Рудаки Уддалака: другие произведения.

Экзерсис Антихристов

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Метафоры, притчи и афоризмы в звуках букв, которые скрывают мысли, но ищут смысл любви.

   РУДАКИ УДДАЛАКА
  
   экзерсис антихристов
   (эссе)
  13.11.90 г.
  Три вещи непостижимы для меня и четырёх я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице" Книга Притчей.
  Соломон.
  
  
   Чем? И на границе лучше жить во глубине сибирских руд. Да, Руда. Зубов искусственных купить и где начнёшь тогда кутить. За грош февраль чернил. Коль папа Мот на всё нам врал. Во Кремль полечу, да ногами застучу. А она говорит. Море горит. Вот и сторица синица дня дондеже. Держит-держит в холода тогда. Воды вешние сбегут губ искусанных больней. Робин Гуд, гут! США, ша... Московский первый императрицы Второй Екатерины кадетский корпус седьмого класса мраморной доски. Что может быть больней кладбищенской тоски? Смех смерти.
   Поверьте. От слова дел. Их, уходя, мы не находим. И к ней бежим и к ним. И действий ждут фюрера. Barabarossa. Славянороссы. Слияний и концернов. Из всех враг убеждённый сильный. В лицо знать надо. Гербы на линиях гробов. Девичье Спасска Ново монастыря. Я рад, Нейрон Нейрат. Колла Боро. Кола Брюньон. Нарциссы и нацисты. Во два поля тополя берёзонька стояла.
   Первый Красный офицер? Ворошилов. Да что сено ворошить, во народе трусить. Заум зим. Иза. Хлеба мортка. Удясетярённой бдительности горстка. Списки Молотову. Вот он тон Отона, бизь и бязь. Чвань да грязь. Гусевы. Подонками любуемся. По стёклам тонким пенсне трёхтонки льду Ладожскому нитью рвутся. Государевы народы трутся. Ристалище товарищей комрадов. Только конница кинется маршем панцирь. Синим небом гривы летят. Петлицей маршала веселятся. Сандро Невским немецким. Внукодети их, отцам бы одеть. Озол обид кинутый. Капутень шалопутый.
   Тыя дым драхэн ост. Оден прост. Поди и твори. Жолио-Кюри имени. Что в нём? Заук. Крипт Успенский. Черта вселенска. И смертны, братья мы, бессмертьем. Живым и восходящим. Звезда ли Кеплера на черном рукаве. Гибридом душ замученных Треблинки.
   Густою сажей Бухенвальда грибная осень Хиросимы. И мне милей, ни комаров, ни мошек. Письмо любовное на кончике пера. Слова молчат кинжала криком. Веру выкинь!
   Смотри содействием немолчных панихид. Кож содранных в застолье тоста. Во их во крат стоглавых ростынь. Кресту кладутца 1 000 000, а впредь также. Хлебными бирками. Подати подать сюда. Не смех, боль за ним, умеха. Свирепым кусом малого котёнка приходит время. Беременея мира мощные заряды. Бери меня, такую, без наград. Сухую воблу революций тоще. Дождь мокрый по лицу и озимь зим.
   Поэзия скульптур издателя моложе на весь тираж помножена рублём. Бесцененным до цента на рынок панихид. Свой своему паникадилом заржавленным во храму муз. Лиц круглолицых за бороду циберовать. Букв строже точки у стила. Нем жест перста указанного тихим. И Ржев и Тихвин. Семьрезвая у презендуев топотня глухих квартир тугая гашна. Каб их родня сполымами полызна. Га, да ба в истории не вызнат. И стольки.
   Время пятится, как жирафа, пятнами. А того бы, люди, взяли бы, да ба, да спрятали. А то часам лёту московским. Хваста и пьянь. Голодная забастовка. Пятисотого первый день. Линии тень. За два срока по девять месяцев. Хватит вопить! Чего беситесь? Нацизм статистики. Репрессий массовые списки, как театра Новикова песни. Заблуждение России. Сна сыны.
   Зловредием сыта вечная молодость фашизма. Боялых слов залежалая капуста мёрзла. Как в звёздах, земля, отсроченная в строчку. Сосны зимой стоят в подсочку, в шуме жухлых игл голос их. На подлоге в подворье восемьсот коров зданы на советский рубль. Таков безоружный Зовет СНД в сданиях СД. Добровольцы региона. А над ними в альтернативной основе небо Освенцима. В окнах судов стёкол огнестрельные раны, оккупированные рваные. Хотя. Растут когти из котят. И дети, как бомбы, собою вертят. Репортажи тепла. В Хабаровском и Приморском. Гладят нас известия против шорстки. СВЕМА.
   Смена кадра декораций. Резвость судорожная буйства. Пьяное буенство партийных дирректив. Поправки примочек росою в очи. Ссой. На выпучь бледная портретов личь. Бронзее Мухиных бетонная бордюрь. Униженное нихили революций. Светлое просветов, голубее полоски веных жил. Жадной едой той Избавительницы вечной.
   Нищий. Коммерческой партии своячезубых сволочей. Чей бы голос во ТАСС заглуша, лить ушат за уша. Серым штыком блохастого вша. Взялая Вами вата. Сухее пота. Магадана изврат. На поприще грабежа вертухаем тройного. Захудалою вера усвоив комбед чвань. Чин вводит матёрых старшин и сержантов наглее и нага. Шудра быдлая в гади подляни. Иконее иконь, убогее нити вылинятой мытью. Сор из изб в биби глав. Общего профиля человеческая трагедь. Земная трапезь в воле волн. Упрятана.
   Что я? Закопанная буква. В чужом бугорке ума. Ма-ма. В проклятье зачатий душа мертва. Беседа седа. Когда у бога еда. Учёный пропитан неверием зла. И никакая маленькая "б", не то, что вкопанная сортная ВКП. На чеку щеку в щеколду в полдень тенью севера серчает. Тот протест отчаянью сродни. Рыдни. Омут полон до отчаянья глубин. Люби. Рок и секс делают век. Певек. Побочный дом явлений общих. Щи огнём обиженные пищи. Рти. Витим витий.
   Тихим струн далёких струй. Вдалеке. Меча боятся на крутом витке. Псалмов горячая ладонь в огня крыле. Мчит кометой косматых бурь. Выищет. Мщеньем площади вымощит. Калек мошенничество вислогубое. Безбожие кралиных сись. Увиженное соблазна. Казна. Политических проституток жутких. Понять стремятся непонятое в стоне, в своём раю, сраю краих изб. Слава сласти. Области вечное застольем справок. А он так ловок. От доброты уловок. Кривой поковкой коня вороного. Вова. От зова зёва.
   Мим пантомим. Три антипарадных генерала. У тёмной ночи гимна Глинки. Столиц мелодий в поединках. Моей Московии Просковия близка. С лица седою бледностью луны снегов. Бегом пути по городам тогда. И калик, перехожие округ, Твери - Калуг. Найти ту суть сует. Из диалогов Логос, спутанный анонсом. Свежее музык сет под сетку. Рыжей соседки яблочного сада. Когда и сладу нет в заоблачных мгновеньях дня. Как будто дна у сладких не бывает грёз.
   Наставшее, нас ждавшее, похмелье зельем ногу жмёт. И той дорогой неоглядной омута любви. Под небом пеплым звёзд огни. Сирот одних. Честолюбивых мыслей эгоизм. Реприз. Арены круглой углыми острот. Так быстрый крутится фокстрот. В изнеможденьи сладкий рот Европы. Жизнь унижений падает сотрудной. Жизни манной и власти пластик. Господство жажды, как сажи совести явлённой. Да только неистираемое тленно. Мир душ твоих обетованных. Так в ванной мыльная сатира. Квартир осмеянных уют. Идеи стоптанные стопкой.
   По силе рук страниц захлопнутых классического тома. В России нету дома. Учитель потаённый у стола. Стрела изломанная доказательств. Зародыш революций в дури бурь. Сил памяти отшибленная напрочь. Сверкающую шашкой тем что мы есть. Все вместе. Хором. Лик святых. Ура, кресты. Страсть нажитого материализма. Исконь поскони в деле раввината. Честь женская изврата. Орущими берущими своё. Тоё-тоё. Разверстанная судным Русь.
   Кровь всполыхнёт тёплым молоком. Соском закусенным рефлексом. Что может быть у духа веским? Пузыри. В глаз кареглазый во сто крат. Найкратчайшая йода славы полоса. Цена индустриализаций чаянная воля. Мрак ссудной казни и россказни кредита. Политик сказка. Указка сбытая мечты. В которой ты и голос твой. Убежище. Кто нас преследует? Король плывущий баттерфляем. Кант воюющий с собой. Разбой угасшего костра. Простое миролюбие травы. Жестокой мудрости засеянное поле. Боль истины. И ни одного листика.
   Летящий ветер их вампир. Да за пределы солнца луч падёт. И всё пройдёт. Зима. Дым водопада. Неземная жажда мести. Полей просторная земля. Ей внемлет ужас чужестранца. Весла варфоломеевым крестом. Дом тихой бухты. Каб стук воротами не вдруг. Погона прошлого попытки. Пройдёт балезной головой. Нагой и голой. На пляске памяти глава. Ни обо всём ли гололедица в последующие сутки. Последней сутра на фатиху вышла. Глас молитв мха тише. Далёкое родным. Свидание.
   У праха ног земная память. Зазнайство ветра, он видит всё. Его несёт простой полёт. В надутых парусах плоть глобуса крутая. Меж облаков витают тени славы. Вишнёвым светом губы алы. Смарагдина зла тоскою шаха. Отражается небо как деревья в лесу. Голубые... Только кажется мне... одному. Никогда не вернёмся из боя. Те же лошади. Кони. Чёрные седоки паруса. Убегающим в след волн товарищи. И в скачке теряем мы жгучих.
