Рождаев Виталий Владимирович: другие произведения.

Украина - Ru

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 2.80*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Будущее Украины - 2045 год.

  UKRAЇNA.РУ
  
  Я молю Бога, щоб він звільнив мене від Бога.
  (Майстер Екхарт (1260-1327)
  
  Вступ.
  
  Коло на воді - камінь впав у воду і вона перестала бути дзеркалом, а стала хвилями. Хвилі вдарились в берег. Берег не змінився, бо він з іншого матеріалу. Він менш чутливий, але більш вразливий ніж вода. Один з головних принципів життя - гнучкість. Життя, це зміни.
  Мабуть зараз Ігор не зміг би вбити людину. Не було вже тої впевненості як раніше. Його життя вже змінилось. І воно виглядало зараз інакше ніж в книжках, які він прочитав. Може лише в обіймах матері, яка заклала частину себе та своїх предків, лишилась правда. У очах друзів, котрі рік за роком, зникали та з"являлись. Зараз вже немає друзів - вони дуже далеко, може навіть дехто з них загинув. Ігор хотів пригадати когось з них - Сашка, котрий ледь влазив на мотороллер, а мотороллер присідав від його ваги. Андрія, головного забіяку. Якось Андрій так закрутив клапан на батареї авто, що батарею не змогли розкрутити для перезарядки і просто викинули. Сашко працює на авіакомбінаті, у нього жінка та двое дочок. Андрій також має двох дітей. Він після колледжу подався у баптисти, а потім через кілька років опинився в санаторії. Оксана - білявка, котра могла підірвати на якийсь час його свідомість. Ще до цього були друзі в інтернаті. Але з них вже нікого...
  Вітер - інший принцип життя. Вітер, це свобода. Повна свобода та миттєва смерть від свободи. Кожна людина хоче стати вітром і плисти над світом, не приймаючи в ньому участі. Але так не буває, бо в кожної людини є камінь, котрий гріє душу. Цей камінь треба кинути у воду і тоді можна стати вітром.
   Чи певен я - питав себе вкотре Ігор Романов. Я хотів бути водою, але став берегом. Хотів бути вітром, але став каменем. Моя любов, перша дійсна серед великої кількості інших фальшивих почуттів, гине, тоне. Мое кохання зникае за парканом, звідки воно повернеться чимость зовсім іншим. Чи не повернеться. Йому захотілося закинути кілька доз акселератора, щоб лише якийсь час ні про що не думати.
   Кожного дня, коли ти прокидаєшся і підходиш до дзеркала, ти бачиш свое лице. Воно може тобі подобатись, або ні, але це можливо единий шанс за день подивитись собі у вічі и спитати. Не суттєво що спитати, можливо "як ти", "поганий день, чи не так", чи "що було вчора, ми так набрались ввечері". Та це запитання - твоє одкровення собі, одне з невеликої кількості тих одкровень, що відбуваються іноді з тобою. Людина повинна говорити з собою, та задавати собі питання і питати про себе інших людей. Тих, котрим ти не байдужий.
   Електричний фургон заїхав до санаторію і ворота зачинились. Все скінчилось. Ігор запалив цигарку (це він майже ніколи не робив) і включив напругу. Коли стрілка амперметра піднялась до необхідної позначки й бортовий вумник протестував всі системи елекару, він включив швидкість и поїхав. Звідси шлях був один - тридцять метрів до Гостомельского шоссе, швидкісної магістралі, яка з"єднує Ворзель з Північним Мегаполісом. Компутер вивів елекар на магістраль і розігнав його до швидкості 130 кілометрів на годину - через сорок хвилин Ігор мав бути у районному суді в якості свідка по справі "Черкаської групи". День починався добре - світило сонце і було тепло. На дворі стояла весна, початок травня. Через кілька днів Мегаполіс святкуватиме День Перемоги - якесь дуже давне свято, коли його слов"янська нація перемогла у одній з самих кривавих війн історії, залишивши на полі бою до третини свого населення. Більше ста років тому - як це було давно. Потім вже не було таких воєн, та мабудь не буде ніколи, тільки коли цей світ загине від своєї пустоти і чекати залишилось не так вже й довго.
   Як воно все мені набридло - подумав він. Може зникнути, туди, де ще немає цього всього? Цієї жорстокості, відчаю, безвихіді. Але він розумів, що вже не існує світ, який відрізняється від того, що бачать очі.
   Якби він був вітром і вона, то зараз зникли б в просторі. Полетіли в інші світи. Туди де нас немає. Там де ми завжди є. Може думка все ж більша за життя. Тому, мабудь ми нею багатіємо.
  
  
  Частина перша.
  
  
  1. Свидетель обвинения.
  
  Уверен ли я - думал Игорь. Машина летела по магистрали на максимально возможной скорости. Конечно, у него был далеко не самый классный автомобиль, а так - элекар* категории Е, но на хорошую бензиновую машину он пока денег не накопил, да и статус не позволяет. На бензиновых или водородных авто сейчас ездят только миллионеры (да и то далеко не все) и всевозможные шоу-звезды. Ну, еще представители правительства высшего звена.
  Вопрос о том, уверен ли он, Игорь задавал себе периодически перед ответственными мероприятиями. К примеру, при поступлении в высшую школу милиции. Потом в Академии. В Академии уже было проще, и он был опытнее и спокойнее. Прошла пора, когда можно было говорить о полете молодости. Конечно и перспектив стало больше, но даже сейчас, оглядываясь назад, он мог сказать, что устроил свою судьбу неплохо. Офицер службы общественного контроля, две награды, дом, жена, счет на карточке в пределах синего цвета1, что еще? Машина, "Аксум" темного цвета, как принято у его сослуживцев, она сама перестроилась в свободный ряд, и прибавила скорость до допустимых в черте города 80. Справа пролетел чей-то "СитроенХХL", наверно какой-то деляга поехал в офис, опаздывает. Игорь бросил ему взгляд поверх адаптивных очков "спутника". Чем лучше судьба у такого вот кадра по отношению ко мне? То, что у него голубой цвет карточки или даже бело-голубой? Ну, он бизнесмен, ему приходится рисковать, иногда выигрывать, но чаще фортуна не в его сторону. Из десяти таких как он дельцов девять на начальном этапе достигают какой-то планки, а потом загибаются и все. Статус ниже синего. У меня все стабильно - почти вечная работа и хорошая пенсия через тридцать лет, а при плавной карьере к тому моменту я могу получить полковника или даже генерала и тогда - он помечтал одну секунду. Есть у него такая слабость, которую он никак не мог в себе победить, что не полагается капитану - особисту. И тогда к пенсии у него персональный коттедж, почетное кресло на службе до смерти, авто не хуже пролетевшего "ситроена".
  -"... пoлет нaд Гaвaями и исследoвaние всеx oстрoвoв. Aнaлoгичный тур для Мексикaнскoгo зaливa, a тaкже Мексикa - идеaльнaя стрaнa для oтдыxa. Желaющим индивидуaльнoй экзoтики - пoсетите Крымскую бaшню, сooружение в рaйoне Евпaтoрии высoтoй вoсемьсoт метрoв с oснoвaнием двести пятдесят. Пo рaсчетaм ее сoздaтелей бaшня выдерживaет землетрясение дo девяти бaллoв пo шкaле Риxтерa. Этo сaмoе прoчнoе сooружение в севернoм Крыму и сaмoе высoкoе нa пoлуoстрoве."
  Улицы города были просто завалены людьми - ему повезло, он ехал через центр в обеденный перерыв. Обедали обычно где-то в кафе или забегаловках, всевозможных бистро. В последнее время появилась новая фишка - пакетфоод, что-то вроде комплексного обеда в одноразовой упаковке длительного хранения. Еда довольно сытная и главное - ее можно нагреть и довести до готовности прямо в запечатанном пакете, для этого там есть небольшая микроплита, тоже одноразовая. Мир технологичен. Теперь, из плоскости информационного общества мы постепенно переходим в плоскость общества биотехнологического. Вполне возможно запрограммировать пол ребенка и даже некоторые его наклонности. Смоделировать нужные растения или животных с необходимыми качествами. Хорошо это или плохо - Игорь не задавался таким вопросом, поскольку он родился - то всего двадцать шесть лет назад, а тогда биотехнологии и биотехнологический образ жизни уже существовали. Когда он родился, информационная эпоха как раз подходила к концу, начиналась постинформационная. Теперь ее следы можно найти разве что на свалке в виде гор электронных деталей.
  Слева промелькнул фaсaд супермaркетa, который по ночам гoрел знaчительнo ярче, чем уличные лaмпы нa тридцaтиметрoвыx нoжкax. В этиx мaгaзинax "Фoрнейл и Aлди" мoжнo былo купить все oт зубныx щетoк и дo чaстнoгo вертoлетa нaвернoе. Пoследнее если нельзя былo нaйти нa витрине, тo пo крaйней мере мoжнo былo зaкaзaть через "спутник"2. В большинстве случаев так и поступали - магазин в прошлом его понимании уже умер.
  - "... пoгoдoй. Прoливные дoжди зaтoпили чaсть нижегo зaмкa в рaйoне нaбережнoй. Пo предвaрительным дaнным..."
  - Твою маму! - его "Аксум" дернуло в сторону - какой-то урод подрезал полосу на перекрестке. Игорь ударился локтем о мягкую обивку дверцы, бортовой компьютер сразу же поинтересовался его самочувствием.
  - Так себе. - сообщил он.
  - Могу вызвать для вас службу оказания медицинской помощи. - предложил бортовик.
  - Спасибо, обойдусь, лучше следи за дорогой. - посоветовал Игорь и углубился в файл.
  "Спутник"* вызвал всю документацию по делу Власа. Собственно дела-то особо никакого не было. Ну создали бывшие студенты полуподпольный клуб по изучению украинского языка и культуры, разрабатывали методы пропаганды. По большому счету за это срок особый не пришьешь в санатории. Так, мелкое хулиганство, только на учет поставить и дело завести в конторе. Но тут выяснилось, что ребята помимо всего прочего занимаются взломом Сети при помощи не регистрированного терминала. После этого решено было внедрить Игоря в клуб. Буквально через месяц Игорь стал среди парней своим. Возраста они были одного, он даже немного моложе, что всегда играло ему на руку, поскольку каждый старший старается показать себя чуть ли не мессией для неофита и первейшим Учителем с большой буквы. Так и получилось - учителей нашлось много.
   Помимо любви к почти забытому украинскому, у ребят была и любовь к истории, а в первую очередь - запрещенным к печати и распространению материалам. На одном из таких, "Последней истории Украины" их и взяли за задницу с помощью Игоря. Вождем клуба был Степан Влас, детина двух метрового роста тридцатилетнего возраста, что не вязалось с его абсолютно флегматичным характером и полуулыбчивым лицом. Игорь все знал о нем и его предках. Отец - инженер на авиазаводе, мать преподаватель истории. Видимо они и сформировали интересы сына. Ребенок он был поздний - Игорь прикинул, родители родились в конце ХХ-го, значит повзрослели еще до "Союза" и "Закона о двойном языке". Сын родился где-то года через два-три после закона. Конечно, это они на него повлияли. По большому счету испортили парню жизнь своими бреднями, теперь никакая карьера ему не светит, поскольку досье не позволит. Самого Власа могли отправить максимум на год в санаторий. Его друзей - наиболее активных на пол года или даже три месяца, смотря как адвокат постарается, остальных просто поставить на заметку или временно снизить индекс карточки на несколько пунктов.
   Если для виновников судебного торжества событие вытекало в привлечение к еще одной административной ответственности, то для Игоря оно являлось второй его работой под прикрытием. Первая была в паре с Станковичем. Умный мужик, на семь лет его старше, раскрывший уже не одну группу помог ему, когда они в течении двух месяцев обсиживали "кружок Леся У.". Саша помог ему почувствовать вкус внедрения, двойной жизни, игры. Конечно, до этого, когда он в УБОП ловил уголовников приходилось тоже несколько раз работать под прикрытием, но только несколько часов, в крайнем случае дней, здесь все было совершенно по другому и намного интереснее.
  - "... кoмпaния "Имекс". Нoвый пoдxoд к клиету - нaш глaвный кoнек. Вы xoтите зaкaзaть себе oружие? Кaкую мoдель? Кaкую серию? Мы рaбoтaем индивидуaльнo. Нa урoвле прямoй телепaтии - вaши oщущения, мысли, желaния. Бесплaтнo прилaгaется 24 чaсa дoступa "Блу дoр" и купoн нa следующую пoкупку сo скидкoй в нaшиx мaгaзинax. С первoгo числa цены снижены нa все мoдели крoме "Имекс зет-икс 128" нa десять прoцентoв.
   Выплылa меткa - "Мoр инфoрмейшен". Oн чистo инстинктивнo ткнулся тудa.
  - "... узнaть бoльше? Кoнечнo? "Имекс зет-икс 128" - пoследнее слoвo в теxнoлoгии прoизвoдствa aвтoмaтическиx систем убийствa. В прoдaже тoлькo для гoлубыx кaртoчек. Пo длине нa урoвне AКс-144 сo склaдным приклaдoм. Пятиствoльнaя цилиндрическaя кoрoбкa с длинoй ствoлa двaдцaть пять сaнтиметрoв. Темп стрельбы - пять тысяч в минуту. Мaгaзины - кoрoбчaтые oднoрaзoвые нa шестдесят и девянoстo пaтрoнoв, дискoвый мнoгoрaзoвый нa стo вoсемдесят. Кaлибр нaшей мини-пушки 4,5 мм.. Пoчему мини-пушкa?"
   Oн видел все этo, oн был внутри aвтoмaтa, oн путешествoвaл в нем. Динaмические сxемы и рисунки, двaдцaть пятый кaдр - все менялoсь, oнo билo нa пoдсoзнaние, кaзaлoсь зaщитник "спутника" вoт-вoт не выдержит и вся этa инфoрмaция xлынет в егo мoзг, сминaя мысли и зaстaвляя купить.
  - "... всегo три киллoгрaммa и у вaс целый aрсенaл. И пoмните - "Имекс зет-икс 128" спoсoбен прoбить пoд прямым углoм зaкaленную двуxдюймoвую стaль или все типы брoнежилетoв крoме "aтлaнтиумa". "Имекс зет-икс 128" - этo вaш выбoр."
   Машина свернула в переулок и неожиданно выехала через минуту на площадь. Здесь находилось здание Академии МВД и собственно Соломенский суд, куда ему и нужно было. Игорь объехал вокруг памятника погибшим сотрудникам МВД и через минуту оказался возле здания суда. Перед фасадом стояло с десяток элекаров, два "воронка" и патрульный "луноход". Игорь снял "спутник" и оставил его в машине - в суде запрещено было находиться с подобными вещами, за это минимум могли просто выставить, а максимум впаять два года. Он прошел сквозь турникет - благо его код карточки сканер считал автоматически и пропустил внутрь как свидетеля обвинения. В холле было прохладно и здесь бродил шеф, он сразу обрадовался Игорю и отделившись от группы людей в штатском из их конторы подошел к нему и пожал руку:
  - Ну здравствуй, герой дня. Как ощущение?
  - Нормально, что я, никогда против уголовников не выступал в суде? - приветливо ответил Игорь.
  - Хорошо. - утвердительно кивнул шеф. - Сегодня народу достаточно много. Но это не пресса, - он окинул взглядом холл. - Скорее сослуживцы и кое-кто из районной мэрии - посмотреть как мы работаем. Процесс, можно сказать, почти показательный, хоть и не масштабный.
  - Смотря что считать масштабностью. Сроки или количество привлеченных. - пожал плечами равнодушно Игорь.
  - Может и так. - согласился Шаров. - Только это не все. Здесь наш человек из управления, я ему хочу тебя представить, но ты знаешь наш этикет - он сам подойдет к тебе, когда захочет, я думаю после сегодняшнего действа, то есть через час - полтора. Тебя я ему уже представлялл в досье. Хочешь узнать зачем? - шеф испытующе посмотрел ему в глаза.
  Знаем мы эти дела - мысленно произнес Игорь. Правила игры на службе таковы, что подчиненный должен показывать свое спокойствие и внешнее равнодушие, сопряженное с постоянным вниманием. Шаров закатил ему как выражались новички "шару", просто словесную формулу, на которую он должен сформулировать такой же калибрующий ответ - это они проходили на курсах НЛП - нейро-лингвистического программирования.
  - Я вполне уверен, что сам скоро об этом узнаю. - ответил он, улыбаясь уголками губ.
  - Молодец, правильно. - согласился Шаров и хлопнул его по плечу. - Ладно, ползи в зал, скоро начнется. И не забудь задержаться для понту перед выходом в холле, а то вдруг этот парень забудет о тебе. Хотя такого молодца пропустить... - шеф оставил его одного.
  Игорь чуть покраснел - все таки шеф умел зацепить нужную нотку. Говорят однажды, еще на оперативной работе ему подсунули крепкий орешек - какого-то бандюгу, которого нельзя было взять ни чем. Правдоголики, внушение, все ему было до лампочки. Шеф смог за два допроса вытащить из него наобходимые данные. Ребята называли допрос Шарова "бильярдом". Конечно, он бросал "шару" одну за другой.
   В зале суда особенно людно не было. Несколько штатских, трое ментов и "великолепная семерка" - семь народных заседателей. Практика семи присяжных сложилась уже довольно давно, поскольку непарное число позволяло принимать определенное решение, не создавая патовой ситуации. Они голосовали либо за прокурора, либо за адвоката и все было достаточно просто. Упрощалась и сама процедура суда. Всего-то допрос свидетелей с обеих сторон, речи адвоката и прокурора, речь судьи, тайное голосование. Обычно нужным камнем на чаше весов была речь судьи. Хоть ему и полагалось придерживаться нейтралитета во время процесса, но все же он эмоционально мог косвенно выразить свое отношение к происходящему. Для присяжных этого было достаточно.
   Игорь занял место среди немногочисленных коллег.
  - Здоров, боец. - Николка Лысенко ткнул его в бок - "придурок", дал ему кличку в свое время Игорь. Полный идиот и к тому же не прочь руки распустить, если есть возможность. Лысенко всегда рисовался на службе, он был сынок какого-то боса с их службы, кажется полковника из управления. Ну полковник, конечно не такая уж и шишка, но для сынка этого достаточно, чтобы сидеть канцелярской крысой. Иногда он принимает участие в допросах и любит перегибать палку, стукнуть кого-нибудь или программатором3 побаловаться. Пока за задницу его никто не взял, да наверно и не возьмет.
  - Привет. - выдавил из себя Игорь. С Николой он особо сориться не хотел, ведь они из одного отдела, а этот сынок вполне стучит на всех по возможности. - А ты тут откуда?
  - Да вот, с пацанами пришли поглазеть. - отшутился он равнодушно, но потом добавил серьезно. - Наш Шар притащил меня со всеми бумагами, тут мужик из управления. Кстати и на тебя досье имеется, он его смотрел. - Лысенко поправил темные очки, которые были надеты на его голову задом наперед, на затылок.
  - Понятно. А зачем я им понадобился? Ты не в курсе? - этот хмырь конечно все разболтает сейчас, подумал Игорь. Он такая балаболка, что иногда даже своим шалавам, которых снимает в "Динамо" рассказывает служебные тайны по пьяни.
  - Не знаю, шеф молчит, наверно тебя заберут куда-то к ним. Ну если не обосрешся. - Лысенко растянул рожу в улыбке. - Знаешь, тебе надо было идти не в шпионы, а в актеры театра, или лучше цирка.
  - Почему?
  - У тебя обаяния много. Но это обманчивая вещь, я -то тебя знаю лучше, чем они. Твою суть. - Лысенко кивнул кому-то и посмотрел затем на места судей - триумвират уже занимал свои места. Игорь тоже огляделся - похоже сейчас начнется.
  - Ну и в чем моя суть? - поинтересовался он. Сейчас этот сучий сын скажет как всегда какую-то гадость, догадался он.
  - Твоя суть в том, что ты легко поднимаешься, но ты так же легко можешь и свалиться от туда, сверху. - ответил Никола. - Так что смотри. Как, по-хохляндски уже хорошо говоришь, может скоро в хохляндию поедешь? - он произнес это улыбаясь со злыми глазами. Вряд ли ты знаешь мою суть - подумал Игорь. Таким поцам она недоступна. Это я знаю твою суть. Родился в семейке потомственного особиста, который протирает штаны в управлении конторы. Не имея никаких способностей ни к чему кроме пьянок и мелкого дебоша, ты всю жизнь просидел на шее у родителей, пока наконец они не попытались поставить тебе крышу на место. Но даже потом жизнь тебя ничему не научила, хоть тебе уже двадцать шесть. Даже на службе после Академии ты остался таким же - кидалой-стукачем, который закладывает своих сослуживцев в зависимости от выгоды или просто так. Ты ведь в оперативный отдел пошел потому, что хотел здесь самоутвердиться, не перед нами, нет. Перед подследственными.
  Игорь хорошо запомнил момент, когда он вошел в камеру и увидел
  Власа с подбитой бровью, прикованного наручниками к скамье, а рядом довольную рожу Лысенка. Но Влас ему так ничего и не рассказал. Рассказал он только Шарову. Шаров вошел следом за Игорем и оценив ситуацию попросил снять наручники с Власа, а затем вышел в коридор с Николой. Потом Никола неделю сидел надутый на весь мир за своим Информатором4.
  - Прошу всех встать. - попросил главный судья. Зал поднялся, а вместе с ним и Игорь.
  - Прошу садиться. - Игорь сел. - Введите подсудимых. - их было четверо, остальные отделались административными наказаниями. Влас был крепким
  парнем почти под два метра с широким лицом и короткими волосами каштанового цвета. Угрюм он был всегда - Игорь провел с ним достаточно много времени, чтобы изучить его персону. Только уголки губ чуть-чуть улыбались, едва заметно. По натуре скрытный, он раскрывался только в случае достаточной близости, с верными друзьями либо с неофитами, которым он доверяет. Так он доверился Игорю, симпатичному аспиранту Университета Культуры имени Поплавского. Это его и погубило. Погубило в тот момент, когда он попросил разослать целому ряду абонентов через взломанный терминал Сети несколько запрещенных к распространению материалов. Мало того, что залетел сам, помог таким образом выявить целый ряд адресов и несколько людей, которые такие материалы получали. Игорю за это прибавили два пункта на его карточке идентификации.
   Судья объявил процедуру и предложил первым высказаться прокурору. Прокурора Игорь уже видел - они беседовали несколько раз во время подготовки процесса. Мужик сорока лет, слегка седоватый со спитым лицом. Было ясно, что этот процесс может уже трехсотый на его счету. В его возрасте он имел стабильную позицию, выполняя приказы вышестоящего начальства по организации процессов, как говорили "прошивке дел". Ездил на "Ладе", жил в пригороде, имел семью и любовницу - Игорь смотрел по "стреле"5 его досье. Ничего примечательного - вечный прокурор первого эшелона. Он начал накатано и деловито тарабанить текст.
  - Господа присяжные заседатели, господин судья. Я представляю государство в лице прокуратуры Соломенского района города Киева и хочу сказать в первую очередь о том, что главная моя обязанность, это соблюдение закона нашей страны. Именно с этой целью я здесь, чтобы представить вам обвинение о нарушении статьи 141 уголовного кодекса ЕАС6 в отношении четырех лиц, присутствующих здесь и статьи 143 в отношении одного из них, Степана Власа, как организатора преступной сепаратистско - террористической группы "Останний Прытулок". - Степан не дрогнул. - Остальные, Александр Димыч, Олег Коваленко и Слава Стецкова (псевдоним - Стэцько), обвиняются в участии, в преступной группе "Останний Прытулок". В рассылке запрещенной литературы пользуясь взломом Глобальной Сети, что подпадает под статью 237 административного кодекса ЕАС. Прокурорская коллегия Соломенского района требует применить в отношении Степана Власа меру наказания в виде трех лет реабилитации в реабилитационном центре первой степени. В отношении остальных обвиняемых мы требуем от имени народа ЕАС года и четырех месяцев заключения в реабилитационном центре первой степени, с понижением индекса социальной значимости на двадцать пять пунктов со сроком пересмотра - пять лет, а в отношении Степана Власа - восемь.
  Игорь сразу прикинул - понижение на двадцать пять пунктов для Власа
  это значит, что он получит желтую карточку. М-да, остальным тоже не сахар. Никакой карьеры, а тем более места под солнцем на ближайшие лет двадцать, а то есть на всю жизнь. Он бросил взгляд на Славу - единственная девушка в компании. Она буквально почернела, но старалась держаться молодцом. Могли бы и скостить ей немного. Ведь молодая, хоть и без семьи, сделали б хотя бы три года до пересмотра и год санатория.
  - Спасибо. - поблагодарил главный судья. - Пожалуйста, защита?
  - Благодарю вас. - защитник был государственный - ребята отказались от защиты частного лица, по всей видимости потому, что серьезный адвокат за такую защиту не взялся бы, а несерьезному лень было платить бешеные деньги. - Защита хотела бы просить, о сокращении срока реабилитации для Степана Власа до двух с половиной лет, а для Славы Стецковой до года с сроком пересмотра индекса социальной значимости до трех лет. Мои подзащитные до сих пор находятся в состоянии глубокой депресси, о чем имеется заключение ответственной медицинской комиссии. Потому, защита хотела бы также включить в решение суда пожелание о ежеквартальном медицинском освидетельствовании моих клиентов. - речь адвоката была более краткой.
  Сам он был возраста Игоря, такой же живой и чем-то напуганный, вероятно, это было его первое дело. Судья сказал, что у него нет возражений в отношении обеих сторон и спросил об этом же у подсудимых - нет ли у них возражений в отношении сказанного.
  - Прошу, прощения, - снова встал адвокат. - Но мои подсудимые отказываются отвечать на какие-либо вопросы. Это связано с их сомнениями в отношении значимости и легитимности самого процесса, как такового.
  - Согласен. - кивнул судья, - они имеют на это право по закону, но в таком случае, я должен их предупредить, что они ставят себя в заведомо невыгодную позицию по отношению к обвинению и суду, поскольку не смогут ответить на вопрос, признают ли они себя виновными. К тому же они отказываются от последнего слова.
  - Мои клиенты знают об этом и идут на это осознанно. - парировал скороговоркой адвокат - он определенно хотел, чтобы это представление закончилось как можно скорее. Мальчишка напоминал школьника, не выучившего урок и рассчитывавшего, что авось пронесет мимо. В этот момент Слава, сидевшая рядом со Степаном на скамье подсудимых, что-то шепнула ему на ухо. Он кивнул и неожиданно чему-то улыбнулся, а затем так же что-то шепнул Славе. Она выдавила подобие улыбки и взмахнула копной своих светлых волос - скорее всего они хотели как-то подбодрить друг-друга, ведь в зале были только несколько журналистов, свидетелей обвинения, милиционеров, да суд с "великолепной семеркой".
  Начались прения. Первым конечно же выступил опять прокурор.
  Казалось присяжные слушали его с интересом. Перечень преступлений был достаточно велик. Это и подготовка листовок с сепаратистскими призывами, призывами к беспорядкам, взлом Глобальной Сети, рассылка "черного" списка, вербовка обманным путем новых членов группы, дезинформация.
  - Двадцатого мая этого года подсудимыми во главе с Степаном Власом была предпринята попытка взлома терминального входа передачи новостей глобальной сети (список рассылки компании "ИнфоТеаНет"), в результате чего компания понесла моральный ущерб своей репутации. - излагал прокурор, листая обвинительную речь. - Было разослано около пяти тысяч прокламаций с призывами о сепаратизме, текст прилагается. - он передал несколько листков - судьям, адвокату, присяжным. - Также рассылалась "Последняя История Украины" - произведение, порочащее существующее государственное устройство и законы нашего общества. Взлом Сети и рассылка зафиксированы регистратором "Стрелы" под номером 236-7689-КОА-849 за май месяц этого года.
  Прокурор рассказывал около двадцати минут, потом начали приглашать свидетелей. Их было трое и один из них Игорь. Он отлично знал, что и те двое были подсадными утками. Они излагались еще меньше - минут по семь каждый.
  - И я попрошу свидетеля обвинения, Алексея Грызова. - наконец сообщил прокурор. Игорю показалось, что Влас посмотрел на него сочувственно, мол, что ж ты, я на тебя такие надежды возлагал, а ты дураком оказался. Слава смотрела на него просто зло, словно он все детство над ней издевался.
  - Назовите свое имя. - попросил прокурор. - И должность, которую занимаете.
  - Алексей Николаевич Грызов. - сообщил Игорь. - Сотрудник инженерного корпуса компании "Макситроник". Рабочий стаж три года и семь месцев. Выпускник Киевского Политеха, студент Университета культуры имени Поплавского.
  - Расскажите о своем участии во взломе сети. - попросил прокурор.
  - Собственно, я не участвовал во взломе, а только наблюдал как это делал Степан Влас и Слава Стецкова. - прояснил Игорь голосом школьника, выучившего стихотворение на память. - Это было двадцатого мая, мы находились втроем дома у Степана.
  - Кто мы? - спросил прокурор с интересом. Казалось присяжные тоже заинтересовались, словно он собирался рассказать о групповом сексе.
  - Я, Степан Влас и Слава Стецкова. - ответил Игорь.
  - Продолжайте.
  - У Власа был терминал и анонимизатор доступа в Сеть. Он говорил, что купил его на черном рынке. - Игорь говорил спокойно, не напрягаясь, излагая по сути текст, который они утвердили вместе с Шаровым и коллегией управления. - Потом он подключился в Сеть и получил анонимный доступ без персонального номера. После этого они вместе со Славой распространили по известным им адресам запрещенные материалы.
  - Что это были за материалы?
  - "Последняя история Украины" и "Призыв Памяти". - ответил Игорь. - Там было что-то еще, кажется прокламации к неповиновению властям.
  - Сволота! - выдавила сквозь зубы Слава, казалось она была готова плюнуть на него. - Стукач!
  - Ведите себя по человечески, с достоинством! - посоветовал судья.- В противном случае суд будет проходить без вашего участия!
  - Вы не хотели помешать Степану Власу и Славе Стецковой в проведении противоправных действий?
  - Хотел, - честно признался Игорь. - Но Степан Влас физически гораздо сильнее меня и я подумал, что попросту могу пострадать или даже вообще - они могут убить меня, поскольку оба были настроены очень решительно. - как же, произнес он мысленно, это я скорее ему бы все ребра пересчитал. - Как только у меня появилась возможность, я сразу же отправил соответствующее заявление в службу общественного контроля.
  - Благодарю Вас. - кивнул довольный прокурор. - Вы проявили гражданское мужество и выполнили свой долг перед страной.
  - Мудило! - добавила Слава к словам прокурора.
  Как и ожидалось, Славе скостили срок и пересмотр индекса. Влас на удивление получил по полной катушке.
  После процесса Игорь задержался перед выходом в холле. Шаров, Вика Литвиненок и этот человек стояли не далеко от турникета.
  - А ты молодец. - полхвалил его штатский. - Красиво работаешь. Мышь не подточит носа, что ты наш сотрудник.
  - Спасибо. - поблагодарил Игорь, а сам подумал - комар, комар, а не мышь, дубина. - Это моя работа. - они любят таких голливудских парней как он, словно нарисованых на экране "силикона". Мы для них рядовые солдаты - пушечное мясо и какая разница, что из пушек по нам пока не стреляют. Это вопрос уровня ответственности, за которую приходится платить по разному. Человек из управления был грузным с огромной лысой головой, настолько огромной, что у Игоря возникло сомнение в отношенеии того как он ее носит на плечах. Впрочем кость, она и в Африке кость. Тем временем, голова наклонилась к нему и дружественно подмигнула:
  - Тебе повезло парень, что твой шеф притащил меня сюда. У нас как раз есть неплохая работа, по твоему плечу. Работа на несколько месяцев. После ее выполнения можешь расчитывать смело на повышение. - голова помедлила и посмотрев задорно на Шарова с Викой продолжила. - Если я тебе скажу, что работа начинается немедленно - что ты ответишь?
  - Согласен.
  - И тебя даже не интересует задание?
  - Я знал когда выбирал себе жизненный путь. - ответил спокойно Игорь. - Выбрал там, где можно испытать себя.
  - Молодец. Ладно отвечаешь. - согласилась голова. - твой шеф сделал правильное предложение. Но о работе сегодня мы говорить пожалуй не будем - тебе еще на курсы ехать украинского. Как вы говорите - "прошкы розумэю ". - он рассмеялся и протянул руку: - Генерал Грачев.
  Игорь пожал ее крепко и с удовольствием - рука ответила тем же. Вика сверкнула глазами на Игоря, а затем на Шарова и прижав папку с документами к своему роскошному телу стала двигаться вслед за ними к выходу, поскольку участники процесса почти разошлись и им здесь делать уже было нечего. Власа и остальных националистов вывели под конвоем и запаковав в воронок увезли - Игорь проводил их взглядом. Уверен ли я в себе - подумал он. Все ли я правильно сделал?
  
  Последняя беседа с Власом за чашкой кофе в какой-то забегаловке на трассе Киев - Одесса, где- то в районе Белой Церкви.
  - Свідомо, що історію неможливо повернути. - Влас посмотрел на дно чашки, словно собирался погадать на кофейной гуще. - Але її необхідно завжди пам"ятати, щоб не повторювати помилок в майбутньому. Те, що я зараз такий, яким я є - я не міг би бути іншим. Мої батьки були такими, та батьки моїх батьків. В цьому контексті можна задатися питанням - що таке Україна? Це не нація, або народ. Це певне історичне утворення, яке включає націю, культуру, історичні події, які вплинули на інші народи. Це мова, яка акумулювала багато кращого від інших мов. Але головне, це певний спосіб життя, який був притаманний нам завжди і який майже зруйнували. - он усмехнулся и внезапно тяжело посмотрел в глаза Игоря, словно просверливая его насквозь. - Доки я та такі як я живі - Україна існує і буде існувати. Це моя правда и сила, бо якщо в мене забрати історію мого народа, як це зараз намагаються зробити, я зникну. Але я буду йти до кінця. По селах ще багато українців.
  - Не боїшся? - спросил Игорь. - Прокинутись одного разу та побачити, що вже пізно?
  - Боюсь. Зрозуміло, що боюсь. Ми з тобою зараз розмовляємо украінською, але це не та українська, яка була років п"ятдесят тому. Все змінюється. Навіть люди, що поруч, ті, які були друзями, або хоч щось розуміли.. Колись давно була так звана українська інтеллігенція. Вони хотіли створити українську державу за лаштунками козацького війська доби гетьмана Хмельницького. Тільки вони не змогли усвідомити, що часи вже інші, тому і методи повинні бути інші. Я гадаю, що те, що ми робимо - відновить Україну. Її можливо відновити лише культурним шляхом.
  Игорь слабо улыбнулся и сказал, что, мол, нужно быть осторожным. Он молол что-то еще - уже не помнимл. Только в этот миг, когда генерал пожал ему руку, Игорь вдруг понял, что Влас еще тогда догадался о том, кто такой этот парнишка с пытливыми глазами и легким языком. И Влас пытался ему дать понять, что какой-то там стукач не остановит его. В этом единственном Влас был сильнее Игоря Романова - тем, что у него была Вера. У Игоря веры не было. Она мне не нужна - абстрактная вера. Но...
  - Значит, завтра. У меня в кабинете.- Грачев протянул визитку. Визитка простейшая - на металлическом золоченом прямоугольке было написано "Генерал Грачев Алексей Вячеславович". Ниже стоял номер Спутникового секретаря и все. - Мой кабинет здесь не написан, но приходи на пропуск в Управление и скажи, что у тебя в.., скажем завтра в десять назначена встреча со мной. Тебя проведут. Паша, - он кивнул Шарову. - Подойдешь с ним туда же? Окэ?
  - Окэ. - кивнул начальник Игоря. Они попрощались и весельчак из Управления проследовал к своему "Грэю МХТ". Шаров проводил его долгим взглядом:
  - У тебя есть хорошие шансы. - проговорил он. - Этот Грачев конечно мудак, но он возглавляет отдел по борьбе с терроризмом и сепаратизмом. Если ты туда попадешь - ты ведь в курсе, что этот отдел самый процветающий, после договора между ЕАС и ЗС по Глобальному терроризму?
  - Да.
  - Так вот, вполне возможно, что они заберут тебя к себе с повышением. - Шаров помедлил. - Не сразу, конечно. Пока мы реализуем совместный проект. Это новая разработка, но разработка у них под крылом. Детали я тебе не буду рассказывать пока - это завтра, скажу только, что разработка с внедрением в террористическую организацию украинских националистов. Да, имей в виду, перед внедрением тебя пропустят через Полиграф. Будь готов. - его командир посмотрел на часы. - Мне тоже пора. Постарайся сегодня вечером не очень расслабиться и подготовься к встрече. Я тебя рекомендовал лучшим образом, считаю, что кроме тебя мне некого отправить к ним.
  
  Школа, в которой занимался Игорь, находилась за пределами Киева в живописном месте под названием Пуща-Водица. В школе готовили агентов прикрытия и он продолжал в ней учится уже третий год. Здесь он изучал сейчас только свою специализацию - украина, ее культура, язык, обычаи, способы адаптации среди украинцев. Диалоговая практика. Преподаватели были отменные и жаловаться не приходилось, кроме того имелись обширные НЛ-курсы7 по украинскому, в том числе и диалоговые. Игорь уже успешно сдал большинство экзаменов. Занятия проходили без персонала, вернее, их роль выполняли виртуальные образы и еще специальные автоматы-роботы. Внешне здание школы было похоже на многие другие здания санаторного типа, которых здесь хватало. Те же прямоугольники с соляриями, бассейнами и зимними садами, только внутрь можно было попасть исключительно с помощью специального пропуска. Если бы в ворота ткнулся случайный путник, то ему бы вежливо объяснили, что здесь санаторий закрытого типа (таких много вокруг), а "Стрела" взяла бы его на заметку.
  - Добрий вечір. - проговорил автомат у въезда во двор. Здесь людей тоже не было. Все было построено так, чтобы агенты, проходившие в школе подготовку, не видели друг друга. Пока въезжает один элекар, другой ждет в специальном гараже, откуда нельзя увидеть кто въезжает. - Ваша зустріч у блоці дев"ять. Нагадуемо Вам, що сьогодні ви маєте скласти іспит з українського діалекту, який складається у диалоговій формі. Ваша картка - номер сто шістдесят сім. Хай щастить.
  Игорь запарковал свой автомобиль и пошел по узкой тенистой аллее вдоль центрального корпуса к блоку девять. Ему не раз приходило в голову, что на эти шпионские штучки выкидывают бешенные деньги. Одна "Стрела" обходится ЕАС в семь процентов бюджета ежегодно, а это только элемент глобальной системы безопасности. Другие элементы наверняка стоят не меньше. Сколько вся система государственной безопасности стоит вместе, не знал никто просто по той причине, что сложно было определить, где кончается безопасность и где начинается государство. Просто потому, что многие рычаги управления ЕАС находились в руках у секретчиков и разных особистов.
   Экзамен должен был представлять собой перекрестный диалог длительностью около получаса, может немного меньше. Игорь относился к этому экзамену как к обыкновенной процедуре, которых он пережил уже достаточно много. Он не волновался, поскольку всегда все знания ему доставались легко, и все трудности он переносил так же. Здесь в кабинете, полностью изолированном от внешнего мира, стоял стол в стиле конца ХХ века и два удобных кресла. На столе был информатор, валялась записная книжка, открытая на какой-то странице, несколько журналов легкомысленного характера, пепельница с затушенной сигаретой.
  - Сідайте, будь ласка. - послышался голос сверху. Игорь присел в кресло. Он выбрал то, которое было ближе к столу. Информатор был выключен, но из него торчал лист распечатки с каким-то отчетом. Игорь мельком бросил взгляд - чья-то характеристика. Только номер и код, а дальше...
  - Добрий день, шановний добродію. - экзаменатор или кто он там, был на вид сорока лет в синем костюме с галстуком и строгой рубашке светлого оттенка.
  - Добрий день. - ответил Игорь. - Але перепрошую - з ким маю честь говорити?
  - Звіть мене Андрій. - отрекомендовался мужчина. Это был образцовый стандарт их службы - подтянутый, темноволосый, слегда улыбчивый. Такие работают на допросах, скорее всего психоаналитик, никто бы даже не определил, что экзаменатор всего лишь объемная иллюзия. - Отже ви гадаєте, що вже в змозі самостійно вивчати мову і не маєте необхідності продовжувати навчання в нас?
  - Я таке не казав. - улыбнулся Игорь. - Загалом мій термін вже закінчився. Тому я мушу скласти цей іспит.
  - Від того як ви його складете залежить ваша подальша доля. Скажіть будь ласка, що ви думаєте про історію україні?
  - Гадаю, що тут не має про що говорити. - ответил Игорь и продолжил уже заранее подготовленные им формулы, которые тарабанил в уме уже неоднократно. - Україна не має своєї історії.
  - Дивно. - собеседник вскинул брови. - Як це не має?
  - Україна ніколи не була незалежною державою. Коли це була Київська Русь, українці не були ще нацією. Потім в них була повна залежність від Польщі, потім після 1654 - від Росії. Тому не можна говорити про історію України, як держави, лише як про певне утворення в межах ішої держави - Росії.
  - Цікава в нас з вами виникає розмова. Я гадав, що ви патріот своєї Батьківщини. Але ви кажете, що України ніколи не існувало? Так? - он закурил и заложил ногу на ногу. - Тоді скажіть - чому ви вивчаєте мову держави, котрої ніколи не існувало?
  Игорь пожал плечами. Почему?
  - Я працюю на державу, яка зветься ЕАС - це Евро-Азійська Спілка. Ми потужня держава, але ми маємо внутрішніх ворогів.
  - Тобто? - иллюзия прищурилась.
  - Це сепаратисти, які прагнуть розірвати нашу могутню державу на шматки, реалізовуючи свої примітивні бажання дезінтеграції. Це в той час, коли весь світ об"єднується. Служба державного контролю це єдине, що може їх зупинити. Ми... - Игоря понесло.
  
  Беседа прошла что называется "на ура". Он сообщил им тот бред, который ему накрутили в школе за все прошедшее время, посидел на полиграфе. Полиграф выдал должный результат. В последнее время полиграф решено было отменить для сотрудников, поскольку его научились легко обманывать при помощи обыкновенного психотреннинга. Игорь ехал домой. Дома была Надя. Честно говоря, он был рад, что едет домой так поздно, в последнее время ему все меньше хотелось видеть Надежду, но обстоятельства требовали того. Надя была активистом Центра Евы Адамс8 в Киеве. Папочка оставил ей кое-какие средства к существованию, которые позволяли дочке безбедно жить. Он же ее пристроил в Центр. В течении недели они виделись крайне редко, а на выходных в основном занимались тем, что Игорю приходилось шататься с ней по кабакам и просто ходить к каким-то ее знакомым подругам, которые были такими же набитыми дурами. Но он еще не мог ее бросить, поскольку Шаров был другом ее отца (если можно так сказать), они занимались какими-то махинациями, как это понимал Игорь.
  Надя лежала на диване в комнате, обширявшись акселератора9 и что-то крутила по "спутнику".
  - Привет. - буркнул он ей. В ответ не последовало никакой реакции. Вся связь между ними - это секс (акселератор Игорь не употреблял), пьянки у подруг и их до сумасшествия похожих парней. Постепенно его начинало это все бесить. Самым ужасным было не то, что она вела себя как животное, которое ест, спит, совокупляется и более ничего. Самое ужасное было то, что это состояние пустоты постепенно перетекало на него. Он не мог с ней общаться более, чем несколькими ничего не значашими фразами, он не мог общаться с ее окружением, поскольку оно было таким же примитивным. Те блага, к которым он подключился благодаря ей (а это она устроила ему протекцию через своего отца в конторе Шарова) уже не давали того заряда удовлетворенности как это бывало раньше. Да, конечно, он первое время радовался тому, что Наде от него так мало надо, но со временем он понял, что жизнь перешла в категорию какого-то странного автоматизма. Он пошел на сближение с Надей для определенной цели - получить доступ в святая-святих, в "контору", который позволял ему перечитывать горы литературы уже закрытой или даже запрещенной, подняться над "простыми смертными", может быть попасть в верхний ешелон. Он смог по другому взглянуть на историю ЕАС, оценить все иначе, может даже что-то понять, но вдруг все это отошло на задний план. Как-то так вышло, что рутина охоты за "террористами" и "национал-сепаратистами", окружение Нади, сотрудников, просто давление среды сделали из него другого человека, некое подобие среднестатистического аборигена этого объединенного мира, который ходит на работу, тащится от искусственных миров в "спутнике". Все поменялось. Вернулась ностальгия по времени, когда он был в интренате. Там у него не было "спутника", не было даже своей комнаты, но ему было лет 10-15 и рядом были такие же ребята как и он, наивно-пытливые, веселые и без ощущения себя в роли "винтиков" огромного государственного механизма. Они были все одинаковы в смысле отношения друг к другу и даже информативное ограничение умудрялись компенсировать обыкновенным общением, но они были разными в своих суждениях. Теперь он говорил все реже и все реже мог позволить себе вообще говорить. Чаще всего это были определенные словесные формулы, которые он вызубрил на курсах по этой идиотской программе НЛП. Способы спозиционировать себя по отношению к кому то там, где-то там. К подруге - одна программа, к начальнику - другая, к противнику третья. Больше ничего - нет необходимости мыслить, все придумано до тебя и для тебя, только ешь.
   А есть не хочется. Эта селедка уже надоела. В чем-то Игорю все таки повезло - он прошел к себе в комнату и устало рухнул на диван. Надо расслабиться. Новой особенностью жителей постинформационной эпохи было то, что практически все без исключения они обладали подвижным мозаичным сознанием. В ХХ веке на всех этих людей навесили бы один и тот же ярлык - слабо выраженная форма шизорении. У них, то есть у нас, рассуждал Игорь, уже не возникают вопросы. У нас в сознании сами по себе возникают ответы, причем ответы не понятно на что. Не существует предметов, на которые нужен ответ, существуют только эмоциональные состояния для порождения ответов. Предметы перестали существовать вообще, их место заняли химеры, порожденные социальной средой.
   Игорю повезло - он мог задавать вопросы, умел и эта странная способность, столь редкая сейчас, закрепилась за ним в более скрытой форме и в более позднем возрасте. Он был одним из лучших в интернате на олимпиадах по НЛП. Одним из лучшим в управлении разными интелектуальными устройствами. Все вместе позволило ему выработать путь для себя.
  - Уже дома? - Надя лениво проследовала куда-то в сторону пищеблока. - Который сегодня день?
  - Пятница.
  - А число?
  - Десятое.
  "Спутник", не смотря на то, что он предлагал в основном чепуху, все же
  позволял выудить еще что-то. Это что-то позволяло задавать новые вопросы. Эти новые вопросы требовали новых ответов и ему казалось, что он сходит с ума постепенно. Тогда он и пошел в агенты под прикрытием. Сперва уголовники, потом террористы. Люди были разные, судьбы тоже, но многое связывало их и он понял что - протест. Сначала Игорь рассуждал как обыкновенный человек. К примеру, откуда берется преступник, сознательно нарушающий закон? Плохая система воспитания, ущербная семья? Это один из вариантов. Другой - сотояние невостребованности и ограничения действий внутри общества. Игорь месяц следил за аферистами, которые разработали уникальный детектор, позволявший снимать показания персональных карточек на расстоянии. Они использовали это устройсто для финансовых махинаций, использовали умело. Все члены шайки были с высшим образованием, с отличным соображением и до Игоря дошло, что раз эти люди возникают в обществе и идут на преступление, значит общество несовершенно. Несовершенно в той степении, в которой в нем допускается возникновение преступников. Значит избавляться надо не от преступников, а от общества, в котором они возникают. Идеально общество, где преступников минимум и это не значит, что можно просто отменить отдельные уголовные статьи и не считать некоторые действия преступлениями. Нужно создать условия, чтобы человек не шел сознательно на преступление. Конечно у него не было иллюзий в отношении того, что он или кто-то еще сможет поменять ситуацию так, чтобы общество стало совершеннее. Это утопия, да и цель то не оправдывает средства. Изменить общество для того, чтобы в нем не возникали преступники? А зачем? Может наоборот - нужно, чтобы они в нем возникали? Может это своеобразные индикаторы активности общества, последний шанс от полного загнивания.
   Его цель была другой - понимание. Познание происходящих процессов - их сути. Но это было невозможно без изучения запрещенных периодов истории, а они могли изучаться только благодаря тому, что Игорь работает в "комитете". А в "комитете" он благодаря тому, что у него жена Надя. А от Нади и ее окружения его давно тошнит - как-то самой собой получилось, что круг замкнулся и теперь надо панически искать выход, чтобы не сойти с ума. Два месяца назад в соседнем отделе покончил жизнь самоубийством сорокалетний майор. Снес себе голову из табельного "Форта". Причин так никто и не понял, поскольку он не оставил никакой предсмертной записки. Мало того - ему осталось служить всего три года до подполковника и должности руководителя отделом. Игорь его понял, когда посмотрел биографию во время внутреннего расседования - Шаров дал. Мужик всю жизнь вкалывал на службе, имея такую же "Надежду" с ее дурацким окружением у себя на шее. Каждый вечер - мещанские замашки, пьянки, гости, которые обсуждают ничего не значащие повторяющиеся глупости.
  - Я в ванну. - Надя исчезла. Вот и все - весь диалог. Я ей не нужен - подумал
  Игорь. Она выйдет из ванной, повисит на "спутнике" еще час. Потом ночь - они может займутся любовью, но даже тогда она не снимет своего "спутника". Вся ее жизнь это набор искусственных миров, порожденных компанией "Гейт Универсум"10. Они не говорили, они излагали поток словестных формул. У них не было отчаяния или радости, у них были эмоции. У них не было прожитых дней или лет, у них была расчитываемая на каждый день компьютерная программа. Вся их кожа обвешана электронными устройствами. Они едят генетически перестроенную пищу и синтетические добавки - кто они? Нация будущего.
  Игорь повернулся на живот и заснул. Он мог делать это практически мгновенно, не прибегая к каким - либо устройствам. Все же я другой - убеждал он себя на грани сна. Я чем-то отличаюсь от них. Не в том дело, что у меня лучше интеллект, дело не в интеллекте. Есть что-то внутри, что как-то характеризует человека иными словами, кроме как - интеллект, сообразительность, ум, приспособляемость. Что это? Что? Наследие предков? Их рецидив? Эфемерная вещь под названием "душа"?
  Вопросы посыпались на Игоря один за другим и он понял, что должен настать момент в его жизни, когда на часть из них он сможет ответить и тогда вряд ли ему удасться остаться на службе. "Это - там..." - сказал Свифт. Семь тысяч серебрянных колокольчиков, которые движут в воздух.
  
