Русакова Наталья Петровна: другие произведения.

Сумерки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Что даёт любовь человеку? Счастье или безумную боль? Как справиться с собой и, не упав в глазах любимого, уйти из его жизни? Эти вопросы и пытается решить Катя, узнав о вероломстве подруги и Андрея. Она с помощью интриг достаёт компромат на свою бывшую подругу. Её нужна справедливость и она решает, что Андрей должен знать всё.

  СУМЕРКИ
  
  Катя тоскливо посмотрела по сторонам, уже который раз оглядывая убогую больничную обстановку. Даже радостные лучи солнца на противоположной стене были равномерно размечены тенью от оконной решётки. Маленькая палата вмещала в себя две кровати, две тумбочки, маленький столик и одну пациентку в старой больничной казённой пижаме. Катя попала сюда очень быстро и обратиться за помощью не успела. Людей, с которыми она могла бы разделить свою боль, было немного, да и те как-то не успели обзавестись телефонами. Хорошо, хоть она успела из машины взять некоторые свои вещи; часть их представляла собой большую ценность: сотовый телефон, нож, туалетная бумага, мыло, и совершенно бесполезная куча аудио кассет.
  Девушку омрачало, однако, совсем не это – у неё отобрали смысл жизни и погасили желание жить. Она поджала колени к подбородку, прислонилась спиной к холодной белой стене и тихо, тоскливо застонала. В который раз бессмысленный взгляд её упал на тумбочку, на которой расположились в живописном беспорядке взятые из машины вещи, и задержался на ноже. Это был довольно солидный нож, и в случае использования его не по прямому назначению вполне годился на роль холодного оружия. И чего ей ещё оставалось делать? Теперь жить незачем. А ещё два дня назад жизнь была прекрасна….
  
  МЕСТЬ
  В прекрасное июльское утро Катя неторопливо раскладывала бумаги у себя на столе и ждала вызова от начальства. Она уже четыре года работала на этой фирме и вчера на совете разбирали её очередное предложение по улучшению финансового состояния их дочернего предприятия. Разбирали без её участия, она только ознакомила всех со своим проектом, и ей предложили узнать результаты совета сегодня. И сегодня… неожиданно раздался щелчок аппарата внутренней связи.
  - Катерина Сергеевна! Вас к Дмитрию Михайловичу! Срочно! И возьмите с собой документацию по финансовым отчётам и сметы, - голос молоденькой секретарши Даши звучал вполне почтительно.
  -- Значит, новости хорошие, -- определила Катя, поспешно поправила блузку, стряхнула невидимые пылинки с брюк, схватила заранее приготовленную папку с документами и направилась к Директору. Директор – это была не просто должность или кличка, это была дань уважения Дмитрию Михайловичу всего коллектива. Он был именно Директор, Директор с большой буквы.
  - Здравствуйте, здравствуйте, Катерина Сергеевна! Присаживайтесь, пожалуйста! Вчера совет директоров ещё долго дискутировал по поводу Вашего предложения, – начал с места в карьер Директор, быстро прохаживаясь взад и вперёд. перед присевшей Катей Она знала: вставать бесполезно, он всё равно будет ходить, а её будет постоянно просить присесть. Это был своего рода ритуал. - Оно многим казалось слишком смелым, продолжал Директор, – не все готовы пойти на такой риск. Но рискнуть потерять 20% при возможности получить 56% , - это оправдывает тот риск, на который Вы предлагаете пойти в своих рекомендациях. Как Вы уже поняли, Катерина Сергеевна, совет принял Ваше предложение большинством голосов. Поздравляю! - Директор резко кивнул, отчего его волосы, на удивление не тронутые сединой, взлетели и упали вниз в полном беспорядке. - И позвольте Вас поздравить с ещё одной датой: вот уже четыре года, как Вы великолепно работаете на мою фирму. В связи с этим я сейчас же приглашаю вас в соседний ресторан, а потом даю выходной и освобождаю до среды, то есть до послезавтра.
  
  Через три часа Катя не торопясь возвращалась домой. Ветер мило теребил её короткую причёску и путался в тонких цепочках серёжек, издавая мелодичный, чуть слышный перезвон.
