Рудаков Алексей Анатольевич: другие произведения.

Знак Василиска 3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Третья книга серии "Знак Василиска" Главы 1 - 5

  
  Глава1
  Созвездие Альбатроса. Пространство второй звезды.
  
  
  Малый транспорт, тип "Искатель", ласково прозванный в лётной среде "Ишачком", относился к самой распространённой модели грузовозов в галактике. Значительно уступая своим старшим собратьям - "Волу" и "Дромадеру", он выигрывал в скорости и манёвренности, законно занимая нишу малых перевозок - тех самых, где груз его трюма требовал быстрой, и, что немаловажно, бездосмотровой, доставки.
  
  Вот и сейчас, именно скорость и вёрткость небольшого кораблика, позволяли его экипажу уже второй час избегать прямых попаданий, отделываясь всё это время только незначительными царапинами своей брони, несмотря на все усилия его, гораздо более крупных и, соответственно, менее шустрых преследователей.
  К сожалению, несмотря на всё немалое искусство экипажа Ишачка, конец этой гонки был предопределён - разойдясь широкой полусферой, сзади его подпирала шестёрка корветов, чьи борта, нёсшие на себе символы Веры и письмена молитв, выполненные из желтого, ослепительно сверкавшего в местном солнце, металла, однозначно предрекали контрабандисту, долгий пост и молитвы в каком-то из монастырей Матери Церкви.
  
  Соблюдая между собой оптимальную дистанцию, корабли, шедшие под управлением Братьев Капитанов, неспешно отжимали Искателя к скоплению астероидов - туда, где ему неминуемо придётся сбросить скорость, став лёгкой мишенью для своих преследователей.
  - Дистанция? - Неспешно прогуливающийся по рубке капитан корвета "Очищающий", брат Пётр, до своего пострига бывший вольным капитаном Берном, резко остановился и требовательно взмахнув звякнувшими в его руке чётками, повторил: - Спите?! На радаре, мать ва... Прости меня, Господи, - торопливо изобразив символ Веры, он искоса посмотрел на дремавшего в своём углу брата-исповедника Корнелиуса, надеясь, что тот не заметил его оговорки - получать новую епитимью капитан не хотел: - Радар? Ну?! Дистанция?
  - Снижается, брат мой старший, - повернувшись к нему, поклонился оператор: - Благословление на нас - грешник начал сбавлять ход.
  - Благодарю, брат, - кивком отпустив дежурного, Пётр, снова бросив короткий взгляд на исповедника, прикусил губу, не зная - будить того или нет. В принципе, исход был ясен - контрабандист сейчас либо попробует затеряться среди камней, надеясь переждать опасность - не вечно же будут его пасти эти святоши, либо сдастся, купившись на растиражированные СМИ обещания милостей для раскаявшихся.
  
  Последняя мысль вызвала кривую усмешку у капитана - уж кто-кто, а он достоверно знал, испробовав на своей шкуре, милость Святых Судей около года назад.
  Тогда, не сумев уйти от своих преследователей, он, капитан Берн, сдался, поверив многократно передаваемым по всем каналам, словам Патриарха, обещавшего с экрана милость к раскаявшимся грешникам.
  О своём решении, тогда ещё мирянин Берн успел пожалеть многократно - и, когда стоя на коленях перед судьями, каялся в своих грехах, и, когда, будучи брошенным в каменный мешок - суд милостиво сохранил ему жизнь, приговорив к пожизненной епитимьи, он сидел в забытьи, оглушённый мерно льющимися на него молитвами, из вмонтированных в потолок, динамиков.
  Его заключение продолжалось около года - как раз достаточный срок, чтобы не только по-настоящему раскаяться во всех своих грехах под чуткими словами брата-исповедника, но и выучить наизусть все молитвы, необходимые брату-капитану в его служении Богу.
  Финал, как вы понимаете, оригинальным не был - получив предложение от всё того-же исповедника о постриге, Берн, а уже, вернее сказать, брат Пётр, не колебался не секунды - рухнув на колени он вознёс благодарственную молитву, благо её текст, к этому дню, был прочно вбит в его сознание.
  
  - Брат Севас? - вернувшись на своё место, он, первым делом, вышел на связь с ангаром, где сейчас братья-десантники, преклонив колена молились о ниспослании им победы.
  - На связи, брат-капитан, - спустя секунду голос старшего, появившись в эфире, перекрыл собой знакомый речитатив молитвы: - Заканчиваем молитву, брат, и начинаем погрузку. Ты же мне об этом сообщить хотел?
  - Ты как всегда прав. Грешник стопорит ход, выходите по готовности.
  - Принято, брат. Отбой связи.
  Кивнув самому себе, в брате Севасе капитан был уверен, Пётр перешёл на общий канал и ткнул пальцем в плашку общего оповещения на экране своего планшета.
  - Возлюбленные братья мои, - начал он, когда смолк предварявший его речь перезвон благовеста: - Ещё один грешник готов покаяться и отречься от своих грехов и мою душу, при мыслях о том, что мы делаем этот мир чище, переполняет свет. Прошу вас, братья, присоединитесь ко мне - вознесём молитву Богу нашему во спасение душ грешных. Кораблю малый ход. Всем в отсеках - на молитву!
  Отключив общую, капитан уже было собрался выбраться из своего кресла, дабы, встав на колени подать пример вахтенным, как послышавшийся вскрик оператора заставил его недовольно поморщиться: - "Ну что себе позволяет этот дебил, пардон, брат?", - Слова ругательств едва не сорвалась с его губ, но, на сей раз, Пётр был начеку:
  - Что случилось, брат мой? - Откашлявшись, нейтрально заботливым тоном поинтересовался он, мысленно подбирая подходящую этому олуху епитимью.
  - Множественные засветки, брат капитан!
  - С какого вектора, брат? - Всё так же спокойно вопросил он, стараясь, что бы начавшее нарастать в нём раздражение не просочилось наружу.
  "Не, одной поркой этот олух не отделается", проскочила разрушающая всю его внутреннюю гармонию, мысль. Совсем деградировали - доложить по форме не могут, прости меня, Господи!
  - Задняя полусфера брат. - Опомнившись, принялся торопливо докладывать оператор: - Около двух десятков, средние, движутся к нам.
  - Веди их, - кивнул ему Пётр, быстро перебирая в уме различные варианты.
  Инспекция? Отпадает - такими силами на проверку не ходят, да и незачем это - микроэлектронный чип, вживлённый ему в голову при постриге, лучше всяких клятв гарантировал его преданность Вере, заставляя слабую плоть корчиться в мучительных судорогах при малейшей попытки отойти от принятых правил и взятых на себя обетах. В бытность Императора, работы с подобными устройствами были запрещены - всё, имевшее хоть какое-то отношение к микроэлектронике было под запретом, но кто же пойдёт проверять монастыри Святой нашей Матери Церкви? Да и где тот Император? Пять, почти уже пять лет прошло с момента его исчезновения, давшего толчок к развалу на удельные княжества некогда единого тела Империи.
  Но, если не инспекция - тогда что? Караван транспортов? А чего они к нам идут? Прыгали бы себе дальше - по маршруту?!
  - Брат-капитан, - прервал его мысли оператор систем связи: - Входящий вызов, брат.
  - На меня, - щёлкнув пальцами, приказал Пётр, вновь пододвигая к себе отодвинутый было в сторону планшет.
  
  Чёрный цвет экрана сменился серым, показывая, что канал, связывающий корабли, установлен, а затем прямо по центру появились слова, выписанные каким-то рубленным, грубым шрифтом.
  - Memento, quia pulvis es, - прочитал их капитан, тщетно пытаясь выудить из своей памяти перевод.
  - Помни, что ты - прах, - склонившийся над экраном брат- исповедник задумчиво пожевал губами: - Не помню я, брат-капитан, чтобы у нас кто-то ходил с таким девизом. Вот только если это...
  Сменившаяся картинка - оператор второго корабля решил, что прошло достаточно времени для прочтения надписи, открыла вид на рубку вызывавшего их гостя.
  Там, на капитанском возвышении, в кресле, со слегка откинутой спинкой, полулежала, облачённая в красную сутану епископа, фигура с надвинутым на лицо капюшоном.
  - Преосвященнейший Владыка! - произнося положенный титул, рука Петра, живя своей жизнью, дёрнулась, начиная творить Символ Веры, но замерла на пол пути - с этим епископом что-то было не так.
  Стряхнув наваждение, капитан уже более внимательным взглядом изучил всё так же расслабленно полулежащую в кресле фигуру, и похолодел - лежащие на подлокотниках руки - ладони, выступавшие за край облачения, были в броне. В незнакомой броне, выкрашенной в темно бордовый - так выглядит запёкшаяся кровь, цвет.
  - Вы кто? - не желая затягивать молчание, Пётр посмотрел прямо на человека и тот, словно отвечая его желаниям, пошевелился, и, выпрямившись в своём кресле, быстрым движением скинул с головы капюшон.
  - Проклятый! Причетник! - выплёвывая вместе со своей ненавистью капельки слюны, Корнелиус дёрнулся, будто его ударило током: - Ты?! Проклятый!
  - Красный Причетник, - пропуская его ненависть мимо себя слегка пошевелил головой лже-епископ: - Не трать время на сотрясение воздуха, монах. Что мне твои проклятья... Капитан, - голова, заключённая в глухой, с узкой прорезью на уровне глаз, шлем, качнулась в сторону брата-капитана: - Сдавайтесь - вы на прицеле.
  - Сдаться? - эхом повторил капитан, лихорадочно прикидывая свои варианты.
  - Сдаться! - в черноте смотровой щели, зелёным, каким-то кошачьим светом блеснули на миг глаза Проклятого Причетника: - Ваши корветы шустры, не спорю. Но развернуться вы не сможете - циркуляция велика, а вы уже на наших прицелах. Стопорите ход и готовьтесь к приёму перегонных команд. Не глупите - лить кровь за зря, вашу кровь, капитан, ваших экипажей, я не хочу.
  - Будь ты проклят! - метнувшаяся к экрану рука брата-исповедника ткнула плашку разрыва соединения, и Пётр подался назад, едва сумев уклониться от развевавшегося рукава сутаны.
  - Никакой сдачи! - нависнув над ним, налившийся кровью Корнелиус, выплёвывал слова прямо ему в лицо, не обращая внимания на летевшие изо рта брызги: - Мы будем биться!
  - Нас расстреляют, - покачал ему в ответ капитан: - Он прав. Развернуться мы не сможем, - подняв руку он махнул в сторону посверкивавших в лучах светила стены астероидов: - Не впишемся. Придётся маневрировать, а тогда... - устало махнув рукой он посмотрел на своего куратора.
  - Объявляй боевую! С молитвой на устах, - глаза исповедника вспыхнули фанатичным огнём: - Пойдём мы в бой!
  - Нас просто перестреляют! - превозмогая возникшую в затылке боль - отвечая на любое неповиновение чип задействовал болевые центры мозга, покачал, морщась от боли капитан: - И людей и корабли положим же! - попробовал он пробиться к разуму Корнелиуса: - За зря положим!
  - Я вижу, сын мой, - неодобрительно качнул головой тот: - Вера в тебе слаба. - И, прежде чем Пётр успел что-либо предпринять, он ткнул пальцем в экран, активируя режим всеобщего оповещения: - Братья мои по вере! - вещание велось на общей волне, и слова брата-исповедника могли слышать все - все, включая даже их врагов: - Дьявольское отродье вынуждает нас принят бой! Так укрепим же души наши молитвой и с Верой в сердцах дадим отпор грязным прислужникам лукавого! Помните...
  - Экипажам корветов! - перебил его слегка хриплый мужской голос, в котором Пётр, ничуть не удивляясь опознал говорившего с ним лже-епископа: - Говорит Красный Причетник. Ваши смерти мне не нужны. Сдавайте корабли - гарантирую жизнь. Вы у нас на прицеле - деваться вам некуда, - усмехнувшись, Причетник продолжил: - Со мной почти три десятка рейдеров. У вас нет шансов. Стопорите ход.
  - Не слушайте его! - взвизгнул исповедник, понимая, что допустил ошибку, выйдя в эфир на открытой волне: - Сие есть речи врага Человеческого! Этот кровавый палач будет истязать тела ваши! Клещами, раскалёнными жилы тянуть! Пилить руки ваши пилами тупыми! - Перечисление всех мук, которыми Причетник должен был подвергнуть пленных заняло у святого отца с минуту, после чего он замолк, тяжело дыша и вытирая пот со лба.
  - Эээ... Святой Отец, - даже в голосе Причетника звучали теперь уважительные нотки: - Вы до пострига кем были? Не в отделе дознаний? Так тонко знать методику усиленных допросов и психоломки...
  - Изыди! - устало мотнул головой Корнелиус, будучи сейчас не в силах посрамить своего оппонента.
  - Угу. - Тотчас ответил, словно только этого и ждал тот: - Аж вот побежал прямо. Ход стопорим. Это - последнее предложение. Кто не подчинится - уничтожу.
  
  Подчиняясь приказу брата-исповедника, корветы, перейдя на малых ход начали медленно разворачивать свои вытянутые тела прочь от астероидного поля, так и не ставшего ловушкой для зазевавшегося контрабандиста.
  Задуманные как корабли преследования, это гончие пространства могли вести огонь только в узком переднем секторе, выбивая двигатели своих жертв, что бы более медлительные их собратья могли взять добычу руками своих абордажных групп.
  Прекрасно зная об этой их особенности, рейдеры, разбившись на шесть отрядов, повисли у них на хвостах, готовый в любой момент открыть огонь по притухнувшим дюзам главной тяги, но их командир медлил, надеясь на благоразумие экипажей корветов.
  Но такого приказа, разумеется, брат Корнелиус отдавать не стал - более того, скомандовав "разворот сто восемьдесят - все вдруг", он, не будучи хоть сколько ни будь военным, подписал окончательный приговор и себе и всем, оказавшимся под его началом, силам. Будь на месте исповедника тот же Берг - капитан Берг, не брат Пётр, он бы скомандовал совершить поворот пересекающимися курсами - что бы корветы могли прикрывать друг друга, отгоняя висящих на шести рейдеров убийственно-точными залпами своих дальнобойных орудий, но увы - брат Пётр, мучимый вбиваемым ему чипом в мозг раскалённым гвоздём, думал только об одном - о чётком выполнении полученного приказа, привычно выведя за скобки своего сознания всё лишнее.
  
  - Что ж... - Потянулся в своём кресле Причетник, увидев, как корветы, никак не реагируя не шедшие к ним непрерывным потоком предложения сдачи, продолжали свой манёвр: - Вольному - воля... Адмирал Шнек? - Его шлем качнулся в сторону застывшей рядом, обтянутой ослепительно белым мундиром, фигуре: - Они ваши, - подтверждая свои слова Люциус, или, как его называли в СМИ "Бешеный Сэм", махнул рукой: - Только, Шнек, прошу - ты уж слишком их не калечь - такие бы кораблики нам нужны.
  - Не боись, - отвесив короткий поклон, в котором были перемешаны и уважение к старому другу, и усмешка, бывший старпом, а ныне Адмирал Нового Братства, принялся отдавать короткие приказы.
  
  В принципе и ему тоже делать особо было нечего - ловушка, в которую влетел отряд кораблей Церкви, ничем ни отличалась от тех, что они расставляли прежде, охотясь на боевые корабли, уцелевшие в огне, прокатившейся по галактике, гражданской войны. Менялась только сцена и приманка, оставляя практически без изменений план действий - преследование будущими жертвами заведомо слабой цели и появление сил Братства, отрезавших польстившимся на лёгкую добычу капитанам пути отхода.
  Кто-то сдавался, предпочтя сомнительным результатам боя, жизнь, а кто-то дрался до последнего, желая подороже продать и себя и свой корабль. Вторых, впрочем, было гораздо меньше - пропажа Императора и последовавшая затем смута основательно проредила ряды бойцов, оставив в живых не сколько смелых и решительных - эти шли в бой первыми, где и закономерно гибли, а изворотливых и ловких, сумевших не только выжить, но и сохранить свои корабли.
  
  Первый же залп рейдеров, по своей сути, ставший и последним, повредил сопла главных двигателей, лишив корветы возможности набора скорости, превращая их в удобные для расстрела мишени. Заняв удобные позиции, канониры Братства, спокойно - как в тире, принялись выбивать турели точечной защиты, стремясь сделать проход десантных кораблей к своим жертвам максимально безопасным.
  
  - Шнек? - Боровшийся с, в очередной раз заевшей, защёлкой шлема, Сэм, дёрнул головой, пытаясь хоть так ослабить замочек ремня: - Ты это... Уфф! - Тихо щёлкнув, ремни, удерживавшие его шлем, наконец, сдались и он, стащив его с головы, облегчённо выдохнул, передавая пустой костяной горшок стоявшему рядом Банкиру: - Хорошо-то как! - Подставив голову под струю холодного воздуха - решётка кондея располагалась прямо над его креслом, он зажмурился, расплываясь в счастливой улыбке.
  - Чего хотел? - Полуобернувшись и сохраняя вид очень занятого человека, осведомился адмирал: - Я тут, если ты забыл, корабли захватываю. Для тебя - между прочим!
  - Для нас, - поправил его Сэм, продолжая, с блаженным видом, крутить головой в потоке с потолка: - Нам, корабли эти, Шнек. Нам. Вам в подчинение, адмирал.
  - Чего хотел-то? Давай быстрее - сейчас стыковаться начнут.
  - На одном из них старший поп есть.
  - Угу, - пробежав глазами по списку результатов сканирования, подтвердил адмирал: - На Очищающем. Некто Корнелиус - брат-исповедник. Чего? Пообщаться хочешь?
  - Ага, - откинувшись на спинку, Сэм, сохраняя на лице всё тоже, крайне довольное выражение, потянулся и встал, желая размять затёкшее от долгого сидения, тело: - Пообщаться - как поп и попом. Вопросы Веры обсудим... - Сделав несколько энергичных движений руками, он повернулся к Шнеку: - Сделаешь?
  - Доставлю. На блюдечке, с яблоком в зубах. Хочешь яблоко, а, Сэм? - Вытащив краснобокий плод из ящика своего стола, он подкинул его на ладони: - Бери, пока я добрый.
  - На камбузе спёр? Смотри - Снэк, смотреть, что ты у нас Адмирал, и всё такое, не будет - отоварит скалкой промеж глаз - где я нового найду?
  - Адмирала? - С хрустом вгрызшись в плод, и глядя поверх его красного бока, поинтересовался Шнек.
  - Кока! Вас-то чего искать - стадами ходите, а хороший повар - товар редкий, штучный.
  - Да ну тебя, - продолжая хрустеть яблоком, он отвернулся от Сэма, бросив через плечо: - Делом лучше займись.
  
  Осознав, что высадки десанта им не избежать, корветы принялись разворачивать свои противоабордажные системы - комбинацию выстрелов с закреплёнными между ними тросами. В теории растянутая между длинных балок паутина должна была не позволить приближавшимся к их корпусам десантным ботам прилипнуть к броне - но это была только теория. На практике же, недаром говорят, что на любую хитрую гайку найдётся свой болт, на практике эта система, изобретённая невесть каким гением в сутане, сработала только один раз - первый и единственный, в нашу первую встречу с этим шедевром. Тогда, несколько месяцев назад, нашему десанту и вправду пришлось пережить несколько неприятных минут, пока рейдеры - всем скопом, обрушив на крейсер огонь всех своих орудий, нивелировали корпус цели, делая его ровным и пустынным. Крейсер-то мы взяли, если, конечно, голый корпус можно было назвать крейсером - ремонт, а точнее восстановление некогда грозного корабля, обещал затянуться не на один месяц, обесценивая этим сроком все наши усилия.
  Но, на сей раз, мы были готовы к подобному развитию сюжета - приваренные к корпусам десантных модулей заточенные гнутые полосы металла, конечно не добавляли эстетизма и без того не самым красивым кораблям этой вселенной, но - они работали, а это было главным.
  Конечно - в нормальных условиях, без нашего многократного перевеса, толку бы от этих контр ухищрений, было бы мало - за то время, что наш десант прорывался, разрезая мешанину тросов, его бы гарантировано расстреляли турели точечной защиты - но так то в нормальных условиях, при честном бое, в то время как происходящее здесь таким образом назвать было никак нельзя.
  А сейчас... Сейчас корабли, раздвигая своими корпусами мешанину балок, уверенно шли на сближение с поверхностью корветов, обещая их экипажам, нервно вздрагивавшим каждый раз, когда очередной рассечённый лезвием трос звучно щёлкал о корпус, короткий и жестокий бой накоротке, выиграть который у защитников шансов не было.
  
  - Все шесть прилипли, - оторвавшийся от своего экрана, Шнек довольно потёр ладони: - Ещё минут двадцать, и они наши.
  - Про исповедника не забудь, - напомнил ему Сэм, просматривая последние новости на своём планшете: - Иди сюда, - подозвал он его, и, развернув заинтересовавшую картинку, протяну планшет: - Что скажешь?
  Рекламная статья, так заинтересовавшая Сэма рассказывала о новинке, недавно появившейся на рынке детских игрушек и за короткий срок завоевавшей любовь не только детей, но и взрослых.
  
  Это была небольшая пластиковая коробочка, удобно помещавшаяся в обычном нагрудном кармане. На лицевой стороне, занимая почти всё место, размещался жидкокристаллический монохромный экран, да пара кнопок управления, нажатием которых велось управление игрой и регулировалась громкость крохотного динамика-пищалки.
  Сам экран был разделен на три части - сверху, примерно с четверть всего пространства занимало небо со звёздами, меж которых носился, помахивая крылышками и прижимая к груди Рог Изобилия, пухленький амурчик. Встряхивая, время от времени Рог, этот ротозей, ронял вниз, к грешной земле, яблоки, конфеты и прочие сладости, которые медленно опускались к поверхности, по которой, бегал, подоткнув рясу, карикатурно смешной монах, держа над головой корзину, в которую и следовало собирать все высыпавшиеся с неба дары.
  Собственно, в этом и заключался весь процесс игры - нажимая кнопки следовало гонять монаха по экрану собирая сладости и набирая очки. Если же конфета или яблочко падало на землю, то, из-под её поверхности вылезал симпатичный, ну - Сэму он показался именно таким, чертенок и, мерзко хихикая тырыл упущенное угощение, соразмерно снижая количество набранных очков.
  Вот согласитесь - ничего особенного, да? А затягивала эта игрушка совсем не по-детски - в сети люди выкладывали свои рекорды, делились тактикой сбора даров и устраивали чуть ли не целые войны, оспаривая мнение своих оппонентов.
  
  - Смешно, угу, видел уже. Дочке купил, да сам часов пять просидел с ней. До пятого уровня дошёл - дальше ни как, вот и забросил - нервы дороже, - пожал плечами Шнек: - А что? Купить хочешь?
  - Смотри, - палец Люциуса упёрся в набранную мелким шрифтом строку: - При одобрении Святой Церкви.
  - И что? - Дёрнувшись адмирал хотел было вернуться к своим обязанностям, но, будучи пойманным за рукав, недовольно засопел: - Ну чего? Сейчас наши корабли брать будут, а ты мне хрень всякую детскую...
  - Шнек, - подтянув его к экрану, Сэм сунул экран ему в лицо: - Ты что? Не понимаешь? Это же - электроника! Микросхемы, программирование и всё такое - проклятое и запрещённое! И попы её развивают - гонят в массы, приучают к ней! Теперь дошло?!
  - Электроника? Программирование? - Опасливо глянув на планшет, Шнек отодвинул его вместе с рукой товарища: - Но ведь есть же - запрет! Древний. Ещё когда...
  - Походу святые отцы забили на него. И ещё - это массовый продукт, а значит...
  - Значит есть заводы, НИИ и всё такое. - Завершил за него фразу адмирал.
  - И это тоже, но главное-то другое. Раз попы начали выпуск подобного, Сэм встряхнул планшетом: - То - они точно уверены, что Императора нет, что он не вернётся и не спросит - за нарушение запрета.
  - Но Он - бессмертен. Его нельзя убить. - Покачал головой его товарищ.
  - Точно. Все знают, что происходит после смерти очередного, но ведь Символ Империи не появился? Новый назначен не был!
  - Ты хочешь сказать, что Император жив?
  - Дракон же не появился.
  За прошедшие пять тысяч лет, что существовала Империя, процедура выбора нового Императора, не нарушалась ни разу. Правитель был бессмертен - это факт, ни яд, ни пуля не могли его убить - отраву он просто игнорировал, а пули - раны от них, как бы тяжелы они не были, зарастали на нём за считанные секунды. Да что раны - Императору, шедшему под порядковым номером Четырнадцать - снесли голову, на параде, прямо под камерами. Свихнувшийся начальник парада. Саблей.
  И то ничего - отросла за несколько минут - свою прежнюю, Четырнадцатый потом долго держал у Трона - залитая прозрачным лаком, она служила грозным напоминанием послам и просителям о бессмертной сути восседающего на троне.
  Умереть Император мог - но исключительно по своей воле - устав. Всё же он был человеком, пусть и вознесённым на вершину Олимпа, но человеком. Тот же самый Четырнадцатый правил триста пятьдесят лет - злые языки утверждали, что вторая голова оказалась лучше оригинальной, намекая на наличие в ней мозгов. Восемнадцатый продержался почти четыре сотни лет, а абсолютным рекордсменом был Двадцать Третий, чье царствование тянулось немногим более пяти сотен лет.
  Но всё же, это были люди. Изначально - люди. Устав, если бы речь шла о технике, здесь можно было бы сказать - выработав ресурс, Император умирал. Окончательно, внезапно и без воскрешения, и об этом немедленно узнавало всё население галактики. На шпилях ратуш самопроизвольно гасли огни, затухали, исходя на нет языки пламени Вечных Огней, а эфир, на всех экранах сразу, без разницы - как далеко от Тронного мира он располагался, начинал демонстрировать Символ Империи. Выборы нового Властителя происходили так же моментально - счастливчик, или проклятый этой ношей, появлялся на экранах спустя несколько минут, и символ прежнего Императора медленно таял перед ним в воздухе, что бы истаяв до конца, появиться вновь, приняв форму нового Символа, готового сопровождать своего повелителя в его служении галактике.
  Но в этот раз ничего подобного не произошло - Вечные Огни не гасли, шпили ратуш также ярко сияли - там, где не были разрушены, разумеется. Да и эфир, забитый низкопробной развлекаловкой не прерывался, являя шокированной публике дракона - Символа Двадцать Восьмого Императора, грустно склонявшего свою голову с экрана.
  
  - Ну... Вообще-то ты прав, - признал правоту слов Сэма Шнек: - Раз нового нет, значит старый жив. Думаешь эти его, - он кивнул на экран, где продолжал метаться монах: - Заперли? Ну - в келью сырую, - он добавил в голос трагизму: - И сидит наш Двадцать Восьмой весь в цепях, на хлебе и воде...
  - Или на каком-то из Орденских миров, где климат помягче, с монашками отжигает. - Качнул головой его собеседник: - А что - вполне мог с попами договориться - вам галактика, мне планета с девками.
  - Ха! Ха-ха! - заржал во весь голос Шнек: - Сэм! Вот свои фантазии на других переносить не надо!
  - А по серьёзному, - не обратив внимание на подколку товарища продолжил Люциус: - Если Император - настолько устал, что послал подальше Империю - почему он всё ещё жив? Он должен был умереть, а на Трон взойти следующий - Двадцать Девятый.
  - Верно, - враз став серьёзным, Шнек озадаченно потёр лоб: - Все предыдущие - ну, с ними так и было. Империю никто не бросал. Хм...
  - И - электроника эта. И - развал Империи на кучу княжеств. Хорошо хоть война закончилась.
  - Что кончилась, хорошо, не спорю, - начал было он, но раздавшийся от тактического пульта сигнал, заставил Шнека замолчать и вернуться к рабочему месту.
  - Так... - продолжил он спустя пару минут: - Корветы "Архангел" и "Святитель" под нашим контролем. "Благовест", "Меч Веры" и "Благонравный" сдуются минут через пять - наши там уже около рубки. А вот на "Очищающем" - проблемы. Дерутся как черти. Уже два раза наших от рубки отгоняли. Поп твой - Корнелиус этот, даром, что монах - оборону так выстроил... - Не договорив, Шнек махнул рукой.
  - Живым его взять надо. Только живым - передай... Кто там старшим? Самсонов?
  - Ага, он.
  - Передай ему - пусть живым берёт.
  - Да в курсе он, - раздражённо поморщился Шнек: - В курсе. А толку? Всё одно сдохнет - сам знаешь, этих, что исповедников, что кастелянов... Сколько мы их уже брали - до Дока ни один живым не добрался - все по дороге дохли.
  - Должно же нам свезти, - упрямо мотнул головой Люциус: - Да чего я тебе говорю - нам язык нужен. Хороший, разговорчивый.
  - Угу. Вот только... - новый сигнал опять не дал ему договорить: - Ага! "Благовест", "Меч Веры" и "Благонравный" - наши.
  - А "Очищающий"?
  - В рубке уже, - пожал плечами Шнек: - Ещё пару минут потерпи.
  - Вот лучше бы я с Михой пошёл, - недовольно потёр шрам на щеке Сэм: - Самому - оно надёжнее.
  - Ага. И опять бы вляпался. Сиди уж. Во - лёгок на помине. - Щёлкнув тумблером он активировал канал связи и над тактическим столом высветилась голова Самсонова.
  - Сэр? - козырнув старший десанта откашлялся: - Корвет "очищающий" взят, сэр! Потерь среди личного состава - нет.
  - Ещё б они у тебя были, - хмыкнул Шнек: - В броне-то.
  - Погоди, - жестом попросив его замолчать, Люциус весь подался к проекции: - Что с исповедником? Жив?
  - Ну... Жив. Почти жив, сэр. - посмотрел куда-то в сторону Самсонов.
  - Это как - почти?!
  - В отключке - мы ему по голове, ненароком, сэр, случайно, прикладом заехали. Часа через два - очнётся.
  - Случайно? Прикладом?
  - Тут такая драка была, - пожал плечами Михаил: - Вахта - как с цепи сорвалась, дрались всем. К самоликвидатору раза три прорваться пытались. Ну вот мы исповеднику и того...
  - Он хоть живой?
  - Дышит, - пожала плечами голограмма: - Бошку мы ему перевязали, кровь остановили. А в остальном...
  - Ладно. Молодцы. Спасибо за корабли, Самсонов! Давай этого брата сюда. - Прервав связь, Сэм вызвал мед отсек: - Док?
  - Да, сэр?
  - Сейчас к тебе очередного попа приволокут. Посмотришь?
  - Труп?
  - Пока нет. Вырубили его - слегка прикладом по кумполу приголубили. Говорят - живой пока.
  - Пока - понятие растяжимое... Жду.
  
