Румянцева Киара: другие произведения.

Вишенка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Добавленная третья глава. Обновление от 6 декабря.


   Вишенка.
  
   Глава 1. Ознакомительная.
  
   "Ну, сейчас я вам!!! Хрясь тебе, гад паршивый, по башке дубинкой! Эй... а лучников-то за что?! Ну, блин, конец тебе, урод! Ты знаешь, сколько денег я убила, чтобы армию собрать?! Сколько сил и времени потратила, чтобы заклинания выучить?! А ты их одним ударом... Вот черт... хана замку! Последнюю башенку разрушили...сволочь!
   Все! Довел! Так... какой у меня там магический запас? Хм... ну, на один удар хватит. А большего мне и не надо. Где тут мои Ангелочки... Ага! Ну, все, козлина! Пришла твоя смертушка.
   Красиво..."
   - Мила!
   Перед глазами, загораживая монитор с орущими во всю глотку родными монстрами, возникла рука, за которую я немедля ухватилась в порыве еще не покинувшего мою кровь адреналина, подогреваемого невосполнимой жаждой мести.
   - Ой, - раздался голос с другой стороны выворачиваемой мною конечности.
   - Ты это... совсем уже?! - потирая многострадальную часть тела, на меня смотрел сосед по общаге Петька. - Тебя там это... комендант искал.
   - Обыскался поди, раз шпионов посылает, - фыркнула я, потирая усталые глаза.
   - Ну дык, раз ты мимо баб Вали как мышь бегаешь, - "шпион" тихим ходом спиной вперед покидал мою скромную обитель.
   Баб Валя или Валентина Никитична - наш вахтер. Бусечка дореволюционного периода. Очень бойкая старушка. Все студенты ее обожают, включая меня и Петьку.
   Проследив за уходом соседа во тьму родного общежитовского коридора, я тяжко вздохнула и, сохранившись, потопала в "адские покои", коими все давно окрестили кабинет нашего коменданта.
   Александр Степанович распекал очередного провинившегося студента, то ли за выпивку, то ли за посторонних ночью. Посторонними, как я поняла из криков, были три девушки. Я потопталась на входе, слушая вопли и невнятное бормотание, а потом плюнула и нагло завалилась в кабинет.
   - Можно? - решила я отдать дань вежливости.
   - Заходи, - кивнул он. - Свободен, - это уже студенту.
   Парень кинул на меня благодарный взгляд и испарился.
   - Мила, такое дело... В общем, мы тебя выселяем, - без долгий предисловий заявил комендант.
   - Чего? - тупо спросила я.
   - Мест не хватает. А тут кто-то пожаловался в студгородок, что посторонние занимают комнаты...
   - Так я не посторонняя! - вознегодовала я.
   - Общежитие для студентов, - педантично напомнил Степаныч.
   - И сотрудников, - нашлась умная я.
   - Для сотрудников есть свое общежитие. Вот туда ты и направишься, - отводя взгляд, проговорил он.
   Ох... что-то мне не нравится данный расклад... Что-то как-то я раньше не слышала про общежитие для сотрудников.
   - И где оно находится? - решила уточнить я.
   - В Красном доле...
   В голове пронеслось что-то нецензурное и очень злое.
   - Степаныч, это же пригород! Я до работы часа два буду добираться! - в ужасе воскликнула я.
   - Я ничего не могу сделать. Ректорат постановил, чтобы всех выселили. А сотрудников в общежитие...
   - Так там одни аспиранты, а я инженер, - сделала я еще одну попытку.
   - Общежитие для сотрудников, - терпеливо повторил комендант. - И неважно инженер ты, профессор или аспирант.
   Так, похоже, его уже не переубедить...
   - И когда? - уныло поинтересовалась я.
   - После нового года. Там у них тоже бардак... Так что, готовься...
   Готовься! К чему, можно спросить?! С Красного дола утром уехать почти нереально. Прелесть нашей общаги в том, что живу я сейчас почти в центре города. До работы пешком полчаса. Что давало возможность поспать лишний часок. А так как на работу я приходила не к восьми, как положено, а к девяти, то и все два! А теперь что? Придется подниматься в шесть, чтобы хотя бы к девяти успеть? Не хочу!
   Вот с такими нерадостными мыслями я доползла до пятого этажа.
   - Ну, что? - кивнул мне Петька, едва завидев мою похоронную физиономию в ареале нашего с ним общего коридора.
   - Дай сигарету, - нагло заявила я.
   -Ты же не куришь? - удивился парень, но пачку протянул.
   - Мои легкие, хочу травлю, хочу нет, - огрызнулась я. - Тебе что, жалко для моего здоровья раковых палочек?
   - Нет, - быстро ответил парень, еще и зажигалку протянул. - Ты чего? Проблемы на работе?
   - Если бы, - затянувшись, буркнула я. - Ладно, бывай. Сегодня не шуметь, - проворчала я и скрылась за дверью родной комнатки.
   Эх... что же делать? Переезжать в Красный дол я не хочу и не могу... какая альтернатива? Правильно - снять жилье.
   Я потерла ручки и полезла в интернет...
   Вынырнула через два часа с ошалевшей головой и красными глазами. Организм после информации, которую выдал великий разъедальщик мозга, потребовал спиртного.
   Самый дешевый вариант - комната в коммуналке с туалетом на улице - и тот снять не могу! Точнее могу, но тогда питаться придется одним хлебом и как альтернатива мясу - тараканами. Которые там сто процентов обитают.
   Живу... М-да, судя по уточненной информации, скоро это слово придется склонять в прошедшем времени. В общем, проживаю я в общаге от Института. Десять лет назад, приехав в столицу из провинции и поступив на радиотехнический факультет, поселилась в общаге. Хорошее было время - студенчество. На третьем курсе познакомилась с аспирантом, который и устроил меня в научно-исследовательский центр при университете. Аспирант через полгода канул на скрижаль истории моей личной жизни, а место инженера на полставки осталось. Сиди себе, набирай всякие приказы и документы - ляпота. Тем более у работы был существенный плюс - экзамены и зачеты стало сдавать в разы проще. А еще и по России и ближнему зарубежью удалось поездить в составе делегации на всякие заумные конференции. Бабай... На самом деле, Байонетов Александр Геннадьевич, профессор, доктор технических наук, заслуженный деятель науки и техники и прочее, прочее, прочее. Ну, и собственно, отец-командир НИИ, в котором я так славно вкалываю, возлагал на меня большие надежды. Практически сразу же после защиты он стал уговаривать поступить в аспирантуру. Но, проработав там и покрутившись в среде заумных личностей, повернутых на науке, я поняла, что это явно не мое, и уперлась, что называется, рогом. Через некоторое время Бабай наконец-то отстал от меня. Я писала диссертации и научные работы, проводила исследования, строчила тезисы и отчеты для других. А точнее, для Бабая. Ему, как профессору, обязательно надо было печататься в научных журналах и выпускать всякие брошюрки. Вообще, наш профессор по части науки не скажу, что в первом эшелоне, но вот нюх на всякие выгодные контракты у него отменный, да и идеи, пусть и были порой безумные, но прибыльные. Вот мы и воплощали, как могли, весь бред, который приходил ему в голову.
   Зарплата инженера, как вы понимаете, не позволяла снять квартиру, а устроиться на более оплачиваемую работу поначалу не получалось. Молодого специалиста никто не хотел брать. Побегав год в поисках альтернативы НИЦу, я плюнула и решила наработать опыт. А сейчас уже и не хочу увольняться. Работка непыльная, времени свободного вагон. Да и начальство лояльное. Если куда надо уйти, отпускали без проволочек. Даже больничный оформлять не требовалось. Ну, в том случае, если болезнь максимум на неделю. Так и осталась я в университете. А заодно и в общаге. На правах работника НИЦа.