  - Домой! В ванну и… непременно позвонить Андрею. Соскучилась страшно – две недели не виделись, решили немного отдохнуть друг от друга: я настояла, а теперь пора ему вернуться…
   Она прислонилась к стене дома и закурила - домой хотелось и не хотелось одновременно, сердце сжималось в предчувствии его голоса и замирало в волнении: как он там без неё был всё это время, скучал, вероятно? Неожиданно услышала знакомый голос и смех, сердечко подпрыгнуло и она замерла, потом выглянула за угол. По тропинке шёл Андрей, её Андрюша! И… Аня, её лучшая подруга.
  - Вот так сюрприз! Сейчас я их позову…
   Катя сделала было шаг, но тут обратила внимание, что они держатся за руки. Она метнулась обратно и замерла, вжавшись в стену; за кустами черёмухи её с тротуара видно не было. Андрей никогда себе ничего подобного не позволяет, если только… Она увидела поцелуй, страстный поцелуй в губы. Ноги подкосились, а перед глазами заплясали разноцветные круги: ведь это был её Андрюша!! И её подруга… Судорогой свело живот.
  Она не помнила, как поднялась с земли, как не глядя и не видя ничего безмолвно истекала болью и слезами. Шатаясь в такт пытающейся сжаться и заползти в горло душе, она шла, а руки и ноги коченели, и сердце исторгало обречённость. Катя не помнила, как открыла дверь квартиры и упала на тахту без слёз, без слов, без мыслей – во всём теле жила только боль.
  Из оцепенения её вывел звонок, телефон, вероятно, звонил уже очень долго. Катя автоматически бросила взгляд на часы – 16.47 – и протянула руку к трубке:
  - Да?
  - Катюша, это Аня! Тут такое дело… Я сегодня уезжаю к тётке, это срочно. Там очень большие проблемы. Приеду недели через две… У меня к тебе просьба: позвони Вите, скажи где я, а Серёже передай, что я ничего для него сделать не смогла…
  Катя слушала весёлый лепет Ани, а в голове стучало: "Мой Андрюшенька! Что же ты с ним сделала, подружка милая! Зачем меня погубить решила? Зачем мою любовь убить хочешь? Чего я тебе плохого сделала?" Тем не менее она записала телефоны и даже смогла несколько раз пробормотать "Угу…", а на вопрос:
  -Почему почти ничего мне не говоришь?
  Ответила
  - Я слушаю…
  Итак, что у Кати имелось? Имелся солидный опыт в юриспруденции, возможность уличить мошенницу, хотя тут надо распутать клубок взаимоотношений Серёжа – Аня – Витя, плюс имелась беременность. Вполне возможно, что Катя ещё отпляшет "Цыганочку" на похоронной процессии у гроба любимой подруженьки. Главный козырь – это беременность – и его надлежит оставить на потом. Андрей очень любит детей, но завести их у него не получалось. Сколько не старался, всё без толку, а к врачам не обращался – денег на обследование жалко. А у Кати же точно будет от него ребёнок, ну, может, и от святого духа, но религиозный аспект Катей отвергался в виду её полного атеизма.
  Мотивы Ани были ясны с самого начала. Ей был нужен штамп в паспорте, в противном случае предложенная ей в Израиле прибыльная работа так и останется только на уровне предложения. Но Андрей! Он слеп, глух или тут действительно патологический случай наивности и простоты?
  Катя отряхнула с себя последние признаки оцепенения и энергично принялась за дело, пытаясь уйти от боли, страха и страдания. Решительно надела туфли, подправила макияж и упругой походкой спустилась в подъезд к машине. Цель номер один: Сергей, он дольше всего фигурировал в жизни Ани, правда, замуж её он не зазывал, но был активным пользователем.
  
  НЕЗНАНИЕ - БЛАЖЕНСТВО.
  Катя ещё раз сверила данный ей адрес и решительно шагнула в подъезд, подошла к домофону.
  - Да? - спросил приятный баритон.
  - Меня зовут Марина, я работаю вместе с Аней. Она попросила меня кое-что передать для Сергея Антихина, – Катя поразилась своей способности так убедительно лгать, но другого выхода она не видела: Аня наверняка рассказывала Сергею о ней. Если бы она сказала ему своё имя, то вряд ли смогла бы узнать, что ему рассказывала Аня. Он бы не сказал, а так появилась возможность узнать мнение своей бывшей подруги о себе. После всего что Аня сделала, она вряд ли считала Катю очаровашкой. Наверняка, он не знает всех, с кем работает Аня. А совершенно постороннему человеку он может рассказать больше, чем на исповеди у священника – это своеобразная жизненная аксиома.