  Брата исповедника, связанного и с перемотанной бинтами головой, на которых бурыми пятнами, несмотря на толстую обмотку, проступала кровь, доставили в медотсек довольно быстро - корабли только закончили разворот, ложась на курс возвращения домой - на Новый Акзар.
  - Прикладом? - Ворчал Док, осторожно срезая слои торопливо намотанного бинта: - Слегка? - Сняв последний слой он, окинув месиво из крови и костей, аж присвистнул: - Да его теперь пристрелить проще. Сэр? - поковырявшись пинцетом в ране он достал оттуда кусок кости, и приподняв его на уровень глаз, вздохнул: - Не жилец. Можно за борт вываливать.
  - Погоди, Док, - показав на приборы, чьи экраны демонстрировали более-менее ровные зелёные линии: - Он же жив?
  - Жив, - кивнул врач, выуживая из черепа очередной кусок: - Как цветок на могилке. И вот, глянь, - в пинцете красовался обломок микросхемы: - Его так долбанули, что вся их электроника, святая, на куски разлетелась.
  - А говорить-то он сможет?
  - Ну... - Брезгливо выбросив обломок в ванночку, уже почти на треть, заполненную кровавым месивом, Жвалг пожевал губами: - Может. Если вколоть ему...
  - Вкалывай!
  - Только зря потратим, да и было бы на кого... - Продолжая недовольно бурчать, он отломал кончик ампулы и наполнив шприц, ввёл содержимое в шею Корнелиуса.
  Пронёсшееся по сонной артерии лекарство подействовало моментально - не прошло и нескольких секунд, как монах вздрогнул, открыл глаза и прошептал, хриплым, с трудом различимым шопотом:
  - Пить... Дайте...
  - Дайте ему, доктор, - кивнул на поильник, стоявший на соседнем столе Сэм, накидывая на голову капюшон своего так и не снятого епископского облачения.
  - Это убьёт его... Впрочем, - пожал плечами Жвалг: - Ему всё одно минут десять осталось.
  - Вам лучше, брат Корнелиус, - наклонился Люциус над умирающим, когда тот закончил пить: - Не волнуйтесь, брат мой, всё прошло успешно - еретики отогнаны и я скорблю только о том, что мы, наши силы, прибыли сюда слишком поздно.
  Стоявший рядом Жвалг недовольно поджал губы - ему, как врачу, подобная ложь умирающему в его заведовании пациенту, была неприятна.
  - Спа..сибо... Брат... - прошептал исповедник: - Вы... Исповеду...ете меня?
  - Конечно, брат мой. In aeternum misericordia eius... Скажи мне, брат мой... Грешен ли ты?
  - Грешен, отче. Грех...ов много. И крал, и... клятвы нарушал, - слова давались ему с трудом, было видно, как жизнь буквально сочится из него, выветриваясь вместе с медикаментами, закаченными в его тело.
  - Отпускаю, брат мой, - поспешил перейти к следующей части лже-монах: - Сие грехи тяжелы, но покаявшись ты облегчил душу свою. Чувствуешь ли ты облегчение, брат мой?
  - Да... отче... Теперь я готов предстать... - по телу Корнелиуса пробежала первая судорога, предвещавшая скорый конец.
  - Нет, ты не готов! - Возвысил голос Люциус: - Есть ещё один грех - и должно мне отпустить его прежде!
  - О чём...вы... Отче?
  - Император. Покайся - ты же знаешь где он?!
  - Не...знаю, отче.
  - Врёшь! Врёшь грешник - и гореть тебе в аду за ложь твою. Спаси душу свою - где Император.
  - Отче... - Задёргался он - судороги накатывали на брата исповедника всё чаще и чаще: - Это... Не мой грех... Вы же знаете... Брат Амброзий с ним... Был. Не мучьте меня... Отче...
  - Не мучьте его, сэр, - подошедший Док, осторожно тронул Сэма за плечо: - Всё. Отходит.
  Распростёртое на койке тело выгнуло дугой и из уголка рта Корнелиуса потянулась, пачкая собой подушку тонкая струйка крови.
  - Nunc dimittis брат Корнелиус. - торопливо совершая над начавшим распрямляться телом знак Веры, произнёс, стягивая с головы капюшон, Сэм: - Requiescat in pace...
  
  - Зря вы так, сэр, - накрывая тело простынёй, неодобрительно покачал головой Док: - Зачем было его так мучать? Я понимаю - враг он, и всё такое... Но вот так - над умирающим, - он снова неодобрительно качнул головой.
  - Без тебя знаю, что нехорошо, - дёрнул головой Сэм: - А что делать было? Пожалеть и ничего не узнать?
  - Можно подумать - вы, сэр, узнали много. Всего лишь имя - да таких Амброзиев в их среде, - недоговорив, врач отвернулся, всей своей спиной прямо-таки излучая неодобрение.
  - Много, - не став спорить, Люциус взял из ванночки, лежавший на её краю, пинцет и принялся ковыряться в кровавом месиве: - Но то, что этот Амброзий чином не менее брата исповедника... Ага... вот оно, - зажав обломок микросхемы он поднёс перепачканный кровью кусок пластика к глазам: - Согласись, Жвалг, чинов таких даже в Церкви не много.
  - Немного, - так и не поворачиваясь к собеседнику, хмыкнул врач: - Несколько тысяч.
  - Верно. И так же верно то, что отследить путь покойного - мы тоже сможем. Значит что?
  - И что?
  - А то, дорогой мой, что этим мы отсеем те сектора и созвездия, где он, - пинцет с обломом описал дугу, завершая её над телом: - Где он не бывал.
  - Ну хорошо, - повернувшись, наконец, лицом к Сэму, Док сложил руки на груди, оперившись спиной о край высокого стола: - Останется несколько сотен. Всех выкрадем? Да легко! Возьмём штурмом десяток монастырей, сожжём сотню-другую приходов. Так, сэр? И всё это - ради одного монаха? Не велика ли цена? А сдохнет он? С этим, - вытянув руку, Жвалг указал ей на тело: - Повезло - хоть что-то сказал, в отличии от предыдущих. А сдохнет, Амброзий этот? - повторил он свой вопрос: - И что - всё за зря?
  - Во-первых - ради Императора. А во-вторых... Вот, держи, - обломок приземлился в ладонь врача, пятная её каплями не успевшей застыть крови: - Этот разговорился потому, что парни Самсонова его по башке отоварили - поломали электронику.
  - Допустим. - Сделав пару шагов, Док скинул кусочек обратно в ванночку: - Что теперь - всем головы прикладом кроить будем?
  - Будем! Раздам дубины и будем, Док!
  - Варварство.
  - А хоть и так. Ты мне лучше скажи - удалить её ты бы смог? Не задевая мозг?
  - Смотреть надо, - развёл он руками: - По этим обломкам - не скажу, сэр.
  - Так смотри, сюда смотри, - откинув простыню с лица Корнелиуса, Сэм ткнул пальцем в лоб трупа: - Вот - смотри! Мало? Ещё трупов притащим. Послушай, Жвалг, - подойдя к врачу, он взял его за лацканы халата: - Ты - знаешь, что я чужой здесь. Это - не мой мир, и мне, мне, Док, плевать на вашего Императора. Но - не на людей. С ними-то зачем так? Вот об этом я его спросить хочу - зачем? Глядя ему в глаза спросить - зачем?! Понимаешь?
  - Да понимаю я, - осторожно высвободив свой халат он отошёл к своему столу: - Это я, как раз и понимаю. Сам бы спросил - за что такая цена? Вот только не верю я, что найдём мы его. Святая церковь - сам знаешь, свои секреты эти парни хорошо прятать умеют.
  - Вот и посмотрим, насколько они хорошо прятать умеют. Пять лет прошло, Док. Пять. Расслабились они.
  - С чего бы вдруг?
  - Ты это видел? - протянув ему планшет, Люциус снова вывел на экран картинку с игрушкой.
  - Мило. Но не более - нам-то какой с неё прок?
  - А такой... - вызвав более подробную информацию, Сэм ткнул пальцем в адрес изготовителя: - Вот!
  - Ну? Созвездие Черепахи. Обычные, среднеразвитые миры. - Наморщил лоб, припоминая детали: - Немного фермеров, немного шахтёров. Курорт местного значения... Нравы патриархальные. В общем - типичный середнячок. Что там может быть интересного, сэр?
  - Ага, Жвалг - именно - ничего интересного и вдруг они начинают вот такие игрушки клепать. С какого перепоя? Это же другая технология.
  -Эээ... Купили? Завод?
  - Тогда уж заводы... Не. Сам подумай - это же новинка, только-только в продажу выкинули - причём сразу массово. А значит - заводы, логистика, дизайнеры, художники - про тех, кто тут всю начинку придумал я и вовсе молчу - это же надо микросхем, плат всяких наделать - и не просто наделать - скомпоновать - что б компактно было.
  - Думаете, сэр? - он чуть склонил голову раздумывая над услышанным: - Там всё это?
  - Надеюсь. - Кивнул Сэм: - Но, даже если там ничего нет - какие-то хвосты мы найдём. В чистое поле - с коробками, забитыми игрушками, я не верю.
  
  Палуба под их ногами мягко качнулась, показывая, что корабль ушёл в прыжок и Люциус довольно потёр ладони: - Движемся к Черепахе, Док. Так что...
  Раздавшийся стук в дверь, заставил его замолчать.
  - Заходите, что случилось? - Напрягся врач, увидев, как в отсек начали заносить тела, упакованные в одинаковые чёрные пакеты: - Кто это? При захвате?
  - Да не наши это, - зашедший последним Самсонов, стащил шлем и вытер ладонью вспотевшее лицо: - Это те, с "Очищающего". Люциус приказал вам тушки доставить. Вы тут, сэр? - Увидев своего командира, Михаил поспешно нахлобучил шлем и неловко откозырял: - Выполняю ваше приказание, сэр - по доставке тел особо упороты... простите - упорных.
  - Вижу. Спасибо, - коротко кивнув ему, Сэм повернулся к врачу: - Лететь нам с неделю Док - я к тому, что времени у тебя достаточно будет. Ищи. Очень прошу - найди, как гадость эту электронную у них из мозгов вытащить. Амброзий - мне разговорчивым нужен, а эти железки... Впрочем - чего говорить, ты и сам всё понимаешь.
  - Понимаю, - присев на корточки Док расстегнул один из мешков, высвобождая голову неудачливого защитника корвета. Это был мужчина средних лет ничем ни примечательной наружности - человек как человек, в толпе глянешь и тут же забудешь, не желая загромождать память лишними деталями. От обычного прохожего он отличался только одним - на его голове, пережив все перипетии произошедшего, красовалась небольшая, расшитая белым бисером по черному фону, шапочка, смотревшаяся абсолютно инородной в сочетании с перемазанным копотью и засохшей кровью комбезом.
  - Он что? На мессу собирался что ли? - Наклонившись, Сэм попробовал стащить с головы покойника пилеолус, часто украшавший собой тонзуры слуг Божьих. Но - то ли эта ермолка была приклеена, то ли она держалась на голове каким-то другим образом - пальцы только скользили по материи, не позволяя обнажить череп погибшего в бою брата.
  Снять её удалось только, применив скальпель - его тонкое лезвие рассекло скрытые под материей путы и пилеолус откинулся назад, обнажая целый ворох тонких проводов, шедших от небольшой изогнутой пластинки, пришитой к изнанке шапочки, прямо в череп, на коже которого ещё краснели следы швов от проведённой совсем недавно операции.
  - Ого... - Избегая прикасаться руками, Жвалг потыкал тыльной стороной лезвия скальпеля по местам вхождения проводков в плоть и покачал головой: - Нет, я, конечно допускал, что они себе что-то имплантировали... Но вот на таком уровне. - резко выпрямившись он отошёл от трупа, и, подкатив стоявший от стены столик взялся за ноги убитого: - Мих, помоги.
  - Всё господа, - уложив вывалившуюся при толчке руку на грудь трупа, Жвалг недвусмысленно указал на дверь: - Прошу не мешать.
  - А..? - начал было Сэм, но врач был непреклонен: - Вы сами просили разобраться, сэр. Вот как будет что-либо - сообщу вам. А пока... - надев прозрачный фартук, закрывший его от горла почти до ботинок, Док вскинул наперевес нечто, более всего напоминавшее небольшую циркулярную пилу: - Рекомендую удалиться, господа. Сейчас здесь будет грязно... До невозможности грязно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2
  Созвездие Черепахи. Пространство второй звезды.
  Поверхность второй планеты.
  
  Вторая система созвездия Черепахи встретила наш небольшой отряд - Весельчак шёл в сопровождении тройки рейдеров, тишиной и пустотой, что было, к сожалению, предсказуемо.
  Тучные, с точки зрения космических перелётов, времена давно канули в лето, став предметом для воспоминаний участвовавших в них, и поводом для споров, в коих одна из сторон, обеляя нынешнее время, всячески очерняла прошлое, отрабатывая своё жалованье.
  Кто бы мог подумать всего пять лет назад, что визит четырёх кораблей, один из которых был эсминцем, а остальные, по сути, сверхтяжёлыми истребителями, мог заставить целую систему замолкнуть в тревожном ожидании гадая кто к ним пожаловал - торговцы или бандиты, впрочем, по нынешним временам, обе эти роли мог играть и один корабль, меняя свои личины по мере необходимости.
  
  Флота Святых Отцов здесь так же не наблюдалось - Церковники, в своём современном варианте так же не брезговали, как первым, так и вторым вариантом упомянутого выше обличия, чередуя искоренение ереси и спасение души, в зависимости от удобных обстоятельств.
  Ну а здесь, как вы понимаете, брать не только было нечего, но и сама система, как радушно поведал нам навигационный буй, находилась под патронажем Епископа Орловского и Черепашского, некого благонравного Фоедория, в чью казну нам предписывалось, всё тем же буем, незамедлительно внести пожертвования, ибо путь наш проходил по намоленному и благословлённому пространству.
  
  - Разрешите, сэр? - Не выдержавший первым эту галиматью, Мрак, вскочив со своего кресла главного артиллериста, подошёл к Сэму, задумчиво стоявшему около правого иллюминатора рубки: - Один выстрел, сэр? Прошу! Ну сил нет терпеть!
  - Ага, а снаряды нам кто? Святой дух приносит? - Ворчливо осведомился Шнек, крутанувшись в сторону Люциуса на своём адмиральском троне: - Сэм? Парень прав - достали все эти благоверные и благонравные. Тьфу! Я рейдер подгоню - факелом пыхнем и всё. Ну?
  - Всё бы тебе пыхать, - усмехнулся стоявший у окна: - Не нравится - звук отруби и не парься. Чего ломать-то? Мне вот они, - он кивнул куда-то в пространство за бортом: - Не мешают.
  - Ну тебе - понятно. Ты сам из этих был. А нам какого?
  - И вообще, Шнек? Что за расточительный подход? К нашей собственности?
  - Эээ... К чему?
  - К потенциально нашей. Я понимаю, ты бы предложил его спереть - подогнать рейдер и в трюм. Мол - пригодится в хозяйстве, а ты? Точнее - вы оба? Один расстрелять хочет, ну да - унитаров у нас море, другой - сжечь за так...
  - Ааа... Упереть? - Погрустневший было адмирал - выслушивать разносы, пусть даже в таком, шутливом виде, он не любил, встрепенулся и, победно покосившись на оставшегося без работы артиллериста, потянулся к микрофону: - Берём? Мои парни мигом ему ноги приделают.
  - На обратном пути. Чего сейчас шум поднимать?
  - Ну на обратном, так на обратном, - без особого энтузиазма согласился Шнек: - Но точно на обратном? Не забудешь? Ты разрешил, если что. При всех.
  - Да, подтверждаю, - кивнул Сэм: - На обратном - грузи.
  - А может, всё же сейчас? Чтобы тревогу не подняли? Ну - когда мы их того, ну... А?
  - На обратном, - вновь отворачиваясь к иллюминатору, бросил он адмиралу: - А ты, Мрак, - отыскивая взглядом что-то несомненно для него важное по ту сторону бронестекла, проговорил Сэм: - Иди к Жбану. Лоции старые проверьте - может там склад какой со снарядами есть. Нам бы пригодилось.
  - Склад? Здесь? Если только портянок, - буркнул себе под нос парень, направляясь в отдельную выгородку, отделявшую общее рабочее пространство рубки от штурманского закутка, где Жбан, изрядно располневший за последние года, полусидел-полулежал на изготовленном для него Дедом, ложе, сочетая приятное с полезным. В данный момент толстяк поглощал пончики, одновременно посыпая разложенную перед собой карту, тонким слоем сахарной пудры.
  - Держи, - протянул он всё ещё брюзжащему артиллеристу тарелку со своим любимым лакомством: - Опять наш святой обидел? Ааа... Не отвечай, я слышал. Ты вот - сладенького возьми, для мозга полезно.
  - А не рыба? Фосфор там и всё такое?
  - И рыба тоже, - поняв, что брать угощение Мрак не собирается, Жбан, поставив тарелку на небольшой, стоявший подле столик, вытер руки полотенцем, лежавшим рядом с ним: - Про фосфор я знаю - всё прошу Снека нашего мне рыбу в сахаре, ну - как леденец, понимаешь? Вот...
  - Не делает?
  - Нет, - вздохнул толстяк: - Ругается только. Вот, кстати, может Сэма напрячь? Он же коком начинал. Как думаешь, сделает?
  - Ну, если ты попросишь - тебе, может, и сделает. А для меня... Эххх... Ему и снаряда жалко.
  - Ты не прав, - окидывая взором ряды полок, заполненных лоциями ещё Имперского выпуска - толстенными томами с золотым тиснением по корешкам, пробормотал штурман: - Сэм, он мужик серьёзный. А твои - когда мы корветы брали, твои тогда треть боезапаса сожгли....
  - Так попадали же! Процент промахов - минимален был!
  - Не горячись, - подняв руку, он указал на один из талмудов: - Вот этот, давай сюда. Сейчас посмотрим - может в этой дыре и вправду что-то ценное есть, а? И ждёт нас на поверхности опечатанный склад с орудиями и снарядами?
  - Мечтать не вредно, - подавая ему книгу, криво улыбнулся Мрак: - Нет там ничего - дыра дырой.
  - Вот и проверим... - Промурлыкал себе под нос Жбан, принимаясь листать страницы: - Вот и проверим...
  
  Плавно снявшись со своих мест, звёзды потянулись к краю иллюминатора и Сэм, так и не нашедший среди них искомое, отвернулся от иллюминатора.
  - Будем на орбите второй планеты, она тут единственная обитаемая, через пол часа, - доложил Шнек, краем глаза присматривавший за ним - всё ж начальник как ни крути.
  - Ага. Принято. Я пока новости посмотрю, - кивнул ему Люциус, поднимаясь по ступенькам на подиум своего кресла.
  - Эээ... Сэм... А как ты думаешь, ну там, на планете, сопротивление будет? - с явно фальшивым интересом в голосе окликнул его адмирал: - Может тебе к Самсонову зайти? Да! Точно - заодно и разомнёшься.
  - Да какое там сопротивление, - махнул рукой в ответ Люциус, поворачивая к себе кресло: - Кому там сопротивляться? Полицаям что ли местным?
  - Вот и проверь - не разжирели ли наши парни. И сам прогуляешься.
  - Они же только вот корвет брали?! Ты чего, Шнек?! - потянулся он к планшету.
  - И к Жбану зайти надо, - продолжал гнуть свою линию адмирал: - Ему Снек пончиков наделал - я один съел - вкуснотища! Ммм... - закатил он глаза: - Ты б сходил, а то Мрак там, а он пожрать любит - останешься без сладкого.
  - Ты же знаешь - я сладкое... - Начал было Сэм, но так и не договорив, смолк, пристально глядя на своего бывшего старпома: - Шнек?
  - А? Чего, Сэм?
  - Шнек?! Колись - чего натворил?
  - Я?! Ты о чём?! - изумлённо округлив глаза он покачал головой: - Чего ты, Сэм?
  - Адмирал Шнек!
  - Я, сэр! - Вытянулся он по стойке смирно и даже продержался в этом положении секунд пять, пока Сэм, вопросительно изогнув бровь барабанил пальцами по подлокотнику, ожидая его ответа. Поняв, что Шнек, уже перетёкший в положение "вольно" ничего говорить не собирается, он сам нарушил тишину: - Колись. Чего натворил?
  - Да ничего, - посмотрел мимо него тот: - Я просто так... И, кстати, в новостях ничего интересного - одна реклама. Я уже смотрел.
  - Так... - Не став включать планшет, Сэм сунул его назад - в держатели на подлокотнике: - Спёр?!
  - Ну спёр! - Сложив руки на груди, он, с вызовом, посмотрел на продолжавшего барабанить пальцами по подлокотнику, Люциусу: - Ты же сам разрешил!
  - На обратном пути!
  - Ты бы забыл, я был бы занят, да мало ли что могло бы произойти! А так - лежит себе в трюме, никому не мешает. Вот на орбиту выйдем - к себе перекинем.
  - Знаешь, Шнек, - перестав отбивать на подлокотнике ритм какой-то мелодии, Сэм, усталым жестом, потёр лицо: - В вас, дорогие мой, меня раздражают две вещи. Первое - когда меня дёргают по каждому поводу, чтобы согласовать со мной всякую мелочь, и второе - когда не согласовывают, а делают. Ты хоть понимаешь, что сейчас вся система вне сети? Какой вой поднимется?!
  - Фигня. - пожал плечами в ответ адмирал: - Спутник мог сдохнуть, случайный камушек мог прилететь.... Да мало ли что?!
  - Угу. И пришлёт их провайдер ремонтников... А тут мы. Планету грабим. И что?
  - И ничего. Не пришлёт. Ты что - сервисников не знаешь? Без заявки и не пошевелятся. А им, - он кивнул на постепенно разраставшуюся из звёздочки планету: - Надо корабль отправить - в соседнюю систему, чтобы заявка ушла. Так?
  - Ну? - Уже понимая, куда клонит Шнек, кивнул Люциус.
  - А пока мы здесь они сидеть смирно будут. Так что расслабься. Всё нормально будет.
  - Нормально? С вами?!
  - Именно с нами. Нормально. И, Сэм. Не делай глаза, как у зайчика, которому на яйца бегемот наступил. Всё под контролем.
  - Знаю я твой контроль, - Покачал головой Люциус: - Ну, если что - с тебя первого спрошу. Но это - потом. Ты мне сейчас вот что скажи - на планете за кого себя выдавать будем? Купцы? Так товара на мен нет. Хочу - без драки.
  - Товаров на чендж нет. Это факт, - кивнул, в ответ, Шнек: - Но у нас купонов церковных до чёрта - с корветов сняли. Здесь эти фантики наравне с нормальными кредитами ходят. Мрака пошлём - набьём ему карманы купонами, пусть из себя сынка богатого торговца строит.
  - А сам - не хочешь?
  - Не, я тут, на орбите останусь. Прикрою вас если что. А вот ты - иди. На рейдере. Там и место есть, и шустрый он - если что, свалите без проблем. Вон, с Прохором и идите. В броне под его охрану закосите.
  - То есть мне работать, а ты тут отдыхать будешь?
  - Не отдыхать, - Шнек многозначительно поднял вверх палец: - А бдить! Это ты там внизу с селянками пиво пить будешь, а мы - работать.
  - Ладно уж... Подгоняй рейдер. Работничек...
  
  Первым на плиты космопорта, между которыми пробивалась редкая и пожухлая трава, выскочил, скатившись по трапу охранник, облачённый в светлую, отдававшую костяной желтизной, броню и державший в руках стандартную штурмовую винтовку. Лихо перекатившись, он прижался спиной к передней левой опоре рейдера и, покрутив головой, дал сигнал своему напарнику, подняв вверх растопыренную ладонь.
  Броня второго, в отличии от внимательно осматривавшего окрестности бойца, была выкрашена в темно бордовый цвет, наводивший на неприятные ассоциации с запёкшейся кровью. Неспешно спускаясь по трапу, он помахивал в воздухе коротким ружьём, зияющей зрачок ствола которого, обещали любому посягнувшему на их владельца массу неприятностей.
  Отойдя от трапа и так же неспешно потянувшись, бордовый, приглашающим жестом махнул рукой столпившимся в отдалении представителям местной администрации и поднёс к узкой щели шлема коммуникатор.
  Последним, со скучающим и откровенно брезгливым выражением на лице, по трапу спустился молодой мужчина, одетый по последней моде, растиражированной во всех профильных СМИ - стиль "Черный Блеск". Короткие сапожки с загнутыми вверх острыми носками, облегающие ноги брюки, куртка - всё было зеркально-сверкающего черного цвета. Завершала образ модника толстая золотая цепь с вычурным кулоном, сверкавшая на чёрной же водолазке и зачёсанные назад обильно напомаженные - до нестерпимого блеска, черные длинные волосы.
  Подойдя к бордовому, костяной охранник оперативно переместился пижону за спину, прикрывая заднюю полусферу, молодой человек обвёл окружающий пейзаж скучающим взглядом и вздохнув, произнёс утомлённо-капризным тоном: - Сэээм... Ну что за дыра! Если бы не папенька...
  - Представители местной администрации, мой господин, - показав обрезом на робко приближавшихся людей, отчего те тотчас замерли на месте, телохранитель продолжил: - Желают пообщаться.
  - Скука... А там что - город? - Сняв перчатку, на холёных пальцах блеснули толстые золотые кольца, щёголь махнул ей в сторону коробок домов, над которыми возвышался шпиль ратуши с сиявшим на её вершине белым шаром: - Может скататься, а?
  - Ваш батюшка, мой господин, - начал было охранник, но его подопечный, хлестнув перчаткой по наплечнику, заставил его замолчать: - Батюшка то, батюшка сё! Хватит!
  - Да, мой господин, - качнул шлемом телохранитель.
  - Значит... Туземцы пожаловали, да? - парень покосился на охранника, но его бордовая фигура казалось обратилась в статую.
  - Сэм! Что замолк?! Говори, разрешаю.
  - Местная администрация, мой господин. Вы можете с ними обсудить торговые дела - как и желал ваш...
  - Ты опять?! Ну... Ну...
  Выскочившая с корабля стайка полуголых девиц не дала ему договорить - окружив щёголя плотным кольцом они принялись оттеснять его к трапу, щебеча что-то легкомысленное и поражая уже почти вплотную подошедших местных, откровенностью своих нарядов. С трудом вырвавшись из окружившего его соблазнительного круговорота, щёголь, подойдя к охраннику принялся что-то шептать ему в щель шлема, доверительно поглаживая и похлопывая по нагрудной пластине.
  Пару раз молодой господин замолкал, с явной надежной всматриваясь в щель, но каждый раз его собеседник отрицательно качал головой, явно не соглашаясь с его аргументами.
  Наконец, устав убеждать охранника, да и натиск девиц, продолжавших тянуть парня к трапу, не ослабевал, парень привлёк на свою сторону последний, и, надо заметить, весьма весомый довод - в его руках появилась, вытащенная из-за пазухи толстая пачка банкнот, в которой местная администрация сразу распознала Церковные боны, являвшиеся, на этой планете, основным платёжным способом.
  Чуть ли не насильно впихнув в бордовую ладонь пачку, пижон отступил на шаг, и, ещё немного подумав, добавил к первой пачке ещё одну, разве что самую малость по тоньше.
  Сопротивляться таким весомым аргументам, охранник не стал - качнув шлемом и зажав вторую подмышкой, он коротко поклонился, и, сделав шаг вперёд, закрыл собой удалявшегося в окружении всё так же весело щебетавших девиц щёголя.
  Дождавшись, когда весело гомонящая толпа скроется в корабле, телохранитель, закинув на плечо свой обрез, стащил с головы шлем, и, бросив в него обе пачки бонов, вытер с лица пот.
  - Добрый день, господа, - приведя себя в порядок, поздоровался он со всё ещё пребывавшими в ступоре от увиденного людьми: - Прошу прощения. Молодой господин Марков... Ну, молодой он, - Сэм извинительно развёл руками: - А господин Марков-старший послал торговое дело осваивать. Сами понимаете - без отцовского надзора, на природе, молодой господин... Ээээмммм... Скажем так - устал от перелёта. Да. Переутомился.
  - А эти? - робко поинтересовался кто-то из толпы: - Ну эти?
  - Девушки? Так это его штаб - маркетологи, аналитики, менеджеры и эти... Ну как их... А, во - мерчендайзеры.
  - Кто-кто?!
  - Помощники, короче. Ох, простите - я не представился, - охранник хотел было напялить шлем, но, вспомнив о банкнотах - качнувшийся броневой горшок на миг сверкнул золотой печатью бонов, ослепляя стоявших перед ним, просто коротко кивнул: - Сэм Люциус. Старший охраны Маркова-младшего. Временно - старший торговой миссии Марков и Марков. К вашим услугам, господа.
  Шлем в его руках снова вздрогнул, заполняя своё нутро золотым сиянием, отчего некоторые из стоявших напротив непроизвольно сглотнули - видеть в паре шагов от себя такую кучу денег им раньше явно не приходилось.
  - Мой напарник, - взмахом руки подозвав костяного охранника, временный начальник представил и его: - Прохор. Моя правая рука. Прошу любить и жаловать, как говорится.
  Выждав положенную паузу, он продолжил: - Что ж...господа. Давайте перейдём к делу. Ценю ваше время и посему, буду вам крайне признателен за помощь. Не бескорыстную, разумеется, - последнюю фразу Сэм сопроводил покачиванием шлема: - Что мы у вас можем приобрести? Нам, что бы мой молодой господин мог произвести впечатление на своего батюшку, нам нужно что-то эдакое... - покрутив кистью руки в воздухе Сэм пояснил: - Необычное.
  - У нас? - чуть выступивший вперёд господин, судя по тому, как остальные почтительно расступились, пропуская его вперёд остальные, это был кто-то из плеяды местных начальников: - У нас, милостивый господин, ничего такого, необычного, - начальник попробовал повторить жест Люциуса и у него это почти получилось: - Нет, сударь. Мы простая планета. Зерно, мясо, немного руды - ни редких минералов, ничего такого, экзотического у нас нет. К сожалению, - бросил он короткий взгляд на пачки в шлеме.
  - Совсем-совсем? Может... Ну картины, статуи...
  - Нет сударь...
  - Хм... Посуда? Мебель из редкого дерева?
  - Увы.
  - Ткани, подушки из пуха? Лечебные травы и настойки?
  - Я сожалею, - продолжая бросать косые взгляды на посверкивавшие в лучах полуденного солнца банкноты, вздохнул: - Нет у нас ничего. Всё самое обычное.
  - Эээ... Сударь?
  - Что? Ах да. Простите - ваше прибытие несколько ошеломило нас, и я не представился. - Подобравшись, начальник отвесил глубокий поклон: - Лазар Вим Грроссев. Скромный старший администратор данной планеты. К вашим услугам, почтенный Люциус.
  Чтобы пожать его руку Сэму пришлось сделать шаг вперёд, отчего шлем, который он всё это время держал в левой руке, едва не ткнулся в бок Лазара.
  - Прошу меня простить, - не отпуская руку администратора, Люциус он чуть сдвинулся в сторону, как бы приглашая своего собеседника отойти для приватного разговора. Тот оказался понятливым и оба мужчины, отойдя на пару шагов в сторону продолжили свою беседу, уже гораздо более тише.
  - Поймите, Лазар, - достав из кармашка на поясе пачку сигарет, Сэм прикурил и, выпустив в сторону тотчас подхваченную ветерком струйку дыма, продолжил: - Не могу я так уйти. Уже, из-за этого. - он кивнул в сторону корабля, и администратор понимающе кивнул: - Молодого... Мы уже три планеты впустую прошли. Ему-то что? Папаша пожурит и простит. А мне? С меня же спросит - мол чего не уследил...
  - Понимаю.
  - Может у вас ну хоть что-то есть? Я не знаю... Ну... Массаж лечебный? Нет? Экзотические танцы? Тоже нет? Чёрт... Корешки для потенции... Резьба по дереву... Игрушки... Может рыба редкая? Или раковины?
  - Постойте! - Просиявший Лазар хлопнул себя по лбу: - Есть!
  - Что? Что есть? Дорогой вы мой? Продайте - я отблагодарю!
  - Игрушки есть!
  