   Кажется, придется все-таки переезжать. Я обвела комнату взглядом. За десять лет она стала мне настолько родной, что я, не задумываясь, называла ее своим домом. Блин... сколько же всего было пережито в ней... Не хочу съезжать!
   В чем прелесть именно нашей общаги, что она блочного типа. Такие двухкомнатные квартирки, с отдельным санузлом. Кухня только была общая. Но и это не беда. Ревнители порядка из студсовета поддерживали чистоту усилиями тех же студентов практически на стерильном уровне.
   И теперь меня хотят отсюда выселить в какой-то барак, который находится на конце света!
   Так может работу поменять.... А смысл? Меня тогда точно вышвырнут. В аспиранты можно записаться.... Нет, нельзя. Новый набор будет только в следующем году, в сентябре. Даже Бабай не сможет меня пристроить в конце октября года нынешнего. Тем более, аспирантам тоже светит Красный дол... М-да. На работе сейчас новым заказом не пахнет и даже не воняет, дабы разжиться парочкой лишних зелененьких и снять приличную квартиру.
   Промучившись до трех ночи над этой проблемой и так не найдя выхода из ситуации, я уснула.
  
   " АААА.... Черт! Дурацкий "tab" опять заело... Блин!"
   Утро после полубессонной ночи принесло паршивое чувство беспомощности перед так и нерешенной вчера задачей, и я привычно пошла заливать свое горе заэкранным мордобоем. Вот уж у них проблем с углом, где кинуть свои бренные кости, не было. Купил хижинку на добытое золотишко и живи себе припеваючи, до очередной смерти на поле брани во имя меня.
   Практически за секунду до того, как в кабинет вошел Александр Геннадьевич, мне все-таки удалось свернуть "окошко".
   - Отчет готов? - глядя на меня из-под кустистых черных бровей, вопросил Бабай.
   - Почти, - кроткой овечкой ответила я, опустив глазки до полу. - Александр Геннадьевич, я же говорила, работы там прорва. Я и так прихожу к восьми, ухожу в девять... Быстрее никак!
   Не знаю, что там хотел еще побурчать Бабай, но строгое начальство, собирающееся устроить мне взбучку, нагло перебил телефонный звонок.
   Бабай пару секунд щурился, силясь разглядеть на миниатюрном экранчике имя, затем, вроде как прозрев, оживился, нажал кнопку "ответ" и, что-то радостно восклицая в трубку, удалился из моего кабинета.
   Фух! Пронесло!
   Бабай вообще добрый. Этакий старичок семидесяти лет, но до жути бойкий, и на свой возраст не выглядит, максимум лет шестьдесят, не больше. Очень любит поучать других жить и давать ценные, по его мнению, советы.
   Так, ладно, и что тут у нас?
   Я навела мышкой на "окошко".
   Как и думала! Конец тебе, элементаль чертов! Твои птички-переростки все как один подохли. Радостно кликнув на "Ок", я с любовью поизучала свой рейтинг в игре. Ну, все... Поработали! Пора и на обед сползать.
   Народ уже потихоньку подтягивался в сторону столовки, или как у нас ее называли - кают-компании. Так как в нашем небольшом, но очень умном НИИ своего общепита не было, а было помещение с диванами, креслами, большим овальным столом и маленькой подсобкой, то и столовой, в общепринятом смысле этого слова, считать не получалось. Народ скидывался раз в месяц "на пожрать", а деятельные дамы из экономического отдела каждый день накрывали на стол. За продуктами ходила тетя Зоя, уборщица и, по совместительству, заведующая складом и местным холодильником.
   Схватив кружку с кофе, я плюхнулась в кресло в дальнем углу, дабы не маячить на глазах у высокого начальства, которое тоже с нами обедало. Руководитель экономического отдела Марина Валентиновна аккуратно нарезала лимон. Ее вотчина вкупе для меня и была этим самым цитрусовым - идеально-круглая по форме, учитывая то, что их основным орудием труда были цифры, и кисло-горькая на вкус, если уж вспоминать про содержание. Вон, стоит только глянуть на то, как две ее практически падчерицы - Светочка и Ксения - накрывают на стол, сразу отчего-то тянет задуматься о бренности бытия и всемирной энтропии. Хотя, я уверена, они даже эти понятия перевели бы самому Создателю на язык цифр и убедили в нерентабельности всего предприятия в целом.
   - Привет, - возле меня присела Татьяна Ивановна.
   Еще одна загадочная личность нашей конторы. Что записано у нее в трудовой, думаю, не знает даже Бабай, чьим секретарем она вроде как официально числится. По факту же она занимается практически всеми финансовыми делами НИЦа. Татьяна одна тянет двоих детей, поэтому лишний заработок ей необходим как воздух. Окончила курсы бухгалтеров и вот уже пятнадцать лет вкалывает, не покладая рук, ног и... других частей тела, являющихся для офисных тружеников не менее важными, чем все вышеперечисленное.
   - Работы много? - кивнула я на зажатый в ее руке телефон.
   Татьяна была заядлым трудоголиком. Как и положено заядлым трудоголикам, Татьяна приходила в офис как и положено к восьми, включала компьютер и... Все! Человек выпадал из этой жизни ровно до пяти. Вся бухгалтерия и остальная бумажно-официальная волокита научно-исследовательского института держались исключительно на ней.
   Теоретически, была еще одна дама - Ольга Васильевна, которая, по идее, должна была выполнять часть обязанностей. Но эта хитрющая личность предпенсионного возраста лихо отмазывалась от любой работы, ссылаясь на возраст и другие причины. Единственное, что ей оставила Татьяна, так это обязанность носить всю документацию в главное здание университета на подпись к ректору. Но и тут Ольга Васильевна умудрялась отлынивать, скидывая походы с документами на других. Преимущественно на меня. Когда я только пришла в НИИ, казалось невежливым отказываться от просьбы, а потом как-то незаметно будущая пенсионерка села мне на шею и уже в наглую приносила вечером папку с документами, мотивируя тем, что ей неудобно потом домой возвращаться. Я понимала, что мной бессовестно пользуются, но и отказать уже не могла... Вечно мучаюсь от своей нерешительности и слишком уж падкая на эмоциональный шантаж. Каждое утро, когда я заносила документы Татьяне, та посмеивалась, выслушивая мои причитания. Да, я бесхребетное существо, которое не может дать отворот поворот наглой коллеге. Знаю. Но с другой стороны, мне же не сложно прогуляться и забрать документы. По-моему, это проще, чем потом слушать злобное сопение у себя за спиной.
   - Как всегда... - пожала плечами Татьяна и отпила горячий кофе. - Конец месяца, декларацию пора сдавать... У тебя как?
   - Тоже нерадостно, - тяжело вздохнув, пожаловалась я, тут же вспоминая о своей новой напасти. Но развить тему и, возможно, получить дельный совет мне не дали, потому как в кают-компанию вошли все четыре заместителя нашего профессора. Восемь лет бьюсь над разгадкой - зачем ему их столько. Пока безуспешно.
   Чинно рассевшись, высокое начальство принялось трапезничать. Я в общий разговор не лезла. Чем меньше светишься, тем меньше будет бестолковой работы - это я поняла давно.
   Допив кофе, поднялась.
   - Милочка, уже уходишь? - удивленно спросил Ренат Абдулович, зам.по транспорту.
   - Ага, работать пора, - как можно жалостливей выдала я и быстро выскользнула с кампуса. Надо убираться из общепита, пока Бабай обедать не пришел. А то вспомнит про отчет - делать придется, а у меня там новая часть карты открылась...
