в ответе
    за ветер, за огни, за то, что плачут дети,
    за то, что пульт диспетчера - Разбит.
    За то, что наш аэропорт -
    Закрыт, закрыт, закрыт...

    - - -

    Поток сознания. В чистом виде. Не оформлен. Закрыт, закрыт, закрыт. Но любопытно всё-таки: "кто ты" - это кто?


    176

    Голованова Т.Н. Открыли дверь на небо

    Открыли дверь на небо
    Хлынул свет,
    Закрытый там в теченье
    Многих лет.
    Тяжелый воздух
    Опалил смолой,
    Дохнул ветрами,
    Задрожал стеной
    Из воздуха, свинцом окреп
    А мир,
     Как был,
     Как есть,
     Как будет -
     Слеп.
    Твой голос в эхе гор
    Звучит все тише,
    В дверь дома не войти -
    Войди в окно,
    А выйди через крышу.
    Туда, где над горами тает свет,
    Где отражений уже нет
    И красок нет.
    Открыли дверь - там черная дыра.
    Мир не хотел гореть и умерла
    Заря. И человек
    Во тьме остался
    И в борьбе - окреп,
    Хоть был,
     И есть,
     И будет всегда - слеп...

    - - -

    Беспросветно.


    177

    Федоров К.В. Я пепел

    Я пепел, упавший с твоей сигареты
    На руку.
    Я ветер, унесший тот пепел.
    Самбука,
    Сжигающая пищевод.
    Я боль под огромным сердечным секретом.
    Я твой новый левел.
    Я громоотвод.
    Налей мне себя, так небрежно,
    Плеская.
    По краю стакана слезой.
    Дорогая,
    Тебя не хватает.
    Люби меня нежно.
    Как жаль, что нам снится покой
    И так рано светает...

    - - -

    Жаль.


    178

    Федоров К.В. Семь ангелов

    Семь ангелов сидели на семи домах,
    Но не было в округе никого
    Кто бы почувствовал тревожный взмах,
    Прикосновение хотя бы одного.
    И ангелы, взлетев и сделав круг,
    Всю радость, что была - отдали.
    И счастье радостной волною вдруг,
    Накрыло все. Но люди опоздали.

    Поплачут ангелы по нам, и понемногу,
    Придут в себя, и вновь взлетят.
    А мы, почувствовав тревогу,
    Болезненный свой взгляд на небо устремим,
    Мы будем ползать, как нам суждено.
    Мы ползать будем, но мы не взлетим.

    - - -

    Совершенно запутанная история. Сначала ангелы специально улетели от домов, чтобы отлить в безлюдном месте, потом плакали, что люди опоздали к луже, взмах ангельских крыльев порождает тревогу, люди её сначала не чувствуют, потом чувствуют, и то, и другое плохо, потому что нам всё равно суждено ползать, надо срочно учиться передвигаться по-пластунски, слава Богу, нас хоть не обратят в ангелов, не способных сообразить, куда сливать счастье...


    179

    Федоров К.В. отвлекся

    отвлекся.
    в разности слагаю.
    впадаю в транс и пропадаю.
    я весь растекся.
    распустил все нюни.
    по курсу траблы, саксы, факи.
    жара, коньяк, невкусная арака.
    и патока текучего июня.
    закваска недоделок.
    петли из свиданий.
    сонливость мутных созиданий.
    толпа из полуголых девок.
    и солнечный удар
    на перегретых крышах.
    я пережду, я буду мыши тише.
    потом на абордаж, корсар.
    пот льется, в кровь разодрана коленка.
    песок в карманах, я наискосок
    лежу, как пережаренная гренка,
    и превращаю мысли о тебе в песок.

    - - -

    "Патока текучего июня" - прекрасно сказано. "Закваска недоделок" и "петли из свиданий" тоже очень хороши. И чудное сравнение "мыши тише".
    Он не гренка. Он гренОк.


    180

    Федоров К.В. человек

    Мрачно грызешь ногти, брительку поправляешь.
    Губы
    Помадой красной пахнут. И только,
    Один человек усмехается, так, невидно,
    Сквозь зубы.
    В глазах черных которого черти танцуют польку.
    Можно, конечно, его назвать зверем.
    С силой
    Невероятной приходится взгляд отрывать отчаянный.
    Но большинство назовет его со скромной простотой
    Милым.
    На что приходится отвечать молчанием.
    Кажется знаешь ведь его давно, наизусть.
    Но нервы
    Могут не выдержать и задать жару в теле.
    Душа ушла в пятки, сердце замерло, и он первый
    Подойдет и скажет тебе что-нибудь, тихо так, еле-еле.

    - - -

    "И всюду страсти роковые, и от судеб защиты нет" (с).
    Опечатка: "бретельку".


    181

    Димакова О. Любовь...

     Взлетала в пропасть,
     Срывалась ввысь...
     Кричал вслед кто-то:
     "Не удержись!"
     Желали хором:
     "Разбиться б ей!"
     И не жалели
     Бросать ножей.
     Свою забыли -
     Чужая - грех
     И кол ей в спину,
     Чтоб без помех.
     Бывало пулей
     Издалека.
     Под дых бывало
     От простака.
     Под ногти иглы -
     От добродей.
     От яда в склянке -
     Честней злодей.
     Топили в реках,
     Жгли на кострах...
     Она хохочет
     На облаках...

    - - -

    И впрямь - им же хуже.


    182
    
    Димакова О. Однажды...

     Вы в Цюрихе... я думаю о Вас...
     А через день письмо пришло из Вены...
     Вас забавляют хойригер и вальс,
     Мне - ожидание терзает вены.
    
     Суббота, семь часов, "The Gray", Милан?
     Билет на самолет - и я готова!..
     Хотя портье отеля был не пьян,
     Увы, о Вас не смог связать два слова...
    
     Координаты изменились? Что? Париж? -
     Звонок внезапный, но мечтала бурно
     Сыграть на Елисейских с Вами в бридж
     И целоваться в галереях Лувра...
    
     Случись Рейкьявик, Токио, Санья -
     Как ни противлюсь, результат конечен:
     Для Вас открыт весь мир, а для меня -
     Мир сузился до рамок нашей встречи.
    
     И много лет спустя, как божоле,
     Забытое в каком-то из подвалов
     В развалинах французского шале,
     Прокисну... Словом, не принадлежала...

    - - -

    Драма не из нашей жизни. Такие деньжищи на все эти билеты - и так бездарно растратить, и мира не увидеть...


    183

    Димакова О. Как живется не со мной, любимый...

     Как живется не со мной, любимый?
     Хорошо ли спите по ночам?
     К дерзости все так же ль нетерпимы?
     Склонны ль к назидательным речам?
    
