Рудаков Алексей Анатольевич: другие произведения.

Книга 2: Возрождение (серия Знак Василиска)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Завершена, передано издателю.

  Знак Василиска 2
  Братство: Возрождение
  
  
  Глава 1
  Станция Кило. Нейтральный сектор.
  
  - И вот ради этого ты нас всех и собрал? - с недовольной миной на лице произнёс Шнек, вертя в руках скукоженную и покрытую разнокалиберными дырками чешуйку.
  Его недовольство было понятно - наша ситуация, в её финансовой части, была хреновая.
  За прошедший, с момента нашего возвращения на Кило, месяц, удалось заключить только од контракт, на сопровождение, да и то, не очень-то и прибыльный. Ну, хоть прошли тихо, без проблем. Нанявший нас толстячок, нервировал меня весь тот поход, скажу честно - если бы не глобальное затишье на этом рынке, чёрта лысого бы я согласился эскортировать его транспорт. Но - пришлось. Уж не знаю, да и знать не хочу, чего именно он вёз, но меры безопасности были приняты просто адовы. Первым в прыжок уходил Вжух - его пилотировал наш второй пилот, ещё из того, первого состава, отобранного лично Весельчаком. Прибыв в систему, он осматривался и прыгал назад, принося нам информацию о всём происходящем в той системе. Потом прыгал наш эсминец и, только после того, как истечёт время нашего перехода, прыгал наш наниматель. И так - все пять раз. Так что, как вы понимаете, расстался я с ним с чувством глубокого облегчения. Был бы выбор - никогда бы не взял такой контракт.
  Но, как я уже говорил, деваться было некуда. Рынки - что охраны, что грузоперевозок, просто вымерли. Для нас.
  Заказов было много - жизнь в галактике шла своим чередом, те события, в которые нам угораздило вляпаться - я про гибель Братства, разгром Баронов и аннексию их территорий и про сгинувших Копий, СМИ уже и не упоминали, переключившись на другие горячие новости. Про Копий, кстати, и так редко появлявшихся в кадре, забыли вовсе, будто такой расы и не было никогда. Что делать - СМИ, во всей их объективной и независимой красе. Это был сарказм, если что.
  Так вот - работы было много, но - не для нас. Стоило только потенциальному заказчику узнать, что мы сами по себе, как он мрачнел и сворачивал разговор.
  - Причина? - спросил я несостоявшегося клиента напрямик, получив очередной отказ - по его виду было видно, что и наш корабль, и экипаж, и цена его устраивает, но...
  - Вы не обижайтесь, - покачал головой сухопарый мужчина с коротким ежиком немного седых волос, сильно контрастирующих с дорогим деловым костюмом: - Но вы, капитан Люциус, одиночка. За вами не стоит ни какая организация, так ведь?
  - За нами стоит наш опыт.
  - Опыт у вас что надо, но, - он снова покачал головой: - Есть мнение, что вот такие как вы, одиночки, ненадёжны. Вы только не обижайтесь, я не про вас - в вашей порядочности я не сомневаюсь, но, - он в третий раз повторил свой жест: - Есть мнение. Извините.
  
  В общем выбор у нас был невелик. Либо запродаваться в одну из корпораций, благо приглашений получали мы много, либо надевать погоны. А ни то, ни другое нас не прельщало. От слова совсем...
  
  - Сэм? Ты с нами? Или уснул? - окрик Шнека вернул меня к реальности.
  - Прости, задумался.
  - Ааа... Всё о делах... Да не бери в голову, Сэм! Прорвёмся. Что - в первой что ли, да, Жбан? Док, я верно говорю?
  Сейчас, в моей каюте, в её деловой части, собрались все составлявшие мой ближний круг - старпом, штурман и док. Тему собрания я объявлять не стал - всем и так было ясно о чём пойдёт речь. Да и о чём еще, кроме нашего будущего она могла идти? Нашего, подчеркну - независимого, будущего. Так что - удивление Шнека, когда они обнаружили на столе пару чешуек, понять было можно.
  - Интересный образец, - кивком подтвердив своё согласие со словами Шнека, Жвалг, наш эскулап, продолжил царапать вилкой поверхность более прямого образца: - Однозначно - биологического происхождения, но вот от кого, - он посмотрел на меня и отрицательно мотнул головой: - Даже и не представляю. Рыба? Вполне может быть. Вы где это достали, сэр?
  Несмотря на наши более чем хорошие отношения, Док, будучи на людях, свято чтил субординацию и переходил на "ты" только когда мы были наедине.
  - Если б я сам знал, Док. Это не мой трофей.
  - Не твой? - штурман Жбан, прозванный так за своё объемное, или скорее - практически необъёмное, чрево и любовь к пиву, в отличии от Дока не церемонился: - Тогда чей?
  - Жерга, - я положил на стол его дневник и погладил планшет рукой: - И чешуйка эта и дневник его - он всё в сейфе хранил.
  - Ну а ты... - штурман покосился на дневник.
  - Ага. Трофеи же.
  - Законно, - Жвалг отложил, оставив свои попытки процарапать поверхность, чешуйку в сторону и, откинувшись на спинку, сложил руки на груди: - И что, покойный, писал?
  - Шнек, помнишь, как я ушёл от того крейсера? Ну, после Копий, - кивнув доктору, и дав ему понять, что его вопрос услышан, я повернулся к старпому.
  - Помню. Ты каким-то чудом из его трюма выскочил. Что - невозможно. Неужто поделиться секретом решил? - он, как и Док, тоже отложил в сторону свой образчик Чужого и, подперев щёку кулаком посмотрел на меня.
  - А я и не выскакивал из его трюма.
  - Как это - не выскакивал?
  - Я в гипер ушёл.
  - Из трюма? А толку-то? С нулевой скоростью. - он недовольно поморщился: - Ты или дело говори, или, - он начал вставать, намереваясь покинуть кабинет: - Игрушка забавная, но...
  - Шнек, сядь! Так и было - я прошёл гипер насквозь, понял?
  - Это как - насквозь, сэр? - от удивления Док даже подался вперёд: - Даже я, хоть и мои знания лежат в другой плоскости, знаю, что гипер, как вы сказали, пересечь, невозможно?! Сэр. Это же, - он повёл руками в воздухе, очёрчивая нечто сферическое: - Пространство, гипер, но - пространство.
  - Можно, Док, - я снова постучал пальцами по планшету: - Жерг получил эту технологию, незадолго до... До нашей встречи, ну а поскольку такого её финала он не ожидал - он и ничего не стёр, из своих записей.
  - И что? - вернувшийся на своё место Шнек, снова принялся крутить в руках чешуйку: - Допустим. Нам то что с этого? Если всё так, и он там был, допустим, был. То никакого проку с того нет. Нам нет. Золото, камни, кристаллы? Не, только это, - он потряс чешуйкой в воздухе и бросил её на стол: - Да, прикольная штука, может пару сотен монет за неё и отвалят - умники из институтов и психи, собирающие подобный хлам. Нам то что с того?
  - А что ты скажешь, - я взял отброшенный им образец в руки и зачем-то дунул в одну из дырок, проделанных мной в его поверхности ранее: - Если я скажу, что его ни пули, ни лазер не берут?
  - Ага, - перегнувшись через стол, он выхватил кусок из моих рук: - А это что? И это? - просунув мизинец в одну из дырок он пошевелил им и продолжил: - Пули, может и не берут, а вот вилки - ещё как. Ты же его тут, - свободной рукой старпом показал на четыре характерные дырочки: - Точно вилкой проткнул?
  - Шнек, не юродствуй! Да, вилкой! Но не я, это ещё Жерг. Понимаете, - я поочерёдно посмотрел на каждого из присутствовавших: - Если на него попадёт алкоголь, то чешуйка, то с ней можно делать что угодно, резать, гнуть... Стой, Жвалг! - крикнул я, увидев, что Док собирается вылить содержимое своей рюмки на пластину: - Возьми ту, - я кивнул на старпома: - Эту побережём.
  Забрав целую пластинку я, некоторое время, крутил её в руках, пока ставшее уж слишком громким пыхтение, щедро приправленное сдержанными, вполголоса, ругательствами, не заставило меня поднять голову.
  
  Шнек явно не подумал, когда засунул палец в дырку и сейчас они с Доком, объединив его знания с силой старпома, пытались высвободить застрявшую в ловушки конечность.
  Покачав головой, я протянул эскулапу столовый нож: - Да режьте нафиг, Док! Всё одно он им только в носу ковыряет.
  - Может бокорезами лучше, а? Я к Деду сбегаю, - подключился к беседе Жбан: - У него есть подходящие - раз и пальца нет. Он ими болты скусывает - ну что бы концы не торчали, говорит - эстетику портят.
  - А не пойти бы вам, уважаемые, - сквозь зубы проворчал Шнек, удерживая зажатый палец другой рукой, в то время как врач пытался, покачивая чешуйку из стороны в сторону, выкрутить его из плена.
  - Док? - я кивнул на его рюмку: - Вы про коньяк забыли.
  - Анестезия? Так я лучше укол поставлю, вернее будет, - покачал он головой, но тут же спохватился, припомнив мои слова и плеснул немного напитка вокруг отверстия.
  - Не, не идёт, - старпом снова подёргал рукой: - Что-то наплёл тебе Жерг, не... - он дёрнулся снова и, к его удивлению, палец легко выскочил из плена, оставив после себя изогнутые края дыры: - Ха! Сработало! - осмотрев палец и не найдя ничего криминального, он немедленно опустошил рюмку Жвалга, пояснив: - Это что бы стресс снять.
  
  За следующие полчаса бутылка коньяка, не самого дешёвого, кстати, была полностью опорожнена. И, к сожалению, не по прямому назначению - то есть внутрь. Каждый из присутствовавших, кроме меня - я уже наигрался, отливал из неё по чуть-чуть на дырявый образец, спеша убедиться, в том, что, до этого бывшая неподатливой поверхность, размякала и позволяла делать с собой что угодно.
  Правда Шнек, изрядно наснимавший свой стресс в ходе данных экспериментов, изрядно набрался, так что нашему Доку пришлось сходить к себе за порцией анти-алка, но, в остальном, испытания прошли успешно - несчастный кусок тушки неведомого существа послушно мялся в руках исследователей, протыкался подручными предметами и резался столовыми, и не особо-то и острыми, ножами.
  Микстура, которую Жвалг готовил по собственному рецепту, и по глотку, которой он заставил всех нас принять, действовала отрезвляюще во всех смыслах - когда мы добрались до одного из трюмов, переоборудованному под тир, наша компания была уже практически трезвой.
  
  Конечно, до полноценного тира нашему трюму было далеко - мы его делали из подручных материалов, не ставя себе целью добиться такого же комфорта, как в подобных клубных заведениях. Собственно говоря, вся переделка заключалась в том, что у дальней стены появился щит из нескольких слоёв бруса, а на линии огня стоял стол со зрительной трубой и несколько матрацев для любителей пострелять лёжа. От возможных рикошетов предохраняться не стали, решив, что если стрелок настолько косой, что не сможет попасть в щит, размером в несколько квадратных метров, то так ему и надо, ну а что до зрителей... Ну - не свезло... Бывает.
  К моему удивлению, тир, внезапно оказался весьма популярным местом среди членов экипажа -свободные от вахты люди предпочитали коротать свободное время за стрельбой и даже вели рейтинговые таблицы соревнуясь как в личном зачёте, так и выступая целыми подразделениями - пилоты против механиков, например.
  Лидерство, в личном зачёте, уже вторую неделю, сохранял один из операторов связи - молодой и неприметный парнишка с прозвищем Злобный, или, для быстроты - Злоб. Впечатление злобной личности он не производил, отличаясь на редкость спокойным и даже чрезмерно уравновешенным поведением - правда до тех пор, пока в его руках не оказывалось что-то стреляющее. Вот тогда он преображался по полной - даже лицо, всегда открытое и приветливое, превращалось в какую-то застывшую маску Древнего и, несомненно злобного, Бога. Да и стрелял он - как Бог. Из всего, с любой руки, из любого положения. Где он так научился Злоб не рассказывал, а спрашивать, как вы помните, у нас было не принято, как и про то - по какой причине он оказался в штрафниках. Личное дело так же особо картину не проясняло, имея в соответствующей графе всего одну запись - "пренебрежение ТБ при стрельбах, повлекшее ранение среди ком. состава.". Кого и по какой причине он, скажем так - "ранил", было неясно, ну а расспрашивать я не спешил - всё по той же причине, что и изложил уже выше.
  
  Сейчас здесь было пусто - мы были на Станции и народ предпочитал проводить время вне корабля, тратя своё жалованье, благо хорошо платить мои резервы ещё позволяли, по кабакам и прочим увеселительным заведениям.
  Стреляли мы долго - все, кроме меня, всадили по закреплённой на щите пластинке не менее пары обойм, благо чего-чего а патронов у нас было с избытком. Лично я от стрельбы отказался, полностью доверяя словам Жерга, а вот остальные... Результат их стараний был предсказуем - чешуйка вздрагивала, подпрыгивала в удерживавших её скобах, но держалась, не позволив ни одной пуле пробить, да что там пробить - оставить хотя бы царапину на её поверхности. Рикошетов, которых я, признаюсь, поначалу опасался, тоже не было - все пули, даже с бронебойными сердечниками, которые решил использовать Жвалг, плющились об её поверхность, постепенно формируя небольшой холмик на полу у основания щита - все же стреляли все трое отменно, гораздо лучше меня, что собствственно и было ещё одной причиной, из-за которой я решил воздержаться от стрельбы - мазать у всех на глазах мне не хотелось.
  - А что это вы тут делаете? - в наступившей после окончания стрельбы тишине, голос Мрака, нашего старшего артиллериста, так же принимавшего участие в стрелковых соревнованиях и твёрдо удерживавшего второе место в личном зачёте, прозвучал и неожиданно, и громко - особенно на фоне стихшего грохота выстрелов.
  - Фуух! - выдохнул вздрогнувший Шнек: - Напугал, блин! Мрак! Нельзя к людям так внезапно подкрадываться! Заикой сделаешь!
  - Подкрадываться? Да тут на танке кататься можно было - вы бы не услышали! Так делаете-то - чего?
  - Вот, - кивнул я на чешуйку: - Прострелить её хотим.
  - И ни как?
  Мы дружно покачали головами.
  - А бронебойными?
  - Пробовали, - кивнул Док: - Плющатся.
  - Сердечник плющится?
  - Угу.
  - Иди ты... Он же...
  - Сам иди, - Жвалг махнул рукой к мишени: - Вон валяются. Иди и посмотри.
  К мишени наш артиллерист не пошёл, наоборот - он покинул тир, попросив нас обождать несколько минут, после чего резво потрусил из трюма, снова оставив нас одних.
  - Надеюсь он не за пушкой побежал? - нейтральным тоном, вытаскивая из пачки сигарету поинтересовался я.
  - Не, пушку он вряд ли дотащит, Мрак у нас парень здоровый, - наклоняясь что бы прикурить, усмехнулся Шнек: - Но пушку вряд ли. Да и снимать её, со станины-то, долго - а он обещал быстро вернуться. Вот базуку он вполне припереть может, это да.
  Долго ждать нам не пришлось - слегка запыхавшийся Мрак вернулся, прижимая к груди небольшой кейс, когда моя сигарета уменьшилась только на половину.
  - Сейчас посмотрим, - опустившись на одно колено он раскрыл чемоданчик и извлёк из него длинноствольный, весьма изящно выглядевший пистолет: - Вот! - он, с гордостью, погладил ствол, точнее - два ствола, расположенных один под другим как у вертикалки - широко распространённого охотничьего ружья.
  - Калибр двенадцать и семь, пуля под полста грамм - сверхзвуковая! Сначала лазер в атмосфере канал жжёт, - он постучал по нижнему стволу, а затем уже пуля - в вакууме летит. Вещь! Всю премию на этот ствол грохнул! - он снова, с любовью погладил своего монстра и, заметив какое-то, видимое только ему пятнышко, принялся протирать верхний ствол специальной салфеткой, вынутой всё из того же кейса.
  - Лазер? Воздух жжёт? - недоверчиво переспросил Жбан: - Что-то мне сомнительно.
  - Мы с продавцом тестировали! Сначала просто скорость пули, а, потом уже - с лазером. С ним она в три раза быстрее летела! - принялся горячо защищать своё приобретение Мрак.
  - В три раза?
  - Ага! В три!
  - Развели тебя, Марков, как мальчишку. Где это видано, что бы пуля - в три раза об воздух замедлялась?! Наверное, продавец просто патроны разные тебе подсунул - с разной навеской, а ты и повёлся.
  - Я?! Повёлся?! Это был лицензированный магазин, между прочим!
  - Так, тихо, мальчики. - докурив, я бросил бычок в пустую коробку из-под патронов: - Чего спорить? Сейчас Мрак пальнёт из своего карамультука, и мы посмотрим. Всё же - двенадцать и семь, это вроде как у пулемёта, крупнокалиберного, да?
  - Да, сэр, - кивнул артиллерист: - А ещё лазер, он как прицел работает - точка появляется, куда пуля попадёт.
  - И с кошками играть можно, - глядя в сторону и старательно пряча улыбку произнёс штурман, отчего Мрак ещё больше надулся.
  - Стреляй уже, а, - попросил я его, не желая обострять их отношения, и он последовал моей просьбе. Широко расставив ноги и взяв ствол двумя руками, Мрак прицелился - действительно, посреди чешуйки, стоило ему чуть-чуть придавить спуск, появилась красная точка, громко втянул в себя воздух... А, в следующий момент - громыхнуло не по-детски.
  Лично мне показалось, что кто-то огромный обхватил меня своей ладонью и встряхнул, вышибая дыхание и одновременно ударяя моей головой о потолок трюма. Когда рука великана отпустила мою тушку я с трудом удержался на ногах.
  Впрочем - все присутствовавшие, кроме Жвалга, предусмотрительно зажавшего руками уши и открывшего рот, пребывали точно в таком же состоянии.
  
  Как мы беззвучно - в ушах стоял сильный звон, материли стрелка, я пропущу - ничего особенно интересного в том не было. Да и выражения, употребляемые нами можно было опознать только по мимике, которая была сильно искажена полученной контузией. Лёгкой, как потом пояснил Док.
  В общем оружие Мрака произвело должный эффект на всех - всех, кроме пластины. Тяжёлая пуля так же, как и её предшественницы, не смогла произвести желаемого эффекта на её поверхность, не оставив даже царапины.
  - Полста грамм, говоришь? - Шнек крутил в пальцах оконечную часть бронебойного сердечника - единственное что осталось от выпущенной артиллеристом пули: - Да, действительно - как у крупнокалиберного, - он перекинул пулю, точнее её остаток Жбану и тот, осмотрев железку, согласно кивнул:
  - Угу. Кираса от такой дуры не спасёт. Навылет пройдёт. Наизобретают же, нам на голову! - он бросил её в общую кучу, которая коротко звякнула, принимая обломок в свои ряды.
  - А эта, - Док постучал пальцем по чешуйке: - Выдержала. Сэр? - он повернулся ко мне: - Если бы у нас был таких... Эээ... Образцов, скажем так - с десяток, а, лучше, два, то я бы категорически, повторюсь - категорически бы советовал всех наших абордажников снабдить ими. Хотя бы верхнюю часть груди прикрыть.
  - А что, Сэм, - Шнек, вынув из креплений пластинку, принялся внимательно разглядывать её поверхность: - Док дело говорит. Размягчим, дырочек навертим и к кирасам пришьём. - он сунул её в руки Жбана и проговорил гораздо тише: - Вот только контрактов у нас нет.
  
  - Что у нас контрактов нет, ты прав, - дождавшись, когда Мрак, увязавшийся с нами после стрельб, наполнит рюмки, продолжил бередить неприятную тему я: - И, более того - и не будет.
  - Да уж, - он приподнял было свою порцию, но, быстро поставил её обратно: - Спасибо, Императору! Вот же сука! Со всех сторон обложил! Или под погоны лезть, или корпам продаваться. - махнув рукой он, быстро приподнял свою рюмку и, пролив немного коньяка на стол, быстро её опрокинул.
  - Ну? А подождать? - я недовольно покачал головой: - Я, может тоже, выпить хочу.
  - Так пей, кто не даёт то? - пододвинув пустую ёмкость к артиллеристу, он кивнул: - Повтори. Нажраться охота.
  - Погоди, Марков, - я прикрыл рюмку Шнека рукой: - Успеешь ещё нарезаться. Разговор сначала.
  - Долгий? - поинтересовался Док: - Может попросить Снека закусок организовать?
  - Потом, - отмахнулся я: - Нас обложили - не спорю. Загоняют грамотно и тут старпом прав - официальных вариантов у нас два. Корпы или Флот. Так?
  Дождавшись трёх унылых кивков - Жвалг кивать не стал, он, в отличии от остальных, он, всё время, что я говорил, сверлил меня внимательным взглядом, я продолжил: - Но вы кое что забыли! Шнек, Жбан? Кем мы были до всего этого?
  - Штурманом был, - буркнул толстяк, непонимающе глядя на меня: - Вторым штурманом на Жнеце.
  - Мы были - Братством! Забыли?! И Братство как-то не парилось вопросами законности! Мы брали своё - по праву сильного, и...
  - Или погибали, - перебил меня старпом: - Мрак, налей, а? Тоскливо, а от твоих слов, Сэм, ещё хуже становится. Ты что - предлагаешь нам в пираты заделаться?
  - Мрак! Не наливай ему. - на всякий случай поставив бутылку рядом с собой, я продолжил: - Да, Шнек! Именно это я и предлагаю. Или что? Устал? Кровь загустела? Так давай - иди на берег, денег дам - свой кабак тут откроешь, а? "У Шнека" или - "Синий Старпом". С девками, музыкой и прочим, а, старпом? Если старость стучится, то так и скажи!
  - Я те в голову сейчас постучу! - задетый за живое, он начал приподниматься со стула, но Жбан, коротким рывком усадил его на место и он, недовольно и неразборчиво ворча, отвернулся в сторону, не желая даже смотреть в мою сторону.
  - Сэм, - штурман понюхал свою рюмку, и не пригубив содержимого, поставил её на место: - Ну начнём мы ээээ... Грабить.
  - Экспроприировать, - ровным голосом поправил его Жвалг.
  - Один хрен. И долго мы так протянем, а? Это с Братством считались, а нас, - он махнул рукой и отпил немного из рюмки: - Прихлопнут. Полицаи уже и сюда залетают и то, что Кило скоро войдёт в состав Империи - вопрос времени.
  