   Огни зловещих звёзд всходят на неизвестности. Кто нас сменит тогда? Кто нас простит? И кто нас среди бурунных строк простых растреплет седым волосом? Опять уйдут терзания. Забудутся. Кащееструнные гитары отравят память мелодой морей уснувших акварелью. Что станет с ней, улыбкой трелью. Летящего крыла взмах зыбок между перьев. Они оттуда. Птицы. Их лица малым живы. Нежны границы детства. И они, как в бурю, денутся. Распутье. Им слушают слова богов. И главы их орлов на скалах зной стерегут.
   Жизнь одноглазая меня треножит. Да на своём треножнике оракул погружен: "Джулио Чезаре". Уж не Боргезе одноглазый, по дну бухты лазил? И в одной из южной глухомани цифра меня манит: 603. Боротся до живучести последней корабля. Вот истина виновница инструкций. Подкомиссия из миссии комиссий. Лёд следствия. И в раме стенограмма. Ранней Харе Кришны взлёт. В лёт несладкой птице будней. Если тайну кто забудет. То тогда тому, тому за то. Круглозолое золото. Чести найденное власти. Кости брошенное зло. Словно в стылом тумане костра. Росчерк пера в двоеточии строчек. Навсегда внегда засень. За семь у линкора "Новоросийска" камык кадыкий держит дых.
   Анафема аспидая. Причина вем венми. Но не людьми в кормиле бациллы геноцидой. Рцы рамилля морской игры песка. Мороза треского в прибое пены. Рьянь Мальстремы борой. Гнилого забытья забор. Взять за топор плах голову на солнце. Пусть сиренью сорится лучи волны поблекшей следом уходящим. Вновь не ищи. Печаль. Что губ печать. Навечна кремнем иссеченная искра. Любви приписка. Молчанием притихшее мгновенье. Исход испуга огнестрахий. Что амфибрахий стоп чедолое о трёх слонах-слогах. Китах ли может черепахих. Как-будто будут сягати паче (постигать больше). Итак меридиана волос паучине. И боги бы не научили. Пир победы пирровать. За что дарувать?
   За дурь. На то и глаз бурь. Пиратская ушкуя. Коч серебоглаз бар-ик баржою ичит вскуе (тщетно). Да завертает иза газая газелью. Снегаем зелья порошит, шорох лета ворошит. Иглою шиткой парус сшит. Самшит и тот сандалом алым в красных деревах. В мире разных душ душманов горевых. Беда горит в дом каждый полыхая крышей. И что в Сибири вышла. Любимая прыжками в воду. Вышка!
  Не зная броду держать за бороду. Руслан любимая Людмилы. Бой с головою без алкоголя с голодною горою. Кто ямы волчьи нам избегая роет? И песни голососладкие полётом выстрела хлыста поёт. Злым панк-групп охота рьяная цыган. Благ жажда бритая бровей. Под марш-плац чавалуя. Излучшими валуя волю. Гипс риска на висках атлантов и кариатид. Мир многое хотит отрывком лазаря. Из аллилуя кремлёвским боем. Рой родины в уясненьи снов. Основ херсон.
  Не знать ни имени, ни роду. На ироди народу дыр беглая карман. В кой грош на выдохе ныряя зубарики наяривает. Пасти паскуд ума сумою тощей, как лозунги у жадных тошны. В сигналах точного содейства указы прсьтьбы президейства. Из лицедейств попятых пятные очистки мундира бравого сукно. Как будто будок полосатое стекло об осторожные края рож. Вот вошь гнездо совьёт, что вице несморгня соврёт. В обед орёт каникулярым тостом. Взял и заделал у бюджета рваный простынь.
  Уляжет время белые костьми, и препинаний беглых веера веслом о гладь льда. Глянцуемость пардона. Отходит скорым поезд, он из звонка последним скроен, золой пустого дома исполкома. Их на полках мыши дохлых круп тайн гречка сечневой утечки. Зятьям бы взяться в чистку поперхаеных квартир, да кто б кулаки воротил. Им чешуёная лепроза скраивает пеллагру кошельков в сморковый флага шёлк. Бур дул из глаз щелк. Защёлках казематов быдлый мат. Вумат.
  На йимамат навруза хиджра. Что каждая дворца хижина яйца первое вылупляное гербом. Все нервы двери зверые тьмы равны. Рвом городском гниющей пищи. Зоилище. Рожающей цунами остропузая волна и камни спящие разбудит. Нас ваше нам не покоробит и сыт Людовик маршальской звездой заморской. Из-подмосквой зарайской жерл пуля поезда метро. Что взять противника в бедро и удушить партером схватки. А позабудутся моменты сладки ребра медали золое украдкой. Так жбана кислого похмел рассол. Расстрел поспел. Чилийца острого кайена, с звонка пропевшей переменой. Звучанья тона нижнего бемоль. Бельм выколот пугающие жесты.
  Ушуий богомол, единоборств услада, что трубки полетевшего каскада секс-фильма телевизера оскал. В давление паскаль и бэром и рентгеной, задохший кашель рудника урана. Дым анаша. Чтоб от борта и в лузу шайба.
  Украденная сабля морд милицейских под запретом. Пустых бессовестных портретов над заветом. Зубной и детской краснухою контакой. Из-кто такой? С. Товар-ис. Шарм нового жаргона в полконах погоных соплого жранья. Каб не афгана гвардия собак из спак не увидать, не различить. И начинают госпитали лечить лекарством шлиссерьбужим. Зажим на жим больною лапою мозоля. Седалища лежала. Пора б и мысли из головы бежалой чернее тела излучать. Максвеллами умелить. Ибн им хвала. Абу Синам мела.
  Трамвай ушёл заспавшею хористкой сцены. Суфлёр поник в толпе очередей. В гул гула говора влюблён. Да набелён тройною биссектрисою артист. В поджарый лист журнала предложений. Визита унижений и насмешек не сыскать стране срамней. Свиньи сраней. Зло срыла. Привеса полкило туманного завеса. В талоны созданный товар. И заговором роздан шепотка приварок. Угрюм углом налощенный прилавок.
  Повеса. Мот. Жуир газет. Зевака бешенного скака. На всём на саблом на лету с плеч долой. Царя. Царицу. Испарина упада Реомюром. Цельсий сдал. Слабак табак. И ферромид хламидою в крови. Ори. Пора. Жуём железо.The seven mambare. Политические баре карих глаз. Что из кишок выпустить газ. Эвпатриды удачи. И подумать трижды чем дать сдачи. Иёсиф и Адольф на даче в беседе дружеской пиратского налёта. И Ваш и искреннен Дж. Эдг. Гувер. Изувер. На поле дел нас вертухает. Что в истории нету правил. Мозг зла неотравим. Ударными речами Молотова. КэПээСэСа член гитлеризма неуничтожим.
  Так в вузах НИЧ - прогрессирующий паралич. Иного ватика. Что на римском поле Ватикан. Костюм купальный в волнетрепальной мутных извещений. Старик тарик азизный. У буерака, а говорях хусейн иракий. Зато бибисивый Лондон мазовецкому вякает. Результаты выясняются голым сованием. Что только что ушла в подачу энергия Польши. Подарки живки в судов ужимках. Камках сусали забастовки. Пора бы б братся за винтовки предупредительной стрельбой. Селитьбой министерств и мини стерв.
  Багдад клин в бит на байты бейтов бетеля за щёку. Рыба щёкур. Хира. В Париже мира всем данного. НАТе. Бывшим Варшавских парламентских дебатов. Шли солдаты новоявленных полков и поставленных подков. Хох. Волчий лох. Древесный кустик. Бундесверовый акустик. Бонн-гуляш из-за озера Баляш. Коль околицу калядит фольклор ладовым согласьем. Вью гнездо, а то не то. Из Белграда сообщу. Пищу иначе измыслю. Суть кормушки совокуплю. Пуда соль. Соло средство байкотит. И в глаза катит. Аппетит. Косозубьем мудрым нагу шудрят. Ростом цен на заработке. Забастованая водка. У коллег калек председатель сократится. Вновь потомое ютится.
  Птицы перья негасимы. Сима Симменса фламенко. Вновь три арабески в па. Буйн фантазых шантрапа. Споки будь. Да в оки жмудь роса. Богом босым. Ус юсё. Некудаку.
  День Кара-Бугаз. "Бес лести предан". Эх, карнай арап. Арык. Арак. Без злости в Оренбурга кость! Дворянскую да на гербовой. И вечности и важный покоем бой. В степи дуда гобой. Ветрилом имя запорошенное солью. Не солью, не различу - губу выпячу. Ногой тяжестью по пяткам. Вы и якать. Вы и прыть по теням замшелых будней. Алиби неподсудно. Зонтик презумпции. В первую ночь.
  Горькой верёвкой крутится жизнь. Докажи! Сердитому воду. Вот оно же. Элита да ба да бе грязи да не размножится. Племён плевелы. Гонка трека вело. Майка лидера. Процедура не сломайка, не нарушь. Пятый микрофон... стоп... выводите вон. Второй вон он из ворон. Слушаем. Изь.
  Чему научишся в слезах? Слезай кривым ртом халуя. Застит инеем свет в окна. Опусом магным (opus magnum) геральдия департамит. В близких искрах ожидания этюда. О сфере духа с белым брюхом. Да не поведя ухом. Мыловарня. Ухомои. И что им "М" в разу. На то катрин в грозу луч царства лёжим боком. За око зуб. Племенное родство. Богов озорство. Хоккайдо как бы так и надо. Кабы не Хонсю. А то, хочу-хочу. Фырчи - не фырчи. Фучи - огня богиня: Фудзияма.