  - Игрушки? Из чего? - Оживился Сэм: - Дерево, камень, или, - он заговорщицки прищурился: - Из рыбьих костей и ракушек? О! Это будет очень экзотично - в пустынных мирах! Ну же, дорогой мой, - от избытка чувств он даже хлопнул администратора по предплечью: - Не томите! Что за игрушки?!
  - Совсем новые! Уверен - вам понравится. Представьте себе небольшую - с ладонь, и тонкую - с палец, коробочку.
  - Так? - Повесив шлем за ремешок на руку, он, свободной, очертил небольшой прямоугольник на своей ладони, всю длину которой пересекал тонкий белый шрам.
  - Да! По центру - экран, а по краям - четыре кнопки. На экране...
  - Монах, конфеты ловит, - погрустневшим тоном, перебил его Люциус: - Увы, Лазар, это не экзотика - во всех магазинах лежит. Эххх...
  - Погодите! - Видя, что золотое марево бонов может вот-вот исчезнуть, его воображение заработало в форсированном режиме: - А зачем нам монах?!
  - А как - без него-то?
  - Послушайте, Люциус, - почувствовав под ногами твёрдую почву, перешёл в наступление Лазар: - Двоюродный брат моего свояка, он художник, работает на производстве этих игрушек. Думаю, - он многозначительно постучал пальцем по краю шлема: - За небольшое вознаграждение, он нарисует для вас - вместо монаха и конфет, всё, что угодно.
  - Хм... - Озадаченно потёр лоб его собеседник: - Так уж и любое?!
  - Мы и корпус для вас отдельный сделаем, - продолжил наседать на него Лазар: - Из любого материала - на ваш выбор.
  - Даже так?!
  - Конечно, дорогой мой! Это же наше производство. - Победно улыбнулся он: - Как говорится - любой каприз за ваши деньги.
  - Ваше производство? Вы что - сами это всё придумали?
  - Раз на нашей земле - значит наше. Разве не так? - И, видя колебания собеседника, продолжил: - По-честному, не буду скрывать от вас, друг мой, её придумали монахи - их монастырь в полусотне километров отсюда. Но земля-то - наша! Значит и всё произведённое на ней тоже наше!
  - И производство тоже они развернули?
  - Они, но вы не думайте, - поспешил успокоить его Лазар, посчитав, что предназначенный к потрошению денежный мешок опасается за свой эксклюзивный вариант: - Они там редко появляются - производством заведуем мы. Перестроим под вас - никто и не заметит. Сделаем небольшую партию... Вы только дизайн и картинку согласуйте, - кивнул он на пачку банкнот: - А дальше мы сами - даже доставим куда скажете. А оплатите по получению. Сейчас, - администратор снова кивнул на продолжавший распространять золотое марево, шлем: - Только задаток - художнику и мне - я на производство передам, чтобы готовиться начали.
  - Заманчиво... Эксклюзивный вариант, да малой партией...
  - Да-да-да, именно так - эксклюзивно и мало. Давайте, - он требовательно пошевелил пальцами: - Поможем мы вам.
  - А картинки? И корпус? - Вытащив было из шлема меньшую пачку, Сэм протянул ее Лазару, но тот, отрицательно качнув головой, взглядом указал на другую: - Я же рискую, - запихивая боны во внутренний карман, пояснил он: - Монахи да, в своём монастыре сидят, но, бывает, и проверки устраивают.
  - И часто? - Провожая глазами пачку, поинтересовался Люциус.
  - Как повезёт. Уже недели две как не приходили. Мы вот как сделаем - вы сейчас идите на корабль, а завтра... Нет, лучше послезавтра, я к вам художника приведу. С ним всё согласуете и начнём производство. - Он воровато огляделся: - Эти святоши, они... Ух! Лучше подождать немного, чтобы не лишиться всего.
  - Полностью с вами согласен, - закивал Сэм: - А мы здесь, - он обвёл рукой вокруг себя: - Подозрений не вызовем? Может нам лучше отлететь куда ни будь.
  - И то верно! Если кто спросит - скажу, что туристы были. Вы на восток летите. Сотни на четыре. Там озёр много - и отдохнёте заодно.
  - Так и сделаем, - протянул руку прощаясь Люциус: - Через два дня я вернусь. До встречи, друг мой!
  - Буду ждать! - Пожал его ладонь администратор, ощущая приятную тяжесть во внутреннем кармане и совсем не собираясь выполнять только что данное обещание.
  - "Пусть возвращается", - думал он, возвращаясь в свой кабинет, расположившийся на самом верху диспетчерской башни и наблюдая отлёт небольшого кораблика: - "Пусть... А мы встречу уж подготовим".
  Набрав небольшой номер на своём комме, он, дождавшись ответа с той стороны, произнёс: - Благочинный брат Асимус? Да, это вас, мой господин и брат по вере, недостойный Лазар тревожит... Да, вашими молитвами, брат мой. Спасибо. Спешу сообщить, что в обитель нашу прибыли еретики и грешники. Я, молитвой укрепив волю свою, отогнал их, но они обещали вернуться... Да, на корабле... Через два дня... Взвод братьев?! Спасибо вам, отче! Я буду... Эээ... Алло... Брат Асимус?!
  Убедившись, что канал связи разорван, он, положив комм в стол, погладил приятную округлость своего пиджака и, откинувшись на спинку стула, прикрыл глаза, предаваясь сладким мыслям - одна из чертовок, окружавших того хлыща, сильно пришлась ему по вкусу...
  
  (борт Весельчака. Два часа спустя)
  - И в заключение, - подвёл итог своему рассказу о переговорах с главой местной администрации Сэм: - Я должен извиниться перед молодым господином. Пролюбил я твои денежки... Ну, что поделать, - развёл он руками под дружный хохот собравшихся в кают-компании людей: - Развёл меня этот Лазар, развёл по полной - и деньги взял, и с три короба наобещал.
  - Так может, через два дня, вернёмся? - Предложил слегка зардевшийся Мрак, уже переодевшийся в нормальную одежду и без парика: - А не приведёт художника - так мы его городок с землёй сравняем!
  - Молодой господин очень решителен, - издевательски почтительным тоном, глядя в сторону от парня, произнёс Док: - Хорошая смена у Маркова-старшего растёт.
  - Да ладно тебе, Док! Он же обокрал меня, нас, то есть! И такое спустить?
  - Ну, положим, обокрал он лоха залётного, - покачал головой Шнек: - А деньги нашему дорогому лох... Эээ... Пардон, командиру - ты сам отдал.
  - Ну так тож понарошку!
  - Боны-то настоящие были.
  - Так тем более! Мои канониры эту деревню за пять... Ну семь минут разнесут! А, командир? - Мрак с надеждой посмотрел на Сэма, но тот отрицательно мотнул головой, отчего недавний щёголь горько вздохнул и уставился в стол, бормоча что-то себе под нос.
  - Мы не будем равнять это поселение, - встав из-за стола, Люциус оперся о столешницу руками, как бы нависая над собравшимися: - Мрак? Ты с Жбаном - вы тут снаряды нашли?
  - Нет. - буркнул парень, не поднимая глаз.
  - Нам ещё обратно лететь - будем экономить. С этим всё, - Хлопнул он ладонью по столу: - Дальше. Этот Лазар, который Вим, и тем более Грроссев - тварь редкостная. Понятное дело - нас он кинул. Но - мы же вернёмся и потребуем либо работы, либо бабки взад.
  - Не отдаст, - отпив чая, покачал головой Док: - Свою охрану вытащит на поле - он же видел, что у молодого господина, - хихикнул он, покосившись на возмущённо буркнувшего Мрака: - Всего два секьрити. Корабль небольшой - ну кто там может быть? Пилот, ну ещё штурман возможно. - Принялся он загибать пальцы: - Два охранника, сам... Молчу, Мрак. Ну и девки. Штук пять. И...
  - А девчонки наши молодцы, - подал голос Жбан: - А, Мрак? Как они на тебя... Эххх... Мне б так... Ммм... - зажмурившись, толстяк расплылся в мечтательной улыбке и покачал головой, явно завидуя тем мгновеньям абсолютного женского внимания, доставшиеся молодому парню.
  - Кхм... Жбан - не мешай. Итак... Ммм... - Заново загнув пальцы, Док выставил перед собой сжатый кулак и ладонь с прижатым большим пальцем: - Девять. На борту кораблика - девять человек. Округлим до десяти. А бойцов - два. Хлыща в расчёт не берём...
  - Почему это - не берём? - Встрепенулся бывший модник: - Я драться умею! Я ему...им! - погрозил он воображаемому противнику или противникам, кулаком.
  - Ты - да, - мягко осадил его врач: - Но мы про твою роль, которую ты так отлично исполнил.
  - Ага! Я аплодировал! Стоя! - хлопнул в ладоши Жбан: - Такой гламурный подонок вышел... Прям расстрелять захотелось. Пристрелить, то есть.
  - Эээ... - не зная, как реагировать на его слова - вроде и похвалили, а вроде, как и совсем наоборот, артиллерист предпочёл промолчать, сделав вид, что озадачен выбором плюшки из стоящей перед ним вазы, наполненной свежей, и восхитительно пахнущей, выпечкой.
  - Жбан? - В тоне Дока послышались раздражённые нотки: - Заткнись, а? Пожалуйста!
  - О! Жвалг знает волшебное слово! - Хрюкнул штурман, но видя, что никто из собравшихся не спешит разделить его веселье, снова хрюкнул - уже гораздо грустнее и, пожав плечами - мол ну и чёрт с вами, приник к своей кружке.
  - Спасибо... Итак... Девять человек. Бойцов - два. Ну, ещё пилот и штурман - за одного сойдут. Девчонки... За троих. Не спорьте, - выставил Жвалг ладонь вперёд, предупреждая возможные протесты: - Бабы... Когда они дерутся - мужикам лучше в стороне быть. Поверьте - я врач, я знаю. Как полоснут когтями, - не договорив он зябко передёрнул плечами, отгоняя посетившее его воспоминание: - Итого... Ммм... Шесть. Ну, край, семь. Значит достопочтенный... - Мрак, стоило ему услышать это слово, возмущённо засопел, впрочем, сумев удержаться от комментариев.
  - И да, достопочтенный Лазар и прочая, прочая, выведет на поле человек двадцать, - спокойно и терпеливо продолжил Док: - Или - тридцать. Взвод, проще говоря. Нас скрутят, набьют морды... Или наоборот - сначала набьют, а потом уже скрутят. Убивать не будут - всё же молодой господин из известной семьи, - он покосился на парня, ожидая его реакции, но Мрак молча жевал плюшку, делая вид, что к нему это обращение более не имеет никакого отношения, отчего Жвалг, улыбнулся и слегка кивнул, отмечая его выдержку.
  - Может с девками развлекутся, - меланхолично добавил Шнек, и вот тут парень не выдержал.
  - Как это - развлекутся?! С моими девчатами?! Эта деревенщина?! Не позволю! Сожгу! Да...
  - Лейтенант Мрак! - Сэм, всё это время, стоявший во главе стола, стукнул кулаком по столешнице: - Это теория! Ведите себя прилично! Никто наш экипаж обижать не посмеет!
  - Развлекутся - что от них, убудет что ли? - Так же спокойно, продолжил адмирал: - А потом, выпотрошив из нас, то есть из них - торгашей, все деньги, пинками с планеты.
  - Хм... - Устав стоять, Сэм сел на место: - А что - логично.
  - И что ещё интересно. - Кивком показав, что принял его слова, продолжил Шнек: - Я покопался в местной сети, благо она работает и без утерянного...
  - Упёртого тобой, - поправил его Сэм.
  - И без утерянного буя. - Сделав вид, что не заметил его слов, продолжил адмирал: - Так вот. Тут нет полиции. Совсем нет. В разделе для туристов - вы представляете, они думают, что к ним кто-то поедет, - фыркнул он: - Сказано, что порядок в городе обеспечивают патрули Веры - монахи из соседнего монастыря. Судя по фото - крепкие парни, ходят по трое.
  - И сколько их? - пробарабанил пальцами по столу, Сэм.
  - Не сказано, - покачал головой Шнек: - Но опять же - судя по монастырю - мы над ним пролетали несколько раз - я его хорошо рассмотрел, там - в монастыре, не более двух, может трёх сотен человек.
  - То есть, очень грубо, сотня охраны, сотня обслуги и сотня - ну, плюс-минус, умников, придумавших эту игрушку. Так?
  - Ну да. Как-то так.
  - Сотня, для моих парней, - приподнялся со своего места Самсонов: - Это ерунда. Раскидаем.
  - Раскидаем... - Кивнул Сэм: - Высаживаться - в монастырь, на чём будем?
  - На эсминце! - поднял руку Мрак: - Если что - прикрою огнём.
  - В атмосферу Весельчака тащить? Не... - покачал головой, не одобряя его идею Док: - Лучше рейдеры. По десять бойцов в каждый влезет, а, Шнек?
  - Ну... - Почесав затылок, тот вопросительно посмотрел на Михаила: - Тесно будет...
  - Поместимся, - решительно кивнул командир десантников.
  - Погодите! - Вскочил со своего места Мрак: - А я?! Я что - опять без работы останусь?!
  - А ты будешь нас с орбиты прикрывать. - Потянул его за ремень, вниз сидевший рядом Док: - Обеспечивать отход и прикрытие всей операции.
  - Да уж... - Усмехнулся Шнек: - Прикрытие нам потребуется - мало ли что там внизу, у этих святош, припрятано.
  - Значит - решено! - привстав, Сэм забрал из вазы приглянувшуюся плюшку: - Шнек - на тебе логистика десанта. Рейдеры и всё такое. Самсон - готовь людей. Со Жбаном и Шнеком определите место высадки и отхода. Мрак - Весельчак. Прикроешь нас если что. Док - пойдёшь с нами. Поможешь допрашивать. Ты, кстати, с той электроникой разобрался?
  - А я всё ждал - когда же вы меня спросите, сэр? - Улыбнулся врач, но улыбка продержалась на его лице считанные секунды: - Нет, сэр. С электроникой не разобрался. Я же врач, а тут инженер нужен. Деда бы сюда.
  - Да, Дед бы не помешал, - кивнул Сэм: - Но ему и так работы выше крыши - корветы те же в строй вводить.
  - В общем, сэр, всё, что я могу сказать, так это то, что всё это предназначено для контроля и управления объектом. Плюс - связь. В плате, спасибо нашим мехам - они помогли, есть небольшое радио, а от него проводок - к слуховому нерву. Очень удобно. Ну и разрядник стоит - если что - импульс в мозг и в морг.
  - Угу... Удобно... А блокировать как? Опять Миху просить нужного нам прикладом по башке бить?! - Криво улыбнувшись, Сэм посмотрел на сделавшего невинное лицо Самсонова: - Так его парням это запросто! А допрашивать я как буду?!
  - Ну, сэр, извините, - раздражённо развёл руками Жвалг: - Что мог - сделал.
  - Да я не на тебя злюсь. На себя, - поджав губы покачал головой командир: - Информация нужна - а как её добыть...
  - Док? - поднял руку Михаил: - А это... Ну - частота связи этой, ну - что в голове, - он постучал себя пальцем по виску: - Нам известна?
  - Известна, скину тебе - будешь их прослушивать. Если здесь другая - просканим и определим.
  - Это, конечно, здорово, но я не об этом... - Встав, он обвёл взглядом присутствовавших: - Мы же сможем на той частоте передачу вести?
  - Дать им ложную информацию? - откинувшись в своём стуле, прищурился на него Шнек: - Сделаем. Делов-то.
  - Да не, - поморщился он: - Радио же отключить нельзя? А, Док?
  - Может и можно, - пожал тот плечами: - Мы выключателя не нашли. Может кодом отключают? Хм... Вряд ли - все трупы на одной - отключишь одного, вырубится у всех.
  - А если мы сигнал передадим? Типа звонка или ревуна?
  - Дезорганизовать их хочешь?
  - Ага!
  - Погоди... Погоди, - Привстал со своего места Сэм: - Док? Что будет - если сигнал уж очень сильным будет? Вот - нестерпимым просто?!
  - Ну... Шок - потеря сознания.
  - А мозги не расплавятся?
  - Нет, сэр, - снисходительно улыбнулся врач: - Человеческий организм имеет изрядный запас прочности. Вырубит их, в себя придут через час - два, если сигнал уже очень сильный будет. последствия - сильная головная боль, тошнота, потеря ориентации. За сутки пройдёт.
  - Не расплавится, говоришь? Так это же здорово!
  - Ты их оглушить и потом, удалив модули, допросить? - догадался Док.
  - Именно! Срежем им тюбетейки - и готово! Запоют как миленькие! Шнек? У твоих рейдеров - у их передатчиков, мощи хватит?
  - Нет, Сэм, - с сожалением опустил голову он: - Слабые они. Даже если одновременно начнут и в упор - не получится.
  - Весельчак?
  - Хватит с запасом. Спустится километров на двадцать - двадцать пять и накроет монастырь и округу.
  - Тогда - меняем план. Жбан - тебе Весельчаком рулить. Всё услышал?
  - Угу, - кивнул толстяк, не прекращая обгрызать края плюшки: - Сделаем.
  - Спускаетесь с нами. Зависаешь над монастырём на двадцатке и по сигналу, слышишь? По моему сигналу врубаешь.
  - Эээ... Сэм? - Оторвавшись от остатков своего лакомства. Штурман посмотрел на командира: - А ты что? Вниз собрался?!
  - Конечно. Вы же без меня не справитесь.
  - Справимся, сэр, - справимся же, верно, Михаил? - Последний, в ответ на брошенный на него взгляд Дока, торопливо закивал, полностью разделяя его слова, но Сэм был непреклонен:
  - Нет уж. Дело важное - с вами пойду. А то будет как с буем, - усмехнувшись в сторону принявшего независимый вид Шнека, он подвёл итог, завершая совет:
  - Начнём операцию через сутки. Всем готовиться. Свободны!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3.
  Созвездие Черепахи. Пространство второй звезды.
  Поверхность второй планеты. Монастырь Святого Рапсодия.
  
  Особой древностью этот монастырь похвастаться не мог. Здесь не было ни замшелых крепостных стен, ни заросшего кувшинками рва, да и сами здания больше напоминали корпуса института, а не скопище тёмных келий, в коих, стоя на коленях при неверном свете лампадки, бормочут молитвы, посвятившие свою жизнь Вере, отшельники. Нет, светлые и чистые здания, чьи фасады, казалось, состояли из одного стекла, весело блестевшего в лучах полуденного солнца, никак не хотели соответствовать нарисовавшемуся в воображении Сэма, образу.
  - Что, босс, любуетесь? - Лежавший рядом с Сэмом Прохор, завистливо покосился на бинокль в руках охраняемого им объекта.
  - Держи, - верно истолковав его жест, Люциус протянул предмет зависти своему телохранителю: - А знаешь, - перевернувшись на спину, он подставил лицо лучу, сумевшему пробиться сквозь плотные кроны лесных великанов, росших прямо на опушке леса: - Жизнь, она забавная штука... Помнится, лет так пять - шесть тому назад, ну - когда мы фильм про капсулы снимали, помнишь?
  - Не, - не отрываясь от бинокля, мотнул головой Банкир: - Я же позже к вам, ну - присоединился.
  - Аааа... Точно! Ты же из штрафников... М-да... Ладно, не важно. Меня тогда к маркизу одному послали... Вот... Тот маркиз... Сиверс его звали, он меня как раз и обвинял - что я, на пару с Весельчаком, капитаном нашим, что мы де монастырь сожгли. Эээ... На Мальтусе Семь, кажется. Женский.
  - Женский? - Оторвавшись от бинокля, Прохор уважительно покачал головой: - Правда - женский?
  - Ага, с послушницами, малолетними.
  - И вы их всех? Ну, того? Вдвоём?
  - Если верить СМИ, то да. В особо извращённой форме.
  - Сильно. А, вы меня, босс, простите, - он вернул бинокль: - Но - поподробнее, можно? Как это - в особо извращённой?
  - Да не было ничего! Это всё репортёры придумали.
  - Хм... И послушниц? Малолетних? - Недоверчиво переспросил он: - Совсем всё, что ли, придумали?!
  - Совсем всё!
  - Что, вот прямо - совсем-совсем?!
  - Ну да! Я в жизни на этом Мальтусе не был! Ни на седьмом, ни на каком. Выдумка это - от начала до конца.
  - Выдумка? Жаль... - Тон, которым Прохор произнёс эти слова не оставлял сомнений, что он, последним словам своего командира, не поверил ни разу, ни на грамм.
  - А может... - Начал было он спустя пару минут: - Что-то всё же было, а, босс? Ну, не на Мальтусе, в другом месте?
  - Прохор!
  - Ага, вот вы где! - Очень вовремя появившийся рядом Михаил улёгся на землю по другую сторону от Сэма: - Сэр! Докладываю. Все наши готовы. Весельчак в девятнадцати тысячах над нами - ждёт приказа, сэр. Рейдеры - на холостом ходу, готовы выдвинуться и прикрыть нас огнём. Готовы начать по вашей команде, сэр.
  - Тогда пошли, - кивнул Сэм, неторопливо вставая с усыпанной листвой и хвоей земли: - Чего время терять.
  
  Как уже было отмечено выше, монастырь, если так можно было назвать это скопление современных зданий, никаких оборонительных сооружений не имел. Да и от кого ему, на своей земле, было обороняться? Не от местных же - те, хорошо обработанные пропагандой, удачно легшей на привычную им консервативную мораль, были только рады появлению в их землях, святых отцов. Ну а когда те начали строить заводы и принимать на работу коренных обитателей этой планеты, так планка лояльности, и до того бывшая высоко поднятой, и вовсе устремилась куда-то к верхней границе тропосферы.
  И стояли себе монастырские корпуса прямо посреди поля, мирно и красиво дополняя своим техногенным видом, простой пасторальный пейзаж, который так любят изображать на своих холстах как начинающие, так и увенчанные лаврами художники. Лес, река и поле. Добавьте чистое синее небо с редкими барашками облачков - и картина готова.
  Единственным, что сейчас нарушало общее благолепие картины, были фигурки бойцов, быстро и молча бегущих по направлению к зданиям.
  Их заметили практически сразу - не тратя время на переговоры - а об чём разговаривать с бегущими к тебе, с оружием в руках, людьми, с крыш корпусов, нарушая полуденную, ленивую тишину треском очередей, потянулись, бледные на ярком солнце, трассы выстрелов, а спустя ещё несколько секунд к ним присоединились, вспыхивая в проёмах распахнутых окон, огоньки выстрелов, подтянувшихся по тревоге, бойцов. Слаженность и быстрота, с которой защитники развернули свои порядки была достойна восхищения, и, несомненно, при другом раскладе, монахи бы отбились - но не сейчас.
  Падавшие под градом пуль бойцы, поднимались, некоторые, погрозив кулаком стрелкам, нарочито неспешно отряхивались, бравируя своей неуязвимостью.
  Пустое пространство между опушкой леса и стенами строений - метров пятьсот, было преодолено за пару минут и без потерь, повергнув защитников в состояние шока - боевые братья не зря ели свой хлеб и произошедшее просто не укладывалось в их сознании.
  
  Достигнув стен, десантники, действуя слажено - как на учениях, забросали раскрытые проёмы окон гранатами и темноту помещений разорвали яркие вспышки светошумовых гранат - других, у парней Самсонова не было, всё же готовились они к совсем другим боям.
  Осознав, что стрельбой добиться каких-либо успехов не получится - несмотря на все их старания, в выгоревшей под местным солнцем траве не осталось лежать ни одного тела, защитники, словно получив команду, а, впрочем, так скорее всего и было, дружно прекратили огонь выкатились наружу, намереваясь в рукопашной схватке расставить все точки над и.
  Две волны - светло костяная и чёрная - поверх чернённой брони многие братья носили длинные, в цвет брони, плащи, обе эти волны встретились, наполняя воздух криками и лязгом металла. Их ожесточённая рубка сопровождалась редкими выстрелами - смешав ряды и будучи зажатыми торцами двух зданий, бойцы обоих отрядов, предавались любимому мужскому развлечению - спору о крутизне. В тесноте схватки толку что от коротких абордажных сабель десантников, что от длинных и прямых мечей братьев не было - отбросив их люди работали ножами и кулаками, стремясь скорее оглушить своих противников, сбить их наземь, нежели попытаться просунуть клинок в щель доспеха.
  Постепенно чаша весов начала склоняться на сторону защитников - всё новые и новые бойцы, облачённые, выбегали из охраняемых ими зданий, поняв, что атака ведётся только в одном месте и в колыхающейся массе людей фигуры атакующих всё более и более растворялись, поглощаемые новыми и новыми рядами обороняющихся.
  
  Сэм, как и положено Большому Боссу, шёл последним - не по своей воле. Все его попытки вырваться вперёд жестко пресекались бдительным телохранителем, буквально за портупею, безо всякого почтения, оттаскивавшего его назад при каждом рывке.
  - Босс, - оттащив, попытавшегося, в очередной раз, приблизиться к поредевшей цепочке десантников, начальника, Банкир решительно встал между своим подопечным и бойцами: - Так дело не пойдёт. И вообще - эвакуироваться надо. Не сдержат парни.
  В его словах был резон - почуяв силу братья усилили натиск, предпочитая брать массой - они бросались на бойцов сразу по несколько человек, повисая на руках и, зачастую, просто погребая их своими телами. На ногах оставалось не более десятка атакующих, и их число уменьшалось с каждой минутой.
  - Отходим, босс, - отступив, Прохор снова потянул Сэма за портупею: - Чего зря пропадать? Вот отойдём, обмозгуем спокойно, а ночью вернёмся - наших вытащим.
  - Если доживут они, - Рывком высвободив ремень из его руки, Сэм перехватил свой дробовик на изготовку: - До ночи. Эти братья, - направил он ствол на напиравшую толпу: - Могут и порешить всех. К бою, Прохор!
  - Ты чего босс?! Свои же! Зацепим!
  - Не тупи! Наши в броне - она выдержит!
  Первый же залп картечи показал всю правоту слов Сэма - выпущенный в щель между своими десантниками заряд проделал широкую просеку в напиравшей черной массе, правда задетые градинами десантники отпустили несколько крепких выражений в адрес стрелков, но, в следующий момент оценив результат стрельбы, рванулись вперёд, подбадривая себя отборным матом.
  - Прохор! Огонь! Бей по толпе - над головами! - Скомандовал Люциус, боком, как краб, перемещаясь за спинами оставшихся на ногах бойцов. Сделав ещё несколько выстрелов он раздражённо выматерился - пара бойцов, между которыми он направил последний заряд, внезапно сблизилась и большая часть картечи пришлась им в спины, заставив десантников зашипеть от боли и дружно высказать краткую и весьма нелестную характеристику в адрес невидимого им стрелка.
  Матюгнувшись в ответ - мол нефиг дёргаться, когда вас огнём прикрывают, Сэм изменил тактику - подняв свой дробовик над головой он быстро разрядил магазин куда-то вперёд - в толпу, не тратя время на прицеливание. Противник стоял плотно и раздавшийся многоголосый вой раненных людей показал, что данная тактика куда более эффективна, чем предыдущая.
  - Прохор! По головам бей! Сверху! - торопливо откинув цевьё, он принялся наполнять магазин. Банкир не ответил, но длинная, патронов на двадцать очередь, сопровождаемая криками раненых, однозначно продемонстрировала, что телохранитель так же перешёл к новой тактике боя.
  
  Следующие несколько минут они занимались планомерным истреблением напиравших братьев, с которыми их численный перевес сыграл дурную шутку - если первые ряды, поняв, что происходит, начали ломиться назад, то задние, уверенные в своей победе, продолжали напирать, не обращая внимания на своих собратьев, стремившихся выйти из-под огня. Возникшая при этом неразбериха и толчея работали на руку стрелкам. Сэм - вырвавшись вперёд, бил из своего обреза от бедра, не тратя время на выбор цели, перемещая ствол из стороны в сторону, отчего, попавшие под облако картечи братья падали если и не десятками, то по нескольку тел за раз - точно. Ещё большим чем стрельба эффектом был страх - победа, такая близкая и почти осязаемая, внезапно повернулась другой, кровавой и ужасной стороной, моментально превратившись из прекрасной девы в чудовище с окровавленной пастью, готовой поглотить любого не успевшего удрать от её зубов. Картину дополняли выкарабкивавшиеся из-под тел десантники - они, перемазанные кровью медленно вставали - кто на одно колено, кто в полный рост, и, нашарив своё, или чужое оружие, так же перемазанное в крови, открывали огонь в упор, сотрясаясь и матерясь, когда им в спины попадали пули, выпущенные их товарищами.
  - Прекратить огонь! В ножи! - скомандовал Сэм, видя, что ряды братьев заколебались и, подавая пример, рванул вперёд размахивая ножом над головой.
  Нет, братья трусами не были - предыдущая схватка это доказала, но одно дело биться с людьми, и совсем другое, когда только что убитые и поваленные на землю противники встают, стряхивают кровь, получают практически в упор пули от своих же - и при всём этом не только не падают замертво, но наоборот - подбирают из луж крови клинки, и медленно, как зомби, идут в атаку.
  Пресекая начавший зарождаться ропот, из чёрный массы, навстречу медленно приближавшимся окровавленным фигурам, вышел один из братьев - золотая кайма на его плаще явно свидетельствовала, что он не из рядовых бойцов. Сорвав с груди висевший там на тонкой золотой цепи Символ Веры, он сделал шаг вперёд и, вытянув руку, едва не приложил ярко сверкнувшую на солнце эмблему, к залитому кровью шлему десантника:
  - Сим изгоняю тебя, исчадие ада! - Провозгласил он хорошо поставленным басом: - Да сгинешь ты...
  Договорить он не успел - исчадие ада, лениво отмахнувшись от его руки - так отгоняют назойливую муху, надоевшую своим жужжанием, как-то устало подняло нож и, сделав короткий шаг - её под ногами что-то влажно чавкнуло, одним движением, перерезало горло монаху. Не дожидаясь, пока тело упадёт, оно поднесло лезвие к своему лицу, и, как показалось братьям, втянуло в себя запах свежей крови. Явно удовлетворившись результатом, чудовище удовлетворённо кивнуло - рука с ножом вытянулось в сторону замерших людей и лезвие заплясало в воздухе мечась от одного монаха к другому в поисках следующей жертвы. Это оказалось последней каплей - отталкивая друг друга боевые братья ломанулись назад, опрокидывая друг друга на глазах превращаясь в напуганное стадо.
  
  - Это ты здорово придумал, - подойдя к исчадию, Сэм хлопнул его по плечу: - С ножом. Признаюсь - меня самого пробрало, когда ты лезвие к лицу поднёс.
  - Да показалось, что клинок попортил, - сняв шлем, Михаил с наслаждением подставлял взмокшее лицо прохладному вечернему ветерку: - Я ему по горлу веду - а там скрежет. Мож цепочка какая была, - пожал он плечами: - Да и тормозил я тогда конкретно - кабаны эти, - кивнул он на связанных монахов: - Как толпой навалились, думал всё, затопчут.
  - М-да... - Проследив его взгляд, Сэм кивнул: - Здоровы... Свезло нам - чудом справились.
  - Чудом? - усмехнулся в ответ Самсонов: - Ну, по чудесам у нас ты специалист, ты же...
  Пробежавшая по земле короткая, быстро прекратившаяся дрожь, заставила его замолчать и недоумённо закрутить головой в поисках источника, а, в следующий момент, цветы, ярким и разноцветным куполом, покрывавшие вершину овала клумбы по центру площади, поползли вверх, словно они желали нам наглядно продемонстрировать своё стремление к солнцу. Их рост был недолго - очередная порция дрожи разметала грунт, швырнув их хрупкие тела под ноги к столпившимся вокруг бойцам, а ещё через миг, отражая полированным корпусом последние лучи вечернего солнца, засверкал блестящим металлом округлый нос вынырнувшего из-под земли гостя, более всего проходившего на тупоносую пистолетную пулю.
  - Что за... - Договорить свою фразу Банкиру, стоявшему рядом со своим начальником, суждено не было - по корпусу пули пробежала чёрная тонкая линия и он распался на две половинки, окончательно похоронившие собой остатки некогда красивой клумбы.
  
  Там, где только что сверкала металлом своих боков огромная пуля, сейчас стояла, выпрямившись во весь рост крупная, и какая-то квадратная человеческая фигура. Чёрная и матовая она не позволяла разглядеть детали своего тела, представ перед поражёнными бойцами эдаким сгустком тьмы не обещавшим ничего хорошего. Ростом чуть выше среднего, с широкими плечами, короткой толстой шеей, и узкими бёдрами она напоминала взятого из детского комикса супергероя - сходство добавляли горевшие под низким лбом багровым светом глаза и массивная, квадратная челюсть.
  