     Нет, наверно... ведь она - другая.
     В Вашем доме нынче гладь да тишь -
     Тихим послушанием пленяя,
     Вас хранит заботливая мышь.
    
     Милая, красивая, конечно.
     Без огня, но это хорошо -
     Разжуете пресно и неспешно
     Жизнь как кальциевый порошок.
    
     Но на склоне лет скрипуче-белых
     Беспокойно мысли теребя,
     Не пеняйте на исход. - Удела
     Рядного хотели для себя

    - - -

    Верно, верно. Чем утешиться Лилит, такой незаурядной, талантливой, пишущей такие остроумные и изящные стихи - и так обидно отвергнутой? Проще всего тем, что Ева - примитивная серая мышь, которая превратит жизнь любимого в скучное пресное болото. Мудрые Евы не спорят.


    184

    Димакова О.А. В гудках прощальных разъезжались поезда...

     В гудках прощальных разъезжались поезда...
     Смывая с губ печать последней встречи,
     Дождем озябшим тело сжали холода -
     Души оледенения предтеча.
    
     Любовью умерщвленным быть нельзя,
     От смерти бережет бездушный разум...
     Но сколько нас, над пропастью скользя,
     Срывалось, разбиваясь вдрызг и разом!
    
     Дышали вечностью, воскреснув лишь на миг...
     И проиграли жизни в одночасье,
     Ведь бог любви, как старый ростовщик
     Взыскал с процентами одолженное счастье.

    - - -

    Взрослые, горькие, выношенные стихи.


    185

    Парусникова О.Д. Веселие Сменилось Истерикой Души...

    Веселие сменилось истерикой души,
    А все кругом кричали: "Смеши, смеши, смеши!.."

    Душа болит и плачет, и стонет, и кричит,
    А людям всё казалось, что это смех звучит.

    Всё громче раздавалось: "Смеши, смеши, смеши!.."
    ...Не путайте с весёлостью истерику души!!!

    - - -

    Разумное замечание.


    186

    Парусникова О.Д. Не страшны мне монастырские порядки...

    Не страшны мне монастырские порядки -
    И в миру я, как монастыре.
    В жизнь, как в омут, брошусь без оглядки...
    Вспоминайте, сёстры, обо мне!

    - - -

    Утопиться в жизни - смело и оригинально. Непонятно только, зачем лирической героине туда бросаться, если монастырские порядки ей не страшны.


    187

    Парусникова О.Д. Такой непрочной оказалась красота...

    Иней на ветках,
    Берёзы, как в платьях,
    Сосны и ели в седых париках.
    Солнце - в тумане
    И светит не резко:
    Луч, как волшебной палочки взмах.
    Всё по-другому,
    И лес стал волшебным,
    Даже синицы притихли в ветвях.

    Тихо и призрачно,
    Словно деревья -
    Сбросить боятся свой дивный наряд.
    Утро прекрасно,
    Но день наступает -
    Кончится скоро чудесный парад.
    Солнце пригреет,
    И иней растает,
    Словно в руке шоколад.

    Такой непрочной оказалась красота:
    Чуть дунуло теплом, и всё пропало...
    Растаял иней в солнечных лучах -
    И сразу праздника не стало...

    - - -

    Красиво. Как сам иней - сказочное воплощение моно-но аварэ. Оправданно изменён размер и ритм: с тонких острых строк до - на текуче задумчивые после.


    188

    Парусникова О.Д. Лунный загадочный свет

    Лунный загадочный свет
    Всё изменяет вокруг.
    Тени длинны и черны,
    Чуден огромный луг...

    Словно ты в сказку попал:
    Эльфы привиделись вдруг.
    Лунный загадочный свет
    Всё изменяет вокруг.

    - - -

    Грациозно. Стихотворение - мерцающий в ночи ведьмин круг.


    189

    Белова А.А. Конец зимы
    
     * * *

     Конец зимы, и небо в тучах,
     и люди выглядят замученно,
     и солнце -- тусклая монета.

     Жду подходящего момента
     сказать "я по тебе соскучилась".

     Вопрос: а дальше будет лучше?

     Придёт усталость, запятой
     свернётся рядышком со мной
     и очарует пустотой.
     Над крышами наверняка
     продолжат вахту облака.
     Любимый кактус расцветёт --
     вот счастье мне на год вперёд...

     Так мой герой меня поймёт?

     За сотни вёрст -- меня поймёшь?

     В конце зимы бывает дождь.

     В конце концов бывает ночь,

     а нас
     разъединяет
     ложь...

     - - -

    Могу только посочувствовать.


    190

    Белова А.А. В.Г.

     ***

     Тебя не касались шумные споры,
     ты смотрел в даль Заповедного моря.
     Вокруг уточняли, когда бьют бокалы
     и что мог курить, например, падший ангел,

     и шутки ждали, что ты их оценишь.
     Сияла люстра, мелькали искры,
     по жёстким лицам сбегали тени.
     Пожалуйста, не старей так быстро.
    
     Пожалуйста, не покидай нас часто.
     Поверь, мы отвыкли от вида улыбок,
     мы делали вовсе не то, что могли бы,
     и сил не хватало устроить праздник.

     Но ты вернулся из долгих странствий,
     и эта жизнь безусловно станет
     осмысленней, ярче, пока ты с нами.
     Пожалуйста, помни, что ты прекрасен.

     Пожалуйста, помни, что есть весна.

     - - -

    Редкий образец, из прочитанных пока конкурсных текстов - единственный: нежнейшие стихи о непривязанной любви, ориентированной на возлюбленного, не стремящейся присвоить его в собственность. Чудесно.


    191

    Белова А.А. Грустная песенка

     * * *
    
     Тот, кем я был убит,
     хотел меня забыть,
     вдруг это удалось,
     теперь он знаменит.

     Мой недоступный враг --
     участник лучших драк.
     В руках он держит нить
     дел, как земную ось.

     - - -

    Мужайся, сердце, до конца:
    И нет в творении творца,
     И смысла нет в мольбе.

    Ф. Тютчев


    192

    Белова А.А. Муки творчества

     * * *

     Творить поэзию на конкурс?
     я не боюсь
     что критики съедят мой опус
     я разберусь
     за что мне тут снижают баллы
     и обзывают графоманом
     а может нет
     но мой шЭдевр оставит алый
     горящий след
     в чужих мозгах! мировоззрения
     изменит он!
     а я тогда сойду за гения?
     со всех сторон!
    
     меня опять несёт на рифы
     я не сдаюсь
     довлеют килобайтов цифры
     но я борюсь
    
     волна пусть вынесет на берег
     к тому судье
     кто посочувствует поверит
     как сам себе
    
     я знаю истину в итоге!
     пусть мне хамят
     и ставят с головы на ноги
     мой результат!
    