  Он был прав. Полицейские силы, прежде старавшиеся облетать такие вольные станции, как наша по большой дуге, теперь стали здесь хоть и редкими, но уже привычными гостями. Нет, они не стремились насаждать Закон налево и направо, пока, ограничиваясь услугами местных служб - провести тех обслуживание, заправиться, перекусить, но всем было ясно, что наша вольница доживала последние деньки. Месяц, два, и служащие выйдут на митинг, прося, нет - требуя от Двадцать Восьмого, присоединить их Империи. Вернуться в материнское лоно, так сказать.
  Знаем - проходили уже, и Кило была просто очередным пунктом плана, точкой на карте, судьбу которой где-то наверху уже решили, как обычно не спрашивая нас.
  
  - А зачем нам оставаться в Империи? Что - галактика всё? Кончается за её границами? Есть нейтральные миры, есть Союз Свободных Разумов - найдём, где приткнуться!
  - Хм... - повеселевший Жбан, толкнул локтем Шнека: - А ведь дело говорит! Уйдём в ССР - туда Империя не скоро дотянется, а, дружище? Соглашайся! Повеселимся! Помнишь, как мы Имперский бордель захватили? - он снова ткнул приятеля в бок и рассмеялся.
  
  Да уж. Тот поход Жнеца долго служил пищей для шуточек на Кило.
  Всё началось с того, что штурман - Самарин, конкретно облажался с курсом. Точно известно одно - пьяным он тогда не был, Весельчак просто бы не пустил его в рубку, если бы от того исходил хоть намёк на запах. Но, факт остаётся фактом - Жнец выпрыгнул совсем не там, где планировалось. А дальше всё пошло наперекосяк - увидев одиночный транспорт, Весельчак, не тратя время на его опознавание, приказал начать стыковку и абордаж. Десант, возглавляемый Роже, тоже голову включать не стал, и, не обращая внимания на роскошную отделку коридоров, быстро захватил рубку.
  Прозрение наступило позже - когда из множества кают, или, вернее сказать - одноместных полу люксов и люксов, выбрались их обитательницы - труженицы древнейшей профессии, которые немедленно принялись заниматься привычным делом, и, устоять перед их чарами не смог никто... Включая самого Весельчака.
  Тот поход, к удовольствию всех участников, завершился успешно - экипаж Жнеца отлично отдохнул, девочки, изрядно облегчив карманы мальчиков - подзаработали, избежав не только уплаты налогов, но и получив неплохую страховку - как же! И на абордаж взяли и так насиловали, так насиловали... Такой стресс!
  В некотором проигрыше, сугубо репутационном, остался только сам Весельчак - ещё долгое время, знакомые капитаны, пропустив пару рюмок, обязательно подсаживались к нему за столик, прося рассказать о своих победах в том походе - сколько одержал и, в каких позах?!
  
  - Да, повеселились славно, - повернувшись, Шнек бросил на меня косой взгляд и продолжил: - Но к Разумам идти не стоит, он там все прибабахнутые какие-то. Вот раньше могли б у Баронов отстояться, а сейчас...
  Я протянул ему бутылку и он, недоверчиво посмотрев на меня, взял её в руки, и, набулькал себе пол рюмки.
  - Куда идти, это мы ещё решим, сейчас важно, на мой взгляд, другое, - продолжил я, водя пальцем по чешуйке: - С чем мы придём? Понимаете? Заявимся с пустыми руками - и кому мы нужны? Очередные нищеброды, не более. А вот если наш трюм будет ломится от... От... Да не знаю я - от чего! Электроники, деликатесов, редких сплавов... Да просто от бабла - вот тогда нас, с распростёртыми объятиями, встретят. Сразу - лучшими друзьями станем, что прибабахнутым, что кому угодно.
  - Обдерут же, Сэм, - покачал головой, заметно подобревший после очередной рюмки Шнек: - Хорошо если треть от нормальной цены дадут, а то и четверть.
  - Обдерут, факт. А что - у нас большой выбор есть?
  - Тогда надо рудник брать, - начал сразу прикидывать варианты старпом: - Слитки, они, завсегда, твёрдую цену имеют - ну, золото там, платина. Слышь, Жбан? - он повернул голову к штурману: - У тебя карта Копий осталась?
  - К Копиям мы не пойдём, - не дав ответить его товарищу, сказал я: - Уверен - там сейчас Имперцев, как блох на дворняге. Да и рудник брать не будем - хлопотно.
  - И что ты предлагаешь?
  - Инкассаторский транспорт.
  - Так где же его найти? Маршруты-то секретны?!
  - Шнек. А чем тебя не устраивает тот транспорт, что сюда, на Кило, бабки привозит?
  - Сэм, ты чего? - старпом озадаченно посмотрел на меня, а, затем перевёл взгляд на остальных, ища поддержки: - Это же наша станция, ты чего, Сэм?!
  - Наша? - переспросил я: - Ты что имеешь её акции?
  - Не, но, Сэм, мы же тут...
  - Да, она долго была нашим домом, базой, но сейчас - мы уходим, понимаешь? Отсюда уходим - Империя идёт. Да и кроме того - я же не предлагаю грабить кассы заведений тут. Мы вообще Станцию не тронем.
  - Ааа... Погоди. Так ты не собираешься налёт на транспорт, ну, как он в ангаре встанет, делать?
  - Нет.
  - Уффф... - заметно успокоившись он заново наполнил свою рюмку и, после того, как её содержимое исчезло в его глотке, кивнул - продолжай, мол.
  Я его понимал - долгое пребывание здесь, на Кило, сыграло свою роль - Шнек, как старпом, то есть, как весьма уважаемый человек, имел на Станции много друзей и знакомых, среди которых, в последнем я был более чем уверен, были и мужики из охранных структур, среди прочего отвечающих за ангары с кораблями. Ну а хуже дела нет, чем сойтись в схватке с тем же парнем, с кем ты, сидя вчера в баре, травил байки и бухал.
  
  - Мы встретим транспорт после его выхода из прыжка. Облегчим трюм и уйдём.
  - Так это знать надо, - несмотря на благотворное воздействие коньяка, он всё ещё на меня дулся, подвергая критике все мои предложения: - Это же надо знать - когда прибудут, - начал загибать он пальцы: - Куда, где то есть выпрыгнут, сколько безопасников на борту, короче... - махнул он рукой: - Идея хорошая, но сырая.
  - Сырая - да. Жбан?
  - Да, Сэм?
  - Ты, среди своих друганов-штурманов, выяснить, когда следующий инкассатор прибудет и где он обычно выпрыгивает - сможешь?
  - Можно поговорить, - почесал затылок он: - Есть у меня один человечек - из диспетчеров Станции. И бухнуть любит, кстати.
  - Денег выделю, - кивнул я: - Выясняй.
  - Но, Сэм, - покачал головой толстяк: - Спалимся же! Сразу поймут - кто напал. Шнек прав - это наша Станция и мы просто изгоями станем.
  - А мы и так изгои. Не заметил? Так привыкай. Все - привыкайте. Теперь всё по-новому будет - времена другие. Дальше пошли. Мрак?
  - Эээммм... Капитан, - Док приподнял руку, желая что-то спросить, но я, кивком головы дав ему понять, что увидел его вопрос, продолжил: - Мрак? Ты - твои пушки как? В порядке?
  - В полном, сэр! И торпеды загружены - к бою готов!
  - Будет тебе бой... Ты мне вот что скажи - ты факела у транспортника погасить сможешь? - ломать, то есть расстреливать инкассаторский корабль мне не хотелось - зачем? Проще, да и выгоднее, захватить, скинуть экипаж за борт - будут хорошо себя вести - в спас капсулах, а кораблик - присвоить себе, ну или продать. Потом. Посмотрим короче - на данный момент так далеко я не заглядывал.
  - Это фугасами надо, - наморщил лоб, прикидывая варианты артиллерист: - И подорвать сбоку от дюз - что бы... Значит... Сорвало факел взрывом... Можно, сэр! Вот только подумать надо...
  - Заново запускаться они долго будут, - согласно, ну наконец-то! Кивнул головой Шнек: - Пока перекроют, потом продуют коммуникации от остатков смеси, заново зажигание активируют, подадут топливо в смеситель.... Минут пять - восемь... ну - десять. Мало времени, Сэм. Только-только дойти от шлюза до рубки - а они защищаться будут.
  - Кроме того, сэр, - вклинился в разговор, не дожидаясь разрешения Док: - С чего вы решили, что инкассатор будет забит деньгами и слитками? За последние две, ну три недели - на Кило я вижу следы экономического спада, сэр. Бары либо пустуют, либо закрываются, тоже самое и с магазинами - вольных стало гораздо меньше. Чего уж там - мы, практически, последние. - он покачал головой: - Сэр, я не думаю, что на инкассаторском транспорте будет чем поживиться.
  - Что экономика здесь спадает - согласен, - кивнул я: - Но ты забываешь - банки, они, как любые крупные структуры, чертовски инерционны. Пока бумажка о снижение поставок сюда купюр и слитков соберёт все визы, - я усмехнулся: - Ещё месяц пройдёт. А до того - всё по-старому будет.
  - Логично. - Жвалг коротко кивнул: - Допускаю. Тогда ещё вопрос. Сэр. На борту инкассатора обычно своя охрана имеется - безопасники, да. Обычно - человек так полста. У нас есть... Или, простите, сэр - вы знаете, где мы полторы сотни бойцов нанять сможем? И сколько такая рота потребует денег? Вы уже считали? Окупимся?
  - Шнек? У нас - в экипаже, бойцы пригодные для штурма, есть?
  - Человек семь наберётся, - подумав ответил он.
  - Думаю - хватит.
  - Сэр? - Жвалг непонимающе посмотрел на меня: - Семь против полусотни? Плюс там, наверняка, турели имеются. Как они пройдут, сэр?
  - Во-первых - восемь, - я ткнул себя пальцем в грудь: - Я с ними пойду. А во-вторых. Прекращайте думать шаблонно. Забыли? - я поставил на ребро чешуйку: - Сделаем броню - восьмерых хватит! И - где ещё таких взять, я знаю. Догадываюсь.
  - Жерг? - спросил штурман и я кивнул: - Он оставил мутные, но более-менее понятные следы. Думаю, справимся. Шнек? Как ты думаешь - десятка бойцов в броне, которую пули не берут - хватит?
  - Вполне. Коридоры узкие - окружить и задавить массой их не смогут - просто пробьют себе путь к рубке. Если, конечно, эта твоя хрень выдержит. Не - я сам по ней стрелял, видел - держит, но, Сэм! Одно дело - мы в тире по ней постреляли и, совсем другое - в бою.
  - Сделаем броню - проверим. Но в целом это мой план, и действовать мы будем по нему. Значит так. Жбан - курс на Фиту проложи и насчёт транспорта выясни - когда и где.
  Штурман кивнул и я повернулся к старпому: - Подбери бойцов, про операцию пока не распространяйся - скажи - капитан мол мутит что-то. Ищет добровольцев. Обкатанных, понял?
  - Угу, но...
  - Что - но?
  - Капитану нельзя покидать мостик, Сэм. - он усмехнулся: - Так говорит Устав.
  - Плевать я на него хотел!
  - Таков закон, Сэм.
  - Да, Сэм, - поддержал его Жбан: - Твоё место в рубке.
  - Сэр, - присоединился к ним Мрак: - Всё верно говорят. Вы не имеете права покидать рубку в бою.
  - Таков Устав, сэр, - соглашаясь с ними кивнул Док: - Я пойду, сэр.
  - Ты? В абордаж? Ты же врач?! - удивился я: - Тебе лечить, не калечить надо!
  - Одно другому не мешает, сэр, - улыбнулся он в ответ: - Кроме того, сэр - я же был майором в линейной пехоте. На передке, сэр.
  - Значит - пойдём вместе.
  - Сэр! - Мрак вскочил со своего места: - Как член совета офицеров корабля я решительно против вашего участия! Уверен - остальные члены Совета меня поддержат!
  - Чего? Какого совета, мальчик? - сказать, что я был удивлён его тирадой, значит не сказать ничего: - Это мой корабль, Мрак и тут я принимаю решения!
  - Хе-хе... А паренёк задел тебя за живое, да, Сэм? - Шнек расплылся в улыбке: - А что? Парень прав. Ты, как наш капитан - надёжа и опора, будешь сидеть в рубке. Контролировать процесс, хе-хе-хе... А мы - повеселимся. И за тебя тоже - не переживай! Обещаю - снесу пару голов от твоего имени, Сэм... Ой, простите - сэр!
  - Сволочь ты, Шнек. - я протянул руку к бутылке: - Всё, старпому больше не наливать!
  - Фиг тебе, - он отодвинул бутылку подальше: - Но он прав, как бы ты не злился.
  - А не пойти ли тебе нафиг, а? Весельчак - мой корабль и правила здесь определяю я, а не какой-то совет!
  - Тогда чего ты нас собрал?
  - Ну... Обсудить планы, поделиться мыслями...
  - И - спросить нашего совета, - закончил за меня старпом: - Ты сам созвал совет, сам определил его состав, так что - сам виноват. Мы, тут ты прав, признаём твоё право рулить, но это и наши жизни, да и эсминец этот, - он погладил рукой стол: - Твой только по бумагам. Не забывай - его мы все вместе, всем экипажем, отбивали у парней Жерга. Не, я не спорю - без тебя мы бы его не получили, да чего уж там - Сэм, без тебя мы бы все сдохли - факт. Но - это не только твой корабль, но и наш. Общий.
  - И что теперь? - сложив руки на груди я откинулся на спинку кресла: - Мне теперь - без вашего разрешения и чихнуть нельзя?
  - А что? Часто чихаете, сэр? - встрепенулся Док: - Давайте-ка, после собрания ко мне - диагностику сделаем. Да и глаза у вас красноватые...
  - Отстань, - отмахнулся я: - Это я так, к слову сказал.
  - Да, док, - принял его сторону Шнек: - После собрания - он ваш. Вы уж его там... Поконкретнее, ладно? Он нам живым нужен. Пока.
  - Пока? - я чуть не подскочил: - Ты за базаром следи, старпом! Совсем охренели - и корабль уже не мой, и я вам - "пока" нужен!
  - Сэр, наш старпом просто неверно выразился, - поспешил снять напряжение Док: - Никто из нас и не думает оспаривать ваше право командовать. Более того - действительно, мы тогда, у Копий, да и бою с Баронами, выкрутились только благодаря вам, но...
  - Что - но?!
  - Это и наш корабль, и наши жизни, сэр. И ваша тоже. Поэтому вас, сэр, не стоит идти на абордаж.
  - А что стоит? Сидеть в кресле на попе ровно и пиво пить? Пока другие, мои - заметьте - мои люди, будут рисковать? Жвалг - ты же майором был? И что - отсиживался в тылу? Пока твои товарищи воевали? Что - парней раненых не вытаскивал из-под огня?
  - Вытаскивал. Не сравнивайте, сэр. Я - врач, вытаскивать и лечить раненых - мой долг. Вы - командир - и ваш долг сделать так, чтобы у меня работы было меньше. А не оказаться на койке в моём лазарете, где от вас толку никакого не будет. И не надо никому ничего доказывать, сэр. В вашей личной смелости и так никто не сомневается.
  - Сэм. Он прав, подошедший ко мне Жбан положил руку на моё плечо: - Твоё дело - планировать и всех дрючить - чтобы планы выполнялись. Его - раненых спасать. Моё - курс прокладывать, Мраку - факелы сбивать, ты же тот транспорт прихватить с собой хочешь, да?
  Я молча кивнул.
  - Ну вот. А в абордаж ходить - много ума не надо, особенно, если у нас с этой защитой твоей всё срастётся. Вот Шнек и сходит.
  - Жбан... - старпом недобро покосился на штурмана: - Ща в жбан огребёшь!
  - А что - много надо? Ума, а? Наш капитан защиту тебе даст, иди себе по коридору, сабелькой помахивай... Чего тут сложного? Или тебе, - он издевательски хохотнул: - И это сложно?
  - Так! Всё! - я хлопнул ладонью по столу: - Отставить базар! Задания всем ясны? Ну тогда чего ждём - вперёд, за работу!
  
  Последним мою каюту покинул Жвалг и он не преминул оставить за собой последнее слово:
  - И всё же, сэр, я жду вас в лазарете - диагностику мы проведём вне вашего желания.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2
  Пространство станции Фита. Территория Империи.
  
  
  Наш катер неподвижно висел в пространстве, отдалившись от Станции Фита на три тысячи километров. С такого расстояния она была не видна глазу, несмотря на то, что после того как Империя приняла её в свои объятья, мощность и количество прожекторов, и так, в большом количестве рассыпанных по её поверхности, увеличилась, наверное, раза в четыре. Признаюсь - когда мы подошли к ней, я, поначалу, решил, что Жбан напутал и привёл нас к какой-то звезде, так ярко она сверкала в черноте пространства.
  
  На борту катера, кроме меня, был только Док, сумевший убедительно доказать Совету, что именно его, в отличии от других, участие в экспедиции имеет смысл - в конце концов только он мог, по его словам, определить уязвимые места обитаемых на планете тварей. Мнение Шнека, разумно полагавшего, что в другой реальности его познания в биологии нашей вселенной, вряд ли будут применимы, Док и слушать не хотел, упирая на то, что у остальных и таких знаний нет.
  Меня, как капитана, тоже, поначалу отпускать не хотели, но угрозы стереть дневник Жерга, упирание на уже имеющийся опыт путешествий в другой реальности и клятвенные обещания быть паинькой и не рисковать, сделали своё дело.
  К экспедиции мы готовились основательно - если к высадке на поверхность планеты иной вселенной, можно вообще подготовиться. Около двери в шлюз были сложены различные палки, щупы и контейнеры, в общем всё, что могло бы нам пригодиться в затаскивании образцов чужого мира на борт катера - самим нам выходить из него запретили строго настрого, грозя коллективными карами в случае нарушения. Шнек, призвав на помощь Деда, даже камеры установил - и, если к их размещению снаружи, я отнёсся спокойно, то к тем, что он расставил внутри кабины - нет. Но переубедить его мне не удалось - обиженный тем, что его не взяли, старпом не шёл ни на какие компромиссы, сохраняя обиженно недовольное выражение лица - как у ребёнка, которого привели к неработающей карусели.
  
  - Ну что, сэр? - Док, сидевший в кресле пилота, как оказалось - пилотировал он вполне прилично, развернулся ко мне: - Начнём? Я, вроде, морально готов, - он добродушно улыбнулся и взмахнул рукой, подражая какому-то киношному герою: - Вперёд, сэр! К неведомому!
  - Как скажешь, - пожал я плечами, нажимая кнопку гиперпривода.
  То, что Жвалг храбрился, было видно невооружённым глазом даже такому посредственному психологу, как я. А я? А мне было пофиг. Перегорел - слишком много сил ушло на планировку этого мероприятия и сейчас я не испытывал никакого воодушевления от предстоящего. Усталость - да. Любопытство - немного. Страх? А чего, простите, бояться? Жерг был тут, и, причём - один. Побывал, забрал пару чешуек и вернулся. А мы чем хуже? В общем, я рассматривал эту экспедицию как самый обычный перелёт - и не более того.
  
  Чернота пространства послушно сменилась серостью гипера, которая, повинуясь движению рукояти тяги, уж простите, но я так буду её называть, начала наливаться бордовыми тонами, чуть позже уступившими место вернувшейся назад черноте, но это уже была тьма другой реальности.
  - Всё, Док, - убедившись, что рукоять немного не дошла до верхнего ограничителя, я повернулся к своему спутнику: - Мы на месте.
  - Знаешь, Сэм, - Жвалг встал, и, подойдя к боковому иллюминатору, прижался лбом к стеклу: - Я себе это как-то по-другому представлял. Более... Ну, торжественнее, что ли. Со спецэффектами разными. А тут... - отлипнув от стекла он повернулся ко мне: - Буднично и неинтересно. Если бы сам не видел перехода - решил бы, что это развод.
  - Это сейчас так, буднично. - Я защёлкал тумблерами двигательного модуля: - А вот первый раз, когда от крейсера удирал, страху натерпелся.
  Пошевелив джоем, я заставил катер описать дугу и довольный зрелищем дёрнувшихся, поплывших в сторону звёзд, улыбнулся - пока всё шло по плану.
  - Ну что, Док, - перекинув три из четырёх тумблеров назад, что обеспечивало нам самый малый ход, я приглашающе махнул ему рукой, указывая на его пульт: - Я нас сюда доставил - теперь твоя очередь работать - планету ищи, где-то здесь она быть должна.
  