  Фигура повела головой, осматриваясь, сделала шаг вперёд и случайный луч солнца высветил, ярким, радостно золотым, взблеском символ веры, вычеканенный на шероховатой поверхности броневой грудной пластины этого создания - в том, что сей подарок глубин есть нечто боевое и опасное уже не сомневался никто из присутствовавших.
  
  Легко выпрыгнув из развороченной клумбы на утоптанную землю, фигура вновь неспешно повела головой из стороны, и, поведя рукой в сторону невольно подавшихся назад десантников, произнесла густым и насыщенным непререкаемой волей, баритоном:
  - Грешники! Устыдитесь совершённого вами! На колени, ибо время покаяния и суда Веры настало!
  - Чего? - Перехватив штурмовую винтовку, Самсонов навел её ствол на фигуру: - Ты вообще, что такое?
  - Азм есть судья, - невозмутимо пояснила фигура и резко взмахнула руками, которые мгновенно удлинились выскочившими откуда-то из-под ладоней сверкнувшими на солнце средней длинны клинками: - И суд мой и справедлив, и короток будет, ибо виновны вы
  - В чём?!
  - В нападении на монастырь, попрании Веры и ереси! Наказание - смерть! - Последние слова Судья произнёс уже в воздухе, прыгнув с места прямо на Михаила.
  
  Клинки почти зацепили капитана - в последний момент он резко упал на спину и откатился в сторону, уходя из-под атаки, отчего клинки Судьи впустую рассекли воздух. Игнорируя все законы физики, подземный гость резко остановился, и разведя руки в сторону замер, слегка склонив голову:
  - Сопротивление Святой Церкви - бессмысленно. - Его руки пришли в движение уподобляясь винтам вертолёта - лезвия слились в сверкающие круги: - Падите на колени и покайтесь, Час искупления настал! Это говорю вам я... - Сильный удар в спину заставил его сбиться со своего речитатива, но не более - развернувшись кругом Судья сделал резкий выпад в сторону Михаила, подкравшегося к нему со спины и снова, только отменная реакция спасла капитана.
  - Сопротивление неразумно, - стоило Самсонову отдалиться, как церковник потерял к нему интерес, переключившись на оказавшегося ближе бойца: - Отпускаю тебе! - Один из клинков с громким скрежетом пробороздил по нагрудной пластине, отбрасывая десантника на пару шагов: - И тебя! - метнувшись в другую сторону Судья, очередным выпадом, отбросил другого бойца.
  Залп картечи - Сэм не дремал, не произвёл на Судью никакого впечатления, хоть и оставил на его теле несколько блеснувших металлом царапин.
  - Сопротивление неразумно, - равнодушным тоном повторила фигура, рывком перемещаясь к очередному бойцу и отбрасывая его в сторону: - Вы все признаны виновными!
  
  Если бы во двор монастыря сейчас заглянул бы сторонний наблюдатель, то он бы решил, что собравшиеся там люди проводят время играя в салочки, причём водит фигура в чёрном. Она металась по двору, осаливая то одну, то другую, не успевшую отскочить светлую фигуру, отчего задетые ей люди падали на землю и, придя в себя, отползали в сторону, замирая при приближении водящего.
  - Да тут гранатомёт нужен, - плюхнувшийся на землю подле Сэма Прохор, с трудом перевёл дыхание: - Скотина! Бьёт - не вздохнуть. Если б не броня - уже на небесах бы был.
  - Ты? На небесах?! - перевернувшись на живот, Сэм сделал пару выстрелов в сторону бежавшей к ним фигуры и торопливо замер, притворяясь мёртвым: - Твоё место - в аду, впрочем, как и моё. - прошептал он одними губами неподвижно замерев.
  Остановившийся в паре шагов от них Судья склонил голову присматриваясь к двум телам, но очередной выстрел - с другого конца площади, заставил его развернуться и устремиться к новому источнику беспокойства. Добежать до стрелка ему не удалось - очередное попадание, на сей раз откуда-то с фланга, заставило его резко сменить направление движения.
  - И долго мы его так гонять будем? - последовав примеру Люциуса, Банкир перевернулся на живот, и, раскинув ноги принял положение для стрельбы лёжа: - Пока батарейки не сядут?
  - А что ты предлагаешь? - Окатив цель очередной порцией картечи, Сэм торопливо ткнулся лицом в землю, изображая мертвого.
  - Ну не знаю, - убедившись, что Судья снова побежал в другом направлении, Прохор покачал головой: - Хрень какая-то. Мы так хоть до ночи лежать можем - толку ноль. Ему наши попадания - как слону дробина. Слушай, босс? А может его того - с орбиты шарахнуть, а?
  - И его и нас накроет, - вздохнул Люциус: - И не думаю я, что наша броня такое переживёт.
  - А сигнал заглушить?
  - Так он же не человек? Да и не думаю я, что ему что-то будет - машина же. Видишь, как носится - один в один как поп в той игрушке, только вместо конфет - мы.
  - Да, похоже, - выпустив в фигуру короткую очередь Банкир замер, и, дождавшись, когда Судья отбежит в сторону, продолжил: - Ну а чего мы теряем, а босс? Хуже-то не будет, да и других вариантов нет.
  - Вариант есть. Сейчас дам команду - будем парами - тройками отходить. Залп - он туда, пока бежит, с противоположной стороны отбегают. Он к ним - залп с другой стороны. Так и отойдём.
  - И все старания - коту под хвост? Давай попробуем?
  - Ну давай, - сдался Сэм: - Тольку толку с этого... - Вздохнув, он подтянул к шлему переговорное устройство, закреплённое на правой руке: - Жбан? Жбан, спишь? Ответь? Чёрт... Сигнал слабый.
  - А ты встань, - посоветовал Банкир: - Антенна в землю смотрит - естественно сигнал слабый.
  - Ага. - хмыкнул в ответ Сэм: - Может мне этого ещё позвать - мол подсади, а?
  - А что - это идея, - кивнул его собеседник и, прежде чем Сэм успел хоть как-то прореагировать, вскочив на ноги замахал руками, привлекая внимание Судьи.
  - Сдурел? - Привстав, Сэм потянул его вниз, но телохранитель проворно отскочил в сторону: - Лежи! Ща он за мной рванёт - так ты в здание беги, поднимешься на крышу - Жбана вызывай.
  - А ты?!
  - А что он мне сделает? Я ж в броне. Лежи!
  Всё произошло так, как и предсказывал Прохор - увидев вскочившую фигуру, Судья, резко затормозив, рванул к нему, размахивая клинками и не обращая внимание на начавшуюся пальбу. Подпустив его поближе, телохранитель сорвался с места и, зачем-то прыгая из стороны в сторону, рванул в сторону ближайшего здания.
  Наверное, у Судьи глаза, или то, что ему их заменяло, были и на спине, или затылке - стоило Сэму вскочить, как чёрная и изрядно пропыленная фигура, замедлилась и, сделав пару шагов, остановилась словно в раздумьях. Несколько секунд судья стоял, медленно переводя взгляд с двух фигурок, словно выбирая - за кем идти, а потом, приняв решение, развернулся в сторону Сэма.
  - Сэм! Замри! - проорал Прохор, короткими очередями выбивая искорки из корпуса Судьи: - Не трепыхайся - дай мне его на себя отвлечь!
  Медленно, очень медленно, словно в сомненьях, черная фигура перевела взгляд на него и, совсем по-человечески, склонив голову к плечу уставилась на него своим багровым взором.
  - Ну? Чёртова жестянка? Здесь я! - выпустив очередную очередь ему в голову - пули пролетели совсем рядом - Банкир промахнулся самую малость, человек взмахнул рукой в оскорбительном жесте: - Иди сюда, тварь! Здесь еретик, здесь!
  - Ересь! - глаза Судьи вспыхнули ярче: - Злокозненный еретик! - Протянул он руку в его сторону, принимая окончательное решение: - Епитимья твоя да будет жестокой!
  - Ага, два раза! - сделав несколько выстрелов, на сей раз пули высекли искры прямо из Символа Веры на груди машины, Прохор торопливо отступил назад: - Ну же, святоша недоделанный, давай, накажи меня!
  - Остановись и прими кару мою! - окончательно потеряв интерес к Сэму, Судья двинулся в сторону обидчика, быстро набирая ход.
  
  Назад Люциус оглянулся уже будучи в дверях здания - Прохор носился кругами, перепрыгивая через старательно изображавших мертвых людей, причём покойниками прикидывались все - и десантники, и связанные монахи - последние явно не надеялись, что система опознавания свой-чужой работает исправно и предпочитали выглядеть мёртвыми сомнительному шансу получить поддержку от своего же охранного механизма.
  Не тратя время - по тому как Банкира мотало из стороны в сторону было видно, что долго он не протянет, Сэм рванул вверх по лестнице, не обращая внимания на слабо шевелившиеся тела раненых защитников монастыря, нашедших в себе силы выползти из комнат, где они держали оборону сюда, в надежде на помощь.
  Второй этаж, третий - как он оказался на крыше Сэм сам и не понял, внезапно обнаружив вокруг себя не стены, а чистое пространство. Перескочив через пару тел, распростёртых подле тяжелого пулемёта, он подбежал к краю крыши и торопливо активировал переговорное устройство:
  - Жбан? Жбан, слышишь меня?
  - Слышу, чего орать-то? - судя по голосу штурман дремал и, как и любой, выдернутый из сладкой дрёмы человек, был не слишком-то рад возникшему источнику беспокойства.
  - Вниз давай! Сигнал давай!
  - Чего ещё тебе дать? - зевнув, поинтересовался толстяк: - Не ори, а?
  - Млять, Жбан!
  - Да слышу я, слышу. Уже спускаемся.
  - Быстрее давай!
  - Быстрее - не получится. Ты слово волшебное не сказал.
  - Млять! Убью нахрен! Бегом вниз!
  - Да успокойся, ты Сэм. Уже снижаемся. Не нервничай. Кстати, - хохотнул штурман: - А чего вы там за забег устроили, а? Я в оптику смотрел - классно носитесь.
  - Сигнал давай!
  - Да рано ещё, Сэм. Минуты три... Может пять потерпи - как в зону уверенного накрытия спустимся - так сразу, - Жбан снова зевнул: - Весело у вас там, не то, что здесь... Я тебе скажу - ну, как сигнал передавать начнём, ок?
  Оборвав связь, Сэм опасливо посмотрел вниз.
  А там дела у Прохора шли хреново.
  Судья, просчитав траекторию его перемещений, переигрывал человека по всем статьям и сейчас Банкир медленно отступал к стене здания, не имея никаких шансов на манёвр - на все его рывки в стороны, машина реагировала с убийственной точностью, выбрасывая клинки в стороны.
  Поняв, что все его попытки обречены, Банкир попытался разыграть прежде беспроигрышную карту - картинно схватившись за сердце, он рухнул на землю и замер, уподобившись трупу.
  Но сейчас, этот номер, до того позволявший одурачить механизм не сработал - убрав один из клинков, Судья наклонился, и, схватив тело за ногу, поволок его на середину площади.
  - Внемлите, грешники! - поставив ногу на спину Прохора, он картинно поднял вверх руку с клинком, другой конечностью указывая на тело в пыли: - Сей грешник, дерзновенно вызов бросить Церкви Святой решил. Внемлите, сей час да будет наказан он! - Убрав лезвие Судья поднял ногу и с силой опустил её на спину бойца - послышавшейся скрежет заставил поёжиться даже Сэма. Нет, сомнений в том, что броня выдержит у него не было, но вот выдержит ли Прохор? Да и сама кираса заканчивалась сзади на уровне пояснице, а что будет, когда железная ступня обрушится ниже, на прикрытую гибкой, набранной из отдельных кусочков, юбкой задницу его телохранителя - об этом думать было страшно.
  Нога Судьи поднялась во второй раз и Сэм огляделся по сторонам - стрелять отсюда картечью смысла не имело.
  
   Первая очередь, выпущенная из пулемёта, вспорола воздух выше и левее плеча начавшего вновь поднимать ногу механизма. Выматерив себя сквозь зубы, Сэм снова приник к прицелу, выцеливая грудь Судьи.
  Вторая попытка оказалась более успешной - на левом плече ставшего палачом монстра вспыхнули яркие искорки попаданий, а вся фигура, балансировавшая в этот момент на одной ноге покачнулась и закрутила головой выискивая источник новой напасти.
  - Ага, тварь, не нравится?! - Прикусив губу, он прищурился и зажав гашетку до боли в пальцах принялся поливать черную фигуру длинной очередью, стараясь класть пули в верхнюю часть туловища.
  Результат сказаться не замедлил - совсем по-человечески всплеснув руками, Судья, подчиняясь напору огня, сделал шаг назад, потом другой, оставив без внимания слабо копошащегося на земле Прохора.
  - Что, тварь, не нравится?! - прошипел сквозь сжатые зубы Сэм, методично вколачивая пули в его грудь: - Щаз... Погоди, хороший мой, сейчас я из тебя решето сделаю, погоди, милый сейчас я тебя...
  Очередная очередь легла очень удачно - хлестнув своим концом как огненным кнутом по шее и квадратному подбородка Судьи, заставляя того дернув головой отступить сразу на два шага, отчего Сэм, воодушевлённый таким успехом, торопливо зажал спуск, намереваясь выторговать ещё несколько метров, но пулемёт, вместо ставшего уже привычным грохота, только впустую лязгнул затвором. Холодея в душе и отказываясь верить, он торопливо передернул затвор - но его оружие снова только холодно щелкнуло как бы говоря - всё начальник, дальше сам давай.
  Метнувшись к мёртвым телами расчёта Сэм переворошил лежащие рядом с убитым монахами цинки - увы, они были пусты. Тогда, подхватив винтовку второго номера он принялся посылать пулю за пулей в замершую черную фигуру. И Судья заметил изменение в обстановке. Медленно подняв голову, он отыскал взглядом стрелка, его рука вытянулась в сторону Сэма и машина, совсем как человек, медленно погрозила ему пальцем, одновременно делая шаг к начавшему приподниматься Прохору. Палец Судьи, до этого грозивший Люциусу повернулся вниз, указывая на тело хранителя, а затем, вновь прибегнув к общепринятым среди людей жесту, показал на Сэма, ясно давая понять кто будет следующим.
  - Ну что, Сэм, ты там как? Скучал? - Довольный голос Жбана раздался именно в тот момент, когда механизм, демонстрируя уж слишком хорошее знание психологии людей, проводил ребром ладони по своей шее: - Мы в десятке над тобой. Включать сигнал, или как? Пониже спуститься?
  - Врубай! На всю мощь давай, - прошептал Сэм, будучи не в силах оторвать взор от машины - теперь она, сложив пальцы в кулак и оттопырив средний демонстрировала очередное оскорбление.
  - Что? Не слышу, громче говори.
  - Врубай и вниз давай, - поднести переговорное устройство ко рту заорал Люциус: - На всю мощь давай!
  - Да понял я, чего орать то?!
  - И садись, понял?! Около зданий садись! И Дока сюда!
  - Да не ори ты, - даже не видя штурмана, можно было представить, как он морщится: - Сейчас всё будет, мы в семи над тобой. Сигнал, кстати, пошёл.
  
  Отбросив винтовку Сэм подошёл к краю крыши - стоявшая внизу машина, в очередной раз начавшая демонстрировать новое оскорбление, вдруг дернулась и её руки, уже поднятые вверх на уровень головы, дрогнули и на миг застыли, чтобы в следующую секунду рванувшись к голове, обхватить её в жесте человека, испытывающего сильную головную боль.
  Послышавшийся в небесах гул заставил Люциуса задрать голову - там, в вышине, медленно росла с соразмерно усиливавшемся рокотом, маленькая чёрная точка.
  - Видишь нас? - Коммуникатор ожил голосом Жбана: - Мы уже в пяти, сигнал на максимуме. Как вы там, дивы? Док, если чё - уже у подъёмника со всеми своими причиндалами. Да, кстати, обед готов, ну, ужин, то есть. Так что вы там по-быстрому давайте, разогревать не то. Мы на четырёх уже. Как сигнал? Работает, то есть это, ну - в смысле эффект есть?!
  
  Эффект был - Судья, стоя на коленях и прижав руки к животу, раскачивался из стороны в сторону. Сначала Сэм показалось, что он стонет - громко и протяжно, но секунду спустя, когда машина задала вверх неподвижную маску лица, он понял, что эти, одновременно тоскливые и полные боли звуки издаёт не он - стонали, дергаясь в своих путах, монахи.
  - В трех тысячах, - бодро отрапортовал штурман: - Сядем сразу за зданиями.
  - Принято, - механически подтвердил Сэм, продолжая смотреть на судорожно бьющихся людей. Переведя взгляд на Судью, он не смог сдержать пораженного возгласа - создание церкви, полностью уподобляясь живым людям лежало на спине, широко разбросав слабо подёргивавшиеся руки и ноги.
  - В полутора, - доложил Жбан: - Опоры выпускаю. Посадка через три минуты.
  - Угу, - что-то коснулось ноги Люциусу и он, не желая отвлекаться от зрелища пораженного Судьи, раздраженная дернул ногой. Судья, опираясь на локти, вынул спину, засучил ногами, и, словно умирающий человек, дернул, не желая признавать своё поражение - но это было всё. Его тело медленно распрямилось, пальцы, до последнего момента взрывавшие землю, ослабли и вся его громада замерла, осев неживой грудной металла, так непохожей на бывшего ещё миг назад полного сил вершителя судеб.
  В ногу Сэма снова что-то уперлось, и он машинально отступил в сторону, одновременно опуская взор к крыше. Увиденное заставило его взвизгнуть так, что тональности его крика позавидовал бы любая барышня-институтка.
  К его ногам тянул, покрытую коркой запекшейся крови, руку, номер два пулемётного расчёта. Всё тело мертвеца сотрясала сильная дрожь, отчего голова покойника с неприятным костяным звуком билась о бетон перекрытия. Дернувшись всем телом, мертвец выбросил в сторону вторую руку, цепляясь пальцами за щель между плитами и извиваясь всем телом, пополз вперёд. Отпрыгнув в сторону, Сэм, стараясь не приближаться к продолжавшему целенаправленно ползти труп, двинулся к открытому люк, ведущему вниз.
  - Ну что, Сэм? - ожило переговорное устройство: - Мы в пятиста метрах. Встречай.
  - Доку охрану дай, - не отрывая взгляда от трупа, пробормотал он в ответ: - Тут зомби.
  - Кто?! Ты там не перегрелся?
  - Зомби. Ползают.
  - Ты бредишь.
  - Если бы. Ползет, гад!
  - Сэм? Ты точно в норме?! Какие нахрен зомби??
  - Откуда я знаю какие? Мертвый и ползет!
  - Начинаю посадку, некогда мне с тобой шутки шутить. В голову ему выстрели и всё. Если зомби - затихнет.
  - В голову? Ты уверен? А если нет? Жбан? Жбан?! - Не дождавшись ответа, Сэм сдернул с плеча дробовик, оглядываясь на первый номер пулемётного расчёта. В отличии от своего напарника этот покойник лежал смирно, как и положено трупу, уронив простреленную чьим-то метким выстрелом голову на вытянутые вперёд руки.
  - Может и вправду - всё дело в голове? - Взбадривая себя пробормотал он, наводят ствол на продолжавшего целеустремленно ползти вперёд мертвеца.
  Грохнувший выстрел разметал голову второго номера кровавыми брызгами и дважды покойник, выгнувшись дугой напоследок, замер, вытянув руки так и не преодолев последний метр, отделявший его от края крыши.
  - И чего он туда полз? - Бросив короткий взгляд вниз, Сэм покачал головой: - Сдохнуть совсем что ли спешил? Бррр... Неужто он, - поежившись, Люциус посмотрел на обезглавленный труп: - Понял, что стал зомби... И пополз вниз. Чтобы себя убить?! Чёрт, жуть какая...
  - Сэм, ты как? В зомби ещё не того? - Жизнерадостный голос Жбан заставил того вздрогнуть: - Сели. Сигнал отключили, всё одно высота ноль, накрытия нет. Док к тебе выдвинулся, с охраной, - хихикнул штурман: - Ты мой должник, Сэм, я Доку, про зомби говорить не стал - иначе бы он тебя точно в лазарете бы запер. Давай вниз, уже, хватит на крыше торчать.
  - Ааа...?
  - Да при посадке я тебя срисовал. Торчал ты как столб. Всё, Сэм. Отбой, не тяни, жрать охота.
  - Всё бы тебе жрать, - проворчал в отключенный переговорник Сэм, направляясь к люку, ведущему вниз, но, не дойдя до чернеющего проёма пары шагов, остановился.
  "А если там, - вытянув шею он уставился в черноту: -" Другие - живые? В смысле - мёртвые, но не до конца?" В темноте что-то пошевелилось и он, несмотря на всю свою выдержку, вздрогнул, представив, как там, под покровом тьмы, собираются в кучу, вытянув к проёму жадные и дрожащие от нетерпения руки, зомбаки.
  - Сэр? - Послышался снизу голос Дока: - Вы вниз идёте? Или мне к вам, сэр, подняться?
  - Не надо ко мне, Прохором займись!
  - А что с ним заниматься? С ним всё в порядке - вон, стоит уже.
  Подойдя к краю крыши, надо признать, что от чернеющего проёма люка Сэм отошёл, испытывая неожиданное чувство облегчения, он посмотрел вниз. Там, посреди площади, действительно стоял, придерживая задницу обоими руками, Прохор. Рядом с ним, поставив на землю свой чемоданчик, прохаживался Док, натянувший по такому случаю, белый халат поверх своего комбеза. Заприметив появившегося Сэма, Прохор, оторвав от явно пострадавшей части тела руку, призывно махнул ей, а Док, сложив ладони рупором проорал в очередной раз: - Сэр? Ну вы вниз идёте? Может вы ранены? Иду к вам! - И, подхватив с земли свой саквояж, деловым шагом направился ко входу в здание.
  "Ну вот" - похолодел Сэм, представляя, как сейчас, на ничего не подозревающего врача, набросятся толпы жаждущих его плоти зомби: - Эй, Док! - Заорал он, зачем-то размахивая руками: - Иду я, жди внизу. Это приказ!
  - Как скажите, сэр, - пожал плечами врач, снова опуская на землю свой саквояж.
  - Ты это, Док, - бросив прощальный взгляд на друзей внизу и оттягивая момент, когда придётся лезть в черному, крикнул он: - Языков отберёт пока. По кайме на плащах и броне смотри - чем толще и ярче, тем ценнее кадр.
  - Принято, сэр. Ждём вас.
  
  К люку Сэм подходил как сапёр к неизвестной и очень опасной мине.
  Осторожно заглянув в темноту он, на всякий случай, перехватил дробовик наизготовку и уже приготовился сделать первый шаг, когда легкий ветерок, холодной лапкой, как бы приглашающе погладил его по лицу. Отпрянув, и моментально припомнив, что зомби обожают мозги, Сэм торопливо надел, снятый было шлем - рисковать своими мозгами он не собирался. Глубоко вздохнув он сделал первый шаг в черноту.
  Покойники, в отличии от того живчика на крыше, лежали смирно, не высказывая никаких намерений вскочить и наброситься, но Сэм был начеку, внимательно рассматривая трупы, он держал палец на спуске, готовый при любом, даже самом слабом намёке на движение, всадит в покойника добрую порцию картечи.
  Только выйдя из здания Сэм расслабился и, сняв шлем, с наслаждением подставил лицо легкому ветерку, который, в отличии от того, дувшего внутри здания, гладил его лицо теплыми и ласковыми пальцами.
  - Добрый день, сэр, - подошедший Док приветственно качнул головой: - Вы как? Всё в порядке? Зомби не нападали?
  - Что? Растрепал жиртрест?
  - Скажем так - проявил заботу о своём командире, - вытащив из кармана небольшой пузырёк, Жвалг вытряхнул себе на ладонь несколько оранжево синих капсул и протянул их Сэму: - Примите, сэр.
  - Это ещё что?
  - Успокоительное, сэр.
  - Док?!
  - Выпейте, сэр. Я всех наших уже накормил - хуже не будет, да и стресс после боя лучше так снять, чем алкоголь глушить. Пейте, сэр, - в голосе врача проскочили жёсткие нотки и невольному пациенту не оставалось ничего иного, кроме как проглотить лекарство.
  - Языков набрали? - От пилюль во рту стало горько и Сэм потянулся к поясу за флягой.
  - Вот, запейте, - врач протянул свою фляжку: - Да, я отобрал человек пять. Они пока в отключке - думаю, где-то через час вернутся в сознание.
  - Хорошо. - Вернув ему флягу кивнул Люциус: - Потерь среди наших нет?
  - Ушибы, пару трещин, растяжения, мелочь в общем, - пожал плечами Жвалг, давая понять, что данная тема слишком мелка для обсуждения.
  - Погоди, а это что? - взмахом руки приказав остановиться паре бойцов, тащивших носилки с накрытым одеялом телом, Сэм торопливо подбежал к ним: - Кто? - занеся руку над тканью телом, повернулся он к Доку.
  - Это? - Как-то безразлично и глядя в сторону, переспросил врач: - Да это Прохор.
  - Как... Прохор - я же его только что, ну с крыши, видел? Он же живой был? Док?!
  - Живой? - Всё так же глядя куда-то за его спину рассеяно повторил Жвалг: -Ах да... Был, да. Эээммм... сэр, мне кажется, что Самсонов нашёл что-то интересное.
  - Подождёт. - Прикусив губу, Сэм подошел вплотную к носилкам: - Эх, дружище... Ну вот как же ты так... Ведь всё же... Эххх... Док? - Поднял он голову на врача: - Это что - яд был?
  - Эээ... Яд? - Непонимающе посмотрел на него Док: - Какой яд? Вы о чём, сэр?
  - Ну Прохор - отчего он? Ну... - Не договорив, Сэм опустил руку на очерченное одеялом тело.
  - Блин! - закутанное в материю тело дернулось, стоило только руке коснуться ткани: - Больно же! - Высунул голову наружу Прохор: - Обязательно бить было, а, босс?!
  - Ты живой?!
  - Будешь так бить - точно сдохну, - проворчал Банкир, вновь зарываясь под одеяло.
  - Док - он живой?! - Повернулся Сэм к Жвалгу.
  - А что ему будет?! - Искренне удивился в ответ тот: - Задницу ему отбили хорошо. Сильно - но не смертельно. Нарисовал сеточку и, для проформы, пенициллина вколол. С димедролом. Отоспится, будет как новенький.
  - Я уж решил - всё, - признался Сэм: - Ну что его тот Судья, того - отравил.
  - Этого кабана?! Да он...
  - Я всё слышу, - раздался приглушенный материей голов пострадавшего: - Сволочь ты Док! Да и вы, босс, тоже. Это ж надо было удумать - по ране кулаком бить! Эхх.. А я-то...
  Дальнейшего его брюзжания ни Жвалг, ни Сэм не расслышали - повинуясь команде врача, бойцы продолжили свой путь, оставив недовольное ворчание пострадавшего без ответа.
  - Кхм, - видя, что Люциус провожает взглядом удаляющиеся носилки, Док тактично откашлялся в кулак: - Сэр, там Самсонов просит вас подойти - говорит, что нашёл нечто интересное.
  - Интересное? - Перевёл взгляд Сэм на врача: - Что именно?
  - Что-то с тем механизмом, сэр, которое вас атаковало. Пойдёмте?
  - Веди, - кивнул в ответ тот, и, бросив последний взгляд на уже почти скрывшиеся в просвете между зданиями носилки, повернулся за Жвалгом.
  
  До тела Судьи, над которым сейчас возился Михаил с парой бойцов было метров полста и Док, не желая тратить время зря, решил скоротать путь беседой - убедившись, что рядом никого нет, он, чуть сбавив шаг, негромко спросил: - Сэр. Про зомби. Вы не могли бы мне описать произошедшее?
  - Ага! То есть - ты мне веришь?
  - Вам - да, - кивнул врач: - Но мы живём в материальном мире, где всему есть объяснение. Наука - я говорю про медицину, отрицает возможное... Расскажите - что вы видели.
  - Эх, Док, - вздохнул в ответ Сэм: - Знали бы вы, что я видел - поверили бы и в зомби.
  - Но всё же, сэр? Что именно вы видели?
  - Ну... - остановившись, он почесал лоб: - Там два трупа были - расчёт пулемёта. Один - точно труп, ему в голову засадили, а вот второй... Куда его первый раз - не знаю, но он пополз.
  - Куда?
  - Вперёд пополз. К краю крыши. Руками подтягивался и полз. Сначала он дёргался, - припомнил Люциус: - Меня за ноги хватал, а потом, - он поёжился и тряхнул головой, отгоняя неприятное воспоминание: - А потом пополз. Руками цеплялся, подтягивался и полз.
  - И как - дополз?
  - Нет, я ему голову снёс, - машинально положив руку на дробовик, произнёс Сэм: - И вот что ещё, Док. Когда я вниз спускался - ну, когда вы уже сели, так трупы там, - обернувшись, он махнул рукой на здание за спиной: - Те, что на лестнице были, так они - по-другому лежали.
  - Как это - по-другому?!
  - Ну там парочка была, на площадке, наверное, раненые выползли, так они, когда я поднимался, к стене привалившись были. А когда спускался - лежали оба.
  - Может ты их задел? Когда поднимался?
  - Не, Док, - покачал головой Сэм: - Я обходил их - хоть и враги, но чего зря тревожить.
  - Хм... Интересно, - вытащив из кармана платок, Жвалг громко высморкался: - Пыль, - пояснил он на удивлённый взгляд своего собеседника: - Терпеть не могу пыль. А скажи мне, - убрав платок, он развернулся к Сэму: - Ты в школе уроки биологии не прогуливал?
  - Чего?!
  - Там опыты делали - с лягушками, помнишь?
  - Не.
  - Прогуливал? Ну ладно, не суть. Так вот - если мертвой лягушке воткнуть электроды и подать ток, то она начнёт лапками дрыгать.
  - Ага, прыгать и мух ловить, да? А если напряжение увеличить, то и деликатес получить можно, да? Жаркое из квакушки!
  - Сэр?!
  - Док! Не злись, но я про людей говорил, не про лягушек твоих.
  - А разницы нет, - развёл руками Жвалг: - Принципы организации нервной системы одинаковы, что у нас, что у них.
  - И к чему ты это? Кабелей - ни на крыше, ни в коридоре не было.
  - А шапочки у них на головах были?
  - Шапочки? - поняв, к чему клонит врач, Сэм остановился и озадаченно потёр переносицу: - Были, Док. И что - неужто ты думаешь, что от нашего сигнала, покойнички в зомбаков превратились?! Мы же белый шум передавали - глушили их.
  - Вполне возможно, - взяв его под руку, Жвал возобновил движение к телу Судьи: - Что наш сигнал, пройдя через приёмник в их шапочке, возбудил что-то в неповреждённом мозге - вот твой приятель и задёргался.
  - Не задёргался, а пополз. Причём, Док, полз он целенаправленно. Не дёргался, а именно полз.
  - Допускаю, - в голосе врача послышались менторские нотки: - Что тот монах, перед своей смертью, хотел подползти к краю крыши - посмотреть, что внизу происходит. Приподнялся - тут его и убило. Ну а в мозгу - последняя команда осталась, вот он и пополз.
  - Знаешь, Жвалг, - они уже почти подошли к Самсонову и Сэм, остановился, высвобождая руку: - Ты, конечно, врач, академии заканчивал, но вот как по мне - так бред это. Что бы труп полз - не бывает такого. Он же покойник, уж поверь - покойника от живого я отличить могу. А тебя послушать, так сделать из трупа зомби - плёвое дело, воткнул провода в задницу, питание подал - и готово!
  - Не так всё просто, - начал было защищаться Док, но видя, что его не слушают, раздражённо передёрнул плечами - понимая всю абсурдность своих слов он не мог отделаться от ощущения, что разгадка такого поведения трупа где-то рядом и что только тонкая грань отделяла его от понимания произошедшего, как бы нелепо не выглядели все его умозаключения. Снова раздражённо дернув плечом и ощущая себя зашоренной своим же опытом лошадью, он присел на корточки подле распростёртого тела Судьи, вслушиваясь в слова дававшего пояснения Самсонова.
  
