Руб Александр Викторович: другие произведения.

Призыв (продолжение гл. 16 Пепел)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:


Пепел.

(продолжение)

   Не щедр день в схроне на разнообразие. Почти как в тюрьме: серый бетон стен
   да прочные двухэтажные нары. Скудность обстановки скрашивает Святое распятие и висящее в специальных креплениях оружие. Стол, скамья, да "прибиральное место" в виде ведра с крышкой - "лесные" солдаты непривередливы.
   "Скучен день до вечера, когда делать нечего".
   Долго ли протопить печурку, да приготовить еду на пятерых? Чем себя ещё занять?
   Выпивка скрашивает жизнь и убыстряет время, да разве её напасёшься?
   Придумывает потому каждый себе какое-никакое занятие.
   Юрась, вооружившись маленьким ножом, вырезал при скудном свете керосиновой лампы фигурку.
   Погруженный в себя, он лишь краем сознания слышал привычное бурчание Злабовича, выспавшегося на год вперед и теперь ищущего собеседника:
   - Слышь "Могутный", ну чё ты всё молчишь-то? Хоть бы сбрехал чаго.
   Вот расскажи, как ты в кавалеристы попал?
   Или вот как такое возможно: улан - не любящий коней?
   Нужно ли отвечать дурню лезущему без спросу в чужую жизнь? Нет в том нужды. Молчит Юрась, а мысли бредут своим чередом, по собственной воле оживляя недалекое давнее - начало войны.

Jeszcze Polska nie zgin??a,
Kiedy my ?yjemy,
Co nam obca przemoc wzi??a,
Szabl? odbierzemy.

"Пока мы живы Польша не умрет

Всё, что отнято вражьей силой, саблею вернем"

  
   Начальные такты польского гимна крутятся в голове стройным хором крепких глоток улан родного Двадцать третьего полка. Потом по странной прихоти памяти, без всякой связи с первой возник тревожный напев: чистый прозрачный высокий звук кавалерийского горна.
   Где музыка и где Юрась! Почему они рядом - именно эти две мелодии?
   Мысли скачут с одного на другое, по собственной прихоти выбирая из памяти кусочки прошедшего.
   - "Как и когда для меня началась война?".
   "Могутный" напрягся и склонил голову, уходя глубже в тень, от мешающего света лампы. Закрыл глаза - пытаясь вернуться всеми чувствами туда в предвоенную жизнь: вновь ощутить и увидеть.
  
   В переполненном зале кавярни* Франека Маршалковски туман от табачного дыма. Со стойки патефон хором Юранда раз за разом сообщает, что "Надо бы выпить!", но собравшихся сегодня уговаривать на это "святое" для мужиков дело не надо.
   События такие, что без стакана никак не разобраться: "политика", каб на яе напау панос!
   Шумят хмельные лесорубы и парабки-батраки, ладные гаспадари-хозяева и вольнонаемные служащие уланского полка.
   Все разговоры в этот прохладный мартовский день ­- объявление о мобилизации. Впервые в истории Второй Речи Посполитой призыву подлежали беларусы и украинцы.
   Развешенные повсюду маленькие афиши. Огромные буквы газетных заголовков. За один день миролюбивые жители превратились в воинствующих патриотов!
   Меж столиками в кавярне летают "курвиски" да "халеры". Злым словом клеймят "немцев" и "советы". Пьют за "Маршала". Не по разу тост за союзников - Францию и Англию.
   Пухленький толстячок пан Владислав - один из местных "пикейных жилетов". Важничая и красуясь, вещал, не только для сидящих за его столиком, но так, чтобы слышно было всей кафейне:
   - Я полностью согласен с позицией "маршала": "Мы за чужим рук не протягиваем, но своего не отдадим. Не только всей одежки, но даже пуговицы от нее"!
   - Чьей пуговицы-то? Моей или его? Моя - злотый за дюжину! У него, верняк, золотая. Да как бы и не с камушком. Небось, моя халупа стоит меньше!
   - Высокия пароги не на нашыя ноги!
   Простенькие шутки - зато смех искренний, веселый.
   Настроение в этот день у всех приподнятое.
   Наконец-то свершилось то, о чем годами спорили и возмущались: разноплеменное и разноязыкое население страны уравняли в правах "защищать Родину". Указом правительства маршала Рыдз-Смиглы мобилизации подлежали, не только католики-поляки, но и православные белорусы "Кресов Всходних".
   Радуются люди, смеются и веселятся. Хором скандируют:
   - Silni !
   - Zwarci !
  -- Gotowi !
   "Сильны! Сплочены! Готовы!" - Юрась с приятелями радостными воплями будили спящих в ночной тишине обывателей местечка.
   Мартовский слякотный вечер. Ветер громадами мрачных туч завесил луну. Крохотный "пятачок" местечковой площади освещается только парой фонарей на столбах. Сонное спокойствие улочек временами на минуту-другую нарушает собачья перебранка.
   Воздух наполнен ожиданием чего-то нового, высокого, красивого-красивого. Того что невозможно выразить скудным языком слов. Весна! Свежесть глубоким вздохом наполняет грудь. Хорр-о-шо-то как! Хочется петь!!! Петь?!
   - Стой! Хлопцы! Давайте споем!
   От полноты чувств. Для того, чтобы проснувшиеся местечковцы не посчитали прерванный сон напрасным делом, пропели или проорали (ночные и утренние мнения могут не совпадать) - сверхпопулярную песенку "Ostatnia niedziela".
   Тут пан Вацлав припомнил, что в "Гродненском вестнике" писали про этот шлягер. Оказывается безбожные Советы сперли его у автора - пана Мечислава Фогга.
   - Не заплатили ни гроша! Ни одного ломаного гроша не досталось бедному композитору!!! Переделали и извратили текст! Даже название придумали другое - "Утомленные солнцем"!
   Возмущались все.
   Назло грабежникам-большевикам и для поддержки пана Мечислава пропели песенку ещё раз.
   Какой прекрасный вечер!
   Зря! Ох, зря выблядак Гитлер полез на Польшу со своим "Ультиматумом"!
   Смакчить струк яму, а не Гданьск с "данцингским коридором"!
   "Сабли в длонь!" - в едином порыве поляки, украинцы, беларусы ­- все жители Второй Ржечи Посполитой поднялись на защиту родной страны.
   Польша была полна решимости доказать свою значимость и Европе, и всему миру!
   Англия и Франция, гарантировавшие Польше  поддержку в случае войны - добавили гордым потомкам "шляхтичей" уверенности и смелости.
   Расставаясь, приятели ещё раз сообщили миру:

