Русских Владимир Николаевич: другие произведения.

Антиисаев

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 2.41*27  Ваша оценка:


   АНТИИСАЕВ (или почему я не верю опровергателям В. Суворова)
  
  
   ПРЕДИСЛОВИЕ
  
   Эту статью я написал несколько месяцев назад, когда случайно зашел на сайт в Интернете с комментариями к книгам В. Суворова. В свое время, в детстве, я много читал литературы про Великую Отечественную войну, любил смотреть фильмы по военной тематике. Все мы тогда жили в такое время, когда вся продукция масс-медиа, как сейчас говорят, подвергалась цензуре, и для меня, хоть и еще юного, это не было тайной. Я отлично отдавал себе отчет, что авторы все равно что-то недоговаривают, о чем-то умалчивают, а фактически - пишут лишь то, что им позволено. Но, не смотря на эту цензуру, в военных мемуарах нет-нет, да и проскальзывали вещи, которые удивляли до глубины души и заставляли задумываться. Например, я узнал, что до войны, еще в 30-х годах наши летчики учились в летных школах вместе с немецкими летчиками, против которых потом пришлось воевать в 40-х годах. Я узнал, что до войны запрещалось говорить о возможной войне с Германией, хотя многие граждане втайне упорно изучали немецкий язык, как язык потенциального противника. Но особенно я никак не мог понять того факта, который фигурировал во многих мемуарах: в момент нападения германских войск наши войска были связаны приказом "На провокации не поддаваться, огонь не открывать". Этот последний факт, не поддающийся никакому логическому объяснению, я не мог понять до того момента, пока не прочитал книгу В. Суворова "Ледокол". Объяснение простое и ясное: Сталин сам планировал внезапное нападение на Германию, и поэтому хотел исключить преждевременные боевые действия. Других объяснений просто нет. Каково же было мое изумление, когда я узнал, что против В. Суворова имеется ряд опровергающих материалов, доказывающих, что все, что им написано - бред шизофреника. Что-то здесь нечисто. Кто-то из них не прав - или В. Суворов, или его опровергатели. Поэтому я попробовал провести свое личное расследование. За основу я взял книгу Алексея Исаева "Антисуворов". Эта книга очень насыщена фактами из области военной науки, поэтому книга представляет определенную познавательную ценность, однако, если рассматривать ее с точки зрения "могильщика" идеи Сталинского удара по Германии, то ничего особо значимого я в ней не нашел. Собственно говоря, я в своей статье и хочу высказать свои соображения по этому поводу, опровергнуть, так сказать, опровергателей, в числе которых, конечно, не один только А. Исаев.
   Обычно, когда я пишу какой-либо серьезный материал, я не сразу засылаю его в Интернет, даю ему "отлежаться", чтобы потом, по прошествии времени взглянуть на него свежим оком, чтобы можно было разглядеть какие-то шероховатости. Вот и на сей раз я написал эту статью и отложил ее "в стол", отлично сознавая, что материал сыроват и надо бы с ним еще поработать. Однако, не вынесла душа после того, как по Первому каналу телевидения 5.05.06 показали передачу "Маршал Жуков. Последние 24 часа". Это - передача-лубок, это панегерик гениальнейшему из гениальных, непобедимейшему из непобедимых Маршалу Победы. Ну вот, например, такой эпизод из этой телепередачи. Вспоминает личный шофер Жукова:
  
   "Я помню, ехали мы как-то на фронте, на Украине...И впереди шел "Студебеккер". Я Жукова на "Паккарде" вез. Хочу обогнать, и меня раз! - прижимает. Второй раз - никак. Потом все-таки я его обогнал, и тут же остановили мы его. И оттуда, из "Студебеккера" выходит пьяный шофер, молодой пацан, пьяный в дугу. Так Жуков, не вылезая, по щеке ему просто ударил, а Пучкову сказал: "Пучков, дай ему еще раз как следует". А другой бы - в штрафбат, правильно? И в штрафбате парень погиб бы. Вот так".
  
   Вот ведь какой добрый был Жуков, как он солдат любил. Не стал солдата в штрафбат посылать. А по-моему, в штрафбат его и следовало бы послать. Пьянство во время несения службы, это преступление, и подобное жуковское попустительство преступлению само по себе уже является должностным преступлением. Жуков молодого солдата пожалел, а то, что этот пьяный солдат может въехать в колонну войск и убить или покалечить множество людей, Жукову невдомек. А то, что этот пьяный солдат может запросто спать увалиться и не привести вовремя боеприпасы бойцам или медикаменты раненым, доброму Жукову по боку. Если он так поддерживает дисциплину в армии, то можно представить, какой армией он командовал.
   Прав был В. Суворов, когда в своей книге "Тень Победы" писал:
  
   "У нас героический народ. И порой он совершал такое, чем нужно восхищаться. Но те, которые, которые из Агитпропа, почему-то стремились описывать подвиги воистину легендарные, т.е. выдуманные. Наших агитаторов и пропагандистов почему-то на туфту тянуло. Неизбежно со временем туфта раскрылась, и страна осталась без героев.
   И перед идеологами встала проблема: на кого народу равняться?
   Срочно потребовался новый кумир, которого можно было бы на гранитный постамент вознести. Подумали вожди и решили: Жуков! Кто же еще? Жуков - спаситель отечества, великий гений на белом коне!
   Так родился новый культ личности."
  
   Советский Союз исчез. Сейчас у нас "демократическое" время. Но культ Жукова только укрепляется и матереет. Никакие ветра перемен и разоблачений ему нипочем. Оно и понятно: надо же на чем-то патриотическое воспитание поднимать. И это правильно. Вот только зачем поднимать его, используя тухлые примеры, дутые величины? Зачем навешивать сладкие сказочки на наши уши? Меня в школе учили: лучше горькая правда, чем сладкая ложь. С тех пор я живу по этому принципу и не люблю, когда мне врут, особенно, когда мне врут власти. Первый канал ТВ, показавший нам патоко-слащавую передачу про Жукова, это государственный канал, поэтому я считаю, что все, что на нем идет, это официальная линия.
   Восхвалять Жукова, это значит восхвалять бессмысленную жестокость, с которой Жуков посылал миллионы солдат на убой. Прославлять Жукова, это значит прославлять бессмысленную жестокость, с которой другие маршалы и генералы будут посылать миллионы наших ребят на убой в будущих войнах. Но если в 1941 году в Советском Союзе людей было достаточно много, то сейчас, в "демократическое" время нас осталось мало. НАС МАЛО, НАС КАТАСТРОФИЧЕСКИ МАЛО. И не в последнюю очередь благодаря таким палачам, как Жуков.
   Возвращаясь к данной статье, еще раз хочу сказать, что статья несколько не доработана по стилю, есть некоторые повторы, возможны некоторые неточности, за что и извинясь. Прошу отнестись со снисхождением и принять ее как есть. Уж не взыщите, читатель.
  
  
  
   О ПЛОТНОСТЯХ ВОЙСК
  
   Разбивая в пух и прах "бредовую" идею В. Суворова о Сталинской агрессии, А. Исаев буквально замордовывает читателя массой фактов, и это производит достаточно сильное впечатление. Но вот когда на основе этих фактов он делает выводы, то они впечатление оставляют, как минимум, двоякое. Например, объясняя неудачи первых дней войны, А. Исаев пишет следующее:
  
   "Конфигурация и состав войск РККА у границы не отвечали ни обороне, ни наступлению. Причина поражения -- это низкие плотности войск у границы вследствие незавершенности сосредоточения, развертывания и мобилизации".
  
   Это объяснение из области "Небо голубое, солнце яркое, а вода прозрачная". Как это опровергает мнение о желании Сталина ударить по Германии?
   Низкие плотности войск это, конечно, плохо. Для защиты. Когда не знаешь, где враг готовится напасть, то действительно надо иметь большую плотность войск по всему фронту. Но для нападения важно не "вообще" перевес в силах или в плотности войск, а перевес в данном конкретном месте сражения. И низкая плотность войск тут помехой быть не может - в нужный момент необходимая плотность осуществляется достаточно быстро. Сам А. Исаев нам доказал, что наступающие войска, имея необходимую технику, и концентрируя силы в необходимом количестве, прогрызают любую оборону. И если это сделали немцы, почему не могли то же самое сделать советские войска? Напади Сталин первым, и мы сейчас говорили бы о "низкой плотности" германских войск. Так что этот аргумент А. Исаева о "низкой плотности" ничего не доказывает и ничего не опровергает.
   Кроме того, на подходе ведь был и Второй стратегический эшелон. Значит, необходимая плотность предполагалась, не так ли? Для защиты или для нападения - кто знает? А ведь В. Суворов сообщает еще и о Третьем стратегическом эшелоне - почему А. Исаев это игнорирует? Думается, что к 6 июля необходимая плотность войск худо-бедно, но все же была бы достигнута.
   Или возьмем, к примеру, объяснение А. Исаева, почему Гитлер решился напасть на Советский союз. Он пишет:
  
   "Поскольку и для обороны, и для наступления войска из глубины страны и других театров военных действий нужно выдвигать к границе (вообще-то, В. Суворов утверждает, что для обороны войска совсем не надо было выдвигать к границе - В.Р.), то появляется еще один ответ на тему о "Сталин не верил". До определенного момента действия Германии не внушали опасений. Они вполне могли быть истолкованы как защита тыла от неожиданностей в ходе вторжения в Англию. Соответственно немцы выдвигали войска к советским границам на случай необходимости вести боевые действия вследствие вмешательства СССР по тем или иным причинам в войну на стороне Великобритании. То есть для действий, аналогичных операции 8-й германской армии в Восточной Пруссии в Первую мировую, когда немцы так же повернулись к России спиной, начав наступление во Франции по плану Шлиффена. Для построения устойчивой обороны войск требовалось больше, чем было на границе с СССР в 1940 году. Соответственно, в первой половине 1941 года производились перемещения войск, которые можно было расценить двояко: и как подготовку к нападению, и как подготовку к сдерживающим действиям на случай вмешательства СССР в войну при начале "Зеелеве". То есть выдвижение войск к советским границам само по себе еще не свидетельствовало о возможном нападении".
  
   Но ведь концентрация немецких войск произошла как следствие концентрации советских войск! У Сталина с Гитлером пакт о ненападении - какая нужда заставила Сталина концентрировать силы на границе? Возможность германской агрессии? Так ведь сам А. Исаев пишет: "До определенного момента действия Германии не внушали опасений". Зачем, спрашивается, концентрировать?
   "... выдвижение войск к советским границам само по себе еще не свидетельствовало о возможном нападении". Верно. Потому, что это выдвижение приходится рассматривать как ответные действия. Сталин так их и рассматривал, как ответные действия для обороны от советского вторжения. Именно обороны, о чем А. Исаев сам же и говорит в приведенной выше цитате: " Для построения устойчивой обороны войск требовалось больше, чем было на границе с СССР в 1940 году". Зато выдвижение советских войск не являлось ответным действием и должно было заставить призадуматься Гитлера: зачем?
  
   А. Исаев:
   "На мой взгляд, наиболее четко Адольф Гитлер сформулировал причины нападения на СССР в выступлении на секретном совещании в штабе оперативного руководства вермахта 9 января 1941 г. Приведу часть текста документа, непосредственно касающуюся нас. Итак, цитирую: "Англичан поддерживает надежда на возможность вмешательства русских. Они лишь тогда откажутся от сопротивления, когда будет разгромлена эта их последняя континентальная надежда"".
  
   Иными словами, Гитлер отдает себе отчет, что СССР в любой момент может выступить на стороне Англии. Другое дело, что Гитлер не считал советские войска за реально опасного соперника, но это уже пусть остается на его совести.
   Повторяю, если бы Советский Союз не начал концентрировать свои войска на границе с Германией, то никаких надежд на вступление в войну Советского Союза Англия бы не питала, и соответственно, у Германии не было никаких оснований на Советский Союз нападать (по крайней мере, пока не завершилась война с Британией). Разве не так?
   Комментируя планы со стороны Гитлера, А. Исаев пишет:
  
   "Разгром России будет для Германии большим облегчением. Тогда на Востоке необходимо будет оставить лишь 40-- 50 дивизий, численность сухопутной армии можно будет сократить и всю военную промышленность использовать для вооружения военно-воздушных и военно-морских сил".
  
   Но послушайте, почему бы Гитлеру не плюнуть на все эти заморочки и не оставить все как есть - 40-50 дивизий на Востоке, а все основные силы бросить на войну с Британией? Думаю, Британии в этом случае не помогли бы уже никакие надежды. Но нет, Гитлер единственным решением проблемы видит разгром России. И именно для того, чтобы высвободить силы, скованные на Востоке потенциальной угрозой со стороны России.
   А. Исаев пишет:
  
   "Легко видеть, что плотности войск у границы на 22 июня 1941-го отличались от плотностей войск в оборонительной операции под Курском в несколько раз. Именно из-за того, что к границе не прибыли войска, которые Суворов называет "второй стратегический эшелон". Для построения обороны, как и для подготовки наступления, требовалось выстроить у границы войска прикрытия, части, сформированные в особых округах и соединения из внутренних округов. Только в этом случае возможно построить устойчивую оборону или подготовиться к наступлению. Проблема 1941 г. была не в том, что Красная Армия готовилась к наступлению. Если бы она готовилась к обороне, было бы все то же самое (Зачем нужно было готовиться к обороне возле границ? Не лучше ли было готовиться к обороне в глуби территорий? - В. Р.). Ни наступательная, ни оборонительная группировка войск просто не успела сложиться".
  
   Действительно, не успела сложиться. Времени не хватило. Какой вывод напрашивается? Опоздали. Действительно опоздали. Вот только как это опровергает мнение В. Суворова? В. Суворов ведь о том же и говорит: опоздали. На какие-то две недели. Доказал ли что А. Исаев? По-моему, нет. Более того, А. Исаев, утверждая, что ни наступательная, ни оборонительная группировка просто не успела сложиться, противоречит своим собственным словам, сказанным им в другой своей книге "Десять мифов Второй мировой". Позволю себе привести одну лишь цитату из этой его книги:
  
   "Тезис о том, что оборона в форме сидения в окопах и блиндажах -- это хорошо, а наступление в форме хождения в атаки на пулеметы -- плохо, не более чем миф. К сожалению, он имеет хождение не только на уровне домохозяек и "тетенек с французского телевидения", но и среди более серьезных людей. На самом деле на уровне армии большой страны пассивные действия гибельны. Нельзя быть везде одинаково сильным, всегда найдется место, где артиллерия перемешает с землей окопы, блиндажи в три наката, и далее будет только череда окружений и тысячи пленных. Успешность действий определяет не выбор стратегии -- оборона или наступление, -- а прежде всего плотности войск. Есть возможность построить войска с нормальной плотностью, будет успех. При условии, конечно, что шурупы не будут забиваться молотком, то есть не будет нарушаться технология ведения боевых действий. В самой серьезной обстановке, при недостатке снабжения, стволов артиллерии и штук танков нужно вести активные действия, стремясь не отдавать инициативу в руки врага. Это говорят в один голос военачальники разных стран и эпох. Упреки советского командования в излишней наступательности совершенно беспочвенны. Советская военная теория базировалась на вечных принципах технологии войны. Неумолимых, как законы Ньютона.
   Теми же соображениями руководствовалось командование армий других стран. Отправной точкой при планировании летней кампании 1943 г. немецким руководством были как раз опасности пассивного ожидания ударов противника. Э. фон Манштейн писал: "Вторым соображением, говорившим против применения чисто оборонительной тактики, был тот простой факт, что нам не хватало для этого имеющихся на востоке дивизий. Фронт от Черного моря до Ледовитого океана был слишком велик для того, чтобы мы могли создать на нем прочную оборону..."
  
   Из этого признания мы видим ту картину, что именно при недостатке плотностей жизненно необходимы инициативные, атакующие действия. Для этого надо не распылять фронт на тысячи километров, а концентрировать войска на небольшом участке для нанесения главного удара. Советская военная теория это предусматривала в полной мере, так же и Манштейн понимал, что стоять на месте нельзя. Однако, возникает вопрос: а почему это тогда 22-го июня у нас на границе не успела сложиться наступательная группировка? Манштейн при недостатке сил на оборону планировал, тем не менее, наступать. Значит, и у наших войск 22 июня не было никаких препятствий для наступления. Более того, это, как доказывает нам сам А. Исаев, было жизненно необходимо. Иными словами, наступать, несмотря на низкие плотности. Таким образом, тезис А. Исаева о принципиальной невозможности наступления наших войск на границе 22-го июня из-за низких плотностей оказался несостоятельным. Мы видим, исходя строго из слов самого А. Исаева, что низкие плотности не только не мешали наступательным планам, но прямо-таки вынуждали советские войска наступать. Что же случилось в реальности? В реальности случилось, что наши войска не были готовы к удару немцев, никаких оборонительных планов не было, поэтому каждое подразделение воевало кто во что горазд, единого командования не было, и немцы били наши войска по одиночке - собственно говоря, А. Исаев об этом и говорит. Только виной этому не отсутствие мифических плотностей, а отсутствие реальных планов войны на случай германского вторжения - то, что и доказывает опровергаемый В. Суворов. Так что А. Исаев нам доказал только то, что он ничего не доказал.
  
   А. Исаев:
   "Одним словом, на важнейших направлениях плотность советских войск у границы была достаточно низкой, и требовалось уплотнение построения дивизий за счет прибытия корпусов и армий из внутренних округов и второго эшелона войск округа. Владимир Богданович пишет: "Когда мы говорим о причинах поражений Красной Армии в начальном периоде войны, то почему-то забываем главную причину: Красная Армия находилась в вагонах". Хотелось бы этот тезис исправить -- не столько в том, что в вагонах, сколько в том, что эти вагоны не приехали туда, где они были нужны".
  
   Извините! То, что вагоны с войсками не прибыли туда, где они были нужны, это результат действий немецких дивизий. Если бы немцы не начали вторжение 22-го июня, то вагоны пришли бы именно туда, где они были бы нужны в соответствии с довоенными планами.
  
   А. Исаев:
   "Убогость и малочисленность армий прикрытия у государственной границы - это очевидный факт, для его констатации достаточно проделать расчет плотностей войск, разделить фронт армии на количество дивизий в ней".
  
   А. Исаев берет снимок с одного конкретного момента нашей истории, 22-го июня 1941г., и выводит за скобки Второй стратегический эшелон, который, прибыв к месту назначения, должен был эту "убогость" ликвидировать. К 6-му июля, когда, по версии В. Суворова, был назначен "день М", от "убогости" и следа бы не осталось.
  
  
  
  
   О ПРИЧИНАХ ВОЙНЫ
  
   А. Исаев:
   "Опубликованы и широко известны немецкие документы, описывающие причины нападения на СССР. Текст этих документов не ласкает чувство национальной гордости, руководство Третьего рейха и Гитлер лично не считали СССР серьезной военной силой. Сокрушение СССР должно было стать в первую очередь лишь спектаклем, который заставит капитулировать Англию. Оценка возможностей СССР оказалась ошибочной, Восточный фронт вскоре стал главным фронтом Третьего рейха, но в ходе планирования "Барбароссы" СССР отводилась лишь роль показательной жертвы. Остальные причины нападения по большому счету вторичны и не объясняют, почему нужно было напасть именно в 1941 году".
  
   Если бы не исходящая от Советского Союза опасность, никакого спектакля с показательными жертвами бы не было. Гитлер, конечно, недооценил силу Красной Армии, но доказывает ли это то, что Сталин не собирался вмешаться в войну? Никак не доказывает.
   А. Исаев уверяет нас, что вторжение германских войск в Советский Союз произошло исключительно из-за желания Гитлера устроить Сталину показательную экзекуцию, других причин, де, не было или они были несущественными. Но вот что пишет в своих мемуарах Вальтер Шелленберг (помните обаяшку Шелленберга из фильма "Семнадцать мгновений весны"?):
  
   "...он (Гитлер - В.Р.) считает, что хотя Франко и отказался активно поддерживать нас, мы полностью господствуем на континенте и можем управлять им по меньшей мере полтора года, прежде чем западные союзники предпримут решительные военные действия в виде вторжения. Поэтому очень важно, чтобы мы максимально использовали этот период, и фюрер считает, что сейчас мы можем атаковать Россию, не подвергая себя опасности оказаться вовлеченными в войну на два фронта. Но если мы не используем это время должным образом, тогда нам придется считаться с неизбежностью вторжения с запада, а Россия тем временем настолько усилится, что мы будем не в состоянии защищаться, если она нападет на нас. Россия проводит такие гигантские приготовления, что в любой момент Сталин может воспользоваться любыми действиями наших войск в Африке или на западе; а это значит, что он сможет предупредить все будущие действия, которые мы можем запланировать против него. Поэтому сейчас самое время для решительных действий.
   Фюрер убежден, что суммарная мощь вермахта столь огромна, что битва с Россией может быть выиграна, а Россия - завоевана в течение того времени, которым мы располагаем. Но Германии придется полагаться исключительно на ее собственные ресурсы, так как фюрер убежден, что англичане с их душами мелких лавочников не обладают достаточной дальновидностью, чтобы осознать русскую опасность. Претензии России к Финляндии, Болгарии и Румынии, а также их последние политические интриги в Югославии демонстрируют, что Сталин будет готов вступить с нами в битву.
   Для любого, кто надеется сохранить новую Европу, ясно, что конфликт с Советским Союзом неизбежен, он начнется раньше или позже. Поэтому лучше отвести опасность сейчас, пока мы можем рассчитывать на свою мощь. Генеральный штаб полностью уверен в успехе. Они считают, что мы должны ударить по противнику, пока он еще не готов к действию. Элемент внезапности будет настолько велик, что кампания может быть успешно завершена самое позднее к Рождеству 1941 г".
  
   Как видим, ни про какую "показательную экзекуцию" здесь не говорится. Все ясно и четко: Гитлер боится сталинского удара и спешит ударить превентивно, чтобы не получить войну на два фронта. И про "русскую опасность" для мелких лавочников-англичан говорится открытым текстом.
  
   А. Исаев приводит слова немецкого стратега Лоссберга: "Представляется невероятным, что русские решатся на наступление крупных масштабов, например, на вторжение в Восточную Пруссию и северную часть генерал-губернаторства (имеется в виду Польша. - В.Р.), ПОКА ОСНОВНАЯ МАССА НЕМЕЦКОЙ АРМИИ НЕ СКОВАНА НА ДЛИТЕЛЬНОЕ ВРЕМЯ БОЕВЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ НА ДРУГОМ ФРОНТЕ" (выделено мной - В.Р.), и дает свой комментарий:
  
   "Рассмотрение текста данного документа позволяет сделать вывод о реальных представлениях германского высшего руководства о планах СССР и возможных вариантах развития событий. Нет ни слова о том, что "Барбаросса" -- это упреждающая операция. Напротив, утверждается, что масштабной операции против Германии советские войска провести неспособны".
  
   Правильно, неспособны. Но только давайте не забывать и вторую половину сказанного Лоссбергом: "пока основная масса немецкой армии не скована на длительное время боевыми действиями на другом фронте". Иными словами, пока еще неспособны, но если Германия по уши увязнет в войне с Англией, то советские войска вполне способны на масштабные операции против Германии - именно об этом и утверждает В. Суворов, которого А. Исаев так страстно опровергает. И в руководстве Германии об этом хорошо знали. А если это так, то чем же, по сути, являлось германское вторжение 22-го июня, если не самым настоящим превентивным ударом?
   Кроме того, советские войска и в самом деле не собирались нападать на Германию через Восточную Пруссию. В своих книгах В. Суворов очень доходчиво доказывает, что удары планировались через Румынию и Польшу.
   Но если мы не верим В. Суворову, то вот мнение самого Гитлера: "Он (Гитлер - В. Р.) рад, что удалось вплоть до самого начала войны водить Советы за нос и постоянно договариваться с ними о разделе сфер интересов (Боялся, дурилка картонная, "колосса на глиняных ногах"! - В. Р.). Ибо если бы не удалось во время вторжения русских в Румынию заставить их ограничиться одной лишь Бессарабией и они забрали тогда себе румынские нефтяные месторождения, то самое позднее этой весной они бы задушили нас, ибо мы бы остались без источников горючего" (Генри Пикер. "Застольные разговоры Гитлера")
   А вот мнение генерала армии Гареева, приведенное в книге В. Суворова "Самоубийство" и никем пока не опровергнутое:
  
   "Нанесение главного удара на краковском направлении во фланг основной группировки противника позволяло в самом начале войны отрезать Германию от балканских стран, лишить ее румынской нефти и разобщить союзников.
   Нанесение же главного удара на смежных флангах Западного и Северо-Западного фронтов приводило к лобовому наступлению в сложных условиях местности против сильно укрепленных оборонительных позиций в Восточной Пруссии, где германская армия могла оказать более ожесточенное сопротивление.
   И совсем другие условия, а, следовательно, и соображения могли возникнуть, если бы стратегическим замыслом предусматривалось проведение в начале войны оборонительных операций по отражению агрессии. В этом случае, безусловно, было выгоднее основные усилия иметь в полосе Западного фронта. Но такой способ стратегических действий тогда не предполагался"
  
   Иными словами, существовало принципиально три альтернативных варианта: 1. Удар во фланг с отсечением Германии от румынской нефти.2. Удар в лоб по укреплениям Восточной Пруссии.
   3. Оборона на западном направлении. Этот вариант даже не рассматривался.
   Первые два варианта рассматривались, но вариант с ударом по Восточной Пруссии признан неперспективным. Остается удар по Румынии и Польше.
   Обратимся еще раз к записям Генри Пикера:
  
   "27.7.42.
   За ужином шеф много говорил о политических интригах Советов в предвоенные годы. Совершенно очевидно, что Советы намеревались направить развитие событий на Балканах в нужном для них направлении и тем самым превратить их в плацдарм, весьма удобный для нападения на нас и остальные страны Европы.
   ... Летом 1941 года они намеревались НАНЕСТИ СОКРУШИТЕЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ РУМЫНИИ (выделено мной - В. Р.), ибо это была единственная страна, кроме России, которая поставляла нам нефть.
   ... Если Чечилль шакал, то Сталин - тигр."
   Ну, и долго нам еще будут вешать лапшу на уши о "добром дедушке Сталине"?
   Лоссберг говорит, что операция советских войск на территории Восточной Пруссии не готовится. Гареев говорит тоже самое. Как мнение Лоссберга опровергает мнение В. Суворова, который опирается на мнение Гареева, и зачем было его приводить в качества аргумента - не понимаю.
   Объясняя причины июньской катастрофы советских войск, А. Исаев утверждает, что причина была в том, что Гитлер ударил без предварительного политического давления, без предъявления каких-то претензий. Дескать, ждали, что он будет проводить какие-то переговоры, задействовать какие-то политические механизмы, что даст нам необходимое время для подготовки к войне, а он вот так просто, взял и ударил. Правильно, все так и было. Но что это доказывает? Да все то же самое: когда ты знаешь, что тебя сейчас будут бить, нет смысла разводить полемику - надо бить первым. Вот Гитлер и ударил. Наверное, не верил, что со Сталиным можно договориться.
   По свидетельству Генри Пикера ("Застольные разговоры Гитлера"), Гитлер хорошо отдавал себе отчет об опасности, исходящей от Советского Союза. В записи от 18.05.42 Пикер пишет:
  
   "За ужином ... шеф (т.е. Гитлер - В. Р.) заявил, что именно наша борьба с Россией наиболее четко доказала, что ГЛАВА ГОСУДАРСТВА ДОЛЖЕН ПЕРВЫМ НАНЕСТИ УДАР В ТОМ СЛУЧАЕ, ЕСЛИ ОН СЧИТАЕТ ВОЙНУ НЕИЗБЕЖНОЙ (выделено мной - В. Р.)
   В обнаруженном у сына Сталина и написанном одним из его друзей незадолго до нашего нападения письме говорилось буквально следующее: он "перед прогулкой в Берлин" хотел бы еще раз повидать свою Аннушку.
   Если бы он, Гитлер, прислушался к словам своих плохо информированных генералов и русские В СООТВЕТСТВИИ СО СВОИМИ ПЛАНАМИ (выделено мной - В. Р.) опередили нас, на хороших европейских дорогах для их танков не было бы никаких преград.
   Он рад, что удалось вплоть до самого начала войны водить Советы за нос и постоянно договариваться с ними о разделе сфер интересов. Ибо если бы не удалось во время вторжения русских в Румынию заставить их ограничиться одной лишь Бессарабией и они забрали тогда себе румынские нефтяные месторождения, то самое позднее этой весной они бы задушили нас, ибо мы бы остались без источников горючего".
  
   Однако, А. Исаев пытается нас убедить, что Гитлер ничего не знал про угрозу советского вторжения:
  
   "В своем письме Муссолини А. Гитлер повторяет те же тезисы: "Положение в самой Англии плохое, снабжение продовольствием и сырьем постоянно ухудшается. Воля к борьбе питается, в сущности говоря, только надеждами. Эти надежды основываются исключительно на двух факторах: России и Америке. Устранить Америку у нас нет возможностей. Но исключить Россию -- это в нашей власти. Ликвидация России будет одновременно означать громадное облегчение положения Японии в Восточной Азии и тем самым создаст возможность намного затруднить действия американцев с помощью японского вмешательства". (Дашичев В.И. Указ. соч. С. 133.) Про угрозу румынской нефти ничего не написано. Никаких определенных сведений о советской угрозе также не приводится".
  
