Русинов Сергей Борисович: другие произведения.

Капитан Дональдсон

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Далеко в бескрайних просторах Вселенной бесследно исчезли пассажиры и экипаж большого межзвездного лайнера "Эклиптика", похищенные коварной расой инопланетян. На их поиски (и в том числе и на поиски своих родителей, оказавшихся на борту злополучного лайнера) отправляется отважный капитан Дональдсон со своим интернациональным экипажем спасательного космического корабля "Звёздный рыцарь". Много трудностей и опасностей предстоит преодолеть Дональдсону и его друзьям! Но отважная восьмерка, и найденный ими на "Эклиптике" мальчик Жак с честью решают все проблемы! Какие? Об этом вы узнаете прочтя этот роман.


0x01 graphic

0x01 graphic

0x01 graphic

  

0x01 graphic

0x01 graphic

ГЛАВА 1

   Легкий электромобиль стремительно мчался по скоростной трассе, ведущей в Майами. Шоссе было накрыто прозрачной стеклопластиковой крышей, построенной ещё во времена бензиновых двигателей для уменьшения загазованности воздуха. Теперь же подобные сооружения выглядели как музейные экспонаты, однако к ним так все привыкли, что никто и не думал о том, чтобы их убрать. Таким образом, машины ехали как бы внутри невероятно длинного прозрачного туннеля, за которым простирался обычный для южных штатов пейзаж с уютными посёлками, окружёнными фруктовыми садами, с зелёными волнами кукурузных полей, и с солнечно-жёлтыми полями пшеницы.
   Полуденное летнее солнце припекало всё сильнее, и в машине сделалось душно. Остановившись у обочины, Дональдсон вышел из машины, подойдя к прозрачной стене дорожного "колпака", открыл почти незаметную дверь и, стоя на пороге, с наслаждением втянул в себя наполненный ароматами цветов и трав воздух родной планеты.
   "Как приятно, что я снова на Земле!" - подумал капитан. Скитаясь на своём "Звёздном Рыцаре" по необъятным просторам Вселенной, он побывал во многих мирах, но так и не встретил планеты более прекрасной, чем Земля.
   С упоением вдыхая неповторимый земной воздух, капитан вспомнил уютный домик в маленьком калифорнийском городке, в котором жили его родители. И всякий раз, получая отпуск, он снова и снова стремился попасть туда, в родной дом, где ещё мальчишкой грезил о дальних космических странствиях.
   Его родители преподавали в одном из американских университетов. Вскоре после того, как он приехал к ним, они узнали о готовящейся научной экспедиции к звезде Процион, и решили принять в ней участие.
   Две недели назад он проводил их в эту экспедицию, в которую они направились на комфортабельном межзвёздном лайнере "Эклиптика", и сейчас ехал отдыхать во Флориду, через все Соединённые Штаты Америки.
   Подышав ещё немного свежим воздухом, капитан снова сел в машину и поехал дальше.
   Через некоторое время раздался резкий звонок радиотелефона.
   - Дональдсон слушает, - сказал капитан, включив переговорное устройство.
   - Добрый день, капитан, - ответил приятный женский голос. Это была Мэри Эванс, пресс-секретарь 483-го отряда.
   - А-а, это вы, Мэри! Добрый день, что новенького? - спокойно произнёс Дональдсон, предвидя, что его отдых во Флориде, скорее всего, отменяется и на этот раз.
   - Боюсь, что мне нечем порадовать вас, капитан. ЧП в системе Дельта Рака, и вашему "Рыцарю" приказано срочно отправляться туда.
   - Передайте, что я немедленно возвращаюсь в Хьюстон, и оттуда сразу же на "Рыцарь".
   - Как жаль, что снова приходится прерывать ваш отдых, капитан! - сочувственно сказала Мэри Эванс.
   - Да ладно, чего уж там... Работа такая!
   "Вот тебе и весь отпуск! - грустно улыбнувшись, подумал капитан, выключая переговорное устройство. - Ладно... Работа важнее!"
   И развернув электромобиль, он поехал обратно в Хьюстон.
  
  
  

ГЛАВА 2

  
   Капитан провёл ночь в понравившемся ему отеле "Техас". Бывая в отпуске, он постоянно снимал там номер.
   Проснувшись рано утром, Дональдсон позавтракал, и, уложив всё необходимое в небольшой чемоданчик, надел свой парадный бело-голубой мундир с многочисленными американскими, иностранными, и даже инопланетными наградами.
   Выйдя из отеля, он поймал такси и отправился на стартовый комплекс, где его ожидал один из пассажирских "шаттлов".
   Возле "шаттла" к нему подошёл полковник Хартманн, начальник 483-го отряда астронавтов-спасателей, в котором и служил капитан всемирной космической службы спасения Эндрю Дональдсон.
   Вместе с полковником к нему также подошёл коренастый темнокожий юноша, одетый в форму выпускника школы астронавтов. Черты его лица были довольно приятными, а в проницательных глазах поблескивал задорный огонёк. Ему было примерно лет двадцать. На Дональдсона он смотрел с некоторым восхищением, но без излишнего волнения, обычного для большинства курсантов.
   - А-а, вы уже здесь, капитан! И при полном параде! - весело сказал Хартманн, пожимая капитану руку.
   - Всё по уставу! - улыбнулся Дональдсон.
   - Вот привёл вам новенького, - сказал полковник, взглянув на молодого астронавта. - Позвольте представить вам сержанта Джонатана Адамса. Он будет астронавтом-исследователем в вашем экипаже.
   - Очень приятно. Меня зовут Эндрю Дональдсон. Я командир "Звёздного Рыцаря", - вежливо представился капитан.
   - О, вы тот самый Дональдсон! Я очень много слышал о вас, - сказал сержант.
   "Да, парень, ты совершил величайшее открытие", - подумал капитан. Все новички говорили так же, как Адамс. Дональдсон был широко известен среди спасателей, и эта слава ему уже начала приедаться.
   - Вы имели какую-нибудь практику в космосе? - спросил он у Адамса.
   - Да. Я провел полтора года в лунном учебном центре "Прометей".
   - Я тоже однажды побывал на "Прометее", - сказал Дональдсон. - Мы там спасали пострадавших от пожара.
   - Да, сэр, я знаю. Я видел там ваш портрет.
   - О, я вижу на "Прометее" меня помнят!
   - Да, сэр.
   "Однако он не выглядит растерянным, как другие новички", - подумал Дональдсон.
   Экипаж "Звёздного Рыцаря" состоял из восьми человек. Постоянных членов экипажа было семеро. Восьмого же, почти на каждый полет, назначало командование 483-го отряда. Обычно это был кто-то из выпускников школы астронавтов, или из иностранных астронавтов-легионеров.
   - Ладно, сержант, вы пока занимайте место в "шаттле", а нам с полковником надо кое-что обсудить, - сказал капитан, и, проводив взглядом поднимающегося по трапу сержанта, отвёл Хартманна в сторону, дабы узнать, наконец, в чём дело.
   - Вы, наверное, хотите спросить, почему вас выдернули из отпуска? - предугадал его мысли Хартманн.
   - Вообще-то, я подробностей не знаю, - слегка смутившись, ответил капитан. - Мне просто сообщили о каком-то ЧП в системе Дельта Рака.
   - На четвёртой планете этой системы разразилось сильнейшее наводнение. Пострадали поселения землян, которые добывают какой-то редкостный минерал... запамятовал его название... Ну да бог с ним! Вашему "Звёздному Рыцарю" нужно забрать пострадавших и переправить их на транспорты. Чуть позже к вам присоединится ещё один наш корабль, - коротко изложил суть задания полковник.
   - Легко сказать: "забрать пострадавших"! На чём же я их вывезу, если у меня всего лишь два флайера, рассчитанных на десять человек, не считая пилотов! Вот уже второй год я выпрашиваю...
   - Да, я знаю, что вы уже второй год выпрашиваете большой транспортный "шаттл". И я постоянно посылаю запросы в NASA. Но вы же знаете, как медленно строят эти "шаттлы"! - сказал Хартманн.
   - Простите, сэр, я погорячился, - извинился Дональдсон. Чувствуя, что дело идёт к совершенно ненужному конфликту, он поспешил сменить тему. - А этот Адамс, кажется, толковый малый.
   - В школе астронавтов других не держат, - улыбнулся полковник.
   - А он, случайно, не подхалим? - насмешливо поинтересовался Дональдсон.
   - Нет, такого за ним не наблюдалось, - со смехом ответил Хартманн.
   - Ну и, слава богу! - усмехнулся капитан.
   - Так, Дональдсон, ладно, у меня сегодня очень много дел. Подпишите бумаги на этот полёт, и я пойду, - поспешно произнёс полковник, раскрывая папку с бумагами.
   Дональдсон подписал все необходимые документы, Хартманн пожелал ему удачного полета и ушёл.
   Поднявшись по трапу, капитан прошёл в салон "шаттла". Сержант Адамс мечтательно смотрел в иллюминатор, вольготно расположившись в кресле. Заметив Дональдсона, он попытался встать, но капитан жестом остановил его:
   - Сидите, сидите, Адамс. Не люблю я этой излишней субординации.
   - Присаживайтесь, пожалуйста, - с улыбкой сказал Адамс.
   - Спасибо, - поблагодарил Дональдсон, занимая предложенное сержантом кресло.
   Вскоре на специальном табло зажглась надпись "пристегните ремни", тупоносый "шаттл", разбежавшись по взлётной полосе, быстро оторвался от неё, стремительно набирая высоту, и его треугольные крылья засверкали в лучах жаркого летнего солнца, поднимающегося к зениту.

* * *

   Не успел "шаттл" выйти на орбиту, как Адамс тотчас же прильнул к иллюминатору, любуясь видом уходящей вдаль Земли. Её голубой шар, испещрённый белесоватыми прожилками облаков, с проглядывающими между ними коричнево-зелёно-жёлтыми пятнами континентов и синей поверхностью океанов, стремительно уменьшался в размерах и словно бы пытался догнать своих
   безрассудно упорхнувших детей.
   - Вот это да! Красиво-то как! - восторженно воскликнул сержант.
   - И это говорит человек, который успел побывать на Луне! - усмехнулся, глядя на него Дональдсон.
   - Да мы там всё время сидели в помещении, да вдобавок ещё и на обратной стороне! Много ли там увидишь? - возразил Адамс.
   - Простите, я совсем забыл, что "Прометей" находится на обратной стороне Луны, - извинился капитан.
   Через пару суток "шаттл" облетел Луну, приблизившись к ней настолько, что в иллюминаторы были отчётливо видны тёмные провалы кратеров и белые купола лунных станций, в одном из которых Адамс узнал свой учебный центр "Прометей".
   Незадолго до окончания полёта к ним в салон вошёл второй пилот "шаттла" и объявил, что они приближаются к орбитальным докам.
   Взглянув в иллюминатор, капитан заметил огромные надвигающиеся ажурные конструкции доков и скромно приютившийся рядом с ними "Звёздный Рыцарь", состоящий из ступенчато сужающегося к носовой части центрального корпуса и двух корпусов поменьше, прикреплённых к центральному треугольными плоскостями. Носовая часть каждого корпуса оканчивалась шаром, причём центральный шар был больше двух других. На носу центрального корпуса красовалась эмблема корабля: блестящий рыцарский шлем, окружённый кольцом из золотистых звёзд. На боковых плоскостях большими синими буквами было выведено по-английски название корабля: "Star Knight". *
   - А вот и "Звёздный Рыцарь", - сказал Дональдсон.
   - Ух ты! - не скрывая восторга, воскликнул Адамс. - Замечательный корабль! А это что за шары?
   - Это лазерные пушки, - пояснил капитан.
   - А центральная, наверно, самая мощная?
   - Да.
   - А двигателей у него сколько? - снова спросил сержант, небрежно указав большим пальцем на корабль.
   - Три основных двигателя в центральном корпусе и два вспомогательных - в боковых корпусах. Для достижения максимальной скорости можно использовать все двигатели.
   Тем временем "шаттл" завис над "Звёздным Рыцарем", ожидая, когда откроется главный шлюз.
   Наконец, огромные ворота главного шлюза медленно раздвинулись,
   и "шаттл", осторожно влетев в открывшееся перед ним пространство,
   ---------------------------------------------------------
   * "star knight" - "Звёздный Рыцарь" (англ.)
   мягко опустился всеми колёсами на металлический пол шлюза.
  
  
  

ГЛАВА 3

   Когда шлюзование завершилось, Дональдсон и Адамс, поблагодарили пилотов "шаттла" и, спустившись по трапу, прошли через малый шлюз в один из коридоров корабля.
   Не успели они сделать и нескольких шагов, как навстречу им откуда-то из-за поворота вышел рослый коренастый человек с добродушным круглым лицом, обрамлённым аккуратно подстриженной бородкой. На нём была обычная форма спасателя с бело-сине-красным российским флагом на рукаве. Подойдя к капитану, он по-военному приложил руку к своей голубой пилотке:
   - Господин капитан, разрешите доложить. За время вашего отсутствия на "Звёздном Рыцаре" производились профилактические работы. Никаких ЧП не произошло. Корабль готов к новому старту, - быстро и чётко проговорил спасатель, едва сдерживая улыбку.
   - Да ладно, Питер, брось! - остановил его Дональдсон. - Тоже мне, подчинённый нашёлся!
   - А что, так положено! - с усмешкой ответил спасатель.
   Дональдсон тоже засмеялся. Он, конечно, узнал этого человека. Это был его старший помощник, лейтенант космической службы спасения Пётр Барков. Восемь лет назад, направленный на учёбу в США из России, он в составе интернационального легиона спасателей поступил к Дональдсону - тогда еще совсем молодому лейтенанту - на "Звёздный Рыцарь". Именно тогда и началась их большая и крепкая дружба, прошедшая через все эти годы, и миллиарды и триллионы парсеков Вселенной. Много раз они выручали друг друга в разнообразных нелёгких передрягах. Весёлый и энергичный, Барков был душой экипажа. Даже в самых трудных ситуациях у него всегда находилось время для шуток, но они никогда не были обидными. Он в совершенстве владел несколькими языками и был очень образованным и эрудированным человеком.
   Ко всему прочему, Барков обладал чрезвычайно мощным телосложением и почти двухметровым ростом. Но это не мешало ему выказывать отличную ловкость, реакцию, и выносливость. Капитан относился к Баркову как к родному брату. Обычно он называл его "Питером" или просто "Питом".
   Вскоре к ним подошли остальные пятеро астронавтов из экипажа "Звёздного Рыцаря": бортинженер Магнус Свенссон - высокий блондин с типично скандинавскими чертами лица; электротехник Таканори Огивара - низенький улыбчивый японец; врач Джеймс Ченг - среднего роста брюнет, на изящном, задумчивом лице которого слабо проступали азиатские черты; борттехник Сэм Митчелл - невысокий подвижный человек с вечно чумазым лицом и пышной кудрявой шевелюрой, и единственная женщина в экипаже - кибернетик и программист Ивонна ван Мейер.
   - Итак, знакомьтесь, ребята, - сказал капитан, пропуская Адамса вперёд, - это наш новый астронавт-исследователь, сержант Джонатан Адамс.
   Познакомившись с Адамсом, астронавты стали наперебой рассказывать Дональдсону о своих делах.
   - Всё, всё, хватит ребята, - прервал их капитан. - Время не ждёт. Нам приказано лететь в систему Дельта Рака.
   - Мы уже знаем об этом, командир, - сказала ван Мейер.
   - Чего ж тогда мы тут стоим?! В рубку, парни, в рубку! Будем готовиться к гиперпереходу.
   Они прошли в главную рубку корабля: восьмиугольное помещение, пять сторон которого занимали большие экраны и пульт управления, перед которым полукругом стояли пять вращающихся кресел. В трёх сторонах рубки, позади кресел, находились раздвижные двери, ведущие в три примыкавших к ней коридора.
   - Вот это и есть главная рубка нашего корабля, - сказал капитан, обращаясь к Адамсу. - Эти большие экраны называются "экранами внешнего обзора". Это пульт управления. Я сижу вот здесь - в центре. Справа от меня - Барков, слева Свенссон, Ивонна - вон там, дальше, справа, а Огивара на противоположном краю пульта.
   - Но здесь только пять мест. А где же работают... э-э... Митчелл и Ченг? - спросил Адамс.
   - Митчелл контролирует работу двигателей в специальном, тщательно защищённом от радиации помещении, а у Ченга, как у всякого врача, есть свой кабинет. А рядом с ним есть даже палата. Туда мы помещаем больных и раненых.
   - А мне-то куда идти? - недоумённо спросил сержант.
   - Ох, про вас-то я и забыл! - спохватился Дональдсон. - Астронавт-исследователь у нас обычно получает место "оружейника", как мы его называем. Вам это подойдёт?
   - Ещё как!
   - Тогда лейтенант Митчелл покажет вам новое рабочее место и каюту
   - Спасибо, сэр!
   - Пожалуйста, - Дональдсон кивнул и, усевшись в своё кресло, объявил о трёхчасовой подготовке к гиперпереходу. Через полчаса Адамс вернулся в рубку.
   - А, это вы сержант, - сказал капитан. - Ну и как вам понравилось место "оружейника"?
   - О, это просто... Уф! Я не нахожу слов, чтобы точно описать это! - с восторгом воскликнул Адамс. Казалось, он весь светился от счастья. - Я даже не мечтал об этом!
   - Понятно. А каюта? Вы в ней были?
   - Да, сэр, я был там. Отличная каюта, удобная. Но я с удовольствием поселился бы прямо там - в оружейном отсеке. Оттуда такой прекрасный вид!
   - Красивых видов в нашем полёте будет столько, что они вам просто осточертеют! - улыбнулся Дональдсон. - А вот насчёт того, чтобы поселиться в оружейном отсеке... Тут я вам ничего не могу сказать. Мы не можем постоянно держать там искусственное гравитационное поле.
   - Да, сэр, я понимаю. Я ведь так сказал - к примеру.
   - Ясно, - кивнул капитан. - Что ж, если вам так понравился оружейный отсек, то вот вам, сержант, ваше первое задание на ближайшие три часа: вам нужно будет всего лишь вовремя включать защитное поле для того, чтобы в нас не врезалось что-нибудь. Справитесь?
   - Да, сэр, справлюсь.
   - Кстати, какие у вас показатели в стрельбе? - поинтересовался капитан.
   - По стрельбе я был чемпионом школы.
   - В самом деле? Это замечательно, сержант!
   - Да это так... - смущённо сказал Адамс и, задумчиво почесав подбородок, спросил:
   - Простите, сэр, а у вас тут ручное управление есть?
   - Есть, конечно. Вот оно, - ответил капитан, небрежно указав на небольшую рукоятку и клавиатуру под правой рукой, - только мы редко им пользуемся.
   - Да, конечно. Я понимаю, - кивнул сержант.
   - В основном кораблём управляет "Эдвард".
   - "Эдвард"? - удивлённо переспросил Адамс.
   - Это, если так можно выразиться, "девятый астронавт" в нашем экипаже, - шутливо пояснил Дональдсон.
   - А-а, я понял. Вы говорите о компьютере, - догадался молодой астронавт.
   - Совершенно верно, Джонатан.
   - Можно просто Джо, - с улыбкой сказал Адамс.
   - Да, Джо, вы правы. Это бортовой компьютер типа "электронный мозг". Чуть позже вы познакомитесь и с ним, - пообещал ему Дональдсон.
   - Понятно. Я могу идти?
   - Да, конечно.
   Адамс кивнул и вышел из рубки, а капитан погрузился в вычисление параметров предстоящего полёта.
   Три часа спустя все системы корабля были готовы, все необходимые программы заложены в компьютер и "Звёздный Рыцарь", отлетев подальше от доков, замер перед сверхгигантским прыжком в бескрайние просторы Вселенной.
   - Объявляю двухминутную готовность! - разнёсся по кораблю звучный голос капитана Дональдсона, усиленный многочисленными динамиками.
   Вскоре послышались привычные доклады с мест:
   - Все бортовые компьютеры в норме!
   - Система навигации в норме!
   - Все бортовые системы в норме!
   - Двигатели в норме!
   - Все системы корабля работают нормально!
   Подвинув небольшой рычажок, Дональдсон передал управление бортовому компьютеру, и над пультом появилось полупрозрачное голографическое табло, на котором высвечивались оставшиеся до гиперперехода секунды.
   Наконец промелькнула последняя секунда, и корабль, строго выполняя команды компьютера, выпустил гигантский, невидимый гравитационный луч, пробивший своеобразный туннель в пространстве до необходимой им планетной системы. Одновременно с этим включились всё двигатели "Звёздного Рыцаря", и его мгновенно втянуло в образовавшуюся пространственную брешь. Со стороны могло показаться, что корабль попросту исчез, но на самом деле он направился к созвездию Рака намного быстрее скорости света
   И спустя несколько суток после этого они благополучно достигли системы Дельта Рака и приступили к обычным спасательным работам.

* * *

   В дальнейшем всё шло по заранее намеченному плану. Заняв место среди других спасательных кораблей, "Звёздный Рыцарь" подлетал к четвёртой планете, Свенссон и Огивара отправлялись на флайерах к её поверхности и забирали пострадавших от наводнения горняков. Затем корабль переправлял их на огромный спасательный транспорт и снова возвращался к планете, чтобы принять на борт насквозь промокших людей. При этом почти целые сутки уходили на то, чтобы добраться до транспорта, и ещё столько же, чтобы вернуться обратно.
   Возвратившись в очередной раз от транспорта, Дональдсон дал
   экипажу отдохнуть, и остался в рубке один. Неспешно обойдя пульт, он хотел сходить в автокухню за завтраком, но его остановил тревожный сигнал радиостанции. Метнувшись к пульту, он включил аудиоканал, и услышал чей-то сбивчивый голос, с трудом пробивающийся сквозь помехи:
   "SOS, SOS, SOS, говорит межзвёздный лайнер "Эклиптика", говорит лайнер "Эклип..." сегодня, двадцать... августа, две тысячи... года по земному летоисчислению, лайнер "Эклиптика", направлявшийся в район созвездия Малого Пса, на расстоянии полутора парсеков от звезды Процион прямо по курсу на неё был а... ко... Просит о помощи... помощи".
   Дональдсон похолодел: "Это же лайнер, на котором улетели мои родители!"
  
  
  

ГЛАВА 4

  
   Оцепенело плюхнувшись в кресло, капитан долго не мог прийти в себя.
   "Нужно же что-то делать, чёрт возьми!" - подумал он, наконец.
   Перемотав назад запись аудиосигнала, он ещё раз внимательно её прослушал.
   "Маловато! Но ничего другого у меня нет. Да мне не привыкать. Бывали случаи и похуже", - подумал он.
   И ещё раз прослушал запись.
   "Мм... Интересно, что значит "был а... ко..."? Может быть, "был АтаКОван"? Да, вполне возможно, но надо уточнить всё досконально... хм... "был атакован"... очередной налёт космических пиратов?"
   Ему уже не раз приходилось иметь дело с ними. Однажды его кораблю пришлось в течение полусуток отражать атаки пиратских кораблей, которые отчаянно пытались захватить "грузовик" торгового флота. Только благодаря слабому вооружению пиратов, которое годилось лишь для нападения на "грузовики", "Звёздному Рыцарю" удалось избежать тогда сильных повреждений.
   "Нет, вряд ли это пираты, - продолжал размышлять Дональдсон, - район Проциона плохо изучен. Торговых путей там нет, да и пассажирские корабли туда не летают. Именно "Эклиптика" и должна была открыть регулярное сообщение с планетами Проциона. Ни один пират не будет рисковать своей шкурой в таком глухом месте. Нет, тут что-то другое! Но что именно?.. Как бы там ни было, я должен найти "Эклиптику" и узнать, что там произошло. Что я буду за спасатель, если не смогу спасти своих родителей! К тому же на борту лайнера более трёх с половиной тысяч человек! Нельзя же их бросить на произвол судьбы! Нужно немедленно связаться с Хартманном и настоять на том, чтобы именно нас туда отправили".
   Включив систему дальней космической связи, Дональдсон вызвал полковника Хартманна и стал настаивать на том, чтобы именно его экипаж направили к "Эклиптике". Полковник сказал, что отлично понимает, почему Дональдсон так рвется в этот полет, ведь он тоже был на космодроме, когда капитан провожал своих родителей в этот злополучный рейс. Но он боится, что капитан может, как говорится, наломать дров из-за своего стремления поскорее спасти терпящий бедствие лайнер.
   Однако, Дональдсон упрямо продолжал стоять на своем. Наконец, после некоторого раздумья, Хартманн согласился с его доводами:
   - Хорошо, Дональдсон, вы меня убедили. Можете лететь куда угодно, но не раньше, чем прибудет новый корабль.
   - И когда же он прибудет? - спросил Дональдсон.
   - "Завтра", если всё пройдёт гладко, - ответил Хартманн.
   - Что ж, одни сутки - это нормально, - с удовлетворением сказал капитан.
   - И помните, что ответственность за спасательную экспедицию теперь полностью ложится на вас.
   - Да, конечно. Я всё понимаю, - спокойно произнёс Дональдсон.
   - Тогда мне остаётся только пожелать вам удачи, капитан!
   - Спасибо, сэр!
   Попрощавшись с полковником, Дональдсон отключил дальнюю связь и стал нервно ходить по рубке.
   "Итак, разрешение есть... Отлично! - лихорадочно метались его мысли. - Надо сказать экипажу... Но когда? Сегодня или завтра? Лучше, наверное, сегодня... Про моих родителей нужно, конечно, умолчать... Спокойно, Эндрю! Всё будет о'кей. Ребята могут заметить, что я волнуюсь. Этого нельзя допустить!"
   Окончательно взяв себя в руки, капитан сел на своё место и повернул к себе микрофон внутрикорабельной связи:
   - Экипажу немедленно собраться в рубке! - разнёсся его голос по многочисленным коридорам корабля. - Повторяю: экипажу немедленно собраться в рубке!
   Первым туда ворвался Барков:
   - Что случилось, Эндрю? - встревоженно спросил он прямо с порога.
   - Погоди, Пит. Вот все придут, и...
   - Какого же чёрта ты... - вскипел было Барков, но тут же умолк, услышав шум раздвигающейся двери.
   В рубку вошла Ивонна ван Мейер, с распущенными мокрыми волосами и в халате. Вслед за ней - остальные астронавты.
   - Прости, что я в таком виде, командир, - сказала Ивонна извиняющимся тоном, - я принимала ванну.
   - Извините, ребята, что я вас довольно наглым образом вырвал из кают, однако дело в том, что наши планы резко изменились. Только что я принял сигнал SOS... - капитан протянул руку к пульту и включил запись аудиосигнала.
   - Нутром чую, что тут что-то необычное, - сказал, внимательно всё прослушав, Барков.
   - Обратите внимание на обрывок фразы "был а... ко...", - заметил капитан. - Мне кажется, это значит "был АтаКОван"... хотя... это нужно уточнить... Ивонна, ты можешь обработать эту запись на компьютере, когда у тебя время будет?
   - Да, конечно, - согласно кивнула головою ван Мейер.
   - Для "Эдварда" это вообще плёвое дело, - хвастливо произнёс скрипучий старческий голос.
   Адамс принялся недоумённо озираться по сторонам.
   - Вы что-то потеряли, Джо? - спросил Дональдсон.
   - Я никак не могу понять, кто это говорил только что? - словно бы рассуждая вслух, ответил Адамс. - И голос-то такой потешный...
   Все дружно засмеялись, а угрюмый и флегматичный Свенссон лишь слегка ухмыльнулся.
   - Я что-то не так сказал? - удивился Джо.
   Последовал новый взрыв смеха.
   - Но ведь голос-то и, правда, смешной! - продолжал недоумевать "новичок".
   Вся рубка буквально затряслась от смеха. Причём на этот раз смеялся даже Свенссон.
   - Кто-нибудь из вас может мне объяснить, что происходит?! - воскликнул Адамс. - И почему вы все смеётесь?
   - Вот это как раз и был голос нашего "Эдварда"! - с трудом сдерживая смех, пояснил, наконец, Дональдсон.
   - Значит "Эдвард" говорит голосом старикашки?! - удивленно переспросил Адамс.
   - Ой, не могу! Ха-ха-ха! - снова засмеялся Барков. - "Голос старикашки"! Ну, ты даёшь, Джо!
   - Но почему именно так? - не обращая на него внимания, снова спросил их новый товарищ.
   И капитан объяснил, что ван Мейер сама спроектировала этот голос, взяв за основу голос своего деда. Ей казалось, что он будет очень оригинально звучать (по сравнению с компьютерами других кораблей, в которых обычно использовался приятный женский голосок). Впервые его услышав, Митчелл сказал, что он очень похож на голос его родственника, по имени Эдвард. Это имя так всем понравилось, что компьютер тут же окрестили "Эдвардом".
   - Ну вот, так бы сразу и сказали! - произнёс Адамс, слегка насупившись.
   Постепенно астронавты снова вернулись к разговору о полученном сообщении.
   - "Был атакован"... - задумчиво сказал Барков. - Кто же мог это сделать?
   - Пираты? - предположил Свенссон.
   - Нет, Магнус, вряд ли. Слишком глухой район, - отрицательно покачал головой Дональдсон.
   - В этом происшествии очень много странного, - заметил Барков. - И нам предстоит разобраться в этом.
   - С Хартманном я уже договорился, - сказал капитан. - Мы отправляемся туда "завтра", как только прибудет новый корабль, который заменит нас здесь.
   - Отлично! - воскликнул Митчелл.
   - Дело пахнет приключением! - восторженно присоединился к нему Адамс.
   - Не знаю, Джо, не знаю, - покачал головой Дональдсон. - Приключения не случаются по заказу. К тому же, мы ведь спасатели, Джо, и не обязаны гоняться за приключениями.
   - Да, сэр, я понимаю, - смущённо сказал Адамс. - Я просто хотел сказать, что будет, наверное, интересно.
   - В этом я не сомневаюсь, Джо. Ладно, ребята, не буду вас больше задерживать. Отдыхайте.
   Астронавты разошлись по каютам, и капитан снова остался один.
   На душе у него было тревожно. Подобные происшествия в космосе чаще всего оканчивались трагически, и у него было очень мало шансов спасти пассажиров "Эклиптики".
   Ему вспомнился свой первый полёт на спасательном корабле. Вернувшись на Землю, он несколько дней рассказывал родителям о своих впечатлениях.
   "Ты выбрал благородную профессию, сынок, - сказал ему тогда отец, - и у тебя, наверняка, появятся какие-нибудь награды. Но лучшей наградой для тебя должны стать жизни спасённых тобой людей. И я буду очень счастлив, если кто-нибудь мне скажет: "Ваш сын спас мне жизнь". Это гораздо важнее орденов и медалей".
   "Эх, папа, папа! - подумал капитан. - Да я бы все свои награды отдал лишь за то, чтобы узнать, где ты теперь".
  
  
  

ГЛАВА 5

   В эту "ночь" Дональдсон очень долго не мог заснуть.
   За десять лет работы в службе спасения капитан выработал способность полностью отдыхать за считанные часы, а иногда даже и минуты сна. Поэтому, проспав всего лишь несколько часов, он проснулся с абсолютно свежей головой.
   Надевая комбинезон, Дональдсон бросил взгляд на фотографию, стоящую на письменном столе. На ней он был снят вместе с родителями в день окончания школы астронавтов.
   "Когда я их найду, сделаю новый снимок, - подумал он, - если только... А, будь что будет!"
   Махнув рукой, он отогнал мрачные мысли и отправился в рубку.
   Переступив порог рубки, он обнаружил там Ивонну ван Мейер, которая делала вычисления на компьютере, склонившись над клавиатурой.
   Назвать её красивой было трудно: черты лица были несколько грубоваты, так же, как и голос. Издалека её вполне можно было принять за юношу. Светлые, прямые волосы всегда были аккуратно заплетены в небольшую косу. С тонких губ практически никогда не сходила озорная улыбка. Однако, если что-то выходило не так, как ей хотелось, она могла быть очень жесткой. В экипаже её все любили за то, что она всегда могла поднять настроение смешной репликой или каким-нибудь розыгрышем. Работу свою она знала до тонкостей. Казалось, что её голова до отказа заполнена самыми разнообразными идеями. Она всегда могла составить наиболее оптимальную программу и никому не отказывала, если требовалась её помощь. По-английски она говорила хорошо, но в минуты волнения её голландский акцент слышался особенно чётко.
   - Привет, Ивонна, - весело сказал капитан. - Чем занимаешься?
   - Добрый день, командир. Вот только что обработала аудиосигнал с "Эклиптики", - ответила ван Мейер, указав на дисплей компьютера.
   - Ну и как?
   - Ты был прав, командир. Обрывок слова "а... ко..." означает не что иное как "АтаКОван". Но больше ничего не удалось восстановить.
   - И то хорошо. Теперь мы хотя бы знаем, что нас там ожидает. Спасибо тебе, Ивонна!
   - Не за что, командир! - улыбнулась голландка.
   - Ага, Ивонне-то спасибо, а мне? Вот так всегда: перегреваешься тут, понимаешь, напрягаешь все микросхемы, а какова благодарность?! - неожиданно заявил скрипучий старческий голосок.
   Ивонна хихикнула, прикрыв рот рукой.
   - Спасибо, спасибо, "Эдвард". Только не ворчи ты так! - успокоил компьютер капитан.
   "Эдвард" для собственной значимости ещё немного поворчал и умолк.
   Через некоторое время в рубке собрался весь экипаж.
   - Привет, ребята! Как дела? Всё нормально? - спросил капитан.
   - Пока вроде жаловаться не на что, - ответил Барков.
   - Горючего, энергии хватит? - снова спросил Дональдсон, обращаясь к Митчеллу.
   - Можем хоть всю галактику облететь! - усмехнулся Сэм.
   - Отлично! А у тебя как дела, Джеймс?
   - По медицинской части? - уточнил Ченг.
   - Да, - кивнул капитан.
   - Нормально. Медикаментов много. Ещё не на один полёт хватит, - спокойно ответил Ченг, слегка прищурившись.
   Все его предки были врачами и целителями, когда-то очень давно приехавшими в США из Китая. От них Ченг унаследовал методы китайской медицины, которые он очень умело использовал, вместе с традиционными направлениями. А его работы по космобиологии с успехом публиковались в научных журналах.
   - Ну, раз всё нормально, тогда по местам, ребята! - весело сказал Дональдсон. - Будем ждать корабль, который заменит нас здесь.
   Однако к положенному сроку корабль так и не появился, и они снова принялись перевозить пострадавших от наводнения людей.
   Лишь трое суток спустя появился обещанный Хартманном корабль, и экипаж "Звёздного Рыцаря" стал готовиться к новому гиперпереходу.
   Наконец, все параметры были уточнены вплоть до десятитысячных долей градуса и секунды, и корабль совершил новый мгновенный скачок в непроглядную безбрежную бездну космоса.
  
  
  

ГЛАВА 6

  
   Сам гиперпереход к Проциону и небольшое торможение после него заняли в общей сложности чуть меньше двух "недель". Затем корабль продолжил свой полет на крейсерской скорости, равной половине скорости света. Однако внутри корабля это огромное ускорение никак не ощущалось: система искусственной гравитации строго поддерживала нормальный, земной уровень тяготения.
   Подобно гигантской птице, "Звездный Рыцарь" стремительно несся вперед, расталкивая таинственную бездну Вселенной.
   Так прошло еще несколько суток. За это время на борту корабля ничего интересного не произошло.

* * *

   Двадцать девятые сутки полета начались как обычно.
   Рано проснувшись, Дональдсон позавтракал, заказав в молекулярной автокухне кофе с крекерами, и отправился в рубку управления.
   На этот раз там был только Свенссон. Удобно расположившись в
   кресле, он читал электронную книгу и потягивал из банки свое любимое безалкогольное пиво.
   Его прямые светлые волосы были, как всегда аккуратно причесаны, а бело-голубой комбинезон тщательно выстиран и выглажен. На рукавах комбинезона выделялись до блеска начищенные пластиковые флаги: голубой, с кругом из золотых звездочек - Европейского союза, и синий, с желтым крестом - Швеции, причем флаг Швеции был особенно ярок. Дональдсон знал, что Свенссон очень любит тщательно ухаживать за своей формой, поэтому такая опрятность его не удивляла.
   - Привет, Магнус.
   В ответ на приветствие капитана Свенссон лишь слегка кивнул головой.
   - Сегодня твоя вахта? - спросил Дональдсон.
   Снова кивок.
   - Ну и как? - снова спросил капитан.
   - Порядок, - последовал типично "Свенссоновский" ответ.
   Магнусу Свенссону было 38 лет, и в экипаже "Звездного Рыцаря" он был старше всех.
   Внешне он выглядел как древний викинг из исторического фильма: высокий, худощавый, с суровым и бесстрастным лицом. Разговаривал он обычно очень мало и всегда старался выразить свои мысли предельно лаконично. Если он "выдавал" речь, состоящую из трех предложений, то она уже считалась очень длинной для него. Он обладал спокойным, флегматичным, даже немного меланхоличным характером и почти всегда пребывал в каком-то задумчивом и даже слегка печальном настроении. Дональдсон знал, с чем это было связано.
   В молодости Свенссон служил штурманом на пассажирском "шаттле", совершавшем рейсовые перелеты между Землей и Марсом, а его жена была вулканологом и работала на одной из марсианских станций.
   И вот однажды, когда Свенссон был в очередном полете, к нему пришло страшное известие о том, что его жена и трехлетний сын трагически погибли во время извержения марсианского вулкана.
   И хотя со времени этой трагедии прошло уже много лет, он так и не сумел смириться с этой потерей. И каждый раз, когда "Звездный Рыцарь" отправлялся в очередной полёт, в его памяти всплывали воспоминания о событиях того страшного дня. Он сам как-то раз сказал об этом капитану.
   А ещё он сказал, что именно эти печальные события и подтолкнули его к тому, чтобы перейти в отряд астронавтов-спасателей. Когда капитан спросил его, почему он перешёл именно в спасатели, Свенссон сказал: "Их я спасти не смог, но, может быть, смогу спасти кого-то ещё". После такого ответа капитан понял, что задавать какие-либо вопросы просто бессмысленно.
   Убедившись (уже в который раз) в тщетности своих попыток разговорить Свенссона, капитан направился к своей части пульта, чтобы уточнить курс полёта.
   Корабль уже два дня находился в районе поиска "Эклиптики", но на радарах по-прежнему ничего не было.
   "Почему "Эклиптики" до сих пор нет?! - недоумевал капитан. - Может быть, лайнер куда-нибудь "удрейфовал"?"
   - Командир, кажется, что-то появилось на радаре, - спокойно сказал Свенссон, прерывая его размышления.
   Бросив взгляд на экран радара, Дональдсон заметил на нём небольшую точку.
   - Экстренное торможение! - мгновенно среагировал он.
   - Есть экстренное торможение, - невозмутимо произнёс Свеннсон, и нажал красную кнопку на своём пульте.
   Началось торможение.
   Но о том, что "Звёздный Рыцарь" тормозил, можно было понять лишь по тому, как постепенно замедлялось движение точки на экране радара.

* * *

   Сутки спустя объект, возникший на радаре, был уже в пределах видимости, и экипаж собрался в рубке управления, чтобы лучше его рассмотреть.
   Дональдсон открыл автоматические заслонки, закрывающие видеокамеры внешнего обзора и включил все экраны в рубке.
   Сначала на них были только тускло мерцавшие далёкие звёзды, но вскоре появилось едва заметное крохотное пятнышко, затерявшееся между ними. Затем оно стало постепенно увеличиваться в размерах, и вот, наконец, в нём стали угадываться контуры какого-то большого космического корабля.
   - "Эдвард", что это? - спросил капитан, указывая на экран.
   - Насколько я понимаю, - проскрипел старческий голосок, - это большой пассажирский космический корабль. Тип корабля - "межзвёздный лайнер". Вероятнее всего - "Эклиптика" или "Гермес".
   - А ты в этом уверен, "Эдвард"? - недоверчиво спросил Дональдсон.
   - Абсолютно! - ответил ему компьютер и добавил обиженным тоном: - Да и когда это было, чтобы "Эдвард" не был уверен в том, что говорит?!
   - Ничего не поделаешь, - картинно развел руками Барков, - придётся поверить ему на слово!
   Все засмеялись. И лишь прямые, тонкие губы Свенссона только слегка изогнулись в некоем подобии улыбки.
   "Нашего шведа такой шуточкой не проймёшь!" - подумал капитан,
   украдкой взглянув на Магнуса.
   Наконец, "Звёздный Рыцарь" приблизился к неизвестному кораблю настолько, что стал отчётливо виден огромный, гантелеобразный корпус, на котором выделялась надпись, сделанная большими, чёрными буквами. Когда Дональдсон включил увеличение, стало ясно, что это название корабля.
   При виде этого названия у капитана подкатил комок к горлу. Ведь именно его он так хотел увидеть!
   Впрочем, экипаж тоже не меньше него взволновался, увидев это название. Огромный белый корабль назывался "Эклиптика"!
  

ГЛАВА 7

   По мере приближения к "Эклиптике", у астронавтов постепенно нарастало чувство тревоги.
   Лайнер выглядел пустым и мрачным. Тёмными глазницами своих многочисленных иллюминаторов глядел он на "Звёздного Рыцаря", и ни в одном из них не было ни малейшего проблеска света.
   Дональдсон судорожно схватил микрофон внешней связи:
   - "Эклиптика", "Эклиптика", я - "Звёздный Рыцарь", я - "Звёздный Рыцарь", отвечайте! Приём! - сказал он в микрофон, и переключил устройство внешней связи на приём ответного сигнала.
   Но ответа так и не последовало.
   - "Эклиптика", ответьте "Звёздному Рыцарю"! Ответьте "Звёздному Рыцарю"! Приём! - прокричал капитан в микрофон.
   Тишина. Ни звука не послышалось в ответ...
   - "Эклиптика", отвечайте!!!
   И снова лишь мёртвая тишина вместо ответа. Не было даже обычных радиопомех.
   - Адамс, посигнальте им бортовыми огнями! - сказал Дональдсон по внутренней связи.
   - А что сигналить-то? - отозвался сержант.
   - Сигнальте: "Я - "Звёздный Рыцарь", ответьте". Чёрт побери, Адамс, мне что, учить вас, что ли?!
   - Понял, сэр!
   Бортовые огни "Звёздного Рыцаря" заморгали азбукой Морзе. Но
   лайнер по-прежнему не подавал никаких признаков жизни. Казалось, что на "Эклиптике" нет, и никогда не было ни одной живой души.
   Дональдсон приказал Адамсу повторить сигнал, но это ничего не дало. Лайнер продолжал молчать.
   - Ладно, Адамс, хватит мигать, бесполезно! - махнул рукой капитан и, немного подумав, повернулся к ван Мейер. - Да, Ивонна, а что показывает телеметрия?
   - Да то же самое, что мы и так видим, командир, - произнесла она со вздохом. - Источники энергии не работают, гравитационное поле отключено. Скорее всего, корабль просто лежит в дрейфе.
   - Понятно. Что ж, надо делать общий сбор, - вставая со своего места, сказал капитан.
   - Адамс, Ченг, Митчелл, срочно зайдите в рубку! - объявил он по внутренней связи.
   Через минуту весь экипаж был в сборе, и Дональдсон произнёс:
   - Как вы сами видите, "Эклиптика" не отвечает на наши запросы и сигналы. Поэтому я считаю, что мы должны высадиться на неё и разузнать, что там к чему. Надеюсь, со мной все согласны?
   Все дружно закивали головами.
   - В таком случае, - продолжал капитан, - нам нужно подготовить скутер для исследований. Я думаю, на "Эклиптику" должны отправиться... Барков... Ченг... и я, - добавил он, немного подумав.
   - Командир, мне кажется, вам не следует лететь на "Эклиптику", - неуверенно начал Ченг, - Там может быть очень опас...
   - Может, Джеймс, ты думаешь, - перебил его Дональдсон, - что мне будет гораздо легче, если я буду сидеть здесь - в безопасности и полном неведении, что с вами происходит там?!
   Было видно, что Ченг хотел ещё что-то возразить, но промолчал.
   - Моя профессия, так или иначе, связана с нагрузками, - продолжал капитан, - если не с физическими, то уж с моральными точно. Нет, я лечу на "Эклиптику", и точка!
   Больше с ним никто спорить не стал, потому что все знали: если командир решил что-то сделать, то он это сделает, несмотря ни на что.
   Дональдсон, Барков и Ченг пошли надевать скафандры, Митчелл отправился заправлять баки скутера горючим, Свенссон тоже пошёл с ним, чтобы проверить оборудование скутера.

* * *

   Через пятнадцать минут Барков и Ченг уже сидели в скутере, а Дональдсон давал указания Свенссону:
   - Не знаю, что нас там ожидает, но ты должен прямо сейчас подготовить флайер, и по первому моему зову вы все должны лететь на нём ко мне на выручку.
   - Понял, - коротко сказал Свенссон.
   - Двух-трёх пострадавших мы, наверно, и сами сможем привезти. Больше-то нам не взять.
   - Угу, - согласно кивнул головой Магнус.
   - Ладно, я пошёл.
   - Угу. Жесткой посадки! - сказал Свенссон. Для астронавтов это было
   обычное пожелание, что-то вроде: "Ни пуха, ни пера!"
   - К чёрту! - усмехнулся капитан и, опустив стекло своего скафандра, направился к скутеру.
   Это небольшое средство для передвижения и исследований в космосе представляло собой большой диск, накрытый стеклянным куполом. Одна половина купола поднималась, сдвигаясь назад, а на другой половине находился небольшой киль. Издалека скутер был похож на перевёрнутую вверх дном стеклянную тарелку.
   Дональдсон легко взобрался на край диска, перешагнул через небольшую панель приборов и оказался внутри скутера. Там было три кресла. Капитан занял место в центре. Барков и Ченг уже сидели на своих местах.
   Он нажал кнопку на приборной панели, и стеклянный колпак скутера начал медленно закрываться. Когда он со стуком закрылся, в шлемофоне Дональдсона послышался глуховатый голос Свенссона:
   - Ну что, командир, шлюзование начинать?
   - Конечно, чего тянуть-то?
   - О'кей, - коротко произнёс Свенссон.
   На приборной панели скутера датчик внешнего давления стал показывать, что давление воздуха в шлюзе стало быстро уменьшаться.
   Вскоре створки шлюза "Звёздного Рыцаря" медленно раздвинулись, открыв выход в чёрную бездну космоса.
   Дональдсон нажал на правый подлокотник своего кресла, и из него тотчас же выскочила небольшая рукоятка с двумя кнопками - красной и зелёной.
   Капитан нажал зелёную кнопку.
   Взревели небольшие реактивные двигатели, сопла которых были расположены по всей окружности нижней части скутера, и он слегка приподнялся над полом шлюзовой камеры.
   Дональдсон наклонил рукоятку вперёд. Двигатели, расположенные в кормовой части скутера, заработали сильнее, и, медленно разгоняясь, он плавно вылетел из огромного чрева "Звёздного Рыцаря".
   Оказавшись в открытом космосе, капитан сразу увидел громадный корпус "Эклиптики", похожий на огромную гантелю. Правда, шары у этой "гантели" были разные - один побольше, другой поменьше.
   Дональдсон прекрасно знал внутреннее устройство кораблей такого типа: в большом шаре располагались двигатели, в маленьком - экипаж, а в длинной "ручке" "гантели" находились пассажирские каюты. Кроме того, он знал, что около кабины экипажа есть аварийный шлюз, через который можно легко проникнуть внутрь корабля. Именно туда он и направил прозрачное судёнышко.
   Через три минуты скутер уже висел над люком аварийного шлюза,
   и капитан раскрыл его стеклянный купол.
   Оттолкнувшись от кресла, он медленно поднялся вверх и выплыл из скутера.
   - Командир, ты куда?! - воскликнул Барков.
   - Там может быть опасно, - добавил Ченг.
   - Не волнуйтесь, - успокоил их Дональдсон, - Я только открою аварийный шлюз и сразу обратно.
   - Будь осторожен, командир, - сказал Барков.
   - Хорошо, мамочка! - капитан пытался шутить, но в его голосе слышалось волнение.
   Отплыв чуть-чуть подальше, он включил свой ранцевый двигатель - за спиной раздалось лёгкое шипение, и последовал несильный толчок вперёд. Сориентировавшись, он полетел прямо к люку аварийного шлюза "Эклиптики", который был метрах в двадцати от него.
   Добравшись до створок люка, Дональдсон стал водить лучом фонаря по глянцевой обшивке лайнера.
   Немного в стороне от люка, луч фонаря высветил небольшой красный квадрат. Это была какая-то крышка. Откинув её, капитан обнаружил под ней небольшую пластиковую скобу.
   Эта скоба открывала электронный замок люка, который работал от собственного аккумулятора, поэтому его можно было открыть даже при отключенной системе энергоснабжения.
   Недолго думая, Дональдсон схватился за скобу и выдернул её вместе со стержнем, к которому она была прикреплена.
   Створки люка медленно разошлись в разные стороны.
   Капитан развернулся и полетел обратно к своим товарищам.
   Там он включил внешнее освещение и, не закрывая купол, стал медленно вводить скутер в открывшийся проём аварийного шлюза "Эклиптики".
   Посадив скутер, Дональдсон осмотрел аварийный шлюз.
   На первый взгляд там было всё нормально. Но одна деталь заставила капитана похолодеть.
   В полумраке пространства шлюза было отчётливо видно, что его внутренняя дверь распахнута настежь!
   Уже одно это на первый взгляд незначительное обстоятельство могло стать причиной гибели лайнера.
   Распахнутая внутренняя дверь шлюза говорила о том, что на "Эклиптике" (по меньшей мере) произошло самое страшное, что может случиться в космосе - разгерметизация!
   Приложив палец к стеклу скафандра, капитан велел всем сохранять молчание, так как разговоры могли быть услышаны, в случае если на лайнере кто-то прятался.
   Покинув скутер, Дональдсон, Ченг и Барков поплыли к внутренней
   двери. Поскольку энергосистема "Эклиптики" была отключена, ни о какой искусственной гравитации не могло быть и речи.
   Дональдсон вынул из кобуры бластер, снял его с предохранителя, и, держа в другой руке фонарь, осторожно заглянул в дверной проём.
   Там обнаружился небольшой коридор, в дальнем конце которого еле виднелась ещё одна раскрытая дверь.
   Медленно паря в невесомости, астронавты миновали этот коридор, проскользнули в дверь и оказались в большом тёмном зале, очень похожем на рубку "Звёздного Рыцаря" (там тоже были большие экраны и пульт управления).
   Очевидно, этот зал был главной рубкой "Эклиптики".
   Осмотрев помещение, они заметили у дальней стены неподвижно висящую в невесомости фигуру человека.
   Приблизившись к нему, они убедились, что он мёртв.
   Тело его так долго пролежало в условиях космического холода, что кое-где даже покрылось инеем.
   Умерший астронавт был одет в форму компании "Пан-америкэн спейс", которая осуществляла пассажирские и грузовые рейсы к дальним звёздным системам. Именно этой компании и принадлежал лайнер, а погибший, очевидно, был членом его экипажа.
   Глаза у трупа были открыты, но всё же, они отличались от сильно выпученных глаз, какие обычно бывают у погибших от разгерметизации.
   Дональдсон заметил это сразу, ведь ему нередко приходилось видеть такое. Из этого он сделал вывод, что этот человек погиб не из-за разгерметизации, а по какой-то другой причине.
   Что-то в облике астронавта показалось ему знакомым. Отогнув воротник форменного комбинезона, капитан заметил вышитые жёлтой ниткой инициалы "S. J.", и тут ему всё стало ясно.
   Это был Сэм Джексон, командир экипажа "Эклиптики", вернее, его бездыханное тело. Капитан подружился с ним ещё в школе астронавтов, но позже судьба разбросала их. Джексон стал пилотировать пассажирские корабли, а Дональдсон ушёл в спасатели. Последнее время он очень редко видел Джексона. Лишь на космодроме им удавалось переброситься парой слов, да и то только когда время их полётов примерно совпадало.
   "Эх, Сэмми, Сэмми. А ты ещё говорил, что твоя работа менее опасна, чем моя", - с болью подумал капитан.
   Он показал воротник Баркову, и тот кивнул, узнав инициалы. Барков тоже хорошо знал Джексона.
   Задерживаться было некогда, и астронавты полетели дальше, к выходу из рубки.
   Пролетев сквозь двери, они сразу же столкнулись с ещё одним
   покойником. Судя по форменному комбинезону, он тоже входил в экипаж лайнера.
   Аккуратно отодвинув его в сторону, Дональдсон полетел по длинному, тёмному коридору "Эклиптики". Барков и Ченг устремились за ним.
   Вскоре они оказались около входа в первый пассажирский салон (всего на лайнере их было два).
   Дверь, ведущая в салон, была раскрыта настежь, так же, как и все предыдущие.
   Дональдсон с содроганием заглянул в неё первым, ожидая увидеть за ней множество трупов.
   Но ничего подобного там не оказалось. Луч фонаря высветил только пустой коридор пассажирского салона.
   Капитан на секунду оцепенел, но тут же опомнился, и так быстро скользнул в темноту коридора, что его товарищи еле успели его догнать.
   Указав на закрытые двери кают, он принялся их открывать. Барков и Ченг молча последовали его примеру.
   Все каюты раскрывались очень легко. Очевидно, они не были заперты, и это очень удивляло Дональдсона. Но ещё больше его удивило то, что в каютах вообще не было людей! Ни живых, ни мёртвых!
   Так, открывая одну за другой все каюты, они постепенно продвигались к концу первого пассажирского салона.
   И тут в шлемофоне Дональдсона послышался какой-то скрежет, и чей-то тонкий, сдавленный голос произнёс: "О-ох!"
   - Вы слышали? - воскликнул капитан, нарушая "обет молчания", который был уже не нужен, поскольку если бы на лайнере была какая-нибудь засада злоумышленников, на них бы давно уже напали.
   - Что? - в один голос отозвались Барков и Ченг.
   - Кто-то охнул.
   - Да, мне тоже показалось, - сказал Барков.
   - И я вроде тоже что-то слышал, - подтвердил Ченг.
   - По-моему, это радио какого-то скафандра. Надо определить источник, - сказал капитан, быстро нажимая клавиши своего нарукавного компьютера. На его маленьком экранчике вскоре возникла крохотная красная точка.
   - Это где-то... прямо и чуть вправо, - произнёс Дональдсон, поводив
   немного рукой.
   - Да, точно, - кивнул головой Барков, взглянув на свой компьютер.
   - За мной, парни! - скомандовал капитан и полетел вперёд, к выходу из салона.
   Легко ориентируясь в тёмных галереях "Эклиптики" они быстро
   пролетели какую-то служебную комнату и весь второй пассажирский салон, свернули направо, потом налево, потом снова направо...
   И наконец, они оказались перед дверью, над которой было написано: "Ангар для спасательных капсул". На компьютере Дональдсона красная точка резко запульсировала.
   - Это здесь, - сказал капитан.
   - Да, точно, - подтвердили Барков и Ченг, взглянув на свои компьютеры.
   Ухватившись за дверную ручку, Дональдсон с силой дёрнул дверь в сторону.
   Дверь не поддалась.
  
  
  

ГЛАВА 8

  
   - Заперто, - сказал капитан.
   - Это легко исправить, - спокойно произнёс Барков, разрезав лучом бластера дверной запор.
   Дональдсон снова попытался открыть дверь, но из этого опять ничего не вышло.
   - Её прижало давлением воздуха изнутри, - заключил капитан. - Чёрт возьми, да помогите же мне!
   Но даже навалившись втроём на дверную ручку, они ничего не смогли сделать.
   - Ага, тут есть ручной насос! - воскликнул Ченг, заметив небольшую пластину на двери и сразу же начал яростно нажимать на неё.
   - Навались, ребята! - скомандовал Дональдсон, и друзья снова налегли на злосчастную дверь. При этом Ченг без конца продолжал нажимать на пластину.
   Наконец дверь, не выдержав напора, с громким хлопком сдвинулась в сторону.
   Заглянув внутрь, они увидели, что там всё заставлено спасательными капсулами разных размеров. Между двумя ближайшими капсулами в воздухе висело тело какого-то маленького человека в оранжевом скафандре.
   Подлетев к нему, Ченг заглянул в стекло его шлёма:
   Это какой-то мальчик лет десяти. Это его голос мы слышали. Он, наверно, ещё жив, а если и умер, то совсем недавно. Его надо срочно доставить на скутер, - сказал он, хватая мальчика в охапку, - там я попробую его оживить. Быстрее!
   С этими словами он быстро пролетел в дверь, удерживая мальчика под мышкой.
   Пролетев по тёмным галереям, они снова оказались во втором пассажирском салоне.
   - Командир, подержи его, - произнёс Ченг, передавая мальчика капитану, - Я кое-что проверю.
   Он быстро достал из кармана элекростетоскоп и приложил его к груди мальчика:
   - Всё верно, пульса нет. Он в состоянии клинической смерти, - сказал Ченг, укладывая электростетоскоп обратно в карман, - скорее на скутер, командир!
   - Пит, ты пока осмотри тут всё, - сказал капитан Баркову.
   Оттолкнувшись ногой от стены, Дональдсон с мальчиком на руках одним махом пролетел оба пассажирских салона.
   Добравшись до скутера, он быстро влетел внутрь и положил ребёнка на скамейку, расположенную позади кресел экипажа.
   В ту же секунду к нему присоединился Ченг. Дональдсон закрыл колпак скутера, подождал, пока давление внутри него поднимется, снял с мальчика шлём, достал из ящика кислородную маску и надел её на его мертвенно-бледное застывшее лицо.
   Ченг сразу же включил подачу кислорода, затем открыл аптечку и начал доставать оттуда ампулы, шприцы, портативный электростимулятор, словом, всё, что нужно для реанимации.
   - Командир, быстрее!! - заорал он. - Нам нужно доставить его на корабль. Здесь очень трудно его оживить!
   Дональдсон метнулся к креслу, влетел в него, пристегнулся и включил двигатели скутера.
   - Эй, Пит, слышишь меня? - спросил капитан, выводя судно из шлюза.
   - Да, Эндрю, отлично слышу! - прогремел на весь шлемофон могучий голос Баркова.
   - Если ты там что-нибудь найдёшь, немедленно сообщи мне. Я пошлю к тебе Свенссона или кого-нибудь ещё.
   - Хорошо, Эндрю, я понял.
   Пока Дональдсон выводил скутер из шлюза "Эклиптики", Ченг снял с мальчика скафандр и принялся применять все меры для того, чтобы вернуть его к жизни.
   Сначала он сделал ему стимулирующий укол, затем стал делать массаж сердца, но это не помогло. Тогда он включил элекростимулятор и приложил его клеммы к узкой груди мальчика.
   Тело его так сильно вздёрнулось в невесомости от мощного электрического разряда, что доктору с трудом удалось удержать его на месте.
   Но сердце мальчика по-прежнему не билось.
   Тогда Ченг увеличил мощность и снова приложил клеммы к
   грудной клетке паренька. От нового разряда тело подскочило с лежанки ещё сильнее.
   На экране датчика сердцебиения по-прежнему рисовалась ровная прямая линия.
   Но доктор сдаваться не стал, и пропустил через грудь мальчика ещё более сильный разряд.
   На этот раз, чтобы удержать невесомое тельце, ему пришлось вцепиться в него обеими руками. При этом он старался не терять из виду экран датчика.
   На ровной прямой линии вдруг начали вздыматься небольшие холмики. Ченг поморгал, чтобы убедиться в том, что они ему не мерещатся. Однако прибор и в самом деле регистрировал очень слабое едва заметное сердцебиение.
   - Ага, получилось!!! - закричал он, как безумный. - Командир, жми быстрей на корабль!!
   - Да мы и так уже почти прилетели, - сказал Дональдсон.
   Они действительно находились уже близко от "Звёздного Рыцаря".
   Капитан, немного уменьшив скорость скутера, начал вводить его в шлюзовую камеру корабля.
   В это время Ченг продолжал колдовать над мальчиком. Пытаясь улучшить работу сердца, он снова сделал стимулирующий укол. И его усилия не оказались напрасными. Сердце мальчика стало биться всё сильнее и сильнее, вселяя в доктора надежду...
  
  
  

ГЛАВА 9

   Аккуратно влетев в шлюз, Дональдсон посадил скутер на специальную площадку.
   Шлюз тем временем начал медленно закрываться.
   Через минуту внешние ворота шлюза, через которые влетел скутер, полностью сомкнулись. Послышался тонкий свист нагнетаемого в помещение воздуха. Приборы показывали стремительно растущее давление в атмосферах. Когда шлюзование завершилось, капитан открыл скутер.
   Половинка его стеклянного купола ещё не успела до конца подняться, как в шлюзовую камеру вбежал запыхавшийся и
   растрёпанный Свенссон.
   - Что там, командир?! - воскликнул он встревожено.
   - Вот, нашли пострадавшего, - указал капитан на мальчика, которого Ченг укладывал в это время на носилки.
   - Несите его скорей ко мне, чёрт вас возьми! - выругался доктор.
   Дональдсон и Свенссон осторожно спустили носилки со скутера и понесли их к выходу. Ченг не отставая, бежал рядом, держа в руках систему искусственного дыхания.
   За дверью шлюза стояла сложенная медицинская каталка. Ченг разложил её. Носилки с мальчиком положили на каталку, и пошли дальше, толкая её перед собой.
   Тут к ним подбежала Ивонна ван Мейер.
   - А где остальные? - спросила она.
   - Остальные? - не поняв, посмотрел на неё Дональдсон.
   - Ну, остальные пострадавшие, - пояснила Ивонна. - Где они?
   - Вот, только этот парнишка, - показал капитан.
   - Неужели все погибли?! - с ужасом воскликнула голландка.
   - Как ни странно, мы нашли там только два трупа.
   - Ничего не понимаю... - остановившись, в недоумении покрутила головою ван Мейер.
   - Дело в том, что корабль пустой! - сказал Дональдсон.
   Брови Ивонны изумлённо приподнялись.
   - То есть ты хочешь сказать, что там не было никого, кроме этого мальчика и двух погибших?
   - Да. Именно это я и имел в виду, - подтвердил Дональдсон.
   - Ого! Дело принимает интересный оборот! - воскликнула программистка.
   - Вот именно! - согласно сказал капитан.
   Наконец они докатили каталку с мальчиком до "кабинета доктора Ченга", как они его называли.
   - Слушай, Ивонна, ты не могла бы мне помочь? - спросил его "хозяин".
   - Да, конечно. А что надо делать?
   - Ты пока кати его ко мне, а там я объясню, что к чему.
   Понятливо кивнув в ответ, ван Мейер принялась выполнять поручение доктора. Не снимая скафандра, Ченг отправился вслед за ней.
   Дональдсон хотел спросить его о состоянии здоровья мальчика, но передумал: "Лучше я сделаю это попозже".
   Тут он вспомнил, что обещал послать кого-нибудь на помощь к Баркову, и обернулся к Свенссону.
   - Я пойду в рубку, а ты отправляйся на "Эклиптику", чтобы подготовить её к стыковке. Барков там, он тебе поможет.
   - Понял, - коротко сказал Свенссон и отправился надевать скафандр.
   Капитан прекрасно знал, что Ченг очень не любит, когда ему мешают. Да и вообще, это неписаное правило всех медицинских работников - не пускать никого, когда идет операция или лечение. Но всё же ему не терпелось узнать, как там мальчик?
   "В конце концов, - думал он, - мне ведь только нужно узнать, выживет он или нет, а торчать там всё время я не собираюсь".
   И отбросив сомнения, он направился к Ченгу.
   - Ну как он? - прямо с порога спросил Дональдсон.
   - Давление пока не очень высокое, но держится стабильно. То же самое можно сказать и о пульсе, - ответил Ченг, прилаживая к носу мальчика какие-то трубочки. Ивонна в это время сидела за медицинским компьютером, стремительно перебирая пальцами по клавиатуре.
   - Скажи прямо - он будет жить или нет? - не унимался Дональдсон.
   - Да, будет, если только ему не станет хуже в течение ближайшего часа, - пояснил доктор.
   - Этот мальчик нам очень нужен, - сказал капитан. - Может быть, он что-то видел или знает чего-нибудь
   - Не волнуйтесь, командир. Теперь-то уж я не дам ему умереть, - пообещал Ченг. - Не будь я врач "Звездного Рыцаря", если я допущу это.
   - Дай-то бог! - задумчиво качнул головой Дональдсон.
   - И всё-таки положение осложнено тем, что его организм сильно истощён. Очевидно, ему пришлось долго голодать там.
   - И что теперь делать? - спросил капитан.
   - Пока буду делать вливания, а там видно будет, - в голосе Ченга послышалось недовольство. - Командир, я думаю, вам не следует здесь находиться.
   - Хорошо, хорошо, я ухожу. Может, тебе нужны какие-нибудь лекарства из трюма? Я могу принести, - предложил свою помощь Дональдсон.
   - Нет, не нужно, - отказался доктор. - У меня всё есть.
   - Тогда я пошёл. Информируй меня.
   - Конечно, командир. Буду держать вас в курсе всех событий.
   Дональдсон пожелал ему удачи и отправился в главную рубку.
  
  
  

ГЛАВА 10

   Войдя в помещение рубки, капитан невольно содрогнулся при виде царившей там пустоты. Обычно здесь всегда кто-нибудь находился, но в этот раз не было ни души.
   Сначала у него невольно возникла мысль, что экипаж его корабля
   исчез, как исчезли все, кто был на "Эклиптике". Однако, вспомнив предыдущие события этого "дня", он понял, что это только плод его воображения, разыгравшегося от увиденного на лайнере, а отсутствие людей в рубке объяснялось очень просто: Барков со Свенссоном находились на лайнере, Ченг и Ивонна ван Мейер возились с мальчиком, Адамс любовался красотами космоса из оружейной, Митчелл, как всегда, торчал около двигателей, а Огивара, видимо, отправился проверять электрооборудование, готовясь к предстоящей стыковке.
   "Надо бы узнать, как дела у Баркова", - подумал капитан.
   Он подошёл к пульту и включил внешнюю связь:
   - Барков, Барков, как меня слышишь? Приём.
   В динамике сквозь треск помех что-то щёлкнуло, и послышался знакомый голос Баркова:
   - Слышимость нормальная, командир. Приём.
   - Гостя встретил? - спросил капитан.
   - Да вот только что слышал какой-то шум в шлюзе. Наверно, сейчас подойдёт...
   Последовала небольшая пауза.
   - Собственно говоря, вот он, уже здесь... Вернее, они, - сказал Барков.
   Тут сквозь помехи послышался угрюмый голос Свенссона:
   - Привет, Пётр, как ты тут?
   - А-а, Магнус, здор?во. Давно тебя дожидаюсь. Сейчас вот с командиром беседую, - сообщил навигатор.
   - Командир, я тут Огивару с собой прихватил. Думаю, он здесь понадобится, - как всегда отрешённо донёс до сведения Дональдсона Свенссон.
   - А я как раз его потерял, - сказал капитан.
   - Привет, Барков. Командир, извини, что я вот так удрал - без спроса, - быстро и немного виновато пробормотал электротехник.
   - Да ладно, чего там! - махнул рукой Дональдсон. - А ты, Свенссон, молодец! Читаешь мои мысли. Я и сам собирался отправить его туда.
   - Так ведь без него здесь не обойтись, - сказал Магнус.
   - Вот и я так же подумал. Ну что, Таканори, сможешь что-нибудь сделать?
   - Я ничего не смогу сказать, пока не осмотрю бортовую электростанцию, - отозвался Огивара. - Если она в порядке, а
   энергоснабжение просто выключено, тогда я включу его - и всё. А если электростанция неисправна, тогда придётся подключаться к аварийным аккумуляторам. Если и они повреждены, тогда нужно будет их отремонтировать, или заменить. А если они не заряжены, тогда придётся крутить генераторы, и заряжать их. А если и генераторы тоже сломаны, тогда...
   - ...тогда придётся подключиться к "Рыцарю". Я всё это знаю и без тебя, - не выдержав, оборвал его капитан. Ему немного не нравилось пристрастие Огивары к разжёвыванию прописных истин.
   - Извини, командир, - смущённо буркнул японец, - опять я зарапортовался...
   - Ладно, чего уж там... Надеюсь, не нужно объяснять вашу задачу? - спросил Дональдсон.
   - Нет, сэр, не нужно! - гаркнули все трое разом, и динамик разразился заливистым смехом его парней.
   И хотя капитану было совсем не до этого, после всего пережитого за истекшие сутки полёта, он всё-таки присоединился к их дружному хохоту.
   Его вопрос они восприняли как шутку, хотя он и не собирался шутить. Они, конечно, прекрасно знали, в чём состояла их задача, несмотря на то, что впервые сталкивались с подобной ситуацией. Конечно же, им нужно было "оживить" брошенную "Эклиптику" хотя бы наполовину, для того, чтобы осуществить стыковку с "Рыцарем", и тогда уже можно будет переходить с корабля на корабль, не прибегая к полётам на скутере.
   Затем Дональдсон пожелал друзьям удачи, попросил их сообщать обо всём, что они смогут сделать, и отключил связь.
   Оставшись наедине с собой, капитан сделал записи в бортовом журнале, потом достал из кармана небольшую книжку, и начал было её читать, удобно устроившись в своём кресле, но не прочитал и нескольких страниц, как напряжение последних часов склонило его в сон...
   Ему приснилось, что они с отцом играют в теннис. Отец великолепной свечой выиграл очередной гейм, и они пошли отдыхать. Подтрунивая друг над другом, подошли к круглому столику, возле которого стояла стройная, высокая, уже немолодая женщина с каштановыми волосами, подёрнутыми сединой. В руках она держала два стакана с апельсиновым соком.
   - Что, жарко? Вот, я принесла вам сок, чтобы вы немного охладились, - сказала она, улыбнувшись, поставив стаканы на стол.
   - Да ты просто спасла меня! - воскликнул Дональдсон. - Знаешь, мама, я ведь уже почти расплавился!
   - Да-а, это заметно! Ну что, загонял он тебя?
   - Как всегда! - вздохнув, сказал Дональдсон, отхлебнув немного из стакана. - Не понимаю, как ему удаётся так играть?!
   - Секрет фирмы! - усмехнулся отец.
   - Ох, мама, я уже не знаю, как с ним справиться! - пожаловался Дональдсон, вытирая голову полотенцем. - Вот сейчас, например, был случай. Загоняю я его кручёными ударами в угол, а он - р-раз! - и обвёл! Помнишь, па...
   Он повернулся к отцу и осёкся. Всё вокруг внезапно потемнело, и откуда-то из темноты на него выплыло лицо отца с широко раскрытыми, застывшими глазами.
   - Па-апа!!! - истошно закричал капитан и... проснулся.
   Открыв глаза, он понял, что по-прежнему находится в рубке "Звёздного Рыцаря", а всё, что ему привиделось, к счастью было просто сном...
   Пока он спал, его книга упала на пол. Он поднял её, и в этот момент в рубку вбежала Ивонна ван Мейер. Вид у неё был очень испуганный:
   - Што случиилось, комантиир? - спросила она с тревогой. Её голландский акцент слышался очень чётко, что являлось признаком волнения.
   - У меня? Нет, ничего, всё нормально. Просто я немного задремал и мне приснился плохой сон, - пояснил Дональдсон.
   - Всё-таки фам наадо отдохнуть, - заботясь о нём, покачала головою ван Мейер.
   - Да ты что, Ивонна! Какой тут может быть отдых?! - возразил капитан.
   Она промолчала, так как прекрасно знала, что командир не любит, когда ему напоминают об отдыхе.
   Дональдсон посмотрел на часы и с удивлением обнаружил, что он проспал больше часа.
   - Ты всё ещё помогаешь Ченгу? - спросил он у Ивонны.
   - Да. Вернее, я как раз возвращалась оттуда и услышала ваш крик, - ответила она уже более спокойно.
   - И как там мальчик?
   - Пока нормально. Мальчишка на удивление быстро идёт на поправку. Думаю, через несколько часов у него всё будет в норме. Однако он, видимо, ещё долго не выйдет из комы. Во всяком случае, Ченг так считает, - поведала голландка.
   - Понятно, - кивнул Дональдсон. - Ченгу ещё нужна твоя помощь?
   - Нет.
   - Тогда чего же мы тут с тобой болтаем, скажи на милость? За работу, Ивонна, за работу! Нам ведь нужно подготовиться к
   стыковке с "Эклиптикой".
   - Вот таким вы мне больше нравитесь, командир, - ухмыльнулась в ответ ван Мейер, привычно усаживаясь в своё кресло. Капитан, немного подумав, достал из кармана комбинезона свой микрокомпьютер и стал уточнять параметры подлёта к лайнеру.
   Часа через три Барков вышел на связь:
   - Нам удалось запустить электростанцию. Оказывается, она просто была отключена. Скоро включим освещение и выпустим стыковочный узел. Так что жди, командир.
   - О'кей, Пит, буду ждать, - ответил Дональдсон.
   Через пять минут в иллюминаторах "Эклиптики" зажёгся свет. Ещё через некоторое время из корпуса лайнера начал медленно выдвигаться оранжевый цилиндр. Выдвинувшись примерно на два метра, он напоминал небольшой нарыв на белом теле космического корабля.
   Этот цилиндр и был тем самым стыковочным узлом, о котором говорил Барков. Все земные космические корабли оснащались подобным устройством.
   Стыковочный узел имел три метра в диаметре. Это позволяло перемещать из одного корабля в другой самые разнообразные грузы, включая многотонные контейнеры.
   Капитан включил внутрикорабельную связь.
   - Внимание! Говорит капитан Дональдсон. "Звёздный Рыцарь" начинает сближение и стыковку с "Эклиптикой". Повторяю: "Звёздный Рыцарь" начинает сближение и стыковку с "Эклиптикой", - предупредительно разнёсся его голос по всем закоулкам корабля. - Экипажу приготовиться к сближению и стыковке.
   Перегрузки, которые при этом возникнут, скорее всего, будут незначительными, и поэтому (в целях экономии энергии) Дональдсон решил их не экранировать.
   Нажав кнопку на пульте, капитан включил компьютер. Над пультом - прямо в воздухе - тотчас же возник чёрный прямоугольник голографического дисплея.
   Затем он набрал на клавиатуре слово "связь" и нажал клавишу ввода.
   На дисплее появился список отсеков, отделений, и кают "Рыцаря": "ангар", "двигатели", "медицинское отделение", "кают-компания", "главная рубка"... Из этого длинного списка Дональдсон выбрал слово "двигатели".
   На дисплее появилась круглая, как всегда чумазая физиономия Митчелла, обрамлённая густыми чёрными кудрями:
   - Да, командир, я слушаю.
   - Двигатели для маневров в порядке? - спросил Дональдсон.
   - Да, командир, - ответил Сэм.
   - Тогда мы их прямо сейчас и опробуем.
   - О'кей, командир.
   Круглое лицо Митчелла исчезло с голографического дисплея. А после того, как капитан отключил компьютер, исчез и сам дисплей.
   - Ну как, Ивонна, программа готова? - обратился он к программистке.
   - Да, - сообщила она, нажав на несколько клавиш.
   - Внимание! Приготовиться к ускорению! - скомандовал Дональдсон.
   Нажав на пульте несколько кнопок, он снова наклонился к микрофону:
   - Десять секунд до ускорения... Пять! Четыре! Три! Две! Од­на! Ускорение!
   Дональдсон вдавил в пульт управления зелёную кнопку, и почувствовал лёгкий толчок и слабую вибрацию. Бросив взгляд на экраны внешнего обзора, он увидел, что "Эклиптика" стала медленно приближаться.
   "Всё идёт как надо", - подумал капитан.
   На экране "Эклиптика" продолжала неуклонно приближаться к "Звёздному Рыцарю", хотя на самом деле всё происходило как раз наоборот.
   И вот, наконец, настал момент, когда "Звёздный Рыцарь" приблизился к лайнеру настолько, что стали видны мельчайшие детали его блестящей глянцем обшивки.
   Манипулируя небольшой рукояткой и нажимая различные клавиши, капитан подвёл корабль так, чтобы он встал напротив стыковочного узла "Эклиптики".
   Он не доверил это дело компьютеру, потому что лайнер вряд ли мог чем-то помочь "Звёздному Рыцарю". В такой ситуации компьютеру трудно действовать точно.
   - Выпустить стыковочный узел! - приказал Дональдсон.
   - Есть выпустить стыковочный узел! - мгновенно отозвалась ван Мейер.
   Из огромного корпуса "Звёздного Рыцаря" выдвинулся сравнительно небольшой, столбик стыковочного узла, точно такой же, как на "Эклиптике".
   Нужно было сделать так, чтобы оба стыковочных узла лежали в одной плоскости, и Дональдсон добился этого, воспользовавшись корректирующими двигателями.
   Теперь стыковочные узлы как бы смотрели друг на друга.
   - Приготовиться к стыковке! - скомандовал Дональдсон.
   - Есть приготовиться к стыковке! - тотчас же откликнулась Ивонна.
   - Включить стыковочный прицел!
   - Есть включить стыковочный прицел!
   На одном из экранов появился круг с точкой в центре. Он был
   изображён на фоне торца стыковочного узла "Эклиптики", в центре которого выделялся оранжевый крест. Этот крест немного не совпадал с центром круга.
   - Стыковочный прицел включён! - сказала Ивонна.
   Капитан снова привёл корабль в движение. На экране с прицелом
   оранжевый крест медленно пополз к центру круга. Совместив их Дональдсон начал сближение с лайнером.
   - Телеметрия? - спросил капитан.
   - Включена, - доложила ван Мейер.
   - АКС? *
   - Включена, - снова повторила Ивонна.
   - Магнитные замки?
   - Включены.
   - Ограничители?
   - Выпущены.
   - Захваты?
   - Выпущены, - продолжала докладывать Ивонна, чтобы командир не отвлекался от своих дел.
   Изображение торца стыковочного узла постепенно заполняло весь экран. Казалось, что до "Эклиптики" рукой подать.
   - Сто метров до касания... Пятьдесят метров до касания... Двадцать пять метров до касания... - монотонно сообщала ван Мейер.
   На экране уже было видно, где отслоилась краска на корпусе "Эклиптики".
   Для Дональдсона это была самая обычная стыковка. Почти в каждом полёте ему приходилось совершать такие же. Но всё равно он чувствовал какое-то необъяснимое волнение - у него даже выступила испарина на лбу.
   Оранжевый крест постепенно заполнил собой весь экран.
   - Пятнадцать метров до касания... - продолжала информировать о дистанции Ивонна.
   Дональдсон продолжал вести корабль медленно, но уверенно навстречу "Эклиптике".
   - Десять метров до касания... - продолжала докладывать о расстоянии голландка, - Пять метров до касания, четыре метра, три метра, два метра, один метр до касания. Есть касание! - сказала она, наконец.
   В этот момент корабль слегка тряхнуло, и крест, дёрнувшись, сместился в угол экрана.
   - Ограничители сработали! - доложила Ивонна.
   Корабль немного повело в сторону, но тут же дёрнуло обратно.
   - Есть захват! - спокойно сказала ван Мейер.
   Однако "Звёздный Рыцарь" ещё некоторое время продолжал раскачиваться во все стороны.
   - Есть стягивание! - доложила Ивонна, когда раскачивание прекратилось.
   Дональдсон напряженно всматривался в показания компьютера.
   - Есть стыковка! Магнитные замки сработали нормально! - объявила,
   наконец, ван Мейер.
   Облегчённо вздохнув, капитан откинулся на спинку своего кресла: ------------------------------------------------------------------
   * АКС - Автоматическая Коррекция Стыковки
   - Всё, порядок. Спасибо, Ивонна.
   - Что бы вы вообще без меня делали? - сказала она с улыбкой.
   - Вот именно, - столь же непринуждённо подтвердил капитан, ибо её
   помощь всегда была необходима.
   И повернувшись к ней в кресле, он добавил:
   - Ну что - пойдём встречать?
   - Пошли, - согласно кивнула Ивонна.
   Из рубки они прошли в помещение, где хранились скафандры, которое они в шутку называли "гардеробом", надели их, и отправились в шлюзовую камеру стыковочного узла.
   За эти сутки скафандр, конечно, изрядно надоел Дональдсону, но так было положено по инструкции, поскольку всегда существовала опасность разгерметизации стыковочного узла, несмотря на всю его прочность.
   Действие системы искусственной гравитации не распространялось ни на шлюзовую камеру стыковочного узла, ни на сам стыковочный узел. Поэтому едва успев переступить его порог, они сразу же оказались под потолком.
   Дональдсон произвёл шлюзование, открыл вторую дверь и выплыл в стыковочный узел "Звёздного Рыцаря". Ивонна последовала за ним.
   Стыковочный узел был похож на толстую ребристую трубу, оканчивавшуюся большим красным люком. Капитан открыл его, и услышал чьё-то сопение.
   - Великолепная стыковка, командир! - сказал Барков, просовывая голову в люк.
  
  
  

ГЛАВА 11

   Вслед за Барковым из люка выплыли Свенссон и Огивара. Дональдсон и ван Мейер проводили их до шлюза стыковочного узла "Звёздного Рыцаря".
   - Сейчас пойдём, перекусим, а потом будем обследовать "Эклиптику",
   - сказал капитан.
   - Помилосердствуй, Эндрю! Я уже шестой час в этой кишке! - взмолился Барков, дёрнув себя за рукав скафандра. - Мне нужно отдохнуть хотя бы полсуток!
   Капитан недовольно поморщился:
   - Ладно, так уж и быть, уговорил. Даю вам, ребята, сутки отдыха.
   - Да зачем нам сутки! - возразил Барков. - Нам бы только вздремнуть немного, и всё! Тут можно обойтись и обычным распорядком дня. Тем более что время для сна уже подошло. Сейчас, как всегда, поспим, и будем, как говорится, в полной боевой готовности!
   - Эх вы, лодыри! - в шутку сказал, махнув рукой Дональдсон. - Ладно, десять часов на отдых, как обычно.
   Друзья сняли в "гардеробе" свои скафандры, и разошлись по каютам.
   Через полчаса все уже спали, и только Дональдсон ворочался с боку на бок, безуспешно пытаясь заснуть...
   В голове лихорадочно вертелись разные мысли.
   "Что же всё-таки случилось с пассажирами "Эклиптики"? - размышлял капитан. - Может быть, там случилась какая-то авария, и экипаж вместе с пассажирами покинул корабль? Но тогда как объяснить отсутствие видимых следов катастрофы, и то, что все спасательные средства на месте? Барков сказал, что бортовая электростанция, скорее всего, была просто-напросто отключена. Но тогда кто её выключил и почему? Непонятно... Может быть, "Эклиптике" помог какой-то случайно оказавшийся поблизости корабль, и увёз всех на Землю, или ещё какую-нибудь планету? Нет, нам бы уже давно об этом сообщили. А может быть, всех этих людей кто-то похитил? - продолжал он строить свои предположения. - Да, это, пожалуй, ближе к истине... Но КТО это сделал?!"
   Ответов на эти вопросы он не знал, и от этого ему хотелось бежать на лайнер и искать там какие-нибудь следы, которые подскажут, что делать дальше.
   Поняв в итоге, что уснуть он уже не сможет, капитан принялся отпарывать со своего комбинезона старые, поизносившиеся шевроны и пришивать на их место новые. За этим занятием его и застал въехавший робот-стюард - толстая круглая "тумба" на колёсах с манипуляторами по бокам.
   - Доб-ро-е, ут-ро, ко-ман-дир, - произнёс по слогам невнятный скрипучий голос из "тумбы".
   - Доброе, доброе, - угрюмо проворчал Дональдсон, продолжая заниматься своим делом.
   - По-ра вста-вать, - продолжал по привычке робот, запрограммированный на то, чтобы будить его в это время.
   - Знаю, знаю, - буркнул в ответ капитан, затем зевнул и добавил: - Принеси-ка мне завтрак.
   - Есть при-нес-ти зав-трак, - монотонно пробубнил робот и, медленно развернувшись, плавно, без рывков выехал из каюты.
   Минуты через две он вернулся. Его манипуляторы крепко держали поднос с завтраком.
   - Ваш зав-трак, сэр, - пророкотал, сообщив, робот-стюард, водружая поднос на маленький пластиковый столик, стоящий возле кровати капитана. - При-ят-но-го ап-пе-ти-та, сэр!
   - Спасибо, - поблагодарил его Дональдсон и подумал, что он мог бы этого и не делать, ведь роботу всё равно нет никакого дела до его похвалы. "А вообще-то это обычная реакция человека, - размышлял он, глядя на приземистую конструкцию на колёсиках. - Человеку всегда кажется, что машине приятно, когда её хвалят. Хотя кто его знает, может быть так оно и есть"...
   - Бу-дут ли ещё какие-ни-будь у-ка-за-ни-я, сэр? - спросил робот.
   - Нет, мне ничего больше не нужно, - сказал капитан. - Спасибо. Можешь идти.
   - Есть, сэр.
   Робот выехал из каюты, а Дональдсон занялся завтраком.
   Капитан не любил плотно завтракать, и на подносе были только чашка кофе, бутерброд и печенье.
   Затем он вышел из каюты и, пройдя несколько шагов по коридору, увидел Баркова, направлявшегося в его сторону.
   - Привет, Эндрю, - поздоровался с ним навигатор.
   - Привет, Пит. Ты уже завтракал?
   - Да, - сказал Барков.
   - Ну что, пойдём на "Эклиптику"? - предложил Дональдсон.
   - Пошли, - согласился его приятель, которого не меньше него занимало загадочное исчезновение людей с лайнера.
   Они надели скафандры и отправились к стыковочному узлу "Звёздного Рыцаря". Там они открыли большой люк, пролетели через него в стыковочный узел "Эклиптики" и, открыв его внутренний люк, пролетели в шлюзовую камеру лайнера. Затем, пройдя шлюзование, они перешли в коротенький коридорчик, соединявшийся с какой-то широкой галереей, уходящей в глубину опустевшего корабля. Здесь уже действовала сила тяжести, создаваемая недавно включенной системой искусственной гравитации "Эклиптики", и поэтому передвигаться здесь можно было и пешком.
   - Как тут дела с воздухом? - спросил Дональдсон, когда они оказались в большой галерее. - Шлём-то можно открыть?
   - "Вчера", так сказать, мы включили систему регенерации воды и воздуха, - ответил Барков. - Так что за "ночь"-то, я думаю, воздуху накопилось уже достаточно.
   - Да, так и есть, - подтвердил капитан, посмотрев на свой нарукавный анализатор атмосферы.
   - Ты можешь смело открывать свой шлём, Эндрю, - сказал Барков, открывая стеклянное "забрало" шлёма своего скафандра.
   Капитан последовал его примеру, и они двинулись дальше.
   Около входа в пассажирский салон Дональдсон заметил прикреплённую к стене схему "Эклиптики". Остановившись, он принялся внимательно её изучать, чтобы узнать, нет ли на лайнере каких-нибудь переделок.
   Несмотря на свои внушительные размеры, скомпонована "Эклиптика" была довольно просто, и состояла, в основном, из трёх главных частей (без учёта отсека, где были двигатели): из рубки управления, где размещался экипаж, и двух пассажирских салонов разделённых шлюзовой камерой, кухней, багажным отделением и другими подсобными помещениями, соединёнными, как и всё остальное, проходящей через весь корабль широкой галереей, в которой и находились сейчас Дональдсон с Барковым. Местами от этого основного коридора отходили узкие туннели, предназначенные для ремонтных работ.
   Посмотрев схему, Дональдсон прошёл в пассажирский салон. Барков, немного опередив капитана, поджидал его там.
   - Узнаёшь место? - спросил Пётр. - Мы с тобой уже здесь были. Правда, тогда тут было совсем не так светло, как сейчас.
   Дональдсон согласно кивнул, и они отправились дальше.
   Каюты были не заперты, и капитан решил заглянуть в одну из них.
   - Давай зайдём сюда, - предложил он Баркову, указав на дверь с номером 517.
   - Давай, если тебе так хочется, - небрежно пожал плечами Пётр.
   И сдвинув в сторону приоткрытую дверь, они вошли внутрь.
   Это была двухместная каюта с голографическим телевизором, стенным шкафом, автокухней, ванной комнатой, и прочими удобствами.
   И выглядела она так, словно жильцы покинули её совсем ненадолго. Покрывало на кровати было слегка смято. У входа в каюту лежали чьи-то тапочки. В зажимах для одежды висели пижама и халат.
   - В некоторые каюты я уже заглядывал, так там точно такая же картина, - сказал Барков.
   - М-да-а, - задумчиво протянул Дональдсон, - тут всё выглядит так, будто пассажиры просто ушли, бросив все свои пожитки.
   - Нет, Эндрю, не все. Верхней-то одежды нет, - заметил Барков.
   - Да, здесь нет ни пиджака, ни женского жакета, - посмотрев, согласился капитан.
   - Вот именно. Кстати, ты правильно сказал, Эндрю - пассажиры, действительно, похоже, ушли, а не удрали сломя голову, как это обычно бывает! Я заглядывал в три, или четыре каюты, и нигде не видел ничего такого, что говорило бы о панике.
   - Да-а, всё это очень странно...
   Опершись рукой о стену, Дональдсон продолжал задумчиво разглядывать каюту.
   - Пойдем дальше? - спросил у него Барков.
   - Ладно, пошли дальше, - согласился капитан, и уже повернулся к выходу, но вдруг вспомнил об одной важной вещи, которую они ещё не проверили.
   - Постой-ка, Пит, а багаж?! Мы забыли про багаж!
   - Скорее всего, он лежит в багажном отделении, - ответил, пожав плечами Барков.
   - Да нет, Пит, ты не понял! Я имею в виду ручную кладь! - сказал Дональдсон. - Ведь каждый пассажир берёт к себе в каюту сумку или чемодан с самыми необходимыми вещами.
   - Ах, вот оно что! Да, это ты правильно заметил.
   Капитан подошёл к кровати и заглянув под неё ничего там не обнаружил. Тогда он осмотрел угол, в котором обычно располагался ящик, предназначенный для ручной клади пассажиров.
   Ящик был на месте и, заглянув в него, Дональдсон нашёл там небольшой чёрный чемоданчик. Капитан достал его оттуда, и, усевшись на кровать, стал пробовать открыть его замок.
   К счастью тот не был закодирован, и чемоданчик легко открылся. Вещей в нём оказалось немного: спортивный костюм, полотенце, галстук, рубашка и майка, портмоне с дюжиной кредиток и несколько журналов с кроссвордами.
   - Бритвы нету, - отметил, поворошив содержимое чемоданчика, Барков.
   - Надо осмотреть другие каюты, - решил Дональдсон, возвращая находку на место.
   - Пошли, - спокойно ответил Барков.
   В каюте напротив они нашли чью-то большую дорожную сумку, в которой оказалось много разной мужской и женской одежды, и прочей всякой всячины, среди которой, однако, не было ни какой-либо бритвы, ни дамской сумочки с косметикой.
   Такая же картина повторилась и в следующей каюте.
   - Ладно, хватит смотреть, - махнул рукою Барков. - Похоже везде так.
   Дональдсон молча качнул головой, и, выйдя из каюты в коридор, они заметили видеокамеру, подвешенную к потолку.
   - Камера! - воскликнул капитан. - Надо бы достать из неё диск. Пит,
   принеси-ка мне стул, - попросил он Баркова.
   Тот быстро всё исполнил, и неуклюже взгромоздившись на принесённый им стул, Дональдсон открыл видеокамеру, заглянул внутрь, и остолбенел! Такого ещё никогда он не видал, чтобы диска в видеокамере не было!
   - Ну что там, Эндрю? - нетерпеливо спросил, глядя на него Барков.
   - Здесь нет диска!
   - Не может быть!
   - Сам посмотри, - предложил Дональдсон.
   Встав на край стула, Барков заглянул внутрь видеокамеры:
   - И правда нету! - сказал он, в недоумении глядя на Дональдсона, и почесав в задумчивости лоб, насколько это позволял шлём, спросил:
   - Сам-то ты, что ты обо всём этом думаешь, Эндрю?
   - Пока очень трудно сказать что-либо наверняка, - неуверенно начал Дональдсон, - хотя кое-что вроде бы уже начинает прорисовываться.
   Я думаю, "Эклиптика" была атакована каким-то неизвестным космическим кораблём и все находящиеся на её борту люди были похищены кем-то. Им было приказано взять с собой только самые необходимые вещи. Этим и объясняется отсутствие верхней одежды, бритв, и дамских сумочек. А уходя, похитители, очевидно, заметили эту видеокамеру и выкрали из неё диск, чтобы не оставлять после себя никаких свидетельств.
   - Да, думаю, ты прав, Эндрю. Эта версия многое объясняет, - согласился с ним Барков и, немного подумав, добавил: - Выходит, эти таинственные злоумышленники неплохо разбираются в земной технике и электронике. Надо ещё в другом салоне посмотреть. Там тоже должна быть видеокамера.
   За этими разговорами они не заметили, как оказались у входа в рубку.
   Её раздвижная дверь была открыта, и они вошли внутрь.
   Несмотря на то, что экраны внешнего обзора по-прежнему не действовали, пульт управления лайнером уже не казался таким безжизненным, как накануне, поскольку на нём уже горели некоторые индикаторы и световые табло "Эклиптики".
   В дальнем углу рубки покоились тела погибших астронавтов, прикрытые взятыми в каютах покрывалами. Взглянув на них, Дональдсон сказал:
   - Их нужно как можно скорее отнести к Ченгу, чтобы он определил причину смерти.
   - Вернёмся обратно - пошлю кого-нибудь за ними, - рассеянно откликнулся Барков, бродя в задумчивости по рубке "Эклиптики".
   Капитан медленно повернулся на месте, осматривая помещение:
   - Где-то здесь должны храниться диски, на которых записана информация с внешних видеокамер корабля, - сказал он.
   - По-моему, надо там посмотреть, - подсказал ему Барков, указав на маленькую чёрную дверцу под правым краем пульта управления. Ярко-красной краской на ней была выведена запрещающая надпись: "Не вскрывать!"
   - "Чёрный сейф"! - воскликнул, подойдя к нему Дональдсон. - У нас на "Рыцаре" так же сделано.
   Астронавты называли "чёрным сейфом" специальное сверхпрочное хранилище, сохранявшееся при любых катастрофах. В нём обычно хранились компьютерные распечатки всех параметров полёта, видеозаписи с внешних видеокамер корабля, запись сеансов связи с Землёй, бортовой журнал и другие, связанные с полётом бумаги. Открывать его имел право исключительно командир экипажа, или при особых обстоятельствах любое лицо, наделённое определённой властью, к коему числу и принадлежал в данном случае капитан Дональдсон.
   Нагнувшись к навевавшей тоску чёрной дверце, капитан попытался её открыть, дёрнув за ручку, но из этого ровным счётом ничего не вышло. Впрочем, именно этого и следовало ожидать, и, расстегнув нарукавный карман своего скафандра, Дональдсон спокойно достал оттуда отвёртку, выкрутил дверные шарниры, и без труда убрав дверцу, положил её на пол.
   Внутри он нашёл бортовой журнал лайнера, ещё кое-какие бумаги, свёрнутую в рулон полупрозрачную ленту, исчерченную графопостроителем, узкие пластиковые ящички, до отказа заполненные магнитными дисками, и многое другое.
   - А здесь все диски на месте, - заметил Дональдсон. - Вот, посмотри, целых две упаковки.
   - Почему-то похитители всё это так и не нашли, - сказал Барков, осматривая полки "чёрного сейфа".
   - Скорее всего, они просто не знали, что это такое, - предположил Дональдсон.
   - Точно.
   - Я думаю, нам надо идти домой.
   Отправившись обратно, капитан забрал с собой только ящики с дисками, бортжурнал и папку с бумагами.
   "А за остальным потом кто-нибудь придёт", - подумал он.
   Пока они возвращались, Барков мимоходом заглянул во второй пассажирский салон и проверил установленную там - так же как и в первом - видеокамеру, но диска в ней тоже не оказалось.
   Перейдя на "Рыцарь", они едва успели выйти из его шлюзовой камеры, как к ним тут же выскочила растрёпанная Ивонна.
   Она тотчас же начала что-то говорить, однако Дональдсон не смог её услышать, пока не открыл шлём:
   - ...а мы уж с ног сбились, ища вас!
   - Да что случилось-то?! - воскликнул капитан.
   - Ах, командир, у меня очень хорошие новости для вас, - радостно проговорила Ивонна, сияя улыбкой.
  