  - Ну, и чего звал? - Устроившись на корточках рядом с телом Судьи, Сэм вопросительно посмотрел на Михаила: - О как?! Ты и броню с него снять сумел, - одобрительно покачал он головой, приметил, что тело, лежащее перед ним, выглядит гораздо тощее, если можно так выразиться. Покрутив головой, он нашёл и броню, она, сложенная аккуратной кучкой лежала на расстеленном за Самсоновым плаще, ранее принадлежавшему одному из боевых братьев.
  - Это было несложно, сэр, - не стал набивать себе цену капитан: - Крепёж стандартный, сама бронька - типовая, - обернувшись назад, он, с натугой приподнял наплечник: - Вот только толстая она - жуть. Думаю, килограмм на шестьдесят, шестьдесят пять потянет.
  - А он в ней, - постучал пальцами по грудной поверженного механизма Сэм: - Едва не танцевал. Однако...
  - Но это не самое главное, сэр. - Усмехнулся в ответ капитан: - Надеюсь, - он мотнул головой отгоняя невесть откуда взявшуюся мошку: - Аппетит я вам не испорчу?
  - Чём?
  - А вот, смотрите, - положив руку на грудной Судьи, он, одним пальцем прижал едва заметный в начавших сгущаться сумерках, выступ, и, помогая себе второй рукой, раскрыл грудь механизма.
  
  Поначалу Сэм ничего такого, что могло бы испортить ему аппетит не разглядел - раскрывшаяся настежь грудина демонстрировала вполне себе мирные механические потроха - силовой набор, отдалённо напоминающий человеческий скелет, пучки разноцветных проводов, какие-то трубочки, цилиндрики - в общем ничего такого, что могло бы испортить аппетит здоровому мужику, не только привыкшему возится с подобным хламом, но и проведшему весь день на свежем воздухе, занимаясь при этом весьма тяжёлой - и в физическом и в моральном смысле, работой.
  - Вы ниже гляньте, сэр, - каким-то сдавленным голосом проговорил Самсонов и, словно извиняясь, добавил: - Извините, сэр. Третий раз это вижу, а всё одно - пробирает.
  - И что тебя пробирает? Тут и пробирать-то нечему, - удивляясь словам капитана пробормотал в ответ Сэм, ведя глазами по мешанине искусственных потрохов вниз - к животу Судьи. Там, расположившись на месте, где у обычных, в смысле живых людей, располагался желудок, что-то стеклянно поблескивало, скрытое особо густой путаницей проводов.
  - И что это за хрень? - Сэму пришлось наклонился над тазом Судьи, запустив обе руки в скопление проводов, прежде чем и его и Дока глазам предстал небольшой, сантиметров двадцать в диаметре, стеклянный цилиндр, сквозь заполнявшую которого муть что-то неясно - желтоватый жидкость скрадывала очертания, белело.
  - Создатель! - Врач, по своему характеру работы, первым опознавший плавающий за стеклом объект, отшатнулся изрыгая проклятия в таких комбинациях, что Сэм, считавший себя пусть не знатоком ругательств, но профессионалом в данной теме, вздрогнул, поражённый глубиной познаний всегда вежливого и тактичного врача. Впрочем, шоковое состояние от услышанного продолжалось недолго - в следующий момент, объект, словно желая проявить себя во всей красе, придвинулся к стеклу, заставляя теперь уже Сэма судорожно и гораздо беднее чем Док, выматериться - омываемый мутной жижей, в цилиндре плавал человеческий мозг.
  - Вы как, сэр? - Голос Михаила, полный сочувствия, привёл его в чувство: - Того, ну желудок опорожнить, не тянет? А то мы все тут, - кивнул он на сидевших рядом, нахохленных бойцов: - Раза по два уже.
  - Это то, что я думаю? - Не отвечая на вопрос капитана, повернулся Сэм к Жвалгу, торопливо забрасывавшему себе в рот горсть пилюль: - Ты чего Док?
  - Так лучше будет, - дернул тот головой в ответ: - Взять всём, - протянул он по штуке каждому: - Глотайте, поможет.
  - Может грамм по двести, а? - С затаенной надеждой поинтересовался один из бойцов, но видя непреклонность во взгляде врача, вздохнул и покорно принялся грызть горькое снадобье.
  - Так что, это то, о чём я думаю? - осведомился Сэм, запивая остатками воды в пущенной по кругу фляги Дока.
  - Хуже, - мрачно пробормотал в ответ Жвалг принимая и встряхивая флягу: - А мне оставить? - Обиженным тоном поинтересовался он: - Всё ж выжрали, товарищи, мать вашу, боевые!
  - А тебе-то зачем? - Действие лекарства было практически моментальным, и Сэм чувствовал, как между ним и только что испытанным потрясением вырастает колышущаяся полупрозрачная стена, делая увиденное нечетким и каким-то смазанным, мягким, расплывчатым, без острых граней, вызывавших прежде тошноту: - Зачем тебе вода? - Повторил он, наслаждаясь этим чувством: - Ты же врач, а значит - привык к этой гадости. Да и к другой тоже... Ты лучше скажи нам, - опасаясь снова испытать шок он бросил короткий взгляд на распахнутый живот Судьи: - Это то, что я думаю? Мозг человека?
  - Хуже, - мотнул головой врач: - Это мозг ребёнка.
  - Ты уверен? - несмотря на медикаментозную блокаду, грудь резанула боль, а к горлу вновь подкатил тошнотный комок, и, с трудом преодолев его давление, он повторил: - Ты в этом уверен?
  - Абсолютно. Пациенту, кхм... Лет десять, не больше.
  - То-то он с нами в салочки играть кинулся, - спрятав лицо в ладони, простонал-выдохнул Михаил: - А мы его того, убили.
  Бросив короткий взгляд на начавшего раскачиваться капитана, Сэм мысленно прикусил губу - у Михаила год назад родилась дочка и сейчас он, как и любой родитель балансировал над безумием, несомненно примеряя участь этого мозга к своему ребёнку.
  "Ладно," - подумал он: - "Клин клином".
  Неспешно встав, он потянулся, разминая затекшие от сидения ноги, и, безо всякого предупреждения, рявкнул: - Капитан Самсонов! Смирно!
  - А? - оторвав лицо от рук, Михаил непонимающе посмотрел снизу-вверх: - Что, Сэм?
  - Отставить! Смирно! Слушай приказ!
  Подействовало - вскочив, всё же вбитая годами армейская дисциплина брала своё, капитан вытянулся по стойке смирно.
  - Приказываю! Первое. Биологический объект закопать. Второе. Механизм доставить на корабль для дальнейшего изучения. На всё - десять минут. Вопросов нет. Исполнять!
  - Есть сэр! - коротко кивнув, его шлем лежал на плаще рядом с броней Судьи, а к пустой голове - да вы и сами знаете, Самсонов принялся отдавать приказы.
  - Док? Вы ещё здесь?! - Отметив характерное саркастическое выражение его лица, Сэм переключился на следующую жертву: - На корабль, коновал! И чтобы через час, нет - через сорок секунд, Прохор на ногах был!
  - Вы хотели сказать - минут, сэр? - Подобрался Жвалг - настрой командира он отнес к воздействию своих лекарств и сейчас пытался пощупать ментально состояние Сэма: - За срок секунд я и до короля дойти не успею!
  - Не успеешь, - кивнул в ответ тот: - Если как обычно - нога за ногу плестись будешь, разговоры по пути разговаривать! Бегом на корабль! С-спиноза!
  Убедившись, что движение началось, а Док, вызывая смешки бойцов, потрусил к кораблю, Сэм позволил себе расслабиться. Отойдя в сторону, он выудил из-под кирасы пачку сигарет и закурив, с удовольствием выпустил струю дыма в сторону уже наполовину севшего солнца.
  - Разрешите, сэр? - Послышался голос Михаила, отчего Люциус невольно напрягся - не должен был капитан так быстро выполнить все приказания.
  Выпустив к светилу вторую струю, он неспешно повернулся на голос: - Да, капитан, что такое?
  - Сэр. Ребёнка мы, сэр, - его голос дрогнул: - Закопали. Вынули из гадости той, водой из фляг обмыли и закопали, - вздохнул он: - Всё же это мы его...
  - Не мы, Михаил. Не мы - попы его убили. - Видя, что капитан снова готов сорваться, Сэм, схватив его за верхний вырез кирасы, подтянул к себе и громко зашептал ему прямо в лицо: - Они его убили, Миха, они. Когда вырвали из его молодого тела, лишили нормальной жизни - вот тогда убийство произошло.
  - Думаете, сэр?
  - Уверен. Ребёнка они или купили, или - во что я верю больше просто забрали у родителей, типа на обучение. Ещё могли и денег с них, с родителей, срубить.
  - Ну а... Нет, сэр. Его, ну - ребёнка же, возвращать придётся. Ну, потом.
  - Бог взял, - молитвено сложив руки и устремив взгляд на начавшие поступать звезды, напевно произнёс Сэм: - Ангелочек ваш сейчас подле Бога, сущего, на небесах. Ему там лучше, чем здесь. На храм пожертвовать не забудьте - спуститься душа его вниз, заприметит жертву вашу, да и возрадуется, делу вашему благому.
  - Сэр!
  - Извини, Самсонов. Увлёкся.
  - Вы... Вы уверены, что, ну...
  - Что так было? Да. Так, или очень к этому близко.
  - Но это же...
  - Чудовищно? Дико?
  - Ну да, сэр.
  - Когда на кону стоит власть, - грустно усмехнувшись, Сэм отпустил кирасу Михаила и хлопнул его по плечу: - То для тех, кто рвется к ней никаких запретов не существует. Ладно, - ещё раз хлопнув его по плечу, он отстранился от капитана: - Ты чего хотел-то? Ведь не ради могилы пришёл?
  - Да, сэр. Виноват, отвлёкся. Вот, прошу посмотреть, - на его ладони лежал небольшой зелёный кусочек пластика прямоугольной формы, и только взяв его в руки, Сэм понял, что именно так заинтересовало капитана, благо ему, как родившемуся и проведшему большую часть своей жизни в другой вселенной такие детали были хорошо знакомы.
  На ладони Сэма лежала самая обычная печатная плата. Её зеленоватая поверхность была усеяна различными резисторами, транзисторами и прочими, привычного вида компонентами, скопление которых окружало, раскинувших длинные серебристые ножки, пару черных микросхем. И если электронная мелочёвка широко применялась и в местных, аналоговых, схемах, то вот наличие микросхем выглядело, для этой вселенной, совсем чужеродным явлением.
  - О, блин! Микрухи! Сто лет не видел! - Не сдержавшись присвистнул он, поднося плату к глазам и пытаясь прочитать маркировку, нанесённую на спинках чёрных прямоугольничков.
  - Чего? Какие марку...мирку? Вы что, сэр, знаете, что это?
  - Да это же микросхемы, Михаил, основа всей электроники! - На автомате, продолжая попытки разобрать символы, с трудом различимые в наступивших сумерках, выпалил Сэм, слишком поздно осознавая, что для человека, выросшего в этой вселенной - за которого он себя выдавал всё это время, он только что допустил совершенно неприемлемый поступок.
  - Микросхемы? Проклятая электроника? - Отступив на шаг назад, Самсонов осенил себя символом Веры: - И вы, сэр, вы с этим знакомы?! Сэр... Прошу пояснить, - его рука метнулась было к кобуре, но замерла на пол пути - ствол дробовика Сэма недвусмысленно смотрел ему в лицо.
  - Тихо, Михаил. Тихо. Да - мне это знакомо, - не отводя ствола, подкинул на ладони плату Люциус: - И да, я поясню тебе, да и всем остальным - откуда мне подобное знакомо. Вот уберёмся отсюда - расскажу. Обещаю.
  - Точно? - подняв руки на уровень плеч переспросил Самсонов.
  - Да ну тебя, - закинув оружие за спину, покачал головой Сэм: -Михаил - мы же не первый год вместе и что?
  - Что?
  - Я давал тебе повода не верить моим словам? Тебе, твоим парням, или кому-либо из наших?
  - Нет. - Опустив руки, но держа их в сторону от оружия, покачал головой капитан.
  - Расскажу, - подкинул на ладони кусок пластика Люциус: - Всё расскажу, и уж поверь - раз такая пьянка пошла, - плата снова взлетела в воздух: И ещё. Зла сюда, - он обвёл рукой вокруг: Я не несу.
  - Извините, сэр, - Он усталым жестом потёр ладонями лицо: - Я... Был неправ, сэр.
  - Что-то ещё капитан? - вытащив новую сигарету, Сэм вопросительно посмотрел на капитана.
  - Да, сэр. Извините - сбили вы меня. Про элек... Про деталь эту, - Будучи не в силах произнести веками вбитое в запрет слово, Михаил запнулся: - Мы её из Судьи вытащили.
  - Хм...
  - В неё, сэр, вот сюда, видите разъёмы, - избегая касаться пластика пальцами, он показал на пару самых обычных разъёмов на краю платы: - Сюда подключались провода от камер и микрофонов, мы по проводке проследили.
  - Зрение и слух?
  - Да, сэр. А вот отсюда, или сюда, не знаю, как сказать, сэр, - теперь его палец завис над неприметной белой трубочкой с другого края платы: - Тут жила подходила.
  - Жила?
  - Что-то типа вены что ли... Или кишки... Как червяк земляной.
  - Погоди-погоди, - повернув пластинку этой частью вверх, Сэм постарался разглядеть содержимое трубочки, но сумерки уже плавно перетекали в темноту и его попытки не увенчались успехом: - Сюда? Что-то живое?! А шло оно куда? Ну отсюда? - Он постучал ногтем по белому кембрику: - Отсюда - куда она шла? Отследили?
  - Да, сэр, - несмотря на сгущавшуюся тьму было видно, как побелело лицо Самсонова: - В мозг тот оно шло. Мы и того... Вывернуло нас, сэр, когда мы это рассмотрели.
  - Неудивительно, - сглотнув вновь подкативший ком, кивнул Сэм: - От такого любого вывернет. Это ж надо - живое и мёртвое срастить... Бррр...
  - Это не всё, сэр. - Вытащив из висевшей на плече сумки ещё один кусок пластика, он осторожно протянул его собеседнику, торопливо вытерев ладонь о броню, стоило только новому объекту покинуть его руку: - Вот это мои парни в подвале нашли. Там их много было - склад, наверное, готовой продукции, сэр. А в соседнем здании - тоже в подвале, сэр, производственная линия была. Там ящики и с пластиком этим зелёным были, и детальки разные.
  - И много вы таких... - Не став травмировать Михаилом словом электроника, Сэм предпочёл просто покачать в воздухе новой платой, которая походила на вытащенную из Судьи, как старший, уже взрослый брат, походит на своего гораздо более молодого родственника - на новой просматривалась точно такая же компоновка, что и на маленькой, вот только микросхем было раза в три больше, да и выходных, тех самых - белых, трубочек было три.
  - Много их там было?
  - Много, сэр. Паллет семь - восемь. Да, сэр, точно - восемь. В два ряда по четыре стояли, на каждой, штук по двадцать ящиков с этими, как вы их назвали, сэр?
  - Платы. Типовые платы для... Кхм. Платы.
  - Да. Ящики все с этими платами были, сэр.
  - Что вы с ними сделали?
  - Ничего, сэр, - пожал плечами Самсонов: - Команды не было, взяли образцы, да и ушли.
  - Значит так. - Сунув её подмышку, он повернулся к капитану: - Планы меняем. Собирай своих - пусть они обшарят все здания, соберут всё ценное. Тела - тоже обшарьте, всё ценное, включая цепочки, браслеты - всё, включая зубы золотые - забрать, - при этих словах Михаил недовольно поморщился, но пересилив себя кивнул: - Тела раскидайте вокруг, типа залётные были. В подвалы - по паре гранат киньте, но оттуда ничего не брать. Пожар устройте - в паре зданий. Ясно?
  - Да, сэр, но зачем такие сложности?
  - Пожар увидят из городка. Прибегут - а тут трупы и следы посадки крупного корабля. Ценностей - нет, оборудование, а я не сомневаюсь, что среди спасателей будут те, кто на заводе работают, или монахи из тех, кто был в городе - так вот, оборудование не тронули. Не интересно оно грабителям - кинули гранату для порядка и ушли. Все увидят банальный грабёж и искать будут бандитов, выведя за скобки интересующую нас часть, - щелкнул он по плате.
  - Вас понял, сэр. Объясню парням - сделаем всё красиво.
  - Исполняй, - повернувшись спиной к обреченному монастырю, Сэм двинулся к Весельчаку, бросив капитану на последок через плечо: - И не забудь - через час после взлёта собираемся в кают-компании.
  - Я буду, сэр!
  Поднимаясь по трапу, Сэм бросил прощальный взгляд на бывший ещё несколько часов назад таким ухоженным монастырь, из окон зданий которого начинали подниматься жирные клубы дыма.
  - Любуешься? - поинтересовался встречавший его в проёме люка Шнек.
  - В кают-компанию отнеси, - сунул ему в руки платы вместо ответа Люциус: - После взлёта собери всех, разговор есть. Пленные где? В себя пришли?
  - Очухались. О чём разговор будет? И что за хрень ты мне сунул?
  - Потом, Шнек, всё потом. - усевшись на трап, он вытащил почти пустую пачку сигарет: - А знаешь, - закурив, Сэм показал тлеющим кончиком на постепенно разгоравшееся пламя, чьи отблески уже проступали сквозь выбитые глазницы окон: - Тот маркиз... Ну к кому я с фильмом ездил... Как там его...
  - Ээээ... Хм... Симерз?
  - Не, вот, вспомнил - Сиверс его звали. Так вот он меня обвинял, что я, с Весельчаком, монастырь вырезал.
  - Как же как же, помню, - улыбнулся Шнек: - Такое и не помнить! Женский! Ты там ещё всех баб перепортил.
  - Старпом! - обернувшись назад он погрозил довольно улыбавшемуся другу кулаком.
  - Адмирал я, - привычно проигнорировал его жест тот: - А чего вспомнил-то?
  - Да так, - выщелкнув окурок он встал: - Все же первый монастырь сжигаю.
  - Всё бывает в первый раз, - пожал плечами в ответ Шнек и усмехнулся, радуясь своему каламбуру: - Даст Бог - не последний.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4
  Межсистемное пространство.
  
  Если бы кто-то выскочил сейчас из гипера в пустоту между двумя ничем ни примечательными системами, то, скорее бы всего, никто из присутствовавших на борту подобного гостя, не смог бы и заподозрить, что совсем рядом с ними висит, включив все огни - и ходовые, и габаритные, боевой корабль. При самом большом везении, такой счастливчик мог бы обнаружить небольшой металлический астероид, не представлявший никакого интересу везучему первооткрывателю.
  К подобному маневру часто прибегали контрабандисты, выжидая окна в графике патруль, да другие темные личности, желающие скрыться от жаждущих с ними встретиться, среди которых, зачастую, было много охотников за головами.
  
  Весельчак, а это именно он сейчас висел неподвижной глыбой в пустоте, не относился ни к первой, ни ко второй категории, но его командиру требовалось время, а лучшего места, где бы ни кто не смог их побеспокоить найти было нельзя.
  
  - Ну что, братья мои, - заложив руки за спину, Сэм неторопливо прогуливался по основному коридору эсминца, вглядываясь в бледные лица застывших у переборки пленников. Несмотря на понимание своей незавидной участи, держались трое братьев достойно, не унижаясь до угроз или просьб о милосердии.
  - Во второй раз вопрошаю вас, - приподняв на уровень их лиц круглую шапочку с электронной начинкой, повторил свой вопрос он: - Что это такое?
  Тишина.
  - Молчите... Ладно. - Махнув рукой, он подозвал стоявшего в отдалении бойца с подносом в руках. Содержимое подноса было накрыто тканью и опознать, что она скрывала не было ни какой возможности - небольшим и округлым могло быть что угодно.
  - Пакеты захватил? - Спросил он у бойца и, получив в ответ утвердительный кивок, вновь повернулся к монахам: - Послушайте сюда, братья мои. Хорошо, - усмехнулся Сэм, увидев, как перекосилось при его последних словах лицо одного из пленников: - Не брат я вам. Хорошо. Но вот ответьте мне, ээээ... Святые Отцы, допустимо ли честным людям, а особливо стражам и ревнителям Веры, а я ни на миг не сомневаюсь, что вы именно такие, в отличии от меня, грешного, - вздохнул он: - Допустимо ли вам, да поганить свои тела - творения Божие, сосуды бессмертной Души, богомерзкой, прости меня, Господи, электроникой?! Вы же обрекаете себя на, на... На гибель вечную?!
  - Не понимаю, о чем ты говоришь, бандит, - нарушил молчание один из монахов, чья разодранная в нескольких местах ряса была отмечена толстой жёлтой каймой, шедшей по подолу и обшлагам рукавов: - Древние запреты - святы! - приподняв скованные руки он осенил свою грудь знаком веры.
  - Святы? А это что?! - Встряхнул перед его лицом шапочкой Сэм.
  - Переговорное устройство, - откинув голову в таком же головном уборе к переборке: - Новая модель, - коротко пояснил он, сквозь полу прикрытые глаза внимательно следя за Люциусом.
  - Переговорное? А микрофон где? Наушник? Как вызывать с него?
  - Всё было, - качнул головой монах: - В бою потеряли.
  - Потеряли? В бою?
  Не удостаивая его ответом, брат прикрыл глаза.
  - Не хорошо, святой отец, ложью душу свою пачкать, - покачал головой Люциус: - Или ты, - подойдя к монаху он схватил его за складку рясы на груди: - В глаза смотри! Или душа твоя и так уже проклята? И ещё один грех не важен - место в геенне огненной под тебя уже забронировано, а? Молчишь? Сюда смотри! Ну?! Смотри!
  
  Сорвав ткань, Сэм обнажил взорам присутствовавших весьма неприглядную картину.
  На подносе, на боку, оскалив в недоброй усмешке рот и широко открыв глаза, лежала человеческая голова, на макушке которой всё ещё просматривалась порядком запроса, но всё ещё различия тонзура.
  Голов, если быть точным было две, правда второй монах, чья главная часть тела сейчас лежала на подносе, был не только абсолютно лыс, но, и весьма невезуч - потеряв голову и, как следствие, жизнь, он не остановился на достигнутом - на подносе, демонстрируя мастерство хирурга, лежала только половина головы. Скальпель в руке врача разрезал её вертикально, по линии носа, отчего лежащая вскрытой частью своего содержимого голова сейчас более всего походила на учебное пособие из медицинской академии, где ей, в окружении подобных наглядных пособий и было бы самое место.
  
  - Брат Павел, - ахнул стоявший посреди своих товарищей монах, по чьей рясе проходила широкая зелёная кайма, разукрашенная вдобавок, тонкими серебристым полосочками с небольшими кружочками того-же цвета на концах. Этот брат, в отличии от остальных двух и был основной целью Сэма, сразу приметившего резко контрастирующее, техногенное оформление его рясы.
  - Значит его звали Пётр, да? - подхватив, безо всякого почтения, голову за нижнюю челюсть, он поднес её сначала к первому монахи, а затем и ко второму: - Пётр? Ну что же... У меня плохие новости как для вас, так и для отца Петра, впрочем, он уже, а в этом я не сомневаюсь, тестирует новую сковородку в аду. Так вот, святой отец... Отец, - вернув голову к лицу первого Сэм вздохнул: - Не знаю я имени твоего, да и, говоря по-честному, и знать не хочу - нет у меня, человека верующего, - переложив голову в левую руку, он быстро совершил знак Веры над сердцем: - Нет у меня желания поганить слух свой твоим проклятым именем.
  Увидев, что техногенщик, а Сэм так, для себя, обозначил монаха с зелёной каймой, приоткрыл рот, желая что-то сказать, он проворно заткнуть ему рот ладонью: - Молчи, проклятый Богом! Молчи! Один звук и клянусь - за борт выкину, - подтверждая свою угрозу, Сэм кивнул на люк аварийного шлюза, находившиеся на противоположной переборке, прямо напротив пленников.
  Убедившись, что его слова дошли до затуманенного страхом сознания монаха - техно-брат был молод, хотел жить - его тело сотрясала крупная дрожь, Сэм, поставив в уме жирную галочку, повернулся к первому.
  - Сюда смотри, - помогая себе второй рукой, он повернул голову макушкой к монаху так, что стали видны провода, уходящие вглубь черепа: - Что это по-твоему?
  - Я же сказал, - мотнув головой, упрямо повторил пленник: - Переговорное, импланты у нас.
  - Импланты говоришь?
  - Да. - Кивнул монах: - Такие же как зубы, или протезы. Святая Церковь не запрещаем чадам своим лечиться.
  - Зубы, значит? Лечиться, да? - положив голову на поднос, Сэм приподнял за нос половинку черепа, демонстрируя его внутреннее содержимое: - Скажи мне, святой отец, а давно ли Святая Церковь разрешила размещение печатных плат в головах своих слуг? - Свободной рукой он указал на торчавший из внутренней поверхности затылочной кости кусок пластика: - Серебренными болтиками прикрутили, - покачал головой он: - Щедра, мать ваша, церковь святая, о здоровье, чад своих, заботится. О телесном - наплевав на души ваши, бессмертные. - Отпустив кусок головы, он упал на поднос с глухим стуком, Люциус поднял лежавший рядом с ним небольшой кусочек пластика, чья уже знакомая зеленоватая поверхность была испачкана запёкшейся кровью: - А это что? А, брат?
  - Не знаю, - равнодушно пожал плечами тот, отворачиваясь и избегая смотреть на пластинку, в отличии от техно-брата, который прямо-таки впился взором в кусок электроники, что не осталось незамеченным Сэмом.
  - Не знаешь? А я тебе скажу. Это, - Сэм поднёс пластинку поочерёдно к лицам обоих братьев: - Это печатная плата. А вот это, - кинув её на поднос, он поднял другую - ту самую, что Михаил вытащил из Судьи: - А вот это - другая плата. Мы её из того механического монстра вытащили, который напал на нас в вашем монастыре. Ну? - отступив на шаг, он обвёл глазами всю троицу: - Молчите? Так я скажу - это богомерзкая и проклятая вовеки электроника. Да-да, она самая. И, что хуже для вас, предателей веры, все эти гадости имели контакт с живой плотью!
  - Мы веру, - подал голос третий из монахов, молчавший всё это время, по краям рясы которого тянулся тонкий белый кантик: - Веру не предавали! В отличии от тебя, вор! Ты, посягнул на святую обитель и душа твоя, в отличии от наших, будет проклята, и гореть тебе...
  - Свою судьбу я знаю, - перебил его Сэм: - А вот что касаемо вашей - всё зависит от вас.
  - Неужто отпустишь? Ты? Нас? - Скривил рот в усмешке всё тот же монах, чья ряса имела полосы синего цвета.
  - Отпущу, - серьёзным тоном заверил его Люциус: - Ответите на мои вопросы - будите жить. Нет, - он развёл руками, давая понять, что какой-либо торг невозможен.
  - Тогда - казни, - выпрямился, принимая гордую позу синий: - Я готов умереть за Веру. Уверен, - посмотрев на братьев он перевёл взгляд на Сэма: - И братья мои предпочтут краткие телесные муки вечному блаженству.
  - Как скажешь, - не стал спорить Сэм, возвращая плату на место и беря в руки самые обычные ножницы: - Знаете, святые отцы, как умерли эти двое, - ткнул он ими на поднос: - Вы все пятеро, когда вас подняли на борт ранены не были. Двоим мы решили снять ваши эти тюбетейки, - показал он на голову первого монаха: - Да вот незадача, первый, - металл ножниц неприятно лязгнул о кость половинки черепа: - С его мы шапочку просто сняли, оторвав провода, так вот - он в судорогах бился минут двадцать, прежде чем не того. Второму, - ножницы указали на целую голову: - Ему мы проводки один за одним, поочерёдно резали. И знаете, что интересно? Эти проводки... Хотя нет. Как говорится - лучше один раз увидеть. Этого, - указал он стоявшим поодаль десантникам на монаха с синей каймой: - Сюда. На колени.
  Дождавшись, когда охрана разместит пленника перед двумя его собратьями, он, пощёлкав ножницами, наклонился над ним: - Ты говорил, что готов умереть за Веру? - И, не дожидаясь его ответа, продолжил: - Сейчас у тебя будет такой шанс.
  - Предаю я тело и душу мою, и всего себя в руки Твои. Да пребудет... - начал молиться монах, но Сэм, коротким тычком заставил его замолкнуть и, повернувшись к десантникам, поинтересовался, подпустив в голос озабоченности: - Пакет захватили?
  Один из бойцов кивнул, демонстрируя в ответ большой пластиковый пакет.
  - Отлично, сюда встань, - показал Люциус на место рядом с жертвой: - Сейчас из него польётся, а наш адмирал просто не переносит грязь на борту. Что же... - одним движением распоров материю шапочки, он осторожно стащил с головы ткань, обнажая небольшую плату, зажатую в небольших держателях, короткие ножки которой уходили прямо в череп.
  - Как вы видите, - начал он лекторским тоном: - На голове объекта закреплено некое устройство, несомненно искусственного происхождения и содержащее некие, опять же несомненно, электронные, компоненты. Для более детального анализа данного кейса, - не преминул щегольнуть новым словечком Сэм: - Мы произведём отсоединение искусственной компоненты от биологического объекта.
  Надавив на держатель, при этом монах коротко вскрикнул от боли, он отсоединил плату, и она повисла на голове святого отца, удерживаемая только пучком проводов, шедших от неё, через отверстие в крепеже куда-то вглубь черепа.
  - Как вы видите, - продолжил Сэм, внимательно отслеживая поведение стоявших у стены монахов: - Данный модуль имеет связь с мозгом нашего биологического объекта и сейчас мы, опытным путём, - ножницы в его руке негромко лязгнули: - Проверим - верно ли утверждение нашего гостя, - выпрямившись, он посмотрел на первого монаха: - Что данное устройство не более чем коммуникатор. Так ведь, святой отец? Молчишь? Ладно. Руки подними, - наклонился он над стоявшим на коленях человеком и когда тот приподнял скованные наручниками руки, продолжил: - Вот это, - между лезвий ножниц оказался ничем не примечательный серого цвета проводок: - Отвечает за работу рук.
  Щёлк!
  Руки монаха бессильно упали на колени.
  - Как мы видим, нарушение связи между модулем и биологическим объектом, ведёт к параличу конечностей последнего, - подытожил Сэм, выпрямляясь: - Конечно, принимая во внимания слова нашего уважаемого гостя, - он посмотрел на первого монаха: - Принимая их за правду, я могу допустить, что таким образом наш подопытный выбирал абонента для связи - модуль отслеживал движения его рук, которыми он нажимал кнопки в списке, который, в свою очередь, проецировался ему на сетчатку благодаря уже вот этому проводку, - теперь между лезвиями оказался синий провод: - Мы сейчас перережем и его, отчего наш объект, - Сэм вздохнул, изображая сожаление: - Ослепнет. Ну так что? - он снова посмотрел на монаха, переходя на нормальный тон: - Ты всё ещё утверждаешь, что это коммуникатор?
  - Да!
  - Не жалко его? Ослепнет - и это только начало.
  - Что есть краткие муки по сравнению с вечной жизнью?
  - Дурак ты, - покачал головой Люциус: - Как есть дурак. Патриарх со своей братией сделал из вас марионеток, нашпиговав тела гадостью этой, а ты его выгораживаешь. Я сейчас буду перерезать провода один за одним - отключу всё, кроме речевых функций, слуха и нервных окончаний, а потом подам питание, больше расчётного. Знаешь, что он почувствует?
  - Вы не посмеете, - техно-брат, отлипнув от стены, сделал шаг вперёд, не обращая внимания на упершийся ему в живот ствол одного из охранников: - Лучше просто убейте! Имейте же сострадание к пленникам!
  - Убью, - Кивнул Сэм: - Именно этим я и занимаюсь сейчас, если ты этого не заметил. А что касательно сострадания... Узнаёшь? - Взяв с подноса извлечённый из Судьи модуль, он поднёс его к глазам монаха: - Вот цена вашему состраданию - вот этот белый кембрик видишь? Знаешь, что было в нём? С чем вы соединили это железо?!
  - Знаю... - Опустив голову монах, подчиняясь давлению ствола, вернулся на своё место: - Но терзать беззащитных...
  - А тот ребёнок? - Отбросив на поднос и плату, и ножницы, Люциус подошёл к нему и взяв за подбородок, рывком поднял его голову: - На него, что? Сострадания и милости у вас не нашлось? Может это ты, - дёрнув его голову, он заставил монаха поднять глаза: - Может ты убил его? А? Извлёк мозг и засунул в тело того монстра?
  - Нет, это не я, не мы, - затряс головой, пытаясь отвести взгляд тот: - Мы только модули управления делали, мозгами на...
  - Молчи! - Выкрикнул первый и ударив плечом едва не повалил говорившего на пол: - Брат Пивус! Во имя Веры - молчи!
  - В шлюз! - Рявкнул Сэм, понимая, что брат Пивус вот-вот сломается: - И этого тоже, - Показал он рукой на стоявшего на коленях монаха.
  - Смотри, брат Пивус, - подтащил он молодого к небольшому окошку в шлюзовой двери: - Сейчас мы начнём медленно стравливать воздух. Асфиксией, думаю тебя не удивить, но вот когда в их жилах закипит кровь, а глаза начнут лопаться - ты будешь смотреть и знать, что их мучения - на твоей совести!
  - Не надо, прошу вас, - Пивус попытался отодвинуться от окошка, но заранее предупреждённые бойцы не дали ему это сделать, с силой прижав его лицо к стеклу.
  - Начиная стравливать, - махнул рукой Сэм технику, стоявшему у панели управления и тот кивнув начал вращать штурвальчик ручного управления шлюзом.
  - Смотри... Смотри... - дверь не пропускала звуков, но через чистое стекло было хорошо видно, как монах с синей каймой принялся массировать горло, в то время как его товарищ с парализованными руками просто задёргал головой.
  - Прекратите! О милосердии взываю!
  - На твоей совести мучения их! Смотри!
  Первым на пол упал монах с белым кантом. Его собрат - с синей каймой, продержался чуть дольше - он сел на пол, привалившись спиной к двери спустя почти полминуты и принялся жадно разевать рот, пытаясь затолкать в легкие хоть какие-то крохи воздуха.
  - А вот сейчас начнёт закипать кровь и полопаются глаза. Смотри и запоминай - их страдания на тебе.
  - Прошу вас...
  - Хочешь облегчить их страдания? - Подойдя к Пивусу, бросил взгляд внутрь шлюзовой камеры Сэм: - Одно моё слово, и они получат лёгкую смерть. Обещаю.
  - Что вы хотите?
  - Ты всё рассказываешь. Про мозг, мозги те, платы эти - всё, полностью.
  - Я...я...
  - Поспеши - смотри вот тот уже глаза трёт. Начинается слепота - сетчатка отслаивается, а это и страшно, и больно. Ну? Облегчи страдания своих братьев, прояви милосердие!
  - Я всё расскажу... Всё, только прекратите это.
  - Клянись! Душой своей и Верой клянись! - выхватив из рук одного из бойцов Книгу Веры, Сэм протянул её Пивусу и тот, положив обе скованные руки произнёс необходимую формулу.
  - Пусти давление, - отдав команду, Люциус вновь посмотрел в отсек. Синий стоял на четвереньках, мотая головой, отчего кровь, текшая из его глаз, щедро пятнала пол шлюза. Второй брат сучил ногами, пытаясь сесть без помощи рук.
  - Чёрт... Шнек меня убьёт, - глядя на пятна крови проворчал себе под нос Сэм и, повернувшись к Пивусу вздохнул: - Наш адмирал - ну, я уже говорил, помешан на чистоте. А твои весь пол загадили... Эххх... И кто мыть будет?
  - Я... Я вымою, дочиста, - торопливо закивал парень: - Я хорошо полы мою.
  - Ты?! - Покачав головой и, с сомнением в голосе, посмотрел на него Люциус: - Ты же по платам этим спец. Да и думать тебе сейчас надо о том, что ты мне расскажешь - если смерть быструю и лёгкую, как и они, - он кивнул на окно: - Заслужить хочешь. Да, кстати, - подозвав бойца, Сэм махнул рукой на шлюз: - Пристрели, тела борт.
  - Есть, сэр, - кивнул боец и, зайдя внутрь дважды выстрелил.
  - Ну а аккуратнее не мог что ли? - Досадливо проворчал Сэм, заглянув внутрь: - Выстрелил бы в сердце - кто шлюз от мозгов отмывать будет? Ты? Рр-работнички! Вот ничего доверить нельзя! Гоблины, блин, деревянные! Представляешь? - Повернулся он к Пивусу: - Ни-че-го! Всё контролировать лично приходится - чуть на самотёк пустишь, так всё - бери тряпку в руки.
  - Я... Я вымою всё... эээ... сэр?
  - Что? Жить хочешь?
  - Хочу! Очень хочу! - Торопливо закивал головой парень: - Не убивайте меня... Сэр?
  - Люциус. Меня зовут Сэм Люциус, - скрестив руки на груди представился Сэм: - Слыхал?
  - Нет, сэр.
  - Хм... А про Святого Пью - слышал?
  - Какого святого? Пью? - Наморщил лоб монах и покачал головой: - Извините, нет - не знаю я такого. Не такой числится в святцах. Может не святой, а подвижник там, или - мученик?
  - Не числится... В святцах у ни не числится... Бардак!
  - Простите, сэр...
  - Ну так что - жить хочешь?
  - Да, господин, сэр, Люциус.
  - Тогда пошли, - потянул его за рукав Сэм: - В кают-компании, перед всеми расскажешь, что знаешь. Будешь отвечать честно - умрёшь быстро. Обещаю.
  За дверью что-то щёлкнуло и тела двух монахов, подхваченные воздушным потоком, покинули борт Весельчака, начиная своё бесконечное путешествие в межзвездной пустоте.
  - А будешь врать - выкину за борт. Живьём, - постучал он пальцем по стеклу и парень, всё ещё не отошедший от будничности, с которой только что были убиты два человека, судорожно сглотнул, без сомнения примеряя на себя подобную участь.
  