  Для поиска планеты наш штурман, которому не повезло оказаться на борту катера, приспособил совмещённый с детектором масс, телескоп. Где он нарыл это оборудование и, тем более - как, на каких принципах это всё работало, я и понятия не имел. Мне было достаточно того, что оно работало - перед вылетом мы прогнали тесты - в нашем измерении. Там всё работало - антенна, больше похожая на дуршлаг, которую инженеры Деда разместили сразу за кабиной, сделала всего два оборота, после чего замерла как охотничья собака, учуявшая добычу, вот только в роли добычи тут оказалась планета, вокруг которой наматывала круги база Фита.
  Вот и сейчас - стоило антенне совершить пару оборотов, как на планшете, соединённом с основным пультом жгутом проводов, высветилась стрелка, указывающая направление на, невидимую глазу, планету. Док отнёсся к этому как к само собой разумеющемуся, в отличии от меня - головой-то я понимал, что основополагающие физические законы здесь должны были работать, но вот сердцем в это поверить было сложно - особенно после того, как я сам, своими глазами наблюдал Допплеровский эффект, когда вёл катер на встречу с нашим эсминцем.
  - Сэр, - Жвалг снова перешёл на официальный тон: - Курс сорок два, определяю дистанцию...
  Пока он возился с дальномером, наводя его на планету - её я пока не видел, некогда было - движение в этой реальности давалось кораблю с трудом, будто нас окружала не пустота, а густое масло, хотя... Кто его знает - что там на самом деле было, там - за бортом, то есть.
  - На курсе, - отрапортовал я ему спустя полторы минуты, наконец положив нос корабля на нужную отметку бортового компаса, нулевой отметкой для которого служила местная звезда, как самый простой и наглядный ориентир, что здесь, что в нашем пространстве.
  - Сэр? - вопросительно-тревожные нотки в его голосе заставили меня напрячься и я, на всякий случай отщёлкнул единственный активный тумблер в положение выкл., отчего наш катер неподвижно завис в пустоте: - Чего, Жвалг?
  - Дистанция, сэр. Она гуляет?!
  - Это как?
  - Сами посмотрите - только что было шесть мегаметров, а сейчас четыре... Ой, нет - восемь!
  - Что за бред? - я вылез из своего кресла и подошёл к нему. Я был готов согласиться, если бы она сокращалась - пусть рывками, как если бы мы неслись к планете скачками, но - увеличение?! Как это возможно?
  - Вот, - он постучал пальцем по экрану планшета - там, ниже стрелки, указывавшей прямо по курсу, смаргивала строка цифр, определявших дистанцию до цели нашей экспедиции, и - да, цифры эти постоянно менялись. Восемь сменилась двойкой, двойка - пятёркой, а последняя, продержавшись на экране добрых десять секунд, уступила своё место единице, отчего я бросил взгляд вперёд, ожидая увидеть надвигавшуюся на нас поверхность планеты, обещавшую поставить точку - сделать её из нас на своей поверхности, завершая этим наше путешествие. Но, к моему облегчению, впереди была только чернота, слабо расцвеченная редкими звёздами.
  - Может дальномер врёт?
  - Мы его тестировали перед вылетом, сэр!
  - Но планета же прыгать взад-вперёд не может?!
  - Не может, сэр! Но - прыгает. Или мы - прыгаем.
  Я покосился в иллюминатор, сквозь который нашу рубку щедро заливали лучи местного светила - и оно, в отличии от планеты, висело в пространстве неподвижно. Ну или мы прыгали синхронно с ним. Относительно неподвижной планеты. Тьфу! Вот же бред в голову лезет!
  - Док, а что телескоп говорит?
  - Телескоп? - врач озабоченно посмотрел на меня: - Говорит? Вы в порядке, сэр?
  - Нет! Чёрт! Я - в порядке. Я не это хотел сказать! Говорит... Тьфу! - я выдохнул: - Ты на планету смотрел? В. Телескоп? Смотрел?
  - Нет, сэр.
  - Так посмотри - прыгает она или нет, делов-то! Ты её - наблюдаешь?
  - Эээ... - он приник к окулярам - работы по подготовке вылета велись в спешке и вывести изображение на тот же планшет мы просто не успели: - Да, сэр. Вижу.
  - Дистанция? Ну, на глаз?
  - Сэм, - он оторвался от телескопа и повернулся ко мне: - Я тебе что? Глаз-алмаз с дальномером? С монетку она, вот, - согнув большой и указательный пальцы он обозначил диаметр мелкой монеты.
  - Три - четыре мегаметра, - уверенно заявил я. Конечно, расстояние до планеты могло быть как больше озвученного, так и меньше - её размеры были неизвестны, но я решил, что для Дока и так сойдёт - главное было показать, что всё под контролем.
  - Начинаю движение, - не дав ему задуматься над моими словами произнёс я: - Следи, что бы она прямо по курсу была. Ща приблизимся, притормозим, выберем площадку и сядем.
  - Без дальномера?
  - Ага! - щёлкая тумблерами кивнул я: - Я так сто раз делал, фигня!
  - Странно, что вы, сэр, всё ещё живы, - покачал он головой и снова прилип к окулярам.
  
  К планете я вёл катер по широкой дуге, перейдя на неё, как только наша цель стала видна невооружённым глазом. Дальномер продолжал нести всякий бред и ориентироваться на его показания было бы верхом безрассудства.
  Тёмный шар медленно рос, оставаясь справа от нас и я осторожно шевелил джоем, стремясь направить катер по касательной к его поверхности, так, чтобы мы вышли на его дневную сторону. Не могу сказать, что ночная сторона была совсем уж мёртвой - кое где тёмный диск озаряли короткие вспышки то белого, то желто-оранжевого цвета, что наводило на мысли о бушующих в атмосфере грозах и извержениях местных вулканов. Первый вариант, впрочем, вызвал бурную дискуссию между Доком и мной - оставленный в нашем мире планетоид был простым мёртвым булыжником, с полным отсутствием чего-либо интересного - ни руд, ни минералов там не было. Атмосферы там тоже, как вы понимаете, не было.
  А тут... Молнии, вулканы...
  Ещё больше вопросов возникло, когда до поверхности оставалось менее тысячи километров, то есть - менее одного мегаметра. На такой дистанции дальномер резко взялся за ум, прекратив путаться в своих показаниях и теперь отщёлкивал медленно сокращавшуюся до поверхности дистанцию, не пугая нас своими скачками.
  Первое, что мы увидели, выскочив на освещённую сторону - были облака. Самые обычные - белые и пушистые. С высоты в семь сотен километров было хорошо видно их скопление, расположившееся вокруг одного из горных пиков, сдвоенным клыком возвышавшегося над равнинной поверхностью планеты. По нашей дружной оценке, этот не-то зуб, не то коготь, поднимался километров так на двести, однозначно доминируя над в общем-то равнинной поверхностью.
  Казалось бы - ну, облака - чего такого-то?
  Но - на фоне пронзительно чёрного неба, вкупе с показаниями газоанализатора, клявшегося, что между нашим бортом и поверхностью нет ни одной молекулы газа, любого газа, эти мягкие на вид образования, воспринимались, мягко говоря - необычно.
  
  - Может и он тоже, того? - Жвалг постучал пальцем по экрану газоанализатора, но его шкала так и осталась мёртвой: - Не могут же быть облака и - отсутствовать атмосфера, а Сэм?
  - Да хрен его знает, - пожал плечами я: - Мы же не дома - тут... - не договорив я мотнул головой, продолжая плавный спуск к поверхности.
  С высоты в пять сотен километров уже можно было разобрать её детали, ничем особым не отличавшиеся от множества таких же виденных мною раньше. Обычная, навевающая зевоту, бурая равнина. Кратеры, каньоны и небольшие, с острыми пиками, горы. Скука - если не обращать внимания на зуб с облаками, на который, выбрав его в качестве ориентира, я и рулил.
  - Может к нему? - Док показал рукой на загадочное образование, но я отрицательно покачал головой, хотя, буду честен - любопытство внутри меня просто требовало лететь к тем облакам.
  - Не, мы на разведке. Сейчас сядем, осмотримся, свезёт - попробуем камней набрать и домой.
  - Сэм! Ну неужто тебе не интересно?
  - Очень, - кивнул я, разглядывая пейзаж прямо по курсу. Мы уже спустились до полутора сотен и теперь могли разобрать больше деталей, но оптимизма они не вызывали: - Видишь? Вон те тёмные точки?
  - Да, а что это? Похоже на камни.
  - Камни и есть. И, что для нас хреново - их много. Как садиться-то будем, а, Док?
  Чёрные точки, успевшие к этому моменту, вырасти и превратиться из безобидных с высоты оспин, в огромные булыжники, каждый из которых был сравним с нашим катером, густо усеивали всю поверхность под нами и рисковать посадкой корабля между ними я не хотел. Управлялся катер всё так же вяло, с задержкой реагируя на движения джоя, так что, садиться в опасной близости от острых на даже на глаз граней, я попросту боялся. А не рассчитаю? Впилимся бортом - и что? Нет уж...
  - Сэм, - отлипший от окуляров телескопа Док, потянул меня за рукав, одновременно указывая куда-то влево: - Вон там, левее градусов сорок, горочку видишь? Там чисто, давай на ней высадимся?
  
  Не могу сказать, что его открытие вызвало у меня прилив энтузиазма. Мысленно я уже прикидывал маршрут подъёма в космос, или что тут есть, с последующим возвращением домой.
  А что?
  Данных - набрали, планету - нашли, даже до... - я скосил глаза на дальномер, до полусотни ка-мэ спустились.
  Чего судьбу искушать?
  Но в Жвалга явно вселился дух пионера-первопроходца.
  - Сэм... Так... Теперь прямо, со снижением. Вот, отлично! Чуть левее, ага! Вот так! - командовал он, уставившись одним глазом в телескоп: - Чуть притормози, ага... Ага... И правее, чёрт! Сэм! Ты что - не видишь?
  - Не вижу, - пробурчал я, и это было правдой.
  С моего места - штатного места штурмана, открывался отличный вид во все стороны - во все, кроме как вниз. В принципе - верно, сажать корабль дело пилота и - именно его кресло обеспечивало прекрасный обзор по всем четырём сторонам.
  - Не видишь... - протянул он, на миг оторвавшись от созерцания поверхности впереди и покосившись на меня: - Не видишь... Так. Слушай меня! - отодвинув ставший не нужным телескоп - мы медленно ползли на высоте пары километров, он принялся командовать, перегнувшись, для лучшего обзора через пилотскую консоль.
  В принципе, я бы тоже мог перегнуться через свой пульт и рулить, опираясь на увиденное.
  Но!
  Вы пробовали управлять кораблём не то что стоя, а вообще - согнувшись вдвое? Нет? И не советую. Чревато для здоровья и в обычном пространстве, а уж при посадке на неизвестную и неподготовленную площадку и вовсе, гарантированный способ самоубиться.
  
  - Сейчас немного левее... Ещё, еще... - Жвалг бросал мне команды практически лёжа животом на пульте, благо ему-то рулить не надо было: - Хорошо... Хорошо... Притормози. Еще медленнее, Сэм! Медленнее... Ага. Вот так. Начинай снижение. - покосившись на оживший альтиметр он объявил: - До поверхности полсотни метров, давай потихоньку.
  Я молча пожал плечами и начал опускать катер вниз, стараясь делать это максимально медленно и плавно.
  - Чуть вперёд и правее, Сэм. Там бугорок какой-то, лучше его обойти, да?
  - Ты командуешь, - меланхолично ответил я, работая на образ тупого исполнителя: - Гробанёмся - ты виноват.
  - А сядем? - он бросил на меня короткий взгляд.
  - Сядем успешно - я молодец. Я же рулю.
  - Ну ты и... - начал было он, но тут же оборвал себя: - Потом! Давай ещё правее и...
  - И что? - он резко смолк, но в следующий момент просто взорвался криками: - Назад, Сэм! Твоюж мать! Назад! Стой! Вверх! Сэм! Стой!
  - Ээээ... - я, на всякий случай, остановил катер и сейчас мы висели в пространстве абсолютно неподвижно. Ну - настолько, насколько я мог оценивать наши перемещения: - Ты бы уж, барин, определился б, что делать-то? Куды рулить-то?
  - Очень смешно, - повернувшись ко мне он провёл ладонью по лицу, стирая выступивший пот: - Пошутил, да? Давай назад... Метров на тридцать.
  - Может тридцать четыре с четвертью?
  - Чего? А, ну да, давай так.
  - Док - у меня рулетки нет!
  - А зачем тебе рулетка? Тьфу! Сэм! Ты достал уже!
  - А ты команды давай нормальные, - огрызнулся я, заставляя корабль медленно ползти назад: - Где я тебе ориентиры найду? Не по звёздам же?!
  - Стой, - он махнул рукой, не ведясь на мои провокации: - Всё, Сэм! Спускаемся. Только - медленно, хорошо?
  - Да хорошо, хорошо, - проворчал я, осторожно опуская нас - так осторожно я ещё не садился, даже свой первый корабль я сажал куда как жестче, припечатав его к посадочной платформе, забыв про вертикальную составляющую скорости.
  - Двадцать... Пятнадцать... Медленнее, Сэм, медленнее... Девять...
  Взметнувшиеся облака пыли закрыли обзор и Док плюхнулся в кресло, не сводя взгляда с альтиметра: - Семь... Пять... Притормози, Сэм! Три...
  - Сам знаю, ты лучше опоры выпусти, - закусив губу я едва-едва, по миллиметру, сдвигал грибок тяги на рукояти джоя, стараясь максимально замедлить наше снижение и получалось это не очень - вертикальная составляющая скорости снижалась медленно, а сильнее оперировать генераторами покойного профессора я опасался, боясь, что с непривычки, не чувствуя катер, отправлю нас вверх, пережав регуляторы.
  - А как? Два с половиной... Лапы как выпускать?
  - Млять! Док! Кнопка, справа внизу. С огоньком на ней. Ну?
  - Тумблер с синей лампочкой? Два ровно!
  - Да! Чёрт побери! С синей - перекинь его!
  Щелчка перекинутого тумблера я не расслышал - не до того было, а вот жужжание моторов, выдвигавших опорные лапы из корпуса прозвучала для меня как лучшая мелодия, услышанная мной в жизни.
  - Один и семь... Сэм - перекинул, зелёным горит! Один и четыре!
  - Хорошо! Сейчас... - договорить я не успел - лёгкий толчок, сменившийся быстро угасшим покачиванием, возвестил нам, что ещё один этап нашей экспедиции завершился успешно - мы были на поверхности планеты.
  - Уважаемые пассажиры! Наш катер совершил посадку на поверхности чёрт-его-знает-какой планеты, - подражая капитану пассажирского транспорта проговорил я, отстёгивая ремни: - Просьба оставаться на своих местах до... Эээ... Ладно. Можете не оставаться.
  - Смешно, - Жвалг пристёгнут не был и уже стоял около правого иллюминатора, вглядываясь в пыльную взвесь снаружи.
  
  - Ерунда какая-то, - я постучал пальцами по стеклу иллюминатора, за которым продолжали клубиться пылевые вихри: - Мы уже минут пять, как сели, а всё никак не уляжется.
  За время, прошедшее с момента посадки мы не только успели натянуть лёгкие скафандры, но и перекурить. Перекуривал я, Док, понимая, что говорить о перерасходе воздуха бессмысленно - у нас на борту был недельный запас воздушной смеси, прочитал мне лекцию о вреде курения и попытался запугать меня примерами из своей практики, упирая на красочные детали несомненно ожидавшей меня смерти. Впустую - докурив первую, я подошёл к иллюминатору и, когда я задавал свой вопрос, в моих пальцах уже была зажата вторая сигарета.
  - Хм... - споткнувшись на середине своего повествования о том как я буду выхаркивать куски прокуренных лёгких, Жвалг недовольно вздохнул: - Сэм! Я, между прочим, о твоём здоровье забочусь! А ты?
  - А что я? - я снова постучал в стекло, будто неслышный снаружи стук мог испугать и разогнать танцующие снаружи пылинки: - Мы тут не ради лекций о здоровом образе жизни, так, Док? Сидим... Сидим... Не, твои рассказы, они, да - интересны, особенно эти... Эфимизмы, но...
  - Эфиземы.
  - Ага и они тоже. Но меня больше беспокоят не они - а вот эта чертовщина. Там же вакуум, да?
  - Угу, - он бросил короткий взгляд на газоанализатор, чья шкала продолжала оставаться мёртвой.
  - И гравитация тут - практически стандарт. Почти единица. Так чего они не падают?!
  - Не хотят, и ты не хочешь.
  - Чего я не хочу?
  - Курить, - он показал глазами на сигарету: - Сейчас я тебе про импотенцию расскажу. Вот послушай - был у меня один случай. Приходит ко мне, значит, боец. А смолил он, почти со школы. И говорит мне: "Док, у меня это..."
  Что именно "это" я не услышал - пылевая взвесь, всё это время закручивавшая спирали за иллюминатором, вдруг замерла, просто зависнув в пустоте, а затем так же дружно, словно каждая из них была солдатом, получившим команду "ложись", рухнула вниз, открывая перед нашими идеально чистое пространство.
  От неожиданности я даже сигарету уронил - вот только что было и раз - нет!
  - Охренеть... - я повернулся к Жвалгу, но тот был удивлён не меньше моего, по крайней мере, его, так и не закрытый рот однозначно показывал его состояние.
  - Эээммм... - он сглотнул и перевёл взгляд с меня наружу: - Эээ...
  - Ага, именно ток, Док.
  - Может магнитное поле? Поменялось - вот они и упали. В смысле - притянулись.
  - Может. А может и нет. Может эфир подул.
  - Какой эфир?
  - Ну явно не ваш, медицинский. Мировой, Док. Есть такая теория, - начал было я, ища глазами сигарету, но подошедший ко мне ревнитель здорового образа жизни, как бы случайно раздавил её своим сапогом.
  - Пошли, Сэм, - он сделал вид, что ничего не заметил: - Пыль улеглась, самое время вылазку сделать. Пошли.
  - Может подождём? - я мстительно покосился на свой комбез, в чьём кармане оставалась почти целая пачка: - Мало ли чего - вдруг взлетят? Да и ты мне про того бойца и его импотенцию не рассказал.
  - Да нечего рассказывать, - отмахнулся Жвалг, готовясь опустить забрало шлема: - Снайпер ему яйца отстрелил, когда тот покурить вылез. Пошли.
  Идти вот так сразу мне не хотелось - по моему разумению следовало выждать, мало ли чего. Вот вылезем, а они как прыгнут! Облепят, превратят в статуи - и всё, привет!
  - А к тебе он тогда что пришёл, - попробовал оттянуть момент выхода я: - Яйца что ли принёс? Пришить, да?
  - Сэм! Ведро бери. - сам Док уже вооружился совковой лопатой и нетерпеливо переступал с ноги на ногу около двери, ведущей в шлюзовую камеру: - Голова у него болела, вот и пришёл.
  - Хм... - я почесал подбородок: - Где голова и где яйца... Что-то я тебя не понимаю.
  - Кончай дурить! - он угрожающе покачал лопатой: - Пошли. - но увидев, что я не сдвинулся с места, Док вздохнул и пояснил: - Я ему таблетку дал. Он вышел из блиндажа и курить на бруствер уселся. Дело ночью было. Руку - с сигаретой опустил и словил. Понял?
  - Ааа... То есть снайпер решил, что там голова, да? А что он на бруствер сел?
  - Мозги прокурил потому что! - поняв, что словами от меня ничего не добиться, он схватил меня за рукав и поволок к шлюзу.
  - Но, Жавлг, погоди! - я попробовал вырваться, но хватка у Дока была что надо: - Мне...же... Просто интересно!
  Не обращая внимания на мои трепыхания, он подтащил меня к шлюзу и затолкнул внутрь, стоило столько створке отъехать в сторону на ширину, достаточную для моей тушки.
  - Стекло опусти, - посоветовал этот тип, готовясь начать процесс шлюзования и мне не оставалось ничего другого, как подчиниться его словам, благо шлём лёгкого скафандра - в них можно было находиться в пустоте до получаса, закрывался одним движением.
  
  Открывшийся из шлюзовой камеры вид ничем особенным взгляд не радовал. Прямо перед нами простиралась ровная, запорошенная пылью и песком равнина. Метрах так в двадцати от нас края площадки начинали медленно подниматься вверх, и я порадовался наблюдательности врача - сам бы я этот пятачок вряд ли бы разглядел, интуитивно ища более просторное место для площадки. А тут... Мало того, что разглядел, так и сумел направить меня прямо по её центру. Вспомнив кое-что, я повернулся к Жвалгу, жадно рассматривавшему пустынный пейзаж.
  - Слышь, Док? А чего ты "назад" заорал, ну, когда на посадку шли?
  - Чего заорал? - он чуть подвинул меня плечом, явно готовясь спрыгнуть вниз, но я, ухватив его за пояс, оттащил новоявленного исследователя назад, вглубь камеры.
  - Ты чего, Док? Забыл? Мы как обещали - из корабля ни шагу. Наберём образцов, - я приподнял ведро: - И всё, назад.
  - Да погоди ты, - дёрнулся он, вырываясь: - Сэм! Там такое... Вон там, - его рука указала на приподнимающийся край площадки: - Пойми, - он снова дёрнулся, но неудачно - я ждал его рывка: - Пойми, Сэм! Это надо видеть! Мы, когда садились, мы перевалили тот гребень, я видел, Сэм! Видел!
  - Чего ты видел? - ожидая его рывка я немного отклонился назад, но Док внимательно следил за моими действиями - вместо того, чтобы дёрнуться вперёд, наружу, он, сначала сдал назад, наваливаясь на меня спиной, а, когда я отшатнулся, рванулся к выходу из шлюза, одновременно поворачиваясь вокруг себя, отчего мои пальцы разжались, освобождая его пояс.
  Коротким прыжком он перескочил комингс и уже через секунду смотрел на меня, стоя на поверхности чужой планеты.
  