   Да, не приводится. Наверное, по той причине, что об этой угрозе давно уже знали оба: и Муссолини и Гитлер - и обмусолили они ее еще заранее. Теперь пришло время поговорить о других вещах. И то, что об угрозе Румынии Гитлер знал, доказывает отрывок из Генри Пикера, приведенный мною выше. Но Гитлер обращался к этой теме не раз и не два. Вот еще свидетельство Пикера от 19.05.42, т.е. на следующий день после предыдущего спича Гитлера:
  
   "Позднее шеф завел разговор о том, что одна из дивизий Советов особенно храбро сражалась на Керченском полуострове, дралась насмерть. Очевидно, это была так называемая дивизия идейных бойцов. Можно только лишь порадоваться тому, что таких дивизий не слишком много, а это означает: Сталину не удалось привить коммунистическое мировоззрение всей Красной Армии.
   Маршал Кейтель заявил, что большинство русских и сейчас для этого тупы. Но Сталин хочет - как показали допросы попавших в плен его сына и секретаря - согласно его собственным заявлениям, чтобы русские люди стали умны, как немцы, это подняло бы их на небывалую высоту, а Европа и Азия стали бы тогда неприступными бастионами большевизма, плацдармом, необходимым для победы его мировой революции"
  
   Вот еще свидетельства Пикера:
  
   "Гениальный Сталин вполне сознавал, что при осуществлении его планов мировой революции и нападения на страны Центральной и Западной Европы ему очень на руку может оказаться тот факт, что в конце XIX - начале XX века так и не удалось сделать философской основой христианства материализм вместо метафизики.
   И если хорошенько осмыслить этот факт, то сразу же отчетливо представляешь себе, какая страшная опасность нависла бы над Европой, если бы он, шеф, не нанес решительный удар...
   И если бы Сталин одержал победу, мы бы имели во всех странах Центральной и Западной Европы коммунизм самого худшего образца..." (27.07.42)
  
   "И чем больше мы узнаем о том, что происходит в России при Советах, тем больше радуемся тому, что вовремя нанесли решительный удар. Ведь за ближайшие десять лет в СССР возникло бы множество промышленных центров, которые постепенно становились бы все более и более неприступными, и даже представить себе невозможно, каким вооружением обладали бы Советы, а Европа в то же самое время окончательно бы деградировала и, оказавшись совершенно беззащитной, превратилась бы в объект советской экспансии, направленной на установление мирового господства.
   И было бы глупо высмеивать стахановское движение. Вооружение Красной Армии - наилучшее доказательство того, что с помощью этого движения удалось добиться необычайно больших успехов в деле воспитания русских рабочих с их особым складом ума и души". (22.07.42)
  
   Мы видим из этих признаний, что Гитлер, нанося свой удар по СССР, и поначалу считая, что просто избавляется от не самой большой, но достаточно неприятной опасности, через год войны увидел, что на самом-то деле опасность была более чем серьезная. И как это соотносится с теми словами А. Исаева, когда он спрашивает: где здесь свидетельства об озабоченности Гитлера советской угрозой?
   Есть свидетельства, есть озабоченность, есть и осознание опасности.
   Кстати говоря, когда А. Исаев приводит выдержку из письма Гитлера к Муссолини и утверждает, что Гитлер ничего не сообщает о советской угрозе, то хочется спросить: про какое письмо говорит А. Исаев? В. Суворов, например, в своей книге "Спецназ" тоже ссылается на письмо Гитлера к Муссолини, но пишет совсем противоположное тому, что утверждает А. Исаев:
  
   "Гитлер правильно понял, судя по его письму к Муссолини от 21 июня 1941 года, каковы были планы Сталина. " Я не могу взять на себя ответственность ждать дальше, поскольку не вижу никакого пути, чтобы устранить эту опасность. Концентрация Советских войск огромна... (Это к вопросу о "недостаточных плотностях" - В. Р.) Все боеспособные советские вооруженные силы находятся сейчас на нашей границе... Огромна вероятность, что Россия попытается разрушить румынские нефтяные поля"".
  
   Сколько же было этих писем? Я так понимаю, что несколько. Но если это так, то почему историк А. Исаев приводит в качестве доказательства одно из писем Гитлера, где ничего не говорится о советской опасности, и совершенно игнорирует другое письмо, где об этой опасности говорится открытым текстом? Где же ваша научная добросовестность, уважаемый историк?
  
   Так или иначе, но та "реальность", о которой все время твердит А. Исаев, не имеет никакого значения по отношению к планам Сталина. Та реальность, которая случилась, совершенно не планировалась. А планировалось то, о чем Гитлер не раз заявлял: Сталин планировал захватить Европу - и не видеть этого может только тот, кто сознательно замыливает себе (а за одним и другим) глаза.
  
   О САМОЛЕТАХ-"ШАКАЛАХ"
  
   А. Исаев методично, деловито, со знанием дела взламывает основные постулаты В. Суворова. Приводятся многочисленные факты, которые были не учтены или проигнорированы В. Суворовым - и выходит из-под его пера прямо-таки умилительная картина о добром дядюшке Джо с простоватой крестьянской хитринкой в глазах - не собирался т. Сталин нападать на Европу, и все тут.
   Возьмем, к примеру, историю о "самолете-шакале". Для сравнения привожу выдержки из текста В. Суворова и А. Исаева.
  
   В. Суворов:
   "Вот смотрите, среди присутствующих на сталинской даче - Николай Поликарпов. В предыдущем 1935 году на авиационной выставке в Милане поликарповский И-15 бис официально признан лучшим истребителем в мире, а у Поликарпова уже в серии И-16 и кое-что в разработке. Поликарпов - лидер в мировой гонке за лучший истребитель. Оставьте Поликарпова, не мешайте ему, не отвлекайте его: он знает, как делать истребители, только не сбивайте его с темпа. Идет гонка, и каждый час, каждая минута - на вес крови. Но, нет. Отвлекитесь, товарищ Поликарпов. Есть работа важнее, чем создание истребителя. Не интересует товарища Сталина истребитель для оборонительной войны.
   Итак, каким же рисовался Сталину идеальный боевой самолет, на разработку которого от отвлекает своих лучших конструкторов, как создателей бомбардировщиков, так и создателей истребителей? Сам Сталин объяснил свое требование в трех словах - самолет чистого неба. Если это не до конца ясно, я объясню в двух словах - крылатый шакал".
  
   А. Исаев:
   "Обо всех этих самолетах и общих для всех стран проблемах с ними Владимир Богданович сообщить доверчивому читателю не потрудился. Он предпочел использовать двусмысленную фразу из справочника В.Б. Шаврова, аккуратно выдрав ее из контекста: "Авиаконструктор В.Б. Шавров написал самую полную и, на мой взгляд, объективную историю развития советской авиации. Все остальные авиаконструкторы -- его соперники, и потому Шавров не скупился на критику. Но создателей Су-2 он не ругает: "Хотя от Су-2 было взято все возможное и его авторов не в чем было упрекнуть, самолет соответствовал реально возникшим требованиям лишь до войны" (История конструкций самолетов в СССР. 1938-- 1950. С. 50). Другими словами, все было хорошо, к создателям самолета невозможно придраться, до 21 июня 1941 года Су-2 соответствовал требованиям, а на рассвете 22 июня соответствовать требованиям перестал". Я бы не сказал, что книга Шаврова дышит злобой к другим конструкторам. Обычный справочник со всеми советскими фобиями и предрассудками. Но дело не в этом. Текст В.Б. Шаврова оборван на полдороге. Полностью тезис о соответствии звучит так: "Однако, хотя от Су-2 было взято все возможное и его авторов не в чем было упрекнуть, самолет соответствовал реально возникавшим требованиям лишь до войны. Во время войн быстро выяснилось, что такой тип разведчика и ближнего бомбардировщика уже изжил себя, принципиально устарел и стал не нужен. Его функции повсеместно и прочно перешли к двухмоторным скоростным самолетам типа Пе-2 и Ту-2, имевшим скорость около 550 км/ч". Шавров все прекрасно объяснил. Дело было не в каких-то особых агрессивных качествах Су-2, а в том, что "Иванов" был одномоторным. Один из многих. ПРАКТИКА ПОКАЗАЛА, ЧТО В РАМКАХ ОДНОМОТОРНОЙ МАШИНЫ БЫЛО ЗАТРУДНИТЕЛЬНО СОЧЕТАТЬ СКОРОСТЬ, БОМБОВУЮ НАГРУЗКУ И ПРИЛИЧНЫЕ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ" (выделено мной - В.Р.).
  
   Практика показала, практика доказала...
   Практика вещь хорошая, спору нет. Вот только в 1936 г., когда Сталин дал приказ конструктору истребителей Поликарпову делать бомбардировщик, этой практики еще не было. Зато замысел был. Назывался он "Самолет чистого неба". По А. Исаеву это, конечно, не свидетельствует об агрессивных намерениях. Ведь "практика показала". Через несколько лет после намерений...
   "Практика показала, что в рамках одномоторной машины было затруднительно сочетать скорость, бомбовую нагрузку и приличные оборонительные возможности". Эта практика - практика нокаутированного неожиданным ударом Советского Союза. Не будь 22 июня, была бы совсем другая практика, которая бы с блеском доказала, что одномоторный "Иванов" вполне подходит под созданные для него задачи. Как это доказали японские самолеты "Никадзима", разбомбившие американский порт Перл-Харбор (про немецкие "лаптежники" Ю-87, принесшие нашему народу столько горя, вообще не говорю).
  
   А. Исаев:
   "Создание легкого одномоторного бомбардировщика было общей тенденцией середины 30-х годов. Наличие или, напротив, отсутствие такой машины в ВВС данной конкретной страны говорит только о следовании мировой моде на самолеты этого типа. Ничего больше".
   "В 30-е годы все увлекались легкими одномоторными бомбардировщиками. У нас за образец при проектировании "Иванова" приняли американский Валти V 11 и оглядывались на немецкий "Хейнкель-70". При сопоставлении теории В. Суворова с реальностью складывается несколько забавная ситуация -- в качестве прототипа советского "шакала" выступал американский многоцелевой самолет, хотя США в агрессивных планах на тот момент было заподозрить сложно".
  
   Сложно, но можно. Агрессивная сущность американской олигархической "демократии" сейчас видна невооруженным взглядом. И нынешние Соединенные Штаты выросли из тех, 30-х годов США, которых сложно было заподозрить в агрессии, если только не знать сталинское определение про "самолет чистого неба".
   Вы что, думаете, если США отделены от Европы двумя океанами, так им и нападать не на кого? Есть на Американском континенте и Куба, и Мексика, и Никарагуа, и Панама - много чего есть. Единственное, чего нет, это агрессивных намерений (по версии А. Исаева).
  
   А. Исаев:
   "Читатель спросит: "А почему именно такой самолет получил имя "Иванов"?" Во-первых, можно сразу отбросить историю с телеграфным псевдонимом Сталина. Псевдонимом "Иванов" Сталин пользовался наряду с другими. Согласно документам Ставки ВГК, условной фамилией "Иванов" он подписывал документы примерно год: с мая 1943 по май 1944 гг. Более убедительной выглядит версия о том, что собирались построить этих самолетов столько же, сколько в нашей стране людей с фамилией Иванов. Почему именно такой самолет планировался для масштабной серии? Ответ можно найти, например, в полевом уставе. Цитирую: "Главнейшая задача авиации заключается в содействии успеху наземных войск в бою и операции. Содействуя войскам и обеспечивая их от нападений воздушного противника, авиация поражает и уничтожает боевые порядки и огневые средства противника -- на поле боя; резервы, штабы, транспорт и склады -- в тылу; авиацию противника -- в воздушном бою и на аэродромах" (Полевой устав РККА (ПУ-39), М.: Воениздат, 1939. С. 23). Достаточно приглядеться к реальной ситуации, чтобы понять, что постройка в СССР типичного легкого одномоторного бомбардировщика 30-х никак не свидетельствует в пользу теории об агрессивных планах СССР. Такие машины строились серийно во многих странах. И во всех странах они после горьких уроков войны сошли на нет".
   Вы поняли аргумент Исаева? Я поначалу не понял. В приведенном А. Исаевым тексте Полевого Устава про одномоторный "Иванов" я, лично, ничего не прочитал. И про количество в 150 тыс. тоже.
   Более ясно выразился А. Исаев по этой проблеме в другой своей книге "Десять мифов Второй Мировой":
   " В Полевом уставе Красной Армии задачи авиации описывались вполне однозначно: "Главнейшая задача авиации заключается в содействии успеху наземных войск в бою и операции" /45- С.23/. Не уничтожение авиации противника в воздухе и на аэродромах, но содействие наземным войскам ".
  
   Иными словами, в Полевом Уставе ничего не сказано, что авиация должна бомбить вражеские аэродромы с находящимися там самолетами. Хочется спросить: а что, во время Великой Отечественной наша авиация немецкие аэродромы не бомбила? А немецкая авиация наши аэродромы не бомбила? Каким это образом Полевой устав запрещает бомбить вражеские самолеты на аэродромах? Наоборот, уничтожение вражеских бомбардировщиков еще на земле и означает то самое "содействие успеху наземных войск в бою и операции", разве не так?
   А. Исаев:
   "Более убедительной выглядит версия о том, что собирались построить этих самолетов столько же, сколько в нашей стране людей с фамилией Иванов".
   Хочется спросить: А ЗАЧЕМ?
   Самолет получил название потому, что у нас в стране много людей, имеющих фамилию Иванов. Значит, это не показатель агрессивности (по А. Исаеву). Видимо, это показатель... чего?
   Зачем нам нужен самолет чистого неба под названием "Иванов" в таком количестве, сколько у нас людей с такой же фамилией? Не истребитель, но бомбардировщик? Наверное, от патологического миролюбия.
   Увлекаться-то, конечно, можно всем, чем угодно. Но вот строить 150 тыс. самолетов чистого неба - это уже не увлечение. Это уже любовь.
  
   А. Исаев:
   "Достаточно приглядеться к реальной ситуации, чтобы понять, что постройка в СССР типичного легкого одномоторного бомбардировщика 30-х никак не свидетельствует в пользу теории об агрессивных планах СССР. Такие машины строились серийно во многих странах. И во всех странах они после горьких уроков войны сошли на нет".
  
   Добавим: после горьких уроков 1941-42 гг., полученных Советским Союзом, а до этих горьких уроков эти машины строились СЕРИЙНО. Интересно, для каких целей?
   Давайте представим себе Францию, в которой строились серийно подобные самолеты "чистого неба". Говорит ли это о том, что Франция готовила агрессию? Нет, конечно. Но Франция строила эти самолеты и готовила удар по Германии - ниже я приведу доказательства этому словами самого А. Исаева. Германия тоже строила подобные самолеты (самые известные, это "Юнкерс-87", "лаптежники", как их называли у нас, из-за неуберающихся шасси). Говорит ли это, что Германия готовила агрессию? Тоже нет, какой вопрос! Советский Союз тоже строил подобные самолеты. Говорит ли, что он тоже готовил агрессию? Да ни Боже мой! Советский Союз готовился к защите. Точно так же, как и Германия, точно так же, как и Франция. Такие миролюбивые государства, мягкие и пушистые... И, что самое главное, все происходит в рамках общемировой политической моды - не правда ли?
  
   А. Исаев:
   "В течение осени и зимы, вместо того чтобы сосредоточить внимание на подготовке эффективной обороны от вероятного наступления гитлеровских войск, союзные правительства и верховное командование детально обсуждали наступательные планы против Германии и ее флангов, хотя в действительности они не имели возможности осуществить эти планы своими силами и средствами. После падения Франции немцы захватили документы французского верховного командования и частично опубликовали их. Это был сенсационный материал. Документы свидетельствовали, что в течение зимы союзное командование обдумывало планы самых различных наступательных операций: план удара по Германии через Норвегию, Швецию и Финляндию; план удара по Рурскому бассейну через Бельгию; план удара по Германии через Грецию и Балканы; план удара по нефтеносным районам на Кавказе с целью отрезать Германию от источников снабжения нефтью. Это был конгломерат напрасных воображений союзных лидеров, которые пребывали в мире иллюзий до тех пор, пока их не привело в чувство наступление Гитлера". (Лиддел-Гарт Б.Г. Вторая мировая война. М.: ACT, С.-Пб.: Terra Fantastica, 1999. С. 56).
  
   Гитлер признан агрессором, потому что он произвел агрессию. Союзные страны агрессорами не считаются, потому что агрессию не произвели. А если бы произвели? Наверное, тогда и пригодились бы французские самолеты-шакалы, как думаете? Мало ли, что кто-то замыслы союзников называет "конгломератом напрасных воображений". При удобном случае этот самый "конгломерат напрасных воображений" вполне мог реализоваться в "конгломерат реальных действий". И как бы тогда эти действия могла оценить Германия? Подозреваю, что не иначе, как агрессией. И выходили бы в Германии приказы войскам о необходимости остановить "агрессора", создавались бы песни, типа, "Вставай, страна огромная", и писали бы агитаторы заказные лозунги о "священной" и "справедливой" войне. Подозреваю, что Гитлер в глубине души где-то к этому и стремился. Вот только Англия и Франция не дали Гитлеру этих моральных козырей, пришлось тому проявлять свою сущность без идеологических оснований об "агрессивности" мирового империализма.
   Вот и давайте размышлять: Германия самолеты чистого неба производила. Германия - агрессор. Япония тоже производила. Япония тоже агрессор. Союзные страны точно такие же самолеты производили - и планировали удар по Германии. Советский Союз точно такие же самолеты производил, причем в огромных количествах - Советский Союз не агрессор. Не мог он никак напасть, и все тут! Обидно как-то: у Франции хоть были "конгломераты напрасных воображений", а у нас даже и их не было.
   Хоть убейте, но что-то логика не сходится.
  
  
   К ВОПРОСУ О "ЧУДО ОРУЖИИ"
  
   В. Суворов говорит: у нас были замечательные танки Т-34 и КВ, аналогов которых не было у Германии. Это к вопросу о "готовности к войне". А. Исаев говорит: ну и что? Ну, были танки, так немцы их жгли со страшной силой.
  
   А. Исаев:
   "... Послушаем танкиста из 10-й танковой дивизии 15-го механизированного корпуса, вступившего в бой в первые же дни войны. Это З.К. Слюсаренко, и его книга почему-то не вошла в библиографию трудов В. Суворова. Итак, цитирую: "Вражеские снаряды пробить нашу броню не могут, но разбивают гусеницы, сносят башни. Загорается KB слева от меня. В небо над ним взметнулся султан дыма с огненной тонкой, как жало, сердцевиной. "Ковальчук горит!" -- екнуло сердце. Помочь этому экипажу никак не могу: со мной несутся вперед двенадцать машин. Еще один KB остановился: снаряд сорвал с него башню. Танки KB были очень сильными машинами, а вот скорости и поворотливости им явно не хватало". (Слюсаренко З.К. Последний выстрел. М.: Воениздат, 1974. С. 12.) "Неуязвимые" KB выбиваются один за одним. И Слюсаренко написал чистую правду о том бое. Обратимся к документам. Например, отчет командира дивизии, в которой служил З.К. Слюсаренко (ЦАМО РФ. Ф. 229. Оп. 3780сс. Д. 6. Л. 196-- 218): "19-й танковый полк в 10 часов по частной инициативе командира полка подполковника Пролеева атаковал противника в районе высот юго-восточнее Радзехув. В районе Денбины Охладовские полк был встречен организованным огнем противотанковых орудий. В результате атаки было уничтожено до 70 противотанковых орудий, 18 танков и до батальона пехоты. Потери полка: танков KB -- 9, танков БТ-7 -- 5"
  
   Что хочет доказать А. Исаев? Что наши танки никуда не годились? Из того текста, который он приводит в качестве доказательства, мы видим конкретную картину боя: 70 уничтоженных противотанковых орудий противника, 18 танков и до батальона пехоты. Потери: КВ - 9 штук, БТ - 5. Это, конечно, не чудо-оружие. Это, конечно, туфта. Советские войска, вынужденные воевать в самых неблагоприятных условиях и уничтожающие до 70 противотанковых орудий и по 18 танков соперника, к войне готовы не были. Только хочется спросить: а не будь у нас танков КВ, смогли бы наши войска в том бою уничтожить 70 орудий противника?
   А. Исаев дальше пишет:
  
   "Обратите внимание, как буднично отмечается потеря таких, казалось бы, неуязвимых для немцев танков, как KB. KB были подбиты немцами из тяжелых 150-мм орудий, поставленных на прямую наводку, которые сбивали башни, крушили гусеницы, и 88-мм зениток полка "Герман Геринг".
  
   Зенитки - вещь хорошая. Даже прямо скажем - замечательная. Если зенитные орудия предназначены сбивать вражеские самолеты на высоте 3-5 км., то понятно, что убойная сила у них впечатляет. Поэтому, если зенитки шарахнут с расстояния 1-1,5 км. по танкам, то мало не покажется. Пробьют любую броню. Вот только вся проблема в том, что основная задача зениток - сбивать самолеты, а не танки. И если немецкие зенитки уничтожали советские танки КВ, это говорит о том, что в небе у них в тот момент работы не было. Однако, хочется спросить: А ЕСЛИ БЫ У НИХ БЫЛА РАБОТА? Например, работа сбивать одномоторные "Ивановы", самолеты "чистого неба" в количестве 150 тысяч штук? Думаю, немецким 88-миллимитровым зенитным орудиям было бы не до танков КВ, как считаете? И что бы было тогда с немецкими противотанковыми орудиями (а потом и с самими зенитками)?
   Танки КВ не были созданы воевать с немецкими зенитками. Для нейтрализации немецких зениток предназначена авиация - неужели это неясно? Авиация разрабатывает свою "грядку", танки КВ - свою. И то, что танкам КВ пришлось воевать с немецкими зенитками, говорит только о том, что первоначальный замысел "чистого неба" не имел возможности реализоваться. Точно так же, как в случае с немецкими зенитками. Не от хорошей жизни пришлось немцам использовать зенитки против танков. Наверное, немецкие зенитки тоже не планировали воевать с русскими КВ? Про эти зенитки немецкий генерал бронетанковых войск Г. Гудериан писал:
  
   "Эти орудия были слишком неподвижны, очень плохо защищены и чаще всего привязаны к своим позициям. Из-за больших габаритов их нетрудно было обнаружить и потому они несли большие потери". ("Танки - Вперед!")
  
   Та же самая история и со 150-мм немецкими орудиями, поставленными на прямую наводку. Не для прямой наводки они создавались, а для стрельбы из укрытий. И если пришлось их ставить на прямую наводку, значит дело дрянь - любой артиллерист это подтвердит.
   А. Исаев критикует В. Суворова за его теорию наступательного и оборонительного оружия:
  
   "В своих первых книгах Владимир Богданович обогатил военную науку теорией "оборонительного" и "наступательного" вооружения..."
   "...Порочна сама суворовская концепция наступательного и оборонительного вооружения. Само по себе артиллерийское орудие, как и нож, пистолет, винтовка, может быть использовано как в нападении, так и в обороне. Например, противотанковая пушка. Казалось бы, 100-процентное оборонительное оружие. Однако немцы летом 1941-го применяли тактический прием "еж", когда к танку прицеплялось противотанковое орудие и сопровождала танк с орудием группа пехотинцев. В боевой обстановке противотанковое орудие становилось средством поддержки танковой атаки и отбития контратак противника. 88-мм зенитное орудие Флак 36 в германской армии с успехом использовалось в захватнических войнах как средство защиты от контратак танков. Оружия, которое может быть однозначно названо наступательным или оборонительным, не существует".
  
   Конечно, такого однозначно названного оружия не существует. Но давайте все же не забывать, что в любое оружие, в любой инструмент конструкторами закладывается изначально определенная идея, ради которого его и создают. Конечно, помимо главного замысла можно заложить и еще несколько побочных. Всегда найдутся умельцы, которые изобретут способ использовать любой инструмент для разных потребностей. Американцы, например, любят в качестве холодного оружия использовать бензопилу (если верить американским кинобоевикам). А у нас на Руси умельцы из обычной двуручной пилы делали музыкальный инструмент, а из топора - бритвенный прибор. Говорит ли это, что теперь всем надо теперь бриться топором, а играть частушки не на гармошке, а на пиле? Можно и микроскопом гвозди забивать - за отсутствием молотка. Но все же делать это лучше молотком. Пистолетом против танков тоже можно воевать, например, если хорошо прицелиться и выстрелить по танковому триплексу - некоторый эффект будет, если попадешь. Но лучше все же использовать нормальное противотанковое орудие.
   Я не знаю, считает ли А. Исаев себя профессиональным историком, но В. Суворова он явно считает, в лучшем случае, дилетантом. Так вот, профессионал отличается от дилетанта тем, что умеет пользоваться набором различных инструментов. Профессионал понимает назначение каждого инструмента и владеет навыками работы с ним. И благодаря этому, он может сделать такое, что простому смертному просто не под силу. У хорошего мастерового, у которого руки растут оттуда, откуда надо, всегда есть набор любого инструмента - и столярного и слесарного, и всякого иного. Сталин в политике был профессионал, поэтому в его хозяйстве был набор разных "инструментов". Но в зависимости от ситуации, он использовал тот инструмент, который максимально подходил для возникших задач. Например, для завоевания господства в воздухе нужны 100 - 150 тысяч самолетов "чистого неба". Немецким зениткам в этом случае будет некогда расстреливать советские танки КВ, которые, в свою очередь, из своих орудий будут уничтожать вражеские укрепления. Для каждой работы - свой инструмент. Как у нормального хозяина. Сталина так и звали: Хозяин. И ничего порочного в этой концепции здесь нет, как говорит нам А. Исаев. Если уж профессиональные историки не понимают подобных очевидных вещей...
   А. Исаев любит приводить аналогии с шахматами. Как шахматист со стажем попробую и я привести подобную аналогию. В шахматах можно играть по разному. Один играет агрессивно, жертвует пешки за инициативу, или фигуру-другую ради атаки на короля, другой играет аккуратно, укрепляет позицию короля, захватывает пункты. Но когда такие шахматисты встречаются между собой, побеждает, в конечном итоге, не стиль, в котором кто-то из них играет, а тот, кто больше знает, кто дальше и точнее считает варианты - словом, играет сильнее. Однако, этот факт не отменяет той истины, что для атаки надо играть активно и иногда даже жертвовать материал, а для защиты укреплять позицию, а иногда и проводить и контратаки. Для каждой задачи свой инструмент. У Сталина такие инструменты в нужное время находились. У Гитлера - нет. Танки КВ и Т-34 были лучше, чем немецкие "панцеры" - это факт. Ил-2 были лучше, чем "Юнкерс-87" - это тоже факт. Автоматы ППШ были лучше, чем МП-40 - тоже не подлежит никакому сомнению. А с нашими реактивными установками "Катюшами", так даже и сравнить нечего. Ну, а то, что не удалось весь этот потенциал поначалу использовать на всю катушку, так это совсем другая история, и не надо смешивать Божий дар с яичницей. Когда надо было, у Сталина и солдаты появились, которые научились использовать ТТХ своего вооружения на 100 процентов и, генералы. И ни к чему уводить разговор в сторону "чудо-оружия". "Чудо-оружие" - это только часть того, чем собирался воспользоваться Сталин в своих глобальных планах.
  
   Вот читаешь А. Исаева, и все, вроде, правильно написано, гладко. А начинаешь вдумываться, и понимаешь, что то, что он утверждает - не более, чем его собственная точка зрения, которая не обязательно правильна. И точка зрения В. Суворова совсем даже не такая глупая, как это пытается доказать А. Исаев. Вот пример:
  
   "Проблема в том, что войны не выигрываются миллиметрами брони и калибра. Не выигрываются они и поединками толп танков в чистом поле. В войне сражаются организационные структуры. Именно этот момент обычно упускают при сравнении танковых сил Германии и СССР в 1941-м. А монстры сравнивать бесполезно. Основную нагрузку боев выносят рабочие лошадки войны, наиболее массовые танки".
  
   На первый взгляд, вроде все верно, и возразить нечего. А на второй?
   Вот он пишет: "Проблема в том, что войны не выигрываются миллиметрами брони и калибра". Но давайте продолжим эту мысль дальше: "И скоростью движения не выигрываются. И экономичностью двигателя не выигрываются. И его надежностью не выигрываются И запасом хода не выигрываются.. И скорострельностью орудий не выигрываются. И удобством в управлении не выигрываются. Ничего всего этого не нужно, главное - чтобы были организационные структуры". Так что - выходит, что у немцев были организационные структуры, а у нас не было в 1941 году? Дивизия, армия, корпус, фронт - это не структуры? Штабы армий и фронтов - это не структуры? Генеральный Штаб - это не структура? Ставка Верховного Главнокомандования - это не структура? Тяжелая промышленность, выпускающая танки и самолеты - это не структура? Легкая промышленность, выпускающая обмундирование - это не структура? Колхозы, дающие продовольствие - это не структура?
   Все у нас было - и организационные структуры, и миллиметры брони и калибра - а сокрушительный удар от Гитлера получили. И главный вопрос в том и заключается: почему получили, коли все у нас было?
   Про "миллиметры брони и калибра" тоже не надо так уничижительно говорить. Если бы они не имели никакого значения, то конструкторы всего мира не вели бы технологическую гонку за эти самые миллиметры. Дело в том, что при прочих равных условиях именно эти миллиметры могут оказаться той соломинкой, ломающий хребет верблюду, и отказываться от этих миллиметров - непростительное благодушие.
   "А монстры сравнивать бесполезно". Иногда полезно. Хотя бы для того, чтобы выявить их уязвимые места и разработать тактику борьбы против них. Например, наша победа в Курской битве была достигнута во многом за счет правильной тактики борьбы наших "тридцатьчетверок" против "Тигров". "Тигры" пробивали лобовую броню наших танков с полутора километров, а "тридцатьчетверки" только с полукилометра, да и то бортовую броню "Тигров". Поэтому использовалась тактика засады - били в упор из-за укрытий. Нашим тоже досталось, конечно, но задача была выполнена. А ведь в начале войны "Тигров" у немцев не было. Наши "Т-34" и "КВ" против немецких танков были в тот момент тем же, чем были "Тигры" для "тридцатьчетверок" в 43-м. Разница была только в том, что удельный вес "тридцатьчетверок" над немецкими "панцерами" в 1941 г. был выше, чем удельный вес "Тигров" в 1943-м. Что помешало нашим танкам расправиться с немцами в 41-м году? Думаю, будь у немцев в 1943 году соотношение "Тигров" к "тридцатьчетверкам" такое же какое мы имели в 1941-м, то исход Курской битвы был бы несколько иным. Но нам повезло: Германия не была готова к войне, ее экономика - те самые организационные структуры - не смогла выдать необходимое количество "Тигров", зато наша экономика штамповала "тридцатьчетверки" как медные пятаки. И в этом плане "Т-34" и стали теми самыми "рабочими лошадками войны", о которых говорит А. Исаев. Вот только все эти аргументы говорят в пользу В. Суворова: если после двух лет тяжелейших испытаний, огромных жертв и потери огромных территорий и ресурсов, Советский Союз смог наладить непрерывное производство боевой техники, то что было бы, ударь в 1941 г. первым Сталин, а не Гитлер? Боюсь, что до 1943 года Гитлер бы просто не дожил, а про танки "Тигры" военно-историческая наука так бы никогда и не узнала.
  