   До своей берлоги я, правда, дошла не сразу. Работа не это... серое, ушастое, хвостатое, обведенное вокруг когтя бабкой и Красной шапкой, а мне сейчас резко требовалась доля здорового, ну или как пойдет, позитива. Потому ноги практически без помощи разума привели меня на первый этаж, к вирусологам. А точнее, в программный отдел, который занимал большую часть этажа. Два Димы и один Антон безостановочно курили, пили даже не литрами, а ведрами кофе и постоянно хохмили. На обед они не ходили, предпочитая в перерыв поглощать все тот же кофе с сигаретами и резаться в игрушки. Вирусологами мы их прозвали года четыре назад, когда эти три гения написали компьютерный вирус, и он распространился по сети на все компьютеры центра, стерев всю информацию подчистую. Хорошо еще удалось его локализовать до того, как он пробрался во второй сервер. Документацию восстановили относительно быстро. А вот с программами, которые этот вирус "пожрал", пришлось повозиться. Ребята, по-моему, месяц тут ночевали, восстанавливая системы на тридцати машинах.
   Вообще, наши программеры клево устроились. Оклад у них, конечно, был небольшой - обычный стандарт инженера тринадцатого разряда, но вот надбавки были о-го-го какие! Я за год столько не получаю, сколько они за месяц. И это только официально. Программный отдел был самым прибыльным в нашем НИЦе, а ребята - гениями программирования. Плюс к этому - бесплатный интернет, свободный график (хотя нафиг он был им нужен - не знаю. Дай им волю, они ночевать тут будут!) и куча интересной работы. Не то, что я... В программный отдел я, по-любому, пойти работать не могла - образование не то. В инженерном - уже все схвачено и укомплектовано. Да и парни будут против. У них и так там не фонтан с контрактами, а тут еще со мной делиться - угу, летят и падают.
   В общем, я стояла особняком и бралась за самые дурацкие контракты. Вот как раз в прошлом месяце закрыла один такой, по экологии. Поняли, да? Я - инженер, писала отчеты, проводила исследования и разработки в области, которая даже рядом с технической специальностью не валялась. Правда, платили прилично, так что грех жаловаться. Или вот еще был заказ - исследования биологически активных грибковых образований на папирусе. Кому этим заниматься? Ну конечно, Миле! Ни под один отдел данная работа не подходила...
   - Привет, Милка, - крикнул Антон, азартно дергая мышкой. - Слева заходи! - это он уже своему коллеге.
   - Да вижу! - зло отозвался первый Дима, второго что-то как-то не наблюдалось.
   - А куда Мягкого дели? - поинтересовалась я, садясь на единственный не заваленный всяким барахлом стул.
   Лаборатория вирусологов мне всегда больше напоминала склад, чем реальное научно-исследовательское помещение. Большую часть немаленькой комнаты занимали стеллажи, на которых ютились старые компьютеры, платы, железки, клавы, мышки, диски, видеомагнитофоны и другое барахло из той же оперы неопознанного назначения. Малая же часть была заставлена тремя огромными столами, на которых стояло по несколько мониторов для каждого из программеров. Димки, то есть, Мягкого не было, поэтому я нагло захватила его рабочее место.
   - Кофе кончился. Вот в магаз пошел, как проигравший, - ответил мне Антоха. - ХА! Готовы!
   - Вы с кем? - прищурившись, поинтересовалась я.
   Обычно ребята играли друг с другом, но иногда выходили и в локальную сеть Института.
   - Со вторым факультетом, - ответил мне Антон. - Все уже. Продули подчистую.
   - Кто? Вы?
   - Обижаешь, - протянул Дима. - Этим лузерам еще ползти и ползти до нашего уровня.
   - Конечно, они же столько за компами не просиживают, - усмехнулась я.
   - Я тебе тут пятую часть твоей любимой Херни достал, - проговорил Антон, поднимаясь и потягиваясь.
   - Антоха, - возопила я. - Спасибо! Век должна буду!
   Херней любовно называли стратежку "Герои". Я в нее уже семь лет безостановочно играю.
   - Сегодня вечером можешь отдать долг, - хитро прищурившись, проговорил парень.
   - Да ну тебя, - отмахнулась я, схватив заветный диск. - Ладно, побег, дел полно.
   - Эх... Милка, ну посиди с нами, никуда твоя игрушка не денется, - Дима приобнял меня за плечи, стараясь усадить обратно в кресло.
   - Да я бы с радостью, только твоя жена меня убьет, - хихикнула я и вывернулась из его объятий.
   - Ну что за пошлые мысли...
   - Какие есть. Оленьке привет, - крикнула я уже из коридора.
   Ладно. Работа никуда не убежит, задачка с квартирой пока имеет больше неизвестных, чем непосредственно самих исходных данных. Потому займемся насущным и вполне себе позитивно-реальным. Так-с, сейчас посмотрим, как у них тут избы делаются. И вставила вожделенный мною на протяжении нескольких недель диск в дисковод.
  
  
   Вишенка.
  
   Глава 2 - Иностранная.
  
   Утро прошло в скоростных сборах, ибо я проспала. Точнее, каждое утро приходило ко мне под лозунгом - "Проспала, ... (далее непечатное)", но в этот раз мне удалось превзойти саму себя. Разбудил меня не будильник, а звонок одного из замов Бабая. Уверив оного, что уже вышла и скоро буду, я подорвалась с кровати. В НИЦ приковыляла только к одиннадцати.
   - Привет, - махнула я вахтеру.
   - Милана, стой, - Леха выскочил из своего закутка. - Слышь, я тебе там еще одну камеру подключил и звук вывел.
   - Какую? - деловито поинтересовалась я.
   - Как раз из коридора и датчик на ней. Теперь при движении на двух последних камерах у тебя будет оповещение.
   - Правда? Спасибо, ты молодец!
   - Да, не за что, - смущенно ответил парнишка.
   М-да... Мальчик на шесть лет меня младше и влюблен по самые уши. А я что? Я ничего... Оно, конечно, не статья, но... в конце-то концов! Мое положение не настолько ужасное, чтобы заводить себе молодого любовника, да еще и студента. Вот годика через два я об этом подумаю... Как раз в тридцать надо будет самооценку поднимать. А сейчас мне и так хорошо. Последний любовный интерес отбил мне все желание с кем-то встречаться и заводить хоть какие-то романтичные отношения на долгое время. На сегодняшний день мое "долгое время" отпраздновало аккурат полгода. Чем не повод уколоться и забыться?! А не дождутся! То, что я вспомнила о своем, так сказать, одиночестве только сейчас определенно было не в пользу однорогих самцов с раздутым самомнением, думающих... Так, стоп! Что-то сегодня день с утра не задался. Мысли какие-то глобальные в голову лезут. Ох, чую, не к добру все это.
   И в качестве последней кляксы над "Йо" - я не феминистка. И семью обязательно заведу, детишки там и все такое, но специально бегать и искать личное счастье - это однозначно не мое. Знаю я таких, повернутых на замужестве. Даже наш скромный уголок мира не избежал заражения этим вирусом. Особливо силен он был в экономическом, где все уже было поделено до нас. Ну, да Купидон им в ... это самое, куда стрелы и шприцы обычно попадают.
   - Ты, кстати, не знаешь, чего все суетятся? - спросил Леха, пока я, пространственно размышляя о создании ячейки общества, как-то незаметно для себя перешла к оценке очень надо сказать недурственной фигуры своего собеседника. А точнее, отдельных ее частей.
   - В смысле? - моргнула я от удивления.
   - Да Бабай чет с утра бегает. Представляешь, я на смену прихожу в семь, а он уже тут. Да и все остальные как с цепи сорвались, бегают, галдят, туда-сюда носятся.
   - Эм... не в курсе. Я проспала, - пожала я плечами.
   - Ну ладно. Ты давай иди, а то Бабай сегодня нервный, мало ли...