  Признаюсь - я окаменел.
  Не знаю, чего я ждал - молнии с пустого неба, пропасти, которая должна была разверзнуться под ногами нечестивца из низкого мира, посмевшего осквернить собой поверхность этой планеты...
  Не знаю. Док, кстати, похоже тоже ожидал чего-то подобного - оказавшись внизу он замер, словно испугавшись своей смелости и только наше хриплое дыхание показывало, что мы оба всё ещё живы.
  - Эээ... Жвалг? - я облизал пересохшие губы и сглотнул ставшую внезапно очень вязкой слюну: - Скажи мне - ты дебил?
  - А мы живы, Сэм! Живы! - он подпрыгнул на месте будто испытывал поверхность планеты на прочность: - Крепкая, - подтвердил он мою догадку и тут же пнул носком ботинка небольшой камушек, улетевший куда-то за корму: - Иди сюда, Сэм. Всё в норме!
  - В норме? - я подставил ведро и об его днище стукнулся заброшенный туда второй камешек.
  - В норме! - Док покрутил в руках более крупный булыжник и, подойдя ко мне, забросил его в шлюз: - Знаешь, - он небрежно облокотился на край проёма: - Я почему-то думал, что поверхность как желе будет.
  - Как желе?
  - У меня всё норм с головой, - хихикнул он: - Но вот когда прыгал - ждал, что она, - носок его ботинка прочертил борозду в пыли под корпусом: - Как батут меня отбросит. Я даже напрягся. А тут - камень как камень.
  - Камень, - повторил его слова я, слегка пнув булыжник, отчего он, подпрыгивая на неровностях своей поверхности, откатился в дальний угол, где и затих: - А я молнии ждал, - признался я, - с небес.
  - По мне?!
  - Угу.
  - Ну ты гад, Сэм! А, если бы она по тебе?
  - А по мне-то за что?
  - За всё хорошее, - проворчал он и, отойдя от шлюза, махнул рукой: - Пошли.
  - Куда? - поверхность чужой планеты ударила меня по подошвам скафандра точно так же, как до этого делали многие другие поверхности. Даже песок, вминаемый рубчатым протектором, поскрипывал, уплотняясь под моим весом как обычный песок, ничем не показывая своего отличия от песка моего мира.
  - К гребню, - скомандовал он и, подавая пример направился к краю, что был прямо перед носом нашего картера. При этом, Док, к моему удивлению, двигался пригнувшись, будто эта, абсолютно пустая равнина, простреливалась неведомым противником. Почти подойдя к краю, он, гибким, каким-то змеиным движением перетёк в положение лёжа и последние несколько метров до гребня, прополз, вжимаясь в поверхность, отчего в песке появилась заметная борозда.
  Добравшись до конечной точки, Док ловко, не отрываясь от поверхности, повернулся и поманил меня к себе: - Давай сюда, Сэм. Только тихо, не надо, что бы нас заметили.
  - Заметили кто? - не понял я направляясь было к нему во весь рост, но он так зашипел, что я поспешно плюхнулся на брюхо.
  - Кто заметили, Жвалг? - повторил я свой вопрос, когда оказался рядом.
  - Они, - он кивнул за гребень: - Сейчас сам увидишь: - Приготовься.
  - Готов, - перевернувшись на живот, я подвёл руки под грудь, готовясь, по его команде выставить голову над горкой породы, отделявшей нас от того, что так и взволновало, и заинтересовало моего спутника. Напрягши руки, я ждал его команды, но её не было. Пять секунд, десять - время шло, а Жвалг молчал. Он точно был жив - в шлеме раздавалось его дыхание, переданное по связи, вот только оно было каким-то странным - ни дать, ни взять, Док к чему-то принюхивался.
  В шлеме!
  Принюхивался!
  К чему?!
  Тут, в скафандре, то есть, если даже и обделаться по-крупному, запах до носа дойдёт очень нескоро. Скорее уж... Ладно, пропустим этот момент.
  
  Я уже собирался его окликнуть - с момента последних слов уже прошло около минуты и наше бездействие начинало напрягать, как вдруг моего лица коснулся лёгкий и свежий ветерок. С собой он принёс йодистые ароматы моря - тёплого, ласкового, манящего к себе игрой волн в прибое и такого неуместного здесь.
  Невольно я втянул носом воздух, желая наполнить грудь этой освежающей волной, вдыхая её бодрящие ароматы, я вдруг осознал - чёрт! Я же сейчас дышу ровно также как Жвалг!
  - Док, - пересилив себя - желание было только одно - дышать, лежать, не шевелиться и дышать, дышать - на любые другие действия у меня просто не было ни сил, ни желания, так вот - пересилив себя я окликнул своего товарища: - Ты это тоже слышишь? Ну - чем пахнет, слышишь?
  - Морем, как в детстве, - затуманенным голосом ответил он после небольшой задержки: - Домом. Плюшками, бабушкиными.
  Сказав это, он перевернулся на спину и вытянувшись во весь рост, закинул руки себе за голову - за шлем то есть.
  - Эй-эй, Док! Ты чего, - я потряс его за локоть: - Какое нахрен море? Какие к чёрту пирожки, Жвалг! Мы в скафандрах! Забыл?! Тут вакуум!
  Скосив глаза на левый рукав, я отыскал взглядом датчик внешнего давления, размещённый чуть выше запястья. Резиновый шарик, размещённый внутри прозрачной трубочки, раздулся во всю её длину, не встречая никакого сопротивления снаружи, подтверждая мои слова. Нас окружала пустота и ни что не мешало этой резинке заполнить собой всё свободное пространство.
  - Док, - я снова тряхнул его: - Не раскисай - это глюк. Может фильтры дурят, может...
  - Тсс... - рывком повернувшись на живот он прижал меня рукой к поверхности: - Тихо, Сэм. Тихо. Прислушайся.
  - Чего? - не понял я, а, в следующий момент, я услышал шум прибоя. Волны, с однообразным, убаюкивающим шелестом накатывались на берег и став пеной, шипя, откатывались назад, проигрывая атаку за атакой суше.
  И, в отличии от ветерка, продолжавшего дуть мне в лицо, как бы я не вертел головой в шлеме, звуки раздавались спереди - я несколько раз покрутил головой, прислушиваясь то одним, то другим ухом - нет, точно - прибой воевал с сушей впереди, скрытый от наших взором выступом поверхности.
  Приподнявшись на локтях, я осторожно высунул голову над каменистым гребнем.
  
  Это был кратер.
  Когда-то давно - сотни тысячелетий, а может и миллионы лет назад космический странник окончил своё путешествие здесь, выбрав по воле случая эту поверхность в роли конечной точки своего маршрута. Лоно планеты, приняв в себя всю его силу, расплескалось образовав классический цирк, окружённый невысокими стенками, из-за края которой мы сейчас и выглядывали.
  Само пространство, заключённое в кольцо стен, было не велико - поперечник кратера я оценил километров в тридцать, может быть, чуть больше, но это было не важно - в нём бушевало море.
  Высокие волны с шапками пены бились о стенки цирка, стремясь вырваться наружи и покрыть собой равнину снаружи. Стены, вздрагивая от их ударов, сдерживали их натиск и волны, покрыв скалы клочьями пены отступали, готовясь к новому натиску. Их война длилась уже давно - во многих местах некогда толстые вертикали каменных бастионов истончились, обрушились, уступив силе волн, и их обломки, перемолотые в песок, создали песчаные пляжи, протянувшиеся вдоль устоявших стен.
  Всё было так - вот только море было молочно-белым.
  Отливающие металлическим блеском шапки пены украшали макушки белоснежных гребней волн, и ветер, незримо бушевавший над поверхностью, срывал их, гоня куда-то к центру моря стаи радужных пузырьков. А те пенные наездники, которым удалось удержаться на своих конях, спрыгивали на прибрежный песок, покрывая собой прибрежное пространство и различный мусор, выброшенный волнами из глубин пучины.
  Обрывки водорослей, обломки стволов - привычный морской мусор был разбросан по всему пляжу, совсем как в нашей реальности, ничем особым, не отличаясь от хорошо знакомого нам вида - кое-где, в кучах различного хлама, даже что-то зеленело совсем уже родной растительной зеленью.
  
  - Урановые реки и ртутные берега... - пробормотал я себе под нос, разглядывая это буйство природы.
  - А не наоборот? - Док тоже высунул голову из-за края скалы и сейчас во всю крутил шлемом, стремясь рассмотреть открывшийся нам вид со всех ракурсов.
  - А смысл?
  - Ну... Ртутные реки оно как-то привычнее, - пожал плечами он, привстав так, что большая часть его тела покинула наше укрытие: - Где же они? Я их тут видел, Сэм! Точно видел - вон там, - удерживаясь одной рукой за камень, он вытянул вторую в сторону моря и повторил: - Я видел! Это был не глюк! Они там плавали, честно! Такие чёрные, Сэм, как... Как... - Жвалг замялся, подбирая слова и, я уверен, он бы их нашёл, но тут пространство перед нами начало меняться.
  Каменный выступ, за которым мы прятались, легонько вздрогнул и, из его поверхности, обращённой внутрь, начали струиться тонкие серые полоски, всем своим видом намекавшие на своё родство с пеленой гиперперехода. Постепенно струйки росли, раздавались в стороны, и, покрутив головой, я убедился, что их порождал не только наш уступ.
  Все каменные стены, все, куда только мог дотянуться мой взгляд, исторгали всё ту же дымку, постепенно заволакивавшую пространство над внезапно успокоившимся морем. Полотна тумана стелились над белой гладью, то вздуваясь вверх, то приникая к его поверхности. Они продолжали свой рост, но, когда их края встречались, серая мгла не сливалось в одно целое, наоборот! Кромки полотнищ начинали трепетать, забираться друг на друга, будто между ними шла борьба за место под солнцем.
  Встретившись в центре, они забурлили, продолжая свою борьбу, скрутились, спутались между собой и, вспухли пузырём, который, спустя несколько секунд, будучи не в силах удержать их в себе, лопнул, выплёскивая вверх подобие торнадо, над вершиной которого тут же вспыхнула бледно голубая звезда. Её свет был столь резок, что я поспешил отвести взгляд, сберегая зрение.
  
  Камни, словно почуяв, что их задача выполнена, вздрогнули еще раз, прекращая подпитывать собой свои полосы, отчего по тем побежали короткие, судорожные волны, от которых в трепет пришла вся колонна торнадо. Её верхний конец, отливавший сиреневым в свете новой звезды, задрожал и принялся раскачиваться из стороны в сторону, на ходу разворачиваясь, расплетаясь на составлявшие его тело серые канаты, которые, раскрывшись подобно лепесткам цветка, принялись таять в окружающем их пространстве.
  Досмотреть этот процесс до конца мне не дал Жвалг - когда стебелёк-торнадо уменьшился вдвое он пихнул меня локтем в бок: - Сэм! Смотри - затмение!
  
  Другой рукой он показывал вверх, на ту, недавно появившуюся звезду - её диск, до этого сверкавший резким, бледно голубым сиянием, вдруг как-то потускнел, свет, исходивший от него стал мягким и даже каким-то тёплым что ли.
  Середина нового светила начала темнеть и, действительно, всё происходящее с этой звездой, действительно напоминало затмение, вот только какое-то неправильное, вывернутое наизнанку что ли.
  Затемнение диска началось не от края, как у всех нормальных звёзд, чью плоскость пересекает близкий к нам объект, создавая волну тени своим движением. Нет - сейчас он темнел сразу от центра, будто тот, неведомый нам объект или некая планета - будто нечто двигалось от нас к светилу! Я даже головой покрутил, пытаясь отыскать взором причину такого затемнения - безуспешно, разумеется.
  Меж тем, центр звёздного диска продолжал темнеть, очертания чего-то, приближавшегося к нему и закрывавшего собой его свет, всё росли, становились всё более и более чёткими, формируя постоянно расширяющийся круг. Он рос, раздвигал свои края, и, соразмерно этому его движению, на кратер опускалась темнота и тишина - я только сейчас заметил, что рокот волн - стих. Сейчас, а не тогда, когда молочные волны стихли, будто разглаженные пронёсшимися над ними серыми полотнищами. Всё вокруг замерло так сильно, как бывает в последние минуты перед восходом, когда, в ожидании рождения нового дня стихают все - и птицы, и насекомые, и люди, обращая свои взоры на восток, где вот-вот должен появиться алый край Солнца, принося нам начало нового дня.
  Очередной толчок в бок не позволил мне развить свою мысль дальше.
  
  - Господи... Что это? - вылезший из-за нашего укрытия более чем на половину Док, сейчас поспешно сдавал назад, вжимаясь всем телом в наш камень - поверхность диска, которую, почти всю залила чернота, оставив видимым только узенькую полоску вокруг края, эта чернота сейчас набухала, оживала - будто нечто, спрятанное там, внутри, рвалось наружу, стремясь попасть в этот мир.
  Возникший в центре светила нарыв шевелился, раскачивался из стороны в сторону - было видно, как его головка, раскачиваясь из стороны в сторону, перекрывает светящийся поясок по периметру звезды. Вот она дёрнулась вперёд, отступила, словно собираясь с силами и снова рванулась вперёд, да так сильно, что темнота, из которого и состояло тело этого вздутия пошла складками как какая-то материя или плёнка.
  Новый рывок и снова - отступление.
  Ещё одна попытка.
  На сей раз, тёмная материя - называть темнотой то, из чего состоял этот нарыв я больше не мог - слишком уж материальным выглядела эта чёрная плёнка - очередной рывок заставил её края отползти к центру звезды, расширяя светлое колечко по периметру и то, что рвалось из недр диска почувствовало эту слабину.
  Я ожидал что она лопнет, пойдёт трещинами, разрушится, уступая напору того, что рвалось с другой стороны, но этого не произошло.
  Нарыв, этот вырост, принялся расти вверх, окутываемый облегавшей его плёнкой, которая сползая с поверхности светила открывала всё больше и больше места для света, принявшегося заливать всё вокруг своим сиянием с удвоенной силой.
  Прошло ещё совсем немного времени и нечто, сильно напоминавшее огромный палец, набирая скорость, начало движение к застывшей поверхности белого моря. При движении этот палец втягивал в себя - в свой, видимый нам конец, темную плёнку, и она, скользя по его телу, обнажала его бурую поверхность, украшенную одинаковыми плитами более светлого оттенка.
  Втянув в себя всю плёнку, червь - а в том, что это был один из тех гигантов, про которых писал Жерг в своём дневнике, я уже не сомневался - червь покрутил своей головой над пустынной гладью моря, словно выискивая кого бы ещё сожрать и, не найдя ничего подходящего, распахнул свою пасть - в других условиях я бы сказал, что он заорал, но - какой крик в пустоте?!
  Крутанув головой червяк, замерев на пару секунд, продемонстрировал нам свою, раскрывшуюся на множество треугольных сегментов пасть, в глубине которой отливали воронёным металлом длинные иглы зубов. Или клыков, когтей - у меня нет подходящих слов для описания увиденного. Эти зубья не были неподвижны, как у существ нашего мира - они находились в постоянном движении - сновали взад-вперёд, раскачивались из стороны в сторону - в общем содержимое его пасти, жило своей, независимой от всего прочего, жизнью.
  
  Так и не обнаружив ничего съедобного, червь - прямо как человек, разочарованно покачал головой, и, сомкнув пасть, нырнул в белую гладь, простиравшуюся под ним. Молочная жидкость приняла его без всплеска, словно это было густое масло, а не та вольная стихия, которая всего несколько минут назад яростными волнами обрушивалась на берег, стремясь вырваться на свободу из плена каменных стен.
  
  - Он когда ни будь кончится? - зевнув, Док повернулся ко мне, облокачиваясь спиной о каменный бруствер. Зевать было от чего - уже более пяти минут тело червя скользило от звезды к глади моря и конца этому движению видно не было. Поначалу мы жадно рассматривали движущееся сверху вниз тело, отмечая и указывая друг другу на особо примечательные его части. То на отсутствующую пластину, то - на длинный шрам, полукольцом охватывавший его бок - но и это занятие приелось нам спустя пару минут.
  - Да кто же его знает? - покачал я головой, стараясь сдержать свой зевок: - Может - а ну его нафиг, а? Пошли к катеру - чего тут сидеть?
  - Погоди. Давай хвост дождёмся. Интересно же.
  - А, если у него его нет? Хвоста, то есть?
  - Как это нет?
  - Смотри, - привстав я ткнул рукой в сторону всё так же скользившего тела: - Его перед нами уже столько прошло, что море это, - взмахом руки я указал на слабо колыхавшуюся белую гладь: - Давно уже должно было из берегов выйти. А ничего!
  - И что? Может там глубоко? Внизу. Пещера какая есть, пустоты разные - вот он туда и ползёт. Заползает в них?
  - Вряд ли. Кратер как кратер - у таких плоское дно. Уж поверь - я, подобных, перевидал немерено.
  - Но ведь он же - ползёт?!
  - Угу. Из точки "А", - я ткнул рукой в диск звезды: - В точку "Б". В море это. Только может это и не звезда вовсе и не море совсем.
  - А что?
  - Да откуда я знаю, - пожал я плечами: - Вверху - портал выхода, внизу - входа. Вот он между ними и ползёт. А может и вовсе, - не сдержавшись я зевнул и, покосившись на червя, всё так же продолжавшего своё движение, продолжил: - Может он и не ползёт никуда.
  - Это как? Вот же - ползёт. Ты сам видишь!
  - Ну... Выходит из звезды сюда, ныряет в море и выныривает перед ней же. И - по кругу. Как белка в колесе.
  - Хм... А зачем? - он повернулся к червю и некоторое время пристально его разглядывал, после чего отрицательно покачал головой: - Не, Сэм. Красиво придумал, но не катит.
  - Чего так? - я снова не удержался и зевнул: - А, как по мне, так вполне. Может он типа хомячка - хозяева ему вот такое колесо сделали - он и радуется. Милое, домашнее животное. - всё же не выдержав, я снова зевнул.
  - Так следы, ну те - что мы видели, на шкуре. Они же не повторяются? Вот!
  - Может он другим боком ползёт, - не сдавался я: - Вот и не видим. Чешется по дороге. Или ему - пузико чешут. Хозаин - любит свою скотинку, вот и...
  К сожалению, или к счастью - не знаю, но развить мне свою мысль дальше не удалось - именно в этот момент объект наших наблюдений решил закончиться. И причём - проделал это он крайне быстро - я только было выставил руку, желая продемонстрировать, как именно ему чешут пузико, как червь резко кончился. Вот ещё секунду назад его тело скользило мимо нас и... Хоп! Выскочивший из тотчас очистившегося диска обрубленный хвост скрылся в молочной глади. С секунду ничего не происходило, а затем, как-то одновременно - исчезла и звезда вверху, и, по гладкой белизне моря, пробежали, постепенно набирая силу, первые волны.
  - Эээ... - я машинально помахал рукой ему вслед: - Всё. Конец фильма, пошли домой, Док.
  - Пошли, - спорить он не стал, было видно, что переизбыток эмоций и, плюсом, бесконечное ожидание хвоста червя, случившееся так внезапно - сделали своё дело, погасив в нём первооткрывательский пыл.
  Выпрямившись во весь рост, я бросил прощальный взгляд на пришедшее в движение море уже было повернулся к катеру, как Жвалг схватил меня за плечо: - Погоди. Смотри - там что-то происходит!
  