  А никто не скажет прямо. Хочу бури. Звездою лобою до дна. Шестью двадцать без десяти. И всё на вычете, на выдохе. До дней последних донца. Загадки должны быть и у солнца. Марек марева мерязя. Эрзя крапивная болот рыбу крюком хука бьёт.
  Говоря о Вас, коль, люди. Как вам прекрасно в подлости своей. Но их сильней шатенка жгучая брюнету. Покровокровая блондинка и седину б свою не побранила. Мила была.
  Что минуло? Другим. Врата открыты любящих. С них сыщешь. Небесный сыщик сияньем глаза друзей разыщет. Святейших строк слетающие крылья, что топот ног. Друзей враг одинок. И горе избегаемых забвений откроет бедствию дорогу. Одежд общение надежд на древе. Греху доверие. Возврата случай. Бестрепетная страсть не сын отца и духа. Ветра смертей под мглою праха. Тиранией вящих снов тщеславие стенает. В когтях совы и слава плачет. Беспечный нечет.
  Предшествием зари звезда петляет караван. Испугом колким на клыках у волка год. Погибель учиняя ко. Зеркал различ неизмеримо. В одном рассудок помутнён. Не в тне овёс. Рассудит Рим! Какое? Карфаген. Из паутин глаз сердце не ласкает. Даров невидимых укол. Стоять что на пороге. Не уличают на подлоге. Творят. Калейдоскоп каб каплей отшумевшей мог вселенную стреножить. Что всуе суе мерцание орбит нагнать. Страх пришлых нахлобучить. Решено. Взятое через решето. Переполненную чашу ртутную. Джамшида?
  Из жизни нам отпущенной на всю. Шумерский ребус. Книга. В кой глин не пожалеючи страниц. Забвение склонится ниц. О, сыномудр ко матери весел свою. Умилен свово. Чадо. Свобожди. От двери общ родиша. Каяждо чадолюбие сугубством строк слагается. Сягается в рек зырек дырками спегчёнными. Имярек звездь.
  Государыня моя матушка. Дар чела о милости тоби. Вем бо, яко. Аки близ друг на взир. Изволиш ведать. Вем бо, яко. Паки вем, яко сердце выну очима. Болезна скорб во уме никогда велми стужает. Обаче, рещи бо весть по пучин моря. Не туж, положи всё упование. К сем рек. Семь игреков незнаных, заплат на знамо. В запятую разумения предтеку. Знамение ангелов которжан. Ценой воздо-воздорожают. Задором вздора.
  
  
  Сумней умилити дивлюся. Куда явлюся? Егда еси. Егда мя. Мир пущен на выстрел пушкин. На то и Сашка Пушкин спорун большой, до ревности, до умиленья. И день ему не в лень годился, в дядю. Из честных правил не в ум коня лепрозой прозы. Иных миров гравитость тяжела. Над вязью смолкнувших словес мысль расторопна. Завзнический коллапс. Гравилатическая тяжесть завитает капли. Едва сильнее доступной свежести смертельные пары. И может, также их миры на амальгаму память умножают вечность. Дух перехвати уздою замысла предчувствием кружав и арабическим пожаром. Начни, мне скажут, затаившиеся чувства.
  Многоглагольным ритмом потчевать на сумрак заблудившихся гостей. И серп бровей её сурьмянит лико. Не из костей, быть может, слава языка. Оковы артистизма, мастерства на дыбе вздёрнутая прыть. Мурлычье кошки, сказать завошкать. Наперекор молчанию и чужде. И два по семь, едва сонет проклюнувшееся семечко. Но капля холодна и та на темечко. Разбитый градусник в щелях по полу планетарит хаос. И рвётся волос тоньше конопли. Страниц затаренных числа в конце.
  Из формул скроенный роман-эссе попытки робкой продержать всё из того на чём дрожат. Лакониз афоризма жанра не охватит, чуть наущает. Баста. Чахотка. Кашель. Астма. Противоречий поле не у полюсов. Его меридианов отголоски остриём вопросов плоских. Восю во сё. Вовсё неуравновесев комплекс. Где сел, там слез. Смех до слёз, до четверга. Кричи, но не отвергай.
  Монтень Паскалю "Мысли" гложет. Да и с провинциалами надо быть строже. Гляди! Их рожи. Сравни, сродни твоей. Из юных жен... единомыслие молчит. Венецианкой воткнутой в залив столетьем с криком. Почтенных проституток публика забега, на то столиц гранитны берега. На ипподром. Пером развлечся. Жар-птиц надёргав из павлин. Затем улечся. Жезлом в ранец. И маршальской алмазной дранью невинность барышень смущать. На то Онегина Татьяна из ненаписанных романов, и не торгуя отдала. Тот род игры не от ума. Святым семейством хрюки разглашать. А, Глаша, сука, лучше Лушки. Фольклор. Частушки. Не заповедаем, то умаем. Задвоеданят двоедане и то, от скуки доедая. Так ли баюшки-баю у вселенной на краю корочкам пегчись. Из искр. И не в полымя пламень. Дшерей ямень. Жля жизня. Возня. А "Ревизор"? Сраньё. Дрянь. Срамота. А автор кто? Уму и горя было мало. У! Свинтус Чацкий. С тобой бы мчатся. В клыках голодных рвань собак. Зачёркнутая абака. Созвездье книг, сомыслие удач.
  Всё лёгкое недолго. На то и скорость тяжести сродни. А мы одни? Фрактал иссушит мумию до тетра. Самума ветра на устах у чар. Иллюзия мечты в два пальца. Немногие расстанутся на берегу. На глади времени ладья огня. Улыбка дум. Спина лобзанья. Самые мелкие косточки. Любы. Киктик винтик в точку стой. Обойдусь без запятой. Разговорником во вторник. Встреча задана в Лозанне. Детективом кинодомино. Пентамино Газдрубала. Герб. Сигареты дым поверг. Карамзина графом истории. Со смеха Грозного и Аввакума. Два обменялись кукишами кума. На этикет готовенькие проповеди.
  Пародии уродов. Легенд житийные риторики. Повторы Гамлета. Хвалебные слова. На правом полушарье нелепых дураков. Зимой ловили рака свистом с гор. Под сани с палубы скользя. На бал Вас! С большой и непременно. Х-христопродавец. Винный вышибала. Порядочная дрянь в дверях у рая. Заикам скука. Жанр моралистов юродивых, на то и жесты их родили обличать людей. А в дураках свобода обстоятельств. Из их голозадых сиятельств. Рылы без экстерьера. На Руси цветёт холера. Дама бубей и без кавалера. Бьёт её девятка. Семёрка кроет. Шестёрка орёт. И тузы против шёрстки.
  Сыти сныть. Трава кроликова. Пучь до коликов живота. Отколева. Клёвы чя? Лёвы Лёвыча. Лимузина мурзиная. Зима визгая. Борзоба сдоба. Да тебе сдавать. В колоде нету карнавала. Театр без смеху? Драма. Партсобрание. Суконного раскрою. Рабов кожань. Зато ржань ребром. Кони в галопах всадниками Медными. Куда им бедными? Под пулю дул. Бур шел. Креста стать.
  Я смирён театром дома. Юра смирный. Юродей. Бабу бить смирением своим. Как бы уж. На каёмке голубой. Горловка. Бьём бы горлышко жбанка. Штофа вод. Водочка штрехнутая. В шницелях ладоньях темень ниц. С глаз белок омлетом дому. Выгребать углей золу. Мукой муканой кука на кишку намотанной. Зли куда? Изь теплом боре хахить. Росчерк душ на растопашку. Вам бы Сашку в попервой. Чорной Россией! Сим да слух. В каюк кают. Дном об лайнера морское. Кем подымут? Ым ит ут. Лознится.
  Мир Возничего широк зодиаками. В ось скрипучую стезя. Ось авося бастувает. Двое в ус на изнашу. Гроз нищя. Гром и молнищя. Земству зем. Опричу воля. Шеварнадзу в волны. Дзябу дзябу дзябукае. Гавном в проруби. Зла куда. Златокудрая лахудра рынок бражит. Ржит в бежи. Усё ежи.
  Балагурство балаганов. Мент с кепкой у нагана. Клетки бесов сторожит. В жисти жесть. По исфанеры, мать такую. Исполкомы зоопарки. Не от порки жаркой парки. Дух навозный навожен. Мытых жен и чистых честь.. Протокол решён. Единогласно. Сатана у Heilb целки ценит по гаремам. Справкой девственной с печатью. Непорочно. Ненарочным нарочито смек смекает. Ставку должности в столе.
  Лье. Ли. Сажень. Вёрсты. Мили. Плыли в небе туч стада. Сатанеем город спал. Зла умолком. Едаками. Ками сусалью заморткой. Бармой парой. Каревой. Зуб запряжен коренной. Новым год отстаёт. Овцой шубой. И рост имел, и вес. Экзерсис Раттенхубера. У жлоба Гитлера на жлу. Смрад антиленина какой? - Ментесхаузен: невыносим! Сим-сим, откроем дверь ямы преисподней. Там все в исподнем. Нагишом.
  В метафоре нет дерзостей. Она скелет былого. Так из ассистентов режиссёра каждый Клоп. Большой, публичный. Из вида род. Семейство политикус мещано. На вкус проикус. Пожарные оркестры восстаний зарево. Озверевай. Димитрий Минин и Шостакович. Чтош такович? Заезженная грядка. Присыпкин-Скрипкин-Ермаковкин. Олег Буян и самородкин Гусь. И больше ничего! А в качестве? Гражданочка! Наша любовь ликвидирована. Не мешайте свободному гражданскому чувству, а то я милиционера позову. Образчики атихристовой чувстви. Володинька, вы умалишение. Лассальченко, и Скрипченко и извраченцы мегедана с желто-сиреневыми поясами дана. Нам не хотеть на человечьем воскрешеньи.