  
  
   ДОКТРИНА ДУЭ
  
   А. Исаев:
   "На страницах "Дня М" В. Суворов предстает перед нами как завзятый "дуэтист", ярый поклонник Джулио Дуэ. Однако если он читал Дуэ, то делал это невнимательно. Сам итальянец и его последователи указывали границы применимости своей теории: "Доктрина Дуэ была создана только для Италии. Дуэ не переставал указывать на это. Даже говоря о войне вообще, он всегда имел в виду особые условия своей родины".
   "В чем специфичность условий Италии, вполне очевидно: "Сухопутные границы, представленные Альпами, образуют очень трудно проходимую горную преграду, непосредственно прикрывающую промышленную равнину р. По -- экономический центр всей Италии. Вообще говоря, оборону горной границы легко организовать и подготовить: зимой горы образуют белую преграду, безусловно непроходимую для значительных сил". (Там же. С. 207.) Но до каких же пределов можно распространить теорию Джулио Дуэ на другие страны? Общее условие реализации идей Дуэ -- это наличие статического фронта, возможно опирающегося на естественные преграды".
  
   Не знаю, читал ли В. Суворов Дуэ, но идея уничтожения экономического потенциала врага с помощью массированных бомбардировок, пока тот прогрызает нашу оборону, не выглядит настолько уж абсурдной. В чем же возражения против доктрины Дуэ видит А. Исаев?
  
   "Примерно такие же слова можно встретить у В. Суворова, который считает, что позиционная оборона непробиваема и непрогрызаема. Тем самым он оказывается еще более ярым дуэтистом, чем сам Дуэ. В реальности все трудности взлома позиционной обороны были преодолены, я писал об этом в главе о наступлении и обороне. Была продумана схема короткой, но мощной артподготовки, отработана тактика штурмовых групп, просачивающихся сквозь систему обороны и уничтожающих огневые точки. Но дело даже не в этом. В. Суворов исходит из ложного посыла о возможности создания непробиваемой обороны вдоль границы протяженностью около 2000 км..."
  
   Давайте задумаемся над этим абзацем. Что хочет нам внушить А. Исаев? Что любая оборона прогрызается (по крайней мере, немцами в 1941 году). Какой из этого следует вывод? Значит, строить оборону бессмысленно - немцы ее взломают. Значит что? Значит, то. То самое. Самим взламывать, самим прогрызать. Вывод логичный и верный. Так кто же тогда нам доказывает тезис о добром дедушке Сталине с простоватой хитрецой в глазах? Неужели он не понимал бесперспективность обороны, как основного средства войны? Понимал, поэтому основную ставку делал все же не на оборону. Линия Сталина была построена вдоль старых границ, линия Молотова - вдоль новых. В глуби территории страны оборонительных укреплений не было и не задумывалось. Замысел был простой и понятный - в случае гитлеровской агрессии на первых порах сдерживаем натиск на границе, а затем переходим в наступление и бьем агрессора на его территории. В случае, если гитлеровской агрессии не будет, сами бьем в спину Германии. Будем ли при этом захватывать Европу? Ну что вы, конечно нет! С какой стати?
   Если уж В. Суворов, доказывающий тезис стратегической обороны, предстает как ярый дуэтист, то А. Исаев, доказывающий тезис агрессивной атаки, предстает пред нами как ярый "суворовец".
   Вообще, мысль, что немцы взламывали все, что попадалось им под руку, является одной из центральных мыслей книги А. Исаева. Нам против них было ну никак не устоять.
   Смысл всего сказанного заключается в том, что поскольку немцы все равно все взломают, то основное условие доктрины Дуэ о статическом фронте выполнить невозможно. В конце своей книге А. Исаев прямо так и пишет:
  
   "Стратегическими бомбардировщиками в ВВС СССР были ДБ-3 и ДБ-3Ф, ТБ-7 не производился массово по техническим и финансовым причинам, кроме того, сами по себе стратобомберы не могли предотвратить войну, не выполнялось главное условие применимости доктрины Дуэ -- статический позиционный фронт вдоль границ".
  
   Вы знаете, реальность все же далековато находится от первоначальных замыслов. Если бы Сталин вздумал году, этак, в 1936 строить стратегическую оборону (то, чего он делать не собирался), то вряд ли бы на его решение повлияла практика 1941 года - практика прогрызания позиционного статического фронта вдоль границ, не правда ли? В 1936 году этой практики еще не было, и если бы Сталин РЕАЛЬНО готовил страну к стратегической обороне, то это он вполне мог сделать. Несмотря на умение немцев взламывать оборону соперников, можно было бы сделать так, чтобы им служба медом не казалась. И еще. Разве В. Суворов утверждает, что оборона является ЕДИНСТВЕННЫМ средством боевых действий? Не надо ему приписывать того, чего он не говорил, и запутывать читателю мозги. Совершенно понятно, что оборона - это первый этап в отражении вражеской агрессии, затем должны последовать наступательные действия против измотанного обороной противника. И В. Суворов ничего иного и не утверждает. Зачем наводить тень на плетень?
   Кроме того, как раз практика-то нам и показала, что советские войска, потерявшие в первые месяцы ВСЮ КАДРОВУЮ АРМИЮ (а воевать наша кадровая армия все же худо-бедно умела, не в пример мальчишкам, которых набирали взамен выбитых дивизий), не имея никакой стратегической обороны, тем не менее почти полгода сдерживали натиск превосходящего соперника, а затем вообще откинули врага от Москвы. Вот это-то и является самой настоящей реальностью. Наверное, не будь катастрофического начала войны, да при условии стратегической обороны, так, может, немцы бы и не так быстро докатились до Москвы? Может не за 3-5 месяцев, а месяцев за 7-8? А может быть, и не докатились вовсе? С горючим-то у них не ахти было - "в реальности" они использовали наше горючее, захваченное после внезапного удара 22 июня.
   Так вот, я к чему все это говорю. Статический фронт актуален для Италии или Франции - там у них до столицы рукой подать - километров 200-300. Поэтому доктрина Дуэ и подразумевает долговременное стояние войск на одних и тех же рубежах. Мы же в реальности использовали метод, как его назвал сам А. Исаев, "размен территории на время" - и выиграли полгода. За полгода можно много делов натворить, имея хороший флот стратегических бомберов. В реальности - в самой выгодной для немцев реальности - они не смогли захватить ни Москвы, ни Ленинграда, и война продолжалась еще три с половиной года. Сколько бомб можно было за это время сбросить на тылы агрессора? Это к вопросу о применимости доктрины Дуэ на практике. Поэтому мне совершенно непонятен тезис А. Исаева, когда он пишет: "При протяженной сухопутной границе обеспечить непробиваемый сухопутный фронт -- условие номер один для реализации теории Джулио Дуэ на русский манер - невозможно". Да почему же? Статичность фронта по Дуэ в случае Италии мы в нашем случае заменяем на "размен территории на время" - принципиальной разницы нет - и громим тылы супостата.
  
   А. Исаев:
   "История "загубленного" ТБ-7 -- это очередная история о вундерваффе, о чудо-оружии. Чудо-оружия на самом деле не существует. Усиливаются средства нападения, но параллельно с ними прогрессируют средства защиты. То, что кажется неуязвимым, пока самолет существует только на ватмане в конструкторском бюро, на момент серийного производства оказывается вполне по зубам средствам ПВО, которые тоже несколько лет назад существовали только в воображении инженеров и ученых. Даже если бы ТБ-7 получил всемерную поддержку, выпуск тысячи этих самолетов не давал в руки Сталина несокрушимый меч-кладенец. В битве щита и меча всегда есть шаткое равновесие, иногда незначительно смещающееся в сторону средств защиты или средств нападения. Попытки получить чудо-оружие подобны поискам философского камня. Пытаться найти философский камень можно, но вряд ли получится".
  
   Ну причем тут чудо-оружие? Причем здесь меч-кладенц? Причем здесь философский камень? Неужели непонятно, что иметь флот стратегических бомберов в любом случае лучше, чем не иметь? А. Исаева послушать, так нам вообще беспокоиться об оружии не надо - стратегические бомбардировщики не чудо-оружие, танки - не чудо-оружие, самолеты - не чудо-оружие. Миллиметры брони и калибра орудий нам не нужны. Выкинуть все на свалку, да идти воевать с луками и стрелами.
   Да, имея флот стратегических бомбардировщиков мы, может, и не получаем решающего перевеса, но мы заставляем супостата напрягаться для того, чтобы изыскивать необходимые силы для отпора - тоже неплохо. А, имея в загашнике еще кое-какие новинки военной техники, можно уже реально планировать победоносную войну. Дело не в чудо-оружии, а в том, чтобы не отстать в техническом перевооружении, а еще лучше, превзойти.
   А. Исаев в другом месте своей книги пишет, что бомбардировка союзников не сломила волю немцев, а только обозлила - вот, дескать, нет никакого толку от этих бомбардировок. Но одно дело, когда Германия была в безвыходном положении ситуации 1944 - 45 годов и дралась с отчаянием обреченного, и другое дело, когда есть выбор 1939 года - получить раскаленные угли на голову, или не получить. Если бы немцы предполагали, чем в конечном итоге закончится их авантюра с захватом Польши и развязывании мировой войны, то, может быть, и не захотели бы воевать? И если бы знали, что у нас есть флот из 1000 стратегических бомберов, может быть и на нас не напали бы? Как поведал В. Суворов, Гитлер не раз признавался, что если бы знал, что у Красной Армии имеется такое замечательное оружие, то, возможно и не начал бы войну. О чем говорит это признание? Во-первых, то, что доказывает В. Суворов - Гитлер был не самым умным человеком. А во-вторых, что, имея флот стратегических бомбардировщиков, можно было бы внушить Гитлеру, что нападение на СССР не самое удачное предприятие, разве не так?
   А Исаев возражает:
  
   "Подобные "демонстрации" всегда имели низкую эффективность. Два примера -- поляки в начале 1939-го продемонстрировали Чиано большую группу бомбардировщиков "Лось", намекая на крупносерийное производство этого самолета. Чиано сообщил об этом немцам. Немцев это не остановило. Весной 1941 г. немцам показали линейку МиГ-3 на заводе, Микоян произнес перед ними пафосную речь. Реакция Гитлера -- нужно нападать как можно скорее. То же будет и в случае шоу с ТБ-7. Нужно показать немцам нечто, что может оказать воздействие на их армию. Показ оружия террора против населения вызовет желание подавить противника, который может угрожать таким оружием, отодвинуть аэродромы с ТБ-7 подальше, желательно вывести территорию рейха из этого радиуса".
   Как сказать, как сказать... На это утверждение можно тоже найти два возражения. Во-первых, Россия - это не Польша. А во-вторых, истребитель - это не бомбардировщик. Истребитель - это помеха для бомбардировщика, для того он и существует, чтобы бомбардировщики сбивать. Поэтому совершенно логично, что Гитлеру, планировавшему нападение, абсолютно не было никакого резона ждать, когда Советский Союз настроит таких истребителей в большом количестве. Другое дело стратегический бомбардировщик: наступать вражеским войскам он не мешает, он работает по глубоким тылам, поэтому к агрессии не подталкивает, совсем даже наоборот. Кому захочется идти грабить чужую семью, зная, что в твое отсутствие ограбят твою собственную?
   Рассуждения о неприменимости доктрины Дуэ теряют всякий смысл, когда вспомнишь, что именно благодаря этой доктрине ни Советский Союз, ни США не рискнули начать третью мировую "горячую" войну. Из-за чего? Из-за ядерного оружия. Только на современном языке теперь это называется "Доктрина ядерного сдерживания". По сути - это та же доктрина Дуэ. У того была идея флота стратегических бомберов, в нашем случае эту роль взяли на себя ракеты - разница не принципиальная.
   Другое дело, что в то время у Сталина не нашлось флота подходящих стратегических бомбардировщиков - к доктрине Дуэ это отношения не имеет. Если бы Сталин направлял усилия и средства не на создание армий десантников и учения по десантированию по пять тысяч человек за раз, да не на создание самолетов "чистого неба", то, глядишь, к 1941 году советские конструкторы и промышленность и создали бы ему 1000 бомбардировщиков с дальностью 4000 км, бомбовой нагрузкой 5 тонн и потолком в 10 тыс. м.
  
   О НЕМЕЦКОМ "МАЙКЕ ТАЙСОНЕ"
  
   Когда А. Исаев опровергает конкретные факты, приведенные В. Суворовым в его книгах, это у него выходит очень убедительно. Однако, выводы, которые он делает, мало чего доказывают. Потому что каждый отдельный факт можно трактовать так или иначе, но когда все факты укладываются в одну цепочку, то хочется сказать известной фразой: если факты не согласуются с теорией, тем хуже для фактов! Тем более, что и сам А. Исаев анализирует далеко не все факты, приведенные В. Суворовым, а иногда путает и сам кое-что:
  
   "В случае нападения Германии на Австрию, Чехословакию, Францию Польша не сможет оставаться нейтральной ни одного дня: признав свои союзные обязательства по отношении к Франции, она неизбежно откроет дорогу для Красной Армии; наоборот, порвав союзный договор, она станет немедленно помощницей Германии; в этом последнем случае "общую границу" найдет без труда СССР. Сверх того морские и воздушные "границы" сыграют в будущей войне не меньшую роль, чем сухопутные". И как все эти мероприятия стыкуются с теорией "Ледокола Революции"? Зачем связывать себя договорами с Францией, Чехословакией? А если придется эти договоры выполнять и вступать в войну до того, как Гитлер "расчистит путь к мировому коммунизму"? И придется ДБ-3 бомбить Кельн в 1938 году, закапывая "Ледокол Революции" в могилу. Так что дела советского правительства никак не свидетельствуют в пользу идеи "Ледокола Революции". Но даже если бы такая идея в умах советских руководителей существовала, то ее реализация представляется сомнительной. Просто в силу отсутствия у СССР действенных рычагов воздействия на европейскую политику. У И.В. Сталина попросту не было возможности влиять на события в Европе в нужном направлении. Ярче всего это проявилось в ходе событий 1938 г. вокруг Чехословакии, завершившихся Мюнхенским сговором. Например: "в условиях чехословацкого кризиса 1938 г., чреватого возникновением войны, в которой в силу своих союзнических обязательств в отношении Чехословакии и Франции должен был принять участие и СССР, советское руководство 26 июня 1938 г. приняло решение о формировании 6 армейских групп в Белорусском (БВО) и Киевском (КВО) военных округах". (Мельтюхов М. Упущенный шанс Сталина.) То есть И.В. Сталин был готов активно участвовать в умерщвлении "Ледокола Революции"".
  
   Ну, насчет "бомбить Кельн" это чересчур сильно сказано. Совершенно не обязан был Сталин его бомбить. Насчет закапывания "Ледокола" в могилу В. Суворов прояснил свою мысль достаточно ясно, надо было только ее внимательно почитать:
  
   "Если неопытный игрок садится играть в карты с шулером, то обычно допускает только одну ошибку: берет карты в руки.
   В августе 1939 года в Москву прибыли британская и французская военные делегации для переговоров о совместных действиях против Германии. Правительства Британии и Франции повторили ошибку неопытных игроков. Сев за один стол со сталинскими шулерами, Британия и Франция переговоры проиграли.
   Ни британское, ни французское правительства намерений Сталина не поняли. А сталинский замысел прост: заставить Францию и Британию объявить войну Германии... или спровоцировать Германию на такие действия, которые вынудят Францию и Британию объявить Германии войну.
   Германия и Франция имели общую границу, а Советский Союз был отделен барьером нейтральных государств. При любом раскладе, при любой комбинации сил основные боевые действия могли быть между Германией и Францией при активном участии Британии, а Советский Союз формально мог быть на одной стороне, но фактически оставался как бы в стороне от европейской мясорубки и мог ограничиться посылкой экспедиционных сил..."
  
   Согласитесь, шесть армейских групп, про которые упоминает А. Исаев, это не 190 немецких дивизий, которых мы получили на рассвете 22 июня 1941 г., или несколько фронтов, которые Советский Союз имел во время войны. Шесть армейских групп - это и есть экспедиционные силы, о которых говорил В. Суворов. Так что не обязан был Сталин бомбить Кельн и закапывать "Ледокол". До поры до времени, конечно. Что же здесь непонятного?
   Насчет того, что Сталин не мог влиять на европейскую политику, А. Исаев тоже не прав - у В. Суворова тоже далее об этом хорошо сказано:
  
   "Переговоры со Сталиным были для Франции и Британии проигрышными в любом случае. Советская сторона могла использовать в своих политических целях все, начиная со списка членов дипломатических делегаций. Если бы Франция и Британия отправили в Москву делегации высокого ранга, то Сталин мог бы сказать Гитлеру: смотри, что тут против тебя затевается, а ну подписывай со мной пакт, иначе... Если бы Британия и Франция прислали в Москву делегации рангом пониже, то Сталин мог обвинить Британию и Францию в нежелании "обуздать агрессора": в составе советской делегации сам Нарком обороны товарищ Ворошилов, а вы кого прислали?
   Получив согласие от британского и французского правительств на переговоры, Сталин сразу оказался в ситуации, в которой проиграть нельзя. Для Сталина открылись две возможности:
   - или советская делегация будет выдвигать все новые и новые требования и доведет дело до того, что Британия и Франция будут вынуждены начать войну против Германии;
   - или переговоры сорвутся, и тогда Британию и Францию можно будет обвинить во всех смертных грехах, а самому подписать с Гитлером любой самый гнусный пакт. И советская делегация выдвинула требования: у нас нет общей границы с Германией, нашим войскам нужны проходы через Польшу.
   Это требование было неприемлемым для Польши и ненужным для Советского Союза. Неприемлемым потому, что правительство и народ Польши знали, что такое Красная Армия и НКВД. Чуть позже Эстония, Литва и Латвия позволили разместить советские гарнизоны на своей территории и попали в коммунистическое рабство, которое при другом развитии событий могло стать вечным. Опасения польской стороны были обоснованы и впоследствии подтвердились массовыми захоронениями польских офицеров на советской земле.
   Если бы Сталин хотел мира, то зачем ему проходы в Польше? Член Политбюро, Нарком обороны Маршал Советского Союза К.Е, Ворошилов заявил на переговорах: "Так как Советский Союз не имеет общей границы с Германией, путей вступления в соприкосновение с агрессором не имеется". ("Международная жизнь", 1959, N 3, с. 157).
   Ну так и радуйтесь! Неужели Ворошилову и Сталину цинизма не хватает понять, что отсутствие общих границ с гитлеровской Германией - это благо для страны. Если, конечно, мы намерены обороняться или лучше всего - вообще остаться в стороне от войны.
   Но Сталин не намеревался ни обороняться, ни тем более оставаться вне войны. Коридоры через польскую территорию были нужны Сталину, с одной стороны, для советизации Польши, с другой стороны, коридоры давали возможность нанести внезапный удар в спину Германии в случае, если она ослабеет в войне против Франции, Британии и потенциально - против США. Никакого иного применения коридорам через польскую территорию не придумать.
   Были и другие предложения советской стороны: давайте начнем войну против Германии не только в случае прямой германской агрессии, но и в случае "косвенной агрессии". Что есть "косвенная агрессия" известно только товарищу Сталину и его дипломатам. Если бы предложения советской делегации были приняты, то Сталин (совершенно справедливо) мог требовать от Британии и Франции выступления против Германии в ответ на любой внешнеполитический акт Германии. Формулировка растяжимая, при желании "косвенной агрессией" можно назвать что угодно. Сценарий войны в этом случае предельно упрощался - в ответ на любые действия Германии Франция и Британия по требованию Сталина были вынуждены выступить против нее. Выступил бы и Советский Союз, но не со своей территории, а с польской, что удобно и безопасно.
   В любом случае основные боевые действия развернулись между Францией и Германией, а потом свежие советские войска через польскую территорию наносят завершающие удары в спину Германии.
   Британия и Франция, согласны на такой вариант? Нет? Тогда переговорам конец, вы виноваты в их срыве!
   Делегации Франции и Британии, желая доказать серьезность своих намерений, сообщили советской стороне сведения чрезвычайной важности, которые сообщать Сталину не следовало: если Германия нападет на Польшу, Британия и Франция объявят войну Германии. Это была та информация, которую так ждал Сталин. Гитлер считал, что нападение на Польшу пройдет безнаказанно, как захват Чехословакии. А Сталин теперь знал, что Гитлера за это накажут. Так ключ от начала Второй мировой войны попал на сталинский стол.
   Сталину оставалось только дать зеленый свет Гитлеру: нападай на Польшу, я тебе мешать не буду (а Франция и Британия объявят тебе войну). 19 августа 1939 года Сталин сообщил Гитлеру, что в случае нападения Германии на Польшу Советский Союз не только не останется нейтральным, но и поможет Германии.
   В Москву прибывает Риббентроп и 23 августа подписывает пакт с Молотовым о нападении на Польшу...
   Второй мировой войны могло и не быть. Выбор был за Сталиным".
  
   По-моему, все очень убедительно. Кроме того, забыл А. Исаев еще один нюанс - о том, что в руках у Сталина была такая международная организация, как Коминтерн, объединявшая всех коммунистов мира. Это немалый резерв. Используя эту организацию, Сталин бросил клич: смертный бой социал-демократии! И коммунисты Германии, вместо того, чтобы объединиться с социал-демократами в борьбе против Гитлера, объединились с фашистами против социал-демократов. Итог известен: Гитлер пришел к власти. Ну, и выдерживает критику после этого тезис о "неспособности" Сталина влиять на мировую политику?
   Генри Пикер в своих "Застольных разговорах Гитлера" приводит слова фюрера от 5.04.42:
  
   "Когда русские специалисты приезжали к нам, чтобы купить станок, и им на заводе показывали буквально все, они заявляли, что в таком-то и таком-то углу такого-то цеха находятся образцы станков, которые им хотелось бы посмотреть, и очень точно описывали их.
   С помощью коммунистических организаций они в свое время создали систему шпионажа, которая и поныне превосходно работает".
  
   Так что не стоит показывать Сталина мелким заурядным деятелем, с которым никто не считался и который ни на что не мог влиять. Мог влиять, и на многое.
   Кстати, еще раз хочу остановиться на вопросе о досрочном "закапывании" Ледокола Революции. Давайте вспомним Г. Пикера:
  
   "...если бы не удалось во время вторжения русских в Румынию заставить их (Советы - В. Р.) ограничиться одной лишь Бессарабией и они забрали тогда себе румынские нефтяные месторождения, то самое позднее этой весной они бы задушили нас, ибо мы бы остались без источников горючего".
  
   Это очень важное признание Гитлера: он очень боялся, что Сталин во время известных "освободительных походов" не ограничится одной Бессарабией, но прихватит сразу и всю Румынию. А ведь мог, в самом деле! И пришел бы Ледоколу Революции "капут". Почему Сталин этого не сделал? Гитлер по простоте души своей думал, что это он перехитрил Сталина, заставив того ограничиться одной Бессарабией, но на самом деле получается, что за нос Гитлера водил Сталин, оставив захват Румынии на более удобное для себя время - что, собственно говоря, В. Суворов и утверждает.
   У А. Исаева постоянно звучит одна ключевая мысль: "В. Суворов все путает и искажает и на этой основе создает мифы". Да нет, не все путает и не все искажает.
   Скажите на милость, разве Сталин был не коммунист?
   Разве то, что он говорил про империалистов, которым надо дать перегрызть друг другу глотки, а затем начать освободительный поход - это миф?
   Разве то, что у нас в стране были в большом количестве самые подготовленные десантники, которым не нашлось работы в реальной войне - это миф?
   Разве у нас не было известной доктрины "Мы будем бить врага на его территории"?
   Разве является мифом тот общеизвестный факт, что только благодаря сталинской установке "Смертный бой социал-демократии" Гитлер смог придти в Германии к власти? Разве Троцкий был мифотворцем, когда заявил, что только благодаря Сталину Гитлер пришел к власти?
   Разве является мифом то, что немецкие танкисты и летчики были взращены в Советском Союзе? Я об этом читал еще годах в 70-х "в открытых советских источниках" и знал об этом, как сами понимаете, еще до знакомства с книгами Суворова.
   Разве является мифом огромное количество танков на начало войны, которые ни в чем не уступали немецким, а многие просто превосходили? А самолеты "чистого неба"? А лучшие штурмовики ИЛ-2, у которых Сталин приказал убрать стрелка, защищавшего заднюю полусферу - не нужен он был при ситуации "чистого неба"?
   Разве мифом является вопиющая нехватка топографических карт собственной территории? А. Исаев объясняет неудачи наших войск начального периода войны тем, что воевать еще не умели, и плотности войск были низки. А про нехватку карт ничего не говорит. А как же воевать, если невозможно ориентироваться на местности? Может быть, в этом причина и "неумения воевать" и "низкой плотности"?
   Я перечислил лишь несколько фактов навскидку. При желании можно вспомнить и про русско-немецкие разговорники, и про плакат "Родина-мать зовет!", которая не говорит, куда она зовет, и про песню "Вставай страна огромная!", которая была написана еще в первую мировую войну. И про то, как Сталин настолько "боялся" Гитлера, что пресекал любые разговоры о войне, настолько "верил" Гитлеру, что посылал в Германию эшелоны с зерном в то время, когда немецкие дивизии взламывали нашу оборону. Много еще можно набрать подобных "мифов". И уж согласитесь, когда видишь всю эту цепочку фактов во взаимосвязи, портрет Сталина отнюдь не выглядит белым и пушистым. Устроив в стране массовые репрессии и голод, он ясно показал, что не для защиты своего народа он создавал самую сильную армию мира. И ни при чем тут наступательные планы Франции или Англии. Какое Сталину было до них дело? Он шел своим путем и проводил свою политику, о которой не раз недвусмысленно декларировал: стравить капиталистов между собой, а потом войти и прибрать все к рукам.
   Правда, я бы лично не стал его за это очень сильно обвинять, как это делает В. Суворов. Капиталисты хотели того же по отношению к нам, поэтому они у меня умиления отнюдь не вызывают. Они называли Советский Союз "Империей зла", предлагая нам покаяться за преступления коммунистического режима, но сами каяться не хотят, что коммунистическую заразу занесли со своего "свободного" Запада. Из-за которой в моей стране погибли миллионы, если не десятки миллионов человек в гражданской войне, от голода и от репрессий. По большому счету, они заслужили того, чего готовил им Сталин.
   Суворов в одной из своих книг высказался в том духе, что если бы Сталину удалось в 1941 г. захватить Европу, то следом и Америке мало не показалось бы - не спасли бы ее два океана. Хочу по этому поводу высказать одну крамольную мысль. В годы "перестройки" кто-то из дегенератов и недоносков вбросил в массы зомби-программу: "если бы Гитлер захватил Россию, мы бы все сейчас пили баварское пиво". Мысль мерзкая и гнусная. Вот и я хочу высказать не менее мерзкую и гнусную мысль: А МОЖЕТ БЫТЬ И НЕ ТАК УЖ БЫЛО БЫ И ПЛОХО, ЕСЛИ БЫ СТАЛИН ЗАХВАТИЛ ЕВРОПУ, А ЗАТЕМ И ВЕСЬ МИР? Они, гады, делали все возможное, чтобы уничтожить императорскую Россию, все эти заокеанские банкиры Шиффы энд компани, спонсирующие Троцкого, все эти "Интелледжент сервис", организовавшие покушение на Григория Распутина, который один мог остановить Россию от вступления в бессмысленную мировую бойню. Все они хотели гибели России, все они импортировали в нашу страну коммунистическую заразу, а в итоге нас же за людоедов и держат, нас же мордой и тыкают. Жаль, что Сталину не удалось их мордой натыкать. Пили бы они протухшее "Жигулевское" пиво, покуривая ленинградскую "Приму", да материли на чем свет стоит всех этих Шиффов, чтоб неповадно было чужими руками жар загребать. Эх, мечты, мечты...
   Впрочем, отставим лирику.
   Хочу вернуться к главной проблеме в споре о советско-германской войне: в чем причина катастрофы, случившаяся 22 июня 1941 года? А. Исаев во введении под названием "А врать-то зачем?" пишет: "Историческая наука, несмотря на отсутствие специфических символов, как математические "знак интеграла" или "знак суммы", является не менее сложной наукой, требующей вдумчивого и серьезного подхода и определенных профессиональных навыков. В этом я убедился по собственному опыту, потратив несколько лет на изучение законов оперативного искусства, методов исторического исследования, документов и книг о той войне". Ну что ж, раз так, то можно с полным основанием ожидать от автора объективного, обоснованного профессионального мнения по поводу причин этой катастрофы. Выводы, как правило, выносятся в конец исследования. Вот и мы давайте заглянем в конец книги А. Исаева, в два последних абзаца, и прочитаем:
  
   "... История -- это отражение грубой реальности прошедших веков и десятилетий. В ней есть свои горькие и страшные страницы. На мой взгляд, неприятные страницы в истории любого народа неизбежны. Желание выдумать вместо них мифы объяснимо, но вряд ли имеет смысл претворять это желание в жизнь. Американский историк Уолтер Лорд написал о Перл-Харборе книгу, которую назвал "День позора". Такой же "день позора" для нас 22 июня 1941 г. Это грустно, это неприятно, но это факт, и от него никуда не денешься. Прятать, подобно страусам, голову в песок сладких мифов -- малодушно и глупо.
   Упреки РККА 1941 г. подобны упрекам молодому боксеру, тренировавшемуся в районном Дворце пионеров и полетевшему в нокдаун в бою с Майком Тайсоном на 10-й секунде первого раунда. Хотя тренировался этот боксер в меру своих сил, возможностей и уровня тренеров Дворца пионеров. Стать чемпионом мира, стуча кулаками по мясным тушам, можно только в кино "Рокки". То, что совершила РККА в 1941 г., это действительно бессмертный подвиг, это то же самое, что выстоять несколько раундов против Майка Тайсона, дравшись до этого только с такими же птенцами Дворца пионеров. РККА получила удар в недоразвернутом состоянии, пытаться остановить наступление при плотности 30-- 50 км на дивизию нереально. Можно только вести сдерживающие действия, откатываясь с рубежа на рубеж и разменивая время на пространство и постепенно выкусывая из войск противника по кусочку, -- раз за разом держать жуткие удары Майка Тайсона и пытаться все же врезать ему в ухо при удобном случае. И задача первого раунда была выполнена. В отличие от предыдущих ораторов (Польши, Франции) РККА продержалась на ногах до гонга, проиграв по очкам (потери), но не выбыв из поединка...".
  