  Прямо напротив нас, совсем рядом с берегом, только что бывшая ровной как стол белая поверхность - волны сюда ещё не дошли, вдруг вспучилась горбом, а, чуть позже - ещё одним. Второй горб был крупнее, и он явно преследовал первый - точно как в обычном водоёме, когда крупная хищная рыба преследует свою более мелкую, но весьма шуструю жертву.
  Не говоря ни слова, мы метнулись назад и залегли за нашим бруствером, выставив из-за него только верхние части шлемов.
  Подводная часть погони продолжалась недолго - и жертва и её преследователь успели почти замкнуть круг, от того места, где мы впервые заметили эти горбы, как жертва, осознав тщетность своего бегства, попробовала перейти в атаку.
  Молочная гладь расступилась и, в пространство над ней, вылетело, изгибающееся в полёте тело молодого червя. Этот экземпляр был намного меньше того гиганта, которого мы видели перед этим. Меньше и светлее - его тело было светло древесного оттенка, собственно поэтому я и посчитал его молодым. Замысел убегавшего так же был ясен - пользуясь своей гибкостью и манёвренностью, он надеялся одним прыжком оказаться за спиной, или хвостом - кто их разберёт, чего там у них, оказаться за своим преследователем - и, скрыться, оторваться на безопасную дистанцию, пока тот будет разворачиваться.
  План был хорош, я и сам, в бытность мою простым пилотом, часто именно так удирал от более крупных обидчиков, но его нынешний преследователь, был явно готов и к такому манёвру своей жертвы. Точно в тот момент, когда тело молодого, описав красивую дугу над поверхностью, было готово коснуться белой глади головой, вертикально вверх, разбрасывая во все стороны молочные брызги, выстрелил своей оскаленной пастью его противник. Он был гораздо крупнее и темнее, тело, несшее на себе следы множества схваток, вытянулось в струну, всаживая чёрные клыки в добычу.
  На миг всё замерло - схвативший свою жертву преследователь, завис, и я физически ощутил, как его зубы, с неприятным хрустом, пробивают костяные пластинки молодого. Замерло всё - даже белые капельки неподвижно застыли вокруг нападавшего, получившего свой приз, а, в следующий миг, они оба рухнули вниз, подняв целый столб брызг.
  Ещё через миг, добравшиеся, наконец-то сюда волны, стёрли с поверхности все следы происходившего.
  - Крупные рыбы пожирают мелких, - пробормотал я известную фразу, так хорошо подходившую к увиденному.
  - Закон природы, - качнул шлемом Жвалг и встал в полный рост: - Полетели домой что ли?
  Я уж было хотел с ним согласиться, как вдруг заметил, как волны, набегавшие на песок практически под нами, вдруг выбросили на берег нечто похожее на сильно измятый цилиндр светлого древесного цвета.
  - Смотри, Док, - я махнул рукой, привлекая его внимание к объекту, уже догадываясь, что именно вынесло к нам: - Тот, большой который, всего мелкого не сожрал. Вон его кусок выкинуло.
  Подчиняясь воле волн на самой кромке прибоя, неспешно перекатывался с боку на бок остаток тела жертвы и, судя по тому, что один из его концов был как бы обрублен - это был хвост.
  - Думаешь? - он перегнулся через камень приглядываясь, а затем - я и дёрнуться не успел, перескочил на другую сторону, направляясь к объекту.
  - Стой! Сдурел?!
  - Да всё путём, Сэм. Расслабься, - он останавливаясь прокричал он на ходу, спускаясь короткими прыжками по песчаному склону.
  - Ты... - перемахнув через наш бруствер, я направился за ним, осознавая всю глупость содеянного - а ну как вылезет сейчас ещё один - мы же ему на один зуб!
  - Док! Убью! Вот как вернёмся... - очередной прыжок вниз по склону оказался неудачным - нога, провалившись в песок по щиколотку увязла, и я, взмахнув руками, опрокинулся на спину, проделав остаток пути на пятой точке.
  - Вернёмся - убью! Санитаром сделаю! - проворчал я, вставая и отряхивая скафандр от песка.
  - Сделаете, сэр. Конечно, сэр. - вооружившись какой-то кривой палкой, не иначе как подобранной тут же - на песке валялось много разного хлама, Док, не рискуя приближаться к границе намокшего песка, подтягивал, точнее пытался подтянуть к себе хвост молодого, что, учитывая размеры куска, выглядело совсем уж бессмысленным и нелепым занятием.
  Длинный, не менее двух, а то и трёх метров, цилиндр был мне примерно по пояс, отчего все его старания были обречены на провал - для этой туши требовался, наверное, складской кар с вилами и человек пять грузчиков для погрузочных работ.
  - Да брось ты его, - подойдя к товарищу я встал рядом, не желая ему мешать: - Зачем тебе этот хлам? Мы же его не дотащим?
  - Образец же взять надо, - подстраиваясь под ритм волн он пытался раскачать мятый цилиндр так, что б его повернуло к нам обгрызенным концом.
  - Пошли на катер, Док, - потянул я его за плечо: - Вернёмся, расскажем нашим - может Дед лебёдку какую придумает. Док! - видя, что он не реагирует на мои слова я дёрнул его сильнее: - Да брось ты это!
  - Десять минут, Сэм, - не поворачиваясь он стряхнул мою руку с плеча: - Дай мне десять минут - я уже понял, как его развернуть, у меня, - последние слова он произнёс с натугой, во всю ворочая подсунутой под тело палкой: - У меня уже получается!
  - Как скажешь, - поняв, что спорить бесполезно, я отошёл в сторонку и принялся бесцельно бродить по пляжу, пиная попадавшиеся на пути кучки водорослей. От моих ударов высохшие тонкие стебельки лопались, рассыпаясь в невесомую пыль.
  - Из праха мы пришли, в прах и вернёмся, - пробормотал я себе под нос, искоса поглядывая на продолжавшего свою борьбу Дока. Труп, пока, однозначно выигрывал, не желая поворачиваться к морю задом, а к моему спутнику - передом.
  Покачав головой - это было надолго, я уселся на песок и принялся подкидывать на ладони мелкие камушки, собранные тут же. Камни как камни - белые, серые, некоторые - с полосками каких-то вкраплений - если бы не вакуум, окружавший меня и белые волны с шапками отсвечивающей металлом пены - так вполне привычный пейзаж. Море... Оно и в другой реальности море.
  Примерившись, я уже было хотел закинуть камушек в море, но, в последний момент, остановился - кто его знает, что там, в глубине? Получит по башке - обидится. Ну его...
  Порадовавшись своей предусмотрительности, я огляделся и, выбрав в качестве мишени, крупную кучу водорослей, запустил его туда, готовясь насладиться рассыпавшимися в прах растениями.
  Камень угодил точно в середину кучи, но не пробил её, как я ожидал - он, едва коснувшись коричневых переплетений отскочил в сторону и запрыгал по песку.
  Подойдя к непонятной куче, я сделал то, что бы сделал любой другой на моём месте - пнул её ногой. Удар получился хорошим - от сильного сотрясения, водоросли, покрывавшие что-то внутри, рассыпались в пыль, открывая моему взору более крепкую основу.
  - Чего это у тебя? - послышался голос Дока. Он стоял рядом, устало опираясь на свою палку.
  - Ааа?
  - Да ну его, - он досадливо мотнул головой: - В море унесло. Зараза!
  Посмотрев ему за спину, я увидел, как хвост молодого качается на волнах в нескольких метрах от берега и понимающе кивнул - бывает, мол.
  - Смотри, - присев на корточки я потянул на себя, вытаскивая из песчаного плена кусок шкуры, покрытый слоем плотно прилегавших друг к другу чешуек - именно тех, таких же, что достались мне в наследство от Жерга: - Помоги, ну-ка, давай вместе.
  Совместными усилиями мы вытащили на поверхность довольно большой кусок - метра три на пять примерно. Пляж не успел глубоко его похоронить и извлечь его особых сил не потребовало.
  Покопавшись носком в обнажившемся слое песка, я выворотил на свет обломки каких-то тонких и пустотелых, отливавших синим, костей, ещё один обрывок - совсем небольшой, метр на метр примерно и небольшой, вытянутый узким треугольником, зуб. Небольшим он был по местным меркам - приложив его к руке я хмыкнул - уперев тупой конец в сгиб локтя, я, с трудом дотягивался кончиками пальцев до его вершины.
  - Знаешь, Док, - представив пасть полную таких кинжалов, да что кинжалов - мечей, я невольно поёжился: - А пошли как отсюда, а? Не дай Бог сюда полезут. Сожрут же моментом.
  - И не подавятся, - подтвердил он, оценив, с медицинской точки зрения, габариты пасти: - Но, ты не дрейфь - не полезут.
  Он стоял около такой же кучки, что и первая, вытаскивая из песка ещё один фрагмент шкуры: - Смотри, Сэм, - Жвалг несколько раз ткнул рукой в крупные скопления высохших водорослей: - Тут явно что-то произошло. Или обмелело быстро и эти, - он встряхнул своим куском: - Не убрались на глубину, или они массово на берег выбросились - как киты или дельфины. У нас.
  
  Следующий час мы занимались тем, что выкапывали из песка всё новые и новые останки.
  
  Свои усилия, для повышения эффективности труда, мы решили разделить. Док - вытаскивал из песка куски шкур и, проведя их быструю экспертизу, складывал добычу в две кучки. В первую он складывал оправдавшие его доверие образцы, а во вторую шло все, что вызывало у него хоть какие-то вопросы. Уточнять критерии оценки я не рискнул, да и некогда было. Мне - некогда. Его план работ определил меня в носильщики - вот я и мотался как проклятый между полосой пляжа и стенкой цирка, вываливая за её границу высочайше одобренные экземпляры. Между кучами шкур громоздился, выросший уже почти мне по пояс, холмик костей и зубов, которые Жвалг тоже хотел прихватить с собой домой, мотивируя это своим долгом перед Наукой. Да-да, именно так - с Большой буквы - я только покачал головой, когда он разродился своей речью о долге и всём таким прочем.
  
  Перевалив очередную охапку за край скалы, я уселся на её верхушку, благо в этом месте камень был практически плоским, решив перевести дух - всё же забеги вверх-вниз серьёзно истощили мой запас сил. Покачивая ногами, я наслаждался бездельем, придумывая в голове отмазку на случай нагоняя от Дока, как вдруг - камень под моей задницей тихонько вздрогнул.
  Показалось?
  Нет - он вздрогнул ещё раз, потом ещё и завибрировал мелкой, неприятной дрожью, от которой у меня немедленно заныли зубы. Посмотрев вниз, на фигурку Жвалга я обомлел, а, в следующую секунду уже летел спиной вперёд, переваливаясь за наружный край цирка:
  - Док! Назад! Наверх! Немедленно! - выставив из-за каменного бруствера шлем я осмотрелся и выматерился - из стен, в сторону моря, медленно ползли пока тонкие и робкие струйки серого тумана.
  - Ты чего, Сэм? - не отрывая глаз от двух кусков шкур, которые он сравнивал между собой выбирая лучшую, спокойным тоном поинтересовался он: - Случилось чего?
  - Посмотри, Док! Туман! Беги сюда!
  - Туман, Сэм... Какой, - я видел, как его фигурка задрала и закрутила головой осматриваясь: - Тебе показалось...
  - Сюда! Это - приказ! - рявкнул я и тут он тоже увидел серые нити над своей головой.
  Рванул он знатно - я и не ожидал от такого спокойного, ну - почти всегда спокойного врача, такой прыти. Он несся вверх по склону как молодой сайгак - высоко задирая увязавшие в песке ноги и перепрыгивая попадавшиеся на пути камни. В его руках, развивались как флаги куски шкур, про которые он забыл. В общем - зрелище было что надо, если не брать в учёт то, что вокруг была пустота и те куски ну никак не могли изображать флаги. Но, наверное, они законов физики не знали, продолжая трепетать в его руках.
  
  - Давай, давай, Док! - бросившись на край скалы я вытянул обе руки ему на встречу: - Прыгай! Мать твою, давай, ловлю!
  Струйки тумана росли, набирали плотность и наливались густотой, становясь, на взгляд конечно, какими-то материальными.
  - Прыгай! - заорал я во всё горло, видя, как они сплетаются между собой, формируя уже знакомые нам полотнища - и Док прыгнул. Его вынесло вперёд и вверх, прямо на меня, и, он бы обязательно бы приземлился за моей спиной, если бы не кусок шкуры, которую он держал в руке.
  Чем? Ща что она зацепилась - я не знаю, а лезть разбираться - желания не было.
  Фигура Дока, уже почти перелетевшая меня, вдруг дёрнулась, на секунду замерла, и, словно была на резиночке, рванулась назад - прямо в серую пелену, прикосновения с которой она так счастливо избежала своим прыжком.
  Как я исхитрился его поймать - не знаю. Этот момент начисто стёрся из моей памяти. Помню только как его рвануло назад и тут же - раз - мы лежим по другую сторону каменной стены.
  
  - Фух... - выдохнул я, ворочаясь под ним: - Док, ты не мог бы слезть со своего капитана, а? Пожалуйста.
  Отвечать он не стал - просто откатился в сторону и сел, привалившись спиной к скале. Некоторое время мы молчали, заново переживая произошедшее, а потом он протянул мне кусок шкуры, который он продолжал сжимать в руке:
  - Спасибо, Сэм. Не забуду.
  - Сочтёмся, - кивнул я, не желая развивать эту тему. К чему? Под одним небом ходим, сегодня я, завтра ты: - В общую кучу кинь, дома глянем.
  - Нет, ты - посмотри, - он снова протянул мне злополучный кусок: - Сюда глянь, - показал он пальцем на его край, который выглядел слишком ровным - ну не бывает в природе таких прямых линий.
  - Это туманом? - догадался я, рассматривая разрез, пересекавший с десяток чешуек.
  - Он, - Жвалг поёжился: - Спасибо, Сэм. Если бы не ты, меня бы там, - не договорив он махнул рукой - всё было ясно и без слов.
  - Пойдём, пора и домой, - встав, я направился к внушительной куче нашей добычи, которую следовало перетащить в трюм.
  - Сэм, глянь, - окликнул меня Док, и я обернулся - над затянутым серой пеленой морем, свиваясь и раскачиваясь, тянулись вверх, к разгоравшимся в черноте синим звёздам, десятки торнадо - исход червей начался!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3.
  Станция Кило. Нейтральный сектор.
  
  Возвращение домой прошло штатно, ну - практически штатно.
  Катер легко оторвался от поверхности планеты, унося нас ввысь и последние, что мы успели заметить были белые облачка, начавшие собираться над поверхностью кратера, сквозь которые светились голубым светом десятки синеватых дисков.
  - Думаешь это сезонное? Ну выполз этот массовый? - махнул рукой вниз Док, сидя в своём кресле пилота.
  - Да кто их знает, - я отщёлкнул последний тумблер и, положив руку на рукоять тяги, приготовился вернуть нас в нашу реальность: - Готов?
  - Ага, - беззаботным тоном произнёс он, вытягивая ноги: - Рули домой, босс - есть охота, что-то я, на свежем воздухе, проголодался.
  - На свежем вакууме, - поправил его я, наблюдая за сменой цветов за бортом: - Я с нашими свяжусь, как переход завершим - попрошу Снека тебя покормить, - переход шёл штатно и серый туман, как две капли воды похожий на виденные нами внизу полотнища, должен был уже начать спадать, возвращая катер в лоно нашей вселенной.
  - У тебя же таблетки есть, Док? - туман спадать не спешил, хотя рукоять тяги уже давно была плотно прижата моей рукой к нижнему ограничителю.
  - Таблетки? - Жвалг потянулся и закинув руки за голову, продолжил весёлым тоном: - Таблеточки, колёсики, пилюлечки - у меня всё есть, тебе чего надо? Что-то болит?
  - Не мне, а тебе. И не от боли.
  - А от чего?
  - От жадности, - повернув голову к его пульту я отыскал глазами индикатор заряда аккумуляторов и продолжил, успокоенный увиденным - судя по шкале, в них ещё оставалось более трети заряда: - И по больше, по больше!
  - Да ну тебя, зануда, - он крутанулся в кресле, поворачиваясь ко мне спиной, и я облегчённо выдохнул - мысленно, конечно - мне очень не хотелось, чтобы этот славный мужик, только что избегший смерти, снова бы ощутил на себе её холодное дыхание.
  
  Серый туман за бортом никак не хотел пропадать. Я ещё раз проверил положение рукояти тяги - нет, она плотно лежала на нижнем ограничителе. Несколько раз ткнул кнопку отключения привода - пелена гиперпространства всё так же продолжал колыхаться за бортом.
  "Так... Не паниковать... Что можно сделать? Я несколько раз нажал злополучную кнопку - ничего.
  Ладно... Что нам грозит? Нет... Об это потом. Сейчас другое важно - почему мы зависли? Что изменилось с прошлого раза?!" - мысли лихорадочными скачками неслись в моей голове: - "Мы нормально прошло в другую реальность. Это так. Сели. Нормально сели. Взяли камней. Набрали шкур... Шкуры? Может они дают какую-то наводку? Не пускают? Цепляются якорем за свою реальность? А как же тогда Жерг? Он же их приволок? Но он притащил только два куска - а у нас пол трюма ими забито. Они? В смысле - они нас держат? Вариант... Ну - предположим, хотя звучит бредово - Жерг-то их привёз. Но две. А мы - много. Выкинуть часть? А как? Технически - как? Трюм же тут не открыть - изнутри не открыть... Хотя" - я оглянулся на заднюю стенку рубки - там располагалась дверь, ведущая в пассажирский отсек, под полом которого и размещался небольшой грузовой трюм, сейчас больше чем на половину заполненный нашей добычей: - "Так... Пройти в тот отсек, снять напольное покрытие - будет пол. Он металлический, усиленный - но не броневой. Дисковая пила точно возьмёт. А у нас есть такая? Вроде была... Точно - Дед сунул её, чемоданчик с ней, красный, фирменный".
  - Сэм? - повернувшийся ко мне лицом Док внимательно посмотрел на меня: - У тебя, у нас - то есть, всё в порядке?
  - Конечно, Док, - стараясь показать своё удивление его вопросом, тотчас ответил я: - Всё по плану. Отдыхай. Сейчас из гипера выйдем и - ужинать. Я тоже чего-то проголодался, - улыбнувшись я погладил ладонью живот: - Нагуляли мы с тобой аппетит, да?
  - Сэм. Что случилось, Сэм?
  - Жвалг, ты чего?! - я широко раскрыл глаза, стараясь изобразить самое искреннее удивление: - Всё по плану. Ты это... Вот - меню праздничное составь - ну, чтобы нам потом животами с тобой не мучиться и таблеточки твои не глотать.
  - Сэм! - он стукнул кулаком по подлокотнику: - Что? И не строй из себя... - оторвав кулак от кресла, он пошевелил пальцами в воздухе, но не сумев подобрать подходящее слово, просто продолжил: - Этого. Не строй из себя. Я же твоё лицо видел, - Док кивнул на стекло иллюминатора за своей стеной: - Как ты, как морда у тебя вытянулась и по рубке ты глазами шарил. Чего искал? Что случилось?
  - Док, - поняв, что спорить бессмысленно, я сложил руки на груди, откидываясь на спинку кресла: - Во-первых. Я - капитан. А у капитана, если ты не знал - не морда, а лицо.
  - О, сэр! Простите, эр! - он отвесил шутливый поклон и хотел что-то ещё сказать, но я не позволил, перебив его:
  - Во-вторых. Да, ты прав - мы в мерде по самые гланды.
  - В чём? Что-то я такого в латыни не припомню. Мерде...
  - Это не латынь, это с другого древнего. В дерьме мы Док. По самые уши!
  - Ты же говорил по гланды? - он провёл рукой себе по шее.
  - Уровень растёт, - мрачно буркнул я: - Из гипера выйти на можем. Думаю - шкуры виноваты. Придётся сбросить.
  - Но Жерг этот - он же смог?
  - Угу. Но он только две штуки приволок, а у нас? - я расстроено махнул рукой и повернул кресло к нему: - Дед нам пилу, дисковую, оставил. Я что думаю - вскроем палубу пассажирского, перетащим их сюда - и из шлюза скинем. Понимаю, что жалко - будем. - я замолк, видя, что он смотрит мимо меня - куда-то за меня, за мою спину, то есть.
  - Сэм, - произнёс он, всё так же пристально глядя в невидимую мне точку: - Медленно повернись и посмотри. Спокойно только - хорошо?
  Напрягшись - что ещё за напасть вдруг объявилась, мало нам того, что мы в гипере застряли, я повернулся к иллюминатору за своей спиной.
  Сначала я ничего такого не увидел - привычная хмарь продолжала волнами накатываться на остекление кабины, но, присмотревшись, я разобрал неясное свечение, слабо пульсировавшее по левому борту.
  - Что ещё за... Док? Что это?
  - Не знаю, - покачал он головой: - Сэм. Мы же можем к нему поближе подобраться? - Док кивнул на мой пульт: - Ну как мы там, - он мотнул головой вверх: - Перемещались?!
  - Так там мы были в другой реальности, - я положил руки на свой пульт: - А это же - гипер?!
  - Попробуй.
  Кивнув - терять было особо нечего, я щёлкнул первым тумблером, активируя режим самого тихого хода и немного, на пару сантиметров сдвинул ручку тяги, одновременно наклоняя джой влево, заставляя оживший корабль начать плавный поворот.
  
  Загадочное свечения, теперь трепетавшее прямо по курсу, медленно росло принимая округлую форму и наливаясь красновато-то оранжевым цветом. Мы ползли к нему самым малым ходом, несмотря на понукания Дока я не спешил увеличивать нашу скорость, опасаясь непонятного. А что? Сначала - черные точки, теперь это свечение. Кто его знает, что там, в глубинах этой серой мглы может ещё нам встретиться? Шальной булыжник, который нарушая все представления наших умников о характере и структуре гипрепространства, окажется у нас на пути? Не... Я уж лучше потихоньку... Медленно и неспешно...
  
  По мере нашего приближения, очертания непонятного образования, становились всё более и более чёткими - уже было ясно, что перед нами висит некая сфера, сквозь дрожащую светло красную поверхность которой, видно нечто тёмное, прямоугольное, расположенное в самой её сердцевине.
  - Прибавь газу, - в очередной раз попросил Док, но я отрицательно покачал головой - до трепещущей мембраны оставалось не более двух сотен метров - по крайней мере я именно так оценил разделявшее нас расстояние, и, приближаться ещё ближе мне совсем не хотелось.
  - Сэм, ну чего ты боишься? - подойдя ко мне, Док облокотился на верх моего кресла: - Давай ещё чуть ближе - смотри, - он показал рукой на тёмный прямоугольник впереди: - Видишь? Что-то знакомое... Не могу опознать, ближе надо.
  - Нет, нет и нет! - я демонстративно поднял вверх, над консолью обе руки: - И так близко подошли, Док. Мы же не знаем - что там? - откинувшись на спинку я посмотрел на него снизу-вверх и это было моей ошибкой. Увидев, что я положил руки на подлокотники, Жвалг, быстро наклонился над пультом, и, одним движением, перевёл ручку тяги вперёд, остановив её на середине шкалы.
  - Сдурел?! - рванувшись из кресла я рывком вернул её в прежнее - нулевое положение, но уже было поздно - получив мощный импульс, наш катер просто прыгнул вперёд, пробивая своим корпусом дрожащее красное марево непонятного образования.
  Катер ощутимо вздрогнул, когда его нос, с хрустом похожим на треск ломаемой скорлупы, прошёл внутрь пузыря. Мерцающее марево, окаймлявшее образованную дыру потемнело, став темно вишнёвым и поползло к нам - к рубке, продолжая похрустывать по мере приближения. Оно приближалось медленно - судя по всему большая часть энергии нашего импульса ушло на пробивание этой скорлупы, но тёмная полоса была неумолима.
  - Док, - сложив руки на груди - а чего дёргаться, мы шли по инерции и избегнуть происходящего вариантов не было: - Напомни мне тебя расстрелять. Как вернёмся.
  - Обязательно, сэр, - кивнул он: - Я вам спирта и марли выделю.
  - Зачем? - темно вишнёвая граница уже была в паре метров от остекления рубки, и я поёжился, ожидая момента, когда она наползёт на иллюминаторы. Они были из специального бронестекла, закалённые, многослойные... Но чёрт его знает: - Зачем спирт и марля? - повторил я свой вопрос, просто чтобы отвлечь его - слишком уж он напряжённо следил за движением той полосы.
  - Пулю продезинфицировать. Не хочу заражение крови получить.
  Дзиньк!
  Граница пролома наползла на стекло и то неприятно захрустело, принимая на себя непонятную энергию. Этот звук оставался с нами всё время, пока граница пузыря не покинула зону остекления.
  - Фуууххх... - с облегчением выдохнул я, обнаруживая, что не дышал всё прохождение багровой полосы: - Фуууххх... Док. Сдохнешь и без стерилизации.
  - Кастрации? Нет, сэр. Расстрел - да, а вот второе нет - я со своим хозяйством в рай... - начал он шутливым тоном, выдавая интонациями своё облегчение, но тут же перешёл на более деловой: - Сэм! Смотри!
  