   А совет был дельный. С моим-то везением попасть под раздачу любимого шефа было, как Алисе бухнуться в яму вслед за белым кроличьим хвостом. Чтобы не светиться по коридорам, я прошмыгнула под лестницу у входа. Лешка открыл мне запасной выход, и я пробралась в НИЦ никем не замеченная. Вся прелесть моего кабинета в том, что он расположен в самом конце длиннющего со всевозможными поворотами коридора. В этой части здания находятся склады да всякие исследовательские установки, так что никто без крайней нужды ко мне не наведывался. А чтобы неожиданные посетители не застали врасплох, Мягкий подключил мне камеры видеонаблюдения и вывел их на второй монитор. Но постоянно коситься на него тоже неудобно, так что большой респект Лешке за такой девайс. Все-таки звуковое оповещение намного удобнее.
   Скинув пальто и переобувшись, загрузила Херню. Надо срочно принять допинг от депрессухи.
  
   Поиграть не дали. Из наушников раздалось уханье совы. Я скосила взгляд на монитор. В сторону моего закутка шла Татьяна. Странно! Согласно годовой статистике количество ее появлений в моей скромной обители равнялось числу официальных государственных праздников, к коим приравнивались аванс и зарплата.
   - Привет, - кивнула она, заходя в кабинет. - Как дела?
   - Нормалды, - отмахнулась я. Тут либо начать жаловаться, что займет пару часов, либо промолчать. Второе, по моему мнению, предпочтительнее.
   Татьяна подошла к окну, вытащила пачку ментоловых сигарет и прикурила.
   - Хорошо. А у меня аврал... Ищу переводчика с японского.
   - Зачем тебе? - удивилась я. - И с этим тебе лучше к вирусологам. У них сто процентов есть переводчик.
   - Мне человек нужен. Не документы переводить, - тяжело вздохнув, ответила она.
   - Эээ... - я недоуменно смотрела, пытаясь врубиться.
   - Ты что, еще не знаешь? - заметив мой немного контуженый взгляд, с сомнением в голосе спросила она.
   Я помотала головой.
   - Ну ты даешь! Контракт большой светит. С японцами. Через два часа приедут, вот Бабай попросил найти...
   - Кхм... а что за контракт? - решила уточнить я. - И откуда такая срочность нарисовалась? Вчера, вроде, о надобности в толмачах даже намеков не было.
   - Не знаю, - отстраненно ответила она, находясь в своих мыслях. Как я предполагала, мысли летали где-то в области поисков переводчика с японского. - Кажется, что-то с компьютерами...
   - А... - разочарованно протянула я, поняв, что пролетела мимо выгодной сделки как фанера над... Токио.
   Тут работа вирусологов. Эх, жалко. Финансовые вливания, значится, не ожидаются.
   - Ну ладно, - затушив окурок в банке, проговорила Татьяна. - Пойду я... Забегай.
   - Ага... - рассеяно кивнула я.
   Вот черт... как же примазаться к отделу программистов?! Если контракт большой, то и деньги немаленькие. Да еще и иностранцы...
   Играть больше не хотелось. Погипнотизировав монитор и выпив две кружки чая, я решила сходить в экономический отдел. Как в любом приличном обществе, у нас было свое "сарафанное радио". Светочка и Ксюша знали все и про всех. И пусть их информация походила больше на ведро мутной воды, в котором была растворена чайная ложка сметаны, но порой с информационной голодухи и это слопаешь за милую душу.
   Может, и отыщется какая-нибудь лазейка. А для этого надо поподробнее узнать все детали, детальки и деталюшечки.
   Очень уж не хотелось через три месяца отправляться к черту на кулички...
   Экономический отдел гудел похлеще Дома Народов.
   Компы создавали мерный гул, наманикюренные пальчики щелкали по кнопкам клавиатур, девочки переругивались, ловко перекидываясь страшными словами, смысл которых мой мозг раз и навсегда отказался воспринимать как инородный предмет, требующий немедленной ампутации. В особо тяжелых случаях поражения прямо с мозгом. Я постояла в проходе и, так никем не замеченная удалилась.
   Раз с девоньками поболтать не удалось, пойду к Татьяне.
   В приемной было тихо. Мерно шумел кондиционер, гоняя теплый воздух. Татьяна сидела за стойкой, что-то печатая на компьютере и постоянно сверяясь с бумажками, разложенными по всей столешнице. А на диване напротив кабинета Бабая расположился азиат, с непроницаемым выражением лица листая какой-то журнал, скорее всего научный - других не держим. Гм... это что, и есть обещанная делегация японцев?! Негусто.
   Я кивнула важному посетителю, предположив, что русский он не знает, и подошла к Татьяне.
   - Бабай у себя? - тихо спросила я.
   - Нет, - не отрываясь от монитора, ответила она и так же тихо добавила. - Но ты не жди. Он сейчас занят будет.
   - А это что за Хунь Сунь Вынь? - я едва кивнула головой в сторону азиата.
   Азиат на мои слова не отреагировал, чем окончательно убедил меня в своем незнании русского.
   - Хм... - Татьяна задумчиво глянула на представителя восточной культуры. - А это и есть один из делегатов...
   - Понятно... ты бы хоть чаю ему, что ль, подала.
   - Я не секретарь. Хочешь, обслужи, - буркнула она.
   - Я не в том заведении работаю, чтобы "обслуживать", - хихикнула я.
   Татьяна хмыкнула и жестом показала, чтобы я подошла ближе к ее столу.
   - Глянь, какое чудо мы со Славкой нашли давеча.
   На меня с монитора смотрел немножко жутковатый, ярко-зеленый, трехголовый, пористый и неровный как старая губка, бетонный дракон.
   - Ой, а где это? Я тоже хочу увидеть это чудо вживую! - рука уже сама тянулась к мышке. Сзади он выглядел не более наделенным художественными достоинствами, чем спереди, но этот образчик явно советского дворового модерна обладал каким-то необъяснимым шармом, сравнимым разве что со страшилками про Вовочку.
   - На Ваське, случайно забрели. Славка и сфотографировал на память. А адрес уже и не вспомню, но где-то недалеко от метро. Ты знаешь, смотрю на него и все больше понимаю, что это зеленое чудовище мне моего бывшего напоминает. Особенно с похмела.
   Я деловито хрюкнула в кулак и на всякий случай покосилась на японца.
   - На вот, - протянула она мне папочку, легко улыбаясь, - копия контракта. Правда, сомневаюсь, что Бабай тебя привлечет. Тут серьезными деньгами пахнет. Ты ведь за этим пришла?
   - Угу, - подтвердила я, открывая папку. - Финансы срочно нужны.
   - Что-то случилось? - с тревогой спросила Татьяна.
   - Пока ничего, но месяца через три случится... Ерунда, короче. Справлюсь, - отмахнулась я от дальнейших расспросов и уселась в кресло.
   М-да... права Татьяна. Я кроме общих положений больше ничего не разобрала. Все четыре этапа работы были прописаны в контракте, но понять из них хотя бы направление деятельности было нереально. Какие-то порты, шнуры, ядра, ячейки (надеюсь, не общества) и остальная компьютерная хрень.
   Я украдкой бросила взгляд на японца. Молодой мужчина, лет тридцати, недельно небритый, брюнет, черные пряди небрежно спадают на глаза. Черный костюм, светлый галстук, темно-синяя рубашка и начищенные до блеска ботинки завершали брутальный образ. И что, вот это стильное чудо, тоже ученый? Круто! Все наши ходили как пропитые бомжи. Инженеры по жизни были в чем-то мешковатом и застиранном. Вирусологи щеголяли в растянутых майках и спортивных брюках. Вот дамы у нас одевались все как один - юбочки, блузочки, каблучки - офисные леди. Я общепринятым дресс-кодом зачастую пренебрегала, влезая в джинсы и пуловеры, а вместо изящных туфель носила кеды. Иногда во мне просыпалось чувство прекрасного, и я натягивала платье и укладывала волосы в прическу, но так как для наведения марафета приходилось вставать на час раньше, а в НИЦе принцев не было по определению, то и напрягаться не имело смысла. А вот сейчас сижу, смотрю на симпатичного азиата и очень даже переживаю, что сегодня проспала и выгляжу не лучшим образом.