Jeszcze Polska nie zgin??a,
Kiedy my ?yjemy...

  
   Бубнит очередную пакостную историю Злабович. Гладят пальцы маленького коня. Срезает нож очередной бугорок на гриве деревянной лошадки. Бежит коник, вьётся на ветру длинная грива, спешит на призывный звук кавалерийского горна. Тяжело вздыхает Юрась, вновь погружаясь мыслями в первый год войны.
   Мартовский призыв военнообязанных был краток - всего на пару недель. Напугавшийся больших потерь в предстоящей войне Гитлер пошел на переговоры. Жизнь простых людей вернулась в привычное русло.
   Вновь по напевному сигналу трубы в четыре тридцать утра гродненские уланы вставали, ухаживали за конями, выстраивались по "тревоге", ходили на учения и стрельбы.
   Повара-кашевары трудились как бы ни больше всех. Встать раньше, растопить плиту вскипятить чай, сварить кашу к пяти пятнадцати. Потом готовить обед, ужин.
   Офицерам и унтерам готовили особо.
   Пока служил "срочную", Юрасю пришлось и на кухне работать, и солдатскую науку осваивать: кашевар считался, прежде всего, уланом, а потому привлекался на большинство занятий.
   В первое время было тяжело. Спать, спать - хотелось всегда и везде. Канецкого научили стрелять, окапываться, маскироваться, защищаться самому и защищать коней от химических атак.... Больше всего ему нравились выезды на маневры и учения. Конечно, жить в светлой с "центральным отоплением" и уборной-"канализацией" казарме не то, что в вёске с колодцем во дворе. Всё же что-то такое было в жизни среди леса или луга. Словно они меняли людей, становившихся иными: Юрась не мог подобрать умных слов, чтобы описать свои ощущения.
   После полутора лет, срока обязательной службы, он остался вольнонаёмным.
   Жалованье небольшое, хотя если не роскошествовать, то можно и жильё снять, и семью создать.
   "Могутный хлопец" Юрась готовил обед, когда чистый певучий голос сигнальной трубы пропел "Тревогу" Двадцать третьему полку Гродненских уланов. 24 августа 1939 года Виленская кавалерийская бригада получила приказ на передислокацию южнее Лодзи в состав резервной армии "PRUSY".
   Веселье и грусть, надежда славы на поле боя и тревога за близких, радость от смены приевшейся рутины - да и много ещё чего намешалось в эмоциях молодых и сильных мужчин - красы и гордости Второй Речи Посполитой.
   Погрузившись в поданные на станцию вагоны, полк убыл навстречу своей судьбе: разгрому в боях из-за, гибели для одних и плену для других.
   А Юрась продолжил готовить теперь уже только для нескольких солдат, оставшихся для охраны военного городка, почти пустых складов да десятка лошадей.
   Гулкая звенящая тишина казарм, плаца, учебных классов, и тренировочных полос ещё пару дней назад наполненных гомоном большого количества людей и животных.
   Теплый ветерок ранней осени неспешно гоняет лоскутки далеких звуков: негромкого разговора, скрипа двери, клочки мелодий радио или патефона.
   Военный городок замер. Он ждет, когда его вновь наполнит мельтешение живых: шумных, вздорных, веселых, злых - он ожидает людей.
   Где-то там вдалеке, идут смертельные бои и схватки. Льется кровь, горят машины, гибнут люди и животные. Но это там. Где-то.
   Первого сентября немцы атаковали Польшу.
   Началась мобилизация. Юрась вновь надел форму, получил оружие и снаряжение. Он опять стал уланом.
   Слухи, слухи, слухи. Они множились и разрастались. Варшавские газеты и радио захлёбывались от описаний героических подвигов и успехов польских войск.
   На первых полосах фотографии героев таких, как подполковник Леопольд Памула, замкомандира бригады перехватчиков. Подбив в бою два бомбардировщика, он на поврежденном самолете таранил один из трех атаковавших его "Мессершмитов-109".
   По газетам Войско Польско вело успешные сражения, но бои шли всё ближе, ближе...
   Семнадцатого сентября с востока в Польшу вошла Красная Армия. Начались бои в Западной Беларуси.
   Через несколько дней прошел слух о разгроме Польши. В Поставах появились красноармейцы.
   В расположение полка они прибыли на легковушке непривычных очертаний и маленьком грузовичке с фанерной кабиной.