     стихи мне посвятят потомки
     за то что здесь
     я бился так об тэйбл долго,
     что бедный фэйс.

     - - -


    Бедный, бедный, бедный! Лучше и не заглядывать, как отпечатались на нём потуги рождения шедевра, - оставим роженицу в покое. Автор завершил текст прецизионно точно, и сказав всё, и оставив свободу творческому воображению читателя. Значит, точно - гений :-).


    193

    Та С. Пг-1. "Бога"

    Я не боль. И Твои очертания блекнут,
    Будто посажены в клетку
    Тобой.
    И упорно стремится душа,
    Перекрашена
    Нервно дрожащей рукой,
    Не туда, куда бедное тело направлено.

    Там не ждут. Там расправа и суд,
    Обязательно
    В этом порядке.
    И пир показательный
    Во славу моих недопетых куплетов и лет.

    Там война за часть артефактов похищенных.
    И люди хищные. Или совсем и не люди,
    А тени их, вечно зудящие о произволе,
    Потерях и верности,
    Вряд ли известных им.

    Я не страх. Я не обыскана ими.
    Им не достанется часть моих мыслей,
    Самых заветных и чистых, что о Тебе.
    Переполнена
    И сожаленьем, и горькой мелодикой
    Вечного Твоего Имени.

    Я не враг. Белая рысь на снегу незаметная,
    Дыбой руками к небу воздетая и неживая.
    Ведь неизбежна смерть бездуховная,
    Смысла лишенная
    Закономерным уходом Твоим.

    - - -

    Это не ко мне. Чужие внутренние разборки.


    194

    Та С. Пг-1. "Хранитель"

    В толстом стекле остатки водки,
    Вскрытая банка консервы рыбной...
    Завтра, возможно, напишут в сводках,
    Что тебя растерзало быдло.
    Завтра расскажут о пьяной драке -
    Романтика битой бутылки.
    Я напишу на челе твоем знаки
    И покажу, где развилка.
    Ты - одиночество жженой бумаги,
    Ты на распутье, ослепший.
    Злой и лишенный последней отваги -
    Больше себя не удержишь.
    Красишь себя в ненавистное желтое,
    Снова и снова срываясь.
    Падаешь ниц в небеса распростертые
    И презираешь жалость.
    Я отыщу тебя, где бы ты ни был.
    Вырву из камня желанье.
    Хозяин мой - Ангел, лишенный нимба,
    Снова меня испытает.
    Я покажу тебе путь опасностей
    Там, по дороге разбитой.
    И, чтобы ты стал настоящим Мастером,
    Я должна быть твоей Маргаритой.

    - - -

    Мистично, страстно и неукротимо.


    195

    Та С. Пг-1. "Моления"

    Я с Богом говорила,
    Его я укоряла,
    Что столько раз теряла
    Тех, кого любила.
    Читала Ему строки
    Той лирики безбожной,
    Что ночью, осторожно,
    Писала ненароком.
    Я плакала, смеялась,
    Ругала и молилась,
    И в ангелы просилась,
    Но на земле осталась...
    И мне пришло открытье,
    Зачем любить и верить,
    Зачем закрыты двери,
    И многие забыты...

    - - -

    Ну, и? А поделиться?


    196

    Та С. Пг-1. "Острог"

    За этим окном, темным, безмолвным,
    За этим окном, без света огня,
    Скрылся палач, скрылся виновный.
    Скрылся от всех. И от меня.
    За этим окном безумно желанье,
    Забыты порядки, преграды пусты.
    За этим окном чужое признанье,
    Чужое страданье, чужие мечты...
    Пустые слова и пустые тревоги
    За этим окном превращаются в пыль.
    И нежность мою, как желания многих,
    Ты всем, кому должен, навеки простил.

    - - -

    Испепеляющий взгляд.


    197

    Зуев-Горьковский А.Л.

     От ударов вся избита, не блестящая уже.
     Я от трещин, словно сито. Но зато не в неглиже
     То, что скрыто подо мною от людских азартных глаз.
     Я его всегда прикрою от того, кто против нас!
    
     Вот опять летит со свистом прямо в фас тупой снаряд.
     Но, хозяин будто спятил. Он такому делу рад.
     Увернуться время было. Но не стал творить он то,
     Что противнику бы в схватке очень сильно помогло!
    
     Службу знала я исправно от рожденья до сих пор.
     Но удар, что был последним, расстрелял меня в упор.
     Неизбежность принимаю. Треск по телу. Шум и гам.
     Я лицо своё спасаю, разлетевшись пополам!
    
     "Отыгрался хрен на скрипке..." - кто-то брякнул обо мне.
     Тут же обе половинки положили в стороне.
     Я ревную! Были б слёзы, я б расплакалась навзрыд.
     На лице, что я спасала, маска новая сидит!
    
     Матч окончен. Награжденье. Эйфория. Пьедестал.
     А за бортиком со мною шлем расколотый лежал.
     Отслужили бедолаги. Гимн играет не для нас.
     Значит, матч хоккейный этот сыгран был в последний раз!
    
     Всё! Погашены софиты. Но знакомая рука
     Забирает половинки и кладёт поверх щитка.
     Я не брошена в помойку, как разбитый инвентарь!
     Для меня вбил в стену гвоздик с благодарностью вратарь.

    - - -

    Очень трогательная история.


    198

    Зуев-Горьковский А.Л. Тапки

     Мишка встал сегодня рано:
     - Где же тапки мои? Странно!
     Я их ставил под кровать,
     А они ушли гулять?!
     Как же так! Не может быть!
     Надо бабушку спросить.
     Нет, бабуля не видала,
     Может, мама убирала?!
     Ну, а может, это папа
     В них свои засунул лапы?
     Тут в берлогу входит дед.
     Дед был тоже без штиблет:
     - Ну-ка, Мишка, хватить спать!
     Надо тапочки искать!
     Помнишь, вечером гуляли,
     И на речке их снимали,
     Лапки мыли перед сном
     И потом бежали в дом?!
     А они всю ночь в лесочке
     У речушки на песочке
     Ждут, когда же мы придём,
     Их с собою заберём!
     Кстати! Мама это знает,
     Хоть пока нас не ругает,
     Но сказала, если тапки
     Нас обыгрывают в прятки,
     С нами будет она строже:
     Мёд на завтрак не положит!

    - - -

    Дидактично.


    199

    Зуев-Горьковский А.Л. Я и она
    
     Удивляюсь тихо: "Вот те на!"
     Ночь прошла, а с нею и полдня.
     Как посмела так уйти она,
     На завод не разбудив меня!
    