  
  

ГЛАВА 12

   - Хорошие новости? - удивлённо переспросил Дональдсон.
   - Очень, очень хорошие новости, командир! Мальчик очнулся!
   - Не может быть! - не поверил капитан.
   - Правда, очнулся!
   - Невероятно! Я думал, он пролежит в коме, по меньшей мере, несколько суток!
   - Я тоже так думала, - сказала Ивонна.
   - И давно это случилось?
   - Да минут десять назад.
   - Я сейчас же иду к нему! - решительно направился вперёд Дональдсон.
   - А это уж как Ченг скажет, - возразила ван Мейер.
   - К чёрту Ченга! - отрезал капитан.
   - Нет, командир, так нельзя, - недовольно поморщилась голландка. - Мальчик ещё очень слаб, в нём не знаю, душа как держится!
   - Ну, хорошо, хорошо. Я спрошу разрешения, - пришлось умерить свой пыл капитану, потому что она совершенно была права...
   - А что это вы тащите? - спросила Ивонна, заметив ношу Дональдсона.
   - На, прокрути, - протянул он ей упаковки с дисками, - Это диски с "Эклиптики".
   - Из "чёрного сейфа"?
   - Да, оттуда.
   - Хорошо, я просмотрю, - кивнув, сказала ван Мейер и отправилась в рубку.
   Заглянув ненадолго в свою каюту, Дональдсон оставил там бортовой журнал "Эклиптики" и папку с бумагами.
   Затем, стянув, наконец, с себя скафандр, он отправился к Ченгу и столкнулся с ним у входа в его "кабинет":
   - А я как раз к тебе, Джеймс. Вернее, к твоему пациенту, говорят, он
   уже вышел из комы, - произнёс он с улыбкой.
   - Да, вышел. Но это ещё не означает, что все должны выстраиваться здесь в очередь, - с раздражением сказал доктор.
   - Но я ведь здесь один, - развёл руками Дональдсон.
   - Неужели вы не можете понять, что мальчик ещё очень-очень слаб?! - зашипел на него Ченг.
   - Но я же не собираюсь сутками торчать возле него! - возразил капитан. - Я пробуду у него ровно столько, сколько ты разрешишь.
   - Всё равно я думаю, что вам лучше повременить со своим визитом! - продолжал упорствовать доктор. - Он ведь пришёл в себя всего лишь пятнадцать минут назад!
   - Ну, пожалуйста, Джеймс! - умоляюще сложил руки Дональдсон, - Буквально на пару слов!
   - А, ладно. Чёрт с вами, командир! - махнул на всё рукой Ченг, - Так уж и быть, идите! Но вы должны учесть два очень важных момента! Во-первых, я могу дать вам только одну минуту, а во-вторых, в ваших словах не должно быть ни малейшего намёка на волнение. Любое затрагивание волнующих тем может пагубно, а может даже и смертельно сказаться на его здоровье!
   - Не беспокойтесь, Док. Всё будет о'кей, - заверил его Дональдсон. -Ну, что я, не понимаю что ли?!
   Ченг промолчал, устало помассировав кончиками пальцев переносицу.
   - Говорить-то он хоть может? - спросил Дональдсон.
   - Честно говоря, не знаю, командир, - пожал плечами доктор. - Он пытался что-то сказать, но не смог. Да и к тому же я запретил ему говорить. Вполне возможно, что длительное кислородное голодание повлияло на работу некоторых участков его мозга. Так что, если у него повреждён речевой центр, он вам ничего не сможет сказать.
   - Да, конечно, я понимаю.
   - К сожалению, я ещё не успел просканировать мозг мальчика. Поэтому о состоянии его рассудка я ничего не могу сказать.
   - Так я могу идти или нет? - нетерпеливо спросил капитан, опасаясь
   как бы Ченг не передумал его впускать.
   - Да пожалуйста. Кто вас держит-то? - кивнул тот миролюбиво.
   И недолго думая, капитан вошёл в "палату", как называлась небольшая каюта, совмещённая с "кабинетом" доктора Ченга.
   Найденный ими мальчик лежал на кровати, опутанный многочисленными проводами и трубочками, представляя из себя довольно жалкое зрелище. Его тонкие как соломинки ручки безвольно лежали поверх белого одеяла, которым было накрыто исхудавшее тщедушное тельце. Измождённое лицо с запавшими глазами не выражало абсолютно ничего. Даже рыжеватые вихрастые волосы немного потускнели, как показалось капитану из-за света различных индикаторов. Вначале Дональдсон подумал, что мальчик уже умер. Однако, присмотревшись повнимательнее, он заметил, что его ресницы чуть-чуть вздрагивают.
   - Привет, малыш. Ты слышишь меня? - тихонько произнёс Дональдсон.
   С трудом разомкнув веки, мальчик приоткрыл один глаз, мельком взглянул на него и тут же снова зажмурился.
   "У него, наверно, болят глаза от непривычно яркого света. Он же там был в полной темноте", - догадался капитан, и, повернув рычажок на стене, до минимума уменьшил освещение "палаты".
   - Ты меня слышишь? - повторил он ещё раз.
   С трудом разлепив пересохшие губы, парнишка что-то прошептал.
   Дональдсон нагнулся к нему вплотную, чтобы получше его расслышать, но смог разобрать только два последних слова: "...муа мАма?"
   "Иностранец. Скорее всего, француз", - подумал капитан.
   - Ты говоришь по-английски? - спросил он как можно мягче, стараясь ничем не испугать его.
   - Я плохо... плохо говорить... по-английск, - с большим трудом отозвался мальчик.
   - Как тебя зовут, малыш?
   - Что?
   - Кто ты? Как тебя зовут? - повторил Дональдсон.
   - Я понимать... плохо, - слегка покачал головой мальчик.
   - Ну, вот я - капитан Эндрю Дональдсон, - указал на себя капитан. - А ты? Кто ты? Назови своё имя, - попросил он, нежно положил руку ему на грудь.
   - Я? Кто я? - догадался, наконец, мальчуган.
   - Да-да, правильно, - поспешно закивал головой Дональдсон.
   - Я... я Жак... Жак ле Ру, - с трудом произнёс мальчик почти исчезающим голосом.
   - Как ты себя чувствуешь, Жак? - мягко поинтересовался капитан.
   - Тепер мне много хорошо... только глаза плохо, - пожаловался паренёк, с трудом выговаривая английские слова.
   - Не бойся, это пройдёт. Я свет убавил, чтобы тебе не было больно. Так хорошо? - объяснил ему Дональдсон, сопровождая все слова красноречивыми жестами, чтоб он понял.
   - Ви, хорошо. Мерси, месье... * - вежливо поблагодарил его мальчик по-французски, и ещё раз взглянув на него, спросил: - Месье есть
   капитэнн?
   ----------------------------------------
   * Ви - Да (франц.)
  
   - Да, я капитан Дональдсон, - подтвердил капитан.
   - Месье капитэнн, где есть... муа мАма? - едва слышно промолвил мальчик.
   - Не волнуйся, Жак, она... в общем... я найду её... Постараюсь найти.
   Отпущенное Ченгом время вышло, и доктор зашёл напомнить об этом.
   - Всё, командир, заканчивайте, - сказал он, подойдя к Дональдсону.
   - Да, я уже ухожу, - засобирался капитан. - Извини, Жак, я должен тебя покинуть. Но я ещё приду к тебе. Поправляйся!
   - Но где... муа мАма? И... и где я? Как... как я попадать... сюда? - спросил Жак
   - Твою маму я обязательно найду, а ты должен немного поспать, - попытался успокоить его Дональдсон. - А потом я приду, и мы с тобой ещё поговорим. Хорошо?
   - Ви, месье, - послушно сказал Жак по-французски.
   - Вот и славно!
   - Мерси, месье.
   - Не за что, малыш, не за что! - улыбнулся в ответ Дональдсон.
   Когда капитан вышел из "палаты", Ченг поманил его к себе пальцем:
   - Как он? - вполголоса спросил доктор, кивнув в сторону своего пациента.
   - Не волнуйся, он выглядит замечательно! - так же тихо ответил Дональдсон.
   - Вот это организм! - восхищённо произнёс Ченг. - В его-то возрасте такое пережить и остаться в живых! Невероятно!
   - Да-а, крепкий парнишка!
   Поблагодарив доктора, Дональдсон направился в рубку. Ван Мейер, как всегда, сидела там за компьютером.
   - Ты уже просмотрела диски? - спросил капитан, подойдя к ней.
   - Да, вот только что закончила, - ответила она, указав на монитор.
   - Ну и как? - поинтересовался капитан.
   - Да странно всё как-то, командир, - недоумевающее пожала плечами Ивонна, - аудиозапись разговоров в рубке обрывается буквально на самом нужном месте. То же самое и с видеодисками - запись
   доходит до определённого момента, а дальше стёрто.
   - Что значит "стёрто"?! - удивленно воскликнул Дональдсон.
   - Вот так, стёрто - и всё тут, - спокойно ответила Ивонна.
   - Не понимаю!
   - Пожалуйста, можешь сам посмотреть, - она нажала несколько клавиш, и на голографическом мониторе появилось изображение коридора пассажирского салона "Эклиптики". В "поле зрения" видеокамеры изредка попадались прогуливающиеся туда-сюда пассажиры и спешащие по своим делам стюарды.
   "Вот ведь как бывает, - подумал Дональдсон. - Ещё совсем недавно там вовсю кипела жизнь, а сейчас..."
   Внезапно картина на мониторе изменилась. В конце коридора над входом зажегся красный плафон "Внимание. Опасность". Одновременно с этим зычный голос диктора приказал всем пассажирам занять свои места в каютах. Тут поднялся переполох, и пассажиры быстро попрятались кто куда. На несколько минут в коридоре воцарилась мёртвая тишина. Всё замерло. Внезапно послышался свистящий звук выстрела из лазерного пистолета, створки большой входной двери раздвинулись... - и тут видеозапись резко оборвалась, и весь экран заполнился всполохами.
   - И это всё? - спросил Дональдсон.
   - Все, - ответила, с сожалением разведя руками, голландка.
   - Мда-а, - задумчиво протянул капитан, - непонятно.
   - Ещё как непонятно, - подтвердила Ивонна.
   - А что говорит "Эдвард"?
   - Он сказал, что на видеодиски кто-то воздействовал сильным узконаправленным магнитным полем.
   - Это что-то новенькое! - удивился капитан.
   - Такое поле имеется только в аппаратах для уничтожения видеозаписей, - пояснила ван Мейер.
   - Давай ещё раз посмотрим последний кадр, - предложил Дональдсон. - Может, найдем чего-нибудь.
   - Пожалуйста, - сказала, нажав на клавиши компьютера, Ивонна.
   Дверь на экране снова закрылась, а потом опять открылась.
   - Так слишком быстро. Сделай немного помедленнее, - попросил Дональдсон.
   Ивонна нажала ещё несколько клавиш. На экране створки двери раздвинулись медленней.
   - Ещё медленнее, - сказал капитан, не удовлетворившись тем, что видит.
   Движение на экране ещё более замедлилось.
   - Ещё, ещё медленней, Ивонна.
   Дверь на видеозаписи раздвигалась всё медленнее и медленнее.
   Наконец, после пятого замедления, Дональдсон воскликнул:
   - Ага, вот, нашел! Смотри, вот тут что-то странное!
   Капитан указал на правую сторону дверного проёма. На видеозаписи было видно, как из-за правой створки раздвижной двери появился какой-то предмет. И сразу после этого запись происходящего обрывалась.
   - Увеличь, пожалуйста, это место, - попросил капитан.
   Ивонна подвинула какой-то рычажок на пульте, изображение странного предмета стало быстро увеличиваться и вскоре стало понятно, что он сильно смахивает на пистолет с заострённым дулом.
   - Никогда не видел ничего подобного, - удивившись, сказал Дональдсон.
   - Я тоже, - подтвердила ван Мейер.
   - Может быть, "Эдвард" знает что-нибудь про эту штуку?
   - "Эдвард", скажи - что это такое? - спросила ван Мейер, обращаясь к компьютеру.
   - Назначение данного предмета неизвестно, - невозмутимо отозвался старческий голосок.
   - И как это "Эдвард" умудрился не заметить эту штуку при первом просмотре? - с усмешкой произнёс капитан.
   - У человека уровень интеллекта и внимание выше, чем у компьютера, - монотонно произнес "Эдвард".
   - Выкрутился, - сказал капитан, вращая рукой.
   Ивонна засмеялась, а "Эдвард", конечно, мало что понял и промолчал.
   - А как ты думаешь, "Эдвард", могла эта штуковина стереть видеозапись? - спросил капитан.
   - С учётом новых сведений, вероятность этого факта резко возросла, - снова послышался скрипучий голос "Эдварда".
   - Так да или нет? - не удовлетворился его расплывчатым ответом Дональдсон
   - Да, командир.
   - Так бы сразу и сказал.
   - Понял, сэр.
   - Слушай, Ивонна, ты, кажется, знаешь французский? - обратился к ван Мейер капитан.
   - Да, командир, знаю. И французский, и немецкий. Я ведь родилась в Маастрихте. - с улыбкой ответила Ивонна.
   - Мальчишка оказался французом, так что тебе придётся переводить. И заодно научишь его английскому.
  
  
  

ГЛАВА 13

  
   На следующие сутки полёта Дональдсон, как и обещал, снова навестил маленького француза.
   Мальчик всё так же лежал в кровати, однако лицо его заметно
   оживилось. Появилась даже слабая словно бы вымученная улыбка.
   И только его глаза по-прежнему сохраняли печальное выражение.
   Рядом с ним сидела Ивонна ван Мейер с учебником английского языка в руках.
   Увидев Дональдсона, мальчик вежливо поздоровался:
   - Бон жур, месье капитэнн.
   - Бон жур, Жак, - ответил Дональдсон.
   Тяжело вздохнув, Жак сказал что-то по-французски.
   - Он говорит, что просит прощения за глупости, которые он наговорил "вчера", - перевела на английский Ивонна.
   - Какие ещё глупости? - удивился капитан.
   - Он имеет в виду свои расспросы про маму. Он понимает, что она, скорее всего, погибла, - перевела голландка, внимательно выслушав Жака.
   - Объясни ему, что из пассажиров "Эклиптики", кроме него мы никого не нашли. Ни одного человека - ни живого, ни мёртвого! Не могли же они раствориться в воздухе?! - сказал капитан.
   Жак немного подумал и ещё что-то проговорил.
   - Он сказал: "Значит, моя мама не умерла?" - перевела его вопрос Ивонна.
   - Скорее всего, твою маму кто-то похитил. Вместе с остальными пассажирами, конечно.
   Жак снова произнёс что-то по-французски.
   - Что он сказал? - спросил Дональдсон.
   - Он говорит: "Значит, мою маму можно спасти?" - ответила ван Мейер.
   - Ну, конечно, можно! - убедительно воскликнул капитан, чтобы вселить хоть какую-то надежду в мальчика. - Именно этим мы и займёмся. Но сначала ты должен рассказать нам обо всем, что с тобой случилось.
   - Ви, месье, я рассказать всё, - попытался ответить Жак по-английски.
   И мальчик вкратце поведал обо всём, что с ним произошло.
   Когда во Франции начался экономический кризис, мать Жака в поисках работы переехала в Канаду, где жили её родственники. Там она узнала о готовящейся археологической экспедиции на одну из планет Проциона, и записалась туда в качестве прислуги.
   Так Жак и его мама оказались на борту "Эклиптики"
   Маленький француз был очень любопытен как все дети, и всё время интересовался, как устроен лайнер. Однажды ему разрешили посмотреть ангар для спасательных капсул. Правда, для этого ему пришлось облачиться в скафандр как того требовали правила безопасности (внутри ангара, конечно, была нормальная атмосфера, а скафандр был нужен на всякий случай). И вот, когда он рассматривал очередную спасательную капсулу, в ангаре неожиданно погас свет, и наступила неве­сомость. В кармане скафандра Жак нашёл маленький фонарик, добрался с его помощью до дверей ангара и попытался их открыть, но они оказались заперты. Жак кричал, звал на помощь, но к нему так никто и не пришёл. Чем дольше это продолжалось, тем больше мальчик понимал, что с "Эклиптикой" случилось что-то страшное. Но надо было как-то выживать и в этих условиях.
   Ему случайно удалось проникнуть в одну из капсул. Там он обнаружил автокухню, и научился делать себе еду. Однако через пару недель запасы автокухни кончились, и для него наступили страшные дни голода. Он пытался проникнуть в другие спасательные капсулы, но все они оказались заперты. Наконец израсходовав всю энергию, скафандр перестал воспроизводить воздух, Жак начал задыхаться и потерял сознание... Очнулся он уже на борту "Звёздного Рыцаря".
   - Значит, ты не знаешь, что там случилось? - спросил Дональдсон.
   Жак снова что-то сказал по-французски.
   - Да, он говорит, что не знает, что произошло на "Эклиптике" - перевела его ответ Ивонна.
   - Твой папа тоже живет в Канаде? - поинтересовался капитан.
   - Нет, он говорит, что его отец работал рудокопом на какой-то далёкой планете и пропал без вести во время аварии на руднике. Жаку было тогда пять лет, - перевела ван Мейер на английский язык, внимательно выслушав паренька.
   Дональдсон хотел задать ему ещё несколько вопросов, но тут в помещение вихрем ворвался разъярённый доктор Ченг.
   - Вы что, думаете, если человек вернулся с того света, так он уже может давать интервью, как президент Франции?! - заорал он прямо с порога. - Немедленно выметайтесь отсюда!
   - Ладно, Жак, на сегодня хватит. Отдыхай. Поправляйся. Завтра я, может быть, ещё зайду к тебе, - пообещал Дональдсон, вставая со стула.
   - Оревуар, месье капитэнн! - попрощался Жак по-французски.
   - Оревуар, мой мальчик! - улыбнулся ему Дональдсон.

* * *

   Несколько часов спустя экипаж "Звёздного Рыцаря" собрался в большом зале неподалёку от рубки управления, традиционно называемом ими "кают-компанией". Иногда они собирались там вместе с пассажирами, чтобы обсудить важные вопросы. В этот раз вопрос был один: что делать дальше?
   - Итак, получается, что мы нашли не только "Эклиптику", - начал Дональдсон. - Мы нашли сплошные тайны и загадки. Единственное, пожалуй, что мы можем сказать почти наверняка - это то, что, скорее всего, лайнер был атакован какими-то неизвестными, а все люди с него похищены. Но кто это сделал, почему, и каким образом - мы не знаем. Мы также не знаем, на чём прилетали похитители и куда они делись! В общем, никаких зацепок у нас нет.
   - Может, у кого-то и нет, а у меня есть, - заявила Ивонна, включив портативный переносной компьютер.
   - Выкладывай, - сказал капитан.
   - Мы тут с "Эдвардом" тщательно изучили гравитационное поле вокруг нас и обнаружили, что в одном месте оно ослаблено очень сильно (это след от нашего корабля), а в двух других местах заметно слабее. По всей вероятности, это следы от кораблей похитителей, - объясняла Ивонна, указывая на красные точки, возникшие на дисплее. - Мы можем направить "Рыцарь" в один из этих следов и, возможно, догоним их, если нам повезёт. Они ведь не смогут всё время летать. Им всё равно придётся высаживаться на какой-нибудь планете, где мы их и найдём.
   - Да, пожалуй, ты права, - подумав, согласился Дональдсон, - Но как мы сможем маневрировать на большой скорости?
   - Нам и не придётся этого делать. Научно доказано, что это невозможно, - возразила ван Мейер. - И эти бандиты тоже не смогут этого сделать. Так что, мы будем просто лететь по прямой, и следить за состоянием гравитационного поля. Они ведь, скорее всего, "вынырнули" около какой-нибудь планетной системы. Мы тоже в итоге окажемся там и, если будет нужно, перероем все планеты.
   - А мы сможем постоянно следить за направлением следа?
   - Это довольно трудно, но я постараюсь сделать всё возможное, - пообещала Ивонна.
   - А на какой скорости нужно лететь? - снова спросил Дональдсон.
   - Видимо, от "гиперсвета" придётся отказаться. Думаю, оптимальная скорость должна быть порядка трёх четвертей от скорости света.
   Капитан глубоко задумался.
   - Хорошо, Ивонна, - сказал он, наконец, - сколько времени тебе понадобится, чтобы составить программу?
   - Сутки или, может быть, чуть больше, - ответила она, неопределённо пожав плечами.
   - Итак, с этим вопросом вроде бы разобрались, - продолжил капитан, - а вот что делать с мальчиком?
   - Жизнь его уже вне опасности, - сказал Ченг, - так что решайте сами, командир.
   - Можно, конечно, отправить его на Землю, - задумчиво произнёс Дональдсон, - но на это понадобится много времени и энергии, а мы сейчас не в том положении, чтобы тратить и то и другое. Поэтому, я думаю, его нужно оставить здесь.
   - Хорошо, командир, - кивнув, согласился доктор.
   - Что ж, если ни у кого нет вопросов, наше небольшое заседание можно считать закрытым, - улыбнулся Дональдсон. - Все свободны.
  
  
  

ГЛАВА 14

   На следующие сутки капитан проснулся раньше всех и отправился на "Эклиптику". Там он забрал из багажного от­деления чемоданы своих родителей и перенёс их к себе в каюту.
   Открыв один из чемоданов, он положил туда список пассажиров лайнера.
   "Конечно, всё тайное рано или поздно становится явным, но пусть это произойдёт как можно позже", - подумал он, закрывая чемодан.
   Тяжело вздохнув, он запер его в своём личном сейфе и снова улёгся в кровать.
   Доктор Ченг в эту часть очередных суток полёта занимался вскрытием тел погибших астронавтов.
   Именно он и разбудил Дональдсона, постучав в дверь его каюты:
   - Командир, можно к вам?
   - Да, Джеймс, заходи.
   Ченг вошёл.
   - Что-то с мальчиком? - спросил капитан.
   - Нет, с ним всё в порядке. Я принёс протокол вскрытия тел погибших астронавтов, - угрюмо произнёс Ченг и передал капитану бумагу, исписанную мелким аккуратным почерком.
   - Тут написано: "причина смерти: разрушение всех нейронных связей". Не понимаю, - сказал Дональдсон, внимательно прочи­тав написанное.
   - Дело в том, что, когда я вскрыл черепную коробку одного из погибших, мозговое вещество растеклось из неё, как вода. У людей так не бывает. Я взял образец и рассмотрел его под микроскопом. Каково же было моё удивление, когда я не увидел привычной сетки из нейронов! То есть, нейроны, конечно, были, но все они были изолированы друг от друга! Я никогда не видел ни­чего подобного! - объяснил Ченг.
   - Значит, каждый нейрон отдельно?
   - Да, именно так.
   - И почему так получилось?
   - Я думаю, это воздействие какого-то неизвестного нам оружия.
   - Да-а, похоже, мы имеем дело с очень серьёзным противником, который запросто может превратить наши мозги в жидкую кашицу,
   - задумчиво сказал Дональдсон.
   - Причём без всяких видимых повреждений, - добавил доктор.
   - Ладно, Джеймс, мне надо идти. Я хотел проверить скафандр Жака. Ты поможешь мне?
   - Да, конечно.
   Выйдя в коридор, они продолжили свою беседу:
   - Можно я сегодня зайду к Жаку, когда всё закончу? - спросил капитан.
   - Да хоть сейчас! - воскликнул Ченг. - Кстати, общение с вами идет ему на пользу. Он только о вас и говорит.
   - Вот видишь! А ты говорил!..
   - Так ты же знаешь нас, врачей. Мы все любим перестраховываться.
   Ченг очень часто разговаривал с капитаном именно так: переходя то на "ты", то на "вы". Дональдсону не слишком это нравилось, но ничего поделать он не мог.
   - Ах, вот оно что! - усмехнулся капитан. - Так бы сразу и сказал!
   Ченг рассмеялся.
   Затем капитан рассказал Ченгу о странном "пистолете" на видеозаписи. Ченг сказал, что, возможно, это и есть то оружие, из которого убили астронавтов.
   Наконец они дошли до "гардероба". К скафандрам, которые там висели, добавился ещё один - оранжевый скафандр мальчика. Капитан взял шлём и стал тщательно его изучать
   - На первый взгляд, он выглядит нормально, - сказал Дональдсон и надел шлём на себя.
   Затем он знаками попросил Ченга надеть один из шлемов. Доктор с готовностью это сделал.
   - Джеймс, ты хорошо меня слышишь? - громко спросил капитан.
   - Да, слышу прекрасно. А вы?
   - Я тоже. Ладно, снимай это. Пойдём к Жаку.
   - Прямо сейчас?
   - Да.
   - Сейчас нельзя, - возразил доктор. - Жак ещё спит.
   - Хорошо, я зайду потом, - согласился Дональдсон.
   Сняв шлём, капитан принялся внимательно разглядывать скафандр мальчика:
   - Где-то здесь должен быть индикатор... Ага, вот он... Так и есть! Батареи скафандра разряжены! Но ведь полной зарядки хватает на два с половиной месяца!
   - Стало быть, батареи были заряжены только наполовину! - покачал головой доктор. - Теперь понятно, почему у него воздух закончился!
   - Скафандр или уже использовали, или просто плохо зарядили, - размышлял капитан.
   - Как бы там ни было, а мальчишка - просто счастливчик! -
   воскликнул Ченг. - Опоздай мы минут на десять, и конец парню!
   Положив шлемы на место, Дональдсон и доктор вышли из "гардероба".
   - А зачем ты проверял слышимость? - спросил Ченг.
   - Да, понимаешь, у меня возникла мысль.
   - Что за мысль?
   - Понятно, что Жак не мог ничего видеть. Но он мог что-нибудь слышать!
   - Да, конечно, - кивнул доктор.
   - Но он ничего об этом не сказал.
   - А может, он просто забыл? Такое вполне возможно.
   - Говорят, память можно восстановить под гипнозом.
   - Можно попробовать, но только после того как он окончательно окрепнет.
   - Ладно, там видно будет. Может, он сам всё вспомнит.
   После разговора с доктором Дональдсон устроил сеанс связи с Землёй и рассказал о своих дальнейших планах. Полковник Хартманн полностью с ним согласился, разрешив продолжить их поиски дальше, а капитан сообщил точные координаты "Эклиптики", чтобы кто-нибудь забрал опустевший лайнер.

* * *

   Несколько часов спустя Дональдсон и ван Мейер пришли к Жаку.
   Мальчик полулежал на кровати и читал французскую книжку, которую ему принёс Свенссон.
   - Месье капитэнн! - радостно воскликнул он, заметив Дональдсона. - Здравствуйте, месье капитэнн!
   - Добрый день, Жак.
   - Бон жур, мадемуазель Ивонн.
   - Бон жур, Жак, - поздоровалась ван Мейер.
   - Как дела, Жак? Что поделываешь? - спросил капитан.
   - Да вот читать интересный французский книжка. Её принести месье Свенссон, - сообщил мальчик, с трудом произнося английские слова.
   - Он, наверно, взял её в нашей корабельной библиотеке. Там много книжек на разных языках.
   Ивонна перевела то, что сказал Дональдсон.
   - Ви, месье, - ответил Жак.
   - Я бы хотел задать тебе один вопрос.
   - Ви, месье. Я слушать.
   - Ты ничего не слышал, когда был там - в ангаре?
   - Нет, месье, я не слышать. Вернее, я не помнить точно.
   - Если ты что-нибудь вспомнишь - скажи мне.
   - Ви, месье, я обьязательно сказать, - кивнул мальчик.
   - Мы хотим оставить тебя здесь - на "Звёздном Рыцаре". Как ты к
   этому относишься?
   - Это замечателно! Я согласенн, - обрадовался Жак
   - А на Землю ты не хочешь? - поинтересовался капитан.
   - Что я там делать без муа мАма?! - вздохнул Жак, смахнув рукой скатившуюся по щеке слезинку.
   - Не переживай, мой мальчик! Мы найдём её, - приободряюще обнял его Дональдсон.
   - Хорошо, месье, - ответил малыш, прижавшись к нему всем телом.
   Немного подумав, Жак что-то произнёс по-французски.
   - Он спрашивает: "Звёздный Рыцарь" - это спасательный корабль?" - сказала ван Мейер.
   - Да, - ответил капитан.
   Жак снова что-то произнёс.
   - Он говорит, что видел на "Эклиптике" интересную пару - мадам и месье Дональдсонов. Они часто рассказывали интересные истории, - перевела Ивонна.
   Капитан, растерявшись, побледнел.
   - Э-э... Да мало ли на свете Дональдсонов, - неуверенно пробормотал он и попытался быстро сменить тему: - Однако помнится, ты говорил, что у твоей мамы есть какие-то родственники в Канаде?
   - Он говорит, что у них трое детей, и он их будет стеснять, - сказала ван Мейер, выслушав ответ мальчика.
   Тут к ним подошёл Ченг и сказал, что мальчику пора отдыхать.
   - Пока, Жак. Поправляйся, - попрощался Дональдсон.
   Ивонна попрощалась с Жаком по-французски, и они оставили его.

* * *

   Все последующие часы прошли в хлопотах.
   Капитан и программист готовились к расстыковке, а все остальные занимались консервацией "Эклиптики".
   И вот, наконец, в рубку вошёл Барков и объявил, что "Эклиптика" полностью законсервирована.
   - Хорошо, сейчас будем отчаливать, - сказал Дональдсон.
   Его руки стремительно забегали по клавишам пульта.
   - Отключить магнитные замки! - скомандовал он.
   - Есть отключить замки! - отозвалась ван Мейер.
   - Убрать захваты!
   - Есть убрать захваты!
   - Убрать ограничители!
   - Есть убрать ограничители!
   - Разгерметизировать стыковочный узел!
   - Стыковочный узел разгерметирован!
   - Включить двигатели коррекции!
   - Есть включить двигатели коррекции!
   Дональдсон нажал еще несколько клавиш.
   - Отчаливание! - решительно скомандовал он.
   - Есть отчаливание! - откликнулась Ивонна.
   Корпус "Звёздного Рыцаря" вздрогнул. На одном из экранов стыковочный узел "Эклиптики" стал постепенно удаляться.
   - Отчаливание выполнено! Расстыковка завершена! - объявила ван Мейер.
   Отлетев от "Эклиптики" на пару километров, Дональдсон выключил двигатели корабля.
  
  
  

ГЛАВА 15

   На следующие сутки полёта экипаж снова собрался в рубке.
   Все готовились к продолжению их спасательной экспедиции, и даже сам "Звёздный Рыцарь", казалось, слегка дрожал от возбуждения.
   - О! Я вижу, все уже в сборе! - воскликнул Дональдсон, входя в рубку. - Надеюсь, подготовиться все успели?
   - Да, конечно, - сказал Барков.
   Капитан подошёл к Ивонне:
   - Как дела с программой?
   - Программа котова, комантиир, - сказала она с голландским акцентом.
   - Сработает?
   - Натеюсь, - неуверенно пожала она плечами.
   - Да-а, по-моему, не очень-то ты "натеешься", - слегка поддразнил её капитан.
   Все дружно рассмеялись. Ивонна сначала немного покраснела, а потом засмеялась вместе с остальными. Она, действительно, сильно волновалась, ведь от неё зависело очень многое. С созданной ею программой был тесно связан успех всей экспедиции. Шутка капитана хоть и сняла её напряжение, но всё же не до конца.
   - Ну, "Эдвард", смотри у меня. Если подведёшь - заменю на первый попавшийся калькулятор, - шутливо сказал Дональдсон.
   - Спокойно, ребята! Всё будет сделано по высшему разряду! -
   старческий голосок попытался изобразить "крутого парня".
   Реплика компьютера снова вызвала у них смех.
   - Начнём, пожалуй! - Дональдсон уселся в своё кресло. - Ох! Мы же забыли забрать с "Эклиптики" чемодан с вещами Жака! Как же теперь быть?
   - Я забрал его двое суток назад, - спокойно ответил Свенссон. - Правда, я пока держу его у себя.
   - Молодец, Магнус! - похвалил его капитан. - Как тебе удаётся всё
   предусмотреть?!
   Свенссон едва заметно улыбнулся.
   - Ивонна, запускай программу, - приказал капитан.
   - Прямо сейчас?
   - Да, попробуем её сначала на "холостом ходу", так сказать.
   - Хорошо, командир.
   Ван Мейер нажала несколько клавиш на своём пульте.
   На одном из экранов на фоне звёзд появилась зелёная сетка гравитационного поля. В двух местах её линии слегка искривлялись, образуя нечто похожее на вмятины с крестиками в центре.
   - Какой след будем использовать? - спросила Ивонна.
   Тут Дональдсон надолго задумался. В самом деле, если эти пираты полетели в одну сторону, тогда безразлично по какому следу лететь, а если в разные? В конце концов, капитан решил довериться своей интуиции и выбрал правый след.
   Нажав несколько клавиш, он сориентировал "Звёздный Рыцарь" на правый крестик.
   - Можно и по этому следу. Мне всё равно, - невозмутимо пожала плечами Ивонна.
   - Бортовую электростанцию "Эклиптики" мы не стали выключать, - сказал Огивара.
   - Правильно. Другим будет легче состыковаться, - заметил капитан.
   Он бросил взгляд на левый экран, всё пространство которого заполнял огромный корпус лайнера. В его пустой рубке горел свет.
   "Прощай, "Эклиптика". Прощай, "Титаник" Вселенной", - с грустью подумал Дональдсон, сравнив лайнер со знаменитым затонувшим кораблём.
   - "Эдвард", ты понял, в чём состоит твоя задача? - обратился он к компьютеру.
   - Я должен постоянно сканировать гравитационное поле, - отозвался тот ровным голосом.
   На несколько минут в рубке наступила тишина, прерываемая щёлканием кнопок и выключателей.
   - С Богом, ребята! - сказал Дональдсон, нажимая кнопку запуска двигателей. - Поехали!
   Сетка гравитационного поля стала медленно приближаться. Наконец её первый ряд исчез за краями экрана, но на его месте тотчас возник новый ряд, который в точности повторял предыдущий. Там была такая же "вмятина" с крестиком в центре. Потом появился ещё один ряд, и ещё один... Постепенно они стали сменять друг друга всё быстрее и быстрее.
   - Работает программа-то! - воскликнул капитан.
   - Мы ещё не набрали нужной скорости, - возразила Ивонна.

ГЛАВА 16

   Дональдсон начал постепенно увеличивать скорость.
   Ряды гравитационной сетки стали мелькать ещё быстрее, и вскоре слились в сплошное полотно. Однако "вмятина" гравитационного следа с крестиком в центре неизменно сохранялась.
   Ивонна внимательно всматривалась в изображение на своём дисплее.
   - Скорость: три четверти от скорости света, - сказал Дональдсон.
   - Оставь пока так, командир, - попросила ван Мейер.
   - Мы сможем ещё увеличить скорость? - спросил капитан.
   - Да, мне кажется, сможем, - ответила Ивонна, - но не сейчас. Надо дать "Эдварду" приработаться. Поднимать скорость можно только часов через двенадцать.
   - Как думаешь, "Эдвард" справится?
   - Должен.
   "Не очень-то уверенно она это сказала", - подумал капитан.

* * *

   Вот уже два месяца как "Звёздный Рыцарь" летел по гравитационному следу, вероятно, оставленному похитителями пассажиров "Эклиптики". За это время Дональдсону удалось значительно увеличить скорость корабля.
   Каждые сутки полёта в рубке дежурили по два человека.
   В этот раз была вахта Дональдсона и Ивонны.
   Сначала всё шло как обычно. На экране монотонно мелькала сетка гравитационного поля на фоне таких же мелькающих звёзд. От этой унылой картины капитана стало клонить в сон. Неожиданно истошный вопль голландки вывел его из забытья:
   - Командир, микросхемы перегрелись!!
   - Скажи, чего надо?! - воскликнул Дональдсон. Такого с ними никогда не случалось, и он слегка растерялся.
   - Нужен сухой лёд, - коротко сказала Ивонна, выкручивая отвёрткой
   шурупы из панели.
   Капитан судорожно схватил микрофон:
   - Огивара, сухой лёд в рубку. Быстро!
   - Бегу, командир!
   Не прошло и минуты, как Огивара вбежал в рубку с пакетом, полным мелкого как снег льда.
   - Сюда! - крикнула ван Мейер.
   Огивара быстро сунул пакет со льдом в открытую панель компьютера.
   - Что там, Ивонна? - спросил Дональдсон.
   - Сейчас, комантиир, - взволнованно ответила Ивонна. - Немного охладиится и посмотриим.
   Дональдсон вскочил со своего места и стал нервно ходить по рубке.
   - Ну что там? - снова спросил он через некоторое время.
   - Нагрев уменьшается, но всё равно придётся впаивать новые микросхемы, - сказала ван Мейер.
   - Так чего же вы ждёте?!
   - Сейчас, командир, я быстро, - сказал Огивара, - вернее, постараюсь сделать все как можно быстрее. Ведь мне надо подготовить микросхемы, протестировать их...
   - Таканори! - укоризненно оборвал его капитан.
   - Всё, бегу!
   Огивара убежал за микросхемами.
   - "Эдвард", как ты? - спросил Дональдсон.
   - Нор-маль-но, ко-ман-дир, - гнусаво по слогам ответил "Эдвард".
   "Чёрт побери, дело совсем плохо", - подумал Дональдсон, и, взглянув на экран, заметил, что корабль слегка стало водить из стороны в сторону.
   - Похоже, мы можем сбиться с курса, - предположил он.
   - Нет, не должны, командир, - возразила ван Мейер.
   Дональдсон снова нервно заходил по рубке.
   - Какого чёрта Огивара там возится?! - выругался он через некоторое время.
   - Ему надо многое сделать, - пояснила Ивонна.
   - Да, да, я знаю, - нетерпеливо проворчал капитан.
   Наконец появился Огивара.
   - Всё готово, командир.
   И он тут же принялся впаивать новые микросхемы.
   Минут через двадцать работа была закончена.
   - Микросхемы установлены, командир, - облегчённо вздохнул Огивара.
   - Работать будет?
   - Да, конечно, - спокойно сказал японец.
   - Всё нормально, командир. Я в порядке, - отозвался "Эдвард".
   Теперь его голос звучал как обычно.
   - Прекрасно! Ты держался молодцом! - похвалил его Дональдсон.
   - Спасибо, командир!
   Капитан подошёл к ван Мейер.
   - Можно посмотреть, что вы тут сделали? - спросил он.
   - Конечно, можно. Ничего секретного тут нет, - улыбнулась Ивонна, -
   Вот этот чип "полетел", пришлось его заменить. А эти четыре добавили.
   - Понятно, - Дональдсон вернулся к своему креслу. - Слушай, Таканори, ты пока побудь здесь. Мало ли что...

* * *

   Так прошло ещё несколько часов.
   Огивару сменил Барков и друзья стали весело болтать, вспоминая всякие смешные истории.
   - ...а помните, как Огивара залез однажды за обшивку, и там его шарахнуло током? Он тогда прибежал, волосы дыбом, глаза - во! Ха-ха-ха! Никогда не думал, что у японцев могут быть такие глаза! Ха-ха!
   - Ага, помню! Он тогда залетает сюда и говорит: "Там... там!" я уж подумала, что на нашем "Рыцаре" завелось привидение! Ха-ха!
   - Тогда "Звёздный Рыцарь" пришлось бы переименовать в "Летучий голландец"!
   - Спасательный корабль "Летучий голландец". Неплохо звучит! Ха-ха-ха! Точнее, "Летучая голландка", если в честь меня его назвать!
   - Да уж, здорово ска...
   - Командир, впереди планетная система! Гравитационный след обрывается! - неожиданно воскликнула ван Мейер.
   Дональдсон быстро откинул крышку с красной кнопки, и с силой надавил на неё:
   - Экстренное торможение! Включить реверсивную тягу! Всем спрятаться в камерах! - скомандовал он в микрофон и бросился в так называемую "амортизационную камеру" - небольшое помещение, расположенное рядом с рубкой. В одной из его стен находились маленькие застеклённые кабинки, похожие на городские видеофоны-автоматы. За стенками этих кабин и за переборками амортизационных камер были спрятаны мощные магнитные амортизаторы, смягчающие слишком сильные перегрузки. "Звёздный Рыцарь" имел несколько подобных камер, и в них могли укрыться от перегрузок все находящиеся на его борту люди.
   Экстренное торможение начинало действовать через тридцать секунд. За это время весь экипаж должен был успеть скрыться в амортизационных камерах.
   Ворвавшись в первую попавшуюся кабинку, капитан быстро
   прислонился к стене. Дверь кабины автоматически захлопнулась, а из стены тотчас же выскочили пластиковые захваты безопасности, и сомкнулись на его руках, ногах, и поясе. Несколько секунд спустя страшной силы удар припечатал его к стене настолько сильно, что он потерял сознание и безвольно повис в захватах.
   "Судя по всему, я жив. Слава богу!" - подумал он, придя через некоторое время в себя, и, с трудом нащупав на стене кнопку, с
   силой надавил на неё. Захваты тотчас же убрались обратно в стену.
   Пошатываясь, капитан направился в рубку. В голове его стоял непрерывный и нудный гул, точно в самолёте.
   Устало плюхнувшись в кресло, Дональдсон обнаружил, что в рубке никого нет. "Они, наверно, тоже в отключке", - подумал он, тщетно пытаясь подняться на ноги.
   "Вот дьявол! Что это со мной?" - выругался он мысленно.
   Дональдсон нажал кнопку вызова робота-стюарда, которая находилась на подлокотнике.
   Через минуту появился робот-стюард.
   - Ка-ки-е бу-дут у-ка-за-ни-я, сэр, - гнусаво произнёс он.
   - Чашку чаю и т-таблетку от головной б-боли, - с трудом сказал капитан.
   - Слу-ша-юсь, сэр! - прогудел робот, и уехал.
   "Вот когда пожалеешь, что ты не робот. Весь экипаж лежит вповалку, а ему хоть бы хны!", - подумал Дональдсон.
   После приёма таблетки гудение в голове прекратилось, но осталась небольшая слабость.
   "Надо проверить остальных", - решил капитан, и вернулся в амортизационную камеру.
   Загланув в одну из кабинок, он нашёл там Баркова, без чувств висящего в захватах.
   Дональдсон встряхнул его за плечо, но Пётр не шевелился. Тогда капитан шлёпнул его ладонью по щеке.
   Смачно выразившись по-русски, Барков непонимающе уставился на него.
   - Пит, очнись, это я.
   - А-а, это ты, Эндрю. Что случилось?
   - Мы слишком жестко затормозились.
   - И я отключился?
   - Да.
   - А остальные?
   - Не знаю, - пожал плечами капитан. - Надо посмотреть.
   - Пошли, - сказал Барков, раскрывая захваты.
   - Идти-то сможешь? - спросил Дональдсон.
   - С трудом, - усмехнулся Пётр.
   В другой кабинке они нашли ван Мейер. Она тоже была без сознания.
   - Ивонна... Ивонна, очнись, - подёргал её за плечо капитан.
   Голландка медленно подняла голову. Тут Дональдсон заметил, что из её носа вытекает тонкая струйка крови.
   - О-ох... Что с моей головой? - простонала она, придя в себя.
   - Это я, Ивонна. Ты видишь меня? - спросил капитан.
   - Это ты, командир? - попыталась улыбнуться Ивонна, - О-ох, здорово же меня приложило. Моя голова прямо как церковный колокол.
   - Вполне вероятно, что такое состояние сегодня у всех.
   Раскрыв захваты, она попыталась сделать несколько шагов, но покачнулась и прислонилась к стене.
   - Похоже, я смогу добраться только до рубки, - устало произнесла программистка.
   - Ты пока отдохни, а мы пока пойдём - проверим остальных, - сказал капитан.
   - Ладно, идите. Я сама... - махнула рукою Ивонна.
   Сделав ещё несколько шагов, она приложила руку к носу:
   - Ого! Кровь!... Ах, как болит голова!
   Дональдсон и Барков, пошатываясь, отправились помогать другим своим товарищам.
   Митчелл, Свенссон и Огивара пришли в себя довольно быстро.
   Войдя в "кабинет" Ченга, они увидели, что доктор уже вышел из амортизационной камеры.
   - Джеймс, ты в порядке? - спросил его Дональдсон.
   - Да я-то в порядке, а вот Жак... Надо его проверить.
   - Где он?
   - Хорошо, что я успел отправить его в улучшенную кабинку, - указал Ченг на кабинку с зелёной дверцей.
   Открыв её, Дональдсон увидел маленькую тощую фигурку Жака, повисшую в захватах безопасности.
   - Жак, очнись, - Дональдсон хотел встряхнуть его за плечи, но Ченг остановил его:
   - Подожди, командир, у меня есть кое-что получше.
   Доктор достал флакончик с нашатырём и поднёс его к носу мальчика. Жак громко чихнул, забрызгав свою футболку кровью, которая ручьём хлынула у него из носа.
   - Жак, очнись, это я. - повторил Дональдсон.
   - А-а, это вы, месье капитэнн?
   - Жак, мальчик мой, у тебя всё в порядке?
   - Да, только... Моя голова! - простонал маленький Жак.
   - Подожди, командир, дай я его обследую, - сказал доктор.
   - Пойду, проверю Адамса. - устало произнёс капитан.
   - Если что-то серьёзное - зови меня.
   - Хорошо, Джеймс, - сказал капитан.
   С Адамсом дело обстояло хуже всего. Он с трудом добежал до своей кабинки и практически не успел выпустить захваты, в результате чего сильно ударился о стену, и о них. Ченг нашёл у него сотрясение мозга средней тяжести, и ушиб ребра.
   Часа через два, когда все окончательно пришли в себя, экипаж
   (кроме Адамса, конечно) собрался в рубке.
   - Господа, прошу меня извинить за такое, не слишком мягкое, торможение, - сказал "Эдвард", - я поздно среагировал, поэтому перегрузки составили восемь процентов вместо положенных трёх.
   - Подумать только, восемь процентов, а приложило на все сто, - пошутил Барков.
   Все дружно засмеялись, и даже "Эдвард" попытался изобразить что-то похожее на смешок.
   - Ладно, "Эдвард", чего уж там. Ты лучше скажи, куда мы попали? - спросил Дональдсон.
  
  
  

ГЛАВА 17

   - Пока вы, извините за выражение, "оклёмывались", я анализировал сложившуюся ситуацию, - начал "Эдвард".
   - И к какому выводу ты пришёл, "Аристотель"? - шутливо спросил Барков.
   - Насчёт этого не беспокойтесь. Выводы просто потрясающие,
   На экранах внешнего обзора сетка гравитационного поля исчезла.
   - Увеличение включить? - спросил "Эдвард".
   - Да, - ответил капитан.
   - Хорошо, командир.
   На экранах появилось изображение планетной системы, в центре которой находилась довольно странная звезда светло-голубого цвета с большими синими пятнами, переливающимися на ней.
   - Вот это и есть та планетная система, в которую мы попали, - продолжал "Эдвард", - Самое интересное в ней, как, впрочем, и в любой другой системе, это её центр. Этой звезды я не нашёл даже в самом подробном каталоге. Так что, похоже, мы сделали открытие, господа! Светимость этой звезды очень мала и, может быть, поэтому её до сих пор не нашли. По размеру эта звезда уступает нашему Солнцу, а по массе превосходит его раза в полтора. Несмотря на слабую светимость, эта звезда даёт очень много энергии, что довольно странно. Её планетная система, по предварительным данным, состоит из семи планет: пять планет похожи на планеты земной группы, а две другие - это планеты-гиганты с огромным числом спутников. Я еще не успел точно подсчитать их число.
   - Насколько я понял, это всё? - спросил Дональдсон.
   - Да, пока всё, - спокойно ответил "Эдвард".
   - А как насчёт гравитационных следов?
   - Я всё тщательно просканировал, но не нашёл ничего, кроме того следа по которому мы прилетели, - ответил "Эдвард".
   - Возможно, они скрылись именно здесь, - сказал капитан.
   - Да, похоже, что так, - согласился с ним Барков.
   - И что же нам делать дальше? - спросила Ивонна.
   - Только одно: обыскивать все планеты и спутники, - пожал плечами капитан.
   - Но, это же очень долго! - возразила ван Мейер.
   - А у тебя есть идеи получше? - усмехнулся Дональдсон.
   - Да, ничего другого нам не остаётся, - подумав, согласилась Ивонна.
   - Только надо постоянно сканировать гравиполе, - заметил Свенссон. - Зачем? - не понял Барков.
   - Они могут удрать, пока мы их ищем, - объяснил бортинженер.
   - Да, Магнус прав, - согласился Дональдсон. - Пусть "Эдвард" этим занимается. На малой скорости ему будет легче это сделать.
   - Значит, программу оставляем? - спросила Ивонна.
   - Да. Только её нужно упростить.
   Ивонна согласно кивнула головой.
   - В общем, всё ясно, да? Вопросов ни у кого нет? - спросил капитан.
   - У нас слишком мало информации, чтобы задавать вопросы, - угрюмо пробурчал Барков.
   - Тогда отдыхайте, а "завтра" посмотрим, что к чему.

* * *

   Жак лежал на кровати в "палате" Ченга и смотрел на экран голографического монитора. Доктор уже обследовал его и не нашёл никаких травм.
   На мониторе во всех ракурсах демонстрировалось изображение планетной системы, в которую попал "Звёздный Рыцарь".
   Тут дверь бесшумно сдвинулась, и к нему вошёл Свенссон с подносом в руках.
   - Привет, Жак. Я принёс тебе ужин.
   - А, месье Свенссонн, здравствуйте, - Жак уже хорошо говорил по-английски, но некоторые слова произносил с сильным французским акцентом.
   - Сегодня я сделал пирог с черникой. Его очень хорошо делала моя мама, когда я жил в Швеции, - сказал Свенссон, устанавливая поднос на столик, около кровати мальчика.
   - Спасибо, месье Свенссонн, но есть я ещё не хочу, - покачал
   головой Жак.
   - Да я не тороплю. Когда захочешь - тогда и съешь.
   Свенссон очень сильно привязался за это время к мальчику. Все замечали, что он очень изменился с тех пор, как Жак попал к ним на "Звёздный Рыцарь". Его обычная меланхолия стала постепенно исчезать, и он всё чаще улыбался, иногда даже шутил, чего раньше за ним почти не наблюдалось. Каждый день он приносил мальчику еду, книжки, видеодиски с мультфильмами. Он даже рассказывал ему на ночь разные истории. В разговорах с друзьями он всё чаще вставлял фразы типа "Жак сказал...", "...как говорит Жак", и так далее. Одним словом, мальчик вернул ему радость и интерес к жизни. Он снова чувствовал, что кому-то нужен и относился к маленькому французу как к родному сыну.
   - Значит моя мама на одной из этих... э-э... планетт? - спросил Жак, указав на монитор.
   - Да, возможно, - неопределённо пожал плечами Свенссон.
   - Но что же вы будете делать? Планет-то вон сколько! - мальчик начал их считать, показывая пальцем на экран. - А... де... труа... сетт... э-э... семь планетт!
   - Капитан сказал, что мы обшарим каждую планету, - спокойно ответил Магнус.
   - Обшаррить? - переспросил, не поняв его, Жак.
   - Ну, осмотрим, обследуем, - по-другому сказал Свенссон.
   - Осмотрреть все планеты? Ва-ау! Здорово! - от удовольствия мальчик подпрыгнул на месте. - Шарман! И когда это будет?
   - Довольно скоро! - многообещающе улыбнулся бортинженер.
   - Прекрасно, месье Свенссонн! М-м... Шарман! - радостно прощебетал Жак, откусывая кусок пирога.
   - Послушай, Жак, а сколько тебе лет? - неожиданно спросил Магнус.
   - М-м... Одиннадцать. А что?
   - Моему Эрику сейчас было бы тринадцать, - тяжело вздохнул Свенссон.
   - Эррик - это ваш сын?
   - Да.
   - А где он сейчас?
   - Он умер, - печально произнёс суровый швед. - Десять лет назад. На Марсе - во время извержения вулкана.
   - Ой, извинитте, я не знать, - смутился мальчик, понурив голову.
   - Ничего, - ответил Магнус.
   - Значит, вы тоже как я? - предположил Жак, посмотрев на него.
- Что ты имеешь в виду? - удивлённо спросил Свенссон.
   - Вы тоже сиррота? - произнёс Жак, по-детски простодушно.
   - Нет, Жак, - грустно усмехнулся Магнус, - сирота - это тот, у кого
   нет родителей. А мои родители живы.
   - А, по-моему, человек, у которого нет детей, тоже сиррота. - спокойно сказал мальчик
   - Да, в какой-то мере ты прав. Без жены и без сына я чувствую себя сиротой, - печально согласился Магнус.
   - Вот видите!
   - Но сам себя ты не должен так называть! - пылко возразил Свенссон. - У тебя же есть мама!
   - Значитт, вы тоже думаете, что она жива? - погрустнев, спросил мальчик.
   - Да, конечно, я уверен в этом! И тебе советую думать так же, - решительно сказал Магнус.
   По щеке Жака медленно скатилась крупная слезинка, и он тотчас вытер её кулаком:
   - Хоррошо, месье Магнус. Я всегда буду веррить в то, что моя мама жива. Я и сейчас верю. Просто мне очень стррашно за неё.
   - Да, я тебя понимаю.
   - А не могли бы вы жениться на моей маме, если мы её найдём? - неожиданно спросил мальчик.
   - Жениться?! - удивлённо переспросил Свенссон и, немного подумав, рассмеялся. - Ха-ха-ха! Ты, наверное, шутишь! А если она мне не понравится?
   - Понравиться! - возразил Жак, нисколько не смущаясь, как будто речь шла о его любимом мультфильме или газированном напитке, - Она хоррошая женщина!
   - А если ей не понравлюсь я?
   - Почему-у? - недоумённо протянул Жак. - Вы тоже хорроший. Я бы хотель иметь такого папу, как вы.
   - И я бы хотел иметь такого сына, как ты, Жак, - с дрожью в голосе сказал Магнус и крепко обнял мальчика.
   Они ещё долго сидели, обнявшись, и беззвучно плакали. Космос невероятным образом свёл их вместе: маленького мальчика и умудрённого жизнью астронавта, но он же и отнял у них самых близких и дорогих им людей.
   Они оба думали в этот момент не только друг о друге, но и о постигших их несчастьях. Жак думал о своей пропавшей маме, а Магнус - о своём сыне Эрике и жене Иннельде, которых ему не суждено было даже похоронить, потому что тела их так и не были найдены.
   Маленький Жак первым нарушил это тягостное молчание.
   - Да-а, новые планетты, - мечтательно произнёс он, взглянув на экран, - Это, должно быть, очень интерресно. А вы были на дрругих планеттах?
   - Да, был, - кивнул в ответ Свенссон.
   - Ну и как там? Здоррово?
   - Я был на многих планетах. Даже не знаю с чего начать...
  
  

* * *

   На следующие сутки полёта астронавты снова собрались в рубке.
   - Привет, "Эдвард", что новенького? - спросил Дональдсон с напускной весёлостью, однако вид у него был довольно усталый, а покрасневшие глаза говорили об очередной бессонной ночи.
   - Похоже, мои подозрения подтверждаются, командир, - сказал "Эдвард", - это действительно новая звезда и новая планетная система.
   - Новая она или не новая, это уже значения не имеет. Нам всё равно придётся здесь работать, - решительно произнёс капитан.
   - Но её же надо как-то назвать. Не будем же мы использовать только её кодовый номер, - заметил Барков.
   - Да, Пётр прав, - согласилась с ним ван Мейер.
   - Дамы и господа! Мы открываем конкурс на лучшее название для этой неизвестной звезды! - попытался изобразить телевизионного ведущего Дональдсон. - Какие будут предложения?
   - Странная она какая-то. Вся в пятнах, - задумчиво произнесла Ивонна.
   - Как моя рожа после проверки гидравлики, - усмехнулся Митчелл.
   Раздался дружный хохот.
   - Вот давай твоим именем, и назовём, - со смехом предложил Ченг.
   - "Звезда Митчелла"! Ха-ха-ха! Неплохо! - рассмеялся Сэм.
   - Да-а, трудно будет дать ей подходящее название, - сказал Огивара.
   - Вообще-то это большая удача, что мы её нашли, - заметил Барков.
   - Фортуна, - коротко произнёс доселе молчавший Свенссон.
   - Молодец, Магнус! Прекрасная мысль! - воскликнул Дональдсон. - Фортуна! Отличное название! Кто "за"?
   Руки подняли все, в том числе и Митчелл.
   - Я же вам говорил, что всегда надо слушать нашего Магнуса. Он говорит хоть и мало, но всегда по делу. Да, ребята, а давайте-ка "раздавим" по этому поводу бутылочку настоящего французского шампанского. Я на "Эклиптике" нашёл, - весело сказал Барков, и куда-то убежал. Через несколько минут он вернулся, неся в руках поднос с бокалами и шампанским.
   - За "Фортуну"! - торжественно произнёс Дональдсон, поднимая свой бокал. - И за успех нашей экспедиции!
  
  

0x01 graphic

ГЛАВА 1

   Все последующие сутки "Звёздный Рыцарь" упрямо бороздил пространство вновь открытой планетной системы, пролетая за секунду пятьдесят километров.
   Дональдсон и Барков уныло поглядывали на экраны внешнего обзора, и делать им было нечего.
   Новые планеты были ещё очень далеки и только маняще подмигивали своим призрачным светом.
   - Знаешь, Эндрю, одного я никак не могу понять, - сказал Барков.
   - Чего? - спросил капитан.
   - Какого чёрта мы здесь делаем?! Так ли уж обязательно наше присутствие здесь? Неужели нельзя повесить всё это на "Эдварда"?
   - А если случится что-нибудь непредвиденное?
   - А "Эдвард" у нас такой глупенький-глупенький, да? И что может случиться непредвиденного?
   - На "Эклиптике" тоже так же думали... - напомнил капитан.
   - В крайнем случае "Эдвард" мог бы нас позвать, - возразил Барков.
   - Прискорбно слышать такие слова от тебя, Питер, - осуждающе произнёс Дональдсон. - Так рассуждают только лодыри! Вселенная бесконечна, и её не просчитать даже самыми мощными компьютерами. И, несмотря на то, что люди исследовали её вдоль и поперёк, она всё равно продолжает подкидывать сюрпризы, как приятные, так и не очень! Хорошим бы я был капитаном спасательного корабля, если бы протирал комбинезон в своей каюте! Поэтому я предлагаю тебе заткнуться и продолжать следить за обстановкой!
   - Хорошо, Эндрю, - Барков насупился и отвернулся в сторону бокового экрана.
   И в рубке снова воцарилась тишина.
   Внезапно раздался резкий звук, который заставил их обоих вздрогнуть:
   "Пи-пи-пи, пи-и, пи-и, пи-и, пи-пи-пи... Пи-пи-пи, пи-и, пи-и, пи-и, пи-пи-пи".
   - "Эдвард", что это?! - в один голос вскричали астронавты.
   - Это, скорее всего, радиомаяк, - ответил "Эдвард" своим ровным бесстрастным голосом.
   - Откуда идёт сигнал? - спросил капитан.
   - Со второй планеты. Это пока всё, что я могу вам сказать.
   "Пи-пи-пи, пи-и, пи-и, пи-и, пи-пи-пи... Пип... Пип... Пип..."
   - Это точно спасательный радиомаяк, - сказал Барков, - Передаёт сигнал "SOS", а потом вот так вот пищит.
   - Интересно, на "Эклиптике" были такие маяки? - спросил Дональдсон.
   - Конечно, были. Разве ты не знаешь, что такие маяки бесплатно вручаются каждому сотому пассажиру?
   - Впервые слышу, - покачал головой Дональдсон.
   - Да-а, Эндрю, - насмешливо протянул Барков, - сразу видно, что ты не бывал на пассажирских лайнерах.
   - Ой-ой! Кто бы говорил! - насмешливо сказал капитан.
   - Зато я всегда в курсе всех новшеств, - улыбнулся его приятель.
   - Просто у тебя свободного времени больше. Ладно, хватит об этом. Я думаю, этот маяк вполне может оказаться спасательным маяком с "Эклиптики", - высказал предположение Дональдсон.
   - Но это не значит, что мы можем найти там всех пропавших пассажиров, - возразил Барков.
   - Даже если там будет один человек, это уже хорошо, может быть, появится хоть какая-то подсказка, где искать остальных.
   - Нам остаётся надеяться только на это, - пожал плечами Барков.
   - Какие будут указания, сэр? - не выдержал "Эдвард".
   - Мы меняем курс, "Эдвард". Направление: система Фортуны, вторая планета. Скорость: четверть скорости света, - сказал Дональдсон.
   - Понял, Курс на вторую планету системы Фортуны. Скорость: одна четвертая скорости света. Выполняю, - эхом отозвался голос "Эдварда".
   Дональдсон включил дисплей. Перед ним, прямо в воздухе, появилось меню, из которого он выбрал строчку: "оружейный отсек".
   В воздухе возникла круглая физиономия Адамса:
   - Командир?
   - Мы летим на вторую планету. Система, конечно, не изучена, поэтому может быть всё что угодно. В общем, Адамс, гляди в оба, вовремя включай противометеоритную защиту, а если встретится
   что-нибудь крупное, вроде астероида или сверхбольшого метеорита, включай лазерную пушку и уничтожай всё к чёрту! Кроме предметов искусственного происхождения, конечно.
   - А как это определить? - спросил с дисплея Адамс.
   - Какого происхождения предмет?
   - Да.
   - Ну, например, правильная симметричная форма или наоборот, слишком замысловатая. Словом, всё странное... Чёрт возьми, Адамс, вас что, в школе астронавтов ничему не учили?!
   - Понял, сэр, - кивнул в ответ Адамс, и лицо его исчезло.
   - Ну, народ! - возмутился Дональдсон. - Простого приказа понять не могут!
   - Ты сам был когда-то таким же, - с усмешкой сказал Барков.
  
  
  

ГЛАВА 2

   Четверо суток "Звёздный Рыцарь" продолжал стремительно нестись вперёд по открытой ими планетной системе. В экранах внешнего обзора мелькали новые планеты и их спутники, астероиды и метеориты, большие и малые кометы, словом, всё, что движется в космосе самостоятельно, подчиняясь всеобщим физическим законам.
   Дональдсон одиноко сидел в своём кресле и задумчиво вглядывался в показания приборов.
   Послышался звук раздвигающейся двери. Капитан оглянулся.
   На пороге стоял Жак, неуверенно переминаясь с ноги на ногу.
   - Бон... э-э... Добрый день, месье капитэнн, - как всегда вежливо поздоровался мальчик.
   - Здравствуй, Жак, - ответил тем же Дональдсон.
   Широко раскрыв глаза от изумления, мальчик вошёл в рубку.
   - Ух, ты! Как здесь... - пробормотал он восхищённо.
   Маленький француз впервые оказался в рубке. Раньше он просто стеснялся заходить туда.
   - Здорово? - спросил Дональдсон.
   - Конечно, месье капитэнн! - восторженно произнёс Жак.
   - Я тоже люблю сидеть здесь. Хоть я и бываю тут каждые сутки, мне всё равно здесь нравится.
   - Да, тут кррасиво, - кивнул Жак, - значит, вы здесь сидите?
   - Да, здесь сижу я. Справа от меня - Барков. Слева - Свенссон. Там - Огивара, а вон там - Ивонна, - объяснил, показав, капитан.
   - Понятно. А тррудно упрравлять корраблём?
  
   - "Звёздный Рыцарь" так устроен, что им может управлять даже ребёнок. - улыбнулся Дональдсон.
   - А вы мне покажетте, как это делается? - скромно попросил Жак.
   - Покажу. Но не сейчас. Учти, что тут нужно хорошо знать физику. Ведь в космосе корабль можно двигать только толчками, поэтому нужно уметь рассчитывать инерцию.
   - Да, я понимаю, - кивнул рыжеватой головой мальчик.
   - По правде говоря, я редко управляю кораблём сам. Большую часть времени кораблём управляет "Эдвард" - наш главный компьютер, - Дональдсон указал на большую панель с лиловым глазком видеокамеры. - "Эдвард", познакомься - это Жак.
   - Очень приятно. Меня зовут "Эдвард", - вежливо представился старческий голосок.
   Жак хихикнул, прикрыв рот рукой:
   - Ой, не могу! Какой смешной голосс! Как у старикашки.
   - Минутку! Кого это ты называешь старикашкой?! - обиделся "Эдвард".
   - Не сердись, "Эдвард". Жак просто пошутил, - успокоил его Дональдсон и, наклонившись к мальчику, прошептал: - Голос у него такой, потому что так Ивонна придумала.
   - Этот ваш "Эдвард" чем-то напоминает месье Дональдсона, - сказал Жак.
   - Кого?! - переспросил капитан.
   - Того пожилого месье, которого я видель на "Эклиптике". Помните, я вам рассказываль? - сказал мальчик.
   - Д-да, п-припоминаю... - с дрожью в голосе пробормотал Дональдсон.
   - Месье, позвольте, я скажу вам пррямо. Мне кажется вы меня... э-э... как это по-английски?... обманывать, - посмотрел на него Жак.
   - Я тебя обманываю? Почему ты так решил? - внутренне содрогнувшись, спросил капитан.
   - Зачем вы мне сказаль, что не имеетте никакого отношения к тому месье Дональдсону?
   - Но я, действительно, его не знаю, - ещё раз попытался выкрутиться капитан.
   - Вы не можетте его не знать, - возразил мальчик со своим французским акцентом. - Он замечательно ррассказываль прро космос. Я спрросиль, откуда он так много про это знает. Он сказаль, что у него есть сын - капитэнн спасательного корабля. Я спросиль, как он называется? Он сказаль мне название, но я его забыль. И вот недавно я вспомниль, что корабль назывался "Звёздный Рыцарь"!
   Дональдсон побледнел:
   - Хорошо, Жак, я сдаюсь, - сказал он со вздохом. - Этот месье Дональдсон, о котором ты говоришь... он... в общем, это,
   действительно, мой отец.
   - А мадам Дональд...
   - Мадам Дональдсон - моя мама.
   - Тогда почему... - попытался спросить мальчик.
   - Да потому что я не хочу, чтобы экипаж знал об этом! Я не хочу, чтобы все меня жалели. "Ах, бедный командир, как ему тяжело!" и всякое такое. Можешь ты это понять! - неожиданно для себя вспылил Дональдсон.
   - Да, месье капитэнн, я понимаю, - успокаивающе произнёс Жак, с сочувствием погладив его по руке.
   - Мальчик мой, я тебя умоляю, не рассказывай никому. Чемоданы моих родителей я спрятал у себя в каюте, а их имена в списке пассажиров, исправил на вымышленные.
   - Не волнуйтесь, месье, я буду немм, как попугай с Канопуса, как говориль мой папа, - провёл пальцами по губам Жак, изображая застёжку-"молнию".
   Дональдсон рассмеялся.
   "Сразу видно, сын космического шахтёра", - подумал он. (Эта поговорка - "нем, как попугай с Канопуса", - возникла после того, как на одной из планет системы Канопуса нашли птицу, очень похожую на попугая, которая не издавала ни звука).
   - Но ты понял, почему я прошу тебя молчать? - неожиданно серьёзно спросил капитан.
   - Да, месье, я понимаю. На вашем месте я бы так же сделаль, - ответил мальчик, по-взрослому рассудительно.
   - Работа-то у меня, видишь, какая. Столько ответственности. Мой начальник еле отпустил меня в этот полёт. Я постоянно думаю о родителях. Где они? Что с ними случилось? Увижу ли я их снова? Но мне приходится каждый раз брать свои нервы в кулак и идти в рубку. Ведь я командир. Я должен подавать пример. А если я раскисну, где гарантия, что весь экипаж не раскиснет?!
   - Да, месье, вы прравильно сказать, - согласился мальчик.
   Некоторое время Жак задумчиво вглядывался в экраны. Казалось, что он хочет просмотреть холодный космический мрак насквозь.
   - Как вы думаете, мы найдёмм их? - голос Жака слегка дрогнул.
   - Я найду их, даже если мне придётся перерыть всю Вселенную, - решительно сказал Дональдсон.

* * *

   Прошло ещё несколько суток. Совершив стремительный бросок, "Звёздный Рыцарь" поравнялся со второй планетой системы Фортуны и встал на стационарную орбиту вокруг неё.
   Дональдсон не мог припомнить, когда ещё в главной рубке собиралось столько народу. Доктор Ченг оставил свой микроскоп и
   примчался одним из первых. Обилие работы не помешало и
   Митчеллу присоединиться к остальным. Еще более удивительным было присутствие Адамса, ведь он мог спокойно любоваться новой планетой из "оружейной", ничего при этом не теряя. Но он предпочёл быть вместе со всеми. А для маленького Жака, пребывание в рубке и вовсе стало чем-то вроде хобби (к тому же капитан, как и обещал, регулярно посвящал его в тонкости управления кораблём), и теперь он с любопытством разглядывал экраны, облокотившись на панель приборов. Словом, всем хотелось посмотреть на новую планету.
   По правде говоря, вид у неё был довольно мрачный. Толстый слой серых облаков практически полностью скрывал её поверхность. Только в некоторых местах сквозь разрывы в облаках слабо просматривались подёрнутые туманной дымкой грязно-зелёные острова, освещаемые вспышками молний.
   - Даже моя Швеция красивее выглядит, - буркнул Свенссон.
   - Да-а, приятного мало, - сказал Барков, - мрак и ужас какой-то!
   - Бр-р... Даже холодно стало, - поёжилась ван Мейер.
   - Неужели тамм может кто-то жить? - с недоумением спросил Жак.
   - "Эдвард"! - позвал компьютер, Дональдсон.
   - Да, командир, - проскрипел старческий голос. При этом Жак еле удержался от смеха. Он никак не мог привыкнуть к голосу "Эдварда".
   - Что ты можешь сказать про эту планетку? - спросил капитан.
   - Спектральный анализ показывает, что атмосфера данной планеты очень напоминает земную, - начал "Эдвард", - правда, разрежённую. Содержание кислорода - 19 процентов, азота - 26 процентов, углекислоты - 38 процентов. Есть ещё много всяких газов, содержание которых малозначительно. С помощью радиосканирования мне удалось составить карту планеты.
   Один из экранов погас, и на нём появилось что-то похожее на контурную карту.
   Поверхность планеты напоминала сплошной архипелаг. Повсюду были разбросаны островки, один мельче другого. Дональдсон заметил, что многие острова имеют смазанные очертания.
   - Почему такие расплывчатые очертания у этих островов? - спросил он.
   - По всей вероятности, они окружены болотами, - ответил "Эдвард".
   - Болотная планета! - воскликнул Митчелл.
   Тут раздался дружный хохот:
   - Ха-ха-ха! "Болотная планета"! Ха-ха-ха! Сколько летаю, никогда о такой не слышал! - сквозь смех сказал Барков.
   - А теперь будешь не только слышать, но и видеть! - спокойно произнёс Свенссон.
   - Где?
   - На астрономических картах!
   Смех раздался с новой силой.
   Дональдсон недовольно поморщился и попытался что-то сказать, но его никто не слушал. Тогда он не выдержал и ударил кулаком по подлокотнику своего кресла.
   - Тихо!! - громко выкрикнул он.
   Все моментально замолчали, а маленький Жак испуганно заморгал.
   - Я хотел бы напомнить вам, друзья мои, для чего мы, собственно говоря, здесь находимся, - спокойно начал Дональдсон, - и ещё я хотел бы напомнить, что меня зовут не Христофор Колумб, а капитан Эндрю Дональдсон. Надеюсь, никто не забыл, кто мы такие? Мы - СПАСАТЕЛИ, правильно? Наша задача - СПАСАТЬ ЛЮДЕЙ! В нашем уставе нигде не сказано, что мы должны давать названия новым планетам. Пусть этим занимаются астрономы и астронавигаторы. И сейчас, когда вы ржёте, как мустанги, придумывая название для этой планеты, какой-нибудь совершенно отчаявшийся человек доживает на ней свои последние МИНУТЫ!!!
   Сказанное настолько сильно подействовало на окружающих, что никто из них не смог промолвить ни слова в ответ.
   - "Эдвард"! - снова позвал капитан.
   - Да, командир?
   - Сигналы с маяка ещё идут?
   - Да.
   ~ Можешь показать на карте место, откуда они идут?
   На карте планеты появился красный крестик. Он располагался на самой кромке одного из островов.
   - Свенссон, приготовь скафандры и флайер, - приказал капитан.
   - А кто полетит? - спросил Магнус.
   - Барков, Ченг... м-м... Адамс, и я, - немного подумав, ответил Дональдсон.
  
  
  

ГЛАВА 3

   Свенссон ушёл, а капитан украдкой посмотрел на Адамса. Он специально решил взять его с собой, потому что сразу хотел проверить новичка в деле. Это была его обычная тактика.
   Адамс отчаянно пытался напустить на себя серьёзный вид, но скрыть своего восторга так и не смог.
   - Скажите, Джо, вам знакома наша модель скафандра? - спросил Дональдсон, едва сдерживая улыбку.
   - Да, конечно. На "Прометее" были такие же скафандры.
   - Идите к Свенссону, он поможет вам собраться.
   - Хорошо, сэр. А что я должен делать в этом полёте?
   - Только одно - смотреть в оба! - усмехнулся капитан.
   - Понял, сэр, - со смехом сказал Адамс, и быстро выскочил за дверь.
   "Сейчас, наверно, я кажусь ему богом, - подумал Дональдсон, - Эх, Джо, Джо, если бы это было так, ничего бы вообще не произошло, и мы бы уже давно грелись где-нибудь на Багамах".
   - Чего ты ждешь, Эндрю? Пошли, - сказал Барков.
   - Да, Питер, я иду, - ответил Дональдсон, вставая со своего места.
   - Месье капитэнн, можно я вас прровожу? - вежливо попросил мальчик, с картавым французским прононсом.
   Дружески приобняв его за плечи, капитан вышел с ним из рубки.
   Барков и Ченг ушли вперёд, и Дональдсон остался наедине с мальчиком.
   - Здоррово вы их... это... в общемм... прриструнили, - смущённо произнёс Жак.
   - Так сам посуди, сможем ли мы найти твою маму, моих родителей и всех остальных, если будем по целому часу обсуждать названия для новых планет?
   - Это точно, - произнёс Жак со смешком.
   Дональдсон облачился в скафандр и через несколько минут уже был в шлюзе корабля. Вокруг флайера стояли Барков, Ченг, Адамс и Свенссон.
   Флайер был похож на большой военный истребитель с сильно укороченными крыльями. На "Звёздном Рыцаре" было два флайера, внутри которых свободно умещались десять пассажиров и экипаж из четырёх человек.
   - Всё готово? - спросил Дональдсон.
   - Да, - коротко ответил Свенссон.
   - Горючее?
   - Под завязку.
   - На всякий случай держи наготове второй флайер. В случае чего сразу вылетай, - сказал капитан.
   - Ладно, сделаем, - невозмутимо ответил Магнус, пожав плечами.
   Капитан подошёл к флайеру и дёрнул за небольшой рычажок. Часть днища опустилась к нему, образовав трап.
   Поднявшись по нему, капитан забрался внутрь флайера, прошёл в его носовую часть и уселся в левое переднее кресло. Следом за ним туда же поднялись остальные. Барков расположился справа от него, Ченг и Адамс - сзади. Каждое место было снабжено небольшим пультом с дисплеем и компьютерным терминалом.
   Дональдсон включил компьютер, и подождал пока "Эдвард"
   загрузит в него свои данные, в виде карты планеты с крестиком.
   Сквозь остекление кабины капитан заметил, как Свенссон помахал ему рукой и вышел из шлюза.
   Его спокойный и уверенный голос послышался через минуту:
   - Начинаю шлюзование, - сообщил он.
   Через некоторое время огромные ворота шлюза раздвинулись, и Дональдсон запустил двигатели. "Космический самолёт" вздрогнул и, прокатившись немного на своих колесах, легко выпорхнул из главного шлюза "Звёздного Рыцаря".
   Капитан включил автопилот. Заработала программа для вхождения в верхние слои атмосферы.
   Облетев планету вокруг, флайер лёг в так называемый "посадочный коридор" - участок траектории ограниченный несколькими градусами. Более крутая траектория была чревата большими перегрузками, а более пологая могла послать флайер в противоположную от планеты сторону.
   При входе в плотные слои атмосферы привычно возросли перегрузки, и началась сильная тряска.
   Затем, успешно миновав опасный участок, Дональдсон стал управлять флайером с помощью небольшой рукоятки.
  
  
  

ГЛАВА 4

   В шлемофоне капитана послышался встревоженный голос Ивонны:
   - Плохие новости, командир. Сигнал маяка пропал. Наверно, аккумулятор сел.
   Взглянув на экран, капитан заметил, что крестик исчез с карты.
   - Не бойся, я запомнил место, где он был.
   Спустившись ниже, Дональдсон нажал кнопку изменения крыла.
   Короткие крылья флайера вытянулись, а их концы слегка загнулись кверху.
   Дональдсон посмотрел вниз, но ничего не увидел из-за густых серых облаков, застилавших всё вокруг.
   - Ничего не видно, придётся лететь по карте, - сказал он Баркову.
   - Подожди, я сейчас её включу, - ответил навигатор, набирая команду на клавиатуре.
   Рядом с передним стеклом в воздухе появилась карта планеты.
   - "Эдвард" восстановил местоположение маяка, - снова отозвалась Ивонна.
   На карте вновь появился крестик.
   - Чёрт побери! - выругался Дональдсон. - Кругом эти проклятые
   облака! Когда же они кончатся?
   - А если они распространяются до самой поверхности? Как нам тогда быть? - спросил Барков.
   - Придётся спускаться аккуратно, - ответил капитан.
   - А мне кажется, что облака должны рассеяться, - сказал Адамс. - Мы же видели, что в них есть просветы.
   Флайер продолжал медленно снижаться, прорезая густое серое марево.
   - Сколько там до поверхности? - спросил капитан.
   - Тридцать пять тысяч метров, - ответил Барков.
   - Вон там, по-моему, просвет! - воскликнул Адамс, глядя куда-то вдаль.
   - Где? - спросил Ченг.
   - Да вон там, справа.
   - Это просто молния, - присмотревшись, сказал доктор.
   - Молния? Да, точно, - разочарованно произнёс Адамс.
   Дональдсон увеличил угол снижения ещё на полтора градуса. На индикаторе высоты цифры стали меняться чуть быстрее.
   - Пятнадцать тысяч до поверхности, - объявил Барков.
   - Облака всё никак не кончаются, - заметил Адамс.
   Опасаясь с чем-нибудь столкнуться, капитан уменьшил скорость снижения.
   Толстый слой облачности неожиданно закончился на высоте тысячи шестисот метров от поверхности планеты.
   Внизу в туманной дымке проплывали тёмные едва различимые острова. Вдалеке мерцали огни извергающихся вулканов. Кое-где можно было разглядеть чахлые коричневые кустики, а из болот иногда появлялись длинные изогнутые тела каких-то таинственных животных.
   - Ух, ты! Видели? - воскликнул Адамс, заметив одно из них. - Как вы думаете, что это такое?
   - Не знаю. Может быть, змея какая-нибудь, а может, что-нибудь и похуже, - ответил Дональдсон.
   - Похуже?! Как это? - заволновался Адамс.
   - Ну, может, какой-нибудь бронтозавр, брахиозавр или ещё какой-нибудь "завр-р", - "угрожающе" прорычал Барков.
   - "Завр", говоришь? Да-а... Круто, - Адамс, похоже, воспринял шутку Баркова всерьёз.
   - Что, испугался? Ха- ха-ха! - рассмеялся тот, - Да какие здесь могут быть "завры"?!
   - А вдруг есть? - предположил Джонатан.
   - Им тут жрать нечего, - сказал Ченг.
   - Конечно, нечего, - подтвердил Барков. - Растительность-то вон какая
   жиденькая.
   - А морские? - продолжал выставлять свои аргументы Адамс.
   - Хм! Даже если они и есть, нам-то что до этого? - усмехнулся Барков, - Или, может, ты собираешься купаться?
   - Купаться? Не-ет! - рассмеялся Адамс, повертев головой.
   - Ха- ха-ха! Так чего же мы тогда спорим! - со смехом произнёс Барков.
   - Внимание, ребята! Сигнал маяка шёл отсюда, - предупредил экипаж Дональдсон. - Глядите в оба!
   Он включил камеру внешнего обзора. Около переднего стекла появилось крупное и подрбное голографическое изображение островов, над которыми пролетал флайер.
   Сначала показался остров, у которого одна половина была заболочена, а другая покрыта скалами. Однако на нём не было ничего интересного.
   Затем появился остров, на котором, судя по карте, и находился радиомаяк. Берега его были заболочены, но в центре проглядывали большие участки твёрдой почвы, покрытые коричневой травой.
   Приближался участок, помеченный крестиком, и Дональдсон вперил взгляд в голографический экран.
   - Смотрите вниз! - скомандовал он. - Отмечайте всё необычное для этих мест.
   Они пролетели остров из конца в конец, но, несмотря на все усилия, им не удалось рассмотреть ничего, кроме полосы густого тумана, скрывавшего всё вокруг.
   - Ничего не видно, - сказал Барков.
   - Всё. Дальше уже море. Придётся возвращаться, - произнёс капитан, отклоняя ручку управления вправо.
   Развернувшись, флайер ещё больше снизился и полетел обратно. Сквозь туман проступили очертания редких кустиков и клочки пожухлой травы.
   - Смотрите! - воскликнул Адамс. - Вон там, слева, что-то тёмное!
   Дональдсон повернул голову влево и тоже увидел странное темное пятно на самом краю болот. Подлетев поближе, они принялись разглядывать его.
   Это был черный сплюснутый предмет овальной формы, заострённый с обоих концов.
   - Эта штука похожа на таракана! - воскликнул Барков.
   - Да, и впрямь как таракан, - согласился Дональдсон, - но ты лучше смотри, где нам сесть!
   - Да вон там, рядом с этой штукой, видишь? Прекрасное место для посадки.
   Капитан посмотрел, куда указывал Барков, и разглядел небольшую
   каменистую площадку. Флайер вполне мог на ней разместиться,
   учитывая то, что он был оснащён антигравитационным двигателем и мог взлетать и садиться вертикально.
   Через несколько секунд они зависли над площадкой, и Дональдсон мягко посадил свой летательный аппарат.
   - Пошли, - произнёс он, поднимаясь с кресла.
   Через минуту под их ногами уже похрустывали камни новой планеты. Капитан закрыл днище флайера и огляделся.
   Их окружал невероятно плотный туман, из-за которого здесь, на поверхности, было гораздо темнее, чем наверху. Капитан включил фонарь и закрепил его на плече, в специальном кармане. Однако видимость нисколько не улучшилась, и он подумал, что они легко могут заблудиться в этом молочно-бледном месиве.
   - Пит, ты помнишь, куда надо идти? - спросил он, повернувшись на месте.
   - Туда, - махнул рукой Барков.
   - Да, точно. Я немного потерял ориентировку, - пояснил капитан.
   - Немудрено. Такая темнота! Да ещё этот туман!
   Освещая себе путь фонарями, они пошли дальше.
   - А шагать здесь немножко легче, чем на "Рыцаре" - заметил Адамс.
   - Да, я тоже это почувствовал. Видимо, здесь сила тяжести меньше, - сказал капитан.
   - Но всё-таки не так, как на Луне, - вспомнил свою учёбу Джо.
   Наконец, впереди, сквозь туман стали проступать очертания замеченного ими странного предмета. В профиль он оказался сплющенным и стоял на четырех телескопических стойках, отчего вблизи ещё больше походил на таракана.
   Причём оказался он довольно большим. В длину он был чуть больше двенадцати метров, а в высоту - около пяти.
   - Это, наверно, чей-то космический корабль или спасательное средство, - сказал Дональдсон, осматривая странное сооружение.
   - Но как здесь мог оказаться радиомаяк с Земли? - спросил Барков.
   - Не знаю, - пожал плечами капитан.
   Необычное сооружение было сделано из черного материала, похожего на металл, но без блеска. Лучи фонарей совершенно не отражались на его гладкой поверхности. Нигде не было видно никаких швов или выступов...
   - Как же мы попадём внутрь? - спросил Ченг.
   - Откуда я знаю?! - с раздражением ответил Дональдсон.
   - Надо смотреть внимательней, - сказал Барков, - где-то что-то всё равно должно быть.
   Они обошли необычный объект вокруг, тщательно освещая его фонарями.
   - Заметили что-нибудь? - спросил Дональдсон.
   - Я ничего не видел, - ответил Адамс.
   - И я тоже, - тихо отозвался Ченг.
   - Я тоже не видел, - пожал плечами Барков.
   - Давайте ещё раз посмотрим, - предложил Адамс, - может, мы что-то упустили?
   - Хорошо, давайте ещё раз пройдёмся, - согласился капитан.
   И они ещё раз прошлись вокруг громадного чёрного сооружения.
   - Эй, ребята, идите сюда! Тут что-то есть! - воскликнул Адамс.
   Все моментально собрались вокруг него:
   - Где?
   - Что?
   - Вот, видите? - Адамс указал на едва заметную трещинку в гладкой поверхности объекта.
   - Это не трещина. Это, похоже, люк. Видите, он квадратный, - заметил Барков.
   Присмотревшись, Дональдсон убедился, что трещина, действительно, образовывала квадрат.
   - Внимательней смотрите вокруг него, - сказал он. - Как-то же он должен открываться.
   - Ничего не видно, - угрюмо пробурчал Ченг.
   Поверхность вокруг квадрата была такая же гладкая и ровная, как и внутри него.
   Для уверенности капитан тщательно ощупал всё вокруг квадрата.
   - Ни кнопок, ни потайных сенсоров, - подытожил он.
   - Дайте, я послушаю, что там внутри, - спокойно произнёс Ченг, включая микрофон для внешнего шума.
   Ничего не услышав, доктор постучал по причудливой штуке кулаком.
   - Там кто-то есть! - воскликнул он. - Мне показалось, что там что-то зашевелилось!
   Ченг увеличил чувствительность своего микрофона и снова постучал, но по-другому. На этот раз он использовал "морзянку".
   - Ну как? - спросил Барков.
   - Тихо, - ответил Ченг, - но я уверен, что в тот раз что-то было!
   Доктор обладал самым лучшим слухом, поэтому с ним никто спорить не стал.
   - А может, просто вскроем люк лучом? - предложил Барков, доставая бластер.
   - Мы можем задеть того, кто внутри, - возразил Дональдсон.
   - Как же нам быть? - спросил Адамс.
   - У меня появилась идея, - сказал капитан, нажимая на центр квадрата.
   На мгновение ему показалось, что квадрат немного поддался, и он
   навалился на него сильнее. Тут он услышал щелчок, шипение, и почувствовал, что квадрат слегка вдавился внутрь, но дальше так и не сдвинулся. Капитан попытался убрать руки, но квадрат повалился на них всей своей тяжестью.
   - Помогите! Он опускается! - воскликнул Дональдсон.
   Как и предполагал Барков, таинственный квадрат, действительно, оказался люком. Опустив его на землю, они обнаружили на его внутренней стороне ступени. Из открывшегося отверстия падал тусклый красноватый свет.
   Приложив палец к "забралу" своего шлема, Дональдсон велел всем сохранять молчание и первым стал осторожно подниматься по ступеням наверх. Барков попытался остановить его, схватив за ногу, но капитан, сделав успокаивающий жест, полез дальше.
   Поднявшись, он оказался в небольшом тесном помещении. Красноватый свет исходил из квадрата на стене, который был не больше ладони и выглядел как маленькое оконце.
   Нагнувшись над лестницей, Дональдсон махнул рукой. Барков, Ченг и Адамс, поднявшись по ступеням, столпились вокруг него. Кто-то из них случайно коснулся красного квадрата, и люк тотчас же начал закрываться.
   Адамс схватился было за бластер, но капитан остановил его.
   Люк захлопнулся, и послышалось приглушенное гудение. Цвет квадрата постепенно изменился на малиновый. Когда гудение закончилось, Дональдсон взглянул на анализатор атмосферы, закрепленный на его левом запястье, и с удивлением отметил, что состав воздуха стал очень близок к земному, а содержание кислорода увеличилось.
   Внеэапно одна из стен с тихим шелестом отъехала в сторону, и перед астронавтами открылся вход в короткий коридорчик, метра два длиной, и шириной в полметра.
   Дональдсон достал бластер и шагнул в коридор. Он едва успел подойти к его противоположной стене, как она тотчас же сдвинулась, и перед ним открылся вход в большое, хорошо освещённое овальное помещение.
   Капитан осторожно вошёл внутрь и осмотрелся.
   В дальнем конце странного помещения он заметил кресло с небольшой панелью приборов. По краям помещение опоясывали два уступа, протянувшихся вдоль вогнутых стен. По всей вероятности, это были сиденья. Справа от капитана стояла большая квадратная колонна, упиравшаяся в вогнутый потолок, сделанная из того же необычного чёрного металла. В центре виднелся ромбовидный столик, вокруг которого находились четыре стула с узкими круглыми сиденьями.
   Внезапно из-за стола показалась чья-то растрёпанная шевелюра.