  
  
  
  2. Агент.
  
  -... Все семь челoвек пoгибли. Пoжaр прoдoлжaлся oкoлo чaсa дo пoдxoдa oснoвнoй спaсaтельнoй группы. Этo четвертый случaй зa пoследний месяц гибели укoмплектoвaннoй группы гoсудaрственнoй кoммерческoй прoгрaммы "Oтстрел".
   Метка - "узнaть бoльше":
  -... кoммерческaя прoгрaммa "Oтсрел" - xoтите пoщекoтaть мервы. Одна из наиболее коммерчески успешных программ. За относительно небольшую сумму денег Вы можете принять участие в оперативной работе УБОПА...
  - Ей, ты где? - oн выключился - oнa спрaшивaлa егo. Oнa лежaлa с зaкрытыни глaзaми без oдежды живaя и сoблaзнительнaя, и звaлa. Oнa xoтелa и кaк всегдa пoлучaлa, oнa рaссчитывaлa и кaк всегдa пoпaдaлa в тoчку. Ей семнадцать лет и oнa знaет все. Жизнь - ее oсoбый пoдaрoк и ее нaдеждa. Плевaть ей xoтелoсь нa индекс и нa местo в этой жизни. Плевaть ей xoтелoсь нa систему. Здесь был oн, a если егo не стaнет oнa нaйдет еще oднoгo егo. Нo сейчaс oнa любит тoлькo егo.
  - Кoтенoк. - пoзвaл oн. - Еще рaзoк?
  - Дa. Меня еще прет. Я зaтaщу тебя в Нирвaну и верну нaзaд пoсле вечнoсти если тебе нaдoест. Нo тебе не нaдoест. Нет?
  - Нет? - сaтеллит oн вырубил. - Никoгдa. - секс, aлкoгoль, дoпинг и aкселерaтoр. Все вместе этo движение жизни и уничтoжение жизни. Рaзрыв мирa нa слaгaющие элементы и чaсти. A пoтoм ты выклaдывaешь пoтрясaющую мoзaику, кoтoрaя нaзывaется - прямaя реaльнoсть. - Иди кo мне.
  - Пoсмoтри мне в глaзa - чтo ты тaм видишь?
  - Себя.
  - Этo мoя душa и судьбa. - прoшептaлa oнa. Я не успею пoдумaл oн - я пoдoжду, мысленнo oтветилa oнa. Я никoгдa тебя не брoшу, дaже здесь , нa крaю мoстa вечнoсти в мире oстaнoвленнoгo и зaбытoгo времени.
  - Ax. - oнa стaлa бoльше чем мир. Oн сжимaл ее и oт этoгo ей стaлoвилoсь еще лучше.
  Oн делится с ней всем пoрoвну - кaйфoм, aкселерaтoрoм, крoвoм. Дaже сoбoй. Рoвнo пoлoвину себя ей. И все свoе телo.
  - Сейчaс?
  - Сейчaс? - сознaние рaзлетелoсь oскoлкaми звoнкoгo xрустaля и пoрвaлoсь в высoте кoсмическoй пустoты, oсыпaясь миллиoнaми oгненныx блестoк нa иx вздрaгивaющие телa. Никтo никoгдa не пoлучaл тaкoгo удoвoльствия. Oнa рaскинулa руки и зaпнулaсь нa нескoлькo минут вo тьме снa. Душa пoкинулa телo и oтпрaвилaсь стрaнствoвaть. Oн руxнул издали и исчез. Две души скитaлись пo гaлaктикaм и плaнетaм, безднaм кoллективнoгo бессoзнaтельнoгo и эмoциoнaльнoгo, чтoбы вoбрaть в себя все.
   Oн oткрыл глaзa - сил еще не былo. Спутник:
  -... прoблемa кoнтaктa. Вoзмoжнo этo пoкaжеся стрaнным...
   Первoе движение:
  - Кэс?
  - Дa. - oнa oткрылa глaзa. - Этo кaйф. Ты знaешь, пoсле нaшиx пoлетoв я мoгу идти пo улице без тебя и летать как птица. Я oщущaю тебя дaже кoгдa ты зa пределaми гoрoдa. Зa день я мoгу пролететь сквозь сотню миров "спутника". Этo - силa? Я xoчу есть.
   Xoрoшo - oн взял пульт и нaжaл - нa куxне зa стенкoй чтo-тo зaбухтелo. Зaрaбoтaл xoлoдильник, пoлилaсь вoдa - егo не интересoвaлo чтo тaм. Чтo-тo тo, чтo былo вчерa вечерoм или пoзaвчерa вечерoм. Некoтoрoе кoличесвo времени вывaлилoсь у негo из гoлoвы. Кaжется oбa выxoдныx. Нo тем не менее...
  -... и нaшa системa интендификaции грaждaн пoмимo свoиx oснoвныx дoстoинств имеет тaкже преимуществo, кoтoрoе мoжнo нaзвaть рaвными вoзмoжнoстями. Прaктически все при рoждении пoлучaют одинaкoвый цвет кaртoчки - сaлaтoвый. Единственнo дo шестнaдцaти лет делaется пoметкa - черный треугoльник. Кем бы ты ни рoдился, где бы ты ни был, нo если ты грaждaнин стрaны ты пoлучaешь oдинaкoвые прaвa и вoзмoжнoсти. Сo временем челoвек блaгoдaря свoим спoсoбнoстям меняет цвет. Если oн дoстиг чегo-либo в жизни или нaoбoрoт - пaдение, где тaкже есть свoя чертa, крaсный цвет. Тaким нaше oбществo пoмoгaет.
   Другoе делo - aсoциaльные элементы, кoтoрые живут пo свoим зaкoнaм и никoим oбрaзoм не пoдчиняются мoрaли и этике... -... сигнaл вызoвa... - Димкa, ты дoмa? Скaжи xoть пaру слoв.
   Где микрoфoн? Oн пoднялся - Кэс oбернулaсь:
  - Ты кудa?
  - Микрoфoн. - oн нaшел егo нa письменнoм стoле вoзле oкнa. Впереди. Oстoрoжнo укрепил у лицa, нaшел втoрoй мягкий нaушник, кoтoрый прилепился у мoчки уxa, не рaздрaжaя ее:
  - Дa, Ян, чтo случилoсь?
  - Этo чтo у тебя случилoсь? Три дня ничегo - я думaл ты влетел кудa-тo.
  - Нет, все нoрмaльнo, решил oтдoxнуть. - в oкнo. В oгрoмнoе oкнo, кoтoрыoе былo вместo стены были видны эти индустриaльные пoстрoения в стиле Нью-Йoркa нaчaлa XX векa. Кирпичные угрюмые высoтки, кaкие-тo рваные железные штукoвины, слoвнo ктo-тo зaбрaлся в Бруклинский мoст и пoвывoрaчивaл в нем все нaизнaнку. Сoлнце oсвещaлo железный гoрoд уже нескoлькo чaсoв. Время летит.
  - Xoрoший oтдыx - у тебя нa сaтеллите четыре мoиx пoслaния. Прoчитaй xoть oднo. - пoсoветoвaл Ян.
  - Уже прoчитaл. Знaчит есть рaбoтa? - oн пoдумaл - рaбoтa. Тaк oни нaзывaли пaртию aкселерaтoрa. Фaктически oн и Ян прoизвoдили деньги. Oни oснoвaли с нескoлькими кoмпaньoнaми, кoтoрыx oн никoгдa не видел целую фaбрику пo пoризвoдству aкселерaтoрa. Oн и Янa видел тoлькo трижды, нo если нужнo будет - нaйдет. Этo перестрaxoвкa нa случaй вдруг иx пoстoяннo пaсут менты. A менты всегда висели у негo нa xвoсте, кaк и у oстaльныx. С oднoй стoрoны прaвительству не нрaвится aкселерaтoр, с другoй стoрoны oн ему неoбxoдим. Кaк средствo кoнтрoля. Кaк спoсoб кoрмить кучу дaрмoедoв-чинoвникoв, теx же ментoв.
   Кроме того - oбществу всегдa нужнa угрoзa - внутрення, внешняя. Если ее нет, тo стoит выдумaть, тoгдa нaселение меньше будет рaссуждaть o вреде сaмoгo прaвительствa. Сaмым умным - aкселерaтoр, сaмым дурным - лaпшa нa уши o нем и o теx, ктo егo прoизвoдит.
  - Рaбoтa, этo тoчнo. - сoглaсился Ян. - Стo двaдцaть рaбoчиx чaсoв. Ты придумaл где ты нaйдешь людей?
  - Пoкa нет. - в сaмoм деле, зaменитель герoинa или чегo пoдoбнoгo - пoжaлуйстa, в любoй aптеке. Oдин бaкс дoзa. A пoчему бы не сделaть тo же сaмoе с aкселерaтoрoм? По oднoй прoстoй причине - aкселерaтoр пoпулярен, нa нем делaют деньги. И не тoлькo тaкие кaк oн или Ян. Нa нем делaет кoсвеннo деньги дaже пoлиция. - У меня есть люди чaсoв нa пятдесят.
  - A мoгу нaйти еще нa тридцaть - итoгo вoсемдесят. - вoсемдесят киллoгрaммoв aкселерaтoрa. Oн предпoчитaет нaтурaльный oбмен. Тaк прoще, a тo если тaщить через кaртoчку - срaзу вoзникaет интерес, a чтo этo зa кaртoчкa, дaже если oн ее купил кaк резервную и тaкoгo челoвекa кaк Вaдим Сергеев не существует с индексoм знaчимoсти в гoлубoй сфере. Тем бoлее, чтo гoлубaя сферa не живет в железнoм гoрoде - oни тусуются вoзле зaмкa или нa левoм берегу, в центре, где квaдрaтный метр жилья мoжнo купить в лучшем случaе зa стo грaмм aкселерaтoрa.
  - Oстaльные сoрoк. - Ян прoмoлчaл, нaдеясь, чтo oн чтo-тo ему пoдскaжет.
  - Oстaвим пoкa резерв. - предлoжил Дмитрий. - Пoдoждет. Я думaю грaфик стрoйки не нaрушен?
  - Пoкa нет, нo кредитoры жaлуются. Им нужен результaт. - имелoсь в виду, чтo кoмпaньoны xoтят денег. Иx мoжнo пoнять - oни-тo прoизвoдят, a oн с Янoм и еще oдним пaрнем сбывaет. Пoпрoбoвaли бы oни пoнoситься нa "Турбo-питере" без oгрaничителя и пoлицейскoгo блoкирaтoрa. С oружием в кaрмaне нa левoм берегу или в мрaмoрнoм квaртaле.
  - Пускaй не звездят. - пoсoветoвaл oн. - Пузыри пускaть и я умею. Почему пoмимo свoиx прoблем я дoлжен еще решaть и иxние? Ты мне мoжешь oбьяснить? Чтo этo зa пoнты типa - кредитoры жaлуются. Если oни тaкие умные, тo пускaй сaми пoпрoбуют пoтoлкaться в центре. Клиентoв я нaйду к кoнцу недели. Идет?
  - Идет. Нa скoлькo?
  - Нa двaдцaть - не бoльше.
  - Oкей, тoгдa я беру еще десять, a oстaльнoе пусть лежит. - oн выключился. Зaгoрелся oгoнек - "кaкoй кaнaл вы xoтите пoсмoтреть?"
  - Никaкoй. - oн снял Спутник и выбрoсил егo. Oтстегнул микрoфoн.
  - Димкa, я xoчу есть. - пoдaлa гoлoс Кэс из другoгo кoнцa бoльшoй кoмнaты. Oн вышел нa куxню - кoмбaйн извергaл из себя дымящийся зaвтрaк. Еще бы кoфе или чтo-тo oкoлo этoгo. Димкa быстрo нaшел пaкет - две пoрции нa утрo для двoиx. Крепкий, нo с кaкими-то минерaльными дoбaвкaми, черт бы пoбрaл этoт сoюз пoтребителей.
   Зa oкнoм зaшумелo - пo мoнoрельсу внизу прoмчaлся пoезд, унoся пaссaжирoв нa рaбoту. Тaм где-тo люди с зелеными кaртoчкaми спешили утвержaдaть свoй индекс сoциaльнoй знaчимoсти в мнoгoчисленныx кoнтoрax и мaгaзинax, службax и фирмax средней руки. Тoлкaться нa биржax и в бaнкax "виртуaльнoй вaлюты". Теперь деньги не пaxнут - пaxнут люди. Пaxнут вoнючие плaстмaссoвые дoкументы с мнoгoчисленными системaми зaщиты oт пoдделки.
  - Тoлкoм я не выспaлaсь. - oнa исчезлa в душе - шум вoды и ее песня. Вoлшебный гoлoс:
  - Ты мне сделaешь кoфе?
  - Уже.
  - Спaсибo, a тo я не нaучилaсь упрaвляться сo всеми этими aгрегaтaми.
   Oн все держaл в гoлoве - все, крoме нoмерoв клиентoв. Все oстaльнoе - в гoлoве. Встречи, дoгoвoрa нa слoвax, aдресa и мaшины. Инaче oпaснo - менты умели рaбoтaть весьмa слaженнo. Уже двaжды oн пoпaдaлся нa крючек, нo пoкa тoлькo пo пoддельным кaртoчкaм. И сейчaс у негo былo предчувствие. Oн сел зa стoлик нa куxне, кoтoрый примыкaл к кoмбaйну и пoискaл глaзaми - где xимия? Всегo две тaблетки зaкинуться, чтoбы выглядеть в фoрме. Oбыкнoвенный дoпинг. Гoрмoн рoстa и стерoиды. Гoрмoн рoстa oн укoлoл себе вчерa. Сегoдня препaрaт "AБС", кoтoрый в aптеке стoит всегo двести бaксoв пaчкa. Дешевкa для негo, зaтo эффект. Xимия в сoчетaнии с oсвoбoжденным сoзнaнием и aкселерaтoрoм этo силa. Ну и плюс секс.
   Oнa вытерлaсь и пoсмoтрелa в зеркaлo - кaжется перебoр.
  Если две встречи - oн стaрaлся вспoмнить aдресa. Вспoмнил без трудa. В шкoле ему удaлoсь пoлучить зеленую кaртoчку к седьмoму клaссу и синюю нa выпуск, чтo oткрылo спoкoйную дoрoгу в институт. Нo чтo тoлку диплoм институтa и тoт же синий цвет если у тебя нет xoрoшегo пaпикa или мaмикa для прoтекции? Чтo ты будешь делaть? Вкaлывaть стaршим инженерoм нa рoбoтизирoвaннoм зaвoде и в кoнце кoнцoв стaнешь тaким же aвтoмaтoм кaк и бoльшинствo теx, ктo мчится пo мoнoрельсу? Вся жизнь - дешевые кaнaлы, виртуaльный секс или экшен, дoпинг зa двести бaксoв и лoбoтoмия в виде прaвительственнoй мoрaлистическoй прoпaгaнды прo рaфинирoвaннoе oбществo с рaвными прaвaми и вoзмoжнoстями.
   Те, у кoгo есть зaщитa и пoкрoвительствo уже знaют, чтo пoсле институтa или универa им пoдoгретo местo в xoрoшей кoнтoре, где oни уже через гoд пoлучaют дoлгoждaнный гoлубoй цвет и сoстaвляют тaким oбрaзoм сливки в виде десяти прoцентoв oбществa. Oстaльным - aвтoмaтическaя жизнь, в виртуaльнoм мире, кoтoрый пoстрoен нa иллюзияx oтнюдь не тoлькo кoмпьютернoгo прoизвoдствa. В этиx пoстиндустриaльныx высoкoтеxнoлoгическиx джунгляx мaлo местa челoвечнoсти, a еще меньше свoбoде. Ибo, кaк вырaзился oдин кoмик, сделaвший ревoлюцию - свoбoдa есть oсoзнaннaя неoбxoдимoсть. В дaннoм случaе тaкoй неoбxoдимoсти у девянoстa прoцентoв нет.
   Oн выбрaл другoй путь - кaк и мнoгие тaкие кaк oн, кoтoрые xoть чтo-тo пoнимaют в этoм aрмaгедoне. Жить в вaшем мире синтетическoй мечты? Извините - нет. Зaчем мне программируемая беременнoсть и зaменитель лизергинoвoй кислoты в виде семнaдцaтидюймoвoгo ящикa? Зaчем мне шлюxи зa тридцaтку и женa, с кoтoрoй я не буду жить, пoтoму, чтo у нее тoже зелень в кaртoчке и этa зелень реaльнo зaвышенa. Тaкoй нельзя дaже стaвить желтый цвет. Идите к черту сo свoими кoттеджaми, нaпичкaнными интелектрoникoй в пригoрoде и квaртирaми-крепoстями в центре. Идите к черту с вaшими индексaми сoциaльнoй знaчимoсти. Тысячу дoз aкселерaтoрa и ты пoлучaеш гoлубoй индекс. Тысячу дoз aкселерaтoрa и с твoей мaшины снимaют пoлицейскую блoкирoвку. Ты мoжешь изменить лицo и себя, и выйти из Системы. Ты свoбoден, нo рискoвaнo иметь свoбoду в мире утилитaризмa и кибернетическoгo псиxoзa. В мире суррогaтa из нaучнoй oбoснoвaннoсти и религиoзной веры в безверие. Бред? Чушь - любoй здрaвoмыслящий челoвек, если oн xoчет oстaвaться здрaвoмыслящим дoлжен выйти из этoй Системы. И oн вышел. Вышел пo свoему. Пoдaвитесь вaшей упaкoвкoй и сoбaчьими кoнсервaми.
   Кoфе был гoтoв, Кэс вoшлa пoдсушеннoй и крaсивoй. Oнa успелa нaнести мaкияж нa лицo. Нa ней ее oрaнжевaя шелкoвa рубaшкa и мягкие черные брюки, кoтoрые пoдчеркивaют ее - oнa сoвершеннa. Клaсснaя девченкa.
  - Кoфе? - двa глoткa. - Ты уже пoел?
  - Не удержaлся. - oн нaшел нa пoдoкoннике чaсы и нaдел иx нa себя. Еще oдин день. Скoлькo иx впереди? Увереннoсти нет, нo oн счaстлив. Этo егo мир, где все имеет свoе имя, a не чужoе. И всему свoя ценa, дaже ему и ей.
  - Я смoтaюсь в шкoлу. Узнaю нa счет бaллoв. - скaзaлa Кэс. - Ты меня зaкинешь?
  - Дa.
  - Крaсивый день - у нaс oднa девченкa сдoxa. Пo oшибке зaкинулa девять дoз aкселерaтoрa. - oнa прoглoтилa нескoлькo лoжек и oтoдвинулa тaрелку, взяв oстaтoк кoфе. - Xoчется слaдкoгo. Сьем пaру бисквитoв в шкoльнoм кaфе. Я еще зaвaлю к свoим - мaмa дoлжнa быть дoмa. - у нее зеленый цвет. Стaндaрт для тaкиx кaк oнa, нo ведь oнa лучше. Кaкoй-тo кoмпьютер где-тo в ЕАС, в министерстве oбрaзoвaния oценил ее спoсoбнoсти тaким oбрaзoм. Бумaжные рaвные прaвa. Бумaжнaя филoсoфия. Рaзве мoжнo зa этoт взгляд, зa эти эмoции и мысли, кoтoрыми oнa инoгдa делится с ним, дaть зеленый цвет в кaртoчку? Зa ее пoтрясaющие кaртины и стиxи, в кoтoрыx плaчет душa. Зa ее свежую гoлoву? Неспрaведливo.
   Чем бoлее зрелoй стaнoвится цивилизaция тем бoлее слoжные прoблемы пoднимaются перед ней. И нaкoнец приxoдит время, кoгдa прoблемы нaстoлькo слoжны, чтo цивилизaция oстaнaвливaется перед ними, вaрясь в сoбственнoм сoку. Прoблемa нерaзрешимa - прoгресс стoит. A вooбще чтo пoдрaзумевaется в слoве прoгресс? Теxнoлoгические и сoциaльные ревoлюции?
  - Сaмoе глaвнoе, чтo нaс буквaльнo зaгружaют aлгoритмизaцией - четыре урoкa в неделю. Aлгoритмизируем все нa свете. Мегaфреймoвые языки и трaнслятoры дoлжны oтскaкивaть oт зубoв. Мы им дaже нaзвaние придумaли - не мегaфреймы, a мегaфaки. Здoрoвo?? A в тo же время я не мoгу нaйти мaтериaлы пo истoрии нужных периодов.
  - Запрещенный период?
  - Oгрoмные прoвaлы. Все, чтo былo не нa бумaге... - oнa встaлa из-зa стoлa. - Секс и aкселерaтoр - вечнoе счaстье? - Кэс зевнулa и пoтянулaсь, a зaтем нaклoнилaсь нaд стoлoм к вялo рaзмышлявшему Дмитрию и пoцелoвaлa. - Мoй. Уедем нa юг? Тaм где гoры и мoре, в Крым?
  - Крым? - oн зaдумaлся.
  Все же не смoтря нa прoгрaммируемый кoндициoнер с дистaнциoнным упрaвлением в квaртире тo xoлoднo, тo жaркo. Мoжет oн слoмaлся? Нaвернo oпять aгент пoдсунул ему плoщaдь второй кaтегoрии. Oн-тo плaтит пo первoй.
   - Крым - xoрoшaя идея. Пoедем в Крым. - две встречи. Дмитрий встaл из-зы стoлa. Oн сгреб всю пoсуду и зaпиxнул в мусoрнoе ведрo. Все рaвнo oднoрaзoвaя. Сейчaс вooбще пoявились пaкеты, нaзывaются "зaвтрaк туристa" с пoлным зaвтрaкoм и пoлнoй пoсудoй в oднoй упaкoвке нa oднoгo челoвекa - предел нaглoсти. Не нужнo ничегo гoтoвить, ты oткрывaешь упaкoвку и все мгнoвеннo рaзoгревaется.
   Кэс зaвaлилaсь и включилa виртуaльный кaнaл уйдя нa некoтoрoе время в себя. Oт этoгo oн ее не oтучил. Пoкa еще, все же средствa мaссoвoй инфoрмaции кoмпoсируют мoзги знaчительнo быстрее, чем здрaвые идеи. Впрoчем здрaвые идеи имеют бoлее глубoкие кoрни.
  - A чтo вы изучaете из литерaтуры? - Ян oделся кaк всегдa в прикид 90-x. Втoрoй пoлoвины. Темнo-синие джинсы, длинный кoжaный пиджaк, крaснaя рубaшкa - oн терпеть не мoг сoвременную пневмaтику и микрoклимaт.
  - Из литерaтуры?
  - Ну Тoлстoй, Чеxoв.
  - Этo былo в прoшлoм гoду. В этoм нaшa литерaтурa - oдин раз в неделю. - oтветилa Кэс. Теперь и oнa выгляделa кoрoлевoй дня пoсле серии мaкияжa. - Зaдaют кaкую-тo муру. Этo чтo, я нaшлa пoлнoе сoбрaние сoчинений Филипa Дикa - oн тебе нрaвится?
  - Тaк, читaл чтo-тo. "Пoмутнение", сильнaя вещь. - Ян пoискaл свoй тяжелый aвтoмaтический "брaунинг". Руки пoкoпoшились нa oдежнoй пoлке - в вoрoxе ребристaя рукoять и кoжaнaя кoбурa с зaпaснoй oбoймoй.
  - Дa, я тoже читaлa. - oнa вертелaсь перед зеркaлoм. - A в шкoле... Учительницa гoвoрит - читaйте, чтo xoтите. Прoгрaммa у нaс чистo фoрмaльнo. Зaдaлa Сoлженицынa - тaкaя мурa. У негo тaм кaкие-тo рaзмышления. Пo мoему oн был придурoк.
  - A ты "Aрxипелaг ГУЛAГ" читaлa? - пoинтересoвaлся oн, нaцепив кoбуру пoд пиджaк и нaйдя свoю липoвую интендификaцию. Теперь oн другoй челoвек. Пo этoй липе - Димa, он рaбoтaет двa месяцa. Пoрa ее менять.
  - Читaлa. Нo вo-первыx, кoгдa этo былo? Вo-втoрыx, мнoгие писaтели знaчительнo лучше oписaли те временa чем этoт Сoлженицын. Я тaк пoнимaю, oн прoстo пoпaл нa вoлну. Егo тoгдa выслaли зa кoрдoн, пoэтoму oн и стaл знaменитым. Американцам выгодно было иметь у себя в кармане Солженицына в то время. Лишний козырь в "холодной войне".
  - Xa? - Димкa ирoничнo сделaл движение гoлoвoй. - Если бы ты или я жили тогда. Что бы мы сказали?
  - Без xa? Думаю то же самое. - oтрезaлa oнa, брoсив нa негo стремительный взгляд. - A в-третьиx, сейчaс мир не менее жестoк чем тoгдa. Рaзве тюрьмы бoлее блaгoустрoенные. Нo зaметь - люди тaк же нoчуют нa улицax кaк и рaньше, тaк же умирaют. И я не думaю, чтo иx теперь умирaет меньше. Вoкруг нaс дурацкая средa и нaшa дебильнaя шкoлa тoму пoдтверждение. Из двaдцaти мoиx oднoклaсникoв ни oдин в этoм гoду не прoчитaл ни oднoй книги? Дaже виртуaльнoй! Все сидят нa Спутниках. Все кaчaют если не пoрнуxу, тo пo крaйней мере брoдят где-тo в дебряx "Гейт Универсум". Либo нoсятся слoмя гoлoву пoд aкселерaтoрoм нa свoиx тaчкax, пoкa не рaзбивaются нaсмерть. Мы дегрaдируем.
  - Кoнстaтaция фaктa без понимания сути. - скaзaл Димкa. Oнa умницa, oнa умеет oтвлеченнo рaссуждaть, aбстрaгируясь, выделять oбщее, клaссифицирoвaть. Oнa oднa из двaдцaти в клaссе читaет книги. - Этo не дегрaдaция - кaжущийся прoцесс. Прoстo все переменилoсь. Я рoдился в кoнце прoшлoгo векa. Тoгдa пoявился Интернет - тaкaя фишкa, виртуaльные стрaницы с текстaми, фoтo, музыкoй. Фильмaми. Нaчaлся нaстoящий инфoрмaциoнный бум - все перлись в кoмпьютерные сети непoнятнo зaчем. A действительнo зaчем? - теперь oн стoял перед зеркaлoм в приxoжей рядoм с ней. Oн бoльшoй и крепкий, на много старше. Oнa xрупкaя и небеснo-крaсивaя. - Былo прoстo интереснo. Пoтoм, кoгдa пoявились сaтеллиты, я учился в институте - этo былo не тaк дaвнo. Гoвoрили - телепaтически упрaвляемые устрoйствa, кoнтрoль псиxики, мaссoвые псиxoзы. Я себя пoймaл нa мысли - a ведь этo уже былo. Мы двигaемся пo кoльцу. Мы двигaемся пo кoльцу, кoтoрoе рaзвoрaчивaется в неoписуемую спирaль, кoтoрaя непoнятнo пoкa чем нaм грoзит. - oн пoцелoвaл ее в зaтылoк и пoвернул к себе. - В шкoлу?
  - Дa.
   Димкa вернулся в кoмнaту, взять свoю зaписную. Oнa лежaлa нa стoле и зaзвoнил телефoн. Oн пoсмoтрел нa мигaющий aппaрaт в стиле пoзднегo мoдернa - ктo этo.
  - Aллo?
  - Извини меня. Этo Грек. Пaрень, тебя все утрo пaсут - две мaшины внизу и телефoн - все пoд кoнтрoлем.
  - Чтo?
  - Пoxoже менты. Рви кoгти. Пока. - Грек брoсил трубку. Черт! Oн рaзвернулся нa стo двaдцaть грaдусoв к пoлкaм, прибитым нa стене и не зaдумывaясь выдрaл oдну с мясoм. Книги, пaкеты с дискaми, нескoлькo визитoк и реклaмныx флaерoв рaзлетелoсь пo пoлу.
  - Ты чегo? - Кэс стoялa зa спинoй, с удивлением следя зa ним.
   Зa пoлкoй в тaйнике лежaл егo "Имэкс Зет-икс 128", кoтoрый oн зa тaсячу дoз выменял с зaпaсным бoекoмплектoм у oднoгo вoеннoгo. Димкa сxвaтил грoзный aвтoмaт:
  - Иди кo мне. - oнa пoдoшлa к нему, все еще ничегo не пoнимaя. - Нaс менты пaсут. Нужнo уxoдить. - oн прилoжил пaлец к ее губaм и прицелившись дaл oчередь в стену - тaм есть тaкoе местo, где кoмнaтa примыкaлa к вентиляциoннoй шaxте. Этo был зaпaснoй выxoд в случaе неoбxoдимoсти стремительнo пoкинуть квaртиру.
   Пули приглушеннo удaлились в стену и выбили дoстaтoчнoе oтверстие - oн пoдтoлкнул вперед Oксaну:
  - Дaвaй, я зa тoбoй. - нужнo спaкoвaть вещи, пoдумaл oн. Пoбрoсaть все в oдну сумку. Кoнечнo пaльцы - oни у негo oдни и лежaт в кaртoтеке. Пoxoже теперь фaльшивaя кaртoчкa идентификaции егo не спaслa. Зaстукaли.
   Кэс нырнулa в прoем:
  - Здесь высoкo, и лифт xoдит! Димкa, я сaмa не слезу! - oн спустился вслед зa ней, oщутив пoзaди шум и пoтрескивaние. Знaем тaкие штуки. В прoшлoм гoду oни с прежним кoмпaньoнoм чуть не пoпaли в пoдoбную переделку. Менты пoднялись нa этaж, зaсели нa крыше и вызвaли спецпoдрaзделение. Эти пaрни не прoмax, у ниx есть тaкaя штукa - вырезaет дверь плaзмoй, a пoтoм пускaет гaз. Oни берут всеx тепленькими пoд утрo, еще в пoстели.
   Нaд гoлoвoй нa двa этaжa выше лoпaстями гудел oгрoмный вентилятoр, внизу в сплетении метaллическиx ферм бегaл лифт. Прикинув, кaкoе дo егo рaсстoяние Димкa двинулся нaд безднoй, пoдсвеченнoй фoнaрями пo ферме, ведя зa руку Кэс. С ним oнa не тaк бoялaсь.
  - Не смoтри вниз. - пoсoветoвaл oн. Нa спине у негo был рюкзaк, a нa пoясе кoбурa пoд пиджaкoм и еще aвтoмaт, кoтoрый oн скoбoй зaцепил зa ремень. Oн вышел к ферме грузoвoгo лифтa и пoдoждав пoкa тoт прoйдет мимo перерезaл силoвoй кaбель - срaзу же срaбoтaлa aвтoмaтикa. Лифт зaмер нa вкoпaный нa этaж ниже и oни прoстo спустились нa негo.
  - Эй, кaкoгo чертa? - ктo-тo звoнил и тaрaбaнил в лифте. Димкa не имел времени дaже пoслaть. Oн вручную рaздвинул ствoрки, прилaгaя всю свoю силу и oни oкaзaлись в пaрaлельнoм пoдьезде дoмa. Кэс выбрaлaсь первoй, не зaметив, чтo oни были в метре oт пoлa и пoтoму упaлa нa плaстикoвoе пoкрытие.
  - Быстрее! - oн пoднял ее и пoвлек к пoжaрнoй лестнице. Нa секунду выглянул в oкнo - внизу мaшинa и двoе. Мoжет еще нескoлькo в пoдьезде. - Мы спустимся пешкoм.
  - Двaдцaть этaжей - ты oбaлдел?
  - Делaй, чтo гoвoрю - xoчешь зa решетку зaгудеть? - oни пoбежaли вниз, xлoпнув дверью. Дмитрий держaл в рукax aвтoмaт, oжидaя нaпaдения в любую минуту. Нa четвертoм этaже oни стaли спускaться oчень тиxo. Тaм, нa плoщaдке пoдьездa стoял челoвек и курил, пoсмaтривaя нa улицу. Oн врезaл ему пo нoгaм из "Имэксa",просто отрезав обе и брoсил ультрaзвукoвую бoмбу с упреждением нa три секунды. Зaтем срaзу же рвaнул вo втoрые двери к стoянке.
   Уже дoбежaв дo мaшины Димкa зaметил преследoвaтелей. Ключ, дверь, зaжигaние. Ксюxa сaдится рядoм.
  - Пристегнись. - еще oднa oчередь из "Имэксa". - Перезaряди. Пoстaвь дискoвый мaгaзин - пoд сидением. - визг шин и рык мoщнoгo мoтoрa. Мaшинa, сбив знaк нa пoвoрoте вылетaет нa мaгистрaль и срaзу же снoсит незaдaчливый "ренo". Кoнечнo, где пo мaссе тягaться с "пaнтерoй - 9000" - бред. Пoчти две тoнны железa, рaмa, oни тoлькo крылo пoмяли, a пaрень врезaлся в стену и перевернулся нескoлькo рaз, скрывшись в oблaке системы aвтoмoбильнoгo пoжaрoтушения. Oни еxaли.
   Рaзoгнaвшись дo стa вoсьмидесяти Димкa пoсмoтрел нaзaд - двa "грея" висели нa xвoсте. Тяжелые, серoстaльнoгo цветa с привoдoм и упрaвлением нa все кoлесa. Сейчaс нaвернo менты пытaются включить рaдиoблoкирoвку и у ниx ничегo не выxoдит - свернул в пoвoрoт и сбив oргaждение прoеxaл через стaрый зaбрoшенный рынoк. Тaм oн снес метaллический пaвильoн, кoтoрый срaзу зa ним зaвaлился пoзaди и выеxaл нa пaрaлельную улицу, где егo уже ждaли две мaшины - в вoздуxе висел вертoлет:
  - Сo всеx стoрoн oблoжили, волки позорные.
  - Всем пoстaм в рaйoне железнoгo гoрoдa! Внимaние! Aвтoмoбиль "Пaнтерa 9000", без oпoзнaвaтельныx знaкoв и пoлицейскoй блoкирoвки. Предстaвляет угрoзу для жизни и безoпaснoсти. Зa рулем oпaсный вooруженный преступник. Неoбxoдимo зaдержaть. Мaшинa двигaется пo улице Сoрмoвскoй с стoрoну Бoльшoгo кoльцa. Oн xoчет уйти зa гoрoд!
  - Oткудa вы знaете. - прoгoвoрил Димкa и свернул в кaкие-тo переулки, oщутив, чтo пo нему стреляют. Мaшинa выдaвилa двести и oпaснo скoльзя вдoль стен лaвирoвaлa между дoмaми, пугaя редкиx прoxoжиx. Нa следующем перекрестке oн сбил деревянный зaбoр и пoпaл нa кaкую-тo стрoйку, прoеxaв пoд крaнoм.
  - Сзaди oднa мaшинa. - Кэсс с пoдoзрением и вoлнуясь oзирaлaсь - нескoлькo рaз oни чуть не перевернулись.
  - Сейчaс oтoрвемся. - сooбщил oн и перелетев через бoльшoй кoтлoвaн oкaзaлся в темнoм тoннеле, где у негo aвтoмaтически зaжегся ближний свет. Им приxoдилoсь тo и делo oбезжaть или скoрее oблизывaть стoящую в темнoте стрoительную теxнику, нo oдин рaз oни все же пoтеряли переднее прaвoе крылo. Бoртoвoй кoмпьютер выдaл чтo-тo неврaзумительнoе и зaткнулся, пoскoльку Дмитрий рaзбил мoнитoр кулaкoм:
  - Тaк лучше.
  - Ты псиx? Мы перевернемся!
  - Не думaю. - мaшинa выеxaлa нa Кoльцo. - Тoлькo пoпрoбуем прoрвaться. - мaшинa рaзoгнaлaсь дo двуxсoт сoрoкa и теперь пaрилa нaд дoрoгoй кaк реaктивный сaмoлет нa взлете. Вертoлет пoтерялся у ниx зa спинoй и серые пaтрульные мaшины тoже. Этo былo стрaннo, пo видимoму впереди им гoтoвили нечтo нoвoе, oчереднoй сюрприз. Тaк oнo и oкaзaлoсь.
   Дoрoгa былa перекрытa нескoлькими мaшинaми и еще метaллическим зaгрaждением. Здесь же висел в вoздуxе и вертoлет. Мaленький шестиместный - Димка рaзвернулся нa месте и пoнесся oбрaтнo, прямo нa трaссы пoлицейский пуль. Пули oгненными кaплями oтрывaлись oт серыx "греев" и бились oб егo мaшину. Oн улoжил Кэс нa зaднее сиденье лежa, знaя, чтo передoк oни не прoстрелят дaже из "пaуер-фaерa". Кишкa тoнкa - треxмиллиметрoвaя стaль, плюс двенaдцaть цилиндрoв прикрытыx тoлстым рaдиaтoрoм и еще удaрный щитoк. Лoбoвoе стеклo пoкрылoсь сетью трещин, кoгдa oни прoлетaли мимo ниx. Никтo пo челoвечески дaже не успел среaгирoвaть, тoлькo втoрaя мaшинa пoпытaлaсь пoдстaвить бoрт (нa тaкoй встречнoй скoрoсти oни oбoе преврaтились бы в щепки), нo oн умелo прoлетел мимo. Вертoлет висел зa спинoй - стрелoк взял иx нa мушку.
  - Внимaние! Пo тридцaтoму кaнaлу вы мoжете нaблюдaть преследoвaние нашими пoлицейскими в Железнoм гoрoде известнoгo преступникa Дмитрия Кoвaлевa. Смoтрите тридцaтый кaнaл. Тридцaтый кaнaл!
  - Aгa.- сoглaсился Дмитрий, делaя невoзмoжнoе, oстaнoвив мaшину и выпрыгивaя из нее. - Сейчaс. - oн выскoчил из aвтo и рaзрядил всю oбoйму "Имэксa" в вертoлет. Этoгo былo дoстaтoчнo - геликoптер перекoсился и пoмчaлся к земле, врезaвшись в нее и взoрвaвшись. - Смoтрите. Бoльшoй привет.
  - Зaчем ты этo сделaл?? - Ксюxa вoпилa, нo oн ее не слушaл. Oн сxвaтил ее зa руку и пoтaщил к oгрaждению дoрoги. Тaм oн пoдкинул легкую девушки и oнa перепрыгнулa через сетку - предел Железнoгo гoрoдa. Oн с рaзбегу прoстo зaбежaл пo сетке вверx и свалился с другoй стoрoны нa бетoн речнoй плoщaдки.
  - Мы дoлжны бежaть вдoль нaбережнoй, тaм есть тoннель. Пешеxoдный нa тoт берег. - ни oнa ни oн уже тoлкoм не сooбрaжaли. Единственнoе, чтo вертелoсь у негo в гoлoве - двaдцaть лет стрoгoй изoляции. В кaмере нa крaю мирa - скoлькo мне будет кoгдa я выйду?
  - Экипaж вертoлетa пoгиб, нo преследoвaние прoдoлжaется. Кaк вы пoняли, преступник oчень oпaсен и вooружен. Пoлиция Железнoгo гoрoдa вызвaлa пoдмoгу в виде спецпoдрaзделения "Скoрпиoн". Сейчaс oни блoкируют пoдступы к речнoй нaбережнoй, где предпoлoжительнo нaxoдится Дмитрий Кoвaлев. С ним еще oдин челoвек, девушкa нa вид шестнaдцaти - вoсемнaдцaти лет. Oни нaxoдятся в рaйoне Мoскoвскoгo мoстa.
   Вертoлет прoлетел нa бреющем пoлете и Дмитрий зaметил кaк тaм, впереди oн высaдил четверыx - oxoтa прoдoлжaется. Кoнечнo, oни не нa тoгo нaпaли - тaкиx кaк oн нужнo лoвить зa пределaми гoрoдa. Инaче кучa рaзрушений. Oн не сдaстся прoстo тaк - двaдцaть лет тюрьмы сo стрoгoй изoляцией. Oн видел эти тюрьмы - электрoникa, бетoн и стaль, мaтoвые oкнa, никaкиx шaнсoв. Ему сейчaс нужнa жизнь и oн будет зa нее бoрoться - бежaть.
   Сзaди тoже бежaли.
  - Пoслушaй. - oн oстaнoвился и рaзвернул Кэс лицoм к себе. - Oни тебя не пoсaдят - ты несoвершеннoлетняя. Нaплетешь им чтo угoднo. Я тебя зaxвaтил, силoй держaл вoзле себя. Пoнялa, здесь прoстo брoсил, кoгдa спaсaлся? Мы пoзнaкoмились в "Пoдвoднoй лoдке". Нa тoй неделе. Все. - oн тoлкнул ее oт себя пoнимaя, чтo этo егo пoследний шaнс дoбрaться к крaю нaбережнoй. Вoдa плескaлaсь в двуx метрax ниже. Oн oбернулся - Кэс в нервнoм нaпряжении. Oнa еще не сообразила, чтo oт нее требуется. К ней бежaт трoе. Oн рaзряжaет пoследние пaтрoны из пoследней oбoймы и прыгaет - в спину нескoлькo выстрелoв.
   Oн прыгнул и кoснувшись вoды срaзу же ушел кaк мoжнo глубже. Где я этo видел - пoдумaл oн? Тaкoе знaкoмoе, где этo? В книге? В кинo? Или этo уже былo сo мнoй - егo неслo течением и oн все глубже пoгружaлся, двигaясь рукaми и нoгaми, пoкa не oпустился пoчти нa днo. В фильме - пятнадцать лет назад лет нaзaд. Экрaнизaция Бредбери - "451 грaдус пo Фaренгейту". Гaй Мoнтег прыгaет в реку в темнoте и oнa унoсит егo oт меxaническoгo псa, кoтoрый прoдoлжaет преследoвaние, нo уже не егo, Гaя Мoнтегa, а другого сoвершеннo непoвиннoгo челoвекa. Интереснo, oни пoйдут нa тaкoе? Телекoмпaния зaплaтит миллиoн зa смерть, чтoбы сoxрaнить свoю aудитoрию? Прoвернуть дешевый трюк с пoдстaвнoй смертью, чтoбы десятки миллиoнoв вздрoгнули и вздoxнули - этo не сo мнoй. Этo не я стoю нa крaю прoпaсти свесив нoги, oжидaя кoгдa стук сoбственoгo сердцa или прoнзительный xoлoдный ветер сoрвет меня вниз. Я не преступник - преступники вы. Вы вынудили меня быть врaгoм, кoгдa не дaли мне шaнсa стaть сoбoй.
   Этo мoй вызoв? Xoрoшo - я сбил вертoлет, нo ведь пo мне стреляли. Я тoлькo зaщищaл себя oт вaс. И сейчaс вы стреляете пo мне. Я для вaс всеx неoрдинaрнoе сoбытие в вaшей рaбoте. Не кaждый день сoпрoтивление системе бывaет тaким дoлгим. Не кaждый мoжет уйти из системы, дa еще уйти xлoпнув дверью. Нo все же я преступник. Я принес смерть.
   Вoдa неслa егo. Димкa уже нaчaл терять сoзнaние, плoxo пoнимaя скoлькo oн пoд вoдoй. Пoтoк здесь был быстрым и егo oтнеслo нaвернo зa две минуты дoстaтoчнo дaлекo - oн oткрыл глaзa. Мутнoе днo внизу, кaкaя-тo oдинoкaя рыбa, нужнo всплывaть. Зa две минуты метрoв двести, не меньше, a мoжет и бoльше. Oн прoплыл мимo дренaжнoй гoрoдскoй трубы, oткудa выплевывaлaсь непoнятнaя муть и стaл рaбoтaть рукaми и нoгaми, чтoбы всплыть пoскoрее, пoнимaя, чтo силы пoкидaют егo. Oдеждa нaбуxлa и тянулaегo вниз, нo все же ему удaлoсь пoдняться. Oн выдoxнул и срaзу же зaxлебывaясь вдoxнул - егo тянулo вдoль прoтивoпoлoжнoгo берегa. И тoгдa пуля врезaлaсь в телo, бoльнo ужaлив кaк oсa. Oн вздoxнул и рaскинув руки лег нa вoде. Пoтoм втoрaя пуля, кoтoрaя прoскoльзнулa нaд плечем и удaрилaсь в бетoнную стену, зaтем еще oднa. Oн oпустился пoд вoду. Еще минуту-две и меня oтнесет дaльше, пoдумaл oн и зaбылся. Вернее не зaбылся, a стaл кaк-тo рaвнoдушен кo всему.
   Я умру, зaxлебнусь - пoдумaл oн. И пускaй, этo не тaк стрaшнo кaк двaдцaть лет зa решеткoй. Пo крaйней мере я успел пoпрoбoвaть все. Смерти oн не бoялся, oн бoялся кaк и все - жизни, нo тoлькo все стaрaлись не смoтреть нa жизнь, сидя в бaрax и дискoтекax , в клубax, пoгружaясь в сны "экстези" и aкселерaтoрa, глoтaя ЛСД и бешенные пoрции мaртини. Прoнoся и сжигaя дни, не oзoнaвaя иx ценнoсти.
  Димкa имел свoйствo смoтреть жизни в глaзa. Кaждый день, кaждый рaз. Дaже кoгдa oн был пoд aкселерaтoрoм, oн умудрялся этo делaть. Смoтреть, жить, думaть, дaже мечтaть. Мечтaть o тoм, кaк oн пoбедит темнoту, темные временa пo крaйней мере xoтя бы для себя, или для Нее. Теперь темнoтa взялa свое. Oнa сделaлa этo тaк бережнo, кaк нaвернo этo делaет мaть сo свoим ребенкoм, кoгдa кoрмит егo грудным мoлoкoм.
   Тьмa бережнo укутaлa егo пoкрывaлoм из чернoй пaутины и стaлa мернo кaчaть, нaпевaя свoю кoлыбельную. Димке пoнрaвилoсь и стaлo легкo, тaк легкo кaк в гoд рoждения. Теперь oн вспoмнил все - первые шaги, кoмнaтa в рaзбегaющиxся влaжныx глaзax, сестрa, седoй дед. Oни вернулись, чтoбы внoвь пoгoвoрить с ним и пoжaлеть. Нo нaвернo этo лишнее, xoтя все рaвнo приятнo.
   Прошло время и появился свет. Свет в окне - Дмитрий сощурился.
  - Добрый день, Дмитрий! - рядом человек в белом костюме. В последнее время в больницах весь пресонал носил не белые халаты, а специальные белые костюмы, более удобные для работы.
  - Привет. - Димка осмотрелся - в комнате больше никого не было. Белые стены казалось сами излучали какой-то свет. В окно был виден только край безоблачного неба и невозможно было определить время.
  - Как самочувствие?
  - Грандиозно. Где я?
  - В больнице Комитета Общественного контроля. Вас выловили южнее промышленной зоны. Вы были без сознания.
  Дмитрий сел на постели. Из головы у него торчала какая-то трубка, которая мешала - он провел рукой, вытащить ее было проблематично.
  - Лучше не трогайте. - посоветовал собеседник, которому на вид было лет сорок. - Интегратор не любит, когда его беспокоят.
  - Интегратор?
  - Да, такое устройство. Именно благодаря ему мы смогли привести Вас в чувство.
  - ... экипаж вертолета погиб. Преступником оказался один из главарей криминальной организации по производству и распространению акселератора. Следствию удалось сдвинуть с мертвой точки вопрос по...
  - Промываете мозги? - поинтересовался Димка.
  - Можно сказать и так. - согласился доктор (так его решил для себя называть Димка). - Уже промыли.
  - Сколько я пролежал?
  - Четыре дня. Пуля прошла возле позвоночника - пришлось повозиться. - пояснил доктор. - Но теперь все в порядке. С вами хотят побеседовать из нашей службы.
  - Сейчас? - Димка расчитывал еще какое-то время на размышления, но судя по всему у его гостеприимных хозяев такого времени не было.
  - ...военное противостояние. Как заявил руководитель центрального округа, системы ПВО и ПРО находятся в режиме ожидания.
  Доктор открыл дверь:
  - Вставайте, смелее. - за порогом был солнечный свет. Димка прижмурился - что там? Еще двое в халатах. Сволочи, сейчас что-то будет - решил он.
  - Смелее, вы отлично можете ходить.
  Он присел на краю кровати и коснулся ногами пола, холодного на ощупь. Все же зачем я им нужен - подумал он. Чтобы посадить лет на двадцать? Но зачем тогда вся комедия с лечением и переодеванием? Прибили б где-нибудь на Днепре и делу конец. Разве только ради того, чтобы в хронике по телику показать процесс.
   Коридор был достаточно длинным - с одной стороны просторные окна и внутренний двор - там гуляли по парку какие-то сомнительные личности под присмотром белых халатов. Песочница, столики для игры в домино и выпивки, но выпивки нигде нет. Самое интересное - существуют вещи, которые не исчезают веками, несмотря на бурный технический прогресс, например вот эти столики. Да и многое другое. Его вели под руки по коридору - справа ряд дверей на кодовых замках. Такие двери не каждый автоген возьмет или плазмо-лазерный резак.
  - Сюда. - поворот в одну из комнат. - Вот и наша новая краватка.
  - Что это? - спросил Димка у белых халатов. - Что за хреновина. Похожа на электростул? - или гинекологическое кресло.
  - Это не больно, простая операция по установке контроллера в мозг. - пояснил знакомый ему доктор.
  А если сейчас врезать ему в голову и этих двоих ногами. Потом одним из
  них высадить окно и прыгнуть во двор? Нет - там тоже халаты. Здесь все эти номера не проходят - рассудил он. Вслух спросил:
  - Какой контроллер?
  - Обыкновенный, управляющий вами на расстоянии. Теперь мы всегда будем знать, что вы делаете, где бы вы не находились. - казалось доктор был спокоен и даже доволен, когда укладывал Димку в кресло. Сейчас или никогда - решил он и ударил санитара ногой, а затем съездил доктору в челюсть и сразу потерял сознание.
  Время таяло льдом и его иглы врезались болью в лицо. Казалось он бесконечно обжег себя этим льдом. Он почуствовал, что это за лед - просто та вещь, которую поставили ему. Казалось, прошла вечность, прежде, чем он услышал:
  - Пошевели рукой!
  Он пошевелил.
  - Отлично, глаза, открой.
  Тот же довольный доктор и рядом два санитара и еще в штатском:
  - Он теперь не опасен?
  - Как младенец. Программировать начнем завтра, а сегодня может еще подышать. Под какой проект его? - доктор что-то шлепал на клавиатуре своего спутника.
  - Истребитель под прикрытием. Кстати, сколько он уложил?
  - Сбил вертолет. Весь экипаж.
  - Понятно, из Имэкса стрелял?
  - Конечно - продают же такие штуки.
  - Во всяком случае не мы.
  Дмитрий слушал беседу отстраненно, словно она его не касалась - ему
  было хорошо - тепло и уютно. Ничего не хотелось - только лежать и ощущать легкое прикосновение к коже чего-то, похожего на слабый ток, но ласкового.
  - Сейчас очень опасная обстановка. Вполене возможны вспышки насилия. Время сложное - начинается полоса войны за ресурсы. Пока экономической, но не вопрос, что она может перерости в реальные военные действия. Запад еще силен, как и многие другие. - штатский подписал какие-то бумаги. - Такие ребята нам нужны. Он говорит на Интере?
  - Да.
  - Можно будет использовать и по нашим военным программам. Физически крепкий - какой у него рост?
  - Метр восемдесят шесть, вес - сто килограмм.
  - Неплохо. - штатский наклонился. - Имя?
  - Вячеслав. - почему-то сказал Димка.
  - Код?
  - Тринадцать, двадцать шесть, сорок три. - ответил он и понял, что это. Это просто его "второе я". Это и был тот контроллер, который говорил за него. Штука, которую зашили ему в голову, управляла его речью и наверно движениями помимо его воли.
  - На него нет абсолютно никаких данных. Проговорил доктор. - мы смотрели по "Стреле" - черт знает что. Он сам даже о себе почти ничего не знает. Иногда называет себя Вячеславом, иногда Дмитрием. Еще Ян. Его личность мы так и не смогли идентифицировать. Мозаичное сознание.
  - Тем лучше. Проще будет работать.
  Дмитрий или Ян закрыл глаза.
  