   Японец был недурен собой и, как мне казалось, с примесью европейской крови. Хотя, мало ли... может, и нет. Я японцев до этого только по телеку-то и видела. И мне всегда казалось, что они низенькие, волосатенькие, кривоногие и с мечами наперевес. Этот же явно разбивал мои представления о своих собратьях мужского полу. Высокий, не субтильный, прямой нос, красивые длинные пальцы, мужественный подбородок, тонкие губы и высокие скулы. Сексуальный товарищ... М-да... кажись, отсутствие половой и кроватной жизни начало сказываться на восприятии. Вот уже и на азиатов засматриваюсь... Хотя, почему бы и нет?! Интересный бы опыт получился... Кхм, надо бы, что ли на выходных куда-нибудь сходить, а то от отсутствия мужского внимания начну на людей бросаться.
   Дверь открылась, и в приемную вошел Бабай в окружении толпы народа. Вот эти товарищи полностью восстановили мое представление о японских мужиках: низенькие, с недовольными лицами, суровые, только без мечей. Все что-то галдели, русская речь перемежалась японской и бормотанием переводчика. Азиат поднялся на встречу.
   Я тоже зачем-то подскочила.
   Суровые японцы что-то безостановочно трещали на своей мове, а я невольно заслушалась. Реально красивый язык. Мои увлечения как-то завели меня во вселенную манги и анимэ. Поэтому послушать язык "в живую" было необычно и очень интересно.
   - Мила, ты что-то хотела? - Бабай заметил свою скромную сотрудницу.
   - Нет... - промямлила я, понимая, что надо быстрее сваливать.
   Знакомый мне уже азиат что-то быстро проговорил. Бабай нахмурился, слушая переводчика.
   - Она? - удивленно воскликнул мой непосредственный начальник. - Нет-нет.
   Азиат опять чего-то пробубнил, теперь уже почти все присутствующие уставились на меня. Я нервно улыбнулась - а чего случилось-то? Надеюсь, я своим присутствием не оскорбила представителей другой культуры.
   - Контракт? - удивленно проговорил Бабай и перевел взгляд на меня.
   Я на автомате протянула папочку Александру Геннадьевичу.
   - А... - чуть растерянно протянул тот. - Да, конечно. Мила будет заниматься... некоторыми общими вопросами, для улучшения качества и быстроты работы. Милана - один из лучших наших специалистов.
   Эм... я вот сейчас не поняла - меня что, тоже припрягли к денежному мешку? Здорово! Кому жать лапу?
   - Пройдемте, - Бабай прошествовал в свой кабинет, а за ним и вся делегация. Последним заходил Сунь Хунь Вынь, поравнявшись со мной, бросил чуть насмешливый взгляд черных глаз. В миг когда он наши глаза скрестились как две рапиры (хотя по чести, думаю, в моем варианте это в лучшем случае был железный ржавый прутик) до меня донеслось негромкое "Сакэр". Слово было смутно знакомым и совершенно не вяжущимся с окружающей действительностью, что я решила, что мне послышалось, и мысленно махнула на это лапой.
  
   Остаток дня прошел относительно спокойно. В четыре я слиняла с работы - начальство опять куда-то укатило, прихватив с собой японскую делегацию.
   Пока собиралась, позвонила Лариска и срывающимся голосом, больше похожим на всхлипы, стала что-то щебетать в трубку. Я в пол уха послушала, потом перебила, сказав, что сейчас приеду. С Лариской мы вместе учились в институте. По окончанию наша медалистка с красным дипломом выскочила замуж за какого-то богатого папенькиного сынка. Но уже через год вскочила обратно на рельсы свободной и необремененной семейными обязанностями жизни. Результатом недолговременного брака стала трехкомнатная квартира в новостройке, которую муж оставил своей бывшей жене. После этого Лариска еще дважды попыталась построить всю ту же пресловутую ячейку общества, и результатом ее кратковременных браков являлась машина и работа в одном из крупных сетевых магазинов иностранного происхождения. Лариска зашибала бешеные бабки и жила в свое удовольствие. Как это ни странно, но попыток найти свою вторую, а в ее случае уже четвертую по счету, половину не оставляла. Благо поклонников у миниатюрной блондинки с огромными голубыми глазами была прорва - выбирай не хочу. Ее еще в институте все преподаватели обожали. Посмотрит такое чудо на вас большими печальными голубыми глазами, улыбнется и все - клиент готов, и пятерка в зачетке. Смотрелись мы с ней комично, ну как мне казалось. На ее фоне я выглядела как большой фонарный столб. Высокая, с лишними десятью килограммами, правда отложившимися в исключительно нужных местах, русыми волосами и ничем не примечательным лицом. В принципе, уродиной я точно не была и себя любимую любила. Так, середнячок. Что меня вполне устраивало. Вон Лариску все воспринимали как живую куклу.
   - Милка, - проорала Лариска, впиваясь прямо на пороге в меня как клещ, одновременно выдав целую какофонию хлюпающих звуков, очень похожих на первые предвестники истерики.
   - Так, спокойно, - отодвинула я от себя эмоциональное женское существо. - У меня тут друг - " Мартини", он с радостью выслушает все твои-мои проблемы, а две банки оливок ему в этом помогут.
   Лариска еще раз шмыгнула носом и улыбнулась.
   -... Представляешь, этот гад меня бросил! - негодовала через полчаса Лариска с бокалом "Бьянки".
   - Это какой из... всех? - решила я уточнить.
   - Никита, кто же еще!
   Я благоразумно решила не напоминать, что кроме Никиты у нее еще штук десять таких вот гадов.
   - Ну и фиг с ним, - пожала я плечами. - Сам не понимает, какое счастье упустил.
   - Я ему отомщу, - буркнула Лариска, сделав большой глоток мартини.
   - Давай-давай, нечего обижать маленьких, - хмыкнула я. - Ты ему еще козу сделай и темную. Хочешь, плед одолжу и биту. Мне брат в прошлый приезд подарил. Как раз от таких гадов отбиваться.
   Лариска пьяненько хихикнула.
   - Ты чего такая злая сегодня? Что, опять твоя Ольга-пенсия на нервы накапала?
   - Нэ-а, - протянула я. - Меня с общаги выселяют.
   - И что? - удивилась она.
   - Как это что? А где я жить буду?! - вознегодовала я от такой непонятливости.
   - Ну и хорошо, что выселяют, - упрямо заявила подруга. - Ты со своими студентами, по-моему, застряла в возрасте семнадцати лет. Взрослеть пора... мужа искать.
   - Я что поисковик - мужа искать?! Сам найдется, - отмахнулась я. - А со студентами весело.
   - Вот-вот, весело. Вроде взрослая умная женщина, а ведешь себя как ребенок. Тебе окружение менять надо, - учила меня жизни три раза разведенная блондинка. - Хочешь, я тебя с потрясающим мужиком познакомлю. Красавец, инструктор в фитнес-клубе. Для женитьбы, конечно, не вариант, но развлечься, очень даже то.
   - Хватит сводничать, я после последнего отойти не могу...
   - Да забудь ты этого козла уже! Кобель он! Мы еще и ему отомстим, - хищно улыбнувшись, проговорила Лариска.
   Вот и доверяй после этого внешности... м-да.
   - Мне сейчас проблему с жильем решить надо, - попыталась я вернуть ее в мирное русло моих проблем.
   - Ну, неужели у вас там свободных мужиков нет? - Лариска все никак не могла съехать с понравившейся ей темы моей личной жизни, а точнее ее отсутствием как таковой.
