Рудаков Алексей Анатольевич: другие произведения.

Записки Пилота 4

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение похождений пилота во вселенной Элиты.

  02.06.2016
  Наёмник
  
  Глава 1
  
  Звонко щёлкнули раскрываясь стыковочные крепления и по корпусу Петровича, так мы называли приданный нашему взводу старый десантный модуль P-TR-0V4. И сейчас он собирался совершить очередной бросок вниз, на поверхность раскинувшей под нами свои просторы, планеты.
  По телу модуля пробежала дрожь и центробежная сила несколько секунд пыталась выковырять нас из сидений, но спасовав перед крепостью страховочных ремней, схлынула, уступая место невесомости. Несколько минут, пока сила инерции влекла наш модуль к планете мы наслаждались ей. Невесомость обволакивала и убаюкивала как теплая вода, рождая блаженное чувство облегчения и свободы.
  Снова порция дрожи - пилоты разворачивали модуль, готовясь ко входу в атмосферу и невесомость исчезала, передавая нас в гравитационные объятья планеты.
  
  Нашего старого Петровича затрясло на атмосферных ухабах и я по крепче вцепился в страховочные ремни.
  - Три минуты до касания! - раздалось в наушниках.
  - Верующим - отправить молитвы. Одна минута.
  Мои соседи зашевелились - кто то, молитвенно сложив руки молился, кто-то закрыл шлем и активировав трансляцию прослушивал заранее записанную нашим капелланом молитву. Несколько человек, получили от дежурного контейнеры и сейчас, достав из них статуэтки своих то ли Богов, то ли Тотемов, что-то шептали, держа их около рта или глаз.
  Я же просто опустил забрало шлема и расслабился. По канонам моей веры - общение с божеством должно было проходить строго интимно и мысленно. Какого в Бога я стал верующим? Не поверите - в Серого Творца. И вот как это получилось.
  
  После общения с Примархом Легиона, про это я отдельно расскажу, обязательно, я был послан его секретарём к психологу-капеллану, для его заключения о моей пригодности для службы в Легионе.
  - Извини, браток, - развёл руками секретарь Примарха - мужчина средних лет в облачённый в обычное полевое камо.
  - Таков порядок. Мы же не знаем, - он коротко дёрнул лысой головой обозначая шутку:
  - Может ты псих или маньяк. Вот наш каппи с тобой пообщается, исповедует и определит в наиболее подходящий тебе взвод. Не дрейфь, все через это проходили - прорвёмся!
  
  Следуя полученным от него инструкциям я спустился этажом ниже и после пары поворотов нашёл искомую дверь.
  Я постучался и, дождавшись щелчка отпираемого замка толкнул створку и замер на пороге, сбитый с толку увиденным - прямо над моей головой скалил редкие зубы жёлтый от старости череп. Не человеческий. Похожий, но не наш.
  - Чего встал, заходи, - раздавшийся из глубины помещения голос заставил меня вздрогнуть и отвести взгляд от пустых глазниц, в которых мерцала, рассеиваемая краткими вспышками света, чернота.
  - Рядовой нуб нулевого уровня, по приказу ротного прибыл! - выпалил я на одном выдохе, продолжая краем глаза коситься на висящий в воздухе череп.
  - Проходи. - раздался голос от дальней стены вытянутого как школьный пенал, помещения и я двинулся к его источнику - полуголому мужчине лет около пятидесяти, сидящему за столом. Второй стол формировал ножку буквы Т, стандартное решение для кабинетов начальства, любящего проводить рабочие совещания. В данном случае узкость помещения и громоздящиеся по стенам полки заставили меня приближаться к столу капеллана согнувшись едва ли вдвое.
  - Садись, - он кивнул на стулья, стоявшие у стола-ножки Т. Я уселся и сопровождавший меня всё это время череп немедленно начал наматывать круги вокруг моей головы. При этом он то разевал редкозубый рот - будто что-то орал, то начинал резво щёлкать челюстями, издавая неприятные звуки.
  - Юп, уймись! - скомандовал его владелец, видя как я морщусь и отдёргиваю голову в моменты особенно близких пролётов черепушки. Череп закрутился на месте , оскалился и понуро, опустив глазницы к полу, медленно поплыл к полочке над дверью. По пути он пару раз останавливался и как бы из подлобья смотрел на своего хозяина - а ну как передумал? Убедившись, что - нет, черепок вздыхал, нет я не сошёл с ума - но мёртвый, пожелтевший череп отлично изображал человеческие эмоции, и продолжал свой путь. Взобравшись на полку он некоторое время ёрзал по ней,с надеждой бросая взгляды на каппелана, а затем - убедившись в его непреклонности обиженно отвернулся от нас уперев лицо в стену.
  - Это что? - я ткнул пальцем на него.
  - Это-то? Юп, Юпитер то есть. Инженеры собрали пару лет назад. Череп гориллы, антиграв от развед дроида и самообучающийся ИИ (прим. - Искуственный Интеллект) . Старьё какое-то, от Первой Империи ещё осталось. Ну и мне подарили. А что? Забавный он, забавный и безвредный. Ну да ладно, рядовой. С чем пожаловал?
  Я вскочил и попытался принять стойку 'Смирно', но для этого мне пришлось согнуться буквой Г:
  - Рядовой нуб нулевого... - начал было я, но капеллан махнул рукой и я сел на место.
  - Я не глухой и склерозом не страдаю, рядовой. Сейчас.... - он пробежал пальцами по клавиатуре:
  - Сейчас твоё дело откроем.... Да, - спохватился он:
  - Ничего, что я вот так перед тобой?
  -Эээээ....?
  - Ну, не по форме?
  - Да ничего.
  - Не возбуждает?
  - Чего? - я потряс головой, думая, что ослышался:
  - Господин капеллан, вы, несомненно, в отличной форме, но я....ээээ....ну, не по этим делам.
  - Ага. Ориентация - классик. - он удовлетворённо кивнул и доверительно наклонившись прошептал:
  - Знаешь, у нас есть несколько, ну этих...понимаешь?
  Я неуверенно кивнул.
  - Так вот. У них срывы бывают. Ты к ним как относишься?
  - Да ни как, - я пожал плечами.
  - Пока ко мне не лезут, пусть развлекаются.
  - Угу, - он кивнул и продолжил уже нормальным тоном:
  - Что ж...ориентация - классик, толерантность в пределах нормы. - и он принялся что-то набирать на клавиатуре. Я же, воспользовавшись образовавшейся паузой осмотрелся. Большую часть стен, как я уже заметил, занимали полки, но теперь я смог рассмотреть их содержимое. Да....тут было на что посмотреть - они были заставлены различными изделиями культа. Точнее культов. Так, несколько полок были оккупированы статуэтками различных тотемных животных - несколько коней, птицы - по длинной шее я узнал лебедя, некий, неизвестный мне хищник был запечатлён в крутом пикировании, так же я сумел опознать пару волков, лося, ежа, рыбу - похожую на кита и с маленькими человечками на спине. Особо широкую полку занимала композиция из такого же кита, но сцепившегося в непримиримой схватке с чем-то осьминого-кашалото-человеко подобным.
  Несколько полок были заставлены фигурками гуманоидов - божками самого различного вида - многорукие, многоногие, штуки четыре были с целым пучком голов. Среди них попадались и гибриды - с щупальцами вместо рук или ног или с головами тотемных животных предыдущей полки.
  
  За спиной капеллана светилась яркими красками картина. Батальная. На ней кто-то, облачённый в тяжёлую штурмовую броню без шлема воздевал в небеса странной формы меч, смахивающий более на орудие пыток - с крючьями и обрывками цепей отходивших непосредственно от лезвия. В другой руке святой, а это точно был святой - золотистый нимб вокруг головы свидетельствовал, так вот - в другой руке он держал армейское кепи, указывая им куда-то за край картины. Ну и горы трупов самого истерзанного вида - на одной из них, наиболее сильно залитой кровью он и стоял. Сверху, выше нимба, было что-то написано сильно витиеватым шрифтом. Я не смог разобрать ни единого слова и отвёл взгляд, продолжая осмотр.
  
  На другой стене, под защитой прозрачной витрины, были расставлены различной формы дощечки, пластинки и другие плоские предметы, с нарисованными на их поверхности людьми или группами людей - нечто вроде комикса. Большинство изображений были портретами Святых - их головы окружало непременное сияние и были они самыми разными. Большинство принадлежало к белой расе, но встречались и монголоиды и негры. Одеты они тоже были более менее однообразно - ниспадающие робы, хламиды и туники. На общем фоне резко контрастировала парочка икон, выполненных на кусках покорёженного и пробитого пулями металла. Эти святые были облачены в скафандры.
  
  - Налюбовался? - вопрос капеллана заставил меня поспешно перевести взгляд на него. Он потянулся, хрустнул пальцами и опустил руки на стол.
  - Что же.... У тебя хорошие рекомендации, старшего меха - лейтенанта Фролова я помню. Если он считает тебя подходящим для службы у нас - я не против. Да и Примарх наш, вижу я одобрил... - он замолчал, рассматривая что-то на экране и продолжил, подняв глаза на меня.
  - Какой вере ты следуешь? У нас, - он кивнул на полки:
  - Приемлемо любое из имеющихся в Галактике течений. И я облачён властью свыше, для отправления большинства религиозных церемоний. Вот, посмотри. - он достал из стола объёмистую папку с документами и протянул её мне. Я принял её и, положив на стол, раскрыл. Внутри были подшиты аккуратно заламинированные какие-то лицензии, патенты и сертификаты.
  - Это лицензии на право занимать пост священника, жреца, ламы, шамана и так далее от всех основных конфессий. - горделиво пояснил он, откидываясь на спинку своего стандартного офисного стула.
  - Так во что ты веришь, сын мой? - продолжил он вкрадчивым, тихим и напевным голосом:
  - Вижу я, что изрядно послужил ты на благо Матери Церкви, в рядах Братьев её боевых - Ордена Инквизиторов. Ты твёрд в своей вере?
  - Вообще-то я просто на побегушках у них был, - осторожно заметил я:
  - Ну, это - знаете как, подай-принеси, отвези-привези. В таком вот роде.
  - Да? - он подался вперёд, рассматривая меня.
  - И во что тогда ты веришь? Говори, не стесняйся, - он дружелюбно подмигнул мне и ткнул пальцем в сторону лежавшей передо мной папки:
  - Я имею право хранить тайну исповеди, покаяния, отпускать грехи и выдавать индульгенции или купоны в Рай, в Страну Вечной Весны, охоты и всё такое.
  Несколько удивлённый таким деловым подходом я пожал плечами:
  - Да я как бы... Равнодушен к религиям.
  - Атеист? Отлично, приятель! - теперь он говорил запанибратским тоном, даже привтал и похлопал меня по плечу.
  - Знаешь, как мне надоели эти замшелые догмы, древние верования и обряды. Бред всё это!
  - Ну не знаю, - я был окончательно сбит с толку его резкими переходами из одной крайности в другую.
  - Наверное.... Я не знаю, но наверное Творец всё же был. Кто-то же это всё создал? Окружающее, мир, галактики...
  - Творец един и мы все дети его! - провозгласил он торжественным тоном.
  - Значит ты, - он указал на меня пальцем, как будто это был пистолет:
  - Веруешь в Единого?
  -Эээээ... - проблеял я.
  - Светлого или Тёмного?
  - Чего?
  - Ну не пива же! В Творца какого? Светлое начало или Тёмное?
  - Ну не знаю.....
  - Серый Творец значит. - он задумчиво потёр лоб, что-то припоминая, а потом жестом потребовал папку.
  - Вот, - он вытащил из её недр какой-то документ:
  - Сертификат и Пяти летняя лицензия Серого Дома. Я могу принимать твои покаяния, проводить ритуальную порку-очищение и наносить на твою одежду, броню, оружие и - он прищурился, разбирая текст:
  - И выданную тебе технику, священные символы Серого Творца. Для бойцов Легиона бесплатно, для остальных - согласно Приложению 3. Где-то оно тут было, - он начал вытаскивать из файла бумажки и обрадовано щёлкнул пальцем по нужной:
  - Вот и тарифная сетка. Ну так что? Молиться будешь?
  Я отрицательно покачал головой и он досадливо хлопнул ладонью себя по лбу:
  - Прости. Редко у нас парни твоей веры появляются. Вы же в уединении должны молиться, да? Забыл. Работы много.
  - Да нормально всё.
  - Прощение принято и зафиксировано. - он что то отметил в моём личном деле, как я уже догадался.
  - Пожелания, предпочтения, просьбы? - выпалил он одним словом и я понял, что моё время истекло.
  - Ни как нет, господин капеллан! - я встал и снова согнулся в стойке смирно.
  - Тогда иди, - он на миг задумался, что-то припоминая:
  - И да пребудешь ты в Серой мгле во веки!
  Не зная, что ответить и молча, коротко склонил голову и покинул кабинет.
  
  - Верующим завершить молитвы! - короткая команда означала, что до посадки осталось совсем немного. И точно, тут же в наушниках прорезался голос ротного:
  - Приготовились, бабуины. Касание через тридцать секунд.
  - Пятнадцать!
  - Десять!
  - Три!
  Петрович сильно ударился о поверхность и закачался на амортизаторах, гася инерцию.
  - Попрыгали!
  
  Наши кресла синхронно развернулись в сторону выходной аппарели и лента транспортёра повлекла нас к выходу. В Петровиче было четыре ряда кресел - два располагались спинками к бортам и два - спинками друг к другу, по центру. Сейчас кресла резво позли в открытому проёму, выбрасывая легионеров из корабля. Когда между мной и выходом осталось пять рядов щёлкнули раскрываясь замки ремней, три ряда - я протянул руку и вынул из крепления между ног свой штурмовой карабин, один ряд - моё сиденье неприятно завибрировало, что бы в следующий миг, отвесив мне прощального пинка, вышвырнуть меня из уютного чрева модуля.
  
  Привычно группируюсь и упав перекатываюсь вперёд через голову. Вжимаюсь в землю, покрытую густой, наверное мне по колено, травой и замираю, изучая диспозицию нашего взвода, высветившуюся на моём забрале, едва я покинул Петровича.
  Моя четвёрка высаживалась последней - нубы шли третьей линией, прикрывая две тройки тяжёлого вооружения и командную группу, состоявшую из ротного, связиста, механика и медика.
  Всего Петрович мог нести шесть десятков человек, но обычно пара мест, предназначенных либо для проводников - если задание того требовало, либо для правильных журналистов или наблюдателей какого-либо правильного фонда, пустовали. Вот и сегодня модуль доставил на поверхность пятьдесят восемь бойцов.
  Шедшие первыми четыре четвёрки ветеранов уже давно закрепились на своих точках, контролируя наиболее опасную часть периметра - ту, откуда на нас могли напасть местные - силы планетарной обороны. Вторая линия, состоявшая из такого же количества действительных рядовых заняла оборону на менее опасных направлениях, ну а мы, нубы, которые не успели побывать в трёх боевых, сформировали кольцо ближней защиты.
  