  Впереди, прямо перед нами, висел транспорт.
  Самый обычный средняк. Вол - родной брат нашего Бубалюса, на котором я начинал свою космическую карьеру в этой вселенной. Почти точно такой же - только более потрёпанный.
  Внутри пузыря было гораздо светлее - серая мгла, ставшая привычным атрибутом гиперпереходов здесь отсутствовала, отсечённая той мембраной, и я смог, практически не напрягая зрения, прочитать название корабля, выведенное крупными белыми буквами по его борту - "Расмус".
  Ниже, меньшими раза в два буквами, был обозначен его порт приписки - "сз. Лонгвин 3 3"
  - Ааа... С третьей планеты третьей звезды созвездия Лонгвин, - подтвердил мою догадку Док и, явно расслабившись, ахнул рукой: - Всё ясно, Сэм.
  - Чего тебе ясно? - проводив его взглядом - мой спутник, отойдя от меня, уселся на своё место, приняв абсолютно расслабленную позу: - Чего ясно-то, Док?
  - Рули отсюда, - он небрежно махнул рукой: - Мне про такое рассказывали.
  - Куда рулить? Может им помощь нужна?!
  - Да всё у них в порядке, - отмахнулся от моих слов Жвалг: - Видишь - ходовые моргают. Всё у них путём, рули отсюда.
  - Поясни.
  - Сэм, - он принял более вертикальное положение в своём кресле: - Этот Расмус сейчас, ну - как и мы, тоже завис в гипере. И те парни, в его рубке, сейчас точно, как мы гадают - что за хрень с ними приключилась. Давай, Сэм, - он снова махнул рукой: - Рули отсюда. Чем быстрее отойдём - тем лучше будет. И им - и нам.
  - Уверен? - я с сомнением покачал головой, кладя руки на рычаги управления.
  - Точно.
  Дождавшись, когда мы, оставив транспорт под собой, прошли сквозь мембрану - звук её прохождения по стеклу был всё таким же неприятным, он продолжил.
  - Я тогда ещё капитаном был. На корвете. В пехоту меня потом перевели. Типа - с повышением, да. - он вздохнул: - Начальнички, мать их! М-да... Так вот. Пришли ко мне два пилота - плановый осмотр. Ну - я кровь у них взял, а их самих на койки отправил - анализ минут пять делается, пусть посидят. А они между собой трепались - мол в системах с плотным движением, редко, но случается так, что два корабля в одной точке из прыжка выходят. А перед этим - в гипере застревают. Точно, как мы сейчас, - кивнул он для пущей убедительности: - И даже рекомендация есть - для таких случаев - типа если застряли, то сидите спокойно, ждите пока аккумуляторы на сдохнут - тогда и выкинет назад - в нормальное пространство. А как выкинет - надо внимательно осмотреться перво-наперво, ибо, - он многозначительно поднял вверх палец: - Рядом может оказаться - и обязательно окажется, другой корабль. С которым вы своими полями зацепились, понимаешь?
  - Угу.
  - В общем, я потом покопал по их наставлениям - пилотам не жалко было - чего блажь врача не уважить, мало ли - вспомнит, когда на койке окажешься. И вот, - он снова качнул пальцем: - Случаи, вот как у нас, случаются один на тысячу. Нам просто повезло.
  - Да ну его нафиг - такое везение.
  - Согласен, но, Сэм! Ничего опасного в этом нет. Просто мы слишком близко с этим Расмусом оказались. Сейчас отойдём подальше и порядок.
  - Думаешь?
  - Уверен! Рули, водила!
  - Сам ты... Клизма! - щёлкнув ещё парой тумблеров, оставив отключённым только один, я перешёл на режим полного хода, в котором мы двигались следующие минут пять. Всё это время Док, снова развалясь в своём кресле, насвистывал весёлый мотивчик - я даже хотел прикрикнуть на него, но передумал - пусть его, не сильно-то его свист и мешает.
  
  На сей раз переход из гиперпространства в нашу реальность прошёл без сучка и задоринки - серая муть послушна растаяла, стоило мне только ткнуть пальцем в кнопку выключение гиперпривода.
  - Ну? А что я говорил? - Док довольно потёр ладони: - Всё, вызывай наших - жрать охота, жуть как! Давай, Сэм - связывайся, я теперь рулить буду.
  - Как скажешь, - я протянул руку к пульту - к той его части, где расположились верньеры связи, но заморгавшая лампочка вызова заставила меня удивиться - нас кто-то вызывал.
  "Неужто наши?" - проскочила в голове мысль, но раздавшийся в эфире незнакомый мужской голос, дал понять, что я ошибся.
  - Эй! На катере? Слышите меня?
  - Чётко и ясно. С кем говорю? - повернувшись к Доку я нарисовал в воздухе вопросительный знак и он кивнув, повернулся к радару.
  - Транспорт Расмус. А вы кто?
  - Разъездной катер эсминца Весельчак. Следуем на станцию Фита.
  Наш кораблик вздрогнул, начиная разворот и в правый иллюминатор вплыла громада транспортника - того самого, с которым мы встретились в гипере.
  - Ааа... Военные, - в голосе прозвучало облегчение: - Так мы свои, мужики. Тоже на Фиту идём - груз фруктов.
  - Не, мы вольные.
  - Вольные? - облегчение моментально сменилось озабоченностью: - Учтите! Это - Имперская территория! Она под охраной Флота!
  - Чего переполошился-то? - усмехнулся я, понимаю тревогу купца - до Фиты было часа два хода, вполне достаточно времени, чтобы взять его на абордаж и выпотрошить: - Не тронем, не боись.
  - Я и не боюсь! Имперский флот защитит меня от любой швали!
  - Эй, дядя! - его последние слова мне очень не понравились, и я решил его одёрнуть: - Ты за базаром-то следи, да?
  - А то что? Ну - бандит, что ты мне сделаешь? Я уже передал сигнал прибытия в систему - нападёшь, аварийку врублю - патруль тебя быстро распылит. Как тех, их Братства вашего проклятого! Что думаешь - если тогда вывернулся, то по-прежнему всех грабить можно? А вот хрен тебе, сволочь! Хрена лысого - кончилось ваше время!
  - Тебя звать-то как, дядя? - стараясь глушить эмоции, спокойно произнёс я: - Ты бы представился, что ли - надо же знать, кого мне на Фите искать.
  - Чего искать-то? - поняв, что перегнул палку капитан Расмуса сбавил обороты.
  - Звать как? - рявкнул я: - Имя? На станции поговорим, торгаш.
  Связь с лёгким щелчком разорвалась, а транспорт, всё это время, неподвижно висевший справа от нас, рванулся вперёд, выплюнув длинные хвосты форсажных выхлопов.
  - Вот же гадёныш, - проводив быстро удалявшийся от нас транспортник взглядом, я повернулся к Доку: - Слыхал? Тварь! Ты его по базе пробить можешь? Ур-рою козла!
  - Да забей ты. Чего на таких нервы тратить.
  - Эээ... Нет, Док. Он не на меня наехал. И на не на тебя - на всех нас. Скотина! В Братстве разные были - и хорошие, и плохие... Да и погибли они честно - в бою. И память их... Вот так, любому подонку...
  - Успокойся, Сэм. Таблетку вот возьми, - он протянул мне цилиндрик с пилюлями, но я отмахнулся, всё ещё кипя от злости.
  - Нет, Док. Нельзя так над нашими. Нельзя. Понимаешь?
  - Понимаю, - кивнул он, не отрываясь от управления кораблём: - А ты его понять можешь?
  - Его?
  - Ну да. Сам же говорил - разные в Братстве были. Он же мог вот таким - плохим, - увидев, как я поморщился, Док тут же поправился: - Более агрессивным, под горячую руку попасть? Мог?
  - Ну мог.
  - Вот. - поставив корабль на курс, он убрал руки от джоя и повернулся ко мне: - Могли его грабануть? Вполне. Морду могли набить, любовницу - если красивая с ним сожительствовала на борту, забрать. Могли, Сэм?
  - Ну могли, - пробурчал я, принимая правоту его слов.
  - И чему ты удивляешься? Как он должен после такого к Братству относиться, а? Скажи мне, Сэм - как?
  - Рули давай, - буркнул я, не желая более развивать эту тему. Что ж... Жвалг был прав - вспоминая свои торговые похождения, мне приходилось признать справедливость его слов: - Но поганить память парней я не дам! - хлопнул я ладонью по подлокотнику, оставляя за собой последнее слово.
  
  Для посадки нам определили ангар номер четыре - предпоследний из свободных. В первом находилась яхта какого-то богатого любителя путешествий, во втором ждал нас наш Весельчак, а из третьего торчала корма только что совершившего посадку транспорта - его дюзы ещё краснели, не успев остыть от долгого перехода.
  - Сэр! - подошедший к нам, едва мы вышли из шлюза катера, Шнек, козырнул, чётко приложив руку к кепи, украшавшему его голову: - С возвращением, сэр. Рады видеть, что экспедиция прошла успешно.
  - Я уж мы-то как рады, - я протянул руку сначала ему, а затем и Жбану, стоявшему чуть сзади: - И не передать - как! Привет, парни! - махнул я рукой, когда она освободилась из лапы штурмана, стоявшим за ними, в почтительном отдалении членам экипажа: - Надеюсь, Шнек, с кораблём всё в порядке? Не пропили?
  - Корабль к походу готов, сэр! - он снова козырнул: - Можем отправляться немедленно.
  - Немедленно не надо. У нас трюм забит барахлом. Старпом - организуйте разгрузку и транспортировку к Весельчаку.
  - Сделаем, сэр! Банкир, - подозвал он моего знакомца: - Возьми с собой...
  Не став ему мешать, я направился к выходу из ангара.
  - Как всё прошло, Сэм? - поинтересовался шедший рядом Жбан, когда мы вышли из ангара.
  - Знаешь, - я остановился и повернулся к нему: - Там всё... Необычно. Вроде и как у нас, тоже самое всё, но - по-другому.
  - По-другому? Это как?
  - Ну... - я зашарил взглядом по широкому коридору, надеясь, что привычные глазу вещи помогут подобрать подходящие слова и замер - мимо нас, окружённый кольцом из шести человек, быстро семеня ножками, катился толстячок. Он явно куда-то спешил, и от того, обливался потом, который вытирал небольшим розовым платком.
  - Это из третьего, - проследив мой взгляд пояснил штурман: - Прибыл минут за десять до тебя. Транспортник.
  - Вол?
  - Ага. Не то Румсен, не то Расмен... Не помню.
  - Расмус?!
  - Ага. Точно! - кивнул он головой: - На форсаже шёл - орал на всю систему, что у него на хвосте целый пиратский флот висит. Всех на уши тут поднял. А ты его откуда знаешь, Сэм?
  - Да так. - процедил сквозь зубы я: - Встречались. Погоди. Я сейчас.
  Сделав пару шагов ему вслед, я крикнул: - Эй, чмо жирное! А ну стой! Стой, гадёныш, базар есть!
  - Сэм, не надо, - подошедший сзади Док, положил мне руку на плечо: - Не стоит, Сэм.
  - Ну ты, с Расмуса, - я стряхнул с плеча руку Жвалга: - Тебе говорю - а ну стой!
  От моих слов толстяк дёрнулся, вжал было голову в плечи, став совсем круглым, но, просив на нас короткий взгляд - выпрямился. Уверен - стоя за забором из шести вооружённых бойцов, он чувствовал себя в безопасности - нас же было только трое.
  - Ну что, чмо, поговорим? - я сделал несколько шагов вперёд, и его охранники дружно нацелили свои стволы на меня.
  - Не о чем мне с тобой говорить, полиция! Полиция! Сюда! - заорал он во всё горло: - Я налоги плачу! Полиция!
  - Ах ты ж мразь, - сжимая кулаки я подошёл ещё ближе, и его защитники защёлкали предохранителями, готовясь открыть огонь. Впрочем - до этого не дошло - сзади, за моей спиной раздались точно такие же звуки. Бросив короткий взгляд через плечо, я усмехнулся - там, широким полукругом стоял мой экипаж - и не просто стоял, различное оружие, бывшее у людей в руках однозначно намекало, на неминуемый ответный огонь.
  - Полиция! - взвизгнул толстяк обильно потея - пот тёк по его лицу ручейками, отчего некогда белоснежная рубашка, в которую он был одет, стремительно становилась серой: - Полиция! Сюда!
  - Стволы опустите, - кивнул я его охране: - Нас больше - сметём.
  - У нас контракт, сэр, - отрицательно покачал головой один из них, а грудь униформы которого был нашит шеврон с изображением щита: - Агентство Щит, сэр - он коротко кивнул, не отводя ствол своего оружия от моей тушки.
  - Да, у вас контракт, - пискнул толстяк и снова завизжал: - Полиция!
  - Я же не убью его, - засунув большие пальцы за поясной ремень, я качнулся на каблуках: - Так, поговорим малость. Самое большое - ну, пару зубов выбью. Не буду же я его убивать?!
  - Простите, сэр. Не могу вам позволить это сделать.
  - Торопишься подохнуть? Так мы, - я мотнул головой назад: - Сначала вас, потом его грохнем.
  - Да, да, да! Сначала их! Да где же эта полиция! По-ли-ци-яяя!!! - взвизгнуло охраняемое тело и по лицу секюрити пробежала гримаса брезгливости, которую он, впрочем, быстро согнал.
  Не знаю - дошло бы у нас до реальной стрельбы или нет - проверить свою упёртость не удалось ни мне ни ему - взвизгнув шинами по бетонному покрытию, рядом остановился полицейский броневичок, из громкоговорителей которого разнеслось, оглушая всех присутствовавших:
  - Полиция! Немедленно оружие вниз! Ну!
  Не сводя взгляда со старшего охранника, я махнул рукой своим, что бы те опустили стволы и, спустя несколько секунд, оружие, всё это время, целившееся в меня, опустилось.
  - Хорошо. - к нам подошёл полицейский, запакованный по макушку в боевую броню: - Что тут у вас? Чего шумите?
  - Вот он, сэр, этот гад! - растолкав охрану, к офицеру подкатился толстячок: - Это пират, сэр! Вор и убийца, сэр! Он... Он меня преследовал, сэр! Хотел напасть, сэр! Арестуйте его! И всю его шайку! - сорвался он на визг: - Немедленно! Я налоги плачу! Арестуйте!
  - Разберёмся, - полицейский отодвинул ставшего пунцовым от крика толстяка и повернулся ко мне: - Сэр?
  Я молча пожал плечами: - Врёт он. Не было ничего такого. - добавлять слово "сэр" я не стал, в чего ради в конце концов?
  - Вышли из прыжка рядом. Факт. Я на катере был. Какое нападение? Нас в катере двое было - я и мой судовой врач. Вон он стоит, - я кивнул на Дока, стоявшего с опущенным к полу карабином у которого, зачем-то, был пристёгнут штык.
  - Хороший скальпель, - ухмыльнулся офицер: - Так вы...
  Договорить ему не дал всё тот же толстяк: - Арестуйте его! Я требую! Наш род исправно платит налоги последние две сотни лет! Я тре...
  - А до этого что? Не платил? - хохотнул я и полицейский одобрительно хмыкнул, приводя моего оппонента в бешенство.
  - Вы! Вы за это заплатите, офицер! - вместе со слюнями выплеснул свою угрозу прямо в его забрало: - Вот мои документы! Арестуйте его!
  - Документы - это хорошо, - никак не прореагировав на его вопли, он вытер перчаткой стекло и повернулся ко мне: - Ваши документы, сэр?
  В ответ я только развёл руками: - На корабле, офицер. Могу послать за ними.
  - Нет нужды, - отцепив от пояса какой-то прибор, сильно похожий на сканер штрих кодов в магазине, он направил его раструб на меня и нажал кнопку на рукояти и аппарат тут же пискнул - раз, и спустя пару-тройку секунд - ещё раз.
  - Так... Семён Светозаров. Верно? - офицер принялся зачитывать данные с экранчика: - Так... О! Ветеран, имеет боевые награды. Эээ... - он прервал чтение и, подняв голову, посмотрел на меня: - Прошу пояснить, сэр, - почтительным тоном произнёс он: - Возможно это ошибка сканера, сбоят часто, заразы, но он говорит, что вы отказались от Имперского гражданства. Это верно, сэр?
  Я молча кивнул - чего скрывать-то? От Имперского гражданства я отказался на Кило - когда переименовывал наш эсминец из Астролябии в Весельчака, увековечивая память о старом капитане, погибшем на мостике своего рейдера в бою с Имперским флотом.
  - И зовут вас сейчас - Сэм Люциус - верно? - он не стал добавлять "сэр", разом понизив мой статус в глазах окружавших, что тут же заметил и чем поспешил воспользоваться толстяк.
  - Он не гражданин, офицер! Этот бандит - никто! Арестуйте его! Я требую! Немедленно!
  - Нарушений за ним не числится, - пожал плечами полицейский: - Ваш разговор - его угрозы в ваш адрес задокументированы? Разговор - записан?
  - Нет! Но это ничего не значит! Арестуйте этого разбойника! Слово гражданина - он угрожал мне!
  - Простите, - офицер, явно утомлённый его воплями, вздохнул и засунул сканер в петлю на поясе: - Без веских доказательств его вины - не имею права, гражданин!
  - Он угрожал мне! Словами там, - толстяк ткнул пальцем себе за спину, подразумевая пространство снаружи: - И здесь! Оружием! Вы же видите - вон его шайка! Все - со стволами! А вы чего молчите! - напустился он на своих охранников: - Они же и вам угрожали! Офицер! Эта банда угрожала не только мне - вот, моя охрана, они тоже граждане Империи и им эта шайка угрожала! Вы обязаны принять меры!
  - Эти люди вам угрожали, - полицейский повернулся к секюрити: - Угрожали, лейтенант?
  - Нет, сэр, - немного подумав ответил старший: - Оружие у них в руках было, оно и сейчас есть, но прямой угрозы нашим жизням не было, офицер. Ситуация была под контролем.
  - Я так и думал. - кивнул тот, принимая его слова: - Что же. К вам у меня вопросов нет.
  - Что?! Как это - угрозы не было?! - подпрыгивая на месте завизжал толстяк: - Они же целились в нас! Он же грозил убить вас! Сначала вас - а потом меня! Офицер! Офицер! Вы что молчите! Моя жизнь в опасности - эти гады убьют меня!
  - Вот когда убьют, тогда и приходите, - пожал плечами офицер, изрекая классическую полицейскую фразу: - Лейтенант - продолжайте движение. Вы, и ваш подопечный - свободны.
  - Спасибо, сэр! - старших охранников коротко кивнул и его люди, окружив своего клиента двинулись дальше, сопровождаемые воплями и угрозами.
  - Вот же... - полицейский, проводив их взглядом покачал головой: - А что делать, сэр. Гражданин, - он беспомощно развёл руками: - Вежливость, профессионализм и уважение! - откинув забрало шлема он сплюнул на пол: - Тьфу! Вот с такими - вежливость?! Эхх...
  Я лишь молча развёл руками - а что делать, работа.
  - Ладно. - ещё раз посмотрев в конец коридора, где скрылся тот тип, он вздохнул и вернул взгляд на меня: - Сэр! Обязан вас, как лицо, не обладающее гражданством Империи, предупредить о недопустимости проявления агрессии по отношению к лицам, являющимся обладателями такового гражданства. - выпалив эту сложную фразеологическую конструкцию он облегчённо вздохнул: - Фуух! Три дня зубрил.
  - Эээ... Что?! Аааа! Понял. Не буду, сэр!
  - Это территория Империи, так что сами понимаете, - захлопнув забрало он кивнул мне и, направляясь к своему броневичку бросил через плечо: - Не шалите здесь, мужики. Не надо.
  