   - Есть, - подтвердила я, четко осознав, что ее уже ничем не отвлечь.
   - Ну и чего теряешься? - хлопнула она ресницами, - выбери, кто менее противен и более состоятелен, и вперед.
   - Я не хочу замуж.
   - А я тебе и не предлагаю. Но пожить за его счет можно. А там, может, финансово все разрешится, и квартиру снимешь. Или вообще работу поменяешь. Хочешь, я тебя к себе устрою?
   - Не надо. Я сама.
   Мы помолчали, выпили, закусили и закурили, размышляя каждая о своем, но в общем направлении, все мужики - козлы!
   А мы козы, что ведемся на них.
   - Прикинь, у нас японцы теперь работать будут, - решила я поделиться последними новостями с работы.
   - Какие?
   - Японские из самой Японии, - хмыкнула я. - Бабай как-то умудрился контракт с ними подписать. Сегодня утром целая делегация приезжала. Сплошь суровые мужики.
   - Мужики...
   - ЭЭЭ... стой!
   - Чего стоять-то? Молодые есть? Вижу, что есть! Рассказывай!
   - Ну да... был там один. Хорошенький такой. Высокий, симпатичный и сексуальный, - чуть мечтательней, чем хотелось, поведала я.
   - И?
   -Что и? - не поняла я.
   - Ну и чего ты теряешься?! Иностранец! Кадри быстрее, может, в Японию уедешь... - закатила глазки Лариска.
   - Он же азиат!
   - Ага, минуту назад тебя это не смущало, - хихикнула проницательная подруга.
   - Нет, конечно.. Я японского не знаю! - попыталась я донести до этой суетливой личности хотя бы одну причину несостоятельности ее плана.
   - Выучишь, - отмахнулась та.
   - Ага! А до этого я с ним жестами буду общаться?
   - Ой, Милка, взрослая баба... Язык тела еще никто не отменял. Ты главное заинтересуй, а он потом пусть сам выкручивается, как на утро словесный барьер непонимания преодолевать.
   Вот и поговорили...
   Домой я не пошла. Заночевала у Лариски. Ворочаясь на кровати, все думала о словах подруги. Нет, японца я даже рассматривать не буду... Мало ли, награжу его еще псих травмой после общения с русскими женщинами, а вот подумать о мужчине, который помог бы решить некоторые мои проблемы, стоит. И нечего тут морщить носы и бросать ханжеские взгляды. Я же не говорю об обмане. Нет. Симпатию к представителю сильной половины человечества я при этом не отметаю. Тут даже больше не житейские проблемы, а личные. Здоровый секс еще ни одной женщине не навредил. Ну, по крайне мере, ассоциация гинекологов так утверждает... да.
  
   Вишенка.
  
   Глава 3. Сногсшибательная.
  
   Утром Лариска, вспомнив вчерашний наш разговор, растолкала меня с восходом солнца и с маниакальным блеском в глазах заявила, что будет делать из меня женщину, а не научного работника. Я, памятуя свой предыдущий революционно-оппозиционный опыт в данном вопросе, не сопротивлялась. Безнадежно! Да и потом, хороший макияж еще ни одной особи женского пола попавшей по неосторожности в ее неугомонные лапки не имел обыкновения перемещаться на темную сторону силы. К тому же против оной я точно не имела никаких предубеждений. Хотя я по наивности распространила макияж на программу максимум, в то время как на деле это был даже минимум.
   На раскрашивании моей сонной моськи Лариска не остановилась и потащила в один из своих магазинов.
   В общем, к десяти (очуметь, во сколько же я встала, учитывая, что по моим внутренним часам прошло как минимум пара столетий) я вошла в НИЦ с красиво уложенными волосами и макияжем. Лешка завидев меня всю такую неземную, поперхнулся кофе и даже не нашел в себе силы выйти из своего закутка. Я подмигнула парню и прошествовала в здание. На входе столкнула с Ксюшкой и Светочкой. Девочки вылупились на меня, как на одно из чудес света. Я скромненько внимала восхищенным ахам-вздохам, а затем решила добить свое эффектное появление, сняв пальто. Девоньки заткнулись на полу вздохе и вытаращились на меня как два рака... как два сваренных рака. Приятнейшее надо сказать было зрелище. Хоть не зря жертвовала своей страной грез. Мое яркое платье цвета темного бордо ввело в ступор не только их, но и проходившего мимо одного из замов Бабая. Довольная произведенным эффектом я удалилась.
   Плюхнувшись за рабочее место, тупо уставилась в темный монитор - и что дальше? Кого охмурять-то? Мой родной мониторчик и не такую меня видел и ничего, любовно жужжал. Ну ладно. Сейчас наковыряем себе пару виртуальных принцев, зато с мечами наперевес.
   - Мила, зайди ко мне, - раздался голос Бабая из динамика. Я аж подпрыгнула от неожиданности. Что ж, принцы подождут.
   Ну, ему то, что с утра от меня надо? Надеюсь не за вчерашнее...
   Войдя в приемную, поздоровалась с Татьяной.
   - Мила, ну и наворотили мы вчера дел, - завидев меня, свистящим шепотом проговорила она.
   - Чего это? - мой сомневающийся ответный свист не нес ни капли раскаяния.
   - Контракт, который ты вчера читала, оказывается секретный!
   - Ну и ладно, - честно пожала я плечами, не увидев трагедии. - Я все равно там ничего не поняла.
   - Та нет же! Там, оказывается, есть пункт о доступе к информации только тех, кто непосредственно в нем участвует. Я вчера сама его не читала. А когда Бабай ушел села копию оформлять и увидела.
   Опана! Так вот чего вчера случилось! Бабай испугался, что японцы подумают, что он не серьезно подошел к делу, поэтому быстренько выкрутился, раз уж я с контрактом сидела. Да и Сунь Хунь Вынь видел его у меня... М-да. Кажется, сейчас мне влетит. Главное Татьяну не выдать!
   - Разберемся, - махнула я рукой и прошествовала на рандеву с патроном.
   Кабинет профессора серьезного НИЦа полностью соответствовал представлениям о таковом. Большой начальственный стол, чёрного дерева и прилегающий к нему еще один длинный для совещаний. Вдоль стен распиханы стеллажи с книгами. Кстати за столом сидел вчерашний азиат, правда, без пиджака, а в простом свитере и джинсах, но все равно легко узнаваемый.
   А я то думала пиджачки это их национальная гордость как мечи и кривые ноги.
   Напротив Хунь Сунь Выня восседал еще один молодой мужчина. Вот этот на сто процентов был русский. Ну, или на крайний случай просто европеец. Темно-русые волосы, хитрые глаза цвета гречишного меда, в обрамлении пушистых черных ресниц, пухлые губы, прямой нос, правильные черты лица - симпатичный. Этакая смесь европейского лоска и русского разгильдяйства. Я не вольно даже залюбовалась столь редким экземпляром кричащей мужской сексуальности. Хотя надо признать японец ничем не уступал ему. Этакие "инь" и "ян". Правда, не понятно кто из них "инь", а кто все же "ян". А если учесть еще тот факт, что "инь" относят к женскому началу, хорошо, что никто из них не умеет читать мысли.
   Однако пауза затянулась. Надо как-нибудь обозначить свое присутствие, пока меня за манекен не приняли.
   - Здравствуйте, - неожиданно звонко выдала я.
   На меня не мигающим взглядом уставился Бабай, три престарелых японца и один русский Ванька-переводчик. Два молодых и прекрасных окинули лишь оценивающими взглядами. Судя по блеску, отразившемуся в глазах обоих, увиденное их весьма впечатлило.
   Я невольно зарделась. А что?! Кто бы что там не говорил, но любой деве в возрастном диапазоне от года до ста приятно ловить на себе восхищенные взгляды. Не в зависимости от занимаемой должности или семейного положения.
