Ruru Ferrenio: другие произведения.

Мир, где нет меня

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Этриум. Этот мир всем обязан магии. Своим былым величием...и своей гибелью. Раздор между двумя крупнейшими державами привел к катастрофе. В яростной схватке схлестнулись величайшие чародеи людей и эльфов. Уничтожить врага любой ценой. В пылу разразившейся бури все как-то и позабыли о том, что победителю еще предстоит жить в мире. Точнее в том, что от него останется. Воины с обеих сторон один за другим сложили головы вдали от родной стороны...Но власть имущим этого было мало. Когда среди живых не нашлось тех, кто мог бы продолжить эту бессмысленную бойню, они воззвали к мертвым. Запретные знания, кровавые жертвоприношения, призывы союзников из Серых пределов. Заклинание старого некроманта, имя которого никто из ныне живущих уже и не вспомнит, словно семя упало на увлажненную почву. Увлажненную кровью. Людей, эльфов, дворфов...всех, кто оказался втянут в эту страшную круговерть чудовищных событий. И союзники пришли. Мертвые откликнулись на зов. Но истощенный Последней войной мир закрыл своим чадам дорогу к магическим истокам. Те, кто привел в Этриум орды нежити, отныне не имели над ними власти.

Глава 1

  Два вытянутых корабельных силуэта, не сбавляя скорости, вышли на середину реки. Встречный поток внезапно окрепшего ветра вцепился в трепещущее над головами мореплавателей алое полотнище паруса и вскоре серые тучи уже во всю поглощали сияющий своей голубизной небосвод. Вторя ему, стала мутнеть и речная гладь. Еще совсем недавно вода в реке своей прозрачностью могла сравниться с осколком хрусталя, который с давних пор считался символом чистоты и непорочности, а в простонародье и вовсе сыскал себе иное прозвище - горная слеза.
  
  В надвигающемся ненастье помимо очередного вызова стихии Зверь находил нечто прекрасное, дикое и таинственное, пока еще не познанное разумом смертного существа, и от того столь притягательное.
  
  Взгляд пары серых глаз приковала к себе такая картина: на фоне разразившегося в небе шторма кружились две чайки. В своей голове мужчина тут же прикинул: чтобы преодолеть путь от побережья до северной границы дворфских земель, которую, кстати, только что пересекли его корабли вместе с водами великой реки, путнику предстояло ни один день гнать лошадь. Зверь вырос у моря и поэтому прекрасно осознавал, что этим птицам здесь не место, впрочем, обознаться он не мог, ведь с малых лет на судне отца выходил в открытое море на рыболовный промысел. Чайки всегда следовали за кораблями, потому что птицы эти были на диво смышлены: они уже давно нашли способ безнаказанно таскать добычу из-под носа рыбаков. В недосягаемости для людишек, недовольных подобным соседством, гордо восседали они на рангоуте и выжидали подходящего момента, чтобы поживиться свежим уловом. Однажды корабль его отца облюбовала целая голодная стая... В тот вечер они возвратились на берег с пустыми сетями, и как следствие этого - за весь последующий день во рту мальца не побывало и усохшей краюхи. Он запомнил этот день, запомнил жадных до чужой добычи птиц, лишивших честных рыбаков заслуженного нелегким трудом хлеба. С подобным ему еще не раз пришлось столкнуться в своей жизни. Вот только виновниками тому впредь были уже не птицы, а такие же, как и он сам люди. Но вернее будет сказать - звери в человеческом обличии. Он запомнил, что в этом мире сильному нет нужды выращивать хлеб, который можно запросто отобрать у того, кто послабее.
  
  Время шло, и под чутким руководством отца парнишка в совершенстве освоил искусство охоты в море, да только вот честный, совершенно неблагодарный труд отныне находил в его душе лишь отторжение. И тогда совсем еще юный риг впервые обратил свое внимание на рыбку покрупнее той, что путалась в их дырявых сетях.
  
  А вскоре прозвище его прогремит на весь континент, и всякий, кто оказался в северных водах, засыпая будет молить всех известных ему богов о том лишь, чтобы на горизонте в свете восходящего солнца не довелось ему повстречать одинокий алый парус.
  