     Что ж такого, что не говорим
     Тупо с нею мы который день.
     Поругались, да! Пропал интим!
     Но, проспать работу! Что за хрень?!
    
     Я же ей записку написал:
     "Маша! Разбуди меня к восьми!"
     Сам же лишь к обеду только встал.
     Что это такое, чёрт возьми?!
    
     Ой! На тумбочке в линейку лист.
     Ну! Бери, прогульщик, и читай!
     Да! Шутить она - специалист.
     Пишет: "Восемь. Васенька! Вставай!"

    - - -

    Ой!.. Ничего не могу написать - хохочу!
    

    200

    Зуев-Горьковский А.Л. Мне подарили лошадь с крыльями

    Мне подарили лошадь с крыльями
    С её повадками кобыльими.
    Я впал от этого в экстаз.
    Кто был той лошади Пегас?!

    А так близка была та Слава,
    Что мне с Парнаса помахала.
    Ан-нет! Она не для меня,
    Коль нет крылатого коня.

    Хоть лошадь та копытом била,
    И с крыльями была кобыла,
    Её я гнал! Мне нужен мерин!
    А так писать я не намерен!

    - - -

    Не гнать. Осеменить. Жеребёнка вырастить и кастрировать. Получите того, кого надо.


    201

    Gregberk Пей За Ж !

    Мой взгляд поймало ветреное солнце,
    флиртуя, проблеснуло между крон,
    казалось, что вот-вот руки коснётся;
    во мне художник смят и покорён.

    Танцующие ёлочки на склонах
    двух йодистых загадочных озёр,
    наивности ложбинок затенённых,
    а линии холмов тушуют взор!

    И, поражённый прежним незнакомством,
    (наверное, в тот миг я был смешон)
    протягиваю девственный свой холст Вам.
    Но солнце заглянуло: "Хорошо!"
    _______________________________________

    Мне сухо в дождь и в лютый холод знойно,
    я - бледный фон неприхотливый Ваш.
    Цветущий год от года без сезона,
    Вы - мною ненаписанный пейзаж.

    - - -

    Отлично сделано. С изощрённым мастерством, тонким балансом восхищения и иронии.


    202

    Gregberk Серенада

    Вооружившись телескопом Цейса,
    сканирую пространство - невтерпёж
    любовь открыть! Ты сверху мне шепнёшь:
    "Возьми меня, ведь я - твоя принцесса"...

    Прибор - он глуп, возможно ль распознать мне
    чудесное обличие твоё,
    где голос, этот голос потаён!
    Какая ты? В каком ты будешь платье?

    Из множества отмеченных короной
    как чувствовать: мой ангел под которой?
    Пускай молчит завистливая Высь.

    Пойми; негоже будущей царице
    в прекрасной - но фантазии - ютиться.
    И где бы ни была Ты, отзовись!

    - - -

    В катренах не соблюдено единство рифм, но в целом прекрасный сонет, весёлый и стройный.


    203

    Gregberk Хорошая Пора

    Шло прекрасное Настроение
    по дУшам, по головам
    беспардонное не весеннее -
    а такое, что в пору вам.

    Этой встречи и в планах не было,
    есть глупости поважней.
    Но улыбка его - гипербола,
    цвет - рад-радужный, чародей.

    Хлыст поджав, уползла Депрессия.
    "ГлазA! Юморно глядим!"
    На щеке капля влаги - пресная,
    вирус глупости - нелюдим.

    Шло прекрасное Настроение
    по венам, по голосам...
    Мне не верили тем не менее.
    Я ему подставлялся сам.

    - - -

    В фиале из лёгких смеющихся строчек радость для всех сохранится бессрочно.


    204

    Gregberk Наблюдала...

    и заметила, что форма ног девчонок
    соответствует извилинам умА их,
    вот к примеру: у pодео увлечённых
    ноги - шариком уже с годочков малых.

    Спроектированы ноги форм девчонок
    подходить почти любой мужицкой шее:
    как забросишь на плечо и на плечО их,
    мир покажется гораздо совершенней.

    Не секрет, что у заумненьких девчонок,
    сколько тЫ их чунга-тангоми ни двигай,
    застывают ноги в позах закручёных
    от сидения с компьютером и книгой.

    Ставит крест на всех девчонка, носик - ввысь,
    получает в назиданье форму "икс".

    Только девочки, что делают беззлатно
    реверансы, кИвы, книксены, шпагаты
    и клубничку косят на варенье,
    получают ножки - загляденье.

    На свои я посмотрела - боже мой!
    Спрячу в юбки - натурально две оглобли,
    и за что так на меня был Бог озлОблен:
    я ж - хорошая, и нет второй такой!

    - - -

    Мужской взгляд.



    205

    L++ Ослепительно-бесстыдное

     Взъерошить волосы и засмотреться...
     И позабыв ладони у висков,
     Следить за напряжением сосков
     И чувствовать в ушах биенье сердца.
    
     И улыбнуться: в ласковые сети
     Намёков, полувзглядов, полуслов
     Затягивает новая любовь -
     Как в тёмный пересверк камней в браслете...
    
     И бросив шёлк на царственные плечи,
     Перебирать прельстительные речи,
     Сгоревшие свечами в темноте...
    
     А скуку вечера укроет скука ночи,
     Но томны замечтавшиеся очи,
     И ослепительно-бесстыдно декольте.

    - - -

    Сонет ослепительный. Бесстыдство скучное.


    206

    L++ Играть словами, чувствами, людьми....

     Играть словами, чувствами, людьми,
     Раскладывать пасьянс, крутить рулетку,
     Из лунных сумерек слепить конфетку
     И заблудиться в странностях любви.
    
     Из блуда высечь искры серебра,
     Из серебра тоски сплести цепочку
     И проследить, как истончает почки
     Разливом сонных зелий резеда.
    
     Под парусами сна пустить ладьи
     Искать прохлады в сумерках Голгофы,
     И бросив всё - пойти упиться кофе,
     Сыграв словами, чувствами, людьми.
    
    - - -

    Элегантно. Круговая структура образов, строгая благодаря их последовательности и гибкая благодаря их внутренней парадоксальности. Сочетание рифм и ассонансов придаёт тексту адекватное его смысловой свободе лёгкое дыхание.


    207

    L++ Танец золотого леопарда

     Танцевал ли тебе золотой леопард? -
     Так чтоб искры
     - и вверх! -
     стаями.
     Так чтоб в солнечном воздухе,
     - как олеандры
     разноцветные! -
     бабочки таяли?
    
     И сплетались -
     под звон воздушных плетей,
     И валялись в траве вверх тормашками!
     Чтоб разнежились в предпоследнем тепле
     На озябшей коже мурашки.
    