   - Милана... - неуверенно полувопросительно пролепетал Бабай.
   - Да? - я посчитала необходимым закрепить результат и ослепительно улыбнулась.
   На лицах суровых япошек возникла какая-то адская смесь, которая пошатнула внешнюю невозмутимость. Переводчик отреагировал более интенсивно - взгляд несколько раз прошествовал от груди к ногам, еще раз к груди и снова вернулся к моей главное девичьей гордости. М-да, судя по всему его слегка зациклило, потому когда он уставился в итоге в район моего пупка я мысленно поздравила горе-переводчика с нахождением остатков силы воли в его (судя по подбородку - родители не дали ему шанса) безвольном организме.
   - Присаживайтесь, - первый очнулся Бабай, и тут же переключился на трех японцев и одуревшего переводчика. Надеюсь, бедняга не лишился своих познаний в иностранной мове.
   Я же уселась между двух представителей разных культур.
   - Максим Зарецкий - представился кареглазый. Ух, ну и взгляд. Так и диабет можно заработать чего доброго - мед и солнце.
   - Милана Сабирова, - улыбнулась я в ответ.
   - Александр Геннадьевич говорил, что будет задействован еще один сотрудник, но он не упоминал что это очаровательная барышня.
   Максим источал патоку, искусно облекаемую в слова так непринужденно, что поверить ему было делом двух секунд. Будь я по моложе, лет этак на десять, уже бы ловила каждое его слово. А так просто снисходительно улыбнулась, отдав должное его дару убеждения. Максим представлял тот самый тип скрытых Казанов, когда после того как тебя бросили, ты еще продолжительное время умудряешься винить во всем исключительно себя, даже мысленно не смея лишать крыльев за спиной свою бывшую пассию.
   Я украдкой бросила взгляд на азиата. Меня запоздало пнуло чувство вежливости (чего только не найдешь в родном организме в экстремальной ситуации) - не сильно, но весьма ощутимо. Мы тут вроде как разговариваем и начисто игнорируем дорого гостя. Сейчас исправимся! И я одарила черноглазого представителя хомо-интеллектус заинтересованным взглядом.
   - ...И в каком же направлении? - Максима похоже совершенно не волновало, что рядом сидит скучающий Сунь Хунь Вынь.
   - Эм... - я замялась на секунду, не зная, что сказать. - Инженер.
   Ответ прозвучал полувопросительно и очень надеюсь, что кроме меня на это никто из мужчин не обратил внимание. Ну да, это не направление, а должность, но умного ответа мне в голову не пришло. Ну, не знаю я программирование, не знаю!
   - Информативно, - улыбнулся кареглазый, и от его улыбки я чуть со стула не упала. Вот это улыбка! Да полжизни за нее! Черт, полцарства за коня. Точнее за всадника. За принца то бишь.
   - А вы? - надо было срочно отвлечься, а то мои гормоны кажись стали выходить из-под контроля в самый не подходящий для этого момент. Знала бы - подготовилась. "Интересно, это как?" - тут же ехидно прокаркал мой еще недавно почивший в неге картинок нецензурного содержания от одного вида сияющих глаз напротив, внутренний голос.
   Чтоб его! Как не вовремя.
   - Программирование отдельных сегментов матрицы, - проговорил он это так, будто про колбасу рассказывал. - Я с ISL. Будем сотрудничать, - Максим подмигнул мне и опять улыбнулся.
   Ну что ты делаешь, гад! У меня по позвоночнику пробежал табун мурашек, оттоптал копчик и, внезапно свернув куда-то влево, обосновался внизу живота.
   - Познакомились? - голос Бабая, подобно ушату холодной воды был как никогда кстати.
   Я скосила взгляд на японца. Тот сидел молча, чуть заметно улыбаясь своим мыслям.
   Или не своим... Кто их, забугорных, поймет...
   - Милана, ты будешь отвечать за документацию. Основная отчетность. Потом подойди к Антону он тебе выдаст все, что требуется по первому этапу. Максим будет консультировать. Со стороны "Иванага-химэ " по всем вопросам можешь обращаться к Кайто Хибино.
   Я автоматически перевела взгляд на японца слева. Сунь Хунь Вынь, услышав свое имя, поднял взгляд и кивнул.
   - Он же не русский, я как с ним общаться то буду? - ляпнула я первое, что пришло мне в голову.
   Максим хмыкнул, но промолчал.
   - Мила, для этого у нас есть переводчик, - нахмурился Бабай.
   Ну, собственно он прав - не вежливо.
   Дальше беседа ушла уж совсем в не понятные для меня области. Максим уверенно кидался страшными словами, в смысл которых я даже не пыталась вникнуть. Бабай соглашался, периодически вставляя свои пять копеек. Японцы бубнили, переводчик переводил. Сунь Хунь... или эм... как-там его - Кайто! - молчал. Через полчаса спросив все ли я поняла и получив на это лживый кивок, чем заработала усмешку от Сунь Хунь Выня - удалилась.
   К выходным волокита по подписанию контракта и обговариванию всех условностей была, наконец закончена в связи, с чем Бабай расщедрился на ресторан - отпраздновать. Пригласили все отделы, несколько представителей из ISL, естественно японскую делегацию и ректорат университета. Мы хоть и НИЦ, но в составе университета. Так что все важные бумажки должны быть с подписью ректора. Ситуация что говориться была интимная - недодашь, тебя потом обломают, да так что и вазелин не поможет. Короче здоровое партнерство, на взаимовыгодных условиях - откатах.
   Когда официальная часть закончился, народ принялся радостно спивать японцев. Японцы держались, но уже ощутимо шатались. Наши тоже не отставали. Градус повышался, атмосфера накалялась. Я сидела в уголке и попивала шампанское, тихо посмеиваясь и над японцами, половина из которых уже спала суровыми мордами в салатах, и над нашими бравыми учеными, которые попадали под стол. Девоньки бегали, улыбались и строили пьяненькие глазки всему мужскому окружению, без оглядки на национальность и возраст.
   - Привет, - ко мне подсел Максим.
   Ходячая сексуальность держала в руке бокал с виски, задорно всем улыбалась и была подозрительно трезва. - Скучаешь?
   - Развлекаюсь, - усмехнулась я, кивнув в направлении общего стола, где солидного возраста японец боролся на руках с Тимуркой из Инженерного отдела. Тимка хоть и был субтильным доцентом, зато столько вагонов поразгружал в свое время, что никакому грузчику не снилось. А что Вы думали? Учёные тоже иногда хотят кушать.
   Максим засмеялся и приобнял меня за плечи.
   - Эй! - возмутилась я от такого нахальства, хотя внутри все затрепетало. Все-таки Макс был очень видным мужчиной. Но сдавать позиции, по крайне мере сразу я не собиралась. Максим из той категории мужчин, которыми лучше любоваться издалека. Это как картины экспрессионистов. Стоишь себе любуешься буйством красок и безумной фантазии, но в свой шалаш такой шедевр не потащишь. Тоже самое, что венский рояль на дачу притащить.
   Вообще я всю неделю обдумывала несколько вариантов развития свой дальнейшей жизни и сопутствующих перспектив. На столь глобальное мышление в этой области меня с подвиг именно Макс. Лет пять назад, я пыталась устроиться в ISL. Международная компания по поставкам компьютерной техники занималась еще и разработками в области радиосвязи. То есть там была моя пряма специализация - связь с подвижными объектами. Но попасть туда было практически не реально, легче, по-моему, на Марс слетать. Я четыре раза пыталась - и все четыре раза меня прокатывали, отвечая вежливым, но отказом. Так вот к чему я тут распинаюсь. А к тому, что Максим мог по окончанию хотя бы первого этапа выдать мне рекомендации. Правда придётся постараться, дабы во время работы поразить его своими знаниями, но это уже частности. А вот его поползновения в свою сторону надо бы пресекать на корню. Не хватало еще, чтобы за моей спиной говорили, что я попала в компанию через постель. Вот когда устроюсь, тогда и подумаем о более тесных отношениях. Хотя сомневаюсь, что этот Казанова будет столько времени ждать. Знаю я таких типчиков. Не получится со мной с первого раза, развернётся и пойдет тешить свое самолюбие с другой наивной дурочкой. Вон наши экономички уже с него глаз не сводят. Хотя обычно ведут себя достаточно скромно.