   Офицер и три унтера. Плюс десять пехотинцев во главе с капралом.
   - Трофейщики. Будут описывать и осматривать. Всё, что найдут... Э-э-х!
   Вахмистр Мацей Ховорницкий не скрывал ненависти к захватчикам. Ещё накануне он отдал приказ снять караул и открыть склады для жителей. Там оставались совсем крохи, но пусть уж лучше пригодится обывателям, чем достанется оккупантам. А рано утром уланы попрощались со своими боевыми сослуживцами - конями и отогнали их на дальний луг. Бесхозными лошади пробудут недолго. Крестьяне из вёсок приберут и приветят стареньких, а порой не совсем здоровых животных.
   Не было в расположении полка и оружия. Вообще никакого.
   Через некоторое время у входа в трехэтажную казарму, где стоял старший офицер группы, начался скандал: мягкую тишину пустоты взорвал грубый непривычный русский мат.
   Красный командир был недоволен отсутствием ощутимых материальных ценностей, а особенно лошадей:
   - Идиоты! ... ... ...!
   - Где ... ... эти ... кони! Их что ...?
   - Какого ... вы вчера ...щелкали? Думаете эта ... "европа" ... не умеет?
   - ... ..! ... ... ...! Хоть ..., но ищите! Меня командование за такой учет и ..., и высушит!
   -Суки щелястые учтите, меня поставят ..., но я и вам ....!!!
   Где только набрался стольких грязных ругательств толстенький с бритой головой офицер, знает только Бог. Юрась с вахмистром слушали и морщились. Непривычны были они к такой брани. Ведь что лежит в основе беларуских и польских ругательств? Проклятие!
   "Каб ты... Каб табе...". А тут!? Морщились, но слушали и радовались, не без того - хоть в малости, но попортили кровь старому врагу!
   Метались по части унтера и солдаты, ругался и ярился их командир, а бывшие, теперь уже бывшие уланы обнялись на прощание и разошлись в разные стороны. Первый этап войны они проиграли, но они были живы, а значит всё ещё впереди.
   Между тем, среди приехавших, нашелся бывший кавалерист - Иван Николаевич. Он-то и сообразил своей привычной к выдумкам головой, как вернуть спрятанных лошадей.
   В помещениях полкового оркестра нашлась старенькая труба-корнет. Вот на ней он и играл, пока хватило дыхания, старинный кавалерийский сигнал: "Сбор".
   Музыка не была красивой и звонкой, такой, какую играют настоящие трубачи. В ней звучала не одна фальшивая нота. Но это был сигнал, привычное ухо без труда узнавало мелодию.
   Прошло несколько минут и ..., под радостное ржание вожака, на плац вбежал табунок уланских коней.
   Годы и годы службы приучили коней набору действий по сигналу трубы.
   Легконогие красавцы, умницы и верные друзья. Они состарились под кавалерийским седлом.
   Шаг их стал тяжел. Верность привычке не изменилась.
   "Труба зовет!" В привычный строй! На плац! Сейчас придет друг и чем-то угостит, а может просто погладит и скажет ласково:
   "Здравствуй мой хороший. Я тоже скучал по тебе в разлуке!".
   Что же вы наделали глупые - построившись в привычную шеренгу на плацу?
   Надменно выгнули лебединые шеи, игриво бьёте по земле копытом и гордые ждете ласковых слов, вкусных подарков: смотри друг-хозяин, какие мы сообразительные! Тебя нет, а я - вот, он! Услышал, прибежал и встал в строй, как и много раз до того!
   И невдомек верному соратнику, что хозяин смахивает слезу, глядя на тебя, на твоё невольное предательство, на смех и радость победителей врагов надевающих на тебя узду.
   Эх вы кони, кони верные уланские...
   Украдкой грубой ладонью смахнул Юрась навернувшуюся слезу. Струганул сразу половину любовно вырезаемой фигурки.
   - "Не-на-ви-жу! Проклятые тупые лошади!".
   Летят в огонь обломки.
  

Оценка: 10.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Е.Райнеш "Кэп и две принцессы"(Научная фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) Л.Вет., "Мой последний поиск."(Постапокалипсис) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) E.The "Странная находка"(Киберпанк) А.Емельянов "Мир Карика 10. Один за всех"(ЛитРПГ) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"