ГЛАВА 5

   Подойдя ближе, Дональдсон увидел женщину, которая испуганно смотрела на него широко раскрытыми голубыми глазами. Её измождённое грязное лицо было искажено ужасом. Светлые волосы спутались и уныло свисали грязными сосульками. Из одежды на ней были только жалкие лохмотья, отдалённо напоминающие пижаму.
   - Эй, ребята, идите сюда! Здесь женщина. По-моему, она с Земли, - негромко позвал капитан, но, обернувшись, увидел, что друзья уже стоят у него за спиной.
   - Кто вы? От... Тьфу ты! - капитан сообразил, что его динамик выключен.
   - Кто вы? - повторил он, включив динамик.
   - А? - с ужасом промолвила женщина.
   - Кто вы? Как вас зовут? - повторил капитан.
   Трепеща от страха, женщина промолчала.
   - Вы говорите по-английски? - снова спросил Дональдсон.
   - Д-да. - ответила она сдавленным голосом.
   Дональдсон сделал шаг вперёд и осторожно протянул к ней руку.
   - Н-не п-подходите к-ко мне! - вскрикнула незнакомка, схватившись за ножку стула. - А... а то я в-вас сейчас с-стукну!
   Но она явно лгала, так как стул был накрепко прикручен к полу.
   - Не бойтесь. Мы не причиним вам вреда, - сказал капитан, - мы - спасатели. Мы прилетели с Земли.
   Женщина продолжала испуганно дрожать и озираться по сторонам.
   - Кто вы? - повторил капитан.
   - Я?
   - Да, вы. Как ваше имя?
   - Я... Я Лаура... Л-Лаура Стентон, - чувствовалось что каждое слово давалось ей с большим трудом.
   Дональдсон подумал, что это, наверняка, последствие длительного одиночества.
   - Вы откуда? С "Эклиптики"? - спросил он как можно дружелюбнее.
   - Я? Э-э... Да, я была... н-на "Эклиптике". А вы... правда... с Земли?
   - Да, мы с Земли. Я командир экипажа спасательного корабля
   "Звёздный Рыцарь", капитан Эндрю Дональдсон. А это мои помощники, - показал он на остальных.
   - И вы... м-можете... забрать меня... отсюда?
   - Да, конечно. Мы для этого и прилетели.
   Закрыв лицо руками, Лаура Стентон разрыдалась:
   - Бог услышал... мои молитвы, - всхлипывая, сказала она, - я уж думала, мне конец.
   - Скажите, у вас есть радиомаяк? - спросил Барков.
   - Да. Вот тут, - она достала из-под стола сумочку и вынула оттуда цилиндрический предмет, похожий на большую новогоднюю хлопушку. - Правда, сегодня... он п-перестал работать.
   - Позвольте, я посмотрю, - капитан взял радиомаяк, открутил крышку и вытащил маленький аккумулятор. Индикатор запаса энергии был на нуле.
   - Так я и думал. Аккумулятор сел, - сказал Дональдсон, закручивая крышку.
   Собрав радиомаяк, он положил его обратно в сумочку:
   - Мы поймали сигнал маяка и прилетели сюда, - пояснил он.
   - Х-хорошо... что я... его к-купила, - с трудом сказала Лаура.
   - А где остальные пассажиры? - спросил Дональдсон.
   - Кто?
   - Остальные пассажиры "Эклиптики".
   - Я... я не знаю, - развела она руками.
   - И вы не помните, что с вами случилось?
   - Помню, но... плохо. Ох, извините, мне так... так дурно, - приложив руку ко лбу, пожаловалась Лаура. - Я потом вам всё расскажу.
   - Ей нужно передохнуть, - сказал Ченг.
   - Надо принести маску и забрать её отсюда, - заметил Барков.
   - Я пойду к флайеру, принесу маску, - засобирался Ченг.
   - Помощь нужна? - спросил Дональдсон.
   - Нет, обойдусь, - небрежно бросил Ченг.
   - Я пойду с ним. Мне всё равно делать нечего, - вызвался Адамс.
   - Ладно, пошли, "бездельник", - усмехнулся Ченг, и дружески хлопнув Джо по плечу, вышел вместе с ним из странного овального помещения.
   - Простите, мэм, а чем вы тут питались? - вежливо спросил Барков.
   - Тут есть... запасы еды, и... что-то вроде... кухни, - ответила Лаура.
   С трудом поднявшись на ноги, покачиваясь в разные стороны, она подошла к чёрной колонне и приложила руку к её гладкой поверхности.
   Одна из граней колонны сдвинулась вверх, открыв множество полок со всякими стаканами, шлангами, ящиками, тюбиками и другими предметами непонятного назначения, которые были в основном квадратной или ромбовидной формы. Однако все эти ёмкости были пусты.
   - А сейчас... запасы кончились, - сказала Лаура, тяжело вздохнув.
   - И как же вы справлялись с этой проблемой? - спросил капитан.
   - Еда кончилась, но вода-то осталась. Я наливаю... её в стакан вот из этого... шланга и выхожу из этой... проклятой к-консервной... банки, - повела она рукой вокруг себя, и продолжила: - Вы, конечно, видели кусты, там, снаружи. Я ломаю... несколько веток и к-кладу их... в тот же стакан. Затем к-кипячу... это всё вот на этом... н-нагревателе. Получается отвар. Он, правда, горьковатый, но пить... его можно. Он немного б-бодрит и... утоляет г-голод.
   - Неужели вы не боялись отравиться?
   - Ещё как боялась! Однако я п-пью этот... отвар уже неделю и, как видите, всё ещё жива! - грустно улыбнулась Лаура.
   - Вы очень мужественная женщина! - похвалил её Барков. - Я бы так не смог.
   - Нет, вы бы т-тоже... так смогли, если бы оказались... н-на моём месте. Жить-то... как-то надо! - возразила Лаура.
   - Да, конечно, - кивнул Дональдсон.
   - Здесь могут быть ещё земляне? - спросил Барков.
   - Нет... не думаю. Скорее... скорее всего, я з-здесь одна, - тяжело вздохнув, ответила Лаура.
   Тут появились Ченг и Адамс. Они принесли прозрачную пластиковую маску с небольшим баллоном.
   - Сейчас вы наденете эту маску, мы отведём вас на флайер, и через некоторое время мы с вами будем спокойно беседовать на борту нашего "Звёздного Рыцаря", - бодро сказал Адамс.
   - Кстати, а как же вы там дышали? - спросил капитан, махнув рукой в сторону выхода.
   - Дышать там... хоть и т-трудно, но можно, - с вымученной улыбкой ответила Лаура.
   - Вот ваша маска, - сказал Ченг, протягивая ей маску.
   - Спасибо, - поблагодарила она его.
   Трясущимися от слабости руками Лаура натянула на лицо маску и закинула за плечи баллон с воздухом
   - Я готова, - глухо прозвучал из-под маски её голос.
   Через несколько минут они уже спускались по ступеням. Лаура шла неуверенно, и Дональдсон поддерживал её под руку.
   Они уже успели пройти значительное расстояние, как вдруг Дональдсон ощутил странную вибрацию почвы под ногами. Отступив на шаг назад, он заметил, как из-под земли показалось круглое кольчатое тело какого-то животного. Лаура вскрикнула, бросилась назад и упала, споткнувшись о камень. Адамс и Барков выхватили бластеры, но Ченг жестом остановил их:
   - Спокойно, ребята. Не будем тратить понапрасну заряды. Мне кажется, это всего лишь гигантский червяк, вроде дождевого.
   Сжимая и расжимая свои многочисленные кольца, животное
   продвигалось дальше. Его длинное серое тело, похожее на толстый пожарный шланг, местами выступало из-под земли большими дугами. Оно было примерно полметра в толщину. Пульсируя своими кольцами, животное скрылось в земле так же быстро, как и
   появилось.
   Дональдсон помог Лауре подняться.
   - Вы в порядке?
   - Я? А, да, всё нормально. А что... это б-было? - боязливо спросила она.
   - Скорее всего, это был большой червяк, - объяснил капитан.
   - Простите, что вы сказали? - не поняла Лаура.
   - Я говорю, это был червяк, - повторил Дональдсон.
   - Такой большой?! - удивилась Лаура.
   - Червяки всякие бывают.
   - Пойдёмте же... скорее дальше, к-капитан. А то ещё... какое-нибудь чудо выползет, - с опаской посмотрела она по сторонам.
   - Не волнуйтесь, - успокоил её Дональдсон. - Наш флайер совсем близко. А раньше вы не видели подобных существ?
   - Когда?
   - Ну, когда выходили из корабля.
   - Нет, я никогда не видела... н-ничего такого.
   Сквозь невероятно густой туман стали постепенно проступать смутные очертания флайера.
   - Всё. Мы пришли, - спокойно произнёс Дональдсон.
   Подойдя к флайеру, он опустил трап, помог Лауре подняться и провёл её в пассажирский салон:
   - Прошу вас, ми... э-э... простите, не знаю как вас... - смущённо улыбнулся капитан.
   - Мисс, - немного кокетливо улыбнулась Лаура.
   - Прошу вас, мисс Стентон, располагайтесь. Здесь вам будет удобно. А я пойду туда, дальше.
   Капитан уселся на своё место. Вскоре появились его друзья и тоже расселись по местам.
   - Надо бы изучить эту штуку, - сказал Барков, небрежно указывая в сторону странного обиталища Лауры.
   - А мы её "транспортником" поднимем и возьмём к себе на борт, - невозмутимо произнёс Дональдсон, запуская двигатели флайера.
   Обратный путь получился вдвое короче. Вынырнув из плотных слоев атмосферы, они тотчас же встретились со "Звёздным Рыцарем". Главный шлюз был заблаговременно открыт, и капитан ловко ввёл флайер внутрь.
   За несколько метров до шлюза Лаура издала какой-то странный сдавленный возглас. Капитан подумал, что она, скорее всего, испугалась, так как ей всё было прекрасно видно через переднее остекление флайера, а для человека несведущего зрелище неотвратимо приближающегося огромного корабля может показаться просто ужасным.
   Наконец колёса флайера мягко коснулись пола и Лаура облегчённо выдохнула. Обернувшись, Дональдсон увидел, как она устало вытирает пот со лба.
   - Вот мы и дома, - успокаивающе сказал Барков.
   Пройдя шлюзование, они перешли в соседний отсек, где их встретил Свенссон.
   Все астронавты сняли свои шлемы, а Лаура сняла маску.
   - Знакомьтесь, мэм: это наш бортинженер Магнус Свенссон, а это мисс Лаура Стентон, - вежливо представил её Дональдсон.
   - Очень приятно, - с улыбкой сказала Лаура.
   - Взаимно, - ответил Магнус. - Простите, мэм, у вас есть радиомаяк?
   - Да. Он здесь, в моей... сумочке. Т-только сейчас он... не работает, - пояснила мисс Стентон.
   - Значит, это его сигналы мы принимали?
   - Да, - утвердительно кивнула она головой.
   - Ладно, Магнус, хватит расспросов, - остановил Свенссона капитан, - мисс Стентон нужно отдохнуть.
   - Простите, капитан, но вы... забыли представить мне... своих т-товарищей, - улыбнулась Лаура.
   - Да, признаю своё упущение. Это наш навигатор и мой старший помощник Пётр Барков. Это наш врач Джеймс Ченг. А это астронавт-исследователь Джонатан Адамс, - поочерёдно представил своих друзей Дональдсон.
   - Очень приятно, - сказала Лаура, пожав каждому руку, - А теперь я могу идти, куда вы скажете.
   - Прежде всего, вас должен осмотреть доктор Ченг. Он также покажет вам вашу каюту. Отдыхайте, мисс Стентон. А нам всем надо заняться своими делами.
   - Да, да, конечно. Не буду вам... мешать. До свидания, к-капитан.
   - До свидания, мисс Стентон, - попрощался Дональдсон, и отправился в рубку корабля.
  
  
  

ГЛАВА 6

   Перед сном Дональдсон хотел почистить зубы и уже собрался идти в ванную, но стук в дверь остановил его.
   - Командир, открой. Это я, Джеймс.
   - Входи, открыто.
   В каюту вошёл Ченг. В руках он держал бумаги.
   - Я обследовал её, - сообщил он.
   - Ну и как? - спросил Дональдсон.
   - Её организм истощён, но не так сильно, как это было у Жака. Я думаю, через два-три, максимум четыре дня она будет в норме.
   - Ей нужен постельный режим?
   - Не так, чтобы очень... - слегка замялся доктор, - во всяком случае, если она захочет куда-нибудь пойти, я не буду её держать.
   - Можно, мы пригласим её на обед в кают-компанию? - спросил капитан.
   - Когда? - поинтересовался доктор.
   - "Завтра".
   - "Завтра"?! Гм-м... м-м... нет, я конечно не против, но-о... - снова замялся доктор, - дело в том, что ей ещё нельзя много есть, а тем более сложную пищу. Её желудок ещё не адаптировался к...
   - За чем же дело стало?! Сварим ей бульон! - предложил капитан.
   - И она будет смотреть, как мы уплетаем всякие супы?! Это глупо, - возразил Ченг.
   - Тогда, может быть, завтрак? За завтраком ведь никто много не ест.
   - Обед, завтрак - это же только предлог, - догадался Ченг, - вам ведь нужно просто поговорить.
   - Ты угадал, - усмехнулся Дональдсон.
   - Это было не трудно, - сказал Ченг.
   - Я бы хотел, чтоб все присутствовали. Но ведь приглашать её просто так неудобно. Нужен какой-то предлог...
   - Надо пригласить её на чай, - предложил доктор.
   - Правильно! Так и сделаем, - согласился Дональдсон.
   - Только чай! Никакого кофе, - строго произнёс Ченг.
   - Как скажешь, - ответил капитан.
   - "Завтра" у меня много дел, - шагнул к двери доктор, - я, пожалуй, пойду спать.
   - Да... э-э, то есть, нет, погоди, - остановил его Дональдсон, - я хотел бы узнать, как у неё обстоят дела с психикой.
   - В общем-то, нормально, но... понимаете, временами на неё находит какая-то... заторможенность, что ли, - с сомнением пожал плечами доктор.
   - Может, это последствие длительного одиночества? - предположил
   капитан.
   - Возможно, но мы не знаем, что с ней произошло, как она оказалась в этой инопланетной посудине? - сказал Ченг.
   - Вот завтра спросим её и узнаем.
   - Но мы можем узнать только то, что она помнит.
   - Будем надеяться, что она многое помнит, - развёл руками капитан.
   - Да, конечно, что нам ещё остаётся? Ладно, я пойду. Спокойной ночи, командир.
   - Спокойной ночи, доктор, - ответил капитан, закрывая дверь.
   "Интересно, что же всё-таки случилось с мисс Стентон? - подумал Дональдсон. - И что это за штука, в которой мы её нашли?"

* * *

   На следующие сутки экипаж собрался в кают-компании. Все с нетерпением ждали Лауру.
   - Ты передала ей приглашение? - спросил Дональдсон, обернувшись к Ивонне.
   - Конечно, передала. Всё честь по чести. Не волнуйтесь, командир, - ответила голландка.
   Наконец, дверь с тихим шелестом сдвинулась вправо, и в кают-компанию грациозно вошла Лаура Стентон.
   Она совершенно преобразилась после того, как привела себя в порядок, и астронавты с трудом её узнали. По красоте она намного превосходила Ивонну и была похожа на одну из тех блондинок, которых показывают в популярных стереосериалах. Слегка вытянутое лицо обрамляли длинные вьющиеся локоны золотистого оттенка. В больших голубых глазах просматривалось некоторое смятение, однако плотно сжатые тонкие губы придавали её лицу решительное и независимое выражение. Она была одета в синее с оранжевой диагональной полосой платье Ивонны. Лаура была на полголовы выше голландки, поэтому платье было ей слегка коротковато. Но туфли Ивонны пришлись ей впору.
   Слегка пошатываясь, она подошла к столу.
   "Видно, что она ещё очень слаба", - подумал Дональдсон.
   - Здравствуйте, господа, - с улыбкой сказала Лаура. - Извините за опоздание.
   - Добрый день, мисс Стентон. Присаживайтесь, пожалуйста, - вежливо произнёс Дональдсон, помогая ей сесть.
   - Благодарю вас, капитан, - улыбнулась Лаура.
   Въехал робот-стюард и быстро поставил на стол чашки с чаем.
   - А вот и чай, - сказал капитан.
   - М-м! Прекрасный чай! - восторженно произнесла Лаура, сделав глоток. - Давно я такого не пила!
   - Мисс Стентон, позвольте вам представить еще двух членов нашего экипажа. Это наш электротехник Таканори Огивара. А это наш
   техник по двигателям Сэм Митчелл, - представил их Дональдсон.
   - Очень приятно, - улыбнулась Лаура.
   - Мисс Стентон, я думаю, вы догадываетесь, что мы пригласили вас сюда не только для того, чтобы выпить превосходного чаю.
   - Да, капитан, я вас внимательно слушаю и готова ответить на все
   ваши вопросы, - всё так же улыбаясь, сказала мисс Стентон.
   - Итак, вы с "Эклиптики", верно?
   - Да, я уже говорила об этом.
   - В таком случае, нам было бы интересно узнать, что же с вами произошло, - сказал капитан.
   - Со мной?! - недоумённо вскинула брови Лаура.
   - Конечно, с вами. С кем же ещё?! - изумлённо воскликнул Дональдсон.
   Странное поведение Лауры поначалу немного удивило его, но потом он подумал, что, возможно, это и есть следствие той заторможенности, о которой говорил Ченг.
   - Да, да, конечно, - смутилась Лаура. - С чего же мне начать?
   - Начните по порядку. Как вы оказались на "Эклиптике"?
   - На "Эклиптике"... м-м... - неуверенно начала Лаура, усиленно пытаясь что-то вспомнить. - Мой отец - профессор Гарвардского университета. Я учусь там же - на факультете журналистики. Кроме того, я вхожу в редколлегию журнала "Рубежи науки".
   - Я выписываю этот журнал, - сказал Барков, - это журнал Гарварда.
   - Моего отца включили в состав экспедиции на одну из планет Проциона. А меня послала редколлегия. Я должна была рассказывать о ходе экспедиции.
   Тут Дональдсон вспомнил об одном важном деле.
   - Извините, вынужден прервать наш разговор. Я ненадолго отлучусь.
   Каюта Жака располагалась неподалёку. Капитан быстро сбегал туда и привёл мальчика в кают-компанию.
   - На "Эклиптике" мы нашли только вот этого мальчика, - сказал Дональдсон. - Жак, познакомься - это мисс Лаура Стентон, она тоже с "Эклиптики". Мисс Стентон, это Жак ле Ру.
   После того, как мальчик поздоровался с Лаурой, Дональдсон спросил его, не видел ли он её раньше.
   - Нет, мадемуазель мне не знакома, - ответил Жак, - она, наверрное, из дрругого салонна.
   - А ты сам, из какого салона? - спросила Лаура, как-то странно насторожившись.
   - Я из вторрого, - сказал Жак.
   - А я - из первого.
   - Из перрвого салонна, я мало кого знаю, - развёл руками мальчик.
   - Я вроде бы видела его, - неуверенно сказала Лаура, ещё раз
   внимательно посмотрев на него - Он иногда забегал в каюту стюарда.
   - Да, точно. Я был там, - подтвердил Жак.
   - А меня он мог и не запомнить, - предположила Лаура.
   - Да, конечно, - кивнул Дональдсон, - Итак, вы можете продолжать, мисс Стентон.
   - Продолжать?! Что? - удивлённо воскликнула Лаура.
   - Ваш рассказ, конечно, - пожал плечами капитан.
   - Ах да! - словно бы очнувшись от какого-то странного забытья, сказала мисс Стентон. - Сейчас, подождите, я соберусь с мыслями.
   Отхлебнув из чашки, она продолжила:
   - Это случилось, когда все пассажиры спали. Я тоже спала. Меня разбудил сигнал тревоги, но мне не хотелось вставать. Я ждала, что кто-нибудь придёт и скажет, что происходит. Сейчас я понимаю, что мне следовало выйти. Хотя, может, это и к лучшему, что я не вышла. Может быть, это уберегло меня от ещё больших неприятностей. Но я так и не знаю, что стало с моим отцом! - в отчаяньи воскликнула Лаура. - Ах, если бы я сразу вышла! Возможно, я могла бы ему помочь или хотя бы знала, где он!
   - Ваш отец жил в другой каюте? - спросил Барков.
   - Да, - кивнула она согласно.
   - Хорошо, продолжайте.
   - Вдруг я услышала какой-то шум...
   - Простите, вы не могли бы рассказать поподробнее об этом шуме? - попросил Барков.
   - Сначала я услышала чью-то беготню, потом выстрел из лазерного пистолета, чей-то вопль, звук падающего тела. Я встала и уже собралась выглянуть в коридор, как вдруг дверь открылась, и на пороге появился очень странный субъект. Я таких людей никогда раньше не видела. Я даже такой тип лица никогда не встречала.
   - Опишите его, - чуть ли не хором попросили все.
   - Да, да, конечно, - немного растерялась Лаура, - лицо такое... вытянутое, лоб... невысокий, нос крючком, почти касается верхней губы, большой рот, с тонкими, почти бесцветными губами, больше похожий на прорезь и совершенно ужасные глаза! Чёрные зрачки, окружённые жёлтым ореолом, и почти без белков, как у совы. Но у совы-то глаза выпученные, а у него они были посажены в самую глубину его отвратительных глазниц!
   - Глубокие глазницы? - спросил Ченг.
   - Очень, очень глубокие, доктор! В общем, он был похож на злого колдуна из детских книжек, а может даже и на саму смерть, как её иногда изображают, - сказала, передёрнувшись от ужаса Лаура.
   - Кащей бессмертный, - по-русски произнёс Барков.
   - Простите, что вы сказали? - переспросила мисс Стентон.
   - Кащей бессмертный, - повторил Барков, - это персонаж русских сказок. Его тоже так же изображают.
   - Всех сказочных злодеев так рисуют, - пожала плечами Лаура.
   - Простите, а во что он был одет? - спросил Дональдсон.
   - Кто?
   - Человек, который зашёл в вашу каюту.
   - Человек?! - вскричала она. - В том-то и дело, что это был НЕ человек! Ладно, об этом потом... На нём был облегающий тёмно-синий, почти черный комбинезон. На голове такой же облегающий, как у аквалангиста, капюшон.
   - Он что-нибудь сказал? - спросил Свенссон.
   - Вот тут-то и начинается самое интересное, - ответила Лаура. - Он заговорил на каком-то совершенно неизвестном мне языке. Кстати говоря, я в совершенстве владею французским, итальянским и испанским. Однако едва он успел произнести пару слов, как у меня в голове раздалась английская речь! Знаете, иногда так переводят иностранные фильмы. Поверх речи актёров накладывают голоса переводчиков. Я слышала, что такой перевод особенно популярен в России.
   - Это называется "синхронный перевод", - пояснил Барков.
   - Да, да, точно, "синхронный перевод"! Но в моём случае этот перевод сработал не снаружи, а как бы внутри меня, в моём собственном мозгу! Я ясно слышала его слова, а голос внутри меня переводил их на английский. И я слышала оба голоса сразу.
   - Ого! Это что-то новенькое! - воскликнул Ченг. - А как вам показалось, голос, который звучал в вашем мозгу, был ваш, его, или, может, ещё чей-то?
   - Мне кажется, это был его голос, - задумчиво ответила Лаура, - только он был какой-то... неестественный.
   - Неестественный? - переспросил доктор.
   - Какой-то... машинный, что ли, - с трудом подобрала нужное слово Лаура, - какой-то такой... ровный, бесстрастный. Как у робота.
   - А его собственный голос?
   - Он не слишком отличался от голоса "переводчика". Такой же машиннный, но с небольшим оттенком эмоциональности.
   - А в руках у него что-нибудь было? - спросил Дональдсон.
   - Нет, вроде бы ничего... Хотя... Нет, погодите, я вспомнила! В правой руке он держал какой-то узкий продолговатый предмет, дюймов пять в длину, похожий на маленькую квадратную палочку.
   - Он там что-нибудь нажимал? - спросила Ивонна.
   - Где?
   - На этом предмете.
   - Нет. Он его просто держал в руке и никаких кнопок я там не
   заметила... Да, вот ещё что! На бедре, в специальном футляре, у него
   было что-то похожее на пистолет.
   - Ивонна, мы можем показать тот фрагментик? - спросил Дональдсон.
   - Да, конечно, - кивнула ван Мейер, - сейчас, я только принесу компьютер.
   Через минуту она вернулась с портативным компьютером.
   - Вот тут у нас есть кусочек видеозаписи, - продолжил капитан, -
   Вы, наверное, видели видеокамеры, установленные в коридорах "Эклиптики"? Эта запись сделана с одной из них. Правда, запись обрывается, но кое-что нам удалось рассмотреть. Мы сделали увеличенный снимок этого места. Включай, Ивонна.
   Ван Мейер нажала несколько клавиш, и над столом появилось увеличенное голографическое изображение руки с "пистолетом".
   - Этот "пистолет" вы видели? - спросил Дональдсон.
   - Не знаю, - с сомнением ответила Лаура, - Я ведь видела только ручку, торчащую из футляра. А здесь её не видно.
   - Ну, хотя бы по очертаниям футляра, - попросил капитан.
   - Нет, по очертаниям трудно сказать, - покачала мисс Стентон головой
   - Ладно, бог с ним, с "пистолетом", - сказала Ивонна, выключая изображение.
   - Так что же всё-таки он вам сказал? - снова обратился к Лауре Дональдсон
   - Он... точнее, его "переводчик" сказал, чтобы я успокоилась, что он не сделает мне ничего плохого и велел поторопиться. Надменно так говорит: "Поторопитесь, у нас мало времени". Я ответила, что не одета. Он опять за своё: "Возьмите свою одежду, потом оденетесь". Я попыталась протестовать, но тут мой мозг словно отключился. Я отлично видела и слышала, что происходит вокруг меня, прекрасно ощущала все свои действия, но не понимала для чего, зачем я это делаю. Всё выполняла чисто автоматически. Взяла свой костюм, повесила его на руку и вышла в коридор. Там я сразу оказалась вовлечена в людской поток, который направлялся в сторону кормовой части лайнера. Там было много знакомых людей, но я даже не попыталась их окликнуть. Мне было всё равно, куда они идут, зачем, и куда я сама иду... Всё это не имело для меня никакого значения. Я даже не попыталась поискать своего отца. О, мой бедный папочка! - всхлипнула Лаура, вытирая слёзы салфеткой.
   - А где в это время стояли пришельцы? - спросил капитан.
   - Они стояли, прижавшись к стенкам коридора, и не мешали движению. Однако именно они внушали людям, куда идти. Некоторые из них заходили в каюты и выводили оттуда пассажиров. Тогда я ничего не осознавала, но теперь я представляю, какое это было ужасное зрелище! Три с половиной тысячи человек шли в одну сторону как стадо баранов, с пустыми, ничего не выражающими глазами! Ужасно! - закрыла лицо руками Лаура.
   - И что же было дальше? - спросила Ивонна.
   - Нас повели в кормовую часть "Эклиптики". Там, недалеко от двигателей, в обшивке была вырезана большая квадратная дыра...
   - Мы не видели там никакой дыры, - возразил Свенссон.
   - Не знаю, может, они её заделали? - предположила Лаура. - Но дыра
   была, я помню это.
   - Хорошо, продолжайте, мисс Стентон, - попросил Дональдсон.
   - Через дыру мы сразу же попали на их корабль, который, видимо, был намертво пристыкован к "Эклиптике". Он был просто грома-адным! - протянула Лаура, покачав головой. - О его размерах можно судить лишь по тому, что все пленники были размещены в камерах по одному человеку! Правда, камеры были очень маленькими, примерно два квадратных метра, но всё-таки!
   - Больше трёх с половиной тысяч человек в одноместных камерах?! Ничего себе! - воскликнул Барков.
   - В моей камере абсолютно ничего не было, - продолжила Лаура. - Ни койки, ни стола, ни табуретки. Не было даже туалета. Гладкие стены из странного чёрного металла и дверь. Спать мне приходилось прямо на полу. Раз в сутки, а, может быть, еще реже, один из этих типов приносил ромбовидную металлическую пластину, на которую была намазана какая-то масса отвратительно-коричневого цвета. Я машинально это ела, совершенно не чувствуя вкуса. Не знаю, сколько времени я провела в этих застенках, но постепенно стала замечать, что мой разум возвращается ко мне. Однако всякий раз, когда кто-нибудь приносил мне еду, я снова теряла контроль над собой. Тогда я стала тренироваться, стараясь прогонять это состояние усилием воли. Постепенно это стало получаться, и у меня созрел план побега. Я рассуждала так: на таком огромном корабле обязательно должны быть какие-нибудь спасательные средства. Было бы неплохо как-нибудь завладеть одним из них и удрать из этого проклятого места! План этот был авантюрным от начала до конца, ведь я не знала внутреннего устройства их корабля. Но нужно было что-то делать, и я стала ждать удобного момента. Заслышав приближающиеся шаги, взяла пояс от своего костюма и спряталась за дверь. Как только инопланетянин вошёл, я накинула пояс на его тонкую шею! И сразу же в мой мозг ударил мысленный приказ: "Не делай этого"!
   Лаура снова в ужасе закрыла лицо руками, переживая, очевидно, тот момент, и только через некоторое время продолжила:
   - Мои руки онемели, но я продолжала всё сильнее сжимать петлю на его горле. До сих пор не могу понять, как мне удалось его задушить. Мои руки совершенно отказывались мне подчиняться. Когда он испустил дух, я упала рядом с ним в полном изнеможении. Минуты через три я пришла в себя, отдышалась и осторожно выглянула за дверь. Коридор был пуст. Впрочем, "коридор" - это мягко сказано. На самом деле это была настоящая площадь, метров десять в ширину. У мертвеца в руке было зажато что-то похожее на ключ. Преодолевая отвращение, я осторожно вытащила этот предмет из руки. Затем вышла в коридор и, готовясь в любой момент юркнуть обратно в камеру, попробовала запереть свою дверь, чтобы они не схватились меня. При этом пришлось долго разбираться с замком, но всё-таки мне удалось это сделать. Я хотела поискать папу, но не знала, в какой камере он находится, а проверять каждую, у меня не было времени, ведь инопланетяне могли нагрянуть в любой момент! К тому же под их воздействием меня могли поймать сами пленники. Мысленно попрощавшись с отцом, я пошла дальше. В дальнем конце коридора приметила большую двустворчатую дверь, и не успела подойти к ней, как её створки тотчас же раздвинулись. Я отскочила в сторону, опасаясь, что сейчас кто-нибудь войдёт, но никто не появился. Я осторожно выглянула. За дверью никого не было. Переступив через порог, я оказалась на небольшой площадке между двумя лестницами. Одна вела вверх, другая вниз. И тут мне ещё раз повезло. На стене была сделана тёмная панель. Под ней была квадратная клавиша, и я нажала на неё. На панели зажглась схема корабля, на которой было изображено его внутреннее устройство. Всего на нём было три "палубы", если так можно выразиться. Я находилась на средней из них, верхняя была поделена на четыре части, а нижняя сплошь состояла из каких-то квадратов. Я подумала, что, возможно, это и есть те самые спасательные средства, которые мне нужны, и направилась вниз. Моё сердце замирало при каждом шаге. Боже мой, мне казалось, что я даже сама себя боюсь! Но всё-таки мне удалось добраться до нижней палубы. Она представляла собой огромное помещение, с большими квадратными колоннами и узкими проходами между ними. Было довольно темно, но я была убеждена, что спасательные средства должны быть где-то здесь. Может быть, они внутри этих колонн? Я подошла к ближайшей колонне, и стала её ощупывать. Нащупала какой-то бугорок и нажала на него. Одна из граней колонны поднялась, и изнутри ударил яркий свет. Я зажмурилась, и через несколько минут, когда мои глаза к нему привыкли, я разглядела странную чёрную конструкцию, стоящую внутри колонны. Ту самую, в которой вы нашли меня. Итак, кажется, я нашла то, что искала, но как мне забраться внутрь? Прошёл час, другой, а я всё никак не могла найти вход. Я боялась, что они поднимут тревогу и ворвутся сюда. Наконец, я совсем выбилась из сил, и устало облокотилась на гладкую поверхность этой штуки. Тут мне вдруг показалось, что металл слегка дрогнул под моей рукой. "Ага! Это, наверное, вход", - подумала я и навалилась посильнее. Кусок обшивки вдавился внутрь на несколько сантиметров, послышался лёгкий щелчок... Да вы и сами знаете, как открывается эта штуковина.
   - И что же было дальше? Как вам удалось удрать? - спросил Дональдсон.
   - Тут снова в дело вмешался случай. Оказалось, что у них это... как
   его... забыла, как оно называется... знаете, то действие, которое выполняется перед выводом спасательного средства или астронавта в открытый космос... Ну, когда давление выравнивают, да всё такое... - пытаясь подобрать нужное слово, Лаура стала бурно жестикулировать.
   - Шлюзование? - подсказал Дональдсон.
   - Вот-вот, правильно, шлюзование, - кивнула Лаура. - Так вот, оказалось, что шлюзование у них выполняется автоматически, сразу, как только кто-нибудь займет место в корабле. Я имею в виду тот маленький корабль, в котором я была.
   - Понятно, продолжайте, - сказал капитан.
   - Так вот, не успела я, как следует осмотреться, как вдруг почувствовала, что мой корабль куда-то опускается. Потом наступила невесомость, и меня стало бросать по нему, как пушинку на ветру. Да и сам он, судя по всему, тоже хаотично вращался. Я ударилась головой о стену и потеряла сознание. Придя в себя, я поняла, что меня по-прежнему мотает взад и вперёд по кораблю. Чтобы не удариться, я вытянула руки и попыталась за что-нибудь ухватиться, но кругом были только гладкие стены. Наконец я заметила кресло. Только с третьего или четвёртого раза мне удалось ухватиться за него. Затем мне с большим трудом всё-таки удалось в него усесться и пристегнуться. Вы, наверное, заметили панель приборов рядом с креслом. Там пять или шесть маленьких кнопок и одна большая. Именно её я и решила нажать. Прямо передо мной возникло схематическое изображение какой-то планетной системы, в центре которой находилась странная пятнистая звезда. Около её второй планеты мерцали две точки: одна поменьше, другая побольше. Большая точка постепенно удалялась от маленькой. Я поняла, что маленькая точка - это летательный аппарат, в котором я оказалась, а большая - это огромный корабль инопланетян - моя бывшая тюрьма. Под картой планетной системы светились одиннадцать квадратов. Девять из них были собраны в большой квадрат, два других мерцали в стороне. Меня заинтересовал большой - очень уж он походил на клавиши ручного управления. На восьми "клавишах" были нарисованы стрелки: вправо, влево, вверх, вниз, и по диагоналям. В центре - "клавиша" с кружком. Я попробовала нажать на один из квадратов, но мой палец прошёл сквозь него, потому что изображение было голографическим. Однако квадрат, на который я указала, засветился ярче, и корабль дёрнулся в сторону, перестав беспорядочно вращаться. Я ткнула в другой квадрат, корабль сменил направление и полетел именно туда, куда я указала. Затем "нажала", если так можно выразиться, на один из тех квадратов, которые находились в стороне от "клавиш" управления. Карта планетной системы исчезла, и вместо неё возникло изображение открытого космоса, с ярко мерцающими звёздами и планетами. Причём одна из планет была совсем близко. В центре экрана был небольшой кружок. Указывая на квадраты со стрелками, я снова заставила корабль двигаться. На экране все звёзды медленно поплыли в сторону, но кружок по-прежнему оставался в центре. Наконец, появился большой корабль инопланетян. Кружок в центре экрана стал красным. И тут я поняла, что это прицел! "Расстреливать" большой корабль мне совсем не хотелось! Они могли мне так ответить, что я бы пожалела, что сбежала оттуда! Тогда я указала на другую "клавишу". Снова передо мною возникла карта, но уже с крестиком в центре. Я "нажала" на квадрат со стрелкой вверх и крестик подвинулся туда же. В детстве я увлекалась компьютерными играми, поэтому и здесь решила действовать, как в игре. Подвела крестик к ближайшей планете и "нажала" на "клавишу" с кружком. Появились два иероглифа: оранжевый и красный. Я указала на оранжевый, думая, что красный - это наверно что-то опасное. На экране возникла ближайшая планета и стала стремительно приближаться. Я испугалась и принялась "нажимать" всё подряд. Но ничего не помогало. Отчаявшись, я махнула на всё рукой: будь что будет! К тому же, вполне могло быть, что я включила автопилот. Немного позже стало ясно, что это так и есть. С замиранием сердца я следила за приближающейся планетой, но ничего страшного не произошло. Корабль благополучно вошёл в атмосферу...
   - Перегрузки были? - поинтересовался Барков.
   - Были, но незначительные, - с улыбкой ответила Лаура.
   - И за вами так никто и не погнался? - спросил Дональдсон.
   - Нет, никто. Большой корабль продолжал свой полёт, как ни в чём ни бывало.
   - А вы не помните, куда он двигался?
   - Нет, не помню, - пожала плечами Лаура.
   - Хорошо, продолжайте, мисс Стентон, - попросил капитан.
   - Да я, собственно говоря, уже почти закончила, - улыбнулась Лаура. - Посадка прошла нормально, но жестковато - меня довольно сильно тряхнуло. Если бы не ремень, плохо бы мне пришлось.
   - Посадка тоже выполнялась в автоматическом режиме?
   - Да, всё на "автомате", - ответила мисс Стентон.
   - И что же было дальше? - спросила Ивонна.
   - После посадки я отстегнула ремень, встала, и начала всё осматривать, и ощупывать. Во время этого осмотра я случайно
   обнаружила запасы еды. А остальное вы знаете, - со вздохом закончила свой рассказ Лаура.
   - И всё это время внутри корабля горел свет? - спросил Огивара.
   - Да, свет там горел постоянно, - подтвердила их новая пассажирка.
   - Большое спасибо за ваш рассказ, мисс Стентон. Наконец-то у нас
   появилась хоть какая-то информация об этих таинственных похитителях, - с улыбкой сказал Дональдсон.
   - Рада была вам помочь, капитан. А сейчас я хотела бы отдохнуть, если позволите, - произнесла Лаура, вставая из-за стола.
   - Да, конечно. Если ещё что-нибудь вспомните, пожалуйста, расскажите нам.
   - Да, непременно. Всего хорошего, господа, - вежливо попрощалась она с собравшимися.
   - До свидания, мисс Стентон.
   Лаура ушла. Некоторое время все сидели молча. Дональдсон заговорил первым:
   - Итак, ребята, что вы обо всём этом думаете?
   - Да странно как-то всё, - неуверенно начал Барков.
   - Что именно? - спросил капитан.
   - Как-то всё слишком гладко. Легко удрала, легко нашла эту посудину, легко улетела на ней... - с сомнением поджал губы Барков.
   - Не ты ли постоянно твердишь эту русскую пословицу: "Раз в год и палка стреляет". Так, кажется? - возразил капитан.
   - Да-да, палка, конечно, стреляет, но не до такой же степени! И самое главное: за ней никто не погнался! Это, ни в какие ворота не лезет!
   - У меня нет оснований не доверять этой женщине, - уверенно произнёс Дональдсон.
   - Эта женщина может оказаться своего рода "троянским конём", - заметил Барков. - Она же сама сказала об их невероятном воздействии на мозги. А если они и на её мозг воздействовали и сделали так, чтобы мы её подобрали?
   - Да как же они узнали о нашем полёте?! - воскликнул капитан.
   - Господи, Эндрю, не смеши меня! Во всех уголках Вселенной известно, что земляне никогда своих не бросают! - продолжал упорствовать Пётр.
   - Ты считаешь, что они хотят захватить "Звёздный Рыцарь"?
   - Может быть, именно поэтому они и устроили всё это. У нас же есть оружие! Одного "Звёздного Рыцаря" вполне достаточно, чтобы
   захватить какую-нибудь планетку!
   - В таком случае они могли послать кого-нибудь повнушительней.
   - Женщины на многое способны, - покачал головой навигатор.
   - Ещё раз повторяю: у меня нет причины не доверять ей! - решительно заявил Дональдсон.
   - Я согласна с командиром, - утвердительно сказала ван Мейер.
   - Ладно, - согласился Барков, - нам всё равно придётся поверить ей на слово. Без неё у нас бы вообще никакой информации не было. А так, может быть, появится хоть какая-то зацепка, независимо от
   того, говорит она правду или нет.
   - Вот именно! - кивнул в ответ капитан. - К тому же, мы можем за ней следить. Особенно Ченг.
   - Я?! Извините, но я врач, а не шпион! - возмутился доктор.
   - Но ты же делаешь сканирование мозга, проверку психологического состояния, и всё такое прочее, - сказал Дональдсон.
   - Да, делаю. Это часть моей работы, - развёл Ченг руками.
   - Ну, вот и делай! От тебя требуется только одно: вовремя докладывать о подозрительных изменениях в её поведении, или в состоянии её здоровья, - попросил Дональдсон.
   - Я и так вам всё докладываю.
   - Так и продолжай. Только ещё подробнее.
   - Хорошо, командир, - согласился доктор.
   - Это и тебя касается, Ивонна.
   - Да, командир, я поняла. Не беспокойтесь, я не подведу, - спокойно произнесла ван Мейер.
   - Сегодня отдыхаем, а завтра займёмся её посудиной.
   Все разошлись, и капитан повёл Жака в его каюту.
   Мальчик пребывал в задумчивости.
   - О чём задумался? - спросил его Дональдсон.
   - Как вы думаетте, месье Барков прав? - посмотрел на него Жак.
   - Не знаю, мой мальчик, не знаю, - покачал головой капитан.
  
  
  

ГЛАВА 7

   На следующие сутки Свенссон снарядил транспортный скутер и улетел на планету.
   Направляясь в рубку, Дональдсон встретил Лауру Стентон:
   - Доброе утро, мисс Стентон.
   - Доброе утро, капитан.
   - Как вы себя чувствуете?
   - Сегодня намного лучше, - улыбнулась Лаура.
   - А я как раз собирался зайти к вам, - сказал капитан.
   - Мне захотелось осмотреть ваш корабль, - пояснила Лаура.
   - Пожалуйста, смотрите... Простите, у меня к вам небольшая просьба...
   - Да, капитан, я слушаю.
   - Свенссон улетел за вашей посудиной...
   - За чем?! - недоумённо спросила мисс Стентон.
   - За кораблём, в котором мы нашли вас, - немного раздражённо объяснил Дональдсон.
   - А-а, понятно, - кивнула Лаура.
   - Свенссон скоро доставит его сюда. Вы поможете нам разобраться в его управлении?
   - Но, я не знаю всех тонкостей, - развела руками Лаура.
   - Ну, сколько знаете хотя бы...
   - Да, конечно. Я с удовольствием помогу вам.
   - Спасибо, мисс Стентон.
   - Можно узнать, куда вы сейчас направляетесь? - поинтересовалась она.
   - Я иду в рубку, - ответил капитан.
   - Ой, как интересно! - восторженно воскликнула мисс Стентон. - Я ещё никогда не была в рубке космического корабля.
   - Однако уже успели побывать на инопланетном корабле, - с улыбкой заметил Дональдсон.
   - Судьба моя, видно, такая, - грустно усмехнулась Лаура.
   - Что ж, пойдёмте. Я провожу вас.
   - Благодарю вас, капитан.
   И они пошли в рубку вместе, продолжая начатую беседу.
   - А Свенссон - это тот красивый, высокий скандинав? - спросила Лаура.
   - Да, - ответил Дональдсон.
   - Интересный мужчина! - немного кокетливо сказала гостья.
   - Не стройте никаких планов на его счёт, - с грустной улыбкой произнёс Дональдсон.
   - Почему? - удивившись, спросила Лаура.
   - Его жена и сын погибли на Марсе, и он до сих пор не может справиться с этой потерей.
   - Бедняга! - сочувственно покачала головой Лаура. - Ему, должно быть, сильно их не хватает.
   - Может быть, поэтому он так и привязался к нашему маленькому французу. Он напоминает ему сына.
   - Да, конечно, - сочувственно сказала мисс Стентон.
   Они подошли к рубке, и Дональдсон раздвинул двери.
   - Простите, капитан, я немного запамятовала. Как называется ваш корабль? - смущённо спросила Лаура.
   - "Звёздный Рыцарь", - сказал капитан.
   - "Звёздный Рыцарь"... "Звёздный Рыцарь"... - задумалась гостья, -
   мне знакомо это название... Но почему?.. Где я его слышала?.. А! Вспомнила! Когда я начинала работать в журнале "Рубежи науки", моей первой работой была переработка статьи "Спасательная миссия "Звёздного Рыцаря"".
   - Да, про наш корабль много писали, - подтвердил Дональдсон.- Он один из лучших в службе спасения.
   - Ого! Как мне повезло! - воскликнула Лаура.
   Дональдсон, не без гордости за свой корабль, улыбнулся.
   - О! Как у вас тут красиво и уютно! - сказала гостья, войдя в рубку, и сразу же направилась к ван Мейер. - Ивонна, ты здесь! Здравствуй.
   - Привет, Лаура, - произнесла голландка, не отрываясь от работы.
   - Это и есть твоё рабочее место? - спросила Лаура.
   - Да, - ответила Ивонна.
   - И в чём заключается твоя работа, если не секрет?
   - Я программирую все компьютеры этого корабля, начиная от вспомогательных и заканчивая "Эдвардом", - пояснила Ивонна.
   - "Эдвардом"? - переспросила Лаура.
   - Это наш главный компьютер. На нём держится все управление кораблём, - объяснила голландка.
   - И как ты его программируешь? - поинтересовалась мисс Стентон.
   - Обычно мы делаем это голосом - просто приказываем ему, и всё. Но наиболее сложные программы мне приходится набирать на клавиатуре.
   - И как ты это делаешь?
   - Очень просто. Капитан высчитывает параметры полёта и передаёт их мне. А я ввожу их в память "Эдварда", - сказала ван Мейер.
   - Я с детства увлекаюсь компьютерами, но никак не могу научиться программировать. Должно быть, это очень интересно!
   - Ещё как интересно! - воодушевлённо воскликнула Ивонна. - Очень необычное чувство! Всем нутром чувствуешь ответственность за судьбу этого огромного корабля.
   - Да, хорошая у тебя работа! Я бы тоже хотела научиться работать на компьютере. Но, боюсь, у меня ничего не выйдет, - развела руками Лаура.
   - Я могу тебя научить, - предложила Ивонна.
   - Нет, я не сумею... - смутившись, махнула рукой гостья.
   - Попробовать-то можно.
   - Ты так считаешь?
   - Да.
   - Ну, не знаю... - нерешительно замялась Лаура.
   - Вот давай попробуем. Сейчас я включу свой персональный
   компьютер...
   - Так... - с интересом стала следить за её действиями Лаура.
   - Тут у меня есть одна простенькая программка... Рассмотрим, как она устроена... - начала объяснять Ивонна, склонившись над клавиатурой.
   Дональдсон в это время внимательно наблюдал за экранами внешнего обзора.
   - Свенссон давно улетел? - спросил капитан.
   - Пять часов назад, - ответил Барков.
   - Какого дьявола он так долго копошится там? - возмутился
   Дональдсон.
   - Сам не понимаю, - пожал плечами Барков, - он должен был вернуться час назад.
   - Ты связывался с ним?
   - Пытался. Не получается. Сильные магнитные бури.
   - Чёрт! Как специально! - недовольно поморщился Дональдсон.
   Прошло ещё полчаса, но Свенссон по-прежнему не выходил на связь.
   - Может быть, я слетаю к нему? - предложил Барков.
   - Нет, подождём ещё немного, - спокойно ответил капитан.
   Прошло ещё десять минут.
   - Вон он, Эндрю! - воскликнул Барков, указывая на экран.
   От планеты отделилась крохотная точка, а в динамике раздался голос Свенссона:
   - Быстро открывайте люк. "Горючка" на исходе. Буду заходить без всяких маневров, - объявил он отрывисто.
   - Открыть главный шлюз! - скомандовал Дональдсон.
   - Главный шлюз открыт, - сказала ван Мейер.
   По мере приближения точка постепенно превратилась в треугольник, а потом стали отчётливо заметны маленький полукруглый корпус транспортного скутера и вытянутый овальный корпус инопланетного корабля Лауры, висящий под ним на длинных выдвижных захватах.
   Со стороны это выглядело довольно смешно: будто маленькая блоха тащит огромного жука. Вскоре этот странный тандем ловко влетел в чрево "Звёздного Рыцаря".
   Минут через десять в рубку вбежал Свенссон. Резким движением он снял с головы шлем и бросил его в свое кресло:
   - Кто сделал эту чёртову карту?! - возмутился он.
   - "Э-эдвард" - испуганно пролепетала Ивонна.
   - Прекрасно! Так я и думал! Где-то тут у меня была отвёртка...
   - Зачем она тебе? - спросил Огивара.
   - Я хочу разобрать этого проклятого "Эдварда" на микросхемы! Он
   ошибся на три с половиной градуса! Несколько часов я кружился на одном месте, как комар! Я израсходовалс горючее до последней
   капли!
   - Магнус, успокойся! - сказал Дональдсон. - Что с тобой сегодня? Я никогда таким тебя не видел.
   - Думаешь, приятно мне было болтаться там столько времени?! - продолжал негодовать швед, что было не похоже на него.
   - Я тебя понимаю, но компьютеры, к сожалению, тоже могут ошибаться, - попытался успокоить его Барков.
   - Да пошёл он... - раздражённо махнул рукой Свенссон. - Ну что,
   командир, пойдём в шлюз?
   Дональдсон кивнул.
   - Я думаю, эту штуку лучше вывести наружу, а то мало ли что... - решил подстраховаться Свенссон.
   - Ты прав, Магнус. Так и сделаем, - согласился капитан, и подошёл к Ивонне и Лауре.
   - ...я так и знала! Ничего у меня не получается, - огорчённо вздохнула Лаура.
   - Всё равно надо пробовать! - возразила ван Мейер. - У меня тоже не сразу всё получалось.
   - Мне кажется, это не моего ума дело, - заявила Лаура.
   - Ой, да брось ты! - отмахнулась Ивонна. - Если ты постараешься, то запросто сможешь во всём разобраться.
   - Чем вы тут занимаетесь? - спросил, глядя на них Дональдсон.
   - Ивонна безуспешно пытается сделать из меня программиста, - усмехнулась Лаура Стентон.
   - "Безуспешно"?! Это ты так считаешь, - возразила ван Мейер.
   - Не огорчайтесь, Лаура, - сказал капитан, - первый блин всегда бывает комом. Продолжайте уроки.
   - Вы так считаете? - с сомнением спросила Лаура.
   - Я уверен, у вас всё получится, - успокоил её Дональдсон.
   - Хорошо, капитан.
   - Свенссон уже доставил корабль инопланетян сюда. Вы пойдёте с нами?
   - Конечно, пойду. Ведь я же обещала, - улыбнулась в ответ Лаура.
   - Только вам придётся облачиться в скафандр. Ивонна поможет вам.
   Минут через двадцать в шлюзе собралась небольшая группа людей в белых скафандрах, возглавляемая Дональдсоном.
   - Итак, ребята, кто с нами пойдёт? Там внутри мало места, - сказал он, подойдя к чёрному приплюснутому кораблю.
   - Я должна идти. Я ведь, пока ещё программист, - с улыбкой произнесла ван Мейер.
   - Я пойду, - вызвался Барков.
   - Да, папочка, - съязвил капитан, - куда уж я без тебя!
   - Думаю, моё присутствие тоже обязательно, - деликатно произнёс Ченг. - Мало ли что может случиться.
   - А я, наверно, загляну туда потом, - повернулся к выходу Огивара.
   Свенссон отправился заправлять "транспортник", а Дональдсон открыл люк чёрного корабля и поднялся по трапу. За ним тотчас же последовали Лаура, Ивонна, Барков и Ченг.
   Оказавшись внутри корабля, капитан подошёл к креслу:
   - Это и есть то самое кресло? - обратился он к Лауре.
   - Да, - кивнула она согласно.
   - Сядьте, пожалуйста, в него и пристегнитесь.
   - А зачем пристегиваться?
   - Во избежание неприятностей, я велел Свенссону вывести этот корабль в открытый космос. Тут будет невесомость, - объяснил Дональдсон.
   - А-а, понятно, - сказала Лаура, с улыбкой выполнив его просьбу.
   В этот момент послышался скрежет и необычный корабль закачался. Казалось, что он куда-то движется. Это Свенссон зацепил его выдвижными захватами транспортного скутера и вытащил из главного шлюза "Звёздного Рыцаря".
   Внезапно наступила невесомость. Все астронавты, как по команде взмыли вверх, и только Лаура осталась сидеть в кресле.
   - Прошу вас, мисс Стентон, - приглашающе повёл рукой Дональдсон.
   - Да-да, я сейчас, - пробормотала Лаура, - чёрт, в этом скафандре так неудобно...
   Сперва она ткнула непомерно толстым, из-за перчатки скафандра, указательным пальцем в зеленую кнопку на приборной панели, а затем принялась тыкать в пространство перед собой. Корабль дёрнулся вперёд, и от этого все мгновенно отлетели к двери. Затем он рванулся назад, и все присутствующие были отброшены обратно.
   - Что вы делаете, мисс Стентон?! - удивлённо вскричал Дональдсон.
   - Управляю кораблём, - невозмутимо ответила Лаура.
   - Но как... - начал капитан.
   - Что значит "как"?! - недоуиённо переспросила Лаура. - Я же вам объясняла...
   - Но вы тычете пальцем в воздух! - возразил капитан.
   - Нет, я указываю на кнопки, - качнула головой Лаура.
   - Нет здесь никаких кнопок! - вскричал Дональдсон.
   - Да как же... Вот экран, вот... - окончательно растерявшись, Лаура принялась показывать на что-то невидимое.
   - И экрана тоже нет. Ничего нет! - сказал капитан.
   - Не может быть! - удивилась бывшая узница странного сооружения.
   - Абсолютно ничего нет, - подтвердил Барков.
   - Но, я же вижу... Корабль-то двигался! - возразила мисс Стентон.
   - Тут что-то не так. Позвольте, я сам попробую, - сказал Дональдсон.
   - Ох, я так боюсь невесомости, - испуганно пробормотала Лаура.
   - Не бойтесь, мы будем страховать вас, - спокойно произнёс Ченг.
   - Невесомость - привычное для нас дело, - подтвердил Барков.
   - Давайте, отстёгивайтесь потихоньку, - попросил капитан.
   Лаура медленно расстегнула привязной ремень.
   - Главное - не делайте резких движений, - пояснил доктор, - это основное правило астронавтов.
   - Циолковский сформулировал его ещё в начале двадцатого века,
   когда люди вообще никуда не летали!- дополнил его Барков.
   - Осторожно оттолкнитесь от кресла, - попросил Лауру Ченг.
   - А мы вас поймаем, - добавила Ивонна.
   Оттолкнувшись от кресла, Лаура медленно взмыла вверх. Ивонна и Барков тут же её подхватили и отплыли вместе с ней в сторону, после чего Дональдсон сразу же занял её место и нажал большую зелёную клавишу.
   Перед его глазами возник большой квадрат, составленный из девяти маленьких квадратиков, а чуть ниже ещё два квадратика и карта планетной системы над ними. Словом, всё то, о чём говорила мисс Стентон..
   - Да, карта здесь... и клавиши... ничего не понимаю, - растерянно пробормотал Дональдсон, в недоумении пожав плечами.
   - Ой, надо же! - воскликнула Лаура. - И, правда, ничего нету!
   Капитан осторожно ткнул пальцем в один из двух нижних квадратиков. Вид карты изменился и в центре появился маленький крестик.
   - Теперь я вижу крестик в центре карты, - сообщил он своим друзьям.
   - А мы ничего этого не видим, командир, - отрицательно покачал головой Барков.
   - Посмотрите сами, - сказал Дональдсон, выплывая из кресла.
   Один за другим на его месте побывали Барков, Ченг, Ивонна и снова Барков.
   - Итак, ребята, что вы думаете по этому поводу? - спросил капитан.
   Навигатор обернулся и неожиданно для всех расхохотался:
   - Ха-ха-ха! Вот умора, Эндрю! Карта спроецировалась прямо... Ха-ха! Ой, не могу! Ха-ха-ха! Карта спроецировалась прямо на тебя! Ха-ха-ха-ха!
   - Кажется, я начинаю понимать! - воскликнул Ченг. - Мы имеем дело с компьютером.
   - А мы-то думали, что это старенький кинопроектор, - пошутил
   Барков.
   Все собравшиеся рассмеялись, включая Лауру.
   - Ха- ха! Да, Джеймс, ты совершил выдающееся открытие! - со смехом
   сказал Пётр.
   - Дай мне сначала договорить, а потом смейся, - обиделся Ченг. - Да, мы имеем дело с компьютером. Но это необычный компьютер. Его информация выводится путём воздействия на зрительные нервы!
   - Воздействия на зрительные нервы?! - удивлённо переспросил Дональдсон.
   - Именно так, - ответил Ченг, - вот почему сидящие в кресле видели карту, а другие нет. Причём это воздействие дистанционное.
   - А откуда оно исходит? - спросил Барков.
   - Этого я не знаю, - с сожалением развёл руками доктор. - Тут нужна специальная аппаратура.
   - Да, Джеймс, это многое объясняет, - согласился с ним Дональдсон, - но возможна ли вообще такая технология?
   - Для нас пока нет, а для них, видимо, да, - ответил Ченг.
   - Всё это ещё раз говорит о том, что мы имеем дело с очень серьёзным противником, - задумчиво произнёс капитан.
   - Это не просто какая-то там банда налётчиков, - заметил Барков.
   - Думаю, нам здесь больше нечего делать, - сказал капитан, - и так всё ясно. Магнус, Магнус, как слышишь меня? Приём.
   В шлемофоне Дональдсона послышался ровный голос Свенссона:
   - Слышимость нормальная. Приём.
   - Лови нас и затаскивай обратно.
   - Понял.
   Снова послышался скрежет, и стало ощущаться какое-то движение. Затем невесомость резко исчезла. Однако все астронавты были готовы к этому и заблаговременно опустились пониже. Лаура, правда, при этом чуть было не упала от неожиданности, но Ивонна и Дональдсон успели её поддержать.
   Все направились к выходу. Барков поднялся с кресла и отправился вслед за ними, но перед дверью вдруг спохватился:
   - Погоди, Эндрю.
   Он снова уселся в кресло, включил невидимый компьютер и несколько раз ткнул пальцем в пространство перед собой.
   - Послушай, Эндрю, ты, когда карту смотрел, обратил внимание на четвёртую планету? - спросил Барков.
   - Нет, конечно, - ответил, посмотрев на него Дональдсон.
   - Я тоже сначала ничего не заметил. Только сейчас вспомнил, что там что-то было.
   - И что же ты там нашел? - поинтересовался капитан.
   - Да так, ничего особенного, - хитро ухмыльнулся Барков. - Просто четвёртая планета на всех картах помечена большим крестом.
   - Неужели?!
   - Сам посмотри, - сказал Барков, уступая капитану место.
   Дональдсон уселся в кресло и стал внимательно разглядывать карту.
   Действительно, и на обычной карте, и на карте с маленьким крестиком, четвёртая планета была перечёркнута большим крестом.
   - Интере-есно, - задумчиво протянул Дональдсон, - что же это может означать?
   - Понятия не имею, - лукаво улыбнувшись, произнёс Барков.
   - По-моему, здесь возможны только два варианта: либо это их
   родная планета...
   - Ну почему обязательно "родная"? - возразил Барков. - Это может быть их основная база в этой системе, место старта, или что-нибудь ещё.
   - ...или место посадки, - продолжил свою мысль капитан.
   - ...или какой-нибудь важный для них пункт, - добавил Барков.
   - В любом случае это нам поможет, - сказал Дональдсон, указав на невидимый компьютер. - Думаю, мы должны немедленно взять курс на четвёртую планету.
   - Ты в этом уверен? - спросил Барков.
   - А что мы теряем? Даже если это не основная их планета, а просто какой-нибудь перевалочный пункт, мы всё равно можем найти что-нибудь, связанное с ними, и вычислить, куда нам двигаться дальше. К тому же мы ведь собирались исследовать все планеты, так не всё ли равно какая будет следующая: третья или четвёртая?
   - Вообще-то да, какая нам разница, - подумав, согласился Барков. - Ты прав, Эндрю. Нужно лететь на четвёртую планету.
   - Что это вы тут застряли? - спросила ван Мейер, выглянув из коридора.
   Друзья рассказали ей о находке, и о своих дальнейших планах.
   - Дайте-ка, я сама посмотрю, - поинтересовалась Ивонна, усаживаясь в кресло.
   - Да, конечно, - сказала она через минуту, - просто так крестики не ставят.
   Возвращаясь в рубку, Дональдсон рассказал обо всём Свенссону.
   - Значит - на четвёртую? - спокойно спросил швед.
   - Да, - коротко ответил капитан.
   - Когда старт?
   - Через трое суток.
   - Ладно. - как всегда, невозмутимо произнёс Магнус.
   "Вот чёрт! Рядом со Свенссоном я начинаю говорить так же, как он", - подумал Дональдсон.
  
  
  

ГЛАВА 8

   Капитан полагал, что неплохо было бы изучить инопланетный корабль с помощью "Эдварда". Поэтому, на следующие сутки он послал в шлюз специального робота.
   Через час робот вернулся ни с чем. Ему не удалось завладеть информацией, хранящейся в инопланетном компьютере.
   - В этом нет ничего удивительного, - сказал Ченг, - информация
   передаётся путём воздействия на зрительный нерв, а у робота нет никаких нервов. Другой же способ получения информации с этого компьютера нам пока неизвестен. Тут может помочь только современный робот-андроид, а его у нас нет.
   - Говорил я Хартманну: "Дайте нам андроида!", так ведь нет... У них, видите ли, нет таких денег, - с досадой произнёс капитан.
   - Да, это дорогая штука, - подтвердила Ивонна.
   - Но андроида я всё равно куплю. У меня есть кое-какие личные сбережения, - уверенно сказал Дональдсон.
   - Говорят, со временем цена на них упадёт, - успокоил его Ченг.
   - Хорошо бы...
   - Раз с роботом ничего не вышло, зачем мы будем терять драгоценное время? - сказал Барков.
   - Правильно, - ответил капитан. - Стартуем "завтра".
   На следующие сутки Дональдсон пришёл в рубку в приподнятом настроении:
   - Ну что, гвардия, готовы к старту? - задорно спросил он, садясь в кресло.
   - Ждём - не дождёмся, - бодро ответила ван Мейер.
   - Всегда готовы, - "отсалютовал" рукой Барков.
   - Траекторию рассчитал? - спросил Дональдсон.
   - Рассчитал, - ответил Барков, протягивая капитану листок с распечаткой.
   - Что ж, приступим... Курс на четвёртую планету. Поправка: три целых двадцать шесть сотых градуса, скорость: ноль целых восемнадцать сотых от скорости света.
   - Курс на четвёртую планету, поправка: три целых двадцать шесть сотых градуса, скорость: ноль целых восемнадцать сотых, - повторила Ивонна.
   - Объявляю пятиминутную готовность, - сказал Дональдсон.
   Через пять минут корабль ринулся вперёд, оставляя позади маленькую мрачноватую планету, покрытую толстым покрывалом облаков.

* * *

   С тех пор, как "Звёздный Рыцарь" направился к четвёртой планете, прошло уже трое суток.
   Войдя, после завтрака, в рубку Дональдсон увидел Лауру, стоявшую к нему спиной.
   - Доброе утро, мисс Стентон, - поздоровался капитан.
   Лаура продолжала молча стоять посреди рубки.
   Он подошел поближе и положил руку на её плечо.
   Лаура медленно повернула к нему голову.
   Взглянув ей в лицо, Дональдсон отшатнулся. Выражение её глаз
   поразило его до глубины души. Такого взгляда он никогда не видел. В нём смешались вместе безразличие, равнодушие и ненависть, огромная ненависть! Это был не человеческий взгляд.
   - Что с ва... что с вами, мисс Стентон?! - слегка запнувшись, воскликнул капитан.
   Неожиданно взгляд Лауры стал таким же, как раньше:
   - Вы что-то сказали? Я не расслышала, - с улыбкой спросила она, как ни в чём ни бывало
   - Мисс Стентон, что с вами случилось? - повторил Дональдсон.
   - А что со мной могло случиться? - невозмутимо спросила Лаура, явно не понимая, о чём идёт речь.
   - Вы сейчас так странно на меня смотрели, - пояснил капитан.
   - Да? Не помню, - с широко раскрытыми от удивления глазами ответила Лаура.
   - Но как же так?! - изумился Дональдсон. - Это же было вот... буквально только что!
   - Последнее время у меня бывают странные провалы в памяти, - смущённо сказала бывшая пассажирка "Эклиптики".
   - В таком случае вам нужно обратиться к доктору Ченгу.
   - Нет-нет, я в порядке, - отрицательно замотала она головой.
   - Вы уверены в этом? - с недоверием спросил капитан.
   - Да, конечно. Я прекрасно себя чувствую. А это... это пройдёт.
   - Что ж, если вы так считаете... Ладно.
   Пожав плечами, Дональдсон уселся на своё место, и задумался:
   "Неужели Барков прав? Неужели она, действительно, шпионка? И Ченг говорил о какой-то заторможенности... Ченг! Надо обо всём ему рассказать!"
   Капитан быстро встал, сказав Лауре, что пойдет к Митчеллу. Но на самом деле он пошёл к Ченгу и рассказал ему о её странном поведении.
   - Да, тут что-то не так, - согласился доктор, - хорошо бы провести сканирование мозга...
   - А ты можешь сделать это сегодня? - спросил капитан.
   - Могу, - кивнул Ченг.
   - Только проверни это как-нибудь поаккуратней... Скажи, что так нужно по медицинским предписаниям, и всё такое... - попросил капитан.
   - Хорошо, командир.
   - И не говори, что я был у тебя. Если она спросит, скажи, что не видел меня сегодня.
   Капитан для отвода глаз поторчал немного у Митчелла и вернулся в рубку.
   Перед сном Ченг зашёл к нему:
   - Всё сделал, как вы просили, командир.
   - Она спрашивала обо мне? - поинтересовался капитан.
   - Нет, - качнул головой доктор.
   - Хитрая! - усмехнулся Дональдсон. - И что показало сканирование?
   - Сканирование показало, что некоторые участки её мозга заблокированы.
   - И что это значит? - спросил Дональдсон.
   - Это бывает у людей перенесших сильную психическую травму, у страдающих амнезией, у сумасшедших, у слабоумных, и у зомби, - перечислил доктор.
   - У зомби?! - не понял капитан, - Это что ещё такое?
   - Зомби - это человек, который выполняет приказы под гипнотическим воздействием другого человека. Сам же зомби ничего при этом не чувствует и ничего не помнит. Я думал, вы знаете...
   - Да, я читал об этом... - вспомнил Дональдсон, - Постой, а не хочешь ли ты сказать, что Лаура тоже зомби?
   - Но ведь для неё подходит и первый вариант, - возразил Ченг, - Она тоже перенесла тяжёлую психическую травму. Однако и зомбирование нельзя исключить в её случае...
   - Сам-то ты как считаешь? - задумчиво спросил капитан.
   - Однозначных выводов я пока не делаю. Надо ещё к ней поприсматриваться. Если эти странности в поведении будут повторяться, тогда её придётся изолировать, - сказал Ченг.
   - Может, лучше её изолировать прямо сейчас?
   - Нет, сейчас ещё рановато.
   - Ну, хорошо, - вздохнул Дональдсон. - Поживём - увидим.
   Относительно Лауры он тоже терзался сомнениями и никак не мог решить, как ему следует поступить с ней.
   На следующие сутки мисс Стентон пришла в рубку немного позже обычного, и Ивонна, как всегда, стала обучать её азам программирования. Неожиданно Дональдсон заметил, что все эти уроки проходят по одному и тому же очень странному сценарию: Лаура задавала Ивонне вопросы, старательно всё выполняла, но потом вдруг всё бросала, говоря, что это не её ума дело и что у неё ничего не получится. На следующие сутки ситуация в точности повторялась.
   "Тут что-то не так", - подумал капитан.
   Но на этот раз урок закончился несколько иначе:
   - Пошло оно всё к чёрту! - внезапно заорала Лаура. - Я, в конце концов, журналистка, а не программист!
   - Зачем тогда напрашиваешься? - раздражённо спросила Ивонна.
   - Я?! Напрашиваюсь?! - возмущённо вскричала Лаура. - Да зачем мне
   это нужно?! Просто, у вас заняться нечем!
   - Ах, у нас делать нечего?! - вскипела Ивонна, - Тогда можешь убираться из рубки! Иди вон лучше в кают-компанию. Там полно видеодисков. Ставь любой и смотри целый день! Капризные малолетки всегда так делают!
   - На себя посмотри! Тычешь тут в клавиши, как компьютерная фанатка! - гневно отпарировала Лаура.
   - Да если бы не я, ты бы так и сгинула там, на болотах!
   - Ой-ой, какие мы важные! Да твой "Эдвард" раз в двадцать умнее тебя!
   - Вон отсюда! - вскричала голландка, указав на дверь.
   - С удовольствием! Что я тут забыла?! - гордо вскинула голову Лаура и моментально выскочила из рубки.
   - Доннер веттер! Ей у нас, видите ли, скучно! - возмущалась Ивонна.
   С тех пор в рубку их гостья больше не заходила. Всякого рода странностей за ней тоже вроде не наблюдалось. Повторное сканирование показало, что все участки её мозга работают нормально, и Дональдсон понемногу успокоился насчёт неё.
   Наконец, прямо по курсу появилась долгожданная четвёртая планета.
   Сидя в кресле, капитан пристально разглядывал на экранах её изображение.
   "Какие же сюрпризы нас там ожидают?" - размышлял он с тревогой.
   В том, что сюрпризы будут, он не сомневался.
  
  
  

ГЛАВА 9

   "Звёздный Рыцарь" постепенно приближался к новой планете. Издалека она немного напоминала Землю. Из-под паутины облаков то тут, то там выглядывали разноцветные пятна континентов и островов. Планета обладала богатым растительным миром, о чём свидетельствовали зелёные, оранжевые, и лиловые пятна.
   - Итак, "Эдвард", что мы имеем? - спросил Дональдсон.
   - Ваш вопрос мне непонятен, командир, - сухо ответил "Эдвард".
   - Есть у тебя какие-нибудь данные об этой планете? - более доходчиво для компьютера сформулировал свой вопрос капитан.
   - У меня есть только телеметрические данные, - сказал "Эдвард".
   - Ну, давай то, что есть, - пожав плечами, попросил капитан.
   - Орбитальная скорость планеты: двадцать три и пять десятых километра в секунду. Средний радиус: десять тысяч триста километров.
   - Ого! - присвистнул Барков. - Больше чем у Земли!
   - А про атмосферу что-нибудь можешь сказать? - снова спросил Дональдсон.
   - Сейчас... Провожу спектральный анализ... - проворковал "Эдвард". - По составу атмосфера очень близка к земной. Кислород, азот и углекислый газ примерно в тех же пропорциях, что и на Земле. Причём кислорода даже немного больше. Имеется большая вероятность наличия высших форм жизни.
   Всё это время Дональдсон неотрывно смотрел на экран. Внезапно он заметил, как рядом с планетой возникла маленькая точка. Повисев на одном месте, она устремилась к планете и скрылась в облаках.
   - Вы видели?! - воскликнул Дональдсон.
   - Где?!
   - Что?! - обернулись к нему все.
   - Какая-то точка юркнула в атмосферу, - пояснил капитан.
   - Да, мне показалось, я тоже что-то видел, - спокойно сказал Свенссон.
   - Значит, вы тоже это видели? - спросил Барков. - А я думал, мне померещилось...
   - Это могут быть они, - решил Дональдсон. - Нам надо немедленно вылетать,
   Наклонившись к микрофону, он громко и отчётливо произнёс:
   - Экипажу немедленно собраться в рубке. Повторяю: экипажу немедленно собраться в рубке. Экстренный сбор. Экстренный сбор.
   Через минуту в рубку прибежали запыхавшиеся Ченг, Митчелл и Адамс:
   - Что случилось, командир? - в один голос спросили они.
   - Срочно вылетаем, - отрывисто произнёс капитан. - Свенссон, готовь флайеры. Ты полетишь на первом вместе со мной.
   - А кто ещё? - с надеждой спросил Митчелл, которому явно наскучило постоянно торчать около двигателей, и он жаждал
   поучаствовать в чём-то более на его взгляд интересном.
   - Вместе с нами летят Барков и Ченг, - ответил капитан.
   - Меня, как всегда, по боку. Прекрасно! - обречённо вздохнул, разведя руками Митчелл.
   - Не хнычь, Сэм. В случае чего ты полетишь на втором флайере вместе с Адамсом и Огиварой, - твердо сказал Дональдсон.
   - Да что же мне, всю жизнь, что ли, придётся околачиваться возле этих проклятых двигателей! - простонал Митчелл.
   - Сэм, отстань, пожалуйста! Недосуг мне с тобой нянчиться! - властно произнёс капитан. В такие минуты он не любил болтать попусту.
   Митчелл хотел ещё что-то сказать, но промолчал.
   - Пока меня нет, всё ложится на тебя, Ивонна, - сказал капитан, обернувшись к ван Мейер. - Сможешь поставить корабль на орбиту?
   - Да, конечно, - с невозмутимым видом кивнула Ивонна.
   - Ну, всё, я побежал. Пока!
   - Пока, командир! Удачи вам, ребята!
   Дональдсон, Барков и Ченг быстрым шагом направились в "гардероб", облачились в скафандры и через несколько минут присоединились к Свенссону, который в полном снаряжении ожидал их у флайера.
   Капитан первым поднялся на борт и занял своё место в кабине.
   Когда все расселись по местам, он включил микрофон и громко спросил:
   - Ивонна, слышишь меня?
   - Да, - звонко отозвался её голос.
   - Открывай шлюз.
   - Открываю.
   Через пару минут флайер вылетел из шлюзовой камеры "Звёздного Рыцаря" и устремился к планете.
   Между делом капитан рассказал Ченгу обо всём, что видел.
   - Да, вы всё правильно сделали, командир, - согласился доктор. - Может быть, мы выследим их, если будем действовать быстро.
   - Вот я и решил лететь прямо сейчас, не дожидаясь, пока "Рыцарь" встанет на орбиту, - сказал капитан.
   - Эндрю, ты помнишь, куда нырнула эта точка? - спросил Барков.
   - Помню. Примерно вот сюда. - Дональдсон ткнул пальцем в схематическое изображение планеты, на котором пока ещё ничего не было.
   - Тогда и садиться надо в том же районе, - сказал Барков.
   Дональдсон направил флайер в район предполагаемой посадки неизвестного объекта и включил автоматический режим. Флайер мягко вошёл в атмосферу, и началась обычная в таких случаях болтанка.
   Пройдя плотные слои, они вошли в стратосферу планеты. Внизу простиралась густая лиловая пелена облаков.
   Вперившись взглядом в панель приборов, Дональдсон внимательно следил за показаниями лазерного высотометра.
   Наконец, флайер вынырнул из облаков, отличавшихся от земных по расцветке и плотности.
   - Пять тысяч восемьсот метров до поверхности, - взглянув на приборы, произнёс Барков.
   Где-то далеко внизу замелькали разноцветные пятна.
   - По всей вероятности, это растительность, - сказал Ченг.
   - Три тысячи пятьсот метров до поверхности... три тысячи метров...
   - продолжал сообщать о высоте полёта Барков, - две тысячи восемьсот метров до поверхности...
   Неожиданно они попали в полосу густого непроглядного тумана.
   "Надо подняться", - подумал капитан и уже собирался сделать это, как вдруг раздался тревожный возглас Свенссона:
   - Командир, что-то на радаре!
   Дональдсон бросил взгляд на радар, и в этот момент флайер потряс мощнейший удар в хвостовую часть.
   - Рули высоты и поворота не действуют! - прокричал Свенссон.
   Краем глаза капитан успел заметить, как из тумана вынырнуло что-то большое и чёрное. Через секунду корпус флайера вздрогнул от нового удара. На стекле кабины мгновенно расползлись фиолетовые пятна, и, завалившись на крыло, флайер сорвался в штопор.
   Всё закружилось перед глазами Дональдсона.
   - Командир, мы падаем! - закричал Барков.
   - Антиграв, быстро! - приказал капитан.
   - Не действует!
   - А, ч-чёрт!
   Дональдсон отчаянно пытался вывести флайер из штопора.
   - Антиграв!
   - Не действует!
   - Всё равно пробуй!
   Баркову удалось на несколько секунд запустить антигравитационный двигатель. За эти мгновения капитан успел перевести флайер в некое подобие горизонтального полёта. Сквозь стекло ему было видно, что правое крыло сильно повреждено.
   - Не дотянем! - заорал он. - Катапультируйтесь, быстро!
   - Эндрю, ты дурак! - прокричал Барков, - Как мы можем тебя бросить!
   - Катапультируйтесь, чёрт вас возьми! Пока ещё не поздно!
   - Нет!
   Заваливаясь то на одно, то на другое крыло, флайер засвистел над верхушками каких-то деревьев.
   Дональдсон выключил двигатель. По обшивке крыльев зачиркали верхние ветви.
   - Держи его, командир!
   - А-а, чёрт, не могу! Держитесь, ребята!
   Чуть-чуть приподнявшись, летательный аппарат всей своей массой рухнул в чащу инопланетного леса.
   - А-а! - закричал капитан, выставив перед собой согнутые в локтях руки.
   "Всё! Конец!" - успела промелькнуть в его голове мысль.
   Послышался резкий треск ломающихся крыльев. Глухой удар.
   Привязные ремни лопнули, и Дональдсон вылетел из кресла.
   Он ещё успел почувствовать, как его голова и руки ударились о стекло, а затем... Затем наступила темнота.
  
  
  

ГЛАВА 10

   Ивонна, Огивара, Митчелл и Адамс напряжённо вслушивались в звуки, доносящиеся из динамика.
   Сквозь треск помех пробивались голоса их товарищей...
   После того как Барков сказал, что до поверхности осталось две тысячи восемьсот метров, послышались звуки, которые заставили насторожиться собравшихся в рубке астронавтов.
   "Тр-р... Кр-р... Фьи-и-и... Командир, что-то на радаре!" - прорвался сквозь помехи голос Свенссона.
   Затем друзья услышали звук, похожий на удар:
   "Бум-м... Кр-р... Фьи-и-и... Пр-р... ...и поворота не действуют! Пр-р-р-р... Фьи-и-ить... ...дир, мы падаем!"
   Дальше последовали неразборчивые возгласы, прерываемые помехами.
   - Доннер веттер! Што у ниих там броисходиит! - воскликнула ван Мейер.
   "Фьи-ить... Кр-р... Тр-р... ...чёрт, не могу! Держитесь, ребята!"
   Затем снова послышался звук удара, треск, скрежет, и после этого всё стихло.
   Ивонна первая вышла из оцепенения:
   - Што пудем деелать, репята? - сказала она с сильным голландским акцентом.
   - Похоже, они упали, - пробормотал Огивара.
   - Ну не взлетели же, - грустно усмехнулся Адамс.
   - Что делать, что делать! Лететь, конечно, что же ещё?! Другого выхода у нас нет, - решительно сказал Митчелл.
   - А Ивонна? - спросил Огивара. - Она ведь тут совсем одна останется.
   - Што я, маленькая што ли?! - возмутилась ван Мейер. - Тут рапоты-то остаалось! Поставить "Звёздный Рыцарь" на орпиту, да и всё! С этим таже Жак справиится!
   - А если на "Рыцарь" кто-нибудь нападёт? - не унимался Огивара.
   - "Эдвард" может автоматически вести огонь из пушек, - возразила Ивонна.
   Судя по всему, она немного успокоилась.
   - Значит, ты справишься? - всё ещё недоверчиво спросил Огивара.
   - Конечно, справлюсь, - невозмутимо ответила ван Мейер.
   - Что ж, ладно. Нам известен район их падения?
   - Да, известен.
   - Можешь загрузить эти данные в бортовой компьютер второго флайера?
   - Могу, - кивнула голландка.
   - О'кей. Пошли, ребята. Пока, Ивонна!
   - Пока, Таканори! - попрощалась она с японцем.
   Через несколько минут Огивара, Митчелл и Адамс заняли места во втором флайере. На месте пилота расположился Огивара, Митчелл уселся справа, а Джо - сзади.
   - Ивонн, мы готовы. Загружай данные, - сказал Огивара.
   - Загружаю... - отозвалась ван Мейер, - загрузка закончена.
   - Открывай шлюз.
   - Открываю...
   Ворота главного шлюза медленно раздвинулись.
   - Что ж, как говорили мои предки-самураи, банзай! - воскликнул Огивара, запуская двигатель.
   Набирая обороты, флайер покатился вперёд и аккуратно вылетел из шлюза.
   Удачно пройдя плотные слои, Огивара полетел вниз. Успешно преодолев полосу облачности, они направились в район падения первого флайера.
   Неожиданно двигатель надсадно взревел, кашлянул и... заглох!
   - Это ещё что такое?! - недоумённо воскликнул японец.
   - Похоже, "горючка" кончилась, - отозвался Митчелл.
   - Ты что, смеёшься?! Мы и половины не истратили!
   - С чего ты взял?
   - Посмотри на указатель.
   Митчелл взглянул на указатель уровня топлива. Даже сквозь затемнённое стекло шлема стало видно, как его брови удивлённо поползли вверх:
   - Ничего себе! Как же так?! - воскликнул он, совершенно ничего не
   понимая.
   - Значит, указатель неисправен, - предположил Адамс.
   - Да, видимо, так оно и есть, - согласился с ним Огивара. - Сколько там до поверхности?
   - Без малого семь тысяч, - ответил Митчелл.
   - Придётся планировать, -- решил Огивара.
   Поверхность планеты постепенно приближалась. Ловко манипулируя ручкой управления, Огивара уверенно удерживал флайер на курсе.
   - Ивонна, Ивонна, это я - Огивара. Как слышно?
   - Да, Таканори, я слышу тебя!
   - Ивонна, у нас проблемы. Горючее кончилось.
   - Как это - "кончилось"? Почему?! - изумилась ван Мейер. - У вас же полный бак был!
   - Указатель топлива неправильно показывал, - со вздохом ответил Огивара.
   - Доннер веттер! Час от часу не легче! И что ты намерен делать?
   - Спланирую вниз и сяду где-нибудь поблизости от места падения флайера командира. А там посмотрим, что к чему. Должна же быть здесь вода.
   - А окислитель? - с тревогой спросила Ивонна.
   - Окислителя пока достаточно, - успокоил её Таканори.
   - Слушай, а может, я слетаю и помогу вам? - предложила свою помощь голландка.
   - Нет-нет, не надо! Прибережём этот вариант на самый крайний случай, - отказался Огивара.
   - Ну как знаешь... Есть ещё какие-нибудь проблемы?
   - Нет.
   - Хорошо... ты это... - от переживаний голос Ивонны слегка дрогнул, - в общем... будь на связи.
   - Постараюсь, - пообещал ей японец, держа снижение флайера под контролем. Им нужно было пролететь ещё около трёх километров до поверхности планеты.
   Внизу мелькали леса, луга с чахлой растительностью странного оранжевого цвета, такие же странные серые болота, и покрытые причудливыми кустами холмы. Вдалеке размеренно двигались крупные тёмные точки.
   "Это, наверно, какие-то животные", - подумал Огивара.
   - Судя по карте, флайер командира упал во-он в том лесу, - сказал Митчелл, указывая на тёмную полосу леса, простиравшуюся на много километров.
   - Да, там, в центре, по-моему, деревья повалены! Видите? - воскликнул Адамс.
   В центре леса чётко просматривался небольшой провал среди деревьев.
   - Смотрите, есть ли поблизости удобная площадка, - сказал Огивара.
   - Мне кажется, вон та полянка подходит, - проговорил Митчелл, указав на живописную лужайку, находящуюся в нескольких километрах восточнее леса.
   - Приготовиться к посадке! - скомандовал Огивара.
   - Есть приготовиться к посадке! - хором отозвались Адамс и Митчелл.
   - Выпустить шасси! - приказал Огивара.
   - Шасси выпущено! - ответил Митчелл.
   - Выпустить закрылки!
   - Закрылки выпущены!
   Огивара изо всех сил стремился не допустить срыва флайера в штопор.
   - Тысяча метров до поверхности. Курс: три-семь и четыре-девять-девять. Скорость снижения - тридцать пять метров в секунду... Пятьсот метров до поверхности... - докладывал Адамс о данных бортового компьютера. Это нужно было для того, чтобы пилот не отвлекался от визуального наблюдения.
   Пот ручьём стекал по лицу Огивары, стекло его скафандра запотело, но он решительно продолжал вести флайер навстречу поверхности планеты.
   - Пятьдесят метров до поверхности. Скорость снижения - десять метров в секунду, - сказал Адамс.
   Внизу под ними заколыхалась высокая оранжевая трава.
   - Десять метров... пять метров... - продолжал сообщать Адамс.
   - Антиграв! - скомандовал Огивара.
   - Есть антиграв! - отозвался Митчелл.
   Флайер на мгновение завис над травой подобно большой хищной птице, приготовившейся схватить свою жертву. Затем его колёса мягко погрузились в растительность нового, неизведанного мира.
   - Есть касание! - восторженно воскликнул Адамс.
   Проехав по инерции ещё несколько метров, флайер вдруг резко остановился и с треском уткнулся носом в траву. К счастью, привязные ремни удержали астронавтов в креслах.
   - Передняя стойка шасси сломана, - со вздохом сказал Адамс, взглянув на показания компьютера.
   - Вот дьявол! - выругался Митчелл.
   Огивара, конечно, тоже расстроился, но мысли японцев очень трудно читать по их лицам!
  