  - Ну, наконец-то! - Отставив в сторону кружку с чаем, Шнек, сидевший во главе стола, недовольно посмотрел на свой комм: - Обещал через час после взлетает, а сам? Час двадцать уже прошло!
  - Надо же было вам время на чаи дать, водохлебы, - парировал Сэм, заходя в кают-компанию: - За мной иди, - бросил он через плечо замешкавшемуся в дверях Пивиусу.
  - А это ещё кто? - Всё тем же недовольным тоном осведомился адмирал, недовольно кривясь: - У нас тут вроде как внутреннее мероприятие, вон Миха, - кивнул он в сторону капитана, вольготно развалившегося на диванчике: - Все уши нам прожужжал, что у нашего дорогого командира есть некое, мега-важное сообщение для всех нас, а ты с собой какого-то задохлика, да ещё в наручниках, тащишь.
  - Блин! - Досадливо хлопнул себя по лбу Сэм: - Про них я и забыл. Ээээ... Как тебя там? Пивиус? Вон к нему иди, - мотнул он головой в сторону дивана: - Самсонов, сними с него, да пригляди - гость наш молодой и горячий, как бы не натворил чего с дуру.
  - Не натворю, я... - пискнул было гость, но Михаил, одним движением оказавшись рядом, легким толчком отправил его на диван, одновременно, незаметно для паренька, сняв наручники, отчего тот, шлепнувшись на мягкие подушки недоуменно уставился на освобожденные от оков руки.
  - Вот так, - подмигнул ему Сэм: - Капитан у нас - асс просто. Ты бы видел, как он ножом может... Ммм... Мастер.
  - Да ладно вам, сэр, - зарделся от похвалы Самсонов: - Не перехваливайте.
  - Ааа... Можно попить? - Облизнув пересохшие губы и не сводя взгляда с разнокалиберных прозрачных бутылок и контейнеров, чьё цветное содержимое намекало на богатый выбор соков, осторожно спросил парень: - Один глоток... Пожалуйста...
  - Да хоть два, - проследив его взгляд и усмехнувшись, сидевший напротив Док, привстал, занося над бутылочками руку спросил: - Ты что любишь? Яблоко, вишня, ананас, виноград есть.
  - Да я... Да мне... Любое... Господин офицер.
  - Ха! - Следивший, как и все присутствующие, за этой сценой Жан, коротко хохотнул: - А парнишка-то ничего, осваивается.
  - Держи ананас, - пододвинув в его сторону небольшой цилиндрический контейнер с жёлтым содержимым, Док уселся на своё место, продолжая разглядывать пленника.
  - Ух ты... Натуральный? - Сделав пару глотков тот закрыл ёмкость и осторожно поставил её на стол: - А у нас только химия была, из порошка, - зачем-то признался он и, переведя взгляд на Сэма, напрягся: - Я готов, сэр. Спрашивайте.
  - И спросим. - Отодвинув от себя кружку с красным чаем - последнее время он подсел именно на этот напиток из лепестков каких-то редких цветков, Люциус, обведя собравшихся взглядом, откашлялся: - Значит так, дорогие мои. Я сейчас, кратенько, обрисую ситуацию, контуры набросаю, а потом наш гость уже все детально, с подробностями, в цвете, так сказать, все распишет.
  - Ааа... Сэр? - Приподнялся со своего места Михаил: - Вы обещали?
  - Помню, - кивнул ему Сэм: - Это второй частью пойдёт.
  - Что пойдёт? - Тут же заинтересовался Мрак: - Вы сейчас о чём?
  - Своевременно, - махнул ему рукой прося набраться терпения, Сэм: - К делу. Зачем мы прибыли на ту планету, вы все и так помните, повторять не буду. Как штурмовали монастырь тоже знаете, как и про тот механизм, что из-под земли вылез. Кстати, а Прохор где, Док? В лазарете?
  - Да здесь я, босс, - в приоткрывшуюся щель двери проснулась голова Банкира: - Разрешите присутствовать?
  - Заходи, - приглашающе махнул рукой Люциус: - Вон стул свободный, у Жбана, садись давай, чего маячишь?
  - Я это, босс, постою лучше.
  - Чего так? - Не сразу догадался о причине такого желания Сэм, но поймав взгляд Жерга, направленный на пятую точку своего недавнего пациента, всё понял: - Ну, как хочешь. Так вот. Продолжим. В теле того механизма - Судьи, как он сам себя называл, Михаил нашёл две детали, вызвавшие наш интерес. Первое это печатная плата с микросхемами, а второе...
  - С какими схемами? - Перебил его Шнек.
  - С микро. С микросхемами, а микросхемы - это основной элемент микроэлектронной промышленности.
  - Бред и мерзость! - Снова перебил его адмирал: - Эта твоя электроника, что микро, что макро - лженаука, проклятая вдобавок. Ты чего-то перепутал, Сэм.
  - Я. Не. Перепутал. В этом вопросе я ошибиться не мог. Почему? Об этом во второй части. А сейчас, дорогой адмирал, заткнись! - Рявкнул на него Люциус и, убедившись, что более ни кто не спешит его перебить, продолжил: - Второй, если так можно сказать, деталью, заинтересовавшей нашего капитана, оказался мозг. - Произнёс это Сэм напрягся, ожидая вскриков, вопросов и всего прочего, чем обычно люди реагируют на неожиданную и странную информацию, но ни кто не спешил нарушать тишину: - Док подтвердит, если кто думает что мы с Самсоновым ошиблись, - продолжил, немного расслабившись Сэм: - Этот мозг, будучи размещенным внутри Судьи, управлял им, получая информацию от камер и микрофонов. Сигнал этих датчиков обрабатывался при помощи той самой платы, - он посмотрел на притихшего Шнека: - И передавал я прямо в мозг. Более того. При зачистке монастыря наши бойцы обнаружили целый склад с подобными модулями. У меня, собственно, всё. Прошу не спешить с вопросами - надеюсь, что он, - палец Сэма указал на замершего в напряженной позе Пивиуса: - Расскажет более подробно - и о платах, и об их производстве, ну и не забудет поведать нам о заказчике всего этого ээээ... Хозяйства. Ответит чётко и честно - умрёт быстро. Нет - сами понимаете. У нас же есть мастера допросов на борту, да, Шнек?
  - Имеются, - бросив на побледневшего парня тяжёлый взгляд, кивнул адмирал: - По первому классу пропустил такого святому, сэр.
  - Вот и отлично, - откинувшись на спинку стула, потерял ладони Сэм: - Ну что, Пивиус. Вставай и рассказывай. Лёгкую смерть ещё заработать надо.
  - Да, сэр, - вскочил со своего места монашек, вытирая вспотевшие ладони о рясу: - А, сэр? С чего мне начать?
  - Начни с начала, - изрек классическую сентенцию, Шнек: - С самого.
  - Д-да-да, господин адмирал, спасибо. Я так и сделаю, - часто-часто закивал парень: - Меня зовут, Пивов Сергей, мне двадцать три года, родился в...
  - Стоп! - Постучал Сэм ложечкой по столу: - Ближе к теме, твоё золотое детство здесь мало кого интересует. Как в монахи попал, с этого момента говори.
  - Да, сэр. - Торопливо отхлебнув сока из своей бутылочки он продолжил, косясь на Люциуса: - По профессии, сэр, я техник по ремонту коммуникаторов. Ну, вот... Как-то обратился к нам святой отец - Ну, за ремонтом. Я починил, мы разговорились, а он мне и предложил работать на Святую Церковь. По профилю - быть при монастыре ремонтником. Полное обеспечение, деньги, правда, небольшие, но при всём прочем - когда и одевают, и кормят, и келью выделили - согласитесь, сэр, в нынешних условиях от подобного не отказываются.
  - Соглашусь, - не стал спорить Сэм: - Постриг сразу принял?
  - Нет, сэр. Первый контракт, три года, я мирянином отслужил, в своё лоно меня потом, Церковь Святая, - совершил он Символ Веры: - Приняла. Вот тогда и постригли, сэр.
  - А чего ради постриг принять решил?
  - Сэр... - Закусив губу, Сергей замолчал, было видно, что в его душе идёт противостояние двух сил.
  - Ты клятву давал, на священной книге, - напомнил ему Сэм, внимательно следя за отражением этой борьбы на лице молодого человека.
  - Да, сэр... Но я и клятву молчать давал.
  - Ясно, - выбрав с поднос, стоявшего по центру стола, пирожок, Жбан откусил сразу половину и продолжил в своей любимой манере - с набитый ртом: - Один на один, короче. Взаимно уничтожаются они, - проглотив кусок он стал выражать свои мысли более понятно: - Есть клятва на молчание, и есть - на поговорить. В нем, - ткнул он половиной пирожка в парня: - Ой, - Подобрав выпавший кусочек начинки и быстро закинув его в рот, штурман продолжил: - Плюс на минус в общем. Нет над тобой никаких клятв теперь, парень. Ну, - закинув многострадальные остатки пирожка себе в рот, он пожал плечами: - Ну, я так считаю.
  - Жбан у нас - голова, - кивнул, соглашаясь с его словами Сэм и перевёл взгляд на колеблющегося парня: - Ты сейчас свободен от клятв. И церковной, и от той, что мне дал. А значит решение принимать можешь сам, своей головой.
  - Вы так думаете? - недоверчиво посмотрел на него Пивиус: - Разве так можно?
  - Можно, - уверенно кивнул в ответ Люциус, загнав в самый дальний уголок сознания ощущение, что он идёт по тонкому льду. Пытать Пивова ему не хотелось - под пыткой он мог наговорить лишнего, исказив картину, а информация была нужна самая что ни на есть точная.
  - Я тебе как профессиональный святой, хоть и местного значения, говорю тебе, - ещё раз кивнул головой он: - Теперь ты от клятв свободен.
  - А вы точно святой?!
  - Господи! Ну, спроси любого, - повёл рукой Сэм: - Тебе все подтвердят. Если до планеты моей доживёшь, а это только от тебя зависит, там спросишь - тебе все так и скажут - святой он.
  - А вы, сэр, вы как святым стали?
  - Не обо мне сейчас речь. Рассказывай давай. Дальше. Чем тебя попы так прельстили, что ты постриг принял? Ведь, как я понимаю, тебе и без него жилось хорошо? Еда, кров и деньги ещё сверху?
  - Всё так, сэр, но...
  - Говори. Чем тебя они купили?
  - Бессмертием.
  - Чем?! - Сэм аж привстал: - Хотя погоди... Ты о каком бессмертии говоришь? О бессмертии души или тела?
  - Ни того, ни другого, сэр, - покачал головой Сергей: - Душа она и так бессмертна, мне... Нам - тем, кто учувствовал в Пальцах, проект так назывался - "Пальцы Господа", обещали бессмертие сознания.
  - Это как?
  - Ну, тело, вы же понимаете, сэр, оно стареет. Изнашивается, болезни там всякие. А Святой Престол обещал нам избавление от телесной оболочки и вечную жизнь в искусственном теле.
  - Судья?
  - Он был прототипом, - кивнул парень: - Но уже рабочим и практически готовым к массовому выпуску.
  - Интересно, - пробарабанил пальцами по столу Люциус: - То есть вам обещали, в старости, как я догадываюсь, поместить мозг в подобное тело?
  - Ага. В такое, или, но про это я мало знаю - слышал только название - проект "Адам", в живое, обычное - человеческое, тело. И так жить - меняя тела.
  - И под это обещание, - посмотрел на него Сэм: - Ты и подписался пахать на Церковь, да?
  - А кто бы отказался, - пожал он плечами в ответ: - Да и работа была интересная, платили хорошо, опять же. Вот только с кормёжкой не очень было. - При последних словах его живот издал характерный звук.
  - Есть хочешь? - Тотчас участливо поинтересовался Жбан и протянул пирожок: - На ко, поешь. Организм молодой, ему питаться надо.
  - А смысл? - передёрнул плечами, не одобряя действие штурмана, Сэм: - Всё одно в расход. Чего продукты переводить.
  - На сытый желудок и умирать проще, - недовольно засопел толстяк: - И вообще, Сэм. Ты чего -хочешь паренька грохнуть? Он же рассказывает всё честно. Ты же откровенен с нами, да, Серёжа?
  Серёжа быстро и часто закивал, торопливо прожевывая пирожок - говорить, как штурман, с набитым ртом, он не рискнул.
  - Умирать никогда не просто, - потёр лицо ладонями, Сэм: - Уж поверь мне - я знаю. Доел? - поднял он глаза на парня: - Дальше пошли. Ты что делал? Конкретно - ты.
  - Я модуль обработки информации делал.
  - Подробнее.
  - Информационные потоки, получаемые от внешних устройств, от разных, надо было синхронизировать и перевести из аналогового, - начал было пояснять он, но видя как поморщился Люциус, замолк.
  - Проще объяснить можешь?
  - Эээ... Ну сигналы шли из разных источников. От камер, микрофонов, датчиков дыма - я им вешал временной маркер и объединял в один поток. Так понятнее?
  - Это ты про Судью?
  - Да, сэр.
  - Ясно.
  - А мне - нет, - покачал головой Шнек: - Сэм, если ты понял - растолкуй.
  - Он делал так, что мозг тот получал картинку со звуком и запахами от камер и прочего. Что происходит вокруг - то тот разум и видел, слышал и всё такое. Как мы сейчас. Понятно?
  - Ого! Серьёзно... - во взгляде и голосе адмирала чувствовалось уважение к человеку, взявшемуся за подобную работу, причём к не только взявшемуся, но и сумевшему её выполнить.
  - Это было не особенно сложно, -принялся оправдываться Пивиус: - Я же системами связи занимался, а там задачи похожие. Вот с переводом сигнала к конечному участку - к пользователю, ну - к мозгу, вот тут было сложно. Пришлось повозиться.
  - Ладно. Хватит лирики и рассказов о героическом труде, - хлопнул ладонью по столу Сэм: - С Судьёй мне понятно. Микросхемы ты проектировал?
  - Нет, что вы, сэр, - замотал головой парнишка: - Я только задачи ставил - схемы рисовал, блок схемы, ну - какие сигналы куда и как, а блоки эти - ну, что вы микросхемами называете, я их, мне привозили их. Уже готовыми, сэр.
  - Где изготавливали?
  - Не знаю, - развёл он руками: - Мне не интересно было, да и не моё это.
  - Угу. Сколько Судей сделано?
  - Всего четыре. Было. - принялся загибать пальцы Сергей: - Самый отлаженный прототип вы убили. Ещё два - ждут управляющие модули и один - в сборке.
  - Управляющие модули - это мозги? - склонив голову к плечу спросил Сэм: - И как ты к этому относился? К мозгам - их же из живых людей брали?
  - Да. А что такого? - удивился парень: - Это добровольцы были, ну, или - неизлечимо больные.
  - В том Судье, - медленно, тщательно выговаривая слова, произнёс Люциус: - Был мозг ребёнка. Ты знал об этом?
  - Ребёнка? Нет, что вы, - попытался рассмеяться, сведя услышанное в шутку, Пивиус: - Какого ребёнка, что вы! Только взрослые добровольцы - и их семьям мы, Церковь то есть, хорошую премию выплачивала.
  - Это был ребёнок. - Покачал головой Сэм: - Вон Док сидит, он врач, подтвердит.
  - Эээ... Ребёнок? - Искоса, стараясь не встречаться взглядом со Жвалгом, осторожно глянул на него монах: - Вы не ошиблись?
  В ответ, врач только покачал головой.
  - Но этого не может быть! Нам же говорили, нам даже ролик показывали - как старика, парализованного берут на операцию - ну, по отделению...
  - А ребёнка, скорее всего, - не обращая внимания на его слова, повернулся Сэм к Доку: - Я думаю или украли, или на рынке рабов купили. Хотя могли - как я и предполагал, - посмотрел он на Самсонова: - Типа на обучение взять. Последнее - даже лучше. Набрали, провели мед исследование и подходящих - под нож.
   Да что вы несёте! - выкрикнул, ставший бледным как полотно, Сергей: - Это невозможно! Не-воз-мож-но! Святая церковь - никогда бы на подобное не пошла бы! Слышите?!
  - Заткнись! - Привстав, Шнек ударил кулаком по столу: - А то мы не знаем о доброте и милосердии твоей церкви. Святой! - Выплюнул он как ругательство последнее слово: - Да за подобное вас всех..
  - Так. - Постучал Сэм ложечкой по столу: - Тихо. Успокоились. У меня ещё два вопроса. Первое. Эй, Пивиус, ты меня слышишь? - Окликнул он пленника, видя, как того бьёт крупная дрожь: - Михаил - дай ему воды, а то вырубится сейчас.
  - Может чего покрепче? - Налив в стакан на три пальца водки, алкоголь на столе так же присутствовал, он вопросительно посмотрел на Сэма.
  - Док? Как думаешь? - Перевёл стрелки Люциус: - Не вырубит его?
  - Не должно, - кивнул Самсонову врач и тот сунул стакан в руки паренька.
  - Может перерыв? - Мрак, явно отсидевший себе всё, что можно было, сладко потянулся: - Размяться бы...
  - Потерпи, - отрезал Сэм: - Сейчас с этим, - брезгливо оттопырив губу кивнул он на начавшего приобретать нормальный цвет паренька: - Закончим, тогда и перерыв. Ну ты, Пивиус, в себя пришёл?
  - Да, сэр.
  - Вопрос по той хрени в головах, - показал он на шапочку монаха: - Что это. Рассказывай.
  - Это действительно модуль связи, сэр, - коснулся головного убора Сергей: - Покойный брат Менге говорил вам правду, сэр, да упокоится его душа в мире.
  - В аду этот твой Менге. Где ему самое место. Но скажи - если это модуль связи, не более, то чего те двое откинулись? Первый - как его там звали - Пётр? Сразу откинулся, едва мы все провода, разом, перекусили, а вот второй - мы ему по одному цепи резали - умирал он долго, по частям отключался. Молчал - мы то думали, стойкий он, а по факту - мы ему одним из первых речь отрубили... М-да... - Отпив чая, Сэм продолжил: - Зачем модулю связи такой контроль над телом? Говори.
  - Те братья... Они по проекту "Пальцы" проходили. Ну и их модули... Они...
  - Ты мог их удалённо контролировать?
  - Я?! Нет, что вы... Это только Отец-настоятель мог.
  - И что именно он мог?
  - Я точно не знаю, поймите, - прижал руки к груди Пивиус: - Я только обработкой массивов занимался, а это малая часть всего проекта...
  - Говори, что знаешь.
  - Им можно было указать цель - вы про сетчатку верно сказали, отдать голосом команду, - принялся перечислять он: - Боль там отключить, или наоборот... Ну и обратная связь - чтобы видеть то же, что и подотчётный. Вы поймите, сэр, - прижал он руки к груди: - Я по другому профилю работал. Но про это ни кто не знал - официально это да, модуль связи, новой модели был.
  - Неслабо, - присвистнул от услышанного Сэм: - А что тогда они, против нас, так толпой шли? Без тактики, просто мясом давили?
  - Так Отец Ладгет, настоятель наш, погиб он - вы его в самом начале убили. Из окна на шум высунулся и тут его и...
  - Понятно... А твой модуль - он такой же?
  - Мой? - погладил свою шапочку Сергей: - Мой нет. У меня только связь.
  - Уверен?
  - Конечно. Я же первым делом, ну как меня имплантировали, проверил. Только связь - видео и аудио.
  - И ты всегда на связи?
  - Если в зоне приёма окажусь - тогда да. А вообще, - принялся он с энтузиазмом перечислять преимущества: - Это очень удобная вещь! Радио - пожалуйста, Подсказки, ну, например, я себе в мастерской, подписал, что где лежит - смотрю на ящик и рядом список, что в нём. Кино, опять же можно смотреть - закрыл глаза и смотри. Очень удобно. Вот сейчас, например, я вам всем, всех вас, - пошевелил он рукой, обводя пространство перед собой: - Подписал. Удобно очень. У меня формуляры для знакомых сделаны - там всё указано - и дни рождения и привычки...
  - Хм... - Заинтересованно пожевал губами Жбан, который вечно забывал дни рождения и прочие памятные даты, за что ему часто доставалось от своей жены: - Удобно, чёрт побери!
  - Управление? - Пропусти мимо ушей его возглас Люциус.
  - Я когда глаза закрываю, у меня меню высвечивается, там и выбираю. Глазами.
  - А спать не мешает? - подался вперёд, заинтересовавшийся подобным дополнением к собственному телу, Мрак: - Если меня всё время перед глазами.
  - Так свернуть же можно!
  - Эээ... Свернуть? - Не понял его артиллерист.
  - Ну, уменьшить, то есть, в точку. А её уже в сторону оттащить. Я себе именно так и сделал.
  - Ух ты... А поставить её - систему эту, больно? Что надо? Где... - выплеснувшийся из Мрака поток вопросов был пресечён негромким покашливанием Сэма.
  - Мрак!
  - А что, сэр?! Полезная ведь штука! Если её к системам наводки подключить и наводить на цель глазами - так это ж какая точность будет?!
  - Тогда от тебя все девки твои сбегут, - ухмыльнулся Жбан: - Кому охота с монстром таким рядом быть?! Да и мыться ты как будешь? Пакет на голову и в душ? Что б не коротнуло.
  - Не, не коротнёт, - вытащив из кармана маленькую плату, Сэм пустил её по столу к штурману: - Тут всё лаком залито. Предусмотрели, святые отцы. Так... Ладно. Сергей. Последний вопрос - большие платы у вас на складе. Они такие же, как и эта, - дёрнул он подбородком в сторону куска пластика, который сейчас крутил в руках толстяк: - Для чего они? Я так понял - к ним сразу три... Как ты сказал - пользователя? Три пользователя подключить можно.
  - Про этот проект я ничего не знаю, - развёл руками в ответ Пивиус: - Заказ поступил - год назад, ну мы отработали, задача простая была, просто увеличили всё втрое и готово. А куда... - Он снова развёл руками: - Не знаю. Торговец прилетал - забирал. Мы думали, - замялся он: - Но это только предположение, сэр, что это для какой-то управляющей системы. В тех задании было про большие объёмы информации... Может для банков или для аналитиков... Не знаю, сэр.
  - Ладно, садись. У меня к тебе вопросов нет.
  - А можно я спрошу, сэр? - Приподнялся со своего места Мрак, но Сэм отрицательно покачал головой: - Нет.
  - Ну, пожалуйста, сэр?
  - Нет, я сказал! Точка. Самсонов!
  - Я сэр! - вскочил и вытянулся по стойке смирно капитан, услышав в голосе командира командные ноты.
  - Этого, - ложечка в руках Люциуса навелась на монаха: - В шлюз и исполнить. Он нам больше не нужен.
  - Казнить, сэр? - Как-то растерянно переспросил, обычно исполнительный десантник.
  - Да. Я что - не ясно выразился?!
  - Хм... Сэм, погоди, - утвердив на столе локти и водрузив на них подбородок, точнее - все свои подбородки, в сторону командира повернулся Жбан: - Ну чего ты? Исполнить... - Передразнил он Сэма: - Чего он тебе сделал?
  - Жба-ан! - постучал ложечкой по столу Сэм: - Не лезь не в своё дело.
  - А чего это вдруг и не моё? - Набычился толстяк: - Это - совет и я имею право высказаться!
  - Имеешь, кто же спорит, - кивнул Сэм: - Высказался?
  - Но...
  - Самсонов! Мне долго ждать?! И шлюз, потом, вымыть надо будет. Распрядись.
  - Шнек! - обратился к адмиралу штурман: - Ну хоть ты ему скажи! Жалко же паренька! По глупости влетел и что? Кто из нас в молодости не ошибался? Шнек?
  - Сэм? - Одёрнув китель, со своего места поднялся адмирал: - Жбан прав. Мы имеем право высказать своё мнение. Проголосовать. Имеем право?
  - Имеете. А я имею право - наложить вето.
  - Но, Сэм...
  - Вы что - сдурели?! - Отбросив ложечку, поднялся и Сэм: - Вы кого на борту оставить хотите? Церковника? Ещё и неизвестно, чем его тушка нашпигована! Даже если у него действительно - только связь в башке - оно нам надо? Такого шпиона под боком иметь?! Пулю в лоб и за борт! Я так сказал!
  - Связь можно и заблокировать, - покачал головой Шнек: - Да и использовать её в обе стороны можно. Скажи, - повернулся он к Пивиусу: - Твою связь эту, - постучал он себя по макушке: - Её отключить можно?
  - Отключить - нет, повесил голову парень: - Зону приёма, если антенну убрать, уменьшить возможно.
  - Во, Сэм, слыхал?
  - И что? Я ему лёгкую смерть обещал - а ты? Ты уверен, что удалишь антенну, а он не сдохнет тут же - в мучениях?!
  - А тебе не пофиг? Как он откинется?
  - Пофиг, - кивнул Люциус: - Но я обещал - легкую, он её и получит, я за свои слова отвечаю.
  - А ты чего молчишь? - повернулся адмирал к Сергею: - Что - жить неохота?
  - Охота... Очень хочется, - прошептал тот в ответ, снова сотрясаемый крупной дрожью: - Но ведь, сэр уже решил мою участь, - уставился он в пол: - А жить я хочу... Очень. У меня и девушки-то до сих пор не было, - последние слова он практически прошептал, но в кают-компании было так тихо, что его шепот был услышан всеми без исключения.
  - Сэм! Кхм.. - Развернулся Шнек к командиру: - Не жалко? Зелёный же вообще.
  - А антенну отсоединить можно, - вскинув голову парень с надеждой посмотрел на Жбана: - Там разъём есть, я знаю, я проверял!
  - Командир? - Самсонов, не выпуская Пивиуса из своего поля зрения, бросил короткий взгляд на Люциуса: - Сэр, не оспаривая ваш приказ, хочу заметить, что он может быть нам полезен. Сэр.
  - Вот и не оспаривай. Выполняй.
  - Есть, сэр! - повернувшись к Сергею, капитан развёл руками - мол извини, приказ, и, положив руку ему на плечо, тихонько подтолкнул в сторону выхода.
  - Не, Сэм! - Встал толстяк: - Так дело не пойдёт! Тебе что - на наше мнение плевать?
  - Жбан, не начинай! - сел назад Сэм: - Чайник лучше мне передай. Перерыв, кстати.
  - Перебьёшься, - фыркнув, скрестил руки на груди штурман: - И вообще! Нас - большинство! Ты, как командир, имеешь право вето, но мнение Совета ты уважать - обязан.
  - Уважаю, - привстав, Сэм потянулся к чайнику с заваркой, но Жбан, с неожиданной для его фигуры ловкостью, отодвинул его дальше по столу, выведя из зоны досягаемости Сэма: - Как ребёнок, - покачав головой, он откинулся на спинку стула: - Ну... Убеди..те. Меня.
  - Смотри. Мы все, здесь присутствующие, - рука штурмана поочерёдно указала на Шнека, Мрака, Прохора и Михаила: - Мы все просим вас, наш дорогой командир, оставить этого ребёнка в живых.
  - Минуточку, - прерывая его поднял руку Сэм: - Ну с тобой и Шнеком - мне ясно. Прохор. Ты что скажешь?
  - Жалко паренька, но, с другой стороны... Не друг он нам.
  - И не враг, - начал было Жбан, но, повинуясь жесту Сэма, смолк.
  - Самсонов?
  - Я выполню любой ваш приказ, сэр, - ушёл от прямого ответа капитан.
  - Дипломат, блин, - покачал головой Люциус и подмигнул Сергею: - Я же говорил - мастер! С большой буквы Че. Мрак?
  - Сэр... Эээ... - вскочил артиллерист: - А почему с Че? Мастер же с другой буквы?!
  - Ну пусть не Че, а Гэ. У нас же - демократия? Жбан - демократия же? Вот пусть и будет с Же. К делу, Мрак! Что скажешь?
  - Я за жизнь. Ему. - Качнул головой в сторону Сергея артиллерист: - Антенну отключим, знания у него есть - ну по этой теме. Пригодится он нам.
  - Так... Трое за жизнь, двое против и один, - Сэм выразительно посмотрел на Самсонова: - Воздержался. - Ты свое мнение на правильное, - выделив голосом последнее слово, он снова, выразительно посмотрел на капитана: - На правильное, не поменял?!
  - Готов исполнить любой ваш приказ, сэр! - вытянулся по стойке смирно, сделав каменное лицо, и не реагируя на намёки, отчеканил тот.
  - И...? - вопросительный взгляд Жбана, направленный на Сэма, просто сочился ехидством: - И что скажите теперь, наш дорогой начальничек?! А? Вы, как мне кажется - в меньшинстве?
  - Стоп! - хлопнул ладонью по столу Люциус: - Про Дока забыли! Жбан, ну-ка, отодвинься, за твоей тушей, нашего эскулапа совсем не видно!
  