  Спустя два часа, воздав должное приготовленному Снеком праздничному ужину, мы сидели в кают-компании, обсуждая текущие действия. Наш с Доком рассказ, которым мы отблагодарили товарищей за стол, был обсуждён уже несколько раз - с детальным разбором каждого эпизода. Добыча - куски шкур, уже была перетащена из трюма катера в ангар Весельчака и сейчас лежала, разложенная по бетону пола, покрывая собой его значительную часть - я и не ожидал, что мы столько притащили!
  - Жаль, что вы костей тех, пустых, не притащили, эх... Жаль! - наверное, в третий уже раз повторил Дед: - Эх... Если бы они как эти ваши чешуйки оказались - я бы такие из них переходники б сделал... Эх! У меня, понимаешь, Жбан, - потянул он его за рукав: - Всё время летят, ну - от охладителей, к контурам Зета три и пять.
  - Отстань, а, Дед?! - штурман уныло посмотрел в свою чашку с чаем: - Ну, нет этих костей, нет. Всё, успокойся!
  - А вот кабы были, то...
  Я с трудом сдерживал усмешку - свернуть нашего механика с выбранной им темы можно было только предложив ему какую ни будь другую игрушку - круче и новее прежней. Мрак, который сидел по другую от него сторону, просёк это быстро и сбежал, проявив недюжинную для такого молодого парня, смекалку. Сначала он вышел из кают-компании, сославшись на требования организма, а, когда вернулся, уселся напротив меня, вроде как на первый попавшийся стул - уж больно его наша дискуссия заинтересовала.
  - Жбан, - решил я прийти на помощь штурману: - Ты это... Ну - со своими перетёр? По инкассатору? Или тебе позвонить им надо?
  - Что? - пару секунд он буравил меня непонимающими взглядом, а потом до него дошло: - Ах да. Сэм. Чёрт, простите, сэр! Мы тут так за вас переживали! Верно? - он просительно посмотрел на Шнека и Мрака, что те тут же энергично закивали: - Виноват, сэр! Забыл, испереживались мы тут ща вас, сэр! - вскочив со своего места, он рванулся к двери, на ходу вытаскивая из кармана свой комм: - Я, я мигом, сэр! Один момент! Так переживали, так за вас, сэр!
  Когда за ним захлопнулась дверь, Док, всё это время, молча помешивавший ложечкой свой чай, проворчал, ни к кому не обращаясь, в пространство: - Так за вас переживали, сэр! Так переживали... А за меня? Я вам что?
  - И за тебя, Док мы тоже, - поспешил успокоить его Шнек. Он ухмыльнулся и продолжил: - Вот Дед, так он вообще - ни спать, ни сидеть не мог. Как на задницу сядет, так сразу тебя припоминает - ах, говорит, где же наш доктор, такой замечательный, пропадает! Вот просто жду не дождусь второй серии уколов! И, знаешь, Жвалг, - старпом наклонился над столом и заговорщицким тоном, гораздо тише продолжил: - И все парни его - в один голос - ах, какой у нас врач на борту! Что б ему жить ещё долго-долго!
  - Так профилактика же! Условия работы - какие у них, а? - задетый за живое Док вскочил, едва не опрокинув свою кружку: - Для вас же старался! Витамины, регенераторы! А вы! Да вы! Да ну вас! - упав на свой стул он, демонстрируя свою обиду, показательно повернулся к нам боком.
  - Док, ты че? - Дед привстал и почесал седалище: - Мы это, с понятиями. Понимаем, что для нас же. Но ведь болит, - он страдальчески сморщился и снова почесался: - И чешется. И болит - когда чешешь. Ну, Док, ну как жить-то с этим?! А так да - ща вас обоих мы того, ну это, беспокоились. Но чешется же! - он снова почесался и, болезненно скривившись, уселся назад.
  - Не чеши - болеть и не будет, - недовольным тоном проворчал Жвалг, но, было видно, что слова механика произвели должный эффект.
  - Тут, Сэм! - вернувшийся очень вовремя Жбан, выглядел взволнованно: - Сэр! Эээ...
  - Поговорил?
  - Да, то есть нет. Поговорил, но не с теми, сэр. Вас ждут.
  - Меня? Это же твои друганы, Жбан, я-то чего им скажу?!
  - Не те, сэр - эти, ну, с которыми вы давеча говорили. Внизу они. Десять, с оружием. Ждут. Вас, сэр.
  - Да кто, Жбан, кто? - я встал, взмахом руки предлагая всем последовать за мной: - Полиция что ли?
  - Нет, сэр. Охранники те пришли. На разговор вас зовут.
  
  У входа в наш ангар, немного в стороне от ворот, стояла небольшая кучка людей, одетая в одинаковую серую форму, типичную для охранных структур. Рядом с ними, двумя рядами чернели одинаковые чёрные кофры военного образца, с лежащими на них карабинами, портупеями и кобурами - сложенная в стороне боевая сбруя лучше всяких слов подчёркивала мирные намерения своих владельцев.
  Завидев меня, от их группы отделился один человек, и, по-военному отмахивая рукой, пошёл ко мне навстречу.
  - О! Лейтенант, - узнал я старшего секюрити и протянул ему руку: - Рад видеть, каким ветром к нам занесло?
  Протягивая свою руку мне, он развернулся на меня всем корпусом и моё сердце дало сбой - на его груди, там, где пару часов назад красовалась эмблема Охранного Агентства "Щит", темнело пятно.
  "Чёрт! Ну за что?!" В памяти, против моей воли всплыл Клён - в своём мундире, со споротыми нашивками, потом появился и улыбнулся мне из прошлого Грей - образы того, моего старого экипажа, против моей воли всплывали из прошлого, заставляя заново пережить боль утраты. " Древний, сука! Если это ты - клянусь, я вернусь и выжгу тебя всего, до последней молекулы!"
  - С вами всё в порядке? - заметив, как я изменился в лице, осторожно поинтересовался лейтенант, возвращая меня к реальности.
  - Да, - кивнул я: - Устал просто.
  - Зато охота у вас, я вижу, была успешной, - ухмыльнулся он, кивая на ряды шкур, устилавших пол: - Или рыбалка?
  - Неважно, - мотнул головой я: - Уволили? - без лишних слов я показал пальцем на пятно.
  - Угу.
  - Тот жиртрест?
  - Он, - кивнул головой бывший секюрити.
  - А полицаи? - вытащив из кармана пачку сигарет, я вытащил одну и протянул её ему.
  - Не курю, - покачал он головой, а затем, вытащив свою пачку, достал одну и закурил.
  - У потенциального нанимателя? Не берешь? - усмехнувшись, я затянулся и выпустив в сторону струйку дыма кивнул: - А что, хорошо подошёл, оригинально. Так полицаи-то что?
  - А что они? - пожал он плечами: - Эта сука жирная, две телеги накатала! Гнида! Ну, полицаям-то что? Послали - опасности гражданину не было. А меня, с парнями моими, - он кивнул на внимательно следивших за нашим разговором людей у двери: - Нахрен! Старейший клиент агентства! Вип-персона! Вам была оказана честь - оградить его и... - не договорив, он раздражённо махнул рукой.
  Не зная, что сказать, я молча покачал головой.
  - Я не представился, - спохватившись, он отбросил окурок и, одёрнув куртку, коротко кивнул: - Михаил Самсонов. Ранее - капитан линейной пехоты. Позывной - Миха.
  - Сэм...
  - Я в курсе, - он снова кивнул: - В участке ваш файл показали, ну - когда я вас искал.
  - Значит файл? - достав вторую сигарету, я принялся её крутить в пальцах, разминая табак: - Видел, да?
  - Да. - Михаил немного напрягся, не понимая куда я клоню.
  - И вот ты, -боевой офицер, идёшь сюда, ко мне?! Тот же купец был прав - я, мы все, - я показал сигаретой на Весельчака: - Бандиты. Воры и убийцы. Мы, ну я по крайней мере, - я постучал фильтром себе по лбу: - Не гражданин Империи. И знаешь почему? Почему я отказался от гражданства?
  - Почему? - немного поколебавшись, он всё же добавил: - Сэр?
  - Потому, что ваша Империя - это насквозь прогнившая тачка дерьма! Вот почему! Ясно, Миха? Дерь-ма! - последние слова я просто выкрикнул ему в лицо, отчего его люди, одной, слитной дружной массой, двинулись в нашу сторону. От корабля, заметив это, и, по-своему поняв происходящее, пошли мне на выручку, работавшие снаружи члены экипажа.
  Видя это, ускорили свой шаг, почти переходя на бег, люди Самсонова, отчего и мои, тоже, перешли на бег, занося над головами прихваченный с места работ, инструмент.
  - Вы чё, народ?! Сдурели?! - заорал я, поднимая вверх руки и размахивая ими, стараясь привлечь и остановить своих.
  - Стоять! - проорал Миха, раскидывая руки в стороны и поворачиваясь в сторону своих людей.
  
  Спустя полчаса мы сидели с ним на опорной лапе эсминца и пили коньяк, затягиваясь между глотками.
  - Мы из Братства, Миха, последние, - продолжал отговаривать его я: - Ну зачем тебе к нам? Ты же боец! И парни у тебя отличные! Найдёшь работу, чего ты?!
  Отличные парни - и его и мои, сейчас, усевшись кружком у стены, пили пиво. Первым, на правах гостя, проставился Самсонов, следом, не желая уступать ему - я, ну и понеслось....
  - Ты же боевой офицер, с наградами. Зачем тебе это?!
  - У тебя тоже награды, - упрямо, не желая уступать мне, кивнул головой он: - С боевыми! Я видел - за ранения. Ты же их не в штабе, бумагой порезавшись, получил?
  - Не в штабе.
  - Вот! - со стороны наших людей послышался взрыв смеха, и, дождавшись, когда он смолкнет, Михаил продолжил: - Да и куда нам идти? Бордели охранять?! А то, что ты про Империю сказал, - он вздохнул и опустил голову: - Так всё. Коррупция, кумовство. Эти парни, - он качнул сигаретой в сторону очередного раската смеха: - Все, кто после операции на Вазуве Семь остались. От роты, понимаешь? От ста пятидесяти здоровых молодых парней, Сэм! Какой-то то благородный дебил в карте запутался! Академик, млять! Под кинжальный огонь своих же - наших с правого фланга загнал. Нас загнал, Сэм! Моих людей и меня! А соседей, естественно, никто не предупредил - нас же там быть не должно было! А они видят - идёт кто-то. Решили, что мятежники - ну и вдарили из всего. Своих-то, в том квадрате, быть не должно!
  - Ты его убил?
  - Нет, - помрачнев и разом осунувшись, Миха отглотнул коньяка: - Когда я до штаба добрался - его уже не было. Эвакуирован - переутомление! Сейчас уже в генералах ходит. Сучёнок!
  - А следствие? Больше сотни погибших?!
  - Замяли, - он выпил остаток и потянулся за бутылкой: - Меня и выживших - в запас, погибших - несчастный случай. Несчастный случай, Сэм! Представляешь?!
  Его рука дрогнула, и он пролил коньяк на лапу.
  - Дай сюда, - отобрав у него бутылку, я наполнил наши стаканы: - Мих, не надо. Не стоит с нами связываться, мы же...
  - Да знаю я, - пьяно мотнув головой перебил меня он: - Висельники и всё такое. Ну и чёрт с ним! И - с нами! Кровью где расписаться?
  - Кровью? - я отсалютовал ему своим стаканом: - И кровью распишешься. Скоро уже - распишешься. Обещаю.
  На завтрак Снек приготовил блины. Целую гору.
  Набрав себе небольшую горку я, отыскал среди собравшихся в кают-кампании людей штурмана, и уселся рядом с ним.
  - А, Сэм! - улыбнулся он: - Садись, буду рад.
  - Взаимно, Жбан. - поставив тарелку с блинами и блюдечко со сметаной на стол, я уселся радом: - Слушай... Мы вчера так и не поговорили - что твои говорят, про инкассатора? Когда его прибытие ожидается?
  - Ага, - кивнул он: - Как-то вчера всё закрутилось... Смотри, Сэм. Я, со своими, переговорил - корабль с баблом прибудет к Кило через три дня. Сколько налички он повезёт - неизвестно, ты уж извини, - он виновато развёл руками: - Эта информация закрыта, но вот то, что денег будет много - факт. Готовится референдум по входу Станции и системы в Империю, а, значит - митинги, рекламные кампании и всякое прочее.
  - Ясно, - я кивнул головой - народное волеизъявление всегда стоило денег, и, желательно - наличных. Мелкими купюрами. Не за бесплатно же народ митинговать пойдёт?!
  - Скажи, Жбан, - свернув блин трубочкой, я макнул его в блюдечко со сметаной: - А вот этот, твой инкассатор - что с ним будет, в гипере, если его масса резко возрастёт?
  - А чего ради ей возрастать?
  - Ну, предположим, только, Жбан, - я наклонил голову к нему: - Это чисто теория. Ок?
  - Ну... - неуверенно качнул он головой и с подозрением уставился на меня: - Теоретически, да?
  Я, с готовностью, кивнул.
  - Ну... В теории, - начал было он, но тотчас, сам себя одёрнул: - Но, Сэм, учти, что такого просто быть не может. Неоткуда массе взяться. Ещё массе, понимаешь? Тем более - в гипере. Вот в простом - да - подобрали что-то, состыковались, или... - штурман резко смолк, внимательно разглядывая меня, а, спустя миг, покачал головой: - Ты псих, Сэм. Я, хоть и не врач - говорю тебе, ты - псих!
  - Да ладно тебе, Жбан. Мы же за теорию говорим. Что будет? Вот пристыкуюсь я к инкассатору в гипере, а дальше - что? Вывалимся в обычное? Зависнем там надолго? Взорвёмся нахрен?
  - Взрываться-то вам с какой радости? - он, озадачено, принялся рисовать ручкой чайной ложки, узоры по скатерти: - Чего вам взрываться? Судя по твоему рассказу - еу, когда вы того, жирдяя, то есть, встретили. Вы же сблизились без проблем, да?
  - Угу.
  - Вот. Значит самодетонация - исключена. Идём дальше. Вот, значит, подлетел ты к нему - выход из гипера - заблокировал. Так?
  - Эээ... Наверное.
  - Так! Не спорь!
  - Я и не спорю.
  - Не мешай, Сэм, - рукоять ложечки очертила особо широкую дугу: - Значит, имеем два объекта. Потом они объединятся в один, то есть... То есть... Тогда... - было видно, что то, что произойдёт дальше, было ему неизвестно и я поспешил на помощь.
  - Насколько я знаю теорию гипера, - при этих моих словах, штурман саркастически хмыкнул, но я не обратил на это внимания: - Было два объекта. - я растопырил указательный и средний пальцы: - Блокировали выход. Потом - слились в один, - я свёл пальцы вместе: - Объект один, блокировки нет, масса выросла. Значит, что? Вывалится!
  - А вот хрен! - задетый за живое - как же! Кто-то посмел залезть на его территорию, штурман перешёл в атаку: - Во-первых новый объект тоже обладает скоростью, и она добавится к скорости инкассатора - то бишь увеличится не только масса, но и скорость. А значит...
  - Скорость-то с какой радости? Катер, на момент стыковки, будет неподвижен относительно инкассатора!
  - А относительно гипера? Двигаться твой катер - будет! Иначе не догонит! Так?
  - Хм... Ну, допустим...
  - Никаких ну! Так и будет! А значит, как только вы состыкуетесь, вас в нормальное пространство выкинет! Скорость у вас, у инкассатора, то есть была рассчитана для нормального прыжка, а тут ты ему на загривок - хоп! - он положил ложечку на стол и накрыл её ладонью: - И выскочите вы в нормальное пространство - пробкой.
  - М-да... Хреново. Я надеялся там, - я неопределённо мотнул головой: - Задержаться - дела сделать и назад.
  - Понимаю, - Жбан кивнул: - Тебе бы два катера - вот тогда да. Один с десантом, а второй - блокирующий - чтобы висел рядом и вывалиться бы вам не давал.
  - Где же я тебе второй такой найду?!, - вздохнул я и, свернув очередной блин в трубочку, макнул его кончик в сметану. Рука, трубочка блика, блюдце со сметаной - я замер, боясь спугнуть, внезапно возникшую мысль.
  - Жбан, - оставив блин, я потянулся за салфеткой: - У тебя ручка есть?
  - Карандаш, - он вытащил из кармана и протянул мне остро очиненный карандаш: - Только руки вытри, жирные они у тебя.
  Сделав как он сказал и вытащив из салфетницы чистую салфетку, я принялся рисовать, сопровождая свои художества комментариями.
  - Вот это - инкассатор, - посередине бумажки появился крупный овал, на котором я изобразил нечто вроде мешка с деньгами - что б сомнений ни у кого не было: - Вот катер, - выше и левее, я нарисовал ещё один овальчик - в несколько раз меньше: - Мы протянем переходной рукав между кораблями, - я соединил оба овала двумя линиями и поместил между ними человечка - кружок головы, кружок тушки и палки ручки-ножки: - И, по этому коридору, не объединяя корабли в один... Эээ... Массив, да - в массив, мы переберёмся из катера на инкассатор. А? Каково? Здорово я придумал?
  - Это ты себя нарисовал, что ли? - он ткнул в человечка, а потом меня - в живот. Похоже да.
  - Ты по существу давай, - сделав вид, что не расслышал его последние слова, пододвинул я ему салфетку: - Сработает?
  - В теории - должно, а вот на практике, - он, с сомнением покачал головой: - Сэм. Теория гипера, хотя мы им пользуемся уже вон сколько столетий, до сих пор полна дыр. Да и не занимается ей никто. Гипермодули дорабатывают, да. Теорию - нет. Не платят за это. Так что, - он снова покачал головой: - Чёрт его знает. Вроде бы - да, а, с другой стороны - может гипер посчитает этот рукав, - штурман постучал пальцем по нарисованному мной переходнику: - Достаточным для объединения обоих кораблей в одно. Кто ж знает-то? Ты мне лучше вот что скажи - как ты рукав заводить будешь?
  - Эээ... Рукав... Ну... - сказать по правде я об этом пока ещё не думал, и его вопрос привёл меня в замешательство: - Ну... Мы это - зависнем над аварийным люком инкассатора и раскроем рукав. Он, значит, прицепится к люку... Ну и всё. Готово.
  - В теории да. А на практике как оно происходит? Не знаешь?
  Я отрицательно мотнул головой.
  - На практике - один-два бойца идут наружу. Переправляются на корпус цели и там, на его корпусе, помогают рукаву зацепиться. Вон - помнишь, как мы тот транспорт Копий потрошили?
  Я кивнул - конечно я помнил тот транспорт, где я убил своего первого разумного в этом мире, и, на борту которого оказался тот злополучный груз замороженных женщин.
  - Тогда первыми пошли парни Роже - они помогали рукав ставить. А тут? Вылезать за борт в гипере? Ну... Я не знаю, Сэм. Никто не знает - что там, снаружи. Никто не пойдёт, Сэм. И тебя мы не пустим. Не дёргайся, - он положил мне на плечо свою руку: - Не пустим.
  - И что ты предлагаешь?
  - Сэм. В принципе - людей посылать на корпус цели и не обязательно. - взяв в руку ложечку он поднёс её к кружке с чаем и покачал её в воздухе: - Хороший пилот смог бы подвести катер так, чтобы без коррекции прилепить зев рукава к площадке люка - для хорошего пилота это не сложно, благо оба корабля будут неподвижны относительно друг друга.
  - Думаю, я справлюсь, - я потянулся за своим блином, всё это время ожидавшем меня м миске со сметаной, но фырканье Жбана заставило меня отвести от него, блина то есть, руку: - Ты чего?
  - Ты? Справишься? Сэм, о чём ты? Тут пилот снайпер нужен!
  - Это ты меня вот так криворуким назвал сейчас, да?
  - Ну... Рулить ты умеешь, не спорю. Но этого недостаточно. Для такой работы - недостаточно.
  - Ладно. Возьму кого-либо из пилотов. Доволен?
  - Не справятся, - он покачал головой и принялся помешивать чай, старательно делая вид, что ему эта тема уже поднадоела.
  - Жбан?
  - А?
  - Колись. Чего удумал?
  - Я?!
  - А то по тебе не видно. Ну?
  - Сэм, - начал он, вздохнув, понимая, что играть придётся в открытую: - Я поведу.
  - Ты? Нет, Жбан. Ты на Весельчаке будешь. Когда - если когда выскочим в обычное, надо будет быстро подойти и помочь Мраку обездвижить инкассатора. А с пилотированием, я уверен, и первый пилот справится.
  - Не справится, - он упрямо качнул головой и набычился: - В обычном пространстве - справится, в гипере - нет. Тут опыт нужен.
  - А у тебя, значит, - я позволил себе усмехнуться: - Опыта в гипере много?
  - В общем так, Сэм. - он отставил чашку в сторону: - Либо я лечу с тобой, с вами - десантом то бишь, либо ты мне не друг! Вот. На планету - не взял, теперь и на это... Это... Ну туда, - он посмотрел на потолок: - Не берёшь. Не хорошо это, Сэм. Не по-товарищески.
  - Так я никого не беру. Ни Шнека, ни Дока, ни тебя.
  - Док уже был. Шнек да - старшим на корабле останется. Но я-то, Сэм?! Я?! Мне делать нечего на Весельчаке. В этом мероприятии - нечего! С этой работой и Второй пилот справится - позёвывая. Так что - или ты берёшь меня или - я тебе больше не друг! И карандаш отдай!
  - Держи, - я протянул ему карандаш.
  - Кроме того, Сэм, - штурман критически осмотрел грифель и, вздохнув - с его точки зрения карандаш был испорчен, продолжил: - Ты что? Катер хочешь пустым бросить?
  - Эээ... Почему пустым? - его вопрос застал меня врасплох - об этом подумать я забыл.
  - Вот только не говори мне, что ты отправишь десант на инкассатора, а сам на катере останешься - не поверю! Ты же вместе с ними пойдёшь. Так?
  - Ну так.
  - А кто на катере останется?
  - А что с ним будет? Повисит себе.
  - Может и повисит, - кивнул он: - А может... Гипер он не изучен. Всё может быть. Так что - тебе нужен человек в рубке - пока вы зачистку проводить будете, он за кораблём присмотрит.
  - И этим человеком будешь ты, да?
  - Ага. Всё одно мне делать нечего. Ну что - договорились? -протянул он мне руку.
  - Эх.. Жбан, - я пожал его ладонь: - Ладно, уболтал, чертяка языкастый. Пойдёшь с нами.
  