  Зверенышу предстояло вырасти в матерого Зверя.
  
  Протяжный вой рога выхватил мужчину из кипящего водоворота воспоминаний. Тревожный сигнал доносился с корабля, следовавшего позади.
  
  Зверь подскочил со скамьи и в мгновение ока вспорхнул на помост в самом носу драккара. Приложив ладонь ко лбу, мужчина пытался разузнать, что за напасть приключилась со вторым кораблем.
  
  Образ сурового морского волка полностью оправдывал самые невероятные слухи. Даже на фоне своей команды, поголовно состоящей из крепких северных мужей, риг казался живым воплощением баек про ледяных великанов, которые, мол, в седые времена заселяли таинственный остров Торвиг, скованный вечной мерзлотой.
  
  К слову, сам Зверь не верил в правдивость этих историй. Если великаны действительно существовали, то наверняка давно сгинули - по крайней мере, за долгие годы в море ему так и не повстречался остров, который по описанию хотя бы отдаленно напоминал пристанище этих легендарных существ.
  
  Едва ли кто-то из ныне живущих видел их своими глазами, однако нашлись те, кто брал на себя смелость заявлять, что если бы великаны и существовали, то несомненно выглядели бы точно, как и самый прославленный пират северных морей.
  
  Зверь был высок даже по меркам северян. На целую голову он перерос своего отца, а тот и сам-то с трудом умещался под крышей их старой хижины. Его широкая спина бугрилась мышцами, а мощная грудь не позволяла должным образом запахнуть на себе кьертиль, явно позаимствованный бравым воителем с чужого плеча. Потертые местами кожаные штаны плотно облегали длинные мускулистые ноги мужчины и были заправлены в сапоги с высоким голенищем.
  
  На стройных бедрах висел широкий пояс со специальным креплением под рукоять одноручного топора. Его обоюдоострое лезвие сверкало в свете лучей солнца, клонящегося к линии горизонта.
  
  А на горизонте уже давно возник скалистый склон одинокой горы. У ее подножия обрывалась широкая лента реки. Именно там, в ее подземном русле укрылась знаменитая гавань дворфов, и как только драккары достигнут ее, затянувшееся плавание наконец завершится. По крайней мере, для Зверя и его команды. Но это будет потом, а прямо сейчас оба корабля застыли на месте без движения, не в силах преодолеть напор встречного ветра.
  
  - Распорядитесь спустить парус? - у помоста возник худощавый парнишка со всклоченной копной русых волос, венчавшей овал его лица. Сцепив пальцы на ладонях в замок, он ожидал указаний, с которыми их лидер почему-то не торопился. Вместо этого он свесился за борт и щурясь, всматривался вглубь речной пучины.
  
  - Проклятье. - стиснув зубы, прошипел капитан. Он пришел к неутешительному выводу, который не постеснялся тут же озвучить вслух. - мы разминулись с течением...Дьявол бы его подрал.
  
  -...или же оно прямо под нами, но ускользнуло на глубину прямо из-под твоего носа, и даже хваленое чутье не предупредило морского волка об этом. - в тон ему отозвался голос из-за спины. - до дна здесь метров пятнадцать, поди. Юнец дело предлагает. Под парусами нам дальше ходу нет.
  
  Мужчина резко обернулся, и поймал лишь испуганный взгляд своего старшего помощника. Сам же советчик благоразумно не стал приближаться к Зверю, держа почтительную дистанцию. Его крючковатый неестественно красный нос едва возвышался над досками на краю помоста, а всклоченные рыжие волосы смахивали на окрасившийся в цвета осени приземистый куст, росший прямиком из досок.
  
  Парнишка сделал шаг назад, опасаясь попасть под горячую руку во время очередных разборок между капитаном и заносчивым дворфом, которого первый же и взял в это плавание. Да не одного, а с двумя сыновьями. Для всех, включая старшего помощника, оставалось загадкой, чем руководствовался Зверь, принимая в команду этих троих. Для всех, кроме самого капитана и таинственных чужаков, разумеется.
  