  Дождавшись, когда штурман, не только уселся на свой, индивидуально усиленный стул, но и откатился от стола, открывая врача, он продолжил: - Простите, ради бога, Жвалг. Говорите.
  - По моему мнению, - кивком головы показав, что извинения приняты, начал Док: - Этот человек нам опасен. С одной стороны, - поспешно добавил он, видя, как поджал губы штурман: - А с другой, он может быть нам полезен, если отключить его антенну. Кроме того, сэр, согласитесь - как один из создателей этой системы, - палец Дока изобразил в воздухе окружность, как бы окаймляющую лежавшую на столе плату: - Данный специалист лучше всех знает сильные и слабые стороны своего детища, что, опять же, в теории, может нам пригодиться.
  - Короче, Док, - покачал ладонями изображая весы Сэм: - Ты за что выступаешь?
  - Нейтралитет.
  - Ясно. Тогда три за жизнь, два - нейтральны, и только мы с Прохором, против. Но я - командир, и моё мнение - идёт за два. Так? Ничья - три против двух, - он ткнул себя пальцем в грудь: - Плюс один, - тот же палец указал на телохранителя: - И решение, по закону, принимаю я один.
  - Нет, - покачал головой Жбан: - Твоё голос за два идёт, не спорю, таков закон, и доли - ты две по нему получаешь. Всё так. С этим я не спорю. Но! - Усмехнувшись, он качнул подбородками в сторону Банкира: - Он лицо пострадавшие. Так? От рук... Ээээ... Ног, Судьи, к которому, в свою очередь, приложил руки Сергей, - подбородки нацелились на юношу: - И, по закону Братства, голосовать он, как лицо пострадавшее, против него, не может. Таков закон, сэр! - Подмигнул толстяк Пивиусу: - Получается, сэр, три за, и только вы, сэр, с вашими двумя голосами, против. Вот так. Кхм. Сэр.
  - Ну ты и жук, Жбан! - Покачал головой Сэм: - Бюрократ!
  - А нефиг было меня жирным называть, - подкатившись к столу, он сграбастал очередной пирожок и демонстративно принялся его жевать.
  - И кто с ним тогда возиться будет? - Понимая, что этот спор он проиграл, вздохнул Люциус.
  - Ты, Сэм. Кому же ещё, как не тебе. - Глядя мимо него улыбнулся Шнек: - Ты недавно жаловался, мол все при деле, один ты маешься от скуки? Вот тебе юнга, развлекайся. Может из него ещё и получится достойный член нашего Братства.
  - Ага, - потянулся за следующим пирожков, штурман: - Да и Закон так же говорит - кандидат в члены находится под поручительством старшего на борту. А ты и так - номер один у нас.
  - Эээ... Нет, уважаемые, - злорадно ухмыльнувшись, потёр ладони друг об друга Сэм и задрал вверх палец: - Законы и я знаю. Старший на борту. На борту. А у нас старшим - наш уважаемый адмирал, - вернул он Шнеку его улыбку: - Я так, координатор, на более, - добавил он, складывая руку на груди.
  - Нашему уважаемому адмиралу, - присоединился к эстафете улыбок Жбан: - Сейчас и так не вздохнуть. Мы же, как я понимаю, да и зная тебя, Сэм, сейчас отнюдь не домой пойдём? Так?
  - Ну так, - напрягся, чувствую засаду, Люциус.
  - Да и, следуя букве Закона, старший ты Сэм. Как не крути, но то куда и зачем мы идём - решаешь ты, а на Шнек. Так что... - сграбастав очередной пирожок, Жбан шутливо, а может и серьёзно - кто его знает, отсалютовал им Сэму: - Юнга твой. Эээ... Ваш, прошу меня простить, сэр. Таков Закон.
  - Да, таков Закон, сэр, - кивнул Мрак: - Вы же сами его писали, сэр.
  - Сволочи вы, - подперев голову рукой, тоскливо простонал Номер Один: - Враги натуральные, а не товарищи! Чёрт с вами! Юнга!
  - Эээ... Да, сэр? Командир? - Поднял от пола взгляд не него Сергей.
  - Называть меня командиром надо ещё заслужить, юнга! Чаю мне налей и иди шлюз дарить! Найду хоть пятнышко - выкину за борт! Ясно?!
  - Да, сэр!
  - Отвечай - есть! - Вполголоса поправил его Шнек: - И отсек тот мой тщательно, пословицу знаешь, про чистоту?
  - Эээ... Сэр... Что свинья везде грязь найдёт?
  Пустая бутылка, пущенная Сэмом в их сторону, попала бы точно в голову Шнека, но он, демонстрируя хорошую реакцию, успел присесть и её пластиковое тело безбожно грохнуло о стенку, подводя итог первой части совета.
  
  Выйдя в коридор размяться, Сэм, к своему удивлению, стал свидетелем целого консилиума - Шнек, Жбан и примкнувший к ним Док, вооружившись пинцетом - его вытащил врач из своего кармана, во всю колдовали над платой, закреплённой на макушке Пивиуса.
  - Ага... - Неодобрительно покачав головой, Люциус вытащил пачку сигарет: - Вот же вам неймётся.
  - Не можешь помочь - не мешай, - не отрывая взгляда от путаницы проводов, сквозь зубы пробормотал Шнек: - Чёрт... И где тут эта антенна?
  - Она в шапочке должна быть, - подсказал Сергей: - Цилиндрик такой небольшой, проволокой обмотан.
  - Да его-то я вижу, нащупал, то есть, а вот как разъём отсоединить - не понимаю.
  - Вы только, сэр, поаккуратнее, ладно? - Перспектива стать калекой, при неверном отсоединении проводов, парнишку явно пугала.
  - Ну... - Перегнувшись через плечо адмирала, Сэм, окинув взглядом место работ, выпустил вверх струю дыма: - Пимпочку видишь - вон ту, - он ткнул пальцем в сторону разъёма: - На неё жми, отщелкнется.
  - Вообще-то, - выпрямившись и отодвинувшись в сторону, Шнек неприязненно посмотрел на сигарету в руке Люциуса: - Курить на борту запрещено.
  - Да ну?! - Отодвинув старпома он отобрал у него пинцет, и, выпустив к потолку вторую струю, насмешливо осведомился: - Я тут старший? Ну вот - значит, - наклонившись от прижал едва различимый выступ на пластике: - Значит мне - можно. Я сам себе разреши-ил...
  Потянув за провода, и, уронив при этом колбаску пепла за шиворот Сергея, отчего тот чуть дёрнулся, Сэм разъединил контакты, и, довольно хмыкнув, выпрямился: - Вот... А вы тут... - не договорив, он затянулся и очередная струя дыма устремилась к вент решетке на потолке.
  - Лихо ты, - с уважением покачал головой Жбан: - Словно всю жизнь с подобным возился. Или - возился? - прищурился он, внимательно рассматривая его лицо.
  - Было дело, - не стал отнекиваться Сэм, и, предвосхищая следующий, или следующие вопросы, продолжил: - Если вы всё, то пошли в кают-компанию. Продолжим.
  Пропустив всех, он ткнул пальцем в грудь Сергея, тоже двинувшегося было внутрь: - А ты куда?
  - Туда, сэр, - показал парнишка рукой на дверной проём: - Вы же сами сказали...
  - Тебя, юнга, это не касается. Дежурный, - нажав несколько кнопок на своём коммуникаторе, вызвал он рубку: - Здесь, около кают-компании, наш новый юнга скучает. Выдайте ему комбез, швабру и ведро - пусть аварийный шлюз выдраит. Потом поселите его в кубрике. Что значит в каком? Где место есть - туда и определи. Выполнять! - Отсоединившись, он посмотрел на Сергея: - Как управишься - доложишь мне. Лично проверю. Ясно?
  - Так точно, сэр. - Принял тот подобие стойки смирно.
  - Угораздило же меня так вляпаться, - вздохнул Люциус, окидывая взглядом его, несуразно выглядевшую в рваной робе, фигуру: - Ладно... Закон он на то и Закон. Но учти, - снова ткнул он пальцем в грудь паренька: - Ты мне не нравишься. Дашь мне повод... - Не договорив, он развернулся и скрылся в кают-компании, задраив за собой дверь и оставив в коридоре юнгу, пребывавшего в смешанных чувствах.
  
  Покосившись на закрытую дверь из-за которой не доносилось ни звука, Сергей уселся на корточки рядом с ней, привалившись спиной к стене. Ему, уже почти было смирившемуся со смертью, а в том, что его пристрелят, он не сомневался, имея перед глазами пример двух своих братьев по вере, всё произошедшее казалось сейчас дурным сном, который, стоит только захотеть и тряхнуть головой, или прикусить губу, развеется и, вместо окружавших его корабельных стен, проступит так хорошо знакомая ему обстановка кельи, малейшие детали которой он выучил за проведённые в ней последние два года.
  - Это ты - юнга?! - раздавшийся рядом насмешливый голос заставил его прекратить вскочить и вытянуться во весь рост, подражая виденной в фильмах стойке смирно.
  - Не напрягайся - лопнешь с натуги, - беззлобно хохотнул стоявший рядом с ним парень - его ровесник, на рукаве комбеза которого красовалась синяя повязка с белой полосой посредине.
  - А вы - дежурный по кораблю? - покосился на повязку Сергей.
  - Не, я - дневальный, - поправил повязку тот: - Много чести слать к тебе, салага сухопутная, дежурного. Да не обижайся ты, - увидев, как насупился бывший монах, добавил дневальный и, протянув руку, представился: - Виктор. Оператор маневровой группы. Скоро пилотом стану.
  - Сергей, - пожал он в ответ ладонь будущего пилота: - А кем стану - не знаю, - добавил он со вздохом: - Убьёт меня командир ваш, не нравлюсь я ему.
  - Убьёт? Тебя? - Хохотнул Виктор: - Да брось ты! Если сразу не порешил, то не тронет.
  - Думаешь?
  - Точно тебе говорю. Норм мужик. С закидонами, правда, - добавил он тише, и оглянулся вдоль коридора: - Но, норм. А скажи... Ну, то, что ты говорил - мол радио у тебя в башке, и что видео смотреть можешь - это правда?
  - А ты откуда знаешь? - от удивления Сергей даже приоткрыл рот: - В кают-компании тебя же не было?!
  - Не было, - подмигнул ему дневальный: - Но дежурный слушал, ну, что вы там обсуждали.
  - А это разве разрешено?! Подслушивать?!
  - Ну как тебе сказать... И да, и нет. С одной стороны, - начал было он, но зажужжавший вибровызовом комм заставил его замолкнуть.
  - Блин! - Выдохнул Виктор, ознакомившись с прибывшим сообщением: - Дежурный, - постучал он пальцем по экрану: - Вот кто зверь, а не капитан.
  - А что он?
  - Да вот - интересуется, чего я с тобой тут торчу, а не делом занимаюсь. Ладно, пошли.
  - Куда?
  - Сначала - в каптёрку. Внешний вид в порядок приведём, ну, переоденем тебя в нормальное. А то в этом, - он широко улыбнулся: - На тебя без смеха смотреть нельзя.
  - Нормальная ряса, - насупился Сергей, подбирая и запахивая полы своего одеяния.
  - Нормальная - это когда босс свою красную надевает, - назидательно произнёс дневальный: - Да сам увидишь - он в ней... Ухх! Солиден. А это - лохмотья. Не спорь. Потом определим тебя в кубрик. Будешь на второй палубе жить, с нами. Пошли, - потянул он его за рукав.
  - С кем это, с вами? - не понял Пивов, следуя за ним.
  - С молодыми, мы себе отдельный отсек выбили, чтобы гундежа стариков не слышать.
  - Ааа...?
  - А потом - выдадим тебе швабру, ведро и вперёд, отсек драить. Люциус он такой - может и проверить, если не отвлекут его. Да ты не тушуйся - чистящего средства дадим - всё сверкать будет. Ты мне лучше вот что скажи - как это кино с закрытыми глазами смотреть? А фильмы какие есть? А ощущения?
  С трудом отвечая на посыпавшийся на него град вопросов, Сергей шёл за ним, понимая, что судьба, продемонстрировав за несколько последних часов и смертельный оскал, и мирную улыбку, остановила своё колесо, выбрасывая его на палубу пиратского флагмана, предоставляя бывшему монаху самому решать свою дальнейшую судьбу.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5
  Межсистемное пространство - 2.
  
  - Что ж... Продолжим? - Встав со своего места, Люциус развернул свой стул и оперся руками о его спинку: - Не сомневаюсь, что вы уже заметили - мне всё это, - последовал взмах руки в сторону так и лежавшей на столе платы: - Хорошо знакомо. Откуда? Готов пояснить.
  - Да уж, будь любезен, - тряхнул подбородками Жбан: - Сам понимаешь, в таком деле, - поёжился он: - Хотелось бы ясность иметь. Я вот, хоть и не первый год летаю, но про все эти микро...схемы, платы и прочее - знать не знаю.
  - Рассказывай, Сэм, - поёрзал, устраиваясь поудобнее, Шнек: - Интересно, да. Мы же про тебя, по факту-то, ничего и не знаем. Рассказывай, что можешь, а что непонятно будет - переспросим, не сомневайся.
  - И, сэр, это... - чуть приподнялся со своего места Мрак: - Вы даже не сомневайтесь, что бы вы не рассказали, мы - ваш экипаж, сэр, и мы, ну, на вашей стороне всегда будем.
  - Хорошо, - прикусив губу, обвёл всех взглядом Люциус: - Сами напросились. Значит так, дорогие мои. Начну с того, что родился я не здесь. Не в этой вселенной. - Он замолчал, ожидая вопросов, но члены совета сидели молча, старательно отводя взгляды от своего командира.
  - Чего нахохлились? - усмехнулся Сэм, понимая причину их напряжения: - Не думайте - я не с того света к вам заявился. Я такой же человек, как и вы.
  - Видите ли, Сэм, - поджав губы и смотря мимо него, произнёс Шнек: - Вы только что сами сказали, что родились не здесь, о вещах - проклятых у нас, - он особо выделил последнее слово: - Знаете. Вы легенду о пришествии Проклятого, или Тёмного Владыки знаете?
  - Нет.
  - Там тоже говорится, что придёт он из-за Грани мира, когда Вечный защитник сгинет, будет знать то, что нам здесь неведомо, ну и что с его приходом все умрут. Вы уж простите меня, сэр... Но слишком всё один к одному складывается. Император - а все толкователи однозначно считают именно его Вечным Защитником, так вот - он пропал. Вы - появились... И что нам думать?
  - Ха! Ну, Шнек, ну ты даёшь, - рассмеялся Сэм: - Это что - я... И - Чёрный Властелин? Ха! Знавал я одного Чёрного Господина, - попробовал перевести всё в шутку он: - И даже работал на него, на мафию - Голубую, но поверь, тот Черный Властитель, даже и не думал о захвате мира, ему главное было кайф получить. Вот.
  - Ты работал на Него? - В голосе адмирала проскочили нотки страха: - И ты об этом так спокойно говоришь?
  - Господи! - Поняв, что обернуть всё в шутку не удалось, Люциус покачал головой: - Ты... Вы чего, народ?! Сдурели?! Как вы - с таким мусором в голове, по галактике летаете только?!
  - А что не так... Сэр? - Удивлённо посмотрел на него Самсонов: - Ну летаем, и что?
  - А то! Головой о хрустальный свод, в полёте, стукнуться не боитесь?!
  На сей раз шутка удалась - на лицах собравшихся промелькнули, правда быстро угаснув, неуверенные улыбки.
  - Значит так. Слушайте сюда. Лет так десять тому назад я, молодой и красивый - а тогда я был именно таким, получил права на управление космическим кораблём...
  
  Рассказ Сэма был долгим - за время своего повествования он осушил две бутылки минералки, но даже во время возникавших пауз, ни кто не спешил нарушить тишину, предпочитая слушать его не поднимая глаз.
  - Как я выжил на том костре, и как я оказался здесь - не знаю, - завершил он своё повествование: - Помню боль, падение на зелёную звезду, а потом - лазарет на том эсминце. Всё. - допив остатки воды, он протянул руку за третьей и Мрак, сидевший рядом с ним, торопливо подал ему бутылочку.
  - Гладко поёшь... поёте, сэр, - шумно выдохнув, положил на стол перед собой сцепленные руки, Шнек: - И всё-то у вас так лихо склеивается - из всех передряг выкрутились, всех обманули. Ну я прямо не знаю, что и сказать, - расцепив пальцы, он развёл руками: - Поэтому скажу просто - не верю.
  - А я - верю! - Посмотрел на него Мрак: - Командир не тот человек, что врать будет! Я вам верю, сэр! - Повернулся он к Люциусу: - Верю и точка!
  - А доказательства у вас есть? - вновь сцепив руки и утвердив на них подбородок, посмотрел на Сэма Шнек: - Слова - это только слова. Вот если бы вы могли нам что-либо и вашего мира показать, тогда, может и я бы поверил.
  - Извини, - раздражённо дёрнул головой тот в ответ: - Сидя на костре, знаешь ли, как-то не думаешь о сувенирах. Но кое-что у меня есть.
  - И что же?
  - Мне ты не веришь. Кстати, Шнек, что ты мне выкать стал? Я что - вот так разом - хоп, и всё твоё доверие потерял?
  Вместо ответа адмирал мотнул головой и, пробормотав что-то неразборчивое, отвёл взгляд, на что Сэм только хмыкнул: - Ясно... А я считал тебя умнее, приятель. Ну, как хочешь. Скажи, Шнек, свидетельство человека из вашего, повторю - из твоего мира, оно как? Будет принято тобой?
  - Неужто у тебя есть свидетель, который видел, как ты сюда попал? - Насмешливо покачал головой адмирал: - И он готов подтвердить твои слова?
  - Да, есть.
  - И где же он? Куда за ним лететь нам прикажешь?
  - Ну куда лететь не надо, - развернув стул, Сэм уселся на своё место и пробарабанил пальцами по столешнице: - Он здесь.
  - Здесь? - Насмешливо протянул Шнек: - Ну-ка, ну-ка, и кто же это?! Неужто... Жбан?! А, Жбан, - развернулся он к толстяку: - Колись - ты?!
  Прежде чем штурман, опешивший от такого предположения, успел что-либо сказать, Сэм, привлекая внимание, хлопнул ладонью по столу: - Не спеши, Шнек. Жбан тут не причём. Док? - Повернувшись к врачу, он взмахнул рукой: - Я надеюсь, вы можете подтвердить мои слова?
  - Могу. - Встав, Док откашлялся, и, почесав нос, как он привык делать, находясь в затруднении, начал говорить: - Не то, чтобы я был свидетелем появления нашего командира здесь, - он обвел руками вокруг, помогая себе: - В нашей Вселенной, но информация, которой я располагают, не позволяет мне усомниться в услышанном от него только что. Этого достаточно? - Замолчав, он посмотрел на адмирала, но тот отрицательно дернул головой.
  - Мне бы не хотелось развивать эту тему, Шнек, - наклонившись над столом и опершись на его поверхность, с нажимом произнёс врач.
  - А мне бы - хотелось! - Стукнул кулаком по ладони тот: - День загадок какой-то! Говори, Жвалг. Всё говори. Полностью. Откуда информация?
  - Тебе что? Мало моего слова?
  - Мало! - Упрямо мотнул головой адмирал и повторил: - Говори. Всё говори.
  - Потом не жалуйся, - выпрямился Док, и, сложив руки на груди, посмотрел поверх его головы: - Задание следить за Люциусом, у нас он числится как Семён Светозаров, я получил...
  - Следить? За Сэмом? - Откатившись от стола, Жбан выпучил на него глаза: - Ты?
  - Такой был приказ, - кивнул врач: - И прошу - не перебивай меня.
  - Да всё-всё, молчу.
  - Так вот. Я работал в Особом Отделе, когда...
  - Ты - особист? - Прямо-таки подпрыгнул на стуле штурман, отчего тот протестующе взвыл: - Охренеть...
  - Не перебивай. Да, я был особистом. И мы, наш отдел, получил приказ - отслеживать действия некого Светозарова. Причина - этот объект, - рука Жвалга указала на Сэма: - Появился в нашей Вселенной при очень странных обстоятельствах.
  - Что же вы его сразу не того? - Саркастически изогнул бровь Шнек: - Насколько я знаю - Особый Отдел в подобных случаях не церемонится. А вы - мало того, что не, - он пошевелил рукой, будто что-то давил ногтем на столе: - Так и допустили, чтобы он вступил в Братство и начал вредить Империи? Как это ты объяснить можешь?
  - У меня был строгий приказ - следить, собирать информацию - наблюдать короче, да и враждебности, выходящей за приемлемые рамки он не показывал.
  - Я бы его, - повторил свой жест адмирал: - Во избежание. Мало ли что.
  - Поэтому ты и не в Особом, - развел руками Док, позволив себе улыбнуться: - Кроме того, приказ не трогать объект, исходил с самого верха, - сжав кулак, он ткнул большим пальцем в потолок: - Было бы иначе, - раз вернувшись, пальцем вниз его рука замерла над столом в известном жесте, не обещавшим адресату ничего хорошего.
  - И ты что? - Каким-то задушенным голосом пискнул Жбан: - За всеми нами следил и туда, ну, наверх, стучал?!
  - Нет, - ухмыльнулся врач и особист: - За вами - нет. Только за Люциусом. Ну а когда весь этот бардак начался, - вздохнул он, скрипнув зубами: - Как Император пропал, так и всё. Отдел наш расформировали, начальство моё, погибло, при странных обстоятельствах... В общем тогда я Сэму и открылся.
  - А он? А ты что, Сэм? - Перевёл толстяк взгляд с Дока на Люциуса: - Ты что? Молчал? Знал, что он - из Особого и молчал?!
  - А чего говорить было? - Пожал плечами Сэм: - Специалист он классный, ну а что из Особого, как он же только за мной следил, вас-то он не касался.
  - И ты, Жвалг, считаешь, что этого достаточно, чтобы мы поверили в его чистоту? - Покачал головой Шнек: - То, что Сэм был на контроле Особого ничего ещё не решает. Особый Отдел, - фыркнул он: - Вы Императора проспали, чего уж тут говорить!
  - Как знаешь, Шнек, - вновь сложил руки на груди врач: - Я сказал, а верить или нет - тебе решать.
  - А я - верю! - Вскочил было со своего места Мрак, но тотчас смолк и уселся назад, напоровшись на взгляд адмирала.
  - Ты, Жвалг, говоришь, что ты из Особого, - задумчиво, и глядя из подобия на него, проговорил Шнек: - Допустим. Чём доказать можешь? Может ты с ним, - кивнул он на Сэма: - В сговоре?
  - Извини, удостоверения нет, - развел руками тот: - Но, если ты настаиваешь... - Не договорив он вопросительно посмотрел на адмирала, и, когда тот кивнул, что-то прошептал ему на ухо, подойдя вплотную.
  - Достаточно? - Вернувшись на своё место он откинулся на спинку стула и, с улыбкой, посмотрел на него.
  - Кхм, - с минуту Шнек издавал неразборчивые звуки, крутя головой так, словно воротник мундира душил его: - Принято, - наконец более-менее членораздельно вымолвил он, стараясь не встречаться взглядом с врачом.
  - А что ты ему сказал, а Док? Что? - Засуетился было Жбан, но, наткнувшись на насмешливый взгляд того, замер, осененный догадкой: - Это что, - внезапно побледнев и даже заикаясь, пробормотал он: - У тебя, что, Жвалг, на всех нас что-то есть?!
  - Конечно, - не убирая с лица всё того-же, насмешливого выражения, произнёс Док: - Я и врач, и особист. Но ты не беспокойся, все твои тайны со мной и останутся. Я же - врач, - повторил он, явно наслаждаясь произведённым эффектом.
  - В любом случае, кхм..., - покрутил головой Шнек: - Это ничего не доказывает, ну, кроме того, что Сэм, действительно прибыл из-за Грани. А может он затем и прибыл - чтобы тут Армагеддон с Апокалипсисом устроить, а?
  - Вообще-то Канцелярия Императора считала иначе, - начал было Жвалг, но адмирал, уже полностью отправившись от шока, только махнул рукой: - И где она сейчас, Канцелярия эта?
  На этот аргумент Доку ответить было нечего и он, поджав губы замолк, признавая правоту Шнека.
  - Вот... - Довольно качнул головой тот: - И такой вариант отметить нельзя. А по сему... Вы уж нас простите, господин Люциус, но от управления Братством, я вас отстраняю.
  - Основание? - Как-то даже лениво поинтересоваться Сэм: - Обвинения выдвинуть ты можешь - таков Закон, но изволь объясниться.
  - А что тут объяснять? - С деланным удивлением развел руками тот: - Ты сам признался, что не из наших, что из-за Грани прибыл. А легенда чётко говорит о том, кто оттуда появится.
  - То есть, ты меня хочешь сместить на основании какой-то детской страшилки? Что за бред?! - Рассмеялся Сэм и посмотрел на сидящих вокруг стола, призывая их разделить его веселье. Но увы, ни кто, даже поддерживавший его пару минут назад Мрак, не спешили к нему присоединиться и старательно отводили глаза.
  - Та-ак, - протянул он, и понимая, что поддержки с этой стороны ждать не стоит, всё же решил попробовать: - Народ?! Вы чего?! Вы же, черт побери, бойцы! Космолетчики! Мы с вами сколько раз - вместе, смерти в глаза смотрели?! Сколько раз мы были на волоске от гибели - и что?! Тогда вы во мне не сомневались, а теперь что? Услышали моё признание, вспомнили сказку детскую и всё?! Все года, что мы вместе были - побоку, да?! Самсонов - забыл, как я тебя принимал, с твоими людьми, когда вас вышли на улицу?! Мрак - а ты?! Штрафник! Я бы вполне мог и тебя и прочих... Прохор? А ты что молчишь?! Или забыл, как я, несмотря на то, что кое-кто был против, полетел твоих соплеменников, с невестой твоей, спасать?!
  - Сэр, тут... - Начал было, не поднимая головы и внимательно рассматривая свои ногти Михаил, но его перебил телохранитель: - Босс... Тут такое дело. Кхе-кхе, - закалялась он: - Вы, босс, все верно говорите, и мы все вам обязаны по гроб жизни, но тут, - он снова закашлялся: - Ну, дело серьёзное. Надо, я так считаю, разобраться. То, что вы, босс, все рассказали, это, да, это вы... Ну, спасибо вам. За откровенность. А вот с другой стороны - легенда есть, и она - во всех учебниках прописана. А вы, босс, сами сказали, что вы оттуда. Разобраться надо, я так считаю.
  - И разберёмся! - отстучал пальцами по столешнице короткую и злую дробь, Шнек: - А пока - побудьте в своей каюте, господин "из-за".
  - Ты меня что? Арестовываешь? Ну так на, чего уж мелочиться, - протянул он к адмиралу руки, сложив их запястьями: - Давай, заковывай, чего уж там! У Михаила, - кивнул он на капитана: - Наверняка в кармане пара-другая наручников завалялась. А, Самсонов?! Чего уж - вытаскивай!
  - Не юродствуй, - отвел глаза адмирал, не выдержав взгляда Сэма: - Мы все тебя слишком уважаем для подобного, да и толку-то... Если ты тот, Кто Пришёл, то тебе на любые кандалы и камеры - плевать.
  - А если я пришёл наоборот - спасти вашего долбанного, Двадцать Восьмого? Что тогда? А, Шнек? И ты сейчас удерживаешь меня от спасения Императора? А?!
  - Про Спасителя ничего в Легенде не было, - как-то растерянно произнёс он, но, через секунду собравшись, тряхнул головой: - Не мути, Сэм. Не надо. И так, - оборвав себя, он махнул рукой: - Тошно. - Стукнув кончиками пальцев по краю стола он встал: - Тошно, но что делать... Сэм. Пройди в свою каюту. Будь там, пока я... Пока мы решим - что с тобой делать.
  - Так всё же - "мы" или "ты"? - Встав, Люциус заложил руки за спину: - Я-то ничего. Посижу. Мне - не привыкать, я же говорил, помнишь? Я и каторжником был. А знаешь, - подойдя к двери, он обернулся: - сдаётся мне, Шнек, что ты просто счёты сводишь - из-за авика. Ну прости, - продолжая держать руки за спиной, он отвесил поклон в сторону Адмирала: - Не смог я слово сдержать и предоставить твоей заднице адмиральское кресло на полноценном авианосце. Виноват. Каюсь, - повторил, с видимой издёвкой в голосе поклон Сэм: - Не было такой возможности, сам знаешь.
  - Была! - Упрямо мотнув головой, набычился адмирал: - Мы могли те верфи захватить. Раз пять могли!
  - Так ты из-за этого бучу поднял?
  - Самсонов, - не отвечая на его вопрос, Шнек повернулся к командиру десантников: - Сопроводите Люциуса в его каюту. Это приказ!
  - Да я сам дойду. Чай дорогу знаю, - хмыкнул в ответ Сэм: - А по захвату верфей, ты и сам знаешь - вместе считали. Потери были бы до сорока процентов и гробить людей, ради твоего каприза, я не стал тогда и....
  - Самсонов! Увести! - Рявкнул адмирал, подгоняя поднявшегося и замершего подле Сэма десантника.
  - Сэр, - подошедший к Люциусу Михаил, положил ему руку на плечо: - Прошу вас, сэр, пойдёмте. Так лучше будет.
  - Да иду, я, иду. - Поморщился тот: - Один момент. Последний. Шнек! Экипажу ты как скажешь?
  - А что им говорить, - буркнул вместо адмирала Жбан: - Все и так уже в курсе. Наверное. На вахте сейчас кто? - Прищурился он, припоминая расписание дежурств: - А... Папаша Лоск. Ну, к бабке не ходи - подслушивал. Эй, в рубке! - Задрав голову к потолку, прокричал он: - Лоск! Не гони - знаю, что подслушиваешь!
  В динамиках общего оповещения что-то прошуршало, а затем чуть хриплый мужской голос вздохнул: - Всё-то ты знаешь, Жбан. Здесь рубка.
  - Во! - Погрозил потолку пальцем штурман и, подмигнув Шнеку, продолжил: - Ну, папа Лоск, всё слыхал?
  - Угу.
  - И что скажешь?
  - А что сказать... Сэм? Слышишь меня?
  - Ага, - зачем-то задрав голову к потолку, хотя микрофон был на стене подле двери, крикнул он в ответ.
  - Да не ори ты. Вы. И так хорошо вас всех слышу. Вот... Сэм. Ты это - дай в морду этой образине! Шнеку, то есть! Тоже мне адмирал выискался...
  - Вахтенный! А ну молчать! - Не выдержал Шнек: - Самсонов! Выведи его!
  - А чего ты мне рот затыкаешь? - Рявкнул в ответ Лоск: - Сэма над нами сам Весельчак поставил - забыл?! Так я напомню! И как ты недоволен этим назначением был - тоже! Так что - Сэм, шли его в задницу - ветераны с тобой! Нас, в отличии от некоторых, - добавил он с ехидством: - Старыми сказками не запугать!
  - Ах ты... Ты... - Вскочив, адмирал потряс сжатыми кулаками над головой, будто из рубки могли увидеть его жест: - Самсонов! Боевая тревога! Десант - в броню и к бою! Это - мятеж! Мрак! Девок своих выводи! Мы им покажем!
  - Ты это кому показывать собрался? - расслабленно и с ленцой в голосе, поинтересовался дежурный: - Ты, дружище, совсем зарапортовался. И... Раз! - Металлический щелчок, раздавшийся от двери наглядно продемонстрировал собравшимся, кто сейчас на корабле хозяин: - Слыхал, адмирал? А сейчас будет два, - легкий и прохладный ветерок, струившийся из вент решетки, иссяк, намекая на произошедшую, по команде из рубки, герметизацию отсека.
  - Ты не думай, Шнек, - как ни в чём не бывало, продолжил Лоск: - Мы тут тоже - не пальцем деланные. Отсек десанта - заблокирован, девчушки наши, тоже по норкам своим тихо сидят. Так что того, дорогой мой, Сэма отпускай, а сам, будь так ласков - в свою каюту иди. Ау, адмирал? Ты меня как - хорошо слышишь?!
  - Да как же я его отпущу, если ты дверь запечатал? - засунув руку за отворот мундира и массируя сердце, поинтересовался тот: - Дверь отдрай - отпущу. Да и вентиляцию вруби, - он снова помассировал себе грудь: - Душно мне, воздуха не хватает.
  - Сдаёшься? Сэм - подтверди, что он остыл.
  - Угу, - подойдя к Люциусу, Шнек, склонил голову: - Ладно, командир. Твоя взяла.
  - Остыл он, - крикнул в потолок Сэм: - Отдраивай.
  - Есть, сэр! С радостью.
  Прохладный ветерок вновь принялся обдувать лица людей, а дверь, щелкнув, приоткрылась.
  В следующий момент, адмирал, пинком ноги распахнув её настежь, вырвал из-за пазухи, той самой рукой, что массировал себе грудь, небольшой плоский пистолет, и, уперев его ствол в бок Люциуса крикнул: - Лоск! Быстро всё разблокировать, иначе, - с силой, так что Люциус вскрикнул от боли, ткнул стволом тому под рёбра: - Иначе в твоём любимом командире будет столько дырок, что ему позавидует подушечка для булавок! Самсонов - своих на мостик!
  - Есть, адмирал! - кивнув, Михаил протиснулся мимо них и загрохотал ботинками по палубе, убегая в сторону кубрика десанта.
  - Мрак! Своих тёлок выводи!
  - Я артиллерист, не рукопашник, - сложив руки на груди, откинулся тот на спинку кресла: - Пасс.
  - Что?! Да я тебя... Под арест пойдёшь!
  - А из орудий что - стрелять сам будешь? - демонстрируя немалую выдержку, он спокойно налил себе чая: - Без меня, мои девочки, огонь не откроют.
  - Ссссууу.... - прошипел Шнек, но целиком выговаривать всё слово не стал, признавая правоту Мрака: - Ладно. С тобой я потом разберусь и с девками твоими...
  - Сэм! Что там у вас?! - подал голос Лоск: - Ты держись - мы сейчас будем! Чёрт! Отсек десантуры разблокирован! Ну я им сейчас задам!
  Ровный свет дежурного освещения сменился нервным пульсом красных ламп аварийной сигнализации, и, с запозданием в пару секунд, по кораблю прокатилось дребезжание тревожных колоколов, извещающих экипаж о нештатной ситуации на борту.
  - Слушать всем! Говорит рубка, - раздался из всех динамиков голос Папаши Лоска: - Всем сидеть по отсекам! Особо - для десантуры говорю! Через пять секунд разгерметизирую вашу палубу! Отсчёт пошёл! Пять...
  - Скажи ему! - Ткнул стволом Сэма, прорычал ему над ухом Шнек: - Или ты хочешь, чтобы люди - твои люди, ты их брал, пострадали?! Ты сам смерти не боишься, я знаю, но ты о них подумай!
  - Три!... Два!...
  - Лоск! Стоп! Это Сэм. Прекрати.
  - Сэм? - голос вахтенного звучал настороженно: - У тебя всё в порядке?
  - Нет. Но не надо плодить жертвы. Шнек? - повернув голову, Люциус посмотрел на него: - Дай слово, что никто из тех, кто за меня - не пострадает.
  - Не будешь делать глупостей - не пострадают, - качнул головой тот.
  - Обещаю. - Быстро кивнул Сэм в ответ: - Слово?
  - Даю слово! - Громко и отчётливо произнёс адмирал.
  - Все слышали?
  - Зря ты, Сэм, - со вздохом произнёс Лоск: - Но - ты лучше знаешь, что делать. Шнек! Тебя слышал весь корабль - сам знаешь, нарушишь - Братство тебя найдёт.
  - Да знаю, знаю, - мотнул головой тот в ответ: - Закон я чту, пусть его даже и чужак создал.
  - Хорошо. Даю отбой. - Прекратившийся перезвон колоколов и нормальное освещение показали, что вахта своё слово держит: - Все двери разблокированы, - добавил Папаша спустя пару секунд: - Как я понимаю, я с вахты снят?
  - Верно понимаешь, иди себе в каюту и сиди там.
  - Хорошо, - уклонился от Уставного ответа Лоск: - И знаешь, Шнек, - чуть помолчав добавил он: - Не товарищ ты мне больше. Знай это.
  - Учту, - коротки бросил в ответ адмирал.
  В динамиках зашуршало, послышался какой-то шорох, стук, а затем, смутно знакомы Сэму голос, доложил: - Здесь Кор, адмирал. Корабль под нашим контролем.
  Спустя пару секунд к нему присоединился голос Самсонова: - Адмирал. Докладываю. Посты у рубки и в машинном выставлены согласно вашему плану, сэр. Следую с людьми в кают-компанию, для ваших дальнейших приказаний, адмирал, сэр.
  - Так у тебя был план? - внимательно, пытаясь разглядеть причину произошедшего, её корни на лице Шнека, посмотрел на него Сэм.
  - Конечно был, - не стал запираться тот: - И давно уже. Я только ждал. Удобного момента, сэр. И спасибо вам, сэр, - с издёвкой улыбнулся он прямо в лицо Люциуса: - Вы мне его дали. Самсонов! - Увидев в дверях капитана с десантниками, кивнул ему Шнек: - Сюда иди - сопроводи нашего дорогого пленника до каюты.
  - Дорогого? - Прищурившись, промелькнувший в глазах адмирала блеск, очень не понравился только что смещённому лидеру Братства, он вопросительно мотнул головой: - Ну, и как дорого я стою? Кто покупает?
  - Тебе-то какая разница, - убрав пистолет, Михаил с десантниками были готовы пресечь любой рывок Сэма, Шнек отступил на пару шагов: - Ты, приятель, теперь только товар. Да и монашек тот, тож сгодится - бонусом пойдёт. Сей грех, я о клятвопреступлении его, ему не отмолить.
  - Попам нас отдашь?
  - Святой Церкви, - назидательно подняв вверх палец, произнёс он: - Кроме того, - широко улыбнулся адмирал, заранее радуясь удачной шутке: - Ты же кто? Поп. Вот со своими, так сказать, коллегами, и пообщаешься. Ты же к подобному привычный - сам говорил, мол аутодафе одно уже пережил? Ну так что тебе будет? Ещё одно переживёшь, дело привычное. А деньги... Деньги, сын мой заблудший, это - пыль, прах и всё такое. Тлен. А я...я буду жить вечно.
  - Это ты про тот проект? - Наморщил лоб Сэм: - Пальцы и Адам? Про что Пивов рассказывал?
  - Этот юнец? - Презрительно фыркнул Шнек: - Он, конечно, талант, гений, можно сказать. Я про бонус говорил вроде? Вот... Но он только техник - знал, что положено, не более того.
  - А ты, значит, больше знаешь? Брат Шнек, так теперь тебя величать?
  - Брат-капитан Шнек, - изобразив подобие книксена и придерживая руками полы невидимой рясы, представился адмирал: - И да, представь себе - я знаю больше. Не всё, конечно, кто я такой, чтобы все планы Святого Престола знать, но - достаточно, чтобы принять решение.
  - А как же семья? Жена? Дочь? Что они скажут?!
  - Это всё мирское, - отмахнулся брат-капитан: - Что мне они, когда я бессмертным стану?
  - Они же тебе доверились, любят тебя, - кивнул Сэм на подаренную дочерью своему отцу кружку с забавным медвежонком, державшим в лапках красивый цветок: - Любят и ждут. А ты?
  - Мирская суета, - небрежным жестом он смахнул подарок со стола и тот, жалобно звякнув, покрыл своими осколками пол кают-компании.
  - Ну ты и гад, Шнек, - покачал головой Люциус: - Ну ты...
  - Хватит. Поговорили и довольно. Утомил. - Сложив руки на груди, брат-капитан надменно выпятил губу: - Самсонов. В каюту его. И Пивиуса туда же. Пусть вместе посидят. Пообщаются.
  - Пойдёмте, сэр, - положил руку на плечо Сэма Михаил.
  - Заковывать будешь?
  - Если не будите сопротивляться, то нет.
  - А ты посопротивляйся, Сэм, а? Повесели нас, - игриво ткнул его в бок, Шнек: - Не лишай удовольствия посмотреть, как тебе морду набьют, а?
  - Что? Руки чешутся? Ну так давай, один на один, а? - Повернулся было к нему Сэм, но десантники, корректно, но твёрдо вытолкали его за порог кают-компании.
  - Один на один, - фыркнул в спину удалявшегося Люциуса брат-капитан, и, вытянув шею, добавил, оставляя за собой последнее слово: - Много чести - о грешника руки праведные марать!
  