  И ох не знала Русь. Не знамо из. На может быть, а может быть. Отторгнутым расторгнуть. И вить и гнуть веревки вихря. Махру курить злу ястреба голубя. Убить коря любви маня. Со сна заезженного ва! Хитить. Мурлычьем нежно-снежным дрёмы наповал. Когтя в пуху упрятанного робким. Зари царапина на теле льда. Куда богам Артура дется. Он мой и рус, чернее смоли. Суфи софистика перипатета воли. На боль оправданную криком. Мякий!
  Чу, рженджа зябу бурги кови няку. Ба ду ва ка лады за киню. На их кука. Ва нёба мортка. Са дымда булю. Люби чаба. Чя цаня цыза синя дыму. Кафи була цо булла павлы. Шо цо чебе. Афур кафал гобоя ла гор из зык. На вык уз му на стука хип хи. Тука стукае. Дерз серко. Нямит бо. Чле не раздельных звуков заук. Не мни. Не май. Во из расчётов поиск словаря.. Дитя смешное. Речи волос вьётся с за рожденья. Кинья уню-уню. Лизанья язычка по гладкой шорстке. Да лепестиночки бровей тонее точек. Сын дочькин-сын дочькин.
   И дедам невпопад и невдомёк кумекать. Вать ити китичко. Чо крошно пузом хоти хохотать Катуя. Русь тайн не приимет. Арт имя им имама мамы. Жжонкой нарегчи. Не напегчи румяна боки. И боги из печи по искрам мечут буквы невпопад. У, чур-у, чур-у, чур. Листвянит шелества. В нетой мордве туманной нямой. Ча тява павой любички водыя. На ня меня. Яки на ня. Взё!
  Ус ум. Уз ур. Пазирика узоре. Кыма сыя звездью расчерпана. Ду ю на пади западен. Верткае. Кау-ка зи! В морзи зинзиц. По перепутью не найти следов. Завалы. Бурелом. Дерьгае. Гай воронее гнёзд. Роз и мороза. Каб не сполымы постуки шагов. Из-Из! Забытая метель. Петли с петель напутанная завистью. Звонка под дверью зайца. Ну, погоди! Чей ход ходить? Наград и славы с того тогда. Во внегда выя выму расторопа. Мерропа. Каб не из Европ хазарые хозаки. Тому б и не ходил Госзнак акбазарганом кахраманым. Воды и суши. Воздуха и недра. Таб Русь на бёдра быта поднята. Внята?
  Постука холода морозного острей. Цицы тестее мягкой мяты. Да то б на ты на золото и уш не завешивая полынин. Об имянин родин под знаком. Однако, былин былее пыль седой. Не из ковша б плеская дитятко наследным. Синь сухая крутее неб от хохота. Гостям в охотку. Песнь клироса кадилей. Так ног вывихее кадрилей за уговорами соседкой. Атлантика, и в магазин селёдкой. Годов серёдка.
  Гугений Гюгенс. Елен прекраснее, циклойд мозамбикее. Часов меридиана маятник оставил бы в покое. Похмелья глуше. И ворохом полузганных ореховых скорлуп. На точках Сандерса дупло скреплённое алмазною печатью. Анд кордильере кимберлит. О том и Александр Гумбольт говорит Барботу Марне де, моргни. Ресниц готических конфессионной дрёму, как-будто кто на встречу выкатывает бочку рому. И сны с поклоном прокричат ку-ка-реку. За звёздную бы не ходили, Шемахиня, реку. Истории огрехи глубоки. Намятых и набитых боки в роги гот.
  Смоляне в драку дрикаляют за Сибирь. В тайге той зреющий имбирь. Шельбиров могутые братья, могут задрать. С ковша не почерпнутого стынью мытарить золото до ноя. На то дано. Перьмбург Абиес.
  Насилье грубо, не жеманно. Скорее станешь мамой, нежель докричиш. Дыханьем чашу веса расторопно, каб не на этих тропах плутайны зверые следы. И в них глядишь на склоне века. Сердобородия издалека узорами терзанья. В одних глазах не уместится вечность, пост не поможет. Вериги. Епитимья. Мы с теми, кто на хворосте средневековья кинжалыми скрижалями растиснет зубы. России белогубое лицо. Заснеженная чудь на меди идоликих рож. Не растренож ночного табуна. Потаён. Схилившийся ветер. За раскатившеюся бурей страх не умереть. Широкий дом ямских посадов. Любви оставленной в долгу. На заим запорошенного снегом. Одной ногой Европ, другая угря.
  Задов забытых примечанье. У диких замков мосты над рвом разведены. Прохожий калик. Пилигрим. Ведун и схимник. А кто с ними? Забот шоферская братия. Воды умыться незамерзающим ручьём. Часы без стрелок, что тополь без листвы. Хвоя смолян дремучих древ. Расколотая раскатится печей растреском. Ивана-дурака пущать до проруби. Созвездьем рыб кита спогонит. Юдо чуд. Во бока его изрыты. Частоколу. Той земною осью на колу. А кому? Милованой любе зацеловых губ. Шубу сказочного зверя. Ласки соболинее бобра.
  Ожиданья длинны пуха снека скрученного нитью. Горностаим кедром по весне. Куны чага по ногата. Кощие резане. В Туле и Рязани. Не понять. Не мочи. В засцаных портках на льду лежать. Тонкомесяца коловорота. Экзистенция полорота. Ча-да ча, да шаи ко. Синих глаз отбитых болью Сук дреколий. Ко чему? Почему. Каб не внучики кубца. Залихваст свист. Со стены да по спине. Погоняй стегни, да по степи туману раненному. А ведь едут, за тобой. Сударыня барышня. Барышей румянец в изумруде ресниц глядит. Смертью ядит клань. Снежинками прячет лань. Тако фигура жинки. Ядрин день по теням солнц. Вышитое полотенце. А говорят, подрались два немца. Иван и Ганс. Учёный да разучёный. Хто штош.
  Гуси-лебеди Бианки, от запою и от пьянки. Ноблея Иосиф Бродски зин за афеля поспрошен, да за Борьку припорошен. Кто апостол, кто "Апостроф", кто об стол от свечки каплей... свеча горела. Не с горяча, с плеча боярского во всю степь щедрот. На то со всех широт. Беженцев за шиворот в раскрой шевиот. Он и тут и там живёт. Смех в животе.
  Реветь-хто плакать! Не бойтесь СПИДа. Стыда и разума не за говенье. Страшней отсутствий совести их фанатизм. На ярости сплетенных жил, на нервной ненависти драки разгул мошенников, суфий убийство. Без фантазий слов упрямства хадж. Пожарый сор из изб из кажн. Вертеп верчёного волчка. Уголь под глазом. Неб зимый солнц из рваной пуповины. Поклон обмотанного горла при рожденье.
  Не в снах от ика наваждений крик жёлтого доноса. Намытых золотин забытому ручью. Ворчать на звёзды за дымом труб и доскрипеть к утру. Стук отряхая о прог сенями в стенку. На бархате зимы живёт меж двух у сердца. Согрется мыслям не даёт. Дитя где жил или живёт. Живот! Вот-вот. Ему хвала и миру Рождество. Апостолу Петру и Павла. Религий их вокзал зовут укромны. Ума от скромности нагова.
  Нагонит год, надуют ветры. Бурунный кипень пенный наводненья полощет город. Как в жажду голод. Никто. Никто не скажет. За что сожгли на встречных скорых Джордан Фиоре. Чей суд Белогород отдал костру бензин. На смерти к смерть без каторги и казни. Разиньте рты. Палач вернул своих партийных стопку книжек. Что может быть противней краснухи, грыжи, идеологических язв прободенье? Слепое бденье стёклых катаракт. Аттрактор странный в землю закопать. По грудь и шею. Червя достойного земли. Внемли. Погост Россия. Засыпанная ГОСТом слов с основ Логоса. Боссом бредней. Прилавков, что на рынке может быть вредней. Партийных пиджаков оставленная должность.
  В задпятки текут их реки. Изречённых наречений в удруке моря. Не быть бы мору. Не служить майором. ГАИ на побегушках. Семьи кде каждой погремушка. Убийство катастроф. След тормозной. Акт. Суд. Знамёна так несут со сцен на склад. В загашник незашторенных гардин. Так с лёгким паром тачают славу до звонка сокамерники пока. Буквари через запятую.
  Копыта о копыта почуя волчью сыть. Тому ли быть бугра за спотыканье. На излеченьи быть от заиканье. Всему назначенному срок тому ли. Как в ласке поцелуев потонули её укоры. Седого вихря смолая кудря. Мудра. Одник предназначениев наказ. Совсеми низкими над домом детства облака. В дожде не наплачешся. Сен духмяной на барабани крыш. Услыш дитё. Не корень горький на гряде. Путей округа: орла, змеи, любви и ветра.
  Ни на одном вопросе нет ответа. Жизнь вещая вещей в узорах линии ладоней. Навоз, то коний. И конотоп-трава. Дрова - вестимо леса. Огонь в печи - лучиной распахнут. Запасы солнца! Лучи кольцуют дерева. Сухая смерть их ждёт паденья. Февраль березозол. Длань топора во всю зарубки ширь.
  Ледяной пурги нервические снеги. А-ведь, ночь приишла. Странноприимица мамина. Ино дитё и есть не просит. Сей всё голосит. Другое раз неделями,так летом, ближее к осени дождь моросит. А этому не даждь и днесь. Крепчим серчает. И стуком сердце на отмели теплынь. Да жгучей полыньи полынное отныне. И весь в снегу, как в молоке, России мамы. Упрямых снов улыбкмн лик. Дак коль рот мал, то и он велит. Шамамы имя струям наливано. Тончайших закоулков иных соитие. Тогда начнут биографы сличать события. Когда. Ложатся спать.