     Чтобы выцвело в мусор заката стекло
     И осыпалось звездопадом,
     Чтоб оправдывать больше тебе не пришлось
     То, с чем вечно - ни ладу, ни сладу.
    
     А когда завершит выпрядать гобелен
     экзотическая эскапада,
     Замурлычет тихонько у самых колен
     золотой
     леопард
     листопада.

    - - -

    Искристо.


    208

    L++ Так в переходе играет скрипач

     Изломанный, как итальянский фигляр,
     Он бросил на плитку раскрытый футляр -
     И к нам потянулся скрипочки плач...
     Так в переходе играет скрипач.
    
     Финальное фэнтези, схватки химер,
     Но отсветом в них одиночества флер,
     Дорога под землю - путь загнанных кляч...
     Так в переходе играет скрипач.
    
     Там - солнечный ветер и пляска машин,
     Здесь - кутает нищенка сетку морщин,
     В кошёлку сплетя череду неудач...
     Так в переходе играет скрипач.

    - - -

    Сентиментально. Несколько странно звучит в окружении точных рифм диссонанс "химер - флёр". Несомненно, автор, безупречно владеющий поэтической техникой, применил его осознанно. Может быть, чтобы, как острой приправой, перебить приторные "скрипочки плач", "загнанных кляч", "сетку морщин" и "череду неудач".


    209

    Ровная М. Паутина путей

    Паутина путей в росинках звёзд,
    И граница - нигде, а центр - ты.
    Это - исчезновение. Это - рост.
    Сплетены все пути из пустоты.

    Череда клоунад, оплат, утрат
    Не похожа на Дао юных грёз.
    Мир играет с тобой, мой бедный брат,
    Стоит ли принимать его всерьёз.

    Всё не веришь, что "знать" равно "не знать",
    Всё пытаешься свет зажать в горсти,
    Половину хлопка нарисовать.
    Всё читаешь, как эпос, травести.

    Не горяч и не хладен, не худ, не толст,
    Ненаписанный лик, молчащий стих,
    Только подписью ты пятнаешь холст.
    Распадается мир в руках твоих.

    Рассыпается пылью всё, к чему
    Прикоснётся твой ум, кинжально остр.
    Ты с твоими "зачем" и "почему" -
    На оси бытия трофейный ростр.

    Рассыпая бубенчиковый звон,
    Через эры дорог и бездны лет
    Ты, мотнув головой, уходишь вон.
    Ты вернулся домой, а дома - нет.

    - - -

    Так где же ты всё-таки шлялся, шут гороховый?..


    210
    
    Ровная М. Листок на ветке сирени к мундштуку в подарок

    Всего и дел - профильтровать
    Табачный дым через мундштук,
    Или усталость - сквозь кровать,
    Иль через лекаря - недуг,
    Сквозь лес - зелёную тоску,
    Всю эту грязь - через уют,
    И мир - сквозь книжную строку,
    И жизнь - через любовь мою.

    - - -

    Экстремистский текст, рекламирующий употребление наркотических веществ. Минздрав уже задолбался предупреждать!


    211

    Ровная М. Каштан

    Хорал ветвей возносит в синеву,
    Под тёплый свет, морозу вопреки,
    Новорождённых листьев кулачки,
    Открыв пути живому колдовству.

    В фиалах почек будущее ждёт.
    Свернувшись туго, эмбрион соцветий
    Свечой взметнуться из зелёных нетей
    Готов, едва весна дозволит взлёт.

    На каждой ветке из чешуек чинных
    Над гардой листьев возгорится пламя,
    Летя в зенит льняными лепестками,
    Мерцая мириадами тычинок.

    Свет радости горит лишь восемь дней -
    И целый год дорога мне видней.

    - - -

    Академично.


    212

    Ровная М. Чужаки

    Попробуем печалям
    Начала перейти.
    Мы связь времён расчалим -
    И путы, и пути -
    И по траве радушной
    Свернём куда-нибудь,
    И ночью нас ракушкой
    Укроет Млечный Путь.
    Никто не обернётся:
    Нас ловят по прямой.
    Петляя, как придётся,
    Запутав круг земной,
    Мы на листе в линеечку,
    Что расчертил нам рок,
    Ехидное словечко
    Напишем поперёк.

    - - -

    Если дали тетрадь в линейку - пиши поперёк.

    Х. Р. Хименес.


    213
    
    Аникеева А. Пг-1: В полнолуние

    Небесный мир застыл навек,
    Замёрз огонь воздушных рек,
    И райский сад засыпал снег
    Из серой тучи.

    И мир земной, увы, застыл,
    Угас людской кровавый пыл,
    И из земли не тянут жил -
    Оно и лучше.

    В подземном мире - тишина,
    Простилась грешным их вина,
    Во мгле веков лежит страна
    Жестоких сует.

    А где мораль? Морали нет.
    Таких картин не видел свет,
    Что в полнолуние поэт
    Живописует...

    - - -

    Колдовской покой.


    214

    Аникеева А. Пг-2: На заказ про любовь

    Написать о любви? Не вопрос.
    Хоть изъезжена тема давно.
    Напишу я о запахе роз,
    Что от счастья пьянит, как вино.

    Сочинить бы покрасочней мне...
    "Я тону в синеве твоих глаз.
    Помнишь, ночью при полной луне
    Будто звёзды шептали о нас,

    Что начертано было судьбой
    Повстречаться в безликой толпе,
    Чтоб любовь пробежала искрой
    От души моей в сердце к тебе.

    Мы в единстве различий сошлись,
    Ты и я - словно пламя и лёд,
    И сейчас наши крылья сплелись,
    Даже если разлука нас ждёт.

    Так безумно и слепо люблю,
    Без тебя не прожить мне и дня..."
    И в конце я банальность влеплю
    Типа "Вечно до гроба Твоя".

    Целый стих о накале страстей
    С шелухой поэтичных прикрас...
    Нет занятия, в общем, пошлей,
    Чем писать о любви на заказ.

    - - -

    Хитроумно. В отражениях ироничных отрицаний родились хорошие стихи о любви.


    215

    Аникеева А. Пг-3: А кто сказал, что будет просто?

    А кто сказал, что будет просто?
    Не обольщайся понапрасну.
    Смотри - покрыта кровью красной
    Ограда старого погоста.
    
    Здесь много судеб... Светло-алым
    Отмечен путь таких, кто Верил,
    Перед собой не лицемеря,
    Наверх карабкался по скалам.
    
    Есть те, кто с пылкостью завидной
    Кричал о Праве и Свободе.
    Теперь, согласные природе,
    Они смирились с очевидным.
    