   Вот он, обоснованный объективный вывод большой по объему и во многом добросовестной книги А. Исаева: гитлеровская германская армия - это Майк Тайсон, а Красная Армия на тот момент была сопливым мальчишкой из Дворца пионеров. Этот вывод сделал профессиональный (видимо) историк, который несколько лет потратил на изучение методов оперативного искусства и т.п. (см. цитату выше).
   Я не являюсь ни профессиональным историком, ни профессиональным военным, ни профессиональным писателем, ни даже профессиональным боксером. Я обычный среднестатистический россиянин, который хочет разобраться в проблеме и который вынужден принимать на веру те или иные утверждения. Я тот самый читатель, которого хотят убедить в том или ином мнении. Вот читаю я Суворова - все очень убедительно. Читаю Исаева - еще более убедительней. Вся беда в том, что Суворов доказывает одно, а Исаев совершенно противоположное. Что же мне, среднестатистическому россиянину делать, кому верить - проверить-то утверждения что того, что другого возможностей почти нет. Остается мне только две вещи: сравнительный анализ и здравый смысл. Вот и давайте сравним утверждения А. Исаева и В. Суворова по поводу "Майка Тайсона" с точки зрения здравого смысла. Мнение А. Исаева я уже привел. Теперь почитаем В. Суворова. Прошу прощения, я приведу большую цитату - для наглядности.
  
   "В сентябре 1939 года сложились просто великолепные условия для проведения молниеносной войны Германией. Сплошная оборона польской армии по периметру страны была невозможна... Германской армии не надо было прорывать оборону. Впереди - ровная местность, идеально подходящая для наступления и совершенно непригодная для обороны. Через Польшу течет Висла. Но ее форсировать не надо. Войска Гитлера находились по обе стороны Вислы и шли к ней с разных сторон. Других серьезных водных преград нет. Удар по Варшаве можно наносить с любой стороны. От границы основной территории Германии до Варшавы - 230 километров. От границы восточной Пруссии до Варшавы - 110 километров. Это означает, что базы снабжения переносить не надо. Можно снабжать войска со стационарных складов мирного времени. Никакие сотни тысяч боеприпасов, горюче-смазочных материалов и прочих предметов снабжения не требуется никуда перемещать. В принципе рывок к Варшаве можно совершить без дозаправки танков. Заправились в Германии - и вперед! Обороны-то впереди нет. Она невозможна. И не надо разворачивать полевых госпиталей, можно раненых вывозить в стационарные госпитали мирного времени. Авиацию также никуда перебазировать не придется - она ведет боевые действия со своих постоянных аэродромов. И командные пункты с узлами связи остаются на месте в подземных бункерах. Вперед можно выдвинуть только небольшие оперативные группы управления.
   Война началась 1 сентября 1939 года. Весь блицкриг - одна неделя. Через неделю начались бои за Варшаву. Это уже не блицкриг. Это штурм города продолжительностью в три недели. И вот эту бандитскую расправу гитлеровские агитаторы возвели в ранг выдающейся стратегической операции: Германия, мол, постигла принципы ведения современной войны!
   Однако не все шло все так гладко, как это сейчас представляется. Об этом не было принято говорить: а ведь германский блицкриг в Польше провалился. 15 сентября 1939 года, через две недели после начала Второй мировой войны, резко снизилась активность германской авиации и началась массовая остановка германских танковых и автомобильных колонн. Мне посчастливилось беседовать с польскими военными историками, которые показывали совершенно потрясающие документы: в германской армии иссяк бензин. Я не вхожу подробно в этот вопрос потому, что в Польше над этой темой давно и упорно работают мои польские коллеги, которым я всей душой желаю успеха. Считаю, что разработка этой темы открывает нам совершенно новую перспективу на всю Вторую мировую войну: вторжение Красной Армии в Польшу 17 сентября 1939 года - это сталинская рука помощи бесноватому другу. Без этого весь блицкриг захлебнулся бы еще на второй неделе войны.
   ... В октябре 1939 года германские и советские дивизии в Польше прекратили боевые действия. На оккупированных территориях Польши работали гитлеровские и сталинские палачи и каратели, шли массовые чистки с уничтожением тысяч людей. Но это уже не из области боевого опыта. Эти действия не могли дать Вермахту дополнительного опыта ведения современной войны. А на Западе - "странная война", т.е. никакой войны. Всю осень и зиму германская армия и армии западных союзников простояли друг против друга, не предпринимая ничего.
   В апреле 1940 года германская армия захватили Данию и Норвегию. Захватила быстро. Но считать это блицкригом нельзя. Тут не было использовано сколько-нибудь значительного количества танков, артиллерии и авиации. В смысле развития военного искусства эти операции не дали ничего нового.
   10 мая 1940 года начинается настоящая война против Франции. Германские войска нанесли массированный удар через Арденнские горы в обход "линии Мажино". 20 мая германские танковые колонны вышли к Па-де-Кале. Операция блистательная в замысле и исполнении. Германские генералы нашли слабое место в обороне противника и двинули вперед танковые дивизии, которые стремительно вышли к морю. "Немецкий танковый поток промчался в обход громоздких скоплений союзников" (Лиддел Гарт. Стратегия непрямых действий. С. 307).
   Все это великолепно. Но это только 300 километров пути и десять дней боевых действий. Никакого особого опыта войска от таких действий не получают. Войска идут в колоннах. Каждый танковый экипаж видит перед собой только корму танка, который идет впереди. Никому, до командиров батальонов и полков включительно, ни о чем думать не надо, не надо принимать никаких решений: только держи скорость и дистанцию. Выход к морю означал поражение западных союзников...
   ... После разгрома Франции война на континенте снова утихла. Продолжалась война на море против Британии. Но ничего нового в действии флотов не было. Через океан шли конвои, подводные лодки топили транспортные корабли, а надводные боевые корабли охотились за подводными лодками, линкоры гонялись за линкорами... Все это никак не могло прибавить боевого опыта немецким танкистам, пехоте, артиллеристам, мотоциклистам, велосипедистам, саперам, войсковым разведчикам, погонщикам гужевых обозов.
   Продолжалась также воздушная война против Британии: бомбардировщики бомбили города, заводы, порты, аэродромы, а истребители их отгоняли. Ничего нового и революционного в этих действиях не было. Эти действия давали опыт летчикам, но никак не обогащали теорию блицкрига, ибо авиация действовала самостоятельно, а германские сухопутные войска бездействовали. И если эти налеты и воздушные бои продолжались месяц за месяцем, то никакой это уже не блицкриг. Точно такой же опыт имели и сотни советских летчиков, которые воевали в Испании и Китае: долгие месяцы воздушных боев, удары по городам, коммуникациям, аэродромам...
   Так кто же придумал глупость, что германская армия вступила на советскую территорию, имея двухлетний опыт ведения современной войны? Я насчитал 17 дней: 7 - в Польше и 10 - во Франции". (В. Суворов "Самоубийство")
  
   Итак, резюмируем. Боевой опыт германской армии по проведению блицкрига: 7 дней в Польше и 10 дней во Франции. Боевой опыт Красной Армии оказался все же чуть-чуть побольше: ожесточенные бои на озере Хасан и на Халхин-Голе и зимняя война в приполярных условиях Финляндии, которая двадцать лет готовилась к войне с Советским Союзом. Ну и кто здесь, спрашивается, Майк Тайсон? И кто здесь сопливый мальчишка из Дворца пионеров? И кто здесь, спрашивается, создает "сладкие мифы"?
   А Исаев, посвятивший несколько лет на изучение "законов оперативного искусства, методов исторического исследования, документов и книг о той войне", в своей книге упорно навязывает читателю одну мысль: не собирался Сталин напасть на Германию. Не было у Сталина ни желания, ни возможностей (сопливые мы мальчишки из Дворца пионеров!). Танки КВ и Т-34 "чудо-оружием" не являлись (так, жестяные банки, которые легко подбивались немецкими зенитками). Производство 150 тыс. "самолетов-шакалов" в расчет брать не обязательно - зачем? Ведь если у нас есть 150 тыс. человек, носящих фамилию Иванов, то совершенно естественно, что у нас должно быть и столько же самолетов "чистого неба" - так, на всякий случай, ради мировой моды, и ни о каких агрессивных планах это не говорит. Теория В. Суворова о наступательном и оборонительном оружии - это бред сивой кобылы в лунную ночь: в самом деле, разве нельзя использовать дальнобойные винтовки в атаке, уничтожая вражескую силу в окопах за километр-полтора, и разве нельзя использовать короткострельные автоматы в защите? Подпустим врага метров на 100, да зададим ему жару! Огромный военный и экономический потенциал Советского Союза в расчет не берется - зачем? И так ведь ясно, что мы - сопливые мальчишки из Дворца пионеров. А вот Германия - о-о-о! Это гора мускулов, непобедимый Майк Тайсон! Как же можно было помышлять о драке с таким чудовищем? Вот Сталин и не помышлял, сидел тихой мышкой и не рыпался.
   Вы меня извините, но то, что внушает нам А. Исаев, это полнейший ... не хочу говорить "бред". Скажем так: МИФ. Не будем, по совету А. Исаева, прятать голову, подобно страусам, в песок сладких мифов (кстати, страусы прячут голову не в песок, а под крыло), а честно и непредвзято посмотрим на факты.
   1. Красная Армия имела боевой опыт несравнимо больший, чем боевой опыт вермахта.
   2. По количеству и по качеству вооружения Красная Армия превосходила германскую в разы.
   3. То же самое и по возможности поставить солдат под ружье - в разы.
   4. У Советского Союза было то, чего не было у Германии: огромный промышленный потенциал. Была нефть, был Урал, был Кузбасс, до которых Гитлер при всем желании добраться бы не смог.
   5. А еще у Советского Союза были огромные территории, которые при всем желании невозможно захватить с помощью "блицкрига".
   И после этого нам хотят внушить, что мы были сопливыми мальчишками из Дворца пионеров! Знаете, я глубоко сомневаюсь, что мальчишка, получивший тяжелый удар на 10 секунде от Майка Тайсона, способен после этого подняться, не то, что продолжать бой. А Советский Союз не только поднялся, но и, получив еще несколько увесистых плюх, тем не менее, смог победить. Кроме того, если уж сравнивать ту войну с боксерским поединком, то уместнее ее сравнить с уличной дракой. В драке после нокдауна счет не открывают, давая возможность прийти в себя, а сразу забивают и запинывают яростно и жестоко. И если Советский Союз выжил под градом смертельных ударов, а затем поднялся и победил, то кто же, спрашивается, здесь сопливый мальчишка из Дворца пионеров?
   Теперь давайте посмотрим на само "чудовище", на этого страшного "Майка Тайсона" немецкого разлива. Вот что пишет в книге "Оседлай молнию!" другой исследователь отечественной истории Максим Калашников:
  
   "Уходит угар антигитлеровской пропаганды, и теперь мы знаем, что не было никаких гор оружия и колоссальной военной машины, подготовленной Гитлером к началу войны. Те картинки Германии, которые нам упорно показывали и показывают, образы Германии с танками "Тигр" и ракетами "Фау", со сверхвоенизированной экономикой и тотальной мобилизацией - это картины рейха 1943-1945 годов, далеких от Германии 1939-1942 годов, как небо от земли. 1939-1942 годы - это история покорения половины мира людьми на моторизованных жестянках. Людьми, у которых вечно не хватало ни солдат, ни горючего, ни боеприпасов... Немцы действительно шли на войну не с пистолетами-пулеметами, а с винтовками, у них не хватало автотранспорта, им приходилось чуть ли не кустарным образом делать самоходную артиллерию, у них постоянно не хватало снарядов и т.д.
   В начале 1941-го ... положение рейха было практически безнадежным. Любой аналитик в той обстановке сказал бы, что Гитлер обречен на полный крах в течение самое большее одного года. Германия полностью зависит от поставок железной руды, марганца и леса из Скандинавии, которые идут по Балтийскому морю. Перерезать эту артерию легче легкого - только у Сталина на Балтике флот обладает полным превосходством над куцыми ВМС Германии, а подводных лодок у Краснознаменного Балтфлота больше, чем у всего Рейха, это не считая самолетов морской авиации. Рейх, которому нужно как минимум 20 миллионов тонн нефти в год, едва-едва, с промыслами Венгрии, Румынии и своими заводами по выделке синтетического горючего из угля наскребал 10 миллионов тонн. Немцев постоянно терзал топливно-энергетический голод. И что же? Они воюют шесть лет! И еще как воюют! Хотя советские аналитики летом сорок первого считали, что гитлеровцев к зиме постигнет топливная катастрофа, немцы продолжали биться и через год, и через два, и через три!
   Нам говорили, будто на службе рейха стояла промышленность всех захваченных немцами стран. Это тоже во многом миф. Оккупированная Европа не очень-то трудилась на немцев. Чешская промышленность действительно работала на Гитлера. Австрийская тоже, но она была в то время довольно слабой. Италия Муссолини едва сама себя обеспечивала. Греция, Югославия, Польша, Норвегия с Данией? Ну, только продовольствием могли помочь. А вот что делала, например, Франция, самое большое и самое индустриально развитое государство Европы из всех, захваченных германцами? Почитайте воспоминания немецких подводников, которые базировались на Атлантическом побережье Франции, и мемуары гитлеровского министра вооружений Альберта Шпеера. Захваченная страшным Гитлером Франция материально жила лучше Германии, в ее магазинах было намного больше товаров, а французская промышленность не надрывалась, выполняя военные заказы оккупантов. Только в конце 1943 года Шпеер начал переговоры с французским правительством Виши о сотрудничестве. Немцы не смогли воспользоваться ни французским военным флотом, ни французскими колониями. При этом война с партизанами на Балканах поглощала громадные ресурсы рейха, отвлекала на себя внушительную армию. И ни одна из захваченных Гитлером стран не дала ему главного - нефти.
   Полно лгать! Немцы собрались с силами и осуществили девиз "Все - для фронта!" только после разгромов под Москвой в зиму 1941-42 и под Сталинградом в холода 1942-43 годов. До этого они сокращали производство оружия и все время боялись перенапрячь свой народ, подвергнуть его лишениям. Уже известно, что мобилизация гитлеровской экономики никогда не достигала уровня 1915-1916 годов, что в сороковых их промышленность давала меньше боеприпасов, чем в Первую мировую, а паровозов у Гитлера имелось меньше, чем у кайзера в 1914-1918 годах. Немцы вступили во Вторую мировую с до смешного крохотным военным флотом, с небольшими танковыми и авиационными силами. У них в 1939-м все-то и было, что 711 истребителей! В отличие от англичан и русских Гитлер смертельно боялся, что немцы в тылу будут страдать от войны, и потому до последнего не решался гнать женщин на военные заводы, запрещать домашнюю прислугу и даже снижать выпуск гражданских товаров ради наращивания военного производства. И это при невероятном дефиците сырья в рейхе, при острой нехватке индустриальных кадров!
   Во время "грандиозной" воздушной битвы за Англию в 1940-м немцы сокращали выпуск боевых самолетов на своих заводах, а на нас, русских, в 1941-м они напали, в разы уступая нам по числу бойцов, бронетехники и авиации. И что материально-экономически они проиграли войну русским только тогда, когда Япония не поддержала Гитлера с Востока и когда Сталин летом сорок первого начал переброску военной промышленности за Урал, делая ее недосягаемой для налетов весьма и весьма "недальнобойных" немецких бомбардировщиков".
  
   Если это все правда хотя бы только на одну десятую - а боюсь, что это правда на все сто процентов, - то чего тогда стоят годы изучения оперативного искусства и методов исторического исследования, если в результате делается вывод об "ужасном Майке Тайсоне"?
   А. Исаев, пытаясь напугать читателя германской военной мощью, тут и там приводит факты того, как немцы проламывали оборону советских войск, которые терпели поражения из-за низкой плотности. Но так и не объяснил, а нужны ли были эти "плотности" возле самой границы? Для обороны выгоднее держать войска в глуби территории, чтобы иметь запас маневра. Пусть германские войска вторгаются через границу, пусть проламывают оборону несуществующих войск - много ли можно наделать дырок в воздухе? Зато без горючего немецкие танки далеко бы не ушли. И вот тогда-то, когда вся германская бронетехника встала, советские войска всей своей пятимиллионной мощью могли нанести сокрушительный контрудар из глуби своей территории. Посмотрели бы мы на "плотности" германского вермахта! И для того, чтобы это понять, не обязательно исходить из бытовой логики, в чем А. Исаев постоянно упрекает В. Суворова. Достаточно знать историю. Пример - Отечественная война 1812 года. Кутузов постоянно избегал боестолкновения с Наполеоном, постепенно, но неуклонно затягивая французские войска в глубь России - даже Москву сдал. Потому как знал: вход в Россию рубль, а выход - даже не два, а двадцать два. Наполеон, при всем его полководческом гении, этой истины не знал. Гитлер, похоже, тоже. Но им, европейцам, привыкшим сидеть на теплых унитазах, это простительно. Непростительно это нашим стратегам. Неужели Сталин не знал опыта войны 1812-го года?
   А. Исаев пишет: неприятные страницы в истории есть у каждого народа, поэтому, мол, примем как неизбежность и фиаско 22 июня 1941 года. Дескать, иногда такое случается, что поделаешь. Зато дальше-то - ого-го-го! Ажно до самого Берлина дошкрябали. Герои. Молодцы. Только я бы сказал словами Фурманова, обращенными к Чапаеву: Александр Македонский был, конечно, великим полководцем, только зачем стулья-то ломать? Нельзя ли было как-нибудь без фиаско?
   Сокрушительный разгром советских войск 22-го июня произошел по одной простой (вернее сказать, одной из главных) логичной причине - хотите, обвиняйте меня наряду с В. Суворовым в бытовой логике, хотите, нет, - что наши войска стояли на границе. И это, что называется, есть "реальность, данная нам в ощущениях". Не было бы войск на границе, не было бы и разгрома. А если кто-то будет утверждать, что германские войска были настолько непобедимы, что все равно разгромили бы наши войска, даже после 500-километрового марша по пересеченной местности, то попрошу этот тезис аргументировать. А в мифы я верить не собираюсь.
  
  
   О ЗАГРАЖДЕНИЯХ
  
   Пока я писал эту статью, мне удалось приобрести новую книгу В. Суворова под названием "Беру свои слова обратно". Читаю, сопоставляю и вижу: прав В. Суворов а не его опровергатели. Вот вам еще один пример того, как А. Исаев в своей книге "Антисуворов" "опровергает" В. Суворова. Когда он объясняет причины того, что наши укрепления "Линии Молотова" не смогли удержать вражеский штурм, он пишет следующее:
  
   А. Исаев:
   " ДОТы, как и танки, несмотря на свой грозный вид, беспомощны без пехотинцев с винтовками и пулеметами вокруг них. Это называется "пехотное заполнение" укрепрайона. Форты Во и Дуомон крепости Верден удержались только потому, что у их стен сражались пехотинцы. Когда французские войска отступали к Вердену, солдаты обходили форты, считая их мишенью для артиллерии. Взятие бельгийских крепостей Льеж и Намюр подорвало веру в укрепления. Верден был даже разоружен. Но бои зимой 1915 г. показали, что форты неплохо держатся во взаимодействии с пехотой. Укрепления XX столетия не выживали, если их не прикрывали дивизии массовой армии. Пехотинцы в окопах вокруг мешали подобраться к ДОТам командам с канистрами, подрывными зарядами и огнеметами. Артиллерия пехотных соединений мешала выкатить на прямую наводку орудия для стрельбы по амбразурам и осложняла жизнь осадной артиллерии в целом. В свою очередь бетонные коробки прикрывали пехотинцев огнем своих пулеметов и пушек. Проблема "Линии Молотова" была в отсутствии пехотного заполнения. Точно так же, как KB и Т-34 механизированных корпусов страдали без мотострелков, ДОТы на новой и старой границе были обречены на гибель без стрелковых дивизий".
   " Наступление блокировочного отряда проводится следующим образом. Под прикрытием артиллерийского, минометного и пулеметного огня блокировочный отряд небольшими перебежками пытается достигнуть проволочного заграждения перед долговременной огневой точкой. Если нужно, дымовая подгруппа ставит непосредственно перед долговременной огневой точкой дымовую завесу. Ударная подгруппа проделывает проходы в проволочных заграждениях и пропускает подрывную подгруппу, которая подползает к долговременной огневой точке для разрушения выходящих на поверхность частей сооружения (броня, стволы орудий, пулеметы, вентиляционные отверстия). Через образовавшиеся после взрывов разрушения в амбразурах подрывники забрасывают защитников долговременной огневой точки ручными гранатами. С тыла под прикрытием дымовой завесы подбирается огнеметная подгруппа, которая выжигает входные двери казематов". (Разведывательный бюллетень No 25 // Германская тактика (по опыту войны СССР с Германией). М.: Воениздат НКО СССР, 1942. С. 70-- 71.)"
   А вот совершенно то же самое пишет опровергаемый В. Суворов:
   "... Надолбы и рвы хороши против танков. Но только если позади них - окопы и траншеи. Да не пустые, а занятые войсками, которые своим огнем саперов к заграждениям не подпускают. Если же никто рвы и надолбы не охраняет и огнем не прикрывает, то нет от них прока. Подойдут вражеские саперы, не спеша установят заряды, взорвут надолбы или завалят стенки рва. Работы на десять минут. Или на пять. Еще проще: противник такие заграждения может обойти". (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Ну, и кто кого опровергает? Кто сказки выдумывает? Что один, что другой утверждает, что без пехотного прикрытия УРы устоять не могут - вот они и не устояли. Весь только вопрос: отчего не было пехотного прикрытия? И вот здесь-то вскрывается разница в ответах.
   А. Исаев:
   " Судьба ДОТов и их гарнизонов сложилась трагически на фоне общего неблагоприятного развития событий летом 1941 г. Одно звено цепи тянуло за собой другое. Бетонные ДОТы, как и любой другой вид вооружений, не являются изначально чудо-оружием. У армии середины XX столетия было достаточно средств для уничтожения долговременных укреплений. Они могли сыграть весомую роль только во взаимодействии с другими родами войск. Недоразвернутость армии лишала УРы пехотного заполнения, недостроенность линии укреплений облегчала прорыв на направлениях главных ударов".
   То есть, причина захвата наших УРов немецкими войсками, это недоразвернутость армии. То есть то же самое, о чем А. Исаев нам упорно вдалбливает: низкие плотности. Но давайте для равновесия послушаем и другую точку зрения:
   В. Суворов:
   "Еще вопрос: как случилось, что огромную крепость (имеется в виду печально известная Брестская крепость - В. Р.) с внешним периодом в 45 километров окружили за несколько часов?
   Перед самым крушением Советского Союза ответ на этот вопрос дал заместитель начальника Генерального штаба Вооруженных Сил СССР генерал армии М. А. Гареев: "На участке протяженностью 80-100 километров севернее и южнее Бреста вообще не было войск" (Мужество. 1991. N 5, С. 256).
   Вот причина окружения. С одной стороны, "в Бресте скопилось огромное количество войск" (Л. М. Сандалов. На московском направлении. С. 58), с другой - правее и левее Бреста на десятки километров - никого. Дикое скопище в центре, а фланги открыты. При таком расположении советские войска в Бресте были просто подставлены под окружение и разгром.
   Чем же эти войска занимались? Если справа и слева от города на сотню километров границу не защищал никто, то может быть, войска в Бресте готовили оборону самого города и крепости?
   Вовсе нет. "На оборону самой крепости по окружному плану предназначался лишь один стрелковый батальон с артдивизионом" (Там же. С. 52)". (В. Суворов. "Беру свои слова обратно")
   Из этого отрывка мы узнаем, согласно словам Л. М. Сандалова, что в Бресте было:
   1. Огромное скопище войск - несмотря на утверждения А. Исаева, что войск на границе было мало;
   2. Для обороны Бреста был выделен всего один стрелковый батальон с одним артдивизионом.
   Иными словами, кроме одного стрелкового батальона и одного артдивизиона остальные войска, согласно окружному плану, для защиты крепости использовать не планировалось. А что планировалось?
   Тайна сия великая есть... Однако, если советским войскам в соответствии с планами предписывалось бы все же встать в оборону, то, несмотря на утверждения А. Исаева о низких плотностях, этих плотностей для обороны вполне бы хватило, о чем Л. М. Сандалов сам же признался:
   "Из приведенных данных видно, что армия располагала большими силами. Если учесть, что полоса прикрытия не превышала 150 километров, из которых около 60 км были почти непригодны для действий войск, то армия могла создать оборону с большой плотностью войск и техники на 1 км фронта. (Л. М. Сандалов. Первые дни войны., М. , 1989. С. 55).
   Спрашивается: почему армия не создала такую оборону? Вопрос без ответа...
   А. Исаев, пытаясь объяснить причины нашего разгрома, наряду с низкими плотностями, приводит как второй аргумент факт незавершенного строительства наших УРов. Но если войска изначально не собирались обороняться, как мы только что выяснили, опираясь на свидетельство Л. М. Сандалова, то какое значение имеет незавершенность строительства? Ладно, поверим, что войска тут стояли не для обороны и не для нападения - так, отдыхали на фоне природы. Но если все же предположить, что советское командование хотело их использовать для наступления, то незавершенность строительства укреплений вообще теряет какое-то значение - какая разница, завершено строительство или не завершено, если войска ушли далеко на запад и войны здесь уже не будет?
   Да ведь дело-то даже и не в том, что Брестская крепость была недостроена (Была она очень даже достроена). Дело в том, что, как справедливо утверждает В. Суворов, даже недостроенная крепость - все лучше, чем никакой, чем война в чистом поле:
   "В 1944 году Брестскую крепость штурмовал Рокоссовский. Она была уже порядочно разбитой. Но двухдневный штурм захлебнулся в крови советских солдат. Ибо даже разбитая Брестская крепость представляла собой грозную твердыню.
   А в 1941 году германская пехота ворвалась в цитадель утром первого дня войны". (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Каким образом немцам это удалось? Ответ В. Суворова неумолимо жесток, но правдив: потому что к обороне не готовились. А все наши УРы, благодаря идиотскому приказу Жукова, оказались без своих защитников. Вот что пишет об этом приказе Жукова В. Суворов:
   "Не в том беда, что ДОТы были непрочными или слабовооруженными, а в том, что гарнизоны не успели их занять...
   ... По всей границе - то же самое. Рассказывает полковник Д. А. Морозов, который встретил войну совсем на другом направлении: "Мощные сооружения не были заняты своевременно советскими войсками и не оправдали тех надежд, которые возлагало на них командование"...(О них не упоминалось в сводках. М. 1965. С. 9).
   ... Приказ вывести гарнизоны из ДОТов и возвратить все запасы на склады был отдан Жуковым 2 мая 1941 года. Не в одной роте ДОТы оказались без личного состава, без снарядов, патронов и продовольствия, а часто и без людей, но во всех. От Балтики до устья Дуная" (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Что же это получается: вся граница наводнена войсками, а в укрепрайонах пусто, защищать их некому. Это ли не бред? Но это еще цветочки. Вот вам еще и ягодки.
   В. Суворов:
   ""В полосе 4-й армии срок занятия Брестского укрепленного района был определен округом для одной стрелковой дивизии 30 часов, для другой - 9 часов" (Л. М. Сандалов. Первые дни войны. С. 12). План простой и понятный: если немцы внезапно нападут в 4 часа утра, то одна советская дивизия займет оборону вокруг ДОТов, которые стоят прямо вдоль пограничной реки, к 13 часам, а другая дивизия - через сутки, к 10 часам утра следующего дня. К этому генерал-полковник Сандалов добавляет, что "на учебных тревогах выяснилось, что эти сроки являются заниженными". Иными словами, сроки нереальные. В такие фантастически короткие сроки дивизии просто не успевали занять оборону в укрепленном районе" (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   То есть, в случае нападения немцев, встречать агрессора будет не просто некому, но и некогда: за 9 часов, а тем более за 30, враг будет уже далеко - Митькой звали... И это называется, подготовились к обороне?
   То, что оборона даже и не замысливалась, говорит хотя бы тот факт, что тут же, в Брестской крепости находился окружной военный госпиталь. О чем это говорит? А вот о чем:
   "В мирное время лечение личного состава организовано по простой двухступенчатой схеме: санитарная часть полка (иногда дивизии) - окружной военный госпиталь. Солдат - молодой здоровый парень, никаких серьезных болезней у него быть не может. Потому солдата, как правило, лечат на месте. И только если требуется сложное лечение, например, хирургическое вмешательство, тогда его отправляют в окружной военный госпиталь.
   ... И вот представим ситуацию. В 100-й стрелковой дивизии, которая находилась в районе Минска, у рядового Иванова воспален аппендикс. Местный эскулап пишет направление: Иванова доставить в приграничную полосу для срочной операции...
   До германского вторжения в окружной военный госпиталь на Госпитальный остров Брестской крепости возили бойцов и командиров из Витебска, Могилева, Смоленска за 400, 500, 600 километров, из глубокого тыла прямо к пограничным столбам". (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Если бы замышлялась оборона, то окружной госпиталь надо было переносить подальше в тыл, как считаете?
   "Вы где-нибудь когда-нибудь такое встречали, чтобы государство развернуло крупнейший военный госпиталь прямо на границе с соседней страной? Да не просто на границе, а на центральной магистрали, которая связывает две столицы! Прямо рядом с пограничными постами. Мыслимое ли дело: в мирное время армия Пакистана поставила бы крупный стационарный военный госпиталь в сотне метров от границы с Индией? И именно там, где границу пересекает дорога между двумя столицами. Или, допустим, появился сирийский военный госпиталь на границе дружественного Израиля. Да зачем же? Неужели им в Сирии земли мало?
   Вот я и думаю: неужели товарищу Сталину земли в России не хватало, чтобы военные госпитали к пограничным столбам выносить?
   Теперь представим ту же ситуацию, но уменьшим масштаб. Вообразите себя начальником штаба корпуса или общевойсковой армии. Возможность войны не исключена. Ваши дивизии готовятся к обороне. Каждая дивизия занимает полосу в 30 километров по фронту и 20 километров в глубину. И вот командир одной из этих дивизий решил дивизионный госпиталь расположить прямо на переднем крае, да не по центру боевого порядка, а на левом фланге, на самом краю.
   Получается, что в оборонительном бою предстоит под огнем противника возить раненых вдоль фронта с правого фланга на левый. За 30 километров. Но если и довезем беднягу, то предстоит его лечить прямо на переднем крае. Опять же под огнем противника".
   "Если готовилась оборона, то выбор места для этого госпиталя - преступление. Как сюда возить раненых из соседних армий? За 200, 300, 400 километров вдоль фронта? Через разрывы снарядов? Под градом осколков? Но больные и раненые будут не только на переднем крае, но и в тылу. Например, пострадавшие от бомбежек. И что прикажете делать: возить раненых из глубокого тыла на передний край? Да и что толку людей с особо опасными ранениями везти в Брестскую крепость, если она с первых минут оборонительной войны в любом случае окажется под огнем противника?" (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Ну, и что же вы на это скажете? Как надо понимать сей идиотизм? Наверное, так, как и утверждает В. Суворов:
   "Высказываю мнение, и можете не соглашаться. Можете опровергать. Сдается мне, что перед войной центральный госпиталь будущего Западного фронта на берегу пограничной реки развернули только потому, что было решено границу слегка отодвинуть. Причем в обозримом будущем. Если готовилось нападение на Германию, то лучшего места для главного госпиталя Западного фронта не найти. Москва - Смоленск - Минск - Барановичи - Брест - Варшава - Берлин - это главное стратегическое направление войны. Это центральная ось. Это главная магистраль. По ней будет идти основной поток грузов в действующую армию. По ней же в обратном направлении - поток пленных и раненых. Именно на этой магистрали, именно в Бресте на самой границе, на самом краешке советской земли и следовало ставить самый лучший госпиталь Западного фронта. За государственной границей вслед стремительно уходящим вперед войскам пойдут подвижные госпитали. А тут - стационарный. Развернутый уже в мирное время. Если нужна срочная и очень сложная операция, так чтоб не вести до Минска, Смоленска и Москвы...
   Если же отрицать агрессивные намерения и замыслы командования Красной Армии, тогда не только генерал-майора Климовских, но и генерала армии Жукова следует считать кретинами и преступниками" (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Именно Жукова и надо признать кретином и преступником, потому как именно он отвечал за всю предвоенную подготовку, происходившую в стране, в том числе за месторасположение окружного военного госпиталя. Ну и, прицепом, за многое чего другое.
  