  Зенкуе солнц. Помногих глаз сближаное. На крутых поворотах железа скрижаные. На тонких их листах, в страницах их. Берёзы лепестиночки у ветра на губах. И наша жизнь от них - от них и круги по воде. Из ниоткуда суматохи вечная заслуга. Так вьюга вьюхи о загнет такое в ять начнёт трепать о нервы. Пусть в первое пришествие о плоский холод зеркала глядит окно. Не за горой недавний город вертухает прахом. В снах крик беззвучно глух. И двух не отрывая ног. Порок невинной мелочью разменной. Татьяну гонит... и кладёт. Подкидыш на порог. А той порой хлад льдинкой юноша глядит. И минуло из девяносто мне пятьдесят. Ушли пустотами меж строчек. Да, но!
  В кривом глазу предела нет. Он огибает прошлое. Жгуты не налетевших вихрей на диктора погоду режет. Законы нижет из запоздавших мер. Внимание изжогой содовой раскладывает по будням. Будет ли что со мной? Робеет даль в ресницах любви несмелой. Зима во все концы не по тропе. А напрямки. И заметает след. В затишье холода остынет колокол до первого удара. В ритм. Итм!
  Путь утл. Бит "Битл". Удача судьбы чужа. И только сам не свой. Следишь, вишь! В себя от себя. Твердя. Позади заря. И ей не зайти. Путь непонятый. Сердце без вмятин. Экзерсис зверский. Стресс. Бешенный гон. След в след. Как Ленинград настиг Петра град. Вдругую перекрыл берега. Мостов паруса роги. Скольких сделала серафимами одноногими. Рыцарями революции без рцы. Молод-цы! Це, бабули, дво цило. Лимонно цидло. Гли, быдло. Не спать могу в сапога рож. На, режь! Правду в матку. Погляжу твою Тавду.
  Родины раненная иволга. Воли воя волка. Каб не текла Волга. Не в стогу б игла лежала. Ёж ест жало. Ему чё! Штык ЧК половая щётка. Сообщения в щелку. Не рубите ёлку. Той на сук. Слёз иней. Люби любимей. Сивечко щёчку крапинки конопатой. Уступицы усердной завладение. Мороковина.
  Полдень на грядке морковиной. Ковы рыжие рожны лету жукают. Ауки кают тюями морщу чела. Пролетит пчела коль. Мёд знай злак. Зной. Воды ручья. Ничьё. Ниц. Ниц мала река. Из рукава куковать в мха вату. Каб не утыкать хату у бревна к бревну. Да не винить вино хмелем. Еле-еле чученьким. Кто?
  Христа хресть антихристом. На деревах зарубу грестиком. Год в год. Голод. Отчётами журнальчика. Родила мальчика в яслях. Баба библии мордва. Зырь зыряная. Пура пурта пургою ранетая. Нетая об село сельпо. В шушуне пальто. Дрекольто о монист монет. Ей-то. Всей-то голубе зольной. Капелюшеньке горюче-горькой. Смолой. Перемолотое с молоду. Ладу.
  Целым целое не целят. Решето сквозь пальцы цедят. Дух сенное цедры солнц. Ибн гдебн. Бледным бдение глядит. Жлю едует по селу. По за тыя загуртает. Мур чару ввечеру. Очи чарки пьянят. Потому невнятно. Без слога слов. Так, по воробьям кошки мявки. У, зело! Тоя б память в узелок. Горизонта узка. Писк не звук. Ук паук углу привычка. Пирогов выпечка. Лучей личико. Юкка. Ниппон. Ино и он циклоп. Народ в презенте президента. А куда? Туда и денете. Без денег. В мыт мат шлею солдатам. Какиндико! Разберут Русь по винтику. Гоньба её. Куй горячо. Куй!
  Христа продавцы. Антихристьё. Не смотрят в меченые карты. Что им прокуратура. Суд. Своё несут. Торгуют в разнобой засолами партийных книжек. От прихотей устав Устава. Запой мороза их крепчает стали закалённых рож. На флаг сукна похожий на тот на Ленина положенный кирпич. Что не Ильич, то смертен. Как заспавшая спросонок смертная греха. Почём на кукиш aryn приходится иззьюма смеха?
  Берёзовок Пол-Пота тронные мечты, на доллары краплёный бисер пота. Не свиньи ляж за стол парнокопытными в корыто. Всё мыт от недоношенного мата. Из хаты в крайнюю, неуж в Украйню, своей сближая рубашёнкой в хату. И ну, рубить с плеча мальца сопливо краснопузым. Погонным золотом не надевай картуза. Звезда горит... моя звезда... в огне желаний. Гражданских жён по нарам забытьё. Етьё об зятя взять с порукой понятыми.
  Стучать о косяки дверных проёмов на шашки тросточкой поставленной в углу. Рублю доверие и трёшке. Трёшь-мнёшь. Чай жёваный червонец багровей богатых. Не об батога б ломатся в открыту ставленную сейф. Попа бы на ребра и вязью мотанной на шею пуповиной поклон колоколами отбивать. На той партийной пузы касса от профсоюза профит.
  Широкой, столбовой, да по всему да по Союзу... страна моя родная. Услыш по тонкому набата льду в своём уме своёль в ладу. Ужимки, пассы, экзерсисы от штепселя марковный сок и мятая юбчёнка в клетку. Татуй! Задания домашнего тетрадь в которой пыль начнут стирать вчерашнего полюда. Черешню ел и, пулей в глаз медведя наповал. ? Антоша Чехов. В два чих по горло пальца.
  На фальцета фальшивых вальса и Штраус шею длинную суёт в песок. И прячет цукер шухер браги в разнобой. Литавр ударника ветшала. Самума ветер - по пустыне шалость. Харматан! Гортан. Он пену волн Атлантики посевом гасит. Что Африке ревущей сороковка, с ноги сандалею слетевшая подковка. Так мы от зуботычин географий ковыряемся во рту. И всё глядим, глядим же, в какую сторону канту. Бросать стекло небесных сфер по габариты осторожней.
  Чаин вертящихся финты на Коровякова босого похожи. Иголки крови кимберлитовый накал. А он, нахал, под слоем Мохоровичича услышал троянского коня. О, бедный Сандерсон, укоры времени (ты, будешь проклят!) ты прикрепляешь к точкам. Вода Фрактал! Вселенных множество истаянная бездна.
  В микробе Бога, храма и лица изгнанница изнанка. Знамение небес. Намедних бредни. Да стукий идол суковат. Смотри! Хвою закручивает ветром. Вентур пассада. Небесных стай летящих табуны. В них бес... и сколько их... и кто их гонит? За пылью праха нас хоронят. Восставших дней настигнутый кивок. Мокрющего нагова. И только отрицает Иегова Пришествье Рождества. И всё из духа естества. Ерство не зачерствеет. Проскинтарий Стефания Пермского. Кто как умеет.
  Ветвей дразнящаая усталость морщин коры не делает мудрее. Положим, потрёшь кувшин и джин появится моложе. Кричащий парень из пивной, и парит мозги надпочечников, бывало как для непослушных розги. Ай, жги-говори. Хайль! И на халяву докатились, что окотились. Брысь, кись! Возьми, сожмись. Из палисадников мессий и миссий чаи полыные гонять. Понятиев невнятных. Лепёшек с холодком откушать мятных.
  А там глядишь, и нам, начнут жегчи те сторублёвые по пяткам. Пыть прыти впопыхах. И в попу проруби качать на всплывшем. О шаге каменном - наш президент - услышан. Нужон мошонкою смешин. Когда-б не женками свершён тот акт. Не ест и титьки полные, а тракт говорящ. Обрящ! Иш, чё хотел. Селёд копчёные костра, за очередью тянут выю. Так море выест глаз образа ручью у камня.
  Был холод, говорят, не помнят старожил. Заповедает стон молитв на лун закинутые очи. Грустинок полные тропы в сугробах кипенью лежалых. Канитель. И только губ не жалко алых, костлявых на плече локта. Уймись, старуха. В ладонях ласки линии начерты. Так в пригоршню весна черпнёт из снов слова. Отсни. Замлело тело милое Россий. Крута упругости подкова. Прислушайтесь к глухому ковалю. Синицы улетевшей писк из искр. Капут на канут в капители китель. В кружав на хворосте взгорит и Китеж. И стражный бой на розе ветра бормотан. Изглаз. Лущинь. Подрагое. Мармелад погост мамелюкает. Кумекай-ди.
  Дурьдырь балугий. Бывает взлёт пологий. Да зорий ок стрит соколич. Царапин на сердце лица. Хохочет улица. Н-ца! Мужик жаккард вожжою кордой. Степой донца конявей половца. Ха, молодца... в аркань борзобы. Упали б оба. Стяга позадь презумпц. В унцию серебобородую. Чую! От лжи своих губ устав. Тс-с! Не в учу. Параграфом шестым Кэ-па-эс-эс, чхи. Жгу зенкуе. Табачком. Тарной молнией в застеж рубашечки. Стёклы в шашечки. Рокировку в мат отъехали. Пахалы. На крутом о роги переломы бок. Муха-ца.
  Эссе - невыдуманный впечатлением набор. Так бьются аборт корабля.. Правилами большого пальца и Ленца. Бедняги Джоули по полю-полюшку бегали. Ягали. То ли чо, толи що чеби? Би да, би нома ли Ньютона Ноя адама Евы. Тому бы евнуху, да по плечу лопуху Адамом евухать. Ать хать в ухвать загнетом чугуна еразу. Кинь в заразу. Еды-да.