  - Хорошо, входите! Восьмой этаж!
  Раздался писк открывающегося замка, и Катя вошла. Нажала кнопку вызова лифта, открыла сумочку и включила диктофон на полную мощность: ещё неизвестно, где сумочка окажется в нужный момент. Андрей-то, может, словам и не поверит, но магнитофонной записи должен, хотя и неизвестно, что ей расскажет Сергей. Катя вышла из лифта и остановилась напротив тяжёлой бронированной двери с цифрой "33". Она посчитала это доброй приметой и решительно надавила на кнопку звонка. Дверь практически сразу распахнулась, на пороге стоял высокий, широкоплечий шатен и Катя оценила его на все 95% от своего идеала. Он явно знал, какое производит впечатление, и в довершение выдал последние 5% широкой обаятельной улыбкой. Как, интересно, и где Аня сумела подцепить такого красавчика?
  - Вы – Марина, – уточнил "Красавчик".
  - Да! – опомнилась Катя.
  - Заходите, - пригласил хозяин квартиры, - а Вы симпатичная… и даже очень… Теперь понятно, почему Аня не хотела нас знакомить, но рассказывала о Вас много. Вы позволите обращаться на "ты", мне так комфортнее?
  Катя молча кивнула, борясь с удивлением: значит, выдуманная ею персона существует на самом деле? И Ане она не нравится… видимо, и впрямь неплохая девушка.
  - Пройдём в комнату. Там будет гораздо удобнее разговаривать, - пояснил Сергей свой порыв,- да и чай удобнее переваривать сидя на диване у столика.
  -Спасибо,- Катя очаровательно улыбнулась и прошла в комнату, уселась на вышеупомянутый диван, закинула ногу на ногу и приступила к разговору, не обращая внимания на производимый эффект. Сергей не торопясь прошёл на кухню и загремел посудой.
  - Меня попросила подойти к тебе Аня, она же и адрес дала, сказала, что срочно…
  Сергей поставил на низенький стеклянный столик две чашки, заварной чайник и вазу с конфетами, присел рядом с Катериной, предложил ей чай. Она приняла чашку из его рук и поставила себе на колени.
  - Она сказала, что не смогла найти интересующие тебя документы, поэтому ваша сделка не состоится.
  - Ну и дрянь же она! – Сергей возмущённо ударил кулаком по ладони, а в его серых глазах заплясали яростные огоньки. – Вот сука! Извини, Марина, но… это правда…
  - Да? А она о тебе довольно лестно отзывалась, по-моему, ты ей нравишься.
  -А-а-а.., – разочарованно протянул Сергей, взял со стола свою чашку и пригубил, - ты тоже попалась на её удочку…
  Он немного помолчал, задумчиво посмотрел на Катю, а потом вдруг заговорил писклявым голосом, интонациями полностью копируя Аню:
  - Мне нужен друг, которому я могла бы полностью довериться, открыться, который понимал бы меня и не осуждал, который делил бы со мной всю мою жизнь и т.д., и т.п. , но в твоём случае друг заменился словом подружка, плюс с которой можно было бы тайну разделить, которая умела бы её хранить. Верно? – добавил он уже своим голосом. - Для того, чтобы ты поняла, что представляет собой твоя так называемая "лучшая подружка", расскажу тебе историю наших с ней взаимоотношений. И мне всё равно, поверишь ты или нет, но… предупреждён, значит вооружён.
  В общем, познакомились мы с ней около полутора лет назад и как-то случайно всё произошло. Я с другом отмечал одно событие в баре, там и увидел её. Я был порядком набравшись, поэтому на предложение друга "снять эту красотку" согласился сразу. Мы пошли знакомиться. Мой друг представился сам и представил меня.
  - Саша! Подчинённый этого субъекта, которого зовут Сергей! Прошу нас любить и жаловать.