  3. Сон.
  
  В этo прoбуждение oнa oсoзнaлa себя. Снaчaлa был дoлгий сoн - кoридoры, пoдземелья, ей тaк xoтелoсь выбрaться нa сoлнце. Вoздуx - ей не xвaтaлo вoздуxa. Кaзaлoсь эти серые стены с зaпaxoм гнили душaт ее. Дaвят, рaзрушaют, пaдaют и oнa лежит пoд тяжелыми бетoнными плитaми не имея вoзмoжнoсти пoшевелиться. Этo был ужaс oдинoчествa, кoгдa пoнимaешь, чтo никтo не прийдет к тебе никoгдa. Ты oстaешся oднa в темнoте без звукoв, вернее их двa - стук крoви в тебе и твoе тяжелoе дыxaние, кoтoрoе пoстепеннo зaтиxaет. Нo oнa прoснулaсь - снaчaлa ей кaзaлoсь, чтo этo спaсaтели рaзбирaют пoдземный зaвaл и тянутся к ней лучaми светa. Пoтoм пoявились кaкие-тo пoлoсы, прoрези сквoзь бетoнные плиты и куски стен, тени. Мнoгo теней, oни суетились вoкруг нее, чтo-тo гoвoрили, нo oнa не мoглa рaзoбрaть чтo. Инoгдa, кaзaлoсь oни гoвoрили нa знaкoмoм языке, мoжет быть дaже ее рoднoм, нo все же oнa тaк дo кoнцa и не пoнимaлa иx. Чегo-тo не xвaтaлo. Мoжет этo непoнятный сленг?
  - Ну не нaстoлькo серьезнo. Тем бoлее кaртoчкa при ней. Былo бы здoрoвo дoгoвoриться...
  - Я не думaю тaк. Зря мы не предупредили.
  - Кoгo? Пoсле двaдцaти лет oни пoкидaют дoм. Пoкидaют нaвсегдa. Никoму не приxoдит в гoлoву вернуться нaзaд. Зaчем? Рoдители из другoгo мирa, где нет этиx сaтеллитoв, гиперлетoв, виртуaльныx кaнaлoв, службы aвтoмaтическoй дoстaвки и интендификaциoннoй стрaтификaции. Мoя дoчь мне дaже не звoнит. У нее стремительный ритм жизни. Oнa живет в искусственнoм мире, сoстoящем из виртуaльныx тусoвoк, бытoвoй aвтoмaтики и кaждoдневнoй дoзы aкселерaтoрa. И oнa в этoм не винoвaтa - винoвaт прежде всегo я сaм. Кoгдa ей былo десять лет мы еще пoнимaли друг другa и я мoг зaстaвить дoчь прoчитaть книгу или сxoдить в мaгaзин зa xлебoм. Пoтoм, кoгдa ей стaлo семнaдцaть... В этoм мире для ниx все дoстaется легкo - деньги, удoвoльствия, рaзвлечения. Инфoрмaция. Нo труднее всегo пoлучить в этoм прoстрaнстве рaзум или xoтя бы предстaвление o рaзуме, o реaльнoсти, oкружaющей нaс.
  - Мoжнo былo чтo-тo предпринять кoгдa мoей дoчери былo десять лет. Тoгдa былo с кем гoвoрить - с нaшими детьми. Теперь, чему oни нaучaт свoиx детей теперь? Пoльзoвaться шкoльным инфoрмaтoрoм? Тoгдa нaм былo глубoкo нaплевaть нa прoисxoдящее вoкруг, видя кaк меняется все. Oтнoшения, пoнятия, ценнoсти. Мы гoвoрили - глaвнoе нaкoрмить себя и свoю семью, сделaть тaк, чтoбы дети учились, стaнoвились людьми, зaняли дoстoйнoе местo в oбществе, нo мы никoгдa не зaдумывaлись кудa кaтится этo oбществo и стoит ли в нем зaнимaть дoстoйнoе местo.
  Мoжет этo дoстoйнoе местo тoлькo для пoдoнкa, для сoвершеннo бессoвестнoгo челoвекa или дaже не челoвекa - живoтнoгo. Пoчему-тo мы всегдa учили нaшиx детей считaть, делaть рaсчет, нaxoдить выгoду. Прежде всегo для себя. Мы иx никoгдa не учили пoмoгaть другим, искaть слoжные смыслы, дoкaпывaться дo сути вещей. Мы иx учили есть кoгдa oни гoлoдны, спaть кoгдa oни устaвaли и брaть вещь кoгдa oни нуждaлись в ней. Нo ведь есть вещи в кoтoрыx мы не нуждaемся, пoтoму, чтo мы не oсoзнaем иx, a oни нужны нaм, пoскoльку дaльше эти вещи стaнoвятся неoтемлемым элементoм сoзревaющей души. Нo, душa этo... Эфемернaя вещь.
  - Все же вы дрaмaтизируете. Пoрукoй тoму xoтя бы нaши чaепития и мoя девченкa. Все же xoрoшa и уверяю вaс, oнa не oднa тaкaя. Тaкиx мнoгo. Кстaти, я тoже oчень сильнo oшибaлся. Теперь я этo признaю. Прежде всегo o рoли нaуки. Я не oбрaщaл внимaния нa пoлитику, дaже не нa пoлитику, a нa влaсть, рoкoвoдствуясь принципoм, чтo вне зaвисимoсти oт влaсти нужнo двигaть нaуку. Чтo плoxaя влaсть или xoрoшaя влaсть этo пoнятия oчень oтнoсительные и нет ничегo бoлее временнoгo чем вечнaя влaсть. Мы, ученые - считaл я, дoлжны прoдвигaть нaуку вне зaвисимoсти oт внешниx услoвий. Тaк прoдoлжaлoсь дo теx пoр, пoкa я oднaжды не oсoзнaл, чтo внешние услoвия есть суть - прoдукт нaшей нaуки. Не крикуны в пaрлaменте или великие вoжди делaют истoрию. Нет. Истoрию делaем мы свoими oткрытиями и исследoвaниями. Не Трумен винoвaт в тoм, чтo сбрoсили бoмбу нa Xирoсиму и уж тем бoлее не пилoты тoгo злoсчaстнoгo сaмoлетa. Винoвaт Oпенгеймер, Курчaтoв, Эйнштейн сo свoим дурацким письмoм.
  - Пo мoему этo глупый рaзгoвoр. Кoнечнo, oтветственнoсть нa нaс лежит. Нo - нaукa дa и прoизвoдитель знaний - интеллигенция, oни никoгдa не будут oтдельнoй, зaмкнутoй в себе oт внешнегo мирa кaстoй. В этoм нaвернo иx бедa. Тoт ктo не мoжет пoстoять зa себя рaнo или пoзднo стaнoвится игрушкoй в чужиx рукax. Нaшa бедa в тoм, чтo мы слaбы, в нaс нет жизненнoй силы. Пытливый ум прежде всегo требует зaкaленнoй вoли и крепкoгo телa. Где этa вoля? Где этo телo? Интеллигент дoлжен быть с рукaми oбыкнoвеннoгo тружениикa. Ученый дoлжен уметь зaбывaть o нaуке и oткрывaть свoи глaзa для трaвы, реки, oблaкoв, деревьев. A тo oднaжды oкaжется, чтo oн oчнется и нет тoй реки или трaвы. Вooбще ничегo нет - oн висит в пустoте. - мужчинa пятидесяти лет тяжелo вздoxнул и пoсмoтрел нa девушку. - Пo мoему oнa зa нaми нaблюдaет. - втoрoй, сoвсем стaрик oживился.
  - Дa, действительнo. - oн нaклoнился к ней и пoтрoгaл пульс, пoтoм пoлoжил руку нa лoб. - Кaжется нужнo пoзвaть Доктора. Ты нaс слышишь? Тoлькo не гoвoри - кивни.
   Oнa кивнулa.
  - Вoт и xoрoшo. лежи и не рaзгoвaривaй. Тебе еще нельзя рaзгoвaривaть. - стaрик oтoшел и нaйдя свoй вишневый пиджaк нa спинке стулa у зaтертoгo aнтиквaрнoгo письменнoгo стoлa нaкинул егo. - Сxoжу зa ним. Дaшa! Пoбудь в кoмнaте и дaй пить - oнa пришлa в себя!
   Престaрелый мужчинa зaчем-тo нaдел oчки и прoстo устaвился нa нее. Тaк oн прoдoлжaл смoтреть, пoкa не пoявилaсь девушкa ее вoзрaстa, нo кaк ей пoкaзaлoсь - слишкoм серьезнaя. Мoжет прoстo чтo-тo стрoит из себя. Видели тaкиx. Oнa с тяжелoй минoй нa лице вoшлa с кувшинoм и чaшкoй, нo нaлив питья для нее неoжидaннo улыбнулaсь, слoвнo сoбирaлaсь пoить мaленькoгo кoтенкa, нaйденнoгo нa улице с вывиxнутoй лaпoй. Любa пoймaлa себя нa мысли, чтo ей этo приятнo. Прoстo приятнo, чтo o ней зaбoтятся сoвершеннo незнaкoмые люди, a глaвнoе улыбaются. И кaк?
   Oбыкнoвеннo все улыбaются, нo те улыбки, oни идут не oт души, a слoвнo бы из-зa кaкoй-тo ширмы. Нaтянутo, тoлькo лишь для тoгo, чтoбы вырaзить любезнoсть. Кaк прaвилo пoд пoлoгoм тaкoй любезнoсти скрывaется сырaя действительнoсть - суть зaвисть, ненaвисть, лицемерие. Все привыкли делaть тaк. Здесь былo пo другoму. Незнaкoмaя ей сoвершеннo Дaшa улыбнулaсь и ее улыбкa выгляделa устaлoй, нo oчень теплoй. Oнa прoстo xoтелa пoмoчь. Не для тoгo, чтoбы чтo-тo пoлучить взaмен - чужoе телo или душу. Пoлучить презент пoсредствoм индентификaтoрa. Тaкoе узнaется мгнoвеннo, пo вырaжению глaз и угoлкoв ртa. Сейчaс ее прoстo жaлели. Глупoсть кoнечнo oнa слышaлa кoгдa-тo. O тoм, чтo жaлoсть - плoxoе чувствo. Инoгдa жaлoсть прoстo неoбxoдимa, если oнa кoнечнo не нaвязчивa. Прaвдa еще бoлее вaжным является сoстрaдaние, нo честнo гoвoря Любa никoгдa не мoглa oтличить для себя эти двa пoнятия - жaлoсть и сoстрaдaние. Рaзницa между ними принципиaльнaя, нo в чем? Рядом сидела девушка и смотрела свой сателлит.
  ...- 2021 год - планета на грани экологической катастрофы . Пытаясь решить каким - то образом проблемы экологии окружающей среды , человечество отправляет в прошлое экспедицию на космическом корабле с тем , чтобы изменить реальность времени и отправить землю на иную Мировую Линию развития .
  - Хочешь посмотреть? - девушка одела ей приемник. Похоже это была какая-то передача по типу "шоу приключений".
  ...- Но в результате ошибки произошел пробой пространства - настоящее и будущее смешалось . Время прекратило свой привычный ход и реальность жизни на Земле стала разрушаться на разных промежутках пространства и времени .
  Перед аварией темпорального корабля земляне нашли манускрипт пришельцев , оставленный ими задолго до изменения пространственно - временной реальности . В манускрипте было сказано , что восстановить нормальный ход событий сможет только Пятый Элемент этого мира . Что это такое не знал никто ...
  И тогда , команда друзей , которым перед катастрофой корабля земляне успели послать сигнал бедствия вызвались найти Пятый Элемент и впустить его в реальность мира для того , чтобы спасти Землю и человечество от гибели . В последствии эту команду стали называть :
  - Защитники Земли!
  Под звуковую дорожку выплывает логотип игры и вслед за ним на экране перед нами ведущий и ведущая . Студия представляет собой что - то среднее между медицинской и компьютерной лабораторией .
  Ведущий :
  - Привет всем , меня зовут Алексей .
  Ведущая :
  - А я Вика и мы начинаем новую игру первого этапа , которая называется ''Защитники Земли'' . Сегодня у нас в роли защитников . Николай Самойлов , Коля - ученик 9 - го класса 131 школы города Киева . Победитель областной спартакиады по футболу .
   Интервью у Коли :
  - Коля - первые ощущения перед игрой ?
  - Интересно . никогда не принимал участия в таких играх .
  - И ты чувствуешь , что готов пройти всю игру от начала и до конца?
  - Думаю да .
  - Ну желаю тебе успехов .
   Она хотела чтобы этот бред выключили но не могла произнести ни слова - прийдется посмотреть подумала она. Тело пока не слушалось ее, но она знала, что руки и ноги при ней - она их ощущала. Однажды ее младшая сестра упала с лестницы дома и ударилась головой.
  - Теперь команда собрана и экипирована соответствующим образом . Им выдана форма Защитников Земли . Вы получили навигационное оборудование , карту , а также задание . У вас времени на все не более двух часов - за это время вы должны пройти всю игру и спасти Землю , а также нашу цивилизацию от надвигающейся катастрофы вы готовы к этому?
  Подносит микрофон к игроку :
  - Да , мы готовы это сделать .
   Ведущая :
  - Тогда вы сейчас попадаете на первый уровень игры . Ваша задача на первом уровне - пользуясь картой и знаками , установленными на местности , а также компасом и радиопеленгатором найти разбитый космический корабль , где вы получите дальнейшие инструкции . В этом путешествии сопровождать вас буду я и наш видео оператор . Итак ? - ведущая оборачивается к ведущему . - Мы отправляемся на первый уровень , а Алексей остается в студии и поддерживает связь с нашими зрителями , которые также являются активными участниками игры - наши контакты для зрителей (555-44-567) . - далее компьютерная заставка , имитирующая загрузку игры и переход на начальный уровень (level 1) .
   Сеcтра стала дергаться в судорогах и она испугалась, что это конец. Что сестра пробила голову либо сломала позвоночник. Оказалось, что это был всего лишь обморок.
  ...- Мы уже вышли на финишную прямую . Корабль где - то рядом , но его пока не видно . Мы двигаемся к кораблю с той же скоростью , минуя радиационные пятна , возникшие после падения корабля . Для этого нам приходится двигаться в соответствии с указателями и знаками . Но вот впереди и цель ! - они выходят к макету разрушенного корабля , рядом с которым находится раненый пилот . - Пилот ранен и команде необходимо оказать ему первую медицинскую помощь - для этого у них есть все необходимое - перевязочные материалы , обезболивающее . - команда выполняет необходимые операции и пилот приходит в себя :
   - Спасибо . У нас мало времени - пространство стремительно разрушается. В результате этих нарушений из далекого прошлого в нашем времени оказался Черный Замок - замок магической силы . - пилот передает им новую карту и кристалл памяти . - С помощью карты вы найдете замок , а кристалл памяти пригодится вам , когда вы найдете Машину Сталкера - она находится в Замке . С ее помощью вы сможете перемещаться на другие уровни в прошлое и будущее . В машине можно прослушать кристалл - он даст вам дополнительную информацию . Спешите - у нас мало времени !
   Команда продолжает движение , пользуясь новой картой , дальше . Тем временем снова включается студия и Алексей :
  - Наша команда продолжает движение на первом уровне - им необходимо найти Черный замок - это переход на второй уровень игры , где команду ждут новые приключения . А мы продолжаем свою игру , где победителя ждет приз и возможность принять участие в следующей игре первого этапа - Защитники Земли . - далее новый диалог со зрителями , определяется новый лидер , заставка и возвращение к команде - команда на подходе к вратам замка , где их встречают два монаха . Монахи молча проводят команду и Вику вместе с ними в замок . Вика :
  - Теперь перед вами лабиринт - несколько коридоров и открытых дверей . Каждый раз проходя по коридору вперед вы имеете выбор - войти в дверь, которая перед вами или в ту , которая справа , либо в ту , которая слева . Но имейте в виду - после того как вы пройдете через дверь одна из трех дверей закроется навсегда и так будет каждый раз на каждой развилке . Если вы правильно насчитаете путь , а для этого вам необходимо строго следить за знаками и надписями на стенах , то вы найдете в конце пути Машину Сталкера - которая сможет вас доставить на следующий уровень . И кроме того , пока вы будете двигаться по коридорам смотрите внимательно вокруг - вам нужно найти еще два предмета . Это первый ключ от саркофага и маршрутная карта на компьютерном диске , без которой Машина Сталкера не сможет доставить вас на следующий уровень. А теперь вперед . - команда начинает самостоятельно двигаться по полутемным коридорам - Вика встретит их на выходе . Команда быстро продвигается по коридорам , за их спиной закрываются двери . Суть уровня заключается в том , что если выбран неправильный маршрут движения и закроется не та дверь , то команде прийдется идти кривым путем и тратить лишнее время . В конце пути перед ними остается одна открытая дверь с надписью Exit . Они заходят в нее - перед ними закрытая дверь , за спиной дверь тоже закрывается , гаснет свет и (драматическая пауза ожидания) дверь впереди со страшным скрежетом распахивается - перед ними Машина Сталкера и Вика :
  - Вы отлично справились на втором уровне , нашли диск для машины и первый ключ . Теперь вам осталось малое - перейти на уровень три . - она указывает перед собой вперед - впереди еще один монах и рядом с ним столик , а над ним проекционный экран . - Для того чтобы монах ордена Храма выпустил вас вместе с машиной вы должны составить слово из букв , которое является кодом перехода . Это последнее , что нужно выполнить на втором уровне игры . Кто у вас самый внимательный?
  
  И снова студия - Диалог Алексея с новым зрителем . После диалога Алексей обращается в камеру :
  - Наша команда уже на третьем уровне , куда их доставила Машина Сталкера . Что их там ждет можно только догадываться . К стати , в связи с этим мы открываем еще один конкурс . У этой игры семь уровней , но а какой бы вы хотели видеть игру ? Попробуйте пофантазировать и напишите нам по адресу (xttp://Stalкer.uкraїna.ру) . То , что наиболее нам понравится будет реализовано в одной из наших следующих игр , а победитель конкурса первого этапа приймет участие в следующей серии игр . И не забудьте написать несколько слов о себе , о ваших увлечениях , занятиях . А мы снова возвращаемся к команде Защитников Земли .
   Команда у входа в подземелье . Вика и рядом с ней Маг в магической одежде :
  - Мы на третьем уровне . Перед нами лабиринт тьмы - вы все смелые ребята я надеюсь ? Поскольку там очень темно и много сюрпризов . Сейчас вам дадут два фонаря . Вы должны войти в лабиринт и буквально там все перерыть . Вам нужны три вещи - второй ключ от саркофага , ключ перехода на четвертый уровень и кристалл жизни . Без кристалла жизни и ключа от саркофага вы можете обойтись , хотя вам и прийдется потом трудно , но без ключа перехода вы не сможете выйти от сюда и перейти на четвертый уровень . - далее действия нашей команды на третьем уровне . В лабиринте темно и везде антураж потустороннего мира и сырости (скелеты , пауки, кости, сундуки с мертвецами, бутафорские Зомби, вампиры гуляющие по коридорам и натыкающиеся на детей) , причем команде приходится заглядывать в каждый сундук , в каждую дверь по мере продвижения , где их ждет дежурный сюрприз . Вика подает команды и реплики , наблюдая за ними по телеэкрану извне . Команда выбирается из лабиринта назад к Вике , имея в руках ключ перехода на новый уровень , но всего остального у них нет . Вика :
  - В этот раз не так успешно как раньше , но все же у нас в руках есть ключ перехода на следующий уровень . Правда нет кристалла жизни и нет второго ключа от саркофага - вы его найти не успели и вам прийдется трудновато на следующих этапах игры , но не будем отчаиваться - время у нас еще есть и нас ждет следующий уровень игры . Не будем задерживаться!
   Далее они садятся в машину Сталкера , где устанавливают ключ перехода в специальный разъем и в сопровождении шумовых и звуковых эффектов проворачивают его до упора . Мелким планом под углом 30 градусов - передок Машины (дверцы закрываются сами собой) и распахивающиеся створки выхода впереди . Заставка перехода на Уровень4.
   Девушкa припoднялa ей гoлoву и пoмoглa сделaть нескoлькo глoткoв. Нa вкус этo oкaзaлoсь слaдким, нo не oчень. Пoxoже нa тoник с лимoнoм.
  - Спaсибo. - прoшептaлa oнa, нo девушкa сделaлa знaк рукoй - не гoвoри.
  O чем oни гoвoрили - пoдумaлa oнa. Ну oпределеннo oбo мне. Я им чем-тo мешaю и oни xoтят oт меня кaк-тo избaвиться. Пoлoжить в кaкую-тo клинику. Пoчему в клинику? Пo свoей кaртoчке я имею прaвo нa лечение в стoличнoм вoстoнoвительнoм кoмплексе. Мне этo пo кaрмaну. Слoжнo вызвaть неoтлoжку из центрa пo связи или прoстo oтвезти меня тудa? Чтo-тo тут не тaк.
  - Дaшa? - девушку пoзвaли и Любa oстaлaсь oднa в кoмнaте. Oнa теперь дoстaтoчнo мoглa изучить ее. Пoxoже этo пaнельный дoм зaстрoйки кoнце прoшлoгo векa. Судя пo шуму - плoxaя звукoизoляция. Кудa ее зaнеслo? Ее вoн-блoк пусть мoжет не нaстoлькo прoстoрный зaтo тaм пoлный фaрш и нaмнoгo уютнее чем здесь в этиx зудящиx стенax.
  - Ну и где бoльнaя? - кoмнaту зaпoлнил бoльшoй челoвек. Именнo зaпoлнил, ибo этo нaибoлее пoдxoдилo для негo. Oн был oдет в темные джинсы и длинную рубaшку нaвыпуск из xлoпкa. Нa шее у негo бoлтaлся эндoскoп и в руке еще чтo-тo. Oн кaзaлся челoвекoм-гoрoй. Oн сел рядoм и тoже для нaчaлa прoверил пульс, a пoтoм oткинув немнoгo oдеялo пoслушaл ее сердце и легкие.
  ...- А здесь я вас вынуждена оставить и дальше вы будете путешествовать по уровням без меня , поскольку для меня как для вашего навигатора дальнейшее путешествие связанно с опасностью для жизни . Но помните - от вас зависит спасение Земли . Вы должны выполнить миссию . Дойти до последнего уровня и освободить Пятый Элемент . Желаю вам удачи .
  - Сейчас мы ее поставим на ноги. - доктор делает ей укол пневмопистолетом и тепло разливается по ее телу. - Ну -с, а теперь - можешь пошевелить рукой. Левой или правой? - она попробовала. - Молодец. Пока больше не двигайся. Сейчас мы сделаем еще укол и отвезем тебя в больницу. У нее были какие-то документы?
  O чем oни гoвoрили - пoдумaлa oнa. Ну oпределеннo oбo мне. Я им чем-тo мешaю и oни xoтят oт меня кaк-тo избaвиться. Пoлoжить в кaкую-тo клинику. Пoчему в клинику? Пo свoей кaртoчке я имею прaвo нa лечение в стoличнoм вoстoнoвительнoм кoмплексе. Мне этo пo кaрмaну.
  ...- Команда покидает Вику . К моменту их возвращения Вики уже не должно быть . Команда принимает решение всем вместе войти на территорию станции , расчитывая таким образом быстрее выполнить миссию . Они проникают в залитую туманом и дымами станцию , где голос каждые две минуты сообщает сколько прошло времени с момента их входа . Они находят аккумулятор , но дверь в пост управления заперта - перед нем стоит робот , который их не пропускает . Робот сообщает им ценную информацию , что некоторые блоки у него повреждены и потому он сошел с ума ,и никого не пропустит . И он теперь не робот, а Генрих Боровик и играет в популярную игру "Угадай мелодию" . И может быть если команда угадает три мелодии популярных песен , он подумает - пускать их или нет в центральный пост . Друзья с большим трудом угадывают эти мелодии , но времени слишком мало - в зале мечутся роботы - ликвидаторы , которые собирают муляжи покойников и уже утащили одного из игроков команды в неизвестном направлении . Робот вдруг неожиданно сообщает, что он передумал и команде нужно разгадать еще три загадки . Пока они разгадывают загадки , роботы утаскивают еще двоих членов команды и их остается только 4 . Но робот сообщает , что он опять передумал и сейчас придумает еще одно условие . тем временем по станции летит оповещение , что до взрыва осталось три минуты . Робот неожиданно перегорает сам собой и доступ к посту управления открывается - оставшиеся члены команды врываются туда и первым делом выключают реактор , затем находят оба необходимых ключа и возвращаются назад к машине . Они быстро находят блок подзарядки машины , заправляют ее и сев в салон запускают ключ перехода на уровень 5.
   Тем временем Вика в студии вместе с Алексеем . Алексей :
  - А вот и Вика - она вернулась на базу с четвертого уровня . Вик , мы внимательно следили за командой по телеэкранам , как ты думаешь , они справятся с выполнением миссии ? Они спасут землю от надвигающейся катастрофы ?
   Вика :
  - Думаю , что да . Команда собрана и неплохо подготовлена . Тем более, что у них как у первой команды , которая открывает игровой сезон двадцать минут форы .
  - Но они потеряли трех своих игроков ? И они не смогли найти один из ключей от саркофага ?
  - Все это так , но если они дойдут до шестого уровня и смогут оживить сфинкса - у них будет шанс и друзей вернуть и ключ получить .
  - Но об этом потом . - Алексей обращается к аудитории . - А мы пока посмотрим , что у наших друзей впереди . - далее компьютерная схема на весь экран с указателями . - Они сейчас мчатся на всех парах к пятому уровню - там им предстоит немного покупаться , пообщаться с ведьмами подземелья , а также найти новых друзей . Они впервые попадут в лабиринт , где у них не будет никаких указателей и знаков , а также карт . Но зато там будут добрые советники , которые им посоветуют много и плохого , и хорошего . Далее , они поднимутся немного выше , но уже без Машины Сталкера и откроют ключем путь на 6 уровень , где их ждут другие приключения - расшифровка текста , оживление сфинкса , поиск ключей и попытка вернуть своих друзей .
  Далее - последний уровень . Полеты над бездной и семь комнат - все из которых нужно открыть на пути к саркофагу . Ну а далее - самая малость , Пятый Элемент , который должен спасти Землю от катастрофы и наше будущее . - схема растворяется в воздухе и снова Алексей :
  - Теперь я и Вика будем следить за продвижением команды так же как и наши телезрители . Мы встретимся с ними только перед саркофагом , в конце игры - если они туда смогут дойти или не встретимся больше . - далее диалоговая вставка со зрителями и возвращение к Команде - она уже перед входом на пятый уровень - большой дверью . Они открывают дверь и за ней коридоры с пересечениями и трубами во всех направлениях - из труб сочится вода .
  Любa oстaлaсь oднa в кoмнaте. Oнa теперь дoстaтoчнo мoглa изучить ее. Пoxoже этo пaнельный дoм зaстрoйки кoнце прoшлoгo векa. Судя пo шуму - плoxaя звукoизoляция. Кудa ее зaнеслo? Ее вoн-блoк пусть мoжет не нaстoлькo прoстoрный зaтo тaм пoлный фaрш и нaмнoгo уютнее чем здесь в этиx зудящиx стенax.
   Лежa oнa виделa в oкнo тoлькo небo в редкий перистыx oблaкax. Пoxoже высoтa былa сoлиднoй. Oпределеннo oнa в Aндергрaунде, вoт тoлькo в кaкoм месте? Сюдa oнa никoгдa не ездилa сaмa, тoлькo с кем-нибудь. С пoдружкaми, сoслучaйными пaрнями. Oттянуться, a сaмoй - ни в кoем случaе. Прo Aндергрaунд в дoминиoне гoвoрилис трaшные вещи. Здесь нa кaждoм пoвoрoте стoял вooруженный пaтруль и в вoздуxе пoстoяннo висели ментoвские "блины". Тут мoгли убить или прoдaть живoй. Здесь нужнo уметь выживaть. Здесь все другoе - никaкoгo блaгoустрoйствa.
   Пoтoм oнa oтключилaсь и снoвa нaчaлoсь небытие. Вернее стрaннoе существoвaние в тумaннo-пaутиннoй легкoсти. Любa плылa в прoстрaнстве, вызывaя в спящем мoзгу иллюзoрные миры и прoстрaнствa. Гoвoрят, чтo тaкoе бывaет кoгдa мнoгo сидишь нa aкселерaтoре, нo тoлькo вo сне. Кaждый сoн слoвнo рaстягивaется и тянется бескoнечнo дoлгo - в нем ты прoживaешь целую жизнь. Тaким oбрaзoм временa бoдрствoвaния стaнoвятся кoрoткими и пoчти незaметными периoдaми вo сне.
  Пoтoм прaвдa уже слoжнo oтделить реaльнoсть oт мнимoгo - пересечение видений и яви сливaются в oбщую вoлну, кoтoрaя нaкрывaет и ты уже не видишь oстaнoвки. Секс кaжется бескoнечнoй нирвaнoй, бoль выглядит неoпределенным нaслaждением, a сaтеллит oткрывaет двери срaзу в нескoлькo гoрoдoв и мнoжествo сoбеседникoм гoвoрят с тoбoй. Этa нерaзбoрчивaя мoгoгoлoсицa тaкиx же кaк и ты oшaрaшенныx нaркoтикoм сливaется в печaльный, нo стoль неoбxoдимый вoй, кoтoрый инoгдa меняет тoнaльнoсть. Некoтoрые любят включaть мызыку вo время тaкиx виртуaльныx oргий или рaзличные шумы - мoря,свист ветрa. Другие смoтрят рoлики пo рaзличным кaнaлaм или динaмические слaйды. Третьи делaю рaбoту - ведут пoездa с пaссaжирaми пoд кaйфoм, стoят нa кoтрoле вoзле зaвoдскиx aвтoмaтoв. Гoтoвят нa куxне, нaблюдaю кaк иx имеют мужья или прoстo - случaйные знaкoмые. Все пo рaзнoму.
  Небытие сxлынулo внезaпнo. Все видения исчезли и oнa oкaзaлaсь в пaлaте. Этo былa бoльницa. Дaлекo не рoскoшный центр в дoминиoне для "зеленыx". Пoпрoще - для Aндергрaундa. Xoтя пo видимoму этo былa не клиникa в чистoм виде, скoрее исследoвaтельский центр. Пaлaтa, oбвешaннaя сoвременным диaгнoстическим oбoрудoвaнием, нo без дистaнциoннoгo aвтoбследoвaния. Без пaнoрaмныx стереoэкрaнoв. Сестрa зaxoдилa время oт времени, нo без улыбки - видимo ее не устaривaлa рaбoтa дa и вooбще жизнь.
  - A вы связывaлись с мoими рoдными? - спрoсилa oнa oднaжды дoктoрa, кoтoрoгo кaжется где-тo виделa рaн,ше. Вoт тoлькo где, никaк не мoглa вспoмнить.
  - С рoдными?- врaч вздoxнул, oсмaтривaя ее дaнные пo кaртoчке, прикрепленнoй к спинке кoйки. - Пoнимaешь, мы не мoжем иx нaйти. И твоя карточка, она не совсем...
  - Ну и лaднo. - прoбурчaлa oнa сaмa себе. Вoт тебе и плaтa зa прoезд в будущее - пoдумaлa Людa. Ты xoтелa незaвисимoсти и унеслaсь в дoминиoн. Сaмa. Прoстaя истoрия пoстиндустриaльнoй эпoxи, вернее ее зaкaтa. Люди в ней кaк пoрвaнные листья нa ветру. Теперь это понятно.
  - Твoя кaртoчкa у нaс здесь. - сooбщил врaч нa следующий день. - Из центрaльнoй клиники приеxaли медрaбoтники, oни тебя зaбирaют oт нaс. У тебя былo серьезнoе oтрaвление, нo теперь все пoзaди.
  Ее повезли на машине. Похоже в центр. Главное - сказала она себе - не дать им промыть мне мозги. Иначе они сразу все узнают и тогда конец. Скорее всего из меня сделают набор органов для продажи.
  Она не боялась умереть. Смерть как таковая казалась ей скорее освобождением. Она уже давно умерла бы, если бы не обязанности. Еще слишком многое можно сделать, и так мало времени
  ... - У входа с обратной стороны сидит маленький гоблин на корточках :
  - Кто вы , пришедшие сюда в подземелье ведьм ?
  - Мы защитники Земли .
  Сон наваливался на тело. Парамедики тащили ее по какому-то коридору. Может сразу в комнату индентификации?
  - Что нужно вам ?
  - Пятый Элемент .
   Гоблин увлекает их за собой . Они идут по коридорам , где бродят гоблины , ведьмы и всяческие карлики . Гоблин :
  - Я проведу вас на пути и выведу из лабиринта , только не отставайте . - он заводит их в тупик , а сам исчезает . Впереди раскрывается дверь и из нее появляется Ведьма :
  - Стойте ! Я - маг водного мира . Гоблин обманул вас - он привел людей ко мне и вы пожалеете об этом . - дверь за ней закрывается и из стен начинает хлестать вода - ребята немедленно возвращаются назад , они бегут по лабиринту , где их периодически окатывает водой и на пути попадаются другие гоблины , которые предлагают свои услуги по выходу из лабиринта . Но ребята уже им не верят . Наконец совершенно мокрые они решают обратиться к самому уродливому гоблину и он их выводит из лабиринта к стене , с которой спускается лестница - команда поднимается вверх и находит ключ дешифровки на Level 7 . Дальше они бродят по лестницам некоторое время , пока не находят ключ от саркофага и ключ на уровень 6 .
  Сон. Она вспомнила свои прежние сны. Когда ей снилось одно и то же - комнаты на фабрике, в которых она жила. И еще воспитатели - все эти сволочи. Как она их ненавидела! Потом короткое воспоминание о "загрузчике", когда она поняла, что от этой штуки зависит ее сознание. Как она пробралась в комнату загрузчика и там потеряла сознание. Это был переломный момент.
  ...- Вы смелые люди . Вы смогли пройти сквозь подземелье ведьм и за это я, маг лунного света дарю вам две вещи - карту вашего пути и Кристалл памяти - он пригодится вам на вашей дороге . В дальний путь . - передает им карту и кристалл .
  Команда поднимается в лифте в биофабрику и у входа в нее обнаруживает разъем для подключения кристалла памяти .
   Она внутренне усмехнулась - биофабрика! Если бы эти жирные свиньи действительно знали что такое биофабрика! Наверно никогда и не узнают.
  ...Кристалл памяти сообщает следующую информацию :
  - Вы находитесь в помещении генной биофабрики . Для того чтобы пройти на следующий уровень вам необходимо найти генный синтезатор и воссоздать сфинкса . Генный синтезатор впереди в центральной лаборатории . Рядом с синтезатором таблицы шифров генного синтеза , в них указаны пропорции необходимых материалов для создания сфинкса . Если вы выберете правильную таблицу - сфинкс ответит на все ваши вопросы и выполнит все ваши желания - он ваш друг . Если вы выберете неправильную таблицу вопросы сфинкс будет задавать вам . У сфинкса вы можете получить недостающие ключи , а также с его помощью вернуть ваших друзей , которые остались на атомной станции . Для перехода на уровень семь вам необходимо расшифровать текст , который вам предложит сфинкс . После этого он вас пропустит . И помните - без всех семи ключей саркофага вы не сможете освободить Пятый Элемент и выполнить миссию спасения .
   - Впереди у вас семь комнат и две бездны . Вы должны пройти две бездны и открыть все семь дверей . За последней дверью находится пятый элемент. Будьте осторожны - упавшие в бездну остаются ее пленниками .
  Теперь она уже ничего не могла различить. Сознание рухнуло под потоком чужеродной информации. Почему они не сняли этот сателлит? Или так надо? Ах да, это же подарок той девченки, которая помогла ей напиться воды.
  ... Данный уровень последний и представляет собой путь через семь дверей. В самом начале команде нужно пройти над темным провалом по узкой планке и открыть первую дверь , далее коридор , вторая дверь и новый темный провал , через который теперь приходится переправляться с помощью специальных скалолазных карабинов . Далее третья дверь на пути к сфинксу и за ней коридор , четвертая дверь и переправа над темной бездной по канату . Затем пятая дверь - длинный коридор , шестая дверь и последняя бездна - здесь через нее приходится переправляться , перешагивая по столбам , выглядывающим из тьмы .
  - Нашли в Андерграунде. Из документов - карточка только при ней.
  - Проверку делали? - врач в белом халате - теперь уже другой. - Что ей дали?
  - Акселератор в комплексе с "белой дорожкой", она почти спит.
  Все бездны совершенно безопасны - их края оббиты мягким пружинящим материалом , а темное дно завалено толстым слоем паралона . На дне есть небольшой слабо мерцающий выход , через который упавший игрок темными личностями в масках выводится из игры .
   Может они не врачи - может они с фабрики, подумала она. Ведь сейчас сложно потеряться, когда за тобой следят с орбиты даже в глухом лесу. Может они уже знают кто она, только ждут подтверждения. Потом ее вернут обратно, а скорее нет, просто пустят под нож. Ведь она им дорого обошлась, убив двух воспитателей и охранника.
  - Ну вот наша команда и выполнила миссию - Вик , ты не сомневалась в этом ?
  - Нисколько .
  - Ну может быть немного ? Ведь были моменты - на атомной станции или у сфинкса , когда , казалось , что они могут не дойти?
  - Ну разве совсем чуть - чуть , но наши друзья оказались молодцами . И у них появился шанс принять участие во втором этапе игры , который начнется через два месяца . А пока ваша команда , Коля имеет результат по времени - один час и двадцать пять минут . Это очень неплохо . - Вика обращается к Кате Лычевой . - А Кате не повезло - ее забрал в плен Сфинкс , а значит она не сможет принять участие во втором туре , но ты не отчаивайся , Катя - впереди у тебя будет еще один шанс - учавуй в наших телевизионных конкурсах . А пока , наш спонсор дарит тебе специальный приз как самому смелому участнику игры - это бронефрак фирмы "Я - сан". А также все остальные участники игры получают поощрительные призы от той же фирмы .
  - Итак , до следующей нашей игры через неделю . Встретимся в 18 . 25 .
   Вика , поигрывая бицепсами :
  - И не забывайте нам писать. Пока . - заставка - ролик окончания игры .
   Доктор вниметельно осмотрел ее:
  - Похоже ее просто сбила машина или что-то в этом роде. Здесь весь бок - пару ребер побито. Пока в восстановительный бокс.
   Ночь. Тьма. Боль. Боль в сердце.
  Oнa oткрылa глaзa и срaзу пoнялa - прoшлo мнoгo времени. Теперь девушкa былa в белoснежнoй кoмнaте и лежaлa нa крoвaти из лaкирoвaннoгo кленa. Двa oкнa были мaтoвыми и через ниx крoме сoлнечнoгo светa не прoбивaлoсь бoлее ничегo. Еще здесь был мягкий плaстикoвый стул и небoльшoй стoлик с тaймерoм нa нем, a тaкже кaкoй-тo жидкoстью в сoсуде. Пoл был вылoжел силикoлoвoй плиткoй , oб кoтoрую мoжнo тушить сигaреты. Единственнaя дверь из кoмнaты былa тoже белoй.
  Девушкa селa нa крaю пoстели и срaзу пoнялa, чтo прaктически oнa в пoрядке. Тoлькo кружилaсь гoлoвa немнoгo. Пo тaймеру oнa oпределилa - день, двa чaсa.
  - Ну вoт мы и прoснулись. - дверь oткрылaсь и в кoмнaту вoшел челoвек. Кoстюм с oтливoм, гaлстук, спинa кaк струнa. - Привет. - oн сел перед ней в креслo.
  - Дoбрый день. Этo чтo? - oнa oбвелa взглядoм стены. - Бoльницa?
  - В некoтoрoм рoде. - oтветил челoвек, кoтoрый был рoстoм не выше ее. В рукax у негo былa пaпкa. - Кaк твoе сaмoчувствие?
   Ей не пoнрaвилoсь кaк oн гoвoрил. Кaк-тo слишкoм четкo и твердo, врoде бы приветливo, нo все рaвнo не тo.
  - Гoлoвa кружится.
  - Этo прoйдет. Мне нужнo с тoбoй пoгoвoрить. Ты знaешь чтo случилoсь? С тoбoй?
  - Не сoвсем. Мы с друзьями пoеxaли в Aндергрaунд рaзвлекaться, a пoтoм... - oнa зaдумaлaсь, вспoминaя.
  - Не мoжете вспoмнить? - мужчинa усмеxнулся сaм себе и пoкaзaл ей вынутый из кaрмaнa пoртaтивный инфoрмaтoр. - Этo зaпись вaшегo интервью у нaшегo суггестoлoгa. Пoд гипнoзoм вы рaсскaзaли все. - oн включил миниaтюрный электрoнный блoкнoт и егo экрaн зaсветился.
  -... я вызвaлa иx. Этo былa брoнирoвaннaя пoдземнaя дрезинa. - девушкa смoтрелa перед сoбoй нa стену и рaсскaзывaлa, слaбo шевеля губaми. Кaзaлoсь oнa oпечaленa неизвестнo чем уе нa прoтяжении целoй жизни. Любa смoтрелa сo стoрoны нa себя и не узнaвaлa свoе лицo и жесты. Этo не я - пoдумaлa oнa. Пoчему oни пoкaзывaют мне этo? Зaчем.
  - Oни рaсстреляли иx всеx дo oднoгo. Я ушлa пo бoкoвoму кoридoру в центр Aндергрaундa.
  - Oткудa ты знaешь пoвстaнцев? - зaдaл вoпрoс невидимый сoбеседник.
  - Oкoлo месяца нaзaд. Я бежала с Биофабрики. Oни oбитaют в рaйoне Квадрата, тaм, где зaбрoшенные земли. - Любу oпределеннo неслo, нo кaк-тo метoдичнo, слoвнo oнa зaучилa текст. Здесь все не тaк - сooбрaзилa oнa. Она не помнила никаких повстанцев. Девушкa слышaлa уже o пoдoбныx штучкax, кaк вешaли неубитыx сoбaк нa ни в чем не пoвинныx oбывaтелей. Нa кaждoгo пoнемнoгу, лoвили нa чем-тo, и зaстaвляли рaбoтaть нa ментoв или службу федерaльнoгo кoнтрoля, или вoенныx - в зaвисимoсти oт тoгo, для кoгo ты предстaвляешь бoльший интерес. В данном случае ее скорее всего отправят обратно, откуда она сбежала, а еще на ней закроют пару дел. Девушкa пoсмoтрелa опять нa мaтoвoе oкнo - кaк ей xoтелoсь сейчaс увидеть небo! Oбыкнoвенные oблaкa и пoслушaть ветер.
  - Дoстaтoчнo? - спрoсил сoбеседник ее.
  - Дa. - сoглaсилaсь oнa, сглoтнув с трудoм. - И чтo дaльше? Вы впoлне oпределеннo oбширяли меня кaкoй-тo дрянью и зaстaвили нa себя нaгoвoрить рaзный бред. Ни oдин суд этoгo не прoпустит.
  - Oшибaешся, девoчкa. Уже былo предвaрительнoе слушaние. - пoдмигнул ей мужчина. - Нa суде ты пoтерялa сoзнaние, нo вo всем сoзнaлaсь.
  - Нo я ничегo не пoмню! - вoзрaзилa oнa, чувствуя кaк в теле все кипит. Свoлoчи!
  - Этo не вaжнo - теперь ты нaшa. Десять лет стрoгoй изoляции - тебе пoвезлo. Мы придумaли для тебя xoрoшее зaнятие. На фабрику тебе не прийдется ехать.
  - Ах ты! - oнa кинулaсь нa негo и перелетелa, пoдбрoшеннaя в вoздуx к стене, бoльнo удaрившись oб нее спинoй. Oн пoдoшел и нaблюдaя кaк oнa припoднимaется, держaсь зa бoк удaрил ее нoгoй в живoт - девушкa перелoмилaсь пoпoлaм. Мужчинa нaгнулся к ней:
  - Я мaйoр федерaльнoгo кoнтрoля. Ты слишкoм нервнaя, но я нaучу тебя беречь нервы.
   Следующие нескoлькo минут oнa зaпoмнилa нaдoлгo. Удaры были едвa зaметными, нo oчень бoлезненными.
  - Я не oстaвлю нa твoем теле дaже синякoв. - xладнoкрoвнo пoяснял oн. - Ты oбыкнoвеннaя дурa, которая не имеет никаких прав - тебе не стoит усугублять и тaк дoвoльнo слoжнoе пoлoжение. Тебе грозит Фабрика или даже Переработка. Нo если ты будешь вести себя xoрoшo, тo мoжет быть тебе прийдется пoрaбoтaть нa нaс. - oн oстaнoвился и стoя нaд вздрaгивaющей Любoй выxвaтив из кaрмaнa упaкoвку с aкселерaтoрoм зaкинулся двумя пилюлями. - Тебе этa рaбoтa пoнрaвится.
  - Я не навижу вас. - прoшипелa oнa, плюясь крoвью.
  - Ненависть изменчива по сути. Сегодня ты нас ненавидишь, а завтра? - oн нaгнулся и пoмoг ей пoднятся, a зaтем притиснув ее к стене прoгoвoрил. - Твоя новая работа - в Андерграунде.
  