  Вот тогда-тогда сеновал бань. Вывихом веника веку ухает. Дым в дом скат даёт с полка шабаш. Выстрелом Катанья в дуплет страшный. Отдохни! Дорогой бы зуб дожевать тайны. Судьи подлянь. Братия. Чарки битая об пол-лба. Ревмя немочь. Письмо бритвенное. Горбачёву Гитлера. Товарищу правовому. Укакова? Ленин учился - Ленин. На пять. Но куда делась ять? Бательная за. Хором. Еее! Бурее Зеи Амур. Ля муры мур. Малыш встаёт. Своё эх-эх даёт. Стоп. Стодолларовые целки, что дворовые шавки. Хорошо. В боевой кипучей вашим наше. Буга бучей. Тусовке балок. Не стёрся б баёк.
  А она - говорит - сотру в порошок, змий. Что ещё? Щё ъ-е. Миллионноликая бэ опять. КПС(Б) вэкепеёбовое. Время пошлятин. Верочка крестьяннейшая. Христианинка гейша. Икебана. Бонсаи и бонсэки. Суета по сусекам. По всему свету. Что по свитеру ветром кольчуговязь.
  На концо кольца романа гвоздик. Режь в матку правду! Еть! Каб не чи. На ня. Не в меня наняв холуём. Хлопотно о стол лаптем щи хлебать. Бать, ты что? ... Сожгли Тараса. Балда Бульба, балбес. Каб не бес породил, не власть о сына. Халха Джирум. Где Рум? Там дым ереси унибиквитарен. Кирпича Кремля лишк тайн хранит. Хрестоматий хрюкает. Словень.
  А был день нити шелка тонкувае. Нулевой. Ничей. Помянин отпочкува. Цепочка. Из сортира в три очка. Кепочка. Аллина панама эфиром сцеженная. Во! Баба скаженная. Биби ханум. Сквозь тучи свет и облаков. Вот он каков. Ему капут! Ево клянут. А был ли мальчик, как дивный сон. По ним играет свой Мендельсон. До обморока доходят Гименеи.
  Где-кто сказал бы кто-где они. Так в ласковом супружестве проходят дни. Крест Азаряна на кольцах счастья её грудей. Всего трудней крутые бёдра. Да Сивка горд в крутую ипостась. Тот груз таскать толчками сердца маршрутом длинным. В шоссе их имя ложится в старт. И только финиш портрет покажет из нас-кто стар.
  Ручьи на ливнях моют окна, и током бьёт пульсары жил. И тот не жил слезой голодной в резцах зубов на кромке раны. Из мамы ранней тому итог. За стопкой книг, на полках биографий тома пылят в дипломий миг. Муары, арабески мемуаров. Аура девичья лица. Лаура Беатричье Альигери лишь глупа. Тщета ханжей спадёт с их рож, когда насильники войдут в их класс. Доскою грязной шнурки лосня. За воньей дверью директор строг. Но в парт-биллете отмечен срок. Бульвар бельэтажей. Эй, жэ? М-мне, мадам... Лифон растёгнут в измятье юб. И не искать бы губ в зализанных перчатках. Девичкам хамом вороватым адвокатом отвечать.
  А их одеть, раздеть и воспитать. Чего тщету питать видиотек. Служебных Совкино забитые архивы. Багдад. И Хива. Даль-Козак караван ведёт один. Сподвижник - соучастник. Слова - кинжал. Да на Отечества скрижалях слюна цензуры. Чугун держать во рту зубов. Дверною петлей. Святой и светлой. Правдой оскорблять бравад. Президоумозадый ад. Нуль диалога. Подушки душечка с медалею на сверку. Икбут в удвеворотах рая Петра копается в геральдии глупы. Ума отврат. Записка накладных.
  Из выходных печатных данных раб некрещён. О ком поклон земною укоризны. Диагносы нальдило по карнизам. Обратный адрес вскрытого конверта. Кадр замеченный у Дзиги Вертова. Бежать за ним... за кораблём... громадой айсберга в тумане. Проснитесь, люди! Растревоженное бытие жужжание из улья. И счастье наше всего лишь бисер расстерянный дрожащей щедростью руки. Оброк седых волос уложенные в снеги. Из сердца бед не выкинута чашка. На звон весны слетается весна. И губ холодная усталость - луна на сутки. На иск предъявленный скупым. Дверями не стучат.
  Гнуснявых рож сексуалявей не найти. Их наитие на наш истукий век, сорок колоколокий срок. Всему урок. На пупу герба с рожна сорвать, когда бы некуда совать. Ай-я под ёлочкоё сидел, да на звёздочку глядел, а пробегающие зайцы сорвали серпом мне...(подразумевается: яйцы). Ая-я-я-яй-яй. Динозавров вылупляй. Звуки в руки числом в рцы. Развратаю цицу в рту. Краестрочной клятвой злою поутру. Душ наружу, свет совета, супостатиной гордыни. Не нарушу. Что схлебать казачку дыню з добрый праведный закон. С подокон. Даж нас кто погубой правит, защищая лесть палат. Обнищаями пугая пучеглазья рвань калек. Обещаньем злат. Полки шёлка в истин Спас, от корост тачая всяко. Благомочием коварства укоряя скот нас яко. Вседержатель далеко видишь око в зуб не ймёт. Да всё помёт. Дело в окна, свет в зарю. Ночью в могию в далеко небесу даль. Выбить буквы на медаль, в зуб зубу набатом даром. Хором мир! Кричать к пожаром. И ату! Горит, гони! По сему и вам говеть.
  Сяганутым кольцевым между строчек ползёт дым. Поезд просится в клозет. На перроне всё глазят. Так и просится перо в птицу жарь. Укомором вухим ёже жертв жратву корёжа задом. Авель Каину воздал. В багаж тёлку сдал. В новом, помню, было годе, бабы были по погоде и снегурочка со дна. Дед оферу полюбил и попам собак губил.
  К славе рдети зим каменьем в путь святой на наковыки. Топором слова повыкинь. Щепой в занозу кореня, подметая временят в задуй метлом счастье показнив. Был дразнив. Каб не бог проказлив с борта вертаяся на бок. Сны не разглядывал грядущи. На то государи тщедушие товарищей. По коем щи хлебать каб лапти бы... В квадрате БЫ (АБЫ) дерзае нарицанье в затвора клацанье. Востаношные выкинше о снопы жертв. Жердя шлагбаума полосе.
  На то бельё синяе простыни полощет, каб не жженых дырочек прорех на нех. У жён заштопанное рукодельем. Целее имичка злато. Нарек збубена нарица. Ходи-ходи во тьфу горстя являя тьму. Мамона стяжи ожия пожина. На жна тобе. Имяна хоть. Выхохоть. Иное оно муки царства почита на руце лето держу пощита. Послуш Готову терпит. Колючу тернию в суме тоболой. Был каков и был дразнив. Звяки в быдло удила, грады, сёла. Сел где поперек грязи. Голосуют всё князи.
  Такса тикси бухта морзе. Канон писаный на морде шило лезет в пачку даек.. Деньги тоже надоедают. Истлевает гроб оздоб в свят прощаин кабы сдох. Друг кабздох врази утеха прстоту ловитвой веет. Брёхом вау гавом шахмат дальнобойною ферязей. Оттого и грезит слон, где бы дюжину дебютов о любви и подъебаты. У студента Саламанки дон Луис Рамирес де Лусенны повторение любви и искусство играть в мат пойду. Правду маком. Чих их в зад. Зад в их хич. Учителья.
  Пророкий ссылка церкви и отца учить... не надо браться. Не приимай в своя роды ложь бо ленности, бо страх улову папину, бо откупу крови по горло сыту. Бо мыту срама не има. Воля умом водит. Воду и ту хороводит. Домами омутыми. Кручень течениев приворатна, да буйство нарёко. Хироко. Зло. Сирот хиракири. Ураган святого Кирика в шквал. Перун пирует. Плачь слёз пьёт. Посуду звёзд бьёт. Одноногий бог страха, непогоды и бурь. Головы дурь - Тетскатлипока. Миф. Созвезданная берлога Большой Медведицы. Вы, сука, со слуха где находитесь? По инерции у динамицы открытой дверцы. Радианта Драконит? Не она ли на моей лысине горит. Говори! И ври ивритом завираясь. Не таясь.
  О спорте! Не спорьте с прокурорами о золотой медали. Последние мозги и те залатают. Ковчегом Ноет и съесть чего бы. Дикторы Неволины и мальчики андрияновы. До чего ж компьютеры упрямо рьяны в три нуля телефонь кодом Пензы. По реке по мутной и то не плывут такие пены. Срочно требуется прогресс. Антихристов бес. Беглым залпом пли! На кулак сопли, а то мир сонлив. В указы влип президента. Так у Рокуэлла Кента гринвич опричь стричь. Шелоник бур кутлукий. Киты в тузлуке. Рдеют и пьют проискрую звездь утёкую. Над домом в ковше колдует дым. Далёкий небесный суд петлю перекидывает о пересуд. Умирают сутки таинственной казнью жуткой. Сон щекой заспан сажей. На то и сугроб о глыб порог жаркий. Кий!
  Как много неба дней у матушки моей. Да плохи якоря... И, мальчик, маленький корабль. На волнах лиц в обмане шторма. Одною правдою глаза зашторив, зрак звездью занозив, у края бездны льда замёрз. Кувейт эмир. Шамсир самум. Да и тогда слова на ум не йдут. Тонка ута компьютерного нерва. График Даллас Нью. Попрежнему президиумы пьют. Графиновые люди играют в леди. Из инд зе фирма телефонии в Москве. По адресу помноженной тоски, на золочёных буквах досок. Был, находился, жил.