   К ВОПРОСУ О ШУЛЕРАХ
  
   Мысль В. Суворова о сталинских планах захвата Европы настолько неприятна нашим отечественным историкам, что в попытках опровержения В. Суворова они иной раз заходят за пределы и здравого смысла и элементарной человеческой этики. Вот, например, материал "Шулер от истории" некоего Ю. Веремеева. В отличие от А. Исаева, который свои опровержения строит на основе холодной беспристрастности, Ю. Веремеев тут и там вплетает свое личное отношение к В. Суворову. А отношение его простое: шулер от истории. И тоже приводит множество фактов. Кому верить? Ведь вся беда в том, что обычному читателю эти факты малодоступны, хотя бы в силу того, что нет времени на их добывание и осмысление - ну, не историки мы. Зато можно сравнить аргументы самих опровергателей и сделать вывод. Вот, я и попытался.
   Вот Ю. Веремеев пишет:
  
   "Не безгует Резун и ложью, лежащей на поверхности. Здесь же чуть ниже на читателя, придавленного "жуковской ложью", обрушивается еще одна цитата из Жукова: "Количественное превосходство войск врага было велико - в 5-6 и более раз, особенно в танках, артиллерии, авиации"
   Г-н Резун просто ухахатывается от этой "лжи". Тут же он лихо делит 3712 немецких танков на пять и получает 742. Торжествующе Суворов хватает Жукова за язык - мол если ты пишешь, что за полтора года РККА получила 7 тыс. танков, то куда к 22 июня девались все эти тысячи.
   Но во-первых, прочтите жуковскую цитату повнимательнее. Сразу становится ясным, что Жуков имел в виду ОБЩЕЕ ПРЕВОСХОДСТВО НЕМЦЕВ В СИЛАХ (выделено Ю. Веремеевым - В. Р.), но отнюдь не арифметическое соотношение количества танков, самолетов. А во-вторых, любой курсант второго курса танкового училища знает, что наступление будет успешным лишь в том случае, если на направлении главного удара наступающий превосходит обороняющегося не менее, чем в четыре раза. Лучше, если в пять - шесть раз. И немецкие генералы это знали. Естественно, что они и начали наступление, когда обеспечили себе превосходство в силах. Или Резун не знает азбучных истин тактики общевойскового боя? Да нет, он-то, наверное знает. Но он еще знает, что читатель в военных училищах не учился и основ тактики не знает. А значит слопает и эту наживку".
  
   Какой вывод напрашивается из этой цитаты? Выводов много, но самый главный: мы наступать не собирались. Немцы, вон, собирались, вот они и сконцентрировали свои силы в количестве 5-6 кратного превосходства. Чего же тут непонятного? Все про это знают - и немецкие генералы это знали, и Жуков это знал, и курсанты второго курса танкового училища это знали, один Резун или не знает, или умалчивает - позор Резуну!
   Только вот хочется спросить: если знали, отчего же тогда не остановили? Готовились к войне, готовились, наступать не собирались, только обороняться, ожидали 5-6 кратного превосходства сил противника, а как только он напал, тут и закричали: караул, убивают! Чего стоит тогда вся эта подготовка к войне?
   Ю. Веремеев пишет: прочтите жуковскую фразу внимательнее. Хорошо, читаем еще раз: "Количественное превосходство войск врага было велико - в 5-6 и более раз, особенно в танках, артиллерии, авиации". Прочитали, прикинули - превосходство в 5-6 раз. И более. ОСОБЕННО В ТАНКАХ, АРТИЛЛЕРИИ, АВИАЦИИ. В чем не прав Резун? Оказывается в том, что он слишком арифметически подошел к подсчету танков и самолетов и чересчур лихо разделил 3712 немецких танков на пять и получил цифру 742. Извините, а какую цифру он должен был получить? Согласен, если разделить 3712 на 5, то получается не ровно 742, а 742 и еще 4 десятых. Ну и что, в чем принципиальная разница? Или, может быть, Ю. Веремеев имеет в виду, что по танкам должна быть иная статистика? Дескать, в 5-6 раз у немцев было превосходство ВООБЩЕ, а в танках-то как раз превосходства и не было? Если так, то конечно, 3712 делить на 5 не придется, а, значит, и не врал Жуков про количество наших танков. Иначе, как понять фразу Ю. Веремеева, что "Жуков имел в виду общее превосходство немцев в силах, но отнюдь не арифметическое соотношение количества танков, самолетов"? Вот только сам Жуков недвусмысленно заявил: 5-6 кратное превосходство, особенно (Особенно!) в танках. Точка! Поэтому нечего наводить тень на плетень и называть Резуна лгуном. Нет в его словах лжи, и сделал он только то, что и полагалось: разделил количество немецких танков на 5 в соответствии со словами Жукова о 5-6 кратном превосходстве. Любой нормальный человек, знакомый с элементарными правилами арифметики, сделал бы так же.
   Что же касается "общего превосходства" в силах, то я согласен, что цифра в 5-6 раз есть среднеарифметическое число. Иными словами, в одних родах войск немцы имели 10-кратное превосходство, в других - двукратное. А в среднем вышло 5-6 крат. Логично. Вопрос только, в чем они имели 10-кратное, а в чем двукратное. Но тут долго думать не надо, сам же Жуков и сказал, где искать 10-кратное превосходство: ОСОБЕННО в танках, артиллерии и авиации. Ну, а в пехоте, по всей вероятности уже, двукратное. Иными словами, цифру 3712 надо делить не на 5, как это сделал Резун, а на 10. И Резун еще поскромничал. А его за это к позорному столбу: лгун, шулер от истории. Вам, г-н Веремеев, самому-то не стыдно подтасовками заниматься?
   Но главное-то не в том, на какую цифру следует делить количество немецких танков. Главный вопрос заключается в том, собирались или не собирались советские войска наступать или не собирались. Если верить Ю. Веремееву, что В. Суворов-Резун лгун и шулер от истории, то не собирались. Потому и дождались 5-6 кратного превосходства со стороны немцев. Однако, читая Ю. Веремеева, мы правду не найдем. Для этого нам снова придется обратиться к А. Исаеву. Вот что он пишет в самой первой главе под названием "Конкурс наступательных планов":
  
   "Одна из главных претензий поклонников В. Суворова к его критикам -- недостаточное внимание к общим вопросам. Якобы он может ошибаться в деталях: километрах в час и миллиметрах брони, будучи прав в "главном". Поэтому давайте сразу займемся одним из "основных тезисов" Владимира Богдановича. Он утверждает, что у СССР наличествовал только наступательный план "освободительного похода": "На прямой вопрос, были ли планы войны у советского командования, Жуков отвечает категорически: да, были. Тогда возникает вопрос: если планы были, почему Красная Армия действовала стихийной массой без всяких планов? На этот вопрос Жуков ответа не дал. А ответ тут сам собой напрашивается. Если советские штабы работали очень интенсивно, разрабатывая планы войны, но это были не оборонительные и не контрнаступательные планы, то -- какие тогда? Ответ: чисто наступательные". Однако за кадром остался вопрос, у кого они были оборонительные. Все планы войны крупных держав -- участников двух мировых войн двадцатого столетия были наступательными. Причем наступательный характер не зависел от того, кто явится инициатором войны. Для военного планирования это было абсолютно безразлично, планы вопрос очередности объявления войны не рассматривали. Оборонительными были только планы мелких стран, основной линией планирования в этом случае была упорная оборона в надежде на то, что могущественные союзники сокрушат напавших на страну-карлик противников".
  
   Иными словами, наступательные планы были у всех, в том числе и у Советского Союза. А. Исаев далее об этом так и пишет:
  
   "Как мы видим, со времени Первой мировой ничего принципиально не изменилось -- как "плохие парни" в лице Германии, так и "хорошие парни" в лице Польши, Франции, Англии и даже Финляндии имели наступательные военные планы. Почему в этом ряду СССР должен был быть исключением? Советский Союз не был карликовым государством, которое могло рассчитывать только на то, чтобы дорого продать свою жизнь или дождаться, когда большие добрые дяди накостыляют обидчику. Соответственно и военное планирование носило наступательный характер, по крайней мере с 1938 года".
  
   Ну что ж, очень важное признание: наступательные планы были. А теперь давайте сравним это признание с мнением Жукова - Веремеева про 5-6 кратное превосходство немцев на момент начала войны 22 июня 1941 г. Если у нас, так же, как и у немцев были наступательные планы, то, вероятно, 5-6 кратное превосходство должно было быть и у нас, как думаете? Не могли же наши стратеги во главе с начальником Генерального штаба Жуковым планировать наступление, уступая в численности немецким войскам в 5-6 раз?! Только не надо говорить, что к началу войны войска не были мобилизованы, что не подошел для защиты Второй стратегический эшелон, то-се... Если планы существовали, и планы эти были наступательные, значит, все необходимые войска были в сборе. Что, собственно говоря, В. Суворов в своих книгах и доказывает весьма убедительно и доходчиво.
   Так вот. Вырисовывается следующая картина: наступательные планы у нас были, соответственно, планировалось 5-6 кратное превосходство наших сил перед гитлеровскими. Однако Жуков заявляет (а Ю. Веремеев с ним полностью согласен), что численное превосходство оказалось не у нас, а у немцев. Как этот парадокс понимать? Куда делись наши войска? Да никуда не делись. Все там остались, на полях... Или в плен попали. Благодаря гениально спланированной наступательной операции Генеральным штабом во главе с гениальным маршалом Победы Жуковым, врущим после войны напропалую о 5-6 кратном превосходстве противника. Так что лгуном и шулером от истории оказался не Суворов-Резун, а Жуков в купе с защищающим его Ю. Веремеевым.
   Возможно, опровергатели В. Суворова правы, когда утверждают, что он многое путает, искажает или чего-то не знает. Возможно, не мне судить. Но если вы сами опровергаете, то потрудитесь приводить более подходящие аргументы, чтобы вас самих не обвиняли в передергивании. Вот та же история с наступательными планами: В. Суворов утверждает, что готовилось советское вторжение, опровергатели его опровергают: не готовилось, эти планы были всего лишь ответом на вражеское нашествие и не более того. Например, А. Исаев пишет:
  
   "Более известные широкой публике "Соображения..." от 15 мая 1941-го ведут свою генеалогию как раз от планов 1940-го. Удар советских войск по правке в документе от 15 мая приобрел более яркую форму "канн", удара по сходящимся направлениям силами Западного и Юго-Западного фронтов. Задачей Западного фронта было: "упорной обороной на фронте Друскеники, Остроленка прочно прикрыть Лидское и Белостокское направления; с переходом армий Юго-Западного фронта в наступление, ударом левого крыла фронта в общем направлении на Варшаву и Седлец, Радом разбить Варшавскую группировку и овладеть Варшавой, во взаимодействии с Юго-Западным фронтом разбить Люблинско-Радомскую группировку противника, выйти на р. Висла и подвижными частями овладеть Радом". (1941 год. В 2 кн. Кн. 2. М.: Международный фонд "Демократия". 1998. С. 218). Планируемая операция советских войск приобрела более изящный вид, "канны" ударов из Львовского и Белостокского выступа и рассекающий удар 5-й армии в центре. Ну и, разумеется, как логическое продолжение предыдущих планов, никаких бросков за "иголкой в яйце, яйце, которое в утке" (далее по тексту народных сказок) в Румынию: "прочно оборонять госграницу с Венгрией и Румынией и БЫТЬ ГОТОВЫМ (выделено мною. -- А.И.) к нанесению концентрических ударов против Румынии. Из районов Черновицы и Кишинев с ближайшей целью разгромить сев. крыло Румынской армии и выйти на рубеж р. Молдова, Яссы". (1941 год. В 2 кн. Кн. 2. М.: Международный фонд "Демократия". 1998. С. 218). Суворов с направлениями ударов и общей идеей советского военного планирования попал пальцем в небо: "На просторы Румынии ворвалась самая мощная из советских армий -- 9-я, [...] 12-я и 18-я наносят удары вдоль горных хребтов, отрезая Германию от источников нефти". ("Ледокол", глава "Война, которой не было")".
   "После прикрытия границ на период мобилизации могло последовать все, что угодно, -- и пассивное стояние вдоль границы в ожидании удара, и наступление с далеко идущими целями. В реальности, как мы знаем по опубликованным документам, должна была последовать наступательная операция. Вполне заурядный порядок действий с точки зрения двух мировых войн.
   Последовательность действий СССР, военное планирование РККА не носили характера чего-то агрессивного или из ряда вон выходящего. Вполне заурядные и общепринятые мероприятия, сами по себе не свидетельствующие ровным счетом ни о чем. Ни об агрессивности, ни о белизне и пушистости".
  
   Смысл таков, что если и можно говорить об агрессивности этих наступательных планов, то только потому, что они получили законченный вид, так сказать изящную форму "канн". А так - ничего агрессивного в них нет. На Румынию, вон, не собирались нападать. Правда, выделенные А. Исаевым слова "быть готовым" к нанесению ударов по Румынии, вроде бы говорят об обратном. Но в принципе видно же, насколько мы были миролюбивы и дружелюбны. Что касается "Соображений", о которых говорит А. Исаев, я еще кое-что добавлю от себя чуть попозже.
   Вообще, А. Исаев выбрал для себя очень удачный аргумент для объяснения существования наступательных планов у советского руководства: у всех есть, почему бы и нам не иметь? Более того, по А. Исаеву выходит, что советское руководство просто скопировало свои планы с планов царского генштаба 1914 года:
   "По сути своей план войны, с которым русская армия вступила в войну в 1914-м, и план, с которым Красная Армия встретила немцев у границ, были одинаковыми, оба носили наступательный характер. И это, как мы теперь знаем, не было чем-то исключительным. Наилучший способ защиты своей страны -- это разгром армии противника решительными ударами -- вполне очевидный тезис, лежавший в основе военного планирования многих стран".
   Извините! Между ситуацией 1914 года и ситуацией 1941 года есть одна маленькая, но принципиальная разница: в 1914 году Россия не была скована никакими ограничениями в планировании войны. Война Германии была объявлена - это одно дело, а уж как ее вести - оборонительно или наступательно - это другое дело. Хотим - защищаемся, хотим - атакуем. А хотим, просто стоим и ногу чешем. Так же и любой другой: когда Англия и Франция, объявили Гитлеру войну в ответ на захват им Польши, они просто стояли на месте и ничего не предпринимали. Этот период войны получил название "странная война". В ситуации же 1941 года Советский Союз был скован в своих наступательных действиях пактом о ненападении - о каких разгромах каких противников здесь можно говорить? Ни одна из сторон не имела права нападать и, соответственно, строить наступательные планы. И если иначе, то для чего тогда существуют договоры - чтобы их нарушать?
   Вот, Германия утром 22 июня 1941 года нарушила пакт о ненападении и признана агрессором. Это правильно. Но как тогда назвать Советский Союз, если бы он в соответствии со своими наступательными планами и "очевидными тезисами, лежащими в основе военного планирования многих стран", "разгромил армии противника решительными ударами" - того самого "противника", с которым заключил договор о ненападении сроком на 10 лет? Ах, мы защищались!? Превентивно? А для чего тогда договор подписывали? Договор называется "Пакт о ненападении", а мы напали - доказывай теперь, кто там хотел защищаться, а кто не хотел. Есть агрессор, он и виноват. А с другой стороны, почему бы тогда и Германию не реабилитировать, признать, что и она защищалась? Превентивно. Так что не стоит приводить многочисленные примеры с планированием наступательных операций царской России, Финляндии, Польши, Франции или еще кого. К нашей ситуации эти примеры не имеют никакого отношения.
   Те "Соображения", выдержки из которых приводит А. Исаев, это план Генерального штаба от 15 мая 1941 г. Мне к этим выдержкам хотелось бы добавить еще парочку-тройку. Вот первая:
  
   "Первой стратегической целью действий войск Красной Армии поставить - разгром главных сил немецкой армии, развернутых южнее Демблин, и выход к 30 дню операции на фронт Остроленка, р. Нарев, Лович, Лодзь, Крейцбург, Оппельн, Оломоуц".
  
   Интересно получается: план, по версии А. Исаева, разработан на случай германского вторжения, но войска Красной армии собираются громить немцев на польской территории. Это как понимать? Наверное, так: немцы вторгаются на нашу территорию и безобразничают у нас в тылу, а мы в это время безобразничаем у них в тылу. Интересная война, однако, получается. Не война, а сплошное безобразие. Только наше командование не собиралось допускать немецкое безобразие в своих тылах. В плане ясно сказано: разгром главных сил немцев НА ПОЛЬСКОЙ ТЕРРИТОРИИ. Ежели немцы еще в Польше находятся, то причем, спрашивается, германское вторжение?
   Могут возразить: это же стратегическая задача, т.е. задача на перспективу. Дескать, сначала выгоняем супостата со своей земли, а потом со всего размаху - хрясь! Ну что ж, читаем дальше:
  
   "Ближайшая задача - разгромить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на р.р. Нарев, Висла и овладеть районом Катовице..."
  
   И опять видим, что говорится исключительно про польскую территорию. При вражеском вторжении ближайшей задачей должно стоять уничтожение агрессора, топчущего НАШУ землю, но нет, ближайшая задача, как видим, уничтожение агрессора на ПОЛЬСКОЙ территории. Может быть, в Генеральном штабе считали Польшу уже советской территорией?
   Однако, закончим цитату:
  
   " Ближайшая задача - разгромить германскую армию восточнее р. Висла и на Краковском направлении, выйти на р.р. Нарев, Висла и овладеть районом Катовице, для чего:
   а) главный удар силами Юго-Западного фронта нанести в направлении Краков, Катовице, отрезая Германию от ее южных союзников;
   б) вспомогательный удар левым крылом Западного фронта нанести в направлении Седлец, Демлин, с целью сковывания Варшавской группировки и содействия Юго-Западному фронту в разгроме Люблинской группировки противника;
   в) вести активную оборону против Финляндии, Восточной Пруссии, Венгрии и Румынии и быть готовыми К НАНЕСЕНИЮ УДАРА ПРОТИВ РУМЫНИИ ПРИ БЛАГОПРИЯТНОЙ ОБСТАНОВКЕ (выделено мной - В. Р.)"
  
   В переводе на общедоступный язык это значит: сначала бьем по Польше, а затем, как только обстановка позволит - по Румынии.
   Так вот и ответьте, г-н Исаев, мне непонятливому: собирались наши войска ударить по Румынии или не собирались? Если не собирались, то к чему тогда приказывать войскам быть готовыми к нанесению удара при благоприятной обстановке? А если собирались, то почему тогда В. Суворов попал пальцем в небо? Мне с моей "бытовой логикой" это совершенно непонятно. Зато понятно то, что ни против Финляндии, ни против Восточной Пруссии, ни против Венгрии наши войска нанести удар не готовились - нечего им там было делать, до поры до времени, конечно.
   Как бы то ни было, ничего агрессивного в планах советского командования действительно не было. Вполне заурядные мероприятия. Вся беда только в том, что эти "вполне заурядные мероприятия" привели к кровавому разгрому всей кадровой Красной Армии. И это не преувеличение. Скоро объясню свою мысль, а пока почитаем А. Исаева еще:
  
   "Теперь вернемся к началу главы и попробуем понять, почему действия войск летом 1941 г. представляют собой сплошную импровизацию. Для того чтобы начать крупномасштабные боевые действия с наступательных планов первых операций, противники должны были оказаться в одинаковых условиях несколькими неделями ранее. В 1914 году присутствовал период политической напряженности, обмена ультиматумами и грозными нотами. При этом противники в этот период вступили в равных условиях, до начала мобилизации и развертывания войск. Когда война была формально объявлена, до начала первых операций существовал период, в течение которого участники мобилизовали армии и везли войска к границе. У СССР в 1941 г. такой возможности не было ввиду отсутствия периода обмена нотами и ультиматумами. Вермахт к началу конфликта был полностью мобилизован и выдвинут к границе с СССР в том составе, в котором должен был вести первую операцию. РККА не была отмобилизована ввиду позднего осознания опасности войны. Войска, которые должны были участвовать в указанных выше наступлениях, к границе подвезены не были. Соответственно, план мог быть хоть оборонительным, хоть наступательным. Группировка для его осуществления просто отсутствовала. Называется такое положение "упреждение в развертывании".
  
   Спасибо за просвещение. Теперь мы знаем, что основная причина разгрома наших войск в том, что Гитлер упредил нас в развертывании. Но раз так, то тогда тем более непонятно, зачем надо было гнать войска к границе, а не остановить их на "Линии Сталина"? Ладно, момент вторжения врага мы прошляпили (готовились к обороне, называется) и возле границы творится мясорубка - этот этап войны мы проиграли. Значит, давайте не будем гнать эшелоны с войсками туда, где нет никакой обороны, давайте закрепимся на старой границе и создадим так необходимые плотности - пусть враг зубы сломает! А еще лучше было не ждать вторжения врага, а заранее отвести войска с границы, оставив там лишь авангардные форпосты - и не было бы никакого разгрома.
   Но нет, советское командование гонит и гонит эшелоны с солдатами и техникой в самое пекло под бомбежки, где войскам некогда сосредоточиться и окопаться - в результате бесславная и никому ненужная гибель и плен сотен тысяч человек - тех самых человек, которые могли составить необходимую плотность обороны, если бы Сталин с Жуковым сделали все по уму.
   Войска гнались к границе и в начальном периоде войны и до начала самой войны, и то, что утверждает А. Исаев, будто у нас мало было войск на границе, противоречит всем известным сведениям. Ладно, В. Суворов - путанник и шулер от истории - выдумывает мифы. Но вот, например, свидетельство известного социолога, боевого летчика-штурмовика А. Зиновьева из его книги "Русская судьба. Исповедь отщепенца":
  
   "Еще в пути мы узнали об опровержении ТАСС, напечатанном в центральных газетах. В нем говорилось, что распространенные за границей слухи насчет переброски войск в Советском Союзе с востока на запад лишены каких бы то ни было оснований. Мы смеялись над этим опровержением. Мы знали, что все железные дороги, ведущие к западным границам, были забиты воинскими эшелонами. Мы не знали лишь того, что высшее советское руководство и высшее военное командование тем самым готовили многие миллионы потенциальных пленных для Германии".
  
   А. Исаев очень легко и просто объясняет разгром советских войск отсутствием необходимых плотностей. Может быть, оно и так. Но были и еще кое-какие причины, о которых А. Исаев, посвятивший годы изучению оперативного искусства, умалчивает. Одна из них - этот тот самый план Генерального штаба от 15 мая 1941 года. Напомню, что стратегической задачей, в соответствии с этим планом, было уничтожение германских войск на вражеской территории. И ближайшая задача ставилась тоже такая же. Про оборону же на своей территории ничего не говорилось. Поэтому, советские войска, попавшие под зубодробительный удар, вместо того, чтобы заняться грамотной обороной, в соответствии с планом пытались атаковать, атаковать и атаковать. А затем в конце этого кошмарного дня Жуков подписывает директиву, в которой говорится то же самое: наступать, наступать, наступать! После понесенных потерь, без снарядов, патронов, горючего, техники. Соответственно, немцы наших ребят и хлопали, как тараканов. А нам тут про какие-то плотности рассказывают...
   Но это все случилось чуть позже, а в самом начале германского вторжения была еще одна причина поражения наших войск. Те, кто читал военные мемуары наших фронтовиков, те не дадут соврать: все, кто описывал первые часы войны, все свидетельствовали: из Москвы был приказ: "На провокации не поддаваться! Огня не открывать!". Вот так-то: ОГНЯ НЕ ОТКРЫВАТЬ! Нас жгут, взрывают, уничтожают, а мы в ответ им кулаками машем: ишь, озорники, разбезобразничались! Ужо, поймаем, уши надерем!
   Вот они, две главные причины: сначала "Огня не открывать", а затем, когда от армии остались ошметки - "Вперед, в атаку". И при чем тут, спрашивается, "плотности"? В таких условиях лишние плотности, это настоящее вредительство. Чем больше людей, тем больше целей. Каждый снаряд, каждая пуля, каждый осколок свою жертву найдет. Потому как враг по нам стреляет, а мы то ли стрелять не имеем права, то ли нечем стрелять, то ли уже некому. Вот так-то.
   Когда А. Исаев говорит о наступательных планах, надо понимать, о чем идет, собственно говоря, речь. Вообще-то, между наступлением и контрнаступлением есть принципиальная разница. Наступают, прошу прощения, атакующие, а контрнаступают защищающиеся. Не могли наши войска (в смысле, не имели возможности) 22-го июня наступать по самому своему определению, ибо были стороной защищающейся. И если бы наши планы подразумевали контрнаступление, то там, в этих планах, хоть что-то должно было сказано про оборону. Но нет, про оборону в планах не было ничего сказано, только про наступление. Вот наши войска и наступали. На собственные грабли. А. Исаев, посвятивший несколько лет изучению оперативного искусства, должен был понимать, что в тех условиях наши войска должны были только контрнаступать, а не наступать. А для того, чтобы контрнаступать, необходимо было сначала вгрызться в землю, вымотать врага защитой, а уж потом, если у самих сил еще останется, нанести сокрушающий удар по выдохнувшемуся противнику. Атаковать тогда, когда ситуация к этому не располагает, это чистой воды самоубийство. И именно на это самоубийство толкал план боевых действий от 15 мая, и именно на это самоубийство толкало войска советское командование во главе со Сталиным и Жуковым. И лишь после того, как армия в результате этих самоубийственных планов и приказов, была уничтожена, тогда и выяснилось, что плотностей у нас для обороны явно не хватает.
   Резюмируя все вышеприведенное, мы с неизбежностью приходим к тому самому выводу, о чем и утверждает В. Суворов: планы наступления были, планов обороны и контрнаступления не было. Готовил ли Сталин вторжение в Германию, а через нее и в Европу? Нет, конечно! Плотностей не хватало...
   Вот и спрашивается, кто здесь "шулер от истории"?
   Но А. Исаев в своей книге хоть придерживается морально-этических норм, опровергая В. Суворова на поле фактов и не скатываясь до ругани и издевательств. Чего не скажешь про Ю. Веремеева. Вот образец полемики по Веремееву:
  
   "Но очевидно, Вите сие неведомо...", "Вить, а Вить, а "Майн Кампф" Гитлера-то издали в России еще в 92 году!", "А пишущие машинки, Витя, совершенно тут не при чем", " Что, Витя, выдержка изменяет? Боишься, что побьют медными подсвечниками? А и стоило бы", " Пардон-те вам, Витя". " Но вы не двоечник, бывший капитан Советской Армии Резун, вы отличник. Отличник предательства".
  
   Ну, и все в том же духе. Это такой психологический прием: обгадим человека, глядишь, и наши рассуждения более убедительными покажутся. Что же касается самих рассуждений, то вот примеры:
  
   "А ведь знает он, в каких условиях Жуков писал свои мемуары. Напомню - маршал в опале. Доступа к информации, статистическим данным, архивам, иностранным источникам у него меньше, нежели у того же Резуна. Удерживать в памяти сотни тысяч чисел, имен, названий невозможно. Объем книги заранее оговорен с издательством. Огромный пласт истории необходимо втиснуть в жесткие рамки книги. Да ведь еще надо написать так, чтобы это читалось, чтобы читатель не продирался бы через бесконечные таблицы, страницы сплошных цифр и наименований, карты к мемуарам, то бишь ВОСПОМИНАНИЯМ. Ведь мемуары это отнюдь не военно-статистический сборник и не военно-исторический справочник".
  