  Я прислушался - было тихо и только поскрипывала колеблемая ветром трава этого мира. Хорошо... Сейчас бы снять шлем, перевернуться на спину и вот так лежать рассматривая облака и подставляя лицо ласковым лучам местного светила. На травинку перед моим лицом начала забираться местная букашка, очень похожая на обычную гусеницу, только прозрачную. Сквозь её тельце смутно просматривался стебелёк по которому она ползла.
  - Взвод! Слушай мою команду! - отвлёк меня голос ротного:
  - Боевое построение. Колонна. Один и два - авангард. Три, четыре - корма. Пять и шесть - фланги. Остальные - стандартная колонна. Вектор сто три. Две минуты.
  Я, как и мои коллеги по четвёрке вскочил и побежал занимать место к колонне. Умная начинка шлема тут же нарисовала светящийся столбик и провела к нему линию-дорожку кратчайшего пути.
  - Минута! - поторопил-напомнил всем ротный.
  И конечно же ему пришлось ждать. И конечно же - нас, нубов. Пара бойцов десятой четверки перепутала свои места несмотря на наличие указателей. Один из нашей ухитрился зацепиться ремнём своего карабина за нож соседа, отчего тот - нож, не сосед, выскочил из ножен и они оба потратили около минуты разыскивая его в густой траве.
  Наконец нож был найден, а места заняты, согласно указаниям электроники.
  - Ну вы, блин, даёте! - выдохнул ротный.
  - На четыре минуты вне графика! И за что меня Примарх так наказать решил... - он сокрушённо покачал головой в лёгкой броне.
  - Разберусь с вами после. Колонна! Волчьим! По вектору! Го!
  И мы потрусили - две сотни метров рысью, сотня шагом и снова на рысях. Согласно заданию нашей целью был небольшой городок, раскинувшийся вдоль русла местно речки. Ценности он не представлял ни с военной, ни с логистической стороны, но был выбран для проведения показательной, карательной миссии.
  Или вы думаете, что политика делается в белых перчатках? Внешне - да, но копни чуть глубже - тут же польются такие потоки неприглядностей, подлостей и прочего того и такого, о чём официальные, да и не официальные СМИ ни когда не напишут и не покажут. Для подобного нужен Легион - что бы очередной хлыщ мог бы вещать с экранов о своей непричастности и превышении нами полномочий, предварительно заплатив нам за грязную работу.
  
  Вот и на этот раз - спор хозяйствующих субъектов привёл к волнениям на оспариваемой территории - так это расскажут СМИ в короткой заметке вечерних новостей. А может и вовсе обойдут молчанием.
  Две корпы не поделили систему. Даже не систему - пояс астероидов этой планеты. Не знаю чего там - в этих камнях было такого ценного, но одна из них организовала планетарный референдум по приватизации Кольца, обещая местным райское изобилие. Вторая корпа послала проведённый и выигранный первой референдум по дальше, мотивируя это принципом всесистемной собственности этой груды камней.
  Начались стычки в космосе - флоты корпораций гоняли чужих шахтёров и транспортники. Потом один из кораблей корпы номер два сбил транспортник принадлежащий жителям планеты - неудачно сбил. Обломки рухнули рядом с каким-то фермерским хозяйством, но котором, по абсолютно случайному совпадению проводилась экскурсия детей-сирот из соседнего приюта. Умело подливая бензинчика корпа намбер уан довела местных до состояния истерической ненависти ко всему не местному, не с этой планеты, и высоко задрав быстро сооружённый флаг Патриотизма объявила о своём выходе из юридической системы данной Системы - прошу прощения за тавтологию. Остальное население покрутило пальцем у виска и предложило им успокоиться и спокойно разобраться. Но бензина у корпы было много. Как оказалось после - слишком много. Деградировать же проще? В двух словах - первую корпу тоже послали... скажем так - в путешествие. Пешее и долгое. Попутно повесив всех их представителей на поверхности. На этом они не успокоились и, наверное, по инерции объявили о своём выходе из Федерации. А вот этого Федерация уже просто так спустить на тормозах не могла. Но задействовать ВКС и Федеральную пехоту? Против гражданских? Вы что? Выборы через год! А решать проблему надо.
  Продолжать нужно?
  Обратились к нам, к Легиону. Так мол и так - успокойте людишек на поверхности. Совсем успокойте. Естественно официально политики взывали к разуму, обещали прощение и гарантировали что ни один волосок того. Не упадёт. Что вы 3.302 год на дворе! Какое насилие? Только путём переговоров. Ни-ни-ни! Только за столом - дорожную карту согласуем и всё тут же наладится.
  Ну а попутно нам была поставлена задача по оккупации основных городов, прикрытии СБшников и проведении ряда показательных зачисток - с трансляцией по всем планетарным каналам. Дабы колеблющиеся - прониклись и осознали.
  Грязно? Так политика же....
  Вот только выполнять этот приказ выпало нашему взводу.
  
  Бежать нам пришлось не долго - уложились в двадцать минут.
  - Взвод! - снова ожила командная частота голосом лейтенанта.
  - Стой. Специально для глухих сообщаю, что диспозиция каждого дебила высвечена у вас перед носом. Для неграмотных, а таких у нас большинство, сообщаю. Схема стандартная - змейка-пила. Один - вы блокируете город с юга. Там близко лес и мясо рванёт в него как начнётся. Два. От леска и вдоль зданий. Три - завершаете обхват. Тяжи - за стыком два и три. Дистанция от зданий не менее трёхсот. Доступно?
  Я поспешно уставился на высветившуюся в верхнем правом углу лицевого щитка плашку подтверждения и удерживал на ней взгляд три секунды, пока она не пропала.
  - Хорошо, - в голосе ротного проскользнули нотки одобрения:
  - Все подтвердили. Надеюсь, что и поняли. Это первая часть задания. Вторая - собственно зачистка. Доведу своевре...- тут у него что-то коротки пискнуло и он замолчал. Ненадолго.
  - Так, ленивцы. - снова вышел он на связь.
  - Обстоятельства изменились. Слушать боевой приказ!
  Я машинально принял стойку смирно.
  - Часть два отменяется. Стоим в оцеплении и блокируем попытки прорыва. Работаем от обороны. Активная оборона. Нейтралка - сотка от ближайших зданий. Активная защита при превышении сотки. На поражение. Штыки - примкнуть! Выполнять!
  В трансляции кто-то присвистнул.
  - Эй, кэп, - послышался чей-то голос.
  - Разговорчики! - рявкнул лейтенант.
  - Бегом по местам, ленивые твари!
  Я ещё не научился разбирать голоса своих взводных и поспешил на своё место, попутно активируя текстовый переводчик. Удобная штука, скажу я вам. Изначально его разрабатывали для глухих, в смысле для глухих гражданских. Переводчик моментально переводил звуки в слова и высвечивал их этаким чатом. Где высвечивал? Да где угодно. На экране вашего кома, на стекле очков, если вы их носите. Встроили его и в нашу броню. По началу все ржали - для глухих Легионеров что ли? Гы-гы-гы! А дальше что? Для слепых солдат чего придумаете? Но, после нескольких, действительно жарких боёв - оценили. Оценили те, кого контузило. В ушах - звон, что тебе орёт твой напарник - не разобрать, а тут - чик.....и все его крики тут же высвечиваются. Понятно, что контуженный плохо соображает, но уж разобрать что-то вроде ВАЛИМ!!!! ОТСЮДА!!!! - может.
  Со временем механики Легиона, среди которых попадались и весьма неплохие программисты, доработали стандартное ПО переводчика и теперь он автоматически включался при начале стрельбы, сообщая владельцу о его результативности. Надо ли говорить, что среди Легионеров тут же развернулось соревнование - кто больше хедшотов сделает за бой. Немедленно появились рейтинговые таблицы и руководство, оценив выгоду, не стало запрещать это состязание, поощряя премиями лидеров рейтинга.
  
  Заняв свою позицию посреди поля, в трех сотнях метров от окраины города я расслабился и начал просматривать лог чата. Засорять эфир трёпом не поощрялось, поэтому общение до боя протекало в чате. А в бою трепаться некогда - стреляй ты или в тебя будут стрелять. Обозначения участников чата были простыми - Ротный обозначался жирной зелёной 'Р', остальные - своими номерами. Так мой номер - бойца-нуба третьей линии выглядел так - 3-2-2. Третья линия или третье отделение взвода, вторая четвёрка, второй в четвёрке.
  Надеюсь - сумел объяснить понятно, если нет, уж простите, рассказываю как умею. Я ж пилот, не оратор. В общем я включил чат - теперь, если бы я начал говорить, то всё сказанное шло бы не в эфир, не голосовым сообщением, а высветилось бы в ротном чате.
  1-2-4: Кэп? Что делаем-то?
  Р: Стоим ждём.
  1-2-4: А что изменилось, рассказал бы?
  Р: Зачистка отменяется. Бани не будет, летуны за нас поработают.
  2-2-2: Командир, а что так?
  Р: Народ, ну честно - не знаю. Мы должны были мясо тут оприходовать, но там передумали.
  1-4-4: То есть мы в город не заходим?
  Р: Нет. Блокируем убегающих. Ни одна сволочь не должна уйти.
  1-4-4: А порезвиться?
  Р: Интиму захотел?
  1-4-4: Ага!
  Р: Я тебе его обеспечу.
  1-4-4: Разрешаешь? Спасибо!
  Р: После. В моём кабинете. Сеанс орального секса будет. Я буду на тебя орать и получать удовольствие.
  1-4-4: Ну, кэп. Всё одно всех кончать.
  Р: Думаешь я забыл твои развлечения год назад?
  1-4-4: Это ж когда было.
  Р: 1-4-4! Стоишь и работаешь. За это тебе платят. Ясно?
  1-4-4: Так точно, кэп. ;
  Р: Всех касается. Ра-бо-та-ем! Вы не на отдыхе тут. После отдохнёте.
  1-1-3: А что тут вообще происходит? Чего именно это село выбрали?
  Р: Я вывел новостной канал на Петровича. После посмотрите.
  1-1-3: Официальный?
  Р: Да.
  1-4-3: Фи...
  Р: Вот поэтому 1-4-3 ты второй год в хвосте сидишь. Сравнивай, фильтруй - что покажут и что сам увидишь.
  1-4-3: Ок.
  Р: (открывает забрало, сплёвывает, закрывает забрало) О! Сигнал! Выходим из чата, готовимся работать!
  Я послушно покидаю общий чат и тут же оживает командная частота:
  - Так, девочки. Работаем. Через две-тридцать начало обработки цели.
  
  Ещё пару минут ничего не происходило и я, со скуки, подключился к местной радиостанции.
  - Хип-Хип-Хип...хоп-хоп! - ворвалась в мой шлем забойная мелодия не обременённая особым смыслом.
  - Поцелуем федов в поп!
  - Хип-Хоп-свободы-топ!
  - Мы пошлём их всех в галоп! - продолжал надрываться неизвестный мне певец. Музыка смолкла и прорезался голос диджея.
  - Доброго утра, свободные граждане свободной планеты! С вами я, ваш бессменный ведущий и диджей вашей любимой радиостанции 'Свободная Волна'. Сегодня чудесное утро нашего сто семнадцатого дня свободы! Да! Уже больше сотни дней как мы свободны от системных эксплуататоров Системы Хип Два Три Ноль... - я ушёл с волны. Слушать местные, перегруженные псевдо патриотизмом речёвки не хотелось. Интересно - проскочила мысль, а кто на самом деле стоит за всем этим? Кто поимеет плюшки на замешанной тут крови?
  
  Додумать эту мысль мне не удалось - на севере показались чёрные точки. Они стремительно приближались и умная электроника брони тут же поместила около каждой из них короткий формуляр - атмосферные штурмовики, обведя их зелёной каёмочкой. Штурмовики приблизились к обречённому городку и сделали над ним несколько пролётов на низкой высоте.
  Хорошо, что я был в шлеме - от их грохота в домах на окраине треснуло несколько стёкол - представляю, что творилось в центре. Наверняка местные сейчас выскакивают из своих домов.
  Штурмовики сделали разворот с набором высоты и начали пикировать на город. Над его северной окраиной поднялись первые мутные султаны разрывов и я поёжился - не хотелось бы сейчас там оказаться.
  Утро. Сидишь на веранде, попиваешь утренний кофе и тут, с небес, в сопровождении рёва форсированных движков, на тебя обрушиваются фугасы. Бррр.....
  Меж тем штурмовики зашли на новый заход - очередные разрывы поднялись немного южнее предыдущих. Чего это они? Накрыли бы сразу весь город? Чего хвост кусками резать?
  Ещё заход и новые пепельно дымные столбы вырастают ещё южнее. Я досадливо дёрнул щекой - было жалко видеть как красивые и несомненно уютные домики превращаются в груды руин. Со стороны городка до меня докатилась первая волна панических криков и я поморщился - терпи, ты в Легионе, знал на что шёл. Электроника шлема по своему распознала мои гримасы и восстановила последнее действие - включила местную волну.
  - Спасайтесь! В лес! Уходите в лес! - надрывался диджей, наверное от волнения его произношение, бывшее до этого безупречным сбилось и он стал слегка растягивать гласные на конце слов.
  - Мы-ы, ведущие Утра Свободы-ы останемся на своих местах до конца-а! Мы будем сообщать вам о происходящем! Запомните-е нас! Я - .... - я отключил волну.
  Перед лесом стоит цепь ветеранов - там беглецам не пройти. Да и глупо это - бежать в лес самое простое решение. Понятно, что нападающие об этом подумали. Через нас? Я бросил взгляд назад - сзади простиралось до горизонта ровное поле. Не, не вариант. Расстреляют. Я бы в реку прыгнул бы и вплавь. Речка не широкая, сейчас лето. Да и лесок на том берегу есть. Всё шанс. А он в лес советует. Ошалел от страха, наверное.
  
  Штурмовики сделали очередной заход, обратив в руины большую часть города. Нетронутой оставалась примерно треть города. Как раз та самая, выходящая крайними домами к лесу. И к ветеранам. Я затребовал карту города и удивился, когда она высветилась перед моими глазами - большая часть города была разрушена. Большая - но не вся. Уцелело несколько зданий. Присмотрелся - и тут же получил подсказку. Банк, Отель и.....как ни странно - местный радиоузел?! Бред! Ну Банк ладно. Бабло - наше всё. Отель...ладно. Может восстанавливать будут - строителей поселят. Но радио? Источник агитации? Его же первым валить надо?
  Чем больше я присматривался к карте - тем больше вопросов возникало.
  Почему не тронуты дома на нашей окраине? Почему не разрушена южная окраина? Целым была отмечена и пристань - но ни кто из жителей не пытался пересечь реку.
  
  Меж тем штурмовики, сделав ещё несколько пустых заходов улетели. Можно было бы сказать, что воцарилась тишина, но нет - со стороны города доносились крики перепуганных людей. Постепенно они смещались к южной окраине и я напрягся, представляя, что сейчас произойдёт.
  К сожалению я оказался прав - спустя несколько минут с южной окраины послышались сначала редкие, а потом всё более частые выстрелы и крики. Темп стрельбы всё нарастал - сухие одиночные щелчки карабинов сменились короткими очередями и к ним быстро добавили свои голоса ручные пулемёты, бившие длинными очередями. В ответ над городком завис стон-крик безжалостно истребляемых людей. Мне показалось что я слышу, разбираю отдельные голоса, слова мольбы, детский плач. Я скрипнул зубами - это Легион. Терпи. Им ты не поможешь.
  Короткие очереди карабинов сменились длинными и внезапно резко наступила тишина. Сухо, коротко щёлкнуло несколько одиночных выстрелов и всё окончательно затихло.
  
  - Здесь один-один-один. - прорезался незнакомый голос на общей волне.
  - Попытка прорыва ликвидирована. Контроль выполнен.
  - Понял один-один-один, - услышал я голос ротного.
  - Сканеры?
  - Обижаешь, начальник. Признаков жизни нет. Чисто.
  - Принято. - ротный прервался, передавая информацию дальше и тут же продолжил:
  - Взвод! Задание выполнено. Операция Милосердие завершена успешно. Статус - боевой. Данные об участии занесены в ваши личные дела. Поздравляю с победой!
  - За Легион! - рявкнуло несколько человек.
  - За Легион! - в тон им произнёс наш командир:
  - Выдвигаемся к Петровичу. Построение - походно-боевое. Не расслабляться. Отдых на базе. Двинули!
  