   Потом мы уже пили втроём и долго ещё ходили по другим барам. Вообще- то я смутно помню, что там было, но проснулся я в одной постели с ней, а из одежды на нас обоих были только мои часы. Даже если и ничего и не было – уже не проверить. В общем, наряду с головной болью и жутким похмельным синдромом я наутро обнаружил у себя ещё и Аню. Я даже не помнил, как её зовут, но выгнать девушку после того, как, возможно, воспользовался ею, мне не позволяло моё воспитание. Так мы и начали с нею общаться. Через полгода она начала уже не намекать, а прямо сказала, что мой долг жениться на ней, что она девушка строгого воспитания и не сможет жить, будучи опозоренной. А от меня она просто голову потеряла, и следствием потери головы явилась и потеря чести. Когда я ей отказал, сказав, что поведение её в постели выдаёт отнюдь не строгое воспитание, а панельные манеры, она меня попыталась шантажировать, но ничего из этого не вышло, и она оставила меня в покое. Если можно так это назвать – звонила мне раз в два дня с завидной регулярностью. Месяц назад она пришла ко мне с очень заманчивым предложением. У меня как раз были трудности с оформлением моего нового предприятия, а она предложила помочь не только оформить, но и уладить все трудности и проблемы со старым владельцем. В оплату её услуг я вступаю с ней в фиктивный брак. Ей вроде как работу предложили где-то в Израиле, а туда ей визу никто не оформит, не выпускают её из России. Приглашения от родственников ей не дождаться по причине отсутствия таковых, да и штампа в паспорте о новом семейном положении у неё нет. Вот она и решила воспользоваться самым лёгким путём, путём в ЗАГС за штампом. Иначе ей так и не увидеть Израиля, свою, так сказать, историческую родину. Я раздумывал три дня, а потом согласился, но с условием, что вначале она выполняет все свои обещания. Меня тоже сроки работ поджимали, а теперь выяснилось, что она меня просто кинула, вероятно, нашла более экономный вариант, не затрачивающий таких усилий.
  Сергей в отчаянии опустил голову, на щеках играли огни гнева и обиды, в глазах сверкнула злость: убил бы, но…
  - Сергей! Не отчаивайся так! Вот увидишь, всё наладится, будет и на твоей улице праздник!
  И беседа понемногу перешла в другое русло. Когда через пару часов они прощались, Катя, сама от себя такого не ожидая, оставила ему номер своей мобилы, поцеловала в щёчку и лёгким шагом спустилась к своей "Ауди". Если она хоть что-то смыслит в людях, у неё появился новый друг. Но это будет видно позднее, а сейчас надо ехать дальше.
  Всю дорогу до другого Аниного парня – Вити, она слушала кассету, записанную у Серёжи. Ей определённо везло: раздобыть улику оказалось не так сложно, как она предполагала в самом начале. Теперь цель номер два – Витя, судя по тому, что Аня говорила о нём, их связывают исключительно постельные отношения.
  Перед тем, как выйти из машины, Катя поменяла плёнку в диктофоне и посмотрела в зеркальце. "Боевой раскрас" оставался в идеальном состоянии, осталось только немного поправить причёску. Вообще-то адреса Вити Аня ей не дала, впрочем, как и Серёжи, просила только позвонить, но у Кати были свои источники информации, и она легко и быстро достала адреса обоих абонентов. На звонок вышел мужчинка.
  - Здравствуйте, меня прислала Аня я с сообщением к Виктору. Меня зовут Марина.
  - Ну, я Виктор! Чё там у тебя?
  Как сильно отличались Анины любовники. Этот объект Аниных притязаний ростом был не выше Ани, а, может, и ниже на пару сантиметров и какой-то весь кругленький, хотя до Колобка он ещё не дотягивал. И при этом он катал во рту жвачку – отвратительное зрелище – выдувал пузыри. Несмотря на то, что его захотелось сразу огреть чем-нибудь тяжёлым, Катя взяла себя в руки, а белобрысое чудовище выжидательно её рассматривало.
  - Аня просила Вам передать, что она будет отсутствовать две недели…
  - Как это она уехала? – от неожиданности и изумления чудище даже жевать перестало, - куда это она уехала? Она только утром ушла, сказала, что после работы сразу и придёт. У нас с ней такие грандиозные планы были на весь вечер. Я даже чистое бельё на постель застелил. – От возмущения он начал краснеть, решил что его обманывают.
  - Я работаю вместе с Аней, - Катя решила использовать свою прежнюю легенду, - она на моих глазах собиралась в дорогу, сказала, что её тётя очень больна, и там ещё какие-то проблемы.