   Вы серьезно считаете, г-н Веремеев, что воспоминания Жукова, это не военно-статистический сборник? А вы сами-то читали "Воспоминания и размышления"? Я читал, и докладываю вам: эта книга самый настоящий военно-статистический сборник. Даже со вкладками карт сражений. Одни цифры, цифры, цифры. Читателю, желающему прочесть воспоминания и размышления, эти цифры мало что говорят. Читатель их просто пропускает мимо, пытаясь продраться через бесконечные таблицы, страницы сплошных цифр, наименований и карт. И если быть откровенным, то не читается эта книга. Не читается. Я, к примеру, ее не осилил - каюсь.
   Была у меня одна книга мемуаров, называлась она "Над Курской дугой" военного летчика-истребителя генерал-майора авиации Арсения Васильевича Ворожейкина, дважды Героя Советского Союза, который только лично сбил 52 немецких самолета. Больше него сбили только трижды Герои Советского Союза Кожедуб и Покрышкин. Так вот, его, Ворожейкина, мемуары читаются на раз, как приключенческая литература - за уши не оттянешь. И никаких при этом карт, схем, цифр и наименований в стиле военно-исторического сборника. Вот это я понимаю - мемуары. И у Кожедуба с Покрышкиным - мемуары. Боевые летчики, два маршала да генерал, дважды и трижды Герои, а пишут как заправские писатели, не оторвешься. А прославленного гения, четырежды Героя Советского Союза Жукова читаешь, и челюсти со скуки выворачивает от зевоты. Одни штампы, никакого живого слова, никакой сочной метафоры. И я рискну предположить, отчего это так. Кожедуб, Покрышкин и Ворожейкин - боевые летчики, которые привыкли мыслить своей головой, принимать нестандартные решения в экстремальных ситуациях, привыкли отвечать и за себя и за своих подчиненных, одним словом - Личности. Оттого в их мемуарах Личность этих Героев, наших прославленных асов, и проявляется писательским талантом. Про Жукова делайте выводы сами.
   Ту книгу я отдал кому-то почитать, и с концами. Жаль, конечно. Зато у меня есть другая книга-воспоминание того же Ворожейкина, называется она "Рядовой авиации", 1972 г. издания, не менее интересная. Всем, кто интересуется, советую почитать - время зря не потеряете.
   Так вот, книга "Воспоминания и размышления" Жукова это не просто мемуары, нет, это претензия на объективность. Иначе нечего было приводить цифры и карты. Для этого есть другие военно-исторические сборники. Ну, а ежели претендуешь на объективность, так будь любезен соответствовать. Не можешь соответствовать, то хотя бы не ври. Например о 5-6 кратном немецком превосходстве или о том, что наши танки горели лучше немецких. Не горели они лучше немецких.
   И на счет опалы надо бы разобраться. Что это за опала такая, когда книгу опального автора выпускают за государственный счет в больших количествах? Сколько у нас вон опальных писателей было, которых не печатали, опальных артистов, которых в кино не снимали, в театрах ролей не давали, а этот даже и не писатель вовсе, а книгу издали. Да книжечка-то не тонкая, не помню сколько точно, но страниц, наверное, 500-600 будет. Да экземплярчиков, наверное, тысяч сто, не меньше (это сейчас тиражи книг выпускаются в количестве от трех до восьми тысяч, а в те времена 100 тыс. экземпляров было вполне рядовым явлением). Да плюс гонорарчик, поди, нехилый. Хороша опала. Вот Хрущева когда на пенсию спровадили, так у него была опала. За каждым шагом следили. Бедняга надиктовал свои "Воспоминания и размышления" на магнитофон, так его, болезного, вызвали "куда следует", да отчитали как нерадивого первоклассника.
   Или вот еще перл Ю. Веремеева:
  
   "Или Резун не знает азбучных истин тактики общевойскового боя? Да нет, он-то, наверное знает. Но он еще знает, что читатель в военных училищах не учился и основ тактики не знает. А значит слопает и эту наживку.
   Резун полагает, что российский читатель глуп, читал только школьный учебник истории, да в лучшем случае мемуары Жукова и уж в крайнем случае шеститомник или двенадцатитомник истории Великой Отечественной войны. А поэтому лжет нагло и вдохновенно".
  
   Хотел бы я посмотреть на такого глупого читателя, который осилил бы мемуары Жукова вкупе с двенадцатитомником истории Великой Отечественной войны. Мне глупости явно не хватило - не осилил. Но ладно я, чего с меня возьмешь, с обывателя? Есть ведь люди и поумнее, которые знают все про тактику общевойскового боя. Тот же Ю. Веремеев, отдавший армии 26 лет, есть историк А. Исаев, есть М. Гареев, есть Д. Волкогонов и другие светила военно-исторической науки - их-то не обманешь. Что, В. Суворов тоже их всех за глупых держит?
   Вот еще рассуждения:
  
   "Если верить немецким источникам о 14 тыс. советских танках подбитых и захваченных, то неизбежно приходишь к выводу, что все эти танки восстановить было невозможно. Даже если отбросить подозрения о том, что все эти танки были металлоломом к началу войны, то остается придти к выводу, что их уничтожали сами советские танкисты. А так обычно поступают, когда исправный танк невозможно использовать в бою либо из-за отсутствия топлива, либо боеприпасов, либо отсутствия подготовленных экипажей, либо все перечисленное вместе.
   Странноватое состояние танковой армады, изготовившейся к броску на Берлин. Не правда ли, читатель? "
  
   Хочу вернуть вопрос: а для состояния танковой армады, изготовившейся к отражению гитлеровской агрессии это положение не странно ли? Готовились к отпору вражеской агрессии, а в результате - ни топлива, ни боеприпасов, ни экипажей.
  
   "Прослужив в армии 26 лет и зная нашу привычку к показухе, к привычке командиров представлять дело лучше, чем это есть на самом деле, я склонен принять на веру слова: "На остальных же, даже не имевших серьезных наружных повреждений, обнаружились неустранимые поломки двигателя или ходовой части. Можно подозревать, что в таком состоянии большая часть машин уже находилась к началу войны"".
  
   К началу КАКОЙ войны, хочется спросить? Той, которая случилась 22 июня 1941 года, или той, которая планировалась 6 июля того же года? Если бы ничего не случилось 22 июня и позднее, вплоть до 6 июля, так состояние парка советских танков и не было бы таким катастрофическим - к 6 июлю все было бы в исправности. Напомню кроме того, что на подходе был Второй стратегический эшелон с новенькими "тридцатьчетверками" и "КВ".
   Что же касается "показухи" и версии про "металлолом", в сталинские времена такой показухи, как при Брежневе не было - враз можно было получить статью о вредительстве или о преступной халатности. Технику берегли. Если не верите, то вот вам выдержка из книги-свидетельства военного корреспондента А. Ф. Росткова "Первые гвардейцы-танкисты":
  
   "На привокзальной площади Бурда увидел нашу "бетушку", оставшуюся здесь от предыдущих боев. "Она нам сгодится", - рассудил командир роты и, приказав остановиться, взял трос, побежал к покинутой машине... Каждый танк, оставленный из-за повреждения в бою или из-за поломок на марше, он провожал тоскливым взглядом и однажды зло, раздраженно бросил Столярчуку: "В мирные дни мы смахивали пылинки с машин, берегли каждый винтик, поломку считали чрезвычайным происшествием. Как же можно сейчас бросать на дороге машины?""
  
   Могли ли при таком отношении наши "устаревшие" БТ быть "металлоломом"?
   Что же касается того, что танкисты уничтожали свои же танки, чтобы врагу не достались, то да, уничтожали.
  
   А. Ростков:
   " - Взрывай! - глухо бросил Бурда водителю и, взяв планшет, свое единственное имущество, зашагал по полю.
   Бурда шел не оборачиваясь, вобрав голову в плечи и мучительно представлял, как водитель полез в танк, как заложил в моторное отделение толовую шашку и как поджег бикфордов шнур.
   Грохот взрыва потряс землю..."
  
   Взрывали не только танки, взрывали все, что можно было взрывать: заводы, зернохранилища, ЛЭПы, мосты - если успевали, конечно (что характерно, боеприпасов для танков не хватало, зато взрывчатки - хоть завались. Хорошо же подготовились к отражению агрессии, нечего сказать!).
   Ю. Веремеев своей версией о показухе и разгильдяйстве хочет убедить нас в том, что большинство наших танков были то ли сплошным металлолом, то ли сплошным недокомплектом. Про "металлолом" я уже говорил - версия явно несостоятельная, - а вот что касается про недокомплект горючего, боеприпасов и танковых экипажей, так эта версия - хочет того или не хочет Ю. Веремеев - играет как раз против утверждения, что Советский Союз готовился к обороне. Если бы готовился, недокомплекта бы не было. Вражеское нападение приходится ждать в любой момент, поэтому техника постоянно должна быть в полном порядке и комплекте, а если иначе, то это будет называться вредительством (опять обращаю внимание на большое количество взрывчатки при недокомплекте боеприпасов - явное вредительство! И как только наши отечественные историки не додумались объяснить катастрофу 22-го июня вредительством - явное упущение). А вот если вражеское вторжение не ожидалось, а наоборот, готовилось вторжение в Германию, то недокомплект вполне понятен: в одно время подвозится горючее, в другое время боеприпасы, затем приходят эшелоны с танковыми экипажами, и в нужный час "икс" все оказывается в комплекте. Как говорил Шерлок Холмс из известного сериала, "Это элементарно, Ватсон!". Уж простите меня за мою бытовую логику. Более изощренной логики я не понимаю.
   Но вот с чем можно согласиться, так это со следующим утверждением Ю. Веремеева:
  
   "Так много было у РККА танков летом 41-го или мало? Похоже, что железных коробок много, а танков всего ничего".
  
   Недоукомплектованные танки и в самом деле не более, чем железные коробки, не более того.
   Но даже если танк укомплектован, надо знать, куда прибыть к месту боевых действий. Для этого нужны топографические карты. Посмотрит командир танка на карту и сообразит: ага, вот село Замудоховка, вот речка Плескушка, а вот в этой роще, скорее всего, враг прячется. Значит, идем туда!
   Увы, карт тоже не было. Уже одного этого достаточно, чтобы проиграть любое сражение. Несмотря на плотности.
   Нет, карты, конечно были. Только не тех территорий. Ладно, Германия. Поверим опровергателям, что в Германию наши войска вступать не хотели. Но в Польшу-то планировали! План Генерального штаба от 15 мая прямо об этом говорит. Вот и получается, что в Польшу вступать планировали, значит и карты были. А свою территорию оборонять не собирались, поэтому карт не было. Немцы наоборот, планировали вторгнуться на нашу территорию, соответственно, у них карты были И били они нас, опираясь на те карты, которые у них были, и которых у нас не было. Вот вам и равные условия, про которые говорил А. Исаев. И никаких плотностей не надо.
   Я не ставлю своей целью ни опровергать всего А. Исаева, ни опровергать всего Ю. Веремеева, потому что во многом они правы: где-то В. Суворов ошибается, где-то, наверное, и подтасовывает. Но в основе своей ни А. Исаев, ни Ю. Веремеев меня не убедили. А что касается каких-то конкретных фактов, то большинство их проверить я не могу. Этим фактам приходится только верить или не верить. К примеру, я поверил, но выйдет новая книга В. Суворова, и в ней он эти факты в пух и прах разобьет - что тогда делать? Я считаю, надо опираться на здравый смысл и бытовую логику (уж простите, г-н Исаев). И этот здравый смысл и бытовая логика говорят мне, что как ни крути отдельные факты, как ни объясняй их с разных сторон, но если их выстроить в одну цепочку, то прав все же оказывается В. Суворов. Хоть плач, а прав!
  
   ОБ УМНОМ ГИТЛЕРЕ
  
   Все же об одной проблеме, поднятой Ю. Веремеевым, хочется коснуться более серьезно.
  
   Ю. Веремеев:
   "Глава шестая. Не будем задерживаться на ней тоже. Здесь Суворов пытается анализировать процесс принятия решения Сталиным и Гитлером. Сплошные похвалы Сталину и ирония над Гитлером. Спорить тут особенно не о чем. Коли победил Сталин, то его система руководства более верная. Заметим лишь, что гитлеровский стиль помог фюреру разгромить Польшу, Францию, Данию, Бельгию, Голландию, Норвегию, фактически Англию (катастрофа под Дюнкерком и лишь Ла-Манш спас англичан от вторжения), за волосы привлечь на свою сторону Италию, Японию, Венгрию, Болгарию, Румынию, Финляндию. И только на России его стиль стал давать сбои. Похоже, что стиль принятия решения у Гитлера был не столь уж и плох.
   Однако это не мешает Резуну сделать категорический вывод:
"ГЕРМАНИЯ БЫЛА НЕ ГОТОВА К ВОЙНЕ. С таким фюрером она победить не могла."
   Вот так-то. Ни больше, ни меньше. Глубокий анализ психоналитиком Виктором Суворовым параноидального характера Гитлера и уже не надо никакой исторической науки, научных анализов происходившего в Европе на протяжении 12 лет. А ведь это уровень мышления ваньки-взводного. Мол, ротный командир у меня дурак, потому и за учения нам двойку поставили. Но вообще-то стоит эту главу почитать внимательнее. Она многое раскрывает в уровне мышления самого Резуна, дает хорошую пищу к пониманию того, что перед нами не аналитик, не историк, не философ, а человечек, чей уровень мышления и знаний так и не поднялся выше уровня танкового люка.
   То же и в главах седьмой и восьмой. Только здесь Резун громит сподвижников фюрера - Геринга, Геббельса, Бормана, германский генералитет. Вроде бы и ссылки на мемуары лиц, хорошо знавших этих людей, и стенограммы высказываний самих героев этих глав, и строки из их произведений. И убедительно доказывается, что это все придурки. Придурки с большой буквы.
   Но.
   Чтобы разгромить страну, управляемую этими придурками потребовались объединенные усилия СССР, США, Англии, Франции, Канады и еще целого ряда стран. Ушло на это шесть лет! А Германия сражалась против этой коалиции фактически одна. Ее союзники предпочитали вести свою игру и не очень-то охотно помогали Гитлеру. Я бы поостерегся называть немецких вождей руководителей придурками.
   Да, Гитлера победили, но победили в труднейшей, острой и тяжелой борьбе. Если оставить на время в стороне идеологические аспекты гитлеризма, то перед нами ГОСУДАРСТВЕННЫЕ РУКОВОДИТЕЛИ и ПОЛИТИКИ, ВОЕНАЧАЛЬНИКИ высокого уровня.
   Принижая их деловые качества, Резун стремится принизить и величие Победы во Второй Мировой войне. Мол, вся это война сущая ерунда. Ну случайно к власти в Германии пришли психопаты, алкоголики, гомосексуалисты и мелкие воришки. Ну послали туда силы, ну спихнули их. Что об этом и говорить-то. Яснее ясного, что Гитлер победить не мог".
  
   Что касается стиля руководства Гитлера, позволяющего ему одерживать победы, то это особая тема, которую нельзя касаться мимоходом. У меня есть теория по этому поводу и, возможно, я об этом тоже когда-нибудь выскажусь. И все же проблема-то ведь действительно серьезная: Гитлер победить не мог - все объективные обстоятельства были против него - и все-таки чуть не победил. С падением Советского Союза и Британии оставалось жить считанные недели - спонсор Британии США наверняка бы махнули на нее рукой. Американцы циничны и признают только право сильного. Победи гитлеровская Германия, и США "стали бы исходить из новой геополитической реальности", как сказали бы в наше время.
   Возможно, В. Суворов несколько преувеличивает, когда утверждает, что Гитлер победить не мог, но давайте все же понимать, что это утверждение В. Суворова является утрированием, специальным писательско-психологическим приемом. Смысл в том, что, дескать, советский официоз вбивал в головы одну однобокую точку зрения, а я вот вам сейчас вдолблю другую, противоположную точку зрения - глядишь, и остановимся где-то по серединке, ближе к истине. Я, по крайней мере, именно так сразу В. Суворова и воспринимал. Возможно, В. Суворов и переусердствовал в своем утрировании, но с ванькой-взводным сравнивать его все же некрасиво, я так думаю. Прежде, чем сравнивать В. Суворова с ванькой-взводным, неплохо бы хорошенько вникнуть в то, что он хочет нам поведать. Иначе мы сами рискуем скатиться на этот самый уровень ваньки-взводного.
   Давайте все же мысль В. Суворова доведем до логического конца, ту самую мысль, которая сквозит во всех его книгах: "Германия к войне готова не была. С таким фюрером она победить не могла. Если бы не...
   ...ЕСЛИ БЫ НЕ СТРАШНЫЙ РАЗГРОМ 22-ГО ИЮНЯ, ПОДГОТОВЛЕННЫЙ СТАЛИНЫМ И ЖУКОВЫМ!"
   Последствия того разгрома поистине были катастрофичны для Советского Союза. В результате этого разгрома страна лишилась почти всей кадровой армии. А ведь это само по себе не хухры-мухры. На место погибших приходилось набирать резервистов и новобранцев - а это не кадровые военные, которые воевать плохо ли, хорошо ли, но умели. Новобранцы - это желторотики. Много ли они навоюют? Вот и пришлось немцев трупами заваливать, своей кровью постигать премудрости войны. Сначала под Москвой, затем (когда выбили первых новобранцев) в Сталинграде, затем (когда выбили следующих новобранцев) на Курской дуге и так далее, вплоть до Берлина - трупы, трупы, трупы. Не военным искусством брали, а массой, навалом. 27 миллионов трупов - это ведь последствия того разгрома.
   Это не только мнение В. Суворова, которое я полностью поддерживаю. Есть специалисты, которые думают примерно так же. Вот, например, что пишет А. Кац в книге "Евреи. Христианство. Россия" в главе "Великая расовая война 1941-45 годов":
  
   "Если немцы начали войну по плану "Барбаросса", то Сталин, Тимошенко и Жуков вынуждены были импровизировать. Сам Сталин несколько дней пребывал в шоке и не мог руководить страной. Его имя на неделю исчезло с газетных полос (В. Суворов доказывает, что Сталин не пребывал в шоке, а интенсивно работал - В. Р.). Он переживал свой главный просчет - игнорирование многочисленных донесений о готовящемся 22 июня фашистском вторжении. Сталин считал их английскими провокациями. До последнего момента он отказывался дать приказ о приведении войск в боевую готовность, дабы не спугнуть свою добычу. Теперь он сам стал добычей решительного и беспощадного врага. Примером нерешительности Сталина является директива, переданная в военные округа в 00 часов 30 минут 22 июня: "Все части привести в боевую готовность. Войска держать рассредоточенно и замаскированно... Никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить. Тимошенко. Жуков".
   В результате "непроведения мероприятий" в первые же часы было уничтожено на аэродромах свыше 1200 наших самолетов. Немецкие войска по незаминированным мостам перешли Неман, осадили Брест и двинулись на Львов. Повсеместно была утрачена связь округов со Ставкой и подчиненными войсками. В условиях полного хаоса около полуночи 22 июня командование РККА отдало директиву о контрнаступлении, основанную не на знании реальной обстановки, а на интуиции. Вернувшийся из Киева в Москву Жуков узнал об этой директиве, одобренной Сталиным, от Ватутина Н. Ф. Примечательно, что начальник Генштаба выяснял у Ватутина: "Что за директива?" "Директива предусматривает переход наших войск к контрнаступательным действиям с задачей разгрома противника на главнейших направлениях, притом с выходом на территорию противника", - ответил Ватутин. С директивой Жуков не согласился, но подписал. В итоге выполнения самоубийственного приказа сотни тысяч солдат оказались в окружении".
  
   Как видим, именно Жуков расписался под самоубийственной для войск директивой. Значит, именно он несет всю ответственность за разгром наших войск и за все остальное как следствие. А то, что он, якобы, с этой директивой не был согласен, так это Жуков сам же нам и поведал - поди, проверь, так это было или нет. Да и какая разница, был он согласен, или нет. Главное, что приказ подписал. И погибшим в "котлах" сотням тысяч наших солдат все равно, какими шекспировскими страстями мучался гениальный полководец, посылая армию на бессмысленный убой.
  
   А. Кац:
   "Красная Армия была застигнута врасплох на всем протяжении границы. Инициативой полностью овладели немцы и, несмотря на яростное сопротивление отдельных гарнизонов и частей, война развивалась по правилам блицкрига. 24 июня был захвачен Каунас, 26 июня - Даугавпилс, 28 июня -Минск, 30 июня - Львов, 2 июля - Псков. 19 сентября был окружен Киев.
   Первая бомбардировка Москвы произошла 22 июля. За первый месяц боев Красная Армия потеряла 7600 танков, 6233 самолета. Непрофессионализм Наркомата обороны и Генштаба СССР был очевиден. Маршалы метались по фронтам в поисках окруженных и разбитых армий. Страна несла страшные потери. В котле под Минском немцы взяли в плен 329000 советских солдат, захватили в качестве трофеев 3332 танка, 1809 орудий. В августе 1941 г. под Рославлем взято в плен 38000 солдат, уничтожено 250 танков, 250 орудий. В том же месяце под Смоленском взято в плен 310000 солдат, захвачено около 3 тыс. танков и столько же орудий. В августе 1941 г. под Уманью взято в плен 103000 солдат, уничтожено 317 танков, 858 орудий. Под Гомелем - 78000 солдат, 150 танков, 700 орудий. В сентябре 1941 г. в котле под Киевом взято в плен 665000 солдат, захвачено 884 танка, 3718 орудий. В октябре 1941 г. в районе Азовского моря было пленено 100000 солдат, захвачено 212 танков, 672 орудия. Тогда же под Вязьмой - 663000 солдат, 1242 танка, 5412 орудий. Военная катастрофа 1941 г. привела к оккупации врагом огромной территории, на которой проживало до 40 % населения страны, производилось 68 % чугуна, 58 % стали, 64 % угля, 38 % зерна, 84 % сахара".
  
   Все это - следствие всего лишь одной директивы, подписанной Жуковым. Поэтому у меня, лично, не вызывает вопроса тот факт, почему Жуков в своих "Воспоминаниях..." никак не мог вспомнить про наши потери. Немецкие потери он скрупулезно подсчитывал, а вот про наши скромно умалчивал. Знал, на чьей они совести, потому и молчал.
   Давайте посчитаем цифры пленных наших воинов, приведенные А. Кацем, который основывается на данных официальной статистики. Итак: Минск - 329 тыс. Рославль - 38 тыс. Смоленск - 310 тыс. Умань - 103 тыс. Гомель - 78 тыс. Киев - 665 тыс. Азовское море - 100 тыс. Вязьма - 663 тыс. Итого, 2 млн. 286 тыс. человек! И все это за какие-то четыре месяца войны. Надо полагать, что эти официальные цифры весьма занижены. Но даже если к этим заниженным цифрам прибавить цифру убитых, изувеченных и пропавших без вести - возьмем скромно, миллиона полтора - то выходит всех потерь под 4 миллиона. Если брать в расчет, что какая-то часть наших войск прикрывала Дальний Восток, то картина вырисовывается однозначная: ВСЯ КАДРОВАЯ АРМИЯ, ВОЕВАВШАЯ НА ЗАПАДНОМ НАПРАВЛЕНИИ, ПОГИБЛА! ВСЯ. Благодаря гениальному маршалу Победы Жукову Георгию Константиновичу. Видимо, за этот беспримерный подвиг он получил одну из четырех своих звездочек Героя Советского Союза. Хотя, по-хорошему, ему надо было бы вручить Железный крест с дубовыми листьями. Заслужил.
   Ю. Веремеев:
   "Ну так почему же мы провозились с Гитлером четыре года, да еще с помощью США, Англии, Канады и еще не одного десятка государств?
А наверное потому, что в действительности Гитлер был серьезным, сильным, умным и крайне опасным противником. И это не восхваление Гитлера, а правда о том, какому опасному зверю мы сломали хребет. И подвиг нашего народа поэтому велик".
  
   Велик подвиг народа, велик. Мы еще до сих пор не осознали до конца подлинного величия подвига нашего народа, который победил не БЛАГОДАРЯ, а ВОПРЕКИ таким "стратегам", как Жуков. Не будь Жукова, война пошла бы совсем по другому сценарию и с меньшими жертвами.
   Слов нет, Гитлер был серьезным, сильным, умным и крайне опасным противником. Но без Сталина и Жукова с их идиотскими приказами "Огня не открывать. На провокации не поддаваться!" и "Вперед, в атаку!", когда жизненно нужна была оборона - приказами, обрушившими весь советско-германский фронт, Гитлеру не удалось бы добиться и десятой доли того, чего он достиг в Советском Союзе. Несмотря на все победы над Данией, Норвегией и Францией. Такого подарка, преподнесенного Жуковым Гитлеру на блюдечке с голубой каемочкой Гитлер, наверное, не мог представить себе в самых радужных своих мечтах: "40 % населения страны, 68 % чугуна, 58 % стали, 64 % угля, 38 % зерна, 84 % сахара" (А. Кац). А еще ГСМ, боеприпасы, продовольствие, обмундирование, медикаменты, оружие и много чего еще по мелочам.
   Кстати говоря, не стоит забывать, что людские ресурсы, захваченные Гитлером на советской территории, это тоже огромный резерв, не меньший, чем чугун, сталь, уголь, зерно и сахар. Это дармовая рабочая сила. И использовалась она очень интенсивно и эффективно, что в Германии, что на местах. Вспомним советские фильмы про войну: все время у немцев кипит работа, все время что-то строится. Кто работает, кто строит? Местные жители. А что строят? Укрепления. Ну, и не только укрепления, конечно.
   У нас до нападения Германии были только две линии обороны: "Линия Сталина" и "Линия Молотова". Все остальное, это поля и просторы - езжай куда хочешь. Хочешь, на Москву, хочешь, на Ленинград. Немцы же каждый населенный пункт старались обустроить до уровня крепости. Поэтому-то и получилось так, что немцы до Москвы докатились за несколько месяцев, а нам пришлось их выковыривать три с половиной года. И это сравнение опять же не в пользу утверждения, что Сталин, якобы, готовился к оборонительной войне. Если бы готовился, то каждый город бы превратил в крепость.
   Да, без этого царского подарка Гитлеру долго было бы не протянуть. Удар 22-го июня на несколько лет оттянул неизбежную гибель "тысячелетнего" райха (Кстати, по этой самой причине Англия, США и Канада тоже могут с чистой совестью сказать Жукову свое "тэнкью, вэри матч" за то, что гитлеровская Германия не рухнула в году этак 1942-м). В этом Гитлер оказался гением. Во всем же остальном... Вот, Ю. Еремеев признает, что союзники Гитлера не слишком-то ему помогали, предпочитая вести свою игру. Но как тогда оценить умственные способности Гитлера, подобравшего себе таких союзников? У нас на Руси говорили: скажи, кто твой друг, и я скажу, кто ты. И еще более емкая пословица: каков поп, таков и приход. Народная мудрость. Против нее не попрешь. Поэтому В. Суворов вполне обоснованно и заявляет: с таким фюрером Германия победить не могла.
   Г-н. Веремеев, я могу понять, что Вы можете не любить предателя Резуна по идейным соображениям, но только непонятно, какую альтернативу вы хотите доказать: что Резун негодяй, или что Резун лгун? Ой ли? Одно из другого совсем даже не вытекает. Вот, Вы же сами пишете:
  
   "С военной же точки зрения шансы на победу у Гитлера, несомненно, были. Но в войне короткой. Он знал, что если не сумеет добиться успеха в войне быстротечной, то проиграет. И он не раз об этом и писал, и говорил.
   Он бросил все ресурсы именно на войну короткую. Заготовка же, скажем зимнего обмундирования, или больших запасов настоящего бензина для зимней кампании, создание типов, машин, приспособленных для осенней распутицы, морозной зимы с этой точки зрения и есть безумство в таком случае, неоправданная трата ресурсов. Он знал, что если не выиграет до зимы, то все остальное уже не будет иметь смысла - русские успеют раскрутить маховик своих возможностей. Не случайно историки Типпельскирх, Гот, Гарт и ряд других делают, казалось бы, парадоксальный вывод - Германия кампанию лета-осени 41-го проиграла. А дальше Гитлер уже был просто вынужден воевать. Возможностей выйти из войны у него уже не было".
  
   Ну, тогда, спрашивается, и какой смысл был во всей этой авантюре? У Гитлера с одной стороны идет война с Британией, с другой стороны заморочки с Югославией, а его какого-то лешего еще и на Россию потащило. Это от большого ума? Или все же от необходимости?
   Да и не знал он ничего, этот псих-одиночка, берлинский мечтатель! Он к Рождеству планировал расправиться с Россией, а сам только в 1942 г. неожиданно для себя узнал, что у Советского Союза имеется отличное вооружение - через год войны (см. "Застольные разговоры Гитлера" Г. Пикера). Не знал, сколько Сталин может поставить людей "под ружье" - поэтому Второй стратегический эшелон стал для него "приятной" неожиданностью. Точно так же, как и Третий стратегический эшелон. Не знал, где находится Урал, который он хотел "выбомбить" своими одномоторными "Юнкерсами" - В. Суворов в своих книгах об этом доходчиво рассказывает (*).
   А гитлеровские генералы что, лучше были? Вот, у меня есть книга "Танки вперед!" танкового гения Г. Гудериана. В первой части этой книги, написанной почитателем этого гения О. Мунцелем, пишется:
  
   "Однако наиболее серьезной и особенно тяжелой оказалась война против Советской России... Предстояло вести боевые действия с выносливым и любящим свою родину населением, на территории, где слабо развита сеть пригодных для передвижения дорог и к тому же множество болот, огромных лесов и мощных рек. Суровые климатические условия также осложняли действия войск...
   Наступила ранняя осень с ее дождями и слякотью. В песках, болотах и грязи выходили из строя двигатели, летели изношенные гусеницы и передаточные механизмы. Войска безуспешно требовали дополнительных танков или хотя бы новых запасных частей. Все их усилия и жертвы не смогли предотвратить неизбежного: БЕСКРАЙНИЕ ПРОСТОРЫ, КАК И ВО ВРЕМЯ НАПОЛЕОНА, СПАСЛИ РУССКИХ (Выделено мной - В. Р.)".
  