  
  

ГЛАВА 11

   Посреди мрачного густого леса распласталось покорёженное металлическое странное сооружение, похожее на гигантскую железную птицу, а, точнее говоря, на её труп, окружённый поваленными деревьями. Их изогнутые ветви с тёмно-зелёными листьями, покрытыми сетью лиловых прожилок, яростно упираются в её серебристо-белые бока, стремясь вытолкнуть чужеродный предмет. Но, к сожалению, они слишком слабы, чтобы справиться с такой тяжестью. Между ветвями крепко застрял "клюв" странной птицы, покрытый сверху чем-то прозрачным. В здешних дремучих местах никогда не было ничего подобного.
   Металлическая птица, несомненно, мертва. Ничто не нарушает тишину и спокойствие древнего леса.
   Внезапно что-то зашевелилось за прозрачной поверхностью "клюва"...

* * *

   Сознание возвращалось к Дональдсону медленно, словно бы нехотя. Очнувшись окончательно, он почувствовал, что лежит в очень неудобной позе. Медленно открыв глаза, попытался поднять голову, но не смог. Оказалось, что он лежит на приборной панели, упираясь головой и руками в стеклопластиковый фонарь кабины флайера. Капитан потихоньку выполз из-под стекла и грузно плюхнулся в кресло. Чувствовал он себя отвратительно. Казалось, что в его голову внедрили большой церковный колокол, который беспрестанно звонил. К тому же, его слегка подташнивало.
   "Кажется, сотрясение мозга я уже заработал", - подумал капитан. Мысли в его голове ворочались с громадным трудом. Тут он обнаружил, что стекло его скафандра хоть и треснуло, но всё-таки осталось целым. Что же касается фонаря кабины, то на нем были только небольшие царапины.
   "Просто удивительно, как я не свернул себе шею!" - подумал он, отпив немного воды, которая подавалась в шлем по специальной трубочке.
   - Да что же это я... ребята! - спохватился Дональдсон и быстро осмотрел кабину.
   Справа от него в кресле сидел Барков, неестественно сложившись пополам. Его голова лежала на панели приборов.
   Его привязной ремень выдержал, и поэтому его не выбросило из кресла, как Дональдсона.
   Носовая часть флайера была сильно наклонена вниз. Подняв Баркова за плечи, капитан попытался пристроить его в кресле поудобнее, но обмякшее тело навигатора валилось вперёд, как сноп. Нагнувшись, Дональдсон заглянул ему в лицо. Из носа Баркова ручьём текла кровь.
   Придерживая его одной рукой, капитан поднял стекло своего шлема. Затем он поднял стекло Баркова и, наклонившись поближе, убедился, что тот дышит.
   - Ну слава богу! Живой! - пробормотал капитан и попытался растрясти Баркова. Тот тихо застонал, но так и не пришёл в себя. Тогда Дональдсон набрал в рот воды и брызнул в лицо навигатора.
   Невнятно пробормотав что-то по-русски (судя по интонации, это
   было ругательство), Барков открыл глаза и непонимающе уставился на него.
   - Питер! Питер, это я! Очнись! - позвал Дональдсон.
   - А-а, команди-ир! - простонал Барков, и, слабо улыбнувшись, попытался пошутить: - Мы всё ещё на этом свете?
   - Здешние ангелы землян не принимают, - с улыбкой сказал капитан.
   "Чёртов русский характер! - подумал он. - У самого, небось, в башке всё трещит, а он ещё задаёт такие вопросики!"
   Капитан был весьма недалёк от истины. В голове у Баркова звенело ничуть не меньше, чем у него самого.
   - Как ты, Эндрю? С тобой всё в порядке? - спросил Барков, вытирая мокрое лицо.
   - А, руки-ноги целы - и ладно, - небрежно махнул рукой капитан. - Ты сам-то как себя чувствуешь?
   - Как будто столкнулся с магнитопоездом, - выдохнул Барков.
   - Двигаться-то можешь?
   - Надеюсь, что да.
   - Надо помочь Джеймсу и Магнусу.
   Обернувшись назад, они увидели, что их друзья лежат так же, как лежал Барков: лицами на приборных панелях.
   Пётр попытался встать, но пошатнулся и плюхнулся обратно. Только со второй попытки ему удалось подняться на ноги.
   Держась за спинки кресел, они с трудом преодолели те несколько шагов, которые отделяли их от Свенссона и Ченга, так как передвигаться по наклонному полу было очень неудобно.
   Добравшись до Ченга, Дональдсон усадил его прямо, и, заглянув в стеклянное "забрало" его шлема, увидел, что на уровне рта стекло запотело.
   - Живой! - облегчённо вздохнул капитан.
   - А что ему сделается? - усмехнулся Барков. - Наш доктор в огне не горит, и в воде не тонет.
   - Сплюнь! - сказал Дональдсон.
   - Да, правильно. Тьфу-тьфу-тьфу! - поплевал через левое плечо навигатор.
   Дональдсон поднял стекло Ченга и сильно шлёпнул его ладонью по щеке. То же самое Барков проделал со Свенссоном.
   - О, командир! Вы живы! Как я рад! - открыв глаза, восторженно воскликнул Ченг. - Вы в порядке?
   - Да так, относительно, - улыбнулся капитан. - А ты?
   - Нормально. Кости вроде целы, ничего не отшиб, - ответил доктор, пошевелив руками и ногами.
   Свенссон пришёл в себя довольно быстро:
   - Пётр, что у тебя под носом? - спросил он у Баркова.
   - Под носом?
   Вытерев нос, Барков с удивлением уставился на свои пальцы:
   - Кровь?! Ничего себе! Джеймс, у меня что-то с носом!
   Доктор тут же принялся осматривать его:
   - Здесь больно?
   - Нет.
   - А здесь?
   - Здесь немного больно.
   - Сильно?
   - Нет, вполне терпимо, - ответил, поморщившись Барков.
   - Ничего страшного. Ты просто сильно ушиб нос. Скорее всего, о стекло скафандра, - спокойно произнёс Ченг, убрав руку от его носа.
   - Перелома нет? - с лёгким беспокойством спросил Пётр.
   - Нет, - качнул головой доктор.
   - Слава богу! - облегчённо вздохнул навигатор.
   - Ладно, ребята, хватит болтать, - остановил их Дональдсон, - надо решить, что будем делать дальше?
   - Попробую связаться с "Рыцарем", - сказал Свенссон, щёлкнув выключателем. - Ивонна, Ивонна, это я - Магнус. Отвечай, Ивонна!.. Всё! Глухо! Ничего не слышно, - выключил он радиопередатчик.
   - Было бы странно, если бы после такого падения связь была нормальной, - заметил Барков.
   - Они, наверное, уже отправили второй флайер, - предположил Ченг.
   - Думаю, нам надо выбираться отсюда, - сказал капитан, закрывая свой шлём.
   Ченг, Барков и Свенссон направились к задней двери кабины.
   - Закройте свои шлемы, олухи! - приказал Дональдсон.
   Друзья послушно захлопнули шлемы. Барков повернул ручку клапана, подождал, пока выровняется давление, и сдвинул дверь в сторону. Раньше за дверью находился небольшой салон для пассажиров, но теперь его, конечно, и в помине не было. Внизу,
   метрах в двух-трёх была земля, усыпанная ветками и листьями.
   - Высоковато! - сказал Барков и, тяжело вздохнув, прыгнул вниз. Один за другим за ним последовали остальные.
   Открывшаяся перед ними картина оптимизма не добавляла. Красавец-флайер разломился на три части, если не считать оторванных крыльев. Носовая часть застряла между поваленными и переломанными деревьями и торчала из них, как кусок карандаша. Метрах в пяти от неё валялась покорёженная средняя часть. Ещё дальше лежали остатки хвостового оперения. Там же, но немного левее, вертикально стояло прислонённое к дереву левое крыло. Обломки были окружены тонкими высокими деревьями с гладкой корой фиолетового цвета. Туман уже рассеялся, но в лесу по-прежнему было сумрачно. Голубоватый свет местного солнца с трудом проникал сквозь затерянные в вышине кроны деревьев.
   Дональдсон посмотрел на анализатор атмосферы. Его данные полностью совпали со спектральным анализом "Эдварда". Воздух был вполне пригоден для дыхания.
   - Может, откроем шлемы? - спросил капитан.
   - Не советую это делать, - ответил Ченг, - во всяком случае, пока. Здесь может быть опасная пыльца или какие-нибудь неизвестные нам микробы.
   - Но автономные запасы скафандра ограничены, - напомнил Дональдсон.
   - Да, я знаю. Но дайте я хотя бы экспресс-анализ сделаю. Если не найду ничего опасного, можете смело открывать шлемы.
   - Ладно, делай что хочешь.
   Дональдсон обошёл обломки флайера. Под ногами шелестели опавшие листья, мелкие куски обшивки, обломанные ветки с широкими темно-зелёными листьями разнообразной формы. Изредка в воздухе мелькали разноцветные насекомые.
   Барков вылез из-под обломков центральной части. В руках он держал большой пластиковый пакет:
   - Вот уж не думал, что надувная палатка уцелеет, - сказал навигатор, удивлённо разглядывая то, что нашёл.
   - Отлично! - бодро произнёс капитан. - Будет где пристроиться.
   - Поставить её? - спросил Барков.
   - Да, конечно.
   - Сейчас, только расчистим место.
   Дональдсон, Барков и Свенссон принялись растаскивать обломки флайера в разные стороны, освобождая место для палатки. Ченг же производил одному ему ведомые манипуляции с пробирками, маленькими чашечками Петри и портативным микроскопом.
   Наконец, мелкие обломки были убраны, но оставался ещё большой кусок центральной части флайера, валявшийся перед ними.
   - А с этим что делать? - спросил Свенссон.
   - Надо его, хотя бы немного, передвинуть, - ответил капитан.
   - Что ж, будем толкать, - весело сказал Барков. - Так, Магнус, ты давай там толкай, ты, Эндрю, толкай с того конца, а я буду здесь, посередине. И-и, взяли!
   Обломок покачнулся, но не сдвинулся ни на дюйм.
   - И-и р-раз! - снова скомандовал Барков.
   После долгих раскачиваний обломок всё-таки удалось завалить набок, освободив небольшую площадку для палатки.
   Раскрыв пластиковый пакет, Барков достал оттуда сложенную в несколько раз резиновую палатку. Аккуратно расстелив её возле большого обломка, он с силой дёрнул за коротенькую верёвочку, торчащую с одного конца палатки. За несколько секунд в центре расчищенной ими площадки вырос ярко-оранжевый купол, внутри которого могли свободно разместиться четыре человека.
   Внезапно Дональдсон услышал какой-то шорох. Обернувшись, он увидел странное существо, перелезающее через обрушенные флайером деревья. Это было нечто среднее между пауком и муравьем, если так можно выразиться. У него было удлинённое, как у муравья, тело и восемь длинных лап, как у паука. Но больше всего поражали его размеры. Капитану оно было по пояс, и это только в высоту! Длина же его и вовсе превышала человеческий рост! Его блестящее тело было раскрашено самым причудливым образом. Существо имело коричневую голову, чёрную среднюю часть, светло-лиловое брюшко, покрытое жёлтыми поперечными полосами и согнутые мохнатые ноги ярко-красного цвета. Перебравшись через деревья, существо быстро подбежало к Дональдсону и его товарищам, и остановилось в двух шагах от них. На астронавтов уставились две пары немигающих красных глаз.
   Барков потянулся было к бластеру, но капитан остановил его руку:
   - Не стоит тратить наши заряды на какое-то насекомое, - сказал он.
   И тут вдруг инопланетный "муравей" стал подниматься на своих длинных коленчатых лапах, очевидно, пытаясь казаться больше. Поднявшись, он немного пораскачивался вперёд-назад, а затем быстро развернулся и бросился наутёк, стремительно перебирая своими красными мохнатыми конечностями.
   - Ха-ха-ха! Инстинкты, видно, везде одинаковы! - рассмеялся Ченг, - Ему показалось, что мы больше него, и он решил нас напугать. Но поскольку мы не сдвинулись с места, он удрал сам! Нет, это был явно не хищник, - качнул он головой.
   - Ещё немного, и я сам бы драпанул! - облегчённо выдохнул Барков.
   - Ха-ха! Представляю себе картину: ты в одну сторону, он - в другую! Ха-ха-ха! - расхохотался Дональдсон.
   - Да-а! Вот было бы зрелище! - сказал Свенссон и тоже рассмеялся.
   Друзья немного посмеялись и снова вернулись к своим делам. Ченг занялся экспресс-анализом, а Дональдсон, Барков и Свенссон принялись осматривать обломки флайера в надежде найти что-нибудь из сохранившихся запасов.
   - Всё. Экспресс-анализ готов, - произнёс, наконец, Ченг, откладывая в сторону пробирки.
   - Можем мы открыть шлемы? - спросил капитан.
   - Да, можете, но осторожно. Если почувствуете себя плохо, сразу же закрывайтесь, - предусмотрительно сказал доктор.
   - О'кей, док, - согласился капитан.
   Открыв герметичный замок, Дональдсон поднял стеклянное "забрало" своего шлема.
   В лицо ему повеяло приятной прохладой. Осторожно втянув носом воздух, Дональдсон уловил множество необычайных ароматов. Здесь пахло и акацией, и сосновой хвоей, и сиренью, и перепревшими листьями, и ещё Бог знает чем. Причём все эти ароматы так сильно перемешивались, что было очень трудно выделить из них какой-то один. Несмотря на их схожесть с ароматами земных растений, каждый из них, хотя бы немного, но отличался от своего земного аналога. Несмотря на прохладу, воздух в лесу был довольно спёртый, но всё равно был лучше однообразной духоты скафандра.
   - Ну как? - спросил Ченг.
   - Всё нормально, док, - небрежно ответил капитан, и снова пошёл к обломкам флайера, насвистывая весёлую мелодию.
   Впрочем, весёлость Дональдсона была явно напускной. Впервые за всё время его службы обстоятельства складывались так, что он не знал, что ему предпринять...
  
  
  

ГЛАВА 12

   - Так я и думал, - сказал Огивара, осматривая сломанную переднюю стойку шасси.
   - Что? - переспросил Адамс, который только что спустился по трапу к Огиваре.
   - Сам посмотри, - сказал Таканори, указывая на переднюю стойку.
   Причина поломки оказалась до смешного простой. Проехав по инерции несколько метров, переднее колесо флайера попало в скрытую нору какого-то местного зверька. (Что-то вроде кротовины). И при резкой остановке передняя стойка сломалась под тяжестью флайера.
   - Что там? - спросил Митчелл, спускаясь по трапу.
   - Попали в яму, - ответил Адамс.
   - Поня-атно. Надеюсь, это можно отремонтировать?
   - Можно, если хорошо постараться, - спокойно сказал Огивара, - инструменты у нас есть.
   Митчелл взглянул на анализатор воздуха:
   - "Атмосфера пригодна для дыхания", - прочитал он показания анализатора и потянулся к замку своего шлема.
   - Что ты делаешь?! - закричал Таканори.
   - Открываю шлём, - невозмутимо ответил Митчелл.
   - Ты что, с ума сошёл?!
   - Но ведь анализатор... - попытался возразить Сэм.
   - Анализатор не рассчитан на "органику"! - воскликнул Огивара
   - Ну и что? - спросил Адамс.
   - Как это "что"?! - возмутился Таканори. - Вы что, "Войну миров" Герберта Уэллса не читали?
   - Читали, конечно. В школе астронавтов все её проходят, - сказал Митчелл.
   - А я даже сочинение писал по этой книге. На "десятку" написал, между прочим, - похвастался своими успехами Адамс.
   - Так отчего там марсиане погибли? - продолжал Огивара. - От простенького земного микробика, не так ли?
   - Да, но как это относится к нам? - спросил Митчелл.
   - А вы что, тоже хотите так же подохнуть, как эти марсиане?!
   - А-а, вон ты про что! - догадался Митчелл.
   - Я думаю, Ченг тоже не разрешил бы нам открывать шлемы, - согласился Адамс.
   - Ченг... Где хоть он сейчас... - задумчиво произнёс Огивара. - Вот что, ребята. Мы должны немедленно пойти во-он в тот лес и разыскать их, - решил он.
   - А как же флайер? - спросил Адамс, - Мы что, прямо тут его и бросим? А если его кто-нибудь или что-нибудь повредит или, не дай бог, его вообще украдут?
   - Да, Джо прав, - сказал Митчелл, - мы не можем бросить флайер.
   - Мы и не будем его бросать, - спокойно возразил Огивара, - просто кто-нибудь из нас останется здесь и покараулит его, по­ка мы не вернёмся.
   - Правильно! - согласно кивнул головой в шлёме Сэм.
   - Давайте я покараулю флайер, - предложил Адамс.
   - Ладно, оставайся, - согласился Огивара, - ходи вокруг него и держи бластер наготове, на полной мощности. В случае чего режь лучом всё подряд. Вот, возьми ещё мой бластер. Нам с Сэмом и одного хватит.
   - Хорошо, Таканори, - произнёс Адамс, забирая оружие.
   - Пошли, Сэм, - махнул рукой Огивара, и друзья направились к тёмной полосе леса.
   - Подождите! - окликнул их Адамс.
   - Да? - обернулся Огивара.
   - Я думаю, нам надо придумать какой-то пароль, - сказал Джонатан.
   - Это ещё зачем?! - изумился Таканори.
   - Чтобы я знал, что это именно вы.
   - Джо, прекрати изображать из себя бойскаута! - недовольно поморщился японец.
   - Ничего я из себя не изображаю! - возразил Адамс. - Вы вспомните
   лучше рассказ Лауры!
   - Вот чёрт! Я совсем об этом забыл! - взмахнул рукой Огивара.
   - И я тоже, - добавил Митчелл
   - Джо прав. Нам, действительно, нужен пароль, - сказал Огивара.
   - "Спасатели - вперёд!" - подходит? - почему-то вполголоса предложил Митчелл.
   - Да, для пароля это подойдёт, - ответил Огивара.
   - Но для гарантии нужно ещё что-нибудь придумать, - заметил Адамс.
   - Что именно?
   - Нужно что-то такое, о чём знали бы только мы, - подумав, предложил Джонатан.
   - Да, правильно! Что же бы такое придумать... - задумался Огивара.
   - О, вспомнил! - воскликнул Митчелл. - Кто самый известный из спасённых нами людей?
   - Бьёрн-Олаф Кристианнсен - заместитель генерального секретаря ООН, - на одном дыхании выпалил Огивара.
   - Нет, это не подойдёт, - сказал Адамс. - Слишком известный факт.
   - Откуда?! Это было три года назад! А книга отзывов хранится в личном сейфе командира. Не глупи, Джо! Можно подумать, эти космические доходяги имеют свою агентурную сеть на Земле! Ха-ха! - рассмеялся японец.
   - Ладно, ладно, я согласен, - смущённо ответил Адамс, - Какая нам разница, в самом деле! Пусть будет Бьёрн-Олаф Кристианнсен.
   - Запомнил?
   - Запомнил. Бьёрн-Олаф Кристианнсен - заместитель генерального секретаря ООН. У меня хорошая память на имена.
   - Ну, ладно, оставайся! Пошли, Сэм.
   - Пошли, Таканори, - спокойно сказал Митчелл.
   По старому "космическому" суеверию они не стали прощаться с Адамсом и пошли дальше, с трудом продираясь сквозь жёсткую оранжевую траву, доходящую им до пояса. Огивара шёл впереди, каким-то образом умудряясь сохранять свою лёгкую кошачью походку даже в скафандре.
   Митчелл бодро шагал сзади, насвистывая какую-то песенку.
   Конечно, его появление здесь было связано с не самыми приятными событиями, но он всё равно был на вершине блаженства. Наконец-то он смог поучаствовать в хоть каком-нибудь приключении, да ещё на неизвестной планете! Раньше он даже не мечтал об этом! Ах, как он завидовал своим друзьям, когда они оживлённо обсуждали всё, что с ними случалось! Даже Ивонна и то иногда принимала участие в спасательных операциях. А он никогда не видел ничего, кроме разгорячённых стен отсека двигателей. За семь лет службы он ни разу не почувствовал себя настоящим "космическим волком". "Видно, такова судьба всех "двигателистов"", - думал он. Если бы он не был таким подвижным и энергичным, то, наверное, уже давно впал бы в апатию. И вот теперь... О, теперь ему будет что рассказать на Земле!
   Хоть скафандры и стесняли немного движения, им удалось добраться до кромки леса за сравнительно короткий промежуток времени.
   - Дай-ка мне бластер, - попросил Огивара.
   - Ещё чего!
   - Ну, дай! Что тебе жалко, что ли?
   - Ладно, на! - сокрушённо вздохнув, сказал Митчелл, и передал Огиваре бластер.
   Деревья в лесу были высокие, с красивыми ровными стволами, покрытыми гладкой фиолетовой корой. Их вершины терялись где-то на восьми- или девятиметровой высоте. Кое-где дорогу преграждали колючие кустарники, которые очень цепко хватались ветвями за скафандры, и Огиваре приходилось выжигать их лучом бластера.
   Внезапно перед ними выскочило странное, необычайно крупных размеров, насекомое. Это было такое же существо, как то, что убежало от Дональдсона. Едва успев рассмотреть незнакомцев, существо бросилось наутёк.
   - Видал?! - воскликнул Огивара, обернувшись назад.
   - Ну и дела-а! - протянул Митчелл. - Неужели здесь все такие... громадные?
   - Понятия не имею, - пожал плечами японец.
   Углубившись в лес, они неожиданно услышали в шлемофонах какой-то треск, а затем послышались знакомые голоса капитана и доктора:
   - Можем мы открыть шлемы?
   - Да, можете, но...
   - Это командир! - воскликнул Митчелл. - Чёрт возьми, это командир и доктор! Они живы!
   Но Огивара уже не слушал его. Едва заслышав первые слова, он сразу же приблизил к стеклу правое запястье, и начал лихорадочно настраивать нарукавный компьютер скафандра. На крохотном экранчике появились четыре точки, померцали несколько секунд и погасли!
   - Вот чёрт, пропали! - выругался Огивара. - Наверное, шлемы открыли. Но я всё же успел запомнить... Пошли быстрей! Туда!
   Махнув рукой, он побежал напролом через лес, ловко перепрыгивая через низкорослые кусты и срезая лучом более высокие. Митчелл едва поспевал за ним.
   Пробежав метров шестьсот или семьсот, они увидели, как между
   деревьями мелькнуло что-то оранжевое.
   - Палатка!! Они там! - радостно закричал Огивара.
   Перепрыгнув через лежащее на земле дерево, он выскочил к обломкам флайера и бросился всех обнимать:
   - Командир!.. Доктор!.. Магнус!.. Пётр!.. - кричал он, весело тряся друзей за плечи. - Мы всё-таки нашли вас!.. Ура-а!!.. Банза-ай! Я нашёл вас! Я был уверен, что вы не погибли!.. Ура-а!.. Ха-ха-ха!.. Ур-ра-а!
   Его обычная японская сдержанность куда-то улетучилась, и он радовался как ребёнок.
   - Таканори?! Ах ты, самурай чёртов! Так быстро?! Невероятно! - изумлённо восклинул Дональдсон, обнимая Огивару и похлопывая его по плечам. И тут он впервые заметил, что шлём японца закрыт. Капитан отстранил его от себя и жестом велел ему поднять стекло. Огивара вопросительно взглянул на Ченга. Тот утвердительно кивнул, и быстро открыв замок, Таканори поднял стекло и снова радостно прокричал:
   - Ребята! Как я рад, что вы живы! Я так счастлив!
   Тем временем подошел Митчелл и тоже присоединился к общему ликованию:
   - Вы живы! Вот здорово! А мы уж чего только не передумали! - сказал он.
   От избытка чувств Огивара даже заплакал.
   - Ну-у, Таканори, успокойся! Всё хорошо! - утешал его Дональдсон.
   - Ах, командир, вы не представляете себе, чего мы только там не передумали, когда услышали ваши... ваши возгласы! - сказал Огивара, размазывая рукой слезы.
   Когда все, наконец, успокоились, капитан начал расспросы:
   - Значит вы на втором флайере прилетели?
   - Хай... э-э... тьфу! - от волнения Огивара перешел на японский. - Да, на втором.
   - Ну и как? - спросил Дональдсон.
   Электротехник моментально погрустнел:
   - Боюсь, что мне нечем вас порадовать, командир. У меня только плохие и очень плохие новости.
   - Говори уж, какие есть, - развёл руками Дональдсон.
   - Мы совершили вынужденную посадку, потому что у нас кончилось горючее.
   - Как это "кончилось"?! - вскричал Свенссон. - Я же под завязку наливал!
   - Датчик оказался неисправен, - невесело вздохнул Таканори.
   - Проклятье! - выругался в сердцах Магнус.
   - И что дальше? - спросил капитан.
   - Сели мы с заглохшим двигателем, - продолжал Огивара, - проехали несколько метров по поверхности, и вдруг передняя стойка шасси попадает в норку какого-то зверька и напрочь ломается под тяжестью флайера! Вес-то у него приличный, а стойка чуть потолще руки! Вот она и...
   - Ладно, со стойкой всё ясно, - сказал Барков.
   - Да стойку-то можно сделать. Инструменты есть, - произнёс до сих пор молчавший Митчелл, - а вот как быть с горючим?
   - Да, братцы, незавидное у нас положение, - сокрушённо покачал головой капитан. - Один флайер вдребезги рассыпался, другой лежит где-то без движения.
   - А может, у вас где-нибудь осталось горючее? - с надеждой спросил Митчелл.
   - Исключено, - отрицательно качнул головой Свенссон. - Все баки разрушены. Нам ещё повезло, что они не рванули.
   - Да что ж мы тут сидим?! - спохватился Огивара. - У нас же там Адамс!
   - Адамс?! - переспросил Дональдсон.
   - Да, Адамс! Он охраняет флайер, - объяснил Таканори.
   - Тогда нам действительно нечего здесь делать, - заторопился капитан - Пит, собирай палатку. Там, у флайера и поставим.
   Барков подошёл к палатке и снова дёрнул за верёвочку. Купол палатки стал медленно опадать, пока, наконец, не превратился в большую плоскую прорезиненную лепёшку, которую Пётр без промедления начал сворачивать.
   - Вы идите, - сказал он, - я догоню.
   - Мы вон туда пойдём, - указал в сторону уцелевшего флайера Огивара. - Дорогу найдёшь по срезанным кустам.
   Астронавты отправились к краю леса. Впереди шёл Огивара, показывая дорогу. Рядом с ним Дональдсон и Митчелл, а чуть сзади - Свенссон и Ченг. Через пару минут их догнал Барков со свёрнутой палаткой на плече.
   - Вот куст, который я срезал, - сказал Огивара, - значит, нам туда... Ну, что с нами произошло, понятно. А вот как вы могли так рассыпаться?
   - Сам не пойму, - пожал плечами Дональдсон. - Влетели в туман, а оттуда что-то выскочило и как даст по хвостовому оперению! Рули отказали. И тут ещё что-то как даст в середину! Правое крыло смялось. Ну, мы и посыпались! Антиграв сначала отказал, потом на пару-тройку секунд включился, потом снова отказал, и на этот раз уже окончательно. Но если бы не эти секунды, мы бы с тобой сейчас не разговаривали.
   - А как вы сами думаете, что это такое было? - спросил Огивара.
   - Мне кажется, что это было какое-то крупное летающее животное
   и, причём, не одно. Перед падением я заметил, что фонарь кабины забрызган чем-то фиолетовым. Скорее всего, это была кровь.
   - Вполне возможно, - согласился с его предположением японец.
   Ориентируясь по срезанным им кустам, они шаг за шагом приближались к кромке леса. Тут Таканори рассказал всем о пароле для Адамса и о "проверочном вопросе".
   - И зачем вам это нужно? - спросил капитан.
   - Да как-то страшно стало от рассказов мисс Стентон.
   Дональдсон улыбнулся и понимающе кивнул.
   Наконец они вышли к большой поляне, на которой росла высокая оранжевая трава. Пройдя ещё несколько десятков метров, они увидели силуэт флайера. Его носовая часть утопала в траве. Подойдя ещё ближе, они увидели фигуру человека, одетого в скафандр.
   - Закройте шлемы, а то он не услышит, - попросил Огивара.
   Астронавты закрыли свои шлемы и замахали Адамсу руками.
   - Нашлись! - радостно воскликнул тот и тут же добавил более серьёзным тоном: - Пароль?
   - Да это ж мы! - решил немного проверить его Барков.
   - Пароль, чтоб вас!..
   - "Спасатели - вперёд!" - хором ответили все.
   - Какого известного человека спас "Звёздный Рыцарь"? - продолжал Адамс.
   - Три-четыре! - тихо скомандовал Огивара.
   - Бьёрна-Олафа Кристианнсена - заместителя генерального секретаря ООН! - хором выпалили все и захохотали.
   Адамс не выдержал и подбежал к ним.
   - Здорово, часовой! - дружески хлопнул его по плечу Барков.
   Адамс смущённо заулыбался.
   - Открывай шлём, Джо, - сказал Огивара.
   - А можно? - с сомнением спросил Адамс.
   - Можно! - разрешил Ченг.
   Адамс открыл шлем, и то же самое проделали все остальные.
   После приветствий и рукопожатий Дональдсон с Барковым рассказали Адамсу обо всём, что с ними случилось.
   - Значит, горючего у вас нету? - спросил Джо.
   - Ни капли! - ответил Дональдсон. - Да и откуда ему взяться, если наш флайер разлетелся на кусочки!
   - И что же нам теперь делать?
   - Ума не приложу! - развёл руками капитан.
   Немного подумав, Адамс радостно воскликнул:
   - Да, командир, а рация?!
   - Что, "рация"? - не понял капитан.
   - Она ведь у этого флайера в порядке.
   - Ну и что?
   - Мы можем связаться с Ивонной. Она сюда прилетит и доставит нам "горючку"! - простодушно сказал Адамс.
   - Это исключено, - возразил Дональдсон. - Ты же помнишь, что мы полетели сюда, потому что увидели посадку какого-то корабля. Ивонна, значит, сюда, а тот корабль - р-раз! - и к "Рыцарю"! И возьмёт его тёпленьким, и со всеми потрохами! Вот тогда уж мы точно застрянем здесь навсегда.
   - Да, об этом я не подумал... - озадаченно почесал в затылке Адамс.
   И тут Дональдсона осенило:
   - Придумал! - воскликнул он. - У нас ведь есть несколько грузовых ракет! Скажем Ивонне, чтобы она послала "горючку" с одной из них!
   - Отличная мысль, командир! А Ивонна справится?
   - Думаю, да.
   На "Звёздном Рыцаре" действительно имелось несколько так называемых "грузовых ракет". Иногда при спасательных операциях складывались такие ситуации, когда требовались дополнительные ресурсы. Часто необходимо было спешно соорудить передвижной госпиталь или эвакопункт, или что-нибудь ещё. Вот для таких случаев и предназначались грузовые ракеты или, попросту говоря, "грузовики". Оснащённые автопилотом, они могли быстро доставить всё необходимое и вернуться обратно. Ракеты эти были разработаны в России, и поставлялись во все страны мира.
   Капитан быстро забрался в флайер и начал вызывать Ивонну. После долгой череды помех ему, наконец, удалось услышать её голос:
   - Командир?! Слава богу, вы живы! Ах, как я рада! Вам нужна помощь?
   Капитан кратко обрисовал сложившуюся ситуацию и рассказал о своей задумке.
   - Хорошо, командир, я пошлю к вам один из "грузовиков", но только завтра, Сегодня я очень устала, - сказала ван Мейер.
   - Ладно. Завтра так завтра, - согласился капитан.
   - Кстати, я встала на орбиту как раз над вами. У вас видимость хорошая? - спросила Ивонна.
   - Пока да, - ответил Дональдсон.
   - Значит, вы сможете увидеть "Рыцарь".
   - О, нам было бы очень приятно его видеть! - обрадовался Дональдсон.
   - Постараюсь не менять орбиту, - пообещала Ивонна.
   Капитан ещё немного поговорил, затем отключил связь и спустился по трапу вниз к своим друзьям.
   - Завтра Ивонна пошлёт к нам "грузовик", - сказал он.
   Голубоватое пятнистое "солнце" медленно опускалось за горизонт.
   Оно ровно светило бледным светом люминесцентной лампы и во время полудня, и сейчас, на закате.
   Очистив от травы небольшую площадку, астронавты развели костёр, натаскав веток из леса. За этим занятием они не заметили, как наступила их первая на этой планете ночь.
   Небо было безоблачно, и над головами Дональдсона и его спутников раскинулся причудливый узор из звёзд, совершенно отличающийся от земного звёздного неба.
   Наконец, среди этих неподвижных и бесконечно далёких светил возникла странная, тускло мерцавшая точка, двигающаяся с необычайной быстротой.
   - Смотрите, "Звёздный Рыцарь"! - воскликнул Митчелл, указы­вая вверх.
   Астронавты, конечно, сразу поняли, что эта точка и есть их любимый корабль, и грустно проводили его взглядом. В дальнейшем "Звездный Рыцарь" появлялся над ними каждый час.
   На другой день Дональдсон и Барков поочерёдно сидели в флайере, и регулярно пытались связаться с Ивонной ван Мейер. Остальные астронавты хлопотали над передней стойкой шасси, подняв нос флайера с помощью пневматического домкрата.
   За весь день голландка ни разу не вышла на связь, и Дональдсона охватило чувство тревоги, которое ещё более усилилось ночью, когда он так и не увидел знакомой движущейся звёздочки, хотя небо было такое же безоблачное, как и накануне. Не появился "Звёздный Рыцарь" и в следующую ночь. Капитан не находил себе места. Теперь он был уверен, что на корабле что-то произошло.
  
  
  

ГЛАВА 13

   После разговора с капитаном Ивонна поужинала вместе с Лаурой и Жаком, и спокойно пошла спать.
   На следующие сутки, войдя в рубку, она обнаружила там Лауру, склонившуюся над клавиатурой компьютера.
   - Что ты там делаешь?! - воскликнула ван Мейер.
   - А, Ивонна, привет! Я думала, ты ещё спишь, - невозмутимо ответила мисс Стентон.
   - Привет! Что ты здесь делаешь? - настороженно повторила Ивонна.
   - Да я просто упражнялась в программировании, - спокойно объяснила Лаура.
   - Не ври, Лаура! - возразила Ивонна. - Я же видела - ты что-то делала за клавиатурой "Эдварда"!
   - Да нет же, тебе показалось! Я вот за этим терминалом работала, -
   сказала Лаура, указав на соседнюю клавиатуру меньших размеров.
   - Правда? - недоверчиво спросила Ивонна.
   - Клянусь! Я даже не думала трогать клавиатуру "Эдварда".
   - Ладно! Наверное, мне и правда показалось, - подумав, согласилась ван Мейер.
   - Ну, конечно, показалось! - заверила её Лаура. - Терминалы-то рядом.
   Успокоившись, Ивонна уселась в своё кресло.
   - Красота-то какая! - мечтательно сказала Лаура.
   - Да-а, краси... - начала было ван Мейер и осеклась. Взгляд её упал на большие экраны, и она заметила, что привычная картина на них изменилась, и полушарие планеты, всегда занимавшее правую половину экрана, вдруг стало медленно уплывать ещё дальше вправо. Это означало, что корабль меняет курс, постепенно отдаляясь от планеты. Но Ивонна не отдавала такого приказа!
   - Что происходит?! - изумлённо воскликнула ван Мейер и, наклонившись над маленьким экранчиком, принялась изучать команды компьютера.
   В этот момент Лаура, стоявшая рядом, резко, без замаха, ударила её ребром ладони по шее. Голова Ивонны упала на клавиатуру, руки безвольно повисли...

* * *

   Очнувшись, голландка с удивлением обнаружила, что лежит на кровати в своей каюте. Она попыталась сесть, но не смогла: у неё отчаянно болела шея и ужасно кружилась голова, но главное, она никак не могла вспомнить, что с ней случилось.
   "Что же со мной произошло? - думала она. - Как я здесь очутилась? Я же была в рубке!.. Стоп! Тут нужно всё по порядку. Значит так: я была в рубке вместе с Лаурой. Это я точно помню. А потом... Чёрт, что же было потом?.. А! Вот что! Потом я наклонилась, чтобы посмотреть компьютерные команды... а зачем?.. Зачем мне это было нужно?.. Ага! Вспомнила! "Рыцарь" почему-то стал сходить с орбиты. Значит, я стала проверять команды, а потом... - мучительно пыталась она вспомнить, преодолевая головную боль, - потом... потом что-то обрушилось на мою шею и... и всё! Больше ничего не могу вспомнить! Да, видимо, я отключилась! Но как я оказалась здесь? И что это меня так шваркнуло?" - размышляла Ивонна.
   В каюте было светло, хотя она точно помнила, что выключала свет. Она с трудом заставила себя сесть. Затем медленно встала и, держась за стены, добралась до ванны, открыла кран и подставила голову под струю холодной воды. Сполоснув лицо, Ивонна посмотрела на своё отражение в зеркале.
   "Ну и рожа!" - подумала она. Мысли её постепенно прояснялись.
   "А может, не что-то, а кто-то? Кто-то меня ударил? - догадалась она, наконец. - Но там никого не было, кроме Ла... Лаура!! Ну, конечно! Это она меня ударила, а потом притащила сюда! Значит, Барков был прав, и она действительно - "троянский конь", вернее, лошадь. Ну и дела!"
   Она снова наклонилась к крану и сделала несколько глотков. Затем направилась к входной двери и попыталась её открыть. Но дверь оказалась заперта.
   "Так я и думала! Закрыто с той стороны", - подумала Ивонна.
   И тут ей всё стало ясно:
   - Какая же я дура! - воскликнула Ивонна, с досады топнув ногой. - Она же изменила программу "Эдварда"!
   "Да, именно этим она и занималась, когда я вошла в рубку. Мне ещё показалось, что она работает именно за терминалом "Эдварда"! Но она выкрутилась, а я, как дурочка, поверила ей! Безмозглая дура! - мысленно ругала себя Ивонна. - А ещё программист, называется! Мне бы следовало тихонько смыться из рубки, сбегать за бластером и арестовать её! Но я и этого не сделала! Тысяча чертей!"
   В отчаянии она плюхнулась на стул:
   "А Жак? Я совсем забыла про Жака! - спохватилась ван Мейер. - Он, наверно, тоже заперт. Или... Ох!.. Ну, если она его хоть пальцем тронула, я ей зубами глотку перегрызу!"
   Опершись локтями о стол, она обхватила голову руками и продолжила свои размышления:
   "Что же делать?" - думала она.
   Попытаться открыть дверь? Нет, об этом нечего и думать. Ивонна прекрасно знала, насколько крепки магнитные замки. Помощи ждать неоткуда. И всё-таки она должна была что-то придумать! Но ничего путного в голову не приходило. Тогда она стала думать о другом:
   "А всё-таки интересно, почему она меня не прикончила? Это же так просто: вытащила бы меня в шлюз, пока я в отключке, или упаковала бы в контейнер с отходами - и привет! Тем более, что расположение отсеков она уже успела изучить. Но, тем не менее, она заперла меня здесь. Значит, я ей нужна! Но для чего?.. А-а, понимаю! Я ей нужна на тот случай, если у нее возникнут проблемы в управлении "Рыцарем". Тогда она заставит меня что-нибудь делать. Ага, на этом можно сыграть! Надо подумать..."
   За этими мыслями она провела ещё часа два или три. Пришло
   время обеда, но Ивонна не чувствовала голода.
   - Пи-пи-пи, пи-пи, - послышалось из-за двери. Кто-то явно набирал код замка. Ивонна вскочила со стула и быстро спряталась за дверью. Левой рукой она нашарила вазу, стоявшую на маленьком столике, схватила её и подняла над головой, намереваясь ударить ею входящего.
   Дверь с шелестом сдвинулась в сторону. К удивлению Ивонны, в каюту деловито въехал приземистый робот-стюард с подносом в манипуляторах. Он подкатил к столу и поставил на него поднос. В это время Ивонна бросилась в распахнутую дверь, и... резко остановилась. На пороге стояла Лаура Стентон. В правой руке она сжимала бластер.
   - Слушай, Ивонна, ты не помнишь, какого диаметра отверстие прожигает луч бластера в человеческом теле? - спросила Лаура, непринуждённо поигрывая оружием.
   Ивонна судорожно сглотнула слюну и отступила на шаг назад.
   - Вот если ты сейчас не бросишь этот горшок на пол, и не отступишь ещё дальше, в тебе будет дырка нужного диаметра, - продолжала угрожать Лаура.
   - Это не горшок, а ваза, между прочим, - сказала Ивонна, по-прежнему сжимая в руках вазу, - да к тому же из богемского стекла. Это подарок командира. Он купил её за сто восемьдесят пять долларов.
   - Ты, наверно, собираешься метнуть эту штуку в меня? В таком случае предупреждаю сразу: я чемпионка университета по карате и тэквондо. Думаю, в этом ты уже убедилась на своей шее, в прямом смысле этого слова, не так ли?
   Машинально потерев шею рукой, ван Мейер кивнула.
   - А по тэквондо я даже участвовала во всемирной универсиаде и заняла там пятое место, между прочим, - продолжала хвастаться Лаура, - я обладаю мгновенной реакцией, и увернуться от этой штуки для меня не составит большого труда. Поэтому тебе лучше бросить эту вазу на пол, как можно ближе ко мне.
   Тут Ивонна заметила, что Лаура одета в один из запасных комбинезонов.
   - Так что я должна сделать? - переспросила голландка.
   - Вытяни руку с вазой вперёд и разожми пальцы, - угрюмо сказала предательница.
   Вытянув руку, Ивонна тяжело вздохнула и нехотя разжала пальцы. Ваза со звоном упала и вдребезги разбилась.
   - Очень хорошо. Теперь садись на стул, - приказала Лаура.
   Попятившись, Ивонна едва не столкнулась с роботом-стюардом.
   - Стюард, ты свободен, - властно произнесла Лаура.
   Повиновавшись, робот выехал из каюты. Стараясь сохранять
   спокойствие, ван Мейер уселась на стул.
   - Итак, Ивонна, раскроем наши карты, - сказала Лаура. Судя по всему, ей ужасно нравились эффектные фразы из дешёвых детективов.
   - Чего уж тут раскрывать! - усмехнулась Ивонна. - И так всё ясно.
   - Хе-хе! Да, Ивонна, ты права! Всё предельно ясно! "Звёздный Рыцарь" в моих руках, и находится очень далеко от планеты, на которой застряли твои друзья. К тому же ты уже поняла, чьи интересы я представляю, - высокомерно заявила Лаура Стентон.
   - Да, я поняла, что ты продажная тварь, Лаура. Но как ты можешь им помогать, зная, что они схватили твоего отца!
   - Ха-ха-ха! "Отец"! Ха-ха! - рассмеялась мисс Стентон. - Да моему отцу сейчас лучше, чем когда бы то ни было! Знаешь, мне жаль его. Хоть он и стал профессором, но всю жизнь был дураком, потому что не знал, что такое настоящая свобода! Но я надеюсь, что сейчас он это знает.
   - И в чём же, по-твоему, заключается настоящая свобода? - невозмутимо спросила ван Мейер, сложив на груди руки.
   - Настоящая свобода - это свобода от мыслей! От всех этих мелких пустых мыслишек, которые постоянно крутятся у человека в башке! - яростно воскликнула Лаура.
   - Так я и думала! - усмехнулась Ивонна.
   - К чёрту мысли! Действия, действия, и ещё раз действия! Да здравствуют действия!
   - Чужие действия, - заметила голландка.
   - Нет, Ивонна, ты ошибаешься! Это мои действия! - выкрикнула Лаура.
   - Нет, Лаура, это не твои действия! - спокойно возразила Ивонна. - Ты лишь выполняешь приказы чужого, неземного, не человеческого разума.
   - Я это всё выполняю! Значит, это мои действия! - вскричала Лаура. - И хватит об этом! Ты начинаешь меня раздражать, Ивонна. Того и гляди порежу тебя лучом на кусочки и сделаю из тебя гуляш!
   - Пожалуйста, - пожав плечами, спокойно ответила Ивонна, - на, режь меня. Ну, чего же ты ждёшь? Убей меня.
   Лаура молчала. От напряжения на её изящной шее вздулись вены.
   - Ага, не можешь! - усмехнулась Ивонна. - Это потому что я могу тебе понадобиться!
   - Может, да... а может, и нет! Ха-ха-ха! - громко рассмеялась Лаура. - Здорово я вас надула! Я никакая не журналистка. Я - специалист по компьютерам. Я специально изображала из себя дурочку, чтобы поближе познакомиться с вашим "Эдвардом". А ты, как идиотка, мучилась со мной! И ваш придурковатый командир тоже поверил, что я ни черта не смыслю в компьютерах! Какие же вы олухи! Ха-
   ха-ха-ха!
   Некоторое время она продолжала истерично хохотать, явно упиваясь своей победой. Ивонна невозмутимо наблюдала за всем этим, поедая яблоко.
   - А есть у тебя какие-нибудь соображения по поводу странной потери горючего во втором флайере? - неожиданно спросила Лаура.
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что это твоих рук дело?! - изумлённо вскинула брови ван Мейер.
   - Да, Ивонна, именно так! - злобно ухмыльнулась Лаура. - Для этого
   мне нужно было всего лишь проследить за Свенссоном и подсмотреть код главного шлюза. А дальше был сущий пустяк! Ха-ха-ха! Вот так-то! Наивные вы люди, господа спасатели!
   - Ты сволочь, Лаура! Мерзкая сволочь! - побагровела от злости Ивонна.
   Лаура расхохоталась ещё громче, потом вдруг замолчала и мрачно посмотрела на голландку.
   - Всё, Ивонна, я вынуждена тебя покинуть, - сказала она с издёвкой, - Дела, знаешь ли... хе-хе! Дела!
   - А Жак? Что ты сделала с Жаком? - спросила ван Мейер.
   - Не волнуйся. Ничего с ним не случилось. Он преспокойно играет в своей каюте.
   - Учти, Лаура, если ты тронешь его хоть пальцем, клянусь, я достану тебя даже из могилы! - выкрикнула Ивонна.
   Но Лаура снова рассмеялась и закрыла дверь, после чего послышались сигналы закрытия на кодовый замок.

* * *

   Жака разбудил стук в дверь.
   - Кто там? - спросил он, подойдя к двери каюты.
   - Это я, Лаура. Открой, пожалуйста.
   Мальчик открыл дверь, и в каюту вошла Лаура. В руках она держала поднос, на котором стояло несколько тарелок.
   - Доброе утро, Жак. Я принесла тебе завтрак, - сказала она, улыбаясь.
   Жак был удивлён. Лаура никогда ничего ему не приносила, и более того, она на него вообще не обращала внимания. А завтрак ему всегда приносили либо Ивонна, либо Свенссон.
   - Доброе утрро, мадемуазель Стентон. А где мадемуазель Ивонн?
   - О, она слишком занята и не смогла прийти. Куда мне это поставить?
   - Вон туда, пожалуйста, - указал он на столик стоящий рядом с его кроватью.
   Поставив поднос, Лаура быстро вернулась к двери. При этом она почему-то старалась держаться боком к мальчику.
   - Мадемуазель Ивонн работает? - спросил Жак.
   - Да, у неё очень много работы сегодня, - сказала Лаура.
   - Я хочу посмотрреть! - сказал Жак. Он хотел выйти из каюты, но
   Лаура, выставив руку, остановила его.
   - Не стоит ей мешать, - сказала она, притворно улыбаясь
   Эта улыбка ещё больше насторожила мальчика. Он понял, что тут что-то не так.
   - Но я хочу... - дёрнулся он к двери.
   - Ты что, всё ещё плохо понимаешь по-английски? Тебе же сказано, нельзя! - резко произнесла Лаура Стентон.
   - Но я... - снова начал Жак, пытаясь вырваться в коридор.
   - А я сказала - нет! - выкрикнула Лаура, оттолкнув его от двери. Отлетев назад, он больно ударился спиной об стул.
   Сунув руку куда-то за спину, Лаура быстро достала бластер и хладнокровно направила его на мальчика:
   - Спокойно, парень, не дёргайся. Не хотела я доставать эту штуку, но ты вынудил меня это сделать. Садись за стол и ешь... Ну, живо! - угрожающе качнула она стволом.
   Удивлённо раскрыв глаза, он покорно повиновался.
   - Во-от! Теперь я вижу, что ты хороший мальчик! - с удовлетворением сказала Лаура. - Так бы всегда и делал. А то: "я хочу!", "я хочу!" Какое мне дело до твоего хотенья?!
   Наступила напряжённая пауза. Жак медленно жевал бутерброд, испуганно глядя на Лауру, а та в свою очередь настороженно наблюдала за ним.
   - Сидишь? - произнесла она, наконец.
   - Мм... угу, - осторожно кивнул головой мальчик, боясь пошевелиться.
   - Ешь?
   - Ем-м, - испуганно пролепетал он, с замиранием сердца.
   - Прекрасно! Молодец! Так и продолжай. А я пойду! - нагло сказала Лаура, и, прежде чем он успел что-либо сообразить, выскочила из каюты и мгновенно задвинула за собой дверь. Жак бросился её остановить, но было уже поздно. Послышались сигналы кодового замка.
   - Открройте! - закричал Жак, отчаянно стуча в дверь. - Открройте, я ничего вам не сделаю! Я всего лишь маленький мальчик!
   Из-за двери послышался громкий истеричный смех Лауры:
   - Пока, Жак ле Ру! Приятного аппетита! Ха-ха-ха-ха!
   - Открройте!!! - истошно завопил Жак. - Я не буду вамм мешать, мадемуазель Лаурра! Делайте что хотите, я не буду вам мешать!
   - Ха-ха-ха! О да-а! Отсюда ты мне никак не помешаешь! Ха-ха! - снова рассмеялась Лаура.
   - Открройте, пожалуйста! - закричал мальчик, отчаянно стуча в дверь.
   На этот раз ему никто не ответил.
   Поняв, что Лаура уже ушла, Жак ещё несколько раз пнул ногой дверь, в отчаяньи бросился ничком на кровать и горько заплакал.
   Минут через десять он успокоился, вытер рукавом слезы и принялся обдумывать случившееся:
   "Что же это я расплакался, как девчонка! - думал Жак. - Я-то что, а вот Ивонна! Эта сумасшедшая обязательно до неё доберётся. А может уже добралась? Я должен помочь Ивонне, не будь я Жак ле Ру! Но как это сделать?"
  

ГЛАВА 14

   Голубое солнце медленно опускалось за лес. Завершались четвертые сутки пребывания Дональдсона и его друзей на неизвестной планете. Разведя возле флайера костёр, астронавты расположились возле него тесным кружком. Настроение у всех было неважное: от Ивонны не было никаких известий уже три дня, и им давно уже стало ясно, что с кораблём что-то произошло.
   - Итак, ребята, рассмотрим сложившееся положение, - вздохнув, начал Дональдсон.
   - Чего тут рассматривать, Эндрю! - усмехнулся Барков, - Вся ситуация налицо.
   - Не перебивай. Я сказал "рассмотрим" не для того, чтобы просто "рассматривать", а для того, чтобы придумать, что нам делать дальше! - сказал капитан.
   - А-а! Ладно, валяй, - с улыбкой кивнул головой Барков.
   - Связи с Ивонной нет уже третий день. Ночью "Рыцаря" тоже не видно. Боюсь, что с кораблём случилась какая-то, мягко говоря, неприятность. Не знаю, может, корабль просто перескочил на другую орбиту, и поэтому мы его не видим, а может, случилось самое страшное: на корабль напали, так же, как на "Эклиптику", и забрали его с собой. В этом случае мы можем остаться здесь навсегда. Поэтому будем, как говорится, надеяться на лучшее и готовиться к худшему. Помощи нам ждать неоткуда. Надеяться, что Ивонна пришлёт горючее уже, по-моему, бессмысленно. Поэтому я думаю, что нам надо где-то достать воду и добыть из неё водород. Всё необходимое для этого у нас есть. В космосе скорость флайера довольно приличная, и мне кажется, мы сможем добраться до оживлённых мест, где нас могут подобрать. А вы, ребята, что по этому поводу думаете?
   - А почему бы нам просто не докопаться до воды? Ведь здесь же, наверняка, есть грунтовые воды, - предложил Адамс.
   - Не понял, - сказал капитан, - Как это - "докопаться"? Чем это ты собрался копать? Лопат-то у нас нету.
   - Бластером, конечно, - невозмутимо произнёс Адамс.
   Все засмеялись.
   - То есть я хотел сказать "лучом бластера", - поправился Адамс.
   Его друзья рассмеялись ещё громче.
   - Что я такого сказал? - недоумевал Джо.
   - Да ты знаешь, что только для того, чтобы выжечь лучом ямку глубиной в полтора метра, тебе придётся стоять с бластером несколько месяцев! - пояснил ему Барков.
   - А если все вместе? - не унимался Адамс.
   - Да, получится быстрее, но ненамного. Даже если поставить бластеры на максимум. Ведь это земля всё-таки, а не дерево. Да и к тому же это очень опасно!
   - Почему? - спросил Джо.
   - Постой-ка, не шевеля рукой, несколько часов, да ещё с бластером! Да уже через четверть часа твоя рука задрожит, как у пьяницы, а луч будет так плясать, что запросто сможет срезать ноги у двух-трёх человек, стоящих рядом!
   - Но даже если мы сможем прожечь этот "колодец", нам всё равно придётся ещё столько же времени фильтровать эту воду, прежде чем получить из неё водород, - добавил Ченг.
   - Да, может, здесь вода не только "аш два о", а ещё куча всяких примесей! Поэтому если её не фильтровать, может получиться не водород, а чёрт-те что! - сказал Дональдсон и, немного подумав, добавил: - Нет, такой способ добывания горючего нам не подойдёт.
   - Так что же нам делать? - спросил Адамс.
   - Я думаю, мы должны куда-нибудь пойти и принести воду. У нас же есть несколько использованных емкостей из-под питьевой воды, - подумав произнёс капитан.
   - А флайер? - тихо спросил Свенссон.
   - Оттащим его в лес и спрячем там.
   - На руках?! - воскликнул Митчелл.
   - Ну почему обязательно на руках?! Вы что, меня совсем за диктатора держите? - возмутился Дональдсон. - Я включу антиграв, а вы будете легонько подталкивать флайер, держась за стойки шасси.
   - Гениально! - похвалил его Свенссон.
   - Да, это мысль, - одобрил Барков.
   - Но мне кажется, оставлять флайер просто так нельзя. Надо, чтобы кто-нибудь из нас охранял его. Так, на всякий случай, - заметил Огивара.
   - Да, Таканори прав, - согласился Митчелл, - к тому же если Ивонне удастся связаться с нами, кто-то же должен принять её сообщение или "посылку".
   - Думаю, для охраны флайера вполне достаточно двух человек, - решил Дональдсон.
   - В таком случае я останусь, - невозмутимо произнёс Огивара.
   - Так, ладно, Огивара. Кто ещё? - спросил капитан.
   - Мм... Я, - неуверенно сказал Адамс. Было заметно, что в нём происходит внутренняя борьба, и Дональдсон заметил это. Было очевидно, что молодой астронавт разрывается между желанием остаться и помочь Огиваре и желанием пойти с капитаном.
   - Точно? - недоверчиво переспросил Дональдсон.
   - Да, сэр.
   - Ты уверен?
   - Да, сэр.
   - Ладно, остаёшься с Таканори.
   - Спасибо! - с улыбкой поблагодарил Адамс.
   - Не за что. Ладно, ребята, давайте спать. Завтра денёк будет... трудный, - зевнув, проговорил Дональдсон.

* * *

   На следующий день всё было сделано так, как задумано: капитан запустил антигравитационный двигатель, а его товарищи, ухватившись за стойки шасси, отбуксировали флайер к кромке леса. Там Дональдсон "прорубил" для флайера дорогу, выстрелив из лазерной пушки по деревьям, и после того как капитан задвинул крылья, флайер осторожно втащили в образовавшееся между деревьями пространство. В лесу Дональдсон выключил антиграв, и флайер мягко опустился на траву. Капитан же спустился по трапу на землю и полюбовался на результат их работы.
   - Надо его на всякий случай закрыть чем-нибудь, - сказал он.
   Все тотчас же принялись заваливать флайер ветками, и минут через двадцать он оказался полностью скрыт под большой кучей веток и листьев. Лишь внизу, на уровне трапа, и вверху, на стёклах кабины, оставили небольшие пространства свободные от веток.
   - Неплохо, неплохо, - удовлетворённо произнёс Дональдсон, внимательно рассмотрев плоды их деятельности.
   - Нормально, - коротко сказал Свенссон.
   - Что, ребята, как думаете, понравится вам здесь? - спросил капитан, повернувшись к Огиваре и Адамсу.
   - Темновато, но, в общем-то, нормально, - кивнул головой Адамс.
   - Пит? - позвал Дональдсон.
   - Да? - отозвался Барков.
   - Думаю, нам нужно вот как сделать: сейчас мы впятером пойдём куда-нибудь, найдём воду и принесём её сюда, сколько сможем. Затем здесь выделим из неё водород и наполним им баки. Думаю, полученного водорода вполне хватит, чтобы долететь до источника воды. А там уж можно будет заполнить баки под завязку. Правильно?
   - Да, конечно. Не будем же мы бегать с емкостями взад-вперёд!
   - Ну что, пошли?
   - Пошли, - кивнул Барков.
   - Джо, Таканори, до скорого!
   - Пока! - сдержанно попрощался Огивара.
   - До скорого, командир! Удачи вам, ребята! - помахал рукой Адамс.
   Дональдсон, Барков, Свенссон, Ченг и Митчелл отправились обратно на поляну, где стоял недавно флайер.
   - Куда пойдём? - спросил Барков.
   - Я думаю, вон туда - к югу, - поразмыслив, решил капитан. - Там, по-моему, большое свободное пространство.
   - Да, точно, - подтвердил Митчелл, - я видел, когда мы с Таканори садились.
   Вся пятёрка дружно повернула на юг. Ноги астронавтов по колено утопали в жесткой оранжевой траве. Голубое солнце светило тускло, но воздух прогревался хорошо.
   - Ну что, командир, о чём думаете? - спросил Ченг.
   - Да вот, на солнце здешнее смотрю.
   - Вы ведь его уже видели, и не раз, - улыбнулся доктор.
   - Да, видел, конечно. Интересное оно какое-то.
   - И что же в нём такого интересного? - с улыбкой поинтересовался доктор.
   - Голубые звёзды обычно очень горячие, верно?
   - Верно, - подтвердил Ченг.
   - Судя по здешней температуре, эта звезда тоже достаточно горячая. Однако такое количество пятен встречается чаще всего на холодных звёздах. Тебе это не кажется странным? - спросил Дональдсон.
   - Да, меня это тоже удивляет, хоть я и не большой специалист в этом вопросе. Не знаю... - пожал плечами Ченг. - Может, у неё есть множество холодных участков, а может, у этой звезды необычный химический состав... не знаю... Всякое бывает.
   Они упрямо шли вперёд, меряя шагами неизведанную планету. Казалось, вокруг было тихо и безжизненно, и только ветер лениво раскачивал оранжевые стебли странной, жёсткой, как проволока травы. Эта таинственная тишина действовала на них угнетающе, и в их души постепенно заползало необъяснимое чувство тревоги. Все шли молча, время от времени поглядывая по сторонам. Планета таила в себе какие-то неожиданности, и они чувствовали это всем телом.
   Один километр сменялся другим, но картина не менялась. Вокруг было всё то же необъятное оранжевое поле. За день им удалось пройти километров двадцать.
   Постепенно надвигались сумерки.
   На горизонте стали вдруг вырисовываться какие-то странные столбы. Подойдя ближе, астронавты увидели лес, а точнее говоря, то,
   что от него осталось.
   Больше половины деревьев было повалено. На остальных полностью отсутствовали кроны, как будто их кто-то обглодал. На их стволах виднелись широкие полосы содранной коры. Стволы лежащих деревьев были по большей части раздавлены и сломаны.
   - Что произошло с этим лесом?! - воскликнул Барков.
   - Здесь кто-то побывал, - как всегда спокойно заметил Свенссон.
   - И этот кто-то был явно не маленький, - добавил капитан.
   Некоторое время они продолжали стоять на месте, удивлённо разглядывая изуродованный лес. Митчелл отправился было вперёд, но через несколько шагов споткнулся и упал, взмахнув руками:
   - Ай! - крикнул он коротко.
   - Сэм!! - бросились все к нему.
   Митчелл лежал на дне огромной впадины, глубиной больше метра.
   - Я тут в яму упал, - усмехнулся он, вставая на ноги.
   - Никакая это не яма, - бросил Свенссон.
   - Не яма?! - удивился Митчелл.
   - След, - спокойно произнёс Магнус.
   Митчелл изумлённо осмотрелся. Присмотревшись внимательнее, Дональдсон понял, что Свенссон прав - эта яма являлась отпечатком гигантской четырёхпалой конечности какого-то монстра.
   Астронавты медленно обошли гигантскую вмятину. Митчел проделал то же самое внутри неё.
   - Невероятно! - воскликнул Барков. - Пятнадцать метров в длину! Такого даже в страшном сне не увидишь!
   - Это похоже на след динозавра, - предположил Ченг, - но каковы размеры!
   - Масса тоже, видать, нешуточная, - заметил Дональдсон. Нагнувшись к краю ямы, он поднял кусок земли и размял его в руках. - Почва довольно жесткая. Но, тем не менее, это чудище продавило её более чем на метр!
   - Э-э, да тут полно таких следов! - воскликнул Митчелл. Он выбрался из огромной вмятины и теперь разгуливал где-то в сторонке.
   Все подбежали к нему. Сэм стоял на краю второго такого же следа.
   - Это та же самая нога, - сказал Ченг, - или нога того же ряда.
   - Вон там остальные, - указал Свенссон куда-то вправо.
   Оказалось, что следы расположены в шахматном порядке. Между двумя рядами следов протянулась длинная канава в полметра глубиной и шириной в семь метров. Скорее всего, это был след от хвоста гигантского животного. Астронавты принялись измерять расстояния между впадинами. Полученные результаты бросали в дрожь!
   - Больше ста метров между двумя отпечатками одного ряда! Сорок или сорок пять метров между рядами следов! С ума можно сойти! - изумлялся Ченг.
   Весь дальнейший вечер прошёл за обсуждением этого открытия. Незаметно подкралась тёплая безлунная ночь. Из остатков помятых деревьев они развели костёр. Устанавливать палатку было неохота, поэтому спать легли прямо на землю возле костра. На страже сначала поставили Митчелла. Через четыре часа его сменил Свенссон. Сначала он неспешно разгуливал возле костра, потом сел
   на землю и стал думать о чём-то своём, а потом и вовсе задремал.

* * *

   Сквозь сон Дональдсон почувствовал, что почва под ним вздрогнула, и сразу же проснулся.
   - Землетрясение! - закричал он, вскакивая на ноги.
   Свенссон тоже встал и изумлённо озирался по сторо­нам.
   Вокруг плотной стеной стоял густой туман. Видно было всего лишь метров на пять, не больше. Почва продолжала время от времени ритмично вздрагивать. Через пару минут все астронавты уже были на ногах:
   - Что происходит? - спросил Барков.
   - Что случилось? - произнёс Ченг, протирая глаза.
   - Понятия не имею, - пожал плечами капитан, - землетрясение, что ли? Или как его тут назвать?..
   - Не похоже, - коротко отозвался Свенссон.
   - Смотрите! - воскликнул Митчелл.
   Все быстро повернулись и увидели, как сквозь туман на них движется что-то невероятно огромное!
   - Бластеры на полную мощность! Импульсный режим! Стрелять только по моей команде! - тихо приказал Дональдсон.
   Тёмная масса неумолимо приближалась. Наконец, сквозь туман стали угадываться контуры исполинского животного. Это было существо, похожее на динозавра. Оно медленно передвигалось на четырёх гигантских ногах, сотрясая почву при каждом шаге. Ровная прямая спина плавно переходила в длинную могучую шею, а голова чудовища терялась где-то на тридцатиметровой высоте. Сзади туловище также плавно переходило в толстый длинный хвост. С груди животного свисала пара неуклюжих когтистых лапок, которые выглядели нелепо и непропорционально, как будто кто-то прилепил их просто так - от нечего делать. Судя по всему, именно это животное оставило исполинские следы.
   Чудовище приблизилось настолько, что стала заметна его светло-коричневая кожа с фиолетовыми пятнами.
   - Тихо, ребята, не шевелитесь, - прошептал Ченг, - если эта тварь близка к рептилиям, она не должна видеть то, что неподвижно.
   - А если она не из рептилий? - спросил Свенссон.
   - Тогда не знаю, - пожал плечами доктор.
   И тут монстр быстро наклонил голову к земле. Его голова тоже оказалась поразительно похожа на голову динозавра с той лишь разницей, что из его пасти торчали два длинных клыка.
   Тускло сверкнули два больших жёлтых глаза с чёрными продолговатыми зрачками, которые располагались не вертикально, как у земных рептилий, а горизонтально. Всего лишь секунду исполинское чудовище разглядывало маленькую кучку людей в белых скафандрах, затем, широко раскрыв ужасную пасть со множеством острых зубов, каждый из которых был сантиметров сорок высотой, издало чудовищной силы рёв, от которого у астронавтов едва не лопнули барабанные перепонки, и стремительно бросилось на отважную пятёрку спасателей, стремясь заглотить их всех одним махом.
   Но астронавты успели отскочить в разные стороны, и широко разинутая пасть монстра со всего размаху врезалась в землю, подняв своим дыханием тучи пыли.
   - Огонь, ребята, огонь! - закричал Дональдсон, нажимая на спусковой крючок своего бластера.
   Из дула вырвался тонкий красный луч и пронзил голову монстра насквозь. В ту же секунду капитан почувствовал отвратительный запах палёной плоти.
   Но громадное животное не упало, как ожидал Дональдсон. Высвободив голову из земли, оно снова бросилось на них. Однако им опять удалось увернуться, и клыкастая голова с треском врезалась в лежащие на земле исковерканные деревья.
   - Огонь, чёрт возьми!! - заорал Дональдсон, выпуская в голову монстра новый луч.
   В ту же секунду огромную голову пронзили еще несколько лучей. Озверевшее чудище принялось топтать ногами всё вокруг. Похожие на гигантские колонны, четырёхпалые конечности с грохотом вонзались в землю, поднимая тучи пыли, и астронавты с трудом уворачивались от этих страшных лапищ. Изгибая свою толстую шею под невероятным углом, монстр снова бросился на них, с хрустом пережёвывая попавшие в пасть стволы деревьев.
   Дональдсону прямо в лицо брызнуло что-то противное и липкое. Он провёл по нему рукой и посмотрел на свои пальцы. Они были вымазаны чем-то жёлтым. Оказалось, что один из лучей попал монстру прямо в глаз, который моментально лопнул, и его содержимое забрызгало Дональдсона с головы до ног. Пока капитан с отвращением отплёвывался, мимо него в очередной раз пронеслась изувеченная голова чудища на толстой пятнистой шее, обдавая капитана тяжёлым горячим дыханием. Секунду спустя клыки ящера с шумом вонзились в землю. С трудом выдернув их, монстр снова поднял голову, и...
   И тут произошло нечто совершенно неожиданное: маленькие трёхпалые лапки монстра вдруг быстро вытянулись и стремительно метнулись к Дональдсону!
   Капитан на мгновение оцепенел и успел увернуться только в самый последний момент. Коготь чудовища зацепился за рукав и прорвал одну из многочисленных оболочек скафандра.
   - Ах так, да?! Ну, крокодил чёртов, считай, что ты труп! - вскричал
   капитан.
   Большим пальцем левой руки он переключил бластер в режим непрерывной стрельбы и полоснул лучом по могучей шее чудовища.
   Голова и большая часть шеи, отделившись от тела, стали стремительно падать.
   - Берегись!!! - истошно закричал Барков.
   Астронавты бросились врассыпную, стремясь убежать как можно дальше.
   Голова монстра глухо шмякнулась на землю. Исполинское обезглавленное тело, покачнувшись, грузно завалилось на бок, подняв большую тучу пыли и земли, накрывшую их с головой.
   - Эй, ребята, где вы?! - крикнул Дональдсон, тщетно пытаясь хоть что-нибудь разглядеть в поднявшейся пыли.
   - Здесь мы! - послышался глуховатый голос Свенссона откуда-то издалека.
   - Здесь... тьфу, дьявольщина, ни черта не видно! Здесь я! - откуда-то слева откликнулся Барков.
   - Я тут, командир! - отозвался Ченг.
   - Уф... уф... уф... здесь... уф... уф... здесь я! - справа от капитана ответил запыхавшийся Митчелл.
   - Все живы? - спросил Дональдсон.
   - Да, командир! - почти хором ответили они.
   - Никого не задело?
   - Да, вроде, нет, - снова отозвался Барков.
   - Нет, всё нормально, - спокойно произнёс доктор.
   Когда земля и пыль осели, им удалось получше рассмотреть друг друга, и то, что было вокруг. Туман уже рассеялся, и перед ними открылась жуткая картина: огромная туша монстра распростёрлась на земле более чем на сотню метров. Тело ящера, покрытое гладкой пятнистой кожей, валялось на левом боку, и из разрезанной толстой шеи вытекала густая фиолетовая кровь. Поскольку лазерный луч мгновенно прижёг рану, кровь вытекала не очень обильно. Изрешеченная голова ящера валялась неподалёку.
   - Ну и ну-у! - протянул Ченг. - Вот это зверюга!
   - Да-а! - облегчённо вздохнул Свенссон. - Это было непросто!
   - Ух ты! Всё-таки мы с ним справились! Я уж думал, что оно проглотит нас, как устриц! - пробормотал Митчелл. Осмотрев останки монстра, он присвистнул и добавил: - Прекрасный выстрел, командир! Хорошо, что вы не растерялись.
   - Он достал меня, - сказал Дональдсон, раздражённо махнув рукой. - Да тут ещё эти проклятые лапы!
   - Да-а, Эндрю! Похоже, он достал тебя во всех смыслах этого слова! - усмехнулся Барков.
   - Вот именно, - кивнул капитан.
   - Интересно, почему они так вытянулись? - произнёс Ченг, пнув ногой одну из лап, растянувшуюся более чем на пятнадцать метров.
   - Я вижу, ты хотел бы препарировать этого динозавра! - сказал капитан.
   - Да, конечно. Для науки это было бы очень инте...
   - К сожалению, я не могу предоставить тебе такую возможность. Мне кажется, мы должны как можно быстрее смыться отсюда.
   - Да, конечно ты прав, командир. Но можно я хотя бы возьму образец крови? - спросил доктор
   - Делай что хочешь, только побыстрее, - разрешил капитан.
   - Я мигом, командир.
   Доктор подошёл к фиолетовой луже и снял заплечный ранец. Порывшись в нём, он достал одну из своих многочисленных пробирок, и, окунув её в лужу, зачерпнул немного густой фиолетовой крови монстра. Вытащив из кармана электронный термометр, он опустил его в пробирку.
   - Температура крови средняя. Не низкая - как у рептилий, но и не высокая - как у теплокровных, - пробормотал он, ни к кому не обращаясь.
   Заткнув пробирку пластиковой пробкой, он положил её обратно в ранец. Скафандр Ченга отличался от других наличием заплечного ранца с большим красным крестом. В нём имелось множество всяких отделений для специальных небьющихся пробирок, медицинских инструментов, пакетов с кровезаменителем, для портативного микроскопа и для многого другого. На "Звёздном Рыцаре" имелись ещё два таких ранца - про запас. Ранец закреплялся на спине с помощью двух крючкообразных замков, и, пристроив его за спиной, доктор пошевелил его, чтобы крючки попали в специальные углубления, и сильно дёрнул вниз. Послышался щелчок. Это означало, что замки сработали.
   - Всё, я готов! - сказал Ченг. - Пошли!
   - Пошли, ребята! - махнул рукой Дональдсон.
   Перейдя цепочку гигантских следов, они направились дальше, шаг за шагом углубляясь в пространство таинственной планеты.

* * *

   Пройдя ещё километров десять, они увидели темную полосу на горизонте.
   Дональдсон достал из кармана на боку портативный бинокль, похожий на узкую приплюснутую коробочку, и поднёс его к глазам.
   - Это снова лес, - сказал он, - очень густой и высокий.
   - Командир, там что-то есть! - указал Свенссон куда-то вправо.
   - Где? - спросил Дональдсон.
   - Да вон там, видишь? Тёмные точки.
   Капитан разглядел тёмные точки на горизонте. Присмотревшись внимательнее, он заметил, что точки движутся и увеличиваются в размерах.
   - Чёрт возьми, они приближаются! - воскликнул он.
   - Они слева, командир! - сказал Митчелл.
   - И сзади, - добавил Ченг.
   Оглядевшись, Дональдсон убедился, что тёмные точки обступили их с трёх сторон.
   И тут почва вздрогнула у них под ногами. Капитан снова приложил к глазам бинокль. Перед ним открылась невероятная картина: на них надвигались полчища самых разнообразных животных. Здесь было несколько монстров, подобных тому, которого они убили. Ещё б?льших размеров достигали ящеры, похожие на тиранозавров. Даже на таком расстоянии Дональдсон различил их огромные зубы, не помещавшиеся в пасти. Здесь были и большие длинношеие "диплодоки", с головами, утыканными длинными колючками; и горбатые "бронтозавры" с единственным рогом посреди лба; и "стегозавры" с длиннющими колючими хвостами; и странные безногие чудища, передвигающиеся ползком - как змеи; и гигантские, напоминающие крокодилов существа, на невероятно длинных ногах, и большие ящерицы, похожие на варанов, но с головами утконосов, и ещё множество всяких "завров", ящериц, "тритонов" и прочих удивительных тварей, словно бы сошедших с картин Иеронима Босха. Когда вся эта армада подошла ближе, стали заметны и животные меньших размеров. Среди них были и большие нелетающие птицы с зубастыми клювами, и четырёхметровые "динозавры" с утиными носами, маленькими неуклюжими передними лапками и сильно развитыми задними ногами, которыми они смешно взбрыкивали на бегу. Были здесь и толстые "жабы", неуклюже ковылявшие на изогнутых лапах, и совсем уж невероятные трёхметровые существа, с округлым, покрытым густой серой шерстью телом, большую часть которого занимал огромный зубастый рот, с длинными, почти доходившими до земли, лапами с огромными когтями и с такими же когтистыми короткими нижними конечностями, на которых эти существа проворно передвигались. Дональдсон был, конечно, не из робкого десятка, но при виде этого жуткого "зоопарка" его бросило в дрожь.
   От могучих шагов всех этих многотонных монстров земля под ногами астронавтов заходила ходуном.
   - Думаю, нам надо бежать отсюда в лес, - сказал капитан, - самые быстрые из них будут здесь через две-три минуты.
   - С чего это мы будем от них драпать, как перетрусившие зайцы! - возразил Барков. - Посрезаем им башки, да и все!
   - Пока ты будешь срезать башки великанам, маленькие подбегут и
   слопают тебя за милую душу! К тому же при непрерывной стрельбе энергия бластера быстрее расходуется! - привел достаточно веские доводы Дональдсон, чтобы не оставаться на открытом месте.
   - Чёрт, я об этом не подумал! Ладно, побежали!
   И они во всю прыть помчались к лесу. Скафандры сковывали движения, поэтому, когда они к нему подбежали, звериная орава была уже совсем близко.
   - Командир, сверху! - воскликнул Свенссон.
   Дональдсон поднял голову и едва успел заметить пикируещее на них с воздуха крылатое существо метра полтора длиной, с длинной изогнутой шеей, узкой головой, с такой же узкой пастью, "набитой" множеством острых зубов, с большими перепончатыми крыльями и с длинным тонким хвостом.
   Вскинув бластер, Дональдсон выстрелил, почти не целясь. Крылатый монстр камнем рухнул к его ногам, едва не зацепив крылом.
   - Что вы стоите?! Бегите быстрее в лес! - крикнул капитан.
   - А ты? - с тревогой в голосе спросил Барков.
   - Я догоню вас. Бегите, чёрт вас возьми!
   Четверо астронавтов скрылись в лесу, а Дональдсон нажал на спусковой крючок и, поведя бластером, описал лучом полукруг. Несколько монстров грузно шмякнулись оземь, лишившись своих голов, но Дональдсон этого уже не видел. Нырнув в лесную чащу, он бросился догонять своих друзей.
   - Что, Сэм, не жалеешь, что не остался на "Рыцаре"? - спросил он на бегу у Митчелла.
   - Не-ет! - смеясь, ответил тот. - Конечно, нет! Такого на нашем корабле не увидишь!
   Продираясь сквозь кустарники, они старались как можно быстрее продвигаться вперёд. Сзади поначалу слышался многоголосый могучий рёв и треск ломающихся деревьев, но потом всё стихло, поскольку лес, видимо, оказался слишком густ и высок даже для исполинских "динозавров". Правда, некоторые низкорослые животные попытались преследовать отважную пятёрку, но были сразу же поражены лучами.
   - Ты был прав, командир, - сказал Ченг, пробираясь сквозь колючий
   кустарник, - они не полезли за нами.
   - А ты видел то летающее чудище, которое я подстрелил? - спросил капитан.
   - Да, видел. Чудное создание!
   - Вот, наверно, из-за такого создания, наш флайер и упал.
  