  - Тёлка! Чё ты мне здесь паришь? Да Аня к больному человеку ближе, чем на полсотни метров не подойдёт. И кончай меня лечить, мы с ней уже с неделю живём вместе, из кровати не вылезая. И с тёткой она только вчера разговаривала, с ней всё в порядке было. Так что выметайся отсюда, пока в табло не схлопотала! – Он угрожающе шагнул вперёд, Катя моментально отскочила. Но перед тем, как он сделал шаг назад и закрыл дверь, она всё же успела крикнуть:
  - Это ты своей Ане скажи, а моё дело маленькое – я передала, а кто из вас двоих кого обманывает, "парит и лечит" разбирайтесь сами, уроды. А работать она заканчивает в пять, а сейчас уже восемь. Где же твоя ненаглядная, не сбежала ль? – И Катя в слезах спустилась вниз. Это были первые слёзы с момента потрясения: неужели Аня специально просила позвонить её Виктору, чтобы так унизить. Ведь знала же, как он отреагирует на такое заявление. И чтобы Катя убедилась, что со стороны Ани ей подвохов ждать не надо, она с Витей.
  - Глупая твоя голова! Это ведь ты сама познакомила её с Андреем! – Катя не находила себе места от обиды, – и всё удивлялась, что та его терпеть не может: худой, кривоногий, кривоносый простак. Так кажется она его воспринимала, а сама за моей спиной… с ним…
   Катя ещё некоторое время сидела в машине, вытирая слёзы и гадая, как ей лучше поступить, как правильнее. Она решила, что сейчас она поедет домой, успокоится, подумает о ребёнке и ляжет спать, а уже наутро позвонит Андрею, назначит встречу и всё ему расскажет, продемонстрирует запись.
  --Вряд ли за две недели он решил на ней жениться, поэтому он мне поверит, но про ребёнка ничего пока не скажу, а может и… все-таки отец – знать должен и Катя поехала домой. Она уже обрела уверенность в своих силах, правоте и в своих поступках, поэтому несмотря ни на что быстро заснула и спала довольно долго, так как следующий день был у неё тоже выходным.
  
  ОДНИМ МАХОМ ЖЕЛАЕМОЕ.
  О том, что она беременна, Катя узнала после того, как дала Андрею возможность отдохнуть от неё. И посчитала, что позже, при личной встрече она ему расскажет об отцовстве, когда он соскучится по ней. И сейчас её ребёночку где-то около шести недель, и это обязательно будет девочка. Есть у женщины такое седьмое чувство, которое позволяет им с уверенностью определить пол будущего ребёнка, когда даже ультразвуковое исследование это ещё не способно выявить. И Катя ждала девочку, она очень ждала этого ребёнка.
  Рано проснувшись, несмотря на отсутствие аппетита, она заставила себя съесть завтрак полностью и выпить большой стакан свежего сока. Ради ребёнка вместо того, чтобы сразу схватиться за телефонную трубку и звонить Андрею, она неторопливо вышла из дома и направилась к парку.
  Утро выдалось божественным: солнце уже давно взошло, но его не было видно из-за тумана, который с рассветом парным молоком пролился на землю и блестел теперь на листьях деревьев и кустов алмазными искрами холодных капель. Ухоженная тропинка была на удивление пуста, а залившийся звонкой трелью в вышине невидимый жаворонок успокаивал и обнадёживал. Ветра не было и рассыпанная в воздухе влага наталкивала бредущую по тропинке Катю на необычные для неё размышления.
  Зачем Андрей ей нужен? Он не сможет меня материально обеспечить, да и сама я в этом не нуждаюсь, а он … он только будет мне обузой, если поразмышлять на свежую голову. Может, всё-таки оставить, как есть? Аня будет ему подходящим наказанием в жизни. А я буду работать, и дочь не только смогу воспитать сама, но и на ноги поставлю крепко. Дай Бог, что бы она была похожа на меня, а не на своего отца; у него та ещё внешность, по трезвому-то размышлению, закачаешься… от смеха. Но, черт возьми, я люблю его! Ой ли? Да! Я его люблю и буду бороться за этого неказистого кривоносого парня. Буду бороться за свою любовь, за себя… теперь любовь это я, это моя жизнь. И когда умрёт это моё чувство, то вместе с ним умру и я. Как объяснить самой себе свои ощущения? Не знаю… но чувствую, что так и будет. Всё! Пора домой, пора ему всё рассказать, предъявить всё, что смогла за вчерашний вечер насобирать на Аню.