   Хочется спросить: а что, до войны сообразить трудно было? Вот он и про Наполеона вспомнил - после того, как им холку намылили. Раньше нельзя было вспомнить? Как же тогда, спрашивается, Гитлер собирался осуществлять свой "блицкриг" к Рождеству, которое, как известно, отмечается в конце декабря, если они уже в сентябре воевать не могут?
   И когда Гитлер пишет и говорит, что Германия победит в блицкриге "колосса на глиняных ногах", действительно хочется сказать: безумству храбрых поем мы песню. Даже при самом удачном раскладе, выпавшем Гитлеру 22-го июня ("дуракам везет", как гласит русская поговорка), блицкриг у Гитлера не получился. Поэтому-то немецкие историки вполне резонно делали тот вывод, что Гитлер обречен. А потом действительно, возможности выйти из войны у него уже не было. И даже если бы он в 1945 г. не проиграл, а победил, все равно Германия была бы к тому моменту настолько измотана войной с Советским Союзом, что это стало бы для него Пирровой победой.
   Все действия Гитлера в мировой политике - это действия наглого выскочки, которому никто вовремя отлуп не дал. Это действия пьяного или психически ненормального "отморозка", с которым никто по большому счету связываться не желает. Вот отсюда и его блестящие победы над Францией, Норвегией, Данией и т.д.
   Ну представьте себе ситуацию, когда тупой, наглый тип, засосавший в себя бутылку водки, берет с собой кастет и идет вечером прохожим морды бить. Наплевать ему, что и самому может достаться, наплевать, что его может скрутить милиция или кто-нибудь толпой выцепит, да отмутузкает до полусмерти. Он об этом не задумывается. И только за счет своей дерзости получает перевес перед нормальными людьми. Обычный обыватель ведь к драке не готовится - ни к чему ему это. Ведь тут какая дилемма получается: если этот придурок тебя изобьет, как тогда с фингалами на люди показываться? А если ты его изобьешь, так потом с милицией разбирайся, доказывай, что ты не верблюд. "Отморозку"-то что: он ни жизнью своей не дорожит, ни здоровьем - ему что в лоб, что по лбу. И свободой своей не дорожит - ему что на воле, что в тюрьме: кулаками и там и там махать можно. Такие типы всегда рано или поздно плохо кончают. Вот только в промежутке успевают много зла натворить.
   В нашем случае что получилось? Захотел Гитлер Польшу отмутузкать безнаказанно, но по скудоумию своему получил во враги Англию и Францию. Ладно, Францию он успел вырубить быстро и элегантно, а с Англией завяз: мордатый сэр Винстон на островах укрылся, стал в глухую стойку, получает удары, но кряхтит, терпит. И сам, при случае, норовить обидчика лягнуть. Сталин сзади Гитлера тихонько подбадривает: молодец, Ади, давай в том же духе! И сам нож из кармана достает. Ади между серией свингов, хуков и апперкотов поворачивается к Сталину, чтобы сказать: "Сам знаю!" и вдруг видит в руке у Сталина нож. Вот Ади и недолго думая товарищу Сталину промеж глаз кастетом - хрясь! Товарищ Сталин с непривычки-то ножик и выронил, а из карманов пряники да яблоки посыпались, не для Ади предназначенные. А Ади не будь дурак, пряники с яблоками быстро подобрал в свои карманы, нож в другую руку взял, и давай ножом да кастетом - одного, другого, одного, другого. А сзади Англии США стоит, размышляет, ввязаться в драку или не ввязаться? Ади смотрит: если еще и Рузвельт в драку впишется, туго станет. Тогда кричит он другу-микадо (а сам то ножичком, то кастетом - одного, другого, одного, другого!): "Друг-микадо, да помоги ж ты мне! Не видишь что ли, не справляюсь я!" - "Да чем же тебе помочь, друг Ади?" - "Да дай ты тому усатому сзади по загривку!" - "Э нет, друг Ади. С этим усатым ты сам разбирайся" - "Ну тогда хоть тому, который в цилиндре " - "А вот этому, пожалуй, я отвешаю. Банзай, масонская харя!"... Концовка всем известна. Усатый, мордатый, и тот, который в цилиндре, размазав кровавые сопли по физиономиям, совместными усилиями отпинали друга Ади и друга микадо, карманы у них вывернули и все пряники себе забрали.
   Ну, а если серьезно, мог ли победить Гитлер в быстротечной войне? Наверное, шанс был, но не очень большой. Скажем, один шанс из тысячи. Можно ли было ловить на такие шансы? Да ни в жисть! О чем это говорит? Только о том, что Гитлер изначально на момент 22 июня 1941 г. был поставлен в проигранную ситуацию. В шахматах такое положение называется "цугцванг", когда любой ход ведет к проигрышу. А самое главное, что ход при этом пропустить нельзя, приходится что-то делать (цугцванг с немецкого переводится как "вынуждение хода"). Гитлеру оставалось либо сделать нейтральный ход и получить мат в три хода, либо срубить у противника ферзя и получить тоже мат в три хода. В обоих случаях - поражение. Чтобы поставить себя и свою страну в такое дурацкое положение, надо действительно иметь "выдающиеся" способности. Поэтому Гитлер кончил плохо, о чем В. Суворов в своих книгах и говорит. Другое дело, что нам от этого лучше не стало. Увы, от "отморозков" всегда кто-то страдает. Кто-то больше, кто-то меньше. Нам не повезло, Советский Союз пострадал больше. Но называть по этому поводу Гитлера умным человеком я бы тоже остерегся. Он не умный и не глупый. Он - отморозок.
   Могу привести еще одну аналогию из области шахмат. Представьте, что создалась такая позиция, когда у одного из игроков имеется форсированный путь к победе матовой комбинацией в пять-шесть ходов. И вот, этот игрок начинает комбинацию не той фигурой и первым же ходом теряет ферзя. Однако, позиция настолько сильна, а мастерство игрока настолько высоко, что партию он все же выигрывает - не за пять-шесть ходов, а за 30-40. С потерей времени, сил, нервов, но выигрывает. Вот и ответ на вопрос, почему мы так долго провозились с Германией - мы просто "зевнули" ферзя.
   Что ни говори, но причину разгрома первых дней войны не объяснить ничем иным, как подготовкой к нападению на Германию. Прав Суворов: если бы готовились не к наступлению, а к обороне, то такого разгрома бы не было. Однако, если встать на противоположную сторону, то суммируя основные положения опровергателей В. Суворова, мы можем лицезреть такую забавную картину:
      -- К нападению на Германию Сталин не готовился, зато планы нападения на германские войска в Польше имел.
      -- Готовился Сталин лишь к отражению агрессии, и для этого много месяцев подряд тайно стягивал к границе войска, в том числе и пресловутый Второй Стратегический эшелон.
      -- Однако, на момент агрессии плотностей для защиты своих территорий не хватило, а превосходство германских войск над частями Красной Армии составило 5-6 крат.
      -- На момент 22 июня 14 тыс. наших танков оказались либо недоукомплектованы, либо безнадежно вышедшими из строя (Это называется, подготовились к обороне!).
      -- Как дополнение к предыдущему пункту, советское командование дает приказ "на провокации не поддаваться, огонь не открывать" (Чего тогда стоила вся эта подготовка к войне? Сидели бы у себя дома, да не открывали огонь. Нет, на границу поперлись. Чтобы огня не открывать).
      -- Те части, которые вынуждены были вступать в бой, вместо того, чтобы ударить в соответствии с довоенными планами на Польшу, вели тяжелые ипровизационные бои на своей территории (чего тогда стоили эти довоенные планы?)
      -- После почти суток избиения советских войск, вместо того, чтобы организовать оборону, командование дает самоубийственный приказ "атаковать во что бы то ни стало" - без оружия, боеприпасов, горючего.
      -- 1200 самолетов были или уничтожены или сбиты в первые же часы войны (опять же, это к вопросу о подготовке к обороне), а производство 150 тыс. легких одномоторных бомбардировщиков "Ивановых" стало просто не нужно.
      -- В результате, почти вся кадровая армия погибла в первые 3-4 месяца войны, а Гитлер получил в свое распоряжение огромные территории, большое количество техники, вооружения, боеприпасов, людских и материальных ресурсов.
      -- После чего Гитлер предстал перед всем миром этаким Майком Тайсоном, свирепым и ужасным, который измордовал до потери сознания сопливого мальчишку из Дворца пионеров.
   Весело мы смотримся со стороны?
   Все попытки историков объяснить причины катастрофы советских войск начального периода войны неимоверной мощью германского вермахта из той же оперы, в чем они упрекают самого В. Суворова-Резуна: в попытке объяснить сложное явление простыми схемами. Однако В. Суворов, в отличие от наших историков, оперирует открытыми источниками информации, поэтому его выводы выглядят убедительнее. Вот и я, открыв те книги, которые у меня есть, вижу то же самое, что доказывает В. Суворов: Майком Тайсоном был Советский Союз, а не Германия. И именно Майк Тайсон получил сокрушительный удар в первые 10 секунд боя, а не сопливый мальчишка из Дворца пионеров. В подтверждение вот еще цитата из книги "Танки - вперед!":
  
   "Конечно, и в дальнейшем предпринимались усилия для того, чтобы увеличить количество танков и повысить их боевую мощь..., но фронт требовал бронированных машин всех типов. Истекавшая кровью пехота нуждалась в более мощных и подвижных противотанковых средствах. Артиллерия остро нуждалась в самоходных орудиях. Мотопехотные полки танковых дивизий настоятельно требовали бронетранспортеров. УДОВЛЕТВОРИТЬ ВСЕ ЭТИ ТРЕБОВАНИЯ БЫЛО ТРУДНО, ТАК КАК ВОЗМОЖНОСТЕЙ ВОЕННОЙ ЭКОНОМИКИ ЯВНО НЕ ХВАТАЛО (выделено мной - В. Р.)"
  
   Это называется, они к блицкригу подготовились!
   Немцы сами признают: не хватало у них возможностей экономики, и это после исключительно удачного начала войны. А что было бы, если бы не было такого удачного начала? Если бы у нас был нормальный оборонительный план? Или если бы ударил первым не Гитлер, а Сталин? Хватило бы у них возможностей? У Сталина, как ни странно, хватило - несмотря на катастрофу 22-го июня. Кто после этого Майк Тайсон? И кто, в конечном счете, оказался умнее - Сталин или Гитлер?
   Я думаю, ответ однозначен.
  
  
  