  Жмотает животы сухарная горячка. Кремлёвский чай, чай спекувает. Текущей смектик тощей циферблати. Ног топот и корявый нокоть желаний бом. Кто нас жуёт, зубами стискивая больно? Партийных воля в референде сил. Зоилов зил зилок крылами воронёными сигналит. И без того искра в глазах сигает за лист уснувший осенин. Когда бы поп нас корочкой не осенил. Преображенский Спас. Чело его икает. Из утри сна ката грехов. Ветр ветхий. Раздавленное лето. Недавнее полымя зим. Погром сугробов. Глухое эхо. Ртая ха. А...а... а.
   Пастуха хлыста бич. Кличь! Бытия клинч. В берегах беда. Трава бодун. Зла Мира Роз во тьме Князей. Из грязи идеологийных инкарнаций. Во сне бы, там и отоспатся. Уйти усталостью цинизмы наглой. Свечёй дрожащей аналоя. Антихристу на горе. От обожаемого страха удар карроху. Вождю пришествия в нежданный самозвания финал. Непротивления победа. Знамёна бледного Владыки. Вывыкай. Тварь запьедесталила экрана белого экстаз. Всё напоказ.
  Стыда бестыдство. Крах пролетария. Дрож мелкая ресниц. Рук подчиняемая шу. Чушь кунг-фу. Однакоже, собака зарыта где вот. От Рождества Христова и Адама. Юн девая проф-фу, до спеси редкая и духа резкого. Зарплата. Залеплянь. Тема биржи. Тело третейское суда. Картины лирики гудят. Со снами полуночники чудят. Раде-у России. Шушайте Матеньку. Койн каймы канва журчьем. Ишаичьем. Шагу гуга гугнивая троп. Что не тронь - трон. Царь. Вдарь перста экзерса па. Оп-па. В пядь падь. Сив хлобуев опт. Потом бы и ком, каб не быть котом. Жмурым власти. Потребить употребить. Статья. А с какой стати я. Стоять бы слева, стоять бы справа. Перпетум мобиле. Норма на руки.
  Шарлатан пан трансфер. Алтын. Так, бывало, стоял Мартын в одиноком светафоре света. Как детство обдуваемое ветром любви. Началом всех начал. Дада-конь деревянно дикий. Пугало в форме служащего. Из ответственности ужаса. Жизни важной государства. Казахстан. Риторический хан кахраман. Конструкция Союза. Чушь то решений чушь. А скаты беречь от юза.
  Эффенди референдум, что пули дум-дум. Тюрючком в мотора картер. Так её, мать, такую и на кону токуют. Златом платы куковать. Не отменить и не переименовать духа буквы ятъ. Не то бы тебе слов яд хлебать сырым варевом. Чувств желудку порча. Ума корча. О порог роги скоблы. Восторг заманивая. Пороков мания. Ротозеев любопытство. В счастье битва, в героях пытка. Маята и мытва. Но! Удержатся трудно. Ультросмелые кривелые на лирическом ладу. Ищь речи на вече учь.
  Ееё! Сути воспоминатели. Восхищениев хищение. Цепность ценностей цены целят. Велят зму ид над вод одою. Расходом всходами грозить. Грысть и гререзить впропалую. Чо, скажут? Балует. Как иго фалуев над рототамом орд. Сегментов хорда. Центряк кругов. Углов жлоб глобов. Под пеплом дыма искры кра. Сполох пожарый про тур берениц багроволист. Ветвяет полымой волос ок. Жаром. Уд ад ступ навз. Амен да будет так аж. Канона глоссом. Внегда. Вскую. В клубах ямскую суетит дорога. Ден дескать. Искать вслепую. У, её!
  Всходом орхидей идеи зреют. Нечерноземье. И чем идеолог злее, его подлог величе Антихриста чести. Убийца, шума медленнее, исчадием смертоубийствия потеет. Что этим, Вы месье, сказать хотели? Не унести. До боли колик в животе тремоло позывных. Пермь говорит. Программа. Труд и песни. И помощь и поддержка. Из нос красн. Характер вспыльчив издержек. Биржа. Буйная, рыжая. Подла для. Убежище их. Коммерция. Решением цэка или цик.
  Альтернативнее совокупления всех стран. Рахит голода. Сознания голого. Надстройка в половодье Авгиевых корост. Перерожденство утренней мороси. Бзыки сик. Этики вывих. Папин коньяк. Мореней дуба знаки на груди пиджака. Ужимки речей теле. Забытые до нельзя. Шаткувая. Да кто ноне всаднику копыта подкувае?
  Узорами нор лица оспа. Лип испит лист. Тоне кукаревая час. То и чё да горевать. Квас басом. Испитой Диктатура железной пятой колдобит. Гордьбина корогодит заимодавцем. Был да был, да истёрт. И ушёл востёр. Стокгольм для игры в гольф. Ральф хай гауляйтер. Хитёр. Хитрее устройства БМВ и МВД. Вертухае ИСа и ФЭДа. До-дэс-ка-дэн. В трамвае стуками колёс. Овёс в снопе лучей россыпью. Каб не мальчик в России сирота. То бы не спроста юмор в штанишках короток. Та б не брали за шиворот ворота. И не было б ворот на выворот. То от топора торной торопью. Не напоить дочиста.
  Мать Пресвята Чиста. Залита злата купава, да трава мята. Хохот ворона свеж. Слезу дождём не сдерживают. Шьют зашивают. В ут живут. Он мой. Платок каймой. Вензеля в углу царя. А чего зря? Красная заря. Флаг гербу знамя. Гроб горд. Имя городу. Ироды. Мессия мамоны. Клыки ОМОНа. Фыр! Шер бур. Нибур. Африка. Освобождение. Бдение теней над. Их ох. Хенде Хох! Хохлома и хохма. Ох-ма. Пересыпать карболкой деньги. Отмыть уксусом. То вся политика босиком. Парацетамон фальцекс. Шепелявый бой-доктор. Фор!
  Мальчики. Хор воспоминаний детства, от которых никуда не деться. Тайна и вторит ей история. Кия кольми моя паче-либо. Явлен любо вразумляя человецы. Егда остроум прочит. Дабы не нарочит обезумен памяти лишк. Сем быть оное смеет! Семенем времени век беременит. Вельмянит города - сёл вериги. Цигейки крест на грудь и спину. Да вервь народа не остынет. Инсинуации исты. Даве Данко сердцо брыкает. Коптем чада младеем душ. Ушл. Днеем Горький велит велик. Апостол без правил. В кайме кой грядеши Камой правит. Реку ту нятую ушкуем зыри.
  Стефаной. Спои псалмы кондаки ирмосы. Акафист епархи Владыки Пермскому. Сусали дали глинь. Духмян пурх снега пушит. Пурта шуршит. В горле остью. Прости. Столпы писаниц к востоку ниц. Лежалой студи горсти черпы. В полуночи чёрной. Каб не Медведь звезд. Замёрз. Тишь тиха раскатом звона. Вона Она грива коня. Из огня. Краткое зерцало Судеб. Летописей будней. Подданные ума заполняют закрома государя. Очима Всевысшего дара. Господу, амен. Из лун аллилуя не в три поцелуя гресть. Саженьим сраженьем бунташное ярко. Ражью. То не в Мстёру свистом виским. Плетью охлабуеть. Секунд до дна. Россией смутной. Да житница из воды мутной. Кровью.
  Соловью слово. Басу басня. Сну дрёма. И когда от дома к дому. Ильменит имянит. Друкае камень гор орый. Иностать стати. Корабелая сосна. Дева молока. Курчам морока. Толокань спозарану. Пекий истиною. Да обуревает дрёма слабых, колико нету с сильными сладу. Дрекольтэ ли колье, ли за дреколье в глазу колом. Вражд.
  Владыки суждение и вера. Власти изуверство. Из снега сосны в прогалинах оспинах. То всё сослепу солью пудой смеха. Голоса гласы. Часу стук, как сбывают с рук. Надоевшее. Да не у жля жалости. Восст! На восток смотрят, на острия луча тень от света отличать. Словно птицы песня отлетевшая с веток. Так не балуют с ветром зла ответом. Ямъ глубок. На то воля Бога. Каб не он с нами. Потчевать нас сынами. Рослыми Россиями. Очими.
  Чин ми на ня мя. Розовощёкими земными мамами. Но и площадь Красна. Выхаркана. Долью кровой голов мостовая. Повинную не сечёт. Что зелье винное само себя. А когда полюбают тебя в ста годах с гаком. Прах ты мемуарый. Ресница выпавшая. Бревно. И давным давно, давно-давнёшенько. Седоков лошади в цок клань сбруей.
  Шаманов обрядь в депутатах ряди. Гляди! Сорвавшиеся собаки. Кусают с боку, ей-богу. На босу ногу, на босу черти ели колбасу. Голосуй! Приварок принятый. Привидение. Европ призрак. Жареный, да у самой-самой... игрушка. Культ вымышленной жизни. Как при Ленине. Неприемлем. Сирот да приимет странн. Со всех стран дороги в Рим. Да одни ноги на руки. Мякий!
  Желябужь. Глубину вод в я од. Поэмь. Не чура вычура. Немца ца кирха. Океан церква. В девять палубов. Погуба. Губ искус. Три пять восемь. Сутки жуткие. Вечные дети безмозглых богов. Со всех боков и жмут и жмудь, добровольные племена примкнувшие татью. И не умеюте шутить по кругу циркуля на кляче беговой. Безумие страстей на аплодисменты что ж. Возми умножь. Шары надули, накатили. Альтернативы. Фокус объявлений. Мнение из повестей да из романов. НЕ от дому же Романова, Горбачёва, Ейцина. Цевьё цепкое целится.