    И те, что в скуке поучали
    Других о тщетности усилий.
    Каков итог? Они приплыли
    К тому же самому причалу.
    
    Ты лишь одно запомни твёрдо:
    Упав, подняться очень сложно.
    Ищи дорогу осторожно
    К небесным далям мира мёртвых.
    
    Опять споткнулся? Что ж такое...
    Вздохнёшь - и снова через силу
    Пойдёшь по ветхому настилу
    Моста, ведущего к Покою...

    - - -

    Какие ужасные перспективы. Даже после смерти ни сна, ни отдыха.


    216

    Аникеева А. Пг-4: Первая тренировка тэквондистки

    В погоне дней бывает тяжко
    Нести по жизни ясность духа,
    Несчастлив тот, чьё сердце глухо...
    Начнём, пожалуй, мы с растяжки.

    И через боль, страданья тела
    Отпустим разум птицей вольной...
    Постой... не надо, мне же больно!
    Ты лучше сам растяжку сделай.

    Одним ударом с разворота
    Собью случайно вазу с полки,
    Прекрасна радуга осколков
    В финале краткого полёта.

    Мой друг, не оскорбляй мне слуха!
    Твой дух, смотрю, в оковах гнева.
    Не ты ли сам при блоке слева
    Под мой удар подставил ухо?

    Опять прыжок - ах, как неловко!
    И как болезненно паденье.
    Надеюсь, это растяженье...
    Благодарю за тренировку.

    Хоть отдых мной вполне заслужен,
    Но тут убраться б надо вскоре.
    Душа прозрачна, словно море...
    Могло ведь быть намного хуже...

    - - -

    После всего ещё и уборку с улыбкой - за пределами человеческих возможностей. Преклоняюсь.


    217

    Ванке В.А. ***

     "Древняя тщета течет по жилам,
     Древняя мечта: уехать с милым!"
     Марина Цветаева

    
     Поцелуй меня крепко-крепко,
     Обними, как гнездо птенцов
     И пусть лепят, как скульптор слепок,
     Твои губы мое лицо.
    
     На губах твоих я раскроюсь
     Васильками моей души,
     Увези меня, словно поезд
     Для двоих, за кордон глуши,
     За границу самой Вселенной,
     В пропасть дыр ее (черных роз!)
     И любви лучезарь заменит
     Нам сиянье потухших звезд.

    - - -

    Губы, лепящие лицо, - хорошо. А вот тащить возлюбленного на себе за пределы Вселенной...

    - Скажите, что вы говорили?
    Как признаются в нежной страсти
    Мужчины женщинам?
    - Как всякий,
    Кто обожает и вздыхает,
    Приукрашая сотней врак
    Одну сомнительную правду.

    Лопе де Вега


    218

    Ванке В.А. В Париже

     "...Мы веселились и смеялись, словно дети,
     Когда увидели в укромном уголке,
     В общественном парижском туалете
     Слова на чисто русском языке."
    
     П.И. "Из Высоцкого"

    
     Мы с Васей ездили в Париж.
     Ну, что Париж? В кармане - шиш,
     Сплошная скука и мура.
     Мы убежали из ЛуврА,
     Там баба голая без рук
     Вогнала с Васей нас в испуг.
     А с башни Эйфеля, с пьяня,
     Чуть-чуть не навернулся я!
    
     Но, как в конце туннеля свет
     Нам стал парижский туалет -
     Знакомый с детства аромат
     И на стене любимый мат...
    
     Ах, ради этого, друзья,
     В Париж смотаюсь снова я!

    - - -

    Площадной юмор.


    219

    Ванке В.А. Последний грош разменивать не стану

     Последний грош разменивать не стану,
     А положу его в мошну, как в старину,
     Чтоб в старости рейнвейского стакану
     Порадоваться, терпкому вину.
     И на последний грош купить бензину,
     И закатиться в южную страну,
     Где на волне качнуться темно-синей,
     И сладкому отдаться полусну.
     И пусть навеет мне Фата-моргана
     Старинных басен сказочные сны
     Об острове, где Флинта капитана
     Сокровища еще не сочтены.

    - - -

    Ах, какая прелесть. Мелодично, мечтательно и мудро - о мудро обустроенной жизни, со спокойной романтикой, сбычей мечт, удовольствиями тела и духа. И, главное, всё - за один грош. Финансовый гений.


    220

    Ванке В.А. Душистой осенью в лесу

     Душистой осенью в лесу
    Пройти и сесть на пень трухлявый,
    Где увяданья воздух пряный
    Приносит бодрость в жертву сну.
    И в полусне, смежив ресницы,
    Мечтать и думать? - Ни о чем.
    И, как пчела медком, упиться
    Осенним золотым теплом.

    - - -

    Пленительный миг наедине с собою и с миром, тёплый, золотой и медовый.


    221

    Славин В.И. Кружатся листья

    Кружатся листья в осеннем саду,
    Я, не спеша, по тропинке иду,
    В жёлтой одежде деревья стоят,
    Весь в позолоте их дивный наряд.

    Словно иду в заколдованном сне,
    Ветки кивают и никнут ко мне,
    Тихо листва под ногой шелестит,
    Будто о чём, вспоминая, грустит.

    Алой зарёй расцветает восток,
    Тихо колышет траву ветерок,
    Вот потянулся гусей караван,
    Осень в дорогу готовит кафтан.

    Кружатся, кружатся листья в саду,
    Словно танцуют у всех на виду,
    Солнышко нежное над головой,
    Это прощается лето со мной.

    Прослушать с музыкой можно здесь:

    http://samlib.ru/s/slawin_w_i/kruzhatsia_listia.shtml

    - - -

    Мило. Мелодично. Ласково. Нигде не жмёт, не давит, не напрягает.


    222

    Славин В.И. Годы

    Словно лошади в забеге,
    И галопом иногда,
    Мчались в ровном быстром беге
    Наши юные года.

    Мчались к счастью или мимо,
    Вечно взмылены бока,
    Будто ими невидимо
    Чья-то правила рука.

    В длинном жизненном походе
    Ускоряли годы ход,
    И усталой иноходью
    Всё равно неслись вперёд.

    А теперь, увидев финиш,
    Из последних рвутся сил,
    Будто этот невидимыш
    Шпоры им в бока вонзил.

    - - -

    "А годы летят" (с). Да. Пожалуй, только настоящий поэт излагает стихами прописные истины.
    Только, к сожалению, Иноходью и невИдимо.


    223

    Славин В.И. Нас мчит в неведомую даль

    Нас мчит в неведомую даль
    Упряжка из лихих коней.
    Прошедших лет, конечно, жаль,
    Но в жизни нет ненужных дней.