  - Спускайте парус и садитесь за весла, - сказано было это едва слышно, и голос его оставался совершенно спокойным, однако старший помощник отлично знал характер своего капитана и был уверен, что бури не миновать. Страшной, беспощадной бури, которая вот-вот должна была разразиться. Желая поскорее убраться подальше, парень рванулся исполнять полученные предписания, однако вслед ему донесся рык Зверя. - ... Кью и Ваал пускай тоже на скамьи садятся.
  
  Возмущенный возглас дворфа не заставил себя долго ждать.
  
  - Мои сыновья не станут грести на твоих галерах, словно паршивые...
  
  - Ты забылся, Залехард - оборвал его Зверь на полуслове. В два размашистых шага оказался он у самого края и ухватившись за грудки, поднял над палубой того, кто осмелился ему перечить - Здесь тебе не Имперский флот. У нас нет ни паршивых рабов, ни благородных господ, но у нас есть общая цель. И в стремлении ее достичь мы все, без исключения, равны. Так что-либо ты заткнешься и впредь будешь молча, без возражений, следовать к нашей цели, повинуясь моим приказам, либо мне придется избавиться от тебя, как от преграды на пути к ней, друг мой.
  
  - Во владениях моего народа? - ощерился Залехард. Широкими, мозолистыми ладонями он крепко обхватил запястья Зверя и, похоже, не испытывал даже малейшего дискомфорта, болтаясь в метре над досками палубы. - Ты слишком далеко от моря, морской волк, чтобы кусать руку, вскормившую тебя.
  
  Залехард из рода Алькора - вот имя того, кто по распоряжению Его Подземного Величества отважился в тяжелые для подгорного племени времена отправиться на поиски союзников. Далеко на севере он нашел их в лице пирата, давно, с его же слов, завязавшего с морским разбоем.
  
  Даже глубоко под землей, в чертогах дворфов, жила история о том, кому долгие годы удавалось оставаться воплощенным кошмаром северных вод. Однако история эта была с весьма печальным концом. В один прекрасный момент угнетаемые морским волком овцы сыскали защиты в лице самого Императора. А дальше: карательная экспедиция к родным берегам Зверя. Элитный корпус морской пехоты был переброшен из столицы в соответствии с личным указом самого Эдмунда Второго. Промерзшую землю окропила горячая кровь ригов, кор-ригов и прочих коренных народов. Море унесло в своих объятиях тела сыновей и дочерей севера и смыло их кровь с безжизненного берега, но не смогло очистить от нее руки Зверя. Не смогло смыть позор с его совести. Он сам навлек беду на свой народ, свою семью и не смог помешать чужакам вершить свое "правосудие". Но его, главного злодея, Император пощадил...нет, не так. Он сохранил ему жизнь, чем продлил его мучения на долгие годы. Разве знал тогда Владыка, что судьба предоставит поверженному воителю второй шанс.
  
  -...разве ты забыл, кто нашел тебя. Кто вытащил из всеобщего забвения, в котором некогда грозный Зверь погряз, словно в дерьме? - слова дворфа каленым железом прошлись по сердцу мужчины. - За-ле-хард ! А напомнить тебе, кто убедил старейшин в том, что именно ты должен возглавить этих людей? Что именно в тебе нуждается команда? Верно! За-ле-хард ! И наконец, кто устроил твою встречу с дочуркой? Да, дружище, ты на славу постарался, чтобы она погибла, однако малышка чудом уцелела в день бойни... Ей тогда повезло больше, чем твоей жене, приятель, но еще больше ей повезло с тем, что ее горе-папаша даже не ведал об этом все эти годы и продолжал топить свой позор в кружке омерзительных помое...
  
  Зверь ослабил хватку и тело гнома грузно шлепнулось на палубу. Пяльцы на трясущихся руках сжались в кулаки.
  
  - Убью, сука, - выдохнул он и спрыгнул с помоста.
  
  - Я позволил тебе спасти ее. Спасти их всех. - не унимался Залехард. - Ты вернешься с запасом угля, и его хватит твоей деревне на всю зиму. Вы не замерзнете. А зерно в твоих трюмах пойдет в обмен на наш уголь. Осталось всего-ничего - преодолеть этот треклятый ветер, и ты вновь станешь героем в глазах своих соплеменников, своей дочери. Но скажи, разве ты все это затеял? Нет! Это придумал я! И где твоя благодарность?
  