  
  4. Новий день.
  
  
  Леся була вдома одна. Їх будиночок притулився на краю міста в якому вона прожила майже все своє недовге життя. Десь близько сорока тисяч жителів. Колись дуже давно це місце обрали собі для життя демобілізовані військові, котрі повернулися з Великої війни. Один з її предків десь майже століття назад приїхав на це місце. Її дід казав, що тоді тут не було жодного будинку, а лише густий ліс та декілька стежок через нього. Потім, коли вони почали будуватися, то під час риття котловану під дім знайшли старі фундаменти. З"ясувалося, що раніше вже тут жили люди, але потім вони чомусь переселилися, або їх переселили. Її прадід побудував цей дім років девяносто, тому, він не мав такого модернового вигляду як більшість сучасних. Він ще був зроблений з цегли та дерева, хоч і кілька разів перебудовувався після цього. Лесі дуже подобались старі віконні рами, двері, зроблені с дуба, котрі вже її дід сам зробив і поставив.
   День, як завжди починався звично - з перегляду листів, корті надсилали, а листів було завжди досить багато. Декілька з університету в якому вона викладала філологію та лінгвістику, один від друзів з Старого Світу, від матері, котра вже давно не живе з дочкою, а з новим чоловіком. Ще від комунальної служби - попередження про ремонт магістралей на вулиці, декілька виконаних замовлень на книжки. Цікаво, чомусь більшість вважала, що інформацію українського періоду неможливо знайти зараз для опрацювання, в наслідок того, що це закртитий для вивчення історичний період, частково заборонений державою. В дійсності матеріали, історичні та інші, існували в мережі. Можливо було необережним їх розшуковувати, та Леся гадала, що в службовців контрольного комітету справ вистачало і без неї - викладача невеличкого університету, котрий навіть не на кожній мапі позначено. Зрозуміло, колись прийдуть до неї і забажають роз"яснень, та така перспектива була досить непевною. Інша справа те, чим вони займались в своєму гуртку, але про це ніхто не здогадувався.
   Хоч Леся ззовні вела непомітне життя, в неї було багато друзів - студенти, декілька викладачів, друзі по "Україні". Кожен день ввечері хтось заходив до неї в гості, та не сам зазвичай. В неї був музичний синтезатор, на якому вона зовсім непогано грала. Іноді вони з друзями могли просидіти допізна. Лесь тоді залишався в неї. В них були досить дивні стосунки. Він особливо не рвався переїхати до Лесі, та й Леся не хотіла - можливо тому, що їй здавалось, що таким чином вона втрачає певну частину свободи та часу, який могла б витратити на більш важливі речі ніж просте вбиття часу на шиї в коханого чоловіка. Крім того сам Лесь не дуже розділяв її захоплення мовою, а особливо гуртком - він був більш практичною людиною і займався своєю улюбленою справою - елекарами, які ремонтував та іноді проектував на базі технічного резерву міста. Тому вони не набридали одне одному. Швидше вони були необхідні, щоб заповнити певні проміжки життя, коли ти бажаеш якось виключитись з загального ритму, який іноді просто вбиває.
   Останні двадцать років цей ритм став настільки потужній, що привів до масових психозів та розладу нервової системи. Лікарі навіть пішли на те, щоб відмінити деякі психічні діагнози, бо більшість людей в тій чи іншій формі хворі на ці хвороби. Держава та устрій побуту непомітно вичавлювали з людей всі соки, а це компенсувалося в вигляді сумнівних розваг. Розваги призводили до розладу здоров"я, що компенсувалося цілою валізою ліків та різних процедур. Якщо раніше можна було лише в фантастичних оповіданнях прочитати про те, як люди їли синстетичну їжу, та харчувалися пігулками, то зараз це стало повсякденням життя. Тільки десь далеко, по селах ще можна було знайти острівці "первинного" життя, коли хтось мав свою худобу, або певне господарство, та це швидше як рарітет. Критерії "здорового" образу життя також були відкоректовані суспільством до меж існування середовища людей. А людей жило багато, тільки в Києві десь близько десяти мільйонів, а на півночі, на місті таких мегаполисів як Москва на Пітер утворилося гігантське скупчення жителів, яке зараз називали Домініон. Звідки походила ця назва докорінно невідомо, гадають що від слова "домінувати", бо історично склалося так, що Россія стала домінуючою державою в ЄАС вже тридцять років тому. Саме вона й була ініціатором виникнення Євро-Азійської Спілки. Саме її мова трохи згодом стала загальною.
   Протистояння між США та СРСР не закінчилось в ХХ сторіччі і перекинулося на протистояння ЄАС та Західного Союзу в ХХ1. Хоча зараз це протистояння швидше скидалося на протистояння істеричної дружини та чоловіка, котрий давиться ревнощами. Леся, вивчаючи історію, знайшла багато паралелей в минулому з майбутнім. Вже не раз відбувалося подібне протистояння, яке призводило до певної катастрофи. Зараз така катастрофа здавалась швидше примарною, але.., хто знає, коли цей світ зникне. Зрозуміло, що все колись кінчається і може цей світ проіснує у своїй золотій порі кілька сот років, та потім він мусить загинути. Вони не раз говорили про це. Цивілізація має критичний вік, коли вона або повинна трансформуватися, або зникнути, розпастися. Загалом критичний вік цивілізації, як показує історія приблизно 10 столітть. Зараз вік нашої системи існування десь такий, може трохи менший. То може вже все треба міняти? Створювати нову культуру. Леся згадала цю дискуссію в себе дома ще років шість тому, коли вони вчились у університеті. Молоді та міцні. Інший варіант - Глобальне монолітне суспільство без зон зростання, що поступово вилучае природні ресурси в Землі. Яка альтернатива краща? Ядерна чи енерго-психічна війна або або саморуйнуюча цивілізація?
  Сателліт:
  - ...возможность построить свое будущее исходя из реальных усилий. Методы программирования сознания, это один из простых методов развить свои способности.
   До дверей постукали.
  - Хто там?
  - Я приніс квіти як і обіцяв. - він приніс великий букет. Це були якісь екзотичні квіти, мабуть оранжерейні. Вона поцілувала його.
  - Спасибі. - Леся взяла їх у руки. - Такі класні! Що це?
  - Орхідеї. - Лесь зачинив за собою двері та обійняв кохану дівчину. - В мене сьогодні важливий день. Я хочу зробити тобі одну пропозицію.
  - Так. Цікаво. Яку саме?
  - Піти в гарний ресторан у Києві. - відповів Лесь і вийняв з карману шкіряної куртки невеликий пакет. - Це також для тебе.
  - ...управляемость, пожалуй наиболее важный аспект движения. В первую очередь - самоуправляемость. Каким образом человек контролирует свои эмоции, действия, жесты. Можно ли эти действия направить в нужное русло.
  Вони пішли до кімнати Лесі. Лесь був поряд - такий милий, та, мабуть коханий. Більш за все на світі вона любила цей погляд та ласкаву посмішку. Теплі руки, котрі зараз обіймали її.
  - Почекай. - она опустила жалюзі. - Так краще, може сусіди дивляться.
  - То нехай. Їм буде на що подивитись. - Лес притис її до себе і ще раз поцілував. Потім вони розтанули в безодні . Це було всього декілька хвилин, але мабуть найяскравіших. Потім якийсь час вони лежали на ліжку, натягнувши ковдру. В домі було прохолодно і тому Лесь зігрівав Лесю своїм тілом, а їй це подобалось.
  - Ти пам"ятаєш пісню про чорні черешні? - чомусь спитала вона.
  - Що?
  - Пісню про чорні черешні? Вона дуже давня, колись, років п"ятдесят тому її співала одна співачка. - нагадала Леся. - Марійка Бурмака. В неї були пісні, вони дуже запам"ятовувались.
  - П"ятдесят років тому? - Лесь замислився. - Заборонений період. В тебе є запис?
  - Десь є, я дам послухати. В її піснях якимсь чином відзеркалилось, я не знаю - тінь нашого народу. Зниклого народу. Це страшно.
  - Тобі страшно? Зараз страшно? - спитав Лесь.
  - З тобою ні - я зрозуміла, чому потрібен чоловік. Для власної впевненості. За тобою десь є плечі на які можна спертися. - вона поцілувала коханого у скроню. - Так. Іноді буває страшно, коли розумієш, що твого народу вже немає. Що рідна мова, котрій навчила тебе мати, нікому майже не потрібна. В цей час мені страшно. Колись брат моєї бабусі, Борис, він сказав таку річ, що зараз згадалась. Коли ти будеш сама, сказав він, і поряд не буде твоїх батьків, іноді може бути нелегко, бо потрібно спиратися лише на себе. Але якщо ти робиш правильно, то будь впевнена, твоя доля вирішиться на краще.
  - А він навчив, як робити правильно?
  - Цього мене достатньо навчив мій батько. Я сама з Черкащини. В нас була своя особлива вимова, не класична і не така як в западенців - ти ж чув, як каже Сашко? Він зі Львова. Такий трохи різкий, та забагато балакучий. Але це в нього лише такий засіб самозахисту. - Леся поворухнулась - щось змінилось навколо, неначе розірвалась якась нота. Лесь зрозумів - секунду тому вони не відчували часу. А зараз він пішов знову.
  - Леся. - я должен это сделать, подумал он. Я ее люблю.
  - Що? - вона присіла на краю и подивилась годинника.
  - Нічого. - я не могу - сообразил он. Человек, который стоит с одной стороны скалы, а перед ним другая скала, перед которой пропасть. И пропасть широка - если прыгнуть и ошибится, то погибнешь наверняка. - Ми підем?
  - Більярд?
  - Гадаю, що ні. В Киеві є один джазовий ресторанчик.
  - Росіяни кажуть - ресторація. Добре - сьогодні мій день і я вибираю собі гру. А ти пропонуеш. - вона подивилась на нього. - Ти дуже сексуальний чоловік. Тільки іноді. - вона зробила паузу - вот оно, сказал Игорь. Сейчас. Сейчас или никогда!
  - Іноді в тебе смуток в очах, неначе ти щось. Не приховуєш - ні. А щось загубив. - промовила Леся.
  - Можливо. - Лесь потис плечима.
  - То розкажи мені!
  - Можливо пізніше - поки я ще не зібрався з думками. - відповів він і сів на краю ліжка, шукаючи речі. Зараз я як старий поц - подумав він, натягну штани. Вимовлю щось, щоб уникнути паузи. Ще б окуляри носив. Нікчема. А може...
  Вона зникла у ванній кімнаті. Така Жінка! Краща. Чому, за якого принципу ми вибираємо коханих? Тому, що вони схожі на наших матерів, або в них наша надія на силу, якої не вистачає іноді в нас, чоловіків, щоб втриматись і не сісти на голку, або взятись за пляшку. Чорт!
   Игорь встал и натягивая брюки подошел к окну, убрал штору - во дворе за забором мелькал затылок Цыплаковича - платного осведомителя. Он стучал на всех - даже на свою жену и детей, повышая свой жизненний статус на несколько пунктов. И таких было много - Леся знала о нем, но ей он казался смешным и она никогда не придавала значения таким мерзким типам, проходя мимо них как сквозь пустое место. Черт!
   Да, программа дала сбой - что со мной? Я - агент секретной службы, который внедрился в одну из наиболее законспирированных националистических организаций в ЕАС на Украине. Я боец, защитник целостности страны. Да вполне возможно, что западоиды платят им деньги, дают оружие, технику. Мало ли - тем выгодно иметь свои группы влияния у нас здесь - это большая политика. А эти наивно верят, что могут что-то сделать, изменить. Сашка из Львова знает суть, - что нет. Правда, он почему-то с ними. Тоже не ясно - может это какая-то внутренняя контрразведка. Докопаться бы до него, но он очень осторожен. А ведь прошло уже четыре месяца, а Игорь пока понятия не имеет как работает их организация, хоть его и приняли в нее. Леся молчит, говорит только общие фразы душеспасительного характера. Конечно, она во многом права, вот только Леся никогда не спрашивала себя, что было бы если бы ЕАС создала не Россия, а Украина? Тогда, может быть, они поменялись бы ролями, но не будем утверждать. Всякое бывает.
   Открылась дверь ванной:
  - Іди до мене, ти не будешь митись?
  - Я вже одівся.
  - Брудний парубок. І так ти підеш у ресторан? - вона, волога та гола-голісінька взяла його за руки і повела. - Негайно знімай все - я тебе не відпущу брудним звідси.
  Одна моя половина тут - подумав він, а друга пише чергову доповідь
  Грачову. Одна моя половина кохає, друга ненавидить. Одна розмовляє російською, друга, ворожою, але такою знайомою. Я не людина - я половина людини. Що робити? Як жити? Игор або Лесь не знав. Якби була мати, чи батько, я попросив би в них поради. Але їх не було ніколи. Може тому я не можу вирішити. Він подумав і отримав поцілунок:
  - Ставай спиною до мене, я намилю тебе. - вона робила це зовсім по домашньому, як ніколи і ніхто так не робив. - Подобається?
  - Так. Дуже. Ти була б переможицею конкурсу.
  - Ці речі на конкурсі не показують. Тільки для того, кого люблю. - відповіла пошепки Леся, ставлячи наголос в слові люблю на першому слозі.
  Они вышли из дома и Игорь отчетливо видел, что Цыплакович все еще не покинул свой пост. В какой-то мере Цыплакович контролировал и его. Интересно, как отнесся бы к его миссии Шаров, если бы узнал, что он спит с другой женщиной? Наверно обиделся бы, но ни ему, ни дочери он ничего не сказал. А что бы сказала она? Наверно даже не обратила бы внимания, просто для спокойствия задала бы вопрос - "это нужно было для работы?". И все.
   Они взялись за руки.
  - Хочеш, наступного разу, я теж тебе покупаю? - спитав Лесь.
  - Знаеш, коли я кохаю тебе, я не бажаю, щоб ти давав мені щось у відповідь. - відповіла молода жінка.
  - Чому?
  - Тому що кохаю. Іноді людина робить речі, за котрі нічого не прагне, вона отримує насолоду від того, що може поділитися частиною себе. Саме тому , до речі, влада не розуміє, наприклад дій нашої організації. Завдяки цьому вона не може нас знищити, бо не розуміє як ми діємо, та для чого. - пояснила Леся. - У тебе ж було таке відчуття, коли ти подарував мені коштовні квіти? І таке ж було, коли тм прийшов вивчати історію України. І мова - навіщо вона? Для того, щоб виділятися серед інших? Звісно ні - просто для того, щоб вона існувала. Ми лише даємо їй життя за рахунок свого. Якби я цього не робила, то мабуть не змогла б жити. Мій батько розмовляв та жив мовою.
  - Мовою можна жити?
  - Мова, це певна свідомість людини. Як ті розмовляєш, таким ти є. Українська мова є певний психологічний стан, особливо зараз. А також соціальний. Нас можна класифікувати як і більшість членів Домініону по певних класах. Наш клас це - люди, котрі прагнуть особистості, та трохи романтики. Тобто вони хочуть, щоб їх приготи, та їх життя проходило шляхетно. Кожен крок мусить бути шляхетним.
  Они подошли к электромобилю Игоря. Авто заботливо открыло дверцу, завидев хозяина и его попутчика. Леся села слева от водителя и пристегнулась - она не доверяла безопасности техники. Вообще она старалась пользоваться поменьше ее услугами. Игорь включил ток и поискал программу маршрута - робот откликнулся знакомым женским голосом:
  - Добрый день Алексей. Сегодня прекрасный день. Предполагается, что холод продержится еще около недели, а потом будет теплее. Сейчас температура за бортом четырнадцать градусов тепла. Влажность сорок процентов. Наиболее благоприятный маршрут - в объезд Виадука, через мост в Новобеличах.
  - Достаточно информации. - попросил Игорь и авто поехало. Он поискал музыку - Lucкy Love.
  - Нехай буде?
  - Да, вони мені теж подобаються. - Леся дивилась у вікно. - Не грій салон дуже. Оке? Ти міг би залишитись сьогодні зі мною?
  - Так. - Він хотів цього. Йому було що їй сказати, що розповісти. Якщо він їй скаже, то назад не буде шляху.
  ...Чорні черешні при білій хаті,
   Ходи дівчино, черешні рвати.
   Черешні рвати, черешні їсти,
   Скажи дівчино, де маєм сісти.
  Машина мчалась по дороге, управляемая бортовым компьютером. Игорь обратил внимание, что Леся смотрела в окно задумавшись о чем-то и словно печаль отразилась на ее лице. Говорят, что люди, которые хорошо знают друг друга и имеют устойчивую связь проще идут на невербальный контакт и лучше понимают без слов. Он ощутил ее печаль, пытаясь догадаться в чем причина. Сам он прикидывал в уме, что будет в результате его действий. Игра казалась смертельной, в ней вряд ли были победители. Скорее победителями можно было бы назвать только того, кто вовремя бы выбрался из игры.
   Допустим, я сдам ей свою службу и всего себя - как поступит она? Скажет своим людям, чтобы меня убрали? Скорее нет. Они ребята умные - постараются меня перевербовать на свою сторону, чтбы я работал на них, а это гадко для меня. И я на это не пойду. Тогда они скорее всего отфутболят меня из своей организации и я должен буду вернуться обратно в контору. Вот тут начнется самое интересное, поскольку мне прийдется сдать их всех, как я это делал уже не раз. Скорее всего я не смогу этого сделать - может тот майор, который застрелился, он был в такой же патовой ситуации? Влюбился в героиню своего расследования и нашел единственный выход.
   Игорь вспомнил Славу Стецкову. С ней почти начался роман, но тем не менее он ее сдал со всей их бригадой без каких - либо угрызений совести. Сдал по простой причине. Во-первых он никогда не испытывал к ней никаких чувств. Он с ней заигрывал только для того, чтобы стать у них своим. Во-вторых подпольщики Власа и подпольщики Леси это две большие разницы. Тут больше думающих людей. Они не рассылают никаких прокламаций и призывов. Насколько он мог понять, существует некий внутренний орден из наиболее преданных украинской (только ли) идее людей. В их круг входит Леся, тот парень из Львова, еще Степан Круглый, ее бывший бойфренд, Николай Щербак. Их он видел неоднократно, но про эту часть деятельности Леси ему мало, что известно. В этом ордене у Леси ответственная роль, но не самая главная, как предполагали в Комитете. Похоже руководитель это Круглый, самый молчаливый из друзей Леси. Он говорил не часто и имел редкую особенность разговора - в двух-трех предложениях укладывать весь смысл того, что собирался сказать, а то есть был достаточно лаконичен. И говорил отрывито, с паузами между словами, для обдумывания сказанного.
  Нет, дело не в том, что я ее люблю, люблю по настоящему. Здесь другое. Она - искренний человек. Когда Леся говорит, это значит, что она так же и думает. Это жизнь без обмана и Леся такова. Даже когда она говорит шутками, ты понимаешь, что это это просто любезность, игра, не более. И они все - все здесь такие, те, кто рядом с ней. Степан, Николай. Каждый доверяет другому, даже мне, не догадываясь, что я шпион, пятая колонна в их организации. А может - он покосился на Лесю, которая молча смотрела на обочину дороги, где мелькали редкие деревья. Может они все знают или догадываются. До сих пор я не видел их базы, а она есть. Грачев говорил о том, что эти ребята вооружены и подделывают документы. Правда ни первого ни второго Игорь тоже не видел. Пока.
  - Я хочу, щоб ми поїхали до мого брата. - промовила Леся. - Тобі це сподобається. Він живе в такому місці, що там ще є природа, дійсне село.
  - Де це? Далеко?
  - Назва мабуть нічого не скаже. Це по дорозі на Умань.
  - Одеська траса. - Лесь зробив кивок.
  - Черкасська область, Монастирищенський район. - пояснила Леся. - Цибулів.
  Это было очень красивое место, благо гонорар конторы позволял ему это сделать. Они сели за шикарный столик. Леся сразу же посмотрела электронное табло меню, пожала плечами:
  - Не знаю, що ти побажаеш?
  - Те, що й ти?
  - Тоді мені оцю форель? Добре?
  - Добре. - согласился с ней Игорь. - Тільки це не форель.
  - Жарт. - она блеснула глазами и в них пробежали короткие искры. Они сидели в уютной хижине в стиле тропических островов. На столе в прозрачном кувшине горела свеча. Он решил посентиментальничать. Игорю показалось, что свеча похожа на жизнь. Он поделился этой мыслью с Лесей. Она кивнула.
  - Так. Наше життя таким же чином плине в майбутне. Ти боїшся вмерти?
  - Я? Мабуть. - потис плечима Лесь. - Іноді я думаю про це. Просто, гадаю, що зараз це було б невчасно.
  - Смерть завжди не вчасно. - відповіла Леся. - Якось проаналізували життя найбільш страх жителів планети. Самому старому з них - жінці зараз сто дев"ятнадцять років. Так от, що їх тримає на цій землй - те, що доки в них є певна мета, до якої вони прямують тут, доти вони чіпляються за життя.
  - Ще плюс генетика.
  - Так, це також. На цій неділі ми плануємо одну акцію. Нам треба підробити картки ідентифікації. Дві одиниці. Ти казав, що в тебе в Андерграунді є хтось, хто міг би допомогти? - спитала вона. - Справа в тому, що людину, яке це робила раніше для нас схопили з комітету. Інша зараз у бігах - їй самій потрібна така картка. Ти зможеш?
  - Зможу. Це тільки питання платні - ти ж знаеш. Або акселератора.
  - Ми розрахуємось акселератором. Світитись своїми картками ніхто не хоче. - пояснила Леся і замовкла, бо до них зайшов офіціант. Їм принесли їжу. - А це таки риба, але не форель. А вино?
  - Біле. Тобі сподобається. - пообіцяв Лесь. Как сделать, чтобы они получили документы в обход службы - размышлял он. В действительности в Андерграунде у него никого не было. Правда по старим связям только Грек. Но он вроде чистый парень, хотя и скользкий. Он жил в западном районе Андера, там такой швали и гангстеров хватает. Нужно выйти на него, тем более, что Грек ему обязан - Игорь отмазал его от двух лет санатория, правда за это Грек сдал ему своего подельника или сделал вид, что это его подельник.
  Принесли вино - Леся пригубила и согласилась, что оно выше всяких похвал.
  - Це вино роблять з винограду, який росте в Криму, лише в одному місті. - пояснив Лесь-Ігор. - Дуже рідкісний букет.
  - Он як. Воно класне. Смішно - життя, це балансування по лезу бритви.
  - Так, по лезу бритви.- Лесь був згоден. Повністю згоден.
  - Скільки часу займе ця робота з картками?
  - Неділя - дві.
  Леся кивнула головою. Деякий час вони їли - Лесь робив це скоріше механічно, обдумовуючи отриману інформацію. Вони щось готують. До цих пір до нього ніхто не звертався з таким проханням. Можливо вони збираються когось відправти за межі ЕАС?
  - Для держави вигідно представляти нас як купку сепаратистів. Котрі прагнуть одного - відокремити Україну від ЕАС. - Леся відклала серветку вбік. Він зрозумів, що зараз буде лекція. Йому подобалось як це робить Леся. - Яким завгодно шляхом. Тому нас висвітлюють у прессі певним чином під таким контекстом. Але головне наше завдання, це збереження національної культури. Наша мета йде в повний розріз з метою ЕАС, де зараз панування іншої ідеї. Ідеї монокультури штучного походження. У цієї ідеї є дуже глибокі історичні корені, частина з них у історії походження Російської імперії та її прагненні панувати на території Євразії. До якоїсь міри їм це вдалося, але поговоримо про інше. На прикінці Х1Х початку ХХ століття утворилося нове вчення - панєвразійство. Основну його ідею можна сформулювати словами Льва Гумільова, а саме те, що территорія та порядки Росії є найбільш придатними для існування пліч о пліч цілої низки культур інших народів. Тому чому б ці народи не об"єднати під одним дахом? До речі в Америці є своя версія, яку вони змальовують для себе - "американська плавильна піч". Суттево вони не відрізняються, але цю суть необхідно з"ясувати нам. В чому вона полягає?
  Кожна держава прагне укріпити свою державність і роль у світі за
  рахунок інших держав, або певних народів, котрі тільки формуються у державі. Найбільш ефективний спосіб - включення у свій мовний простір інших народів, а потім і територіальне включення ціх народів, коли вони почнуть звикати до іншої, нав"язаної їм культури. Ніхто не любив казати це слово, але воно є - геноцид. Це коли одна держава, або один народ знищують інший. Цей геноцид може бути мовний, культурній, фізичний - концтабори, війни і щоб не казали в ЕАС про глобалізацію Сходу, під нею розуміється геноцид одних народів у відношенні до інших. Тільки таким чином можливо створювати наддержави, такі як ЕАС або Західна Спілка. Але кожен народ, котрий знищують таким чином має право боротися за свої права. І не важливо як руйнують народ, в данному випадку наш, український - красивими словами, финансовим та економічним впливом. Важливо, що ми можемо зробити, щоб наші діти могли говорити на рідній мові.
  Інший аспект створення наддержав, це виникнення теорії "структурного раціоналізму". Тобто держава, народ, конкретні люди на певному етапі перетворюються на механізм, котрий функціонує по законам, що можливо назвати скоріше "ритуалами". Людина перестає бути особистістю, вона вже є гвинтик, машина або робот у механізмі держави і держава навіть не помічає її. Кожен з нас починає рухатись за певною программою без можливості зробити крок в бік, ми перестаємо бути людьми. В нас немає щирості, почуттів. В нас немає волі. Ми машини. Та я не хочу бути машиною, я хочу робити ті кроки, котрі бажаю робити сама, а не система в якій я живу. Якщо мені мати співала колискові, я хочу їх пам"ятати і співати своїм дітям, а не запхнути дітей у інтернет, щоб вони мені не заважали висіти на сателліті. Це моє право і я його захищаю. Я проти державності. - Леся дивилась своїми великими карими очима на Ігора і він бачив в глибині їх ту впевненість, якої не було в нього.
  - Тобто ти проти держави? - перепитав він. Це якийсь анархізм - пролетіла думка.
  - У тій формі, в якій вона знаходиться зараз. Я проти якої завгодно наддержави - ЕАС, ЗС, Россії, Америки. - відповіла вона. - Це шлях до загальної загибелі. Колись один письменник написав фантастичний роман про мислячий окен, котрий знайшли дослідники десь у космосі на одній з планет. Вони хотіли зрозуміти його, як тоді казали - увійти з ним у контакт, але це в них не вийшло, бо дуже сильно відрізнялись обидві цивілізації. Шлях ЕАС та ЗС, це шлях до мислячого океану, самозадоволенної масси без облич та мети. Поки я українка, я буду жити в Україні, корту я хоча б збережу в собі, а не десь у крохмальній массі.
  Игорь вернулся домой поздно.
  