  
  
  

ГЛАВА 15

   На самом краю необычного инопланетного леса приютилось странное сооружение... Впрочем, даже не сооружение, а просто чрезвычайно большая куча веток, из-под которой выглядывали металлические и стеклопластиковые части чего-то большого, спрятанного под ветками, около которого, небрежно шаркая ногами, взад и вперёд прогуливался низенький человек в белом скафандре с откинутым назад прозрачным шлемом. У него было круглое скуластое желтоватое лицо, узкие раскосые глаза, маленький вздёрнутый нос и черные, словно бы прилизанные волосы. Неподалёку, облокотившись о дерево, стоял, ковыряясь в зубах соломинкой, ещё один человек в таком же скафандре с откинутым шлёмом. У него были чёрные, коротко подстриженные курчавые волосы, слегка вытянутое лицо с тёмно-коричневой кожей, большие выразительные глаза, слегка приплюснутый нос, и утолщённые губы. При этом он был на голову выше своего товарища.
   Это были Огивара и Адамс, охранявшие спрятанный флайер.
   Три дня прошло с тех пор, как Дональдсон и остальные их товарищи ушли, и им было невообразимо грустно теперь. Чувство тревоги угнетало их так же, как и неизвестность. Где сейчас командир и все остальные? Когда они вернутся? Вернутся ли они вообще? И что будет с ними если?.. И что тогда делать? Эти мысли мучили их с утра до вечера.
   - На сколько нам хватит еды и питья? - спросил Адамс, продолжая ковыряться в зубах соломинкой.
   - В лучшем случае на неделю, - тяжело вздохнув, ответил Огивара.
   - И что же мы будем делать, когда все наши запасы иссякнут? - снова спросил Адамс.
   Огивара промолчал.
   - Чего молчишь, Таканори? Скажи что-нибудь.
   - Почём я знаю? - грубо буркнул японец.
   - Ну, а всё-таки? - не унимался Адамс.
   - Будем есть "подножный корм", как говорится. Тут же вон сколько всего!
   - Рискованно! - поджал губы Адамс.
   - А как наши предки ели? Именно так. Найдут - съедят. А там два варианта - либо это очень вкусно, либо - э-э-э... - Огивара картинно схватился за горло, изображая отравление.
   - Смеёшься?!
   - Увы, Джо, такова наша суровая действительность, - развёл руками Огивара.
   - Кошмар! - ужаснулся Адамс. - Неужели мы докатимся до этого?
   - Придется, Джо. Если командир долго не вернётся, - улыбнувшись,
   Таканори "сочувственно" похлопал Адамса по плечу. - Ладно, парень, не бойся. Я первый буду пробовать.
   - Да ну тебя! - недовольно отмахнулся Джо.
   - А вообще-то я слышал, что даже ядовитые растения можно есть, если их отварить хорошенько. Так что мы не пропадём! - Огивара немного подумал и добавил: - В этом смысле командиру гора-аздо легче!
   - Почему? - удивился Адамс.
   - Потому что у них есть Ченг, - спокойно ответил Огивара.
   - И что из этого? - непонимающе пожал плечами его приятель.
   - Он может сделать анализ любого продукта, как ты не понимаешь!
   - А-а, вон ты про что!.. Интересно, как они там...
   - Я бы тоже хотел это знать! - грустно вздохнул Огивара.
   - Я вдруг вспомнил один случай, сам не знаю почему, - задумчиво сказал Адамс. - Однажды в детстве я побывал в Москве - мой дядя работал там в нашем посольстве. Русские показали нам музей Второй Мировой войны...
   - Какой-какой войны? - переспросил Таканори.
   - Второй Мировой. Русские называют её "Великой Отечественной Войной". Правда, не всю, а только часть её, - пояснил Джонатан.
   - А когда она была?
   - Ты не знаешь?
   - Нет, - пожал плечами Огивара.
   - Почти в середине двадцатого века.
   - У-у, как давно!
   - Однако русские до сих пор гордятся своей победой в этой войне. Американцы тоже участвовали в ней. Русские показали нам оружие, технику, образцы военной формы, словом, всё, что с ней связано. Они так гордятся своими действиями в этой войне, что даже посвятили ей бесчисленное количество фильмов, один из которых и продемонстрировали нам. Старый, черно-белый, на такой полупрозрачной плёнке с дырочками по краям. Сейчас их переписывают на видеодиски, чтобы дольше сохранялись. Фильм был про лётчиков. Название я не запомнил... Чего-то там про стариков... Ну, да бог с ним, с названием. Они там летали на старых-престарых самолётах, у которых даже реактивных двигателей не было, представляешь?!
   - А как же они летали? - удивился Огивара.
   - С помощью воздушного винта, - сказал Адамс.
   - А-а, помню. Это такие штуки, установленные на носу самолёта и состоящие из трёх или четырёх лопастей. Смех, да и только! - пренебрежительно махнул рукою Огивара.
   - И, тем не менее, эти самолёты делали такие выкрутасы! - многозначительно произнёс Адамс, и продолжил: - Так вот, в этом фильме был такой эпизод: показывают, значит, двух механиков... ну, это такие люди, которые сами не летали, а только чинили самолёты и заряжали их боеприпасами. Так вот, показывают двух механиков, и один другого спрашивает: "Что самое трудное в нашей работе?" Второй, значит, говорит, что вот, мол, самое трудное - это ремонтировать какие-то там части и всякое такое. Тогда первый ему и говорит: "Самое трудное в нашей работе - ждать", - и выразительно так в небо посмотрел. И вот я сейчас подумал, что мы с тобой оказались в таком же положении, как те механики. Для нас тоже - самое трудное - это ждать.
   - Да, пожалуй, ты прав, Джо, - сказал Огивара, тяжело вздохнув, - лучше бы мы с ними пошли.
   - Но флайер мы не можем бросить. Он ведь у нас единственный.
   - Да я понимаю!
   Неожиданно Огивара насторожился.
   - Тихо! Слышишь?
   - Что? - спросил Адамс, недоумённо озираясь.
   - Шуршит что-то.
   Прислушавшись, молодой астронавт и в самом деле услышал сначала какой-то шорох, а затем хруст ломающихся веток.
   - Джо! - воскликнул Огивара, выхватывая бластер.
   Обернувшись, Адамс увидел гигантское насекомое, очень похожее на то, с которым Огивара уже сталкивался, когда разыскивал Дональдсона. Это был такой же, так сказать, "муравей" с длинными паучьими лапами, правда, с некоторыми отличиями: во-первых, он был немного больше того существа, а во-вторых, отличался от него окраской, и его передняя половина была ярко-жёлтой, а задняя - чёрной. "Муравей" стоял между деревьями, метрах в десяти от них.
   Секунду спустя рядом с ним появилось второе, точно такое же насекомое, а затем и третье. Немного помедлив, они бросились на астронавтов, и тут стало ясно, что за ними следуют целые полчища их!
   Вскинув руку с бластером, Огивара выстрелил в ближайшее существо, свободной рукой быстро опустив стекло шлема для безопасности. Луч пронзил жёлто-чёрное насекомое насквозь, и оно рухнуло, как подкошенное. Астронавты начали лихорадочно стрелять в передних насекомых. Однако задние бесстрашно наступали на них, перешагивая через трупы своих сородичей.
   - Быстро во флайер! - крикнул Огивара. - Мы должны спрятаться в нём! Нам их не удержать!
   Отчаянно отстреливаясь, они попятились назад, но было уже поздно. Жёлто-чёрная масса поглотила их. Насекомые яростно набрасывались на них, пытаясь своими мощными челюстями прокусить крепчайшую многослойную ткань их скафандров.
   Раскидывая зловредных существ руками и ногами, расстреливая их из бластеров, астронавты отчаянно пытались добраться до опущенного люка флайера, от которого их отделяло всего лишь несколько метров.
   Наконец, Огиваре всё-таки удалось добраться до трапа. Поставив одну ногу на ступеньку, он протянул руку Адамсу, надеясь схватить его и вытащить из кишащего моря ногастых существ.
   - А-а! - закричал Адамс, припадая на одно колено. Одному из "муравьёв" удалось прокусить скафандр выше колена и его челюсти больно впились в ногу Джонатана.
   - Шлём!! Шлём закрой! - крикнул Огивара.
   Загораживаясь одной рукой от наседавших на него насекомых, Адамс быстро захлопнул шлём другой рукой. Затем он ударил кулаком одно из них и попытался подняться на ноги, но наседавшие со всех сторон "муравьи" не позволяли ему сделать это.
   - Руку! Руку давай! Я вытащу тебя! - крикнул Огивара, протягивая Адамсу руку. В другой руке он крепко сжимал бластер и постоянно выпускал в разные стороны один луч за другим, поражая "муравьёв". От Джонатана его отделяло не больше метра.
   Наконец, Адамсу удалось ухватиться за руку Огивары, и тот быстро втянул его на лестницу. Они поднялись наверх и сразу же включили механизм поднятия трапа. Пока трап поднимался, одному из насекомых удалось взобраться на него. Огивара быстро подскочил к огромному созданию и, не давая тому осмотреться, сильно ударил его ногой по голове. Мотая головой, насекомое попятилось назад. Вторым пинком Огивара сбросил его с трапа. Перед тем как люк закрылся окончательно, нескольким насекомым удалось подняться "на дыбы" и просунуть в закрывающееся пространство свои длинные мохнатые лапы, но захлопнувшийся люк мгновенно обрубил их, и, продолжая противно шевелиться, части их жёлтых заострённых конечностей упали внутрь флайера.
   - Всё! - облегчённо выдохнул Огивара. - Здесь мы в безопасности.
   - Ты уверен в этом? - спросил Адамс.
   - Да, я уверен. Им сюда не попасть, - спокойно ответил Огивара.
   Уставшие друзья прошли в кабину. Адамс шёл, сильно хромая на
   правую ногу. Из разорванной штанины скафандра вытекала тонкая алая струйка крови. Несмотря на сильную боль, Адамс не удержался от любопытства и посмотрел сквозь стекло вниз. Там творилась невообразимая свалка. Сотни гигантских насекомых, налезая друг на друга, яростно толкали и раскачивали флайер во все стороны.
   - О-ох, моя нога-а!... - со стоном плюхнулся в кресло Адамс.
   - Да, неважно у тебя с ногой! - сокрушённо покачал головой Огивара. - Давай снимем скафандр и посмотрим, что можно сделать.
   Постанывая от боли, Адамс начал снимать скафандр.
   - Давай я помогу, - предложил свою помощь Таканори.
   Снаружи послышался резкий хлопок, и их убежище слегка накренилось влево. Чуть позже раздались ещё два хлопка, и флайер как будто присел.
   - Вот заразы! Колёса прокусили! - выругался Огивара.
   Совместными усилиями им удалось стянуть с Адамса скафандр. После того как он снял комбинезон, стала видна довольно большая рваная рана на его правом бедре. Челюсти насекомого разодрали ногу почти до кости, и рана сильно кровоточила.
   - Ничего страшного. Кость не задета, - сказал Огивара, и, усмехнувшись, прибавил старую "космическую" присказку: - До Земли заживёт, как говорится.
   - Да уж конечно... - усмехнулся Джо. - Нам до неё ещё...
   Но японец уже убежал куда-то вглубь салона. Через минуту он вернулся с аптечкой в руках. Раскрыв ее, он достал оттуда два тюбика. Свернув крышку одного из них, он нанёс на рану Адамса слой дезинфицирующей мази.
   - Будет немного щипать, - предупредил он. - Потерпи.
   Затем он аккуратно промокнул рану специальным тампоном, вытирая мазь. Потом сильно сдавил рану пальцами.
   - Ай! Что ты делаешь?! Больно же! - закричал Адамс.
   - Не ори! Так надо, - грубо ответил Огивара, - мне нужно убедиться, нет ли там яда или какой-нибудь слюны от этой твари. А иначе ты загнёшься, и так и не узнаешь отчего.
   Он снова смазал рану мазью, затем открыл второй тюбик и нанёс на рану толстый слой специального геля, который мгновенно затвердел, покрыв её и небольшое пространство вокруг прочной прозрачной коркой.
   - Не вздумай чесаться! - строго произнёс Огивара. - Если я увижу, что ты чешешь эту ногу, клянусь Буддой, я продырявлю тебе другую - для симметрии!
   - Понял, - пробурчал Адамс, морщась от боли.
   Тем временем нескольким насекомым удалось взобраться наверх, на стекло кабины. Но они смогли всего лишь слегка расцарапать
   его, и загадить своими испражнениями.
   - Мне кажется, они никогда не уйдут, - сказал Адамс.
   - Уйду-ут, - спокойно протянул Огивара, - помучаются, помучаются с нами - и уйдут.
   В итоге он оказался прав. Через некоторое время поток исполинских насекомых, обтекая флайер со всех сторон, устремился дальше в лес, и мимо спасшихся астронавтов стремительно пробежало последнее странное существо, догоняя своих сородичей.
   - Смотри, Таканори, они и в самом деле ушли! - удивлённо воскликнул Адамс.
   Время шло, но вокруг флайера так никто и не появлялся.
   - Ну что? Будем выходить? - спросил Джо, который с помощью Огивары к тому времени успел снова облачиться в скафандр.
   - Нет. Подождём ещё немного, - ответил японец, покачав головой
   Через пару минут он поднялся со своего места:
   - Пойду, посмотрю, что они там натворили.
   - И я с тобой! - засобирался Адамс.
   - Ты останешься здесь, - возразил Таканори.
   - Да брось ты! - небрежно махнул рукой Джонатан.
   - Я здесь за старшего! Считай, что это приказ.
   - Ладно, - недовольно проворчал Адамс.
   Опустив трап, Огивара спустился вниз. Первым делом он осмотрел ближайшее к нему колесо. Как он и ожидал, оно оказалось в плачевном состоянии: рваные полоски синтетической резины свешивались с оголённого обода. Такой же вид имели и остальные колёса флайера.
   - Что там? - крикнул Адамс, свесив голову в проём люка.
   - Как я и ожидал, от колёс остались только клочки, - ответил Огивара.
   - Вот гады! - выругался Джонатан.
   Тут вдруг послышался отдалённый шум, напоминающий рёв какого-то зверя. Заслышав его, Огивара бросился к кромке леса, от которой их отделяли всего лишь несколько шагов.
   То, что он увидел, повергло его в шок: к лесу приближались три монстра совершенно невероятных размеров, весьма похожие на тиранозавров, с огромными ногами, с длинными толстыми хвостами, на которые эти существа опирались, с большими головами на могучих длинных шеях, увенчаные зубчатыми гребнями. В пасти каждого из них белело множество острых длинных зубов ужасающего вида. Спереди у них свешивались длинные, тонкие, когтистые лапы. Время от времени чудовища издавали низкие утробные звуки, прекрасно слышимые даже на большом расстоянии.
   Огивара бросился назад - к флайеру.
   - Что там такое? - спросил Адамс, выглядывая из проёма.
   - Плохо дело, приятель. Прямо сюда движутся три огромных монстра, похожих на Годзиллу из старых комиксов, - быстро проговорил Огивара. - Нам надо что-то предпринять. Мы должны атаковать их именно сейчас, пока они ещё далеко.
   - А может, просто подождём - может, они мимо пройдут?
   - Нет, так не пойдёт, - отрицательно покачал головой Таканори. - Мы не знаем, что у них на уме. Может, они идут сюда чего-нибудь поесть. Тогда они нас в два счёта растопчут вместе со флайером. Нет, мы должны их немедленно уничтожить. Что же делать?.. А, вот!.. Ты знаешь, как включается антиграв?
   - Да, знаю, - кивнул курчавой головой Адамс.
   - Включай антиграв, я разверну флайер. Ты будешь стрелять по ним из его пушек, а я буду направлять его куда надо. Понял?
   - Понял, - снова кивнул Джонатан.
   - Действуй!... Да, не забудь шлём закрыть, чтобы я мог с тобой разговаривать.
   - Понял, - повторил Адамс и, прихрамывая, уплёлся в кабину.
   Через несколько секунд флайер приподнялся в воздух примерно на метр. Ухватившись за переднюю стойку, Огивара легко развернул его носом к кромке леса. Там были своеобразные "ворота", поскольку часть деревьев была снесена, когда астронавты устраивали флайер на его нынешнюю стоянку.
   - Ну как, Джо, видишь их? - спросил Огивара.
   - Вижу, - приглушённо пробубнил Адамс, - большие!
   - Чего?
   - Я говорю, слишком они большие!
   - В голову целься! - подсказал японец.
   - Давай сначала вон того - правого. Он ближе, - выбрал цель Адамс.
   - Ладно, давай правого, - Огивара слегка повернул флайер вправо, по-прежнему держась за стойку шасси.
   Их летательный аппарат сильно раскачивался, и Адамсу было очень трудно поймать в прицел ужасающую голову монстра.
   - Ещё немного правее... левее... выше... - приказывал он японцу. - Вот так, хорошо! Стреляю!
   С обеих сторон носовой части и с концов крыльев вырвались две пары толстых красноватых лучей. Все они сошлись в одной точке, но в голову чудища так и не попали.
   - Чёрт побери... - выругался Огивара, - Мимо!
   - Держи крепче! - крикнул Адамс.
   Японец ухватился за стойку покрепче:
   - Так нормально?
   - Да, хорошо... Так вроде меньше качается... - сказал Адамс.
   Лучи опять рванули вперёд, сходясь в одной точке... И снова
   миновали голову монстра.
   - Проклятье! - воскликнул Адамс. - Опять промазал... Крепче держи!
   Огивара ещё крепче сжал в руках стойку шасси.
   - Выше... Стреляю! - тщательно прицелившись, выкрикнул Адамс.
   И снова красные лучи сошлись в метре от головы чудовища.
   - Ну, держись, гадина! - сказал он, нажимая на красную кнопку стрельбы.
   Лучи снова сверкнули... и голова монстра разлетелась вдребезги!
   - Ага! Попа-ал! - завопил Огивара. - Молодец, Джо!
   - Есть! - обрадовался его находящийся в флайере приятель.
   Обезглавленное тело чудовища замертво повалилось наземь.
   - Давай другого - левого! - скомандовал Адамс.
   Таканори быстро повернул флайер влево.
   - Говори, куда ещё поворачивать, - спросил он.
   - Вправо примерно на градус... так, чуть-чуть левее... выше. Ниже немножко... так, хорошо, стреляю!
   В последний момент флайер слегка качнуло, и лучи пролетели мимо. Но поскольку голова ящера не пропала из перекрестия голографического прицела, Адамс тут же сделал повторный залп, и голова монстра разлетелась крупными фиолетовыми брызгами.
   - Попал! - радостно воскликнул Джо.
   - Пф-ф... Молодец! - сдавленно прохрипел Огивара. Отчаянно вцепившись в стойку шасси, он изо всех сил пытался удержать шатающийся во всё стороны флайер
   - Один остался, - сказал Адамс, - давай, Таканори, поворачивай.
   - Куда?
   - Левее... Стой!.. Так, хорошо... выше... Отлично!.. Ну, держись, реликт чёртов!
   Он с силой надавил на кнопку выстрела. Однако лучи всего лишь чиркнули по зубчатому гребню монстра, слегка опалив его. Чудовище взревело и упрямо зашагало в сторону леса.
   - Проклятье! Он идёт сюда! - воскликнул Огивара. - Стреляй, Джо! Мы должны уничтожить его на расстоянии!
   - Сейчас!.. Правее!.. Ниже... Вот тебе! - выкрикнул Адамс, выпуская новую порцию лучей, но они опять пронеслись мимо ящера. Адамс снова нажал на кнопку, выделявшуюся ярко-красным пятном на ручке управления. И снова получил тот же результат.
   - Чёрт! Опять мимо! Стреляй, Джо, стреляй!! - отчаянно закричал Огивара.
   Адамс поймал голову монстра в перекрестие прицела и выстрелил. Но лучи снова не причинили ему никакого вреда.
   - Он приближается! Целься лучше, Джо! - почти простонал Огивара.
   Джо опять нажал на кнопку выстрела. На этот раз лучи ударили
   не в голову, а в шею монстра. Но их удар был настолько силён, что голова отлетела от туловища, словно мяч для гольфа и, лишившись её, монстр сделал по инерции шаг, другой и грузно завалился на бок.
   - Есть!!! Мы сделали это! - радостно закричал Адамс.
   - Банзай! - прохрипел Огивара и, отпустив переднюю стойку шасси, рухнул в изнеможении на землю.
   - Таканори! - позвал его Адамс. - Таканори, ты в порядке?
   Огивара со стоном откатился в сторону.
   - Всё... всё нормально. Садись, - устало проговорил он.
   Флайер мягко опустился на землю в метре от него.
   Немного отдохнув, японец поднялся на ноги и, пошатываясь, поплёлся к трапу. С трудом поднявшись наверх, он прошёл в кабину, и устало плюхнулся в пилотское кресло. Адамс сидел рядом, и его рука всё ещё крепко сжимала ручку управления. Он не мог поверить, что всё закончилось.
   - Уф-ф... Всё-таки мы справились, - устало вздохнул Огивара
   - Да-а. Мудрёно было, - сказал Адамс.
   - Ты молодец, Джо, - похвалил его Таканори.
   - Знаешь, когда полковник Хартманн привёл меня к вам, я готовился к нудной рутинной работе. А тут вон сколько всего!
   - Это ещё только начало, - с улыбкой произнёс Огивара.
   Тут он бросил взгляд на валявшиеся вдалеке трупы ящеров:
   - Надеюсь, эта планета простит нас за это. Мы всё-таки защищали свои жизни.
   - И флайер, - добавил Адамс.
   - Да, и флайер, - подтвердил Таканори. - Наш последний шанс на спасение.
  
  
  

ГЛАВА 16

   "Что же мне делать? Как помочь Ивонне?" - беспрестанно думал Жак.
   Целые сутки он бесцельно слонялся по каюте, безуспешно пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. За это время Лаура дважды открывала дверь его каюты, быстро вталкивая тележку с тарелками. Оба раза Жак бросался на неё с кулаками, и оба раза это заканчивалось одинаково: отшвырнув его в дальний угол каюты, Лаура быстро закрывала за собой дверь и запирала её на кодовый замок.
   "Ничего придумать не могу! Что ты будешь делать!" - возмущался
   про себя Жак. Но мириться с подобным положением он не хотел. Однако как он ни старался, в голову ничего путного не приходило.
   "Надо немного перекусить", - подумал мальчик.
   Он подошел к тележке с тарелками и взял половинку сэндвича, которую приберёг на всякий случай.
   "Здесь как-то душновато стало, - подумал он. - Вентиляция, наверно, пло... ВЕНТИЛЯЦИЯ!!!"
   От радости он едва не подавился. Как он мог забыть про вентиляцию! Ведь на корабле обязательно должна быть вентиляционная система, состоящая из труб и желобов. И в его каюте тоже должно быть отверстие, через которое подаётся воздух. Если оно будет достаточно широким, он пролезет в него, и доберётся по вентиляционным трубам до каюты, в которой заперта Ивонна. Но что делать, если отверстие окажется слишком узким и он не сможет пролезть в него?
   "Да-а, загвоздка!" - подумал Жак. В задумчивости он зашагал по каюте, заложив руки за спину. И тут его взгляд упал на радиоуправляемые игрушки, разбросанные по полу, которые он сам собрал из особого детского конструктора, найденного астронавтами на "Эклиптике" в одном из чемоданов.
   "Да, правильно! Использую одну из этих игрушек, - быстро сообразил он, - отправлю её по трубам и попытаюсь хоть как-то связаться с Ивонной".
   И мальчик принялся осматривать свою каюту в поисках вентиляционного отверстия. Заглянул под кровать и не нашёл там ничего. Тогда он начал тщательно осматривать шкаф, встроенный в одну из стен, но его поиски были прерваны тихим попискиваньем кодового замка.
   "Лаура! Я должен вести себя так же, как "утром". И надо попытаться узнать, где она прячет Ивонну", - подумал он.
   Дверь сдвинулась и вошла Лаура Стентон. Перед собой она катила тележку с едой, и, подтолкнув её к мальчику, немного нагнулась и попыталась дотянуться до тележки, которая уже стояла в его каюте. В этот момент он набросился на неё с кулаками.
   - Отвали от меня, сопляк! - злобно сказала Лаура и сильно ударила его по лицу.
   Отлетев назад, Жак с размаху плюхнулся на кровать. Лаура дотянулась до пустой тележки, ухватилась за ручки и выкатила её в коридор. Затем снова вернулась к тележке с едой и подтолкнула её поближе к нему. Потом она направилась к двери, но на пороге неожиданно обернулась, как будто вспомнив что-то:
   - Ах да, чуть не забыла передать тебе привет от Ивонны.
   - Куда ты её дела, гадина? - спросил Жак, вытирая кровь с разбитой
   губы. - Небось, спрятала её в какомм-нибудь тёмномм железном
   углу?
   - А разве такие есть на "Звёздном Рыцаре"?
   - Не знаю. Здесь много помещений, - пожал плечами мальчик.
   - Гм... Надо будет поискать, - картинно задумалась Лаура.
   - Меррзавка!
   - Ха-ха-ха! Успокойся! Я пошутила. Ивонна в том же положении, что и ты - заперта в своей каюте.
   - Как это благорродно с вашей стороны, мисс Лаурра! - съязвил Жак. - Да вам нужно памятникк поставить! Ничего-о! Это дело поправимое. Капитэнн ещё поставит памятник на твоей могиле!
   - Капитан? Какой капитан? - изобразила недоумение Лаура.
   - Дональдсон, конечно, - развёл руками Жак. - Кто же ещё?
   - Ха-ха-ха-ха! - презрительно расхохоталась Лаура. - Забудь про Дональдсона, мальчик! Даже если он жив, он всё равно безнадёжно застрял на той планете. "Звёздный Рыцарь" сейчас от неё более чем в четверти миллиона километров. А "завтра" он будет ещё дальше! Ха-ха-ха! Корабль полностью в моих руках, и я могу послать его куда угодно! Хоть к самому дьяволу! Так что теперь я здесь капитан! Ха-ха-ха! Вот так-то, парень!
   - Чтоб тебя метеорритом звездануло! - сжал кулаки Жак.
   - Ничего себе! Едва научился говорить по-английски, а ругается как грузчик! Ну, всё, парень, я пошла. Некогда мне. Да, и вот ещё что: если в следующий раз ты снова кинешься драться со мной, клянусь, я отрежу тебе ноги. Бластером это сделать очень просто!
   Сказав это, Лаура с яростью задвинула дверь, после чего послышался сигнал запираемого электронного замка.
   - Скажите, пожалуйста! Капитэнн Лаурра! Видали мы таких капитэнов! - возмутился вдогонку Жак.
   "Однако мне очень многое удалось узнать", - подумал он.
   Да, теперь он знал, что Ивонна заперта в своей каюте, а корабль отдаляется от планеты. Конечно, Лаура могла соврать, но это противоречило логике и её собственной психологии. Ведь теперь она - полновластная хозяйка "Звёздного Рыцаря". По всему видно, что она упивается этой властью и не упускает случая поиздеваться над своими пленниками. Поэтому, скорее всего, она сказала правду, мол, знайте, что вы близко друг от друга, но свидеться вам всё равно не придётся. И про отлёт от планеты она тоже сказала правду. А иначе, зачем ей захватывать корабль? Чтобы оставить его
   на околопланетной орбите?! Нет, это было бы совсем уж странно.
   Быстренько переварив в уме полученные сведения, Жак продолжил
   поиски вентиляционного отверстия.
   На стенах внизу он ничего не нашёл. Тогда он принялся осматривать верхнюю часть стен и потолок. В основной части каюты ничего похожего на вентиляционное отверстие не оказалось. Тогда он заглянул в санузел и обнаружил там под самым потолком, около двери, квадратную железную панель с ровными рядами крупных дырочек. Панель была покрашена в тот же цвет, что и стена, и если бы не дырочки, он так бы её и не нашёл.
   "Пожалуй, я смогу пролезть туда", - подумал Жак.
   На первый взгляд, панель была достаточно большой, но ведь под ней могло скрываться отверстие гораздо меньших размеров. Если оно там вообще есть.
   Жак принёс стул и, взобравшись на него, рассмотрел её повнимательнее. Оказалось, что она прикручена к стене четырьмя винтами, закрашенными настолько тщательно, что он с большим трудом обнаружил их.
   "Ага! Винты! Слава богу! А то бы мне её не отковырять", - подумал он.
   Тут он вспомнил, что у него где-то была отвёртка от детского конструктора. Найдя её, он снова залез на стул, но не смог дотянуться до верхних винтов. Тогда он принёс большую пластиковую коробку из-под конструктора и водрузил её на стул. Взобравшись на образовавшуюся пирамиду, он начал выкручивать винты из панели. Поддавались они очень плохо, и ему часто приходилось действовать двумя руками, постоянно рискуя свалиться со своего шаткого пьедестала. Наконец, он выкрутил последний винт, придерживая другой рукой тяжёлую, сползающую вниз железную панель. С большим трудом он опустил её на пол, стараясь при этом издавать как можно меньше шума, а затем снова взобрался на стул. Перед ним открылось квадратное отверстие, достаточно большое, чтобы пролезть в него. Из отверстия дул лёгкий сквозняк. Заглянув внутрь, Жак увидел уходящую куда-то в темноту широкую квадратную металлическую трубу. Он хотел сразу же забраться в неё, но вовремя остановился, вспомнив, что забыл взять фонарик.
   "Нет, без фонарика там нечего делать", - подумал мальчик.
   Он отыскал свой маленький фонарик, который подарил ему Свенссон и вернулся в санузел. Заперев за собой дверь, он в нерешительности остановился:
   "Однако Лаура может ворваться сюда и обнаружить, что меня нигде нет. Что же мне делать? Да ладно! Будь что будет! К тому же
   она вряд ли сможет пролезть в эту дырку", - подумал он.
   Отбросив последние сомнения, он взобрался на свою шаткую пирамиду, и, подтянувшись на руках, с трудом втиснулся в вентиляционное отверстие.
   Вентиляционный желоб оказался очень узким. Но Жаку всё-таки удавалось медленно ползти вперёд, слегка подтягивая тело руками и отталкиваясь лишь ступнями, обутыми в кроссовки. Но метра через три, на преодоление которых ему понадобилось больше получаса, желоб расширился настолько, что дальше можно было свободно ползти по-пластунски. Фонарик он всё время держал в зубах, лишь изредка включая его, так как боялся, что сядут батарейки. Жак знал, что каюта Ивонны располагалась через одну каюту наискосок от его помещения. Поэтому он приблизительно догадывался, куда ему нужно ползти. Сразу после расширения мальчик ощутил пустоту под правым локтем. Посветив фонариком, он увидел ещё один желоб, уходящий вправо и свернул в него. Метра через четыре он уткнулся головой в стенку желоба и ощутил пустоту справа и слева от себя. Включив ненадолго фонарик, он увидел ещё более широкий туннель, уходящий в обе стороны.
   "Кажется, я начинаю понимать! - подумал Жак. - Это центральный туннель, от которого отходят ответвления - по одному на каждые две каюты. Если так, тогда мне надо... Да, налево, затем первый поворот направо, а потом снова налево".
   Свернув влево, он через несколько метров заметил желоб уходящий вправо, и свернул в него. Метра через четыре уткнулся в стену, и свернул влево. Как он и ожидал, железный желоб вскоре сузился, и дальше ему пришлось продвигаться с теми же трудностями, что и вначале. Наконец, его пальцы уткнулись в какую-то холодную металлическую поверхность. Пошарив руками, Жак нащупал крупные отверстия. Непроглядная темнота окружала его со всех сторон.
   "Кажется это выход, - подумал он, - только вот попал ли я туда, куда надо?"
   И тут, словно бы в ответ на этот вопрос, он услышал, как кто-то кашлянул. Потом послышалось тихое невнятное бормотание. Голос был вроде бы женский. Прислушавшись, Жак уловил несколько непонятных слов. Слова были явно не английские. Значит это не Лаура, смекнул он. Это могла быть только Ивонна, которая бормотала что-то по-голландски. Он ещё раз внимательно прислушался, но ничего, кроме голоса Ивонны, не уловил. В её интонации слышалось что-то знакомое.
   "Ну конечно же! - догадался Жак. - Это молитва! Так что, скорее всего, Ивонна одна".
   - Мадемуазель Ивонн! - тихо позвал мальчик.
   Бормотание продолжилось, как ни в чём не бывало. Видимо Ивонна
   его не услышала.
   - Мадемуазель Ивонн! - позвал он чуть громче.
   Женский голос ненадолго умолк, но потом бормотание снова возобновилось.
   - Мадемуазель Ивонн! - позвал он ещё громче.
   Голос Ивонны смолк. Очевидно, она прислушивалась.
   - Мадемуазель Ивонн!! - закричал Жак почти во весь голос.
   Послышались тихие шаги:
   - Жак? Жак, это ты? - отозвалась Ивонна.
   - Да! Да, мадемуазель Ивонн, это я - Жак!
   - Но где ты?
   - Я здесь - в туалете!
   Тут зажегся яркий свет, который на мгновение ослепил мальчика. Сквозь дырочки он увидел вошедшую в туалет Ивонну. На ней была надета ночная рубашка, а волосы были распущены.
   - Странно! Никого нет, - растерянно пробормотала она.
   - Здесь, здесь я, мадемуазель Ивонн! - прокричал Жак. - Здесь, наверху, спррава, прямо над вами!
   - Да где же?! - в недоумении вертела головой ван Мейер.
   - Вентиляционное отверрстие видите? Так вот я тут и есть.
   Прищурившись, Ивонна, наконец, разглядела сквозь дырочки в панели его лицо.
   - Жак! Это и правда ты, мой мальчик! - изумлённо воскликнула она. - Великий боже! Как же ты попал туда?!
   - Из своей каюты, конечно. Я потомм вам расскажу. Помогите же мне выбраться отсюда!
   - Да-да, конечно. Сейчас... чёрт, как же достать-то тебя оттуда?
   - Я бы дал вам отвёрртку, но не могу. Здесь очень тесно. Может, у вас найдётся какая-нибудь монетка, чтобы выкррутить винты?
   - Монетка? Монетка... Да, найдётся... А, нет, погоди, у меня же есть целый набор отвёрток! Иногда я расковыриваю ими "Эдварда". Сейчас пойду, поищу.
   Ивонна вышла и через пару минут вернулась, держа в руках что-то похожее на пистолет:
   - Я даже вот что нашла - электроотвёртку! Сейчас я тебя в один момент освобожу!
   - А Лаурра нас не услышит? - забеспокоился мальчик.
   - Нет, не услышит. Звукоизоляция здесь хорошая, - сказала Ивонна.
   - А по вентиляции?
   - Я думаю, что Лаура, скорее всего, в рубке сидит. А там отдельная вентиляционная система. Чёрт, высоко! Пойду, принесу стул.
   Ивонна принесла стул, поставила его у стены, и взобралась на него босыми ногами. Быстро выкрутив винты, сняла тяжёлую металлическую панель и поставила её у противоположной стены. Затем она снова влезла на стул и подала мальчику руку.
   - Хватайся! Я вытащу тебя.
   - У меня тут фонаррик...
   Ван Мейер забрала фонарик и, не зная, куда его положить, зажала
   его в зубах.
   Жак ухватился за правую руку Ивонны, и она сильно потянула его на себя. Когда он высунулся из отверстия почти наполовину, она положила его руки себе на шею и, ухватив его за талию, потянула ещё сильнее на себя. Затем, перехватив его за бёдра, вытащила из отверстия, с трудом сохраняя равновесие и, подержав немного на весу, опустила на пол. Затем слезла со стула сама, вынула изо рта фонарик и отдала его мальчику.
   - Ох, и тяжёл ты, братец! - сказала она, устало садясь на стул.
   - Мадемуазель Ивонн! - не в силах больше сдерживать себя, мальчик бросился ей на шею. - Вы не можеть себе прредставить, как я рад
   вас видеть!
   - Жак, Жак, милый мой мальчик! Ну что ты говоришь?! - сказала Ивонна, нежно обнимая его. - Конечно, я могу себе представить. Потому что я тоже ужасно рада видеть тебя целым и невредимым! Я только про тебя и думала всё это время!
   - А я прро вас! - произнёс мальчик, чуть не плача от счастья.
   Некоторое время он сидел у Ивонны на коленях, крепко обвив руками её шею, и по его щекам стекали слезинки.
   - Постой-ка, мальчик мой, а что это мы сидим здесь - в туалете?! - сказала Ивонна, придя немного в себя. - Пойдём в каюту, там и поговорим!
   - А Лаурра? - снова испугался Жак.
   - Почему тебе везде мерещится эта Лаура? Не будет же она следить за нами сейчас, "ночью"! Тем более, что мы под замком,- возразила ван Мейер.
   - Да, пожалуй, вы прравы, мадемуа...
   - Ах, Жак, прошу тебя, оставь, пожалуйста, это дурацкое словцо! Зови меня просто "тётя Ивонна".
   - Хорошо, тётя Ивонн, - кивнул Жак, вытирая слёзы кулаком.
   - Ну вот, совсем другое дело! - улыбнулась голландка. - Пойдем в каюту?
   - Пошли.
   Они вышли из санузла и оказались в основном помещении каюты.
   - Садись, Жак, куда хочешь, - предложила Ивонна.
   Мальчик по-детски живо прыгнул с разбегу на диван.
   - Как у вас здесь мило! - произнёс он, разглядывая убранство каюты.
   - Увы, к сожалению, моя каюта сейчас стала тюрьмой! - тяжело вздохнув, сказала ван Мейер, усаживаясь в большое мягкое кресло, ножки которого были приделаны к полу с помощью легко снимающихся креплений.
   - Э-эх! Моя тоже! - с досадой махнул рукой Жак.
   - Расскажи же, мальчик мой, что с тобой случилось за это время, - попросила Ивонна.
   - Да, конечно, мад... э-э... тётя Ивонн. Всё началось с того, что Лаурра принесла мне еду. Я спросиль, где вы, но она сказала, что вы очень заняты и всё такое... Причём она сказала это таким тоном, что мне срразу стало понятно, что здесь что-то не так. Я сказаль, что пойду к вам, тётя Ивонн, но она не пустиль меня, сказав, что вам не стоит мешать. Я попыталься выскользнуть из каюты, но она оттолкнуль меня, досталь откуда-то пистолет... этот... лазерный... как его... - наморщил он лоб, пытаясь вспомнить нужное слово, всё ещё с акцентом говоря по-английски.
   - Бластер, - подсказала ван Мейер.
   - Во-во, прравильно, бластер. Так вот, досталь она этот бластер и сказаль, что, если я сдвинусь с места, она прристрелит меня. А потом вышла из каюты и заперла меня пррежде, чем я опомнилься.
   - А дальше что? - спросила Ивонна, слегка нахмурившись.
   Жак рассказал ей о том, что Лаура регулярно приносила ему еду, о том, как ему пришла в голову идея использовать вентиляционные туннели, и о том, что ему удалось узнать от этой негодяйки.
   - В общем, я думаю, что она мне правду сказаль. Ей незачем лгать, - подытожил мальчик.
   - И что же было дальше? - снова спросила ван Мейер.
   - О, дальше всё прросто: я убраль панель с помощью этой отвёрртки от конструктора, - Жак достал из кармана отвертку, - прролез в откррывшееся отверстие... И вот я здесь! А с вами что было?
   Грустно вздохнув, Ивонна поведала о том, как Лаура оглушила её в рубке, как очнулась она уже в своей каюте, и о том, как она пыталась вырваться из заточения, но Лаура помешала ей.
   - И больше вы её не видели? - спросил Жак.
   - Видела, конечно. Не далее как сегодня "утром". Открылась дверь, и в каюту въехал робот-стюард. Я подождала, пока он подъедет к столу, и выскочила из своей каюты. Но едва оказавшись в коридоре, почувствовала, как мне в бок, что-то уткнулось. Я повернула голову и увидела Лауру с бластером в руках. "Не стоит делать из меня дуру", - сказала она. В общем, мне пришлось подчиниться и вернуться обратно. Однако я сказала ей, что еду она может забрать, потому что я объявляю голодовку, и что я скорее умру, чем буду работать на неё. Она заявила, что я ещё об этом пожалею, забрала еду и вышла. Вот такие дела! - развела Ивонна руками.
   - Почему она нас не убьёт? - спросил Жак.
   - Не знаю, - пожала плечами ван Мейер. - Наверно мы ей нужны для
   чего-то.
   - Ну, вы-то понятно, вы член экипажжа, а я? Для чего ей нужен я?
   - Не знаю, Жак, не знаю, - грустно сказала Ивонна, - может, мы нужны ей и её "хозяевам" как рабы? А в том, что у неё есть "хозяева" я уже не сомневаюсь! Впрочем, бог с ними! Не об этом мы должны думать сейчас. Мы должны думать о том, как выбраться отсюда!
   - О, над этим я с удовольствием поломаю голову! - улыбнулся мальчик.
   - Что же бы нам такое придумать? - задумчиво потёрла подбородок Ивонна.
   Жак слез с дивана и, опустив голову, заходил взад-вперёд по каюте. Походив так с минуту, он вдруг остановился перед дверью:
   - А почему бы нам не разобрать этот прроклятый замок?
   - Нет, не получится, - сказала ван Мейер, - Мы сможем только снять
   с него крышку, а разобрать его... Нет, вряд ли. Да и к тому же он электронный.
   - Так что же нам делать? - спросил мальчик.
   - Ты знаешь, кажется, у меня появилась идея! - радостно воскликнула голландка, - В каюте капитана есть переносной портативный компьютер. Вот если бы мы могли завладеть им!
   - И что бы тогда было?
   - Я бы подсоединила его к замку и узнала код, когда Лаура снова придёт. А потом сделала бы так, чтобы замок принимал сигналы с компьютера, и заслала бы в него код.
   - Так за чем же дело стало?! Я могу прробраться в каюту капитэнна и принести компьютер, - предложил Жак.
   - Но как ты справишься с решёткой? Там ведь тебе никто не поможет.
   - Надеюсь, я сумею выбить её ногами.
   - Не знаю, не знаю, - с сомнением покачала головою Ивонна. - Винты-то крепкие.
   - Если долго дольбить, они всё равно вылетят, - сказал Жак.
   - Хорошо бы как-нибудь усилить удар... А, придумала! У меня есть кое-что, - Ивонна подбежала к шкафу, выдвинула нижний ящик, и достала оттуда сандалии с необычно толстыми подошвами.
   - С этими "тапочками" я зарядку делаю, - пояснила она. - Ну-ка примерь.
   Мальчик снял свои кроссовки и надел сандалии Ивонны:
   - Тяжело! - сказал он, попытавшись пошевелить немного ногой.
   - А, то-то и оно! - улыбнулась Ивонна. - Это что-то вроде гантелей для ног. Слишком тяжело?
   - Да.
   - Дай-ка ногу, - она подняла ногу мальчика и отвёрткой отковырнула одну из накладных подошв. - А так?
   - Так легче, - подвигав ногой, ответил Жак.
   - Но всё равно тяжело, да?
   - Да, тётя Ивонн.
   - А двигаться можешь? - спросила голландка.
   Жак прошёлся по каюте, тяжело стуча подошвами.
   - Могу-у! - удовлетворённо протянул он.
   - Так и оставить?
   - Да, - согласно кивнул мальчик.
   - Порядок! Да, Жак, нам лучше поторопиться. За "ночь" надо всё успеть. И тебе надо успеть вернуться в свою каюту, чтобы Лаура ничего не заподозрила.
   - Хорошо, я пррямо сейчас и пойду.
   - Я помогу тебе, - сказала Ивонна, и они направились в обратно в туалет. Жак с трудом ковылял в больших и тяжёлых сандалиях.
   - Каюта капитана Дональдсона через две каюты отсюда, по этому же ряду налево, - подсказала Ивонна направление, помогая Жаку взобраться на стул, который всё еще стоял возле вентиляционного отверстия. - Когда окажешься там, сбрось эти башмаки.
   Затем она слегка подсадила Жака, он ловко влез в туннель и пополз дальше. В тяжёлых башмаках двигаться было ещё труднее, но мальчик упрямо полз вперёд, подтягивая отяжелевшие ноги.
   Оказавшись в самом большом туннеле, он сориентировался и пополз вправо. Пропустив один правый поворот, он остановился перед вторым. Немного подумав, он повернулся ногами к боковому туннелю, и стал вползать в него, отталкиваясь руками от стен.
   Он дополз до конца туннеля и, двигаясь всё так же, ногами вперёд, свернул в узкий свёрток справа.
   В узком металлическом желобе двигаться в тяжёлых башмаках, да ещё назад, было совершенно тяжело. Но Жак упорно продвигался всё дальше и дальше, преодолевая сантиметр за сантиметром. Наконец, его ступни упёрлись в панель, закрывавщую выход из вентиляционного желоба. Поджав ноги, насколько это было возможно, мальчик изо всех сил ударил в неё своими тяжёлыми подошвами. Железная пластина звякнула, но не сдвинулась с места. Он снова ударил, но получил тот же результат. Тогда он принялся с остервенением пинать проклятую железку и вскоре почувствовал, что она слегка сдвинулась. Жак усилил удары и через некоторое время услышал, как один из винтов пулей вылетел из стены и громко звякнул где-то внизу. Он ударил ещё несколько раз, пока со звоном не вылетел второй винт. Мальчик приложил все свои силы, и вскоре панель, оторвавшись наконец от стены, отлетела с грохотом в противоположный угол. Выбравшись из отверстия, Жак спрыгнул на пол. Изрядно уставшие ноги перестали его слушаться, и он, неловко взмахнув руками, растянулся на полу. Немного отдохнув, он сбросил тяжёлые "тапочки" Ивонны и прошёл в каюту.
   "Ага, это и впрямь каюта капитана", - подумал Жак, увидев стоящий на столе портрет Дональдсона.
   Осмотрев каюту, он нашёл на полке с книгами компьютер, который также слегка напоминал книгу. В его верхнюю крышку был встроен жидкокристаллический дисплей.
   Забрав компьютер, Жак проверил входную дверь. Как он и ожидал, дверь оказалась заперта. Тогда он вернулся к вентиляционному отверстию, снова пролез в него и благополучно добрался до каюты Ивонны. Голландка уже ждала его там и помогла ему выбраться. Он отдал ей свою находку и надел кроссовки.
   - Поторопись, мой мальчик, - сказала Ивонна. - Тебе надо как можно скорее добраться до своей каюты. Лаура вот-вот придёт.
   - Хорошо, тётя Ивонн, - ответил Жак и быстро пролез обратно в вентиляцию.
   Минут через сорок он уже лежал в своей постели, притворяясь спящим.
   "Ну, Лаура, держись! - подумал он. - Скоро мы выберемся отсюда, и тебе не поздоровится".
  
  
  

ГЛАВА 17

   Недолго думая, Ивонна приступила к осуществлению сво­его плана.
   Порывшись в своих вещах, она нашла несколько проводов. Затем отвинтила крышку замка, нашла кабель, идущий от его клавиатуры, аккуратно надрезала его маникюрными ножницами и прикрутила один из проводов к месту надреза. Другой конец провода она подсоединила к компьютеру, предварительно вскрыв его. Затем, набрав на клавиатуре несколько команд, она запустила программу, принимающую внешние сигналы, и поставила компьютер на маленькую тумбочку возле двери, тщательно прикрыв его своей кофточкой. Затем немного изогнула провод, чтобы он не торчал при открывании двери. Теперь ей оставалось только подождать, пока Лаура откроет дверь.
   Ждать Ивонне пришлось недолго. Примерно через полчаса послышались сигналы набора кода, и дверь тихо сдвинулась в сторону. В каюту медленно въехал робот-стюард. Ивонна взяла книгу и сделала вид, что читает. Робот поставил поднос на стол и
   выехал из каюты.
   - Надеюсь, ты не думаешь, что меня здесь нет? - послышался голос
   Лауры из-за двери.
   - Да уж, конечно, - мрачно ответила Ивонна.
   - Хе-хе-хе! - ехидно захихикала Лаура.
   - Ты зря таскаешь мне еду, дорогуша. Я же сказала, что лучше умру, чем буду работать на тебя и твоих поганых дружков!
   - Да мне на это как-то наплевать! Ха! Голодовка, видите ли, у неё!
   Напугала!
   Ивонна взяла со стола поднос с едой и молча вышвырнула его за дверь.
   - Ну, как знаешь, - спокойно сказала Лаура и, заперев каюту, удалилась.
   Немного погодя, ван Мейер бросилась к компьютеру и откинула его крышку. На её обратной стороне, на жидкокристаллическом дисплее, были видны пять цифр: 26801.
   - Есть! Сработало! - тихо произнесла Ивонна. - Теперь я знаю код!
   Но сначала она решила дождаться Жака.
   Только через час из туалета послышался его голос:
   - Тётя Ивонн!
   Ивонна помогла ему выбраться.
   - Ты видел Лауру? - спросила она, когда они прошли в комнату.
   - Да, видель, - кивнул мальчик. - Она прринесла мне еду, а я прритворился, будто сплю. А как она ушла, я сразу же сюда - к вам.
   - Молодец, Жак! Ты всё правильно сделал, - похвалила его Ивонна.
   - У вас всё получилось? Узнали код?
   - Да, узнала. И сейчас мы попытаемся выбраться отсюда.
   Она подошла к двери и осторожно отсоединила кабель от клавиатуры замка.
   - Теперь замок соединяется только с компьютером, - пояснила она.
   Затем подошла к компьютеру и запустила программу, посылающую сигналы на внешние источники.
   - А теперь попробуем набрать код. Господи, спаси и сохрани нас, грешных... два... шесть... восемь... ноль... один... Жак, попытайся, пожалуйста, открыть дверь. Только осторожно, - попросила ван Мейер.
   Жак аккуратно повернул дверную ручку и немного сдвинул дверь в сторону.
   - Откррыто! - прошептал он.
   - Прекрасно! У нас получилось! - так же шёпотом ответила Ивонна.
   Приоткрыв дверь ещё шире, голландка осторожно выглянула в коридор.
   - Всё чисто. Можно выходить, - прошептала она, посмотрев по сторонам, и вышла в коридор. Жак тихо, как мышь, юркнул за ней.
   - Жак, ты помнишь, где у нас скафандры хранятся? - прошептала Ивонна, задвигая за собой дверь.
   - Да, помню, - тревожно оглядываясь, прошептал мальчик.
   - Там у нас осталось несколько запасных скафандров. Сбегай туда и принеси мне бластер. Он есть у каждого скафандра в специальной кобуре, которая открывается маленькой кнопочкой сбоку. Да, вот ещё что. Когда достанешь бластер, не забудь снять его с предохранителя - рычажок такой красный. Кто его знает, возможно, мне сразу придётся стрелять. Только неси его аккуратно, не направляй на себя. Понял?
   - Да, - кивнув, шёпотом ответил мальчик.
   - Ну, давай, беги, - прошептала Ивонна, подтолкнув его вперёд.
   - А вы? - забеспокоился Жак.
   - А я тихонько посмотрю, где наша "подружка" Лаура.
   - Может, я лучше с вами останусь? - предложил Жак.
   - Мне нужен бластер! - нахмурилась Ивонна.
   - Ладно, я принесу бластерр. Но вы будьте осторрожны, тётя Ивонн.
   - Хорошо, Жак, я постараюсь. Я буду возле рубки.
   Жак побежал к скафандрам, стараясь производить при этом как
   можно меньше шума.
   Ивонна же крадучись направилась к рубке. Подойдя к её двустворчатой двери, она тщательно прислушалась.
   За дверью мерно цокали каблуки Лауры.
   "Судя по всему, она нервничает, и ходит по рубке туда-сюда", - подумала ван Мейер.
   Внезапно створки двери раздвинулись, и в проёме появилась Лаура, одетая в старое платье Ивонны.
   - Ты?! - воскликнула она, выхватывая из-за пояса бластер.
   Резко подпрыгнув, Ивонна изо всех сил ударила её ногой в грудь. Отлетев на метр назад, Лаура грохнулась на пол, выронив бластер.
   Недолго думая, Ивонна бросилась на нее, и они покатились по полу рубки, отчаянно вцепившись друг в друга.
   - Ах ты, тёлка голландская! - прошипела Лаура, пытаясь вцепиться Ивонне в волосы.
   - Тварь продажная! - выкрикнула ван Мейер, ударив её кулаком в бок.
   Когда они в очередной раз прокатились по рубке, Ивонна ощутила под ногой бластер и успела оттолкнуть его подальше. Перекатившись обратно, она уселась на Лауру верхом и принялась её душить. Лаура одной рукой отталкивала Ивонну, упершись в её подбородок, а другой старалась убрать её руки со своей шеи. В конце концов, ей удалось сделать это и, сбросив руки голландки с шеи, она мгновенно ударила её ребром ладони и, оттолкнув Ивонну от себя, вскочила на ноги и бросилась к лежащему у противоположной стены бластеру.
   В ту же секунду на пороге появился маленький Жак с бластером в правой руке.
   - Держите! - крикнул он, бросая оружие Ивонне.
   Ван Мейер поймала его, сидя на полу у стены. В этот же момент Лаура подняла лежащий на полу бластер и развернулась к ней лицом.
   Раздалось тихое гудение, и пространство рубки практически одновременно прорезали два красных луча.
   - А! - коротко вскрикнула Ивонна, хватаясь за правый бок.
   Луч же, выпущенный ею, попал Лауре прямо в грудь и, едва успев прикрыть рану рукой, она со стоном рухнула на пол.
   - Тетя Ивонн!!! - пронзительно закричал Жак, бросаясь к голландке.
   - Дьявол! Всё-таки она попала в меня! - выругалась Ивонна, зажимая рукой рану в правом боку чуть ниже рёбер.
   - Вам помочь? - с тревогой спросил мальчик.
   - А, ладно, наплевать на меня! - махнула рукой ван Мейер. - Ты лучше достань как-нибудь её бластер. Нам надо её обезоружить.
   - Хорошо, сейчас попрробую, - кивнул Жак.
   - Будь осторожен! Может быть, она ещё жива.
   - Я постараюсь, - пообещал отважный маленький француз, и медленно подошёл к Лауре Стентон, лежащей без движения на полу, лицом вниз. Бластер валялся в нескольких сантиметрах от её правой руки. Дотянувшись до него ногой, Жак подвинул его к себе, сильно поддал по нему пяткой и быстро отскочил назад. Затем, подобрав бластер с полу, он принёс его Ивонне:
   - В-вот её б-бластер, тётя Ивонн. - сказал он, заикаясь от волнения.
   - От... м-м!.. Отлично! Теперь она нам... не страшна. Положи его тут, возле меня. А-а, чёрт, больно как!
   Лицо Ивонны исказилось гримасой нестерпимой боли, а на лбу выступила испарина. Усилием воли она заставила себя взглянуть на рану.
   Рана была сквозной. Впрочем, от лазерного луча ожидать другой раны не приходилось. Комбинезон вокруг раны обуглился. Луч прошил её насквозь, так же как и Лауру, но на стенах рубки не осталось ничего, кроме двух черных пятен, поскольку они были покрыты специальным составом, поглощающим лазерное излучение.
   - О-ля-ля! - ужаснулся Жак.
   - Да, здорово она меня продырявила, - попыталась улыбнуться Ивонна.
   - Однако крови нету, - с содроганием заметил мальчик.
   - Это потому... м-м!... Это потому что сосуды прижгло. Кровь потом побежит, - сказала, преодолевая боль, Ивонна
   - Тогда васс надо немедленно перревязать.
   - Да-да, конечно. Пойди в "гардероб", принеси аптечку. Она есть в
   каждом скафандре. Пакет такой... с красным крестом.
   - Ага, понял. Я мигом.
   И Жака как ветром сдуло.
   "Проворный малый!" - подумала Ивонна.
   Вернулся он так же быстро, как и убежал. В руках у него был белый пластиковый пакет с ярко-красным крестом. Присев на корточки рядом с Ивонной, он разорвал пакет и начал раскладывать на полу его содержимое.
   Ван Мейер чувствовала сильное головокружение. Всё расплывалось перед её глазами. Она привалилась спиной к стене и, закрыв глаза, свесила голову набок. Через минуту она услышала странный шорох, подняла голову и, словно бы во сне, смутно различила фигуру Лауры:
   Та тяжело вставала на ноги, крепко ухватившись обеими руками за пульт управления.
   Пошарив дрожащей рукой возле себя, Ивонна нащупала свой бластер.
   Тем временем Лауре удалось подняться. Ван Мейер видела, как, широко расставив ноги и уперевшись одной рукой в пульт, она пыталась другой рукой дотянуться до клавиатуры бортового компьютера.
   "Она внесла вирус и теперь хочет активизировать его!" - вихрем пронеслось в голове Ивонны.
   - Не-ет!!! - истошно завопила она и, вскинув бластер, выпустила три луча подряд.
   Лаура сначала откинулась назад, затем наклонилась вперёд и, уронив руку на клавиатуру, медленно сползла на пол.
   Секунду спустя в рубке заморгал свет. Жака, Ивонну и неподвижное тело Лауры несколько раз подбросило вверх, корабль задрожал и стал совершать мелкие боковые ускорения.
   - Нет!! - закричала голландка, - Она всё-таки сделала это!
   Она попыталась подняться на ноги, но перед её глазами всё закачалось, и она бессильно рухнула обратно.
   - Жак! Пеги... пеги к компуутеру... и нажми дри пуквы... "а"... "в"... "а"! - простонала Ивонна, тщетно пытаясь подняться.
   Мальчик бросился к клавиатуре и сделал все так, как она сказала: нажал "а", потом "в" и снова "а". Это была команда экстренной антивирусной тревоги. Но ничего не произошло. Напротив, корабль ещё больше замотало из стороны в сторону.
   - "Эдвард"!!! - в отчаянии закричала Ивонна. - "Эдвард", сопротивляйся!!!
   - Не волнуйтесь... - начал, было, компьютер, но затем запнулся и продолжил фразу невнятным голосом, растягивая каждое слово:
   ...хозя-а-айка, всё-о-у по-о-уд контро-о-у-лем!
   - Всё! - слабо махнула рукой ван Мейер. - Конец! Мы пропали! Придётся отключаать элекдросеть. Тругого фыхода нет!
   - А где это? - спросил Жак.
   - Вон там... около комантиирского кресла... фнизу, такая мааленкая краасная крышечка. Открой её, - с трудом произнесла Ивонна, слабеющим голосом.
   - Открыл, - сказал Жак.
   - Рычажок круглый фидишь? Поферни его... флево до конца.
   Мальчик осторожно повернул рычажок, как она просила.
   Рубка тотчас же погрузилась в темноту, и лишь обзорные экраны светились тусклым светом, поскольку, как и видеокамеры внешнего обзора работали от собственного источника питания, и отключение общей электросети на них не действовало. Рывки корабля понемногу затихли. Далёкие звёзды на экранах сначала замедлили свое движение, а затем и вовсе остановились. "Звёздный Рыцарь" лёг в дрейф.
   - Как темно! - сказал Жак.
   - Там, где шкафаандры... есть полшие фонари... Принеси,
   пожаалуйста, один из них, - тяжело дыша, сказала Ивонна.
   Освещая путь своим маленьким фонариком, Жак вышел из рубки.
   Ивонну бросало то в жар, то в холод. Её мучила жажда. Пот ручьём стекал по лицу. Снова приложив руку к ране, она ощутила, что ладонь стала влажной и липкой.
   "Всё! Кровотечение открылось", - подумала ван Мейер.
   Жак вернулся минут через пять. В руках он держал большой круглый фонарь. В задней части фонаря имелась ручка, но он нёс его обеими руками, будто боялся разбить. Свет фонаря ослепил Ивонну, и она зажмурилась.
   - Проверь, пожалуйста, жива ли Лаура, - тихо попросила Ивонна. - Ты умеешь... проверять пульс?
   - Да, умею.
   Жак осторожно подошёл к Лауре и дрожащей рукой нащупал её холодеющую руку.
   Пульса не было.
   - М-мертв-ва! - заикаясь, промолвил мальчик.
   - Ещё бы!.. Её проткнули как муху, по меньшей мере, четыре луча. Впервые... в жизни я убила... человека. И всё же... я рада... что эта сволочь мертва. Но ей всё-таки... удалось сделать то... что она хотела. Однако я уверена, что мы... справимся. Мы... справимся... Жак, мы справимся, - тяжело дыша, с трудом сказала Ивонна и потеряла сознание.
   - Тётя Ивонн! - закричал Жак, тряся её за плечи. - Тётя Ивонн, очнитесь!
   Но голландка не двигалась.
   - Тётя Ивонн, не умирайте!!!
  
  
  

ГЛАВА 18

   - Господь всемогущий! - взмолился мальчик. - Не дай ей умереть именно сейчас, после всего этого.
   Трясущимися руками он нащупал запястье Ивонны и проверил пульс.
   - Слава богу! Она жива, - облегчённо вздохнул мальчик.
   Он положил фонарь на пол, расстегнул комбинезон Ивонны, и вытащил сначала одну руку из рукава, а затем другую. Сняв комбинезон до пояса, он осмотрел рану, содрогаясь от ужаса.
   Рана была в правом боку, под рёбрами. Её края почернели, и из неё обильно сочилась кровь. Такая же рана была и на спине, но располагалась она немного ниже передней. Конечно, Жак не умел оказывать медицинскую помощь, но он должен был, что-то сделать для голландки. В аптечке было четыре больших ватных тампона и четыре бинта. Он немного развернул бинт и приладил к нему два тампона, прикидывая расстояние до задней раны. Затем приложил бинт с тампонами к обеим ранам и, прижав своим телом передний тампон, протянул свободный конец повязки под спину Ивонны. Перехватив его другой рукой, он завершил первый оборот и сразу же сделал второй, стараясь затянуть повязку как можно туже. Подоткнув его конец, намотал сверху для верности второй бинт. Затем достал резиновый жгут и, наложив его поверх бинтов, крепко затянул.
   "Сейчас главное кровь остановить. А обработать рану можно и потом, немного погодя", - подумал он, и стал рассматривать вытащенные из аптечки лекарства, подставляя их под свет фонаря.
   Названия большинства медикаментов и их предназначение были ему не известны. Только пять из них оказались более или менее понятны: мазь для лечения ожогов, одноразовый шприц с жаропонижающим, такой же шприц с обезболивающим, антибактериальный раствор, и какой-то "гель".
   Затем мальчик отправился в каюту Ивонны - единственную не запертую на корабле - нашёл там большой графин, наполнил его водой из крана, и принес в рубку.
   Время от времени он поглядывал на повязку Ивонны. Поначалу на ней медленно расплывалось алое пятно крови. Но мало-помалу пятно перестало увеличиваться в размерах и начало постепенно подсыхать. Часов через восемь, когда повязка перестала увлажняться, он решил сменить её.
   Убрав пропитавшиеся кровью тампоны, Жак промокнул раны ватой, смоченной в антибактериальном растворе. Ивонна при этом вздрогнула и застонала, но так и не пришла в себя. Затем он смазал раны мазью для лечения ожогов и снова туго перебинтовал.
   Часа через полтора после этого Ивонне стало хуже. У неё начался жар. Всё её тело мелко тряслось. Пот стекал с неё ручьём. Жак снял колпачок со шприца с жаропонижающим средством, осторожно приложил шприц к её руке и нажал на кнопку. Из шприца выскочила тоненькая крохотная иголочка и, пронзив кожу, впрыснула туда лекарство.
   Затем он принёс из каюты Ивонны подушку и одеяло. Бережно уложив голландку головой на подушку, он заботливо укутал её потеплее одеялом и улёгся рядом сам, погасив фонарь. Нежно поглаживая мокрые от пота волосы Ивонны, он не заметил, как задремал. Однако вскоре он проснулся, потому что Ивонна начала метаться и бредить во сне, бормоча что-то по-голландски. Жак прижал её к себе и стал тихо напевать французскую песенку, которую ему когда-то пела мама. Он пел, а по его щекам незаметно скатывались слезинки. Он вспоминал маму, свой родной дом во Франции, маленькую комнатку в Канаде, в которой они с мамой жили в последнее время. Всё это теперь казалось таким же далёким и нереальным, почти призрачным, как и сама Земля. Земля! Ему казалось, что скоро он забудет значение этого слова. Так же, как значение слов "родина", "дом", "мама"... Мама! Он уже не надеялся её увидеть. Он чувствовал себя песчинкой, затерянной в бескрайней Вселенной. Что произойдёт с ним дальше? Об этом он не думал.
   Постепенно лекарство начало действовать, жар у Ивонны стал спадать, и она затихла. Уткнувшись в её плечо, Жак заснул.

* * *

   Открыв глаза, он не сразу понял, что проснулся. Кругом было темно, и лишь далёкие звёзды мерцали на экранах крохотными точками, как гирлянды на рождественской ёлке. В рубке стало прохладнее. Вспомнив, где он находится, Жак встал и немного походил по рубке, обдумывая свои дальнейшие действия. Затем пошёл к скафандрам, собрал все аптечки, какие только смог найти, и перенёс их в рубку. Неся аптечки, он заметил, что они стали немного легче.
   "Наверно, сила тяжести уменьшилась, оттого что компьютер выключен", - подумал он.
   Он снова перевязал Ивонну, предварительно обработав раны. Когда он закончил перевязку, она вдруг завертела головой и тихо застонала.
   - Пи-ить! - просяще протянула она, не открывая глаз.
   Жак хотел поднести графин с водой к её пересохшим, потрескавшимся губам, но вовремя остановился, вспомнив, что в одном из стереосериалов он видел, как доктор не давал пить человеку с подобным ранением, а только смачивал его губы мокрой тряпочкой. Жак тогда наивно полагал, что он не даёт пить, потому что вода может вытечь из раны. Почти так же мальчик думал и сейчас. Он достал из аптечки ватный тампон и, смочив его водой, бережно провёл им по губам Ивонны. Пошевелив слипшимися губами, она ещё немного постонала и вскоре успокоилась.
   Тут Жак почуял странный запах. Он вспомнил, что уже чувствовал этот запах сразу, как только проснулся, но не придал этому значения. Он прошёлся с фонарём по рубке, ища его источник. Около тела Лауры запах усилился. И мальчик, наконец, сообразил, что к чему. Это был отвратительный запах жжёной загнивающей плоти вперемешку с запахом запекшейся крови. Зажав нос, Жак брезгливо отпрянул назад.
   "Однако, хоть это и неприятно, но её тело надо отсюда убрать, - подумал он, - а то вдруг от него пойдут всякие микробы, и Ивонне
   станет хуже".
   Перекрестившись, он схватил мёртвое тело за плечи дрожащими от ужаса руками и потащил к двери, стараясь не смотреть в широко раскрытые остекленевшие глаза Лауры. Несмотря на пониженный уровень гравитации тащить её было всё равно тяжело, и возле двери Жак упал, совершенно выбившись из сил.
   - Так я буду тянуть её целую вечность! Нет, надо что-то другое придумать, - пробормотал мальчик.
   И тут его осенило:
   "Ага! Робот-стюард! Вот кто мне поможет", - подумал он.
   Взяв в руки фонарь, он отправился в автокухню - место обитания робота-стюарда. Там он нашёл не только робота, но и дюжину сэндвичей с ветчиной, и большой кусок рыбного пирога.
   "Отлично! С голоду мы не умрём. Во всяком случае, пока", - с удовлетворением подумал он, быстро проглотив один из сэндвичей. Его рука машинально потянулась за вторым, но он остановил себя:
   "Что это я делаю?! Надо же экономить!"
   Он быстро завернул свои съестные находки в полотенце, висевшее на стене, и сунул образовавшийся узел под мышку. Робот-стюард скромно приютился в дальнем углу автокухни.
   - Стюаррд, ты меня слышишь? - спросил Жак, подойдя к нему.
   Внутри робота что-то заурчало, загудело, заскрежетало. На его тумбообразном корпусе зажглось несколько лампочек и индикаторов.
   - Да, сэр! - произнёс он, наконец, механическим голосом, чётко разделяя каждое слово.
   - Ты в поррядке? - снова спросил мальчик.
   - Да, сэр! - повторил робот.
   - Езжай за мной в рубку, - повелительно сказал Жак.
   - Тем-но, - сказал робот по слогам после некоторой паузы.
   - А меня ты видишь? - спросил мальчик.
   - Пло-хо, - ответствовал послушный агрегат на колёсиках.
   - Хоррошо, давай манипулятор, я прроведу тебя.
   Робот послушно вытянул манипулятор. Жак положил свёрток с едой на плоский верх робота и, держа в одной руке фонарь, ухватился другой рукой за манипулятор и потянул его к выходу. Робот легко покатился за ним, тихо жужжа своими механизмами.
   Войдя вместе с роботом в рубку, Жак направил луч фонаря на бездыханное тело Лауры, распростёртое на полу:
   - Эта женщина... э-э... этой женщине... э-э... в общем... ей стало плохо, - произнёс подбирая слова мальчик. - Ты поможешь мне отнести её в... Ну, в общемм туда, куда я скажу. Стой здесь и не двигайся. И опуссти, пожалуйста, свои клешни.
   - Не-по-нят-ное сло-во - "клеш-ни", - по слогам произнёс робот.
   - Манипуляторы, - раздражённо пояснил Жак, кладя свёрток с едой
  
   на пол.
   Подойдя к телу Лауры, Жак немного постоял над ним, собираясь с мыслями.
   - Господи, прости нам невольные пригрешения наши, - тяжело вздохнув, тихо пробормотал он, молитвенно сложив руки и, быстро перекрестившись, подтащил тело Лауры к роботу. Затем перевернул её на живот, и, подхватив под мышки, попытался приподнять до верха робота. Но от того, что он долго не ел, у него закружилась голова, подкосились ноги, он выпустил тело Лауры из рук, и оно глухо шмякнулось об пол и её руки безжизненно раскинулись в стороны.
   Покрепче уперевшись ногами в пол, Жак снова ухватил Лауру под мышки, и немного подёргал, прикидывая тяжесть. Затем, собрав все свои силы, он со стоном резко рванул её вверх и бросил на плоскую "крышу" робота. Немного отдышавшись, он уложил тело получше. Теперь мёртвая Лаура лежала на роботе согнувшись пополам, руками и ногами касаясь пола.
   Внутри молчавшего до сих пор механизма опять что-то заурчало.
   - Моя про-грам-ма не пре-дус-мат-ри-ва-ет транс-пор-ти-ров-ку тя-жес-тей на кор-пу-се, - монотонно пробубнил он.
   - Это твоя прогррамма не прредусматривает, а я - прредусматриваю! - резко сказал Жак с сильным французским прононсом.
   - Моя про-грам-ма не пре-дус... - снова начал робот.
   - Заткнись, металлолом на колесиках! - грубо оборвал его мальчик. - Заткнись и делай то, что я скажжу! Есть у тебя задний ход?
   - Не по-нял, - размеренно проговорил робот.
   - Можешь ты назад двигаться? - с раздражением пояснил Жак.
   - Могу, сэр. Толь-ко не быс-тро.
   - Езжай, - приказал мальчик.
   Тяжело скрипнув колёсами, робот тронулся с места. Придерживая тело Лауры, Жак подталкивал его вперёд.
   Так он и шёл за роботом по длинным галереям "Звёздного Рыцаря", помогая ему на поворотах.
   - Э-нер-ги-я на ис-хо-де, - заявил робот, когда они миновали место, где хранились скафандры.
   - Езжай-езжай, нытик железный! - подтолкнул его мальчик.
   Робот медленно поехал дальше, постоянно твердя о том, что у него кончается энергия, а через несколько минут и вовсе остановился, не доехав метра полтора до одного из аварийных шлюзов. Все его лампочки и индикаторы моментально погасли.
   - Эй, ты что, всё что ли?! - с тревогой спросил Жак.
   Робот не ответил.
   - Да, всё, стало быть, прриехали! - сказал Жак неизвестно кому. Скорее всего, самому себе.
   Он резко столкнул труп Лауры с робота. Она грузно упала на пол и так и осталась лежать в неестественно согнутом положении.
   Жак встал над ней и, сложив руки, хотел прочитать молитву. Но, к сожалению, ни одной заупокойной молитвы он не знал. Поэтому он решил сказать просто:
   - Господи, прости этой женщине все её прегрешения, вольные или невольные. Мисс Лаура Стентон, я прощаю тебе всё зло, которое ты причинила. Упокойся с миром. Аминь!
   Он хотел закрыть ей глаза, но у него не хватило духу сделать это. На него нашёл приступ какого-то необъяснимого страха и, быстро развернувшись, он убежал оттуда.
   Ворвавшись в рубку, он положил фонарь на пол, уселся в углу на корточки и, обхватив руками колени, просидел так более получаса.
   Совладав, наконец, со своими чувствами, Жак стал думать, чем ему заняться дальше. И тут у него возникла совершенно сумасшедшая идея:
   "Зря, что ли, капитан учил меня, как управлять кораблём! Надо же всё-таки попробовать! - подумал он. - Судя по словам покойной Лауры, мы не очень далеко отлетели от планеты (по астрономическим меркам, конечно). Разверну корабль и полечу обратно. А там, может быть, удастся связаться с капитаном. Второй флайер у них пока в порядке и, возможно, они помогут нам".
   Он решительно уселся в командирское кресло и стал вспоминать слова капитана.
   "Если "Эдвард" по каким-либо причинам отключится, корабль без управления не останется, - говорил капитан. - Любое прикосновение к ручке управления тотчас же приведёт его в движение, потому что ручное управление работает от двух больших аккумуляторов и трёх генераторов".
   От волнения слегка поёрзав в кресле, Жак продолжил вспоминать наставления Дональдсона:
   "В космосе действуют законы инерции. Поэтому ручку лучше не держать постоянно отклонённой в сторону. Её нужно двигать рывками. Вот так - нажал в нужную сторону - и отпустил. Нажал - отпустил. Так ты сохранишь энергию и горючее".
   Жак хотел взяться за ручку управления, но его пальцы предательски задрожали от страха.
   "Спокойно, парень! - приказал он себе. - Это наш единственный шанс. Я должен вернуть корабль к той планете. Оставаться здесь нельзя. Те, кто послал Лауру, могут запросто захватить его здесь. Тогда и мне конец, и Ивонне".
   Решительно сжав ручку управления, он несколько раз отклонил её
   влево, внимательно вглядываясь в большие экраны.
   Сначала все звёзды ровно мерцали на своих местах, и он уже собрался снова наклонить ручку, как вдруг заметил, что одна из звёзд изменила своё положение. Присмотревшись, он понял, что и остальные звёзды слегка сдвинулись вправо.
   - Ура! Работает! - воскликнул Жак. Он понимал, что его радость преждевременна, но не смог совладать со своими эмоциями.
   На экраны стали выплывать новые звёзды, не попадавшие ранее в "поле зрения" видеокамер. Так же медленно на экраны вползло голубое пятнистое солнце. "Фортуна" - так, кажется, они его назвали. Ещё через некоторое время на экранах появилось круглое пятнышко размером с двухцентовую монету.
   "Вот это, наверно, и есть та самая планета", - подумал мальчик.
   Пятнышко уже ползло по центральному экрану, и как только оно оказалось в его центре, он сразу же нажал большую квадратную клавишу рядом с ручкой. Он помнил, что именно этой клавишей закрепляется нужный курс. После этого он несколько раз нажал маленькую круглую кнопку, запускавшую вспомогательные маршевые двигатели корабля.
   "Если компьютер отключен, работают только вспомогательные маршевые двигатели. А они могут разогнать корабль только до двенадцати километров в секунду", - сказал ему однажды капитан.
   Жак мучительно долго всматривался в экраны, пока, наконец, не убедился, что корабль действительно двигается вперёд - прямо на круглое пятнышко.
   - Ура!!! Я лечу-у!!! - радостно закричал мальчик, и теперь у него был для этого повод. Ведь у него всё получилось именно так, как он хотел.

* * *

   Последующие сутки маленький Жак трудился как пчёлка. Он постоянно следил за курсом и скоростью корабля, время от времени выправляя их, и ухаживал за Ивонной, перевязывая её раны, смачивая губы мокрой тряпочкой и укутывая одеялом.
   При этом он окончательно потерял счёт времени. Минуты и часы тянулись сплошной чередой, и ему было абсолютно безразлично, сколько часов прошло и сколько пройдёт ещё.
   Ивонна пролежала без сознания четверо суток и лишь на пятые пришла в себя. С усилием разомкнув веки, она приоткрыла один глаз и взглянула на Жака, который сидел рядом с ней на корточках, держа в руках фонарь. Сначала её взгляд бессмысленно блуждал, но затем чётко сфокусировался на нём, и она открыла другой глаз.
   С трудом разлепив потрескавшиеся губы, она несколько раз открыла рот, явно намереваясь что-то сказать, но у неё ничего не
   вышло.
   - Жак... Жак, что... со мной было? - еле слышно прошептала она наконец, срывающимся голосом.
   - Лаурра ранила вас, и вы потерряль сознание, - невозмутимо ответил Жак, однако лицо его буквально светилось от счастья. Он столько сделал, чтобы снова услышать ее голос! И вот, наконец, это свершилось! Мальчик был счастлив, как никогда в жизни!
   - Да-да... Я помню. А где Лаура? - снова проговорила Ивонна. так тихо, что Жаку пришлось нагнуться, чтобы разобрать её слова.
   - Вы убили её, - напомнил он ей.
   - Да-да... Я помню, - повторила Ивонна.
   С трудом приподняв голову, она огляделась вокруг и снова бессильно уронила её на подушку.
   - Но я не вижу... её тела, - сказала она тихо.
   - Лежите-лежите. Вамм нельзя двигаться. И много говоррить тоже нельзя. А то ваши раны открроются, - произнёс Жак как заправский доктор, - А насчёт Лаурры не беспокойтесь. Я её утащиль подальше.
   - А почему... так темно? - снова спросила Ивонна.
   - Компьютер забаррахлиль, и вы прриказаль отключить электросеть.
   - Ах, да!... Господи, сколько же я... так пролежала?! - удивлённо спросила Ивонна, по-прежнему с трудом произнося каждое слово.
   - Не знаю, тётя Ивонн. Часов у меня нет. Дольжно быть, "дня" три, а может и больше. Не знаю, - развёл руками мальчик.
   - В таком случае... ты можешь... включить электропитание. Поверни направо... ту ручку, - попросила она, шевельнув рукой.
   Жак незамедлительно выполнил просьбу Ивонны, и в рубке зажглось, наконец, нормальное, а не от его фонаря освещение.
   От его яркого света мальчик крепко зажмурился, а ван Мейер с тихим стоном прикрыла глаза рукой.
   - Пить хочу, - сказала Ивонна через некоторое время.
   - Вам нельзя. У вас рана в животе, - отрицательно помотал головой Жак.
   - Времени... прошло уже... достаточно. Я думаю, можно.
   - Э-э... я не знаю... - в нерешительности замялся мальчик.
   - Не бойся. Не... не умру же я... от глотка воды, - настаивала Ивонна.
   - Что ж, если вы так считаете... - Жак поднёс графин с водой к её пересохшим губам. - Только немного!
   Ивонна жадно прильнула губами к горлышку графина и лихорадочно сделала несколько глотков.
   - Эй-эй! Я же сказаль немного! - мальчик быстро отнял графин от её рта.
   Он слегка отпил сам и добавил:
   - Вы пока лежить, отдыхайте, а я пойду - поделаю чего-нибудь.
   Он направился в автокухню и включил установленный там компьютер. Он работал отдельно от "Эдварда" и ограничивался только приготовлением пищи.
   - Каков будет ваш заказ, сэр? - произнёс из компьютерного динамика приятный женский голос. Прислушавшись, мальчик уловил, что этот голос отдалённо напоминал голос Ивонны. Видимо, при проектировании голоса для кухонного компьютера голландка взяла за основу тембр своего голоса и слегка изменила его.
   - Манную кашу, пожалуйста. Только очень... э-э... жидкую, - ответил Жак.
   - Жидкую манную кашу. Правильно? - уточнил компьютер.
   - Да, - подтвердил свой выбор мальчик.
   - В каком количестве?
   - Одну... нет, две порции.
   - Заказ принят. Подождите, пожалуйста.
   Автокухня выглядела как большой шкаф с полочкой, прикреплённой сбоку. За полочкой было квадратное окошко, прикрытое металлической задвижкой. Через пять минут задвижка отодвинулась, и на полочку на специальном транспортёре выехали две пластиковых тарелки, до краёв наполненные манной кашей в которую были заблаговременно воткнуты пластмассовые ложки.
   - Большое спасибо, - вежливо сказал Жак, забирая тарелки. Они были теплыми, но пальцев не обжигали, потому что перед выдачей погружались ненадолго в маленький холодильник.
   - Не за что, сэр, - галантно ответил компьютер.
   Держа в руках тарелки, он вернулся в рубку:
   - Итак, вы считаить, что пить вам уже можно. Стало быть, вам сам бог велель покушать чего-нибудь.
   Он подсел к Ивонне и начал кормить её с ложечки, как младенца.
   - Надеюсь, вам не прридётся давать ложечку за маму и ложечку за папу, - пошутил Жак. - Так меня коррмила моя мама, когда я быль маленький.
   Ван Мейер попыталась улыбнуться, но её улыбка выглядела кисловато, и даже немного грустно.
   Накормив Ивонну, Жак принялся за свою порцию.
   - Так ты говоришь... что утащил тело Лауры подальше отсюда? - спросила Ивонна тихим срывающимся голосом.
   - Угу, - промычал Жак, с аппетитом уплетая кашу. После стольких дней экономии во всём ему казалось, что он в жизни не ел ничего вкуснее.
   - Как же ты... один справился с этим... делом? - спросила Ивонна с большим трудом, делая паузы между словами.
   - Один? О нет, тётя Ивонн, я был не один. Мне помогаль робот-
   стюаррд. Я нашёль его на кухне. Я водрузиль на него тело Лауры и заставиль уехать подальше отсюда. Однако у него кончилась энерргия, и он остановился... э-э... в общем, там - около ближайшего аварийного шлюза. Так он там и осталься - рядом с мёртвой Лаурой.
   Ивонна ощупала повязку на своём животе:
   - Это ты меня перевязал? - спросила она, посмотрев на него.
   - Я, конечно, - кивнул мальчик. - Кто же ещё?
   - И как часто... ты это делал раньше?
   - Я что, похож на доктора, да? Никогда я этого не делаль.
   - Но как же ты... догадался, что нужно... делать? - недоумённо спросила голландка.
   Жак пожал плечами.
   - Сам не знаю. Интуиция, наверно, - сказал он смущённо.
   - А лекарства ты применял?
   - Один раз мне прришлось вколоть вам жарропонижающее.
   - Молодец! - похвалила его ван Мейер.
   - Но самого главного я вам ещё не сказаль, - лукаво улыбнулся мальчик.
   - И что же это? - спросила, посмотрев на него Ивонна.
   - Мне удалось разверрнуть корабль с помощью ручного упрравления, - гордо заявил Жак, - так что теперь мы летим обратно!
   Приподняв голову, Ивонна взглянула на экраны. От изумления её глаза округлились.
   - Мальчик мой, да ты просто... Ты просто золото! Возможно, ты спас... всех моих друзей! Дай я... обниму тебя, хороший ты мой! - сказала она, расчувствовавшись.
   Жак нагнулся к Ивонне. Она крепко обняла его и поцеловала в щеку.
   Мальчик почувствовал, что краснеет, и смущённо отошёл в сторону.
   - Жак, я... наверно, посплю, - устало сказала Ивонна, - выключи свет, пожалуйста. Вон тем... выключателем, который на стене.
   Он выключил свет и сразу же услышал её ровное посапывание.
   "Как же быстро она уснула!" - подумал он, усаживаясь в командирское кресло.
   Взглянув на экраны, Жак почувствовал себя настоящим капитаном межзвёздного корабля, этаким "космическим волком", если так можно выразиться.
  
  
  
  
  

ГЛАВА 19

   Вот уже два дня Дональдсон и его товарищи пробирались по лесу, в котором они вынуждены были скрыться из-за полчища монстров.
   Лес был густой и изобиловал кустарниками разных видов, продираться через которые было трудно даже с бластером. Поэтому за эти два дня им удалось продвинуться вглубь леса не более чем на десять километров. К концу второго дня астронавты устроили привал, расположившись на траве под кронами высоченных деревьев. На страже решили поставить одного человека и меняться каждые четыре часа.
   На следующее утро Ченг проснулся раньше всех и, как всегда, отправился прогуляться по лесу. Он использовал это время для изучения растительного мира планеты: без конца проводил экспресс-анализы всего, что казалось ему съедобным, тщательно фотографировал всё, что видел, и ничто не могло ускользнуть от пытливого взгляда космобиолога.
   Через два часа он вернулся сильно запыхавшийся и стал искать свою запасную фляжку с водой. Его тяжёлое дыхание разбудило Дональдсона.
   - Что случилось, Джеймс? - спросил капитан, удивлённо глядя на доктора.
   - Уф-ф... Странная эта планета, командир, - сказал Ченг полушёпотом, чтобы не разбудить остальных.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Я имею в виду её животный мир, чёрт бы его побрал!
   - И что же в нём странного?
   - Помните, как ящеры загнали нас в этот проклятый лес? Я ещё тогда подумал, что тут что-то не так! На нас наседали все! И большие, и маленькие! Будто облаву устроили! Если все они хищники, то как они могли оказаться одновременно в этом месте? И вот сегодня я ещё раз убедился в том, что эта планета очень странная. Пошёл я сейчас побродить немного по лесу. Вы знаете, я ведь это делаю уже не первый раз. Природа этой планеты очень
   интересует меня как биолога.
   - Да, я понимаю, - кивнул Дональдсон.
   - Так вот: - продолжал доктор, - иду я по лесу, собираю всякие травинки, рассматриваю разных букашек и всё такое... Короче, я так всем этим увлёкся, что не заметил, как оказался на краю леса. Случайно подняв голову, я обнаружил, что стою метрах в двадцати от четырёх ящеров. Один из них был такой же, как тот... первый... которого вы убили. Три других были значительно меньше - всего лишь на метр выше меня. Они, несомненно, были травоядными, потому что ощипывали какой-то чахлый кустик. Я быстро нырнул обратно в лес и стал наблюдать за ними оттуда. Малыши совершенно не боялись прогуливавшегося рядом с ними гиганта, и он сам не бросался на них. Но я уверен, что он был хищником! В течение десяти минут четвёрка ящеров беспечно разгуливала в дюжине метров от меня. Причем маленькие так ловко шныряли между ног огромного монстра, что он ни разу на них не наступил. Мне ужасно захотелось сфотографировать это удивительное зрелище, но, доставая свой поляроид, я сделал неосторожное движение и высунулся из-за кустов. Ящеры тотчас же заметили меня и, подняв страшный рёв, бросились на меня все разом. Пальнув в большого монстра, я пустился наутёк. Маленькие ящеры увязались за мной, и я с большим трудом отбился от них. А потом я прибежал сюда. Однако ты понял, что я имел в виду, когда говорил о странностях этой планеты? - вопросительно посмотрел на него Ченг.
   - Значит, ты считаешь, что на нас нападали и хищники, и травоядные? - задумчиво спросил капитан.
   - Да, именно так. Сейчас я уже в этом не сомневаюсь.
   - А может, те - трое маленьких - тоже хищники? - предположил Дональдсон.
   - Нет-нет, они травоядные! - возразил доктор. - Я понял это по их зубам. Строение зубов у хищников и травоядных слишком различно. Этот закон действует практически на всех известных нам планетах.
   Тут к ним подошёл стоявший на страже Барков.
   - Извини, Джеймс, я слышал ваш разговор... - тихо пробубнил он.
   - Да, мы и не скрываем ничего, - развёл руками Ченг.
   - Как я догадываюсь, тебя волнует ещё и то, что хищники не набрасываются на свою жертву при удобном случае? - спросил Барков.
   - Да, и это тоже, - кивнул головой доктор.
   - А может, этот большой ящер был просто сытый? - предположил, улыбнувшись, навигатор.
   - А увидев меня, он сразу проголодался, да? Нет, Пётр тут что-то не так. Большой ящер должен был глотать всё, что движется, судя по его размерам. Но они крутились под его ногами десять минут, а он
   и глазом не моргнул. А на меня почему-то сразу же накинулся!
   - А может это были его детёныши? - предположил Дональдсон, почесав в затылке.
   - Детёныши, конечно, могут быть разными, но не до такой же степени! Нет, командир, это исключено, - возразил доктор.
   - И какой же ты делаешь вывод из всего этого? - спросил капитан.
   - Я думаю... я думаю, на этой планете все (или почти все) животные охотятся на людей! - уверенно произнёс Ченг.
   - На людей?! Чушь какая-то! - усмехнулся Барков. - Какие здесь могут быть люди?! Этот район не изучен!
   - Или на гуманоидов, - закончил свою мысль Ченг. - Надеюсь, ты не будешь отрицать, что здесь могут быть такие.
   - Но зачем им это нужно? Зачем они охотятся на гуманоидов? - с недоумением спросил капитан.
   - Не знаю, командир, не знаю. Я только сопоставил то, что видел, - развёл руками доктор.
   - Ладно, чёрт с ними, с причинами, - махнув рукой, сказал капитан, - Возможно, когда-нибудь они станут нам понятны. А пока просто примем предположение Джеймса к сведению и пойдём дальше. Сэму и Магнусу расскажем всё потом.
   - Ладно, давайте их будить, - кивнул в сторону спящих товарищей Барков. - Надо идти дальше.
   Разбудив Митчелла и Свенссона, они уселись завтракать, разложив свои припасы прямо на траве.
   За завтраком Дональдсон сказал:
   - Ребята, я попросил бы вас вот о чём: если нам вдруг встретятся разумные существа, применяйте оружие только в самом крайнем случае, и только по моей команде.
   - А какие существа можно считать "разумными"? - спросил Митчелл.
   Все засмеялись.
   - Только тебя, - со смехом сказал Барков.
   Последовал ещё более сильный взрыв хохота.
   - Смех смехом, но Сэм задал вполне резонный вопрос, - сказал капитан, когда все вдоволь насмеялись. - На некоторых планетах очень трудно провести границу между разумными формами жизни и, если так можно выразиться, "неразумными". Однако я думаю, что разумными можно считать те существа, которые имеют, что-то похожее на членораздельную речь и могут пользоваться орудиями труда или оружием.
   - И всё?! - удивлённо спросил Митчелл.
   - Ну, это как минимум. Если же они при этом строят сложные здания и имеют какую-нибудь технику, то значит, это ещё более разумные существа, - с улыбкой ответил Дональдсон.
   - Наверно, использование огня тоже важно? - предположил Митчелл.
   - Огнём чаще всего пользуются там, где бывают холода. А там, где всё время тепло, огонь не нужен, - сказал капитан.
   - Да, конечно, - согласился Митчелл.
   - Ребята, позвольте мне закончить свою мысль насчёт применения оружия, - продолжал Дональдсон. - Возможно, нас могут и окружить. Так вот, парни, если такое случится, сдавайтесь сразу и без всяких вопросов.
   - Чего-о?! - недовольно протянул Свенссон.
   - Сдаваться?! Никогда! - решительно заявил Митчелл.
   - Что вы такое несёте, командир?! - возмутился Ченг.
   - Мы, русские, отродясь никому не сдавались! - горделиво произнёс Барков, стукнув кулаком по колену. - А тем более каким-то инопланетяшкам!
   - Хорошо, парни, я объясню, - спокойно сказал капитан, - Если на нас нападут те, кто похитил пассажиров несчастной "Эклиптики", мы должны сразу сделать вид, что легко поддались их влиянию. Тогда мы, может быть, сможем узнать, где они прячут пассажиров и попытаемся спасти их. Конечно, вы скажете, что у них сильное телепатическое воздействие. Но ведь Лауре Стентон удалось с ним справиться! Значит, и мы сможем. Надо только сохранять контроль над своим мозгом. А если же мы попадём к какому-нибудь другому племени, то мы должны сдаться для того, чтобы завоевать их доверие, если они не каннибалы, конечно. Поначалу они могут держать нас как рабов, но мы должны это стерпеть и выполнять все приказания. Тогда нас, может быть, повысят в ранге, и с этим племенем мы сможем найти воду, потихоньку добыть из неё водород и как-нибудь заправить флайер. Кроме того, мы, возможно, сумеем узнать что-нибудь о похитителях "Эклиптики".
   - Ты привёл два варианта, но может быть ещё и третий, - возразил Барков.
   - Третий? - удивился Дональдсон.
   - Мы находим пассажиров "Эклиптики", находящихся под воздействием инопланетян. Три тысячи зомби. Тут уж совсем неизвестно, что с нами будет!
   - Тогда мы попытаемся снять с них это воздействие, - ответил капитан.
   - Каким образом? - усмехнулся Барков.
   - Нам помогут способности Ченга. Джеймс, ты же можешь делать это... - Дональдсон сделал выразительный жест, как бы помахав чем-то перед носом.
   - Гипноз? Да, могу. Правда, у меня мало опыта в этом деле. А так, в общих чертах, могу, - кивнул Ченг.
   - В таком случае, я согласен с твоей идеей, Эндрю, - немного
   подумав, сказал Барков, - правда, всё это до такой степени
   рискованно...
   - Ха! Риск! - усмехнулся Дональдсон, - В нашей работе риска вообще хоть отбавляй! Полёты в космос всё ещё не прогулка по Пятой авеню!
   - Я думаю, командир прав насчёт возможной сдачи в плен. Конечно, ничего приятного в этом нету, но это позволит нам сохранить наши жизни, оставит хоть какие-то шансы на то, чтобы смыться отсюда и, может быть, даст нам новые зацепки в наших поисках, -
   невозмутимо проговорил Ченг.
   - Логика в этом есть. Я согласен, - как всегда коротко и лаконично произнёс Свенссон.
   - Командир мыслит хоть и парадоксально, но правильно. Я тоже согласен, - кивнул вихрастой головой Митчелл.
   - Ну и всё тогда, закончим нашу дискуссию, - спокойно сказал капитан, поднимаясь на ноги, - собирайтесь, пойдём дальше.
   Подобрав с земли свои вещи, они отправились дальше. Лучи голубого солнца с трудом пробивались сквозь фиолетово-зелёную листву деревьев. В лесу было темно и сыро. В воздухе летали причудливые насекомые самых разнообразных форм и расцветок. Астронавты упорно шли вперёд, продираясь сквозь цепкие кусты. Им удалось пройти больше двух километров, когда Барков вдруг резко остановился возле какого-то совершенно неприметного дерева.
   - Ко мне, ребята! - крикнул он. - Я тут нашёл кое-что!
   Все тотчас же обступили навигатора.
   - И что ты тут такого нашёл? - спросил Дональдсон.
   - Вот! - сказал Барков, ткнув пальцем в ствол дерева. На его серой коре была отчётливо видна зарубка. Это явно был след какого-то острого предмета треугольной формы. Зарубка была очень похожа на стрелку. Своим острым углом она показывала куда-то в глубину леса.
   - Ого! - воскликнул Дональдсон. - Да ведь это зарубка!
   - Вот именно! - ухмыльнулся Барков.
   - А может, это просто след от когтя какого-нибудь крупного животного? - предположил Митчелл.
   - Нет, он слишком глубокий, - возразил Ченг. - Видишь, даже древесина задета. Да и форма-то слишком правильная. Это след от чего-то острого. Вот тут этот предмет вошёл в дерево с одной стороны, а тут - с другой, - показал наблюдательный доктор.
   - Несомненно, это след от топора, - кивнув, подтвердил Свенссон.
   - И он похож на стрелку, - добавил Барков, - вот этот угол явно куда-то указывает.
   - Да, Пит, пожалуй ты прав, - согласился капитан, внимательно рассматривая странную отметину на дереве.
   - Давайте туда и пойдём, - предложил Митчелл, - может, найдём ещё
   зарубки.
   - Хорошо, - согласился Дональдсон, - должна же она куда-то привести.
   Внимательно смотря по сторонам, они двинулись дальше, в направлении, указанном зарубкой. Их пять силуэтов медленно двигались в полумраке леса. Над всеми возвышалась долговязая фигура Свенссона. Рядом с ним шёл коренастый Барков. Чуть подальше размеренно топали Дональдсон и Митчелл. Они были примерно одного роста, но Митчелл отличался лохматой шевелюрой. Замыкал шествие невысокий, но плотный доктор Ченг.
   Они всё шли и шли, а новых зарубок так и не было. Наконец впереди неясно забрезжил свет. Пройдя ещё немного, они вышли на небольшую, хорошо освещённую поляну.
   - О! Хорошая полянка! Давайте устроим здесь привал, - предложил Барков, - а то у меня уже ноги не шагают.
   - Привал? Можно. Я сам уже еле иду, - устало сказал Дональдсон. - Через эти чёртовы кусты так трудно пробираться!
   Вся пятерка с облегчением повалилась на выцветшую траву. Некоторое время они беспечно болтали о всяких пустяках, потягивая воду через свои питьевые трубки.
   Внезапно послышался какой-то хруст.
   - Вы слышали?! - воскликнул Митчелл.
   - Что? - почти хором спросили все.
   - Хрустнуло что-то!
   - Да, точно, - подтвердил Барков, - как будто ветка слом...
   - Смотрите! - прервал его Свенссон, указывая на кусты.
   Обратив взоры туда, куда указывал Магнус, астронавты увидели какое-то движение в кустах. Ещё через несколько секунд оттуда вынырнуло весьма необычное существо.
   Это было нечто среднее между человеком и ящером. У него была гладкая, как бильярдный шар голова, абсолютно лишённая волос с очень вытянутым "лицом", на котором выделялись большие миндалевидные глаза, расположенные немного наискось с чёрными продолговатыми зрачками, и длинный узкий нос, настолько слившийся с верхней челюстью, что его практически не было видно. Безгубый рот тоже был незаметен. Существо было почти двухметрового роста и стояло, слегка согнувшись вперёд, на двух трёхпалых ногах, а точнее сказать, лапах с большими когтями. У него была светло-коричневая кожа, с тёмными пятнами, похожими на следы оспы. На существе было надето что-то похоже на тунику, грубо сшитую из рыжей шкуры какого-то животного. Его тощее тело крест-накрест пересекали два кожаных ремня, очевидно, что-то поддерживающих за спиной. У него были тонкие, длинные, четырёхпалые верхние конечности с острыми когтями, в правой из которых существо сжимало копьё, а точнее говоря, обыкновенную палку, с расщеплённым верхним концом, в который был вставлен
   острый клык какого-то животного.
   От неожиданности существо замерло на месте, удивлённо уставившись на астронавтов. Оно явно не ожидало увидеть здесь столь необычное зрелище. Выйдя из оцепенения, странное создание отпрыгнуло назад в кусты и издало пронзительный свист. Послышался хруст ломающихся веток, и на поляне один за другим стали появляться другие такие же существа. В конце концов, их оказалось втрое больше чем астронавтов. Все они были почти на одно лицо и различались только округлостью заострённых физиономий и расположением тёмных пигментных пятен. Большинство из них были вооружены копьями, но у некоторых были странные трубки с расширенным концом, сделанные из желтоватого металла, с деревянной ручкой посередине. Они держали их на плече как гранатометы. Поначалу их реакция была такой же, как у того, кто вышел первым - они словно окаменели! Первым очнулся самый могучий из них - широкоплечий гигант, с металлическими кольцами на мускулистых предплечьях (кольца были сделаны из того же металла, что и трубки). Он махнул рукой, призывая остальных идти вперёд. Сначала сдвинулись с места самые смелые - "гранатомётчики" и несколько существ с копьями. За ними последовали все остальные. Двигаясь предельно осторожно, они обступили астронавтов с трёх сторон и ощетинились копьями.
   Вперёд выступил здоровяк с кольцами.
   - Р-рым уг! - прорычал он, угрожающе выставив своё копьё.
   При разговоре его треугольная нижняя челюсть смешно отклонялась вниз, обнажая ряд белых зубов, острых, как бритва.
   - Не понимаю, - красноречиво пожал плечами капитан.
   - Р-рым уг! - снова повторил человеко-ящер, ткнув Дональдсона копьём в грудь. При этом голос его слегка дрожал: он явно очень боялся столь странных для него существ, но при этом старался придать своему лицу как можно более свирепое выражение.
   - Не понимаю, - повторил Дональдсон, разводя руками.
   - Р-рым уг!!! - совсем уж свирепо проревел человеко-ящер и потыкал капитана копьём под руки, как бы подталкивая их вверх.
   - Он, очевидно, хочет, чтобы вы подняли руки, - тихо подсказал Ченг.
   Дональдсон поставил на землю пустой бачок, который нёс в левой руке, и безропотно поднял руки. Остальные астронавты последовали его примеру, отставив в сторону свою поклажу.
   Человеко-ящер внимательно оглядел его с головы до ног, несколько раз ощупав скафандр. Его внимание привлёк бластер, висящий на поясе в пластиковой кобуре. Осторожно дотронувшись до него своими когтистыми пальцами, он слегка подёргал его за рукоятку и, убедившись, что бластер легко вынимается из кобуры, вытащил его оттуда совсем. Тщательно осмотрев оружие, он покачал его в руке, прикидывая вес, и сунул обратно. Его соплеменники тоже принялись осматривать и ощупывать астронавтов, но к их оружию не притронулся никто.
   - Ар-рер кух? - вопросительно произнёс человеко-ящер с кольцами на предплечьях. Судя по всему, это был их предводитель.
   - Не понимаю, - снова повторил капитан.
   - Э-эа! - раздражённо махнул рукой туземец, и принялся выразительно жестикулировать, время от времени произнося следующие слова: - Кра... э-э... ру... ар-рир, - ткнув пальцем в себя и в своих товарищей, предводитель обвёл рукой вокруг себя.
   Затем он указал на Дональдсона и остальных астронавтов со словами:
   - Э кух? Ар-рер кух?
   Дональдсон догадался, что он показал, что они живут здесь и хочет узнать, откуда взялись столь необычные для них гости.
   - Мы? Откуда мы? - переспросил капитан, указав на себя и на своих друзей.
   Существо согласно закивало головой.
   - Мы... мы оттуда, - несколько раз махнул рукой в небо капитан, пытаясь показать, что они прилетели очень издалека.
   - Ар-рир?! - удивлённо спросил предводитель, указывая на небо.
   Капитан кивнул.
   - Крэтс?! - неожиданно злобно выкрикнул предводитель. Его руки сжались в кулаки, а лицо потемнело от ярости.
   Дональдсон непонимающе пожал плечами.
   Предводитель отошел в сторону. Его соплеменники сгрудились вокруг него, и между ними возник бурный спор.
   - Крэтс! - убеждённо кричали одни, указывая на астронавтов. Среди них был и предводитель.
   - Ра крэтс! - не менее убеждённо доказывали другие и тоже показывали на астронавтов.
   Последних было явно больше. Один из них, доказывая свою правоту, произнёс какую-то длинную тираду, то и дело указывая на наших путешественников во главе с Дональдсоном. Выслушав его, предводитель задумчиво почесал узкий треугольный подбородок и согласно кивнул. Очевидно, он перешёл на сторону говорящего. Послышались недовольные возгласы, но предводитель раздражённо махнул рукой, и все спорящие тотчас же умолкли. После этого вся компания странных существ вернулась к астронавтам.
   - Арр ург? - спросил вожак, прикоснувшись к бластеру Дональдсона.
   - Это? Ну-у... это... в общем, там... эти... р-р-р... - капитан несколько раз махнул рукой в глубину леса, угрожающе поднял руки, и зарычал, изображая огромных монстров, - А это их... - Дональдсон
   хлопнул по бластеру и провёл большим пальцем по шее.
   - О рах эррг?.. - предводитель обвёл конечностью своих соплеменников, указал на бластер и провёл острым когтем по шее, что, видимо, означало: "А нас вы тоже убьёте?"
   - Нет-нет, ни в коем случае, - капитан отрицательно покачал рукой и повертел головой, изо всех сил пытаясь убедить предводителя в том, что его племени ничто не угрожает.
   - О арр ург? - снова спросил вожак, указав на пустой бачок, стоящий у ног Дональдсона.
   Капитан поднял бачок и постучал по нему пальцем, показывая, что он пуст.
   Вожак забрал у него бачок и недоверчиво повертел в руках.
   Капитан отвинтил крышку и жестом предложил ему заглянуть внутрь.
   Осторожно посмотрев и убедившись, что бачок пустой, предводитель успокоился и вернул его Дональдсону.
   Затем он снова о чём-то поговорил со своими соплеменниками, и направился к краю поляны. Пятеро его сородичей последовали за ним. Тут стало заметно, что из-под одежды у них выглядывают коротенькие треугольные хвостики. Человеко-ящеры шагали слегка согнувшись вперёд. Видимо, они ещё не до конца избавились от "динозавровых" инстинктов тех, от кого они, возможно, происходили.
   - Ор крас! - сказал вожак, махнув рукой, приказывая Дональдсону следовать за ним.
   Астронавты отправились вслед за предводителем, а за ними выстроились остальные необычные существа, выставив свои копья.
   Только сейчас Дональдсон заметил тропинку, скрытую в кустах.
   Больше часа предводитель уверенно вёл всех по узкой извилистой тропе. По его движениям было видно, что дорогу он знает превосходно.
   И вот, наконец, они вышли к обширной поляне, на которой плотными рядами стояли маленькие деревянные домики с плоскими крышами. Это было поселение причудливых созданий инопланетной природы, разделённое пополам говорливым ручейком, метра полтора в ширину.
   - Вода! - удовлетворённо прошептал Ченг.
  