  Катя положила рядом с телефоном доказательства Аниного расчёта и набрала номер Андрея.
  -Да?
  - Андрей, здравствуй! Это Катя.
  - Здравствуй, здравствуй, - Андрей был относительно добродушен и весел, - мне надо с тобой поговорить о наших отношениях. Кое-что в моей жизни изменилось.., - он замолчал.
  - В моей тоже, Андрюша! Я вчера видела кое что из того, что мне видеть совсем не полагалось… Я видела тебя и Аню у дома. И ваши крепкие обнимашки, целовашки, - Катя сдавленно замолчала, сглотнула и взяла себя в руки, - это и есть твоё "кое-что в жизни"? И как ты успел? Ведь прошло всего две недели, как ты вылез из моей кровати…
  - Катюша, извини, не хотел тебя обидеть! Но это ещё не всё… мы с ней решили пожениться через две недели. Всё уже оговорено и дата назначена, извини…
  - Как пожениться? – Катя была очень сильно шокирована, она потеряла самоконтроль на короткое время, но этого было достаточно, - ты с ума сошёл? Ты же о ней вообще ничего не знаешь! Это ты её любишь, а она за тебя замуж стремится совсем по другой причине, и тебе её она сообщит только перед смертью! А у меня есть доказательства, и ты все узнаешь, а потом я посмотрю, как ты на ней женишься, да и захочешь ли, вот вопрос!
  - Катя! – Голос звучал отрывисто и грубо, веял жутким холодом и обдавал неприязнью, он рассердился, он уже ненавидел её, - а я ведь сначала ей не поверил. Не поверил в то, что ты такая алчная, такая блудливая, такая низкая1 А теперь… значит, всё то – правда, и ты ненавидишь её, и ты только пользуешься людьми для достижения своих целей. Хорошо, что теперь ты не сможешь терроризировать Аню! А я-то, дурак, хотел расстаться с тобой по-дружески, теперь же всё… прощай!
  Катя медленно опустила трубку, в которой раздавались нудные, короткие гудки: всё - всё - всё - всё… Ну уж нет! Не всё! Я поеду к нему, поеду прямо сейчас, не теряя ни минуты… я расскажу… он всё узнает… я не знаю как, но заставлю его прослушать все мои записи и справку о положительном исследовании на беременность покажу! Пусть всё узнает, а потом уеду! Он же меня растоптал, он же меня пытается раздавить, даже не подозревая, во что он вляпался! Пусть знает, а потом, когда примчится ко мне, то тогда узнает, как тяжело быть растоптанным. Не разрешу видеться с ребёнком, никогда! Пошлю куда подальше!
  Катя мчалась к нему домой. Она уже некоторое время превышала скорость и практически ничего не видела, её душили слёзы обиды и жалости к себе: почему ей так не везёт? Эта Аня!... подруга, мать её! Как она могла? Сволочь! Убить её! Отравить, киллера нанять или… да, только своими собственными руками! МЕСТЬ! Собственноручная месть, что может быть слаще, приятней и удовлетворительней, чем когда она увидит лицо несущего возмездие, поймёт всё, поймёт за что расплата!
  Катя неслась уже на скорости девяносто километров в час, когда увидела идущую по тротуару Аню, вышагивающую с пакетом яблок в какой-то легкомысленной юбочке. Вот она – МЕСТЬ! А ведь эту ночь она провела в объятиях Андрея, МОЕГО Андрея! Вот оно возмездие и… да восторжествует справедливость! Сейчас!