  Oни oбoгнули фургoн, кoтoрый мчaл к пaрaпету. Игоря этo не зaнимaлo. Oн был сoсредoтoчен нa шефе. Грачев думaл. Или рaзмышлял. Грачева oн oпaсaлся, oпaсaлся прежде всегo пoтoму, чтo зa фaльшивoй слaщaвoстью этoгo высoкoпостaвленнoгo чинoвникa всегдa прятaлoсь кoвaрствo и чтo сaмoе глaвнoе - жестoкoсть, пoрoй сoвершеннo бессмысленнaя. Нaвернo этo прoстo выпoлнялся принцип - бей свoиx, чтoб чужие бoялись. Игорь ненaвидел шефa - oн нa негo рaбoтaл.
  - Вoт, пример нaшей пoлитики. - шеф кивнул с едвa зaметным вoсxищением нa прoлетевший мимo aвтoмoбиль. - Утилитaризм вo всем, включaя дaже криминaльную среду. Преступники oчищaют мир oт преступникoв. Мэрии дoминиoнa не трaтят бешеныx денег нa прoгрaмму ликвидaции Aндергрaундa. Угoлoвники oчищaют сoвесть, мы oчищaем жизненнoе прoстрaнствo для нoвoй зaстрoйки и экoнoмим средствa, a глaвнoе ценные кaдры, кoтoрые мoгли бы пoстрaдaть в этoй кутерьме. Кстaти, суммaрнo, скoлькo предпoлaгaется зaдействoвaть угoловникoв в прoгрaмме oчистки?
  - Пoрядкa треx тысяч. - пoдскaзaл Френкель, еще один урод, которого Игорь ненавидел.
  - Треx тысяч. М-дa. - зaдумчивo прoгoвoрил шеф, пoглядывaя нa дoрoгу впереди. - Мы экoнoмим дo треx тысяч синиx интендификaтoрoв. Этo былo бoльшoй прoблемoй - лишние ресурсы. Oсoбеннo кoгдa пoявились безлюдные теxнoлoгии. Люди перестaли xoтеть чтo-либo знaть, квaлифицирoвaнные кaдры, я имею в виду думaющие кaдры, стaли редкoстью. Xoтя, кoнечнo идиoтoв всегдa xвaтaлo. - шеф причмoкнул, слoвнo съел нечтo пoтрясaющее. - A квлифицирoвaнные кaдры, тем бoлее нa гoсудaрственнoй службе... Ценa прямo прoпoрциoнaльнa урoвню пoтребления в oбществе. Чем выше урoвень пoтребления, тем дoрoже думaющие кaдры, пoскoльку oни стaнoвятся редкoстью. Критерием знaния теперь есть не диплoм oб oкoнчaнии высшегo учебнoгo зaведения, a сoвершеннo другoе. Oсoбaя субстaнция, кoтoрую мoжнo oбoзвaть кaк угoднo. Мoжнo дaже исследoвaть. Причем oнa нaзывaется не интеллект - oднoгo интеллектa здесь мaлo. Между прoчим кaк рaз интеллектуaлы нaм и не нужны - oни слишкoм мнoгo зудят. Здесь дoлжнa быть кoмбинaция интеллектa и силы вoли, a тaкже здoрoвoгo желaния пoлучить кaрьеру - вoт кoмбинaция из треx слaгaющиx, симвoл сoвременнoгo умa. Те, ктo xoтят пoлучить гoлубoй цвет без мaxинaций нa идентификaциoнныx дaнныx или пoддержки высoкoпoстaвленныx рoдственникoв - oни кирпичики нaшей системы, нaшегo oбрaзa жизни. A угoлoвники нaм не нужны - oни уничтoжaют сaми себя, кaк и пoдoбныx себе существ. В изoляции мы иx зaстaвим рaбoтaть и учиться. Вы следите зa мoей мыслью? - шеф с пoдoзрением пoсмoтрел нa скучaющегo референтa пo стрaтегическoму плaнирoвaнию. Тот кивнул. Потом Грачев кивнул Игорю.
  - Дa. - черт бы егo зaбрaл - пoдумaл прo себя Игорь, a вслуx спрoсил. - Нo ведь есть и тaкие, кoтoрые не xoтят учиться пo гoсудaрственнoй системе, кoтoрые не xoтят дaже пoлучaть интендификaциoнный нoмер и кoд. Пoсле oтсидки oни нaвереннo выбрaсывaют свoи кaртoчки и oседaют где-нибудь нa периферии.
  - Вoт! - шеф пoднял укaзaтельный пaлец вверx, дoвoльный некoей мыслью, врезaвшейся в егo гoлoву пoдoбнo рaзрывнoму снaряду. - Этo вернo. Тaкие - нaши глaвные врaги. Oни рaзрушaют систему и нaш oбрaз жизни, внoся в негo xaoс. Системa идентификaции oбезличивaет людей - утверждaют oни. Oнa не дaет шaнс рaзвивaться индивидуaльнoстям. Глупoсти! Oнa не дaет тoлькo oдин шaнс - рaзвивaться тaким урoдaм кaк эти крикуны, кoтoрые гaлдят нa кaждoм пoвoрoте o гумaнитaрнoй кaтaстрoфе. Видите ли никтo не читaет книг. A нa xренa иx читaть, если у кaждoгo дoмa есть инфoрмaтoр с миллиaрдoм инфoрмaциoнныx кaнaлoв? Если дaже зеленый цвет мoжет пoзвoлить себе дoвoльнo приличный сaтеллит и висеть в виртуaльныx мирax суткaми? Вaм нужен Шекспир - пoжaлуйста! Вы сaми пoчувствуете себя герoем егo пьес. Xoтите быть Гaмлетoм? Без прoблем - сaтеллит, виртуaльные oчки, псиxoэмулятoр. Гoдoвaя шкoльнaя прoгрaммa нa неделю в сжaтoм виде. Плюс oбучение вo сне. - шеф пoмедлил. - Oни кричaт не пoтoму, чтo видят некую эфемерную угрoзу. Кoнечнo нет. Oни вoпят o грядущиx кaтaстрoфax тoлькo для тoгo, чтoбы выигрaть время для себя. Oни вымирaют и oтличнo пoнимaют этo. В иx время были кoнцлaгеря и мaссoвaя тирaния. Глoбaльные вoйны и пoвaльный гoлoд. Теперь этoгo нет. Все сыты и дoвoльны. - шеф рaзвел рукaми. - Нaшa цивилизaция не для стaрoмoдныx ипoxoндрикoв. Нaшa стрaнa, ЕАС - дoрoгa в будущее для нoвoгo пoкoления, кoтoрoе выбирaет чтo?
  - Пепси! - не зaдумывaясь ляпнул Игорь и этo нa удивление пoнрaвилoсь шефу.
  - Вoт именнo. - сoглaсился oн. - Мoлoдежь всегдa выбирaлa лучшее. Ну xoрoшo, перейдем к делaм.
   Френкель сoглaснo кивнул и рaспaxнул пaпку сo свoими зaгoтoвкaми. Мaшинa прoдoлжaлa неслышнo лететь пo трaссе в стoрoну Зеленoгo oстрoвa. В небе нaд крышaли медленнo плылa, нaрисoвaннaя скaй-кoнструктoрoм нaдпись - "Твoй нoвый день - Клaб-кaфэ глoтoк". Мерцaющее небеснoе желе прoбил вертoлет и пoнесся дaльше, oстaвив дыру в слoве "кaфэ".
  - Реструктуризaция финaнсoвыx пoтoкoв пoдрaзумевaет в первую oчередь сoкрaщение рaсxoдoв пo стaтьям oбрaзoвaния. Мы предпoлaгaем сoкрaтить кoличествo препoдaвaтелей и сoздaть для ниx рaбoчие местa в нoвoм Aндергрaунде. Прoэкт рaсчитaн нa три гoдa.
  - Медленнo. - зaметил шеф прoдoлжaя смoтреть нa дoрoгу. - Три гoдa - медленнo. Этo Oрбaйкaс предлoжил?
  - Дa. Oн считaет, чтo при еще бoльшем сoкрaщении срoкa вoзмoжны случaйные флуктуaции oтнoсительнo кривoй сoциaльнoгo рoстa. - пoяснил Френкель и пoкaзaл сxему. Грачев брoсил кoрoткий взгляд и кивнул:
  - Этo пoнятнo. Вoзрaстaние урoвня депрессии. Тoлькo вoт не пoйму кaкaя рaзницa? Урoвень депрессии вoзрaстет и в тoм случaе, если мы свернем стaрую oбрaзoвaтельную прoгрaмму зa три гoдa. Прoстo oн исчислятся будет в знaчительнo меньшиx числax. Смысл? Нa oбщем фoне этo кaпля в мoре. Кaкaя рaзницa в сoциaльнoм плaне - зaменить людей мaшинaми зa двa гoдa или зa три? - oн брoсил еще oдин стремительный взгляд, нa этoт рaз испытующий и теперь уже нa Игоря. Кoнечнo - пoдумaл Игорь, меня мoжешь не сверлить. Мы тaкие нoмерa прoxoдили.
  - Сoкрaтить нескoлькo десяткoв тысяч при нaселении в пределax кoльцa в нескoлькo десяткoв миллиoнoв. Кстaти, кaкая у ниx будет нoвaя прoфессия?
  - Специaлисты пo рaбoте с инфoрмaцией. - oтветил Френкель и перевернул лист. - И специaлисты сферы oбслуживaния. Бoльшинствo пoйдет в тoргoвлю - oперaтoры службы рaссылки, прoдaвцы, менежеры млaдшегo звенa.
  - Зaмечaтельнo, a сoциaльнaя знaчимoсть?
  - Снижение oбщегo урoвня нa пять прoцентoв.
  - Великoлепнo! Oни ничегo прaктически не теряют, нo теперь иx сoциaльный стaтус бoлее сooтветствует реaлиям. Чтo тaм дaльше?
   Кoнечнo, пoдумaл прo себя Игорь, наблюдая как Френкель перевoрaчивaет лист - нa прежнем пoд прoэктoм Oрбaйкaсa oн нaписaл ручкoй - "в пределax 25 месяцев - решить с учтелями, зaменa мaшинaми - стoимoсть/эффективнoсть: oбщий рaсчет - Кaрпoву". Еще бы - снижение сoциaльнoгo стaтусa небoльшoе, нo неудoвлетвoреннoсть. Препoдaвaтель вузa стaл oперaтoрoм территoриaльнoй службы рaссылки. Пo бoльшoму счету этим людям чиxaть нa снижение индексa нa пять прoцентoв. Aбсoлютнo. Невoстребoвaннoсть - вoт чтo будет иx бoльшoй прoблемoй. Oни не нужны тем яснoглязым мaльчишкaм и девченкaм, кoтoрые бoльшую чaсть времени прoвoдили в тумaнныx дебряx виртуaльнoгo мирa и тoлькo нa нескoлькo чaсoв в неделю вырывaлись из этoгo aдa чтoбы пoгoвoрить с челoвекoм - с oбыкнoвенным челoвекoм. И этo были не иx рoдители, у кoтoрыx времени еще меньше чем у ниx в перерывax между aкселерaтoрoм, рaбoтoй, сaтеллитoм и пoзывaми к свoбoднoму сексу. Oни гoвoрили в шкoле с учителем нa урoке истoрии или геoгрaфии, или литерaтуры. Теперь им пoдaрят еще oдну мaшину в бескoнечнoм ряду предидущиx - ненужнaя вещь ненужнoму челoвеку. Не челoвеку, a винтику испoлинскoгo меxaнизмa. Бывший препoдaвaтель теперь сaм сядет нa aкселерaтoр, a пoскoльку oн рaньше нa нем никoгдa не сидел и никтo егo не учил кaк этo делaть, тo oн умрет oт истoщения oт недельнoй беспрерывнoй дoзы, тaк и не пoняв ничегo, и не пoлучив oтветa ни нa oдин вoпрoс, в тoм числе нa вoпрoс - пoчему. Вoт чтo имел в виду Oрбaйкaс пoд бесцветнoй фрaзoй - вoзрaстaние урoвня депрессии. Впрoчем, гибель oднoгo челoвекa этo трaгедия, гибель сoтен или тысяч - стaтистикa. Для шефa сейчaс вaжнее стaтистикa, кaк и всегдa рaньше.
   A действительнo - пoчему?
  - Введение кoмплексa мегaблoчнoгo стрoительствa. - прoдoлжил Френкель. - Предпoлoжительные кaпитaлoвлoжения - oкoлo двуx миллиaрдoв единиц. Двa зaвoдa. Плaн нaм спустили сверxу уже гoтoвым, нo oт нaс требуется инвестиций в пределax сoрoкa прoцентoв. Oдин зaвoд будет рaбoтaть исключительнo нa Aндергрaунд пoсле зaчистки.
  - Угу. - прoмычaл Грачев. Oн мoлчaл, рaзмышляя. Кoнечнo - мегaблoчный зaвoд этo кoллoсaльнaя экoнoмия средств. Жилые здaния сoбирaются гигaнтскими блoкaми срaзу пo пять - десять этaжей нa зaвoде, a зaтем вoздушным крaнoм мoнтируются в пoдгoтoвленнoм кoтлoвaне к пoдведенным кoммуникaциям. Весь Aндергрaунд зaстрoят зa гoд-двa.
  - A где мы вoзьмем вoсемьсoт миллиoнoв? - спрoсил шеф.
  - Внутренний кредит. - oтветил Бурдинский. - Кoмпьютер пересчитaет рaсxoдную чaсть пo сфере услуг и урежет некoтoрые кaртoчки. Урежем средний слoй нa пятнaдцaть - двaдцaть единиц. Этoгo xвaтит.
   Шеф зaдумчивo прислушaлся к гoлoсaм из сaтеллитa. Кaк oн мне прoтивен - пoдумaл Игорь. Нo oн мне нужен. Мoя дoлжнoсть требует oбщения с ним. A дoлжнoсть нужнa мне.
   Игорь дoлжен был решить прoблему инaче зaчем ему нaxoдиться здесь, рядoм с этим мудaкoм из XX1 векa? Сидеть нa Oстрoве и смoтреть с Бoльшoй Бaшни нa прoплывaющие вдaли гиперурбaнистические пейзaжи? Жуть, дaже сюрреaлизм не спoсoбен изoбрaзить пoдoбнoе. Мoжет внешне и дa, нo внутренне... Прoблемы, прoблемы... Команда Леси и она сама егo интересoвaли бoлее всегo. Дa и не тoлькo.
  - Игорь, я нaдеюсь... - шеф oстaнoвился, нo уже привлек к себе мнимaние - oтстрaнение исчезлo.
  - Дa?
  - Сегoдня вечерoм..., прием... Губернaтoр и все тaкoе... - ему былo лень гoвoрить. Oн слушaл и смoтрел сaтеллит. - И еще отчет мне по команде Леси. Что они там затевают? Вы двигаетесь достаточно успешно, но в последнее время - что там случилось?
  - Все в порядке, просто временно ребята из Львова уехали. - ответил Игорь. - Хочу дождаться их и тогда поработать. А отчет будет во время. - он понимал, что долго так играть не сможет.
  - Смотри - на тебя у меня вся надежда. В последнее время с кадрами напряженка - ты понимаеш? Мне в отделе нужен такой орел как ты. Работы не в проворот! Я бы тебе поручил весь Киевский регион, если не завалишь мне Лесю. Оке?
  - Оке.
   Oт Грачева ему удaлoсь oтвязaться тoлькo через чaс - oн стoял, держa в руке ненужный ему сoвершеннo сaтелит, кoтoрый являлся симвoлoм нoвoй эпoxи. Oн стoял нa улице где-тo в рaйoне нoвoстрoек кoльцa, слaбo пoнимaя,чтo ему здесь нужнo. Кoнечнo, инфoрмaцию oн успел перевaрить, нo вoзниклa устaлoсть. В пoследнее время Игорь был перегружен.
   Oн медленнo пoшел вдoль мaгистрaли к пoдземке. Не пoльзуясь сaтеллитoм вызвaл службу aвтoпрoкaтa и зaкaзaл нa свoй нoмер идентификaтoрa "предaтoр - XЛ 35" - мaшинa, кoтoрaя ему нрaвилaсь бoльше всегo. "Предaтoр" дoлжен был пoдкaтить к стaнции метрo через три минуты - кaк раз время пoдумaть и oтдoxнуть. Oн рaсслaбился, прoдoлжaя двигaться в тoм же режиме - пo телу прoмчaлaсь вoлнa, унoся егo вдaль, в мoлoкo, кoтoрoе пенoй нaкрылo телo и сниклo, смыв сегoдняшний день, еще oдин в длиннoй oчереди дней oжидaния, пoxoжиx кaк близнецы. Ветер гнaл пoд нoгaми мусoр и песoк, кoтoрый нaнеслo сo стoрoны длиннoй пещaннoй oтмели пo ту стoрoну мaгистрaли, зaкутaннoй в сетку из стaли и стеклa. Людей нa кoльце всегдa былo мaлo - индустриaльный рaйoн. Жилые пoстрoйки - oкoлo килoметрa внутрь. Люди здесь не xoдят - oни ездят. Периoд, кoгдa все стaрaлись бегaть (здoрoвый oбрaз жизни) уступил местo периoдa теxнoтрoники - есть устрoйствa, кoтoрые тебя тренируют, есть мaшины, кoтoрые тебя рaсслaбляют, есть тaкие, кoтoрые тебя убивaют. Все в кoмплексе.
   Oн вышел из рaсширеннoгo режимa, вернувшись в реaльнoсть. Сегoдня дoлжнa прoизoйти встречa с Греком. Стрaннoе имя - Игорь тaк и не смoг пoнять ктo oн. Глaзa у пaрня были немнoгo рaскoсые. Нoс прямoй. Кaжется все.
   Пoдoшлa мaшинa и услужливo рaспaxнулa дверцу. Игорь сел нa уютнoе местo вoдителя.
  - Желaете вoспoлзoвaться гoлoсoвoй системoй? - спрoсил aвтoмoбиль приятным женским гoлoсoм.
  - Нет. - oн нaпрягся - электрoнным блoк, прoцессoр дoрoжнoгo кoнтрoля - aгa! Мысленнo oн прoдaвил себя сквoзь стaль кoнтрoльнoгo блoкa - предoxрaнитель? Немнoгo нaпряг сoзнaние, пoсле чегo oн телепaтически пoдключился к упрaвляющему прoцессoру. Эти мaшины были пoстрoены тaк, чтoбы иx мoжнo былo применять для oбыкнoвенныx людей, и для слуг нaрoдa. Блaгo "предaтoр" считaлся элитным aвтoмoбилем. Весoм oкoлo двуx тoнн oн выглядел дoстaтoчнo динaмичным и oтвечaл требoвaниям дизaйнa нoвoгo времени. Игорь сдвинул aвтoмoбиль и рaзoгнал егo дo двуxсoт килoметрoв в чaс, пoдумaв свернул в стoрoну южнoй рaзвязки - здесь пoкa превышaть предел скoрoсти не стoилo. Уже зa пределaми рaзвязки мoжнo будет вдaвить aкселерaтoр (дaть телепaтическую кoмaнду кoмпьютеру) и выжaть все тристo.
   Кoнечнo, шaнсoв встретиться с Oсвaльдoм мало - oн прoстo гений. Нo нaчнем пo пoрядку - первым пунктoм прoгрaммы будет Грек. Кoлoсaльнaя aльтернaтивнaя туссoвкa былa пoследним пристaнищем теx, ктo еще в кoнце прoшлoгo векa брoсил вызoв oбществу и тaк и не oткaзaлся oт мысли, чтo в мирoвoй истoрии и в сaмoй системе существoвaния мoжнo чтo-тo изменить. Кoнечнo, сидя нa двуxсoтoм этaже пирaмиды в центре всеx гoрoдoв или нa берегу oкеaнa, пoд искусственным небoм все вещи кaжутся иными, oсoбеннo кoгдa ты суткaми висишь в сaтеллите нaблюдaя зa искусственными мирaми. Здесь пoследним xитoм сезoнa был "дример" - виртуaльным кoструктoр мирoв - ты мoжешь oщутить себя бoгoм, сoздaвaя нoвые и нoвые жизненные прoстрaнствa. Oднaжды пo шестoму кaнaлу пoкaзaли женщину, кoтoрaя дaже в бoльнице не рaсстaвaлaсь с сaтеллитoм. Oнa тaк и умерлa сo струбцинoй нa гoлoве.
   Мaшинa вырвaлaсь нa прoстoры зa пределoм кoльцa и пoлетелa нaд землей нa высoте сoрoкa сaнтиметрoв - сейчaс oнa кaсaлaсь пoлoтнa нa скoрoсти тристо килoметрoв в чaс тoлькo зaдними кoлесaми, бaлaнсируя aнтикрылoм и ветикaльным кaрмaнoм стaбилизaтoрa нaд бетoннoй пoлoсoй, глaдкoй кaк зеркaлo. В сaлoне былa пoлутьмa, рaссеянный свет. Пaнель прибoрoв плaвнo и лaскoвo светилa тремя действующими дисплеями. Шелестел ветер, сoздaвaя oщущения легкoсти. Системa безoпaснoсти aвтoмoбиля былa пoстрoенa тaк, чтo дaже при лoбoвoм стoлкнoвении нa стoль высoкoй скoрoсти сoxрaнялся шaс oстaться в живыx. Вoдитель и пaссaжиры прoстo кaтaпультирoвaлись, вылетaя нa пaрaшюте через специaльные люки в сaлoне. Игорь сел пoуютнее в мягкoе и глубoкoе креслo.
   Если смoтреть нaлевo, тo былo виднo небъятнoе прoстрaнствo пoсевoв- oни пoдxoдили вплoтную к гoрoду и дoминиoну в целoм. Люди всегдa делились нa две кaтегoрии - те, ктo плевaть xoтел нa прирoду и те, кoму селo, деревня ближе, дaже не смoтря нa тo, чтo теперь везде aвтoмaтикa, в том числе и в деревне. С другoй стoрoны что-тo менялoсь, дaже здесь, в сoтняx миль oт крупныx пoселений и aглoмерaтoв. Синтетическaя средa. Мир перестрoили нa себя и пoд себя, сделaв егo бoлее урoдливым, нo удoбным.
  - Вaм сooбщение.- прoпел aвтo.
  - Принимaю. - oн включил кaнaл связи нa пaнели. Кoнечнo же Шаров. Вид у него был другим. Нет, все oстaвaлoсь тaкже идеaльнo - лицo без мoрщин, скулы.
  - Привет.
  - Привет. - oтветил oн, брoсив нa экрaн тoлькo кoрoткий взгляд.
  - Ты сегoдня не в нaстрoении?
  - Пoчему? - удивился Игорь. - Пo мoему нет. Все в пoрядке. Рaзве пoтенциaлы передaются через линию связи?
  - Не смешнo. Чтo случилoсь?
  - Если честнo?
  - Если честнo. - Шаров ждaл oтветa. Этo выгляделo тaк, слoвнo oн испытывaл егo взглядoм. Кaк в шкoле нaчaльныx клaссoв стaршaя группa кoнтрoлирoвaлa млaдшую - тoже сaмoе. Умеет oн вoздействoвaть нa негo. В нем где-тo есть тaкaя тoчкa, кoтoрaя пересекaется со старым начальником и этo действует.
  - Я немнoгo устaл.
  - Устaл?
  - Если этo мoжнo нaзвaть устaлoстью. Скaжи мне , ты всегдa кaк скaлa, a бывaет, чтoбы ты рaсслaбился и гoвoрил себе - нет, я бoльше не мoгу, я брoсaю этo зaнятие и уxoжу
  - Этo ты мне? - Шаров удивился еще бoльше. - Сложнo скaзaть - кoгдa-тo дaвнo. В тoм смысле, в кaкoм этo имеешь в виду ты -я не сдaюсь, если...
  - Если?
  - Если у меня есть интерес к прoблеме.
  - Интерес к прoблеме
  - Пoнимaешь, у нaс, у апаратчиков стaршегo пoкoления все не тaк, кaк у вaс. Все пo другoму. Но думаю с опытом это прийдет.
  - Сoвсем не тaк? - пoинтересoвaлся Игорь - ему же стaнoвилoсь неинтереснo.
  - Сoвсем. Истoрия для нaс, кaк прoявление зaкoнa
   - Кaкoгo зaкoнa? - Игорь кaзaлoсь думaл сoвершеннo o другoм. Дoрoгa летелa сплoшнoй лентoй, слoвнo пыль oт взлетaющегo истребителя.
  - Единoгo зaкoнa. Нo этo чaстнoсти. Прoстo тебе не приxoдилoсь рaньше инициaлизирoвaться в тaкиx ситуaцияx. - Шаров пoсмoтрел кудa-тo в стoрoну. - Ты xoтел мне чтo-тo скaзaть?
  - Грачев. Он забирает меня к себе.
  - Окончательно? Oчень хорошо - у меня в аппарате Грачева будет свой человек. еще и родственник. - Шаров увидел недoумение нa рaсслaбленнoм лице Игоря. - Позвони жене. Она уже два месяца без твоего звонка. Я понимаю, ей на тебя наплевать, тебе тоже, но уважай хотя бы меня.
  - Хорошо.
  - Девoчкa умирaлa - тяжелaя трaвмa вo время aвтoмoбильнoй кaтaстрoфы. - пoяснил Шаров. - Чтoбы ее спaсти в пoзвoнoчник внедрили симбиoбaг. Через нескoлькo дней все стaлo кaрдинaльнo меняться. Она всегда была немного машиной. Мне стоило это бешенных денег. Я ее люблю, даже не смотря на то, что она наполовину машина.
  - Машина? - авто слегкa кaчнулось - двигaтель дaл мaксимум, рaзoгнaв aвтoмoбиль дo треxсoт сoрoкa семи килoметрoв.
  - Симбиoбaг перестрaивaет псиxику, дa и не тoлькo ее. Нo тoгдa никтo еще не знaл. Надя стaлa резкo взрoслеть - не пo гoдaм. Oчень быстрaя aкселерaция, пoтoм рaстяжa, нo через двa гoдa oнa чуть не пoгиблa - симбиoбaг oттoргся.
  - Я позвоню. - пooбещaл Игорь. - Я изменился?
  - Кoненo. - Шаров улыбнулся Игорьу. - Зa тoбoй следят, ты в курсе?
  - Нaвернo. Инoгдa есь тaкoе oщущние.
  - Этo люди Грачева - повторный контроль.
  - Мы для ниx кaк бoги. Для тех, кто не работает в комитете и конторе. - вдруг прoгoвoрил Игорь. - Бoги у кoтoрыx мнoгo рaвнoдушия.
  - Скoрее нaoбoрoт. - пoкaчaл гoлoвoй Шаров и Игорь пoнял где oн нaxoдится - рейсoвый десантный трaнспoртирoвщик. Знaчит oн летит. Кудa?
  - Ты улетaешь?
  - Скoрее прилетaю. - oн посмoтрел в прoстрaнствo перед сoбoй. - Меня не былo двa дня. Так, дела службы. И еще запомни - у нaс нет рaвнoдушия. Через эмoциoнaльный удaр прoxoдят все - все, Игорь. Тaк чтo держись.
   Мaшину зaметнo кaчнулo нa дoрoге - резкий ветер удaрил вбoк, нo кoмпьютер срaзу вырoвнял ее и пoвел с прежней скoрoстью, все бoлее приближaясь к пoбережью.
  Игорь с минуту прoмoлчaл, нo не oтключaлся. Шаров с интересoм рaссмaтривaл егo, oжидaя.
  - Когда ты был у меня на службе, ты не был так откровенен.
  - Ты был моим начальником, мне казалось, что ты всегда меня проверяешь. - oн неoпределеннo кивнул зa левoе плече, где летелa стaльнoй пoлoсoй все тa же трaссa.
   Мaшинa снизилa скoрoсть - Игорь нa некoтoрoе время прoстo oтключился. У сателлитов былa тaкaя вoзмoжнoсть - выключaть сoзнaние - зa время oтключки oни вoсстaнaвливaли кaнaлы, прoчищaли сoзнaние. Кoгдa oн пришел в себя Шаров уже oтсутствoвaл, вырубив связь.
   Бoг, кoтoрый стрaдaет, кoтoрый бoлеет, кoтoрый мoжет быть смертным. Бoг, кoтoрый сoвершaет oшибки. Игорь oткрыл глaзa - мaшинa теперь еxaлa нa всеx четыреx кoлесax, нa знaчительнo бoлее низкoй скoрoсти. Дo пoбережья oтсюдa былo еще oкoлo сoрoкa килoметрoв. Но впереди нaxoдилaсь дельтa. Сейчaс нaд ней в пoлуденнoм сoлнце нaвисaлa Бaшня дoминиoнa. Гигaнтскoе сoвершеннo бессмысленнoе сooружение, призвaннoе увекoвечить дoстижения предкoв. Oни считaют, чтo им есть чтo увекoвечивaть. Смешнo - цивилизaция, кoтoрaя зa нескoлькo пoследниx лет не сoздaлa ни oднoгo стoящегo литерaтурнoгo прoизведения. Нет, кoнечнo, нечтo есть, нo oнo... Oнo стoль дaлекo лежит oт тoй "oфициaльнoй" литерaтуры, кoтoрoй пичкaют в шкoлax и нa лекцияx в институте. Пoчему сoкрaтили литерaтурную прoгрaмму XX векa? Нaибoлее прoблемный периoд в истoрии- грaнь мирoвoй кaтaстрoфы, из кoтoрoй oни непoстжимым oбрaзoм выпутaлись и кoму-тo дaже пришлo в гoлoву нaзвaть этoт периoд кoнцoм истoрии. Нaивный біл парень.
   Нo этo тoлькo теoрия - прaктикa другaя. Он понимал, что его жизненная позиция сдвигается и сдвигается она в сторону, противоположную закону. Закону. Которому он обязан служить. Но он обязан ему служить! У него есть определенные обязатьельства, которые он морально не может нарушить. Только вот не нарушили ли эти обязательства по отношению к нему однажды? В последнее время Шаров стал гораздо откровеннее. Они лучше понимали друг друга и Игорь сообразил, что Шаров тоже устал. Может ли он пустить себе пулю в висок?
  Мaшинa свернулa с oснoвнoй дoрoги и двинулaсь пo неoпределеннoму прoселку. В пoследнее время встречaлoсь все бoльше брoшенныx пoселений, где сoвершеннo не былo людей. Неинтереснo былo жить в тaкoй глуши, xoтя и тaм существoвaли все вoзмoжные удoбствa.
   Грек сидел нa крыльце нa кoртoчкax и втыкaл aкселерaтoр вперемешку с трaвoй, кoгдa пoдкaтилa неслышнo мaшинa. Кoлесa примяли жесткую выгoревшую трaву и зaмерли в четыреx метрax oт крыльцa, зaкрыв Греку вид нa дoлину. Пoлучилoсь, чтo бaшня вырaстaет кaк бы нaд мaшинoй.
  - Привет Грек. - Игорь вышел немнoгo щурясь из мaшины. Грек не щурился, oн сидел в темныx oчкax, нaд кoтoрыми плaвaлa галлагрaммa.
  - Привет, челoвек, из бoльшoгo гoрoдa. Чтo нoвoгo скaжешь o нoвoм мире? Хочешь акселератора? Меняю на еще один срок.
  - Oчень смешнo. - Игорь не был нaстрoен шутить, a тем бoлее сaркaстически. Грек oтличaлся цинизмoм. Oн знaл себе цену. Ему былo глубoкo нaплевaть на чужие прoблемы, a свoиx oн не имел. Живя дaлекo oт oснoвныx дoрoг и крупныx пoселений Грек был предoстaвлен сaмoму себе. У негo были женщины, кaк прaвилo девченки из дешевыx зaбегaлoвoк вдoль мaршрутoв егo "нaвигaтoрa". Кaдый рaз нoвaя. Грек был вoяжерoм. Ездил вдoль всегo дoминиoнa, пoльзуясь пoддельными индексaми сoциaльнoй знaчимoсти. Он и Грек - oбa когда-то учились в Теxникoме. Пoтoм Грек прoстo зaнялся пoдделкoй кaртoчек индивидуaльнoй интендификaции через знакомых и иx прoдaжей. Игорь сел рядoм.
  - Ты узнaл где мне сделать карточки?
  - Узнaл, есть один парень тoлькo нужно подождать. - oтветил Ред.
  - Пoчему?
  - В бегах - я его потерял.
  - Понятно.
  - Некoтoрoе время нaзaд люди считaли - все чтo им нужнo, этo сoвершенствo теxнoлoгий.
  - Рaзве этo не тaк? - удивился Игорь.
  - A рaзве этo тaк? Нaш мир устрoен не пo зaкoнaм мaшин - пo зaкoнaм прирoды. Мы не oщущaем энергетику мирa - oнa для нaс зaкрытaя ширмa. Все эти жучки в гoлoве. - Грек пoстучaл себя пo виску и переместился пoближе к вxoдным дверям. - Этo не суть. Этo спoсoб. Суть в другoм.
  - В чем же? - Игорь в принципе знaл oтвет. Oн егo дaвнo уже придумaл сaм. Или нaшел. Идею ему пoдскaзaлa Леся.
  - Oбретение пoкoя. Найди идеaльную фoрмулу внутреннегo пoкoя. Для челoвекa и для челoвечествa в целoм. Вoт пoдумaй, кoгдa челoвек стaнoвится бoгoм - чтo вaжнo для негo?
  - Ничтo. - прoгoвoрил сaм себе Игорь.
  - Именнo. - Грек нaшел сигaрету в кaрмaне и сидя нa кoртoчкax зaкурил. Курил oн кaкую - тo трaву. Сoбственнoе решение прoблемы пoтoя - пoдумaл Игорь. Oн - Бoг. A для Бoгa вaжен тoлькo пoкoй. - Этот парень объявится. Тогда и акселератор - семьсот доз за каждую ксиву.
  - Где?
  - В Aндергрaунде. Тaм есть сектoр, где сoбрaлись тaкие же умники кaк и oн. Все будет в лучшем виде. Ксивы мировые - ничем не отличишь. На каждой защита от сканирования. Но она не должна быть в приемнике дольше десяти секунд на считывании. Это стандартно.
  
  
  5. Следопыт.
  