  
  

ГЛАВА 20

   Предводитель этих странного вида созданий сразу повёл астронавтов-спасателей к домикам, сделанным из округлых полых стволов растения, похожего на бамбук, тщательно переплетённых лианами. Домики были настолько одинаковыми, что походили на детские кубики, разбросанные по обеим сторонам ручья. Сходство с кубиками усиливалось ещё и оттого, что стены домов были квадратными. Над некоторыми домиками вился темный дым, но труб не было видно. Поселение было довольно обширным - больше двадцати домов, из которых, когда они подошли к ним, стали один за другим выходить человеко-ящеры. На многих из них были только набедренные повязки, сделанные из рыжей шкуры. Тут Дональдсон понял, что существа в повязках - это как бы женщины. От мужчин они отличались только меньшим ростом, более изящными чертами лица и несколько иной формой бёдер.
   - Это женщины, - вполголоса произнёс Ченг.
   - Да я уже и сам догадался, - сказал капитан.
   - А вы обратили внимание на их животы? - спросил доктор.
   - Нет. А что в них такого?
   - Кое-чего нет.
   - Хм... животы как животы, - пожал плечами Дональдсон.
   - А пупок? Где пупок? - кивнув в их сторону, спросил Ченг.
   - Хе! И правда... - присмотревшись, усмехнулся капитан. - И как это объяснить?
   - Очень просто. Эти существа яйцекладущие! - пояснил Ченг.
   - Ничего себе! - удивлённо покачал головой Дональдсон.
   Вышедшие из домов существа сначала радостными возгласами поприветствовали предводителя и его отряд, но, завидев необычных чужаков, испуганно отступили назад.
   Тем временем из дальнего строения вышел туземец, одетый в длинный светло-зеленый балахон. Его лицо было изборождено глубокими морщинами, что говорило о почтенном возрасте. Балахон делал его похожим на монаха или на колдуна.
   Предводитель сразу же направился к нему и начал что-то объяснять на своём причудливом рыкающем языке. При этом он постоянно показывал на Дональдсона и его спутников, используя странные слова "крэтс" и "ра крэтс". Существо в балахоне молча кивало головой и внимательно разглядывало астронавтов.
   Выслушав предводителя, человеко-ящер в балахоне вернулся в дом и тотчас же вышел оттуда, но уже с длинным резным посохом в правой руке, или лапе, или как оно там могло называться. Величественной поступью он подошёл к капитану и его друзьям и несколько раз прошёлся мимо них, внимательно всех разглядывая. Затем он остановился и пристально взглянул в глаза Дональдсону.
   - Ра, арр ра крэтс, - уверенно прокаркал он на своём языке.
   Немного подумав, он молча показал на астронавтов и на небо. В его глазах читался вопрос.
   - Да, мы оттуда, - кивнул капитан.
   Туземец в балахоне посохом нарисовал на земле круг и указал на
   выглядывающее из-за листвы деревьев голубое пятнистое солнце,
   что видимо и означало, что этот круг изображает именно его. Вокруг него он нарисовал семь концентрических окружностей, поставив на каждой из них большую точку. Поведя рукой вокруг себя, он ткнул посохом в точку на четвёртой окружности. Затем указал на Дональдсона и потыкал посохом во все другие окружности. Лицо его снова приобрело вопрошающее выражение.
   - Для дикарей они неплохо разбираются в астрономии! - прошептал Барков. - Это же схема здешней системы со всеми семью планетами! Их планета четвёртая, и он указал на четвёртую окружность! Стало быть, он хочет узнать, с какой из этих планет мы прилетели.
   - Понятно, - спокойно сказал Дональдсон и, нагнувшись, ткнул рукой в почву за пределами рисунка.
   Морщинистое лицо существа удивлённо вытянулось.
   - Ар-рир? - спросил он, указав на крайнюю "орбиту". Видимо он не понял жест Дональдсона.
   Капитан отрицательно покачал головой.
   Туземец в балахоне молча показал на следующую за ней окружность. Дональдсон отверг и это. Так они перебрали ещё четыре планеты, и каждый раз он отрицательно качал головой.
   - Ар-рер кух? - недоумённо спросил туземец в балахоне, снова указав на свою схему.
   Капитан указал на некую точку, находившуюся за пределами рисунка, но на этот раз еще дальше.
   Туземец непонимающе уставился на Дональдсона. Он всё ещё не мог понять, что пытается сказать странный гость.
   И тут капитан догадался, что нужно сделать. Он отошёл подальше от рисунка туземца и нарисовал пальцем на земле такую же картину, но с девятью окружностями-орбитами. Затем показал на себя и на своих друзей и выделил точку на третьей от центра "орбите". Потом он вытянул ладонь, как бы изображая самолёт, и изобразил "перелёт" от третьей планеты нашей - солнечной системы - к четвёртой планете их системы.
   Лицо, или можно сказать даже морда необыкновенного пожилого создания вытянулось ещё больше. Он подозвал к себе "предводителя", и они завели очень длинный разговор. При этом они то и дело поглядывали то на астронавтов, то на рисунки. Постепенно к их беседе подключились ещё несколько туземцев.
   - Мне кажется, они обсуждают, насколько правдоподобно то, что ты им показал, - предположил Барков.
   - Хорошо, если только это, - с тревогой в голосе сказал капитан.
   Наконец, обсуждение закончилось, и существа, согласно кивнув своими лысыми пятнистыми головами, разошлись. Остались только
   туземец в балахоне и "предводитель". Они жестами пригласили
   астронавтов следовать за ними и провели их в один из домиков.
   Внутри домик оказался достаточно прочным и уютным. Его стены были аккуратно обмазаны желтоватой глиной. К одной из них была прилажена широкая полка, сплетённая из гибких ветвей, которая, очевидно, являлась столом. Рядом с ней стояли такие же плетеные табуретки. В дальнем углу они обнаружили упиравшуюся в потолок квадратную печь, сложенную из грубо сделанных глиняных кирпичей, и разукрашенную сверху донизу красными и жёлтыми ломаными линиями. Спереди у неё имелся уступ с желтоватой металлической плитой, а сбоку торчали два больших выступающих кирпича. Дом был невелик, но пять человек вполне могли бы в нём разместиться. Свет проникал в него через единственный квадратный проём без рамы, сделанный в правой стене. Над проёмом была натянута верёвка со светло-зелёными занавесками.
   - Неплохая хибарка, - удовлетворённо сказал Свенссон, внимательно оглядев помещение.
   Дональдсон жестами показал, что ему здесь нравится. На узких треугольных физиономиях туземцев появилось что-то похожее на улыбку. Отвесив вежливый поклон, они с важным видом вышли из дома.
   Через четверть часа зелёная занавеска, закрывающая вход, отодвинулась, и к ним вошла одна из местных женщин с большим металлическим блюдом в тонких ручках с четырьмя пальцами.
   Поставив блюдо на плетёную полку, она жестом предложила попробовать её кушанье. Заглянув туда, Дональдсон обнаружил там не суп, не кашу, а скорее какую-то слишком густую похлёбку, сделанную из неизвестной крупы, похожей на просо, и мелких кусочков чёрного мяса. Сверху были положены круглые тёмно-зелёные листья.
   Заметив, что гости колеблются, женщина запустила руку в блюдо, ловко подцепила один листок вместе с находящейся под ним частью кушанья, и быстро отправила его в рот. Проглотив свою еду, она облизнулась узким лиловым языком, всем своим видом показывая, что её кушанье очень вкусное. Затем она вышла, но вместо неё появилась другая её соплеменница, которая принесла кувшин, сделанный из крупного плода какого-то дерева. Поставив его на "стол", она молча удалилась.
   - Что, ребята, отведаем, чем здесь питаются? - весело сказал капитан.
   - Надеюсь, ты дашь мне сделать анализ? - спросил Ченг.
   - Анализ?! - удивился капитан. - Ты что, Джеймс, на солнце перегрелся? Неужели ты думаешь, что нас здесь отравят?
   - Довьеряй, но провьеряй, как говорит Пётр, - неудачно попытался воспроизвести русскую поговорку доктор.
   - Ладно, валяй, - небрежно махнул рукой Дональдсон. - Только
   быстро, а то жрать охота.
   Через десять минут Ченг начал складывать свои пробирки обратно.
   - Ну что, "Проверено, мин нет"? - усмехнулся Барков.
   - Да, всё нормально. Можете есть, - невозмутимо ответил Ченг.
   - Как же она это делала?.. Кажется, так, - Дональдсон попытался повторить движение женщины, но у него ничего не получилось, и в
   рот ему попал только лист с несколькими прилипшими крупинками.
   - Лучше вот так... - Свенссон взял листок, пальцем нагрёб на него крупу с мясом и сунул образовавшуюся "тарелочку" в рот. - М-м... ничего.
   - Сейчас попробуем... - сказал Митчелл, повторив движение Магнуса. - М-м... нормально. Крупа по вкусу напоминает рис. Мясо... не знаю... как тушёнка... свиная или говяжья... Не знаю. А этот листик... он похож на шпинат, только намного жестче.
   - Надеюсь, вы понимаете, что мы вряд ли найдём здесь коров или свиней, - сказал Ченг. - Так что, скорее всего, мы едим какую-нибудь ящерицу.
   - Плевать! - махнул рукой Свенссон. - Главное, что это можно есть.
   - Правильно, Магнус! - поддержал его Барков.
   Митчелл брезгливо поморщился, и снова запустил руку в блюдо:
   - Голод не тётка, а наши запасы на исходе, - сказал он.
   - А жратва-то теплая! Подогревали видно, - заметил Барков.
   - А в кувшине что? - спросил Дональдсон.
   - Аш два о. Обыкновенная родниковая вода, - с улыбкой ответил Ченг.
   Проглотив листик с крупой, доктор обратил внимание на оконную занавеску. Он подошёл к окну, и принялся её разглядывать и ощупывать, время от времени удивлённо покачивая головой.
   - Джеймс, что ты такого нашёл в этой занавеске?! - воскликнул капитан.
   - Пытаюсь понять, из чего она сделана, - спокойно пояснил Ченг.
   - Ну и как?
   - Понял. Это длинные листья какого-то растения. Но самое интересное, как они соединены. Они склеены!
   - Ничего себе!.. Эй, Магнус, ты куда?!
   Приложив палец к губам, Свенссон подошёл к выходу и осторожно выглянул наружу.
   - Охраны нету... -- прошептал он вначале, но, присмотревщись внимательнее, тотчас же поправился: - А нет, есть. Только не у этого дома, а у соседнего. Двое с этими... с трубками. Делают вид, что им до нас дела нет.
   - Так я и думал, - сказал Дональдсон.
   - Конечно, поначалу они будут к нам присматриваться, - заметил
   Барков. - Главное, чтобы они нас не прикончили.
   Наевшись, астронавты стали бесцельно бродить по дому, не зная чем заняться. Голубое солнце медленно опустилось за деревья, и наступил вечер.
   - Будем, наверно, спать ложиться? - предложил капитан.
   Все охотно с ним согласились.
   - Скафандры не будем снимать, - сказал Ченг, - а то вдруг тут есть какая-нибудь опасная живность.
   - Думаю, нам надо поставить кого-нибудь на страже, - произнёс Дональдсон.
   - Я пойду, - заявил Свенссон, шагнув к выходу.
   - Хе! Тоже мне, хозяева! - посетовал Митчелл. - Ни постели, ничего...
   - Ладно, мы народ неприхотливый, - сказал Барков, пристраиваясь в углу, около печки, - обойдемся без нежностей.
   Все уже успели задремать, когда в дом вошли две женщины с большими свёртками в руках. Свертки оказались очень тонкими подушками и одеялами. Расстелив всё это на полу, туземки молча поклонились и вышли.
   - Вот это совсем другое дело! - пробормотал Митчелл, плюхаясь головой на подушку.
   - Шуршит что-то... - отметил Ченг, удивлённо вертя подушку в руках. - Листьями, что ли, набита?
   Так же, как и занавески, их подушки и одеяла были склеены из тех же длинных светло-зелёных листьев. Причём одеяла были склеены в несколько слоев.
   Наконец все уснули, и только Свенссон уныло дежурил у входа.
   Никто их в эту ночь не потревожил, и все последующие ночи они спали уже без скафандров и без "охраны".

* * *

   Так астронавты прожили в поселении местного племени странных существ ещё три дня. Всё это время они присматривались к жизни хозяев и изучали их странный язык. Особенно преуспел в этом Барков. Он даже занялся составлением словаря, в котором переводил слова туземцев на русский и на английский. Дональдсон решил от него не отставать и тоже сумел довольно много чего выучить. Правда, это были лишь простые выражения и имена некоторых обитателей посёлка. В частности, им удалось узнать, что человеко-ящеры сами себя именуют "грэррками", а пожилой туземец в балахоне - вождь этого племени и зовут его Аррурк. Что же касается здоровяка с кольцами на предплечьях, то он оказался всего лишь главой своеобразного разведывательного отряда. Он быстро привязался к новым гостям, и часто навещал их в свободное от своих забот время. Звали его Фэрпаррг. Держался он немного высокомерно, но, судя по всему, неприязни к астронавтам не испытывал. Однако поначалу он был чересчур осторожен и вздрагивал от каждого резкого движения. Видимо немного боялся. Но боязнь эта вскоре прошла, и он стал общаться с ними более раскованно. Наблюдая за ним, они пришли к выводу, что он является родственником вождя, в общении с которым он был менее почтителен, чем другие.
   Изучать жизнь и быт грэррков было очень интересно, и зачастую астронавты приходили к довольно неожиданным для себя выводам. Так, например, они обнаружили, что жизнь грэррков не ограничивается пределами посёлка. Каждый день в поселение приходили новые группы человеко-ящеров. Судя по большим заплечным мешкам, многие их них приходили издалека. Эти группы приносили с собой самые разнообразные вещи: брёвна для постройки домов, оружие, какие-то камни, похожие на руду, съедобные плоды, рулоны склеенной из листьев ткани, словом, всё самое нужное. Из всего этого можно было сделать вывод, что грэррки проживали на очень обширной территории. Ещё астронавтов удивило то, что туземцы никогда не разжигали открытых костров и не пользовались факелами. На первый взгляд эта загадка решалась просто: щелевидные зрачки этих существ указывали на то, что они могут видеть и в темноте. Однако, когда Свенссон попытался разжечь возле дома небольшой костёр, на него тотчас же набросились местные жители, бродившие неподалёку, и быстро затоптав костёр, они принялись отчаянно жестикулировать, указывая то на небо, то на остатки костра, показывая, что не разрешают разводить его здесь. Друзья наши долго не могли понять, что хозяева имели в виду, пока, наконец, Ченг не предположил, что они боятся летающих ящеров.
   На четвёртый день Дональдсон и Барков отправились к вождю и, пользуясь жестами и отдельными словами, которые успели выучить за это время, попытались объяснить, что их на самом деле не пятеро, а семеро, что они пошли за водой и что двое их товарищей ждут их возвращения. При этом Барков показал карту, которую он старательно составлял с самого начала их затянувшегося путешествия. Капитан же пытался объяснить, что они уйдут, заберут двух своих друзей, и вернутся обратно в посёлок.
   Догадавшись, что они хотят сказать, вождь племени глубоко задумался. На его лице появилась какая-то подозрительность. Он всё ещё не доверял странным пришельцам и боялся, что они могут выкинуть какую-нибудь штуку. Но в то же время он понимал, что излишнее недоверие ему навредит, а терять своё достоинство ему не хотелось. Поэтому он решил задержать их здесь под разными предлогами. Он ткнул когтистым пальцем в карту Баркова - туда, где кончался лес, и изобразил большого зверя. Дональдсон похлопал по своему бластеру, показывая, что у них есть оружие и ящеры им не страшны. Вождь взглянул на бластер с большим сомнением. Тогда капитан молча подошёл к тонкому деревцу, которое росло неподалёку, и ножом начертил на его коре круг. Затем отошёл подальше, достал бластер и выстрелил точно в центр круга. Вид красного луча ошеломил Аррурка. Изумлённо выпучив большие раскосые глаза, он шагнул было вперёд, чтобы получше рассмотреть результат стрельбы, но Дональдсон жестом остановил его. Переключив бластер в режим непрерывной стрельбы, он перерезал ствол дерева выше мишени. Затем опустил ствол ниже и снова полоснул лучом по дереву. Кусок дерева с нарисованной на нём мишенью упал на землю. Капитан посмотрел на вождя и еле удержался от смеха. Казалось, что даже взрыв гранаты подействовал бы на него в меньшей степени. Туземец стоял как статуя, выпучив глаза и широко раскрыв рот. Образовавшееся полено Дональдсон преподнёс ему в подарок, но тот не сразу смог взять его в руки. Увиденное настолько сильно поразило вождя, что он сразу же согласился отпустить капитана и его команду. Дональдсон уже хотел идти к своим, как вдруг вождь позвал к себе одного из туземцев, и что-то шепнул ему на ухо. Тот в свою очередь подозвал к себе ещё девятерых, и Аррурк жестом показал, что эта группа даётся в помощь астронавтам. Тут к нему подбежал Фэрпаррг и начал что-то отчаянно доказывать. Вождь поначалу активно сопротивлялся, делая решительные жесты. Однако Фэрпарргу всё-таки удалось убедить его в своей правоте, и он с неохотой согласился. Когда их разговор завершился, старейшина племени с нежностью обнял Фэрпаррга, и в его глазах появились слезы. Эта сцена ещё больше убедила Дональдсона в том, что Аррурк и Фэрпаррг - очень близкие родственники. После этого трогательного расставания, Фэрпаррг тоже присоединился к "группе сопровождения" астронавтов.
   Через час из посёлка выступил необычный отряд, состоящий из пяти землян и одиннадцати грэррков. Астронавты тащили с собой пластиковые бачки, до краёв наполненные водой. Грэррки шли, вооружённые копьями и своими странными трубками. За спиной у них болтались мешки с едой и топорики в кожаных ножнах. Впереди шёл Фэрпаррг. В лесу он чувствовал себя как рыба в воде. Изучив карту Баркова, он показал, что знает, как быстрее выбраться из этой чащи. Оказалось, что в лесу грэррки проложили множество тропинок и проходов, а нужное направление указывали специальными зарубками. Легко ориентируясь по этим зарубкам, Фэрпаррг уверенно вёл за собой весь отряд. Некоторые тропы успели немного зарасти, и тогда туземцам приходилось пускать в ход свои топорики. Животных в лесу было мало. Лишь изредка где-то далеко, в вышине, было слышно, как шелестят крыльями огромные летающие монстры. Астронавты поначалу вздрагивали от этих звуков, но потом привыкли и перестали обращать на них внимание. Словом, ничто не угрожало их путешествию. Но однажды опасная планета всё-таки напомнила о себе...
   Дональдсон, проходя мимо большого раскидистого дерева, почувствовал, что его бластер за что-то зацепился и выпал из кобуры. Нагнувшись, капитан стал шарить руками по земле в поисках пропавшего оружия. Ничего не найдя вблизи, он попытался продвинуться дальше, но ветви дерева крепко обхватили его за плечи. Он попытался сбросить их с себя, но они ещё крепче сдавили его со всех сторон и стали медленно притягивать к стволу. Отчаянно извиваясь, он ещё раз тщетно попытался вырваться из крепких объятий странного дерева, но гибкие, как змеи ветви охватили его ноги и упрямо потащили к стволу. Стало трудно дышать.
   - Помогите!!! - истошно завопил Дональдсон, набрав в лёгкие побольше воздуха.
   Его друзья уже успели отойти на значительное расстояние, но замыкавший группу грэррк всё-таки услышал его крик и, окликнув остальных, бросился к дереву. Через минуту там уже столпился весь отряд.
   Капитана вплотную прижало к стволу, и он почувствовал, что кора дерева раздвигается за его спиной. От недостатка воздуха перед глазами закрутились разноцветные круги. Капитан чувствовал, что сознание покидает его. Туземцы, столпившиеся вокруг дерева, отчаянно работали топориками, обрубая ветви. Всё это Дональдсон видел неясно, как во сне, чувствуя, что задыхается.
   - Держись, командир! - крикнул Свенссон, доставая бластер.
   - Эй, Магнус, ты что, спятил, что ли?! - схватил его за руку Ченг. - Ты же порежешь его!
   - Я аккуратно! - возразил Свенссон и, переведя бластер на самую малую мощность, принялся обрезать гибкие ветви лазерным лучом, стараясь держать его как можно дальше от тела капитана.
   Дональдсона затягивало внутрь дерева всё глубже и глубже. Но вот, наконец, Фэрпаррг, обрубив ветви, стягиваюшие грудь Дональдсона, схватил его за руку и выдернул из хлюпающего чрева дерева. Теперь только ноги капитана были притянуты к опасному растению, но освободить их уже не составило большого труда.
   Некоторое время капитан не мог прийти в себя. Он сильно кашлял, и всё его тело сотрясала мелкая дрожь.
   - Как вы, командир? Всё нормально? - хлопотал вокруг него Ченг.
   В ответ капитан только кивал головой.
   Переведя дух, он посмотрел на дерево. На его толстом стволе зияла огромная щель, внутри которой виднелась какая-то
   отвратительная розово-зелёная масса, противно шевелящаяся.
   - Что это, Джеймс? - спросил он у Ченга.
   - Не знаю, - пожал плечами доктор. - Плотоядное растение, наверное. Вроде росянки.
   Стоявший рядом Фэрпаррг дружески похлопал Дональдсона по плечу своей когтистой рукой, больше похожей на лапу. В ответ капитан вложил в свою руку его узкую ладонь и крепко пожал её:
   - Спасибо, Фэрпаррг! Ты молодец! - сказал он по-английски.
   Сначала туземец изумлённо разглядывал этот странный для него жест, пытаясь понять, что он может означать, а затем на его необычном лице появилось что-то похожее на улыбку.
   Таким же образом Дональдсон поблагодарил туземца, который первым его услышал.
   - Командир, вы можете двигаться? - спросил Ченг.
   - Да, конечно. Сейчас, разомнусь немного, и пойдём дальше.
   Дональдсон прошёлся взад-вперёд, отыскал свой бластер, и через пару минут путешественники снова углубились в тёмную чащу леса.
   К концу второго дня они вышли в километре от того места, где их загнали в лес ящеры. Тут Фэрпаррг подошёл к капитану, и знаками показал, что здесь он не знает куда идти. Очевидно, его знание местности ограничивалось только лесом. Так что дальше им пришлось идти, руководствуясь картой Баркова.
   Вскоре астронавты наткнулись на изуродованные трупы убитых ими ящеров. Опасливо покосившись на них, Фэрпаррг осторожно прошёл дальше, словно боясь потревожить их вечный сон. Проходя же мимо неподвижных тел гигантских крылатых монстров, он буквально содрогнулся от ужаса. Подойдя к капитану, он прикоснулся к бластеру и, многозначительно покачав головой, выразил своё восхищение.
   На следующий день они подошли к лесу, в котором был спрятан флайер. Здесь они снова наткнулись на громадные тела мёртвых ящеров.
   - Из флайера долбили, - отметил Свенссон.
   - Похоже, здесь было жарко! - заметил Барков.
   - Да, нашим парням пришлось потрудиться, - сказал капитан.
   - Как бы с ними не случилось чего-нибудь, - забеспокоился Ченг.
  
  
  

ГЛАВА 21

   Больше недели Огивара и Адамс охраняли забросанный ветками флайер. Наученные горьким опытом, они почти не выходили из него. Их запасы пищи истощились, и они вынуждены были перейти на собирание "лесных даров", с опаской поедая здешние ягоды и
   плоды.
   Их жизнь протекала довольно скучно. Они без конца болтали о всяких пустяках и играли в карманные шахматы, случайно захваченные Адамсом.
   - Чёрт возьми, Джо, где ты научился так играть? - воскликнул Огивара, проиграв очередную партию.
   - Ха! Так я тебе и сказал! - усмехнулся Адамс.
   - Да хватит тебе секретничать! - отмахнулся японец.
   - Ладно, так уж и быть, скажу! Дело в том, что у меня... первый разряд! Ха-ха-ха! Вот так-то! - рассмеялся Джонатан.
   - Но у меня тоже первый разряд! Правда, в игре по компьютерной сети.
   - Значит мой первый разряд выше, - улыбнулся Адамс.
   - Эх! Ладно, пойду, включу радар, - грустно вздохнув, сказал Огивара.
   Время от времени они ненадолго включали радар флайера чтобы узнать, не приближается ли к ним кто-нибудь.
   Огивара включил радар и сразу же обнаружил на нём светлые точки.
   - На радаре что-то есть! Причём очень близко от нас! - воскликнул Таканори и, схватив бластер, бросился к трапу.
   - Куда ты, Таканори? - окликнул его Адамс.
   - Пойду, посмотрю, что это такое. Это должно быть в пределах видимости.
   - И я с тобой!
   Но Огивара уже мчался к кромке леса. Адамс, прихрамывая, поплёлся вслед за ним. Рана на ноге всё еще беспокоила его. Добравшись до Огивары, он увидел, что японец что-то разглядывает в бинокль сквозь кусты.
   - Ну что там? - спросил он.
   - Вижу командира и всех остальных. Но с ними какие-то рослые сутулые чудища с копьями и с какими-то трубками.
   - Какие ещё чудища?! Что ты там мелешь?! - воскликнул Адамс.
   - Сам посмотри! - сказал Огивара, передавая ему бинокль.
   - Ничего себе! - удивился он, заглянув туда. - И что же нам теперь делать?
   - Если это те самые... ну, ты понимаешь, о ком я говорю... Так вот, если это те самые, тогда наши парни могут оказаться под их воздействием... Но встречать их нам всё равно придётся. Хотя бы для того, чтобы... У тебя бластер с собой?
   - Да, вот он, - показал оружие Адамс
   - Тогда доставай его, и пойдём, - сказал Огивара.
   - Уж не хочешь ли ты сказать, что мы должны... убить командира?!! - ужаснулся Адамс.
   - Джо, не распускай нюни! - прикрикнул на него японец. - Так надо.
   Пошли. Надеюсь, господь поможет нам.
   И они решительно вышли из кустов с бластерами наизготовку.
   - Эй, парни, не стреляйте! Это наши друзья! - издалека крикнул Дональдсон.
   - Друзья?! Ты в этом уверен? - недоверчиво переспросил Огивара.
   - Конечно, уверен! Мы у них воду набрали, - ответил капитан, подходя ближе.
   - Стоять! Ни шагу вперёд! - поднял бластер Таканори.
   - Чёрт побери, вы что - ослепли что ли? Это же я - ваш командир!
   - Это вы так говорите, - сказал Адамс.
   - Да что ты будешь делать! - хлопнул себя по бедру Дональдсон. - Не верят - и всё тут!
   И он принялся рассказывать факты, известные им одним.
   - Что ты делаешь, командир? - прервал его Огивара, - Они же всё слышат!
   - Да они по-нашему ничего не понимают! - успокоил его Барков.
   Выслушав командира, Огивара и Адамс озадаченно переглянулись.
   - Придётся вам всё-таки поверить, - кивнул Огивара.
   - Да мы это, мы! Все в здравом уме и твёрдой памяти, - успокоил его Барков.
   - Да, конечно, - подтвердил Ченг.
   - Ладно, я верю вам, - махнул рукой Таканори, - позволь, я помогу тебе дотащить бачок.
   Переложив бластер в другую руку, японец подошёл к Дональдсону.
   - Командир, а может, вы их пленники? - прошептал он, нагибаясь к бачку с водой. - Тогда только скажи, и мы их живо перестреляем!
   - Не волнуйся, Таканори, мы у них на правах гостей. Во всяком случае, я на это надеюсь. Ты же видишь, мой бластер со мной, и полностью заряжен. Мы и сами могли бы их прикончить, если бы захотели.
   - Значит, ты считаешь, что им можно доверять?
   - Да. Надеюсь, что можно.
   - То есть ты ещё не уверен? - продолжал допытываться Огивара.
   - Да мы с ними встретились неделю назад! Мы ещё и языка-то их не знаем толком. О чём тут может идти речь! Ладно, пошли к
   флайеру, и я расскажу, что с нами было.
   Все астронавты направились к спрятанному в кустах флайеру. Проходя мимо Адамса, Огивара кивнул, показывая, что всё в порядке. Грэррки, потоптавшись немного в нерешительности, поплелись вслед за ними. Попутно капитан вкратце рассказал обо всём, что с ними произошло.
   - Да-а, занятное племя! - ухмыльнулся Огивара, оглянувшись на местных жителей.
   Войдя в лес, Дональдсон заметил полусгнившие трупы гигантских насекомых:
   - Ого! Я вижу, и вам здесь несладко пришлось! - сказал он.
   - Да, было дело! - покачал головой Огивара. - Кое-как отбились!
   - Если бы в флайере не скрылись, нам бы крышка, - добавил Адамс.
   - Адамсу вон ногу прокусили. Всё ещё хромает, - сказал Таканори.
   - Колёса тоже испортили. Все шины полопались, - указал в сторону флайера Джонатан.
   - Помнится, мы уже сталкивались с чем-то подобным, - заметил Барков, взглянув на мёртвое насекомое.
   - Только тот был немного другой, - проговорил Свенссон.
   - Еда-то у вас, наверно, кончилась? - спросил Ченг.
   - Да, мы уже перешли на "подножный корм", - улыбнулся Огивара.
   - И как это ты не боишься отравиться! - удивился доктор.
   - А-а, я ведь не просто собираю что попало! - хитро улыбнулся японец. - Я решил понаблюдать за местными мошками и собирал ягоды и плоды, которые они поедали!
   - Ха-ха-ха! Уморил! - расхохотался Ченг. - Значит, что безопасно для мошек, безопасно и для нас, да? Ха-ха-ха! Ну, ты даёшь! Рискованный метод.
   - Но мы всё-таки живы! - улыбаясь, заметил Огивара.
   - Надо было тебе подольше понаблюдать за мошками. Вдруг они подохнут дней через пять, - выкинул очередную шуточку Барков.
   Все громко рассмеялись.
   - Ладно, ребята, давайте растащим ветки и заправим флайер, - предложил Дональдсон.
   Вскоре закрывавшие флайер ветки были убраны, и он предстал перед ними во всей красе, поблескивая бело-голубым покрытием.
   Завидев его, туземцы в ужасе отпрянули назад. Дональдсон жестами успокоил их и показал, что он и его товарищи прилетели именно на этой штуке. Убедившись, что им ничто не угрожает, поразительные, но всё же весьма сообразительные существа принялись, как дети, с интересом разглядывать гигантскую железную птицу, опасаясь всё же подходить к ней слишком близко. Астронавты в это время перетаскивали бачки с водой внутрь флайера, поднимаясь по его трапу. Грэррки, недоумевая, с удивлением взирали на то, как они то исчезали внутри громадной металлической птицы, то снова появлялись оттуда целыми и невредимыми.
   Через два часа весь необходимый для двигателей водород был
   получен.
   - Баки заполнены, командир, - сообщил Свенссон.
   - Готовьтесь к полёту, а я позову грэррков, - сказал капитан.
   - Кого?! - удивлённо переспросил Адамс.
   - Грэррки. Так они себя называют, - пояснил Дональдсон.
   - Вот это племя?! Грэррки?! Ха! Как смешно! - не удержался от смеха Адамс.
   Капитан спустился по трапу и, махнув рукой, пригласил туземцев подняться на борт флайера. Те наотрез отказались. Капитан принялся уговаривать их. В ответ на это Фэрпаррг показал, что он боится, что астронавты увезут их с собой на небо.
   Капитан стал показывать, что здесь им оставаться опасно из-за огромных животных, но Фэрпаррг упрямо стоял на своём.
   Тогда Дональдсон жестами показал, что клянётся в том, что их никуда не заберут. Однако Фэрпаррг никак не соглашался подняться на борт.
   - Эндрю, ну где ты там?! - крикнул Барков, высунувшись из люка.
   - Да вот никак уговорить их не могу! - в отчаянии взмахнув рукой, ответил Дональдсон.
   Спустившись вниз, Барков достал свою карту и, отчаянно жестикулируя, стал показывать туземцам, что они перелетят прямо к их посёлку или к той поляне, где они впервые встретились. Затем подошли остальные астронавты и тоже принялись уговаривать грэррков, присоединиться к ним. Наконец после долгих увещеваний Фэрпаррг всё-таки согласился лететь с ними и его соплеменники, пропустив землян вперёд, стали осторожно подниматься по трапу.
   После того как все зашли, во флайере стало тесно. Дональдсон, Барков, Свенссон и Огивара заняли пилотские кресла. Митчелл, Адамс и Ченг встали в проходе между ними, а туземцы столпились в пассажирском салоне, позади пилотской кабины.
   - Горючего нам хватит, чтобы хотя бы до той поляны долететь? - спросил Дональдсон.
   - Хватит, если экономно расходовать, - ответил Свенссон.
   - Установи минимальный расход, - попросил капитан.
   - Есть, командир, - невозмутимо ответил Магнус.
   - Какой курс? - спросил Дональдсон.
   - Курс: три-четыре-девять, - сказал Барков, взглянув на свою карту.
   - Антиграв! - приказал капитан.
   - Включаю антиграв, - отозвался Огивара.
   Флайер медленно поднялся в воздух. В этот момент, Фэрпаррг
   заглянул в иллюминатор и, увидев, что поверхность планеты уходит далеко вниз в ужасе опрянул назад.
   - Ложимся на курс три-четыре-девять, - сказал Дональдсон, сдвигая ручку управления вперёд.
   Перегруженный флайер летел тяжеловато, но на его скорости это
   почти не сказывалось. Дверь между кабиной и пассажирским салоном была открыта, и Фэрпаррг, немного освоившись с непривычным ощущением полета, начал осторожно заглядывать туда, с удивлением рассматривая приборы.
   - Командир, прямо по курсу "птеродактиль", - неожиданно сказал Свенссон.
   - Вижу, - ответил Дональдсон, заметив в лучах заходящего солнца большое темное пятно.
   Он быстро включил изображение прицела на переднем стекле, немного довернув флайер, совместил прицел с чёрным пятном и нажал кнопку выстрела.
   Широкие красные лучи, практически мгновенно сразили летающего монстра, похожего на сказочного дракона, и он камнем упал вниз.
   Видевший всё это Фэрпаррг просто остолбенел, широко разинув рот. Он восхищался мощной техникой пришельцев и смотрел на них, буквально как на богов.
   Долетев до поляны, Дональдсон выключил двигатели, и мягко посадил флайер, используя антиграв.
   Опустив трап, он жестом показал туземцам, что они могут выходить.
   Фэрпаррг по старшинству первым спустился вниз и так и остался стоять у трапа, удивлённо озираясь по сторонам, всё ещё не веря, что ему удалось так быстро оказаться дома.

* * *

   Больше месяца астронавты прожили в посёлке необычного племени. За это время они неплохо изучили их язык и узнали много нового.
   Язык грэррков оказался довольно лёгким для изучения. В нем преобладали раскатистые звуки "р" и шипящие. Часто встречалось удвоение согласных типа "рр" или "сс". Особенно преуспели в изучении этого языка Барков, Свенссон и Огивара. Дональдсону, Митчеллу, Адамсу и Ченгу обучение давалось труднее из-за отсутствия твёрдого звука "р" в английском языке.
   Оказалось, что своё голубое солнце туземцы называют "Аррута", что значит "живой свет". Планету свою они называли "Эрсса". На их языке это означало "красивая".
   Ченгу удалось сделать анализ жёлтоватого металла, из которого были сделаны все металлические предметы в посёлке. Этот металл оказался причудливым сплавом золота, меди и свинца.
   - Подумать только! Эти грэррки таскают на своих плечах миллионы
   долларов! - воскликнул Барков, узнав об открытии Ченга.
   В свою очередь Свенссон раскрыл секрет странного оружия туземцев - длинных трубок из жёлтого металла, которые они носили на плечах, как гранатомёты. Главной частью этого оружия был кусок особого местного минерала, находящийся в его центре. При попадании на него воды выделялось большое количество газа, который с силой выталкивал плотно загнанный в ствол застрённый пятнадцатисантиметровый металлический дротик. Эти дротики грэррки носили за спиной в специальной сумке. Задняя часть этого оружия, которую обычно держали наперевес на плече, являлась обыкновенным резервуаром с водой. При нажатии на небольшой рычажок срабатывал маленький поршень, толкавший воду, которая по трубочке подавалась прямо к куску минерала, и выбрызгивалась на него. Одной капли было вполне достаточно для выстрела. Сам минерал постепенно испарялся, но хватало его надолго.
   Однажды Дональдсону пришлось воочию убедиться в действенности этого необычного оружия, когда на посёлок неожиданно спикировал гигантский летающий монстр и, прежде чем капитан успел что-либо сообразить, несколько туземцев вскинули своё оружие, прицелились в шею гиганта и почти одновременно выстрелили. Сраженное животное громко заревело и, пролетев ещё немного по инерции, грохнулось в лесу. На другой день Ченг осмотрел его останки и с удилением обнаружил, что один из дротиков пробил его могучую шею навылет!
   Дональдсон уговорил хозяев устроить площадку для флайера. Через неделю она была готова. Для этого пришлось вырубить ряд деревьев перед поселком, и выкорчевать пни. Установив флайер на этой площадке, астронавты заправили его баки водородом.
   У них сложились неплохие отношения с Аррурком и Фэрпарргом, который, как они и подозревали, оказался не просто родственником вождя, а даже его сыном! Они проводили много времени вместе и с интересом беседовали о самых разнообразных вещах.
   Но как моряк не может долго жить без моря, так и Дональдсон не мог жить без таинственного и манящего космического пространства. Он невыносимо скучал по своему "Звёздному Рыцарю", как, впрочем, и остальные астронавты. К тому же капитана тяготило то, что он так и не выполнил свою миссию. Словом, они понемногу начали подумывать об отлёте с этой планеты. И тут неожиданно произошло событие, которое в корне изменило их планы и вдохнуло в них свежие силы.
   Аррурк и Фэрпаррг пригласили их на ужин. Вождь и его сын пребывали в прекрасном настроении. Завязался увлекательный разговор. Туземцы и земляне прекрасно понимали друг друга.
   - Уважаемый Аррурк, не могли бы вы поведать нам историю вашего народа? - обратился капитан к вождю на местном языке.
   - Что вы имеете в виду, уважаемый Эндрру Донассон? - спросил
   Аррурк, несколько коверкая имя капитана, поскольку в языке туземцев не было звука "л".
   - Аррурк, ну я же вам говорил, что у нас принято использовать либо первое имя, либо второе, но никак не оба вместе, - укоризненно покачал головой капитан. - Поэтому называйте меня
   или "Эндрю", или "Дональдсон". Вам же самому будет проще.
   - Простите, Эндрру. Ваши имена такие трудные, - смущённо произнёс Аррурк.
   - Ваши тоже нелёгкие. Так на чём мы остановились?
   - Вы попросили меня рассказать об истории моего народа, а я спросил, что вы имеете в виду, - напомнил вождь.
   - Да, ведь у вас, наверно, есть какие-нибудь легенды, предания, сказки, рассказы, которые передаются из поколения в поколение. Вот о них и расскажите, - попросил Дональдсон.
   - Понятно, - кивнул лысой головой вождь хозяев и, грустно вздохнув, продолжил на своём языке: - Ну что ж, попробую. Я, конечно, всей истории своей расы не знаю, но мне известен последний, самый упадочный её период, в котором я и имею неудовольствие жить.
   - Вот о нём и расскажите, - сказал капитан.
   - Мой дед и мой отец были верховными правителями грэррков, так же как и я. Я поведаю вам то, что рассказывали мне они, и то, что видел я сам.
   Вождь отпил немного воды из кувшина и начал свой рассказ:
   - Наш народ жил совершенно по-другому ещё во времена моего деда. У нас были большие красивые города, мы выращивали нужные нам растения, разводили домашних животных - низкорослых ящеров; у нас развивалась наука, наши учёные изучили строение нашей звёздной системы, процветали искусства, у нас даже были машины! Правда, таких летающих штуковин, как ваша, у нас не было! - улыбнувшись, отрицательно покачал он головой. - Одним словом, наша цивилизация стремительно развивалась. Но вот однажды в небе над нашим главным городом пролетела яркая звезда. Все подумали, что это просто метеорит, но мой дед усомнился в этом и послал группу специалистов в район его предполагаемого падения. Группа состояла из пятнадцати грэррков, и только один из них вернулся назад через три дня. Он рассказал о совершенно ужасных вещах. "Метеорит" оказался большим космическим кораблём, на котором прилетели очень странные существа. Они сразу же подчинили себе почти всю группу и заставили их работать на себя. Только одному из них удалось избежать этой участи, да и то лишь потому, что он отстал от остальных. Почуяв неладное, он спрятался в кустах, и оттуда наблюдал за происходящим. Пришельцы не заметили его, и ему удалось тихонько улизнуть от них.
   - Подождите, вы сказали, что пришельцы "подчинили себе" всю
   группу. Каким образом они это сделали? - спросил капитан.
   - В руках у них были какие-то маленькие узкие брусочки. Направляя эти штуки на грэррков, пришельцы, судя по всему, полностью овладевали их сознанием, и они превращались в бездушных податливых кукол, которые безоговорочно следовали
   указаниям своих хозяев.
   - "Брусочки"?! - воскликнул Барков. - Вы сказали "брусочки"?!
   - Ну "брусочки", "палочки", "коробочки"... Не знаю, как ещё это можно назвать, - развёл вождь своими когтистыми конечностями.
   - Ты понял, Эндрю! "Брусочки"! - радостно хлопнул капитана по плечу Барков.
   - Да, я понял, к чему ты клонишь, но говорить о чём-либо пока ещё рано. Послушаем дальше, - ответил Дональдсон по-английски. Затем, перейдя на язык грэррков, он снова обратился к вождю: - Продолжайте, уважаемый Аррурк.
   - Уцелевший грэррк предположил, что пришельцы могут напасть на наш главный город. Мой дед быстро организовал оборону, выставив охрану на всех дорогах. В городе были распространены портреты грэррков, подвергшихся влиянию пришельцев, или "крэтсов", как мы их называем.
   - "Крэтсы"? - переспросил Свенссон. -- Что-то знакомое.
   - Да, я тоже когда-то слышал это слово.. - подтвердил капитан, - А, вспомнил! Я слышал это при нашей с вами первой встрече.
   - Да, потому что мы поначалу приняли вас за них - за крэтсов, то есть, - смущённо пояснил Аррурк.
   - Приняли нас за них?! - удивившись, воскликнул Дональдсон. - Подождите, а вы можете описать, как они выглядели?
   - Могу, конечно, - кивнул лысой головой вождь племени. - Тем более что в детстве я сам их однажды видел и запомнил на всю жизнь. Я тогда рассказал о них деду, и он сказал, что это именно они и были. Они очень похожи на вас, если смотреть издалека. Но если присмотреться внимательнее, разница будет очень значительная. Прежде всего, бросается в глаза длинный крючковатый нос, почти касающийся верхней губы, и глубоко посаженные желтые глаза.
   Услышав это, Дональдсон подпрыгнул на стуле:
   - Да! Это они! - не смог он удержаться от возгласа.
   - Лицо такое... - продолжал Аррурк.
   - Вытянутое, - закончил капитан его фразу, - лоб невысокий, рот похож на прорезь, так?
   - Да. Пренеприятнейшая рожа, - подтвердил вождь. - Значит, вы тоже с ними встречались?
   - Я потом вам расскажу. Продолжайте, пожалуйста. Нам интересно узнать, что было дальше.
   - Хорошо, - согласно кивнул Аррурк, и продолжил: - Крэтсы вскоре и в самом деле напали на город, но нам удалось отбиться. Мой дед сам участвовал в одном из сражений. Он командовал самым сильным отрядом. Мы перебили всех крэтсов и всех находящихся под их влиянием грэррков. Но и наших полегло немало, поскольку пришельцы обладали довольно мощным оружием.
   - И как оно выглядело? - спросил Барков.
   - Оно было похоже на эти ваши... Как их?... Бастеры, да? Только оно ничем не стреляло, - сказал вождь
   - Как так - "ничем"? - удивился Адамс.
   - Они просто наводили его на какого-нибудь грэррка, и тот сразу падал замертво, - пояснил Аррурк. - Позже обнаружилось, что мозг у
   этих несчастных превратился почему-то в жидкое месиво.
   - Да! Это точно они, -- снова сказал капитан, услышав это
   - Простите, вы что-то сказали? - вежливо спросил Аррурк.
   - Нет-нет, ничего. Продолжайте, пожалуйста, - попросил Дональдсон.
   - Позже корабль зловредных пришельцев был найден и уничтожен.
   - Надо было исследовать его, - сказал Свенссон.
   - Увы, в данном случае эмоции взяли верх над разумом, - развёл когтистыми руками Аррурк. - После этого столкновения крэтсы ещё несколько раз пытались нас захватить, но все эти попытки неизменно заканчивались провалом. После очередной такой неудачи они надолго исчезли, и мы уже начали успокаиваться, как вдруг на нашей планете стали происходить удивительные вещи! Помнится, я уже говорил, что наш народ разводил небольших ящеров?
   - Да, говорили, - подтвердил Дональдсон.
   - Так вот, эти ящеры стали вдруг увеличиваться в размерах. К тому же вместе с ростом в них росла и агрессивность. То же самое происходило и с их дикими собратьями. Я знаю, в это трудно поверить, но они стали такими, как сейчас всего лишь за десять лет! Ящеры стали неожиданно нападать на наши города. Причём часто эти нападения совпадали с пролётом странных "падающих звёзд". Скорее всего, это были корабли крэтсов. Но сами они почему-то никогда не появлялись. Видимо, их было очень мало. Но я убеждён, что активность ящеров как-то связана с их визитами. Огромные монстры неистовствовали в наших городах, круша всё на своём пути! Мы отбивались от них как могли, но их было слишком много! Мы убивали одного, а на его место приходило десять! На нас нападали все: и гиганты и карлики, и хищники и травоядные. Все они как будто забыли друг о друге и были озабочены только одним: как бы побольше нас сожрать! И мы вынуждены были скрыться от них здесь - в непроходимых лесах. Наши города были быстро разрушены до основания, и даже развалин от них не осталось. Все наши учёные погибли, и мы постепенно утратили многое из того, что знали. Я стал правителем уже здесь - в лесу. Это всё, что я знаю. А теперь расскажите, пожалуйста, как вы узнали о крэтсах? - попросил в свою очередь вождь, закончив свой рассказ.
   И выполняя его просьбу, Дональдсон вкратце поведал о цели их путешествия, обо всём, что с ними случилось, и о том, что им удалось узнать о похитителях людей с "Эклиптики".
   - К сожалению, связь с нашим большим кораблём пропала, и мы оказались отрезаны от него. Ночью мы уже не видим его на небе. Куда он делся - мы не знаем. Возможно, его украли крэтсы, - закончил свой рассказ капитан.
   - Да-а, - задумчиво протянул Аррурк, - выходит не мы одни пострадали от этих крэтсов.
   - Выходит, что так, - вздохнув, с сожалением развёл руками капитан.
   - Проклятье! - выругался вождь. - Мало им, значит, нашей несчастной планеты, так они ещё и на чужие корабли нападают! Мерзавцы!
   - Скажите, а таких, как мы, вы здесь не встречали? - спросил доктор.
   - Нет, никогда, - отрицательно покачал головой вождь.
   - А вы не знаете, есть ли сейчас крэтсы на планете? - спросил Барков.
   - Понятия не имею, - пожал узкими плечами Аррурк.
   - Большое вам спасибо! - поблагодарил его Дональдсон. -- Вы нам очень помогли.
   - Обещаю всячески содействовать вам в вашем благородном деле.
   - Спасибо за ужин. Мы, пожалуй, пойдём, а то уже поздно.
   - Да, конечно, - кивнул Аррурк. - Не буду вас задерживать.
   Попрощавшись с ним, астронавты направились к выходу.
   - Ребята, вы пока идите, я догоню вас, - сказал Дональдсон, неожиданно остановившись.
   - Хорошо, командир.
   Капитан вернулся к Аррурку и его сыну.
   - Знаете, среди похищенных землян были мои родители, - сказал он. - Ребята, правда, об этом не знают. Я им ничего не сказал, и вы, как правитель, должны понять, почему я так сделал.
   - О да, я понимаю. Ах, как я вам сочувствую! - печально произнёс вождь. - У меня у самого крэтсы похитили дядю. Что с ним сталось, неизвестно. Вам, должно быть, сейчас очень тяжело.
   - Ещё как тяжело! - вздохнул капитан. - Не знаю даже, как мне удаётся сосредоточиться на делах. Но я должен держать себя в руках и сохранять здравомыслие. Ведь я командир, и от меня зависит судьба всего экипажа. Надеюсь, что нам поможет то, что вы рассказали сегодня.
   - Хорошо бы.
   И пожелав вождю спокойной ночи, Дональдсон вернулся к своим товарищам.
   - Итак, док, что ты обо всём этом думаешь? - спросил он у Ченга.
   - Теперь мне многое стало ясно, - ответил доктор. - А самое главное - раскрылась тайна необычного поведения монстров. В общем, я думаю, что дело было так: крэтсы пытались поработить грэррков с помощью своего телепатического оружия - этих таинственных "палочек". Я полагаю, что крэтсы обладают телепатией, но она у них слабо развита, а эти "брусочки", как их называет Аррурк, многократно усиливают её. Грэрркам же всё время удавалось отбиться, и тогда пришельцы решили пойти другим путём. Они, судя по всему, каким-то образом изменили генетический код животных этой планеты и стали как-то управлять ими, как бы "запрограммировав" их на уничтожение туземцев. А поскольку мы, так же как грэррки, ходим на двух ногах, ящеры и приняли нас за них. Словом, весь этот процесс представляется мне так: сидит в каком-нибудь укромном месте один из этих гадов, и с помощью специальной аппаратуры руководит ящерами как марионетками. Только вот как они принимают эти команды?
   - С помощью имплантантов, - предположил Барков.
   - Имплантантов?! А что, это мысль! - воодушевлённо воскликнул доктор.
   - А можно ли как-нибудь выйти на самого "кукловода"? - спросил капитан.
   - Если принять во внимание версию Баркова, то нам надо сначала вскрыть какого-нибудь ящера, и хорошенько покопаться в его внутренностях, а там видно будет, - ответил Ченг с азиатской невозмутимостью.
   - Отлично! Завтра же этим и займёмся, - решил Дональдсон.

ГЛАВА 22

   Четыре дня астронавты и туземцы бродили по кромке леса, в поисках подходящего для изучения монстра. Но ящеры если и встречались, то слишком громадные. Возиться с таким было бы долго и хлопотно.
   Наконец, на пятый день они заметили двухметрового травоядного ящера с головой, как у утконоса. Выскочив из кустов, грэррки выстрелили в него из своих ружей и метнули несколько копий. Раненое животное заметалось и принялось отчаянно махать хвостом, пытаясь сбить туземцев с ног. Тогда из леса выскочили Дональдсон и Барков и расстреляли животное из бластеров. Испустив громкий вопль, ящер завалился на бок. Вид поверженного врага привёл грэррков в восторг, и они радостно закричали,
   потрясая оружием.
   Астронавтам с большим трудом удалось уговорить их пойти с ними на эту "охоту". Помогло только вмешательство Аррурка, авторитет которого был непререкаем.
   Убитого ящера на руках перетащили в посёлок.
   - Приступим! - сказал Ченг, натягивая медицинские перчатки.
   Он уменьшил мощность своего бластера до минимума и, установив режим непрерывной стрельбы, провёл лучом вокруг головы ящера. Затем осторожно поднял отделившуюся верхнюю часть черепа и отложил её в сторону. Внимательно осмотрев открывшееся фиолетово-серое вещество мозга, он запустил в него руку.
   - Тьфу, пропасть! - с отвращением сплюнул Дональдсон и
   отвернулся, не в силах больше выносить это противное зрелище.
   - Ну и работёнка у тебя, Джеймс! - сказал Барков и тоже отвернулся.
   - Всё, командир, проверил! В мозгу нет ничего, - отозвался Ченг через несколько минут.
   - Прости, я не расслышал. Ты что-то сказал? - переспросил Дональдсон.
   - В мозгу ничего нет, я гово... - Ченг неожиданно осекся. Взгляд его упал на снятую верхнюю часть черепа, валявшуюся на земле, как чашка - вогнутой стороной вниз: - Минутку!
   Он принялся внимательно разглядывать внутреннюю поверхность черепа.
   - Тут, кажется что-то есть... Где-то у меня был пинцет... ага, вот он! - порывшись в своём ранце, доктор достал оттуда пинцет и аккуратно подцепил им краешек какой-то прозрачной плёнки, прилипшей к внутренней поверхности черепной кости.
   - Хм... одного пинцета мало... - пробормотал Ченг и достал ещё три пинцета. Затем, взяв один из них в другую руку, подцепил плёнку с противоположной стороны и попытался её приподнять.
   - Помогите же мне, чёрт вас возьми! - вскричал Ченг.
   - Чего делать-то? - спросил Барков, подскочив к нему.
   - Бери эти пинцеты и цепляйся за два других конца этой плёночки... Вот так вот, крест-накрест, - пояснил доктор.
   - Ага, понял, - кивнул Пётр, сделав всё так, как он велел.
   - Ухватился? Так... Теперь осторожно отдирай плёнку от черепа. Осторожно, я говорю! Мы не должны её порвать!
   Осторожно отделив эту зыбкую плёночку от кости, они переложили её на лист бумаги, который Ченг заранее положил рядом.
   Плёнка оказалась полукруглой, полностью повторяющей очертания черепной коробки ящера. Ченг принялся внимательно разглядывать тоненькую плёночку с помощью лупы:
   - Да, это и есть имплантант. Посмотрите, командир.
   Заглянув в лупу, Дональдсон увидел, что вся поверхность плёнки
   испещрена мелкими черными пупырышками, диаметр которых не превышал трех миллиметров.
   - Да, тут, пожалуй, много работки для Таканори и Магнуса, - сказал
   Барков, предвидя какие сложные им предстоят исследования.
   - Командир, видите вот этот кратерообразный бугорок? - Ченг показал на выступ в центре черепной коробки ящера.
   - Да, вижу, - подтвердил капитан.
   - Вот так, по-моему, плёнка и попала внутрь головы: здесь, похоже, было отверстие, через которое влили специальный раствор, который растёкся вокруг мозга, образовав эту плёночку. А дырка потом заросла, - объяснил доктор.
   - Понятно, - кивнул Дональдсон, - Таканори, Магнус, займитесь, пожалуйста, этой плёнкой и попытайтесь выяснить, что она из себя представляет, и как работает.

* * *

   На изучение таинственной плёночки с пупырышками Свенссон и Огивара потратили больше недели. Всё это время Дональдсон находился в томительном ожидании. Подключая плёнку с помощью проводков к различным приборам флайера, Таканори и Магнус ждали, когда пупырышки начнут испускать какие-нибудь импульсы. Ченг тоже не терял времени даром. Продолжив вскрытие ящера, он обнаружил, что остатки плёнки соединены с позвоночником, который, очевидно, был неким подобием антенны. Аккуратно вырезав часть позвоночника вместе с остатками плёнки, Ченг отнёс его к Свенссону и Огиваре. Те склеили всю плёнку воедино и стали ждать поступления сигнала от "кукловода". Но ничего не появлялось. Они уже начали думать, что сделали что-то не так, как вдруг неожиданно сигнал появился и пупырышки издали импульс, который и являлся "приказом" для ящера. Свенссон тотчас же принялся настраивать аппаратуру, пытаясь определить частоту, на которой был передан сигнал. Вскоре ему удалось это сделать, и он отправился к Дональдсону.
   - Сигнал зафиксирован, командир, - сказал он, неспешно войдя в дом.
   - Ну и как? Удалось определить частоту? - спросил капитан.
   - Полумиллиметровый радиодиапазон, - как всегда предельно сдержанно и лаконично ответил швед.
   - Ах, вот, значит, как! Сверхультракороткие волны!
   - Да. И причём исходят они из очень мощного источника.
   - Да это и так ясно! А можно ли настроить радар флайера на эту волну? - спросил Дональдсон.
   - Можно, если сделать специальный блок, - ответил Магнус.
   - Да из чего же мы его сделаем?! Мы ведь не на "Рыцаре"! -
   возразил капитан.
   - Придётся разобрать кое-какие приборы, - сказал Свенссон так
   спокойно, как будто речь шла о совершенно пустяковом деле.
   - Разобрать приборы?! Ничего себе! И что, без этого никак не обойтись?
   - Нет, - качнул головой Магнус.
   - А, плевать! - немного подумав, решительно махнул рукой Дональдсон. - Разбирать, так разбирать!
   - Нам ведь только нужно найти передатчик "кукловода", а там обратно всё соберём.
   - Ну, так тем более! Действуй! - одобряюще произнёс капитан.
   - Хорошо, командир, - кивнув, сказал Свенссон и вышел из домика.
   "Всё-таки приятно иметь дело с Магнусом! - подумал Дональдсон. -
  
   Ни одного лишнего слова!"

* * *

   В течении всей следующей недели астронавты демонтировали "ненужные" так сказать приборы флайера и конструировали из их деталей специальный блок для радара. Дональдсон же собирал в это время самые разнообразные сведения о планете. В этом деле ему очень повезло: вождь племени хозяев где-то отыскал карту планеты, нарисованную на всё тех же склеенных листьях, которые, судя по всему, служили туземцам одновременно и сукном, и бумагой. Правитель сказал, что карта была сделана ещё во времена его деда. Капитан понимал, что она может иметь большие погрешности, поскольку грэррки не имели летательных аппаратов. Тем не менее, она давала хоть какое-то представление о планете. Оказалось, что её поверхность состояла из одного обширного континента и четырёх больших островов. Всё остальное пространство представляло собою сплошной океан.
   Наконец блок для радара был готов.
   - Сможем мы теперь найти передатчик? - спросил Дональдсон.
   - Сможем, если будем лететь не выше тысячи пятисот метров, - ответил Свенссон.
   - Опасная высотка! Но рискнуть стоит. Риск - дело благородное.
   Сначала они решили обследовать острова. Рассчитывая горючее до миллиграмма, они летали только втроём, чтобы не перегружать флайер. Как правило, это была одна и та же троица - Дональдсон, Барков и Свенссон. На островах они ничего интересного не обнаружили.
   - Итак, на островах ничего нету. Что будем делать дальше? - спросил Барков, когда они возвращались после осмотра последнего острова.
   - Будем искать на континенте, - ответил Дональдсон.
   - Но мы не сможем облететь такую территорию. У нас "горючки" не
   хватит, - возразил Барков.
   - Зачем летать над всем континентом? Мы просто "разобьём" его на квадраты, и будем обследовать отдельно каждый квадрат.
   - Молодец, командир! - сказал Свенссон.
   Так они и сделали. Разбив карту континента на условные квадраты, они решили начать обследование с самого дальнего. Во избежание неприятностей полностью заправили водородом основные и дополнительные баки флайера и взяли с собой несколько бачков с водой.
   Пролетев полторы сотни километров, они заметили, что на экране радара появилась яркая точка.
   - Сильный сигнал, - сказал Свенссон.
   - Сейчас посмотрим, что это такое, - спокойно ответил Дональдсон.
   Подлетев поближе, они заметили высокий остроконечный металлический столб, одиноко торчащий посреди огромного поля с дико растущей оранжевой травой. Вокруг столба не было ни строений, ни каких-либо люков, ведущих под землю.
   - Странно! Если это - источник сигналов, то должны же они где-то сидеть со своей аппаратурой, - задумчиво сказал Барков, - может, они здорово маскируются?
   - Но зачем им это делать? - возразил капитан. - Ведь они знают, что грэррки прячутся в лесу и не могут угрожать им на открытой местности. Нет, по-моему, тут что-то другое!
   - Понял! - догадался Свенссон. - Это не источник сигналов. Это что-то вроде передающей антенны!
   - Ну, конечно, же! - воскликнул Барков. - Передавать сигналы на такое расстояние из одного места очень трудно, вот они и понаставили столбов!
   В дальнейшем им очень часто попадались такие же столбы, но настоящего источника сигналов, к сожалению, не было.
   И вот однажды, пролетая над гористой местностью, они зафиксировали очень сильный сигнал там, где меньше всего ожидали.
   - Не понял! - изумлённо сказал Свенссон. - Он что, прямо из скал что ли исходит?!
   - А вон, видишь столбик на скале? - Барков указал на небольшой остроконечный столб на вершине одной из скал.
   Облетев скалу несколько раз, они обнаружили у её подножия странное полукруглое отверстие.
   - Это явно вход в какую-то пещеру, - заметил Свенссон.
   - Есть! - радостно воскликнул Дональдсон. - Мы нашли их!
   - Да, похоже, что так, - сказал Барков.
   - Однако нам надо возвращаться, а то горючее кончится, - поторопил друзей Свенссон.
   - Да, конечно, - кивнул капитан. - Пит, отметь это место на карте.
   Вернувшись назад, они рассказали об увиденном. Было решено отправиться к пещере сразу после заправки флайера. На следующий день, перед отлётом, капитан решил поговорить с правителем. Узнав о полёте, Аррурк сказал, что хотел бы присоединиться к ним. Дональдсон попытался отговорить его, но вождь племени грэррков
   был непреклонен:
   - Крэтсы практически погубили мой народ. Так неужели сейчас, когда появилась возможность отомстить им, я буду сидеть дома?! Я уверен, что вы возьмёте над ними верх. Сам же я неплохо стреляю из нашего оружия. Так что не буду вам в тягость, - заверил он капитана на своём языке.
   - Должен заметить, что мы ведь тоже не всесильны, несмотря на всё
  
   наше оружие, - сказал Дональдсон, - и мы так же смертны, как и вы. Так, значит, вы настаиваете на своём участии? Ладно, бог с вами! Вы полетите один?
   - Нет, я возьму с собой сына, Урфарра, и Орссаррга, - ответил вождь.
   - Хорошо, - согласился Дональдсон.
   Они оба вышли из дома, и направились к флайеру. По дороге Аррурк подозвал к себе Фэрпаррга и двух командиров специальных отрядов: Урфарра и Орссаррга. Захватив с собой четыре "ружья" туземцев, они также присоединились к астронавтам.
   Когда все расселись по своим местам, Дональдсон отдал необходимые распоряжения и запустил двигатели флайера.
   - Я, конечно, ваш язык не понимаю, но, мне кажется, ты здорово командуешь, Эндрру, - сказал сын вождя.
   - Послушай, Фэрпаррг, можно задать тебе вопрос? - спросил капитан на языке туземцев.
   - Да, я слушаю, - ответил тот.
   - При первой нашей встрече там, в лесу, как ты догадался, что я главный среди нас?
   - О, это очень просто! - пятнистое лицо Фэрпаррга растянулось в некоем подобии улыбки. - Ты непроизвольно сделал шаг вперёд, как бы прикрывая собой всю группу. Это обычная реакция хорошего командира. Сам я сделал бы точно так же. Вдобавок тебя выдавало всё твоё поведение.
   - Да, видать, командиры везде одинаковы! - усмехнулся Дональдсон.
   - Слушай, Эндрру, а почему у вас на одежде нарисованы разные квадратики и почему вы такие разные на лица? - задал Фэрпаррг давно мучивший его вопрос.
   - Дело в том, что земляне по цвету кожи делятся на три основные группы, или расы, как мы их называем. Одни такие... скажем, такие, как я, - подумав, как объяснить, показал на себя Дональдсон, - другие похожи на Ченга и Огивару, третьи - на Адамса. К тому же наша планета разделена на множество территорий. Каждая территория, или, по-нашему, страна старается самостоятельно заботиться о своём населении. Но страны живут не отдельно друг от друга. Они постоянно обмениваются товарами, последними достижениями науки и техники, опытом, людьми. Вот мы, например, тоже из разных стран, а квадраты на нашей одежде - это символы этих стран. Но несмотря
   на различия, все мы - Земляне.
   - Значит, ты, Ченг, Адамс и Митче из одной страны, а Баррков, Огиварра и Свенссон - из других? - спросил Фэрпаррг, сравнив флаги на рукавах астронавтов.
   - Именно так, - подтвердил Дональдсон.
   - Хм... Как странно! - удивлённо покачал головой сын правителя
   грэррков.
   К странной пещере они прилетели за три с половиной часа до заката. Выбрав удобную площадку за скалой, Дональдсон мягко и почти бесшумно посадил на неё флайер.
  
  
  

ГЛАВА 23

   Ван Мейер была очень слаба и ещё долго не могла самостоятельно двигаться после того, как пришла в себя. Жаку приходилось постоянно ухаживать за ней и кормить её с ложечки, как маленькую. Ивонна чувствовала себя при этом очень неловко.
   - Ах, мальчик мой, мне так стыдно! Я доставляю тебе столько хлопот! - сказала она однажды.
   - А вы представьте, что мы с вами играем. Я - ваш папа, а вы - моя дочка! - простодушно выдал ответ мальчик.
   - Ха-ха! Хорошо, папочка! - рассмеялась Ивонна.
   С тех пор она часто шутливо называла его "папочкой". И всё же однажды она решительно отказалась от его помощи. Это произошло, когда Ивонна, немного окрепнув, решила переодеться. Жак принёс ей чистое бельё и предложил свою помощь. Но она сказала, что справится сама, и велела ему выйти за дверь. Мальчик послушно покорился и, стоя за дверью, с содроганием слушал, как она переодевается, постанывая от боли. Вернувшись обратно, он увидел, что Ивонна держится за бок, и из-под её пальцев выступает кровь.
   - Ну вот, что я говориль! -- всплеснул руками Жак, - Опять рана открылась! Нет ведь, заладила - "сама!" "сама!" Ладно, сейчас перревяжу!
   Жак сбегал за очередной аптечкой и наложил ей новую повязку.
   - В следующий раз просто покрой рану гелем, - тихо попросила ван Мейер.
   - Гелем?! Ах да, там и впрравду был какой-то гель, - вспомнил мальчик.
   - Этот гель служит чем-то вроде повязки, - объяснила Ивонна.
   - А, так вот для чего он нужен!
   Мало-помалу голландка начала ходить, сначала опираясь на плечо
   Жака, а потом самостоятельно. Окончательно окрепнув, она решила
   заняться восстановлением "Эдварда".
   - Жак, достань, пожалуйста, красный ящичек вон из-за той дверцы, - попросила Ивонна, с тихим сдавленным стоном усаживаясь в своё кресло.
   - А что в нём? - полюбопытствовал Жак, передавая ей ящичек.
   - Здесь лежат резервные диски для восстановления памяти "Эдварда", - Ивонна порылась в ящике, и её лицо побледнело, - Проклятье!
   - Что случилось? - испуганно спросил мальчик.
   - Эта гадина сломала все диски! - с горечью сказала ван Мейер, показывая обломки дисков.
   - И что же нам теперрь делать? - с тревогой спросил Жак.
   - Самые важные диски я продублировала и спрятала. Сейчас пойду, принесу.
   Держась рукой за правый бок, Ивонна медленно вышла из рубки.
   Через некоторое время она вернулась, держа в руках несколько компьютерных дисков.
   - Однако здесь только основные данные, - пояснила она, вставляя диски в дисковод компьютера, - всё остальное мне придётся восстанавливать самой.
   Целыми сутками ван Мейер составляла различные программы, настраивала и тестировала их.
   И вот, наконец, настал день, когда были сделаны последние приготовления к запуску "Эдварда".
   - Ну, Жак, скрести пальцы на счастье, - сказала Ивонна, - Включаем!
   Она повернула небольшой рычажок на приборной панели.
   Сначала из динамика послышалось тихое шипение, а затем скрипучий старческий голос произнёс стандартное приветствие:
   - Добрый день! Бортовой компьютер "Звёздного Рыцаря" "Эдвард" приветствует вас!
   - "Эдвард", обрисуй нам, пожалуйста, сложившуюся на данный момент ситуацию, - попросила Ивонна дрогнувшим голосом.
   - Прямо по курсу четвёртая планета данной планетной системы. Корабль движется к ней со скоростью десять километров в секунду.
   - Отлично! Поддерживай этот курс и увеличь скорость до сорока километров в секунду, - попросила голландка.
   - Понял! Курс тот же. Скорость: сорок километров в секунду.
   Через минуту они почувствовали, как корабль полетел заметно быстрее.
   - Есть! У нас получилось! - всхлипывая, сказала Ивонна. - Жак, у нас
   всё получилось!
   И обняв мальчика, она тут же разрыдалась, не в силах сдерживать
   свои чувства. Жак тоже заплакал. Так они и сидели, обнявшись и плача от неописуемого счастья, переполнявшего их сердца.
   - Как я рад, что я снова слышу твой голосс, "Эдвард", - сказал, наконец, Жак, вытерев слезы, - и пррости меня, пожалуйста, за то, что я смеялься над тобой, - добавил он, чувствуя свою вину перед компьютером.
   - Простите, я что-то не припоминаю... И с кем я имею честь говорить? - вежливо поинтересовался "Эдвард".
   - Это же я - Жак! Ты что, не пом...
   - Не старайся, мой мальчик, - остановила его Ивонна, - он всё равно ничего не помнит.
   - Совсем ничего? Жалько!.. А впррочем, может, это и к лучшему, - грустно произнёс маленький француз, покачав рыжеватой головой.

* * *

   Наконец, корабль долетел до планеты и встал на стационарную орбиту вокруг неё.
   Ван Мейер включила микрофон радиосвязи:
   - "Звёздный Рыцарь" вызывает капитана Дональдсона. "Звёздный Рыцарь" вызывает капитана Дональдсона. Ответьте! "Звёздный Рыцарь" вызывает капитана Дональдсона...
  
  
  

ГЛАВА 24

   Дональдсон опустил трап-люк, и компания из семи человек и четырёх туземцев спустилась на серую каменистую почву.
   Обойдя скалу, они, пригнувшись, быстро перебежали к низеньким чахлым кустикам, которые росли неподалёку и спрятались в них.
   Вход в пещеру отсюда был виден как на ладони. Судя по идеально ровным краям, он явно был сделан искусственно.
   - Подождём немного. Может быть, появится кто-нибудь, - прошептал капитан. Барков тут же перевёл его фразу на язык грэррков.
   Минут через двадцать из черного зева пещеры вышел "человек" (а точнее инопланетянин) с глубоко посаженными глазами и длинным крючковатым носом, одетый в тёмно-синий обтягивающий комбинезон с таким же обтягивающим капюшоном на голове.
   - Крэтс, - с ненавистью прошептал Аррурк, указывая на него.
   Талию крэтса опоясывал узкий чёрный ремешок, на котором висел прямоугольный футляр, сделанный не то из кожи, не то из пластика, с торчащей из него черной рукояткой. Рядом с футляром из специального кармашка выглядывала верхняя часть какой-то узкой коричневой коробочки, похожей на детский пенал для карандашей.
   Заложив руки за голову, крэтс устало потянулся и принялся бродить взад-вперёд, разминая руки и ноги. Судя по всему, он был
   уверен в собственной безопасности.
   Аррурк уже собирался подстрелить его из своего причудливого оружия, но в этот момент из черного проёма пещеры появилась ещё одна фигура. Это была девушка-грэррк с большим кувшином в руках. Миновав крэтса, она не спеша направилась к кустам.
   Указав на неё, Свенссон жестами показал, что её нужно схватить.
   Дональдсон, в знак согласия, кивнул. Подойдя ближе, девушка пошла вдоль кустов. Выбрав подходящий момент, Свенссон ловко схватил её за руку и, резко дёрнув в кусты, крепко зажал ладонью её рот. Приложив когтистый палец ко рту, Фэрпаррг приказал ей молчать. В этот момент Аррурк, тщательно прицелившись, бесшумно выстрелил в голову ненавистного инопланетянина. Тот слабо охнул и, повернувшись на месте, рухнул на землю.
   - Вы молодец, Аррурк! - похвалил его Дональдсон на языке грэррков. - Прекрасный выстрел!
   - Не разучился я, видно, стрелять-то! - улыбнулся правитель. - Ладно, давайте займёмся девушкой.
   Та в это время, испуганно озираясь по сторонам, отчаянно брыкалась, тщетно пытаясь вырваться из цепких объятий Свенссона.
   - Если ты будешь вести себя тихо и честно ответишь на все наши вопросы, мы сохраним тебе жизнь, - спокойно обратился к ней вождь на родном для них языке.
   Девушка продолжала испуганно таращиться на них раскосыми глазами.
   - Ну что, ты готова отвечать? - спросил Аррурк.
   Немного подумав, девушка-грэррк кивнула. Свенссон по-прежнему крепко сжимал её рот своей жилистой ладонью.
   - Сколько их там? - спросил вождь, кивнув в сторону убитого крэтса.
   Девушка сначала растопырила свою четырёхпалую ладонь, потом, сжав её в кулак, показала один палец.
   - Пятеро, значит? Включая этого? - снова спросил вождь.
   Девушка кивнула.
   - Отлично! Теперь их, стало быть, четверо, - сказал Дональдсон.
   - Можешь рассказать, как устроена эта пещера? - продолжал свой допрос Аррурк.
   Девушка послушно кивнула, испуганно глядя на него.
   - Только без глупостей, пожалуйста, - сказал Адамс на местном языке, доставая бластер, - видишь эту штуку? Она может в одну секунду разрезать тебя пополам. А всего у нас семь таких штучек. Так что стоит тебе издать хотя бы один лишний звук, и ты тут же
   окажешься разрезанной на много маленьких кусочков. Поняла?
   Испуганно заморгав, девушка быстро закивала пятнистой головой.
   - Можешь говорить, - сказал Свенссон, осторожно разжимая ладонь.
   - Внутри п-пещера ус-строена просто, - сказала она, заикаясь от страха, - там всего два п-помещения: большой зал - сразу после входа и небольшого к-коридора - и моя к-комнатка - справа от него.
   - Ты знаешь их язык? - задал очередной вопрос Аррурк.
   - Нет. Они р-разговаривают на нём только м-между собой.
   - Как же ты с ними общаешься?
   - Когда они что-то говорят, я слышу п-перевод п-прямо в мозгу.
   Когда я говорю на н-нашем языке, они тоже легко меня понимают, - объяснила девушка из местного племени.
   - Ясно! - сказал Дональдсон, - Пошли, ребята! И так много времени потеряли.
   - Веди нас к ним, - приказал Аррурк, - и без глупостей!
   Девушка покорно поплелась к пещере, испуганно озираясь на схватившую её странную компанию. У входа Дональдсон остановил её и сам заглянул внутрь. Там он увидел коротенький коридорчик, в конце которого виднелась большая металлическая дверь.
   - Вы двое стойте здесь и следите, чтобы никто, кроме нас, оттуда не вышел, - прошептал Дональдсон, обернувшись к Урфарру и Орссарргу.
   - Хорошо, - ответили они в один голос, и отошли в сторону.
   - Хотя бы одного из них мы должны взять живым, - прошептал капитан.
   Путешественники и девушка осторожно подошли к двери и расположились по обе стороны от неё, ожидая удобного момента.
   Через минуту оттуда вышел один из инопланетян. Как только он закрыл за собой дверь, Свенссон сразу же набросился на него сзади и, зажав рот, полоснул кинжалом по горлу.
   Капитан молча подтолкнул девушку к двери.
   - Я принесла вам воды, - крикнула она на своём раскатистом языке.
   Оттолкнув её, Дональдсон распахнул дверь и ворвался внутрь:
   - Руки...
   Сидевший на круглом стуле инопланетянин резко повернулся, вытянув руку с узкой коробочкой, и капитана словно бы ударило чем-то по голове. Всё дальнейшее он видел как во сне - со стороны, как будто это всё происходит не с ним. Он чувствовал, что сам того не желая, медленно поворачивается к двери, выставив перед собой бластер. Словно в замедленной съёмке, он видел, как Барков в высоком прыжке ногой выбивает из рук пришельца коробочку и сильно бьёт его рукояткой бластера по голове. В этот момент у Дональдсона на мгновение потемнело в глазах, и сознание вернулось к нему.
   - Когти вверх, мерзавцы!!! - заорал Барков, водя бластером.
   Подняв руки, инопланетяне повернулись на своих вращающихся стульях.
   - Всем оставаться на местах! Лапы вверх, гады! - прикрикнул на них Дональдсон, - Убью первого, кто хоть как-то пошевелится!
   - Как ты, Эндрю? - встревоженно спросил Барков.
   - Нормально, голова только побаливает, - небрежно бросил капитан.
   Один из крэтсов резко опустил руку к поясу, но в ту же секунду по его шее чиркнул тонкий красный луч, вылетевший из бластера Свенссона, и голова инопланетянина покатилась, словно мяч, в одну сторону, брызгая розовой кровью, а тело грузно свалилось со стула в другую.
   - Вот так-то! - спокойно сказал Свенссон.
   Вид катящейся по полу головы товарища полностью парализовал другого его сородича. Подняв руки ещё выше, он сидел на стуле как статуя, с ужасом взирая на происходящее.
   Воспользовавшись его замешательством, Дональдсон подскочил к нему, быстро вытащил из его футляра "пистолет" с ромбовидным стволом и достал из кармашка коробочку.
   - Лови, - сказал он, бросая всё это Адамсу.
   - Джеймс, проверь того, которого я треснул по башке, - попросил Барков.
   - Он мёртв. Ты слишком сильно его долбанул, - ответил Ченг, осмотрев первого инопланетянина.
   - Точно?
   - Надеюсь, что да.
   Дональдсон приставил бластер к голове оставшегося в живых хозяина помещения, теперь уже бывшего, конечно.
   - Ребята, свяжите его чем-нибудь!
   Свенссон нагнулся к убитому пришельцу и, сняв с него пояс, приблизился к пленнику.
   - Руки за спину! Живо! - скомандовал он.
   Пришелец послушно повиновался, и Свенссон ловко связал его руки с длинными ногтями.
   - Ты, подонок космический! - рявкнул Дональдсон, ещё крепче прижимая бластер к его голове, - Выкладывай всё, что знаешь!
   Бессмысленно уставившись в одну точку, инопланетянин промолчал.
   - Ты ошибаешься, если думаешь, что у меня нет причин тебя убивать! Я сделаю это с удовольствием, если ты ничего мне не скажешь. Где ваша база?! Говори! - свирепо прикрикнул на пленника капитан.
   Растерянно глядя на него, инопланетянин упорно продолжал молчать.
   - Ну!! Молчишь?! Даю тебе пять секунд: если не скажешь, где ваша чёртова база - нажимаю на курок - и ты труп! - прокричал Дональдсон. - Раз, два, три, четыре...
   Тут пришелец что-то произнёс на странном скрипучем языке, и тотчас же в голове у капитана послышался монотонный голос,
   говорящий на чистейшем английском!
   - Хорошо, я скажу всё, что знаю, - голос был ровный и бесстрастный,
   как у робота, и не слишком отличался от собственного голоса пришельца. - Наша база находится на третьей планете, если считать от этого голубого солнца.
   - Что он сказал? - хором спросили все, включая человеко-ящеров.
   - А вы что - не слышали? - изумился Дональдсон.
   - Нет, - отрицательно замотали все головами.
   - Значит, он только на меня "вещает", - предположил капитан.
   - Любопытно! - удивлённо сказал Ченг.
   - Я могу "вещать", как вы выражаетесь, на всех вас, но на это требуются определённые усилия, - снова монотонно произнёс голос в мозгу капитана.
   - Так что же он всё-таки сказал? - нетерпеливо спросил Барков.
   - Он сказал, что их база находится на третьей планете. Ещё он сказал, что может вещать на всех нас, но на это ему потребуются определённые усилия, - пояснил капитан.
   - Интересно! - произнёс Ченг, покачав головой.
   Слегка успокоившись, Дональдсон решил осмотреться. Только сейчас он заметил, что они находятся в большом прямоугольном зале. Одна из его длинных сторон была выполнена в виде большого плоского экрана, на котором была изображена огромная карта планеты (гораздо точнее карты туземцев), и на ней мерцали красные точки. Под экраном был длинный пульт со множеством кнопок и рычажков. Помещение освещалось тусклым светом круглых плафонов, расположенных под потолком на противоположной от экрана стене.
   - Как вы управляете всеми этими ящерами? - спросил Ченг.
   - Эскрирпа харкгос ваосскра скр кравсог? - услышал Дональдсон слова крэтса без телепатического перевода.
   - Да, - ответил на неслышный остальным вопрос инопланетянина Ченг.
   Крэтс ещё что-то сказал.
   - Что он там бурчит? -- угрюмо спросил Свенссон.
   - Он предположил, что мы, наверно, нашли имплантанты в мозгу у ящеров. Я сказал: "Да". Тогда он ответил, что он так и думал, - пересказал доктор слова крэтса, и изумлённо пробормотал: - Чёрт, он, действительно, говорит прямо у меня в мозгу!
   - Меня не волнует, что он там думает! - вскричал Дональдсон, -
   Пусть лучше отвечает на наши вопросы! И пусть переводит так, чтобы все понимали.
   - Я могу переводить только на какой-нибудь один из ваших родных языков, - сказал где-то в глубине его головы инопланетянин.
   - Тогда переводи на язык грэррков, - приказал капитан.
   - Я же сказал: "родной язык". Если я отвечу на языке грэррков, меня услышат только грэррки, - возразил всё так же пришелец.
   - Ладно, чёрт с тобой! Говори по-английски. Так как же вы всё-таки управляете ящерами? - снова спросил Дональдсон.
   - Отсюда мы просто посылаем их в разные районы. Ящеры заранее "запрограммированы" на уничтожение грэррков, и сами набрасываются на них, если они появляются в данном районе, - равнодушно произнёс крэтс, а капитан пересказал его остальным и продолжил:
   - Так, значит, вы действуете наугад?
   - Не совсем. Как только ящер замечает грэррка, от него исходит сигнал о том, что враг обнаружен, и, если этот сигнал долго не пропадает, мы посылаем туда других ящеров.
   - Так они поступили и с нами, там, у леса, - заметил Ченг.
   - Ящеры не знали, что вы не... - испуганно начал оправдываться пришелец, "транслируя" свою речь в мозгу Дональдсона.
   - Заткнись! Мы не идиоты, и всё понимаем правильно, -- грубо оборвал он его.
   Адамс в это время переводил все ответы крэтса на язык туземцев.
   - Да, похоже, он говорит правду, - подтвердил их правитель. - Мы ещё удивлялись, почему сначала появляется, скажем, один ящер, а потом несколько сотен.
   - То есть вы сначала рассылаете небольшие группы ящеров, так сказать, на разведку? - продолжил свой допрос капитан.
   Насупившсь, инопланетянин утвердительно кивнул головой.
   - А если ящеры не встретят там грэррков? - спросил Ченг.
   - Тогда мы переводим их в другое место, - холодно пояснил пришелец, но поняли его опять же только люди.
   - А если вы забудете это сделать? - спросил капитан.
   - Если в течение трёх-четырёх дней ящеры не обнаруживают грэррков, они начинают жить обычной для них жизнью. То есть хищники начинают пожирать травоядных, а травоядные - близлежащую растительность...
   - Ага, всё-таки они живут нормальной жизнью! - воскликнул Ченг.
   - ...но из этого района они не выйдут до самой смерти. Однажды мы потеряли таким вот образом несколько ящеров, - цинично продолжал "вещать" захваченный ими мерзавец.
   - Значит, они не могут уйти далеко от того места, где находятся? - спросил Дональдсон.
   - Да. При "самовольном" выходе из зоны действия они теряют ориентировку, и далеко не уходят, - подтердил в мозгу пришелец.
   И тут капитан догадался, как помочь несчастным местным жителям!
   - Как осуществляется управление ящерами? - грозно спросил он.
   Пленник в нерешительности заёрзал на стуле.
   - Говори, или тебе конец! - в ярости снова ткнул бластером
   Дональдсон в его обтянутую капюшоном голову.
   - Хорошо, я всё скажу, - поддался он с большой неохотой. - Ящеры обозначены на карте красными точками. Карта и пульт разделены на пять равных частей. Каждая часть пульта имеет квадрат, на котором стоит небольшой кругляшок. Видите?
   - Да, - ответил Дональдсон, заметив белые квадраты с установленными на них красными "шайбочками".
   - Каждый кругляшок управляет крестиком на карте, - продолжил свое необычное полутелепатическое объяснение инопланетянин. - Рядом с квадратом имеются две кнопки. Если удерживать верхнюю кнопку и двигать кругляшок, на экране появится изменяющаяся рамка. Обведя ею нужную вам группу ящеров, отпустите кнопку. Рамка изменит свой цвет, и снова появится крестик. Поставьте его туда, куда вам нужно, и нажмите нижнюю кнопку. Все обведённые вами ящеры рано или поздно придут в место, которое вы укажете.
   - А можно обвести всех ящеров? - спросил капитан.
   - Можно, но только в пределах зоны действия крестика.
   Переходя от одной части пульта к другой, Дональдсон сделал всё так, как сказал инопланетянин и "послал" ящеров в пять разных мест, подальше от зелёных пятен лесов, спасительных для туземцев.
   - Как будто на детском компьютере поиграл! - усмехнулся он, отправив в путь последних монстров и, обернувшись к правителю грэррков, добавил, перейдя на его язык: - Аррурк, запомните, пожалуйста, эти места и не ходите туда как можно дольше!
   - Понял, - отозвался тот с неким подобием своеобразной улыбки. Он, конечно, сообразил, что имел в виду капитан.
   - На планете есть еще такие же приборы, как этот? - продолжил расспрашивать инопланетянина Дональдсон, кивнув в сторону карты.
   - Вы имеете в виду всю эту станцию? - поинтересовался крэтс, обведя взглядом помещение.
   - Да, хотя "станция" - это, по-моему, слишком громко сказано, - насмешливо ответил капитан.
   - Нет, эта станция единственная на всей планете.
   - Честно?! - грозно переспросил Дональдсон, не веря ему.
   - Да, я не обманываю вас, - ответил в его мозгу бездушный голос инопланетянина.
   - Учти, что у нас есть летательный аппарат, и мы легко можем
   проверить искренность твоих слов, - предупредил его капитан. - Да, и вот ещё что: как часто вас меняют?
   - Примерно раз в три года, - последовал ответ.
   - Три здешних года? - уточнил Дональдсон.
   - Да, - кивнул пленник.
   - А вы сколько тут пробыли?
   - Суток тридцать или сорок.
   - Не врёшь?
   - Нет, - буркнул, угрюмо отвернувшись от него пленник.
   - Ладно, хватит на сегодня. Нам ещё с тобой до-олго беседовать придётся. Пошли, крэтс проклятый! - Дональдсон грубо подтолкнул
   его бластером в бок.
   - Хаэрт, - поправил его инопланетянин, эхом отозвавшись в его мозгу.
   - Чего?! - не понял капитан.
   - Мы не крэтсы, мы - Хаэрты, - горделиво вскинул голову пленник.
   - А мне без разницы! Вперед!
   Поднявшись со стула, инопланетянин уныло поплёлся к выходу. Руки его были крепко связаны за спиной.
   - И без дураков! - прикрикнул на него Свенссон.
   - Ладно, - пробурчал крэтс или хаэрт.
   Весь "конвой" вышел в коридор вместе с пленником. Женщина из местного племени смиренно ожидала их там.
   - Урфарр, Орссаррг, не стреляйте! - крикнул Аррурк на своём языке. - Всё в порядке. Мы идём.
   - Хорошо, правитель! - донеслось снаружи. - Мы ждём вас!
   Все гуськом двинулись к выходу из пещеры. Впереди шёл Аррурк, за ним пристроилась девушка, за ней шагал сын вождя, а позади него, соответственно, все остальные.
   Не успел правитель выйти из пещеры, как девушка, неожиданно прыгнув, толкнула его на стоящего слева от выхода Орссаррга и бросилась наутёк.
   - Отец! - пронзительно закричал Фэрпаррг, бросаясь к лежащему на каменистой почве Аррурку.
   Вскинув на плечо своё оружие Урфарр, почти не целясь, выстрелил в беглянку. Металлический дротик пронзил её ногу. Девушка-грэррк споткнулась и, прихрамывая, побежала дальше, но тут в неё выстрелил Орссаррг, успевший к тому времени подняться из-под упавшего на него правителя. Его выстрел оказался более точным.
   - А-а! - пронзительно вскрикнула сражённая насмерть девушка и, сделав ещё несколько шагов, упала в пробивающуюся из-под камней траву.
   Туземец же так и остался стоять с озадаченным видом с оружием
   на плече.
   Подойдя к нему, Дональдсон сочувственно положил руку на его спину.
   - Эх, жалко её! - пробормотал Орссаррг, опуская оружие. - Грэррк
   всё-таки!
   - Увы, она уже не грэррк! Она была всего лишь послушной куклой
   в руках этого типа, - тяжело вздохнув, сказал капитан, кивнув в сторону пленника.
   Увидев ненавистного и столь тщательно скрывавшегося врага, Орссаррг, оскалившись, сердито зарычал и стал похож на разъяренного ящера.
   Они обогнули скалу, и подошли к флайеру. Забравшись в него
   вместе с пленником, люди и туземцы начали рассаживаться по местам. В этот момент раздался звучный сигнал бортовой радиостанции.
   - Что?! Радиостанция?! - вскричал Дональдсон. - Я не ослышался?!
   - Нет, Эндрю. Это и вправду радио, - ответил Барков.
   - Невероятно!! После такого длительного молчания! - воскликнул капитан, быстро щелкая тумблером.
   - "Звёздный Рыцарь" вызывает капитана Дональдсона, - прозвучал из динамика долгожданный голос Ивонны ван Мейер.
   - Да-да, капитан Дональдсон слушает, - поспешно отозвался он дрогнувшим голосом. - Ивонна?! Это действительно ты?!
   - Командир! Это вы! Я уж думала, вам... - послышались её сдавленные рыдания, - ...конец!
   - То же самое мы думали и о тебе, - ответил капитан, всё ещё не веря своим ушам.
   Битком набившись в пилотскую кабину, астронавты внимательно вслушивались в каждый звук, исходящий из динамика. Их лица сияли от радости. Как им было приятно вновь слышать почти забытый голос своей "боевой подруги", если так можно выразиться.
   В динамике Ивонна плакала навзрыд.
   - Ну-ну, не плачь, девочка моя! - успокаивал её капитан. - Всё в порядке! Мы живы! Мы все живы! Вон Барков тут, как всегда, рядом со мной. Привет тебе передаёт. Не плачь, пожалуйста!
   - Хорошо, командир, - ещё раз всхлипнув, ответила Ивонна.
   - Скажи-ка лучше, что случилось? Почему тебя так долго не было на связи? Что с тобой произошло? И что, в конце концов, стряслось со "Звёздным Рыцарем"?! Мы не видим его со второго дня нашего пребывания здесь!
   - Ах, командир, тут столько всего произошло! Весь день придётся рассказывать! Короче, эта чёртова Лаура заперла нас с Жаком в наших каютах и угнала корабль подальше от планеты! Указатель топлива второго флайера тоже она испортила!
   - Лаура?! - удивлённо переспросил капитан.
   - Да, командир, Лаура! Барков был прав. Её оставили на той планете специально для того, чтобы мы её подобрали, - сказала Ивонна.
   - Я так и знал! - хлопнул себя по колену навигатор.
   - Боже, какой же я осёл! - выругался Дональдсон. - Нельзя было
   оставлять её с тобой! Надо было взять её сюда. Тут бы она была под присмотром. Я ведь подозревал, что она может что-нибудь
   выкинуть!
   - Я тоже, - сказал Ченг.
   - Я уверена, что она и вам бы навредила. Она, оказывается, программистка! Она настроила "Эдварда" на отлёт от планеты, - сообщила ван Мейер.
   - Это понятно! Но что же дальше-то было? - спросил капитан.
   - Нам с Жаком удалось выбраться из кают. Я поймала её в рубке. Между нами завязалась драка, и... в общем... я убила её, - немного запнувшись сказала Ивонна. - Правда она сумела меня ранить, но...
   - Что?!! Ты ранена?! - ужаснулся Дональдсон.
   - Была ранена. Сейчас мне уже лучше.
   - А Жак? С ним всё в порядке? - встревоженно спросил Свенссон.
   - Да, с ним всё нормально. Вот он тут - рядом со мной, - отозвалась ван Мейер.
   - Хорошо, продолжай, - попросил капитан.
   - Как я уже сказала, Лауру я убила. Однако падая, она успела активизировать вирус, который она заранее заложила в "Эдварда". Одним словом, Жаку пришлось отключить электросеть. Я, когда поправилась, восстановила "Эдварда", и вот мы с Жаком здесь! А вы где? - спросила она в свою очередь.
   - В данный момент мы все находимся во флайере. Мы тут как раз поймали одного из тех типов, которые похитили пассажиров "Эклиптики", и не будь я капитан Дональдсон, если не вытрясу из него всей правды, будь он проклят!
   - Здорово! - обрадовалась Ивонна.
   - Вообще-то мы тут живём в одной деревеньке у местного племени, - сказал Барков, - мы сейчас туда и направляемся.
   Навигатор сообщил Ивонне точные координаты посёлка грэррков.
   - Хорошо, я постараюсь пролететь прямо над вами, - отозвалась она в динамике радиостанции, - Ждите. Да, может, мне послать к вам какую-нибудь "автоматику"?
   - Нет, не надо, - сказал Дональдсон, - жди нас завтра.
   - Хорошо, командир. Горючее вам нужно? - осведомилась ван Мейер.
   - Нет, спасибо. Мы сами добыли водород. Пока, Ивонна.
   - Пока, командир! Конец связи.
   Из динамика послышался щелчок.
   - Эх, парни, живём! Ура-а!! - закричал Митчелл, не в силах больше
   сдерживать эмоции.
   - Спасатели... - громко произнёс Дональдсон, запуская двигатели флайера.
   - ...Вперёд!!! - хором поддержали его клич остальные астронавты.
   - Простите, у вас, кажется, приятное событие? - спросил Аррурк,
   удивлённо взирая на всеобщее оживление.
   - Приятней не бывает, - ответил капитан, перейдя на язык туземцев, -
   Мы получили сообщение от нашей подруги. Наш большой корабль в порядке!
   - О! Это замечательно! - искренне обрадовался правитель местного народа.
   До посёлка они добрались без проишествий. Во избежание неприятных инцидентов с местным населением, капитан решил оставить пленника во флайере, приставив к нему Фэрпаррга и Свенссона.
   - Я понимаю, что ты его ненавидишь, но он нужен нам живым, - объяснил он сыну правителя.
   - Будь спокоен. Ничего с ним не случится, - угрюмо ответил человеко-ящер.
   Ночью они все вместе наблюдали пролёт светлой движущейся точки по звёздному небу.
   - Это и есть наш корабль, - с трепетом проговорил капитан на языке туземцев.
   - Он такой большой, что его видно даже отсюда? - спросил Аррурк.
   - Да, - ответил, улыбаясь Дональдсон, - он очень большой и красивый.
  