  На экране моего шлема высветился новый световой столбик и я потрусил в его направлении. Победа? Это - боевая операция? Расстрел гражданских? Господи....куда я попал.
  В тот миг я был готов самостоятельно бежать на Каторгу. Там, по крайней мере, было честнее.
  
  До Петровича мы добрались без происшествий. Пилоты нас ждали, гоняя двигатели на холостом ходу, и, едва мы расселись по своим местам, оторвали модуль от поверхности планеты. Возвращение на орбиту всегда занимает гораздо больше времени и, что бы скоротать его, я подключился к местному официальному новостному каналу. По нему как раз шёл новостной выпуск.
  Забрало потемнело и на нём появилась эмблема местного всепланетного канала - по кольцу астероидов вокруг планеты резво скакал табун лошадей. Преимущественно сиреневых и фиолетовых.
  Заставку сменила симпатичная дикторша в сиреневой блузке поверх белой рубашечки. Она весело что-то защебетала и я приглушил звук, отстранённо за ней наблюдая. Пошёл первый ролик - на фоне густого поля местной с/х культуры стояли двое - симпатичный журналист и комкающий в руках промасленную тряпку седоусый мужик в комбинезоне механика. Журналист что-то спрашивал, мужик отвечал, часто указывая рукой с тряпкой себе за спину - на поле.
  
  Снова дикторша. Снова чего то бухтит. Новая картинка - приятного вида добродушный толстячок перерезает сиреневую ленточку, открывая какой-то объект. Наверное образовательный, детский - вокруг много детей. Толстяк берёт одну девочку за руку и они вместе заходят внутрь здания. В кадре появляется ещё одна чиновничья морда. Почему чиновничья? Не знаю. Но вот посмотрел - и сразу ясно - гос служащий. Будто клеймо какое-то на них всех.
  
  Опять симпатичная девочка в студии. Весело щебечет - за её спиной появляются какие-то графики и диаграммы. Биржевые новости? Не интересно. Она подносит руку к уху, будто хочет поправить наушник под причёской и резко меняется в лице.
  Снизу появляется красная полоса срочной новости. Волнения в Энске - бегут по полосе белые буквы и я прибавляю звук.
  - Наш собственный корреспондент, - тревожным голоском щебечет дикторша:
  - Передаёт из города Энск, в котором сегодня утром прошли волнения. Группа провокаторов при поддержке незаконных банд формирований предприняла попытку ограбления местного банка. Попытка оказалась неудачной - службы охраны правопорядка отбили нападение. Тогда бандитствующие личности устроили резню среди спешащих на работы горожан, пытаясь скрыться среди пытающихся спастись людей, но были выявлены и уничтожены. Передаю слово нашему спецкору, случайно оказавшемуся в городе в момент трагедии.
  На экране появляется мужчина средних лет в надетом поверх ковбойской рубашки жилетом со множеством карманов, он нервно крутит в руках каску старого образца. Выглядит он неважно - рубашка порвана, на лице присутствует грязь и кровоподтёки.
  - Добрый день, уважаемые сограждане! - довольно бодро начинает он.
  Снизу всплывает плашка с его именем, но я не обращаю на неё внимание.
  - Сейчас в городе практически восстановлен порядок. Нападение террористов отбито, но, к сожалению, есть несколько пострадавших. Мы были в городе с самого начала и сейчас мы рады предоставить вашему вниманию эксклюзивные кадры.
  Вместо мужика появляется картинка одной из улиц, наверное где-то в центре городка. Съёмка ведётся сверху, из окна какого-то здания. Видны здания в выбитыми стёклами.
  - Мы находимся в радиоузле городской службы новостей - в кадре снова тот же мужик, но сейчас он в чистенькой ковбойке, с небитой мордой.
  -Сейчас на улице происходит что-то непонятное, только что была слышна стрельба, взрывы. Как вы видите - пострадало несколько домов.
  Камера снова переключается на улицу - теперь она заполнена ничего не понимающими людьми. Они крутят головами, пытаясь понять что происходит.
  На фоне общего гомона и шума прорезается знакомый голос:
  - Граждане! Сохраняйте спокойствие! Атака террористов будет отбита! Расходитесь по домам!
  Снова журналист.
  - Мы случайно оказались около радиоузла и, когда это началось, укрылись в нём. Тут мы познакомилось в бессменным ведущим, - камера теперь показывает тощего типа сидящего перед каким-то пультом и что-то говорящего в микрофон. Наплыв на него.
  - Сограждане! Это говорю я, ваш диджей радио 'Федеральный Курьер'! Сохраняйте спокойствие!
  Снова журналист, теперь рядом с ним стоит диджей.
  - Этот мужественный человек не поддался панике и до последнего момента оставался на своём рабочем месте успокаивая встревоженных жителей города Энск. Честно - было страшно?
  Камера показывает крупным планом диджея - он начинает говорить, дёргая головой в конце каждого слова, отчего его пышная кучерявая шевелюра начинает неприятно шевелиться.
  - Да, очень страшно. Когда раздались первые выстрелы я как раз начал час патриотической песни, поставил, - он продолжает говорить, но я не вслушиваюсь в его слова - я узнал этот голос. Тот же самый, который призывал жителей бежать в лес. Точно - тот же, так же слегка растягивающий гласные в конце слов.
  - И тогда я сделал то, что на моём бы месте сделал любой гражданин Федерации, - меж тем продолжает он:
  - Я призвал граждан к спокойствию-ю. Попросил вернуться в дома-а, под защиту стен. Я-я очень надеюсь, что мне удалось хоть кого-то-о спасти.
  Журналист кивает и жмёт ему руку.
  Смена кадра.
  Всё тот же мужик стоит прижавшись спиной к стене.
  - Мы находимся на южной окраине города, совместно с силами правопорядка мы остановим террористов, скрывающихся среди граждан, которых они силой гонят из города, организовав из них живой щит.
  Улица. Обычная не широкая улица. Дома с выбитыми стёклами. По улице катится толпа, приближаясь к камере - видны бегущие в панике люди. Мужчины, женщины, кто-то тащит за руку детей, кто-то бежит в обнимку с кошкой.
  Сдвиг камеры - посреди улицы стоит мужчина в форме службы охраны и растопырив руки что-то кричит. Что именно - не слышно на фоне общего шума - стрельба и взрывы создают фон, надёжно перекрывающий его слова. Мужик размахивает руками, указывая куда-то в сторону. Куда это он машет? Косые тени зданий помогают мне быстро прикинуть - куда он указывает. На запад? Зачем? Чёрт.....там же река! Внезапно мужик дёргается и падает сначала на колени, потом плашмя на мостовую - и тут же на него накатывается обезумевшая толпа. В следующий миг люди подбегают к камере и сбивают её своей массой. Несколько секунд камера ещё работает, демонстрируя различные ноги, ботинки, мостовую а затем отключается.
  - Это был Начальник Службы Городской Охраны, - жадно глотая воду из пластиковой бутылочки говорит появившейся в кадре журналист. Теперь он выглядит точно так же, как и в начале репортажа - частично оборванный и с битым лицом.
  - Террористы застрелили его, а мне едва удалось вырваться с пути толпы, отделался легко, - он пытается улыбнуться и продолжает что-то говорить, но я его не слушаю. Перед глазами - медленно падающий Начальник Охраны. В его шее, сзади, в узкой щели между краем шлема и воротом бронника красноватым цветом на миг проявляется прицельный маркер. Как раз такой, как у пары снайперов первой линии. Странно что выпустили так, не стерев. Забыли или не обратили внимание?
  Тем временем передо мной снова появляется симпатичная дикторша. Правда теперь на её руке появилась траурная повязка.
  - Планета скорбит по погибшим мирным людям, - с огромной грустью говорит она и на её глазах - камера наплыла, теперь её лицо занимает практически всё пространство, - на её глазах слёзы.
  - Губернатор объявил трёхдневный траур. Город будет восстановлен, а все преступившие закон испытают на себе Справедливость Федерального Правосудия!
  Угу, конечно. Испытаем. Сегодня же вечером. В кабаке. На федеральное бабло испытывать будем.
  Я уже готов отключить канал, как на экране снова появляется тот же журналист. Теперь он отмыт, ссадины залеплены пластырем. Он и кто-то ещё сидят в глубоких креслах и что-то горячо обсуждают. А.....вот и бегущая строка. Эксклюзивное интервью с участниками..... дальше не читаю.
  Крупным планом показывают лицо журналиста. Мужественное, с лёгкой сединой у висков. Но вот что-то в нём не так. А что - не могу понять. Что-то режет глаз. Пытаюсь присмотреться, но тут экран отключается.
  По корпусу Петровича пробегает лёгкая дрожь, короткий резкий удар и голос ротного:
  - Подъём, сонные задницы. Прибыли. Строиться не будем. Бабки за боевой начислены. Корабль отдыха пришвартована по правому борту.
  Восторженный рёв полусотни глоток перебивает его слова.
  - Разорались, кобели, - рыкает он, но беззлобно, скорее для порядка.
  - Душ принять не забудьте, гиганты секса. Не хочу потом за вас краснеть! Вольно, разойдись!
  Я покидаю Петровича одним из последних. Что делать...Нубы всегда сзади. В обзорном иллюминаторе нашей базы проплывает планета. Та самая, где пару часов назад от наших рук погибло несколько сотен неповинных людей.
  - Первый боевой? Корежит? - мне на плечо ложится рука и я поворачиваюсь. Рядом стоит мой 'старик'. Ветеран, которому дали курировать нубов. Ему - конкретно меня.
  Киваю.
  - Забудь. Прими душ и пошли бухнём. Всё через это проходили.
  - И ты?
  Он молча кивает и подталкивает меня внутрь корабля, по дальше от иллюминатора.
  
  Уже в душе я понимаю, что было не так с тем журналистом. Его царапина волшебным образом перекочевала с одной половины лица на другую, оставив на своём месте нетронутую кожу. Что ж.....Бардак он везде и неистребим.
  
  Глава 2
  
  Два дня отдыха пролетели быстро, гораздо более быстрей, чем хотелось бы легионерам. Нам, нубам, также перепал приличный кусок веселья, даже не смотря на то, что нас обслуживали по остаточной, нижней планке. А что вы хотели? Дедовщина она везде, даже среди офицеров. Уверен, что нашему лейтенанту и близко не светило провести хоть часок в обществе тех модельных див, которые были заряжены под Примарха. Под и над, как говорится.
  
  Но, что бы быть объективным должен заметить - Примарху нашему было не досуг. Или сук. Как вам угодно. На планете внизу назрел и прорвался скандал. И, как это обычно бывает, нашлось немало желающих погреть руки да и просто пропиариться на этом скандале. Всё началось с того самого журналиста, который сделал репортаж из Энска. Уж не знаю - был он пьян или просто получил хорошую котлету денег, но одно издание, чей спонсор неровно дышал к Империи, опубликовало интервью, в котором он рассказывал о штурмовиках над городом, делая жирные намёки на истинную причину гибели людей. И намёки эти не то что бы прямо, избавь Бог, но наводили читателя на мысль, оставляли послевкусие такое, что начали возникать вопросы - а что это за террористы такие - ни требований ни заявлений? И что это Легион у нас над головами висит? А были ли у Легиона спуски с орбиты в тот день?
  
  Не, Легион ни в чём не обвиняли, пока не обвиняли. Но всё чаще, на различных ток-шоу начали возникать и обсуждаться вопросы - пока достаточно мирные, нейтральные. Типа - а как вы, уважаемый эксперт, думаете - не мог бы, конечно исключительно в теории, Легион быть рядом с Энском? Или - госпожа дипломированный психолог - а что вы думаете о ментальном состоянии бойцов Легиона? Могли бы они вот так, хладнокровно, разбомбить мирный город и истребить мирное население?
  На одно такое шоу я нарвался, когда отдыхал в баре, после оприходования последнего розового талона на интим услуги третьего Р-класса. Р - значит для рядовых. Ну а третий класс - сами понимаете. На гражданке я бы и не взглянул на подобных бабочек, точнее бабушек, но ведь халява! Не пропадать же добру. Да и всё одно - оплачено.
  Вот я и сидел в баре попивая хорошее пиво, оно было одно - и для офицерского состава и для нас - рядовых. Пил, похрустывал сухариками - снимал стресс от прошедшего посещения короче, а, заодно и на экран пялился. А там как раз крутили очередное ток-шоу. Пышнотелая дама, возрастом близкая к той, откуда я только что поспешно ретировался, заумно рассуждала о нашем, Легионерском значит, психотипе. По её словам выходило что мы все кровавые маньяки-убийцы, живущие только одной мыслью - как бы по больше невинной крови пролить. Вот прямо так - утром встаём и сразу ножи точим. Офицеры наши - поголовно сексуальные маньяки и извращенцы, а Примарх.... - тут она так выкатила глаза, что я подумал, что вот ещё чуть-чуть - и они покинут её лицо и зависнут на усиках - как у крабов или креветок. Общий смысл её бурного, во всех смыслах, спича, сводился к тому, что Легион - зло и его надо гнать, гнать и гнать - и с орбиты и с Системы и из Галактики. Оппонентом ей выступал некий бритый и сильно татуированный качок со взглядом маньяка-дебила на полставки. Эта личность не могла даже построить грамотную, да какую там грамотную - простейшую фразу, отделываясь односложныви возгласами типа 'Бред!', 'Враньё!' и 'Дура', с последним я, впрочем был согласен. Данного типа, едва камера наплывала на него, представляли как бывшего Легионера, не упоминая ни номера его Легиона, ни годы его службы, ни - тем более операции где он мог бы принимать участие. Но информационная плашка всплывала регулярно, напоминая зрителям - кто этот тип. Но что самое неприятное - зал поддерживал тётку, сопровождая каждую её фразу аплодисментами и одобрительным гудением. Как реагировали на псевдо-Легионера говорить не буду. В конце концов этого дебила выгнали из зала под одобрительный свист публики и дама толкнула заключительную речь - что вот так надо поступить со всеми его сослуживцами.
  Двух мнений быть не могло - козёл отпущения был выбран.
  Я ни разу не спорю, что Легион это собрание тех ещё отморозков и убийц, и что большинство из них не пустят даже на Каторгу, серьёзно опасаясь за нравственный облик ЗК, но вот так топить своих союзников..... В общем данные шоу лишний раз отлично показали мне, что политика это ещё более грязная вещь, чем наше занятие.
  