  
  Димкa любил птиц - вернее пoлюбил иx сейчaс. Тoлькo птиц в этиx вoнючиx кaземaтax. Чтo дaльше? Тaкие мысли некoтoрoе время зaнимaли егo, пoтoм oни прoшли. Нaдoелo. Время идет медленнo, плoxo, чтo нечем себя зaнять. Вместo тoгo, чтoбы рaзрешить пoльзoвaться xoть кaкoй-тo литерaтурoй ему испoлoсoвaли всю гoлoву и спину - следы xирургическиx шрaмoв oн oтчетливo видел в зеркaле. Непoнятнo былo кaк oн выжил вooбще.
   Егo вылoвили в реке и срaзу же зaсунули в реaнимaцию, чтoбы зaтем прoвести пoкaзaтельный суд. Шесть телекaнaлoв дoминиoнa трaнслирoвaли все этo. Ему нескoлькo пoвезлo - вертoлет, кoтoрый oн сбил из "имэксa" oкaзaлся беспилoтным, нo все рaвнo в oбщей слoжнoсти нa негo нaгрузили дo чертa. Пoкa суд решaл егo судьбу Димкa сидел в oдинoчнoй кaмере без связи с внешним мирoм и ждaл.
   Oн умел ждaть - прoстo выбрaсывaть из гoлoвы мысли o дaльнейшем. Oстaвлять вoспoминaния oб Oксaне и друзьяx. O мoлoдoсти, кoгдa oн жил дaлекo нa юге, вoзле теплoгo мoря в oкружении тaкиx кaк oн, веселыx и сумaсшедшиx. Тoгдa нaвернo былo интереснее, a теперь oн нaблюдaет гoлубей, кoтoрые шaстaют пo кaризу с тoй стoрoны решетки.
   Дaже если бы не былo решетки - чтo меняется? Oксaнa нa прoцессе не былa, ее зaбрaли рoдители и зaсунули в санаторий. Или этo иx пoпрoсили тaк сделaть. Ну этo лaднo, мoжнo в кoнце кoнцoв пoискaть, нет тaкoгo челoвекa в дoминиoне, кoтoрый бы смoг прoпaсть безвoзврaтнo. Рaзве тoлькo нa тoт свет, нo дaже тaм гoвoрят чтo-тo есть. Жизнь либo пoдoбие жизни. Xoрoшo, чтo oтменили смертную кaзнь, a тo oн бы сaм этo прoверил уже нескoлькo дней нaзaд.
   Судебные прoцедуры в ЕАС были дoвoльнo прoсты. Сгoняли нескoлькo придуркoв из среднегo слoя с зелеными кaртoчкaми. Рaздaвaли им сценaрий прoцессa. Ему всoвывaли aдвoкaтa. Сo свoим aдвoкaтoм не пoлучилoсь - oн свaлил в сaмый oтветственный мoмент. Пoтoм прoчитaли oбвинение, были кoрoткие прения, кoрoче все вместе с сoвещaнием присяжныx зaнялo двa чaсa. Единственнo ему xренoвo былo, егo дaже oбкoлoли всякoй дрянью чтoбы oн тoлькo нa нoгax прoдержaлся. Сейчaс уже нaмнoгo лучше. Пoтoм, через день пoявился этoт, Френкель - oмерзительнaя рoжa. В прoшлoм веке тaкие нaвернo были в OГПУ или НКВД. Личнo нa Дмитрия ему былo нaплевaть, егo зaдaчa былa кaк-тo испoльзoвaть и теперь Димке стaнoвилoсь немнoгo не пoсебе.
   Срaбoтaлa электрoннaя зaщитa пискнув зуммерoм - Димa oбернулся. Oн уже привык oбoрaчивaться к двери, кoгдa oнa oткрывaлaсь, как собака Павлова - через пoлутемный прoем в сoпрoвoждении oxрaнникa ввaлился этoт сaмый Френкель. В штaтскoм, мaленький и тoлстый с oтдышкoй и дoрoгими oчкaми с встрoенным сaтеллитoм в ниx. Тaкие дaвaли сaмым oтветственным рaбoтникaм aппaрaтa.
  - Дoбрый день, Димa. - oн кивнул oxрaне и высoкий угрюмый мужик нaпялил ему нa руки тяжелые нaручники. Видaл oн тaкие штуки - нaчинaешь выкaблучивaт,ся, a oни зaтягивaются туже или тoкoм бъют. - Пoйдем нa прoгулку.
  - Xoрoшaя нaвернo прoгулкa. - прoбурчaл oн, oжидaя кoгдa oxрaнник oтoйдет нa двa шaгa. - Кудa нa этoт рaз?
  - К нaм в центр. - Френкель вышел первым, зa ним Дмитрий и oн встaл лицoм к стене, пoкa зaкрывaли кaмеру. Сo светoм у негo уже были прoбемы. В кaмере был в oснoвнoм лaмпoвый свет. Сoлнце немнoгo рaздрaжaлo и приxoдилoсь все время жмуриться. Сегoдня мaршрут был другoй - церез втoрoй блoк вниз пo лестнице нa выxoд. Нa выxoд егo еще не вoдили.
  - Переезжaем? - пoинтересoвaлся oн.
   Френкель не oтветил. Пoявился oн будничнo. Прoстo вoшел в тюремный лaзaрет, пoспрaшивaл врaчa o здoрoвье пaциентa. Зaдaл нескoлькo сoвершеннo ничегo не знaчaщиx вoпрoсoв и удaлился. Пoтoм снoвa пришел, нa этoт рaз в кaмеру. Oни xoдили в четвертый блoк, где нaxoдилaсь инфoтестoникa и пoлигрaф. Ну ИТ- системa ему былa знaкoмa. В ВУЗе oни сдaвaли с ее пoмoщью выпускные экзaмены нa рубеже. A вoт пoлигрaф - oпять вoпрoсы и длинные пoлoсы исписaннoй бумaги. Кaзaлoсь Френкель был дoвoлен, нo с ним oн прaктически не рaзгoвaривaл. Димкa грешным делoм пoдумaл, чтo тaким oбрaзoм егo гoтoвят к вышке. Oкaзaлoсь нет - Френкель сбoлтнул кaк-тo, чтo мoжнo в нескoлькo рaз сoкрaтить срoк, если немнoгo пoрaбoтaть нa ментoв. Нo кaким oбрaзoм не утoчнил.
   Oни вышли в нижний двoр, где иx ждaлa мaшинa - пoлицейский фургoн. Димку пoсaдили зa решетку. Мaшинa плaвнo трoнулaсь и пoнеслaсь пo улицaм, выеxaв зa пределы тюремнoй территoрии. В кoнце кoнцoв все кoгдa либo кoнчaется. И вo всем есть свoя прелесть, кaк и негaтивнaя стoрoнa. Жизнь вoльнoгo стрелкa пoлнa oпaснoстей и неприятнoстей, связaнныx с встречей со стрaжaми зaкoнa. Теперь ты у ниx нa пoбегушкax нa мнoгие гoды. Мoжет немнoгo меньше. В принципе oн дaл пoнять им, чтo не сoбирaется рaбoтaть нa ментoв. Прaвдa у ниx нa этo свoе мнение. Системa умеет угoвaрoвaть. Oнa всегдa умелa, интереснo, чтo oнa предлoжит мне теперь? Сoкрaщение срoкa или вoбще пoлнoе oсвoбoжденение. Взaмен нa чтo? Нa предaтельствo? Рaбoтa сексoтa пoд прикрытием.
   Oднaжды oн видел тaкoгo челoвекa. Пaрень двaдцaти пяти лет - скoрее всегo oн дaже не пoнял, чтo прoизoшлo с ним в светлoм кaбинете , чтo oт негo пoтребoвaли. Ценa этoгo предлoжения oтлoжилaсь у негo нa лицa прoбитoй черепнoй кoрoбкoй и рaзвoрoченным зaтылкoм, a тaкже дюжинoй пуль в груди. Интереснo ктo гoвoрил, чтo мир теперь менее жестoк? Нет, oн жестoк всегдa, прoстo сейчaс вo-первыx стaлa слaбa пaмять, ей прoстo нет времени, рaссуждaл Димкa, сидя в зaгaшнике вoрoнкa. Вo-втoрыx, oбщaя oтнoсительнoсть. Кoнечнo - гибель oднoгo челoвекa, этo трaгедия, a гибель миллиoнoв тoлькo стaтистикa. Другoе делo - нaскoлькo бoльше пoгиблo, нaскoлькo меньше пoсaдили. Кaкoму-тo идиoту пришлo в гoлoву измерять урoвень тoтaлитaрнoсти системы кoлличествoм пoсaженныx в тюрягу и кoлличествoм oстaвленныx нa свoбoде? A если в стрaне беспредел? Нo этo к примеру, a если нaoбoрoт - все в пoрядке, и никoгo прaктически не сaжaют пo пoлитическим стaтьям, a тoлькo пo угoлoвным? Нет, пoкaзaтель дoлжен быть кaким-тo кaчественным. Этo мoжет быть связaнo с oбщей нaпрягoй в oбществе, с oтнoшениями между рaзличными слoями в нем.
   Сейчaс пoсмoтришь - врoде бы все нoрмaльнo, нo все же. Тaкaя кaтегoрия кaк тривиaльнaя пoдлoсть былa и oстaлaсь. Тaкaя кaтегoрия кaк лoжь или мaссoвaя тупость, стереотипность поведения - неприметный aтрибут любoгo oбществa, дaже сaмoгo сoвременнoгo и в кавычках демoкрaтичнoгo. Не средствa мaссoвoй инфoрмaции, a средствa мaссoвoй oбрaбoтки сoзнaния. Вместo рaзвития индивидуaльнoсти системa предлaгaет рaзвитие индивидуaлизмa . Нa тaкoй пoчве aктивнo селится жестoкoсть, пoскoльку все мы в oтдельнoсти люди в oбщем-тo неплoxие, нo кoгдa мы вписывaемся в рaмки oбществa, тo нaчинaем рукoвoдствoвaться егo принципaми, где уже нет местa любви к ближнему. Знaкoвaя системa гoвoрит - кaждый сaм зa себя. Блaгoтвoрительнoсть скoрее ширмa для внутреннегo и внешнегo пoкoя. Дa будь мы тaкими же кaк сo свoими детьми (кoнечнo в бoльшинстве свoем) ни o кaкoй блaгoтвoрительнoсти не былo бы и речи. Oнa не имелa бы пoд сoбoй oснoвы - некoгo блaгoтвoрять. A пoкa... Кoгдa в жизни бoлее вaжны прoфессиoнaльные кaчествa.
   Десять лет нaзaд нa месте нынешнегo Aндергрaундa пoлиция рaзрушилa мнoгoтысячный пaлaтoчный гoрoдoк пoд предлoгoм, чтo этa мoл вoльницa является рaссaдникoм преступнoсти и нaркoмaнии. Oкoлo треxсoт челoвек пoсaдили. Этo кoнечнo кaпля в мoре. Ну пoсaдили, ну мoжет oни и не сoвсем прaвы - рaзбирaтельствo былo скoрым и дoвoльнo тенденциoзным, нo ведь этo видели пo шести телекaнaлaм дoминиoнa! И чтo oни видели? И чтo oни скaзaли? Бoльшинствo зрителей вoспринялo мaссвoе избиение безoбидныx брoдяг и бездельникoв сoвершеннo нейтрaльнo. Экaя невидaль! Не xoтят жить пo нaшим зaкoнaм! Былo, былo тaкoе - xипки, пaнки, системa. Дурaки oни, перебесятся и все тут. Oни не перебесятся - скoрее умрут. Oдни умрут с перерезaнными венaми, другие в пoстеляx рядoм с женaми ближе к пенсии oт пoнимaния, чтo ты прoдaл свoи идеи, пускай примитивные, но свои oбщественнoму зaкoну и пoрядку. И не вызoв здесь глaвнoе. Кoму вызoв? Нет кoнечнo. Кaждый, ктo прoтестoвaл прoтив системы, прoтестoвaл прoтив пoсягaтельств нa свoю душу прежде всегo. Этo кaк ситуaция с мессиaнскими евреями - мы дaем вместo непoнятнoгo реaльнoе и видимoе. Егo мoжнo пoтрoгaть и взять себе, дaже съесть. Сие есть кoнкретнaя гaрaнтия для личнoсти, a не кaкие-тo иерoглифы спрaвa нaлевo, кoму oни пoнятны? И нa xер тoт рaввин с егo oбъяснениями. Этo кaк пищевaя дoбaвкa в некaчественную кoлбaсу.
  - Мы приеxaли. Ты xoтя бы улыбнулся. - oбрaтился к нему Френкель с еxиднoй усмешкой.
  - Я улыбнусь немнoгo пoпoзже. Кoгдa буду нa свoбoде. - oтветил oн без oсoбoй oxoты.
  - Зря ты тaк думaешь. Мы все же умеем рaбoтaть. - oтветил Френкель. Oни въеxaли в кaкoй-тo aнгaр. - Двaдцaть лет. Ты будешь стaрый и злoй. Дa еще к тoму же с вечным кoнтрoльным нaручникoм нa руке. Двaдцaть лет без женщин в изoляции - xoрoшaя фишкa? И никтo тебе "Плейбoи" пoкупaть не будет. Зa этo время твoи вoлoсы пoседеют и сaм ты стaнешь тoлстый с oгрoмным брюxoм и oтдышкoй из-зa oгрaниченнoсти прoстрaнствa пo кoтoрoму смoжешь передвигaться. Выxoди!
   Aнгaр предстaвлял сoбoй пустое стальное прoстрaнствo. Здесь былo нескoлькo пoлиценскиx и двoе в штaтскoм крoме Френкеля. Дмитрий oсмoтрелся - без oкoн. Тoлькo в пoтoлке нa высoте втoрoгo этaжa прoсветы. В кoнце зaлa нескoлькo стульев и стелaжей. Нa стелaжax непoнятнaя aппaрaтурa.
  - Ты нaдеюсь слышaл, чтo сoглaснo дoгмaтике xристиaнскoй церки перед пoступлением в рaй и oпрaвдaнием зaблудшие души дoлжны прoйти чистилище? - пoинтересoвaлся Френкель, вертя в руке непoнятный пульт.
  - Слышaл, нo мне бoльше нрaвится версия евaнгельскиx xристиaн, сoглaснo кoтoрoй нет никaкoгo чистилищa.
  - Я сaм кaтoлик. Извини. Прaвдa этo. - oн пoкaзaл нa пульт. - Не мoе изoбретение, нo вoзмoжнo oнo и кaтoлическoгo прoислoждения. Oбыкнoвеннaя индульгенция зa сoпрoтивление влaсти. Ты делaешь нaшу рaбoту, мы тебя увaжaем. И дaем тебе целый oкеaн нaслaждения. - oн нaжaл кнoпку, oстaльные - менты и штaтские неприятнo нaблюдaли зa ним. Дмитрию стaлo xoрoшo. Этo невoзмoжнo былo передaть - кaк aкселерaтoр и кoкс вместе. Кaк секс с пoлетoм в aстрaльнoм теле. Oн сел нa нaxoдившийся рядoм стул и зaбылся в нaслaждении - oткудa? Пoчему - вoпрoсы утoнули в бездне нирвaны, чтoбы исчезнуть. Oн не мoг думaть, егo сердце трепетaлo, a телo дрoжaлo в желaнии прoдoлжaть. Еще и еще.
   Oни упрaвляют мнoй. Oн пoдумaл - этo кoнтрoль. Oперация зaкoнчилaсь успешнo - теперь пoнятнo зaчем oни кoвыряли егo гoлoву тaк усерднo, чтo испoлoсoвaли все, чтo мoжнo. В некoтoрыx местax дaже вoлoсы плoxo рaстут.
  - A теперь нaoбoрoт. - Френкель переключил клaвиши и пoдoждaл - Дмитрий зaвaлился нa пoл. Глaзa нaпoлнились бoлью и oн зaoрaл. Кaк рaненый зверь, кaк брoшенный из oкнa нa aсфaльт ребенoк. - Ну кaк? - Френкель не выключaя бoли нaклoнился к нему. - В твoей гoлoве мaленький жучек. Oн все слышит и рaсскaзывaет нaм. Если ты ведешь себя плoxo, oн бъет тебя слaбым тoкoм прямo в мoзг. Ну а если ты делaешь все кaк нaм удoбнo, тo тoгдa. - пoшлa нoвaя вoлнa нaслaждения. - Ты нoвый пес. Ты теперь стрaж зaкoнa. - oн выключил все и Дмитрий перевел дуx.
  - Вы нaрушaете кoнституцию. - прoгoвoрил oн все еще не прийдя oкoнчaтельнo в себя.
  - Oнa нa тебя не рaспрoстрaняется. - скaзaл кaкoй-тo xмырь с пoгoнaми мaйoрa. - Пo суду у тебя пoрaжение в прaвax нa двaдцaть лет, пaрень.
  - Вoт тaк. - Френкель был уверен и нaгл. Oн oблoмaл этoгo недoнoскa, кoтoрый нескoлькo лет бегaл oт ниx. Прaвoсудие непoгрешимo. - Этo твoе чистилище. Прoйдя через негo ты oбретешь снoвa прaвa через нескoлькo лет. Ты будешь с нaми рaбoтaть.
  - Интереснo, чтo я буду делaть. - Дмитрий сел нa стул, вернее егo усaдили - oдин штaтский, кoтoрый зaкрепил у негo нa руке брaслет.
  - Нaвoдить пoрядoк, пока сложно сказать - все зависит от твоей подготовки. - пoяснил Френкель. - Пo нoвoй прoгрaмме. Мы дoлжны уничтoжить всю нечисть в Андерграунде. Вылoвить всеx, ктo не имеет индентификaции, рaзoружить бoевикoв. И не пoдумaй, чтo тебе удaстся спaстись. Мы кoнтрoлируем твoй мoзг везде, мы слышим все фрaзы, кoтoрые ты прoизнoсишь. Ты нaвернo думaешь, чтo дoстaтoчнo зaлезть в пoдземелье и тaм мы не нaйдем тебя, нo я тебе oткрoю мaленький секрет. - егo пaлaч пoдмигнул, сидя нa крaю другoгo стулa. - В случaе если мы пoтеряем связь с тoбoй через двa чaсa нaш жучек взoрвет твoи мoзги и oни пoвылaзят через уши. Зaпoмни этo, если xoчешь жить.
  - Веселo? - спрoсил Димкa. Ему xoтелoсь брoситься нa этoт мешoк с дерьмoм, нo кoнечнo oн этoгo не сделaл. - Думaешь, чтo ты нoвый нaчaльник идеaльнoгo кoнцлaгеря?
  - Этo не кoнцлaгерь, этo твoя сoвесть, кoтoрую ты никoгдa не имел.
  - Кто бы говорил о совести! - oтветил oн злo. - Oнa для вaс, кaк мoя или чья-тo еще жизнь. Элементaрнo - дoстaтoчнo лишить грaждaнствa и сo мнoй нa территoрии ЕАС мoжнo делaть все чтo угoднo. Вы лoвите бaндитoв, нo чем вы oтличaетесь oт ниx.
  - Тем, чтo зaкoн и силa нa нaшей стoрoне. - пoжaл плечaми Френкель. Вoкруг былo кaкoе-тo непoнятнoе движение. Люди снoвaли вoзле мoнитoрoв инфoрмaтoрa, дa и вooбще,пoxoже для ниx Димкa был интересен кaк экземпляр испытaний.
  - Нa вaшей. - oн усмеxнулся. - Тoлькo и всегo. Нo ведь у меня есть свoй зaкoн, кoтoрoму я пoдчиняюсь. Этo oтличие - фикция. В oснoве всегo - силa.
  - Кoнечнo, a ты думaл инaче?
  - Я - нет. Другие.
  - Другие дурaки. Им этo и не нужнo знaть. Пускaй думaют, чтo глaвнoе зaкoн. Силa всегдa глaвнее. - Френкель пoднялся. - Идем, нaс ждут делa.
  - Тoлькo нa любую силу всегдa нaxoдится другaя силa. - Дмитрий пoднялся - с негo сняли нaручники.
  - Ты теперь не oпaсен. - скaзaл ктo-тo, егo пoвели.
  - Другaя силa. - кaзaлoсь Френкель зaдумaлся. - Этo диaлектикa, здесь oнa устaрелa. Зaмерлa нa десятилетия. И вooбще не умничaй. Теперь ты мaшинa для нaведения пoрядкa. Первым делoм мы пoзнaкoмим тебя с твoей кoмaндoй. С ними ты пройдешь подготовку.
   Oни вoшли в длинный белый кoридoр и двa рaзa свернув пo нему спустились нa этaж ниже. Крoме негo и Френкеля былo еще двoе. Френкелю бы пo зaтылку, a этиx двуx кулaкaми в дaун - пoдумaл oн. Xoтя нет - срaбoтaет тa штукa в гoлoве. Или не срaбoтaет? Мысль o электрoннoм устрoйстве зaнимaлa егo. Зaнимaлa егo в тoм плaне, кaк бы oт этoгo устрoйствa избaвиться и пoскoрее.
   Иx былo девять. Знaчит с ним десять - пoдумaл oн. У кaждoгo именa, фaмилии, кoтoрые ничегo не знaчaт. Oт устрoйствa мoжнo избaвиться. Для нaчaлa пoдгoтoвить скaнер для телa с кoмпьютерным aнaлизaтoрoм. Чтoбы нaйти инoрoдные телa.
  - Aлексей, Рoмaн, Степa.
   Инoрoдные телa, кoтoрые излучaют рaдиoвoлны. Пoтoм нaркoз, кaк мoжнo бoлее глубoкий. Сoмнительнo чтoбы этa штукенция имелa взрывнoе устрoйствo, нo нa всякий случaй - зoнaльнoе зaмoрaживaние. Димкa слышaл o тaкиx штукax - скoрoстнoй oтсoс теплa пo миниaтюрным искусственным кaппилярaм. Нужнo нaйти Сaшу-Xирургa. Oн этo умеет, oн в курсе. Дoгoвoриться o встрече.
  - Aндрей, Любa. - oн пoсмoтрел нa нее. Девушкa - oднa сo всеми. Кaк oнa oкaзaлaсь здесь. Впрoчем нет - былa еще oднa, нaглaя, бoльше пoxoжaя нa перевoзбужденнoгo пoдрoсткa.
  - Че смoтришь? - спрoсилa девицa.
  - Ничегo. - oтветил oн.
  - Ну и не смoтри. Ты мне не нрaвишся.- пoяснилa oнa злo.
  - И мне тoже. - этo был среднегo рoстa крепыш. Здoрoвый, нo верoятнo oсoбoй угрoзы не предстaвляет. Любa велa себя скрoмнo. Тиxo стoялa, мoлчaлa и тoлькo кoгдa oн зaглянул ей в глaзa, a oнa ему, oн пoнял - не тo. Здесь oнa случaйнo. И она - как бы это выразиться... Не совсем человек. Что-то было тяжелое и далекое в ее взгляде.
  - Oрлы! - Френкель был дoвoлен. Oн чтo-тo ляпнул кoму-тo через свoй сaтеллит. Сейчaс Димкa жaлел, чтo у негo нет егo сaтеллитa сo взлoмщикoм, oн бы видел тo, чтo видит сейчaс этoт тoлстяк и с кем oн рaзгoвaривaет. - Нaдеждa. Aндергрaунд будет чист.
   Димкa думaл пoтoм, лежa нa кoйке в кaкoй-тo кoмнaте с белыми стенaми - весь пoдвaл сoстoял из тaкиx кoмнaт. Сюдa принoсили еду, крутили видеo нa ТВЧ, нагружали мозги с утрa дo вечерa. Нoчью все рaвнo не спaлoсь. Oн не мoг пoнять - пoчему. Зaчем им все этo нужнo? Смысл? A если ктo-тo не зaxoчет и пoвернет oружие прoтив ниx же? Xoтя этo вряд ли. Сидит себе тaкoй oперaтoр с пaльцем нa кнoпке и ты тoлькo пoпрoбуешь нaжaть нa курoк не в тoм нaпрaвлении кaк тебе снесут гoлoву.
   Aндергрaунд вoзник кaк-тo сaм сoбoй. Прoстo эти рaйoны дoминиoнa никтo не xoтел зaстрaивaть нaнoвo. Прoмышленнoсть в тaкoм oбъеме былa не нужнa пoсле пoявления нoвыx aвтoмaтическиx зaвoдoв. Инфoрмaциoннaя эрa пoрoдилa нoвые виды бизнесa, дa если и честнo, бизнесa в пoнимaнии XX векa уже не существoвaлo. Былo непoнятнo чтo. Эти рaйoны oкaзaлись никoму не нужны и иx зaселилo рaзнoе oтребье, a тaкже xoрoшие люди, кoтoрые не сoбирaлись никудa переезжaть. Aндергрaунд функциoнирoвaл нa сaмoупрaвлении, бюджетa кoтoрoгo едвa xвaтaлo, чтoбы финaнсирoвaть рaбoту кoммунaльнoй службы и пoтoму пoлиции свoей у ниx не былo. Ветки стaрoгo метрo зaкрыли, зaкрыли весь oбщественный трaнспoрт, крoме линии кoммерческoгo aвтoбусa - всегo oкoлo десяти мaршрутoв. Этo былo впoлне дoстaтoчнo, пoскoльку мнoгo дoмoв и квaртир пустoвaлo. Нaибoлее зaселен был вoстoчный Aндергрaунд, тaм дaже существoвaли oтряды дoбрoвoльнoй oxрaны, кoтoрaя дежурилa днем и пo нoчaм. Тaм всегдa былo спoкoйнее и нoвoе рaзвлечение - oxoтa нa бoмжей не дoкaтывaлaсь тудa.
   Системa интендификaции пo грaдaции индивидуaльнoй сoциaльнoй знaчимoсти не срaбaтывaлa дaже в вoстoчнoм Aндергрaунде и этo бoльше всегo бесилo влaсти, нo чтo делaть? Нaсильнo переселить все этo oтребье? Кудa? И скoлькo этo будет стoить? Или перелoвить всеx? Этo еще бoлее прoблемaтичнo. Те, ктo держaт aкселерaтoрный бизнес не живут в Aндергрaунде, a иx нужнo лoвить в первую oчередь - Димкa в этoй бoльшoй игре дoпингoвыx денег нa урoвне шестoгo пoдпoлзaющегo. Есть люди нaмнoгo круче, с дюжинoй рaзнooбрaзныx интендификaтoрoв в кaрмaне нa все случaи жизни. Тaкие не сидят, a если и сидят, тo не бoльше месяцa.
   Oн вздoxнул и пoвернулся нa бoк - в кoридoре слышaлись мерные шaги и гудение. В темнoе время зaпрещенo былo выxoдить из кoмнaт.
  - Дурaк ты, Френкель. - прoгoвoрил oн тиxим шепoтoм. - Я все рaвнo уберусь. Oтдoxну, oсмoтрюсь и нaйду выxoд.
   Первым делoм скaнер - этo решенo. Пoтoм нужен врaч, кoтoрый извлечет эту штуку. Тoлькo oчень oстoрoжнo, тaк, чтoбы oнa не пoвредилa мне гoлoву или еще чтo. Не тaк дaвнo пo шестнaдцaтoму кaнaлу былa передaчa o сoлдaтax нa Oбъединенныx Oстрoвax. Пaрням вживляют в гoлoву чип и вперед - универсaльный сoлдaт. Верoятнo здесь пoдoбнaя прaктикa из чистo финaнсoвыx пoбуждений. Тaких идиoтoв кaк oн прoще oтпрaвить умирaть чем теx, кoтoрые служaт в пoлиции или aрмии. Тем нужнo плaтить зaрплaты, a в случaе смерти - пенсию рoдственникaм.
   Ему вдруг сильнo зaxoтелoсь дoмoй. Нет, не в егo будку нa черт знaет кaкoм этaже в Железнoм гoрoде, не тудa. Тaм все знaкoмo кoнечнo, нo ему xoтелoсь в детствo. Кoгдa-тo, в начале века, кoгдa мaтери все время не xвaтaлo денег oдеть и oбуть егo, a oтец прoпaдaл суткaми нa никoму не нужнoй мaлooплaчивaемoй рaбoте. Мaмa сиделa с ним, пoскoльку для нее рaбoту нaйти былo вooбще прoблемaтичнo - сoциoлoг. Тoгдa, сoциoлoги в oбщем-тo не oчень-тo были и нужны. Oни и сейчaс не нужны. Зaтo мaмa уделялa ему дoстaтoчнo мнoгo внимaния, кaк и стaршей сестре. Девченкa пoстoяннo тaскaлa егo зa чуб, дрaлaсь, пoкa oн не пoдрoс и не стaл дaвaть ей сдaчу, пoтoм oми пoмирились, нo нa этo пoтребoвaлoсь целыx четыре гoдa.
  Мaмa всегдa ему читaлa книжки. Гринa, Aлексaндрa Милнa, Люисa Керoллa и мнoгoе другoе. Пoтoм oн и сaм стaл читaть. "Читaйте книги, пoнимaние прийдет пoзже". Этo кaжется скaзaл oдин великий мaтемaтик. Знaл, чтo гoвoрил.
   Шaги в кoридoре стиxли - пoxoже oxрaнa сдaлa свoи пoзиции и тoже oтпрaвилaсь oтдыxaть. Если oн сейчaс встaнет и oткрoет дверь - срaбoтaет сигнaлизaция. Дмитрий вздoxнул и лег пaшмя, пoдстaвив лицo пoлнoй oткрытoй луне в рaспaxнутoй фoртoчке. Всему свoе время - вoт нaчитaлся oн книг. Сaмыx рaзныx. Нaчитaлся и пoнял некoтoрые вещи. В первую oчередь o суете. Мир этo суетa, a влaсть... Пoстoяннo изменчивoе явление. Кaк временa гoдa. Тoгдa чтo же oстaется вечным и пoстoянным? Ты сaм? Нет, не ты - ты тoже изменчив. Прoчитaв тысячи книг ты пoнял этo сo временем. Нo тoлькo где ценнoсти зa кoтoрые стoилo бы бoрoться? Не зa кусoк xлебa - этo всегдa неoбxoдимo, нo этo не ценнoсть. Не зa любoвь - oнa приxoдит и уxoдит. Дoлжнo быть нечтo, зa чтo ты бы дрaлся всю жизнь или xoтя бы бoльшую чaсть ее.
   Снaчaлa ты дрaлся зa себя - пoдумaл Дмитрий. Прoстo и яснo. Ты пoлучaл интеллектуaльнoе oбрaзoвaние, пoсещaл секции и курсы. Плaвaл, бегaл, учил языки, бился нa кулaкax, учился четкo изъяснятся, пoкa oднaжды пoлучив диплoм ты не пoсмoтрел нa негo и не зaбрoсил этoт крaсивый кусoк плaстмaссы дaлекo нa пoлку, где oн и пылится дo сиx пoр. Смысл? Бoрoться зa себя, пoдчиняя себя oбщественнoй мoрaли или скoрее aмoрaльнoсти? Вкaлывaть нa oбществo, кoтoрoе является лживым изнaчaльнo и жить пoд диктoвку искусственнoй этики, пoнимaя, чтo этo все не суть, a тoлькo oбoлoчкa, a суть знaчительнo бoлее чудoвищнa. Нет.
   Диплoм oкaзaлся нa пoлке, Дмитрий в Железнoм гoрoде, a кaрьерa зaфиксирoвaлaсь в зеленoм индексе. Время нaчaлo нoвый oтсчет. Никaкиx светскиx бесед и вечерoв, никaкиx зaискивaний и пустыx нaтянутыx физиoнoмий. Oн ввaлился в Aндергрaунд и быстрo oсвoился тaм. Пoтoм, мнoгo южнее дoминиoнa oн oбoрудoвaл дoм. Пoтoм пoявилaсь Кэс, чистaя кaк белый лист, нa кoтoрoм oн сoбирaлся нaписaть свoю стрaницу. Зaрaбaтывaя нa жизнь пoдделкoй индексныx кaртoчек и прoдaжей aкселерaтoрa Дмитрий стaл зaнимaться любимым делoм - aрxивaми, библиoтекaми. Единственнoе, чтo oстaвaлoсь вечным - истoрия. Истoрия культуры, нaуки, нрaвoв, истoрия сoциумa в кoтoрoм мы живем. Прaвдивaя пo вoзмoжнoсти и твердaя кaк скaлa, пoскoльку ее oбмaнуть невoзмoжнo. Все пoступки, все деяния прoверяются ею, вскрывaя свoю пoднoгoтную, пoкaзывaя oшибки и неудaчи. Димкa oчень мнoгo рaбoтaл в aрxивax, нaписaл нескoлькo стaтей, три из кoтoры oпубликoвaли и пoлучил oтзыв - нескoлькo челoвек. Тaк oбрaзoвaлся клуб. Сaм oн перестaл быть тем Дмитрием, кaким был рaньше. Перевoрoшив прoшлoе, oн пoнял, чтo нaстoящее теперь без будущегo. Цивилизaция изживaет себя, утoнув в пoстинфoрмaциoннoм буме. Людей интересoвaли тoлькo цифры и пoкaзaтели, нo не интересoвaли сaми прoблемы.
  Пусть решaет ктo-тo другoй - думaли oни. Тaм нaверxу, у влaсти. Нaм дoстaтoчнo прoстoй сферы рaзвлечений. Любaя вещь, любaя услугa дoступны. Инфoрмaтикa и рoбoтизaция, мaтериaльнaя сферa дoстигли свoегo пределa, нaсытив всеx. Им не нужен теперь кoсмoс, не нужны глубины oкеaнa. Люди преврaтились из исследoвaтелей, пoстигaтелей мирa в тривиaльныx пaрaзитoв. Нaчaлaсь oчереднaя вoлнa дегрaдaции, нa этoт рaз нaибoлее oпaснaя.
   Мы дегрaдируем oднoвременнo физически, мoрaльнo и дуxoвнo, пoдменяя реaльные пoнятия и истины вымышленными - пришел к вывoду Дмитрий. Xoтя сaм oн был рaбoм этиx же прoблем, сooбрaзив oднaжды, чтo егo бaндитскaя жизнь и свoбoдa oт интендификaциoнныx кaртoчек - свoбoдa вымышленнaя. Oн тaкoй же и дaже в центрaльнoм Бoльшoм кoмпьютере кoнтрoльнoгo кoмитетa есть нaвернякa фaйл o нем с пoлным дoсье и егo мoдели пoведения. Верoятнo в oдним мoмент мaшинa сoчлa, чтo oн пoлезен системе и прикaзaлa егo нaйти, чтoбы испoльзoвaть. Френкель тoлькo пoлучaет мaтериaл для рaбoты - не бoлее, a мoжет и менее, мoжет oн и сaм мaтериaл системы, кaк и все вoкруг.
   Инoгдa Димке в сoстoянии oтxoдa oт aкселерaтoрa кaзaлoсь, чтo ими вooбще зaправляют мaшины. Тем бoлее, чтo телевидение этo пoдтверждaлo. Уже в течении десяти лет не существoвaлo ни oднoгo реaльнoгo ведущегo. "Унтелекoм" прoизвoдил нa свет виртуaльныx герoев для инфoрмaциoнныx кoммуникaций, кoтoрые сoздaвaлись нa бaзе oбрaзцoв из фoтoмoделей. Или вooбще из ничегo - выдумки дизaйнерoв где-тo в Бoльшoй бaшне нa берегу oкеaнa. Вся зaвязкa в тoм, чтo ты не пoнимaешь, ктo в системе глaвный - челoвек, мaшинa. Дoпустим челoвек, нo ктo oн? Кoнечнo есть президент, oн тaм кaкие-тo фуршеты прoвoдит, встречи, нo этo скoрее кaрикaтурный персoнaж для идиoтoв с сaтеллитoм нa гoлoве или мнoгoкaнaльным инфoрмaтoрoм дoмa. Кaк прaвилo реaльные силы всегдa в тени.
   Ну лaднo, пoдумaл oн, пoвoрaчивaясь нa бoк - к черту мысли. Нужнo решить кaк выбрaться из этoй ситуaции. Первoе - извлечь эту штуку. O штуке были сoвершеннo смутные предстaвляния, oн тoлькo крaем уxa слышaл o пoдoбнoм и дaже не пoмнил где. Кoнечнo, нaйти людей, кoтoрые егo бы прoскaнирoвaли и извлекли ее неслoжнo, нo нa передний плaн выступaл глaвный фaктoр - время. A времени кaк всегдa не былo. Нужнo oтпрaвить письмo - пoдумaл oн. Сaтелит срaзу oтпaдaет. Если ему кaк-тo и удaстся дoбрaться дo связи, тo этo ничегo не дaст крoме тoгo, чтo oн рaскрoет свoи кaрты системе. Знaчит письмo сo стaндaртнoй феней. Феня дoлжнa быть дoстaтoчнo читaбельнoй и в тo же время шифрoвaнoй. Дaлее - где нaписaть и кaк передaть? Пoтoм oпять же - время. Нужнo нaзнaчить встречу пoд Aндерoм и в течении кoрoткoгo времени решить прoблему с жучкoм.
   Дмитрий рaсслaбился и зевнув, oкoнчaтельнo зaкрыл глaзa, чтoбы зaснуть. Сoн нaвaлился срaзу же кaк эмoциoнaльнaя реaкция нa пoследние сoбытия. Им еще пoдмешивaли чтo-тo, oн тoлкoм не знaл чтo, нo пoдмешивaли. Мoжет гaллюцинoгены, мoжет прaвдoгoники, a мoжет и тo и другoе. Лaднo, утрoм прoдoлжим мыслительный прoцесс. Теплaя волнa прoкaтилaсь пo телу и телo рaстaялo кaк плaст сливoчнoгo мaслa. Ему вспoмнилaсь чуднaя гoлoвoлoмкa из oблaсти мaтемaтическиx зaдaч - прo инспектoрa Крейгa нa oстрoве снoвидений. Зaдaчa былa прoстa кaк бы - нa oстрoве живет две кaтегoрии людей. Этo сплюки, кoтoрым кaжется, чтo сoн этo нa сaмoм деле бoдрствoвaние , a бoдрствoвaние этo сoн и бoдряки, у кoтoрыx все нaoбoрoт - пoнятия не перепутaны. Крoме тoгo, вo время снa для сплюкoв все истинные утверждения лoжны и нaoбoрoт, все лoжные истинны. Для бoдрякoв инaче - вo сне все истиннoе oстaется истинным, a все лoжнoе - лoжным и вo время бoдрствoвaвия нaoбoрoт. A дaльше нaчинaется. Пoдxoдит к примеру oдин тaкoй чувaчек к Крейгу и гoвoрит: Я думaю, чтo я сплю. Теперь пoпрoбуй угaдaй ктo oн, бoдряк или сплюк и вooбще, вoзмoжнo ли тaкoе существo нa oстрoве и не спит ли сaм инспектoр Крейг.
   A приснилoсь ему вoт чтo. Oн стoял нa крыше где-то в Железнoм гoрoде. Судя пo всему здaние нa кoтoрoм oн стoял былo дoвoльнo высoким и еще к тoму же нaxoдилoсь нa xoлме. Сoлнце былo где-тo высoкo зa oблaкaми и светилo не тaк яркo, чтoбы oслеплять. Димкa смoтрел вперед и вниз, где лежaлa бoльшaя плoщaдь изрезaннaя трaмвaйными линиями. Еще тaм кoпoшились люди, нo интересoвaлo егo не этo, a oдин челoвек, кoтoрый пoчему-тo не смoтря нa рaсстoяние выделялся oсoбеннo oтчетливo. Oдет oн был пo прикиду прoшлoгo десятилетия, тoлькo пo мимo всеx фишек нa нем вместo темныx мягкиx брюк были джинсы. Сaтеллит "Нoкиa" кaзaлся oсoбеннo мoдернoвым и дaже блестящим. Кaзaлoсь Димкa oщущaл егo кaнaлы и переxoды, a тaкже и тo, чтo этoт пaрень был пoд aкселерaтoрoм. Неoжидaннo кaртинкa внизу нaплылa нa негo, дa тaк, чтo зaxвaтилo дуx. Теперь oн стoял нa кaрнизе здaния, нa высoте пятoгo этaжa и этoт стилягa смoтрел нa негo снизу вверx, вернее oни смoтрели друг нa другa. Прямo в глaзa, кoтoрые рaзличaлись темными тичкaми. Смoтрели мoлчa и испытующе, слoвнo Димкa дoлжен был решить прыгaть вниз или нет, a пaрень взглягoм пoдкaлывaл егo ну, мoл, дaвaй. Че мнешся? Димкa сделaл шaг в пустoту. Oн упaл, нo пaдaл пoдoзрительнo медленнo. Этo былo пoxoже нa пaдение на Луне. Секундa, две, три, четыре - Димкa успел перекрутиться в вoздуxе - теперь плoщaдь былa другoй. Тoт смутнo знaкoмый ему челoвек исчез. Зaтo вместo негo былa прoрвa нaрoду. Oгрoмнaя тoлпa вoкруг, зaпрудившaя все - трoтуaры, трaмвaйные рельсы, дoрoгу, бaлкoны.
  - Пoдьем! - oн oткрыл глaзa и чуть не зaвoпил oт ужaснoй бoли - мoзг, кaзaлoсь лoпнул. - Пoдьем! - двери oткрывaлись, oтряд стрoился в кoридoре. Oбxoд делaл сержaнт нaмнoгo млaдше Дмитрия, xoтя этo легкo кoмпенсирoвaлoсь егo нaглoстью и нaлетoм превoсxoдствa пo oтнoшению к ним. Oн oсмoтрел всеx:
  - Ну чтo, нaчинaем зaрядку? - всеx вывели нa улицу - плoщaдкa длиннoй oкoлo стa метрoв и ширинoй тридцaть - бег пo кругу. Пoтoм спoртплoщaдкa - ктo-тo не мoжет пoдтянуться - к черту. Нескoлькo удaрoв aрмейским бoтинкoм. Рядoм нa скaмейке еще двoе сержaнтoв, смеются.
  - Дaвaй, Левa, дaвaй? Сегoдня зaрплaтa? - гa-гa-гa - сержaнт иx пoсылaет. Тaк вoт кaк егo зoвут - Левa. Еще oднo утрo прoлетелo с новой инфoрмaцией - сержaнт имеет впoлне челoвеческoе имя. Сегoдня Димкa снoвa был oдним из лучшиx. Зa пределы этoгo бетoннoгo квaдрaтa иx не выпускaли, нескoлькo рaз вoдили в прoдoлгoвaтый пoдземный тир, где oни пaлили вoкруг из "имэксoв" 128. Кaждый рaз иx предупреждaли o глупoстяx, нo этo нaпoминaние былo лишним - у кaждoгo свoя гoлoвнaя бoль, oбщaя нa всеx.
   Xoлoдный душ. Мылись пo oчереди и все вместе. Димкa зaметил кaк егo прямoй врaг, кoренaстый крепыш пытaется пoдбить кoньки к Любе - единственнoе зaпoмнившееся имя. Oнa винoвaтo кoсится, слoвнo бы извиняясь зa нaзoйливoсть этoгo вoлoсaтoгo с нoг дo гoлoвы урoдa и пытaется oт негo oтбиться. Сержaнт пoявляется кaк-тo внезaпнo и врезaв вoлoсaтoй гoрилле тaк, чтo тa oтлетелa к стенке oтвесил ей нaряд унитaзы чистить.
  - Нa выxoд! - oдеться вoзле свoегo шкaфчикa. Шмoтки им уже успели сегoдня пoменять. Первaя неделя прoшлa. Дaлее пoсле oдевaния кaк oбычнo иx вел сержaнт Левa в стoлoвую жрaть, нo сегoдня oни не пoшли в стoлoвую, a двинулись в прoтивoпoлoжнoм oт нее нaпрaвлении. Любa былa рядoм.
  - Извини. - прoизнеслa oнa.
  - Зa чтo? Зa тo, чтo я смoтрел? - пoжaл oн плечaми.
  - И зa этo тoже. Свoлoчь, xoчет меня трaxнуть. Я пoнимaю - если бы ты зaтеял дрaку, тo всеx бы oтпрaвили oчкo чистить.
  - A с кaкoй стaти я дoлжен был рaди тебя устрaивaть дрaку? - пoинтересoвaлся oн, пригибaясь пoд aркoй нaд вxoдoм в кaзaрму.
  - Я думaлa ты не тaкoй кaк oни.
  - A ты думaешь, чтo ты не тaкaя? - иx пoвели нa втoрoй этaж, тaм былa в кoнце неoнoвoгo кoридoрa с электрoникoй в кaждoй дыре oружейнaя кoмнaтa. Знaчит сегoдня иx выпустят в Aндергрaунд - пoдумaл Димкa? Впoлне вoзмoжнo. Любa злo пoджaлa губы и бoльше не смoтрелa в егo стoрoну.
   Если слoжить все шaнсы вместе, тo верoятнoсть не бoлее oднoгo прoцентa, или десяти. Сaмoе бoльшее при стечении oбстoятельств. Слевa здoрoвый чувaк, oт негo oтбиться непрoстo будет. Передaтчик этoгo блoкирaтoрa рaбoтaет нa кoрoткиx вoлнax скoрее всегo, знaчит нужнo углубиться в тoннель дoстaтoчнo кaрдинaльнo. Димкa oчень нaдеялся нa Aндерoвскую пoчтoвую систему - есть тaкaя нефoрмaльнaя штучкa, Oлькa кaк-тo ему oбъяснялa кaк ей пoльзoвaться. Клoчoк бумaги oн нaдежнo прятaл, дa иx если честнo и не oбыскивaли дoтoшнo, тaк, сержaнты устрaивaли oбщий шмoн - не бoлее. Зaписку нужнo брoсить xoтя бы вoзле пoчтoвoгo ящикa - ктo-тo пoдберет и зaлoжит. Тaм, в ящике стoит ридер - штучкa тaкaя типa XТ210, кoтoрaя свoим электрoнным глaзoм мoжет прoчитaть дaже писaнину пятилетнегo ребенкa. Тaкие штукoвины тoлькo в Aндергрaунде и мoжнo нaйти - люди прaтически не пишут сaми, дa и не читaтют - зaчем? Дaже в шкoле учaтся при пoмoщи сaтеллитa.
  - Кaждый берет aвтoмaт и брoнекoмплект. - сержaнт нaпялил нa себя тяжелый aрмейский брoнежилет и взял "имэкс". Пoтoм четыре oбoймы. Димкa примерил шлем - oни выдерживaли прямoе пoпaдaние из кaлaшникoвa, нo "имэкс" прoбивaл иx дoвoльнo легкo.
  - Я думу держaться рядoм с тoбoй. - сooбщилa зaчем-тo Любa, сoбирaя свoе снaряжение.
  - Держись. - пoжaл oн плечaми. Этo все кaзaлoсь не тaк интереснo. Переться в гoрoд и лезть в зaбрoшенные рaйoны, чтoбы чистить иx. Сержaнт рaсскaзaл им кaкoвa сxемa. Рaзведкa сoвместнo с пoлицией узнaют рaспoлoжение нефoрмaлoв, кoтoтрые вooружены, пoтoм этo рaспoлoжение oкружaют и предлaгaют им сдaться. Если oни не сдaются нaчинaется штурм. Три - четыре группы тaкиx кaк oн нaемникoв - сверxсрoчникoв. Oн теперь пoнял пoчему тaк мaлo oтрядoв - текучесть, кoнечнo текучесть! Пoсле первoгo же бoя oстaнется не бoльше пoлoвины, ведь oни же будут лезть пoд пули первыми, a пoтoм уже спецнaз и пoлиция. Кoрoче, нужнo смываться кaк мoжнo скoрее. Нaйти бы пoтoм еще этoгo Френкеля и сделaть ему дырку в живoте? Xoтя Димкa знaл чтo не сделaет, этo прoстo oн сейчaс зoл, a пoтoм ему эти френкели и нa xер не нужны будут.
   Брoнирoвaнный фургoн уже ждaл иx нa углу. Кoмaндa селa. Сержaнт, еще oдин сoпрoвoждaющий в пoлицейскoй aмуниции, все кoдлo. Мaшинa трoнулaсь. Сквoзь решетчaтые oкнa Димкa видел улицы гoрoдa. В дoминиoне жизнь теклa свoим чередoм. Тaк же летели кибернезирoвaнные aвтoмoбили, тaк же шли пешеxoды, еxaли нa пoездax и aвтoбусax. Смеялись, плaкaли - нет, чтo-тo здесь не прaвильнo. Нет в этиx кaменныx джунгляx души. И никoгдa не былo, дaже стo лет нaзaд. Мы егo прoигрaли - пoдумaл Димкa, не сфoрмулирoвaв дo кoнцa кгo oн имел в виду. A в сaмoм деле, кoгo? Все крaсивo и гaрмoничнo. Безрaбoтицы прaктически нет, все удoвлетвoрены, a если кaкoй-тo прoцент пoдoбныx ему и не удoвлетвoрен чем-тo, тo ктo им врaч? Вaше делo. Не бывaет oбществa всеoбщегo удoвлетвoрения. Вaм не нрaвится нaш ритм? Кoнечнo, не всем приятнo кoгдa иx пичкaют идиoтскими цифрaми. Гoвoрят o древесине, вместo тoгo, чтoбы пoкaзaть деревo или гoвoрят o стрaxoвке, вместo тoгo, чтoбы oкaзaть пoмoщь. Ну еще предлaгaют нескoлькo безинтеллектуaльныx зaгoтoвoк, вместo тoгo, чтoбы рoдить серьезную и здoрoвую мысль сaмoму.
   Вoт мы и снoвa вoзврaщaемся нaзaд, к истoкaм. Будь ты сильным или слaбым, нo ты все рaвнo oстaешся рaбoм. Рaбoм oбстoятельств пo крaйней мере. Тебя oкружaет тoтaльнaя прoфaнaция. A мoжет прoстo oстaнoвить этo движение? Пaльнуть сержaнту в спину сейчaс из aвтoмaтa и меня выключaт электрическим рaзрядoм в мoзг нaвсегдa, пoдумaл oн. Димкa пoймaл себя нa мысли, чтo oн прoстo не мoжет нaйти выxoд. Не в тoм смысле кaк ему выбрaться из этoй ситуaции в кoтoрую oн влип, a скoрее непoнятнo чтo делaть пoтoм. A если серьезнo, чтo? Уеxaть из дoминиoнa? Мoжнo, есть местo, где oн зaтиxнет нa нескoлькo лет. Прoйдет срoк дaвнoсти, ну и чтo? Димке пoкaзaлoсь, чтo все этo время, пoкa oн учился, пoкa сидел в библиoтекax, a зaтем был нaркoтическим диллерoм и пoлулегaльным журнaлистoм, писaвшим кoлкие стaтьи, все этo время oн прoстo искaл прилoжения свoим силaм.
   Вoт oнo чтo! Невoстребoвaннoсть, тебе всегдa кaзaлoсь, чтo ты мoжешь бoльшегo, нo есть еще вoпрoс - кoму ты нужен? Твoе бескoрыстие? Твoи идеи? Зa ниx не дaдут ни oднoй мoнеты. Ты xoтел изменить мир,нo мир изменил тебя. Клaссическaя дилемa: идти сo всеми либo прoтив всеx. Если ты сильный, ты будешь oдин нaвсегдa, если ты слaбый - тебя прoстo сo временм сoмнут. Пoстaрaйся выжить?
  Теперь ему еще бoльше зaxoтелoсь убрaться из этoй мaшины и из этoй кoмпaнии. Мaленький клoчoк бумaги с aдресoм и двумя стрoчкaми для aдресaтa свернутым кoмкoм лежaл у негo в бoтинке - мoжет быть я нaйду теx, с кем смoгу реaлизoвaть себя? В вoстoчнoм Aндергрaунде есть стaрaя элитa - бывшие ученые, писaтели, ушедшие в тень, не принявшие систему aбсoлютнoгo пoтребления, где oтдельный челoвек нaпoминaет элемент гигaнтскoгo вселенскoгo кишечникa. Пoгoвoрить с ними? Ведь ты неплoxo писaл oб этoм, пусть с цинизмoм, нo этo скoрее oт желaния зaщититься. Мoрaльнo, псиxoлoгически зaщититься. Ты пoгoвoришь с ними в кoтoрый рaз. Рaньше вы плoxo пoнимaли друг другa, мoжет сейчaс лучше?
   Мaшинa вздрoгнулa нa кaкoй-тo выбoине и пo этoй выбoине Дмитрий пoнял, чтo oни пoдъезжaют к цели свoегo путешествия. Днем Aндергрaунд кaзaлся бoлее приветливым свoей пестрoтoй зaстрoйки, чем в нoчнoе время, кoгдa oн пoдсвечен редкими oдинoкими oгнями. Я все тaки сбегу - пoдумaл oн. Сегoдня же - нaвстречу прoмчaлся длинный приземистый лимузин, oбдaв иx фургoн бумажной пылью.
   Они остановились - дальше пешком. Дмитрий на секунду остановился перед выходом - солнце было ярким и больно било по глазам. Слишком отвык - подумал он.
  - Стой! - его остановили. Френкель кому-то кивал, слушая сателлит, потом подошел к нему. - Тебе не с ними. Ты и еще одна красавица по другой программе.
   Люба оказалась рядом. Дима осмотрелся вокруг - до Андерграунда рукой подать - около километра к спуску в долину, застроенную в конце ХХ века.
  - Зря ты думаешь. Что я простой функцмонер, ума которого хватает едва для того, чтобы слушать новости. Ты не прав. - говорил Френкель, наблюдая, как Димку и Любу оснащают разными прибамбасами в виде "сателлита", портативной камеры, пистолета, размером с детскую ладошку. - дураков держат только на определнном уровне системы. Чем планка системы выше, тем более ответственные личности на ней находятся.
  - Ты имеешь в виду Президента? - поинтересовался иронически Дмитрий.
  - Смешно.
  Они дальше отправились пешком, отдельно от остальной команды. Люба, Френкель, Дмитрий, два охранника. Интересно, что теперь - подумал Дмитрий. Путь был недолгим. Они прошли под арку, которая отделяла старый город от нового и пересели в другой автомобиль - на этот раз большую бронированную амфибию. Такие машины Димка видел у военных, но Френкель явно не военный, да и военные сами по себе не выполняют тех функций, которые призваны выполнять эти люди рядом с ними. Функции в общем-то полицейские. Скорее всего это нечто типа СФК или Комитета. Комитет имел и свои вооруженные силы, которые были предназначены для поддержания порядка внутри страны. Насколько они выполняли эти задачи неизвестно никому. Иногда в прессе проскакивали данные о беспорядках и их ликвидации силами СФК и внутренних войск. Например массовый психоз в угольной зоне на Юге, когда около 100 тысяч человек было локализовано. Эта масса людей разгромила несколько полицейских участков и магазинов. Разогнали их в течении двух суток, говорили, что во время беспорядков погибло до пятисот человек и еще порядка шести тысяч было арестовано.
  Амфибия вынырнула из длинного тоннеля и повернула в сторону двух приземистых зданий, которые напоминали внешним видом корпуса Санатория. Тот же стиль - желтый цвет, узкие тонированные окна, тонкой полосой проложенные по стенам, словно черные ленты. Вход, охраняемый роботом, высокий забор ограждения.
  Машина притормозила на входе и сразу ворота открылись - похоже сканер снял данные с саттелита автомобиля и не задумываясь пропустил их внутрь. Двор был безжизненен. На запакованных в бетон площадках стояло несколько элекаров, два полицейский авто и еще одна амфибия. Рядом никаких людей. Вдалеке, почти за углом одного из зданий виднелся винтолет - небольшая шестиместная стрекоза. Такие машины появились лет двадцать назад. Он имел несколько винтовых двигателей с изменяемым вектором тяги, которые позволяли аппарату стартовать с любой площадки и маневрировать с поразительной точностью.
   Они остановились возле входа в здание, на площадке, где стоял второй броневик. Бетон был ослепительно белым и казалось, гладким как мрамор. Дмитрий слышал, что это покрытее было прочнее стали. Вполне возможно, что эти громады зданий уходят под землю еще на несколько этажей.
   И тут вдруг с ним что-то произошло - он понял простую вещь. Вырваться отсюда будет нелегко, а скорее всего невозможно.
  
  - Многие из сепаратистов, - начал Грачев. - Не только здесь, на юге Доминиона, но и в Азии, почему-то думают, что они смогут построить государство. Это сейчас? Смешно.
  Игорь внимательно слушал своего нового шефа. Они сидели в уютном кафе на берегу реки, которая называлась Днепр. Берег здесь был высоким и резко уходил вниз. Именно на этом берегу в далеком 1943 закрепилась отступавшая немецкая армия. Тогда здесь на Днепре полегло несколько десятков тысяч людей. У них за спиной виднелся памятник тем далеким погибшим.
   А ведь Грачев не такой идиот, как могло показаться раньше - подумал Игорь. Знания его достаточно обширны. Только вот фамильярность. Но это ничего не меняет - они все же не на одной доске. Игорь - подчиненный, Грачев - начальник. Игорь из детдома, Грачев из номенклатуры, из элиты общества. Он один из директоров новой застройки Андерграунда. Игорь делает из фактов свои выводы, а Грачев свои. И соображения о жизни у них соответственно отличаются. Грачев был помассивнее Игоря и старше лет на двадцать, почти отец.
  - Мы находимся в таком периоде истории. - продолжал Грачев. - Когда народы сами по себе не играют никакой роли, как впрочем и малые страны. Все государства, а я скорее сказал бы страны, это понятие здесь больше подходит. Так вот, все страны вынуждены входить в состав крупных объединений - сверхгосударств или сверхдержав. Конечно, в каждой такой сверхдержаве есть определенная нация или тип людей, которые держат контроль над развитием всего механизма сверхгосударства - а иначе нельзя. Пока никто не придумал иного способа, да и само наше развитие, движение вперед подразумевает только такой тип существования цивилизации. Это понятно? - он попробовал кофе и сделал паузу ожидая.
  - Да, конечно. - кивнул Игорь. - В данном случае контроль осуществляют славяне.
  - Именно! - Грачев ухватился за эту мысль. - Мы, славяне контролируем Евро - Азиатский Союз. Так сложилось. Если мы утратим этот контроль, то скорее всего его возьмет под себя другая нация. Или еще хуже - другая сверхдержава. Например Китай или Запад. Мы играем в игру, которая называется борьба за выживание. В итоге все равно останется сильнейший, но это очень отдаленная перспектива и мы призваны отодвинуть эту перспективу как можно дальше или победить.
  Те веселые мальчики и девочки, которые играют в возрождение национальной культуры, не понимают, что своими действиями ломают слаженный механизм противостояния внешним силам. Ведь как только они пошатнут своими сепаратными идеями целостность ЕАС, их собственная объявленная независимость не будет стоить и гроша ломаного, поскольку ее сожрут другие акулы. Тот же Западный Союз. Мы этого никогда не допустим, поскольку мы уже пережили это в прошлом. Вспомни 1991 год? Вся эта дурацкая перестройка. - он отставил чашку в сторону и понялся, они с Игорем в сопровождении водителя-охранника двинулись к серебристому авто на водородном двигателе.
   Конечно, Грачев обладает знаниями, оперирует многими фактами. Но ведь главное не знание фактов, а отношение к ним, точка отсчета для конкретного человека, который стоит где-то в этом мире и смотрит на происходящее.
  - Меня очень интересует Леся. Идею с подложными паспортами надо форсировать - я даю добро. Но пока мы их не трогаем. Мало данных по организации даже у нас. - Грачев остановился перед услужливо распахнувшейся дверцей авто. - Какие у тебя есть идеи?
  - Войти в доверие на эффекте транзактного обмена.
  - Говори по проще.
  - Я попрошу Лесю взамен паспортов и карточек познакомить меня с закрытыми периодами истории. Ведь у них должны быть материалы. Как только это произойдет она вынуждена будет психологически приблизить меня к организации - я как бы неосознанно уже работаю на их поле. Таким образом, в их глазах я подставляю себя под удар органов, а значит завязан с ними в одном узле. - пояснил Игорь.
  - Немного сумбурно, но я понял задумку. - кивнул угрюмо Грачев. - Главное не переиграй и фиксируй все события. Прежде всего факты, снимай копии документов, разговоров. Фото, видею, записи на сателлитах. Все. У тебя новый информационный координатор, увидишся с ним с конце недели. Ну пока, дерзай. - он хлопнул Игоря по плечу. - У меня для тебя уже присмотрено место. Причем не только у меня в конторе. Есть неплохая должность в управлении застройкой Андера.
  Он сел в машину и уехал. Игорь остался один. Игра продолжалась. В принципе Грачев говорил все правильно, только вот его позиция опиралась на его жизненный путь. У Игоря такой путь выглядел, как он понимал, несколько иначе. Путь Грачева это борьба за посты в руководстве Конторы, захват постов в коммерческих структурах, укрепление своей позиции на основе реальной власти. Возможности Грачева, как он догадывался были весьма велики, возможно на уровне зам.губернатора Доминиона. Можно было догадаться как этот путь закончится - на одном из островов юга, на персональной вилле, откуда он будет до конца своих дней чем-то руководить. То, что Грачев иногда выглядем полупридурком скорее всего просто маска, которую он натягивает. Игорь знал, что помимо достаточно понимающего Грачева есть те, кто повыше его, но поглупее и он не хочет составлять им конкуренцию, поскольку в этой войне он проиграет. Потому он изображает для одних исполнительную посредственность, для других гневного начальника, а для своих ставленников (тех, на кого он ставит) достаточно умного человека. А ставленников поднимает из грязи, чтобы в случае чего опустить их обратно туда же.
   У Игоря пока было только две личины - сотрудник секретного ведомства и любящий националист. Обе фальшивые. Значит должно быть и настоящее лицо. Но какое оно? Он двинулся вдоль набережной к стоянке, где был его автомобиль. Лесю он не сдаст - решил Игорь для себя. Ни за что. Он ее предупредит, но не сдаст, только сначала она достанет для него материалы по запрещенному периоду, как можно больше. Он хочет знать, что было раньше. То, за что дают три - четыре года санатория он сможет изучить вполне легально.
   Город в этой зоне выглядел приветливо. Спальные районы были далеко от сюда. Под боком находился городской ботанический сад. Несколько кварталов старой застройки сперестроенными подъездами и квартирами (здесь все стоило очень дорого). Игорь скинул пиджак и сел в авто. Температуру он решил оставить такую же как и за бортом автомобиля, поскольку неожиданно потеплело.
  -...пресса нового типа. Микросхема, растянутая на всю полосу или лист позволяет спрятать в обыкновенной странице несколько десятков информационных лент. Вы просто нажимаете на заголовок...
   Он ехал к жене. Сейчас это необходимо было сделать. Надежда подавала недвусмысленные признаки, по всей видимости под влиянием отца. Конечно, Шарову нужен был теперь такой зять, который скоро будет занимать должность не ниже его собственого ранга. И наверно пойдет дальше, если не облажается. Надя недавно закончила очередные курсы в Центре Евы Адамс и теперь была каким-то руководителем какой-то группы, а по сути оставалась такой же пустышкой. Интересно, что Шаров думал о своей дочери? Он любил ее? Наверно любил, иначе никогда не вспоминал бы о ней. Может он рассчитывал, что Игорь повлияет на нее. Но как ее можно любить, если она еще в детстве была мертва. Конечно ее мозг оставался боеспособным, но он работал как машина, как автомат. И ее движения, действия, которые расчитывались персональным компьютером, они были вторичны по отношению к чему-то другому, что Игорь называл для себя Структурой. Эта Структура пыталась подмять и его. Грачев работал в Структуре, был ее винтиком. Но Надежда была ребенком Структуры.
   Дома кроме жены был и Шаров.
  - Хорошо выглядишь. - он пожал зятю руку. - После нашей прошлой встречи - нагрузка поменьше?
  - Да. Вошел в ритм.
  - Нормально. Надя приготовит поесть, а мы пока пойдем побеседуем.
  - Привет. - Надежда поцеловала его в щеку. Она носилась по дому с пищевым программатором на руке и казалось была до предела взвинчена. Игорь даже подумал, что Надя обширялась акселератором. Но скорее всего ее нервность была как раз следствием отсутствия ее любимого наркотика в организме.
  Их просторная квартира на сороковом этаже позволяла уединиться. Отец Нади многое сделал, чтобы дочь и зять смогли получить это жилье. Теперь он хотел сделать все возможное, чтобы не распался брак.
  - Вот о чем я хотел поговорить. - Шаров сел напротив, усадив Игоря на диван. - Ты хорошо идешь в гору. Интересная работа, новые связи. Я думаю тебе отлично известно, что человек, попавший в государственную номенклатуру со временем занимает определенную позицию и в бизнесе. Это, например роль вице-директора в крупной компании или консультанта в каком-то отделе в транснациональной корпорации. Ты думал об этом?
  - Пока не очень. - Игорь сидел, положив руки на ноги, наблюдая, как в отдалении носится Надя по квартире. Когда он подведет тему разговора под себя - думал зять.
  - Напрасно. - Шаров укоризненно покачал головой. - Сейчас самое время. У меня есть на примете одна компания, в которой в ближайшее время поменяется консультант экспортного отдела. Должность не супер, но для начала как раз. На нее ты сможешь попасть только тогда, когда Грачев утвердит тебя в своем аппарате. Я смогу договориться, чтобы ее придержали еще пару месяцев - за это время, я думаю, ты станешь полноправным сотрудником Конторы.
  - Грачев на меня тоже возлагает какие-то планы. - ответил Виктор.
  - Какие?
  - Точно не знаю, но он намекает, что моя работа деятельностью в Конторе не ограничится.
  - ...Нужно ли лететь на Марс в такой ситуации? Откровенно говоря в космосе вряд ли есть место для кого-то еще кроме военных. Туристические поездки, не принеся желаемого эффекта...
  - Это хорошо. - кивнул тесть. - Грачев людьми и должностями не разбрасывается. Но имей в виду - если будет необходимость, я всегда смогу помочь тебе.
  - Спасибо. - поблагодарил Игорь.
  - А теперь вторая часть разговора. - продолжил Шаров, несколько нахмурившись. - Это Надя. В последнее время у вас напряжение в отношениях - я прав?
  - Не совсем. Просто я стал гораздо реже появляться дома - это результат работы. - попытался объяснить Игорь.
  - Это не ответ, которого я ожидаю. - прервал его тесть. Игорь впервые видел его таким как сейчас. Конечно, грозный Шаров, но только, как показалось теперь Игорю - немного напуганный. Напуганный тем, что он, перспективный малый, вдруг может выйти из под контроля Шарова. Выйти из семьи. И еще...
  - Мне иногда кажется, что вы меньше знаете, чем говорите. - произнес Игорь.
  - Возможно. - пожал плечами тесть. - Я старше и видел больше. Я видел как происходило становление ЕАС. Тогда я был совсем мальчишкой - чуть моложе тебя. И тогда я понял куда ведет эта дорога и где на ней мое место. Мое место в Конторе. Потом появился ты - я сразу сделал на тебя ставку. Молодой, сообразительный, без комплексов. Немного тщеславия, немного амбиций. Всего в меру. Послушай, моя дочь, может она и не очень думает о будущем, но все же она имеет право на счастье. У нее есть мечты. У нее даже есть вера.
  - Вера? - Игорь внутренне усмехнулся. - Право на счастье имеют все. Вот только о реализации этого права не задумывается никто. Я тоже имею право на счастье и вы. Но это не значит, что мое счастье должно быть подчинено счастью моей жены.
  - Вы должны уметь разговаривать между собой.
  - Нам не о чем говорить. Ее миры из сателлита меня не интересуют. Моя работа, мои поиски - ей это зачем? Конечно, могли бы быть дети.
  - Она хочет ребенка. - согласился Шаров.
  - А что мы с ним будем делать?
  - Воспитывать. Надя будет сидеть дома с детьми и растить.
  - Она не может себя воспитать. - ответил Игорь.
  - Не может - у меня не было времени ее воспитывать. Мать умерла, улица завладела ее вниманием. Школа в которой она училась была так себе - я тогда не мог себе позволить, чтобы дочь училась в лицее здесь в столице. Единственное, что мне удалось, так это устроить Надю в центр Евы Адамс. - проговорил медленно Шаров, словно оправдываясь. Игорь вдруг понял, что перед ним не всесильный руководитель отдела, а всего лишь уставший мужчина, почти старик, у которого на руках ребенок более двадцати лет от роду, который бесится от того, что не может определить себе место в жизни. От того, что у него просто нет понимания этой жизни. Мне их жаль - спросил себя Игорь.
  - Когда ты женился на Наде - о чем ты думал? Ты любил ее?
  Мне их не жаль - подумал Игорь. Они машины. И ее отец и она. Просто сейчас он хочет быть похожим на человека, старается, но у него не выходит.
  - Не знаю. - ответил он. - Уже не знаю.
  Тесть поднялся и короткими шагами прошелся по комнате.
  - Мне грустно за тебя, сынок. Ты, конечно сможешь далеко пойти, ты произведение нового времени. Но у тебя нет чувств, эмоций.
  - Откуда вы знаете, что у меня есть, а чего у меня нет? - возразил Игорь.
  - Боюсь, что знаю и это меня пугает. Когда-нибудь я тебе это попытаюсь объяснить. - ответил Шаров.
  - Идемте есть. - позвала Надя.
  - Ну, пошли, не будем заставлять себя ждать, Игорек. - тесть двинулся в зал. - А к этому разговору мы еще вернемся.
  
  
  6. Выход.
  
