Русанов Владислав: другие произведения.

Дороги и судьбы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 5.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ на конкурс "БлэкДжек-5"

ДОРОГИ И СУДЬБЫ

Парень с девчонкой сидели у костра обнявшись, и ворковали, как два голубка.
Вернее, как два глухаря, ибо только эта бровастая, расфуфыренная птица, увлекшись любовью, способна прозевать хруст сухих шишек под копытами Орлика.
Гедвин внимательно оглядел парочку, не выказывая присутствия, и покачал головой. Ни оружия, ни оберегов! Вот лопушня! А если, не ровен час, волк или медведь припожалуют? Не говоря уже о русалке, шишиге волосатой, или оголодалом на безлюдье волколаке...
Зато у левого колена паренька тускло отсвечивал гриф лютни. Ну да, мы ж менестрели! Тьфу ты, упаси Господь... Куда конь с копытом, туда и рак с клешней. Скоро всякий недотымка, заучивший пару-тройку мелодий, начнет претендовать на славу и почет бродячего певца. А ведь небось в голове и балладу уже слагает. О прекрасной принцессе, спасенной благородным героем и их величайшей любви. Высокой, как горы, бескрайней, как море, светлой, как небо... Гедвина аж передернуло - оказывается, виршеплетство заразно! Хуже холеры.
Ничего, менестрель, сейчас проверим, на что ты готов ради любви принцессы.
Нарочито небрежно отмахнувшись от разлапистой еловой ветки, Гедвин вышел на поляну. Потянул за повод упирающегося Орлика. Конь шумно фыркнул, вздохнул, словно сочувствуя хозяину, и с шелестом обмахнулся хвостом.
Рыцарь шел к костру медленно, давая рассмотреть кольчугу двойного плетения, войлочный подшлемник, длинную рукоять бастарда и хищно скалящееся на седле лезвие топора.
- Что, не ждали? - его ухмылка не предвещала ничего хорошего.
Менестрель тоненько пискнул и прижал к груди... Нет, не девушку, лютню. Напротив, принцесса решительно выхватила из пламени тлеющую головню. Топнула сафьяновым башмачком:
- Ты кто таков?!
- Кто таков? - рыцарь скривился, дернул щекой. - Это сейчас мой меч твоему хлюпику объяснит...
Вообще-то называть менестреля хлюпиком было неправильно. Парень уродился широкоплечим и крепким, как гриб боровик. Однако презрение прозвучавшее в голосе Гедвина свое дело сделало. Спутник принцессы сдавленно охнул... Нет, скорее, хрюкнул по-поросячьему, а потом, прихватив лютню и тощую торбу с пожитками, юркнул в кусты.
Прислушавшись к стремительно отдаляющемуся топоту, рыцарь кивнул и накинул повод Орлика на ближайший сучок. Небрежно повернувшись к принцессе спиной, ослабил подпруги.
- Ты кто таков!? - настойчивости девчонке не занимать. Вся в батюшку.
- Брось дрючок, твое высочество, - Гедвин подошел вплотную к огню, потянул за шнуровку подшлемника. - Меня бояться не надо.
- А я почем знаю, что не надо? - не сдавалась беглянка.
- Ты принцесса Делия, да? Молчишь? Не отвечаешь? Можешь молчать. Король Губерт тебя дотошно обрисовал. И дружка твоего. Как бишь его там?..
- Да пошел он! - девушка бросила головню в кусты. Сильно бросила, от всего сердца. - Много чести поминать!
- Вот-вот, - усмехнулся Гедвин. На этот раз мягко и покровительственно. - Сбежал твой дружок и правильно сделал. Сталь я не замарал бы, а вот лютню об голову... - рыцарь махнул рукой и опустился на валежину. - Переночуем, а завтра к батюшке, королю Губерту.
Принцесса резко присела, словно кто ей под коленки ударил. Закусила губу, пальцем затолкала за ухо выбившуюся прядь. Бросила презрительно:
- Сколько тебе заплатили?
- Обижаешь, твое высочество, - нахмурился Гедвин. - Я по обету служу справедливости и порядку. Как странствующий рыцарь.
- Ну да! Так я и поверила!
- Нет, ну дорожные расходы, - немного смутился рыцарь. - Седло новое...
- А коли найдешь, что посулили?
- Тебе какое дело? - возмутился Гедвин. - Раньше за казну печься надо было! Ишь, любопытная!
- Да не за казну я пекусь, - прошипела Делия, - а за тебя, дурня. Обманет ведь батюшка. Не заплатит.
- Скажешь тоже! Королевское слово, оно...
- Знаю, знаю. Захотел - дал, захотел - назад взял. Губерт своему слову хозяин.
- Как тебе не совестно! Тьфу... А еще королевской крови!
- А ты меня не совести. То же мне выискался радетель... У короля Губерта в казне мыши да паутина. Второй десяток лет в долг живем. И смех и грех! Прошлым летом одного ростовщика в сортире придушили. Не слыхал? Так батюшка, чтоб наемникам заплатить, корону другому закладывал.
- Наговариваешь ты на отца, - Гедвин подобрал веточку, ткнул ею в потухшие угли, - со зла. Грех это.
Принцесса фыркнула, но смолчала.
- А все потому, - продолжал рыцарь, - что привыкла к достатку. Жила всю жизнь - ни горя, ни голода не знала...
- Это я-то не знала? - вскинулась Делия.
- Ты-то, ты-то, твое высочество. А ноне - ишь ты! - воли захотелось испить.
- Да что ты знаешь о моей жизни, рыцарек? - прямо вскипела девушка - того и гляди, снова за головню схватится.
- Да то и знаю! На всем готовом. При батюшке-короле, как сыр в масле. От того вы и с жиру беситесь. Менестрелей вам подавай! Странствий, свободы...
- Пожил бы ты в моей шкуре! - принцесса вцепилась пальцами в подол. Видно, чтоб в драку не кинуться. - Губерт, его величество, вечно пьяный, мантия облеванная, где приспичит, там и нужду справит... Матушка - корова стельная - или жрет с кухарками - скоро проще перескочить, чем оббежать, будет, или с конюхами на сеннике валяется...
- Ну и подумаешь! - Гедвин прихлопнул кулаком о колено. - Зато в тепле и сытости! Не была ты в шкуре пажа или оруженосца. Всякий пнуть норовит, поднимают ни свет, ни заря...
- Да? "Ни свет, ни заря"... - передразнила несносная девчонка. - А твоими куклами камин не растапливали? А колечко любимое ростовщиковой дочке на подмазку не шло?!
- Подумаешь, "на подмазку"! Да ты знаешь, что такое, когда старшие братья на тебе удары тупым мечом отрабатывают? Когда всю ночь мордовороту из королевской свиты кольчугу начищаешь? Когда тебе для смеху подпруги подрезают?
- Подумаешь, шишку набил! Ах, какие мы нежные! Меня няньки кормить забывали, когда Губерт на войну уезжал. Я с собаками за обглоданную кость, может, дралась!
- Тебя из дома не выгоняли потому, что прокормить не могли!
- Я сама ушла! А тебя кузен слабоумный по углам тискал?!
- Чего? - опешил Гедвин.
- Что слышал! - выкрикнула Делия и вдруг ткнулась лбом в собственные колени, мелко задрожала плечами.
- Ладно, твое высочество, - рыцарь протянул ладонь, хотел то ли по голове ее погладить, то ли просто притронуться, но не решился. - Ты, это... не реви. Мое дело маленькое - к Губерту тебя доставлю, а там хоть завтра снова сбегай.
Он поднялся и направился к Орлику. Давно пора коня расседлать и стреножить - пусть отдохнет. И проса бы сыпануть в торбу. Подножного корма в клятом ельнике днем с огнем не сыщешь.
- Ага, - донесся вслед прерываемый всхлипываниями голос принцессы, - сбежишь тут. Пока одного попутчика нашла, думала голову о стену расшибу. А ты его в лес прогнал, на ночь глядя... Его теперь и шишига, и кикимора...
- Не было бы горя большего... - рыцарь взялся за ремешок приструги. - Менестрелей нынче как грязи. Найдешь еще кавалера.
- А может?..
- Не может! - неожиданно зло огрызнулся Гедвин. Едва седло оземь не грохнул. Хорошее седло, новое. Жаль поломать по дурости. - Я тебе не потатчик. Чего не хватало - странствующий рыцарь принцессе сбежать помогает!
- А как же справедливость?
- А справедливость, твое высочество, каждый по-своему понимает! Все. Спать, - рыцарь кинул девушке скатанное одеяло. Сам улегся, с головой накрывшись видавшим виды плащом.
Костер догорал. Орлик топтался, круша в труху еловые шишки, и шумно дышал, поводя боками. Над поляной, играя в лунном свете, промелькнула стремительная тень нетопыря.
Делия сидела, ссутулив озябшие плечи. Одеяло она так и не развернула.
Когда небо на востоке зарозовело, окружая дальние гряды Синегорья перламутровым ореолом, Гедвин замычал во сне, переворачиваясь на другой бок. Жухлая иголочка, как нарочно, прилипла к виску... Принцесса вздрогнула и попыталась отодвинуться подальше, но ее ладонь наткнулась на угловатый, сырой от росы гранитный обломок.
Поднявшееся над верхушками елей солнце осветило весело рысящего вдоль берега Жомницы серого в гречке коня. Жеребец косил глазом на непривычно легкого седока и время от времени тянулся зубами к его левому колену. Тогда Делия передергивала ременной повод и откидывала непослушную, падающую на бровь, прядь.