  Всё хорошее быстро заканчивается - два бездельных дня пролетели как один миг и мы все были собраны на ангарной палубе нашего носителя для возобновления нашей службы.
  - Что я могу вам сказать, орлы. - вещал наш лейтенант.
  - Последняя операция, признанная успешной и полностью оплаченная, тем не менее вышла не совсем так, как бы нам хотелось. Скажу честно, - он решительно рубанул воздух ладонью:
  - Мы своё отработали полностью. Но.... - он поморщился:
  - Политиканы наверху решили переменить карты. Возможно некоторые из вас смотрели местную, так сказать, анал-итику, - он выделил голосом первую часть слова и по строю прокатился не очень-то и сдерживаемый смешок.
  - Да, именно так! Нас хотят сделать крайними в той бойне, которую мы организовали по просьбе больших шишек! Но! Наш Примарх тоже не паль...ээээ....умён и хитёр! Особенно, когда это касается спасения от петли ваших задниц. Хотя, лично я считаю, что кое-кому, точнее кое-кого спасать не следовало бы! Итак, жабоглоты! Слушать внимательно! Нас в Энске не было! Нас не было даже в его окрестностях!
  - Кэп, - послышался голос кого-то на правом фланге, там всегда стояли ветераны:
  - Не тяни. Где нас ещё не было?
  - Где? В ....., - невпопад рявкнул лейтенант, и строй, в его правой части взорвался хохотом:
  - Там всё были. Особенно последние пару дней! Гы-гы-гы!
  - Отставить! Сборище креветок!
  Шум моментально затих - все, включая нубов, уже знали, что если он начинает упоминать морских гадов, то дело серьёзное, такое обращение было верным признаком его перехода в состояние великого гнева, и держаться от него в таком состоянии следовало по дальше. В идеале - вне корабля или даже местной Системы.
  - Значит так. Операция на поверхности - была. Глупо её отрицать. Но! На южном островном архипелаге. Мы там охраняли гуманитарный конвой.
  - Гумно...гамнотарный? - снова кто-то из ветеранов нарушил течение речи командира.
  - 1-2-4! Заткнись! - рявкнул в ответ отец командир и строй моментально застыл как отлитый из гранита.
  - Достали, дебилы! Для тупых - вы были на острове. Раздавали кашку местным. Доступно? Нет?! Пофиг. Просто вбейте в свои тупые подпорки для касок - Вы. Были. На. Острове! Жрачку местным раздавали! Дебилы!
  - Прошу меня простить, господин лейтенант, - подал голос всё тот же 1-2-4.
  - Дебилы кто? Местные?
  - И они тоже! И ты! Всё! Ты меня достал! Отделения один, два и тяжи! Бегом проверять и готовить снарягу! Проверять буду лично....
  Первые два отделения, включая стоявшие в хвосте шеренги тройки тяжёлого оружия буквально испарились, натурально телепортировавшись из ангара. За ними дёрнулись было и несколько нубов, но окрик лейтенанта заставил их вернуться в строй. И тональность этого окрика была, скажем так, настораживающая.
  - Ну, что, дорогие мои крабики... - начал он обманчиво задушевным тоном.
  - Что же вы позорите мои седины?! Я вас, свиней разжиревших спрашиваю? В бордель, с талонами в ваших кривых зубках, наверное неслись, не путаясь и не цепляясь ремнями, а? Ползуны желтопузые! Я вас, ошибки вы медицинские, спрашиваю? Какого...
  Договорить он не успел - некий властный голос его перебил.
  - Господин лейтенант!
  Всю его тираду мы стояли опустив глаза в пол и старательно пересчитывая заклёпки, на ближайшем к носкам ботинок, листе напольного покрытия и не видели кто подошёл. Скосив глаза я обнаружил целого подполковника - первого заместителя Примарха. Он стоял перед нашим, вытянувшимся в струнку, лейтенантом, заложив руки за спину.
  - Я ни разу не смею сомневаться в ваших методах воспитания личного состава, мой дорогой лейтенант, Но! - подпол сделал паузу и многозначительно покачал пальцем перед лейтенантским носом.
  - Но! Мы всё же - Легион! И чёрт меня побери - не самый худший среди прочих наёмных отрядов. Мы второй год находимся в Топ-Три рейтинга наёмных отрядов, дорогой мой лейтенант. Мы - элита! Вы понимаете значение слова Элита?
  Лейтенант часто закивал, давая понять, что ему знакомо значение этого слова.
  - Я рад. - соизволил заметить подпол.
  - Так вот, мы - элита! Элитарная наёмная часть. И, душевно прошу вас, мой друг, -он доверительно положил руку на плечо нашего ротного:
  - Не забывайте про это сами и пусть ваши бойцы это осознают и прочувствуют. Мы - лучшие!
  С этими словами он окинул нас взглядом - мы тут же выпятили грудь как только смогли, и величественно удалился. Некоторое время наш лейтенант смотрел ему вслед, а затем, сняв кепи вытер вспотевший лоб и повернулся к нам.
  - Ну, что? Элита.... Наш доблестный подполковник безусловно прав. Мы - элита, а вы, - он обвёл нас недобрым взглядом и выпалил:
  - Свиньи вы элитарные! Элитные креветки с кривыми элитными клешнями! И сейчас мы будем из вас, элитных коньком, млять, морских, делать лучших на этом корабле! Отделение! Слушай команду!
  Мы привычно застыли в стойке смирно.
  - В расположение! За бронёй! Бегом! Надеть броню на свои элитные задницы и на полосу! Время пошло! Марш!
  
  Спустя десять минут мы, полностью облачённые в броню были в трюме. Там находился отсек, переоборудованный из топливного бака в полосу препятствий, благо длина бывшего топливного бака позволяла.
  Сама полоса была смесью различных полос - сначала бойцу предстояло вскарабкаться по скоб трапу на трёхметровую полосу и пробежать пять метров по узкой, не шире ступни, балке.
  С неё - спуститься вниз по канату и поднять, за перекинутый через блок трос, груз - старую покрышку.
  Закрепить верёвку и проскочить в узкую горловину люка. Люк был настоящий - техники приварили к полу кусок старой корабельной переборки с люком.
  Задраить люк и пробежать по пятиметровой доске, подвешенной на четырёх тросах - прямо как качели.
  Спрыгнув с качелей подхватить ящик, имитирующий цинк с патронами и пробежать с ним между расставленных на расстоянии в пару метров друг от друга столбиков - натуральный слалом. Сбросить ящик и просто пробежать двадцать метров до толстой колонны, выкрашенной я ярко жёлтый цвет и обозначавшей половину маршрута.
  Обогнуть её и пробежать назад - к тому самому ящику.
  Подхватить его и протащить сквозь коробчатый коридор с постоянно меняющейся высотой потолка - забегали в него почти в полный рост, а для выхода приходилось сгибаться чуть ли не вдвое.
  Сбросить ящик.
   Пробежать ещё около двадцати метров, перепрыгивая невысокие заборчики и добежав до проклятой покрышки - отвязать её и опустить на землю.
  После этого вам оставалось всего-то перевалиться через очередной, полутораметровый заборчик, осилить ещё десяток метров - и полоса считалось пройденной.
  Вроде как не сложно, да?
  Выглядело всё действительно просто - балка была оборудована поручнем, а качели имели магнитный тормоз, останавливающий раскачивание, едва боец покидал её поверхность.
  Но в броне, на скорость - задача сразу становилась сложной.
  
  - Итак, крыски вы мои, заморские и элитные. - начал лейтенант, когда мы выстроились вдоль линии, отмечающей начало и конец полосы.
  - Сейчас мы будем проводить с вами, уважаемые нубы, работу. - он заложил руки за спину и прошёлся вдоль строя, изображая подполковника.
  - И цель нашей работы - сделать вас, эххх.... - он окинул строй взглядом:
  - Лучшими. Вот полоса. Вот вы, сборище дикобразов. Пардон, - он поднял палец и покачал им, точь-в-точь как большой босс.
  - Сборище Элитных дикобразов. Вы пройдёте эту полосу. С утяжелением. Ну скажем... - он посмотрел на потолок и задумчиво пожевал губами.
  - Скажем с утяжелением в два же.
  Строй печально, протестующее, выдохнул.
  - Не нравится? А если завтра на такую планету высадка? Хорошо. Не два. Один точка пять. И только - из уважения к вашей, хм, причастности к элитному подразделению. Проваливает норматив один - повторяем. И так - до полного удовлетворения. Моего. От вашего вида.
  Он взял в руки пульт от полосы и немного над ним поколдовал.
  - Ну, что встали - вперёд, в порядке живой очереди!
  
  Первый проход оказался почти успешным. Подвёл боец 3-4-2. Упал с качелей.
  - Повторяем!
  Делаю шаг за линию и на тело тут же наваливается полуторная тяжесть.
  Скоб трап. Карабкаюсь. Есть.
  Балка - главное не смотреть вниз. Там, внизу, мехи нарисовали уходящую в бесконечность бездну. Я как то глянул - тут же упал и повис на поручне. Пробежал - почти с закрытыми глазами.
  Скольжу вниз по тросу - короткий но отдых.
  Покрышка. Перебираю руками трос до звонкого щелчка сверху. Есть. Теперь обмотать крепёжные загогулины восьмёркой, так, последнюю петлю перевернуть и дёрнуть трос - что б заклинило.
  Есть!
  Люк. Это просто - рукоять вверх, откинуть, приставным шагом, боком просочиться надругую сторону. Закрыть крышку -рукоять вниз.
  Есть!
  Качели. Тут главное не суетиться. И не тормозить - с каждым мгновеньем доска начинает набирать амплитуду. Широкий шаг её увеличит, мелкий - долго. Важно выбрать золотую середину. В четыре нешироких шажка преодолеваю качели, но на последок доска дёргается и я едва не падаю на пол.
  Уффф..... Это было близко - не упал.
  Ящик и слалом.
  - Хэккк! - хватаю его и прижимаю к груди.
  Бегом-бегом-бегом. Направо, повернуть корпус, шажок. Налево и шаг вперёд. Прошёл - бросаю ящик на пол с тайной надеждой - а вдруг развалится? Не развалился. Сволочи механики - крепким сделали.
  Рывок к жёлтому столбу, прижать, обхватить его левой рукой - пусть центробежная сила поработает.
  Бежать к проклятому ящику.
  Взять....Господи...тяжело-то как!
  Коридор.
  Заранее сгибаюсь и прижимая ящик к животу пробегаю, не зацепив потолка.
  Бросить сволочь!
  Воздуха не хватает, жарко, хотя кондей брони работает на полную.
  Заборчики -только бы не зацепиться, не зацепиться. Барьерчики выкрашены в сочный зелёный цвет и вся финишная прямая покрыта искусственным газончиком - если не присматриваться, можно и пропустить очередное препятствие.
  Перемахиваю через все без потерь времени.
  Покрышка - опустить.
  Чёрт!
  Какая сволочь так затянула петлю! Дёргаю верёвку - но без толку. Клинит! Спустя пару секунд понимаю, что дёргаю не в ту сторону и сам затягиваю петлю.
  Спокойно...спокойно, времени полно. Я всё делаю отлично, не иначе рекорд сейчас установлю.
  Освобождаю трос и роняю покрышку на пол, слегка притормаживая её падение тросиком.
  Ну!
  Последний рывок!
  Запрыгиваю на самый высокий заборчик и падаю с другой стороны - тут падать можно. Вскакиваю для последнего броска и пересекаю линию старт-финиш!
  Всё!
  Прошёл. За линией гравитация нормальная....Блаженство.
  Падаю на колени, потом опускаю корпус ниже, упираясь руками в пол.
  Жадно хватаю воздух руками.
  - Ну-с....неплохо, боец. - слышу голос лейтенанта. Рекорд? Точно - рекорд. Может освободят нас теперь это этого кошмара?
  - В норматив уложился с небольшим запасом, - меж тем продолжает лейтенант. Уложился? С Запасом? Не рекорд взвода? Не верю свои ушам.
  - Неплохо, весьма неплохо для нуба. Если ни кто не нако...
  Буумммссс!
  Резкий звон заставляет его замолчать. Мы все хорошо знаем этот звук - кто-то впилился лбом в потолок коридора.
  - Накосячил. - вздыхает ротный.
  - Ну что ж, козявки вы головоногие и элитарные. Ещё круг. И, исключительно из уважения к вашей элитарности - два Же!
  Падаю на пол. Полежу. С двукратной я не пройду полосу.
  - Встать! - орёт ротный.
  - Строй! Гоотовсь! Первый....пошёл!
  Глухой удар спустя пол минуты показывает, что мы застряли тут надолго.
  
  Отсек с полосой мы покинули только перед ужином. Правда покинули - это слишком громко сказано. Последние прохождения можно было описать одним термином - проползания. В прямом смысле.
  
  А на следующее утро было новое построение. Честно признаюсь - мы, нубы, приползли на него со стонами и в скрюченном состоянии. Болело всё, болели даже те места, которые, казалось бы не были непосредственно заняты в том истязании.
  - Ну что, бойцы, - бодро начал свою речь лейтенант, но окинув взглядом наш скрюченный участок строя вздохнул:
  - И инвалиды.... Нубьё. После построения - марш в мед часть! Там вас, - он изобразил руками жест, наверное обозначающий его следующие слова:
  - Раскрючат. А для остальных хочу сообщить следующее.
  - Первое. Мы покидаем эту неблагодарную, но платёжеспособную планету. История с Энском, где нас, как вы помните - не было, начала развиваться по неблагоприятному сценарию. Но! У нашего Примарха есть связи там, - он ткнул пальцем в потолок ангара.
  - Так что хорошая новость - нас прикроют на самом верху.
  - А плохая? - раздался голос неугомонного 1-2-4.
  - Для этого придётся поработать. И оплата, увы, не первого класса.
  С правого фланга послышалось недовольное хмыканье.
  - Цыц, висельники! - прервал шум командир.
  - Довожу до ваших куриных мозгов, диспозицию.
  Шум не утих, но его градус изменился с недовольного на нейтрально-оптимистический. Если лейтенант говорил про птиц - это был хороший признак. У всех нас свои тараканы в голове. Лейтенантские, судя по всему, терпеть не могли морепродукты и обожали птичек.
  - Мы выдвигаемся....выдвигаемся, - он активировал свой комм и некоторое время пытался выговорить название системы, но так и не осилив длинное название сдался.
  - В систему Шваргх...кастено....зи..б...зиб. Пофиг. Вам название без надобности, мне тоже. Главное - выполнить задачу, так, орлы?
  Орлы подтвердили.
  - Вот. Понимаете же! Диспозиция следующая.
  Диспозиция вырисовывалась интересная. Некая планета в системе с трудно выговариваемым названием, взятым из диалекта буров, начала развивать био технологии. Успешно надо сказать - развивать. На планете уже отказались от закупок наземного транспорта - выращивали своих псевдо лошадей, морского - псевдо дельфины и во всю готовились покорить и воздушный океан, во всю модифицируя птиц. До этой грани на их исследования всему человечеству было плевать, мало ли каким бредом занимаются фермеры Богом забытой планеты. Не хотят покупать трактора и комбайны, обходясь местной живностью - да флаг им в руки, попутного ветра и так далее.
  Но два года назад, вольный торговец, промышлявший поставками медицинских препаратов самого широкого профиля, сюда попадали и наркотики и оборудование для генных манипуляций, вдруг сообщил, что на планете начали испытывать боевые биологические формы. Тогда эти новости вызвали только кривую усмешку среди экспертов по оружию.
  - Пффф..... Можно вырастить выносливую как бык лошадь, - говорили они.
  - Выдрессировать дельфинов, что бы те загоняли рыбу в сети. Но вырастить танк или зенитку, а тем более энергетическое оружие.... Бред и бесплодные мечтания.
  Тема заглохла так и не став сенсацией.
  Год спустя, во время плановой исповеди, странствующий миссионер ордена Святого Варфоломея Мученика, рассказал своему исповеднику, что он той планете он видел громадных бронированных монстров, чей внешний вид оскорбителен для верующего. Что те, богомерзкие создания, плевались огнём на сотни метров и испускали из своих органов лучи, резавшие броневые плиты на нескольких сотнях метров. Что были создания ужасного вида, метавшие иглы в руку длинной и прицельно попадавшие в ростовую фигуру - и пробивавшие её насквозь! Несмотря на надетую на неё тяжёлую пехотную броню! Грехи ему исповедник отпустил, посоветовав меньше грешить с вином. В конце концов Vina bibunt homines, animalia cetera fontes (Вино пьют люди, животные - ключевую воду. - лат.). Но рассказ запомнил и спустя несколько недель, за кружечкой красного монастырского, рассказал о суеверном миссионере своему другу. Друг, как ни странно, рассказом заинтересовался - он плотно сотрудничал с Имперскими ВС и тоже, шутки ради, рассказал об этом уже своему знакомому - Лорд-Генералу от Инфантерии, разве что самую малость приукрасив исповедальный рассказ миссионера.
  Генерал, закономерно поднял его на смех, но протрезвев всё же решил проверить - сработала старая армейская привычка - не уверен, сомневаешься? Поручи кому ни будь это дело. Он и поручил - молодому и ретивому не в меру капитану из своего штаба. Капитана к ним только прислали и он горел желанием принести Большую пользу Империи.
  Как оказалось позже - принёс.
  И вот, спустя два с половиной года от визита на планету торговца эту Систему с невозможным названием, пересёк, спешащий куда-то по своим делам дальний разведчик. Судя по тому, как он парил охладителем во время заправки у местного светила, спешил он в ремонт. Заправившись он продолжил свой путь, оставив после себя густое зелёное облако стандартного охладителя. Внимательный наблюдатель удивился бы размерам этого облака, но стандартная автоматика навигационного буя просто зафиксировала факт пролёта неисправного корабля, отметив факт сброса хлад агента. Отметила и перестала его фиксировать. А зачем? Рассосётся же - так полагали программисты, когда-то составившие программу слежения.
  А оно, облако то есть, не рассосалось. Не рассосалось, а медленно поплыло к нужной планете. Прикрываясь надувным муляжом облака и подтравливая из микроскопических отверстий настоящий агент, к планете двинулся самый настоящий, созданный по последнему слову техники, Имперской техники, разведывательный зонд.
  Уйдя из зоны действия сенсоров буя он сбросил ставший ненужным пузырь-облако и, при помощи крохотного прыжкового модуля, приблизился к планете, став, на короткое время её спутником.
  Сделав несколько сотен витков вокруг планеты он благополучно сгорел в её атмосфере, передав перед своей смертью короткий кодированный сигнал. И конечно, абсолютно случайно, в этот самый момент, у звезды остановился для дозаправки транзитный пассажирский корабль, чуть-чуть отклонившейся от своего маршрута из за рутинной ошибки выпившего штурмана.
  Ещё спустя день сигнал был принят на Станции дальней разведки Имперского пространства - ну а дальше он пошёл по чётко выверенному маршруту, что бы в конце пути раскрыть подборку фотографий на столе того самого Лорд-Генерала.
  Большая часть фотографий, 99,5% ничего, кроме красивых пасторальных пейзажей не содержала и Генерал уже предвкушал - Что он сделает с Капитаном, всё же данная операция обошлась в ту ещё копеечку бюджету. Но оставшиеся пол процента с лихвой перекрыли все затраты.
  На них были видны, застывшие в чётких строевых коробках силуэты крупных и неузнаваемых сверху животных, взрывы на неком поле. Полигоне? И - самое неприятное, ровные ряды круглых образований, заполненных скоплениями менее крупных, но округлых объектов. Это были инкубаторы, заполненные яйцами будущих боевых особей.
  Спустя пару недель, за партией пятничного покера, Генерал показал фотографии своему старому другу, чисто случайно занимавшему один из стульев в Совете Директоров Корпорации, производившей, помимо исключительно мирных тракторов кое-что и для ВС Империи. Показал и пожаловался на скудность бюджета, не позволяющего провести полную проверку фотографий и на политиков, запрещающих наносить превентивные удары. Третьим игроком оказался, опять же - исключительно по случайному совпадению - банкир, который, движимый исключительно чувством патриотизма, согласился профинансировать операцию по силовой разведке на поверхности.
  Только патриотизм, только самые честные и благородные побуждения. И ни как иначе. Да и кому нужны танки и запасные части - если танк вылупится из небольшого яйца и будет заращивать свои раны? А о рабочих на заводах, о маленьких людях, которые останутся без работы и не смогут кормить своих детишек - вы подумали? И много прочих красивых слов в том же духе. А красивые и правильные слова могут много, особенно, если подкреплены суммой с хорошим количеством нулей, плавно и тихо опустившейся на нужный счёт нужного человека.
  