  Зверь остановился. Какой-то жалкий метр отделял сейчас его от дворфа, а того от страшной, мучительной кончины. Мужчина осознавал правоту своего приятеля, и готов был простить ему обидные речи. На этот раз.
  
  Предчувствуя скорую победу, Залехард торжествующе захохотал в полный голос, однако точный удар в челюсть оборвал веселье дворфа. Кровавая слюна перепачкала носок капитанского сапога. Оправившись от шока, Залехард принялся было отползать, но град тяжелых пинков тотчас обрушился на него сверху, вынуждая сжаться в комок. Он стонал, кричал от боли, когда ярость Зверя крушила его кости, разрывала его органы, но все эти звуки терялись в зверином реве обезумевшего капитана.
  
  Внезапная вспышка боли возвратила Зверя в реальный мир.
  
  Он стоил на коленях, а вокруг собрались все, без исключения, члены команды.
  
  У его ног распласталось обезображенное тело Залехарда. Палуба вокруг оказалась измазана густой кровью. Сбитые костяшки на руках нещадно саднили.
  
  Воитель попытался подняться на ноги, но в глазах померк свет.
  
  Очнулся он на том же месте.
  
  Парнишка-старпом хлопотал над ним. Он зачем-то пытался снять с него кьертиль, но сделать это не позволяла рукоять кинжала, торчащая из плеча воителя.
  
  - Лежите-лежите, капитан. Этот гад пытался вас порезать...но сейчас вы в полной безопасности.
  
  Зверь молча отстранил рукой паренька. Игнорируя его тарахтенье о том, что, мол, ему сейчас ни в коем случае нельзя двигаться, он попытался сесть и едва не лишился сознания вновь, когда боль расползлась по всему телу откуда-то снизу. С горем-пополам Зверь все же уселся, привалившись спиною к помосту. Медленно, словно боясь узнать, насколько же все в действительности плохо, мужчина опустил взгляд вниз. Мучительный стон вырвался из его груди.
  
  - Нет, дьявол, нет! - его дыхание сильно участилось, и в голос закралась предательская дрожь. - Проклятье!
  
  Ледяной шип с локоть длинной пронзил его тело чуть ниже ребер. Он был уже мертв.
  
  - Капитан, мы закололи одного и изловили второго. Что прикажете с ним делать?
  
  У его лица мельтешил старпом, протягивал кружку с какой-то дрянью, однако Зверь никак не реагировал на окружающий его мир. Его остекленевший взгляд остановился на лице Залехарда.
  
  - Ублюдок. - Зверь отхаркнул окрашенную кровью слюну. - Ты погубил меня. Ты погубил всех нас.
  
  - Капитан, ветер переменился! - донесся чей-то голос с другого конца корабля.
  
  Воитель встрепенулся, словно бы это известие и вправду могло волновать того, кто одной ногой уже ступил на дно могилы.
  
  - Поднять паруса. - каждое следующее слово давалось ему ценою больших усилий. - продолжаем двигаться в прежнем направлении.
  
  Зверь выхватил кружку из рук старпома и единым махом опрокинул ее в себя. Дрожи в голосе заметно поубавилось.
  
  - Приведите мне его сына, - распорядился капитан. - и еще... уберите это мясо, - он кивком указал на труп Залехарда.
  
  Вскоре один из двух братьев предстал пред готовым отдать концы Зверем со связанными за спиной руками и грязной тряпкой во рту. Симпатичное лицо молодого дворфа сейчас походило на поспевшую сливу - мужчина догадывался, что избивали его всей командой на протяжении долгого времени.
  
  - Смертоносное оружие - это твое чародейство, - спокойно изрек Зверь. К своему удивлению, он отметил, что к своему убийце не испытывает ни малейшей злобы. - Почему таился до этих пор? Там, на берегу, твои чары нам пришлись бы очень кстати. И отец твой скрыл...Видимо, не зря я с ним разделался. Разве можно доверять тому, кто от товарища скрывает что-то...а в особенности такое. Подумать только, настоящий маг на моем корабле!
  
  Зверь отвел взгляд за борт. Гавань совсем близко, и, кажется, его время в этом мире подходило к концу.
  