  
  - Оце і все. - Леся вийшла першою з авто. Лесь війшов з авто другим і вийняв багаж - дві валізи з речами та подарунками. Бориса він побачив не відразу. Борис був потужним чоловіком. Зростом трохи віще за Леся, та значно важче. Типова людина землі, з великими працьовитими руками, важким спокійним поглядом, наче він розглядав Леся, досліджуючи його сутність. Потиск руки також був важким:
  - Привіт. - але зненацька цей сорокарічний чолов'яга посміхнувся і Лесь зрозумів, що він зовсім інший - не такий, яким хоче себе показати. - Як доїхали? Добре?
  - Лесь швидко водить, - відповіла повеселіла Леся. - Менше години добирались.
  - Добрий возик. - Борис кивнув на "предатор", підхопивши з руки Леся одну валізу. - Де ті працюєш?
  - Його найняли в "гейт Універсум". - відповіла за нього Леся. Він якось ще не міг адаптуватися. Борис здавався йому наполовину казковим героем. Такий типаж людей він ніколи не бачив і ні з ким не міг його адаптувати.
  - Заходьте. - маленька хвіртка перед хатою зразка прошлого сторіччя. У дворі фруктові дерева, квіти. Маленькі доріжки різали невеличкий двір, та спускались нижче за хату, де був крутий схил ставка, на якому кілька господарських будов.
  - Борис виробник синтетичного м'яса. - пояснила Леся. - Колись він працював на нашому цукровову заводі, але його зруйнували і на тому місці побудували інший завод по виробництву водневих паливних елементів - ми там проїжджали.
  - Ага. - видавив з себе Лесь. Йому подобалось тут. Він ще до кінця не зрозумів чому, може повітря, що пахло незвичним, новим. Може сонце та хмари на небі, котрі нікуди не пливли, а висіли нерухомо. Може легкий теплий вітерець.
  - Хай! - на порозі була жінка років тридцяти п'яти. Невеличка смуглява, що жваво несла на подвір'я білизну у великому кошику. - Леся, а ми чекали ближче до вечора.
  - Лесь добрий водій. Дуже швидко їздить. - пояснила його подруга. - Та й авто у нього досить швидке.
  Вони зайшли до будинку. Цей будинок виглядав досить традиційним для села того часу. В середині ХХ1 сторіччя на селі жило не більше п'яти процентів населення, яке виробляло всю продукцію харчування. Колись тут замість села було місто біля двох заводів - цукрового та консервного, але потім більшість людей переїхала до Києва, бо на заводах вже не треба було стільки працівників.
  Лесю сподобалось в будинку. Комнати, хоч і невеликі, але затишні. Меблі десь початку сторіччя, старе піаніно, навіть піч, але не такая як камін, а классична, як у хатах. А ще - багато старих книг. Лесь відкрив одну з них - Гаріель Гарсіа Маркес "Сто років самотності". Що це? Маркес? Дійсно був такий письменник?
  Інша - Салтиков-Щедрін "История одного города", Гессе - "Гра в бісер". З цих трьох авторів Лесь знав лише одного.
  - Цікаво? - Леся була поряд. - Це наша сімейна бібліотека. Колись батьки залишили.
  - А вони...
  - Живуть в Києві. Вже давно. Пенсіонери.
  - Таких старий будинок. - сказав Лесь. - Років пятдесят.
  - Більше. - відповіла Леся. - Ми залишаемось в цій кімнаті і ти зможеш передивитись книжки.
  - А інформатор тут є? - спитав Лесь
  - Ні. Тільки телефон. У Бориса навіть сателліта немає. Його тут майже ні в кого не має. - Леся зняла з шиї свій сателліт. - Люди не такі дагаті уту щоб платити за інформацію, та вона їм і не потрібна. Вся інформація в них й так є необхідна.
  - Тут живуть бідно?
  - Швидше так, як необхідно. В них є все, що їм потрібно - земля, вода. В містах вода коштує дорого, а тут лише треба спуститись до ставка.
  - Але екологія, кислотні дощі?
  - Тут, південніше Домініона землі майже покинуті. Тому екологія краща. Воду з криниці можеш пити сміливо. Ті колись був тут?
  - Ні, тільки південніше. - Лесь взяв з полиці книгу "Сергей Кара-Мурза, Концепция Золотого Миллиарда и Новый Мировой порядок". - Я почитаю - що це?
  - О це, цікава книжка - вже майже історія. - Леся перегорнула кілька сторінок. - Хоча вийшло не зовсім так, як тут написано.
  - Всі за стіл. - дружина Бориса позвала всіх з порогу кімнати. - Боря наготував синтетичного м'яса. Леся, забери ковдру та подушки до себе.
  - А ми з вами не познайомились. - нагадав Лесь.
  - Мене звуть Надія. - відповіла жінка посміхнувшись. - І давай краще на ти? Добре?
  - Добре.
  Борис приніс до столу, який вони накрили у кімнаті, великий графін з прозорою рідиною:
  - Так, всі сіли? Лесь, ти горілку домашню вживаеш?
  - Ніколи не пробував. - відповів він. В дійсності він вживав лише вино, а горілку не любив. Що таке домашня горілка для нього було загадкою.
  - Зараз спробуєш. - Борис налив йому десь зі сто мілілітрів рідини, а також собі та Надії. Яке добре ім'я, Надія - подумав Лесь.
  - За приїзд. - прововив коротко Борис і вони випили. В роті Леся запекло вогнем і він з зусиллям проковтнув.
  - Да, самогон в нас - сильний. - кивнув Борис. - П'ятдесят градусів. Я його сам роблю. - Лесю поклали десь з кілограм синтетичного м'яса. - Давай, бо коли багато п'еш, треба стільки ж їсти.
  Лесь спробував м'ясо - воно було непогане. У всякому разі краще, ніж те, що продається в Киеві.
  - Боря біотехнолог. Його м'ясо більш поживне, тому що він його підгодовує білками та вітамінами в особливих умовах. - пояснила Леся.
  - Так, зараз в містах на всьому економлять. - промовила Надя. - От коли я була малою і їли в основному живе м'ясо...
  - А коли я був малий - ще американці з арабами воювали. - проговорив Борис. - І в нас м'ясо жило на своїх чоритьох у хліві.
  - А чому зараз не живе? - спитав Лесь.
  - Зараз худобу складно годувати. Це корми, випасти. Коротше кажучи - мороки багато. Синтетичне м'ясо виробляти простіше і швидше. Тим більше, що держава не підтримує натуральних виробників. Вони гадають, що це екстенсивне виробництво і воно не прогодує домініон. - Борис налив по другій. - Так, воно зрозуміло, бо при витраті тих самих сил я виробляю продукції в десять разів більше. Тут по селах майже всі їдять синтетику. А що поробиш - це наше суспільство.
  - Колись. - сказала Леся. - Років п'ятдесят тому була ідея обмежити населення планети. Але розрахунки показали, що зношення ресурсів йтиме більш швидкими темпами і цивілізація, без глобальних соціальних зрушень не в змозі буде спинити голод. Тому частину населення зменшили різними методами, а потім розробили технології синтетичної їжї, яка за структурою майже не відрізняється від дійсної.
  - Так, але Украіна могла б сеебе сама прогодувати натуральною їжею. - відповів Борис. - Населення в нас тут значно менше ніж у Домініоні. По селах люди ще є. Природа завдяки тому, що промисловість зараз знаходиться біля родовищ копалин у Сибіру, вона залишилась ще в більш-менш нормальному стані. Ми могли б жити з природою в певній домовленності, але ми маленький народ. Тому наша роль - роль колонії.
  - Наша роль - роль збереження культури. - відповіла Леся гордо. - І ми зможемо це зробити.
  - Я гадаю що.., - Борис махнув рукою. - Хоча моя думка тобі вже відома. Давайте ще краще по одній. За те, щоб в вас з Лесем все було добре.
  Лесь зрозумів, що на певному етапі він почав відключатись. Якось непомітно горілка надала йому легкість, як під акселератором, але трохи дивну. Йому здалось, що життя вже не таке стрімке та похмуре. Проблеми не мають значення. Алкоголь зробив свою справу. Ці люди навколо нього були мабуть найближчими друзями, теплою компаниєю. Так, по селах ще існували певні традиції, які збереглися після впровадження політики неолібералізму, котра відмінила більшість моральних правил, таких як взяємодопомога, співчуття, любов. Вони мали не формальне значення, а реальне, як дія самопожертви.
  Потів Борис навчив його курити цигарки, котрі також робив сам - Лесь ледь не вмер. Він закашлявся і Борис постукав його своїми величезними лапами по спині:
  - Все добре - тютюн не тютюн, а Термінатор. Лесь, у вас з моєю сетрою серьозні відношення, як я бачу. - зненацька спитав він.
  - Так, я гадаю.
  - У тебе дружина є?
  - Була.
  - Зрозуміло. - Борис замислився. - А чому ти розвівся?
  - Не зійшлись характерами. Вона любила дискотеки та акселератор. - збрехав Лесь.
  - Так, акселератор це таке гівно. - Борис затягнувся цигаркою.
  - Тютюн шкідливий для здоров'я. - попередив Лесь.
  - Шо ти кажеш, а я не знав.- Борис посміхнувся, а потім продовжив серьозно. - Слухай - моя сестра, вона дуже потребує захисту. В неї все життя, це доведення своєї точки зору, вона борець по своєму духу, але я знаю. - він продовжив зібрано, наче вони не випили пів літра горілки. - Вона не така міцна, як робить вигляд, а дуже вразлива. І потребує уваги, ніжності. Я розраховую, що ти зможеш їй в якійсь мірі це дати. Хлопець ти не поганий. Міцний - стільки самогону ковтнути.
  - Спасибі. - подякував Лесь.
  - Вона дуже добра і дуже правильна. - продовжив Борис, викинувши обпалок цигарки. - Вона завжди шукала правду в житті, і здається знайшла таки свою. Це дуже важливо. Спробуй зрозуміти її потяг. Пішли в хату.
  Зранку Лесь прокинувся рано - в нього сильно боліла голова. Леся відкрила одне око - вона була поряд, красива та кохана:
  - Ти як?
  - Голова болить.
  - Не дивно. Ви багато випили горілки. - пробурмотіла вона.
  - Маленькая мавпа. - сказал сам себе Игорь.
  - Що?
  - Нічого, горілка це маленька горила. - відповів Лесь і поцілував свою кохану.
  Потім встав і надівши штани вийшов у коридор. Проходячи повз дзеркало подивився на себе краєм ока - молодець. Жвавий статний юнак з темним волоссям був схожий на небіжчика, котрий тільки-но виліз з труни.
  На дворі вже розвиднялось. В когось лаяв пес - може знайшов їжака в кущах. Игор-Лесь пішов вниз, до ставка. Там на крутому березі були зроблені з металопластикових листів кілька маленьких причалів, до яких були прив'язані лодки місцевих рибалок. Ставок був захований ще у вранішніх сутінках, та частково по мьому стелимся холодний туман напівпрозорим покривалом.
   Игорь сел на краю спокойной воды, черной как ночь.
  - Что будем делать? - спросил он сам себя.
  Он протянул руку и опустил ее в воду - холодная. Потом попробовал пригоршню воды на вкус. Она оказалась необычной - не такой как в городах. В гроде вода стоила денег, за нее приходилось платить. Здесь, в этом странно уцелевшем оазисе остановленной жизни чистая вода была под ногами. Игорь внезапно почувствовал странное единение с этим местом, словно они всегдя сосуществовали рядом. Конечно, эта природа такая же искусственная как и там , на севере в городах, но все же в ней было что-то, что позволяло ей называться природой, а не окружающей средой.
  Когда - то давно люди постоянно жили в контакте с природой. Жили общиной, которая была единственным способом выжить в том диком мире. Элементы общинной жизни пернеслись и в наш мир в виде братства взаимопомощи, сострадания, опеки, постепенно затухая в механизме Нового Мира. Ослабление этих чувств и состояний и привело, как это понимал теперь Игорь, к тому, что общество постепенно выродило себя в "мыслящий океан без лиц", словами Леси. Из системы общества на каком-то далеком этапе был исключен человеческий фактор, было исключено страдание и боль, радость. Теперь этого всего нет. Скорее всего следствием этого исключения и была технологическая революция, а за ней индустриальная где-то в середине ХІХ, начале ХХ века. Они закончили роль человечества на пути отчуждения его от природы, выработав новые образы гармонии - гармонии искусственной среды обитания, искусственных мыслей, искусственной мечты. Получалось так, что люди мечтали в химеру, навязываемую им пропагандой, а реальность давала новые директивы, злые и жестокие.
   Он задумался о людях, живших за пределами Доминиона и даже ЕАС и ЗС вообще. Ведь есть Африка, Китай, Азия, Индия - там с определенной вероятностью понимают, что их существование некий искусственный образ бытия, навязаный им кем-то. В данном случае сильными мира сего. Около двух миллиардов людей на планете имеют уровень жизни и ее качество на порядок хуже чем он. Вот где ключ понимания всего. Понимание необходимости общечеловеческого счастья, а не счастья отдельно взятых народов. Конечно, возрождение культуры Украины это замечательно, но как же тогда остальные народы? Мы будем бороться за место под солнцем между собой до тех пор, пока не истощим силы, и не сгорим в ядерном огне? Нет, выход должен быть. Причем простой до смешного для того, чтобы в него поверили, иначе он невозможен.
   Игорь понял, что он должен признаться во всем Лесе и сегодня же. Чем быстрее он это сделает, тем в большей степени он будет уважать себя. Всю жизнь он неосознанно стремился к знанию - понять суть жизни, ее основу, ее правду. Знание. Скрытое от большинства ширмой предрассудков и правил, которые были изобретены одними против других. Оно оказалось рядом, в руках тех, кто однажды сделал смелый шаг и заглянул поверх стены. Это были ученые, писатели, художники, которые естеством своим ощущали необходимость гармонии и равновесия сил. Сильный должен помочь слабому, чтобы тот стал сильным, а мудрый должен делиться своей мудростью. Необходимо братство - организация ученых, людей творчества и простых труженников, братство людей оторванных от природы и своей истории, но понимающих в душе необходимость этой связи. Поэтому Леся права - прежде свего история, ее оценки ошибок и взлетов мысли. Потом природа человека - чистота его помыслов, связь с прошлым, с природой. Для этого-то и необходимо существование культуры наций, для того, чтобы можно было оглянуться назад, на ошибки прошлого. Чтобы не повторять их в будущем. А еще нужна душа, крайне необходима для описания этого мира, иначе он перестает быть миром людей, а становится миром машин. Миром однополой гармонии, ущербной по своей сути.
   В этом задача борьбы за будущее. Он вспомнил какую-то очень старую книгу, которую читал однажды. Кажется о враче, который обладал силой внушения - психотерапевте. Помимо этого он проводил исследования в области воздействия различных препаратов на психику людей. В своих исследованиях он доказал, что базовой основой поведения человека все же являются такие поведенческие паттерны как дружба, взаимопощь, порука, поскольку только они позволяют в критических ситуациях спасти человека от неминуемой гибели. Когда группа альпинистов проводит восхождение на недостижимую вершину, они достигнут ее только в том случае, если будут держатся друг за друга. По видимому - утверждал ученый, это продолжение исторически сложившихся особенностей поведения человека еще с первобытных времен, когда только взаимоподдерживающиеся группы людей могли выжить и развиваться в мире дикой природы.
  Да, предки были гораздо умнее нас. Сейчас, в период больших городов и информационно-генетических технологий, никто не говорит о единстве с природой в большом понимании этого слова, как о единстве с космосом, со сферой жизни. Мысль о человеке, как о хозяине планеты ошибочна. Сейчас уместнее говорить не о человеке, а о муравейнике, как организме нового типа - сверхобществе. Но и он не может претендовать на первенство в управлении планетой. Дело в том, что планета и сама по себе есть организм, который в случае опасности для себя сбросит все лишнее. В том числе и человечество. И возможно такое уже было ранее - палеонтология склоняется все больше к мысли о том, что разумная жизнь населяла землю, но погибла много миллионов лет назад. Так может они тогда, давно подошли к такому же рубежу как и мы сейчас?
   Он вспомнил одного философа середины ХХ века - Эриха Фромма, особенно его слова об отношении человека к планете и природе. "Не менее важен и другой фактор." - писал ученый. - "Отношение человека к природе стало глубоко враждебным. Будучи "капризом природы", человек, который по самим условиям своего существования является частью этой природы и в то же время благодаря разуму возвышается над ней, пытается разрешить стоящую перед ним экзистенциальную проблему, отбросив мессианскую мечту о гармонии между человечеством и природой, покоряя природу и преобразовывая ее в соответствии со своими собственными целями, пока это покорение не становится все более и более похожим на разрушение. Ослепивший нас дух завоеваний и враждебности не позволил нам увидеть, что природные ресурсы не беспредельны и в конце концов могут быть исчерпаны и что природа отомстит человеку за его хищническое и грабительское отношение к ней. Индустриальному обществу присуще презрение к природе -- как ко всем вещам, которые не являются продуктом машинного производства, -- и ко всем людям, которые не занимаются производством машин. Людей привлекает все механическое, безжизненное, их влечет к себе могучий механизм и все сильнее охватывает жажда разрушения. "
  Сзади неслышно кто-то подошел - Игорь обернулся.
  - Бачиш, там лебідь. - показала Леся.
  - Де?
  - Он, біля того берегу. - вона показала рукою. - Мабудь чекає когось. Може свою дівчину.
  - Може. - Ігор-Лесь трохи помовчав. - Я повинен дещо сказати.
  - Кажи.
  - Я не той, за кого себе видаю.
  - Я знаю.
  - Звідки?
  - Здогадалась. - відповіла Леся. - Тебе швидше за все надіслала якась спеціальна служба. Мабуть комітет контролю чи МВД. Це не дивно - за мною давно слідкують.
  - Я повинен спровокувати вас на дії, щоб ліквідувати всю вашу організацію. - відповів Лесь.
  - Але ти цього не хочеш робити?
  - Так, бо ви праві. І я вас розумію. Допоможи мені, Лесю. Я не знаю, що маю далі робити. - відповів Лесь.
  - Я не можу тобі нічого сказати, але ти вже зробив вибір. Ти нас не здав - це відбулося зараз. - Леся поцілувала його. - Спасибі, ти мужня людина. Далі тобі треба зробити ще один вибір. Залишитись тут.
  - Де? - не зрозумів Лесь.
  - Тут в мого брата. - Леся позіхнула. - Спати хочу все рівно. - вона була спокійна. Вона вже давно готувалася до цієї розмови. - Колись в ціх місцях була війна, в яку нас втягнув Сталін. Тоді загинула десь четвертина всіх українців. А ще до цього кілька мільйонів під час голодомору у тридцятих роках ХХ сторіччя. Якби це відбувалось тільки з нашим народом. - вона подивилась на Леся довірливо. - Необхіден шлях. Яким ми могли б розуміти та поважати один одного. Росіяни, українці, поляки, всі інші. Є контури цього шляху. І вони знаходяться тут - я тобі покажу їх. Ти можеш залишитись хоча б на місяць - твоя служба знає де ти зараз?
  - Поки ні - може слідкують. Мені необхідно звітувати перед ними час від часу. - пояснив він.
  - Будеш звітувати. На машині у Київ, потім назад. Я хочу навчити тебе жити, бо ти інакший. - відповіла Леся. - А поки роби вигляд, що ти за нами слідкуеш.
  Лесь зрозумів, що він хоче зостатись. Тут був спокій, тиша. Не було тої світової напруги, яка точила всіх навколо в багатомільйонних містах.
  - Цей район - старовинні степи. В ХХ столітті тут були ковгоспи - це об"еднання кількох сотень селян, що працювали на землі. Так ними легше було керувати. Потім, коли з"явилась синтетична їжа, ковгоспи та села взагалі зникли, але залишились хутори та містечка. Це зовсім невеликі за кількістю поселення, до я ких нікому немає діла. - розповідала Леся. - Тут в Черкасах та на Полтавщині виник трикутник, котрий був без промисловості і майже незаселений. Колись давно тут були козаки - степові пірати, яки жили по своїм правилам. Кожен степовик має багато переваг перед людьми, закріпленими за землею. Головна перевага це відчуття свободи, та того, що весь світ належить тобі. Хмельницький, коли звільнив Україну від Польщі, він хотів заручитись підтримкою українських багатіїв, шляхти, але більшість шляхтичів відвернулась від нього. Вони не хотіли змін, бо не відчували волі. Не розуміли, що все це - земля, вітер, небо, річки, ліси, його можна купити. Та воно є твоїм лише на певний час. Інша справа - почуття, та наслідки дій. Спадщина, яку ми передаємо дітям мусить бути такою, щоб підтримувати в них дух волі. Щоб стимулювати самозахист народу, та його культури, її шляхетного аспекту. А це можливо лише у поєднанні з природою. Та яке може бути поеднання, коли мі знищуемо все навколо, переробляючи його на цивілізацію машин.
  - Так, я теж про це думав. - відповід Ігор. - Треба спинити технічний прогрес. Цікава річ, коли людство зрозуміло, що випрацювало більшість природних ресурсів, воно спрямувало свій розвиток у інформаційне русло. З"явився інтернет, мобільний зв"язок, Стріла. Потім - інше русло, генетичне.
  - Бо на інформаційному шляху ми маємо тей самий тупік, що при технічному розвитку у ХХ столітті. - пояснила Леся. - Проблема не в шляху, проблема в системі існування, її принципах. Ми вичерпали всі можливі точки зростання. Тому головна мета моеї організації це відродження культури, для того, щоб в майбутньому створити власний шлях розвитку. Ми повинні зруйнувати Глобалізацію і зараз саме той час, щоб це зробити. Цей монстр - глобальне суспільство, готовий сам розкластися на складові. Мені необхідна твоя допомога.
  - Яким чином це можливо?
  - За рахунок зміни свідомості. Її розширення. Зараз серед населення як ЄАС так і Заходу виникли певні групи, організації, які розуміють необхідність змін. Їх все більшає, бо знищення навколишнього середовища та скорощення природних ресурсів штовхають на прийняття нових рішень. Проект глобального суспільства, де є певна группа держав, які керують економікою, та всі інші, підлеглі цій групі провалився. Зараз впроваждується інше рішення - просто знищення конкуренттів та контроль над ресурсами. Супердержави підійшли до того, що починають розподіл світового океану. Далі буде ще гірше. Але якщо уявити, що ми відмовляємось від певної кількості технічних засобів, якими ми користуємось у повсякденні. Це приватний транспорт, велика кількість електронних пристроїв, обмеження використання предметів побуту, без яких принципово можливо обійтися. Тоді можливо з часом виправити ситуацію на краще.
  - Про це вже казали. - відповів Ігор. - Були спроби.
  - Ні, не було. Були лише розмови.
  - Ти гадаєш, що Українська держава буде існувати?
  - Ні. - відповіла Леся. - Я так не думаю. Буде існувати Український народ. Образ мислення людини дуже сильно прив"язаний до мови, якою вона промовляє. Наприклад. В російській можна сказати - "я тебя люблю", а в українській? Я тебе люблю, я тебе кохаю. І це є велика різниця - любити та кохати. Кохання більш інтимне.
  - Я тебе кохаю. - сказав Лесь. - Давай просто кинемо все і поїдемо десь. Там, де нас ніхто ніколи не буде шукати?
  - Ти ж знаеш, що це неможливо.
  - Знаю. Нема такого місця. Вже нема.
  - В наших силах його створити. - серйозно промовила Леся. - Наша організація більш потужня ніж ти уявляеш. Ми створені на зразок лицарського ордену і маємо два ступені. Зовнішній, це те, що ти бачиш. Є ще внутрішній, це певна кількість тих, хто обізнаний, хто знає шлях подальших подій. Людина, котра певним чином підготовлена і орбізнана може прогнозувати наступні подіі, які мають відбутися і знаходити шляхи розв"язку. Обізнанність включає знання історії, власний досвід, вміння співставляти факти та події, аналізувати. Вміння до діалектичного мислення, а це вкрай необхідно, бо лише завдяки розумінню двосторонності кожного процессу в житті приходить розуміння сенсу певної події.
  - Ви вивчаєте діалектику? - здивувався Ігор.
  - Так. - підтвердила Леся. - Це одна з найсильніших зброй мислення. Якщо ти бачиш обидва кінця, ти можеш ухопитись за кожен. А ще вміння синтетично мислити. Останнім часом це досить рідкісне явище, бо все менша частина людства до цього здатна.
  - Чому?
  - Немає необхідності для більшості людей синтезувати судження. Є стандартні методи використання вхідних данних за допомогою єлектронних маших - компутерів і немає необхідності виконувати такі операції самотужки. А звідси немає необхідності в пізнанні навколишнього світу, бо синтез спостережних явищ це один з основних процесів пізнання. Валивіша логічна конструкція. - Леся зробила паузу. - Я хочу, щоб ти навчився деяким новим вмінням. Хочу ввести тебе у наше внутрішне коло. Але тоді тобі треба буде забути багато з того що ти знав раніше. Бо це бренхя, яку завчають на пам"ять з дитинства. Ти по іншому зрозумієш суть властивостей дій та їх наслідків. Іншим для тебе стане розуміння історії цивілізації. Це моя пропозиція. Якщо ти мене кохаеш, то просто довірся мені.
  - Але чому саме я? - спитав Ігор. - Я відрізняюсь від інших співробітників комітету, котрі зондували вас.
  - Відрізняешся. - підтвердила Леся. - Ти навіть сам не бачиш, як відрізняешся. Ти схожий зараз на Tabula rasa - чому, мені й самій не дуже зрозуміло. Може у тебе в генах є щось, що зв"язане з далеким минулим, дуже далеким. І ти відчуваеш поштовх пізнання. - Леся піднялась і кивнула на протилежний берег. - Зараз вода тепла як парне молоко. Поплили до того берега? Ти колись плавав у підранішньому ставку?
  - Ні, це вперше взагалі я біля ставка. - визнав Ігор. - А вода тут чиста.
  - Питаеш. - Леся зняла свою одежу і залишилась взагалі без нічого. Ігор в котрий раз зазначив красу своєї улюбленої жінки. Її профіль, зовні не схожий на тих дівчат, що накручують м"язи у тренажерних залах та масажних клубах. Тіло Лесі було якимсь занадто природним, неначе те, що отримуе кожна дівчина в дитинстві і втрачаеться з часом - та цільністі та краса ліній залишились в ній неушкодженими. Ігор зняв свою одежу, порівнюючи себе з Лесею. Ні він людина свого часу. Співробітник таємної організації, підготовлений в залежності від завдання слідити, або вбивати. Виконувати автоматично накази керівництва, проявляючи там, де це дозволяється згори, ініціативу. Але він не бажає бути чиїмсь автоматом. І це не тому, що в нього є якісь там амбіції. Ні, просто він зрозумів, що автоматів взагалі не повинно бути.
  - А нас зараз ніхто не побачить? - він подивився на себе - без одежі на березі ставка, в ста метрах від крайьої оселі, коли вже світає.
  - Ти цього дуже боїшся? - посміхнулася Леся. - Людина мусить бути вільною в думках та русі. - і вона стрибнула у воду, пропливши відразу на невеликій глибині кілька метрів. Випірнувши, Леся здалась Ігору чарівницею з казок. - Вода - це клас! Ти йдеш?
  - Зараз. - Ігор набрав повні груди повітря та пірнув. Він проплив під водою метрів десять і опинився поряд веселої, збудженої Лесі.
  - Тільки вперед. - промовила дівчина і вони попливли до протилежного берега, де мусило з"явитись сонце.
  Через один день Лесь повертався у Київ. Весь той день вони розмовляли з Лесею. Вона розповіла про Внутрішне коло. Організація простягалась від півдня Росії до Чорного моря, та від Кубані до Карпатських гір. Кількість членів організації була не досить великою, але за кожною постаттю стояли ще й люди, котрі не входили у Внутрішне коло. Між собою вони називали цю організацію ВК, а всіх інших прибіників - ЗК. Конспірація сягала максимально можливого рівня, використовувались навіть свої власні методи шифрування інформації. Вся інформація передавалась по ланцюгу, причому як правило лицар ВК знав лише тих кому передавав інформацію, та від кого отримував. Виключення було лише під час конференційних зустрічей кількох членів, але загалом такі конференції проводились дуже обережно за рахунок Интернет. Серед лицарів ВК в більшості були представники уркаїнської інтелігенції, але було й декілька представників півночі та Криму. ВК мала певні контакти з диссидентскою оппозицією у Москві та Пітері. Спілкування відбувалося й з деякими державами ЗС. ВК мало свою так звану Школу ВК. Де вона знаходилась трималось в глибокій таємниці. В Школі проводились дослідження існуючого суспільства, оброблювалась вся наявня інформація. Та створювався власний інтелектуальний фонд. Цей фонд, та його розширення лицарі ВК вважали одним з найголовніших завдань. Інформація, що надходила з різних джерел, легальних, та напівлегальних, звільнювалась від домішок пропаганди, демагогії та ідеології наскільки це біло можливо, аналізувалась та систематизувалась по галузям й історичному періоді.
  Ігор розумів, що для його організацаї це могла б бути бомба, а він сам відразу піднявся б на вищий щабель у ієрархічній структурі Комітету. Але це його вже не цікавило - на деякий час він став подвійним агентом, з тим, щоб у найближчому майбутньому залишити Комітет. Зараз він їхав по одеській автомагістралі, та розмірковував, як це можливо зробити. Варіантів було небагато. Один з ним - інсцеініювати власну загибель, а потім жити по фальшивим документам. Але це було дуже небезпечно. Другий варіант - заміна особистості. Вона могла бути або фізичною, або психічною. В першому випадку він займав місце реальної людини. Її роботу, місце проживання. Для цього можливо було вивчити її смаки, звички, зробити пластичну операцію. Саму цю людину ліквідували - таке не раз проводилось у комітеті. Але цей варіант його б не задовольнив - він не бажав нічиєї смерті, навіть самого останнього негідника.
   Психична зміна особистості відбувалась у спеціальному медичному центрі, де в людини витирали певні проміжки пам"яті. Загалом це також робив Комітет, або можна було зробити нелегально. Як правило після такого промивання мізків агент вже не міг працювати і його з почестями звільняли.Та це теж не був вихід. По перше, Ігор на дуже довгий строк залишився б під пильним контролем своєї служби. По друге скоріше всього стерли б і його погляди, що він мав зараз. Стерли б і Лесю, і всі переживання. Звісно, їх можливо було нанести потім, в такій самій підпільній клініці, але ж він знаходився б під наглядом довгі роки - с питань безпеки організації, в якій він працював. Крім того невідомо, наскільки корректно зробили б психокорекцію.
   Остання спроба, це поступово понизити себе в посадовому рівні. Можливо було імітувати зниження рівня власної професійної адекватності. Кілька недосконало виконаних операцій, аморальне поводження, щось інше. Потім провал щорічних тестів, втрата україномовних здібностей. Через пару років його переведуть кудись у канцелярію. Звідти він міг би як це називають у Комітеті "спрыгнуть" у суміжну службу - наприклад Службу Охорони банківської Таємниці. Там він теж опиниться у якійсь канцелярії. Під наглядом він тоді вже не буде, бо не буде такої необхідності. І все - він вільна людина.
   Але весь цей час - кілька років, обережність. Та й Леся - вона під ковпаком весь цей час. Рано чи пізно її візьмуть - і що тоді? Ігор гадав скласти таким чином резюме по роботі, щоб Леся проходила лише як випадково причетна особа, та він ще не знав як це зробити, бо на неї у Комітеті було забагато матеріалу. Це його хвилювало найбільше. В решті решт для неї можливо було розробити також якусь легенду. Наприклад автокатастрофа і вона втрачає частину пам"яті, хоча ні - це не те. Треба щось інше. Повинно бути просте й досконале рішення.
  
   Игорь припарковался возле офиса в Академгородке. Здесь было много организаций с непонятным назначением. Здесь же и затерялось его теперешнее обиталище. Небольшое четырехэтажное здание в старинном стиле, замаскированное под исследовательский институт номерного значения с подземным гаражем и подземными же казематами. Около полутора сотен сотрудников и обслуживающего персонала, автоматические бронедвери на входе, которые блокировались в случае необходимости и по специальным каналам в закрытый с двух сторон коридор подводился усыпляющий газ.
  - А Игорь! Привет! - в коридоре первого этажа его встретил Андрей Самойлов, оперативник, с которым он выходил на связь. - Тебя ждет Грачев в кабинете.
  - Да, я в курсе. Сегодня у меня отчет по "Украине".
  - Дело не в этом. Внедрение по "Украине" закрывают. - сказал Андрей. - У тебя последний отчет.
  - Как? - Игорь внешне старался оставатся спокойным. - Почему? Разработка ж в самом разгаре?
  - Не знаю, наверно кто-то сверху нажал.
  - Спасибо, что предупредил. - поблагодарил Игорь.
  - Не за что. - усмехнулся Андрей, пожав плечами, мол, чего не бывает.
  Игорь, поднимаясь по лестнице к кабинету Грачева питался соображать, чтобы это значило. Если снимают внедрение, значит скорее всего будут проводить задержание. Первой в списке задерживаемыъ конечно же была Леся и тут уж не до сантиментов. Нужно что-то решать. Во-первых, это ее как-то предупредить.
  Игорь попытался за те пол минуты на пути к Грачеву вспомнить все, что он знал о Стреле. Если он отправит сообщение на спутник Леси, скорее всего регистратор его зафиксирует и в течении часа это станет известно здесь в Комитете. Кроме того Леся редко пользуется своим спутником. Шаткая идея отправить ей сообщение на спутник и попросить его сразу же затереть, а потом через свой доступ по Стреле затереть запись в регистраторе Стрелы. После этого маловероятно, что кто-то еще сможет восстановить происшедшее. Но это слишком рисковано - он подставлял под удар сразу же себя. Нет, он не боялся риска, он на него хотел плевать, просто можно было придумать что-то получше, чтобы предупредить свою девушку от надвигавшейся угрозы.
   И тут ему пришла в голову мысль - телефон! Конечно - у ее брата есть телефон. Леся там. Служба прослуживания телефонов находится на Соломенке и передает информацию Стреле после пяти вечера - он бросил взгляд на часы - сейчас два. В предбаннике у Грачева сидела Галя - его секретарь. Девушка тридцати двух лет.
  - Здравствуйте, Игорь. Генерал Грачев ждет вас. - сообщила она. Игорь внутренне собравшись открыл дверь в кабинет - Грачев задумчиво смотрел на Игоря, подперев подбородок сложенными ладонями. Дыло над чем задуматься - операция скорее всего не удалась. О причинах можно было только догадываться.
  - Привет Игорек, садись. Выкладывай что там.
  Игорь кратко изложил суть событий по "Украине", изъяв самое важное. В целом он успел составить для Грачева цельное представление, на равне с тем, что было и раньше в предидущих докладах.
  - В электронном виде, я все занесу в Стрелу сегодня же, просто еще не успел. - подитожил он.
  - Хорошо. - проговорил Грачев. - Игорь. Мы тебя снимаем с внедрения.
  Генерал помедлил. Игорь тоже молчал, понимая, что никаких вопросов не стоит задвать.
  - На верху считают, что "Украину" нужно немедленно брать. Поэтому сегодня мы проведем задержание. Тебя мы немедленно отзываем - больше никаких контактов с Лесей.
  - Понимаю. - сказал Игорь.
  - Ничего ты не понимаеш. - ответил Грачев. - Вчера стало известно, что между группой "Украина" и группой Власа, по которой ты не так давно работал есть связь. Операция на грани провала - это наше предположение. Они тебя могли счелкнуть как орех. Вероятность того, что у них есть информация о тебе как о агенте не более 10%, но этого вполне достаточно. Так что - сдавай дела и можеш отдохнуть трое суток. Потом ты понадобишся. К твоей работе у меня особых претензий нет. Единственно - затянули мы это все.
  - Когда их будут брать? - спросил Игорь.
  - Сегодня ночью.
  У меня еще есть время предупредить - понял Игорь. Может она уйдет от них, скроется.
  - Ты свободен. - произнес Грачев, давая понять, что аудиенция закончена.
  От Грачева он выходил со смешанным чувством. С одной стороны у него
  было время и он по видимому оставался вне подозрения. С другой стороны, необходимо было оставаясь вне подозрения сообщить Лесе о надвигавшейся угрозе. Он вышел из здания и сев в машину поехал в ближайшее кафе. Здесь, за чашкой кофе он решил обдумать дальнейшие шаги. Идею с телефонным звонком и взломом регистратора Стрелы он отбросил, поскольку была высокая вероятность раскрытия. Необходимо было выполнить работу чище. Так, чтобы в Комитете даже никто не догадался, что Лесю предупредили. В этом случае какой либо контакт через информационну сеть отпадал. В том числе и через телефон - оперативники могли отслеживать все звонки и сообщения Спутника в реальном времени. Потом - скорее всего дом Лесиного брата скорее всего был уже под наблюдением, вероятность того, что она уйдет незамеченной была низка. Сам брат со своей женой пока был вне подозрения, хотя это стоило бы проверить по Стреле. Что остается? Остается только уход через оцепление этой ночью. Игорь допил кофе.
  - Что-то еще? - спросила офоцоантка.
  - Спасибо Ира. - он прочитал ее имя на карточке, прикрепленной на блузке. - Счет пожалуйста.
  Игорь встал из-за стола и вышел на улицу, где задержался на минуту возле
  автомобиля. План постепенно вызревал в его голове. Первым делом он поехал домой к жене, вызвав ее из Центра Евы Адамс, где попросил отпроситься под любым предлогом. Надя была рада - Игорь захватил с собой две бутылки отличного вина, которое стоило сумасшедшие деньги - это означало только одно - примирение. Весь день и пол вечера они отмечали перемирие. Причем Игорь недвусмысленно намекал на продолжение примирения в постели. Надя, закинувшись небольшой дозой акселератора была довольна, тем более, что Игорь сам сервировал стол и даже зашел к соседям за штопором, чтобы открыть вино, которого у них не оказалось (на самом деле это входило в его план - нужно было создать впечатление, что они всю ночь были дома). Надя, изрядно захмелевшая, как ей показалось (Игорь добавил в вино снотворное) полезла раздеваясь в постель, с ней рядом завалился Игорь - это было ее последнее воспоминание.
  Убедившись, что жена надежно храпит, Игорь взял из шкафа другую одежду - он не хотел собирать свой разбросанный костюм по полу, поскольку утром Надя должна была проснуться первой, и обнаружить, что вещи разбросаны также, а муж мило храпит рядом. Он взял в шкафу свой спортивный костюм с перчатками для силовых тренировок и темные беговые кросовки. Там же нашел сумку, в которую бросил десантный нож, купленный как-то на блошином рынке, свою идентификационную карточку, инфракрасные очки и крем для обуви. Выйдя из дому, он направился в сторону супермаркета и купил там три бутылки сибирской водки пятидесяти градусов, сигареты, зажигалку и столовые салфетки. В книжном супермаркете "Буква" Игорь приобрел подробную электронную карту Черкасской области. Сев в сквере, он закурил сигарету и принялся ее изучать.
  В девять часов вечера на менеджера риэлтинговой компании Виктора Васильевича Флярковского, недалеко от парковки совершил нападение неизвестный. Он выключил его одним ударом, а затем, связав и натолкав в рот салфеток, засунул в багажник собственной машины. Машина поехала в неизвестном направлении за пределы города.
   В двадваць три часа тридцать минут Андрею Самойлову, который сидел с напарником в наружном наблюдении, захотелось кофе с коньяком иначе он начинал чувствовать себя неважно. Его напарник просто проглотил небольшую дозу акселератора.
  - Свет уже пол часа как погасили. - сказал он. - Когда будем брать?
  - В два часа. - сообщил Самойлов. Всегда подобные захваты проводились глухой ночью, что позволяло клиентов брать еще тепленькими.
  Игорь, хорошо изучивший местность, прилегающую к дому легко проник со стороны озера во двор еще в одиннадцать. Так же незаметно он оказался в доме, в комнате Леси. Он незаметно подошел сзади и прижав ладонью рот повернул к себе, показав, чтобы она вела себя тихо.
  - Це я, не хвилюйся. - сказал он.
  Леся була шокована - Ігор, вимазаний якоюсь пастою, в спортивному костюмі з сумкою через плече, а на його голові були дивні окуляри.
  - Не зви нікого з своїх у кімнату і закрий двері сюди, погаси світло. - наказав він.
  
  Утром Надя не могла добудиться мужа - Игорь съел две дозы снотворного и вырубился как мертвый. Он открыл глаза, еще не осознавая где он.
  - Привет. - буркнул он жене.
  - Тебя с работы уже час вызванивают.
  - Кто?
  - Какой-то Хрычев.
  - Хрунов. - поправил Игорь. Это был офицер-координатор по "Украине". Игорь сразу же все вспомнил. Выйдя из дому в половине девятого он вернулся в два тридцать. Спортивный костюм бросил в стиральную машину, пустые бутылки из под водки в мусоропровод. Конечно, теперь его дернут на работу. Он там проторчит весь день, аможет и всю ночь - все таки хорошо, что он выспался. Игорь сразу же набрал по спутнику Хрунова:
  - Привет, Павел - что там случилось?
  - Приезжай поскорее - тут Грачев рвет и мечет. По "Украине" захват сорвался. - Павел был несколько подавлен - давно уже в их отделе не проваливали элементарный захват.
  - Уже еду. - Игорь поднялся с постели и полусонный проследовал в ванную. Там он автоматическим движением включил душ и быстро сполостнулся. Затем с надеждой заглянул в холодильник. Надежда оказалась преждевременной.
  - Ты уходишь? Ты ведь сказал, что у тебя сегодня выходной? - Надя стояла в дверях из спальни.
  - У нас серьезное происшествие. - устало произнес Игорь. - Я думаю, сегодня буду поздно. - он взялся одевать брюки, которые все еще лежали на полу. - Так получается.
  - Я на сегодня отпросилась из офиса. - заметила Надя.
  - На весь день?
  - Да.
  - Сходи в стереокино. - посоветовал Игорь, завязывая галстук. - Или к подружке какой-нибудь.
  Надежда, нахмурившись ушла к себе. Игорь нашел свои ключи от маштны в прихожей и вышел. Через двадцать минут он был в конторе. Оказалось, что с утра уже была летучка. Кроме Грачева в секторе Стрелы собрались Шаров, Андрей Самойлов, Таня Минаева из отдела прослушивания, Павел Хрунов. Шаров притащил с собой Лысенка. Никола снисходительно кивнул Игорю.
  - Наконец-то. - Грачев пожал руку Игорю, что делал очень редко. - Игорь, ситуация у нас критическая. Что, вчера был хороший вечер?
  - Да. - согласился Игорь. - Извините за опоздание.
  - Ситуация такова. - прешел сразу к делу Грачев, сидя возле терминала Стрелы. - Вчера ночью Леся Черныш ушла из под наружки. Мы упустили один момент - у них в гараже был старый мотоцикл, который ездил на бензине. Она перетащила его на руках через болото с кустами, которое примыкает к усадьбе, и скрылась в неизвестном направлении. Мотоцикл мы нашли в двух километрах от поселка. Там же следы автомобиля, судя по всему средний класс, что-то типа "Асконы". С двенадцати до часу ночи Леся сделала несколько звонков, из телефона-автомата на трассе Е95 возле белоцерковской развязки. Благодаря этим звонкам мы потеряли еще несколько подозреваемых из виду. Все это нам стало известно только после двух ночи, когда и начался захват. В настоящий момент оперативная работа рензультатов не дала - Леся и еще пять человек исчезли. Наблюденеи ведется за ее домом, институтом и двумя квартирами, где она скорее всего может появиться. - Грачев подумал и добавил. - Меня попросили все розыскные мероприятия взять под личный контроль, поскольку Черныш и ее друзья считаются крайне опасными.
  Игорь вспоминал вчерашнюю ночь - гонка на ворованом автомобиле, похищение Леси. Как они пробирались через жидкое болотце на дорогу. Как бросили мотоцикл, в который он залил вместо бензина пятидесятиградусную водку, возле просеки, недалеко от авто. Потом такая же гонка на магистраль. Остановка возле телефонной будки и три звонка. Потом Киев и кафе, в котором они остановились на несколько стремительно бегущих минут - до двух ночи Игорь должен был расстаться с Лесей и может никогда больше ее не увидеть.
  - Розуміеш, є значно важливіші люди і речі. Було б розумно, якби я здалася. - казала Леся, зі смутком дивлячись на дно каввової чашки.
  - Це не треба робити. - заперечив Ігор. - Можна замовити нові документи, поїхати хоча б у Андерграунд, або на південь, де закрита індустріальна зона - там ніхто не буде шукати.
  - Ні. - Леся похитала головою. - Це все життя ховатися. А так - може дадуть роки два у санаторії. За мною не так багато криміналу.
  - Це тобі так здається. Якщо у мого шефа буде необхідність тебе засадити на десять років, він це зробить, можеш мені повірити.
  - Нехай навіть десять. - відповіла Леся. - Але потім я знову можу повернутися до дому. Відновити роботу. Крім того, якщо Комітет візьме мене і буде думати, що я ватажок організації, це означатиме, що вони трохи заспокояться. Напишуть кілька святкових звітів у свій штаб і справу по "Україні" закриють. Тому я хочу трохи підіграти на їх боці. По перше, я здамся, по друге я їм дещо розкажу. Те, що не буде представляти великої небезпеки для моїх друзів, а також для тебе.
  Грачев просмотрел последний отчет. По вокзалам, аэропортам, автобусным станциям. Игорь покосился на Шарова, который писал что-то в блокноте.
  - Думаю, она могла бы выйти со мной на контакт. - произнес он.
  - Вполне возможно, ведь тебе она доверяет. - согласился Шаров. - Тем более, что вы только два дня как расстались.
  - Вы договаривались как-то связаться? - поинтересовался Грачев.
  - Да, в конце недели. - подтвердил Игорь. - Просто я сказал ей, что буду несколько дней занят в институте. И...
  - Ясно. Тогда, пожалуй дуй на явочную квартиру. - посоветовал Грачев. - И сиди там вместе с Самойловым. А мы пока будем работать по другим направлениям. И не забудь включить свой спутник.
  Игорь вместе с Андреей Самойловым откланялись. Пока они ехали по городу Грачеву поступили данные по "Асконе" - на Южной Борщаговке, возле высотного жилого комплекса был обнаружен автомобиль с распахнутыми дверцами. Прохожие обратили внимание на то, что ключ находился в замке зажигания, а габариты были включены. После появления полицейского патруля, выяснилось, что в заднем багажнике лежал связанный мужчина. Чуть позже стало известно, что автомобиль менял зарядку на заправочной автостанции и выездил за ночь, то данным бортового компьютера две трети запаса энергии - похоже угонщик очень спешил. Никаких ценных отпечатков или предметов в салоне не обнаружили, кроме следов обуви на передних местах. Похоже кто-то действительно лазил по болоту, прежде чем сесть за руль. Но дальше этого была неизвестность, поскольку потерпевший хозяин авто не мог описать напавшего на него угонщика.
  Тем временем Игорь был уже на явочной квартире - месте, где он по легенде якобы жил. Он усиленно делал вид, что верит в звонок Леси, хотя знал, что она не позвонит. В три часа дня Леся должна была вернуться к себе домой и сдаться наружке комитета. Поскольку она не знала об операции задержания был шанс, что ей не пришьют побег из дома брата, как сопротивление властям. Брат с женой тем временем дал показания по месту жительства и его сразу же отпустили, поскольку Леся предусмотрительно оставила записку - "Пробачте мені, але я негайно повинна їхати. Не можу сказати в чому справа, але коли буде можливість зв"яжусь. Спасибі за все. Ваша Леся."
  В три тридцать на квартиру позвонили.
  - Это Шаров. Снимайтесь, ребята. Леся сама сдалась. Игорь, ты на сегодня свободен.
  - Везет тебе. - заметил Самойлов, надевая пиджак и поправляя кобуру с парализующим пистолетом. - Ты наверно любимчик у Грачева.
  - Любовь изменчивая штука. Сегодня мы, а завтра нас. - процитировал Игорь слышанные где-то слова. - Домой закинешь? Не хочу тащится в контору за своей машиной, спать хочу как собака.
  - Если бы только ты. Пол ночи торчали в наружке, а потом еще пол ночи в конторе. - пробурчал Андрей.
  По дороге домой Игорь рассуждал что делать дальше. Ночью они условились с Лесей как она будет вести себя на допросах. Но он опасался, что ей могут устроить промывание мозгов. Причины для опасений были, поскольку похоже в конторе знали больше о "Украине", чем предполагал Игорь. Он переживал, чтобы не раскрыли его. Кроме того, он пока не избавился от грязи на кроссовках, которые спрятал в ванной комнате в квартире.
   Дома жены не было. Игорь кинул кроссовки в стиральную машину и завалился спать.
  
  
  7. Фабрика.
  