  В результате, наш Легион и был выбран для этой миссии. Загладить, оправдать и восстановить своё, вроде как доброе имя. Доброе имя у наёмников? Ну, красивые слова и прочая-прочая, подкреплённое опять же некой суммой. Ниже контрактной, но без налогов и наличными. В чемоданах.
  - Так что, зяблики, дело вот такое. Бабки, наликом, получили - будет на что разгуляться. Скажу больше - по успешному завершении, а в другом исходе я и не сомневаюсь, нам обещан недельный загул на поверхности. На какой именно планете это будет - не скажу, намекну - тропическое море и загорелые красотки ждут вас! Примарх мне лично обещал. Так что! Прилетаем, высаживаемся и - работаем до полного удовлетворения. Животных - перебить, яйца переколотить, лаборатории - сжечь. Сопротивление ожидается, но отбросив сказки торгаша и миссионера, лёгкое. Наш носитель уже на курсе. Готовимся к работе. Вольно! Разойдись!
  
  
  
  Глава 3
  
  И снова наш старый Петрович трясётся на атмосферных ухабах. На сей раз - не один. Рядом так же трясутся два транспорта, каждый из которых нёс к поверхности пару БТР-ов. Начальство расщедрилось. Не новьё, конечно, но всё же лучше, чем пешком топать. Да и автоматические 30-миллиметровые пушки были хорошей прибавкой к нашей огневой силе. Доедем с комфортом, высадимся, постреляем и назад. Работы на пару часов и, в отличии от предыдущего раза, работа не грязная. Почти не.
  - Лаборатории сжечь вместе с умниками надо. Но, с другой стороны, а вот нефиг подобные исследования проводить. Самые умные что ли? Если все подряд изобретать начнут что им вздумается? Куда мы скатимся? В ересь, хаос и перманентную войну всех против всех! А оно нам надо? Нет, нет и ещё раз - нет!- раздавался в наушниках голос самого Примарха, решившего лично воодушевить нас перед высадкой.
  - Я надеюсь, на вас, парни! Выполните задание и на отдых. Обещаю! - закончил он свою речь и отключился, уступив место нашему многостороннему капеллану, привычно призвавшего нас помолиться перед делом.
  А, однако, хорошо нас прижали, думал я, используя редкие минуты тишины перед высадкой. Что бы сам Примарх снизошёл... Наверное скандал из за этого Энска действительно поднялся нешуточный. Но это - не моё дело.
  
  Петрович в очередной раз дёрнулся и на забрале шлема высветилось сообщение о его переходе в режим скольжения. Ну вот и всё - ещё пара минут и мы на поверхности.
  
  На этот раз мы не занимали оборону сразу после высадки. Едва аппарель коснулась земли, как в шлеме тут же высветился вектор движения. Следуя ему я оказался около бронетранспортёра, временно приписанного к нашей нубской компании. Ну что сказать - старьё оно и есть старьё. Полугусеничная платформа несла на себе некое подобие боевой части - прямоугольное корытце, дополненное в передней части станиной с 30-мм автоматом. Чуть впереди и ниже размещалась открытая платформа с сиденьем и рычагами водителя.
  - А оно, вообще, ехать может? - я поковырял пальцем борт корытца и кусок краски отвалился, обнажая прилично тронутую ржавчиной основу и едва заметными буквами.
  - Может, не сомневайся, - услышал я ответ лейтенанта и сообразил, что задал вопрос на общей частоте.
  - По машинам! - продолжил он, ни как не комментируя мои слова.
  Снаружи корытце выглядело на порядок лучше чем изнутри - внутреннюю часть красить не стали. Ржа и не прикрытый силовой набор радовали только одним - ехать нам в этом предстояло не долго. Но - лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Перепачкавшись в ржавчине мы заняли места вдоль бортов.
  - Провожу инструктаж, - послышался голос лейтенанта, едва машины тронулись.
  - Диспозиция следующая. - перед моими глазами появилась карта местности. Сначала просто двуцветный, схематический рисунок из квадратиков и прямоугольников, но она быстро налилась красками, дополняемая данными с дронов, кружащих над объектом.
  - Основная цель, - три прямоугольника со зданиями внутри, расположенные по центру карты буквой 'П', заморгали красным.
  - То, что сейчас моргает красным - лаборатории и инкубаторы. Наша основная цель. Работаем подствольниками, потом контроль. Полный контроль. Центральное здание - лаборатория, два по бокам - инкубаторы. Термалки вам выдали. Один - ваш объект.
  - Объект два. Вторичная цель. Рабочее название - грядки. - справа от ножки Пы появилась цепочка кружочков.
  - По нашей информации тут вызревают яйца из инкубатора. Они в разной степени.....ээээ... - лейтенант замялся, подбирая подходящее слово:
  - Готовности....Зрелости что ли. Не важно. Двойка - перебить всё яйца. Ручками. Никаких гранат. Я должен быть уверен, что каждое яйко будет уничтожено в индивидуальном порядке. Каждое! Двойка - работа для вас. И помните - каждое должно быть разбито. Стрелять строго одиночными. Один выстрел - минус одно яйцо. Проверю!
  - И последнее, самоё лёгкое.
  Теперь уже с левой части от многострадальной буковки проявилась ломаная замкнутая фигура, разделенная внутри полосками-перегородками.
  - Нубы. Для вас самое простое. Это загон с молодняком. Подходите, стреляете как в тире. Пиф-паф и труп. Всех убивать не обязательно - просто попадите по ним. Надеюсь это вы сможете сделать. Поддержка. Стандартно прикрываете. Вопросы?
  - Командир, - тут же прорезался голос кого-то из ветеранов, кого именно не знаю, чат я забыл активировать.
  - Противодействие?
  - Отсутствует.
  - Как это?
  - Это же фермеры, - усмехнулся ротный.
  - Умные, но фермеры. Тут нет, по крайней мере, мы не обнаружили никаких огневых точек. Даже простейших турелей нет.
  - Военный объект и без охраны?
  - Фермеры. Понимаешь - фер-ме-ры. Не военные. Разводят своих мутантов и думают о себе невесть что. Я лично прогнал сканирование и не одно.
  - И ничего?
  - Несколько дробовиков. Расслабься. Даже если они нас заметили, им нечего нам противопоставить. Ведь мы - элита, верно парни?
  Парни поддержали это заявление дружным гоготом.
  - Ша! - оборвал их смех лейтенант.
  - И, что бы вы, трясогузки вы мои, перестали трясти своими яйцами, сообщаю. В воздухе две шестёрки дронов. Активности на Объекте не обнаружено.
  - Они там что, спят?
  - Спят или нет - не знаю. Может и спят. Что с деревенщины возьмёшь. Всё! Собрались. Через три минуты прибываем. Один - сжечь лаборатории. Два - яйца на грунте. Все перебить, можете и свои заодно - улучшите генофонд человечества. Три - загон. Готовимся!
  
  Ровно через три минуты наши БТРы снесли хилый заборчик, окружавший территорию Объекта. Даже скорее не заборчик - так, оградку. Ряд невысоких столбиков, соединённых между собой парой более-менее горизонтально прибитых слег.
  Головная машина продвинулась метров на двадцать вглубь территории Объекта и повернула на лево, становясь как бы поперёк прежнего курса. Замыкающая повторила манёвр, а пара шедших между ними просто разошлись в стороны, завершая стороны квадрата - простейшего защитного построения. Оставив по четвёрке в кузовах для внешнего охранения, Легионеры ссыпались внутрь образовавшихся стен.
  
  Я остался наверху - жребий или решение лейтенанта - не знаю, но именно нашей группе выпало остаться наблюдателями. Пользуясь вынужденным бездельем я осмотрелся - всё было так, как и показала карта. Наш БТР формировал левую стенку квадрата и с высоты борта я увидел загон, выбранный командиром как наша цель. До него было метров полста и разглядеть, кто именно там содержался я не смог - постоянное движение не позволяло выделить и сформировать отдельный образ.
  Справа от меня расположились инкубаторы и лаборатория. Одноэтажные здания самого невзрачного вида. Инкубаторы по ниже, лаборатория чуть выше. Что было за ними, там, где должны были располагаться грядки я кладками яиц я не видел - загораживали борта других машин.
  - Ну, чего стоим, кого ждём?! За работу, дармоеды! - лейтенант был как всегда конструктивен.
  Я отвёл взгляд от зданий и... И обнаружил стоявшую столбиком перед нашим БТРом ящерицу.
  
  - Ээээ...Говорит левый борт, господин лейтенант, тут это...
  Ящерка покрутила головой и от ёе шеи отошли, распрямляясь два кожистых крыла. Или не крыла - перепонки, разделённые чем-то вроде рёбер. С виду - точно как паруса античных азиатских кораблей Земли, так их в учебниках рисовали. Она покрутила головой, пошевелила своими парусами и открыла рот.
  - Кто вы и что вам нужно?
  Скажу честно - я не свалился на пол только по тому, что зацепился цевьём карабина за край борта, но рот свой я, наверное, открыл как бы пошире чем она.
  - Кто вы и что вам здесь нужно? - повторила свой вопрос ящерица.
  - Что тут у тебя? - ладонь командира легла на моё плечо и я молча ткнул пальцами в неожиданного собеседника.
  - Ну? - он перегнулся через борт и некоторое время рассматривал ящерку. Та закрыла пасть, покрутила головой, поймала и слопала какую-то мошку.
  - И что?
  Ящерка снова открыла пасть.
  - Вы меня слышите? Вы, в кузове? - неуверенным голосом осведомилась она и потрясла головой, отчего прозрачно-красные и пронизанные прожилками паруса пришли в движение как у настоящего парусника.
  - Эээ.....ээт..оо Что? - судя по голосу наш доблестный лейтенант пребывал в втом же что и я состоянии.
  - Слышите. - с довольными нотками произнесла ящерица, закрыла рот и почесала головой шею.
  - Так кто вы и зачем прибыли? - спросила она не прекращая чесаться.
  - Лейтенант....Легиона...Войховский, - как-то без уверенности в голосе представился он и зачем-то добавил:
  - С-сэр.
  Ящерка вообще отвернула от нас голову, подставив её под лучи уже прилично взошедшего солнца и замерла прикрыв глаза.
  - Лейтенант Легиона? Хм... И, что вам здесь угодно....Сэр?
  Говоря это она не шевелилась превратившись в неподвижное изваяние. В почти неподвижное - в такт словам трепетали и подрагивали только её паруса.
  - Сэр!, - дёрнул я его за рукав.
  - Её гребни, сэр! Она ими говорит. Вроде.
  - Да? - он приподнялся над бортом и присмотрелся:
  - А вы кто?
  - Йон Гуй. Хозяин фермы, - незамедлительно был получен ответ.
  - Точно! - лейтенант уселся прямо на ржавый пол.
  - Это не ящерица говорит. Она - что-то вроде транслятора. - и он, в нарушении всех инструкций, снял шлем и вытер лоб.
  - Вот же черти деревенские! Заикой сделают. - Войховский надел шлем и полуобернувшись назад махнул рукой:
  - За работу, парни. Вперёд! Нам за это платят!
  
  С моего места в кузове БТРа мне было видно как потянулись из защищённого бронёй квадрата наёмники. Пройдя узкость между двух машин более-менее организованной колонной, нубы тут же смешались в кучу и неорганизованной толпой побежали к ограждению вольера вопя что-то нечленораздельное и, несомненно, боевое. В отличии от них отряд ветеранов не бежал, они шли, неторопливым и одновременно быстрым шагом, на ходу перестраиваясь в три колонны, каждая из которых двигалась к одному из зданий. Последним шёл 1-1-1. Неторопливо и расслаблено, положив свой карабин на сгиб локтя левой руки. Мне даже показалось, что над его головой расплывается облачко сизого табачного дыма, чего не могло быть в принципе - идти в атаку полагалось с закрытым шлемом.
  - Один-один-один! - возглас ротного подтвердил увиденное мной.
  - В конец охренел?
  1-1-1 остановился и неторопливо повернулся к нам лицом. При этом солнце осветило его наплечник и на нём яркой белой вспышкой проступила цифра 4 - номер нашего взвода в Легионе.
  