  - Оставьте нас! - твердым голосом обратился он к пристально следящей за каждым его движением командой. Никто даже с места не сдвинулся. - Я знаю, что делаю. Сгиньте!
  
  Скользкая окровавленная ладонь потянулась к поясу и легла на рукоять топора. Топоры капитан метал превосходно - на корабле это было известно даже трюмным крысам.
  
  Как только они остались наедине, Зверь ухватился обеими руками за борт и отдал последние силы на то, чтобы подняться на ноги.
  
  Нетвердый шаг, за ним следующий. И вот, он оказался рядом с дворфом. Его наполненный ненавистью взгляд скрывали длинные черные волосы, ниспадавшие на лицо.
  
  - Кьюри, послушай, - начал было Зверь, однако тут же получил от дворфа лбом в живот. Шип проник еще глубже в его тело. Мужчина не сдержался, и громкий вопль вырвался из глотки наружу.
  
  На другом конце корабля поднялся переполох, и кто-то из матросов ринулся на помощь капитану.
  
  Немыслимым усилием воли он устоял на ногах. Сдернув с себя медальон, Зверь накинул его серебряную цепочку на шею дворфа.
  
  - Я...я правда раскаиваюсь в том, что натворил... - лепетал мужчина, голосом, дрожащим будто пламя свечи на ветру. - ... но я не прошу прощения. Прошу лишь об одной услуге в обмен на твою жизнь. Найди мою дочь. Найди, и передай его моей девочке. Скажи ей, что этот медальон принадлежал ее матери. Скажи ей, что я больше всего на свете желаю обнять ее вновь. Обещай... - он ухватился руками за плечи Кьюри. - Обещай мне! Ну же, кивни!
  
  Кьюри поднял голову, и два взгляда пересеклись. В глазах дворфа Зверь усмотрел не только слепую ненависть, но и надежду. Внутри у него кипела борьба между желанием заставить убийцу его отца и брата страдать и жаждой дальнейшего существования.
  
  - Позволь мертвым унести эту распрю с собой в могилу. Твой отец уже отомщен. Пообещай исполнить мою просьбу, и я сохраню тебе жизнь.
  
  Зверь выдернул кляп изо рта дворфа.
  
  - Почему ты просишь об этом меня? Ты и вправду веришь в то, что я сдержу слово, данное мертвецу?
  
  - Нет...нет, конечно, - окровавленные губы рига расплылись в усмешке. - я что, похож на умалишенного? Просто... - Зверь с трудом сглотнул комок, подступивший к горлу. - Я слишком многим обязан твоему отцу-засранцу. Позволь мне спасти тебя. Позволь хоть отчасти расквитаться с ним. Обещай...
  
  - Я не найду покоя, пока не отыщу твою дочь, Зверь, - едва слышно пролепетал дворф. - Не найду себе пристанища в целом мире, пока не передам ей твой дар и твои слова...Пока не поведаю о вероломстве ее отца, пока...
  
  - Достаточно, - оборвал его Зверь. - Я верю тебе.
  
  Звякнул крючок на поясе, и над головой капитана взлетело лезвие топора. Тяжелая рука опустилась, и обмякшее тело Кьюри повалилось к его ногам.
  
  Мужчина поднес к своему лицу топор. Не отрывая взора от зеркально чистого лезвия, он долго всматривался в глубину своих серых глаз.
  
  - Гавань прямо по курсу, капитан!
  
  Мужчина поднял взгляд на старшего помощника. Он, вместе с еще двумя северянами, все это время стоял чуть поодаль, на тот случай, если бы их капитану понадобилась помощь с уцелевшим дворфом.
  
  - Тела спрятать в мешки с зерном. Кровь с досок вытереть, - распорядился Зверь. Едва старпом приблизился к телу дворфа и потянулся к шее, чтобы проверить пульс, риг взревел, да так громко, что заглушил гул трубящего где-то спереди рога. - ЖИВО!
  
  Зверь опустился на край помоста. Горячая кровь уже во всю сочилась из чудовищной дыры в брюхе. Ледяной шип, словно пробка закрывал собой рану, но теперь он таял, а вместе с ним истекало и время, отведенное ригу.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"