  Она решительно, не сбавляя скорости, въехала на низенький тротуар. Однако машина задела чем то снизу за тротуар и Аня обернулась. Ей хватило секунды, чтобы понять, что к чему, и она мгновенно бросилась бежать. Катю, однако, это ни сколько не смутило и расстояние между ней и Аней сокращалось катастрофически быстро. Свернуть Аня не могла – тротуар пролегал вдоль длинной стены фасада 12-и этажного административного здания, вернее, вдоль его ограды. В довершение всех бед неожиданно подвернулась нога: каблук попал в щель между плитками, и Аня с криком упала. Она поняла, что подняться уже не успеет, и заслонила лицо тыльной стороной ладони, в ужасе закричав. До смерти оставалось метра четыре…
  
  Катя с ненавистью всматривалась в спину бегущей Ани. Вот она упала и в обращённом на Катю взгляде была такая безнадёжность. Катя сдавленно вскрикнула - охотничий азарт и желание мести куда-то исчезли, а на их месте уже бешено металась мысль: " я совершаю преднамеренное убийство"! Жалкое лицо Ани, искажённое ужасом, заслонило всё остальное. Обречённость! Такой взгляд у собаки, которую собрался пристрелить хозяин и которая это понимает. Жизнь Ани не стоила тюремного заключения, не стоила мести, она вообще ничего не стоила. Осознание всего этого заняло лишь мгновения, и Катя резко вывернула руль влево и дала по тормозам. Машина вылетела с тротуара и уже в развороте на встречной полосе в неё врезался серый "Опель". Катя на несколько минут потеряла сознание.
  
  Аня с побелевшим лицом смотрела, как шина переднего правого колеса Катиной "Ауди" проехала в двух сантиметрах от пальцев её левой руки, а заднего прошлась по пакету с яблоками. Машина начала тормозить, но всё равно вылетела на встречную полосу, где и столкнулась с проезжающим мимо "Опелем". И только три яблока, вылетевшие из разорванного пакета, не спеша катились через место аварии. Аня поднялась, осмотрелась – к машинам начали понемногу подходить прохожие. Как быстро несчастье других собирает вокруг себя внешне взволнованную, сопереживающую, но на деле жутко равнодушную толпу, радующуюся что всё это произошло не с ними.
  
  Катя открыла глаза и отстегнула ремень безопасности, открыла дверь и попыталась вылезти. Ноги плохо слушались, но ей это всё-таки удалось, только сильно тянуло низ живота, да на голове, с правой стороны у виска болела и росла огромная шишка.
  - Жива, - мрачно оценила она обстановку, - а водитель другой машины?
   Она обошла обе машины и осмотрела места столкновений. Её правое крыло больше не существовало – оно было вдавлено внутрь, под капот. Возможно был смещён двигатель. У "Опеля" отсутствовала вся передняя часть капота, фары, но в остальном он жить будет, а после ремонта будет как новенький. А её "Ауди" теперь только по запчастям или вообще на свалку. Повело раму, это видно даже невооружённым взглядом. Остаётся только удивляться, как она смогла открыть свою дверь, по сути, это было где-то из области фантастики.
  Водитель "Опеля" только пришёл в себя и тоже пытался выбраться наружу, но его дверь заклинило, а с головы стекала тонкая струйка крови. Катя посмотрела на тротуар, встретилась взглядом с мертвенно бледным лицом Ани и набрала "03".
  - Скорая! Слушаю!
  - Тут авария, столкнулись две машины. Красная "Ауди" и светло-серый "Опель". Все живы, но один человек в сильно шоковом состоянии, у водителя "Опеля" идёт кровь из головы, и он выбраться не может, да и у меня начинает очень сильно кружиться голова.
  - Адрес…
  - Королёва, 21, и, пожалуйста, сообщите в милицию, я … кажется.. падаю в обморок, белые пятна… перед глазами…
  Катерина даже не успела выключить сотовый просто мягко опустилась на асфальт. Скорая и милиция подъехали довольно быстро. Они перекрыли улицу. Врачи подошли к лежащей в беспамятстве Кате, под которой медленно расползалось пятно крови. Работники органов правопорядка помогали выбраться водителю "Опеля", который отчаянно ругался. Аня подошла к врачам.
  - Как она?
  - Жить будет… А вы кто ей?
  - Я подруга… шла по тротуару, когда всё это случилось…
  - Ну что Вам сказать. Беглый осмотр показал – она потеряла ребёнка, поскольку на внутреннее кровотечение всё это не тянет. И всё ещё без сознания. Мы её в больницу свезём, там дадут более точный ответ. Это вы звонили в скорую?
  - Нет, это она, а потом она упала. – Аня подняла сотовый и шагнула к Кате, она видела, как та чуть шевельнула пальцами, значит, уже приходит в себя.
  - Вы объясните ей, что происходит, а мы тем временем осмотрим водителя другой машины. - И люди в белых халатах перешли к другому пострадавшему. Катя тем временем открыла глаза.