  Наверное мне стоит извиниться - я до сих пор ничего не рассказал о самом Легионе. Исправляюсь.
  Наше наёмное подразделение официально именовалось довольно пышно - Легион Примарха Раскова, что делать - любят наёмники звучные названия в рейтинге отрядов подобных нашему можно было легко встретить 'Адских Котов', 'Посыльных Рока' или 'Армагеддонщиков' . Так что на общем фоне мы выглядели более менее пристойно.
  Состоял наш Легион из шести взводов, объединённых в одну роту. Четыре обычных пехотных взвода, один взвод бронеходов и эскадрилья летунов, тоже называемая взводом. Всего около или чуть более трёх сотен человек, включая начальников, механиков и менеджеров по продажам. А как же без них? Кто контракты искать будет? Рынок он такой - стоит появиться спросу, пусть даже на такую грязную работу, как тут же появляются и желающие на этом заработать. И очень быстро подобных желающих становится слишком много.
  Как вы уже поняли - мы были четвёртым взводом. Последним из всех. К сожалению последним со всех точек зрения - и по уровню бойцов и по технике. Сюда отправляли всё то, что по каким-то причинам не подходило первому, второму, ну или на худой конец - третьему взводам. Даже наш верный Петрович, бывший когда-то вполне себе приличным Федеральным Дропшипом - т.е. сверх надёжным десантным транспортом, был передан четвёртому взводу только после того, как от него отказались в третьем, предпочитая не рисковать лишний раз, доверяя свои грешные тела полностью и многократно выработавшему свой ресурс кораблю.
  
  Итак - номер 1-1-1 обернулся и мы с ротным, который всё ещё сидел рядом со мной увидели поднятое вверх забрало его шлема и торчащую из угла его рта сигару.
  - А чё такое, кэп? - осведомился 1-1-1 уверенным в себе тоном и помахал нам вынутой изо рта сигарой.
  - Сигару - бросить! Шлем - закрыть! Ты что себе позволяешь? - начал было закипать лейтенант, но раздавшийся от здания лаборатории неприятный, свистяще-жужжащий звук заставил его прерваться. Из окна первого этажа лаборатории торчал толстый, обмотанный проводами ствол.
  - Твою же мать! - выругался он, глядя как медленно валится на вытоптанную землю двора обезглавленное тело 1-1-1.
  Ветераны среагировали моментально - три короткие колонны исчезли, бойцы попадали на землю, формируя линию обороны, и открыли ответный огонь по окнам пожалуй даже раньше чем тело 1-1-1 рухнуло окончательно. В ответ из окон лаборатории появилось ещё несколько непонятных стволов, и их владельцы тут же произвели ответный залп, заполнив воздух непонятным жужжанием. Было видно, что их оружие сделано на скорую руку - у некоторых стволов провода свисали неопрятной мотнёй, но это не мешало стрелкам вести хоть и редкий, но точный огонь - из утоптанной практически до каменного состояния земли, рядом то с одним, то с другим залёгшим бойцом вырастали фонтанчики вырванного грунта, как если бы по ним работали из автоматической пушки не менее чем 50мм калибра.
  - Броня! - подал команду лейтенант:
  - По Лаборатории, да - центральному зданию. Беглый, пять выстрелов на ствол - Огонь!
  Орудия трёх передних БТР развернулись и коротко пророкотали, превращая стену здания в решето. К моему, да и не только моему - к нашему с лейтенантом удивлению, изрешечённая стена не рухнула. Снаряды скорострелок всего лишь наделали в ней дырок - не более того. Пыль ещё не успела осесть, как снова показались толстые стволы возобновляя обстрел. Поначалу мне показалось что их много, но успокоившись я их пересчитал - меньше десятка. Штук семь. Но залёгшим бойцам и этого количества было более чем достаточно - невидимые стрелки если и не были снайперами, то не дотягивали до планки стрелок-снайпер самую малость.
  Даже несмотря на то, что огонь защитников вёлся одиночными выстрелами - примерно выстрел в минуту, то один, то другой ветеран, точнее его тело подлетало в воздух расплёскивая вокруг себя кровавую взвесь. Одно попадание - один труп. Несколько бойцов были контужены слишком близкими разрывами - на забрале моего шлема их отметки вспыхивали жёлтым.
  - Еденичка! - проорал лейтенант:
  - Встали, чёртово отродье, бегом к стенам! Вас тут перебьют! Ну! Бегом!!!
  Три бойца вскочили и рванулись под прикрытие стен. Один, вскочивший первым, тут же окутался кровавым туманом - на землю рухнула только его нижняя часть тела. Два остальных оказались более проворными - они добежали до стены лаборатории, воспользовавшись возникшей после смертельного для их товарища выстрела, паузой. Добежавший первым рухнул на колени, скорчившись под оконным проёмом и зашарил рукой в сумке с гранатами. Его товарищ просто вжался в стену спиной, контролируя сам проём сбоку.
  К сожалению автоматические пушки поработали слишком хорошо - своим телом он частично перекрыл, сам не заметив того, одно из отверстий, проделанных 30мм снарядами.
  Неприятное жужжание - и он, его левая половина тела исчезла в ярко красной взвеси. Внутри здания громыхнуло - сидевший под окном зашвырнул внутрь термальную гранату.
  - Ну, сволочи! Пошли, пошли! - надрывался наш командир по связи и его крики возымели свое действие - редкие фигуры бойцов первого отделения поднялись и рванули к зданию.
  
  Раздавшиеся слева крики заставили нас повернуться в сторону вольеров.
  - Де...кха...Дебилы! - сорванным голосом снова заорал лейтенант.
  - Бейте в животных, мать вашу! От ворот отойдите, козлы! Не открывайте их!
  Но увлечённые бойней нубы его не слушали. Кому-то из них пришло в голову, что если открыть воротца, перекрывавшие доступ внутрь загона, то стрелять будет проще - и он открыл их. Возможно это бы и сработало - если бы он открыл их до того, как остальные его товарищи открыли бы огонь, но увы. Раненые, напуганные и одновременно очень злые животные, увидели в открытых воротах путь к спасению и одной, практически монолитной массой, рванули на свободу, сразу же затоптав незадачливого стрелка и стоявших рядом с ним нескольких таких же умников.
  - Д-дебилы пучеглазые, - выругался командир и я полностью разделял его чувства - на индикаторе отряда, высвечиваемом в самом верху экрана-забрала, сменили цвет с зелёного на чёрный сразу несколько кружочков-индикаторов. В строю нас оставалось всё ещё немногим более половины, но треть из не погасших огоньков светилась тревожным жёлтым цветом, показывая что их обладатели хоть и живы, но вести боевые действия не в состоянии.
  
  Слитная масса животных пронеслась мимо нас и наш БТР дёрнулся, задетый чьей-то тушей. От этого толчка я, не успев схватиться за борт, кубарем покатился по кузову. Свнрху на меня обрушилось несколько тел таких же как и я неудачников. Несколько секунд мы барахтались на полу, пытаясь выбраться из образовавшейся кучи малы, а когда я снова приник к борту, то открывшееся мне зрелище вызвало приступ острой паники.
  Отделения ветеранов больше не существовало - животные пронеслись по внутреннему дворику образованному зданиями вытаптывая всё на своём пути. Те из первого отделения, которые лежали на земле контуженными были просто перемолоты в кровавую кашу. Успевшим добраться до стен повезло ещё меньше. На моих глазах одно из освободившихся существ, больше напоминавшее динозавра из детских мультиков, схватило пастью одного из солдат, подбросило в воздух и поймало, перекусывая тело на две, почти равные половинки. Чуть в стороне орал и отмахивался ножом другой боец - собрат первого динозавра меланхолично пережёвывал его ноги, слегка приподняв извивающееся тело над землёй.
  Я приник к прицелу карабина и выпустил длинную очередь, целясь в морду монстра. Магазин был заряжен чередующимися бронебойными, зажигательными и трассирующими пулями - так что я увидел, что попал точно куда метил. Безрезультатно - в том плане, что динозавр только сморгнул, будто отгонял надоедливую муху и продолжил свою трапезу. Другим же результатом было то, что мою стрельбу заметили защитники Объекта и меня качнуло воздушной волной от чего-то пролетевшего совсем рядом.
  Инстинктивно отпрянув я поскользнулся на непонятно откуда взявшейся луже крови и опрокинулся на спину.
  Буммм!
  Кусок борта, на который я только что опирался исчез в бело-жёлтой вспышке и упругая волна воздуха отбросила меня к противоположной стене.
  - Жив? - надо мной наклонился Войховский.
  Я неуверенно кивнул и он резко дёрнул меня за руку, переводя в полусидящее положение.
  - Огонь! - лейтенант ткнул меня выроненным мной при падении карабином и привстал, осматривая окрестности.
  - Ну я ва... - договорить он не успел. Что-то негромко щёлкнуло, меня, на миг, ослепило бело-жёлтой вспышкой попадания и командир неуверенно осел на пол кузова.
  Его правой руки, плеча и куска тела просто не было.
  - Ва..ххх...вы.. - он судорожно глотал воздух разинутым как у выброшенной на берег рыбы, ртом.
  - Сейчас, я сейчас, - я принялся вытаскивать аптечку, поддерживая его за спину, но он слегка шевельнул левой рукой.
  - Ос..тавь. М-не....не н-над....до. Уже. - его глаза закатились и я опустил тело на пол.
  Индикатор в форме буквы К в моём шлеме сморгнул и погас.
  Зелёными оставались только четыре, нет, уже три огонька и услужливая автоматика дополнила их коротенькими стрелочками, отмечая, относительно меня, направление, где ещё бились оставшиеся в живых легионеры.
  Судя по направлению - оставшаяся тройка вела свой последний бой где-то в районе грядок с кладками.
  
  Я осторожно выглянул в пролом борта.
  Пространство перед изрядно потрёпанными зданиями было пусто, если не считать кровавого тряпья, раскиданного по всему его пространству. Животных тоже видно не было и я осторожно сполз на землю, что бы сразу перекатиться под БТР и дальше, внутрь квадрата.
  Со стороны грядок снова послышалась стрельба карабинов - стреляли судя по всему в упор, длинными очередями. Вскрик, очередь оборвалась, и у меня в шлеме погас ещё один огонёк. Теперь нас оставалось только двое. Двое из почти шести десятков бойцов, высадившихся из Петровича несколько часов назад.
  Я сделал несколько шагов назад прикидывая - куда бежать, но тут же остановился, упершись спиной в борт последнего, формировавшего нижнюю сторону квадрата, транспорта.
  Может на нём?
  К Петровичу?
  Там должны дежурить пилоты!
  Уйти с планеты!
  Мысли неслись скачками и опомнился я только когда БТР, взревев двигателем, начал отворачивать от Объекта. Когда я запрыгнул на место водителя и как его завёл - я не помнил. Выворачиваю джой управления движением, стараясь поставить между зданиями и своей тушкой как можно больше металла и плавно продавливаю рычаг-ползунок тяги. Он движется туго и медленно.
  Усиливаю нажим - он поддаётся и мотор оглушает меня перегруженным рёвом. БТР резко дёргается, как лошадь, которую одновременно пришпорили и дёрнули за поводья и я с трудом удерживаюсь на водительском месте.
  Бу-Бум!
  Сдвоенный удар сзади снова пытается выбить меня из водительского кресла - и ему это почти получается, но только почти. Качаю джой из стороны в сторону, заставляя тяжёлую машину двигаться неровным, случайным зигзагом. Это помогает - два снаряда выпущенные откуда-то сзади пролетают мимо, оставляя за собой какой-то белёсый след - прямо как у самолёта.
  Очередной поворот и прямо, прямо, поворот - в памяти всплывает хаотичное мельтешение шариков на ножках. Мне бы сейчас так.....но мой БТР не предназначен для таких манёвров - пока мне просто везёт.
  Бумммм....цвиньк!
  Очередное попадание подбрасывает корму машины вверх, а, когда она касается земли корпус резко уходит вправо.
  Оглядываюсь - правой гусеницы и нескольких катков по корме нет. Только торчат какие-то разлохмаченные куски металла и обрывки проводов.
  Суууки!
  Хватаю карабин и выкатываюсь на левую сторону машины так, что бы между мной и зданиями был, пусть на короткий миг, корпус БТР.
  Трава здесь низкая, выгоревшие на солнце желтоватые стебельки едва достают мне до щиколотки, местами её и вовсе нет, будто её кто-то выгрыз, оставив после себя практически лысую поверхность. Это не окрестности Энска, с его травами по пояс - тут не спрячешься. Впереди, шагах в двухстах, замечаю не то кучку камней, но то небольшой холмик и чередуя рывки в разные стороны, перекаты через голову и даже подпрыгивая рвусь к ним.
  Несколько раз слышу звуки стрельбы, но, похоже что точность падает с расстоянием - их белёсые следы проходят мимо, в нескольких метрах от меня.
  Что, мазилы? Съели?!
  Твари...только бы добежать....залягу. Отобьюсь.
  До. Темноты.
  Откидываю забрало - кондей брони не справляется, и хватаю ртом воздух, совсем как лейтенант.
  Стоп.
  Не думать о нём.
  Накличу.
  Рывок, падение, перекат в сторону.
  И - с низкого старта прямо.
  Ещё метров двадцать.
  Почему не стреляют?
  Отпустили?
  Делаю перекат и выхожу из него в стойке для стрельбы с колена.
  Преследования нет?
  Обшариваю взглядом пространство перед и за опрокинувшимся БТРом.
  Никого.
  Тишина.
  Отпустили?
  Пригнувшись добегаю до небольшой горки светлых камней. Они блестят на под лучами местного солнца как слюда и состоят из множества маленьких кристалликов. Под моими пальцами крошится небольшой камушек и я, внезапно догадавшись что это, слизываю несколько мелких кристаллов с перчатки.
  Соль.
  Обычная пищевая соль.
  Посреди поля.
  Зачем?
  Земля вздрагивает и я отрываю взгляд от груды соли - от лежащего на боку БТРа ко мне несётся динозавр. Родной брат тех монстров, которые сожрали пару легионеров перед зданием лаборатории.
  Рефлекторно падаю на колено и хлещу длинными очередями по надвигающейся туше. Её грудь покрыта крупными роговыми пластинами и пули отскакивают от неё, не причиняя никакого вреда животному.
  Не прекращая стрелять опускаю ствол, надеясь поразить его в низ живота или в огромные ляжки.
  Рикошеты прекращаются - видно как пули проникают в плоть монстра, ни как не влияя на его поведение. Коротко щёлкает затвор - всё. Магазин - ёк.
  Отщёлкиваю штык и кончик трёхгранного острия вспыхивает как маленькая звёздочка под лучами солнца.
  Чёрт!
  Обидно уходить в такой хороший день! - проскакивает мысль а в следующий момент надо мной распахивается многозубая пасть.
  Бью штыком вверх, надеясь воткнуть иглу штыка в чёрно-розовое нёбо, но он дёргает головой и мой карабин отлетает в сторону, выбитый ударом зубов.
  Гранату бы....
  В следующий миг монстр наклоняет голову и хватает меня поперёк туловища. Сейчас подкинет и разорвёт, приходит осознание происходящего. Пытаюсь дотянуться до ножа, спрятанного внутри голенища сапога, но он просто сжимает челюсти и я слышу как мерзко скрипят его зубы по пластинам брони.
  Тело пронизывает боль, что-то хрустит во мне и, кажется, я что-то кричу, а потом всё обрывается.
  Чернота.
  Всё.
  