    У каждого своя судьба,
    Но путь у нас у всех один,
    Ведь наша жизнь - всегда борьба
    Со дня рожденья до седин.

    Открою маленький секрет:
    Чтоб у судьбы отвоевать,
    Всего хотя бы пару лет,
    Нам нужно изредка поддать.

    Чуть оживить в сосудах кровь,
    Не ворошить прошедших бед,
    И свято верить вновь и вновь,
    Что без сражений нет побед.

    - - -

    Мужские забавы.


    224

    Славин В.И. Басня про воробья

    Зимой воробышек на снег
    Упал, стал замерзать,
    Ему одежду хуже всех
    Дала природа-мать.

    Корова мимо проходя,
    Ляп сверху. Боже мой!
    Лепёшкой свежей воробья
    Накрыла с головой.

    В тепле согрелся малый вмиг,
    Стал головой вертеть,
    И зачирикав: - Чик-чирик,
    Уже хотел взлететь.

    Но тут вмешался рыжий кот,
    Что рядом проходил,
    Он воробья, как бутерброд,
    Схватил и проглотил.

    Мораль у басни не одна,
    Моралей сразу три:
    Чтоб истину узнать до дна,
    Ты в корень посмотри.

    Не каждый враг, кто на тебя
    Свой груз переложил,
    Не каждый друг, кто проходя,
    Тебя спасать решил.

    И третья: воробей-глупыш,
    Не знал, что есть закон:
    Коль в тёплом месте ты сидишь,
    Чирикать - не резон.

    - - -

    Одна из давно, с детства, любимых баек. В приятном стихотворном переложении.


    225

    Кривчиков К. Пг-2. Время Паганини

     "Весенний ветер за дверьми...
    В кого б влюбиться, черт возьми!"

    С. Черный

    Апрель! Капель, колготки, мини...
    Либидо плещется из глаз.
    На сердце - время Паганини;
    Мечты; смятение; экстаз!

    Природа ерзает со стоном,
    И суслик щерится в норе.
    Душа трепещет от озона
    Назло озоновой дыре.

    А кровь, как кратер Кракатау,
    Клокочет, упаси Господь,
    Так, что шальные фру и фрау
    Фривольно оголяют плоть.

    Весна! И дочери Востока
    Наводят чары чередой.
    В очах такая чернь порока,
    Что не упрячешь за чадрой.

    И даже эскимосы в тундре,
    Презрев снега и холода,
    "Забив моржа" на "Камасутру",
    Носами трутся без стыда.

    Мимозы. Чувства! Вожделенье!!
    Кошачий вопль пронзает слух.
    Пьянят до головокруженья
    Желанья зов, томленья дух.

    Встречай грачей. Чуди ночами.
    И феромонами дыши.
    Пока, звенящими ручьями,
    Зимы заботы и печали,
    Как снег, смываются с души.

    - - -

    Великолепные аллитерации.

    И поезд от похоти воет и злится:
    - Хотится! Хотится! Хотится! Хотится!

    Э. Багрицкий


    226

    Кривчиков К. Пг-3. Перечитывая Данте

    "Вот пуля пролетела, и товарищ мой упал".
     Из песни времен Гражданской войны
    
     Вспышка справа, вспышка слева...
     Жизнь, как пуля, пролетела.
     Шрам на сердце: умер друг...
    
     Ночь. Бессонница-отрава.
     Книга. Данте. Переправа.
     Лодка. Волны... Память... Круг.
    
     ...Ждешь звонка, как похоронки:
     От друзей - одни воронки.
    
     Может, осерчал Всевышний.
     Может, просто время вышло?
     И пора монетку в рот?*
    
     Мерно лодочник гребет...
    
     КрОшит слезы норд колючий,
     Хруст лопат, как скрип уключин.
     Хрип кладбищенских ворон.
     Хвоя. Холод...
     Стикс. Харон...
    
    *Согласно традиции древнегреческой мифологии, используемой Данте в "Божественной комедии", души умерших через реки подземного царства (Стикс, Ахерон) до врат Аида перевозил лодочник Харон. Для оплаты за провоз в рот покойного клали мелкую монету - обол.

    - - -

    Поразительно. В урагане времени, истерзанный болью утрат, поэт продолжает сочинять стихи - продолжает, пройдя через смерть и не заметив её. И мы, читатели, замечаем не сразу, увлечённые стремительным и страшным, горьким и лёгким полётом слов и смыслов. Это - поэт.


    227

    Кривчиков К. Пг-4. Музе.ru

    ***
    Как мало пройдено дорог,
    Как много сделано ошибок.
    С. Есенин

    Я жизнь испытывал сполна
    И жадно. Не судите строго.
    Как много выпито вина
    Любовного. Теперь изжога.

    Кокетство глаз, игривый смех
    И поцелуи на пороге...
    Развратницы вводили в грех,
    Интриговали недотроги.

    Я верил - выпадет зеро.
    Но, где они?? Скажи на милость!
    Как много мимо - их прошло;
    Как мало - их остановилось.

    Извел я тысячи страниц.
    Не раз слезу ронял украдкой.
    Но образы молчат, как Сфинкс
    Томя коварною загадкой.

    Ни слова с губ... Какой пассаж!
    Неужто поиск мой - ошибка?
    Обман? Иллюзия? Мираж?
    Джоконды зыбкая улыбка?

    Тщета разлук и боль потерь
    Горбом нависли над плечами.
    Но... кто-то постучался в дверь...
    И вновь я окрылен мечтами.

    Когда утихнет бес в ребре,
    И обретет душа смиренье, -
    Последнее стихотворенье
    Я все же посвящу ТЕБЕ.

    - - -

    Похвальная верность. И так куртуазно высказанная.


    228

    Кривчиков К. Пг-1. Вечный каюр
    
     Седой рассвет рассеял тьму.
     Аргиш готов к дороге трудной.
     "Эх-хо!" - кричит каюр. Ему
     Гортанным эхом вторит тундра.
     Хрипит простуженный Борей.
     Суровый Нум* нахмурил брови.
     Поёт каюр: "Эх-хо, эге-е-ей..."
     Гуляет эхо на просторе.
    
     "Эх-хо, эгей! - Земля моя!
     Эх-хо, эгей! - Люблю тебя!"
     Секут дожди, метет метель.
     Поёт каюр: "Эх-хо, эге-ей..."
    
     Полярный день сменяет мгла...
     "Эх-хо, эгей!" Взрослеют дети.
     На клочья ветер рвет слова,
     Но не прервется связь столетий.
     Укажет верный путь хорей*.
     И тундра прорастет цветами.
     Поёт каюр: "Эх-хо, эге-е-ей..."
     Гуляет эхо над волнами.
    
     Печалит слух халея плач.
     Аргиш уходит на Вайгач*.
    