* * *

В самый разгар сенокоса на околицу затрапезного села Гнилые Валуйки прихромал заросший оборванец. Был он худ, скорее даже, изможден. Над правым ухом волосы сбились в колтун, скрепленный засохшей кровью. Вместо ответов на вопросы мычал и пускал слюни. Обласканный сердобольными бабами он отъелся и поселился в норе-землянке, вырытой собственноручно на излучине реки. Жил уединенно, проводя дни и ночи в благочестивых размышлениях и молитвах. Со временем приобрел славу святого, исцеляющего наложением рук дурные хвори, а в особенности - чирьи, типуны и язвы.
В лето, когда пегая корова Малгоши Сухоручки привела двухвостого теленка, отшельник помер, затоптанный исполненной праведного гнева толпой, обвиненный в растлении малолетней внучки помянутой старухи, недалекой Лушки, которая вскоре вытравила плод и увязалась за сотней проезжих драгунов.
К тому времени прославленная атаманша разбойников с лесистых отрогов Синегорья уже девять зим, как приняла смерть на колу. Люди поговаривали, что выдал ее стражникам воеводы Крыжа Двутулупа ревнивый любовник из заезжих скоморохов. Под пыткой Дельке по прозвищу Душегубка вырвали губы и ноздри, выжгли каленым железом сиськи. Перед казнью она рыдала, пуская кровавые пузыри, и взывала к милосердию воеводы, чем немало досадила старшему заплечнику, дядьке Лободе, скорбному в тот день животом.


апрель 2005

Оценка: 5.00*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"