  Глава 4
  
  Очнулся я от того, что кто-то дёргал меня за ногу. Было темно и тяжело.
  - Не, не идёт, - произнёс молодой мужской голос.
  - Гха! Куда лезешь? Кхе-ек... Млять! Верхнего тащи. - к первому добавился второй, перебиваемый кашлем, хриплый мужской голос. Он шмыгнул носом и продолжил.
  - Прислали же помошничка....кхе-кхе-хххк. Твоюж....Кха! Багор тебе зачем дали? Им цепляй.
  - Нехорошо это. Всё ж люди. Были. Пастор заругает - грех это.
  - Люди...нелюди..Кха...Чёртовы рудники! Наёмники это, не люди! Да и мясокру-кхе-ттт-кхе без разницы кого крутить. Фаршик нежный кх-на выход-х-хе-хек и из людей и из нелюдей. А нашим малышкам без разницы, кого кушать. Ох...нха-до лекха-арство принять.
  Раздалось какое-то бульканье и второй продолжил.
  - Кхеее.....горечь, - он снова побулькал чем-то и шмыгнул носом.
  - Если б не лекарь, подох бы уже. Ну, чего встал? Тащи давай.
  - Так тяжело же, досточтимый мастер. Помогли б, а?
  - Тебя, дурня, сюда учиться прислали. - уже не кашляя продолжил сопливый.
  - Я те и говорю, учу тебя, бестолочь, багориком, багориком цепляй и тащи. На ленту.
  Где-то сверху послышался сочный чавк и навалившаяся на спину тяжесть пропала.
  - Грех это, мастер. Как ни есть - грех.
  - Отмолишь. Так. Двух уложил. Ох...ну где твои глаза? А, тебя, Глан, мать-твою-женщину-за-ногу-через-стояк! - судя по экспрессии, с какой была произнесена последняя часть фразы, это было что-то ругательно-оскорбительное.
  - Руки то - свисают! А как под ремень затянет, а?
  - Сейчас поправлю, мастер.
  Какой-то непонятный шум. Я всё ещё пребываю в полуотключённом состоянии и воспринимаю всё происходящее как-то отстранённо, сбоку что-ли.
  - Ещё одного тащи.
  - А не перегрузим?
  - Не должны.
  Снова шорох над моей головой, с меня что-то сволакивают и, сквозь закрытые веки, глаза обжигает яркий свет.
  - Всё, запускаю, - произносит старый и чем-то щёлкает.
  Появляется новый звук - посвист работающего электромотора в который вплетается резкий визг. Так визжит ослабленный ремень генераторной передачи на машине с бензиновым двигателем.
  - Сейчас, смочу, - произносит молодой и я слышу плеск воды.
  - Стой, идиот! - вскрикивает старый, но поздно - раздаётся хлесткий удар, шипение и резко наступает тишина.
  - Ой....
  - Идиот! Кусок идиота! За что, о Творец, за что?!
  Слышу звуки ударов.
  - Ой...Не надо, мастер....ой-ой-ойййй.........
  - Дебил. Тупой раск! Тебе сортиры чистить! Пшёл вон отсюда!
  - Ку-да, ма-мастер?
  - Ку-да, ку-да, за инженером нашим, ошибка природы!
  Их беседу прерывает мелодичный, насыщенный звук колокольного удара.
  - Н-ну, отродье лорка?! Рад?! Уже к обеду звонят, а мы ни одной бочки не наполнили! За какие же грехи меня так...ТАК наказали? Бегом жрать, эээхххх.... После - кланяйся инженеру, проси прибыть сюда. И пониже, пониже кланяйся, спина чай не отвалится. Эххх...послали же помошничка на мою голову. Помолиться перед едой не забудь, дурень!
  Слышу удаляющиеся шаги, стук захлопываемой двери и лязг замка.
  С трудом разлепляю глаза.
  
  Я лежу в груде мёртвых тел. Наших тел - все в обрывках полевой формы с нашими нашивками. Рядом вытянулась лента транспортёра, она медленно поднимается вверх, обрываясь на высоте примерно двух моих ростов, над квадратной воронкой, узким местом входящим в какой-то ящик, под которым стоит обычная металлическая бочка. От транспортёра к торчащему из ящика валу с толстым и широким колесом тянется провисший ремень. На ленте транспортёра застыли мёртвые тела. На полу, рядом с ней стоят обычные носилки, заполненные руками, ногами и чьей-то головой. К счастью голова повёрнута ко мне затылком и я не могу узнать - кому из моих сослуживцев она принадлежала.
   В неровном свете, пробивающимся сквозь щели в стенах, эта картина выглядит нереальной, выдернутой из дешёвого фильма ужасов.
  
  Дёргаюсь всем телом, подтягиваюсь на руках, цепляясь за остатки амуниции и просто за мёртвые тела и наконец высвобождаюсь, скатываюсь вниз, на пол. Пытаюсь встать, но ноги, отдавленные и затёкшие не слушаются - падаю. Растираю их руками. Постепенно, с болью, к ногам возвращается подвижность.
  Встаю и тут же, охнув, падаю прямо на груду тел. К боли в ногах добавляется новая, свежая порция. Жгучий обод охватывает моё тело на уровне живота. Задираю лохмотья, оставшиеся от форменной куртки - по середине тела, сплошной полосой, кое где разбавленной порезами и глубокими ссадинами, проходит один большой синяк.
  Медленно вдыхаю, наполняя грудь воздухом - так и есть, несколько рёбер сломаны, острая боль заставляет поспешно выдохнуть.
  
  Встаю.
  Осматриваюсь.
  Само помещение небольшое. Агрегат и лента транспортёра занимают практически всё свободное пространство. Около одной стены выстроены в ряд бочки, родные сёстры той, что стоит под машиной. Рядом с ними - дверь. Ковыляю к ней и пытаюсь открыть. Створка слегка, на пару миллиметров сдвигается и останавливается, сопроводив свой короткий бег тихим скрежетом.
  Заперто.
  Рядом с кучей тел замечаю колоду с лежащим на ней топором.
  Ну хоть что-то. Беру его в руки - тяжёлый мясницкий топор с характерно широким лезвием и короткой рукоятью - таким не повоюешь.
  Кстати!
  Опускаю руку вниз - к голенищу правого сапога. Оно присохло, прилипло к штанине, густо покрытому высохшей кровью. Странно, но мой нож всё ещё пребывает на своём месте. Не заметили? Или не обратили внимания. Или поленились. Или побрезговали. Чего гадать?
  Ещё раз осматриваю стены помещения - они выглядят как собранные из кривых досок, более-менее плотно набитых между столбов-опор. Сарайчик из горбыля - на большее это не тянет. Из местного горбыля - древесина тускло серого цвета с редкими синеватыми прожилками. Доски набиты внахлёст, перекрывая друг друга, но держатся на честном слове - от моего нажатия одна из них поддалась и закачалась.
  
  Следующие пол часа, или больше - время мне определить было не чем, я расшатывал доски в дальней от входа стене, предположив, что подобное заведение, с трупами и непонятной мясокруткой, хотя чего уж там - понятно мне было всё, признаться, осознать не хотелось. Не удивлюсь, если над входом в этот сарай прибита табличка - 'Кормовой / Разделочный Цех'.
  Так что - головой я понимал, где я, но вот принять это знание не мог.
  
  Отжав несколько нижних досок я выполз на улицу.
  Как и предполагалось, сарайчик стоял на окраине поселения, буквально в нескольких шагах от местного леса, так что я, кое-как приладив доски на место, быстро скользнул вглубь растительности. Отбежав с десяток шагов от опушки я уселся на землю, привалившись спиной к чешуйчатому стволу местного дерева, больше смахивающего на подорожник-переросток и дал полному боли телу отдых. Болело всё. От кончиков пальцев на ногах до кончиков волос на голове.
  
  К сожалению мой отдых долгим не получился - снова раздался звон колокола, на этот раз по воздуху прокатился не один а два удара подряд и я решил что пора отсюда валить. Только куда?
  Где находится этот сарайчик относительно места посадки Петровича? Тот монстр сцапал меня неподалёку от Объекта, там, на местности, я бы сориентировался. В конце концов - по следам нашей колонны. Да и то вряд ли - судя по положению местного солнца сейчас уже наступила вторая половина дня и примятая трава уже давно должна была распрямиться.
  Пригибаясь подхожу к краю растительности - может вид местного поселения чего подскажет.
  Увы - ничего особенного, стандартная деревенька. Одна улица, разделяющая два ряда опрятных домиков в немецком стиле, упирается дальним от меня концом в небольшую площадь с островерхим белоснежным зданием, чей шпиль украшает крест с крупным шаром в точке пересечения крестовин. Торжество веры над планетой? Или над пространством? Святоши чёртовы - пропустить молитву это грех, как людей, пусть мёртвых, в фарш перемалывать и ящерам скармливать это норм, с-суки. Не Объект жечь надо было, а этих. В конце концов те динозавры это просто животные, а вот такие хозяева - натуральные монстры.
  
  От церкви дорога шла прямо к моему сарайчику, а перед ним раздваивалась, образуя что-то вроде Т-образного перекрёстка. Её левое продолжение упиралось в приличных размеров ангар. Судя по тому, что рядом были припаркованы трактора и лежало собранное в прямоугольные брикеты сено, это был сеновал или сенник.
  Правая часть дороги огибала крайний дом и уходила куда-то за него. Присмотревшись я увидел там невысокое здание, сильно похожее на здание инкубатора, виденное мной на Объекте. Разве что вроде немного по выше.
  
  Уяснив диспозицию я отступил вглубь леска и попробовал прокачать ситуацию.
  Итак..... Что имеем?
  Небольшое поселение, мирных кхм, пейзан. Мирных, но не брезгующих отправить на корм человеческие тела. Интересно - а своих умерших они тоже того, скармливают?
  Отвлёкся. Так.....
  Угнать трактор? И как далеко я на нём уеду? Если заведу.
  Не катит.
  Посмотреть, что за здание на задах деревни? А толку? Если и доберусь - по открытому-то и лысому полю, то что? Вряд ли там к стене карта прибита.... Мне б хоть определиться на местности.
  До Объекта добраться, а уж от него то я до Петровича.....
  
  Мои раздумья прервало тарахтенье трактора. Я осторожно подполз к опушке леса, стараясь оставаться за ветками придорожного куста. Сквозь него видно было плохо, но так и меня не должны были запалить.
  
  Сильно запылённый трактор протарахтел мимо меня, таща на коротком двухколёсном прицепе несколько бочек. Он остановился около моего сарайчика не глуша двигатель. Раздался стук - наверное водила покинул кабину и требовал открыть двери.
  Подобраться и ножиком? Трактор заведён.
  Не катит. Я чуть жив - пока до него доберусь, он десять раз заметит.
  Водила перестал стучать и что-то произнёс. Что именно мне слышно не было, но по экспрессии, с какой он произнёс фразу, было ясно - ругается.
  Трактор взревел мотором и покатил дальше, в сторону сенника.
  
  Может взобраться на дерево и осмотреться?
  Я с сомнением посмотрел на ближайший ствол, возвышавшийся посреди широких и мясистых листьев, как палочка с соцветием у простого подорожника. В принципе можно, главное преодолеть первые метра три - на них ствол был гладкий, без каких либо выступов. Выше начинался участок с соцветиями. Они располагались квадратами и выглядели точь-в-точь как ступеньки - эдакая квадратная узкая пирамида.
  Жаль пояса нет, отобрали, я помнил как в какой-то программе показывали мужика, ловко взбиравшегося по точно такому же, гладкому и лишённому веток, стволу. Он перекинул вокруг ствола пояс и ловко попрыгивая резвенько доскакал до макушки дерева. Или столба? Не помню.
  Но ремня нет.
  Нож втыкать и на нём подтягиваться? А сломаю? Совсем без оружия останусь.
  Не вариант.
  Я подошёл к стволу и попробовал на него запрыгнуть, обхватить руками и ногами,используя его вместо каната.
  А вот хрен тебе! Сказало тело скрутив меня болезненной судорогой. Свой вклад внесли и поломанные рёбра, так что несколько следующих минут я провёл скорчившись на земле в позе эмбриона.
  Придя в себя с ненавистью посмотрел на ствол, будто он был виноват во всём.
  - Сволочь! - прошипел я в его адрес и хотел было добавить ещё кое что по забористее, но раздавшееся из глубины леса жестяное позвякивание заставило меня ограничиться только одним словом.
  
  Пригибаясь, насколько это позволяли больные рёбра, я двинулся на звук. Он, то прекращался - и тогда я замирал в ожидании, иногда раздваивался, троился - это я списывал на контузию и при всём этом он постоянно смещался.
  Следуя за ним я едва не вывалился на опушку. Оказывается, всё это время я прятался в лесополосе. Она была довольно широкой, сотен, наверное восемь метров, не удивительно, что я принял её за полноценный лес.
  Юркнув назад, под такой, ставший уже привычным и безопасным, полог леса, я присмотрелся - в десятке шагов от меня шло, занятое своими делами стадо. Не коровье - мимо меня шли, опустив голову к земле, динозавры. Рептилии. Толстое, бочкообразное тело опиралось на три пары лап. Небольшая голова ходила из стороны в сторону на короткой шее, выгрызая всю растительность там, куда доставало. Хвоста я не заметил, хотя, подсознательно ожидал увидеть нечто длинное и извивающееся. Почему именно извивающееся? Ну, не знаю.
  Стадо шло мимо, не обращая на меня никакого внимания.
  Осмелев я приподнялся высматривая пастухов.
  Мимо меня пролетел небольшой квадрокоптер - игрался таким в детстве. Пролетел, как и стадо, не обращая никакого внимания. В его нижней части был закреплён небольшой цилиндрик, из которого, вертикально вниз, спускался небольшой, изогнутый на конце шест. Время от времени шест дёргался, направляя гнутую часть на отошедшего в сторону ящера, и тогда с его конца с резким треском срывалась короткая молния, вразумляя животное.
  
  Некоторое время я просто наблюдал за течением стала, другое слово подобрать было сложно - глядя на поток спин создавалось впечатление реки с перекатывающимися волнами, а потом, словно заворожённый двинулся за ним следом.
  Не знаю, что именно на меня подействовало - то ли я был заворожён этим непрекращающимся движением, то ли мускусным и одновременно острым запахом исходившим от животных, но из такого, зомбического состояния, меня вывел резкий звук колокола. В отличии от слышанного мной ранее этот отличался резкостью и дребезжанием что ли.
  Я ошалело дёрнулся - звук противно бил по нервам, смывая наваждение. Дребезжание повторилось и потом колокол словно забился в судороге - короткие, дребезжащие звуки были подобны тревожным крикам.
  Меж тем стало, ни как не реагируя на происходящее, всё так же мерно двигалось дальше, постепенно забирая в сторону деревни и нацеливаясь на тот коровник на её задах. Я же, окончательно стряхнув оцепенение, направился через лесополосу в сторону деревни, рассудив, что единственным источником колокольного боя может быть только церковь.
  
  Подобравшись к деревенской опушке я выбрал в качестве укрытия крупный куст и принялся разглядывать поселение. На первый взгляд там царила паника и я усмехнулся - деревенские, что с них взять, перепугались и мечутся как стадо овец без барана-вожака. Но спустя с десяток секунд мне пришлось согнать её со своего рта - во всё том мельтешении людей прослеживалась чёткая, практически военная упорядоченность. Женщины с детьми бежали к церкви, подростки отгоняли в лесополосу трактора от сенника, взрослые же мужики забегали в церковь только на миг, что бы тут же выйти через боковые ворота с чем-то объемистым в руках. Я приметил одного мужика в яркой, красно-зелёной рубахе и невольно стал следить за ним.
  Вот он заскочил в церковь и спустя несколько секунд выскочил, как и остальные взрослые мужики, из боковой двери, держа в руках что-то длинное и толстое. Отошёл в сторону и призывно замахал рукой - из кучки людей по соседству к нему тут же подбежал другой мужик, одетый в какой-то брезентовый комбез с массивным ранцем на спине. Рубашечник протянул ему свою палку и обладатель комбинезона тотчас присоединил к ней какой-то не то шланг, не то кабель. Сцепленная им парочка быстро и слаженно отошла в сторону от церкви - не далеко, шагов на тридцать. Отошла и тут же улеглась в траву. То же самое проделывали и другие люди, активно рассредоточиваясь поодаль от церквушки. Едва они залегли, как из неё выскочило несколько подростков, тащивших рулоны зелёной ткани. Они подбежали к залёгшим стрелкам - теперь я в это не сомневался и сноровисто накрыли их маскировочными полотнами, делая практически неотличимыми от травяного ковра вокруг. Накрыли - и скрылись в здании.
  