     "Эх-хо, эгей!" - священный зов
     Земли преданий и отцов.
    
     Земли, которой нет родней,
     Земли святилищ и корней.
     Летят века, а всё над ней
     Поёт каюр: "Эх-хо, эге-е-ей..."

    
    
     *Нум - верховный ненецкий бог-дух.
     *Хорей - шест для управления оленей упряжкой.
     *Вайгач (с ненецкого - земля смерти) - остров на границе Баренцева и Карского морей, сакральное место, где с древнейших времен располагались святилища ненцев.

    - - -

    Мастерски написанный живой образ культуры, замкнутой в циклическом времени и в бесконечном ледяном пространстве, культуры стойкой и хрупкой. Заповедной.


    229

    Медина К.Н. Пг- 4 Удел Гениальности

    Почему удел гениальности в тяжких страданьях?
    В непонимании? Отторженности глаз?
    Ведь ему даровано кладязь с преданьем,
    В музыкальности танца...Величии фраз...
    Так за что же почиет в ночи одиноко,
    Не надеясь на право священной любви?
    Отче Высший, за что? За что так жестоко?
    Мы же части Тебя! Мы же дети Твои?!
    Он творит в подземелье, без света дневного,
    День за днем создавая восторженность сценой,
    Сплетает из грязи чистейшее ново,
    Покрываясь злостью и яростной пеной.
    Но бессилен он перед юным созданьем,
    В шелковом платье, овациях зала...
    Растворяются в песне их мирозданья,
    Несмотря на то, что судьба наказала.
    И не смеет дотронуться, осквернить,
    Божество, воплощенное в лике прекрасном,
    Иначе порвется волшебная нить,
    Красота исчезнет в порыве напрасном.
    Удержать не в силах. Заставить? Увы...
    Придется признать свое пораженье.
    Не возникшего счастья дни сочтены,
    Осталось смыть следы от вторженья.
    И снова засядет в темнице печали,
    Убивая последний живой виток...
    Вы когда-нибудь гения в жизни встречали?
    Спросите его, почему он жесток...

    - - -

    Не-ет. Проблема гения не в безответной любви. Безответная любовь - неиссякаемый источник вдохновения и свободы. И жесток гений не от того, что убоялся осквернить (нехило сказано) красавицу прикосновением. А от того, что о нём пишут косноязычные тексты на тему "он мал, как мы, и мерзок, как мы". Сидит, понимаешь, в подземелье, в грязи и яростной пене, убивает последний живой виток. Озвереешь тут...


    230

    Медина К.Н. Пг-3 Перед пропастью на самом краю

    Перед пропастью и на самом краю,
    Дыхание сперто, сердце молчит.
    В висках кровоносный ритм стучит,
    Я себя, как личность, не узнаю...

    Провалилась под землю с таких-то высот,
    Что стыдно смотреть в глаза Поднебесью,
    Ни то разъяряться гневом и спесью,
    Оголяя свой справедливый сорт.

    Укутана мантией, черной одеждой,
    Беззвучно, бессловно, из тени в тень,
    Сменяется каждый рассветный день,
    Пронизанный солнцем, как робкой надеждой.

    Отпусти меня, брось, даже в спину толкни,
    Дай доползти до благого покрова.
    Дай мне спрятаться в днищах сырого рова,
    И дожить там последние ночи и дни.

    - - -

    И вот вроде бы не бездарно. Смятенный ритм. Звучные рифмы. Страдания лирической героини вызывают сочувствие. Но какой же чудовищный хаос, Боже мой! И украинские "кровоносный" вместо "кровеносный" и "рова" вместо "рва". И деревянное "себя как личность" с двумя лишними запятыми. И "ни то разъяряться". Что означает "глаза поднебесья оголят свой справедливый сорт"? Кто укутан мантией? По структуре фразы - рассветный день. Тогда почему укутана? И откуда у рва взялось днище?
    Читать такое - мука смертная.


    231

    Медина К.Н. Пг-1 За маской красоты

    За маской красоты я спрятала усталость,
    За гримом счастья утаила грусть,
    Вся моя женственность и сталость
    Одно усилие! Но пусть так будет, пусть!
    За макияжем легкости Кундера,
    Таиться тяжесть в тысячу камней,
    Она не открывает буйным ветром двери,
    Она ведет себя скромней...
    Все не дает движению свободы,
    Но смех в округе просит "перекор",
    И если ты рожден иной породы,
    За дверью будет спрятан коридор.
    Преграды плещут как волна о берег,
    Сбивая с ног, позволит приподняться.
    В большом количестве истерик
    Вопрос один: как же самим собой остаться?!

    - - -

    "Сталость" - украинизм, в русском языке такого слова нет. Тяжесть таится - без мягкого знака. Что означает слово "перекор", совершенно непонятно. Предложение "Преграды плещут, как волна о берег, сбивая с ног, позволит приподняться" не согласовано и окончательно запутывает текст.
    Впрочем, автор вправе остаться самим собой и сочетать слова так, как ему по душе, не обращая внимания на шелуху запятых, предлогов и флексий. Хозяин - барин.


    232

    Медина К.Н. Пг - 2 Ода сегодняшнему дождю

    Так зябко! Так сыро! И все же прекрасно!
    Питает надеждой и каплей дождя,
    Вселенское небо планету Земля,
    И в мыслях становится свЕтло и ясно.
    Подумайте только, сколько усилий,
    Нужно Владыке, чтобы омыть,
    Тайну дождя всему миру открыть,
    Посредством взращения розы и лилий.
    От мыслей грязных избавить умы,
    И сердце согреть в присутствии влаги,
    Добавить инъекцию гордой отваги,
    И лица народные тоже умыть.
    Когда же свершен обряд очищенья,
    Спрятать в комнаты, под зонты,
    Людей лишенных и капли сомненья,
    Людей, идущих по следу мечты.
    И чашку чая вручив в одночасье,
    Укутав скитальцев озябших в плед,
    В теперешней новой своей ипостаси,
    Они встретят грядущий солнца рассвет.

    - - -

    Дождь - это действительно прекрасно. И в тексте мелькнули живительные капли. "Питает надеждой", "гордая отвага", "людей, идущих по следу мечты" и "укутав скитальцев озябших в плед" - хорошо сказано. Прочее - всё тот же хаос.
    К концу стихотворения, захлебнувшись то ли дождём, то ли собственным восторгом, автор окончательно и без капли сомненья порвал с грамматикой. Классическая ошибка: "Подъезжая к сией станцыи и глядя на природу в окно, у меня слетела шляпа" (с). Владыке следовало бы начать благодеяния с разъяснения правил употребления деепричастного оборота.



Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"