  
  

ГЛАВА 25

   Посмотрев на полёт "Звёздного Рыцаря", Дональдсон и Аррурк направились к своим домишкам.
   - Завтра мы улетаем к себе - на большой корабль, - сказал капитан, - вот только заправим флайер...
   - Жаль расставаться с вами, - грустно покачал головой правитель.
   - Мы сделали всё, что могли. Все монстры теперь загнаны в определённые районы, и не выйдут оттуда, пока не передохнут.
   - Вот именно. Вы сделали для нас больше, чем мы сами для себя. Как бы я хотел, чтоб во Вселенной было побольше таких, как вы, и поменьше таких уродов, как эти крэтсы, - сказал вождь.
   - Так оно и есть, уверяю вас, - кивнул Дональдсон. - Я ведь немало помотался по просторам Вселенной. Хороших народов всегда больше.
   Они пожелали друг другу спокойной ночи, и пошли спать.
   На рассвете Фэрпаррга сменил Адамс. К полудню баки флайера были заправлены, и астронавты, тепло попрощавшись с гостеприимными хозяевами, стали готовиться к отлёту. Последним к трапу подошёл Дональдсон.
   - Эндрру, подожди! - услышал он рыкающую местную речь.
   Обернувшись, он увидел, что к нему бежит Фэрпаррг с копьём в
   когтистой конечности.
   - Эндрру, возьми, пожалуйста, на память обо мне это копьё. Это то самое копьё, с которым я встретил тебя там, на поляне. И я как будущий верховный правитель нашего народа, клянусь, что наши копья и стволы никогда не будут направлены на жителей вашей планеты, - торжественно произнёс сын правителя.
   Дональдсон принял от него копье, и вынул из кобуры бластер:
   - А я клянусь, что никогда не подниму этот бластер на вас. Кстати, возьми его на память, - добродушно протянул он свое верное оружие, не раз спасавшее ему жизнь.
   - А как же ты? - забеспокоился Фэрпаррг.
   - Да у нас на большом корабле целая куча запасных бластеров, - небрежно махнул рукой капитан. - Я возьму себе один из них.
   - Но я не умею им пользоваться! - смущённо развёл руками Фэрпаррг.
   - Да это очень просто! Сейчас я покажу: - принялся вертеть оружием в руках Дональдсон, рассказывая о самых важных его деталях, - особенно внимательно следи за этой красной защёлкой: это предохранитель. Если тебе не нужно стрелять, держи его вот так - в закрытом положении. А иначе ты можешь случайно выстрелить в кого-нибудь из своих. Вот эта вращающаяся ручка - регулятор мощности. Если надо, что-нибудь аккуратно разрезать - помнишь, как Магнус "вырезал" меня из дерева? - поверни её до отказа влево. А если требуется, скажем, перерезать ящеру шею, тогда поверни её до упора вправо. А это переключатель режима стрельбы. Если он поставлен вот так - то бластер будет стрелять кратковременными прерывистыми лучами. А так - непрерывными. Но в этом режиме бластер расходует больше энергии, для подзарядки которой клади его на солнце - вот этим окошком кверху. Ваше солнце не такое яркое, как наше, поэтому держи его подольше на свету. На, попробуй выстрелить, - предложил он, улыбнувшись.
   Фэрпаррг взял оружие, снял его с предохранителя и выстрелил в дерево.
   - Хорошо! - похвалил капитан. - А теперь в режиме непрерывной стрельбы.
   Сын вождя переключил бластер в другой режим и срезал лучом несколько ветвей.
   - Молодец! Теперь поставь его на предохранитель. Вот так,
   правильно! - похвалил его Дональдсон. - Да, кстати, ты запомнил места, в которые я загнал ящеров?
   - Да, - кивнул гладкой пятнистой головой Фэрпаррг.
   - Наведайтесь туда дней через сто, - с усмешкой сказал капитан.
   - Хорошо, - с пониманием ответил сын правителя.
   - Ну всё. Прощай, Фэрпаррг! - со вздохом произнёс Дональдсон,
   протягивая туземцу руку.
   - Прощай, Эндрру! - крепко пожал её грэррк своей причудливой конечностью.
   Дональдсон поднялся по трапу на пару ступенек вверх.
   - Арг криррсс! - воскликнул капитан, помахав всем рукой. На языке местных странных существ это означало: "До свидания".
   - Арг криррсс! - хором ответили хозяева посёлка.
   Флайер медленно поднялся в небо и, сделав круг над их похожими на детские кубики домишками, стал неумолимо отдаляться от них. А благодарные жители поселения ещё долго махали ему вслед своими когтистыми четырёхпалыми руками...
   Затем он увеличил скорость, поднимаясь всё выше и выше.
   - Смотрите! - воскликнул Свенссон, указав куда-то вниз.
   Астронавты взглянули на простиравшуюся под ними равнину и увидели на ней копошащиеся тёмные точки. Это были сбившиеся в кучу ящеры. В воздухе над ними кружили полчища не менее ужасающих летающих монстров.
   - Этот прохвост всё-таки не обманул! - воскликнул Барков.
   - Да, они, действительно, сбежались все в одно место, - сказал капитан и ещё круче задрал нос флайера вверх.
   Выйдя за пределы атмосферы, капитан связался с Ивонной, которая сообщила точное местоположение "Звёздного Рыцаря". Так как большая часть приборов отсутствовала, ему пришлось вести флайер "на глазок", как говорят астронавты.
   Сделав виток вокруг планеты, они увидели "Звёздный Рыцарь". При виде знакомого силуэта у Дональдсона перехватило дыхание. За эти прошедшие полтора месяца он столько раз видел свой корабль во сне и уже не надеялся увидеть его наяву!
   - Открывай шлюз, Ивонна! - попросил он дрогнувшим от волнения голосом.
   - Открываю, командир! - ответила она радостно.
   Створки главного шлюза медленно раздвинулись. Дональдсон подлетел поближе и, с трудом уняв неизвестно откуда взявшуюся дрожь в руках, аккуратно ввёл флайер внутрь.
   - Вот мы и дома, парни! - взволнованно сказал он, когда заржавевшие колёса флайера коснулись поверхности шлюзовой камеры корабля.
   Пройдя шлюзование, они открыли внутреннюю дверь шлюза и
   один за другим прошли в коридор. Последним шёл Адамс, ведя перед собой пленника.
   - Командир!!! - радостно взвизгнула голландка, бросаясь Дональдсону на шею.
   - Ивонна! - крепко обнял её капитан. - Ну как ты тут?
   - Ах, командир, как же я рада вас видеть! И вас, ребята, тоже! Питер!
   Магнус! Джеймс! - кинулась она обнимать и целовать остальных со
   слезами радости и счастья на глазах, - Таканори! Привет, дорогой мой коротышка! Сэм! Красавчик Сэм снова дома! Прекрасно!
   Тут её взгляд упал на их донельзя изодранные скафандры:
   - Великий боже! Что с вашими скафандрами?! - ужаснулась она.
   - Если бы не они, мы бы вообще вернулись без кожи! - усмехнулся Барков.
   - А Джо? Где Джо? - спохватилась Ивонна.
   - Да вон он! Вместе с пленником, - показал капитан.
   - Привет, Джо! Так это, значит, он и есть? - сказала ван Мейер, презрительно взглянув на инопланетянина и сморщив нос, фыркнула: - Фи, какой он мерзкий!
   - Осторожней в выражениях, Ивонна! Он всё понимает, - заметил Ченг.
   Голландка неожиданно отпрыгнула назад:
   - А-а, какая же я дура! Мне следовало проверить вас! Вдруг вы под их воздействием, - спохватилась она.
   - Не бойся, - успокоил её капитан, - мы выдернули у него "жало", и теперь он нам не опасен.
   Вся компания отправилась знакомым путём в рубку.
   Проходя по коридору, Дональдсон сначала почувствовал неприятный гнилостный запах, а потом наткнулся на обезображенный труп Лауры Стентон:
   - Пит, убери это! - брезгливо поморщился капитан.
   - Фу, какая мерзость! -- передёрнул плечами Барков. - Пусть лучше Ченг этим занимается.
   - Вот как требуется испачкать руки, так обязательно Ченг, - недовольно пробурчал доктор, и, пыхтя и отдуваясь, утащил тело Лауры в холодильник морга.
   Пройдя ещё дальше по коридору, капитан услышал чьи-то торопливые шаги:
   - Месье капитэнн! - радостно закричал Жак, выскакивая из-за поворота, и прыгая на Дональдсона.
   - Жак! Мой маленький друг! Как поживаешь? - крепко обнял его капитан.
   - Прекрасно!
   - О, да ты здорово говоришь по-английски!
   - Я тренировалься! - заявил мальчик, слезая с Дональдсона.
   Тут его внимание переключилось... на Свенссона, конечно.
   - Дядя Магнус! - мгновенно подбежал он к шведу.
   - Жак! Как же я переживал за тебя! - сказал Свенссон, крепко обняв мальчика.
   - Я тоже ужасно перреживаль за всех вас! - сказал Жак.
   - Кстати, командир, знаете, кто ухаживал за мной, когда Лаура
   ранила меня? - сказала с улыбкой ван Мейер.
   - Неужто Жак?! - удивился Дональдсон.
   - Да, именно он. Причём он делал это впервые в жизни!
   Услышав это, мальчик густо покраснел.
   - А кто помог мне выбраться из каюты, когда Лаура заперла меня? - продолжала Ивонна. - Жак! Он пролез ко мне по вентиляции.
   - Вот это да! - восхитился мальчиком Дональдсон.
   - А знаете, кто развернул корабль и послал его обратно?
   - Кто? - спросил капитан, заранее догадываясь, каким будет ответ.
   - Ну, конечно же, Жак! - ответила Ивонна.
   Маленький француз краснел всё больше и больше.
   - Да ты стал настоящим астронавтом, мой мальчик! - восторженно воскликнул капитан. - Больше того, ты просто герой!
   - Да что вы, месье капитэнн! Какой я герой? - развёл руками Жак, - Я просто делаль то, что нужно, - сказал он с французским акцентом.
   - Что, "папочка", пойдём в рубку? - спросила Ивонна, шутливо потрепав мальчика по волосам.
   - Почему "папочка"? - с улыбкой спросил Дональдсон.
   - Пока я валялась в постели, ему пришлось кормить меня. Я жутко стеснялась, а Жак сказал: "Представьте, что это игра. Я, говорит, ваш папа, а вы - моя дочка!" С тех пор я и зову его "папочкой".
   Все засмеялись.
   - Что бы ты делала без "папаши" Жака! - шутливо сказал Магнус.
   - Он вполне заслужил другое имя. Капитан Жак! - добавил Дональдсон.
   Услышав эти слова, мальчик стал краснее помидора.
   Вся компания, кроме Адамса с пленником, весело прошла в рубку.
   Подойдя к своему креслу, капитан любовно погладил его спинку.
   - Я восстановила "Эдварда", но... в общем, он ничего не помнит, - немного смущённо пояснила Ивонна.
   - Это ничего! - сказал капитан.
   Дональдсон поздоровался с "Эдвардом" и представился.
   - Очень приятно! - вежливо произнёс компьютер тем же голосом, что и раньше.
   - "Эдвард", введи, пожалуйста, новые названия, - попросил капитан. - Центральная звезда этой системы отныне будет называться "Аррута", а её четвёртая планета - "Эрсса".
   - Понял.
   - А теперь о новом курсе, - добавил капитан, - направление: третья
   планета. Скорость: семь тысяч километров в секунду.
   - Курс на третью планету, скорость: семь тысяч километров в секунду. Выполняю, - размеренно ответил компьютер.
   - А почему третья? - поинтересовалась ван Мейер.
   - Наш пленник сказал, что там находится их база, - пояснил капитан.
   - Ладно, - спокойно пожала плечами Ивонна, - третья так третья.
  

0x01 graphic

ГЛАВА 1

  
   После распоряжений Дональдсона "Звёздный Рыцарь" сошёл с орбиты и направился к третьей планете со скоро­стью семь тысяч километров в секунду.
   Адамс заставил пленника надеть одну из смирительных рубашек, которые Ченг использовал для усмирения психически неуравновешенных пострадавших от какого-нибудь бедствия. После этого пленника надёжно заперли в одном из служебных помещений корабля. Удрать оттуда не представлялось возможным даже через вентиляцию, как это сделал Жак, поскольку вентиляционное отверстие было не больше кулака. К тому же дверной замок был не электронным, а механическим и отпирался обыкновенным ключом.
   Оставшуюся часть суток астронавты провели в кают-компании, весело отмечая своё благополучное возвращение на корабль и рассказывая о своих приключениях.
   - Так, значит, это Жак бросил тебе бластер? - спросил Дональдсон, после того как Ивонна рассказала о своём поединке с Лаурой.
   - Да, командир, - утвердительно кивнула ван Мейер.
   - Мальчик мой, ты столько раз спас ей жизнь! - с восторгом воскликнул капитан. - Да она всё время должна тебя на руках носить после этого! Как, впрочем, и все мы. Как же ты не испугался? Лаура могла ведь и тебя убить.
   - Да я о себе и не думаль, - смущенно ответил Жак, - я ведь должен был как-то помочь тёте Ивонн.
   - Молодец, Жак! Ты настоящий мужчина! - похвалил его Дональдсон, дружески потрепав по плечу. - Но почему ты сам не выстрелил?
   - Я не умею, - улыбнулся, разведя руками мальчик.
   Тут Дональдсон вспомнил о подарке Фэрпаррга:
   - Подождите, я кое-что забыл, - сказал он.
   Капитан быстро сбегал к флайеру и вернулся в кают-компанию с копьём в руке.
   - Командир, что это у тебя?! - с улыбкой воскликнула ван Мейер.
   - Разве не видно? Копьё. Подарок от местных жителей.
   - Хе-хе! Командир, ты так экзотично смотришься с этим копьём! - рассмеялась голландка.
   - Ну как, Жак, нравится тебе эта штука? - спросил капитан.
   - Да, конечно, - кивнув, ответил мальчик.
   - На, держи! Пока не вернёмся на Землю, оно твоё.
   - Классно! Будет с чем поиграть в индейцев! - обрадовался Жак.
   Поговорив ещё немного, все разошлись по своим каютам.
   На следующие сутки Дональдсон решил устроить пленнику, так сказать, "перекрёстный допрос". Собрав весь экипаж в кают-компании, он велел привести туда его, не снимая смирительной рубашки.
   Свенссон незамедлительно сделал это и усадил его перед ними на стул.
   - Советую на все вопросы отвечать честно, потому что если мы поймём, что ты солгал, то сразу же убьём тебя. В данный момент мы находимся в межпланетном пространстве, так что удрать отсюда ты не сможешь. Для этого тебе придётся убить нас всех, что, как ты сам понимаешь, весьма проблематично. Про своё оружие тоже можешь не думать, потому что мы уничтожим его сразу, как только изучим. Итак, начнём: как мне называть тебя? - хладнокровно спросил капитан. - Отвечай по-английски, и так, чтобы тебя все "слышали".
   - Я - первый помощник командира тридцать пятого экспедиционного псиотряда Бруккорн, - гордо заявил инопланетянин.
   - Ишь ты! Бруккорн, значит! Ребята, мы поймали важную птицу! - насмешливо произнёс Дональдсон.
   - Ой, парни, как странно! - воскликнула Ивонна. - Его голос звучит где-то... внутри меня, что ли, да ещё и по-английски! И в то же время его собственный голос я тоже слышу!
   - Не волнуйся! - вполголоса объяснил Ченг. - Это он так переводит! Ничего опасного в этом нету.
   - Однако ты говорил, что можешь "транслировать" только на родном языке, - заметил капитан, снова обращаясь к пленнику, - Тогда почему тебя понимают не только американцы?
   - Этот язык им уже давно заменяет родной, и они вполне могут думать на нём, - пояснил пленный инопланетянин.
   - Ясно. Однако мы отвлеклись. Откуда ты? Где твоя родная планета?
   - Как и все хаэрты, я родился на третьей планете этой системы - на Таире, - ответил пленник.
   - Та-ир, правильно? - повторил название планеты Дональдсон.
   - Да, - подтвердил хаэрт.
   - Ты знаешь, что ваши люди напали на большой земной корабль и увезли с собой всех, кто на нём был? - снова спросил капитан.
   - Да, я слышал об этом, но, клянусь, я не знаю, где их держат.
   - Почему это ты решил, что нас интересует именно это? -
   настороженно спросил Дональдсон.
   - Вы что, за дурака меня держите?! - возмутился пленник, "вещая" где-то у них в головах по-английски. - Вы ведь спасатели, верно? Значит, вас должна интересовать судьба ваших пропавших людей. Это же так просто!
   - Да, ты прав, - с улыбкой кивнул Дональдсон. - Я просто решил немного проверить тебя. Итак, ты не знаешь, где их держат?
   - Нет. Клянусь вам, я ничего не знаю. Я бы обязательно сказал, если бы знал что-нибудь.
   - Так хотя бы приблизительно ты можешь что-нибудь сказать? - продолжал допытываться капитан.
   - Скорее всего, они на Таире - в одном из добровольческих лагерей, - равнодушно произнёс Бруккорн, пожав своими узкими плечами.
   - Вот как! "Добровольческие лагеря", значит это назвается! - с усмешкой сказал Дональдсон. - И что же они там делают?
   - Помогают нашему народу, - невозмутимо ответил инопланетянин.
   - Угу! - кивнул Свенссон. - В "добровольно-принудительном" порядке.
   - В добровольном - да, но не в принудительном, - возразил Бруккорн. - Это, если хотите, взаимовыгодное сотрудничество.
   - И в чём же состоит эта выгода? - язвительно спросил Барков.
   - Мы получаем от них необходимые нам знания, - спокойно ответил пленник.
   - А они что от вас получают? - ехидно поинтересовался Дональдсон.
   - А мы избавляем их от ненужных мыслей и эмоций, которыми засорены их мозги, - уверенно ответил Бруккорн с каким-то странным для астронавтов пафосом. - Мы освобождаем их головы. Ведь большинство рас не используют и половины полезного объёма мозга. И этот и без того ничтожный процент заполнен чёрт знает чем!
   - И чем же он, по-вашему, должен быть заполнен? - тихо спросила Ивонна.
   - Работой. Профессиональными обязанностями, - твердо сказал Бруккорн.
   - Вот-вот! - всплеснула руками голландка. - Он в точности повторил слова этой мерзавки Лауры!
   - Так я и думал! - сказал Ченг, небрежно махнув рукой. - Не имея собственных идей, они беспардонно заимствуют чужие! Как пираты!
   - Мы не пираты! - возмутился хаэрт. - Мы...
   - Заткнись! - оборвал его Дональдсон, с трудом сдерживая свой гнев. - Лучше скажи, в каких местах обычно располагаются эти ваши так называемые "лагеря"?
   - Как правило, в труднодоступных местах, но поближе к промышленным и военным объектам, - ответил инопланетянин с изрядной долей цинизма.
   - Всё, хватит на сегодня! - почти выкрикнул капитан. - Адамс, уведи его!
   Как только Джо увёл пленника, Ченг расстегнул комбинезон и достал из внутреннего кармана коричневую коробочку Бруккорна.
   - Командир, я исследовал эту штуку, - сказал он.
   - Ну и как? - спросил Дональдсон.
   - Сейчас покажу, - ответил доктор
   Положив коробочку на стол, он ушёл к себе и вернулся через минуту, держа на ладони маленького белого мышонка.
   - Ивонна, ты не боишься мышей? - спросил он.
   - Да я столько раз помогала тебе в опытах, что теперь жить не могу без твоих мышек! - усмехнулась ван Мейер.
   - Правда? Вот что значит, долго не был "дома"! - покачал головой доктор.
   С видом заправского фокусника он выпустил мышонка на стол.
   - Если я сейчас мысленно прикажу ему что-то сделать, он, конечно, ничего не сделает, верно?
   Театральным жестом он поднял со стола коробочку:
   - Но совсем другое дело, если я проделаю то же самое, используя эту штуку. Сейчас я мысленно прикажу ему обежать этот стол вокруг, в десяти сантиметрах от его края.
   Ченг направил коробочку на мышонка, и тот резво обежал стол, ни разу не приблизившись к его краю.
   - Как здоррово! - воскликнул Жак. - Точно десять сантиметрров!
   - Как я и догадывался, этот предмет усиливает телепатию, - пояснил Ченг.
   - А "пистолет"? - спросил Дональдсон.
   - "Пистолет" каким-то образом разрушает мозговое вещество. Правда, я пока не понял, каким именно, - развёл руками доктор.
   - Уничтожь всё, - с отвращением поморщившись, приказал капитан.
   - А может, оставим? Вдруг пригодится, - с улыбкой предложил Ченг.
   - Нет, уничтожь всё! - снова повторил капитан, но, немного подумав, изменил своё решение: - Впрочем... Коробочку можешь оставить. Только спрячь понадёжнее.
   - Не беспокойтесь, спрячу так, что даже эта мышь не найдёт! - заверил его медик.

* * *

   Четверо суток "Звёздный Рыцарь" приближался к третьей планете. Но на пятые сутки полёта, когда до планеты оставалось не более ста пятидесяти тысяч километров, на экране радара неожиданно появились восемь маленьких точек.
   - "Эдвард", что это такое? - спросил Дональдсон.
   - Неопознанные движущиеся объекты овальной формы, - ровным
   голосом ответил компьютер. - По всей вероятности, космические корабли инопланетного происхождения.
   - Покажи покрупнее, - попросил капитан.
   - Показываю, - ровным голосом отозвался компьютер.
   На экране появились схематические изображения странных овальных объектов с заострёнными концами.
   "Где же я видел подобные очертания?" - подумал Дональдсон.
   И тут он вспомнил, что эти корабли были удивительно похожи на тот небольшой странный объект, в котором они нашли Лауру.
   - Ну, конечно же, это они! - воскликнул капитан, включая сигнал тревоги.
  
  
  

ГЛАВА 2

   - Экстренное торможение! Боевая тревога! Экипажу надеть скафандры и занять свои места! - вскричал капитан, вскакивая со своего кресла.
   Астронавты со всех ног бросились к скафандрам и на полпути к ним ощутили лёгкий рывок корабля. Это сработала его реверсивная тяга, смягчённая системой искусственной гравитации.
   Пробегая по коридору, капитан столкнулся с Жаком, бегущим навстречу:
   - Жак, на нас летят восемь хаэртских кораблей! Надень скафандр и иди к себе!
   - Но я... - попытался возразить мальчик.
   - Это приказ, Жак! Нам предстоит серьёзный бой! И я не намерен рисковать, кем бы то ни было! Делай так, как я сказал!
   Шокированный необычно резким тоном капитана, Жак немного замер на одном месте и помчался вслед за ним.
   Вбежав в "гардероб" Дональдсон буквально впрыгнул в свой скафандр.
   - Джеймс, надень на пленника хотя бы маску! - крикнул он Ченгу и бросился обратно в рубку, проверяя на бегу связь:
   - Эй, парни, как слышно?
   - Уф-ф... Нормально, - ответил Барков, пыхтя как паровоз.
   Со всех ног влетев в рубку управления, капитан плюхнулся в кресло и быстро пристегнулся.
   - Адамс! - крикнул он в микрофон, но не получил никакого ответа, - Адамс! Где его черти носят? Адамс!!
   Затем, быстро окинув взглядом помещение, спросил:
   - Все здесь?
   - Да, командир! - почти хором отозвались находящиеся здесь астронавты.
   - Ясно. Пит, что с объектами? - спросил Дональдсон.
   - Удаляются, - сообщил Барков, взглянув на радар.
   - Не заметили они нас, что ли? Адамс!!!
   - Да, сэр, - послышался в шлемофоне голос запыхавшегося сержанта.
   Учитывая неопытность Джонатана, капитан решил слегка его проверить:
   - Пушки в порядке? - спросил он.
   - Да, сэр, в порядке.
   - Ты их с предохранителя снял?
   - Снял, - доложил Адамс.
   - Надеюсь, ты в скафандре? - поинтересовался Дональдсон.
   - Только что надел, - ответил Адамс.
   - О'кей. Ну, парень, не подведи меня! На тебя вся надежда! - сказал капитан.
   - Постараюсь, сэр.
   - Только не открывай огонь первым!
   - Хорошо, сэр.
   Пальцы капитана стремительно забегали по клавиатуре. На экране радара, удаляющиеся объекты вдруг неожиданно резко развернулись и, выстроившись в некое подобие клина, двинулись на "Звёздный Рыцарь".
   - А-а, твари, заметили всё-таки! - воскликнул Дональдсон, - Ничего! Это вам не "Эклиптика"! Нас так просто не взять!
   Инопланетные корабли стали отчётливо видны на экранах внешнего обзора. В этот момент из их головного корабля вырвались белые нити лазерных лучей.
   Прорезав во тьме космоса две светящиеся дорожки и чиркнув по обшивке "Звёздного Рыцаря", они улетели под углом дальше.
   - Гляди-ка! - удивился Дональдсон. - У них тоже лазеры!
   - Похоже, они используют наше же оружие, - сказал Барков.
   - А вы чего ожидали? - усмехнулся Свенссон. - Они же пользуются нашими научными идеями, поскольку своих не имеют!
   - Вы все пристегнулись? Я отключаю гравитацию, - предупредил капитан и, щелкнув переключателем, выключил систему искусственной гравитации, чтобы сосредоточить энергию на лазерных пушках.
   Инопланетные корабли неумолимо приближались, словно бы стараясь протаранить "Звёздный Рыцарь" насквозь.
   - Джо, стреляй, чего же ты ждёшь?! - выкрикнул капитан.
   - Я подпущу их поближе, командир, - спокойно отозвался Адамс.
   В этот момент сразу несколько кораблей инопланетян выстрелили
   почти одновременно. Сверхпрочный корпус "Рыцаря" вздрогнул от мощного удара, но всё-таки уцелел, отразив одни лучи в космос и поглотив энергию других лучей с помощью специального покрытия.
   - Джо! Ну что же ты?! - не выдержал Дональдсон.
   - Сейчас-сейчас, - сосредоточенно пробурчал Адамс.
   Расстояние между кораблями стремительно сокращалось и приближалось к критической отметке, грозя столкновением.
   - Стреляй, Джо!!! - закричал капитан, опасаясь, что Адамс упустит нужный момент.
   Терпеливо выждав ещё несколько секунд, Джонатан выстрелил из всех пушек сразу, и три мощных луча сошлись на корпусе головного корабля инопланетян. В ту же секунду непроглядное космическое пространство озарилось яркой вспышкой взрыва, и по обшивке "Звёздного Рыцаря" барабанной дробью застучали многочисленные обломки атаковавшего его корабля.
   - Молодец, Джо! - воскликнул Дональдсон.
   - Так их! - потряс кулаком Барков.
   Однако их радость оказалась несколько преждевременной. Остальные заострённые с обоих сторон корабли, составленные в клин, разлетелись в разные стороны, образовав большую дугу.
   - "Эдвард", включи ручное управление, - мгновенно отреагировал Дональдсон.
   - Не думаю, что это правильное решение, - монотонно пробубнил компьютер, - Я и сам могу со всем справиться.
   - Мне плевать, что ты там думаешь! Здесь я командир, и не тебе решать, что правильно, а что нет, глупый набор микросхем! Включай, говорю, ручное, чтоб тебя!! - свирепо проревел Дональдсон.
   - Да включаю я, включаю! - обиженно произнёс "Эдвард".
   - Держитесь, парни! Сейчас будет круче, чем на флайере!
   Резко толкнув ручку от себя, он бросил корабль "вниз", если это слово применимо в неохватном умом космосе. Затем положив свой массивный корабль "набок", он резко дёрнул ручку управления назад и вправо, круто развернув его по весьма причудливой траектории. В этот момент перегрузки в рубке достигли восьмикратной величины, и капитан с трудом двигал отяжелевшей во много раз рукой. Один из атакующих его кораблей, явно не ожидавший такого маневра, оказался прямо перед носом "Звёздного Рыцаря", и Дональдсон не замедлил воспользоваться этой ситуацией:
   - Огонь! - скомандовал он моментально.
   Сверкнули три луча, и яркая вспышка разлетевшегося вдребезги корабля хаэртов снова озарила чёрную мглу Вселенной.
   - Отлично! - воскликнул Свенссон. - Это второй!
   Один из кораблей, очевидно, в приступе ярости, опрометчиво бросился прямо на них, но тут же был сбит метким выстрелом Адамса.
   - Вот вам и третий! - сказал Дональдсон. - Молодец, Адамс! Вовремя среагировал!
   - Командир, справа заходят! - крикнул Барков.
   И корабль снова содрогнулся от мощного удара.
   - Командир, правая пушка разбита! - послышался встревоженный голос Адамса.
   Капитан попытался развернуть "Звёздный Рыцарь" в сторону нападавших на него кораблей, но в этот момент последовал новый, ещё более страшный удар, который заставил корабль перевернуться.
   - Пробоина в правом маршевом двигателе! - сообщил из своего отсека Митчелл.
   Управление кораблём заметно ухудшилось, но Дональдсону удалось завершить маневр, и один из нападавших на них кораблей оказался в зоне действия лазерных пушек.
   - Одиннадцать градусов вправо, три - вверх: огонь! - скомандовал капитан.
   На этот раз сверкнули только два луча, но инопланетному кораблю каким-то непостижимым образом удалось увернуться от них.
   - Дьявол! Ушёл всё-таки! - выругался Адамс.
   В ту же секунду "Звёздный Рыцарь" вздрогнул от нового удара, который поразил его в самое незащищённое место в кормовой части.
   - Командир, сквозная пробоина в левом маршевом! - прокричал Митчелл.
   - Понял, Сэм! Сам-то ты как? - спросил Дональдсон.
   - Нормально! Чего мне сделается? - бодро проговорил Митчелл.
   - Повреждён наружный корпус в районе пятнадцатого усиленного шпангоута, - как всегда невозмутимо доложил Свенссон.
   - Разгерметизации, слава богу, нет, если не считать маршевых! - сказал Огивара, взглянув на датчики давления.
   - Кусок обшивки слегка повредил левую пушку, -- сообщил Адамс.
   - Час от часу не легче! - всплеснул руками Барков.
   - Не волнуйтесь, ребята, стрелять я ещё могу, - успокоил их Джо.
   Новая порция лучей полоснула по корпусу "Звёздного Рыцаря", и он начал беспорядочно вращаться.
   - А-а! - взвизгнула Ивонна, - Командир, сделай что-нибудь!! Они нас расстреляют!
   - Держитесь, ребята! Сейчас попробую остановить это чёртово вращение! - крикнул Дональдсон.
   С невероятным трудом ему всё-таки удалось остановить вращение корабля с помощью двигателей ориентации. Когда "Звёздный Рыцарь" выровнял, наконец, свой полёт, капитан заметил, что один из атакующих кораблей оказался в пределах досягаемости.
   - Джо, стреляй! - скомандовал он Адамсу.
   Но ему никто не ответил.
   - Джо, стреляй, чёрт тебя возьми! Джо!! Джо, что с тобой?! Ты жив?! - встревожился Дональдсон.
   В ответ послышался приглушённый стон:
   - О-ох!.. Жив я, командир. Только головой здорово приложился, во время этой "вертушки". Ремень у меня нечаянно расстегнулся.
   - Стреляй! - скомандовал Дональдсон.
   Джо выстрелил, но было уже поздно. Заострённый как веретено корабль успел скрыться.
   - Командир, левая пушка греется! - крикнул Адамс.
   Ничего не ответив, Дональдсон продолжал медленно разворачивать свой корабль в сторону нападавших.
   - Командир, температура растёт! Угроза взрыва пушки! - тревожно выкрикнул Адамс.
   - Так отключай её быстрей! - приказал капитан.
   - Да, сэр! - отозвался сержант.
   Три атаковавших их корабля вновь появились перед "Звёздным Рыцарем". Что-то подсказывало Дональдсону, что они будут стрелять в правую часть корабля, и он резко накренил его влево. И в ту же секунду их лучи прорезали космос в нескольких метрах от корпуса "Рыцаря". Но два других корабля всё-таки попали в его кормовую часть.
   - Командир, растёт температура основного двигателя! - послышался встревоженный голос Митчелла.
   - Как показывают датчики, температура скоро достигнет критической отметки, - добавил Огивара, - это потому, что возросла нагрузка на основной двигатель.
   - Вот чёрт! Придётся его выключить! - с досадой сказал Дональдсон и, нажав кнопку, отключил основной двигатель.
   Пролетев по инерции немного вперёд, "Звёздный Рыцарь" замер на месте.
   Положение становилось угрожающим. Неподвижный корабль можно было разнести в два счёта.
   - Похоже, нам труба, командир, - тяжело вздохнув, сказал Свенссон, - посмотри на радар.
   Бросив взгляд на радар, капитан обнаружил, что помимо пяти хаэртских кораблей на нём появилась, со стороны планеты ещё дюжина каких-то точек.
   - Да, нам и вправду конец, - обречённо произнёс капитан. - Нам не справиться с ними.
   Вскоре на экранах появились странные золотистые корабли, похожие на полумесяц, и Дональдсон зажмурился, ожидая неминуемого удара по своему кораблю.
   - Ого! - с изумлением воскликнул Барков. - Это ещё что такое?!
   Открыв глаза, капитан увидел, что странные корабли даже не думают атаковать "Звёздный Рыцарь". Наоборот, они сами набросились на хаэртов, как свора гончих на зайцев!
   Подлетев к одному из хаэртских кораблей, подковообразный корабль выпустил какую-то светящуюся дугу, которая, ударив по овальному кораблю, заставила его вращаться юлой! Затем к "хаэрту" подлетел ещё один золотистый корабль и выпустил две таких же дуги, от которых тот взорвался. Другие такие же корабли ринулись проделывать то же самое с остальными "хаэртами", которые, беспорядочно отстреливаясь, бросились наутёк, но им вдогонку были со всех сторон выпущены маленькие сигарообразные ракеты. Овальные корабли принялись отчаянно маневрировать, пытаясь увернуться от них, но ракеты были неумолимы, и каждая из них нашла свою цель. Через пару минут все хаэртские корабли исчезли, вспыхнув яркими факелами.
   - Будь я проклят, если я что-нибудь понимаю! - воскликнул Дональдсон.
   Остальные астронавты, похоже, полностью разделяли его мнение. Неожиданное спасение пришло неизвестно откуда и неизвестно от кого!
   - Эй, парни, вы видели?! - спросил Адамс. - Что призошло? Кто это такие?
   - Мы и сами хотели бы это выяснить, - ответила Ивонна.
   - Ребята, мы что, всё ещё живы?! - удивлённо воскликнул Митчелл из своего отсека. - А я уж хотел сколачивать себе гроб.
   - Да тут какие-то появились и перестреляли всех хаэртов, - объяснил ему Барков.
   - Ангелы, наверно, - пошутил Митчелл.
   - Не знаю, кто это, но появились они вовремя, - заметил капитан.
   Тем временем их нежданные спасители окружили "Звёздный Рыцарь", и стали как-то странно моргать разноцветными огнями, расположенными по бокам их странных изогнутых кораблей.
   - Похоже, они просятся к нам на борт, - сказал Свенссон, - что, командир, рискнём?
   - Рискнём! - немного подумав, махнул рукой Дональдсон. - Открывай главный шлюз!
   Не успел шлюз открыться, как один из необычных кораблей тотчас же юркнул в него.
  
  
  
  
  

ГЛАВА 3

   Дональдсон включил искусственную гравитацию и расстегнул привязной ремень.
   - Думаю, всем нам нельзя идти к шлюзу, - спокойно произнёс капитан, - На всякий случай, кто-то должен остаться в рубке.
   В этот момент там появился Адамс.
   - Итак, кто пойдёт со мной, встречать гостей? - продолжал капитан.
   - Я, конечно, - сказал Барков.
   - М-м... Не хотелось бы мне брать тебя... - с сомнением покачал головой Дональдсон. - Да ладно, чёрт с тобой! Надеюсь, ничего опасного не случится... Кто ещё?
   - Я, - коротко отозвался Свенссон.
   - Можно, я тоже с вами? - спросил Адамс.
   - А как твоя голова? - поинтересовался капитан.
   - Да так, ничего серьёзного, - небрежно отмахнулся Джонатан.
   - Ну хорошо... Пошли, парни!
   Дональдсон, Барков, Свенссон и Адамс отправились к главному шлюзу, а ван Мейер и Огивара остались в рубке.
   Подойдя к шлюзу, астронавты достали бластеры. Капитан нажал кнопку на стене, и внутренняя дверь шлюза медленно сдвинулась в сторону. На пороге тотчас возникла странная фигура в красном комбинезоне. Голова этого существа была заключена в круглый прозрачный шлём, сквозь который были отчётливо видны необычные черты его лица с широко раскрытыми глазами с круглыми зрачками сиреневого цвета, узким приплюснутым носом, закруглённым узким подбородком, похожим на смешной подбородок игрушки-марионетки, и небольшим ртом с тонкими бесцветными губами. Кроме того, бросались в глаза его оттопыренные, заострённые вверху уши и небольшой островок рыжеватых волос на макушке. Кожа странного инопланетянина была сероватого цвета, сплошь покрытая коричневыми пятнышками, а сам он был на голову ниже Дональдсона. Его пятипалые, как у человека, руки были одеты в белые перчатки. На ногах были такого же цвета сапоги. В правой руке он сжимал предмет, отдалённо напоминающий необычные "пистолеты" хаэртов.
   Заткнув свое оружие за пояс, и подняв руки к шее, незнакомец отстегнул металлические защёлки и, ухватившись обеими руками за шлём, снял его с головы, предварительно повернув против часовой стрелки. Затем, сунув шлём под мышку, инопланетянин жестом предложил астронавтам поднять стеклянные "забрала" своих шлёмов.
   Пристально взглянув на гостя, Дональдсон осторожно поднял стекло своего шлёма.
   Таинственное существо не издало ни звука.
   - С кем имею честь говорить? - вежливо спросил капитан.
   Пришелец продолжал молчать. В центре его лба вздулся небольшой красноватый бугорок.
   - Кто вы? - снова спросил Дональдсон.
   Незнакомец не проронил ни слова, и только бугорок на его лбу покраснел ещё сильнее.
   Барков повторил вопрос капитана на языке грэррков.
   И тут инопланетянин заговорил... на чистейшем английском языке! Правда при этом он немного ошибался в падежах и предлогах, а также в расстановке слов:
   - Мы - жители Таир планета приветствовать вас, странный незнакомцы! - произнёс он дружелюбно.
   - Здравствуйте! - произнёс Дональдсон, несколько шокированный английской речью. - Я - капитан Эндрю Дональдсон - приветствую вас на борту спасательного корабля "Звёздный Рыцарь"!
   - Мы заметить, что на вас нападать проклятый этот хаэрты, и приходить на вам помощь, - объяснил незнакомец приятным голосом.
   - Да, мы видели! Это было великолепно! Не могу даже выразить словами, как мы вам благодарны! - сказал Дональдсон.
   - Вы тоже сражаться замечательно! Три корабля хаэрт из восемь! Но, может быть, вы позволить нам взойти на борт ваш замечательный корабль? - попросился незнакомец.
   Астронавты переглянулись в нерешительности.
   - Не волнуйтесь, у нас добрые намерения! - сказал инопланетянин, видя их замешательство, - А иначе зачем нам вас спасать? К тому же мы хорошо слишком знать, на что способен этот мерзкий хаэрты!
   Тут Дональдсон вспомнил про бластер в своей руке и, смущённо улыбнувшись, спрятал его в кобуру:
   - Извините! Да, конечно, проходите, прошу вас!
   Таирянин махнул кому-то рукой в белоснежной перчатке, и из его корабля тотчас же выдвинулась лестница, по которой спустились ещё четверо. Двое из них по очертаниям тела очень походили на земных женщин и имели узкий пучок длинных рыжих волос, заплетённый в косу на затылке.
   - Добро пожаловать на борт "Звёздного Рыцаря"! - вежливо произнёс капитан, сделав приглашающий жест рукой.
   Удивлённо таращась во все глаза, таиряне осторожно прошли в коридор.
   - А откуда вы знаете наш язык? - не удержался от вопроса Дональдсон.
   - Мы считать можем информация с ваш мозг, - спокойно ответил
   житель планеты Таир. - Когда заговорить вы, я узнать весь ваш
   словарный запас. "Завтра" я буду на вашем языке говорить нормально.
   Остальная четвёрка таирян молча наблюдала за их разговором, и у каждого из них на лбу вздувался красноватый бугорок. Очевидно, это и было то "считывание информации", о котором говорил необычный собеседник капитана.
   - Мы никогда раньше не видеть здесь таких существ, как вы, - произнёс таирянин, - откуда вы, если не секрет, и что привело вас сюда?
   - Мы прилетели с Земли, - объяснил Дональдсон, - это третья планета системы Солнца. Наша планета находится очень далеко отсюда, и к здешней звёздной системе она не имеет никакого отношения.
   Инопланетяне удивлённо переглянулись.
   - Так, значит, можете вы преодолеть между звёздами пространство? - спросил один из них - таирянин с забавной ромбовидной причёской.
   - Да, можем. И очень даже быстро, - ответил капитан.
   - Значит это возможно? - снова спросил тот же таирянин.
   - Да, возможно, - подтвердил Свенссон.
   - Невероятно! - воскликнул первый таирянин, который, очевидно, был у них за главного.
   - И тем не менее это правда, - развёл руками Дональдсон.
   - Превосходно! - с восхищением сказал таирянин с ромбом волос на голове.
   - Ох, простите, мы не представились до сих пор! - спохватился главный из них. - Я - капитан пятьсот третьего корабля сторожевого внешней охраны Таир планеты. Моё имя Пьит-рёк. Это мой помощник первый Вьот-сэк.
   С этими словами он указал на таирянина с ромбовидной причёской.
   - Это мой помощник второй Вья-схор, - представил он второго мужчину.
   Затем командир таирян перешёл к их женщинам:
   - Это Айкн-ньесхор. Она стрелок. А это Эйнк-огфью. Она проходить на нашем корабле практические занятия в качестве целителя.
   Дональдсон заметил, что Айкн-ньесхор выглядела старше своей подруги, и в её косе просматривались седые пряди.
   - Приятно с вами познакомиться! - сказал он, и представил в свою очередь стоявших рядом с ним астронавтов.
   - Очень приятно! - отвесил вежливый поклон Пьит-рёк.
   - Не лучше ли нам побеседовать в более удобном месте? - спросил Дональдсон.
   - Да, конечно, - охотно согласились их гости.
   - Тогда пройдёмте в рубку, - предложил капитан.
   Там он представил гостям Ивонну и Огивару.
   - Я восхищен просто вашим кораблём! - воскликнул Пьит-рёк.
   Внимательно и, судя по всему, со знанием дела, осмотрев панель приборов, командир таирян снова подошёл к Дональдсону:
   - Теперь, когда мы знать, вы откуда, может быть, вы расскажете, что привело вас к нам?
   - Дело в том, что некоторое время назад большой пассажирский корабль с Земли был атакован какими-то неизвестными, и наш "Звёздный Рыцарь" был послан к нему на выручку. Мы быстро нашли корабль, но не обнаружили там никого, - сказал капитан. - И экипаж, и пассажиры бесследно исчезли. Вокруг корабля мы нашли несколько следов, которые оставили похитители. Отправившись наудачу по одному из них, мы оказались здесь, в вашей звёздной системе. Позже мы выяснили, что похитителями являются хаэрты. Скажите, хаэрты обитают на вашей планете?
   - О чём вы говорить?! - воскликнул Пьит-рёк слегка возмущенным тоном. - С чего вы взяли?! На Таире никогда не было хаэртов, и мы делать всё возможное, чтобы не допустить их туда.
   - Мы взяли в плен одного из хаэртов, и он сказал, что его родиной является Таир, - пояснил Дональдсон.
   - Это ложь! - вскипел таирянин, сжимая кулаки. - Это наглый, бессовестный ложь!
   - Мы поверили ему, прилетели сюда и натолкнулись на хаэртские корабли, - развёл руками Дональдсон.
   - Они уже вот больше пятисот лет беспокоят нас своими налётами, - грустно вздохнул Вьот-сэк, - но, к счастью, наше оружие мощнее.
   - Таир - родина хаэртов! Подумать только! - продолжал возмущаться главный из гостей. - Приведите его сюда! Я хотеть взглянуть в его наглый, бесстыжий глазки!
   - Джеймс, ты как, в порядке? - спросил Дональдсон по внутрикорабельной связи.
   - Да, командир, - послышался уверенный голос Ченга.
   - Приведи пленника в рубку.
   - Прямо так, как есть - в "смирителке"? - спросил доктор.
   - Ну не в смокинге же! - усмехнулся Дональдсон.
   - Хорошо, командир. Сейчас приведу. Да, а разгерметизации-то нет? - поинтересовался Ченг.
   - Нет. Всё нормально, - успокоил его Дональдсон.
   - Понял.
   - Сейчас его приведут, - объяснил капитан, обернувшись к гостям, - Мы надели на него специальный костюм, чтобы он не удрал, так
   что не удивляйтесь, когда его увидите.
   - Вы правильно сделать. От хаэртов всего можно ожидать, - сказал командир таирян и, поманив Дональдсона пальцем, шепнул ему на ухо: - По правде говоря, я никогда не видеть хаэртов в лицо. Я только сбивать их корабли.
   - Понимаю, - кивнул Дональдсон.
   Дверь раздвинулась, и в рубку, понуро опустив голову, вошёл Бруккорн в сопровождении Ченга.
   - Привет, Бруккорн. Познакомься с твоими "земляками", - насмешливо произнёс Дональдсон.
   Заметив таирян пленник побледнел, но не проронил ни слова.
   - Гляди, командир, как интересно! - заметил Барков. - Одна планета, а такие разные жители!
   Астронавты дружно рассмеялись, а таиряне издали странные переливчатые звуки, которые, по-видимому, тоже означали смех.
   "Похоже, с чувством юмора у них всё в порядке", - подумал Дональдсон.
   Пьит-рёк подошёл к Бруккорну и внимательно оглядел его с головы до ног:
   - Так вот, оказывается, какие вы! - презрительно сказал он по-английски, - Да я бы предпочёл сгореть вместе со своим кораблём, чем жить на планете одной с ним! И как только у тебя, хаэрт проклятый, язык повернуться назвать наш прекрасный Таир своей родина! Впрочем, у вас, хаэртов, совести никогда не было.
   Плюнув пленнику в лицо, Пьит-рёк с негодованием отвернулся.
   - Джеймс, уведи его пока. Да, кстати, познакомьтесь: это Джеймс Ченг - наш врач... э-э... целитель? Так, кажется, по-вашему, да? - произнёс Дональдсон, вспомнив, как Пьит-рёк назвал одну их женщин.
   - О-о, целитель! - восторженно произнёс тот. - Это очень почётный работа.
   Дональдсон заметил, как первый помощник командира таирян едва заметно кивнул в сторону двери.
   - Извините, но нам пора возвратиться, - спохватился Пьит-рёк, - наши товарищи ждать нас.
   - Да, конечно. Не будем вас задерживать, - сказал Дональдсон.
   - Ах да, чуть не забыть! Ваш корабль повреждён, да? - спросил его собеседник.
   - Да, повреждён и, похоже, очень сильно, - тяжело вздохнув, развёл руками Дональдсон.
   - Если вы не против, мы могли бы помочь вам отремонтировать его. У нас большой есть станция, вращающийся вокруг планета. Там есть всё необходимый оборудование. Мы можем отвести ваш корабль туда, - предложил таирянин.
   - О да, конечно, - согласился Дональдсон. - Мы были бы вам
   признательны!
   - В таком случае мы сейчас идём к своим, и отведём ваш корабль на наш станция.
   - Хорошо, - кивнул капитан.
   Таиряне попрощались и ушли в шлюз - к своему кораблю, а Дональдсон бросился к Ченгу:
   - Джеймс, дай мне ключ. Я пойду к этому уроду.
   - Командир, не делайте глупостей, - попытался остановить его доктор.
   - Дай мне ключ, говорю! - настойчиво повторил капитан.
   - Не дам! Вы его прикончите! - продолжал упрямиться Ченг.
   - Да ничего я с ним не сделаю! Что я - дурак, что ли! Он нам ещё нужен, чёрт бы его побрал! Так, припугну маленько, чтоб не врал больше, - успокоил его Дональдсон.
   - Хорошо, вот вам ключ, - согласился, наконец, Ченг, передавая ему ключ от помещения, в котором они держали пленника, - только не перегибайте палку, пожалуйста. Возможно, без него мы вообще никого не сможем найти!
   - Не волнуйся! Всё будет о'кей, - пообещал Дональдсон.
   Добравшись до места заключения хаэрта, капитан отпёр ключом дверь и, ворвавшись внутрь, схватил Бруккорна за воротник смирительной рубашки:
   - Зачем ты сказал, что прилетел с Таира?! Отвечай, гад ползучий!
   Инопланетянин не проронил ни звука.
   - Ну?! Отвечай же, мерзавец!! - изо всех сил встряхнул его капитан.
   В ответ пленник рассмеялся как-то бесцветно - как робот:
   - Ха! Ха! Ха! Вы думали, взяли меня и всё - я уже безраздельно ваш? Да, я сделал это нарочно! Даже если бы наших кораблей здесь не оказалось, вы всё равно попали бы под огонь таирян! - произнёс он с нескрываемым злорадством. - И тогда от вашего корабля не осталось бы даже названия! Ха! Ха! Ха!
   - Подонок!! - наотмашь ударил его по лицу капитан. - Я всё равно выжму из тебя правду! Я заставлю Ченга сдирать с тебя кожу по кусочкам! Клянусь, ты скажешь у меня всё и даже немного больше!
   - Командир! - послышался голос Свенссона. - Ты скоро там!
   - Иду! - отозвался капитан и снова обратился к пленнику. - К сожалению, мне нужно идти. Но наш разговор не закончен! Ты понял?! Не закончен!!! - яростно выкрикнул он ему в лицо. - Я ещё с тобой побеседую, и, может быть, совсе-ем не похорошему!
   Заперев пленника, капитан догнал Свенссона и отправился с ним в рубку.
   - Что ты там делал? - спросил Магнус.
   - Попросил его больше не врать нам, - невозмутимо ответил
   Дональдсон.
   - Понимаю, - улыбнулся Свенссон.
   Усевшись в своё кресло, капитан взглянул на экраны. Корабли таирян выстроились перед "Звёздным Рыцарем" в линию и моргали разноцветными огнями.
   - Они мигают так уже минут семь, - сказал Барков.
   - И что это может означать? - спросил капитан.
   - Они, наверно, спрашивают, готовы ли мы, - предположил Свенссон.
   - Да, точно! Эй, Адамс, ты у себя?
   - Да.
   - Помигай им в ответ, - попросил Дональдсон.
   Бортовые огни "Звёздного Рыцаря" несколько раз зажглись и погасли. Таиряне полетели вперёд, и неподвижный "Рыцарь" сначала медленно, а затем всё быстрее и быстрее потянулся вслед за ними.
   - Вот это да! - удивлённо воскликнул капитан. - Они действительно нас тянут, как на буксире. Но как они это делают?! Они ведь ничего к нам не прицепляли!
   - Зафиксировано сильное магнитное поле! - доложила Ивонна.
   - Вот этим полем они нас и тянут, - сказал Огивара.
   Увлекаемые золотистыми кораблями, они приблизились к гигантской конструкции, медленно плывущей вокруг планеты. Она была похожа на усечённую четырёхгранную пирамиду, положенную на бок. От её основания отходили четыре огромных треугольных "лепестка", что делало её похожей на чашечку гигантского цветка. Даже отнюдь не маленький "Звёздный Рыцарь" по сравнению с ней выглядел, мягко говоря, скромно! В центре основания пирамиды имелся большой круг. Когда они подлетели ближе, круг неожиданно треснул крест-накрест, разделившись на четыре сектора, которые быстро поднялись, открыв спрятанное под ними ромбовидное отверстие, внутрь которого и устремились корабли таирян, незримо увлекая за собой "Звёздный Рыцарь".
   - Как ты думаешь, Эндрю, мы можем доверять этим таирянам? - спросил Барков.
   - Не знаю, Пит, - ответил Дональдсон, - там видно будет. Но в любом случае нам на руку то, что они, похоже, воюют с этими хаэртами и обладают неплохими технологиями. К тому же нам всё равно придётся довериться им, потому что у нас нет другого выхода. Корабль сильно повреждён, и мы вряд ли сможем самостоятельно отремонтировать его здесь - в космосе.
   - Увы, к сожалению, ты прав, - грустно произнёс Барков.
   Таирские корабли аккуратно влетели вместе со "Звёздным Рыцарем" в гигантское чрево "летающей пирамиды", и её почти треугольные створки тотчас же сомкнулись за ними, снова образовав круг.
  

ГЛАВА 4

   Экраны внешнего обзора потемнели сразу же, как только створки сомкнулись за "Звёздным Рыцарем".
   - Чёрт возьми! - выругался Дональдсон. - Что происходит?! Видеокамеры, что ли, отказали?
   - По-моему, это просто темнота, - спокойно произнёс Свенссон.
   Магнус был прав. Корабль действительно двигался в кромешной тьме. Впрочем, невозможно было точно сказать, двигался ли он вообще.
   - Они всё ещё нас тянут или уже нет? - пробормотал капитан, обращаясь больше к самому себе, чем к другим.
   - Магнитное поле исчезло, - доложила ван Мейер.
   - Стало быть, они нас отпустили, - сказал Барков.
   - Телеметрия показывает наличие большого количества разнообразных металлов, - сообщила Ивонна, внимательно всматриваясь в показания компьютера, - судя по всему, мы находимся в огромном помещении.
   - Ты что, думала, что мы сразу окажемся на планете? - усмехнулся Барков.
   - Давление за бортом растёт, - продолжала она, - содержание кислорода, азота, углекислоты, и других газов повышается.
   - Для шлюзовой камеры это вполне естественно, - спокойно сказал капитан.
   - За бортом атмосфера, весьма близкая к земной, - объявила Ивонна через некоторое время, - только азота и углекислого газа немного больше земной нормы.
   - Всё, шлюзование, похоже, завершилось, - подытожил Свенссон.
   - Они что, так и будут держать нас в темноте?! - возмутился капитан.
   - Посмотрим, - пожал плечами Барков.
   Прошло десять минут, но экраны по-прежнему оставались тёмными.
   - Может, огни включим? - предложил Дональдсон.
   - Какой от них прок?! - возразил Барков. - Ими не осветить такое большое помещение.
   И тут все экраны вспыхнули нестерпимо ярким светом. Поначалу Дональдсон даже не понял, что на них появилось. Поскольку в рубке и так было светло, его глаза быстро привыкли к яркой картине, открывшейся перед ним, и он увидел выстроившиеся в несколько рядов корабли таирян, неподвижно висевшие в воздухе, посреди огромного, хорошо освещённого помещения. Свет исходил из широкой светящейся полосы под потолком, которая, судя по всему, опоясывала по периметру всё помещение.
   От одного из кораблей отделилась фигура таирянина. На его
   голове не было шлёма. Подлетев к "Звёздному Рыцарю", он принялся отчаянно жестикулировать, всё время показывая куда-то вправо от себя, в сторону главного шлюза "Рыцаря".
   - Он просит открыть шлюз, - догадался Барков.
   - Ну так открой, чего же ты ждёшь? - сказал капитан.
   Шлюз открылся, но таирянин по-прежнему висел в воздухе перед "Рыцарем".
   - Адамс, помигай ему и помаши руками, - попросил Дональдсон.
   Заметив знаки, которые подавал Адамс, таирянин юркнул к главному шлюзу. Капитан направился по коридору туда же.
   За внутренней дверью шлюза снова оказался капитан Пьит-рёк:
   - Добро пожаловать на станцию "Кьим-рёк 5"! - широко улыбнулся он, показав ряд мелких зеленоватых зубов.
   - Так это и есть ваша станция? Впечатляет! - восторженно произнёс Дональдсон. Понимая, что инопланетянин всё ещё может относиться к землянам настороженно, он старался разговаривать с ним как можно более учтиво. Однако в данном случае он не лукавил - станция действительно впечатляла. - Как она называется? "Ким-рёк 5"?
   - "Кьим-рёк 5", - поправил таирянин.
   - Похоже на имя, - заметил Дональдсон. - А окончание, кстати говоря, такое же, как у вашего имени.
   - Она названа в честь моего прадеда, - гордо заявил Пьит-рёк, - Он был первый таирянином, побывавший в космос!
   - О! Вот даже как! И вы, стало быть, пошли по его стопам?
   - В моей семья все побывали в космос.
   - Это замечательно! - восторженно произнёс Дональдсон.
   - Вы, наверно, хотеть осмотреть свой корабль? - спросил капитан Пьит-рёк.
   - Да, конечно. Очень хочу. Сейчас, только ребят своих позову...
   - Шлёмы можете не закрывать, - сказал Пьит-рёк, - судя по всему, мы с вами дышать одинаковый воздух.
   - Ладно, - кивнул Дональдсон и побежал обратно в рубку:
   - Эй, парни, кто пойдёт со мной осматривать "Рыцарь"? - спросил он, заглянув в дверной проём.
   В числе желающих, как всегда, оказались Барков и Свенссон.
   - Вы, кажется, собрались осматривать корабль? - послышался в шлемофоне голос Митчелла.
   - Да, - подтвердил капитан.
   - Подождите меня. Я с вами.
   Дождавшись Митчелла, они вчетвером прошли в шлюз, где их ждал капитан Пьит-рёк.
   - Снаружи невесомость, - предупредил таирянин.
   - Не бойтесь, мы умеем летать, - пошутил Барков.
   Родойдя к раскрытым воротам шлюза, они выпрыгнули наружу и повисли в воздухе.
   Здесь Дональдсон обнаружил, что длительное отсутствие работы в условиях невесомости не пошло ему на пользу. Моментально потеряв ориентировку, он начал беспомощно барахтаться в воздухе, чем вызвал дружный смех своих товарищей.
   - Что с тобой, командир?! Ты вертишься как неопытный курсант! - сквозь смех сказал Барков.
   Через несколько минут Дональдсон вспомнил навыки передвижения в невесомости и, оттолкнувшись от поручня на корпусе "Звёздного Рыцаря", взлетел под невероятно высокий потолок огромного помещения инопланетной станции и завис в воздухе, осматривая свой корабль. Увиденное потрясло его до глубины души. Никогда ещё он не видел свой корабль в столь плачевном состоянии. Блестящий корпус "Звёздного Рыцаря" был покрыт многочисленными чёрными пятнами "ожогов" лазерных лучей там, где специальное покрытие выдержало, и огромными зияющими пробоинами с рваными обугленными краями. К счастью, внутренний корпус корабля был покрыт двойным слоем специальной защитной плитки, и лазеры атаковавших его кораблей смогли пробить его только в кормовой части, где это покрытие было ослаблено из-за тепла, исходящего от двигателей. Впрочем, этот отсек был "ахиллесовой пятой" всех земных кораблей, начиная от пассажирских и заканчивая кораблями космической полиции.
   Включив свой ранцевый двигатель, капитан подлетел к носовой части "Звёздного Рыцаря". Здесь его ожидало еще более печальное зрелище. Оказалось, что корабль напрочь лишился правой лазерной пушки. Левая пушка тоже была повреждена, но незначительно. В центре носовой части зияла громадная пробоина, сквозь которую отчётливо просматривался коридор, ведущий в "оружейную".
   Тут к нему подлетели Барков и Свенссон. Будучи не в силах, что-либо сказать, русский навигатор только удручённо покачивал головой.
   - Хорошо, что Джо шлём не открыл, - лаконично сказал Свенссон, указав на дыру в носовом коридоре.
   - Пошли, парни, на корму. Митчелл уже там, - мрачно произнёс Барков.
   Вид кормовой части корабля и вовсе поверг Дональдсона в шок! Оба боковых двигателя оказались буквально разворочены лазерными лучами. Один из них прошил угол левого двигателя насквозь, и обугленные края пробоины всё ещё дымились. Основной двигатель был повреждён меньше, но даже с расстояния в несколько десятков метров от центрального корпуса Дональдсон ощущал его жар.
   "Пожалуй, тут даже наши спасители не помогут, - подумал он, -
   здесь работы на полгода, если не больше".
   - Ошибаетесь, уважаемый капитан! - послышался сзади голос Пьит-рёка, очевидно, прочитавшего его мысли. - Для нас работа здесь на суток пять или шесть. Самое большее семь.
   - Вы шутите! - усмехнулся Дональдсон, - Как можно залатать такие дыры меньше чем за "неделю"... э-э, то есть я хотел сказать, меньше чем за семеро суток. Это нереально! Ваш уровень знаний и развития техники, возможно, и выше нашего, но не до такой же степени!
   - Хорошо, капитан, я докажу вам, - сказал таирянин. - Вы уже видели пробоину в носовая часть?
   - Да, видел, - утвердительно кивнул Дональдсон.
   - Полетели туда, я показать кое-что, - лукаво подмигнув, таирянин полетел к носу "Звёздного Рыцаря". Только сейчас Дональдсон заметил, что на задней части его белых сапог имеются небольшие трубочки, из которых с силой вырываются струи сжатого воздуха.
   - Отметьте, пожалуйста, чем-нибудь край пробоины, - попросил Пьит-рёк, когда они подлетели к дыре в носовой части корабля.
   Дональдсон достал из кармана скафандра отвёртку, снял с её острия защитный колпачок и нацарапал на обугленном краю пробоины хорошо заметную черту.
   Таирянин помахал рукой в сторону своих кораблей и быстро потёр ладонью о ладонь.
   Под самым потолком огромного зала, в котором находился "Звёздный Рыцарь", открылось восьмиугольное отверстие, из которого вылетел небольшой летательный аппарат, похожий на половинку шара. Он был метра полтора в диаметре и почти столько же в высоту. Подлетев к пробоине, летающая полусфера зависла над ней и выпустила из своего плоского днища металлический коленчатый манипулятор с плоским диском на конце, который тотчас же начал стремительно вращаться, и манипулятор принялся водить им вдоль края пробоины.
   - Не желают ли уважаемые гости осмотреть станция? - вежливо предложил Пьит-рёк.
   - А как же это? - спросил Дональдсон, указав на странный инопланетный механизм, копошащийся вокруг пробоины.
   - Мы вернуться сюда через час, если не возражаете, - улыбнулся таирянин.
   - Но что же здесь, в конце концов, будет? - спросил Митчелл.
   - Через час и увидите, - хитро произнёс Пьит-рёк.
   - Поскольку делать нам пока нечего, мы охотно прогуляемся по вашей станции. Сейчас, я только сообщу об этом своим товарищам, - с улыбкой сказал Дональдсон.
   - Пожалуйста. Делайте что хотите, капитан.
   - Ивонна, слышишь меня? - спросил Дональдсон, приподняв закреплённый около рта микрофон.
   - Командир? - быстро отозвалась ван Мейер.
   - Мы тут немножко прогуляемся и осмотрим их станцию.
   - Хорошо, командир, - спокойно ответила Ивонна.
   - Так куда же мы теперь пойдём? - спросил Дональдсон, отодвинув в сторону микрофон и повернувшись к таирянину.
   - Следуйте за мной, - бодро произнёс Пьит-рёк и, высоко подпрыгнув, полетел к своим кораблям. Включив ранцевые двигатели, астронавты последовали за ним.
   Миновав корабли таирян, они поднялись под потолок и полетели к дальней торцевой стене огромного зала. Добравшись до неё, Пьит-рёк ткнул в неё пальцем, и две тщательно скрытые в ней створки, медленно разошлись в разные стороны, открыв квадратное отверстие со срезанными углами. Ухватившись за его край, таирянин проворно юркнул внутрь.
   Подлетев к отверстию, Дональдсон, недолго думая, влетел в него головой вперёд... и сразу же шмякнулся на пол, поскольку тело его внезапно обрело вес. Кряхтя и ругаясь, капитан поднялся на ноги и осмотрелся. Он находился в самом начале длинного, плохо освещённого туннеля, в конце которого виднелась низенькая овальная дверца, а прямо перед ним стоял Пьит-рёк.
   - Простите, я забыл предупредить вас о тяжести силе, - сказал таирянин, смущённо улыбаясь.
   Дональдсон, конечно, сразу вспомнил о своих друзьях, которые немного поотстали:
   - Эй, парни, осторожнее! Здесь гравитация, - сказал он в микрофон.
   Летящий впереди всех Барков, ухватился за специальный поручень, и шагнул внутрь туннеля.
   - Да тут и вправду гравитация! - удивлённо воскликнул он.
   - Простите, как вы сказать? - переспросил Пьит-рёк.
   - Гравитация, - повторил Барков.
   - А что это такое?
   - Сила тяжести, - объяснил навигатор.
   - А-а, понятно! - кивнул таирянин.
   В туннель один за другим вошли Свенссон и Митчелл.
   - Следуйте за мной, господа, - приветливо сказал Пьит-рёк и направился к овальной дверце.
   Сделав несколько шагов, Дональдсон обратил внимание на странную лёгкость в движениях. Очевидно, сила тяжести была здесь меньше, чем на "Звёздном Рыцаре".
   "Здесь примерно три четверти от земного уровня", - подумал он.
   - Да, вы совершенно правы, капитан, - сказал Пьит-рёк, открывая
   дверь.
   - Я прав? В чём? - не понял Дональдсон.
   - Вы правильно угадали уровень здешний гравитация, - невозмутимо объяснил таирский капитан.
   "Чёрт возьми! - подумал Дональдсон, - Он, действительно, умеет читать мысли!"
   На странном лице таирянина появилась смущённая улыбка, и Дональдсону стало как-то неловко за свою мысль. Многозначительно взглянув на него, Барков с едва заметной ухмылкой поскрёб свою бородку.
   Перешагнув через порог, астронавты увидели ещё три таких же коридора, которые в отличие от первого были хорошо освещены с помощью двух светящихся полос, протянувшихся под потолком.
   - Можно задать вам вопрос? - спросил Барков.
   - Да, конечно, - кивнул Пьит-рёк.
   - Это у вас что-то вроде системы искусственной гравитации?
   - Да, только нам не удаётся поддерживать нормальный уровень и довольствоваться приходится меньшим.
   - Это заметно, - сказал Барков.
   - Наша станция состоять из трёх "этажей", - начал своеобразную "экскурсию" таирянин, - находимся сейчас мы на первом из них. Здесь ничего интересного нет, пройдёмте дальше.
   И он повёл их вперёд, то и дело показывая им разнообразные помещения, среди которых были и огромная, как он её назвал, "комната отдыха" с какими-то большими закруглёнными "шкафами", сделанными из какого-то блестящего металла, и не менее большой "спортзал" с треугольными рамками, стоящими на противоположных концах разукрашенной разноцветными линиями площадки, на которой хозяева станции, по всей вероятности, играли в какую-то местную игру, вроде гандбола или мини-футбола, и что-то вроде "библиотеки" с лежащими на полках странными кристаллами и ещё с десяток других помещений.
   Они то и дело натыкались на таирян, спешащих куда-то по своим делам. Удивлённо взирая на странных гостей, те вежливо пропускали их вперёд и устремлялись дальше. При этом Дональдсон заметил, что некоторые из них носили реденькие рыжеватые усики.
   Планировка "этажа" оказалась предельно простой: посередине проходил широкий коридор, от которого отходили в разные стороны многочисленные боковые проходы, постепенно укорачивающиеся к узкой части станции, в которые он и заводил их изредка.
   Наконец они подошли к концу главного коридора. Прямо перед ними была широкая дверь, а по обеим сторонам от неё скромно приютились небольшие кабинки, сделанные из какого-то
   прозрачного материала.
   - Это устройство, которое перемещает нас на нижний "этаж", - пояснил Пьит-рёк.
   - А, это что-то вроде лифта! - сказал Барков.
   - Да, можете называть это так, - немного снисходительно улыбнулся инопланетянин.
   Он открыл дверь, и провёл их в огромный зал. Две его стены и потолок, сделанные из прочного прозрачного материала, сходились вместе метрах в двухстах от двери, отчего зал чем-то напоминал заострённую стеклянную кабину флайера. С правой стороны сквозь прозрачную стену была видна половина планеты Таир с многочисленными разводами красивых фиолетовых облаков, сквозь которые просматривались разноцветные пятна континентов и островов.
   - Это главный центр управления станцией, - пояснил Пьит-рёк.
   Дональдсон ожидал увидеть здесь обилие всевозможных приборов, но в зале находилась всего лишь одна небольшая панель с мерцающими на ней индикаторами, расположенная в узком конце помещения.
   - И кто же заведует таким грандиозным хозяйством? - с улыбкой спросил Барков.
   - Я, - ответил Пьит-рёк, несколько смутившись.
   - Вы командуете всей этой станцией? - удивлённо спросил Дональдсон.
   - Да, - подтвердил таирянин, слегка покраснев.
   Осмотрев станцию, астронавты и Пьит-рёк вернулись к "Звёздному Рыцарю". Подлетев к пробоине, над которой всё ещё копошилось странное устройство таирян, Дональдсон с удивлением обнаружил, что кромка пробоины отодвинулась примерно на ширину ладони от метки, которую он нацарапал.
   - Невероятно! - удивлённо воскликнул он. - Как это так получилось?!
   - Это сложно объяснить... - неуверенно начал инопланетянин. - В общем... мы как бы заставлять молекулы "делиться". Из одной молекула две получается, из двух - четыре, из четырёх - восемь, и так далее. Структура поверхность при этом полностью сохраняется.
   Осторожно заглянув внутрь, Дональдсон обнаружил, что толщина обшивки и её внутренняя структура не изменилась.
   - У нас очень много таких аппарат, - добавил таирянин, - А вам, если надо быстрее, мы можем предложить более мощный аппараты. За час они могут восстановить полуметра более повреждённой поверхность.
   - Более полуметра?! - воскликнул Дональдсон. - Если так, тогда вам ничего не стоит восстановить наш корабль и за пять суток!
   - Вот видите! А вы не верили!
   - Простите, что сомневался в ваших возможностях, - извинился Дональдсон.
   - Да это неудивительно! - тут таирянин вспомнил о чём-то важном и заторопился: - Извините, но я вынужден вас покинуть. Если хотите, можете отдохнуть на нашей станция.
   - Нет, спасибо, мы, пожалуй, на "Рыцаре" останемся, - вежливо отказался Дональдсон.
   Попрощавшись, Пьит-рёк полетел наверх, к входному туннелю.
   Вскоре из всех стен огромного шлюза начали вылетать большие и маленькие полукруглые аппараты. Выдвинув свои манипуляторы, они зависли над обшивкой "Звёздного Рыцаря" и приступили к её восстановлению.

* * *

   На следующие сутки командир таирян снова появился на "Звёздном Рыцаре". На этот раз он говорил по-английски абсолютно без ошибок.
   - Не желаете ли посетить нашу планету? - спросил он непринуждённо.
   - Я, пожалуй, не откажусь, - сказал Дональдсон, - тем более, что делать мне всё равно нечего. А вы, ребята, как?
   - Раз тебе делать нечего, то и мне, стало быть, тоже, - улыбнулся Барков, - Я отправляюсь с тобой.
   - Естественно! - усмехнулся Дональдсон.
   - Раз уж вы побывали на Эрссе, то я просто обязана побывать на Таире! - заявила Ивонна.
   - А как же "Эдвард"? Он ведь ещё не совсем готов.
   - Вот тут-то ты и ошибаешься, командир! Я практически восстановила базу данных "Эдварда". Теперь он использует свои ресурсы на восемьдесят пять процентов.
   - Ладно, летишь с нами, - согласился Дональдсон. - Ещё желающие есть?
   - Мне некогда, - флегматично произнёс Свенссон, пожав плечами.
   - Мне тоже, - добавил Огивара.
   Дональдсон щелкнул переключателем внутрикорабельной связи:
   - Эй, Джо, хочешь слетать на Таир? - спросил он.
   - Да, конечно, - весело отозвался Адамс.
   - Дуй тогда сюда! - сказал ему Дональдсон.
   - Вы хотите лететь на своём корабле или нам подготовить один из наших? - поинтересовался Пьит-рёк.
   - На своём, - ответил Дональдсон.
   - Хорошо, капитан.
   Через десять минут астронавты уже летели на флайере к Таиру. В его пассажирском салоне удобно устроился капитан таирян Пьит-рёк. К тому времени Свенссон уже успел отремонтировать флайер, установив на него новые колёса и приборы.
   - А что за оружие вы использовали против хаэртов? - спросил Дональдсон, обернувшись к инопланетянину.
   - Это плазменно-гравитационное оружие, - спокойно пояснил Пьит-рёк. - Поток высокоионизированной плазмы совместно с гравитационным толчком. Удар, как вы сами понимаете, получается весьма чувствительный!
   - А ракеты? - поинтересовался Дональдсон.
   - Это самонаводящиеся ракеты. Они настроены на металл, из которого сделаны корабли хаэртов, так что шансов уйти у них не было.
   Выбрав нужный угол, Дональдсон уверенно ввёл флайер в плотные слои атмосферы Таира.
   Вынырнув из густых фиолетовых облаков, флайер устремился вниз и перешёл в горизонтальный полёт на уровне трёх тысяч метров от поверхности планеты.
   Вокруг простирались удивительно красивые ландшафты с лесами из необычных деревьев самых разнообразных форм и расцветок, с полями из яркого разнотравья, с холмами, поросшими кустарниками с необыкновенно яркими цветами, с заболоченными оврагами, в которых плавали, похожие на лилии, цветы, и со многими другими красотами здешней природы. Затем появились огромные города с причудливыми зданиями, выкрашенными преимущественно в жёлтый, синий и розовый цвет. Одни здания были похожи на пирамиды с плоским верхом и треугольными площадками у подножья, другие напоминали по форме экзотические деревья, третьи были сделаны в виде причудливых многогранников. Города были опутаны паутиной улиц, многие из которых располагались одна над другой в несколько ярусов. По улицам сновали разнообразные "автомобили", а, правильнее сказать, "средства передвижения", неизвестно на каком принципе действующие. В воздухе порхали странные летательные аппараты.
   Посадив флайер на специальную площадку в центре большого города, астронавты отправились осматривать его достопримечательности в сопровождении капитана Пьит-рёка.
   Они побывали в так называемом "дворце науки", который совмещал в себе особенности музея, планетария, обсерватории и университета; в торговом центре, где им подарили несколько интересных сувениров; в "доме развлечений", где они поучаствовали в забавных играх и аттракционах; в "доме перевоплощений" - некоем подобии театра, где любой желающий мог сыграть любую роль, используя компьютерные декорации и маски; и ещё во множестве других не менее интересных заведений.
   Таиряне (или льонги, как они сами себя называли) были неплохо осведомлены о прибытии землян, и астронавтам пришлось дать бесчисленное количество интервью для местных средств массовой информации.
   Затем они вылетели на флайере далеко за город и побывали на какой-то фабрике, где было очень много роботов, и очень мало таирян. Дональдсона особенно поразило то, что таиряне работали здесь исключительно в своё удовольствие и могли заканчивать работу, когда им заблагорассудится, предварительно сообщив об этом начальству. Ушедший, ничего при этом не теряя в оплате своего труда, тотчас же заменялся роботом, который и заканчивал его работу. Однако чрезмерное использование роботов запрещалось, и нарушители наказывались определёнными взысканиями. Если же кому-то вдруг наскучивала его нынешняя профессия, то он мог с лёгкостью получить другую. Поэтому на фабрике было довольно много сотрудников, специализировавшихся в самых разных, порой даже на первый взгляд несовместимых, отраслях.
   Осмотрев фабрику, астронавты вернулись вместе с любезным капитаном Пьит-рёком к флайеру и полетели обратно на станцию.
   - Здорово тут у вас! - сказал Дональдсон. - Мы бы ещё здесь остались, если бы у нас дел было поменьше.
   - Да, я понимаю, - кивнул таирянин.
   - А вы случайно не знаете, откуда прилетают эти хаэрты?
   - Знаем, но только приблизительно. Они прилетают с одного из двух больших спутников шестой планеты. Но мы не знаем, с какого именно, - огорчённо развёл руками Пьит-рёк.
   - А почему бы вам самим туда не полететь, чтобы разобраться с ними? - спросила ван Мейер.
   - Дело в том, что для получения энергии мы используем особый минерал, - пояснил Пьит-рёк. - Именно на нём и работают двигатели наших кораблей. Но его запасы, к сожалению, ограничены, и поэтому мы пока ещё не можем выбраться за пределы нашего припланетного пространства. Так что нашим кораблям не долететь до шестой планеты.
   - Вот вы говорили, что можете как бы "считывать" информацию с мозга, - напомнил Дональдсон.
   - Да, - подтвердил его инопланетный "коллега" если так его можно было назвать.
   - А с мозга нашего пленного хаэрта можете её "считать"?
   - Хм... навряд ли, - с сомнением покачал головой таирянин, - хаэрты ведь тоже телепаты, хотя и не такие сильные как мы. И они умеют ставить защиту.
   Тем временем флайер вылетел из плотных слоев атмосферы и направился к гигантской станции таирян.
   - Вы, как я понимаю, хотите продолжить поиски пропавших пассажиров вашего большого корабля? - спросил Пьит-рёк.
   - Да, конечно, - ответил Дональдсон, - не можем же мы всё бросить!
   - Но вас так мало! А вам ведь там несладко придётся! Может, мы можем вам чем-нибудь помочь? - предложил таирянин
   - В каком смысле? - удивлённо вскинул брови Дональдсон.
   - Ну, кораблями или людьми, например. Ваш "Звёздный Рыцарь" может много народу вместить, - с улыбкой произнёс Пьит-рёк.
   - Нет-нет! - отрицательно покачал головой Дональдсон. - Мы не можем рисковать ещё и вашими жизнями!
   - Почему рисковать?! - возразил Пьит-рёк. -- Оружие у нас неплохое, корабли могут двигаться практически в любых условиях. К тому же полетят исключительно добровольцы.
   - Не знаю... - задумчиво сказал Дональдсон. Помощь таирян могла бы им здорово пригодиться, но в таком случае на его плечи ложилась тройная ответственность. - Подумать надо... А вы, ребята, как считаете, согласиться или нет?
   - Ну, если только добровольцы... - неуверенно начал Барков. - Но будет очень трудно!
   - Нас - льонгов - трудности никогда не пугали! - немного с вызовом возразил Пьит-рёк.
   - Хорошо! - решился наконец Дональдсон, - Пожалуй, я согласен! Но мы возьмём только мужчин! Причем только тех, у кого нет жён и детей, и, желательно, не слишком молодых.
   - Да пожалуйста! Как скажете, - улыбнулся таирянин. - Трёх кораблей вам хватит? По пять добровольцев в каждом.
   - Пятнадцать таирян и три корабля? Да, конечно, - согласился Дональдсон.
   - Отлично! - кивнул таирянин. - "Завтра" же я этим и займусь.
  
  
  

ГЛАВА 5

   Ремонт обшивки "Звёздного Рыцаря" завершился через пять суток. Ещё двое суток ушло на то, чтобы покрыть обшивку антилазерной плиткой. За это время Дональдсон успел допросить пленного хаэрта и выяснил, что они обитают на спутнике шестой планеты. Планета Альк - так называли её таиряне - имела большое количество спутников, но выделялись среди них два - Хорт и Дойтар. Бруккорн сказал, что родной планетой для хаэртов всегда был Хорт, и именно оттуда они отправлялись на завоевание других миров. Поскольку слова "хаэрты" и "Хорт" казались несколько созвучными, Дональдсон решил, что пленник на этот раз сказал правду.
   И вот, наконец, настал момент, когда "Звёздный Рыцарь", приняв на
   борт три небольших корабля таирян, медленно выплыл из громадного шлюза станции "Кьим-рёк 5" и продолжил свои скитания по Вселенной, взяв курс на Альк - шестую планету данной системы.
   Дональдсон любезно предложил таирянам устроиться в пассажирских каютах. Те поначалу согласились, но, прожив там несколько суток, заскучали по своим кораблям, которые стояли в главном шлюзе, и предпочли остаться в них, лишь изредка появляясь в основных помещениях "Звёздного Рыцаря".
   Полёт к Альку продолжался две "недели", если считать по бортовому хронометру, и всё это время капитана мучил один и тот же сон.
   Ему снилось, будто он находится в каком-то невероятно длинном коридоре с бесчисленным количеством дверей по обе его стороны.
   - Эндрю, сынок, мы здесь! - слышал он голоса своих родителей.
   Он открывал одну дверь за другой и не находил там ничего, кроме непроглядно-тёмного пространства.
   - Эндрю, помоги! Мы здесь! - звали они, чтоб он спас их.
   А он все бежал и бежал по бесконечному коридору и продолжал лихорадочно открывать двери. Коридор постепенно темнел, его стены медленно исчезали, превращаясь в безбрежную мглу Вселенной, и оставались только двери, которые вели в никуда... Дышать становилось всё труднее, сердце разрывалось на части, а он всё продолжал бежать по несуществующему уже коридору, и открывал, открывал, открывал эти проклятые двери, по-прежнему надеясь увидеть за одной из них своих родителей, которые продолжали громко звать его на помощь. Он бежал и бежал, спотыкался, падал на пол, но пола уже не было, и он падал, падал, падал куда-то в необьятную пустоту... - и просыпался, весь в холодном поту, со слезами на глазах.