  Несколько минут ничего не происходило, но потом появился звук. Он исходил со стороны солнца, уже прошедшего половину пути от полдня к закату и мне пришлось приложить ладонь козырьком ко лбу - местное светило было весьма ярким.
  Присмотревшись я разобрал три чёрные точки, быстро приближавшиеся к нам. По мере приближения они росли, принимая форму небольших истребителей и, когда они зависли немного не долетев до коровника, я смог их опознать - Орлы Имперской модификации. Их чёрные корпуса матово отсвечивали в лучах солнца, временами прорезая это свечение яркими, золотыми, вспышками нанесённых на киль и крылья эмблем.
  
  Неподвижность они сохраняли недолго, несколько секунд, а затем, получив команду, открыли огонь по коровнику, слаженным огнём превращая его в руины. Покончив с ним за пол минуты Орлы неспешно поплыли по направлению к церкви, и тут залёгшие селяне нанесли ответный удар!
  Воздух наполнился уже знакомыми мне неприятными звуками и к истребителям протянулись белёсые следы от выпущенных зарядов. Большая их часть прошла мимо, но один попал в Орла, отчего тот дёрнулся и заваливаясь на бок устремился к земле. В мою сторону! Как я так быстро отпрыгнул в глубь леса - не знаю. Меня просто телепортировало метров на десять вглубь лесополосы и я едва успел плюхнуться на землю, прячась под разлапистыми листами подорожника, как истребитель встретился с поверхностью. Меня подбросило в воздух а в следующий момент я услышал треск ломающихся деревьев и скрежет сминаемого металла. К счастью это продолжалось недолго, пару секунд.
  Выглянув из за ствола я обнаружил несколько интересных моментов сразу.
  Во первых оставшаяся пара истребителей, явно обозлённая потерей товарища методично громила деревню. Церкви больше не было - из земли, как обломанный зуб, торчали обломки стен. Пространство вокруг него, там где прежде лежали стрелки, было перепахано воронками, но в паре мест из поверхности, к Орлам протягивались белёсые столбы. Вот один из таких столбов пересёкся с корпусом Орла и тот исчез в бело жёлтом облаке разрыва. Последний резко рванул вверх, прекратив стрельбу по домикам.
  Во вторых, после падения корабля я снова оказался на опушке. Корпус Орла срезал всю растительность и теперь лежал посреди свежей полянки, окружённый небольшим валом свежее вывороченной земли.
  В Орле что-то щёлкнуло и часть прозрачного колпака кабины отползла, открывая доступ внутрь. Почему-то пригибаясь я подбежал к ней и попробовал забраться, используя перекрученные куски шпангоута корпуса как ступеньки.
  
  В кабине было грязно. Очень грязно. Все её поверхности были равномерно покрыты боро-красно-белой кашицей. Пилота в кабине не было. Частично. Были его ноги, начало туловища - и всё. Дальше, в смысле выше по телу, шли какие-то неаппетитные ошмётки вперемешку с обрывками комбинезона. В полу, аккурат между его ног, зияла дыра размером с кулак.
  Я машинально почесал затылок, пытаясь представить - что же тут произошло, но в этот момент корпус качнулся и молодой голос произнёс:
  - А лихо дед Бельд всадил, да?
  Я медленно поднял голову - на другой стороне кабины висел, цепляясь так же как и я за борт, молодой парнишка в грязной футболке некогда бывшей белой и брезентовой куртке поверх.
  Наверное он подобрался пока я рассматривал содержимое кабины, борясь с приступами тошноты.
  - Да уж, - я покачал головой.
  - Да, - он поцокал языком.
  - Новые рельсы инженера Сагренсвенна это жесть!
  - Рельсы? - переспросил я не понимая, но припомнив парочку мужиков, понимающе закивал.
  - Ах, ты про это. Ну где двое работают?
  Они самые. Жесть, да? Так ты с подкреплением из Бурвилля прибыл? - паренёк окинул меня внимательным взглядом.
  - Вас что - по пути обстреляли ?
  - Угу, - предпочёл я не вдаваться в подробности и перевёл тему. Неудачно перевёл как оказалось.
  - А толку-то? - я кивнул на останки пилота и заметив пристёгнутый у его бедру планшет, потянулся за ним.
  - Сейчас реснется на носителе и снова сюда. - я отцепил планшетку и выбросил её вниз, на землю.
  - Не реснется, у нас мед центр на планете. Планетарный! Как появится в матрице, так тут же обнулят. Как тех же наёмников. - рассмеялся было он, но тут же оборвал свой смех.
  - Странный ты. Простых вещей не знаешь и кровь на тебе давняя, высохла полностью. Ты откуда?
  - Я из... - договорить я не успел, сверху раздался рёв моторов и мы, не сговариваясь, спрыгнули вниз, стремясь укрыться под корпусом истребителя.
  Трах-тах-тах-тах! - прогрохотала короткая очередь многостволки и корпус над моей головой задрожал от попаданий.
  - Сволочи! - когда рёв двигателей стих я выбрался наружу и погрозил кулаком небу. Пилот наверное заметил какое-то копошение около корпуса и решил пресечь его таким радикальным способом. Ещё раз взглянув на небо я уже хотел было отвернуться, как по глазам ударил солнечный зайчик - луч солнца попал на погнутый кусок обшивки, на то место, где располагалась эмблема. Я сделал шаг вперёд, уходя от отражённого луча и присмотрелся - с изогнутой пластины обшивки на меня недобро смотрел Орёл Империи.
  Этим-то что тут нужно? Вроде как такая грязь только Легиону подходит?!
  Додумать мне не удалось - раздавшийся с другой стороны корпуса тихий всхлип, заставил меня бросить это дело и двинуться на звук.
  
  Парнишка, с кем я только что общался отходил. Одна из пуль прошила его грудь и сейчас он лежал на вывороченной при падении Орла земле, доживая последние минуты.
  - Не дрейфь, - я взял его за руку.
  - Потерпи немного, сейчас реснешься.
  Он хотел что-то сказать, приоткрыл рот, но тут его тело обмякло и он затих.
  - Удачного респа, - машинально пробормотал я закрывая ему глаза. Ну да. Он то реснется, он - местный. А вот мне туда путь заказан. Как он сказал - обнулят матрицу? Угу. Обнулят - с моим сознанием и привет.
  
  Отойдя от тела я огляделся в поисках планшета. Стрелять прекратили и значит у меня есть некоторое время прежде чем имперская пехота выдвинется на зачистку. А то, что зачистка будет, и что проведут её по всем правилам я не сомневался. Смущало только одно - зачем? Зачем Империи этим заниматься?
  Открыв планшет я первым делом активировал карту.
  Чёрт! От точки, обозначавшей положения планшета до знакомых, расположенных буквой 'П' строений было рукой подать. Знать бы раньше - десять минут хода и я около объекта. Ещё час - и здравствуй, Петрович и прощай планета! Главное от планеты отойти, а там - пусть сбивают, на станции реснусь.
  
  Окрылённый позитивными новостями я ткнул пальцем в закладку 'Задание' и появившийся было оптимизм медленно начал пропадать. Перед началом описания полётного задания шла краткая преамбула. Согласно ей наш взвод, после учинённой в Энске кровавой бойни и осуждённый Примархом, дезертировал, попутно угнав малый носитель. Так же в тексте сообщалось, что мы, вступив в преступный сговор с местными генетическими инженерами, опять же нелегально снабжали их генетическим материалом, в том числе и живыми людьми - преимущественно женщинами и детьми, для чего мы и устроили бойню в Энске, под прикрытием которой привезли сюда для опытов почти всё женское, точнее девичье и детское население города. И посему мы все подлежали немедленному уничтожению, а местное, поголовно погрязшее в незаконной деятельности население - к тройной децимации.
  Охренеть! И это всё мы?
  А как Примарх то наш пел перед высадкой! Лёгкая работа, море-пляж-девочки! Тварь! Списал нас, едва мы от носителя оторвались!
  
  С картой на руках я добрался до места нашей высадки быстро. Кроме самой карты местности планшет показывал размещения и перемещения Имперских сил, заблаговременно высвечивая вектора их движения. Как вы понимаете это сильно облегчало мою задачу по планированию максимально незаметного маршрута.
  
  Когда до Петровича оставалось не больше пары сотен метров я остановился и увеличил карту. Судя по отметкам рядом с ним сейчас находились два имперских корабля. Орлы, если верить пояснительному формуляру, появившемуся над их отметками, когда я ткнул в них пальцем. Сам Петрович стоял кабиной к лесу, что вроде как облегчало доступ в неё, но вот наличие Имперских пилотов меня не радовало. Совсем.
  Последние пол сотни метров я буквально прополз, вжимаясь больным брюхом в покрывавшую землю траву. Выбрав подходящий кустик на опушке я осторожно раздвинул его ветви.
  
  Рядом с Петровичем были припаркованы два Орла, как и сообщил планшет. В одном из них сидел, судя по всему готовясь к взлёту пилот, в то время как его товарищ стоял, заложив руки за спину, рядом.
  - Да ладно тебе, не жмись, - продолжая начатый до моего появления разговор произнёс стоявший на земле.
  - Чё, жалко?
  - Свою возьми, - ответил из кабины второй.
  - Забыл я, - виновато развёл руками первый.
  - Кончилась, а пополнить я забыл.
  - Ну так облегчись, картриджи то есть?
  - Ну поделись, я верну, как на базе пополню.
  - Отстань, засранец, - беззлобно ответил на нытьё первый:
  - Вот что ты за человек такой, а? Стоит на приличную планету высадиться, как сразу всё засрать тебе надо!
  - Это у меня биология такая.
  - Как же ты меня достал! - первый кряхтя согнулся, копаясь где-то под пультом и вскоре выпрямился.
  - Лови, срань Господня! - он выкинул в сторону второго запечатанный в пластик рулон туалетной бумаги.
  - Я верну, честно! - первый выудил из травы рулон:
  - Знаешь как приятно на природе? Сидишь, ветерок, птички...
  -Угу. И насекомые в задницу лезут.
  - Не романтик ты, Вальтер. Не романтик.
  - Угу, - всё так же угрюмо ответил первый.
  - Активатор не забудь поставить, - он махнул рукой в сторону Петровича и проследив его жест я увидел под днищем нашего десантного модуля лежащую на боку бочку.
  - Не дрейфь, не забуду, - отмахнулся от него рулоном второй:
  - Ты на камбузе скажи, что б на меня оставили.
  - Оставят. Эсгибционист недоделанный.- буркнул первый, закрывая кабину и его Орёл быстро поднялся в воздух.
  Некоторое время оставшийся пилот наблюдал как истребитель его напарника скрывается в высоте, а затем вылез из скафандра и бросил его в траву. Спустя минуту на скафандр опустился и комбинезон, а затем и нижнее бельё.
  Абсолютно голый, почти абсолютно - в ботинках, пилот с наслаждением потянулся, почесал себя ниже пояса и, распечатывая на ходу упаковку пипифакса, двинулся к моим кустам. Подойдя к ним он потоптался на месте, вытаптывая в траве мини полянку и уселся ко мне спиной.
  Ждать, пока он полностью сделает свои дела я не стал.
  Выждав момент когда пилот расслабился и, пардон, начал издавать звуки, предшествующие самому процессу, я медленно приподнялся и без затей вогнал нож ему под левую лопатку, одновременно дёргая его за левое плечо вниз. Снизу это было просто технически, хотя и достаточно сложно физически, принимая во внимание моё избитое тело. Нож, к моей удаче, не подвёл и вошёл в его тело как по маслу. Он дёрнулся, попытался привстать, но не смог и завалился навзничь, насаживая себя на лезвие. Пара судорог и всё.
  Я выдернул нож из тела о обтёр его пучком подобранной травы.
  Да, приятель, вот так ты и начинаешь спокойно, без мук совести, без сомнений резать людей - проскочила в голове мысль. А с другой стороны? Просить помощи? Так он бы меня прибил тогда без затей - и был бы по своему прав. Для него я преступник и кто будет разбираться, что всё это не так? Да и в конце концов - реснится он на своём носителе...Или не реснится. Если парнишка не наврал. Да и чёрт с ним, я покосился на голое тело у своих ног.
  
  Спустя несколько минут я уже натягивал его скафандр поверх своих лохмотьев. Одевать его комбез я побрезговал.
  Следующие пол часа я был занят тем, что выкатывал бочки из под Петрвича и размещал их под Орлом. Конечно был соблазн улететь на нём, но кто его знает, что имперские техники в него напихали. Так взлетишь, а потом хоп - и автопилот тебя до носителя доставит. Прямо в объятья Военной Полиции. А оно мне надо?
  Вот.
  Перекатив все четыре бочки я прилепил к одной из них активатор. Те, кто планировали эту операцию решили и на этом сэкономить. Активатор был старый, тронутый ржой, химического принципа действия. Для его запуска требовалось раздавить ампулу, после чего заключённая в ней кислота начинала разъедать проволочку, удерживающую подпружиненный ударник. Освободившись он бил по капселю вызывая детонацию небольшой гранаты. Просто, надёжно, примитивно и несовременно.
  Закончив с этой работой я направился было а кабине, но подойдя к ней - остановился. В траве подле Петровича лежали два тела.
  Осторожно перевернув их я убедился в очевидном - это были наши, взводные пилоты и у обоих на груди было по аккуратной дырочке - такую оставляет стандартный 9мм. пистолет. Точно такой, как я оприходовал вместе со скафандром. Вытащив его из кобуры я выщелкнул магазин - как и ожидалось одного патрона не хватало. Парней убили недавно - кровь на их лёгких скафандрах ещё не высохла.
  Они нас ждали. Ждали до последнего. Ждали, не представляя, что приземлившиеся радом пилоты Империи пришлю сюда не для помощи, завязшему в бое Легиону, а для хладнокровного убийства.
  Я перетащил тела к заминированному Орлу - пусть лучше ребят развеет взрывом, чем они будут тут валяться и гнить, если местное зверьё не сожрёт раньше.
  
  Забравшись в кабину Петровича я первым делом провёл предстартовую подготовку - к моей радости все системы были в рабочем состоянии. Активировав движки и запустив их на холостых оборотах, я выскочил из модуля - надо было активировать взрыватель. По хорошему для этой цели служил небольшой молоточек, и он наверняка был где-то тут, в траве. Возможно он лежал рядом со взрывателем, но искать его у меня желания не было. Вытащив пистолет, я его рукоятью вбил покрытую тонким слоем металла торчащую сверху часть ампулы в тело взрывателя. Наклонившись над окошечком на его боку я убедился, что тонкая проволочка предохранителя полностью покрыта желтоватой жидкостью и медленно, аккуратно поднёс его магнитной присоской к боку бочки.
  Щёлк! И взрыватель прилип к её поверхности.
  Всё. Теперь пара минут и рванёт.
  
  Петровича я поднимал по пологой дуге, стремясь отойти подальше от места ожидаемого взрыва.
  На высоте семи километров сзади ярко полыхнуло, но я не стал оглядываться, продолжая набирать высоту. Оставалось подняться хотя бы до двух десятков километров - на этой высоте я уже смогу выйти в сверхскоростной режим и покинуть окрестности планеты. Выйти из её гравитационного колодца и прыгнуть. Куда? Да куда угодно, лишь бы подальше отсюда.
  
  - Неопознанный борт! Вызывает патруль космофлота Империи! - прорезался в динамиках сухой и деловой голос. - Неопознанный борт! Назовите себя!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"