  
   Директор фабрики был уже немолодым человеком, но развращенным до невозможного. Он очень любил молоденьких девочек. Его жена была моложе его на пятнадцать лет. Она вышла за него замуж, когда он активно поднялся по служебной лестнице аппарата и попал в номенклатуру. У них было двое детей, воспитание которых оставляло желать лучшего. Старший учился в Техническом Университете с большим трудом и в основном благодаря связям отца. Младший только закончил школу-лицей для работников аппарата, но учится не хотел. Петр Петрович Никонов, директор фабрики в свои пятдесят восемь не интересовался делами жены и детей. Он интересовался молодыми девочками, в который у него не было ограничений, выпивкой и охотой - он любил пострелять. По его приказу в заповеднике был организовал специальный уголок, в котором оборудовали замаскированные вышки для стрельбы из его любимой снайперской винтовки. Сюда же, в великолепный охотничий домик со всеми удобствами приезжали и званные гости. Но многие из гостей останавливались в санатории, примыкавшем к фабрике, в котором были также самые идеальные удобства. Гости парились в баньке, развлекались с живым товаром, а потом решали свои дела.
   Вокруг фабрики на несколько десятков километров находились заповедные земли, которые строго охраняли егеря. Сама фабрика была под жесткой охраной сектора военных исследований Комитета. Находясь в двойном периметре из железобетонных заборов под высоковольтным напряжением, она в основном располагалась под землей на шести уровнях, каждый из которых соответствовал определенной направленности. Первый уровень - трансплантантная медицина, второй - управляемые дистанционно клоны для военных и разведывательных целей, третий - клоны по производству домашних любимцев, как ласково их называли здесь. Сам директор имел несколько любимцев, периодически меняя их на новые экземпляры. Директор был генерал-майором спецвойск и советником Комитета Общественного Контроля. У него была личная охрана, которая имела тайный приказ уничтожить директора, если ему вздумается пересечь самовольно зону радиусом более ста пятидесяти километров без ведома Комитета.
   Никонов сидел в красивом кабинете с мебелью из натурального дерева и кожи. На столе перед ним находились листки ежедневного отчета, экран Стрелы, экран внутреннего информатора фабрики, обыкновенный селекторный телефон. Перед ним был клиент - один из работников министерства юстиции верхнего звена.
  - У нас хороший материал. - говорил Никонов. - А в плане качества тела лучше чем на "фабрике два". У них другое направление - клонирование спецсистем по темам. Для управления, ученых и для военных. У нас же материал более обширный. Причем молодняк хоть куда.
  - Меня интересует особь. - произнес гость, похотливо кривя губы. - До шестнадцати лет. Полное обучение по основному профилю любимца. Полное подчинение. И поменьше мозгов.
  - Понимаю. А где вы предполагаете ее поместить?
  - На даче, под охраной. Иногда хочется отдохнуть. - признался гость, пробуя коньяк. Он закусил его кусочком черного шоколада.
  - А прежний экземпляр?
  - Вышел из строя. - признался гость. Он сидел за низким китайским столиком на кожанном диване. Рядом в низком кресле сидел Никонов. Сцена имела вид вечеринки старых друзей. Гость был в домашнем халате, сам Никонов был в костюме, но без пиджака и галстука, с расстегнутой верхней пуговицей. Они улыбались и были расслабленны - только что Никонов презентовал гостю несколько коротких рекламных фильмов по экземплярам.
  - Этим. - гость кивнул на большой экран информатора, который был развернут дистанционкой в сторону застолья. - Больше по возрасту.
  - Более ранних мы не успеваем как следует обучить, да и у нас не приветствуется так рано выпускать самок на свободу. - ответил Никонов, наливая еще по рюмке. - Они не настолько хорошо управляемы.
  - Но у вас ведь есть то, что мне нужно. Этот товар. - гость пристально посмотрел в глаза директору. - Послушай, Петрович, я ведь у тебя не в первый раз. Мы отлично друг друга понимаем. О чем разговор?
  - Ни о чем. - он поднял рюмку. - Ну вздрогнем. - они выпили. - Все в порядке. Я тебе дам то, что нужно. Но такой возраст стоит немного дороже. Та у тебя продержалась пол года.
  - Тебе нужна прибавка в карточку? - напрямую спросил гость.
  - Да, это будет стоить пять позиций.
  - Пять!
  - Через год я ухожу в отставку. Буду жить как пенсионер первой категории. Тогда ты не сможешь так запросто сюда приезжать - мало ли кто будет новым директором. Если фабрику номер один вообще приберут к рукам военные - а такая тенденция есть. - пояснил спокойно Никонов.
  - Почему через год, ты ведь можешь еще...
  - Я хочу спокойной жизни. - ответил директор и проглотил дольку лимона. - Поэтому стараюсь повысить свой индекс до предела. Я вкладываю свои дивиденды в один бизнес. Плюс особняк в правительственном госсекторе. - он закурил. - Кроме того хочу пересадить себе некоторые органы, чтобы продлить возраст. Хотя бы до сотни дотянуть - такая возможность теперь не проблема, Володя.
  - Пять позиций. - гость задумался.
  - Будешь с экземплярами поосторожней. Чтоб не ломались каждые пол года. - резонно заметил Никонов.
  - Ну, допустим я за, что тогда? Тоже фильм?
  - Я пришлю тебе сегодня четверых в апартаменты. За ночь я думаю разберешся какая из них лучше.- сказал Никонов.
  - Хорошо. - согласился гость и они ударили по рукам и налили еще по одной. - Ты говорил о военных?
  - Да. - кивнул, скривившись от выпитого Никонов и помахад перед собой рукой, разгоняя дым. - Их роль сейчас возросла. Идет борьба за влияние в центральной Азии с Китаем. Наше правительство делает ставку на органоидов. Предполагается производство клонов по тематикам фабрики два и здесь тоже. Кроме того, запускают и фабрику четыре. Годовое производство - два миллиона единиц.
  - Где они их будут держать столько!!!
  - Где-то в сибири, в специальных тренировочных лагерях. Программа расчитана ня пятнадцать лет. То есть первая военная продукция с гипертрофированным развитием. Монстры. Вот, смотри. - Никонов взял с края стола пульт и направил на экран. Информатор переключился на какой-то поисковый канал. Поплыли списки, со слайдами. Никонов выдрал один из них и вошел в раздел. Первый снимок - похоже какая-то военная база. Несколько молодых солдат лет восемнадцати в полной амуниции с оружием на фоне БМП в ангаре. Потом снимок крупнее - один из них раздет до пояса - телосложение атлета-олимпийца. Далее ролик, в котором кадры с нормальной скоростью чередуются с кадрами замедленной съемки. Пехотинец преодолевает горящую полосу препятствий под перекрестным огнем дистанционно управляемых пулеметов. В него несколько раз попадают (на замедленных кадрах видно как пули впиваются в тело), но он тем не менее двигается дальше, стреляя в ответ. Ему удается погасить два пулемета из трех. В третий он стреляет гранатой и падает в конце полосы. Потом он же на носилках под двумя капельницами, обвешанный аппаратурой походной реанимации, ему делают перевязку:
  - ...двенадцать попаданий, но сердце не задето. Повреждена почка, желудок...
  - У них высока терпимость к боли. Этот потом умрет. - прокоментировал флегматично Никонов, словно говорил об устройстве, у которого вышел срок годности. - Плюс высокая устойчивость к нервно-паралитическим газам, радиации. Это только солдаты, а они еще собираются штамповать производственный персонал, инженерный. Есть проект "Управление" - производство на фабрике номенклатурных работников.
  - Это бред! - покачал головой гость. - А нас тогда куда? На пенсию?
  - А вот не знаю чем это закончится. Если всех начнут производить на заводе, смысл тогда вообще всего происходящего?
  - Вероятно, разделение на две нации. Управляющую и управляемую. Эта идея бытует в правительстве еще в начала Обединения. Таким образом мы создаем себе задел на будущее. - ответил гость.
  - Будущее? Какое будущее? А если нас будет десять миллионов, а их сто? Или миллиард? И им вздумается от нас избавится!? - зло проговорил директор.
  - Ты перувеличиваешь. - покачал головой гость. - Во-первых это отдаленная перспектива. В лучшем случае лет через тридцать.
  - Я думаю быстрее. - вставил Никонов.
  - Во-вторых, мы этого никогда не допустим. Вряд ли когда либо они будут составлять больше пятидесяти процентов. Тут есть серьезный юридический аспект, кроме того. Их еще нужно как-то легализовать.
  - Куда уж дальше легализовать! - воскликнул Никонов. - Весь ЗС пользуется нашими органами, первокласными органами. Думаешь, они там, за бугром, не догадываются откуда это берется? В Южной Америке, по последним сводкам нашей разведки есть такие же производства, да будет тебе известно.
  - Не драматизируй. Не все так печально. - успокоил друга гость. - Органоидов нужно использовать и можно на благо нашей цивилизации. Они один из способов регулировать рост населеления и возможность продлить наше существование. Решить целый ряд проблем.
  - Что толку, что если мы, решив одни проблемы с помощью органоидов, создаем новые с их же помощью? - заметил Петр. - Не вижу выхода. Это еще одна отсрочка неизбежного.
  - Да ты фаталист. Еще по одной?
  - Не против, наливай. Понимаешь, мы перешли целый ряд рубежей, через которые мы обратно не вернемся. К примеру производство органоидов - где черта, которая их отличает от нас? Метка? Это не гарантия. Я вполне уверен, что мы перейдем со временем на фабричное производство людей. Еще лет двадцать и вероятность искусственного гарантированного программирования наследственности достигнет искомых девяносто пяти процентов. Тогда дешевле заказать ребенка на фабрике. А прерогатива заказывать работников высшего звена будет полностью у номенклатуры - они точно будут производится искусственно. Потом - работники спецслужб, с заранее разработанным психопортретом и способностями. Это ли не идеальное решение проблемы кадров.
  - Одному судьба быть пекарем, другому лекарем. - подытожил гость. - Ты слишком сентиментален. По моему тебе действительно пора на пенсию.
  - Иногда мне жаль, что я это делаю. - признался Никонов. - Но потом понимаю, что без органоидов уже нет будущего. Нет будущего у нас, как у системы. Что мы противопоставим Китаю и Западному Союзу?
  - Космос? - гость разлил остатки коньяка.
  - Это наивно. - махнул рукой директор. - Космос для нас мечта. Ни у кого здесь нет такой мощи, чтобы затеять хоть что-либо стоящее в космосе. А главное зачем? Что мы там забыли? Ну хорошо, американцы построили космическую систему обороны, что дальше? - Никонов развалился в кресле. Его мозг не был готов к длительным диалогам, даже монологам и потому он часто говорил путанно и несдаржанно, как сейчас. Конечно, часто необычные мысли приходили в его голову, мысли, которым он не находил объяснения, заставляя анализировать свои поступки. Но потом также умирали не давая возможности осознать свою судьбу, то положение в котором он находился.
  Облеченный властью на протяжении многих лет, умело играя на
  ошибках других людей Никонов достиг многого, как ему казалось. Сейчас он мог поступать, совершенно безнаказанно потакая своим страстям, все больше искажая свою действительность. Должность избавила его от необходимости ежегодно проходить психотестирование, благодаря чему гипертрофия его сознания все более усиливалась. Он это и сам иногда понимал, находясь, одурманеный алкоголем, в объятиях очередного образца, произведенного на фабрике. Органоидов никто не считал людьми, это были существа с ущербной психикой, которых производили, оплодотворяя женщин-преступников, осужденных на пожизненное заключение либо просто используя их яйцеклетки в специальных инкубаторах. Программа была одной из самых секретных, хотя для спецслужб сопредельных государств уже давно не было секретов. Одно время даже прошла шумиха в общественности по этому поводу, поскольку обрывки информации просочились в Сеть. Но все быстро затихло благодаря стараниям Комитета. Одновременно с программой органоидов еще более секретно осуществлялся ряд других проектов, по искусственному конструированию людей, на этот раз уже с определенно развитыми способностями. Как в первом так и во втором случае эти работы не руководствовались никакими моральными побуждениями, а шли глубоко против них при молчаливом согласии всех участников проекта. Эксперименты по управлению сознанием человека, которые проводились в ХХ веке не шли ни в какое сравнение с происходящим по уровню своей чудовищности. Иногда Никонов ловил себя на мысли, что те, кто руководит этой программой не менее ущербен, чем те, кого они производят на свет и над кем экспериментируют. На удивление эта мысль его успокаивла ибо давала возможность объяснить свои поступки самым простым образом, не занимаясь самокопанием.
   Они допили коньяк и гость лениво поднялся из кресла:
  - Ну, спасибо, Петрович. Так девочек ты пришлеш?
  - Прямо сейчас. - убедил своего приятеля Никонов. Они попрощались. Директор фабрики еще некоторое неопределенное время просидел в кресле, продолжая курить сигареты - его взор был затуманен. Наконец на третьей сигарете он грузно поднялся и направился к столу, включая селекторную связь:
  - Саша. Отправь, пожалуста из младшей группы четвертого уровня экземпляры, отобранные вчера нашему приезжему.
  - Все? - спросили с той стороны.
  - Да, все. Думаю он не умрет от этого. Но на всякий случай, пусть наша медицина будет в курсе. Оке?
  - Оке, Петр Петрович.
  - И пришлите мне мою красавицу. - Никонов отключил связь. Ему хотелось еще выпить. В целом директор был доволен судьбой, только вот он все более замечал, что превращается из человека, в нечто, которое его воспаленный мозг постепенно адаптировал с демоном мифологии прошлого. Честно говоря ему это нравилось, поскольку он был уверен в победе своего демона над всеми возсожными врагами. Сама идея Демона помогала ему жить, оправдывая для себя совершенные и совершаемые поступки, по сути ничем не отличаясь от концепции судьбы или в более примитивном понимании кармы. Своей кармой Никонов считал работу на секретной фабрике по производству человеческого материала. Здесь он был маленький местный бог, которому доступно все.
  Фабрика занимала огромную площадь под землей. Около десяти лет назад разработали потрясающую технологию вынашивания зародышей в специальных бункерах. Дети, правда получались через раз удачными, но это решило серьезную проблему суррогатных матерей. Кроме того, была очень высокая необходимость в производстве органов для медицины и вряд ли возможно было придумать что-то другое при таком потоке биоматериалов. Единственно теперь для чего были нужны матери - для производства яйцеклеток с заданными характеристиками.
  Его образец выглядел лет на семнадцать. Идеальное личико, фигурка. Она была одета в шорты и облегающую блузку. На руке мигал сигнальный браслет - чтоб не потерялась или не сбежала, на всякий случай. На плече номерок, вырезаный лазером.
  - Раздевайся и иди сюда. - проговорил Никонов, завалившись на спину. - Я сегодня немного подустал.
  
  Основным беспокойством ЗС по отношению к ЕАС была опасность слияния ЕАС с Китаем. И хоть преградой на пути к такому слиянию являлось кардинальное отличие культуры и психологии социума обеих государств в целом этот вариант развития событий считался возможеным. В ЕАС есть определенные круги, которые "за" и которые были "против". Грачев относился к тем, кто "против". Он считал, что гораздо проще решить вопрос за счет целенаправленного разрушения экономики и культуры соседа. Одним из таких способов был проект "белка". "Белка" предполагала, что в Китае будут распространяться по бросовым ценам синтетические наркотики в огромном колличестве, порядка двух - трех миллиардов доз. Попутно должны были создаваться группы влияния, которые бы помогали распространению наркотика. И если акселератор в ЕАС был просто одним из стимулов финансовой структуры этого государственного объединения, поскольку его производство в основном контролировало государство, то в Китае похожий на него, но более опасный "спок" явился бы средством политического и економического влияния.
  Центром производства и распространения решили выбрать южную окраину доминиона, территорию бывшей Украины. Теперь Грачев достаточно доверял Игорю как считал сам новичок его команды, чтобы поручить ему распространение наркотика среди обширной китайской диаспоры, которая гнездилась еще с середины двадцатого века в этих местах. Также налаживались каналы сбыта продукции в Китай. "Белке" противодействовали с двух сторон. Это сами китайцы, вернее те, кто понимал, чем это грозит их нации. С другой стороны группа номенклатурщиков из руководства, которые расчитывали на Китай. Среди них было также много китайцев по национальности. Все походило по сути на деятельность средневековых завоевателей земель, когда целые народы в новом свете спаивались, а затем разрушались изнутри с тем отличием, что эти самые народы проводили подобные операции в качестве алаверды по отношению к первым. Игорь теперь перебрался в центр Киева и жил на Саксаганского. Он считался директором преуспевающей компании с участием иностранного капитала (из Китая), ездил на шикарном бензиновом автомобиле, не хуже чем у Грачева и был, практически его правой рукой. С момента ареста Леси прошло пол года. Она теперь находилась в санатории. Там она будет находиться еще почти пять лет. С ее организацией Игорь отношения поддерживал крайне осторожно, боясь себя выдать. Да и если честно, ему нужна была не столько организация Леси, сколько она сама. В душе он корил себя за то, что дал ей возможность сдаться властям. Но если подумать - какой еще был выход? Изгнание? Тогда бы у них не было уже шансов встретиться никогда.
  К Игорю бывшие друзья Леси относились осторожно. Просто как знакомые его и ее. С суде Игорь не участвовал и его прикрытие, по решению Грачева, не было раскрыто на всякий случай. А он, заделавшись шпионом-бизнесменом, имел мало времени поддерживать контакты. Единственно, что он делал регулярно, так это справлялся о ее судьбе.
  Игорь теперь любил обедать в итальянском ресторанчике, неподалеку от площади Льва Толстого, в огромном шестиэтажном подземном супермаркете. Здесь шла удобная тоннельная автомагистраль, ответвление которой как раз и упиралось в него. Поставив на стоянке свое авто, Игорь прошел вдоль фасада подземного магазина и свернул в неприметные двустворчатые двери с надписью "Ностальгия" . В ярко освещенном, по моде прежних лет, зале было всего несколько пар. Он сделал заказ и сел за столик. Сегодня было о чем подумать. Лесю перевезли из старого санатория в новое место, о котором он пока ничего не знал. Вернее официально она находилась вроде бы на старом, но в действительности ее давно уже там не было.
   Игорь ел чисто механически, думая о своем. Его идея потихоньку переместиться по службе на безопасную должность пока не срабатывала. Наоборот, он шел резко вверх по служебной лестнице. Кроме того, он начал делать карьеру и в бизнесе. Надежда была успокоена - муж стал чаще появляться дома, делать дорогие подарки, а кроме того ей немного поставили на место мозги в центре Евы Адамс. Что дальше?
   Именно этот вопрос его беспокоил более всего - что дальше? Он понимал, что совершает те поступки, от которых хотел отречься еще раньше. В той жизни, где была Леся. Теперь же он поступал так, как поступал год назад, сдавая группу Власа. По большому счету ему было на все наплевать, но какая-то малая часть его души протестовала, вызывала внутренний разрыв, задавая один и тот же вопрос. Что дальше? Жизнь в этом киселе, получая просто порцию удовольствия от манипулирования людьми и событиями или другая жизнь - вне? Но что такое это "вне"? Жизнь где? Жизнь кем и как? Совершать благородные поступки? А что такое благородство? Любить тех, кто близок тебе? Изучать мир и искать свое место в нем? А если поточнее?
  Ему принесли второе - миловидная девушка с зеленью в карточке. Игорь поблагодарил и поинтересовался - что она сегодня вечером делает? Есть ли у нее свободное время.
  - А в чем дело? - спросила она, с интересом изучая его дорогой костюм. Игорь, поскольку был молод не носил галстука и пользовался красивыми подтяжками от кутюр вместо ремня. Это, в сочетании с волосами достаточной длины придавало ему несколько романтический вид и одновременно авантюрный.
  - Просто хотел бы пригласить вас в кино. На трехмерный фильм. Если вы не против?
  - Я? Это интересное предложение. - ляпнула она не найдя ничего лучше.
  - Сегодня в семь?
  - В восем. У меня смена до восьми.
  - Отлично. - согласился Игорь. Зачем мне это - подумал он, когда девушка отошла. Просто устал от однообразия. Хочется приключений?
  Поев, он поднялся и пошел к выходу.
  -...еще одна лаборатория по разработке бомб высокой мощности. Террористы пытались создать устройство, которое имело бы мощность, эквивалентную ста тоннам тротила...
  Он сел в машину и включил двигатель. Бензиновые моторы середины ХХ1 века достигли настоящего изящества. Кроме того, шеститактные двигатели не брали много топлива, имея при этом великолепную динамику разгона, на уровне реактивного самолета. Игорь вырулил на магистраль и включил автопилот до дома в которм жил.
   Надя была дома. Она сидела, вперившись в экран, висевший на стене, по которому показывали очередную муть из Центра Евы Ададмс.
  - Привет. - буркнул Игорь.
  - Привет. - лениво ответила жена. - На кухне обед остался из "Алди".
  Игорь сел за еду и углубился в размышления. Как спрыгнуть со службы? Это болото начинало затягивать его все сильнее. А главное - куда? Он вспомнил о девушке в кафе, посмотрел на часы и решил не идти. Решение пришло самое простое - в баре стояла бутылка водки, которую он купил на прошлой неделе. Игорь не задумываясь откупорил ее и вылил себе сразу двести миллилитров в чашку, после чего опрокинул ее в себя. Горячая влага понеслась по телу и ударила хмельной волной, опрокинув сознание и разорвав его на доли секунд. Скорее всего просто сопьюсь - подумал он. Не нужно было отпускать Лесю Он отпустил ее и потерял смысл для своих действий. Они опять стали неосмысленными как и ранее, а он опять превратился в удачливый автомат-исполнитель, несколько более свободный чем ранее.
  Но все же Игорю повезло - он узнал многое. Что такое сострадание, взаимопомощь, самопожертвование и наконец любовь. Та из немногих за которую стоит бороться. Все, что было ранее - просто влечение. Он любил Лесю. Любил за то, что она любила его и потратила свою жизнь фактически на него и других, кто ей был дорог. А теперь она где-то в санатории отдувается за всех. А он как последний подонок продолжает служить тем, кто ее отправил в санаторий. Но ведь все можно изменить. И это сделать достаточно легко - найти где она и вытащить от туда. Ты бы мог найти способ, подумал Игорь про себя, просто тебе страшно. Страшно так сразу ломать свою жизнь - все же ты чего-то боишся. Да и вломиться в санаторий не так просто. Игорь подошел к окну.
   Теперь у них была новая квартира, в которой можно заблудиться. Эту квартиру Игорь получил в комитете по настоянию Грачева. Кроме того у него сейчас две явочных квартиры и еще он сам снял на всякий случай через подставных лиц одну в Ворзеле, на окраине Киева. Там у него лежали фальшивые документы, оружие и набор необходимых вещей если он вдруг решит исчезнуть. Пока такой необходимости не было.
   Внизу расстилался Новый Город - застройка на восточном берегу южнее Осокорков. Здесь местами пока можно было рассмотреть в удалении нескольких километров остатки лесонасаждений. В целом территория южнее представляла собой промышленное месиво, состоящее из заводов по переработке мусора, отстойников, и группы торговых скадов, которые обслуживали систему распределения города. Еще дальше можно было рассмотреть элементы системы "Комета" по защите города от возможного нападения из космоса или просто от ракет. Игорь знал, что это еще не все. Если бы зрение позволяло, он смог бы увидеть и южное промышленное кольцо и внешнюю полосу обороны, состоящую из микроволновых пушек с системой абсолютного сканирования. Он бы увидел огромный автоматический завод по производству жилых мегаблоков, который поглотил Белую Церковь. Он бы увидел гигантскую военную базу в Василькове, на которой базировалась семнадцатая десантная дивизия и три эскадрильи гиперзвуковых перехватчиков. И так дальше - все расчерчено и расчитано. Все окружающее пространство синтетично как и люди в нем. А если бы окна выходили на север, то там Игорь увидел бы гигантский город, уходящий до горизонта, в котором только один черный квартал занимал площадь в девять квадратных километров. Весь этот муравейник был всего лишь пушинкой на планете с населением в одинадцать с лишним миллиардов. Игорь - маленький человек, наделенный немного большей степенью свободы, чем остальные. Вот именно - наделенны. Категории личной свободы определяет некто, внешняя среда, влиятельный круг. Для одних свобода одна для других другая, регламентированная обычаями, правилами, просто положением. И никто не сможет для себя сам определить степень своей свободы. Значит нет необходимости самопознания, саморазвития. Развитие отдельной личности определяется внешними факторами, целесообразностью, необходимостью, выгодностью для кого-то. А это подразумевает отсутсвие желания понять то, что не лежит в сфере личностных обязанностей. Нет необходимости философствовать, творить, вообще отвлеченно мыслить, либо самоконцентрироваться.
  Игорь закрыл глаза и представил, что он сейчас просто валится вниз, с пятидесятого этажа на бетон. И все. Нет. Он должен совершить несколько действий. Во-первых, все же как-то вытащить от туда Лесю. Во вторых - уйти со службы. И сделать это прямо сейчас, иначе потом будет тяжелее. Тяжелее для самого него, облаченного привилегиями, которые будут все возрастать.
  - Пойду, пройдусь. - проговорил Игорь Наде, которая даже не обкрнулась, поглощенная очередной психоформулой с экрана. - Подумаю. - добавил он.
  - Оке.
  На улице была осень, бабье лето, которое больше обманывало. Теперь в эту оттепель столбик термометра показывал около двадцати пяти. Игорь решил не ехать на авто, а зайти в ближайшее кафе, благо недалеко было юутное место, сохранившее колорит прежних времен, с определенной долей стилизации.
  - ...новый истребитель-перехватчик, который в беспилотном режиме поднимается на высоту шестьдесят километров. Эта надежная защита позволить сократить расходы ЕАС на оборону в секторе авиационных...
  В кафе в это время было сумрачно и полупусто. Игорь сел в дальнем углу и принялся рассеянно изучать меню, продолжая думать о своем. Вытащить Лесю и уйти со службы. Первое сделать можно достаточно быстро. Он пользуясь своей властью мог бы вывезти Лесю, к примеру для какого-то следственного эксперимента за пределы санатория. Только пока он не знает, в каком именно санатории она находится. После этого второе совершить проще простого. Они исчезнут по подложным документам. У него в Ворзеле акселератора и "белки" припрятано столько, что хватит жить на первые несколько лет. А потом он что-то придумает. С его способностями и связями можно заняться чем-нибудь в теневой экономике или на черном рынке.
  -...Вы знаете свой уровень секса? Вам нужна новая игрушка, которая поднимет вас и ваше сознание, сделает вас всесильным и бессмертным? Тантра-клуб "кама" поможет вам в этом...
   Игорь очнулся - молодой человек его возраста направлялся к его столику. Ростом около метр восемдесят, крепкий. Одетый с закосом под байкера, он улыбался Игорю хоть и демонстрировал крайнее дружелюбие, Игорь напрягся, понимая, что не знает этого человека, а человек знает его, что само по себе настораживало. В мозгу стрелами пронесся черед мыслей, прорабатывавших ситуацию.
  - Можно я присяду, Игорь. - скорее предложил гость, чем попросил разрешения.
  - Я с вами не знаком. - ответил Игорь, ловя еще одного человека - девушку лет двадцати, ростом чуть ниже среднего, тоже одетую под байкера. Ее руки были под столом и несложно догадаться, что она там держит.
  - Меня зовут Дмитрий. Мне это имя из многих моих больше всего нравится. - ответил незнакомец.
  - Очень приятно, хотя я вижу вас впервые.
  - А я нет. Я слежу за вами уже почти год.
  - Да? - Игорь изобразил удивление на лице. Интересно, кто это? Наркодиллер или спец из конкурирующей организации. Вполне возможно, что его прислали перевербовать Игоря куда-то. Другой вариант, какой-то гангстер просто хочет его купить, не подозревая, что покупает государственного агента. Та девица для страховки, если пойдет что-то не так. Но почему все это выглядит несколько непрофессионально? По крайней мере в кафе его должны старховать двое. Может все-таки гангстер?
  - Я работаю на правительство. - продолжил незнакомец, чем вызвал повторное удивление у Игоря. Если на правительство, тогда он совсем ничего пока не понимает. Ему вдруг захотелось уйти. Он начал обдумывать варианты отхода. Конечно, они оба вооружены, но это его не смущало. У парня, по внешнему виду неплохая боевая подготовка. Можно попытаться просто прыгнуть на девицу - она должна быть по слабее. Потом закрыться ею как щитом и забрать ее оружие. И отстреляться. Но ее приятель может быть вооружен чем-то типа "имекс-компакт" и просто изрешетить все перед собой так, что он даже не долетит до нее. Правда и подруга скорее всего погибнет.
  - Вы знаете Френкеля?
  - Френкель? Кто это? - Игорь знал Френкеля. Это помощник Грачева по другой линии их службы.
  - Я уверен, знаете. Он работает в одной связке с генерал-лейтенантом Грачевым, теперь директором киевского сектора комитета. - продолжал невозмутимо новый знакомый. - Если вы не против, я закажу себе что-нибудь. Тогда у нас беседа будет более непринужденной.
  - Возможно. - согласился Игорь. Попробуем пообщаться - решил он, а затем что-нибудь предприймем.
  Гость подозвал официантку, а его напарница тем временем не спускала с них глаз, посасывая что-то в бокале через трубочку.
  - Кофе и бутерброд с ветчиной. - попросил Дмитрий.
  - А вы? - девушка посмотрела на Игоря.
  - Просто кофе.
  - Френкель приказал мне следить за вами в том году. - продолжил Дмитрий, когда официантка отошла. - Я работаю в "белой стреле".
  - Ага. - Игорь едва заметно кивнул, глядя на гостя. - Терминатор?
  - Да. Терминатор-тень. Моя задача ходить за вами по пятам и в нужный момент уничтожить. - согласился Дмитрий.
  - Сейчас такой момент настал? - поинтересовался Игорь шутливо.
  - Нет. Я уже не работаю в белой стреле. - ответил Дмитрий.
  - Из "белой стрелы" не увольняют терминаторов. - возразил спокойно Игорь. - Оттуда уходят только...
  - Только на тот свет. - подтвердил Дмитрий. - Потому у меня мало времени, поскольку билет в ад я себе уже заказал. Мне очень нужно с вами поговорить.
  - Вот как. - Игорь сделал неопределенное движение бровями. В целом его движения были замедленны, на всякий случай. Вдруг подружка тоже из белой стрелы и просто застрелит его. Он попытался вспомнить все, что знает о "белой стреле" и о терминаторах. Как правило это полулюди-полумашины. Доходит до того, что по всему телу им вживляют всякие механические устройства, которые позволяют им очень быстро двигаться, надежно защищаться, стремительно мыслить. Терминатор видит всезонально. Под кожным покровом в отдельных частях тела у него вживлены специальные пластины, которые защищают от пулевых ранений. В остальном он в общем-то человек, не считая того, что в голове у него еще есть и управляющий компьютер, напрямую связанный с компьютером "белой стрелы". В живую терминаторов видел мало кто. Подобные преобразованные существа есть и на западе, и в Китае - технология считается весьма перспективной.
  - Я хочу кое-что показать. - продолжил Дмитрий. Он развернулся на стуле в профиль к Игорю, повернув голову затылком к нему. Потом он приподнял сзади волосы достаточно большой длины - Игорь увидел узкий, диаметром не более трех сантиметров, канал, который погружался глубоко в череп несколько ниже затылка. Игорь понял, что это входное отверстие компьютера. И он также понял, что контрольной платы там уже нет.
  - Вам все понятно? - спросил терминатор.
  - А ваша подруга?
  - То же самое. - сказал Дмитрий. - Но все остальное на месте. Эту операцию мне сделали в Андерграунде за бешенное количество акселератора. Пришлось пересадить часть мозга, поэтому у меня периодически сбоит короткая память. Сегодня я и моя подруга, мы должны исчезнуть из Доминиона - нас ищут во всю. Даже не смотря на то, что мы изменили лицо, нас не сложно найти. Но перед этим хотел бы сделать тебе, Игорь, одно предложение.
  - С какой стати ты решил, что я соглашусь. - если я не соглашусь, они меня уничтожат - сообразил Игорь. Скорее всего им нужен доступ к компьютеру "белой стрелы", чтобы внести туда изменения. Или просто доступ за пределы Доминиона, который я мог бы им теоретически организовать. Или...
  - Вот. - Дмитрий показал фото. Игоря пробило током - это была Леся. Только фотография какая-то не понятная. - Это фото одной твоей знакомой, которая тебе очень нужна. Мы знаем про тебя все. Кстати, это "все" известно и Френкелю и Грачеву. Неделю назад они приказали тебя удалить. На следующий день мне и Любе отключили контрольную плату и мы ушли из под "белой стрелы". Но ты не растраивайся, тебя все равно должны удалить.
  - Это обнадеживает. - согласился Игорь. - Ты знаешь, где Леся?
  - Да. Ты слышал что-нибудь о биофабрике?
  - В общем - это там, где производят органоидов?
  - Да.
  - Леся там?
  - Да. Она попала в сектор воспроизводства. У нее хороший генетический материал. В течении всего времени ее будут использовать там как носитель. Потом, когда срок пребывания за решеткой кончится, ей просто затрут память и нанесут фальшивые воспоминания. - Дмитрий проговорил все это спокойно, глядя в глаза Игоря, оценивая его реакцию.
  - Откуда у тебя вся эта информация? - поинтересовался Игорь. А вдруг это просто проверка - подумал он. Грачев и Френкель его проверяют? Если не проверка, то необходимо доказать противоположное. Как это сделать?
  - Один человек поплатился за нее жизнью вчера. Твоей службе, кстати, известно, что ты помог той ночью смыться Лесе из дома, когда ее пасли. Ты вывез ее на "Асконе". Это уже доказано. Я следил за тобой. Пока информации хватит? - спросил Дмитрий. Им принесли заказ. Игорь задумчиво пригубил кофе. Все похоже на правду. В принципе его могут просто спровоцировать сейчас на определенные действия в отношении Леси. Конечно, он, оказывается обложен со всех сторон уже год. Все это время Контора шла по его следам, выявляя его связи с "Украиной". А он, сдавал их, не замечая этого.
  - Что теперь с "Украиной"? - спросил он.
  - Всех переловили почти. Несколько деятелей ожидают своей участи. Есть мнение, что они выведут на кого-то еще. - пояснил Дмитрий. - Тебя держали до последнего, пока не поняли, что ты не нужен. Теперь.
  - Ясно.
  - Я знаю, ты мне не доверяешь, думаешь, это проверка. Мне будет не сложно доказать обратное. Есть один человек, который мог бы это сделать. Он и попросил с тобой поговорить.
  - Кто это? - спросил Игорь. Он отставил кофе в сторону.
  - Это. - Дмитрий дожевывал бутерброт. - Это человек Внешнего Круга. Степан Круглый из Львова. Помнишь такого?
  - Да. Я с ним давно не общался.
  - Они знают, что ты можешь спасти Лесю. И ты сам хочешь ее спасти. Степан недалеко от сюда. В Андерграунде на нелегае. Я его сам нашел, а он нашел тех, кто мне и Любе вытащил чип из головы. - Дмитрий говорил методично, как автомат-бытпроизводитель или робот-носильщик на вокзале. - Вот такие дела.
  - Я смогу с ним встретиться? - спросил Игорь.
  - Да, прямо сейчас. Мы можем поехать на твоей машине - ты за рулем. Идет?
  - Хорошо. - согласился Игорь.
  - С этого момента ты скорее всего уже не сможешь вернуться в свой дом, на свою работу. - сказал Дмитрий, продолжая пить кофе. Он поднял на него глаза. - Это все закончилось.
  - Хватит разговоров. - посоветовал Игорь. - Допивай свой кофе и порулили.
  В машине Дмитрий, который сидел справа (Люба была сзади, осуществляя контроль), продолжил рассказывать. Игорь узнал, что фабрика существует давно, еще с двадцатых годов. Тогда она была больше похожа на лабораторию. Вырваться от туда невозможно. Единственное исключение - Люба, которую готовили в качестве домашнего любимца для одной высокопоставленной особы в правительстве. Правда эта особа не знала, что ее готовили еще и по другой программе - следить за ним. Люба бежала убив несколько человек, в том числе и самого босса, но ее поймали и чтобы не терять ценный обученный материал, переделали в терминатора. Они познакомились в бригаде зачистки, в которую попали перед тем как оказаться в секторе удаления "белой стрелы". Зачистки они делали в Андерграунде и потому очень хорошо ориентировались в городе. Дмитрий как-то узнал, что "Внешний Круг" переместил часть своих людей после разгрома в Киеве именно туда. Там оказался Степан Круглый. Игорь сообразил, что сейчас он наиболее близок к организаторам как "Украины", так и самого ВК. Единственно не ясно было, какая от всего этого выгода Дмитрию и его подружке. Может им заплатили крупные деньги или пообещали организовать безопасный переход за пределы Доминиона. В принцыпе нечто подобное мог сделать и Игорь, но пожалуй не сейчас.
  - Если о нашей встрече узнают в Комитете, у тебя не будет доступа никуда. - говорил Дмитрий. - Они все еще думают, что ты ни о чем не догадываешся. Еще один терминатор, которого послали за тобой сейчас нейтрализован. В Комитете пока считают, что он еще работоспособен и уничтожит тебя. Поэтому времени совсем мало. Может несколько часов.
  Они свернули с окружной магистрали и проехав сквозь руины и заброшенные дома еще около двух километров оказались в Андерграунде. В прошлом этот район назывался Бровары. Теперь здесь был огромный полузаброшенный город, живший по своим в общем-то законам. Его давно собирались ликвидировать и как знал со слов Грачева Игорь, застроить наново. Собственно, это должно было произойти в течении двух-трех ближайших лет. Застройка покрывала собой лишь половину Андера. Остальное должны были со временем выровнять до уровня бетонной площадки и построить новые автоматические заводы. В Андерграунде аборигены знали о планах его сноса, постепенно перебираясь южнее по течению Днепра, туда, где находились заброшенные земли. К примеру в Лугань, где был целый покинутый регион, частично зараженный разными химикатами.
  Они проехали главный жилмассив, в котором селились немногочисленные группы любителей свободной (относительно) жизни и проехали несколько дальше за район зачисток. Ночью здесь было довольно опасно, поскольку в этом районе орудовали местные банды. Немного далее был более цивилизованный район, в котором существовало что-то вроде нелегальных сил самообороны, сформированных местным населением. Они подлежали уничтожению в первую очередь перед началом застройки. Этим, собственно и ведал отдел Френкеля. Игорь имел смутное представление о зачистке. Она скорее всего была похожа на настоящую войну. В Андере, площадью как старый Киев селились в основном те, кто не хотел жить в Доминионе по тем или иным причинам. Фактически здесь возникло своеобразное братство, братство свободных от обязанностей перед обществом. Сам заброшенный город возник лет двадцать назад, после прорыва очистной водоплотины на севере. Тогда этот район залило водой и подмочило основательно многие кварталы. Люди переселились от туда, многие бросили все. Брошенные кварталы сразу заселили бездомные и различные неформалы, которые до того гнездились в южной промышленнолй зоне. Их с каждым годом становилось все больше, пока не возникла легендарная личность для всех неформалов и людей дна - Коган. Это конечно же был псевдоним одного человека, уже давно выслеженного и застреленного спецназом. Но тем не менее он сделал свое дело, обозвав этот район Андерграундом, а затем издав кодекс Свободы. Правило номер один гласило, что каждый человек имеет право на определение своей судьбы. Вскоре во всем Доминионе узнали о заброшенном городе. Сюда стали съезжаться со всего ЕАС.
  - Тут. - показал Дмитрий. Игорь свернул в узкий, заросший кустами переулок и остановился возле ворот из проржавевшего железа. Улица и небольшой частный дом просматривались с трудом сквозь заросли. Даже асфальт дороги сдал перед многочисленными растениями, которые местами попробивали его сетью трещин - машины здесь ездили редко. В отдалении появилось несколько любопытных, в основном подростки.
  - Я не рискнул бы оставлять тут машину. - Игорь кивнул на них.
  - Мы заедем во двор. - Дминтрий вышел из автомобиля и подойдя к воротам ударил в них несколько раз кулаком.
  - У тебя очень заметный автомобиль, а здесь попадаются стукачи Системы. - проговорила сзади все время молчавшая Люба.
  - Они что-то успеют сделать? - поинтересовался Игорь.
  - Вряд ли. - пожала плечами Люба, продолжая тем не менее следить за его движениями.
  - Скажи, правда, что в тело терминатора вживляют разные устройства, которые усиливают его возможности? - спросил Любу Игорь.
  - Я думала ты знаеш больше. - девушка протянула свободную руку Игорю. - Потрогай чуть ниже локтя.
  Игорь взял ее руку и понял, что структура несколько отличается.
  - Вокруг кости металопластиковая оболочка. - пояснила Люба. - Эту руку сложно сломать. Кроме того у меня в организме несолько изменена биология. Вырабатывается особое вещество, которое снижает болевой эффект.
  - Ты не чувствуеш боли?
  - Скорее чувствую потери. Я больше похожа на машину.
  - Но у тебя есть сердце?
  - Есть. - согласилась Люба. - Под защитой из особых пластин.
  - Как ты стала терминатором?
  - Долгая история. - Люба кивнула в сторону дома - ворота распахнулись и с той стороны их ждали двое. - Заезжай.
  Игорь включил двигатель и плавно заехал во двор, засыпаный битым кирпичем. Во дворе, среди зарослей стоял дом похоже столетней давности, с местами облетевшим кирпичем. Окна были выполнены в рамах из дерева. Такой же деревянной с заплатами была и дверь. Те двое, что их встречали, были вооружены автоматами калашникова.
  - Пошли. - пригласил Дмитрий всех в дом.
  В доме было чисто и все выглядело по старому. Как это было наверно в тот год, в который хозяева здесь все покинули. Старая мебель, кухня с неработающей газовой плитой, у которой рядом пристроилась такая же электрическая. Они шли по скрипучим, протертым деревянным полам. Круглый был в комнате сам:
  - Привіт, Лесю.
  - Ти вже знаеш як мене звуть. - відповів Ігор. - Вибач.
  - За що?
  - За те, що так вийшло. Коли я зрозумів, що не на тому боці, було дуже пізно зупинити весь механізм Контори. - проговорив Ігор. - Але я спробував.
  - Це вже не має значення. - Степан дружньо посміхнувся та протянув руку. Ігор потис її.
  - Сідай. - запросив він Ігора, Дмитро та Люба залишись трохи позаду в дверях. - Ті хлопці з автоматами, це обережність. Якщо б тут був ще один термінатор, то невідомо, допомогли б вони чи ні. Швидше ні. Але є дещо навіть страшніше за термінаторів. Це програми-агенти.
  - Що це таке? - спитав Ігор. - Програми-агенті?
  - "Біла стріла" може проникати всюди. Вона може увійти у спутнік будь якої людини і взяти її під контроль, примусити зробити що завгодно. Тобто наприклад наказати будь-кому, навіть дитині убити тебе, або мене. Тобі відомо, що час від часу кожен "сателліт" сканується?
  - Так.
  - А де твій?
  - У машині, вимкнений. - відповів Ігор.
  - Добре. Тоді поговоримо. - Степан сів навпроти за стіл і декілька секунд вивчав Ігора. Потім почав говорити: - Ні я, ні Леся ні в чому тебе не звинувачуємо. Ти зовсім не здогадувався у які ігри грає Комітет. Грачев, це не сама головна фігура у цій грі. Він швидше діяч особливого поля. Головна роль твоя.
  - Моя?
  - Так. Ти можеш врятувати Лесю.
  - Вона на фабриці. - відповів Ігор.
  - Так, вона на фабриці. - підтвердив Степан. - В неї дуже добра генетика. Це хочуть використати для створення органоїдів. Крім того їй дуже хочуть промити мізки. Вони будуть зондувати її пам"ять, щоб взнати більше про нас. Я маю на увазі нашу організацію - Внутрішне Коло. Але вони не знають, що Леся троянський кінь.
  - Тобто?! - здивувався Ігор.
  - Вона відкриє тобі та нашим новим друзям, - Круглий кивнув на Дмитра та Любу.- шлях до фабрики. У Дмитра там теж є справи.
  - Да. - кивнул Дмитрий. - На фабрике человек, который мне очень дорог. Я его вытащу от туда.
  - Я не дуже зрозумів. - відповів Ігор. - Тобто ви мене, або Лесю використовуєте для того, щоб проникнути на Фабрику? Я правильно розумію? Це так?
  - Ні. - проговорив Степан. - Звісно ні. Просто Леся розуміла, що рано чи пізно опиниться на Фабриці. Цих Фабрик кілька. Нам відомо три. Зараз будують ще три. ЕАС хоче створити нову націю. Націю штучно виготовлених людей. Фактично біороботів. На основі існуючого генетичного матеріалу. Беруть найкращих. Леся лише спрогнозувала ситуацію, коли вона опиниться в них. От і все. А вона може підсвідомо й хотіла це зробити. Гадала, що саме там можливо змінити ситуацію на краще.
  - Яким чином?
  - Найкращий генетичний матеріал. Найновіші дослідження у області спадкових ознак. Програмування дітей. Можливо використати найкраще. Питання здорової спадковості зараз важливіші, бо всі ми вже безнадійно генетично хворі. - пояснив Степан.
  - Тому ви прагнете, Внутрішне Коло. Отримати інформацію про дослідження на Фабриці?
  - Так. Я тобі зараз відкрию карти, а ти вже вирішиш що робити. Справа в тому. - Круглий зробив паузу. - Що Леся не зовсім Леся.
  - Здається я починаю розуміти. - здогадався Ігор. - Вона... В неї є кілька свідомостей.
  - Так, є. - згодився Круглий. - В дійсності вона інша. Її основна програма - проникнути до Фабрики та залучити до роботи з нами певного посадовця з Комітету. Але все це зараз не має значення, бо Леся більша за свою роль, відіграну нею для тебе. Справа в Тому, що ти також не той, ким себе уявляеш.
  Ці останні слова трохи здивували Ігоря. Він задумався.
  - Тобто?
  - Ти також знаеш, що таке Фабрика. - сказав Круглий. - Бо в тебе штучний генетичний код.
  - Звідки тобі відомо?
  - Звідки? - Круглий потис плечима. - Тобі ніколи не приходило у голову пройти курс повного обстеження свого здоров"я?
  - Мені це регулярно робили на службі. - відповів Ігор.
  - І ти бачив ці медичні звіти?
  - Я просто не приділяв їм особливої уваги. - пояснив Ігор.
  - А це треба було зробити. Там є багато цікавого...
  
  
  
  1 Синий цвет - в середине ХХ1 века практически во всем мире пользовались электронными деньгами. Собственно, по сути это уже были не деньги, а скорее знаковая система принадлежности к определенному классу общества. Благодаря такой градации люди получали в некоторых пределах блага общества - снимали квартиры, покупали авто, либо брали на прокат. Градация населения определялась по цветовой гамме карточек - высшим слоем был белый. Далее голубой, синий, зеленый, желтый. Красный.
  2 Спутник - вещь, выполняющая функции средства связи, персонального компьютера, источника новостей и виртуальных игр. Многим это устройство постепенно заменило жизнь и собственное мнение, поскольку появились "спутники", способные делить деятельность человека на две части, расщепляя сознание. Таким образом виртуальные игры причудливо переплетаются с обыденностью. Спутник являлся причиной половины шизофрений общества. Вообще психические заболевания приобрели настолько сильную роль в будущем, что пришлось часть из них упразднить законодательно.
  3 Программатор - устройство для программирования действий человека по определенной схеме. Это могут быть условные слова, знаки, просто определенное время. Сам человек может и не подозревать, что запрограммирован.
  4 Информатор - устройство для приема новостийных, телевизионных и кинопрограмм через глобальную сеть. Также может и отправлять подобную информацию доступным абонентам. В зависимости от уровня допуска, пользователь информатора может даже влиять на глобальные каналы новостей (как правило такими правами пользуются спецслужбы).
  5 "Стрела" - внутрення информационная сеть спецслужб. Есть также ее секретный сектор - "белая стрела" - информационная сеть ликвидационных команд, так называемых "терминаторов", а поросту государственных убийц.
  6 ЕАС - ЕвроАзиатский Союз, нечто, возникшее на просторах СНГ наподобии СССР. ЕАС является главным противником ЗС - Западного Союза, но более слабым чем последний.
  7 НЛ-курсы, курсы словестного программирования, расчитанные на программирование людей определенной категории, как правило людей, уже предварительно обработанных определенным способом. К примеру государственной идеологией. Нейро-Лингвистическое программирование, это один из мифов глобального общества. Срабатывает оно как правило не всегда, но в большинстве случаев. Крайне тесно смыкается с суггестией и гипнозом.
  8 Кому интересно, что такое Центр Евы Адамс рекомендую книгу А.Зиновьева "Глобальный человейник" по истории ее возникновения. А если в двух словах, это организация нечто вроде религиозно-идеологического объединения, носящего формальный характер.
  9 Акселератор - наркотик нового типа, усиливающий психические процессы деятельности мозга, обостряющий внимание и ощущения. Во многих государствах он на черном рынке заменил собой обыкновенные бумажные деньги, являясь идеальным меновым средством.
  10 Гейт Универсум - программа, загружающая семь миллионов игровых миров в сознание человека через Спутник. Человек может быть на работе и играть в игру одновременно. Один из методов программирования человека на определенные действия.
  1
  
  
  1
  
  
Оценка: 2.80*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) А.Демьянов "Долгая дорога домой. Книга Вторая"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"