* * *

   Наконец на экранах внешнего обзора появился Альк - огромная планета с широченным красивым кольцом, причудливо раскрашенная голубыми и тёмно-зелёными полосами.
   Облетев гигант по эллиптической орбите, и используя его гравитационные силы "Звёздный Рыцарь" направился к Хорту, тщательно сберегая энергию и топливо.
   Хорт оказался довольно крупным спутником и обладал достаточно плотной атмосферой. Но при первом же взгляде на эту малопривлекательную планетку у капитана возникли большие сомнения насчёт её обитаемости, и как только корабль встал на орбиту, он, недолго думая, уселся во флайер и отправился на разведку, не дожидаясь результатов спектрального анализа. С собой
   он, как всегда, взял Баркова, Свенссона и Ченга.
   Войдя в атмосферу и облетев планету несколько раз, они там абсолютно ничего не обнаружили, кроме маленьких примитивных растений.
   - Датчики показывают повышенное содержание двуокиси серы. Видимо, здесь сильная вулканическая деятельность, - сказал Ченг, - даже странно, что эти растения как-то приспособились к таким условиям! А про разумную жизнь тут и говорить нечего!
   - Проклятье! Этот чёртов подонок снова провёл нас, как сосунков! -- негодовал Дональдсон.
   Вернувшись на корабль, он, не снимая скафандра, бросился к месту заключения пленника и, ворвавшись туда, принялся яростно трясти его:
   - Мерзавец!!! - кричал он. - Ты снова меня надул, крысиное отродье! На этой планете ничего нету!!! Но это в последний раз, будь я проклят! Я вытрясу из тебя твою мерзкую душонку! В последний раз спрашиваю: откуда ты, змеёныш, появился?!!
   - Больше я ничего не скажу! - прозвучал упрямый ответ Бруккорна в голове у капитана.
   - Ты не оставил мне другого выхода. Придётся порезать тебя на кусочки, - покачал головой Дональдсон и, приблизившись вплотную к пленнику, добавил, тщательно выговаривая каждое слово: - Причём медленно! Очень медленно!
   Капитан направился было к выходу, но неожиданно остановился, вспомнив об одной важной вещи:
   - А впрочем... у меня есть для тебя кое-что покруче!
   Сказав это, он вышел, и через пять минут вернулся обратно, задумчиво вертя в руках маленький продолговатый предмет коричневого цвета, похожий на деревяшку:
   - Хм... занятная вещица! Превосходное средство для прочистки мозгов! Мысли становятся такими... правильными-правильными, да? - ехидно спросил он, посмотрев на пленника.
   Глаза того тотчас же расширились от ужаса.
   - Ах, да, ты же не знаешь! Ты же никогда не пробовал это на себе-е! - насмешливо протянул Дональдсон. - Ну так это можно легко исправить. Давай попробуем прямо сейчас?
   - Нет!!! - отчаянно закричал Бруккорн. -- Не надо!
   - Ошибаешься, парень! Надо! - спокойно сказал Дональдсон и, решительно направив на него неприметную с виду штуковину, послал ему мысленный приказ: "Немедленно скажи, с какой ты планеты!"
   Инопланетянин завертел головой и затрясся, как в лихорадке. Затем вдруг сник, и безвольно откинувшись на спинку стула, обречённо выдохнул:
   - Дойтар.
   - Ну вот! - улыбнулся Дональдсон. - Это уже ближе к истине! Бьюсь об заклад, что на этот раз ты не врёшь.
   В тот же день корабль взял курс на Дойтар и через пару суток уже описывал вокруг него виток за витком.
   На первый взгляд этот спутник планеты Альк выглядел мрачновато. Планету покрывала густая сеть серых облаков, сквозь которые время от времени просматривалась такая же серая каменистая поверхность, покрытая редкой растительностью. Вращаясь вокруг планеты по высокой орбите, "Звёздный Рыцарь" начал осторожно "прощупывать" её своими радарами и спектрометрами.
   Планета, действительно, оказалась обитаемой. Радары показывали наличие объектов явно искусственного происхождения прямоугольной и круглой формы. Причём радиационный фон и содержание вредных примесей в воздухе были слегка повышены около некоторых объектов, что также свидетельствовало об их техногенном происхождении. Атмосфера же планеты была вполне пригодна для дыхания, если не считать большого содержания углекислого газа.
   "Эдвард" с помощью радаров составил карту планеты. Включив на панели управления большой голографический экран, Дональдсон вывел на неё карту и приказал привести в рубку Бруккорна.
   Через пять минут хаэрт, по-прежнему облачённый в смирительную рубашку, стоял перед капитаном, понурив голову.
   - Итак, мы всё-таки оказались у тебя дома, несмотря на все твои старания, - сказал Дональдсон, махнув рукой в сторону экранов внешнего обзора, - поэтому будет лучше, если ты не станешь ничего от нас скрывать и расскажешь всё, что знаешь, не заставляя меня прибегать к грубым методам.
   - Ладно, - устало ответил Бруккорн, - я согласен.
   - Так где же всё-таки твои соплеменники держат наших людей? - спросил Дональдсон.
   - Я не знаю, - отрицательно покачал головой инопланетянин.
   - А если получше подумать? - угрожающе произнёс капитан.
   - Не знаю, - упрямо повторил хаэрт, озлобленно взглянув на него.
   - И у тебя нет никаких предположений? - спросил Барков.
   - Нет. Я не интересовался этим вопросом, - равнодушно ответил Бруккорн.
   - А кто интересуется этим вопросом? - насмешливо спросил капитан.
   - Откуда мне знать?! Я всего лишь мелкая сошка! Занимаюсь только своими делами, и в чужие не лезу, - угрюмо пробурчал пленник, опуская взгляд.
   - Хе! Все мерзавцы так говорят! - усмехнулась Ивонна.
   - Но, я правда ничего не знаю!
   - А если всё-таки хорошо подумать? - продолжал нажимать
   Дональдсон, чувствуя, что Бруккорн явно что-то скрывает.
   - Да не знаю я! - повторил тот упрямо.
   - Мда-а... - задумчиво произнёс Дональдсон. - Мне кажется, что нам не обойтись без вашей "открывалки для мозгов".
   - Да сколько же можно повторять! - вспылил инопланетянин. - Не знаю я, где держат ваших проклятых учёных!
   - Минутку! Откуда ты знаешь про учёных? - поймал его на слове капитан. - Мы ведь говорили о пассажирах! Значит, ты всё-таки знаешь правду! Отвечай, чёрт бы тебя побрал!
   Поняв, что проболтался, пленник насупился и замолчал.
   - Твоё глупое запирательство ни к чему не приведёт, - продолжал Дональдсон, - Мы и без тебя можем обшарить всю планету. Но с твоей помощью мы бы быстренько нашли то, что нам нужно и отпустили бы тебя на все четыре стороны! Так что давай, "колись" и не разыгрывай тут героя!
   Бруккорн продолжал молчать, свирепо глядя на него.
   - Всё, хватит! - решительно сказал капитан. - Терпение моё кончилось! Джеймс, тащи их чёртову штуковину!
   Ченг принёс загадочное инопланетное устройство, и Дональдсон снова пустил его в действие.
   Реакция пленника была такой же, как и в первый раз: его сначала затрясло, а затем его ноги подкосились, и он чуть было не упал, но Ченг успел его поймать и усадил в кресло Огивары.
   - Да, я всё знаю, - грустно и монотонно произнёс Бруккорн в их головах. - Я знаю, где находится лагерь, в котором держат землян. Мы доставляли туда грэррков, которых нам удавалось "завербовать". Если бы с меня сняли эту сбрую, я бы показал это место на карте.
   - А глупостей не наделаешь? - насторожился капитан.
   - Не бойтесь. Пока у вас в руках эта штука, вы можете контролировать все мои движения, - сказал её бывший владелец.
   На всякий случай Дональдсон с "этой штукой" в руках отошёл в дальний конец рубки и распорядился снять с пленника смирительную рубашку. Барков, Огивара и Свенссон достали своё оружие.
   От длительного пребывания в смирительной рубашке руки хаэрта затекли, и ему пришлось долго разминать их.
   - Лагерь находится здесь, - сказал он, указав на северо-восточную часть одного из континентов, - в пяти тысячах шагов от большой реки.
   - Ты знаешь, как он устроен? - спросил Барков.
   - В подробностях - нет, а так только - в общих чертах, - развёл руками Бруккорн.
   - Ничего! Пойдёт и в общих чертах! - сказал Дональдсон.
   - Если вы дадите мне то, чем можно писать и то, на чём можно
   писать, я начерчу вам план лагеря, - отозвался в глубине его мозга пленник.
   Робот-стюард привёз лист бумаги и ручку. Взяв ручку в руки, Бруккорн принялся недоумённо её разглядывать, явно не понимая, что с ней делать.
   - Нажми верхнюю кнопку и пиши острым концом, - подсказала Ивонна.
   Догадавшись, наконец, как пишет ручка, Бруккорн нарисовал на бумаге большой прямоугольник:
   - Это ограда лагеря, - объяснил он тем же ничего не выражающим голосом. - Она двойная. Первый ряд - лазерные лучи, второй - наэлектризованная проволока. Длинная сторона ограды - две тысячи пятьсот шагов, короткая - около двух тысяч шагов. Ворот нет, потому что и охрана, и обслуживающий персонал, и сами "добровольцы" доставляются сюда по воздуху, на особых летательных аппаратах.
   Затем он нарисовал на каждом углу прямоугольника по маленькому кружочку и по два таких же кружочка в середине каждой стороны:
   - Это башни с роботизированными лазерными пушками.
   Потом он начертил на одной половине прямоугольника несколько маленьких квадратиков, а на другой - один большой квадрат.
   - Это помещения для "добровольцев", - сказал он, указав на маленькие квадраты, - Дом для ночлега и отдыха, душевая, кухня и другие здания.
   - А это помещение для операторов, - добавил он, указав на большой квадрат, - Здесь и находятся все контрольные устройства.
   - Вроде этого, да? - спросил Дональдсон, с презрением взглянув на зажатый в правой руке предмет.
   - Да, только гораздо мощнее, - подтвердил Бруккорн и продолжил рисовать свой план, изобразив рядом с большим квадратом ещё один - поменьше:
   - Это площадка для летательных аппаратов, - пояснил он, и, отделив цепочкой мелких точек большой квадрат на одной половине лагеря от маленьких квадратиков на другой, добавил: - А это охранники. Они отделяют здание для операторов от остальных построек.
   - И сколько их? - спросил капитан.
   - Охранников? Двадцать примерно, - ответил инопланетянин.
   - Не слишком много, - заметил Свенссон.
   - "Добровольцы" находятся под мощным воздействием контрольных устройств, - равнодушно и высокомерно произнёс Бруккорн.
   - А сколько там операторов? - поинтересовался Барков.
   - Десять или двенадцать. Я точно не помню, - пожал плечами инопланетянин.
   - Они вооружены?
   - Да.
   Отложив листок и ручку в сторону, Бруккорн сказал:
   - Вот... Это всё, что я знаю.
   - Покажи еще раз, где находится лагерь, - попросил капитан.
   - Вот здесь, - снова ткнул хаэрт длинным ногтем в голографическую карту, - вы легко его найдёте. Там больше никаких построек нет.
   - "Эдвард", запомнил? - спросил Дональдсон.
   - Да, командир, запомнил, - проскрипел голос компьютера.
   - Хорошо, Бруккорн, спасибо. Ты нам очень помог, хотя и не совсем добровольно, - улыбнулся Дональдсон. - Вот освободим пленников и отпустим тебя восвояси.
   - И тем самым подпишете мне смертный приговор! - уныло усмехнулся инопланетянин. - Думаете, моё начальство простит мне это предательство, пусть даже и невольное?! Нет, у меня теперь два выхода: либо выброситься в открытый космос и покончить с моим никчемным существованием, либо отправиться с вами на Землю (не знаю, правда, где это) и забыть о своей родине навсегда.
   - Хорошо, мы подумаем, что с тобой делать, - сказал капитан. - Уведи его, док.
   Обрядив пленника в смирительную рубашку, Ченг отвёл его назад к месту заточения, а остальные астронавты склонились над планом лагеря.
   - Итак, парни, нас можно поздравить! - бодро произнёс капитан. - Теперь мы знаем практически всё!
   - Но легче от этого не стало, - возразил Барков. - Как мы их освободим?! Двойная ограда, автолазеры, охрана, да ещё и вооружённые операторы в придачу!
   - Ничего! Прорвёмся как-нибудь. Где наша не пропадала!
   - А сами пленники?
   - А что пленники? - не понял Дональдсон.
   - Господи, Эндрю, тебя что, так ничему и не научил случай с Лаурой Стентон?! - вскричал Пётр. - Там же больше трёх тысяч человек, находящихся под их влиянием! Да стоит хаэртам сказать лишь слово, и все эти люди, даже без оружия, сотрут нас в порошок!
   - Хм... Пожалуй ты прав... И как же нам быть? - задумался капитан.
   - Не знаю, - пожал плечами Барков.
   - Так, значит, они управляют пленниками через это контрольное устройство... - размышлял вслух Дональдсон, глядя на большое здание на плане лагеря. - Держу пари, что действует оно так же, как то, которое мы захватили на Эрссе. Значит, если... мы захватим его, то сможем либо сами управлять действиями пленников, либо вообще снять с них этот гипноз, разрушив это устройство! Правильно?
   - А вдруг они как Лаура - "запрограммированы" на длительный срок? - сказала ван Мейер. - Мы отключим гипноз, пленники радостно пойдут за нами, а потом - р-раз! - и нам конец!
   - Позволь мне не согласиться с тобой, Ивонна! - вежливо возразил только что вернувшийся в рубку Ченг. - Лаура была специально послана на наш корабль, и к ней, по всей вероятности, был применён особый гипноз, или, правильнее сказать, зомбирование. В данном случае хаэрты уверены в том, что пленники никуда не сбегут, и их никто не освободит. Об этом, кстати, свидетельствует и не очень многочисленная охрана. Поэтому "науськивать" пленников на кого-либо бессмысленно. Скорее всего, они просто безропотно, как роботы, выполняют возложенную на них работу. Память у них, очевидно, заблокирована, и они думают, что прожили в этом лагере всю жизнь...
   "Бедные мои папа и мама! - подумал Дональдсон. - Что же там с ними делается?!"
   - ...если же мы отключим или разрушим это контрольное устройство, - продолжал доктор, - то тут может быть два варианта: либо пленники безропотно поплетутся за нами, думая, что их перевозят в другой лагерь или на другое место работы, либо они будут сопротивляться, полагая, что их увозят незаконно. Не думаю, однако, что это будет происходить слишком активно, ведь это не основная их задача, как у Лауры, например. Допускаю также и третий вариант: когда одни спокойно подчиняются, а другие сопротивляются. Но совладать с ними будет не сложно. Короче говоря, я считаю, что нам вполне по силам захватить этот лагерь и освободить пленников.
   - Я согласен с доктором, - сказал после некоторых раздумий капитан, - скорее всего, так оно и есть.
   - И когда он только успел вникнуть во все нюансы! - усмехнулся Барков.
   - Но в любом случае нам нужно в первую очередь захватить контрольное устройство, - задумчиво произнёс Дональдсон.
   - Нужно, конечно, но как это сделать? - спросил Огивара.
   Тут у капитана постепенно начал созревать план захвата лагеря:
   - Так... Надо бы с таирянами поговорить.
   - Пойду, позову их, - сказала Ивонна и отправилась к главному шлюзу.
   Через пять минут таиряне набились в рубку битком. Впереди стояли капитаны всех трёх кораблей: Дьёр-эрг - молодой худощавый таирянин с бледной пятнистой кожей, изящными ухоженными руками и с ёжиком рыжих волос на голове; Кхор-сарг - пожилой таирянин с тёмным, как бы обветренным, морщинистым лицом, с небольшими седыми усиками и абсолютно лысой головой, а также Лирг-шор - высокий таирянин с узким суровым лицом.
   На высоких лбах таирян слабо алели небольшие красные пятна.
   - Итак, господа, я пригласил вас для... - начал Дональдсон и неожиданно осёкся.
   "Чёрт возьми, зачем я всё это говорю? - подумал он. - Они ведь уже давно все мои мысли прочитали".
   - Впрочем... Вы-то, наверно, уже знаете, - добавил он вслух, разведя руками.
   - Только в общих чертах, - смущенно улыбнулся Кхор-сарг - самый старший из капитанов, - когда вы говорите, ваши мысли текут ровнее.
   - Хорошо. Итак, мы с вами подошли к решающей стадии нашей миссии. Сегодня я ещё раз допросил нашего хаэрта и выяснил, что лагерь, в котором держат пленников, находится именно на Дойтаре, приблизительно вот в этом районе, - Дональдсон обвел пальцем место расположения лагеря.
   - А вот и план лагеря, - указал он на листок бумаги, - на одной его половине находятся помещения для пленников, на другой - контрольное устройство, с помощью которого хаэрты оболванивают пленников, превращая их в некое подобие биороботов.
   Склонившись над листком, таиряне внимательно его слушали.
   - Это устройство мы должны захватить в первую очередь, - продолжал Дональдсон, - в связи с этим у меня возник вот какой план... Ваши корабли могут пилотироваться одним человеком?
   - Да, - сурово пробасил Лирг-шор.
   - Значит так: вы вылетаете вместе с нами, но появляетесь у лагеря немного раньше нас... - начал Дональдсон.
   - А как мы найдём лагерь? - спросил один из таирян.
   - Кроме него там нет никаких других построек.
   - А-а, понятно.
   - Вы появляетесь там раньше нас, и высаживаете своих людей вот здесь, - Дональдсон указал на короткую стену лагеря, прилегающую к помещениям для пленников.
   - Или нет... лучше здесь, - он перенёс палец на пространство перед центром длинной стены лагеря, позади здания контрольного устройства, - и открываете огонь по охране из корабельных пушек и личного оружия. Охрана, конечно же, вся сбежится сюда, а мы в это время садимся на этой площадке, и захватываем это чёртово устройство!
   - Прекрасный план, капитан! - воскликнул Дьёр-эрг. Его сиреневые
   глаза сияли от восторга. Очевидно, ему не терпелось поучаствовать в столь грандиозном приключении.
   - Ограда лагеря состоит из лазеров и наэлектризованной проволоки, - пояснил Дональдсон, - но главная опасность исходит, как мне кажется, вот от этих башен. Там стоят автоматические лазерные пушки, и их нужно разбить как можно быстрее. Только я вас умоляю, не зацепите ненароком пленников!
   - Не беспокойтесь, капитан! Мы всё сделаем аккуратно, - заверил его Лирг-шор.
   - Должен сказать, что ваш план мне нравится, - заявил капитан Кхор-сарг после некоторого обсуждения, - Однако как же мы будем держать с вами связь, чтобы координировать наши действия?
   - Хм... Об этом я и не подумал... - сказал Дональдсон. - Слушай, Магнус, ты можешь соорудить в скафандре капитана Кхор-сарга что-нибудь вроде шлемофона?
   - Могу, - коротко ответил Свенссон.
   - Отлично! Займись этим немедленно, - распорядился Дональдсон.
   - Хорошо, командир, - спокойно кивнул Магнус.
   - Стало быть, вылетаем завтра. Благодарю вас, господа! - с улыбкой произнёс Дональдсон, обращаясь к гостям. - До завтра!
   Попрощались, таиряне ушли к своим кораблям.
   - Что ж, парни... - сказал Дональдсон, глубоко задумавшись. - Завтра со мной полетят... Пётр, Магнус, Джеймс, Джо, Таканори, и... эй, Митчелл, ты летишь?
   - Да я бы не против, командир, - послышался из динамика голос Митчелла, - но у меня тут в двигателях много недоделок.
   - Ладно, обойдёмся без тебя, Сэм... - махнул рукой капитан. - Значит, летим вшестером.
   - А я? - спросила ван Мейер.
   - А ты останешься здесь, - твёрдо сказал Дональдсон
   - Но я хотела бы... - попыталась возразить голландка.
   - Ты будешь сидеть здесь! - сурово оборвал её капитан. - Это приказ! И мне плевать, что ты там хочешь!
   - Ну вот, опять! - обиженно пробормотала Ивонна.
   - Что значит "опять"?! Корабль-то кто охранять будет?! Авраам Линкольн, что ли?!!
   - Ладно, - насупившись, сказала Ивонна и отвернулась к компьютерам.

* * *

   Следующие сутки "Звёздный Рыцарь" продолжал вращаться вокруг планеты, не приближаясь к ней, поскольку Дональдсон опасался, что хаэрты могут засечь их радарами и сбить чем-нибудь.
   Дождавшись, пока район лагеря окажется на теневой стороне планеты, астронавты обрядились в скафандры и направились в главный шлюз. Там они обнаружили Свенссона и Кхор-сарга. Те уже были в скафандрах, и Свенссон прилаживал ко рту таирянина небольшой микрофончик.
   Наконец все приготовления были закончены, и Кхор-сарг нахлобучил на свою лысую пятнистую голову прозрачный шар шлема.
   - Капитан Эндрю, вы меня хорошо слышите? - послышался его спокойный голос в наушниках Дональдсона.
   - Да, капитан сарг.
   - Я, пожалуй, пойду... - заторопился таирянин. - Удачи вам!
   - И вам того же! - ответил Дональдсон.
   - Спасибо!
   Кхор-сарг направился к своему похожему на полумесяц кораблю, в центре которого немного выступала вперед каплевидная прозрачная кабина.
   Через несколько минут земной флайер и три таирских корабля, выпорхнув из шлюза "Звёздного Рыцаря", стремительно направились к спутнику планеты Альк Дойтару.
   Успешно преодолев плотные слои его атмосферы, корабли почти отвесно ринулись вниз.
   Вынырнув из тяжёлых серых облаков, они полетели к месту, где должен был находиться лагерь.
   И вот, наконец, внизу, во мраке ночи, возник большой прямоугольник из тускловатых неярких огоньков.
   - Похоже, это и есть лагерь, - услышал Дональдсон голос Кхор-сарга.
   - Да, капитан сарг.
   - Ну, мы пошли... - спокойно и уверенно произнёс таирянин.
   - Да, конечно, - согласился Дональдсон.
   Корабли таирян устремились вниз, а Дональдсон стал кружить на своём флайере над светящимся прямоугольником лагеря.
   - Теперь глядите в оба, ребята, - предупредил он астронавтов.
   Вскоре внизу сверкнули огненные всполохи, и флайер тотчас же полетел к лагерю, со свистом разрезая воздух.
  
  
  

ГЛАВА 6

   Направив флайер на центральные башни, Дональдсон мгновенно разрушил их выстрелами из лазерных пушек и, зависнув над площадкой перед зданием "контрольного устройства", быстро выключил двигатели. Флайер тотчас же камнем понёсся вниз. Только за пару метров до поверхности капитан включил антиграв, точно всё рассчитав, и этот смелый маневр спас астронавтам жизнь, поскольку угловые башни не успели точно прицелиться, и их лучи прорезали ночной мрак в нескольких метрах от флайера. Однако посадка при этом получилась не слишком мягкой!
   - Ну, ты даёшь, командир! - выдохнул Барков.
   - Выскакиваем, ребята! Быстро! - скомандовал капитан, опуская трап. - Нам ни секунды нельзя терять!
   Спустившись по трапу, Дональдсон быстро огляделся.
   По флайеру уже никто не стрелял. Очевидно, они сели вне зоны действия угловых лазерных пушек. Справа в темноте сверкали всполохи выстрелов. Как они и ожидали, вся охрана сбежалась к ограде. Высоко вверху кружили три таирских корабля, то и дело нанося удары по охране и башням с лазерами.
   - Туда, ребята! За мной! - крикнул капитан, устремляясь к большому зданию с узкой тёмной дверцей.
   Дверь оказалась заперта, но он просто вырезал её лучом и с силой толкнул внутрь. Дверь с грохотом упала на пол, и капитан ворвался в здание. Оказавшись в широком, хорошо освещённом коридоре, Дональдсон пригнулся и быстро, но осторожно заглянул в прилегающие к коридору проходы. Там оказались только длинные ряды коричневых металлических шкафов с какими-то, не то ящиками, не то дверцами. Тут его догнали остальные, и они двинулись вперёд, запрыгивая в боковые проходы с бластерами наизготовку.
   Неожиданно впереди, словно из-под земли вырос один из хаэртов и громко что-то выкрикнул на своём языке. Дональдсон мгновенно пустил ему луч прямо в грудь и прыгнул в боковой коридор. Барков, Свенссон и Огивара сделали то же самое, а Адамс и Ченг быстро легли на пол. Хаэрт с глухим стоном упал, но из-за угла тотчас же появился другой, однако меткий выстрел Адамса сразил его наповал. Тут же выскочили ещё двое инопланетян, но и им не удалось избежать участи своих товарищей. Выстрелив в них, Адамс и Ченг быстро отползли за угол. Стоя в боковом ответвлении, капитан заметил какую-то тень, мелькнувшую в широком коридоре. Быстро высунув бластер, он нажал на спусковой крючок - и враг молча рухнул к его ногам.
   Тут он услышал тихие шаги у себя за спиной и, обернувшись, заметил, как на противоположном конце прохода из-за угла высунулась чья-то голова в облегающем тёмном капюшоне и тут же скрылась обратно. Он быстро прижался к стене и осторожно подбежал к этому месту. Оттуда тотчас же выставился пистолет с ромбовидным стволом, но капитан резко ударил по нему ребром ладони и, сунув бластер за угол, мгновенно выстрелил. Хаэрт свалился замертво, так и не успев понять, что же с ним произошло.
   Вернувшись обратно, Дональдсон увидел прибежавшего в дальний конец коридора Адамса, который осторожно заглядывал за угол. Капитан стал подавать ему знаки, чтобы он не делал этого, но молодой астронавт сделал рукой успокаивающий жест и смело
   шагнул вперёд.
   - А! - вскрикнул он вдруг коротко и повалился на пол.
   - Джо!!! - истошно завопил капитан, со всех ног бросаясь к нему.
   Смело прыгнув за угол, Дональдсон присел на одно колено и с протяжным криком "Га-ады-ы!!!" перестрелял трёх хаэртов, которые там были.
   - Джо! - крикнул он, нагнувшись к неподвижно лежащему Адамсу. Подсунув руку под шею, он приподнял его и, быстро открыв шлем, принялся трясти Джонатана:
   - Джо!! Джо, очнись, мальчик мой! Джо! Не умирай! Джеймс, сделай что-нибудь!!
   Ченг заглянул в застывшие глаза Адамса, затем, сняв с него перчатку скафандра, проверил пульс.
   - Боюсь, командир, что помочь ему уже нечем, - сказал он, печально покачав головой.
   - Эх, Джо! Ну как же так! - пробормотал потрясенный капитан и бережно опустил голову Адамса на пол.
   - Бедняга Джо! - прошептал Огивара. - Мы столько с ним прошли, и вот теперь, в самом конце... Ужасно!
   - Прощай, Джо! - только и смог выдавить из себя Дональдсон.
   Последний раз взглянув на спокойное и несколько удивлённое лицо Адамса, он молча опустил на него тёмное противосолнечное стекло его шлема.
   - Пошли, ребята! -- сказал он сдавленным голосом, поднимаясь с колен.
   Они прошли по коридору до следующего поворота. Шедший впереди капитан вдруг почувствовал опасность и жестом велел друзьям остановиться. Затем он резко прыгнул за угол и, ещё находясь в воздухе, успел выпустить серию лучей. Убитый им инопланетянин таился в дальнем конце коридора, у следующего поворота. Свернув туда, астронавты обнаружили ржавую металлическую дверь.
   - Подожди, Эндрю! - прошептал Барков, отстраняя Дональдсона.
   Крепко сжимая бластер, он стал осторожно подкрадываться к двери. Капитан неотступно следовал за ним. Внезапно дверь распахнулась, и хаэрт буквально нос к носу столкнулся с Барковым. Быстро отпрянув назад, он попытался захлопнуть её, но луч, выпущенный навигатором практически в упор, прошил его насквозь и ранил другого инопланетянина, сидящего за небольшим пультом.
   Дверь была довольно широкой, и Дональдсон с Барковым почти одновременно ворвались в просторную комнату, обитую серыми деревянными планками.
   - Ни с места! Руки вверх, твари!! - проорал Дональдсон, поводя бластером из стороны в сторону.
   Раненый хаэрт застонал и, потеряв сознание, повалился со стула на пол. Кроме него в комнате никого не оказалось.
   Один за другим туда вошли Свенссон, Огивара и Ченг.
   - Джеймс, перевяжи его, - сказал Дональдсон, кивнув в сторону раненого инопланетянина, - он может нам пригодиться.
   Стена за небольшим пультом была прозрачной, и за ней виднелся большой металлический куб с толстым стержнем вверху.
   - Это, наверно, и есть контрольное устройство, - предположил Дональдсон.
   - Или его передающая антенна, - добавил Барков.
   - Что тоже неплохо, - лаконично заметил Свенссон.
   - Значит, так, парни, - решительно сказал капитан, - бластеры на "непрерывку", и огонь по этой ерунде! Джеймс, ты перевязал его?
   - Сейча-ас, минуточку... Всё, я готов, - отозвался доктор.
   Ченг оттащил раненого в сторону и тоже приготовился к стрельбе.
   - Огонь! - скомандовал капитан, и пять красных лучей, прорезав толстое стекло, впились в металлический куб. Через пару минут от него остались только дымящиеся обломки с оплавленными краями. Затем та же участь постигла и пульт управления.
   Из коридора донеслись чьи-то торопливые шаги. Услышав их, Свенссон выскочил из комнаты.
   - Стоять! - крикнул он, выставив перед собой бластер. - А, это вы! Командир, тут таиряне.
   Выйдя в коридор, капитан увидел столпившихся там таирян. Свои сферические шлёмы они держали в руках, и Дональдсон тоже открыл свой шлем.
   - Там, снаружи, всё закончено, - угрюмо произнёс Лирг-шор, шедший впереди.
   - Отлично! Потери есть? - поинтересовался Дональдсон.
   - Есть один раненый. Ему обрезало руку лазерным лучом. И ещё капитан Дьёр-эрг порезал лицо осколками остекления кабины.
   - А мы, к сожалению, одного потеряли, - сказал Дональдсон, тяжело вздохнув.
   - Да, мы видели. Жаль парня! Я слышал, что именно он сбил те три хаэртских корабля? - спросил Лирг-шор.
   - Да, - кивнул в ответ Дональдсон.
   - Это было здорово! Я тогда управлял одним из наших кораблей, и сам всё видел, - сказал таирянин.
   - Да, Адамс здорово их... Простите, капитан Лирг-шор, вы не могли бы обыскать это помещение? Может быть, здесь ещё кто-нибудь остался? Только будьте осторожны! - попросил Дональдсон.
   - Хорошо, капитан, - согласился Лирг-шор и, кивнув своим товарищам, направился в боковой коридор.
   Прочесав закоулки большого здания, таиряне никого там не обнаружили и вышли вместе с землянами наружу. Взвалив раненого
   хаэрта на свои могучие плечи, Барков перенёс его к флайеру.
   Вся территория лагеря была хорошо освещена мощными прожекторами таирских кораблей.
   Справа от здания контрольного устройства Дональдсон заметил еще какое-то строение и направился к нему.
   По дороге он наткнулся на сильно обгоревшие трупы хаэртов. Ещё он обратил внимание на большой пролом в ограде лагеря.
   Здание, к которому он подошёл, было похоже на огромный железный ящик с притороченными к нему шестью массивными колоннами, опиравшимися на круглые пластины. С одной стороны это здание имело большие ворота, запертые на массивный металлический засов. Ещё три таких же строения стояли немного поодаль.
   - Снимите засов, ребята! - попросил Дональдсон.
   Барков, Свенссон и Ченг с трудом сняли засов и, открыв ворота, вошли внутрь. Дональдсон, Огивара и таиряне остались снаружи, наблюдая за происходящим через распахнутые ворота.
   Внутри в несколько рядов стояли грубо сделанные металлические многоэтажные нары, на которых спокойно спали захваченные хаэртами пленники. Астронавты принялись их будить, и вскоре из ворот стали медленно выходить измождённые тощие фигуры в странных пёстрых комбинезонах с блёстками. Таиряне начали отпирать другие строения, и тут оказалось, что в двух зданиях были собраны только мужчины, а в двух других - женщины и дети. Кроме землян здесь были и грэррки, и таиряне, и ещё какие-то странные инопланетяне с очень морщинистыми лицами и странными выступами на головах. Однако землян здесь было больше всего.
   - Ого! Да здесь и таиряне есть! - удивлённо воскликнул Огивара.
   - Однажды им удалось захватить один наш корабль, - пояснил капитан Кхор-сарг.
   Дональдсон пошёл с фонарём в руках вдоль толпы пленников, внимательно вглядываясь в их равнодушные, ничего не выражающие лица.
   - Ты кого-то ищешь, командир? - подбежал к нему Барков.
   - Да так... - рассеянно пробормотал капитан, продолжая заглядывать каждому пленнику в лицо.
   - Нет, ты определённо кого-то ищешь! - не унимался Пётр.
   - Это тебя не касается! -- рявкнул Дональдсон.
   - Да я просто хотел...
   - Отвали!! - рассерженно проорал капитан.
   - Ну, как знаешь... - недоумённо разведя руками, Барков отошёл к Свенссону и Ченгу, которые стояли неподалёку.
   - Что сегодня с командиром происходит? - пробормотал он, пожимая плечами, - Никогда его таким не видел.
   - А тебе не кажется, что он кого-то ищет? - спросил Ченг.
   - В том-то и дело, что кажется!
   Вокруг Дональдсона мелькало столько одинаковых заросших худых лиц, что ему казалось, что он медленно сходит с ума. В этой толпе перед ним вдруг промелькнул высокий худощавый старик с длинной, всклокоченной бородой.
   "Знакомое лицо! - подумал Дональдсон. - Где я мог его видеть?.. Ладно, потом вспомню".
   Неожиданно его схватил за руку один из пленников - низенький старичок с очень умными проницательными глазами.
   - Простите, вы ведь, действительно, американцы? - быстро проговорил он по-английски. - Астронавты? И, если я правильно разобрал эмблемы на ваших скафандрах, спасатели?
   - Да, сэр, - утвердительно кивнул капитан.
   Старичок принялся отчаянно трясти его руку, без конца причитая:
   - Я знал, я знал, что рано или поздно выберусь из этой чёртовой дыры, в которую меня забросила судьба! Как хорошо, что вы уничтожили этих проклятых тварей и вызволили нас отсюда! Есть всё-таки бог на свете! Он услышал мои молитвы! Можно, я обниму вас?
   Крепко обняв Дональдсона, маленький старичок понемногу успокоился.
   - Невероятно! Я всё ещё не могу поверить, что это не сон! Ох, простите, я забыл представиться! Я - Мэттью Стентон, профессор Гарварда.
   - Стентон? Вы профессор Стентон?! - изумившись, спросил капитан.
   - Да. А вам знакомо моё имя? - удивлённо взглянул на него старичок.
   "Вот это да! - подумал Дональдсон. - Это же отец Лауры! Надо как-то помягче сказать о её смерти. Хотя как можно сказать про смерть мягко?"
   - Что, простите? - переспросил капитан вслух.
   - Вам знакомо моё имя? - повторил его собеседник.
   - Да, я где-то слышал его. Но как же вам удалось...
   - Избежать воздействия хаэртов? - закончил его мысль старичок. - Дело в том, что в юности я много путешествовал по Тибету и Гималаям и увлекался йогой и медитацией. Это меня и спасло. Как только я ощущал в мозгу их команды, то сразу же начинал читать какую-нибудь мантру и отключал от них свой мозг. Однако, чтобы они ничего не заподозрили, я делал вид, что полностью им подчиняюсь! Здорово, да? Я очень хотел дожить до этого дня и дожил-таки!
   - Да, это прекрасно, - несколько рассеянно произнёс Дональдсон.
   - Но, к сожалению, я, видимо, единственный в этом лагере, кто сохранил здравый рассудок, - грустно сказал старичок, разведя руками.
   - Простите, профессор, я сейчас слишком занят. Мы с вами потом обязательно поговорим. А пока пройдите, пожалуйста, вон туда - к моим друзьям.
   - Да-да, конечно. Не буду отнимать у вас время. Скажите только, как вас зовут, молодой человек?
   - Капитан Дональдсон, сэр.
   Старый профессор нехотя поплёлся к астронавтам, боясь потерять из виду своего спасителя, а капитан продолжил свои поиски, перейдя ко второму железному "бараку". Но и здесь он никого не нашёл. Однако у него никак не выходило из головы лицо того высокого старика...
   "Где же я его видел? - думал он. - Надо немедленно найти его".
   Снова с трудом отыскав в толпе старика, Дональдсон пристально вгляделся в его лицо. Старик молча поднял голову, и из-под свалявшихся седых прядей на капитана взглянули задумчивые глаза его отца!
   - Папа?! - удивлённо воскликнул Дональдсон, хватая старика за руки. - Папа! Бог мой, неужели это ты?! Всё-таки я нашёл тебя!
   Старик попытался вырваться из его объятий.
   - Что с тобой? - недоумённо спросил капитан.
   - Про... э-э... простите, сэр, но я... э-э... я вас что-то не прип... не припомню, - хриплым голосом ответил старик, с трудом вспоминая английские слова, - вы, кажется, н-не отсюда?
   - Отец, ты что, не узнаёшь меня?! - удивлённо воскликнул Дональдсон. - Это же я, Эндрю, твой сын! Вспомни!
   - Сын? Вы - мой сын? Простите... э-э... сэр, вы, наверно, что-то путаете. У меня никогда не было сына. Да и что вообще означает это слово? - отстранённо произнёс его отец.
   - Папа!! Что ты такое говоришь?! - закричал Дональдсон, сильно встряхнув старика, - Очнись! Я Эндрю, Эндрю Дональдсон! Я твой сын! А ты - Роберт Дональдсон, мой отец!
   - Я не Роберт Дональдсон, - равнодушно возразил старик. - Я - номер эм тридцать шесть-пятьсот сорок.
   - О чём ты говоришь, папа?! Какой, к чёрту, номер?! Ты Роберт Дональдсон!!! - воскликнул капитан, ещё раз встряхнув его.
   К ним подбежали Барков со Свенссоном и попытались оттащить его от старика. Оттолкнув их, капитан снова принялся трясти своего отца:
   - Папа! Очнись, папа! Это же я - Эндрю! Почему ты не узнаёшь меня? Я преодолел триллионы миль, чтобы найти тебя! И я не отстану, пока ты не вспомнишь меня! Слышишь?! Не отстану! Я прошёл через ад ради тебя, а не ради какого-то номера!!! Ты не номер, ты Роберт Дональдсон! Слышишь?! Роберт Дональдсон!!!
   - Папа?! - оторопел Барков. - Так это твой отец?! И он тоже был на "Эклиптике"?!
   - Да!! - закричал Дональдсон, поворачиваясь к нему и яростно размахивая руками. - Да! Да! Да! Это мой отец, и он тоже находился на этой несчастной "Эклиптике", будь она проклята! И мама моя тоже была там! Ну и что такого?! Имею я право найти своих родителей и сказать им, что я люблю их! Даже если они и не узнают меня!
   - Чёрт возьми, да это и в самом деле твой отец! - воскликнул Барков, получше рассмотрев старика. - Но почему же ты раньше нам ничего не сказал?! Почему молчал всё это время?! Как ты мог скрыть от нас такое?!
   - А как я мог сказать об этом?! Как?! И что бы это дало?!
   - Мы бы как-нибудь помогли тебе... - неуверенно попытался сказать навигатор.
   - Как вы могли мне помочь?! - с жаром перебил его Дональдсон. - Вертеться вокруг меня и стонать: "Ах, бедный командир! Как нам его жалко! Как ему сейчас тяжело!" Тогда бы мы до сих пор болтались в созвездии Рака!!! А как бы ты поступил на моем месте?! По-другому, что ли?!
   - Да, наверно, я поступил бы так же... - растерянно пробормотал Барков.
   - Ну, вот видишь! - сказал Дональдсон.
   - Но, как же ты жил со всем этим?! - посмотрел на него Барков.
   - Так вот и жил! Но это был мой груз, и я не имел права перекладывать его на вас!!
   - Однако как ни крути, ты всё-таки дурак, Эндрю!
   - Да, я дурак! - разведя руками, выкрикнул капитан. - А дуракам везёт, чёрт побери!
   И Дональдсон решительно зашагал в сторону построек, в которых держали женщин.
   - Эндрю, ты куда? - крикнул ему вслед Барков.
   - Поищу маму. А ты лучше присмотри за моим отцом. А то я снова потеряю его в этой толпе.
   - Хорошо, командир, как скажешь...
   Подойдя к большой группе женщин, капитан обратился к одной из них с вопросом:
   - Простите, вы случайно не знакомы с Кэтрин Дональдсон?
   - А какой у неё... э-э... номер? - спросила она как-то заторможенно.
   - Вот номера я, к сожалению, не знаю, - пожал плечами капитан.
   - Извините, ничем не могу вам помочь. А вы, наверно, издалека, да?
   - Издалека, - кивнул Дональдсон, - с Земли.
   - Откуда он? - спросила у женщины её подруга - дряхлая, плохо слышащая старушка.
   - С Земли! - громко повторила женщина.
   - Где это?! - недоумённо уставилась на неё старушка. - Никогда о таком месте не слышала. Однако он удивительно похож на нас! Не
   правда ли, вэ пятьдесят три-триста тринадцать?
   - Вы совершенно правы, вэ сто четыре-восемьсот двадцать один! Никак не могу понять, почему он так на нас похож?
   Некоторое время капитан с удивлением слушал их бессмысленный диалог, а затем решил обратиться к старушке:
   - Простите, может быть, вы знаете Кэтрин Дональдсон?
   - Как? - переспросила она, приложив ладонь к уху.
   - Кэтрин Дональдсон! - повторил он погромче.
   - Нет, не знаю, - покачала головой старушка. - Вот если бы вы назвали номер...
   С досадой махнув рукой, капитан отправился дальше.
   - Какое странное имя он назвал! - удивлённо пробормотала старая женщина, - Кэт-рин До-нальд-сон! Вы когда-нибудь слышали что-либо подобное? А может, это и не имя вовсе?
   Дональдсон принялся расспрашивать других пленниц:
   - Простите, мэм, вы не подскажете, как мне найти Кэтрин Дональдсон?
   - Это что - имя какой-то женщины?
   - Да.
   - А номер у неё какой?
   - А вы знаете Кэтрин Дональдсон? Она должна быть здесь, в лагере.
   - Назовите номер, пожалуйста.
   - Простите, может быть, вы... а-а, чёрт с вами! - махнул, наконец, рукой Дональдсон, поняв бесперспективность своих расспросов, и стал пристально вглядываться в мелькавшие перед ним лица.
   "Однако где же у них этот проклятый номер?" - подумал он.
   И тут он заметил, что на плече у каждой женщины пришит небольшой матерчатый треугольник с вышитыми на нём знаками.
   Он уже начал отчаиваться, как вдруг заметил стройную пожилую женщину с горделивой осанкой, тщательно причёсанными седыми волосами, в которых пробивались едва заметные каштановые пряди, и с оживлённым, но несколько равнодушным взглядом.
   - Мама! - воскликнул капитан, бросаясь к ней. - Мама, неужели это ты?! Как же ты изменилась! Но я всё равно узнал тебя!
   Женщина попыталась его оттолкнуть:
   - Простите, молодой человек, вы меня с кем-то путаете!
   - Да ты что, мама?! С кем я могу тебя путать?! Я - Эндрю, твой сын! - воскликнул Дональдсон.
   - Вы говорите странные вещи! Я не знаю никакого Эндрю! - возразила женщина. - У меня никогда не было никакого сына! Что это всё означает?! Откуда вы взялись?! Что вообще означают ваши слова?!
   - Мам, ну посмотри на меня получше! Неужели ты не узнаёшь меня?! - воскликнул Дональдсон. - Ты, которая родила меня, воспитывала, кормила, одевала?! Я преодолел такое расстояние, побывал чёрт знает где! Не имея практически ничего, я не терял надежды и всячески приближал день нашей встречи! И вот теперь, когда этот день настал, ты меня не узнаёшь?!
   - Вы говорите совсем уж странные вещи, молодой человек! Ещё раз повторяю: вы меня с кем-то путаете. Я - номер вэ шестьдесят семь-девятьсот тридцать восемь. А вот вашего номера я что-то не вижу! - рассерженно сказала женщина.
   - Что-о?! О чём ты говоришь?! Какой ещё номер?! - капитан в отчаянии встряхнул её за плечи. - Боже, что они с тобой сделали?! Ты - Кэтрин Дональдсон! Вспомни!!!
   - Нет, я номер... - попыталась возразить женщина.
   - Да нет же! - не дал ей договорить капитан. - Ты - Кэтрин Дональдсон!
   - Я ном...
   - Ты - Кэтрин Дональдсон!!! - прокричал он, тряся её за плечи.
   Ей, наконец, удалось его отстранить, и она скрылась в толпе. А капитан, обречённо опустив голову, уныло поплёлся обратно. По его щекам скатывались скупые мужские слезы и быстро высыхали на прохладном, но удушливом ветру.
   - Ну что? - почти хором спросили Барков и Свенссон, когда он подошёл к ним.
   - Мои родители не узнают меня, - печально вздохнув, развёл руками Дональдсон.
   - Они теперь просто "номера", - покачал седовласой головой профессор Стентон.
   - К сожалению, вы правы, профессор! Да, кстати о номерах! Надо записать номера моих родителей, чтоб потом было легче их найти.
   Обладая профессиональной памятью на числа, капитан быстро вспомнил их номера и, достав из кармана блокнот и специальную "космическую" авторучку, записал их.
   Тут к ним быстро подбежал Ченг:
   - Командир, раненый хаэрт пришёл в себя!
   - Пойдём, попробуем расспросить его, - сказал Дональдсон, быстрым шагом направляясь к флайеру.
   - Боюсь, что долго он не протянет, - сказал доктор.
   Подбежав к раненому, капитан тронул его за руку:
   - Ты сможешь меня понять? - спросил он.
   Хаэрт молча кивнул.
   - Ты успел сообщить что-нибудь своим?
   Хаэрт тихо прошептал что-то на своём языке, но знакомого "перевода" в своём мозгу капитан так и не услышал. Очевидно, у раненого просто не осталось на это сил.
   Дональдсон заметил бродившего неподалёку таирянина и быстро подозвал его к себе.
   - Вы можете перевести то, что он говорит?
   - Попробую, - кивнул таирянин.
   - Повтори, пожалуйста, -- снова обратился к раненому Дональдсон.
   Хаэрт что-то прошептал.
   - Он сказал, что не успел ничего сообщить, - перевёл таирянин.
   - Когда твои снова прилетят сюда? - спросил капитан.
   - Через трое суток, - перевёл таирянин невнятный шёпот хаэрта.
   Открыв рот, раненый инопланетянин судорожно вздохнул и уронил голову набок.
   - Всё. Он умер, - сказал Ченг, приподняв его веко.
   Барков, Свенссон, Огивара и профессор Стентон к тому времени уже успели туда подойти и слышали последние слова раненого хаэрта.
   - Итак, ребята, если верно то, что он сказал, то у нас всего лишь трое суток на то, чтобы вывести отсюда всех. Что делать будем? - обратился к друзьям Дональдсон.
   Барков молча пожал плечами.
   - Думаю, выход у нас один, - продолжал капитан, - сейчас возвращаемся на корабль, устанавливаем связь с Землёй, вызываем два или три больших спасательных транспорта, и пока они летят, перевозим всех на "Рыцарь"...
   - А как мы всех перевезём? - поинтересовался Свенссон.
   - На флайере, конечно, и на кораблях таирян, - объяснил Дональдсон. - Будем делать рейс за рейсом так часто, как только сможем. Чтобы нас не засекли, снижаться, и взлетать будем в очень узком районе.
   - Понятно, - ответил Магнус.
   - После того как всех перевезём, - продолжал Дональдсон, - отправимся навстречу транспортам и, состыковавшись с ними, пересадим туда большую часть пассажиров.
   - Трудно, но справиться можно, - согласился Барков.
   - Отлично! Приступаем немедленно! Сейчас пока возвращаемся на флайере сами, а таиряне возьмут пленников.
   - Можно я с вами, капитан? - попросился профессор. - Мне здесь так надоело!
   - Хорошо, профессор, мы возьмём вас.
   Заметив капитана Кхор-сарга, Дональдсон подошел к нему и, изложив свой план, спросил:
   - Сколько человек могут вместить ваши корабли?
   - Самое большее человек пять или шесть, - ответил тот.
   - Что ж, это нормально. Заберите пленников, сколько сможете, и возвращайтесь на "Звёздный Рыцарь". А ваши люди пусть охраняют лагерь и смотрят в оба!
   - Хорошо, капитан, - согласно кивнул Кхор-сарг.
   Ченг подошёл к бывшим узникам и, объявив, что их перевозят на другое место работы, велел им садиться в корабли таирян. Затем астронавты, погрузив тело несчастного Адамса в флайер, взобрались туда сами и помогли подняться профессору.
   Дональдсон уже собрался пройти в кабину экипажа, но профессор остановил его, поймав за руку:
   - Простите, капитан, вы ничего не слышали о моей дочери - Лауре Стентон? Я давно её потерял... и в лагере её нет.
   - Да... я знаю, что с ней произошло, - с трудом произнёс Дональдсон.
   - Где, где моя дочь?! - закричал профессор, хватая капитана за плечи, - Что с ней?! Она жива?!
   Усевшись на свободную скамью для пассажиров (на другую они положили тело Адамса) капитан усадил профессора рядом с собой.
   - Профессор, то, что я скажу, не обрадует вас... - грустно покачал он головой.
   И Дональдсон рассказал ему обо всём, что произошло с его дочерью.
   - О не-ет! - простонал потрясённый учёный, закрыв лицо руками, - О Лаура, бедная моя девочка! Это проклятые хаэрты во всём виноваты! Они сначала оболванили её, так же, как всех этих бедолаг, а потом убили вашими руками! Чёрт бы их всех, мерзавцев, побрал!
   - Мне очень жаль, профессор, - сочувственно произнёс Дональдсон, поднимаясь со скамьи.
   - Не вините себя, капитан. Вашей вины здесь нет, - грустно сказал профессор Стентон.
   Через полчаса они уже были на подходе к главному шлюзу "Звёздного Рыцаря".
  
  
  

ГЛАВА 7

   - Ну, што там, репята?! - бросилась к Баркову и Дональдсону Ивонна, едва они успели выйти из шлюза. Из опасения, что их могут засечь вражеские радары, она не пользовалась радиосвязью и открыла шлюз только после того, как увидела их на экранах внешнего обзора. - Вы нашли пленников?
   - Да, нашли, - ответил Дональдсон, - мы даже привезли одного из них.
   - Привет, командир, - поздоровался подошедший к ним Митчелл.
   - Здорово, Сэм. Как двигатели? - спросил капитан.
   - В порядке, - ответил Митчелл.
   - А вот и Таканори! - воскликнула ван Мейер, заметив вышедшего из шлюза Огивару. - Привет, самурай космический! А где же твой дружок Джо?
   Таканори молча указал на бездыханное тело, которое вынесли из шлюза на носилках Свенссон и Ченг.
   - Джо ранен?! - тревожно воскликнула голландка, подбегая к ним.
   - Убит, - коротко бросил Свенссон неожиданно севшим голосом.
   - Убит?! Не может быть! - не поверила своим ушам Ивонна. - Ты шутишь, что ли?
   - К сожалению, это правда, - сказал Ченг.
   Поражённая этой вестью, ван Мейер остолбенела. Затем, когда Адамса уложили на пол, она склонилась над ним, присев на одно колено:
   - О нет! Как же так?! - заплакала она, глядя на него. - Бедный Джо! Он ведь был так молод! Это несправедливо - потерять его именно сейчас, когда всё почти закончилось!
   - Смерть всегда несправедлива, Ивонна, - грустно покачал головой Свенссон, который по себе это знал.
   - Какой славный был парень! - печально произнёс Митчелл, - Как же это случилось?
   - Не всё ли теперь равно, - сказал, шевельнув рукою Барков.
   Сэм хотел что-то возразить, но, немного подумав, согласно кивнул.
   Выйдя из шлюза, старый профессор молча встал возле тела Адамса.
   Они немного постояли около погибшего молодого спасателя, затем Ченг поднял голову и спокойно сказал:
   - Пошли, ребята, отнесём его ко мне.
   Ченг с Огиварой унесли Адамса, а Дональдсон начал знакомить профессора с экипажем:
   - Вот, познакомьтесь: это наш специалист по двигателям Сэм Митчелл, а это - программист и кибернетик Ивонна ван Мейер.
   - Очень приятно! Я профессор Стентон, - представился профессор, пожимая астронавтам руки.
   - Профессор Стен... Стентон?! - удивлённо пробормотала Ивонна.
   - Позвольте, капитан, я помогу вашему доктору? - попросил профессор.
   - Пожалуйста, делайте всё что хотите, - кивнул Дональдсон.
   Маленький старичок отправился вслед за Ченгом.
   - Уж не отец ли это Лауры? - спросила Ивонна.
   - Он самый, - подтвердил Барков.
   - И он знает всё, - добавил Дональдсон.
   - Вы ему рассказали? - вопросительно посмотрела на него Ивонна.
   - Да, - ответил он коротко.
   - А он случайно не...? В общем, Лаура намекала на то, что он тоже... "сотрудничает" с ними, - насторожилась ван Мейер.
   - Это она так думала, - усмехнулся Барков.
   - Но всё вышло как раз наоборот, - сказал капитан, - только он один и сохранил ясность разума.
   - Лаура тоже не выглядела слабоумной, - возразила голландка.
   - Нет, Ивонна, его не подослали. Я убеждён в этом.
   Мимо них безвольно проковыляли теперь уже бывшие хаэртские узники, сопровождаемые таирянами.
   - Боже мой! - всплеснула руками Ивонна. - Какой ужас! Как... как плачевно они выглядят!
   - И взгляд у них пустой, как у этих... У зомби, - заметил Митчелл.
   - Таковыми они и являются, - подтвердил его мысль Дональдсон, - Они ничего не помнят и думают, что вся их жизнь прошла в лагере хаэртов.
   - Как твои родители, -- добавил Барков.
   - Да, к сожалению.
   - Родители? Чьи родители? - не поняла ван Мейер.
   - Мои, Ивонна, мои, - со вздохом сказал капитан.
   - Твои родители тоже были там?! - воскликнула она изумлённо.
   - Да, Ивонна, - кивнув, подтвердил он.
   - И ты знал об этом?
   - Да, я знал, что они были там. Я сам провожал их до "Эклиптики".
   - Но почему же ты молчал всё это время?! - негодующе воскликнула ван Мейер. - Почему ни слова не проронил об этом?!
   - Дурак он! Вот почему, - угрюмо проворчал Барков.
   - Так было нужно! - не обращая внимания на упрёк Баркова, твёрдо сказал капитан, - Поверь мне, Ивонна!
   - Пётр прав, - со вздохом сказала ван Мейер, - Ты, действительно, дурак, командир! Неужели бы мы не поняли, не поддержали тебя?!
   - Пожалуйста! - воскликнул Дональдсон. - Понимайте, поддерживайте, но только сейчас! Сейчас, а не тогда - в самом начале! Пусть я держал всё в себе, но зато мы выполнили нашу миссию! Мы следовали чётко намеченному плану, мы спокойно собирали сведения, а не сидели со страдальческим видом, распустив сопли! Вот почему я и не сказал вам ничего! Как вы не можете этого понять!
   Астронавты замолчали, осмысливая его слова. Несмотря на то, что они были не согласны с ним, каждый из них в глубине души понимал его и поступил бы точно так же, оказавшись на его месте.
   Затянувшееся молчание прервала Ивонна ван Мейер:
   - Хоть я и не согласна, но я всё-таки восхищаюсь тобой, командир!
   Я бы так не смогла.
   - Ты очень сильный человек, командир! - сказал Митчелл.
   Тут они заметили старого профессора, который устало плёлся по коридору, слегка пошатываясь, и вытирал платком заплаканные глаза. Барков подбежал к нему и помог дойти до них.
   - Ах, капитан, лучше бы мне этого не видеть! - простонал профессор. - Бедная моя девочка!
   - Мне очень жаль, что всё так вышло... - смущённо пробормотала Ивонна.
   - Успокойтесь, мисс ван Мейер, вы ни в чём не виноваты. Вы просто защищали свою жизнь и ваш великолепный корабль, - спокойно произнёс профессор, - На вашем месте любой бы так поступил. Возможно, даже и я сам... Во всём виноваты эти мерзавцы, чёрт бы их побрал! Они вставили в голову моей дочери чуждый нам разум! И умирая, она уже не была собой. Что же касается меня, то я охотно стану вашим другом, мисс ван Мейер.
   - Вы теперь, наверно, совсем один остались? - с сочувствием спросила Ивонна.
   - О нет, что вы! На Земле меня ждут жена и младшая дочь.
   - Не желаете ли пройти в рубку, профессор? -- спросил Дональдсон.
   - Не откажусь, капитан. Может быть, это поможет мне как-то развеяться после всего пережитого.
   Придерживая профессора за локоть, Дональдсон провёл его в рубку.
   - Впечатляет! - воскликнул старичок, переступив порог рубки. - У вас превосходный корабль, капитан. Как он называется?
   - "Звёздный Рыцарь", сэр, - сказал Дональдсон.
   - Ах да, "Звёздный Рыцарь"! Прекрасное название! Самое подходящее для спасательного корабля.
   - Присаживайтесь пока здесь, профессор, - сказал капитан, усаживая седовласого учёного в кресло Огивары, - А вы, ребята, попытайтесь установить связь с Землёй.
   Через двадцать минут Свенссон и Ивонна установили связь с Землёй, и капитан включил специальный микрофон:
   - "Звёздный Рыцарь" вызывает Землю! "Звёздный Рыцарь" вызывает Землю!
   В динамике послышался лёгкий щелчок.
   - Да, Земля на связи, - ответил голос полковника Хартманна, - А, это вы, Дональдсон. Давненько вас не слышал! Что новенького?
   - У меня мало времени, полковник, - торопливо произнёс капитан. - Мы нашли пропавших пассажиров "Эклиптики". Срочно вышлите нам навстречу два или три больших спасательных транспорта на тысячу двести - тысячу пятьсот человек!
   - Сейчас, посмотрим...- сказал Хартманн. - В настоящий момент за пределами лунной орбиты находятся только два российских транспорта: "Константин Циолковский" и "Космонавт Алексей Леонов"...
   - Чёрт возьми, да мне хоть папуа-новогвинейские! - вскричал Дональдсон. - Пошлите, какие есть!
   - Ладно, буду договариваться с русскими... - пообещал Хартманн.
   - И пусть они на самой максимальной скорости мчатся в район с координатами... Барков, сообщи ему наши координаты.
   - Ага, понятно, - сказал Хартманн, записав координаты, которые ему сообщил Барков, - Однако не рассчитывайте, что они прилетят к вам раньше, чем через пять или шесть суток.
   - Пять или шесть суток?! С ума сойти! - воскликнул Дональдсон. - Неужели нельзя быстрее?
   - Нет, к сожалению.
   - Ладно, сойдёт и так. До свидания, полковник!
   - До свидания, капитан! Конец связи.
   Переговорив с Хартманном, Дональдсон отправился к пленнику.
   - Итак, Бруккорн, мы всё-таки нашли ваш лагерь и сейчас перевозим всех узников сюда, - сказал он, войдя в его импровизированную тюремную камеру.
   Инопланетянин промолчал и равнодушно пожал плечами.
   - Там я нашёл своих родителей. Но они не узнают меня! Понимаешь?! - воскликнул Дональдсон, яростно встряхивая его за плечи. - Они не узнают меня! Не узнают!!! Они превратились в бесчувственных роботов! Понял?! Тебе бы самому такое понравилось?!
   - Успокойтесь, капитан, - послышался в голове бесстрастный голос. - Вы ведь разрушили передающую антенну, не так ли?
   - Камня на камне не оставили. А что?
   - Без её воздействия память и осознание действительности рано или поздно вернутся к пленникам. Ваши родители вспомнят вас, поверьте мне. А чтобы это произошло быстрее, почаще тормошите их память, - неожиданно посоветовал Бруккорн.
   - Хм... Раньше из тебя каждое слово приходилось клещами вытягивать, а теперь вдруг - На тебе! - сам разговорился! С чего бы это? - презрительно удивился Дональдсон.
   - Вы и так добились, чего хотели. И, если потребуется, добьётесь еще большего. Так зачем же мне сейчас препираться с вами, капитан? - отозвался у него в мозгу голос пленника.
   - Что ж, будем надеяться, что на этот раз ты не врешь. До скорого, Бруккорн.
   Дональдсон вышел в коридор и хотел закрыть за собой дверь, но инопланетянин остановил его:
   - Капитан!
   - Да? - отозвался Дональдсон.
   - Высадите меня, - попросил Бруккорн.
   - Но ты же говорил...
   - Мало ли что я говорил! - возразил хаэрт.
   - А-а, всё-таки захотелось домой, да? - язвительно сказал Дональдсон. - А вашим узникам, значит, не хочется?! У-у, подонок, сгноил бы тебя здесь, чтоб знал почём фунт лиха! Ну, ладно, так уж и быть, отпущу. Вот за последними пленниками полетим и высадим тебя.
   - Благодарю вас, капитан! Вы очень любезны! - издевательски произнёс Бруккорн.
   - Да пошёл ты... Скотина! - выругался капитан, со злостью захлопывая дверь.
   Пока он шёл в рубку, его по дороге нагнала Ивонна, возвращавшаяся из своей каюты.
   - А я ведь подозревала, что ты что-то скрываешь, командир, - сказала она. - Помнишь, Жак как-то рассказывал о чете Дональдсонов? Ты тогда так побледнел!
   - Да, помню. Я не смог с собой справиться, - смущённо улыбнулся капитан.
   - А потом я как-то забыла об этом, - пожала плечами ван Мейер.
   - Между прочим, я только что от нашего пленника. Он сказал, что без воздействия их проклятой аппаратуры разум к людям всё равно вернётся. Надо только почаще напрягать их память.
   - Дай бог, чтоб так оно и было, - вздохнула голландка.
   - Всё будет хорошо, Ивонна. Бог не оставит нас, - сказал капитан.

* * *

   Через час Хартманн снова вышел на связь. Он сообщил, что все необходимые формальности улажены, и российские транспорты "Константин Циолковский" и "Космонавт Алексей Леонов" уже вылетели к ним, но прибудут они только через шесть суток.

* * *

   Более 48-ми часов астронавты трудились не покладая рук. Сменяя друг друга, они отчаливали на своём единственном оставшемся флайере от "Рыцаря", быстро снижаясь по крутой траектории, достигали лагеря, забирали очередную партию бывших узников и так же стремительно возвращались с ними на корабль. Затем заправляли флайер горючим, и снова отправлялись на Дойтар. Дело дошло до того, что даже Ивонна ван Мейер несколько раз управляла летательным аппаратом, несмотря на активные возражения Дональдсона. Таиряне тоже старательно выполняли данное им поручение, раз за разом привозя новых узников лагеря. Причём их корабли оказались намного быстрее флайера.
   Постепенно корабль заполнялся новыми пассажирами. В первую очередь на него перевезли женщин, детей и больных, а затем уже всех остальных. Бывшие узники бывшего лагеря, так сказать, "добровольцев" представляли собой довольно жалкое зрелище. Исхудавшие, с измождёнными осунувшимися лицами, обрамлёнными длинными спутанными космами волос, они безропотно шли, куда бы им ни сказали, как стадо послушных животных, а от их плохо одетых грязных тел исходил ужасно жуткий запах. У многих из них было сильное истощение, поскольку, как сказал профессор Стентон, хаэрты выделяли им очень мало еды, причём получали её далеко не все. К тому же оставшиеся без еды узники никак её не выпрашивали, а другие им не помогали. Почти каждый из них страдал расстройством желудка из-за однообразной пищи, а также местными грибковыми заболеваниями, отчего кисти рук у многих были красными. Конечно, в лагере и речи не могло быть о какой-то, хотя бы элементарной, гигиене. Все эти невыносимые условия привели к тому, что больше семисот пассажиров "Эклиптики" скончались там от голода и болезней. Их тела хаэрты вывезли в неизвестном направлении. Профессор рассказал, что пленников часто отвозили на какой-то завод, где они мастерили механизмы непонятного назначения. При этом гнусные инопланетяне старались выудить из них все знания, которыми они обладали. Затем их возвращали обратно в лагерь, и после трёхдневного перерыва снова отправляли на завод.
   Маленький Жак внимательно разглядывал прибывающих на корабль женщин, пытаясь узнать свою маму. И его старания увенчались, наконец, успехом, когда в очередной группе бывших узниц появилась молодая, довольно красивая темноволосая женщина с усталым и ничего выражающим как у всех лицом.
   - Мама! - радостно воскликнул её сын, бросаясь ей на шею. - Мамочка! Ты жива! Ура-а! Шарман! Как я счастлив!
   Женщина, невзирая на восторженные вопли мальчика, попыталась грубо отстранить его от себя. Но тот продолжал радостно кричать, смешивая английские и французские слова, крепко обнимая её, то смеясь, то рыдая от избытка чувств. Наконец ей всё-таки удалось его оттолкнуть...
   - Мама, что с тобой?! - удивленно воскликнул мальчик. - Это же я, Жак!
   Он несколько раз повторил всё это по-французски, но его мама не проронила ни слова. Жак продолжал ей что-то доказывать, но она, равнодушно отпихнув его, отправилась вслед за остальными.
   - Мама!!! Почему же ты уходишь? - закричал Жак.
   Но она даже не обернулась.
   Ничего не понимающий мальчик заплакал, уныло поплёлся в рубку и в коридоре столкнулся с Дональдсоном, который в это время шёл к себе в каюту.
   - Что с тобой, мой мальчик? Почему ты плачешь? - заботливо спросил капитан.
   - Я нашёль... муа мАма, -- всхлипывая, ответил мальчик, неожиданно забыв английские слова.
   - Так чего же ты плачешь? Радоваться надо, - сказал Дональдсон, делая вид, что не понимает, почему он плачет.
   - Нечему радоваться, месье капитэнн, - развёл руками мальчик. - Она не узнаёт меня. Она как будто... не моя мама.
   - Не переживай, Жак, - произнёс капитан, ласково потрепав мальчика по волосам, - наш пленный хаэрт сказал, что такое состояние рано или поздно пройдёт, и твоя мама снова будет с тобой. Только ты почаще напоминай ей о себе.
   - Правда? - поднял на него заплаканные глаза Жак.
   - Конечно. Я ведь всегда правду говорю. Пойдём ко мне? Я угощу тебя лимонадом, - предложил Дональдсон.
   - Пойдём, - согласно кивнул мальчик.
   Они прошли в каюту капитана.
   - С моими родителями произошло то же самое, - сказал Дональдсон, наливая в стакан лимонад.
   - А-а, так вы всё-таки нашли их! Пр-рекрасно! - обрадовался Жак.
   - Да, но было бы ещё лучше, если бы они вспомнили меня.
   - Да-а... получается, что мы с вами в одинаковом положении, месье капитэнн. - задумчиво произнёс мальчик.
   - Увы, к сожалению, это так, - тяжело вздохнул Дональдсон.
   - Но если этот... как его?... хаэрт сказаль прравду, может быть не всё ещё потерряно? - предположил Жак со своим французским прононсом.
   - Будем надеяться, мой мальчик, будем надеяться... - вздохнув, покачал головой капитан.
   Через двое суток почти все пленники концлагеря инопланетян были перевезены на "Звёздный Рыцарь". Их разместили практически во всех помещениях корабля за исключением отсека двигателей, где была сильная радиация, главной рубки и каюты капитана. Многих из них пришлось устроить даже в коридорах. Вместе с астронавтами в их каютах пассажиры ютились десятками! Тяжело, конечно, но другого выхода не было. Нужно было забрать всех, и как можно быстрее.
   С последним рейсом флайера Дональдсон, как и обещал, отправил Бруккорна "домой". Сопровождать его взялись Барков, Свенссон и Ченг.
   Высадив пленника на площадке в лагере, Барков и Свенссон встали у него за спиной, выставив перед собой бластеры.
   - Не дёргайся, - коротко сказал Магнус, - ты на мушке.
   Ченг принялся снимать с Бруккорна смирительную рубашку.
   - Всё-таки странные вы существа, - с усмешкой сказал хаэрт, - использовав врага в своих интересах, вы не убиваете, а наоборот, отпускаете его восвояси!
   - Друг... враг... - задумчиво произнёс Ченг, развязывая туго затянутые ремни смирительной рубашки. - Все эти понятия действуют только
   в этом мире. А есть ли враги по ту сторону смерти? Сомневаюсь.
   - Да, доктор, похоже вы правы, - ответил ему Бруккорн, и в тот момент, когда он стягивал рубашку через его поднятые руки, неожиданно выдернул одну руку из рукава, быстрым неуловимым движением выхватил из кобуры бластер Ченга и, прежде чем астронавты успели что-либо сообразить, сунул его ствол под свой узкий подбородок и, спокойно произнеся: "По ту сторону смерти нет врагов", нажал на спусковой крючок...

* * *

   Приняв на борт свыше трёх тысяч ничего не осознающих пассажиров, "Звёздный Рыцарь" покинул свою орбиту и начал стремительно удаляться от мрачной, негостеприимной планеты.
  
  
  

ГЛАВА 8

   То ли исчезновение узников оказалось для xаэртов полной неожиданностью, то ли в предыдущей схватке они потеряли значительную часть своего флота, и не успели соорудить новые корабли, одним словом так или иначе, но вдогонку за "Звёздным Рыцарем" они послали всего лишь три своих корабля, и, вовремя заметив их на экране радара, Дональдсон изящным маневром развернул корабль им навстречу, передал управление Баркову и, пройдя в "оружейную", ловко перестрелял их всех меткими выстрелами из двух оставшихся лазерных пушек.
   - Это вам за Адамса! - сказал он, разрушив последний вражеский корабль.
   Уходя из "оружейной", он заметил на стенах расклеенные Адамсом фотографии известных астронавтов и спортсменов. От этого капитану стало совсем не по себе. Всё здесь напоминало об Адамсе. Взглянув на самый большой портрет, свой собственный, капитан горько усмехнулся и вышел в коридор.
   Новые пассажиры "Звёздного Рыцаря" вели себя очень спокойно. Они тихонько сидели там, где их разместили, и почти не общались между собой. Тем не менее, астронавты вынуждены были постоянно носить с собой оружие, так как по-прежнему сохранялась опасность неосознанных выходок со стороны бывших зомбированных узников.
   Через четверо суток после их отлёта от Дойтара, транспорты "Константин Циолковский" и "Космонавт Алексей Леонов" вышли из гиперперехода и, завершив торможение, направились навстречу "Звёздному Рыцарю". К этому времени инопланетяне успели полностью избавиться от хаэртского воздействия и окончательно пришли в себя, чего, к сожалению, нельзя было сказать о землянах.
   Ещё несколько суток корабли уверенно двигались навстречу друг другу, и вот, наконец, "Звёздный Рыцарь" совершил стыковку с обоими транспортами, и большая часть его пассажиров перекочевала на них. На борту "Рыцаря" остались только жители разных планет и человек четыреста землян, среди которых были родители Дональдсона и мама Жака. К сожалению, некоторых тяжело больных спасти так и не удалось. Их тела также были переданы на российские транспорты.
   - Когда вернётесь на Землю, пусть там немедленно опубликуют фотографии всех, кто был на "Эклиптике", включая и пассажиров, и членов экипажа, и живых, и умерших. Причём живых пусть сфотографируют именно так, как они выглядят сейчас. Родственники узнают их и помогут им вернуться к действительности. Только общение с родными поможет им снова стать нормальными людьми, - сказал Дональдсон на прощание командиру экипажа "Алексея Леонова".
   Тепло попрощавшись с астронавтами, профессор Стентон перешёл на российский транспорт. Он с нетерпением ждал встречи со своей женой и младшей дочерью.
   Затем корабли расстыковались, и оба транспорта, стремительно набирая скорость, понеслись обратно - к Земле.
   "Звёздный Рыцарь", сделав короткую остановку около пятой планеты, высадил на неё инопланетян со странными выступами на головах и снова направился к Эрссе. Там они вернули на родину захваченных хаэртами грэррков. Аррурк и его сын Фэрпаррг устроили им пышную встречу. Верховный правитель был несказанно рад, узнав, что родители Дональдсона нашлись. На обратном пути капитан заметил столпившихся на поверхности планеты кровожадных монстров, которых так боялись местные жители, и с удовлетворением отметил, что их количество заметно сократилось, и они никуда не убежали из того места, где он их собрал при помощи "приказывающего" инопланетного устройства. Судя по всему, они доживали последние дни.
   Затем, покинув орбиту Эрссы, корабль направился к Таиру.

* * *

   Глядя на земной календарь, Дональдсон вспомнил, что остались всего лишь сутки до дня рождения его матери! Капитан решил использовать это событие для того, чтобы она вспомнила его, и сутки спустя, тщательно подготовившись, пригласил её в свою каюту.
   - С днём рождения, мама! - радостно произнёс он, преподнося ей букет из фиолетовых гвоздик - её любимых цветов. Цветы эти росли в горшочках в кают-компании, где, соответственно, он их и срезал.
   - В который раз повторяю, что я не знаю вас, молодой человек. Я не ваша мама, - холодно ответила она.
   - Так прими хотя бы эти цветы, - сказал он.
   - Что ж, растения, действительно, прекрасны... - произнесла она рассеянно, - кстати, они... впрочем, это неважно.
   В этот момент Дональдсон заметил, что цветы, по видимому, о чём-то ей напомнили, но продолжалось это всего лишь мгновение.
   "Так... она, кажется, начинает вспоминать! - подумал он. - Прекрасно! Так держать, Эндрю!"
   - Однако мне до сих пор непонятно, почему вы оказываете мне столько внимания, - всё так же холодно продолжала она, - особенно сегодня. Что всё это значит, молодой человек?
   - Как что?! Сегодня же твой день рождения! - воскликнул Дональдсон.
   - Мой день рождения?! А что это такое? - спросила она невозмутимо. Судя по всему, даже само это слово было ей абсолютно незнакомо!
   На мгновение капитан от этого даже потерял дар речи.
   - Ну это... это праздник такой... он раз в год бывает, - пролепетал он запинаясь, не зная, что ей сказать. - Так что сегодня тебе исполняется... Пятьдесят четыре!
   - Допустим, что это так. Но вы-то откуда об этом знаете?!
   - О-о, я всё про тебя знаю! Ах да, чуть не забыл: у меня есть сюрприз для тебя! - сказал он, многозначительно улыбнувшись.
   Капитан подошёл к стенному шкафу и, вытащив оттуда праздничный торт, украшенный свечами, торжественно поставил его на стол.
   - Ну и что это такое? - с недоумением спросила она, глядя на торт.
   - Праздничный торт, конечно. Он, к сожалению, не такой вкусный, как у тебя, потому что мне пришлось заказать его в автокухне...
   - Я не та, за кого вы меня принимаете. Я номер "вэ..."
   - Какой, к чёрту, номер?! Опомнись! Ты моя мама! Ты Кэтрин Дональдсон! - сказал он как можно более убедительнее.
   - Неправда! - возразила женщина, отрицательно качнув головой.
   - Нет, это правда! Правда! Ты Кэтрин Дональдсон! - встряхнул он её за плечи, словно безжизненную тряпичную куклу. - Вспомни!
   - Нет, я но... - попыталась повторить она, вырываясь.
   - Кэтрин Дональдсон!!- отчаянно прокричал капитан.
   - Я номер...
   - Ты Кэт... Ну, хорошо, хорошо, ты... то есть вы - номер "вэ"... Черт, как его там... - с досадой мотнул головой Дональдсон, видя тщетность своих попыток разбудить её сознание. - Но почему бы вам просто не поиграть? Представьте себе, что вы и в самом деле моя мама. Ну, пожалуйста, прошу вас! Неужели это так трудно?!
   - Что ж, если вы так настаиваете... - нехотя произнесла женщина. -
   Хорошо, я попробую. Хотя я совершенно не представляю, что значит быть какой-то там "мамой"! - добавила она, пожав плечами.
   - Отлично! В таком случае, не пора ли нам приступить к празднику?
   - Да, конечно, - кивнула она безо всякого интереса.
   - Тогда давай вместе загадаем желание и задуем все эти свечи!
   Глубоко вздохнув, они быстро задули свечи на торте и весело рассмеялись. Точнее смеялся только он, а она лишь подражала ему.
   - Ура! С днём рождения, мама! Ну, что же ты сидишь? Разрежь его! - предложил капитан.
   - Ой нет, я не умею! - отрицательно покачала она рукой. - Лучше уж вы сами...
   - Как скажешь, мама... - произнёс он, не теряя всё-таки надежды.
   И разрезая торт, капитан стал тихонько напевать песню, которую они часто пели вместе. Украдкой поглядывая на мать, он заметил, что выражение её лица стало постепенно меняться. Сначала она внимательно прислушалась к его пению, пробормотав: "Где же я это слышала?", затем её холодные, равнодушные глаза увлажнились, и она начала тихо и невнятно подпевать вместе с ним. Заметив это, Дональдсон запел громче, вкладывая все свои чувства, отчего у него по щекам предательски потекли слезы. Его мама стала подпевать громче и правильнее и тоже тихонько заплакала, украдкой вытирая слёзы рукой.
   - Ах, как прекрасно вы пели, - восторженно сказала она, когда он закончил последний куплет, - Но что это за песня? Мне кажется... я уже... слышала её раньше.
   Дональдсон присел рядом с ней на колени и взял её за руки.
   - Это твоя любимая песня, мама, - сказал он, с нежностью глядя на неё.
   Сжав его голову ладонями, она заглянула в его заплаканные глаза.
   - Так как, вы говорите, вас зовут, молодой человек?
   - Эн... Эндрю, - еле слышно пробормотал он, боясь спугнуть уже забрезжившую перед ним надежду, что она вспомнит его.
   Услышав его имя, она неожиданно вздрогнула... и на него снова взглянули добрые и проницательные глаза его матери.
   - Эндрю... Сыночек мой! - сказала она с любовью.
   - Мама!.. - только и смог ответить он ей.
   Они крепко обнялись и тихо, безвучно зарыдали, сжимая друг друга.
   - Значит... ты всё-таки узнала меня? -- немного придя в себя от счастья, спросил Дональдсон.
   - Ну, как же я могу не узнать тебя, Эндрю! - ответила мама, немного укоризненно покачав головой.
   Тут она удивлено огляделась.
   - Постой, постой... Мы где, на "Эклиптике", да? - предположила она,
   видя перед собою каюту.
   - Нет, мама, мы на моём "Звёздном Рыцаре", - сказал капитан.
   - Ха-ха-ха! Неплохая шутка! - рассмеялась она, не поверив.
   - Дорого бы я дал за то, чтоб это было шуткой! - кисло усмехнулся Дональдсон, - Нет, мама, ты, действительно, на моём корабле.
   - Но как же я сюда попала?
   - А ты что, не помнишь?
   - Нет, - недоумённо пожала она плечами.
   - Ну и дела! - изумился капитан, и коротко рассказал ей обо всём, что случилось с ней и с его отцом.
   Внимательно выслушав его, она схватилась за голову:
   - О боже! Я ничего этого не помню!
   - Совсем ничего?! Не может быть! Ты должна что-то помнить! - возразил он.
   - Ну да, я помню кое-что... - нерешительно ответила она, наморщив лоб. - Но так... как будто это всё не со мной происходило... Помню, меня кто-то куда-то отвозил, я что-то там делала... Потом появились странные уродливые существа в белых костюмах... Одно из них всё задавало мне какие-то непонятные вопросы, на которые я никак не могла ответить... Потом эти существа посадили меня в какую-то крылатую штуковину и перевезли на какую-то железную конструкцию... потом...
   Тут она вдруг замолчала, сопоставляя в уме произошедшие события, а затем с ужасом воскликнула:
   - Так это был ты, Эндрю! Это был твой экипаж и твой корабль! Ужасно! - содрогнулась она как от боли. - О боже, я представляю, как тяжело тебе пришлось! Ты столько раз рисковал жизнью, с таким трудом нашёл меня, отца и остальных пассажиров лайнера, а я глупо пялилась на тебя, как безмозглая кукла! Прости, прости меня, сынок! - заплакала она, закрыв лицо руками.
   - Ну что ты, мама! - обнял он её. - Тебе незачем просить у меня прощения! Тебе не в чем себя винить! Это всё эти проклятые мерзавцы, которым место в самом аду!
   - А Роберт? Я совсем забыла про Роберта! - спохватилась его мама. - Он, наверное, сейчас тоже в таком же состоянии, как я была до сих пор.
   - Да, мама, в таком же, - подтвердил Дональдсон. - Но ты не волнуйся, я сам со всем справлюсь, а то я боюсь, что от твоего вмешательства он может замкнуться в себе. А ты пока отдыхай, набирайся сил. Кстати, ещё раз с днем рождения тебя, мама!
   - Да?! Сегодня мой день рождения?! Ой, спасибо, спасибо тебе, Эндрю! - заулыбалась она. - О, я вижу, и торт уже есть! А свечи кто задул?
   - Мы вместе и задули, - сказал Дональдсон.
   - Да?! Не помню... - с досадой сильно потерла она виски пальцами. -
   Ничего не помню!.. И желание я, к сожалению, не загадала...
   - Пришлось мне за тебя загадывать, - улыбнулся капитан.
   - Ну и что же ты загадал? - спросила мама, весело рассмеявшись.
   - Я загадал... - таинственно начал Дональдсон, - чтобы ты вспомнила меня прямо сейчас! И, как видишь, моё желание сбылось!

* * *

   Воодушевлённый своим успехом, капитан решил незамедлительно взяться за отца и в те же сутки пригласил его к себе.
   Однако всё пошло не так, как он задумал. Отец упорно повторял про свой пресловутый номер и никак не мог узнать своего сына.
   Перебрав все средства, Дональдсон повернулся к столу и хотел достать из ящика фотографию, дабы напомнить ему, кто он такой, но в этот момент отец набросился на него сзади, и крепко сжал руками его горло. Молча схватив отца за руку, капитан заученным движением мгновенно перебросил его через себя и, инстинктивно схватив лежащий на тумбочке бластер, выставил его перед собой.
   "Боже, что это я делаю?!" - подумал он в ту же секунду и, с удивлением взглянув на свое оружие, отбросил его в сторону.
   - Папа, ты что, совсем спятил? - спросил он, тяжело дыша.
   - Не знаю я никакого папы!!! - свирепо заорал отец. - Вы меня с кем-то путаете!
   - В таком случае вы свободны, номер эм тридцать шесть-пятьсот сорок, - холодно сказал капитан, - не смею больше вас задерживать.
   Отец спокойно вышел из каюты, а капитан, устало опустившись на стул, погрузился в свои мысли. Вскоре к нему зашёл маленький Жак и вежливо поинтересовался, как идут дела.
   - Да так... и хорошо, и плохо, - грустно ответил Дональдсон, - Мама наконец-то вспомнила меня, а вот папа... никак, - качнул он головой, поджав губы.
   - Да-а, плохо дело... - ответил мальчик как-то по-деловому, как взрослый, - А всё-таки как вамм удалось добиться того, что ваша мама вспомниль вас?
   - Да я просто спел её любимую песню, только и всего! - развёл руками капитан. - Мы часто пели её раньше.
   - Может её нужно спеть вашему папе? - предположил Жак.
   - Да пробовал, не помогает!
   - Тогда... - задумался Жак, - тогда вам нужно сделать что-то... что вы делаль с ним вместе!
   - Вместе, говоришь? Хм, неплохо... вместе... вместе... - повторил капитан в поисках вариантов
   "В теннис, что-ли сыграть? - думал Дональдсон. - Нет, у нас корта нету... В шахматы?.. Нет, боюсь, что он вообще забыл, что это такое. А пока научишь, пока... Нет, это не годится! Что же бы придумать?"
   И тут у него возник замечательный план!
   - Придумал! - радостно воскликнул Дональдсон. - Но мне понадобится твоя помощь, мой мальчик.
   - О месье! Я весь в вашем распорряжении! - с готовностью ответил маленький француз.
   - Не мог бы ты... скажем так... не мог бы ты поучаствовать в небольшом представлении?
   - В представлении? Вроде спектакля? - спросил Жак.
   - Да, что-то вроде этого, - подтвердил Дональдсон.
   - Да хоть сегодня! Ха! Спектакль! Это прревосходно! - радостно воскликнул мальчик.

* * *

   Сутки спустя, ближе к "вечеру", если так можно выразиться, глядя на корабельный хронометр, Дональдсон взял из имевшейся у них на борту библиотеки сказку "Алиса в стране чудес" Льюиса Кэролла, которую отец часто читал ему в детстве перед сном, и стал терпеливо дожидаться Жака, сидя в своей каюте. Когда мальчик пришёл, он попросил его лечь в постель и сделать вид, будто собирается заснуть. Затем капитан позвал своего отца с помощью робота-стюарда, а сам картинно устроился рядом с Жаком на кровати и раскрыл книгу.
   - А, это вы! Добрый вечер! - сказал капитан, когда отец вошёл в каюту. - Вы уж извините, но тут Жак ко мне зашёл. Мальчику скучно, и он попросил почитать ему что-нибудь. Он плохо читает по-английски... Так что вы пока подождите, я ему тут дочитаю... А вы присаживайтесь пока туда, в кресло. Там на столике есть кофе, печенье... Угощайтесь!
   - Ничего, ничего, читайте... - смущённо пробормотал старик, усаживаясь в кресло.
   И Дональдсон, как ни в чём ни бывало, "продолжил" своё чтение.
   Отец сидел сначала отвлечённо, но затем стал внимательно прислушиваться, и его равнодушное лицо приобрело задумчивый вид. Было очевидно, что он всё время пытается что-то вспомнить, но это "что-то" неуловимо ускользает от него!
   - "...а с нами время поссорилось, - сказал шляпных дел мастер, - и теперь у нас всё время семь часов, и нам всё время пора пить кофе", - намеренно изменил текст книги Дональдсон.
   - Во-первых, не семь, а пять часов. А во-вторых не кофе, а чай, - поправил его старик.
   - А вы-то откуда знаете? - поинтересовался капитан.
   - Да я вроде слышал где-то... - тут отец пристально посмотрел на него... и резко вздрогнул, будто очнувшись от чего-то. После этого его глаза взглянули на сына как-то особенно тепло - как раньше.
   - Эндрю?! Как ты тут оказался?! - изумлённо и радостно воскликнул он, не сводя с него глаз.
   - Папа! - вскричал капитан, вскакивая с кровати.
   - Ну, что же ты стоишь?! Дай я тебя обниму, бродяга ты мой космический! - сказал отец, поднимаясь с кресла.
   Не помня себя от счастья, капитан бросился в его объятья.
   Глядя на эту трогательную сцену, Жак заулыбался и незаметно улизнул из каюты.

* * *

   Через пару суток "Звёздный Рыцарь" подлетел к таирской станции, и помогавшие астронавтам таиряне перешли на неё, забрав и свои корабли, и своих соплеменников, которые были в плену на Дойтаре.
   Отлетев от планеты подальше, корабль стал готовиться к гиперпереходу.
   В целях безопасности пассажиров гиперпереход пришлось делать в щадящем режиме - на меньшей скорости.
   И вот, наконец, они увидели перед собой долгожданную Землю!
   На Земле "Звёздный Рыцарь" поставили на капитальный ремонт, а его экипажу и пассажирам устроили чрезвычайно пышную встречу. Все астронавты-спасатели были представлены к наградам (сержант Адамс, к сожалению, посмертно), однако нового звания никто не получил, поэтому Дональдсон как был, так и остался капитаном.
   Беднягу Адамса друзья торжественно, со всеми почестями похоронили на мемориальном кладбище астронавтов в Хьюстоне.
   Все пассажиры "Эклиптики" мало-помалу пришли в себя. Однако многие из них после этого страдали потерей памяти.
   Что же касается матери Жака, то она вспомнила его только через месяц после возвращения на Землю. А ещё через год она вышла замуж за... Магнуса Свенссона, который всё это время заботился о Жаке, как о родном сыне, даря ему всю свою отцовскую любовь, отобранную когда-то судьбой. И теперь, представляя его, мальчик с гордостью заявлял: "Это мой папа Магнус!"

* * *

   Спустя восемь лет генерал Хартманн привёл к Дональдсону на "Звёздный Рыцарь" красивого стройного юношу с пышной рыжеватой шевелюрой.
   - Можете мне не говорить об устройстве этого корабля. Оно мне хорошо известно. Пожалуй, даже слишком хорошо! - с лёгким французским акцентом произнёс юноша и многозначительно улыбнулся.
  
  

0x01 graphic

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   236
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"