  Я даже не могу сказать, кто вымотался больше за следующие два дня - Дед, на плечи которого выпал не только монтаж переходного рукава на катере, но и создание импровизированного тренажёра - полосы препятствий, для подготовки десанта или десант - Миха со своими парнями, которые все дни на пролёт, лазавшие по импровизированной кишке. С вашего покорного слуги тоже сошло не одно ведро пота - бывший начальник секюрити потребовал моего участия в тренировках наравне со своими бойцами и гонял меня невзирая на моё капитанское звание.
  - Извините, сэр, - отвёл он меня в сторону после того, как я первый раз пролез по рукаву: - Но либо вы тренируетесь со всеми, либо я не допущу вас до операции.
  - И ты туда же? - я откинул шлем и вытер пот со лба: - Я тут вроде как старший, если ты забыл.
  - Всё верно, сэр. Но вы проходите рукав медленнее всех. Отставание от моих парней, - он показал мне секундомер: - Одиннадцать секунд. Простите, сэр, но это никуда не годится. Секунд... - он задумался, покосился на меня и продолжил: - Секунд на пять я ещё готов согласиться, и то, сэр, - договаривать Михаил не стал, по его виду было видно, что эти пять секунд являются максимально возможной поблажкой, скидкой, если хотите, сделанной им исключительно в знак уважение к своему начальнику.
  В общем гонял он меня зверски, чего уж там говорить про его бойцов - я бы предпочёл застрелиться, лишь бы избежать всех тех изуверств, что он с ними творил.
  Посудите сами - проползти почти два десятка метров по узкой кишке рукава, кувырком вперёд вывалиться из неё и перекатиться по полу. Затем пробежать змейкой по узкому лабиринту, составленному из бетонных блоков. Выскочить наружу, подобрать лежавший на полу карабин, и поразить несколько мишеней, выпрыгивавших в разных местах на противоположной стене. Положить карабин на место, забежать за эту стенку, схватить ящик с патронами, пробежать назад - до входа в кишку, около которой стоял сам капитан с ножом. Отбить его пару выпадов и занырнуть обратно в кишку. Не знаю, как другие, но, когда я, обливаясь потом, подтащил ящик к кишке - и когда он, размахивая своим тесаком, крича что-то нецензурное, бросился на меня, то я долго думать не стал - швырнул в него ящик и драпанул в сторону, нашаривая на боку кобуру.
  - Сэр?! Вы чего?! Стойте, сэр?!
  Наконец совладав с защёлкой кобуры, я вытащил пистолет и развернувшись нацелил его на подбегавшего Михаила. Впрочем, надо отметить, профессионалом он был что надо - увидев направленный на себя ствол, он моментально откатился в сторону, и, спрятавшись за стоявшими рядом ящиками, осторожно выставил голову из-за них:
  - Сэр? Вы чего, сэр? Это же не по-настоящему! Тренировка, сэр!
  - Не по-настоящему? Вот так - на людей с ножом бросаться - не по-настоящему?! Я чуть не родил со страху! - убрав пистолет в кобуру я выдохнул, вытер пот и подошёл к нему: - Знаешь, Миха, твои тренировки они того... Реалистичные. Слишком.
  - Так - тяжело в ученье...
  - Знаю-знаю, - перебил его я: - Но, блин! А, если бы я пальнул?! Ящик этот тащишь - и ты тут, с тесаком своим. Я даже не знаю - откуда силы взялись - швырнуть его. Кстати - я тебя не задел? Им?
  - Нет, сэр, - мой начальник десантной партии вылез из-за своего укрытия: - Я увернулся, сэр.
  От продолжения тренировок меня спас подошедший Док. Деликатно покашляв, привлекая к себе внимание, и, убедившись, что мы закончили свою беседу, он, взяв меня под руку, отвёл в сторонку.
  - Сэр. Тут такое дело. Проблема у нас, сэр.
  - Что ещё, Док?
  - Алкоголь. Точнее - спирт, сэр.
  - Эээ... Поясни? Я что-то туго понимаю - после его тренинга, - я покосился на импровизированную полосу препятствий, по которой перемещался один из людей Самсонова: - Голова не соображает.
  - Голова? Странно - там же всё на рефлексах, - задумчиво пробормотал он: - Беги себе, ни об чём не думай.
  - Жвалг, а ты сам, - я показал рукой на полосу: - Не желаешь? Разок - другой, а? А потом - поговорим.
  - Некогда, сэр. Было бы время - размялся б. Эх... Как в молодости! - он мечтательно улыбнулся, вгоняя меня в ступор - нефига себе, я тут едва живой, а ему - разминочка!
  - Но, не сейчас, сэр. У нас проблема, - серьёзным тоном продолжил он.
  - Что - в лазарете спирт кончился?
  - Да, сэр.
  - Всё выпил?
  - Сэр?!
  - Шучу-шучу, Док. В чём дело-то? У тебя же литров, - я напряг память, припоминая подписанные мной ранее ведомости: - Литров двадцать было.
  - Всё ушло, сэр. На шкуры эти, - торопливо закончил он, предвосхищая все возможные вопросы: - Все двадцать ушли на то, чтобы размягчить основу - иначе пластинки было не снять, сэр.
  - Купи ещё. В чём проблема, Док? Давай ведомость - подпишу.
  - Проблема в том, сэр, - он протянул мне ведомость: - Мы скупили весь спирт здесь.
  - Весь? - я покосился на бумажку: - Что? На всей станции всего полсотни литров нашлось?!
  - Так-то - медицинский, сэр. Всё остальное - хуже. Сильно хуже размягчает, сэр.
  - А как же те образцы? Они же от обычной выпивки размякали?
  - Возможно всё дело в том, что наши на основе, сэр. Наши трофеи - они свежие...
  - Мы же из-под песка их вытаскивали, Док?! - перебил его я: - Там, ты сам видел - голые кости были - ну, с этими обрывками?! О какой свежести ты говоришь?
  - Всё так, сэр, - кивнул он: - Но Жерг подобрал просто пластинки - без основы. Кто его знает - сколько они до этого валялись, сэр.
  - Тоже верно. И что? Хоть сколько ни будь снять удалось?
  - Удалось, сэр. Если делать полную защиту, - он замолк, вопросительно глядя на меня и я кивнул:
  - Делаем полную, Док. Максимально полную.
  - Тогда на дюжину комплектов. Всего наших трофеев хватит, с учётом уже снятых, где-то комплектов на тридцать, тридцать два или три. Сэр. И спирта потребуется ещё литров сто - как минимум.
  - Хорошо, Жвалг. Давай две дюжины. А с остальными мы потом - после операции этой, разберёмся.
  
  - И что? Мне в этом маскараде под пули лезть? - один из бойцов Михаила, облачённый в новую броню, отошёл от кучки своих товарищей, делившихся впечатлением об обновках, и подошёл ко мне.
  
  Как по мне, то броня удалась.
  Док, с Дедом, сильно мудрствовать не стали - просто сняв слепок с подходящей тушки, они отлили из гипса модель, которую и облепили размягчёнными в спирте чешуйками, пробивая, где необходимо, отверстия для их крепежа и застёжек. В роли образца выступал, как вы уже могли догадаться, я - благо, Жвалг, пользуясь своим правом судового врача, освободил меня от пыток Самсонова, мотивировав это медицинскими показаниями. Или противопоказаниями - я вдаваться в детали не стал, радуясь этому, как школьник, получивший освобождение от физ-ры.
  Комплект брони состоял из двух частей и шлема - тут разработчики снова не стали изобретать велосипед, просто скопировав пустотный костюм. Штаны, выполненные за одно с сапогами, удерживались на теле широкими ремнями - подтяжками, а кираса, вместе с рукавами и перчатками, просто надевалась поверх, перекрывая их сантиметров на десять. Последний элемент брони - шлем, сильно походил на стандартную пехотную каску, к которой, оставляя открытым только щель напротив глаз, приклепали набранный из небольших квадратиков чешуи, мягкий воротник - брамицу.
  Основой, к которой они всё это и нашили, служило самое простое исподнее.
  - А чего тебе надо, Сэм? - отметал мою критику Дед: - Пулю держит? Держит! Щели есть? Мало! Хрен попадёшь. А что исподнее - так чистое же! Мы со склада взяли - новьё всё. Ненадёванное! Чего морду воротишь, капитан?!
  - Действительно, сэр? - вторил ему Док: - Что вам не нравится? Наденете поверх комбеза - всё нормально будет. Ну а потом, мы, конечно, сэр, основу поменяем - я уже каучук вспененный присмотрел - будет и удары гасить.
  - А сейчас что? Нельзя? Каучуком твоим проклеить? - получать удары пуль мне как-то не хотелось.
  - Да не нужна тебе эта резинка, - прежде чем я успел среагировать, Дед, схватив лежащий рядом на столе короткий лом, со всей дури огрел меня им по животу.
  - Де... - только и успел выдохнуть я, сжимаясь в ожидании удара.
  - Во! Ну что я говорил? - отбросив лом в груду железяк, лежавших в углу - куча встретила гостя металлическим скрежетом, он погладил ладонью место удара: - Ни царапинки, а? Ты чего замолк, Сэм?
  - Дед, - выдохнул я, понимая, что отделался только встряской - кираса приняла на себя всю силу удара, силу, но не испуг: - У тебя с головой всё в порядке? По живому человеку палкой железной бить?
  - Так выдержала же? Погоди, - он отошёл к столу и извлёк на свет свой пистолет: - Ты это, Сэм, вон туда отойди, хорошо? Ща боевые испытания проведём.
  - Может не надо, а? - я настороженно посмотрел на ствол, приветливо улыбавшийся мне во все свои девять миллиметров.
  - Не, что ты. Надо, Сэм. Надо. Как же мы тебя на дело пошлём, - Дед деловито передёрнул затвор: - Без боевых-то испытаний? Непорядок!
  - Док! Ну хоть вы скажите ему?! Нельзя же так! - взмолился я, просительно глядя на врача.
  - Дед, - соглашаясь с моими словами, Жвалг кивнул: - Нельзя же так. Вы хоть...
  Бух! Бух! Бух!
  Меня трижды ударило в грудь, заставляя отступить на пару шагов назад.
  - Вы хоть беруши бы дали ему вставить, - как ни в чём не бывало продолжил врач: - Слух - это тонкий инструмент и...
  Бух! - Бух!
  Сдвоенный удар пришёлся в лоб, отчего в ушах зазвенело, а видимое сквозь смотровую щель пространство, ощутимо подёрнулось туманом.
  - Ну, суки! - я погрозил туманным фигурам кулаком: - Держитесь! Сейчас я ваши тонкие инструменты настраивать буду!
  - Шея не болит? - подойдя, Док засунул обе руки под воротник и принялся ощупывать затылок, постепенно опускаясь к плечам: - Нет? А тут?
  - Нет, Док, не болит... Ой! - что-то остро кольнуло в правом плече, и я дёрнулся: - Больно же!
  - Больно? Это хорошо, - отойдя в сторону Жвалг кивнул на стул: - Сядьте сюда, сэр. После - ко мне, на массаж, зайдёте.
  Дождавшись, когда я усядусь, он повернулся к Деду: - Ну что же, коллега. Теперь-то вы признаете мою правоту, да? - протянув руку, он постучал пальцем по моей макушке: - Как я и предполагал - элементы, ранее бывшие одним целым, даже будучи снятыми с общего носителя, продолжают реагировать на поступающие внешние факторы как одно целое. Согласны, коллега?
  - Угу, - кивнул в ответ на его тираду Дед: - И без резины обойдётся. Хотя... Коллега - для чистоты эксперимента, дай-ка я его ломом по башке огрею!
   - Эй?! Вы чего?! - соскочив со стула, я отпрыгнул к двери: - Да пошли вы, экспериментаторы, хреновы! На себе - себе броню сделайте - и хоть образвлекайтесь! До смерти!
  - Сэр! - Док примирительно выставил вперёд обе ладони: - Успокойтесь, сэр. Мы вас, сэр, на вас - больше не будем. И так всё ясно.
  - Что ясно?
  - Чешуйки, Сэм, - принялся пояснять Дед: - У тебя броня из них. С одного куска, понимаешь?
  - Ну?
  - Он хочет сказать, сэр, - пришёл ему на помощь Жвалг: - Шлем и ворот, например, сэр, он из чешуек с одного куска собран. Кираса - на ней все с другого куска. И эти кусочки - они между собой энергию распределяют. Понимаете, сэр?!
  - Сэм! Тебе шею должно было сломать - с такого расстояния, - просто пояснил механик, вертя в руках пистолет: - А тебя только контузило. И то - легко, - вздохнул он, откладывая оружие в сторону.
  - Шею?! Сломать? Легко?! - от его слов я аж задохнулся.
  - Всё было под контролем, сэр. Я бы вылечил вас за час. Ну - за два точно. - спокойным тоном проинформировал меня врач: - Ерунда, сэр. Даже и в голову не берите - я много таких поднимал.
  - Ну, блин, спасибо! - только и смог вымолвить я.
  
  - И что? Мне в этом маскараде под пули лезть? - повторил свой вопрос один из бойцов Михаила, адресуя его ко мне: - Капитан! - повернулся он к Самсонову: - Ты меня прости, но я уж свою броньку натяну, привычнее в ней, чем в этом позорище.
  - Действительно, сэр, - Миха подошёл к мне, держа шлем в руках: - Может мы правда - в своей броне туда пойдём? Сэр?
  - И все там ляжете, да? Под пулемётами охраны и турелями?
  Мне ответило сразу несколько голосов:
  - Да какая разница - в чём ложиться?
  - В своей - привычнее!
  - Точно!
  - Мы к нормальной броне привыкли! Нафиг это шутовство!
  - Ну, парни, тихо! - Самсонову пришлось изрядно напрячь горло, чтобы утихомирить своих: - Тихо, парни! Ну! Эта броня - она пули держит! Я же вам говорил! Капитан гарантирует!
  - Вот пусть он первым и идёт! В этом! - выкрикнул кто-то из его людей и я, отодвинув в сторону Самсонова подошёл к толпе.
  - Так я с вами иду! Вместе! - не помогло - толпа продолжала негромко роптать, выражая своё недовольство обычным солдатским манером - бурча нелестные отзывы в адрес начальства себе под нос.
  - Хорошо! Кто смелый? Ну - выходи! - я сделал пару шагов назад, освобождая пространство перед людьми и из неё, всё ещё продолжавшей недовольно бурчать, выбрался, не иначе, самый отчаянный боец - такие есть в любом подразделении - балагуры и весельчаки, считающие, что смогут выкрутиться из любой ситуации и, обычно покрываемые и своими товарищами, и начальством. Впрочем - по моему опыту, такие отличники, в кавычках, разумеется, всегда были и первыми залётчиками, спасаемыми от неминуемых репрессий всё той же - всенародной любовью. В общем да - сукин сын, но свой сукин сын.
  - Кто?
  - Рядовой Крос, сэр! - боец вытянулся по стойке смирно, держа шлем строго по-Уставному - на сгибе локтя левой руки.
  - Рядовой Крос, да? Хорошо, рядовой. - заложив руки со шлемом за спину я окинул взглядом его ладную фигуру - даже броню этот Крос сумел приладить так, что костяной панцирь смотрелся на нём как-то лихо, ладно, что ли.
  - Чем вооружены, боец.
  - Автоматический карабин, сэр! - не глядя протянув шлем назад, где его приняли руки стоявших сзади, боец, чётким движением сорвал с плеча карабин и принял стойку "на караул". Даже каблуками прищёлкнул - как на плацу. Я аж крякнул от удовольствия - уж больно слаженно и красиво этот Крос выполнял строевые элементы.
  - В связи с тем, сэр, что ареной боевых действий обозначено внутреннее пространство космического корабля, находящегося в пустотной среде, - произнося это он быстро отсоединил магазин и повернул его патронами ко мне: - Имею на вооружении пустотелы пули, дыбы не произвести непреднамеренную разгерметизацию оного! - закончив свой короткий доклад, он с лязгом вогнал магазин на место, и, повторно принял стойку "на караул", не забыв и на этот раз, прищёлкнуть каблуками.
  - Орёл, а, Самсонов! - повернулся я к капитану, и он молча кивнул, не встревая в мои действия.
  - Оружие к осмотру!
  Щёлк! Щёлк! Щёлк! - и, передо мной, на вытянутых руках, застыл карабин с отведённым в крайнее положение затвором. Заглянув внутрь я увидел именно то, что и ожидал - идеальную чистоту. Ну да... Надеяться увидеть у Кроса грязь в коробке было бы, по крайней мере глупо.
  - Отменно, отменно, - одобрительно покачал головой я и подал новую команду: - Заряжай!
  Подловить его и тут мне не удалось. Даже и не знаю - как их дрессировал капитан, но боец выполнил команду опять в строгом соответствии с Уставом - отсоединил магазин, отвёл затвор, осмотрел патронник, отпустил затвор, пощёлкал спуском и только после всех этих манипуляций - вставил магазин на место.
   - Однако! Ты что, Крос - Устав наизусть знаешь и спишь с ним?!
  - Будешь жить ты по Уставу - завоюешь честь и славу! - отчеканил он, преданно глядя мимо меня.
  За его спиной послышались негромкие смешки - народ получал удовольствие от шоу на все сто. Ещё бы - когда ещё удастся над начальством своего начальства поглумиться - да ещё и строгом соответствии с Уставом.
  - Молодец! Хвалю! - бросив короткий взгляд себе за плечо, я сделал ещё пару шагов назад и, надев шлем, скомандовал: - Боец Крос! Огонь!
  Вот тут-то его и заклинило...
  - Есть огонь, сэр! - он вскинул карабин к плечу... и завис: - А... Куда огонь, сэр?!
  - В меня, Крос! В грудь! В голову - не надо, там и так две пули уже были. Хватит. Огонь!
  - Отставить! - рявкнул Самсонов, хватаясь за ствол его карабина и направляя его в пол: - Отставить, Крос!
  - Отставить, Миха! - рявкнул уже я: - Боец Крос - огонь! По мне - пли!
  - Но, сэр? - капитан повернулся ко мне, всё ещё направляя ствол вниз: - Вы чего, сэр?! Это же - боевые...
  - Знаю, что боевые, - отмахнулся я: - Отойди, капитан. Отойди! - видя, что он колеблется я рявкнул: - Это приказ, Самсонов! Отойди!
  Сжав губы и недовольно мотнув головой, он подчинился - отошёл и застыл рядом, переводя взгляд то на меня, то на красную сумку-аптечку, приготовленную к нашему выходу.
  - Боец Крос! Огонь!
  Нерешительно глянув на меня, он перевёл взгляд на своего командира и тот, всё так же поджимая губы коротко кивнул - мол, что ж? Если начальство велит - действуй. Снова вернув взгляд на меня, Крос коротко вздохнул и, прицелившись мне в грудь, зачем-то закрыл глаза.
  Трах!
  Что-то несильно ударило меня в грудь, заставив покачнуться.
  - Боец Крос! Очередью! Огонь!
  Трах-тах-тах!
  Всё так же - не открывая глаз, он прижал спуск и карабин выплюнул короткую очередь - в три патрона.
  На сей раз - качнуло меня сильнее, три толчка заставили меня сделать небольшой шажок назад - но этим дело и ограничилось.
  - Закончить стрельбу! Разряжай! - скомандовал я, стаскивая шлем с головы. В нём было душно - Док и Дед обещали доработать каску, провертев в ней дырки для вентиляции и, даже грозились вставить микровентилятор - для обдува лица, но пока приходилось потеть, довольствуясь тем, что было.
  - Сэр... - Крос, опустив оружие к полу, во все глаза смотрел на меня: - С вами всё в порядке, сэр?
  - Что же вы, боец, - с деланным сожалением покачал головой я, и задрал лицо вверх, подставляя его под струю прохладного воздуха, исходившую из потолочной вентиляции: - А как же доклад?
  - Виноват, сэр, - потупился он, разом теряя всю свою лихость: - Но я же в вас боевыми. В упор практически... Тут и бронник не сдержит - рёбра поломает, а вы вон - стоите...
  - Подойди, - поманил я его рукой к себе и, когда он подошёл, ткнул пальцем себе в грудь - в те места, где только что ощущал удары пуль:
  - Сюда стрелял?
  - Да, сэр.
  - Ищи.
  - Что искать? Сэр?!
  - Как что - следы своих попаданий.
  С минуту, он, едва ли не носом, ползал по моей грудной пластине, а затем отошёл назад, разводя руками: - Ничего нет, сэр?! Но как же так? Я же попадал? Я в вас попал, сэр?
  - Четыре раза. - для наглядности - что бы все видели, я поднял вверх ладонь с прижатым большим пальцем: - Один - одиночным и три - очередью.
  - Но следы, сэр?! Тут даже царапин нет?!
  - А что я вам говорил? - сделав шаг в сторону, так, чтобы видеть их всех - и Кроса, и Миху и всех бойцов, я, набрал в грудь воздуха и рявкнул: - Ну что, бойцы? Всем всё ясно?!
  - Да, сэр, ясно, сэр, - раздался в ответ нестройный рой голосов, явно повеселевших десантников.
  - Не слышу ответа, - я неодобрительно покачал головой: - Всё ясно?!
  - Так точно, сэр! - чеканя каждое слово, накрыл меня слаженный рёв десятка глоток, и я мысленно улыбнулся - что ж... Так - точно лучше.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"