  - Привет! – Аня попыталась скрыть огонёк торжества в своих зеленовато – карих глазах. – Кажется, ты хотела меня убить, и, кажется, это тебе не удалось! – Она ожидала Катиной реакции, но её не последовало, Катя только молча смотрела на неё, и она продолжала:
  - и ничего у тебя не получилось! Зато, как я вижу, машины у тебя больше нет: восстановлению она не подлежит. Андрея у тебя тоже больше нет, как, собственно, и его ребёнка тоже. Теперь у тебя вообще ничего нет. А ты не отворачивайся, я заслужила этот миг, хочу увидеть твои слёзы! Я ничего не скажу ментам, если ты не будешь больше пытаться рассказать что-либо из моей жизни Андрею. Не стой у меня на пути, иначе я всё равно пройду, но оставив сзади твой труп. Поняла? Сейчас тебя увезут в больницу, тебе из машины достать что-нибудь? И помни обо мне… помни!
  - Собери в пакет всё из бардачка и телефон туда кинь…
  
  ТОЛЬКО ОДИН ДЕНЬ
  
   Пять часов вечера. Приходил врач, сказал, что в принципе я уже завтра смогу приступить к работе… Зачем мне она? У меня больше действительно ничего не осталось. Любовь мою отобрали, ребёнка я потеряла… подруги больше нет, машины тоже… осталась работа… Боюсь, я не смогу больше работать, думать о благе других, когда меня самой уже больше нет в этой идиотски сложенной жизни. Я, как этот солнечный лучик: стараюсь осветить эту комнату, а меня загораживают решёткой, и я в борьбе с прутьями железа даю очень мало и света и тепла.
  Но почему любовь не выбирают, почему она не выбирает сразу двоих? Почему это всегда третий? Третий, у которого своя любовь и свой любовный треугольник. Почему Бог не одаривает любовью двоих, взаимной любовью? Бог? Подарил любовь и отбирает… а ребёнок!? Чем он то был виноват перед Всевышним, за какие грехи его забрала старуха с косой? Смерть…
  Она уравнивает – умирают все, и те кто любит, и те, кого любят. А мне и жить больше незачем. А в смерти мне не придётся ни о чём сожалеть. Смерть для меня - это забвение. Ни любви, ни слов, ни мук, ни сожалений – забвение… абсолютное забвение. Нож в сердце и всех дел… Один точный удар и больше ни одного слова, ни одной мысли, ни одного сожаления, ни слезинки. Всё слёзы остались в скорой, пока добирались до больницы.
   Рука сама потянулась к ножу. Солнечный луч уже сдвинулся и задел краем тумбочку. Отразился в лезвии ножа и сверкнул отражением в глазах Кати. Свет и темнота… жизнь и смерть… А, может, наоборот, смерть – свет, а жизнь – мрак… сумрак духа, постоянная борьба за выживание. И никакой награды, а лишь в конце её как итог всего – смерть: забвение и успокоение.
  Катя зачарованно поворачивала нож, бездумно наблюдая за игрой отражённого от лезвия света. Кажется, как всё просто…
  Звонок… Звонок? Телефон зазвонил ещё раз, высветил незнакомый номер. Свободной рукой Катя взяла телефон, поднесла к уху.
  - да…
  - Марина?
  - да… - какая теперь, ко всем чертям, разница кто она на самом деле.
   - Это Сергей! Знаешь, я бы хотел с тобой увидеться. Розы, шампанское, ресторан – всё, как положено, входит в комплект. Твое мнение?
  - Боюсь, я не смогу… я в больнице…
  - Как? В какой?
  Катя дела ему адрес
  - Ага, знаю, сейчас буду!
  Сергей положил трубку и Катя выключила телефон. Нет, она не хотела, что бы он увидел её труп и её боль. А может, она расскажет ему всё? Кто знает, но… Она резко метнула нож в противоположную тумбочку. Его ручка задрожала как раз посередине дверцы. Катя подошла к окну и подставила лицо под тёплые лучи солнца. Их нежное прикосновение обнадёживало и дарило спокойствие. Сергей скоро приедет и она буде жить. Вечер, по крайней мере …
  Ещё один день она будет жить…
  
  
  Ирэн Росс
  31.03.02
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Ардова "Невеста снежного демона. Зимний бал в академии"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) К.Корр "Секретарь дьявола"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "Последние выборы сенатора"(Научная фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Ф.Юлия "Я смертная."(Антиутопия) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"