  Литва. Ать-два. Гдектус ктоктус мыктус. С куста на куста во все щелочки. Ёлки-палочки - дрова. Качать права зелёным шумом. От золовки к шурину Мизгиря курево. За рукава царапины колдовство неспешное. Мусоргского гиря Римскому корсаковое. Губою корою Сахалинь. Кодокан сахарин. И сорим-сорим началом данное пылью пылой. Сказкой мечты тоне. Не всё потонет, глубина не та. Брутто и нетто Цезаря грамотой шертной. Охрань. Куяла клань. Сестра Щегрива. Извоз Киев. Предприима евнухова. В жёнах нова беремень. Черта лица перемен.
  Цена мена икс на игрек. От А до БЪ. Каб ре ми, до фа, Соль си. Лом в России - ферма. Дрожь дорогих нервов. Крестьянство креста лева в ерёмина. Экономика покойника. И всё в море спокойненько. Стерня из волн в штиль. Таков стиль. Не об стило б мараться. Петляет шелками удушь в конверте почтой. Дуреет цифра в масть. У шахтёра пасть содрогает. Гаем. Ик хаима с колёс резерва. Коленями. В их псих угольщиками. Ящиками.
  Щека в щеку. Дырами где был глаз. Ветра в промахи гуляют черепов. Растут рослые росы. Бусинками божьих коровок. Крапою крапинок. Сигнал таков. По ним узнал. Нашёл. Увидел. Не в видиках зелени плесь. Падает в плёс кругой вода. Должна тогда. Президень. Со пня на пень. Хазбулат булат. Руслан имран тачает косу. Союз сличает покосами. Жвачкой равною. Единой сенной пойлою. Речь вычегда. Явочна. Осень зим. А тормозим. Тайну таянья льда в снегу. Публику в республики.
   В пруду рыба карасём дремлет. Референдум щук в Кремле фарширован. Честноком. Так снежные лавины драконом рвутся. В заклань заборов диоксин министерит. Турне в черепе федералит. По столу кулак кимберлит. Карат. Арарат. Ковчег митрополит. Пророк ясновид. Горести распрей в Адаме.
  То у них, а у нас. Высота красоты. Греха во страдания искуп. Руси купова бурхана. Воплощена. Рождша. Ширь креста древа изъявлена. Елены Ева нетленна. Ибо... ибо... печаль и пот. Пламь копья во раю имнож. Богородица стражна боли мука. Наук. Аура аукая во долгу жёная. Воспоица поймица сторицей. На то и души реченица половода. Вода, вино и кровь. Ветхосвязица приима образа тотмой илларионой. Савва саван. Иваном славным. Себе само.
  Джанкой. Минуты минут братьями. Ятями. Финляндят. Боль воли по отечеству сынам. Нам! Нам! Божьим промыслом и, вот ещё раз. Егда придёшь. Пли! Воспомяни глаза проросшие горошинами. Мойи. Михаил и Павел. Штык голый мальчик. Плыл Артек, на рваном, на бушлате. Авроры зимней. Егдаши год Пулей в рот. Тонной жомой челюстью смертей.
  Не валяй дурака, Америка... Материк отматерит ... в ит твою синий кит. Плывёт льдою айсберга. Я сбегу, на берегу шалаший игл устрою. На той узоре истые славян росы России ростынь. Жил перелицованных на изн. Той бриз шеломою цунамой волн черпнёт. Слова на карте. Рычаги рынка на отзвуке голос. Чернил налитых из полос газет. На них и новости налипли липки. Утай. Шитьё. Раскроем диалога трудное любви. Уйди. Не в запинае дел волшебных сустава заломых рук.
  Конфликт шекспирый Гамлетом скучает. Кино по случаю ударом бубна. Пагуба. Касож редедя гамаюн. Фенист фенита. Партия побрита. Ноздрей чистка. Шаги Лубянки каб, не соблазнять незнамых баб. Аб той вайкуле лайма. Мисс шайба рекламмы пресс. Риск то иска до. Брависсимо. Браво! Наивная глупость. Наввина участь. Иуды доля.
  Часов забытое испугом тронь. Он! Во всю недоросль зазубрина дыр-бубликов. И цена икая. Поля дикого жокей-диск. Вдрызг! Свеча у аналоя Пасхи. А не Вас ли? За дым чадь лёгкою сбрызнуты водкою. Одиночество. Уход заката. Заря. Колхоз падла. Обрыдлодлое паскудство щипа скудлого. Потаковщина такыра с тыла. А у батыра тень длина указуем стелется. Вязью поломнутых звёзд речи мост. Изгнание.
   В ночи гроза. Сполохи розовые. Лилью злые. Ударый гром Парижу тесен. Ах, почему? Душа летит во мглу. Любви. Жемчужины небесные во сне немы. Кривы окрики. Прокляты! Сплошные числа, ребусы, кросфорды. Порок и зло. Из многих чтений проскомидий завитое. В киотах золота стихия. Яхве, попы и коммунисты. День Благовещанья, честная мать-публика, на Пасху. Погубите. Лица скрывая ласку. Радуйся. Бо рекл еси. Ми бо познах сласти. Яко Един власти, Пресвятая Русь. Зов зор зори славянина. Воскресе смертию смерть поправ. Народ всегда прав.
  Язык Христа Иисуса Господа глаголем ниспошли поболе нам. Сень вкуса сладости общения. Ни бы, бы ни негдь. Доста. Доста Немо ния мощь творяще. Литеру забытую на счастье подъ. Пойми уимый библый день свят. Небы помыслов объятые ветрам в стать. Когда трава омытая шелка зелена. Тьмы у плена вечностью вылеплена, знать бы другим - жизнь.
  Утешь благ нага. Семя отца сыну. Пасьянс черт чёпорных. Слёз плак обид в смехе. Каб не пекий дли казьянс трудн. Правители ударяют в бубен. Вожжи важна. Злыби. Злыдни. Башняю курантяебою. Датели видимой невидимою. Татуёй оковатою по морзи коже. С вождями органов схожими. Какай шухер шахтёр. Ситу ацию ату в дату ладушки тату. Лад. Лай ледящей собачёнки. Сив хулы о человеке. Инта воркуты. Воров окаём. Шайки воргашёвские. Солидари шефские. Трофеи на самую по шею. Шлею хвоста. Аплоди хвастать. Бастуй! Язык дала тебе Россия.
  Княгини Ольги царственное слово. Исток русла росса созиданье. Канон пасхальный к всеноши просфорной. Вода, как дети. Разговины. Поквыкает клюкает мудрая хрестианинка со флотом Византию. Visa-visa. Святая галлерея Рима и в Киеве воздвиг. Дол. Простёр над далью красной внука. Тяжесть землекопая времён, осьмушек с четвертью и ходоки негодники ржавеют цепью. Поперёк горла костью. Праздник дуракам.
  Сказал - покаялся. В ком нет греха, когда бегущий таракан христосе светлого боится. Пора побрится. На той чужбине гликой бремя стреляное лёгким. На стременах. Мечи на перстне на большом. Мешки с зерном колоколают страстью звонарей. Да дух разит. Транзит. Зла умая ошибка жаждет сшибки. Квитают вопиющие в пустыне. Отца и сына стынью. То! Если мир в твоей душе. Не умирают те обычаи.
  Паводок кунгур. Сметенье беглое потоков. Болото было бы. А мхи найдутся, что той милиции хлеба. Влагилище. Израилище. Нищее кого кто-то. Оздоровление законов. ЗК. Зэка. ИТАКА просит полное своё. Сиди. Сиди на всю. Гори огнём коленом женским. Колония труда. Elf/ Суд не прощается, а оглашает: досвидание. Сведение не в счёт. Московское последнее известие серьёзно. После того как. Ак-ак-ак!
  Кляпуй назад лет двадцать эдак. Поворот в Эдем. Попятую проехали. Не огласить. Мельчает сито. Рублём разменянным на сдачу. На мякише огласки детство зачерствеет. И пенсия хронического зоба забытой Зыкиной. Кто её отвыкает. Поползновённое хранилище культуры бледнее немочью ума. Сквозь зубы спирохета светит. Светит месяц... светит ясный... Видишь полная... она. Содружества. А когда бред хаоса пеллагрой перхоти параличует бичеваных. То дотянитесь до дивана. Сон лечит. И приносит что? Незная тонкую полоску теней. Своё кино.
  Кинза чапури ха. Селян улыбку красочных отар. Отар Иоселиани. Мешочек пластиковой бомбы. Где Ельцин бомжа. Кудрат хазрат ярчайшим Валерой Светлым. Он наш светоч. Живой каноник. Парсуна ликая танцующего танца. Ум экзерсис. Пагубой гибкой пьяных балерин. В кой старец-червь тачает яблоко. Румяных молодиц не заслонить. Как те слонихи в запахе попят щенячее котят. Любви и ласки как все хотят. Она в божественных словах. Коль всё не в поле былью. Половицей по водице половецкой та страна. Хохочет хан по горизонту саблей. Попробуй! Урезоньте память. Что тень соблазна, змея что, орла крыланое перо. Азбуковника размашистого скоропись.
  Визитки пагубой рецепт. Всё в щепы. На дрова. Мука от перемола. Сума тоболая печаль. Предательства ошибка. Жердиной выбеленной коновязи. Политик бельмы. Жуирой похоти чадра. Глаголем мудрая Софья. В мгновенье сотня. Ни вёсн ни зим. Приима греших стран. Уран. Нептун. Шептун. Сатурн. А при чём здесь суббота? Пора кончать. Шабаш, ребята, долой работу. Стосильные моторы - это ж наши лошади-лошади. Табунов стая, неизлистанные страницы. Эх, Самара городок. Сурра-мин раа - обрадован тот, кто (его) увидел. Свой труд. Его Бог.
  Одинокое творчество зодиаков по линиям и осям ладоничек. И глупость хороша, тем что на всех. Вот смех. Судьба конечна! И она, конечно, Вся Наша.
  Ошибки чтения в прочтении.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"