  Путь до капитанской каюты занял всего несколько минут - привилегия капитана - его апартаменты находились точно между кают-компанией и рубкой, позволяя Первому после Бога на борту с равной быстротой попасть что в руку, для управления кораблем, что в кают-компанию, для проведения совещания, или, что бывало гораздо чаще, банального приёма пищи.
  За всё их короткое путешествие, Сэм раза два пытался вытащить Михаила на разговор, но тот предпочитал отмалчиваться, идя справа и чуть сзади своего бывшего командира. Молчали и конвойные - шедший впереди делал вид, что не слышит Люциуса, ну а что делал идущий сзади Сэм видеть не мог по вполне естественным, биологическим причинам. Нарушить своё молчание Самсонов осмелился только на пороге каюты. Предупредительно распахнув дверь, он отступил в сторону, и, не глядя на Люциуса, показал рукой на проём: - Прошу вас, сэр.
  - И всё? Ничего больше сказать не хочешь, а, Миха?
  - Прошу вас зайти в каюту, сэр, - глядя на противоположную переборку, повторил он: - Прошу без эксцессов, сэр. У меня приказ.
  - Без эксцессов... Надо же, какие слова ты, оказывается, знаешь, - не удержался его подопечный, перешагивая порог - испытывать терпение десантников, явно готовых безо всякого почтения придать его тушке необходимый импульс, ему не хотелось.
  - Приказ? - Обернулся он к Михаилу из каюты: - Чей приказ, Миха? Или ты всё уже забыл, а? Кто...
  - Простите, сэр, - вместо ответа протянул руку к двери капитан: - Мне запрещено с вами разговаривать, сэр.
  - Ну и черт с тобой! Просьбу тогда передай - на камбуз. Это можно?
  - Эээ... Говорите, сэр. Я передам ваши слова брату-капитану.
  - Снеку скажи, чтоб пожрать принёс. Я голодать не собираюсь. И пусть закусок сделает.
  - Закуски Васю, сэр, не понадобятся, - криво и виновато улыбнулся Самсонов.
  - Это ещё по чему?! Я что - нажраться не могу с горя?!
  - Стеклянная тара убрана из каюты, сэр. У вас только пластик остался, с водой и соками, сэр.
  - Как это - убрана?! Вы что? Мою каюту обшарили?
  - Да, сэр. Прошу простить, но мне надо идти, - начал он закрывать створки.
  - Погоди, один вопрос, - поднял руку и показал ему указательный палец, Сэм: - Когда обыскать успели?
  - Я отвечу, сэр. - Кивнул десантник: - Но потом закрою дверь. У меня...
  - Да-да, - перебил его пленник: - Знаю. Приказ и всё такое. Когда?
  - Пока вы в мед отсеке после взлета были, и пока пленных допрашивали.
  - Ты обыскивал?
  Ничего не ответив и убрав с лица какие-либо эмоции, могущие навести Сэма на ответ, Михаил закрыл дверь и замки щелкнули, превращая капитанскую каюту в камеру, впрочем, весьма комфортабельную.
  - За-ши-бись! - По слогам произнёс новоиспеченный узник, и, покачав головой, повернулся к бару, намереваясь лично проверить слова Самсонова касательно его содержимого.
  - Здравия желаю, сэр командир! - Не замеченный им ранее бывший монах, а ныне юнга Пивов Сергей, вытянулся у иллюминатора по стойке смирно. Судя по его волю и позе, ему уже успели преподать несколько уроков строевой, и сейчас положение его замершего тела, более-менее соответствовало стойке смирно. Балла на три, три с плюсом.
  - Вольно, юнга, - махнул рукой, слегка оглушенный сэр командир, и, окинув взглядом несколько расслабившегося паренька - тот стоял, расставив ноги на ширину плеч и убрав руки за спину, покачал головой, с трудом сдерживая улыбку: - Это тебя в нашей каптерке так... Эээ... Оформили?!
  - Так точно, сэр командир, - попытался вновь, одним движением встать по стойке смирно тот, но увы - краткий курс строевой был уж совсем кратким - его ноги предсказуемо запутались и Сергею пришлось схватиться за переборку, чтобы не упасть.
  - Я же сказал - вольно. - Изо всех сил сохраняя каменное лицо произнёс Сэм: - Ты сядь лучше, целее будешь. Так тебе комбез и берет что - в каптерке выдали?
  
  Если серый комбинезон ещё хоть как-то соответствовал фигуре парнишки, то вот берет... Берёт ему выдали явно на вырост, отчего вся верхняя часть тела Пивова наводила на мысли о грибном происхождении если не всего человечества, то уж как минимум этого индивидуума точно.
  Вдобавок ко всему, эмблема Братства - чёрный шит с изображенным на нём красным силуэтом человека, пойманного художником в момент замаха длиной палкой над головой, эта эмблема, прозванная за глаза "лопатой", красовалась над переносицей юнги, ставя яркую и жирную точку в сей комической картине.
  - Тебе кто такую... Такой... Хм... Убор, с позволения сказать - головной, выдал? - Стаскивая с его головы подобие шляпки перезревшего гриба, поинтересоваться Сэм, разминая слежавшуюся на складе ткань: - Только не ори, - предупредил он, видя, как Сергей набирает в грудь воздух для ответа.
  - Так каптер и выдал, сэр. Масса Динг. Сэр. Сказал - точно мой размер.
  - Ха! Динг, он такой... - Надев на его голову берет - теперь эмблема красовалась точно над левым виском, отчего фигура на щитке, приняла верный вид - человечек грозно наклонившись вперёд был готов отоварить по полной любого, посмевшего встать на пути члена Братства. Дернув за правый край убора, одновременно и перекашивая на правую же бровь, Сэм лихо заломил свободную часть вниз.
  - Вот... Теперь - порядок. - отступив на пару шагов назад он полюбоваться делом своих рук: - Ну прямо орёл! Там в ванной зеркало есть - сходи, глянь на себя - юнге вот примерно такой вид иметь положено.
  Когда Сергей вернулся, его лицо было покрыто красными пятнами смущения.
  - Что? - Понимающе хмыкнул Сэм: - Понравилось? Такому орлу любая девка даст! Помни моё слово - как на берег сойдешь - штабелями у ног валяться будут.
  - Спасибо, сэр командир. Лихо вы меня, ну, в вид, привели. Спасибо.
  - Пивов, - поморщился тот в ответ: - Ты уж определись - либо сэр, либо командир, а то какое-то масло масленое получается.
  - А как верно?
  - Зови просто Сэмом, - махнул рукой на чины и ранги он: - Один хрен, мы сейчас с тобой в равном положении.
  - Это да, сэр Сэм, - погрустнел Сергей: - Эх... Фото бы сделать, да домой отправить. Вот бы мои удивились.
  - Так в чём проблема? Камера у меня есть, была, вернее сказать, если не забрали, так что могу сделать твоим родным приятное. - направился во вторую комнату своих апартаментов Сэм, и, спустя пару минут вернулся, покачивая висевшей на веревочной петле, небольшой любительской камерой.
  
  - Ты вот сюда, к терминалу связи садись, - принялся он командовать, отойдя к входной двери: - Во, вот так, в пол оборота - словно тебя о дела оторвали. Ага, по серьёзные. Очень хорошо, - сделав небольшой шаг в сторону, Сэм присел на корточки: - Отлично! И иллюминатор со звёздами попадает... Так... Сделай серьёзное лицо... Сергей! Серьёзное, а не умное! Такому молодому как ты задумчивость не идёт. Ты же отцу да матери фото пошлешь, да? Не девчонке знакомой? Или ей? - Увидев, как парень начал наливаться краской, он понимающе хмыкнул: - Делаем два фото тогда, - колесико перемотки плёнки под его пальцами сухо щелкнуло, подтверждая наличие нового кадра перед диафрагмой и Люциус снова приник к видоискателю: - Ну, раз подруге, тогда да, лишняя задумчивость, затуманенность взгляда - позволительна. Ты, главное написать потом не забудь.
  - Где написать?
  - На карточке, где же ещё. - Затвор коротко звякнул, и Сэм снова заработал колесиком перемотки: - С другой стороны... С оборота. Мол - помню, люблю, тоскую. Или... Так. Подбородок чуть выше и налево. Не подбородок, всю голову... Ага, замри... Готово. - Выпрямившись он с наслаждением потянулся: - Всё. Отдам мехам нашим - они меня на это дело посадили, вот пусть со всеми этими проявителями-закрепителями и возятся. Да... А фото, ну, подруге, ты подпиши так... - Задрав подбородок к потолку, Сэм, задумчиво почесал шею: - Ага... Запоминай, - опустив голову принялся он декламировать: -Любимая! Хоть я и затерян в пустоте, ээээ.. Нет - в чёрной бездне пустоты и окружен грубыми личностями, твой образ, который я ношу у сердца, - прервавшись Сэм подозрительно посмотрел на юношу: - Фото есть?
  - Нет, - вздохнул тот: - При постриге отобрали - чтобы мирское не отвлекало от работы.
  - Понял. Тогда - образ, который я ношу в сердце, запомнил? - дождавшись утвердительного кивка, Сэм продолжил: - Он является единственным светлым лучом в том тёмном и мрачном царстве, в чьи...
  Стук в дверь прервал его монолог.
  - Кого там черти несут?! - Пробормотал он себе под нос, поворачиваясь к двери: - Чего стучать-то?! Мы же запреты.
  - Вы же позволите, командир? - в щель приоткрывшейся двери проснулась голова в белом поварском колпак.
  - Снек! Дружище! Только не говори, что и тебя заарестовали?!
  - Нет, сэр, - улыбнулся кок: - Я вам поесть принёс. Обед из трёх блюд и десерта - на две персоны сэр.
  - Так чего стоишь?! - Распахнув объятья двинулся он к двери: - Я и так тебя всегда рад видеть, ну а уж с едой...
  - Назад! - Отодвинув Снека проём загородила фигура десантника, направившего ствол своего штурмового карабина в живот Сэма: - От двери отошёл.
  - Гай? Ты? - Узнал его Сэм: - Ты чего? Чего грубо-то так?
  - Назад, - холодный лязг затвора показал отсутствие желания охранника вести конструктивный диалог.
  - М-да... - вздохнув, Люциус сделал пару шагов назад и замер, облокотившись на стол с терминалом: - Нет, не Гай ты, Гай. После всего этого, - качнул он головой на ствол: - Для меня ты гей, в самом поганом смысле этого слова.
  Если он и надеялся вывести десантника из себя, то его надеждам не суждено было сбыться - не отвечая и не показывая, что его задели слова Сэма, тот молча отодвинулся в сторону, пропуская Снека с подносом и, перешагнув порог, занял место подле дверного проёма.
  - Мне сюда поставить, - замер он у стола и, дождавшись кивка Люциуса, принялся сервировать стол.
  - Чем угостишь? - подойдя к столу, Сэм наклонился и втянув носом, поднимавшийся от тарелок пар, зажмурился от предвкушения пира: - Ну... Снек... И крем-суп, и жаркое... А блюда-то как красиво оформил. Я вот так и наловчился оформлять. Я больше по-простому...
  - В сторону, - упёршийся в его спину ствол, заставил его покачнуться.
  - От стола отойди. - Повторил охранник, очередным тычком заставляя Сэма подчиниться.
  - Эй? Ты чего? - отступив от исходивших паром тарелок, он озадаченно посмотрел на Гая: - Это нам принесли, не лезь.
  - Корост! - не отводя от недовольного заключённого ни глаз, ни ствола, позвал тот своего напарника.
  - Чего тебе? - В проёме появился номер два.
  - Контролируй их - я блюда проверю, мало ли что, - в его руке появился узкий кинжал, чьё лезвие тут же нацелилось на истекавший красноватым соком кусок мяса: - А не слабо ты ему тут наготовил, - сглотнув, Гай нацелился было отрезать кусок, как Снек, схватив его за руку, отвёл её в сторону.
  - Ты чё, кок? - дернув рукой охранник высвободился и, с недоумением, посмотрел на повара, который, как ни в чём не бывала принялся выводить на куске мяса замысловатые узоры соусом, который он выдавливал из принесённого вместе с тарелками тюбика.
  - Ааа... Понял. Без соуса оно да, не то, - оскалился десантник, отталкивая его, отчего узор на втором куске получился смазанным: - Ща мы заценим, - вновь нацелил он нож на кулинарный шедевр: - Как начальство кормят...
  - Рот закрой, - негромким, но непреклонным тоном, произнёс Снек, во второй, раз не давая ему нарушить целостность блюда: - Не тебе готовил.
  - Да те, чё? Жалко? Этим-то - какой с твоих стараний прок, - махнул ножом охранник в сторону арестантов: - И поголодать могут, всё одно - не долго им осталось. Ща - пара-тройка прыгов и всё, - повёл он лезвием около своего горла: - Обнулят их. Чего добро за зря переводить?
  - Отошёл. Быстро, - взяв в руки нож с вилкой, кок повернулся к нему.
  - А то чё? Дырок наделаешь? - Заржал Гай, глядя на столовые приборы в его руках: - Ой, блин... Страшно-то как!
  - Вот ещё, - фыркнул в ответ повар, поворачиваясь к нему спиной и начиная раскладывать ножи, ложки и вилки подле тарелок: - Пачкать только. - Демонстративно протерев ложку висевшим у него на плече полотенцем, он выпрямился и, проверяя её чистоту на свету, продолжил, не глядя на охранника: - Только тронь! Всю жизнь - пока я на тут кок - ты у меня будешь перловку жрать. Постную. - Убедившись, что прибор достаточно чист, Снек уложил его рядом с тарелкой, и, посмотрев поочерёдно на первого и второго десантника, поправился: - Вы все, вся ваша банда, у меня одну эр-бэ, жрать будите. Ясно?
  - Эй, Снек, ты чего? - тотчас включил задний ход Гай: - Уж и пошутить нельзя!
  - В сортире шутить будешь, когда присядешь! - отрезал кок, и повернулся к Сэму: - Командир, не побрезгуйте отведать.
  Ведя рукой над столом, он принялся перечислять: - Лёгкий салат с лангустами, крем суп грибной - как вы любите, на второе - жаркое с рисом и соусом. Советую уделить второму особое внимание, сэр. - Пододвинул он к тарелке соусник: - Специально, как вы любите, сэр. Кисло-сладкий, с тонким металлическим привкусом, - с усталой улыбкой профессионала, выполнившего свою работу на отлично, произнёс кок: - Ну и десерт. Фруктовое желе. А чтобы обед не вызвал неприятностей, - жестом фокусника Снек вытащил из кармана небольшую тубу зеленоватого цвета: - Для желудка. Шипучка. - поставив лекарство чуть в стороне от тарелок, он, обведя взглядом стол, и, не найдя в сервировке каких-либо нарушений, перевесил полотенце с плеча на руку, коротко поклонился: - Приятного вам аппетита, сэр. Надеюсь второе вас не разочарует. А то как-то уныло стало - адмирал на консервы перешёл, Док - вот он да, ценил высокую кухню, так его тоже в каюте заперли, как и вас, сэр, - вздохнул он: - Но соус к мясу, я уверен вам понравится, он в точности то, что вам сейчас надо, командир. И сделайте мне одолжение, сэр - мясо, маленькими кусочками отрезайте, сэр, и, в соус каждый обмакивайте - так вы оцените всю композицию, до последней капли, сэр.
  - Спасибо, дружище! - Потерев руки, и сглотнув - симфония запахов просто сводила с ума, Люциус направился к столу: - Только вот...
  - Не стоит благодарностей, командир, - торопливо, явно желая побыстрее убраться из каюты, ещё раз поклонился кок: - Пошли, дадим людям поесть спокойно, - потянул он за собой Гая, всё это время, пожиравшего взглядом собрание шедевров кулинарии.
  
  - Сэр? - Негромкий оклик Сергея вывел Люциуса из задумчивости, в котором он пребывал, пытаясь понять, что ему хотел сказать Снек, приготовивший столь роскошный обед. Обычно Сэм питался гораздо скромнее, зачастую предпочитая перехватывать на бегу бутербродами, и, лишь изредка позволяя себе потратить минут сорок - час на обстоятельный приём пищи, отчего его отношения с коком, бывшим, без сомнения, мастером своего дела, были, слегка натянутыми. А тут такое пиршество! С другой стороны, именно сейчас, спасибо Шнек, у него как раз оказался избыток этого, увы невосполнимого, ресурса.
  - Сэр? А вас так всегда кормят? - Вновь напомнил о себе Пивов, уже не просто переминавшийся с ноги на ногу около стола, а прямо-таки пританцовывавший в ожидании начала трапезы: - Ну, так роскошно?
  - Что? А, ты про это... Так садись, ешь.
  - Я так не могу, сэр, - демонстрируя хорошее воспитание, покачал головой юнга: - Только после вас, сэр.
  - Тогда приступим! - Отбросив лишние мысли, он опустился в кресло, и, придвинув к себе тарелку с салатом, показал пример.
  - Приятного аппетита, сэр.
  - Угу, и тебе тоже, - ругая себя в душе за невоспитанность, кивнул Сэм.
  Следующие несколько минут в каюте раздавался только звяк приборов о тарелки, изредка перебиваемый неразборчивыми, но одобрительными возгласами в адрес автора этих блюд.
  
  - И всё же я не понимаю, - расправившись с салатом и супом, пододвинул к себе тарелку со вторым блюдом, Сэм: - Снек же знает - я барбекю люблю. Соус, то есть. Да и мясо - тут говядина, а я свинину предпочитаю.
  - Так вы мясо не будите? - посмотрел на его тарелку Сергей.
  - Фиг тебе, - улыбнулся его непосредственной реакции Люциус: - Съем конечно. Но вот соус, - приподняв соусник за ручку, он пододвинул его парню: - Наслаждайся.
  - Спасибо, сэр! - отрезав, точно, как и велел кок, небольшой кусочек, он, наколов его на вилку, побултыхал им в соуснике, который ответил на вторжение неприятным металлическим лязгом.
  - Ты по тише не можешь? - Всё ещё продолжая раздумывать над своей головоломкой, недовольно сморщился Сэм: - На, забирай, - пододвинул он к нему свою тарелку: - Что-то аппетита нет.
  - Спасибо, сэр! - Переложив чужой кусок на свою тарелку, юнга, с удвоенными усилиями принялся разделывать и готовить к поглощению резко увеличившуюся порцию.
  - Сэр, вы простите, но это не я, - поспешно произнёс Сергей, когда и второй кусочек, стоило ему только погрузиться в глубины соуса, тоже издал неприятный звук.
  - Вилку крепче держи, да и не спеши - никуда от тебя мясо не сбежит, отбегалось оно.
  - Но это правда не я, сэр!
  - А кто? Я что ли?
  - Тут что-то есть, - крутанув пустой вилкой, бывшая на ней только что порция уже пребывала в желудке юнги, снова произвёл неприятные звуки Сергей: - Лежит что-то.
  - Лежит?! - Подтянув к себе соусник, и, не обращая внимания на оставленные в процессе движения капли на столе, Сэм опрокинул его над пустой суповой тарелкой.
  Дзиньк!
  Небольшой, с пластиковую карточку размером и явно металлический, судя по звуку предмет, щелкнув ребром по краю тарелки, погрузился в озеро соуса на её дне.
  - Что это, сэр?!
  - Это? - Вытащив и обтерев салфеткой кусок металла, Сэм поднял его на уровень глаз: - Это, юнга, наш пропуск в мир живых. Ну, - пояснил он, видя непонимание в глазах своего сотрапезника: - Для меня - в мир живых, тебя-то убивать не собирались. Это пилотский ключ, дружок.
  - Ключ от корабля? Ух ты... А вы - и водить умеете?! Летать, то есть? Да, сэр? А как мы выберемся, мы же запреты, а там часовые? А корабль какой, сэр?! Когда полетим? И куда? - Обрушил он на Люциуса град вопросов.
  - Так юнга! - Хлопнув ладонью по столу, прервал Сэм этот, казавшийся нескончаемым, поток: - Ешь, давай! - Взяв в руки цилиндрик с быстрорастворимым лекарством, он подкинул его на ладони: - Ты кушай, Серёжа, кушай, в следующий раз так хорошо поесть тебе, ой не скоро, удастся.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"