   К нам по кривой пошатываясь, еще пока подошла, а не приползла, Светочка. Максим быстрым профессиональным взглядом опытного охотника оценил степень готовности добычи и вообще перспективы и так сказать риски, и по всему остался доволен результатом диагностики. Светочка раскраснелась, от откровенно-оценивающего мужского взгляда и увела Максима на танцпол. Я бултыхнула шампанским, улыбаясь и своим мыслям и танцу последних, который больше походил на красивую сцену соблазнения. Как говорилось в одном полузабытом фильме: "Танец есть вертикальное воплощение горизонтального желания". И сейчас перед моими глазами было живое тому доказательство.
   Я так увлеклась созерцанием этого действа, что пропустила момент, когда рядом со мной материализовался очередной лакомый объект для моих дошедших до стадии крайнего истощения гормонов. Иначе объяснить прыжок моего сердца к горлу в ответ на протянутую в целомудренном жесте изящную руку, с безумно длинными пальцами, я не смогла. Хунь... то есть Кайто, смотрел прямо мне в глаза и улыбался улыбкой Моны Лизы. На всякий случай я обернулась и, поняв, что это восточное очарование женских глаз не ошиблось адресом, недоверчиво приподняла вверх бровь. Эх, знали бы вы, сколько времени я училась этому умению, глядя на свое не всегда трезвое отражение в зеркале.
   Видимо женщин в зале больше не осталось, решила я, но руку подала. Ладонь Кайто оказалась теплой и на удивление шершавой. Для простого программиста. Видать и у них там за морем житье не очень. Интересно, а они с чем вагоны разгружают?! С рисом или еще чем потяжелее?! Мозг впавший в дрейф, под мерное и как ни странно довольно таки пластичное движение партнера по танцу, устремился в направлении воспоминаний недоученной школьной географии и полезных ископаемых страны Восходящего Солнца. Видать вино все же оказало на него (мозг) бедняжку свое тлетворное влияние. В пользу этого говорило так же то, что как оказалось, японец мне уже какое-то время усердно что-то говорил, а я никак не могла среагировать на его тираду. Ну, до чего ж красивый язык. Так бы и слушала. И туалетная вода у него очень даже приятная. И пиджак такой мягкий... Так, стоп. Это когда я успела так наклюкаться?!
   И я резко вздернула голову. Ох, зря!
   - Товарищ Хунь, то есть... Сунь... Ой, черт! Кайто-сама... или сэмпай... Все время путаюсь в этих ваших условностях. Черт, черт, какая же у него фамилия? Прости... те... Ради всех святых, простите! Я не нарочно! Может льда поискать? Или чего покрепче?
   На меня смотрели совершенно очумелые черные глаза, растачавшие почти видимые искры. Осталось понять, что было причиной их появления - мой триумфальный удар головой в нежный японский подбородок или все же его последствия. Так, судя по победителю соревнования кто кого перепьет - переводчик или те кому он требовался - продираться сквозь лес языковых загогулин придется мне в одно лицо. Ладно, начнем с невинного языка жестов!
   Черт!...
   - Это ты так за неподписанный мирный договор решила отомстить за всю нашу нацию или у тебя с ним личные счеты?
   Я хмуро глянула на морду чеширского кота по имени Максим Зарецкий. Светочка, приплясывающая от возбуждения в кругу человеко-калькуляторов женского пола, давала прямой ответ на вопрос о настроении собеседника. Кайто после моей показательной пощечины пропал из зоны видимости, чему я признаться была рада. Определенно язык жестов надо отнести к потенциально травмоопасным и ограничить применение по уроню интеллекта.
   - Хочешь присоединиться?! - буркнула я.
   - Смотря к чему, Вишенка!
   На сем, Макс поймал мою ладонь и легонько прошелся по ней губами. Мои гормоны тут же заняли стартовые позиции.
   - А не боишься, что и тебе достанется?! - и я демонстративно подула на свою вторую ладонь, зазывно помахав перед лицом красавчика пальчиками. Мои родные гормоны уже во всю гремели уздечками и били копытами. Изучив свою натуру за последние почти три десятилетия, я четко понимала, что времени у меня крайне мало. От одного взгляда в эти кареглазые омуты у меня отнимались пальцы ног. Очень важная часть моего организма, между прочим.
   - Страх - удел слабых, Вишенка! У меня нет времени на борьбу с этой слабостью. Я ею попросту не обладаю.
   С этими словами он дал еще один повод моим гормонам выломать двери загона, удерживающие их - нежно поцеловал внутреннюю сторону моего запястья, трижды. И как ни в чем не бывало, удалился в закат. Или это у меня звездочки перед глазами опять выдали желаемое за действительное.
   Погуляли, однако...
   Но если я думала, что на этом на сегодня моя фортуна истощила запас издевательств, то я определенно ее недооценила. К моменту, когда я практически ввалилась в двери общежития, мое чувство самооценки находилось на уровне моей тени, волочащейся у меня за спиной.
   - Милана, Солнышко, это ты? - спросонья прокаркала наша бусечка-вахтер.
   - Нет. Это киборг-убийца из будущего. Я пришел забрать ваших женщин и драгоценные металлы.
   - Что? - глуховато прокаркала Валентина Никитишна. - Милочка, говори громче.
   - Я это, баб Валь. Я.
   - Ох, Миланочка. Ты только сейчас это... Нету в общем коменданта сейчас. Сказал, утром будет. Деточка, ты только не серчай на меня, - неожиданно жалостливо проговорила она. И чуть более твердо добавила: - Но мы все равно найдем этого поганца. Слышишь. А на меня не серчай. Старая я, дуреха. Недоглядела.
   - Баб Валь, да что случилось то?
   - Дык, тебе никто не сказал что ли? - бабуля пошамкала беззубым ртом. - Ох, милая. Комнатку то твою того... кто-то открыл.
   По лестнице я разве что не взлетела. Если я до того момента не знала, что такое Хаос (именно с большой буквы) теперь передо мной было визуальное тому воплощение. Мда, такого бардака у меня не было даже поутру после отвязных студенческих вечеринок. Убираться я не любила. И это, мягко говоря. Потому кровь, застучавшая в ушах, тут же в алых тонах нарисовала мне план мести той сволочи, что осмелилась вносить изменения в мой устоявшийся личный бардак. После краткого осмотра и пересчета накопленного за годы усердной работы добра, я чуть смягчила критерии уборки и убрала из нее обязательный пункт отдраивания душевой своей зубной щеткой. Все как будто бы было на месте. Если учитывать, что это самое место теперь находилось несколько не там, где я привыкла его видеть. Так и было до момента пока я не попыталась вернуть себе благодушное состояние тела и души привычным мордобоем, где пиксельная кровь текла рекой.
   В мозгу само собой нарисовалось слово: "Убью!" Эта с позволения сказать Машенька, влезшая в домик к трем медведям, еще не знает, с кем связалась. Я за свою миску с кашей - тире - стульчик - тире - кровать, в простонародии называемой "копм обыкновенус-игратикус", сама с этой гостьи шкуру спущу и на двери повешу.
   Я им еще покажу, как обижать маленьких и безобидных медведей. И начну завтра же. С коменданта!

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"