   ПРО ДНЕВНИКИ ГАЛЬДЕРА
   Пытаясь уверить читателя в "белизне и пушистости" Сталина, Ю. Веремеев опубликовал дневники Гальдера, готовившего по приказу Гитлера план "Барбаросса", где Гальдер говорит что-то о России, и свои комментарии к этим дневникам. Дескать, у Гальдера ничего про намерения Советского Союза напасть на Германию не сказано, значит, так оно и было.
   Ю. Веремеев:
   "...А Гальдера читайте, читайте внимательно и делайте свои собственные выводы.
   Дело в том, что в девяностые годы в российской демократической военно-исторической и околовоенно-исторической литературе в сознание массового читателя активно стал внедряться тезис о том, что виновником войны между СССР и Германией является не Гитлер, а Сталин, что именно Советский Союз готовил крестовый коммунистический военный поход в Европу с тем, чтобы насильственно установить коммунистические режимы в странах Европы, и Германии было суждено стать первой крупной жертвой "кровавых устремлений кремлевского диктатора". Что у Гитлера не оставалось иного выбора, как активно готовиться к противоборству с "азиатско-еврейскими ордами большевиков", так сказать, спасать Европу и весь мир.
   В подтверждение этого тезиса используются любые, самые косвенные, самые туманные и неопределенные сведения от каких-то от кого-то где-то услышанных рассказов и писем до пресловутого плана "Гром". И в зависимости от степени вероятности получить ту или иную сумму зелененьких портретов американских президентов авторы таких писаний как максимум доказывают, что, собственно, первые выстрелы сделали вовсе не немцы, а красноармейцы, как минимум признают, что напал-то Гитлер, но с сугубо оборонительными целями и он лишь на считанные дни или часы упредил Сталина.
Особенно изощряется в таких доказываниях некий сказочник Виктор Суворов (В.Б.Резун). Как на убедительнейшее доказательство, он ссылается на какое-то предвоенное письмо некоего мл. лейтенанта Виктора, якобы найденное немцами в кармане плененного ими сына Сталина Якова. И якобы этот Виктор похваляется, что ему предстоит "прогулка" в Берлин. Самого этого письма, кстати, так никто и не видел".
   Вот так-то. Резун сказочник. Следовательно, все, что он пишет, никакой ценности не имеет. Просто и убедительно. Только, наверное, Резун не просто свои сказки выдумывает, наверное, не просто все из пальца высасывает, но и кое в чем опирается на какие-то источники информации? В случае с письмом, которое нашли у сына Сталина Якова, В. Суворов от себя ничего не придумывает, а ссылается на мнение Генри Пикера (см. "Застольные разговоры Гитлера"). Ю. Веремеев считает эту историю Геббельсовской фальшивкой. Однако, этой самой "фальшифке" поверил даже Гитлер - не странно ли? А то, что Гитлер прямо утверждал, что Советский Союз намеревался летом 1941 года нанести сокрушительный удар по Румынии - это, наверное, тоже Геббельсовская фальшивка, которой Гитлер поверил по скудоумию своему?
   "Более серьезные "исследователи" потрясают неким планом "Гром", якобы разработанным в недрах Генерального Штаба РККА в мае 1941г., рисуя на страницах прессы мутноватые карты с жирными красными стрелами, устремленными в сердце Германии, умалчивая скромно при этом, что сей план (кстати, не имеющий никакого кодового обозначения) представляет собой всего лишь несколько листов писчей бумаги, заполненных от руки заместителем начальника оперативного отдела Генштаба РККА генерал-майором Василевским и никем не подписанные, не завизированные и даже не учтенные как документ (первый и единственный штамп учета в секретном делопроизводстве датирован 1948 годом!). Заметим при этом, что весной 41-го Василевский не был тем знаменитым и вторым по значимости маршалом после Жукова. Это был всего-навсего заместитель начальника одного из отделов Генштаба, т.е. фигура весьма малозначительная, которому можно поручить среди многих возможных вариантов развития событий набросать и такой вариант "А что могло бы получиться, если бы мы напали бы первыми", что вовсе не означает поручить разработку плана агрессивной войны".
   Интересно, про каких таких неизвестных "исследователей", получающих, видимо, за свои "исследования" "суммы зелененьких портретов американских президентов" говорит Ю. Веремеев, если В. Суворов прямо называет имя того "исследователя" поведавшего об этом плане "Гром" - В. Карпов, написавший Жукову целую оду в прозе.
   Пока я писал свою статью, вышла новая книга В. Суворова "Беру свои слова обратно". В ней он конкретно прошелся по личности "гениального полководца" Жукова. И кое-что написал про этот пресловутый план. Давайте почитаем:
   "Карпов ликовал: "А теперь представьте, что произошло бы, если бы этот план Жукова был принят и осуществлен. В один из рассветов июня тысячи наших самолетов и десятки тысяч орудий ударили бы по сосредоточившимся (скученным) гитлеровским войскам, места дислокации которых были известны с точностью до батальона. Вот была бы внезапность так внезапность! Пожалуй, более невероятная, чем при нападении немцев на нас. Никто в Германии, от рядового солдата до Гитлера, даже подумать не мог о таких действиях нашей армии! Сотни наших самолетов, уничтоженных на земле, и сотни тысяч снарядов, брошенных при отступлении, - все это обрушилось бы на скопившиеся для вторжения силы агрессоров. А вслед за этим мощнейшим ударом несколько тысяч танков и 152 дивизии ринулись бы на растерявшегося противника. Мне представляется: все, что произошло в первые дни на нашей земле после ударов гитлеровцев, точно так же, по такому же сценарию развернулось бы на территории противника. К тому же гитлеровцы абсолютно не имели опыта действий в таких экстремальных для них ситуациях. Паника, несомненно, охватила бы их командование и армию" (В. Карпов. Маршал Жуков. Его соратники и противники в дни войны и мира. Литературная мозаика. М., 1992. С. 218).
   Книга Карпова была опубликована, и тут как раз "Ледокол" наконец дошел до России. На основе открытых, всем доступных материалов я доказал, что Сталин готовил внезапное нападение на Германию и Румынию. Последняя глава "Ледокола" называется "Война, которой не было". Я описал то, что должно было случиться: "Из района Львова самый мощный советский фронт наносит удар на Краков и вспомогательный - на Люблин..." а писатель Карпов предъявил секретный особой важности план, который все это подтвердил.
   Не зная о существовании "Ледокола", Карпов попытался представить, что могло бы случиться после внезапного сокрушительного удара Красной Армии, и почти через десять лет после меня описал ситуацию точно так же, почти теми же словами.
   Разница заключалась в том, что Карпов нашел документ и расценил его как один из возможных, но не принятых и неосуществленных планов. А я в "Ледоколе" доказал, что ничего другого и не замышлялось".
   "Итак, вот "Ледокол" и мои теоретические построения (сказки, по мнению Ю. Веремеева - В. Р.), а вот - найденный высокопоставленным деятелем Коммунистической партии совершенно секретный особой важности план, который все это подтверждает. Карпов, один из ведущих идеологов коммунизма, по простоте душевной документ опубликовал и все, что содержится в "Ледоколе", нечаянно подтвердил.
   Официальные идеологи тут же объявили "Ледокол" фальшивкой, но что делать с планом Генерального штаба от 15 мая 1941 года? Фальшивкой документ не объявишь, тогда сам Карпов попадает в число прислужников вражеских разведок и буржуазных фальсификаторов истории.
   Как же быть?
   Как нейтрализовать разоблачительный документ?".
   А нейтрализовать его, как видим, очень просто: надо объявить его ничего не значащей писулькой, которую по своей личной инициативе выдумал какой-то малозначащий генерал-майор Генерального штаба Василевский. Дескать, вот, и такой вариант продумывался среди других прочих, но понимания у Сталина не нашел. Только есть у В. Суворова на это одно (всего лишь одно, зато веское) возражение: не было никаких "среди прочих":
   "Краткий итог: документ о подготовке нападения на Германию найден, опубликован, широко известен. Документ о подготовке страны к отражению вражеского вторжения не известен, не найден, не опубликован.
   Я СОГЛАСЕН НА НЕПОДПИСАННЫЙ. НО ГДЕ ОН? (выделено мной - В.Р.)
   А если когда-нибудь его и удастся обнаружить, то предстоит объяснить, почему при гениальном планировании вся армия 22 июня 1941 года действовала без планов. И почему в первый день войны никто об обороне не думал, а Жуков подписывал директивы на наступление".
   Ну что, Ю. Веремеев, как будете опровергать эти "сказки"? Есть у вас документы о подготовке к обороне? То-то и оно. Так кто, спрашивается тогда, сказочник? Может быть, А. Исаев не сказочник, упорно твердящий про мифические "плотности"? Ох уж эти "плотности"! Что толку от этих плотностей, если этим плотностям дан приказ "на провокации не поддаваться, огня не открывать!". А ведь было и еще кое-что, о чем умалчивают опровергатели В. Суворова, стремящиеся как можно сильнее замылить читателю глаза. Еще раз предоставлю слово В. Суворову:
   "Почему в 1943-м резервисты в обыкновенных окопах и траншеях смогли остановить тяжелые танки, а в 1941 году обученная кадровая армия в сверхмощных долговременных оборонительных сооружениях не удержала легкие танки? В чем дело? А вот в чем:
   "Донесите для доклада наркому, на каком основании части укрепленных районов КОВО получили приказ занять предполье. Такое действие может немедленно спровоцировать немцев на вооруженное столкновение и чревато всякими последствиями. Такое распоряжение немедленно отмените и доложите, кто конкретно дал такое самочинное распоряжение. Жуков. 10.06.41".
   По приказу Жукова еще в начале мая 1941 года войска были выведены из укрепленных районов. Жуков внимательно следил за тем, чтобы ни в УРах, ни рядом с ними не было советских войск. 11 июня он отправил всем командующим западными военными округами указание: "Полосу предполья без особого на то указания полевыми и УРовскими частями не занимать".
   И 22 июня получилось так: вдоль всей западной границы укрепленные районы - без войск, а войска - без укрепленных районов, без траншей и окопов" (и без боеприпасов, надо добавить - В. Р.) (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Так что никакие плотности спасти не могут, если дан приказ "Не стрелять!" и если приказано боеприпасы убрать, а войска вывести на убой.
   Что, скажете, не было таких приказов? Скажете, Суворов опять мифы выдумывает, сказки рассказывает, все передергивает?
   В. Суворов:
   "Нужно обратить внимание на дикую глупость приказа Жукова: "Такое действие может немедленно спровоцировать немцев на вооруженное столкновение..." Бред. Логика Жукова: если мы собственные укрепленные районы будем держать пустыми, если в них не будет войск, то Гитлер не нападет. Спросим: ну и как? Сбылись пророчества гениального военного мыслителя? Вот Гитлеру донесли, что советские укрепленные районы не заняты войсками, и что: он тут же отменил решение о проведении операция "Барбаросса"?
   ... Полное же отсутствие обороны в соответствии с гениальными решениями великого военного деятеля - это как раз и есть провокация. Это приглашение агрессору: нападай - войск в наших укрепленных районах нет, минных полей мы не ставили, а колючую проволоку сами порезали, захватывай наши укрепрайоны голыми руками.
   Приказы Жукова не дать повода для нападения и не поддаваться на провокации - шизофрения в чистом виде. Если германские войска не имеют приказа начать войну, то вы можете их как угодно провоцировать - они войну не начнут. А если у них есть приказ войну начать, то вы можете сколь угодно демонстрировать свое миролюбие - не поможет"(В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   В. Суворова обвиняют в том, что он слишком упрощает сложные политические процессы до уровня бытовой логики - это очень плохо. Вот и сейчас он до предела все упростил. Зато, благодаря этому упрощению, мы хорошо видим, что логика Жукова не была бытовой. Была его логика запредельно-гениальной. Настолько гениальной, что ее даже Гитлер не понял. Жуков говорит: мы не хотим вас провоцировать на конфликт, а немцы в ответ: "Was? Wir verstehen nicht!". И со всего размаху нам - хрясь! А вроде, должны были бы понимать...
   Справедливости ради хочу все же сказать несколько слов в защиту Жукова. Логика его действий вполне понятна. Поскольку ни Сталин, ни Жуков в возможность германского вторжения не верили, то немецкие приготовления ими расценивались как исключительно оборонительные, а известный к тому моменту советскому командованию план "Барбаросса" расценивался как провокация с целью вызвать советские войска на преждевременную активность. Кстати говоря, эти опасения были вполне обоснованы. Если бы Гитлер на самом деле собирался обороняться, а не нападать, то подобная провокация с его стороны была не просто уместна, но и весьма полезна. Поэтому, вполне логично, что советское командование ни на какие провокации поддаваться не собиралось. Чем это закончилось, всем известно. Наши войска были попросту смяты.
   В. Суворов:
   "Тем временем командующие приграничными округами и армиями не переставая требовали разрешения занять оборону. Вот о том же просит командующий особым военным округом генерал армии Д. Г. Павлов. Но! "20 июня 1941 года шифрограммой за подписью зам. начальника Оперативного управления Генштаба Василевского Павлову было сообщено, что просьба его доложена наркому и последний не разрешил занимать полевых укреплений, так как это может вызвать провокацию со стороны немцев" ("Красная звезда", 24 июля 2001 г.). (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   Генерал армии Павлов, после того, как рухнул Западный фронт, был объявлен виноватым за это и расстрелян. Вот, Ю. Веремеев тоже об этом пишет:
   "Во время командно-штабной игры в декабре 1940 года Жуков, игравший за "западных" окружил и разгромил войска "восточных", которыми руководил командующий Западным округом генерал Павлов именно в районе белостокского выступа. Практически такое же решение принял немецкий Генштаб при разработке операций группы армий "Центр". И именно по жуковскому сценарию, хотя и независимо от него, немцы разгромили войска Западного фронта в первые дни войны.
   Так что осуждение и расстрел генерала Павлова не были безосновательными и это не была "месть Сталина ни в чем неповинным генералам за свои собственные ошибки". Павлов оказался не на высоте как военачальник и поплатился за свои ошибки головой. Сурово? Возможно. Жестоко? Вряд ли. Если военачальник не отвечает своей головой за ход войны, то наступает нечто более гораздо худшее - безответственность за свои некомпетентность, безволие, расхлябанность, халатность".
   То же самое пишет Ю. Веремеев и в своей статье "Шулер от истории":
   "... Кроме того, и это подтверждается многими документами, командующий округом Павлов, действительно, крайне неудачно разместил силы в белостокском выступе. Павлов, а не Жуков! Командующий округом достаточно самостоятелен в этой области. В 1940 году проводилась большая командно-штабная игра, где Жуков играл за немцев. Разгром, учиненный Жуковым на карте в 40-м, едва ли не с фотографической точностью был выполнен немцами в 1941. Еще тогда Жуков указал Павлову на его ошибки, но Павлов проигнорировал результаты игры. Тогда ему, да и не только ему вероятность войны казалось не столь уж высокой. Это исторический факт, проливающий свет на роль в предвоенное время командующего округом и начальника генерального штаба".
   Интересно, в чем же это выражались ошибки Павлова, если ему просто было нечем воевать и негде держать оборону?
   Известна история про Наполеона. Когда недовольный Наполеон спросил своего генерала, почему тот не смог удержать крепость, тот ответил: для этого было несколько причин. Первая: не было боеприпасов... "Достаточно! - ответил Наполеон. - Остальные причины можете не перечислять". Для советских же историографов недостаток боеприпасов не является достаточной причиной. Нет у тебя снарядов и патронов - хоть зубами, но фронт держи! А раз не удержал, значит виноват, за что и распишись в получении.
   Вместо того, чтобы честно признать, что причиной катастрофы 22-го июня 1941 года были с одной стороны отсутствие оборонительных планов, а с другой стороны явная подставка советских войск под удар Гитлера, нам внушают о каких-то мифических плотностях, о неготовности Советского Союза к войне, о 5-6 кратном превосходстве врага, об устаревшей технике, о глупых командирах и трусливых войсках и тому прочие несуразности. И все молчат о том, что нам запрещалось отвечать ударом на удар и для этого даже боеприпасы отобрали! Все эти наши хваленые историки об этом умалчивают. Не верите? Тогда вспомните свою учебу в школе - учили вас этому? Или спросите у своих детей хотя бы про приказ "Огня не открывать" - в учебниках истории о нем и сейчас умалчивается. СКОЛЬКО МОЖНО УМАЛЧИВАТЬ?
   Господа опровергатели! Вы долго еще будете сказки нам рассказывать, мифы сочинять, шулерством заниматься? Может быть, уже хватит? Может быть, уже пора признать истинного виновника разгрома Красной Армии и гибели миллионов и миллионов наших соотечественников - начальника Генерального штаба кровавого палача Жукова (конечно, и Сталина тоже)?
   Ю. Веремеев пишет: вот, дескать, Павлов наделал кучу ошибок, из-за чего фронт рухнул. И что, якобы, во время штабных игр он проявил полную беспомощность. Это все заблуждения, если не сказать - ложь. Ложь, выдуманная Жуковым, чтобы показать свою гениальность. И эту ложь разоблачил В. Суворов в своей книге "Тень победы". Три главы подряд - 7, 8 и 9-ю - он скрупулезно излагает реальные события тех командно-штабных игр. Да, именно так, во множественном числе: командно-штабных игр. Потому что их было две, а не одна. На первой прорабатывался удар по Германии через Восточную Пруссию, во второй - удар по Румынии. И никаких при этом оборонительных мероприятий в районе Белостокского выступа. При первой игре присутствовал сам Сталин. И пришел к выводу, что по Восточной Пруссии бить нецелесообразно. Поэтому, приняв решение, на второй игре уже не присутствовал. Павлов же никакой беспомощности не продемонстрировал, и в подтверждении чего был повышен Сталиным в звании - был генерал-полковником, стал генералом армии.
   Если же поверить Жукову о том, что он разбил Павлова в командно-штабной игре, показав, как немцы через полгода разобьют Павлова уже в реальности, то хочется спросить: а где же были сами Сталин и Жуков, почему попустили этому свершиться? Вот, Жуков показал, как немцы будут бить Павлова через полгода, Сталин это посмотрел, удовлетворенно хмыкнул, и все дружно успокоились до 22 июня, ничего не предприняв для обороны. Ладно, Павлов неудачно расположил войска, но почему Жуков, как его непосредственный начальник, как начальник Генерального штаба, его не проконтролировал? Почему не напомнил ему результаты той командно-штабной игры? Павлов виноват, а начальник Генерального штаба руки умывает: я, братцы, тут ни при чем! Бред какой-то.
   Я не собираюсь углубляться в эту тематику. Пусть читатель найдет эти книги Суворова и прочтет сам. Я же привожу этот пример лишь для того, чтобы объяснить, почему я не верю опровергателям В. Суворова. В. Суворов опирается на открытые источники и не боится, что его разоблачат как лжеца и создателя мифов (хотя, возможно, он где-то и перегибает палку, чересчур увлекается), Ю. Веремеев в данном случае повторяет всего лишь расхожий миф, придуманный Жуковым, чьи слова никем не были подтверждены. Почему мы должны верить одному человеку, который хочет показать себя в самом выгодном свете, да при этом за счет других людей? Ю. Веремеев, например, верит и себя при этом мифотворцем и шулером от истории не считает. Наоборот, он себя считает чуть ли не единственным специалистом в области военной истории. Вот, он проштудировал дневники Гальдера, а там ничего про сталинские планы нападения на Германию не говорится. А раз не говорится, так значит так оно и было, точнее - не было (планов). Гальдеру надо верить, это авторитет из авторитетов. Так ведь, в дневниках Гальдера и про планету Плутон, например, не говорится. И что? Нет такой планеты в природе?
   А я вот не верю Гальдеру. Гальдер - штабная крыса. Его задача - исполнять приказы вышестоящего руководства по отработке планов войны, а идеологическое обоснование самой войны в его обязанности не входит. Для этого есть другие ответственные люди. Тот же Гитлер, например, который ясно и недвусмысленно выразился на эту тему:
   "Летом 1941 года они (Советы - В. Р.) намеревались НАНЕСТИ СОКРУШИТЕЛЬНОЕ ПОРАЖЕНИЕ РУМЫНИИ, ибо это была единственная страна, кроме России, которая поставляла нам нефть". (Генри Пикер. "Застольные разговоры Гитлера". 7.07.42)
   Эти слова Гитлер произнес после года войны, когда у него была возможность убедиться воочию в этой истине. До войны он мог только предполагать, что задумывал Сталин. Но и тогда Гитлер не питал никаких иллюзий по отношению к Сталину. Об этом свидетельствуют совершенно разные источники из окружения самого Гитлера. Вспомним Шелленберга:
   "...он (Гитлер - В.Р.) считает, что хотя Франко и отказался активно поддерживать нас, мы полностью господствуем на континенте и можем управлять им по меньшей мере полтора года, прежде чем западные союзники предпримут решительные военные действия в виде вторжения. Поэтому очень важно, чтобы мы максимально использовали этот период, и фюрер считает, что сейчас мы можем атаковать Россию, не подвергая себя опасности оказаться вовлеченными в войну на два фронта. Но если мы не используем это время должным образом, тогда нам придется считаться с неизбежностью вторжения с запада, а Россия тем временем настолько усилится, что мы будем не в состоянии защищаться, если она нападет на нас. Россия проводит такие гигантские приготовления, что в любой момент Сталин может воспользоваться любыми действиями наших войск в Африке или на западе..."
   Хотя бы эти два свидетельства - Пикера и Шелленберга - ставят большой жирный крест на теме "Сталин боялся войны с Германией".
   Именно Шелленберг доходчиво доносит до нас мысль Гитлера, почему ему была нужна война с Россией: если он ничего не будет предпринимать, то неизбежно получит войну на два фронта. Поэтому, пока есть некоторая передышка, нужно избавиться хотя бы от России. И Шелленберг, это не мелкая сошка, цена свидетельствам которого грош цена в базарный день. Шелленберг был шефом внешней разведки гитлеровского райха, ему можно верить. Хотя, при желании, и его можно опарафинить:
   "... российские сторонники тезиса о виновности Сталина и его окружения за войну с Германией как-то все стараются обходить стороной прямые высказывания высокопоставленных немецких генералов, а пытаются опираться на какие-то смутные сведения от каких-то третьестепенных лиц, получивших их вообще неизвестно от кого".
   Шелленберг, это не третьестепенное лицо и сведения у него отнюдь не смутные. И что касается В. Суворова, то его нельзя упрекнуть, что он опирается на смутные сведения каких-то там третьестепенных лиц. И все его книги являются подтверждением этому, нужно только внимательно читать. Читайте внимательно, Ю. Веремеев, там все есть:
   В. Суворов:
   "Мой свидетель - Адмирал Флота Советского Союза Н. Г. Кузнецов (в 1941 году - адмирал. Нарком ВМФ СССР, член ЦК, член Ставки Главного командования с момента ее создания). Вот его показания: "Для меня бесспорно одно: И. В. Сталин не только не исключал возможности войны с гитлеровской Германией, напротив, он такую войну считал... неизбежной... И. В. Сталин вел подготовку к войне - подготовку широкую и разностороннюю, - исходя из намеченных им самим... сроков. Гитлер нарушил его расчеты" (Накануне. С. 321)". "Ледокол".
   "Тебе, т. Сталин, когда удобно, чтобы я напал? - Да я тут наметил сроки, скажем, в начале 1942-го. Как ты, Ади, не против? - Да нет, нормально, можно даже сказать, отлично - Ну, тогда постараюсь приготовить тебе теплый прием. - Да уж, будь любезен!". А сам взял, и вероломно в июне 41-го ударил, негодяй такой...
   А если серьезно, то это свидетельство не германского генерала, а советского адмирала, но зато оно ценнее, чем мнение десяти Гальдеров и остальных немецких генералов. И если В. Суворов, это шулер от истории, то рядом с этим шулером надо поставить и адмирала Кузнецова. Но, по-моему, шулерами надо считать тех, кто упорно отвергает и замалчивает неугодные факты вместо того, чтобы их признать с полной очевидностью. Даже записи самого Гальдера, которые предлагает прочитать Ю. Веремеев, косвенно подтверждают все то, что я только что сказал. Вот запись от 22.07.40:
   "Сталин заигрывает с Англией с целью заставить ее продолжать войну и тем самым сковать нас, чтобы иметь время захватить то, что он хочет захватить, но не сможет, если наступит мир. Он стремится к тому, чтобы Германия не стала слишком сильной.
   Однако никаких признаков активного выступления России против нас нет".
   Как эти слова опровергают В. Суворова? Мы видим, исходя из слов самого Гальдера следующую картину:
      -- Сталин желает сковать Германию войной с Англией.
      -- Сталин намеревается захватить то, что он хочет захватить.
      -- При ситуации мира ему это не удастся.
      -- Сильная Германия не входит в его планы.
      -- Признаков активизации России против Германии нет.
   Иными словами, Сталин выжидает, когда между Англией и Германией начнется новый раунд изматывающей войны, чтобы потом чего-то там захватить. Это понимал Гальдер, это понимал и Гитлер, поэтому, пользуясь передышкой, он намечает превентивную войну против России. И какая разница, что организация и подготовка этой войны проводилась с немецкой аккуратностью и педантичностью - смысл войны при этом не изменился: превентивная. Однако для Ю. Веремеева это отнюдь не факт. В своих комментариях он пишет:
   "... Вплоть до 22 июля Россия Гальдера особенно не занимает. Зато в этот день всплеск внимания. И что любопытно, уже определяется послевоенное устройство территории бывшего СССР. Это не сфера деятельности военачальника, явно это услышано от Гитлера. И еще любопытнее, так это слова о том, что нет признаков подготовки России к нападению на Германию, что Россия не хочет войны. Как-то это все не вяжется с утверждениями наших доморощенных разоблачителей о том, что война со стороны Германии носила вынужденный характер".
   Предоставляю читателю оценить обе точки зрения на одни и те же слова Гальдера - Ю. Веремеева и мою, и сделать свой вывод.
   Опровергатели В. Суворова вменяют ему в вину, что он, дескать, все путает, громоздит одну несуразность на другую. Но эту же самую претензию с еще большим основанием можно предъявить самим этим опровергателям, пытающимся состыковать нестыкуемое. Сначала утверждали, что Сталин панически боялся Гитлера, потом выяснилось, что не боялся он Гитлера и в возможность войны не верил. Потом говорили, что в войну он все же верил и готовился к ней, но затем выяснилось, что к обороне не готовился. Затем признают, что Сталин планировал наступательные действия против германских войск, ибо оборона сама по себе бесперспективна, но тут же утверждают, что для наступления не хватало плотностей. Следом признают, что Сталин первым начал концентрировать войска на границе, но в итоге так ничего и не сконцентрировал, и Гитлер опередил Сталина в развертывании войск. В конечном итоге, для того, чтобы доказать, что наша техника, которая объективно говоря, на порядок превосходила немецкую, ничего не значила, утверждают, что наши войска просто не умели воевать, были мальчишками из Дворца пионеров, в отличие от германской армии, этакого Майка Тайсона, великого и ужасного. Чего еще придумаете, господа опровергатели, какие еще несуразности? В отличие от вас, В. Суворов с полной убедительностью доказывает, что наша армия воевать умела и воевать готовилась, но только не для обороны страны, а для нападения. Планов обороны у нас не было, потому как нападения Германии попросту не ожидали. Понятия, что делать в случае вражеского нашествия не имели, поэтому, когда Гитлер напал, неподготовленные войска, естественно, впадали в панику и драпали с поля боя. А те, кто удрать не успевали, попадали в котлы и уничтожались немцами поодиночке. Все очень просто, ясно и понятно, никаких несуразностей.
   Что же касается Гальдера, то в его-то дневниках как раз несуразностей больше, чем в утверждениях В. Суворова. Вот, например, тот же Ю. Веремеев пишет:
   "Заметим, что до 3 сентября в записях Гальдера мы не находим ни единого упоминания о Красной Армии (размеры, вооружение, дислокация, возможные намерения). Все это пока не стоит внимания. Странноватое, не правда ли, отношение немецкого военачальника к поведению вражеской армии, которая по уверениям наших сегодняшних демократов готовила агрессию против Германии?
   Как человек военный, я могу это объяснить лишь двумя причинами:
1) У Гальдера в это время нет никаких оснований так или иначе привязывать свои планы и действия к военным мероприятиям Советского Союза по причине их или полного отсутствия или крайней незначительности;
2) Характер подготовительных мероприятий Вермахта на данном этапе никак не зависит от поведения Красной Армии в силу или их предварительности, или же вновь по причине общей пассивности РККА.
   И только 3 сентября Гальдер заслушивает доклад Кестринга (германский военный атташе в СССР) о Красной Армии и...остается совершенно спокоен. РККА не опасна для Вермахта".
   Да кому какое, по большому счету, дело до этого Гальдера? Если он был туп, как пробка, то это его личные проблемы. Он, видите ли, не видит никаких приготовлений со стороны Советского Союза. На то Сталин и скрывал эти приготовления, чтобы они кому попадя в глаза не лезли. Но мы-то с вами, зная чуть больше того, что знал Гальдер, можем делать объективные и непредвзятые выводы, нам-то что мешает? Вот пример скрытых приготовлений: по всей стране открываются кружки "Осовиахим", где молодежь учится летать на планерах и самолетах. В каждом большом городе стоят парашютные вышки, где молодежь учится прыгать с парашютом, вот комплекс ГТО, требующий от молодого человека быстро бегать, плавать, метко стрелять, бросать гранату, определенное количество раз подтягиваться. Под мирной вывеской готовятся в огромных количествах летчики и парашютисты, но кто скажет, что Советский Союз готовится к войне? А если вспомнить известный клич Паши Ангелиной: "Сто тысяч подруг - на трактор!" Интересно получается: бабы рычаги у тракторов тягают, а мужики что, лежат дома на лавке, да в потолок поплевывают накануне войны? Да нет, они тоже рычаги тягают. Только не тракторные, а танковые. Это что, не приготовления? Это что, учитывать не надо? В. Суворов так прямо в своих книгах и пишет, почему вы, опровергатели, это игнорируете? Ладно, Гальдер игнорировал. Он жил в Германии, ему простительно, а вот нашим отечественным историкам это никак непростительно.
   Надо же, Гальдер спокоен: Красная Армия не опасна для Вермахта. Гальдер вскоре имел счастливую возможность убедиться, что он заблуждался. Германская армия, получившая все козыри в результате удара 22 июня, тем не менее проиграла войну Красной Армии. А если бы не было такого катастрофичного для нашей армии начала, Германия что, наверное, победила бы? А если бы Сталин - чисто гипотетически - первым ударил по Германии? Тогда что, Советский Союз войну бы проиграл? Надо же с головой дружить, когда повторяешь гальдеровские несуразности о том, что Красная Армия неопасна. Мы-то знаем, чем в итоге дело закончилось, в отличие от Гальдера, когда он писал свои заметки.
   Гальдер, 30.03.41:
   "Высказывание о русских танках (заслуживают уважения). 47-мм пушка, неплохие тяжелые танки, но в своей массе - устаревшие типы.
По численности танков русские сильнее всех в мире, однако они имеют лишь небольшое количество новых гигантских танков с длинноствольной 105-мм пушкой (танки-колоссы весом в 42-45 тонн). Русская авиация велика по количеству, но многие ее самолеты - устаревших типов, и лишь незначительное число - современные машины".
   Он снисходительно констатирует: у нас небольшое количество новых гигантских танков. А у самих-то сколько? Ноль! Наши танки устаревшие. А у самих-то какие (Кстати говоря, у Т-34 и КВ пушки имели калибр 76 мм., а не 47 и не 105. Гальдер все знал. Читайте Гальдера)? И про самолеты. Устаревшие у нас, видите ли. А у самих Юнкерсы-87 верх технического вооружения? Он еще не знает про наши Пе-2 и Ил-2. И про артиллерию нашу ничего толком не знает. В заметках от 2.02.41 он пишет о нашей артиллерии: "В численном отношении артиллерия весьма мощная, однако матчасть устарела. По опыту боев в Финляндии, артиллерия непригодна к ведению эффективного огня на поражение", а 12 июля пишет совсем другое: "Эффективность снарядов хорошая, моральное действие сильное. Много новейших, неизвестных нам до сих пор артсистем".
   Этому стратегу хорошо делать бесстрастные выводы, сидя в своем тихом кабинете, поскрипывая пером. Каково солдатам, попавшим под шквальный огонь хорошей эффективности снарядов? Хотелось бы узнать про его личное моральное действие в подобной ситуации.
   И этого стратега нам рекомендуют как большого авторитета. У него-то несуразностей не было. Про него Ю. Веремеев заявляет: Гальдер про нас все знал, читайте его дневники, там много мудрости.
   В. Суворова критикуют, когда он сравнивает количество и качество танков и самолетов, дескать, не только это имеет решающее значение во время войны. Но, когда то же самое делает Гальдер, то все с умным видом согласно кивают головой: да, действительно, у нас все вооружение - устаревшее барахло, мы к войне готовы не были и немцы об этом хорошо знали. Господа опровергатели, вы хоть выберите какую-то одну мерку, по которой можно оценивать и того, и другого. А то В. Суворова ругаете, а Гальдера за то же самое хвалите. Двойной стандарт.
   Вот еще пример мышления этого стратега:
   "6 апреля 1941 года (воскресенье).
   ...Группировка русских войск: Бросается в глаза скопление войск на Украине. Главком полагает, что не исключена возможность вторжения русских в Венгрию и Буковину. Я же считаю это совершенно невероятным".
   Вот комментарий Ю. Веремеева:
   "6 апреля Гальдер обращает, наконец, внимание на то, что советская группировка на Украине по своей численности в состоянии попытаться нанести удар по Венгрии. Главком Браухич полагает, что это в принципе возможно, а Гальдер считает это совершенно невероятным. Да и ход событий подтверждает, что немецкое главное командование все же не было обеспокоено сосредоточением советских войск".
   Ход событий подтверждает, что и советское командование не было обеспокоено сосредоточением германских войск на границе. Чем дело закончилось? Кому будем верить?
   А теперь следующая запись Гальдера:
   "7 апреля 1941 года.
   ...Анализ группировки русских войск дает основание сделать следующий вывод: Если отказаться от избитого утверждения о том, что русские хотят мира и сами не нападут, то следует признать, что их группировка вполне допускает быстрый переход в наступление, которое было бы для нас крайне неприятным..."
   А ведь только вчера признавал, что это совершенно невероятно. По-русски это называется "семь пятниц на неделе". Сегодня говорил одно, завтра - совсем противоположное. И главное - никаких несуразностей!
   Вот, на основании подобных высказываний делаются далеко идущие выводы. Например:
   Ю. Веремеев.
   "... Немецкая группа армий, это примерно то же самое, что советский фронт, даже еще крупнее. Эти группы армий были созданы немцами практически с момента начала реальных разработок плана нападения на СССР и к лету 1941 года представляли собой полностью подготовленные, сколоченные, хорошо взаимодействующие объединения с отлаженной системой связи, обеспечения и управления. Штабы групп армий неоднократно провели по нескольку учений и командно-штабных игр с нижестоящими штабами армий и корпусов. Все звенья военного управления от штаба группы армий до штабов полков включительно уже были настроены и оттренированы, нацелены на конкретные задачи и цели. Советское же военное руководство будет создавать штабы фронтов и распределять между ними войска, организовывать управление войсками уже под немецкими бомбами и ударами немецких танков...
   Правильно или нет, что советское военное руководство не преобразовало своевременно, еще до начала войны штабы округов в штабы фронтов, не будем спорить, но уже сам факт отсутствия штабов фронтов в структуре военного управления Красной Армии к лету 1941 года прямо и безоговорочно указывает на то, что Сталин не планировал нападения на Германию и всячески старался это подчеркнуть".
   А вот существовали штабы фронтов! Потому как и сами фронты уже существовали. Ю. Веремеев Гальдера читает внимательно и свои комментарии тут же выдает, а то, что пишет опровергаемый им В. Суворов, то ли не знает, то ли опять умалчивает. А пишет В. Суворов в "Ледоколе", глава 28 "Зачем Сталин развернул фронты" буквально следующее:
   "В предыдущих главах я упоминал Северный, Северо-Западный, Западный, Юго-Западный и Южный фронты, и это не ошибка. Официально они созданы после германского вторжения - как реакция на это вторжение. Но заглянем в архивы и будем поражены: начиная с февраля 1941 года эти названия уже фигурируют в документах, которые были в то время совершенно секретными. Часть документов уже рассекречена и пущена в научный оборот. Цитирую: "В феврале 1941 года военным советам приграничных округов были направлены... указания о немедленном оборудовании фронтовых командных пунктов" (ВИЖ, 1978, N 4, с. 86).
   Официально - на западных границах - пять военных округов. Неофициально - каждый военный округ уже готовит фронтовой командный пункт, т. е. создает не военно-территориальную структуру, а чисто военную, которая возникает только во время войны и только для руководства войсками во время войны.
   Коммунистические историки уверяют нас, что до 22 июня 1941 года между СССР и Германией существовал мир, который якобы 22 июня был нарушен Германией. Эта смелая гипотеза фактами не подтверждена. Факты говорят об обратном. Развернув в феврале 1941 года командные пункты фронтов, Советский Союз фактически вступил в войну против Германии, хотя об этом и не заявил официально".
   Немцы, конечно, этого не заметили. И это правильно: не для того все делалось в тайне, чтобы посторонние видели. Но ладно, немцы. Почему наш историк армии Ю. Веремеев этого не заметил? Ведь данные, опубликованные в "Военно-историческом журнале" за 1978 год уже были рассекречены. Но ему, похоже, малоинтересно, что писал "ВИЖ" - дневник Гальдера интереснее.
   В. Суворов:
   "21 июня 1941 года (это в тот самый день, когда Гитлер писал Муссолини, что не может больше терпеть огромного скопления советских войск на границе и вынужден нанести удар - В. Р.) состоялось таинственное заседание Политбюро. Советский историк В. А. Анфилов сообщает: "Руководители коммунистической партии и члены советского правительства в течение дня 21 июня находились в Кремле и решали важнейшие государственные и военные вопросы" (Бессмертный подвиг. С. 185).
   Известны только решения по четырем обсуждаемым вопросам, но неизвестно, сколько всего вопросов обсуждалось в тот день и каковы были другие решения.
   Вот то, что известно.
   21 июня 1941 года решено принять на вооружение Красной Армии подвижную установку залпового огня БМ-13, развернуть серийное производство установок БМ-13 и реактивных снарядов М-13, а также начать формирование частей реактивной артиллерии. В ближайшие недели БМ-13 получит свое неофициальное имя "Катюша".
   "21 июня Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение о создании на базе западных приграничных военных округов фронтовых объединений" (Генерал-лейтенант П. А. Жилин, член-корреспондент Академии наук СССР. Великая Отечественная война (1941-1945). С. 64).
   Это решение в тысячи раз важнее первого. Конечно, фронты существовали и до этого, Политбюро просто задним числом оформляет уже принятые решения, и тем не менее это архиважно: ПЯТЬ ФРОНТОВ созданы и юридически тайно оформлены НЕ ПОСЛЕ ГЕРМАНСКОГО ВТОРЖЕНИЯ, а ДО него".
   Иными словами, 21 июня советским руководством юридически было оформлено то, что существовало фактически с февраля 1941 года: создание фронтов. А для чего создаются фронты? Для войны. Может быть, скажете, эти фронты создавались для отражения германской агрессии? Читаем опять В. Суворова:
   "Нет сомнения, что не только Сталин, но и Молотов, и Жданов, и Берия в возможность германского вторжения отказываются верить. Нежелание верить в германскую агрессию подтверждено всеми действиями Красной Армии: зенитки не стреляют по германским самолетам, советским истребителям запрещено сбивать германские самолеты, у войск Первого эшелона отобраны патроны, а из Генерального штаба сыплются драконовские приказы: на провокации не поддаваться (Жуков и Тимошенко тоже в германскую агрессию не очень верили).
   Вопрос: если высшие советские политические и военные руководители не верят в возможность германского вторжения, зачем же они только что создали фронты?
   Ответ: ФРОНТЫ БЫЛИ СОЗДАНЫ НЕ ДЛЯ ОТРАЖЕНИЯ ГЕРМАНСКОГО ВТОРЖЕНИЯ, а для другой цели".
   Ю. Веремеев, вы хоть сами-то читаете те "сказки", которые пытаетесь опровергнуть? Или вам милее сказки Гальдера о неготовности Советского Союза к войне?
   Или вот Ю. Веремеев, комментируя запись Гальдера от 2.10.40, пишет:
   "Оказывается к октябрю 1940 года у границ СССР уже подготовлена и ставка Гитлера. Что-то я не слышал, чтобы для Сталина в Западной Белоруссии или Западной Украине к этому времени были бы подготовлены ставки. А уж, казалось бы, кто как не Советский Союз, готовясь напасть на Германию, должен был бы подготовить передовые командные пункты для высшего руководства страны".
   Уважаемый историк Ю. Веремеев! А ведь у В. Суворова и об этом тоже написано, надо только внимательно читать его "сказки"! В той же главе 28 "Ледокола" он пишет:
   "Советские историки говорят о германских командирах: "... в июне вплоть до вторжения в СССР Браухич и Гальдер совершали в войска одну поездку за другой" (В. А. Анфилов. Бессмертный подвиг. С. 65). А Жуков с Мерецковым себя вели как-то по-другому?
   Действия двух армий просто похожи друг на друга. Не зная о действиях противника, Вермахт и Красная Армия копируют друг друга даже в мельчайших деталях. Да, советские командиры приближали командные пункты к границам, как их германские коллеги, и даже ближе. Да, Красная Армия концентрирует две сверхмощные группировки на флангах в выступах границ, точно как германская армия. Да, советские самолеты сосредоточены у самых границ, как германские. Да, советским летчикам запрещено сбивать германские самолеты до определенного момента, точно как германским летчикам запрещено сбивать советские самолеты, чтобы не вызвать конфликт раньше времени, чтобы удар был совершенно внезапным. Да, командный пункт Гитлера находится в Восточной Пруссии в районе Шлиссенбурга, а советский Главный передовой командный пункт (ГПКП) находится в районе Вильнюса. Это та же самая географическая параллель, и находится советский командный пункт точно на таком же расстоянии от германской границы, как и германский - от советской. Если советский и германский главные командные пункты нанести на карту, а карту сложить по государственной границе, то командные пункты наложатся один на другой".
   Так что, если хотите прочитать про передовые командные пункты для советского руководства, то в дневниках Гальдера про них вы там ничего не найдете. Читайте В. Суворова, у него много чего написано такого, чего нет у Гальдера. Про фронты и полевые командные пункты рассказывает В. Суворов и в новой своей книге "Беру свои слова обратно" в главе под названием "Про Кулика и Павлова". Вот несколько выдержек:
   "Решение Сталина о развертывании пяти фронтов 21 июня 1941 года - это заключительный этап длительного невидимого со стороны процесса. Приказ немедленно приступить к строительству командных пунктов был отдан еще 27 мая ("Красная звезда", 29 мая 1991 г.). К середине июня на эти командные пункты были переброшены оперативные группы...
   Когда Сталин в Москве утверждал решение о развертывании фронтов, командные пункты пяти фронтов были уже оборудованы, на многих уже находились офицеры и генералы штабов. Они уже отдавали приказы от имени фронтового командования. Пример: 21 июня 1941 года в 14 часов 30 минут было отдано распоряжение 8-й, 11-й и 27-й армиям о введении светомаскировки в гарнизонах и в местах расположения войск. Распоряжение подписал помощник командующего Северо-Западным фронтом по ПВО полковник Карлин (ЦАМО, фонд 344, дело 1, лист 62). Обращаю внимание: подписал бумагу помощник командующего не округом, а фронтом! Германского вторжения никто не ждал, но фронты уже развернули" (В. Суворов. "Беру свои слова обратно").
   "Василий Иванович, а ты армией командовать сможешь?" - "Если подучусь, то и армией, Петька, смогу". "А фронтом?" - "А фронтом, Петька, нет" (фильм "Чапаев").
   Чапаев был героем гражданской войны - как сейчас называют, "брэндом" советского режима. Но тут какие-то неизвестные личности, серые мышки уже готовы принять под свое командование целые фронты. Причем, когда войны еще нет. Куда им до Чапаева! Но воевать, тем не менее, уже готовятся.
   Воевать готовились, но войны не ожидали. Фронты развернули, а когда Гитлер ударил, управлять этими фронтами не смогли. Чапай честно сказал, что фронтами командовать не может, а эти хари командование на себя взяли - и не смогли ничего! Ну, и чего тогда стоит подобная подготовка к войне?
   Господа опровергатели! Если вы, опровергая В. Суворова, говорите, что Сталин не хотел нападать, то внятно покажите, КАК ОН СОБИРАЛСЯ ЗАЩИЩАТЬСЯ. И если он собирался защищаться, ТО ПОЧЕМУ ТОГДА СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ОКАЗАЛСЯ НЕ ГОТОВ К ОБОРОНЕ? И не надо засовывать наши головы в песок "сладких мифов" и рассказывать нам сказки, пытаясь убедить нас, что советская армия была сопливым мальчишкой, совершенно неготовой к войне. Германская армия была не меньше неготовой к войне - сравнивая ее вооружение с вооружением Советского Союза. И, тем не менее, Германия напала на Советский Союз и чуть не сорвала прикуп. Это вы как объясните? Какие объективные причины могли помешать сделать то же самое нам? И почему Советский Союз, несмотря на смертельные удары, смог победить?
   Я понимаю именно так, как В. Суворов и объясняет в своих книгах: НЕГОТОВЫЕ К ВОЙНЕ АРМИИ ВОЙНУ НЕ ВЫИГРЫВАЮТ!
   Несмотря на фиаско 22-го июня, Советский Союз закончил войну могучей военно-политической державой - после четырех лет жесточайшей нужды и разрухи. Потенциал советской экономики, несмотря на разруху и кровь, оказался невероятно высоким. Германская военная машинерия, несмотря на исключительно удачное начало войны, оказалась поверженной в прах. Кто оказался неготовым к войне больше? И представьте себе, что Сталин успел бы ударить первым - чего тогда стоят все размышления Гальдера о неготовности Советского Союза к войне?
   Согласитесь, эти соображения - это есть факт, это реальность, а не "сладкие мифы". По моему разумению, спорить тут просто не о чем.
  
  
   В ЧЕМ НА САМОМ ДЕЛЕ НЕПРАВ В. СУВОРОВ?
  
   В принципе, думаю, я достаточно убедительно показал, что опровергатели В. Суворова ищут слабые места в его умозаключениях совсем не там, где надо. Что касается агрессивных планов Сталина, то обратное доказывать бессмысленно. Что было, то было. Дело в другом: а были ли планы Сталина такими уж людоедскими? И не собирались ли то же самое осуществить по отношению к нам страны Запада?
  
   Кстати говоря, чуть раньше слов Лиддел-Гарта о "конгломератах напрасных воображений" А. Исаев, пишет следующее:
  
   "31 мая 1939 года французский генеральный штаб начал разработку плана наступления на фронте между Мозелем и Рейном, который должен был стать основой военных действий против Германии. Этот план был предложен 1 сентября 1939 года генералом Гамеленом правительству. Главный удар по этому плану предполагалось наносить вдоль Рейна на Майнц, отрезая основную германскую группировку с тыла. Однако это предложение не было реализовано. Была лишь предпринята ограниченная операция в районе Саарбрюккена с целью установить контакт с линией Зигфрида. Заняв Варндский лес к западу от города и продвинувшись на 7-- 8 км между Шпихерн и Хорнбах, французские войска получили 12 сентября приказ прекратить наступление "ввиду быстрого развития событий в Польше". Далее началась война, получившая название Sitzkrieg, "сидячая война", известная также как "странная война". Предоставим слово Лиддел-Гарту: "Странная война" -- понятие, пущенное в ход американской печатью. Вскоре оно прижилось по обе стороны Атлантики и прочно закрепилось как название периода войны от падения Польши в сентябре 1939 года до начала наступления немецких войск на Западе весной следующего года. Те, кто пустил в ход это понятие, имели в виду, что войны, как таковой, не было, поскольку между франко-английскими и немецкими войсками не происходило никаких больших сражений. На самом же деле это был период активной закулисной деятельности сторон"".
   Эта самая "Странная война" хорошо известна, но почему-то очень слабо комментируется всеми историками Второй Мировой войны, в том числе и Лиддел-Гартом, в том числе и А. Исаевым, в том числе и В. Суворовым. А ведь это не менее странно, чем сама "странная война". В. Суворов, говоря об этой "войне" ограничивается констатацией того, как французские войска в мячики играли, Лиддел-Гарт говорит, что Англия и Франция хоть и планировали удары по Германии, но все это было всего лишь иллюзиями, а А. Исаев вообще об этом сам ничего не говорит, укрываясь за слова других историков. А ведь эта "странная война" имеет свое очень простое и очень неприятное для всех официальных историков объяснение. Англия и Франция, объявив формально Германии войну в соответствии с заключенными договорами с Польшей, реально воевать с Германией не собирались. До поры, до времени. Зная антикоммунизм Гитлера, они рассчитывали на то, что после раздела Польши и появлении общей границы между Германией и СССР, Гитлер повернет свои войска против Советского Союза. Замысел был у них тот же самый: дождаться, когда Советский Союз и Германия обескровят друг друга, а затем ударить в тыл воюющим странам и прибрать все к рукам. Очень характерно, что, как сообщает нам сам А. Исаев, французские войска быстренько прекратили наступление против Германии "ввиду быстрого развития событий в Польше". Казалось бы, сейчас, когда Германии не до Франции, куй железо, пока горячо, исполняй свои обязательства перед Польшей, ан нет! Не надо отвлекать товарища Гитлера от насущных задач. Пусть делает доброе дело по очистке Восточной Европы от коммунизма, а планируемые удары по Германии некоторое время подождут более подходящей обстановки. Видимо, Гитлеру эти планы Англии и Франции не очень-то нравились. Нравились, но не очень. Несмотря на свой антикоммунизм, не собирался он вытаскивать каштаны из огня своими руками для чужих дядь.
   Собственно говоря, наши отечественные историки всегда знали о желании Запада стравить между собой Россию и Германию, но приводят они как пример почему-то только Мюнхенский сговор, скромно отстраняя в тень причины "странной войны". А ведь, казалось бы, такой сильный аргумент для пропаганды об агрессивной сущности мировых империалистов! Вот, английский историк Лиддел-Гарт утверждает, что "странная война" на самом деле являлась "активной закулисной деятельностью сторон". Ну так натыкайте носом западных империалистов за подстрекание Германии к нападению на Советский Союз, донесите всему прогрессивному человечеству правду о том, чего на самом деле добивались империалисты. Нет, наши историки скромно молчат. Ладно, британские и французские историки молчат - это вполне понятно, не дураки же они себя хаять. Ладно, предатель В. Суворов об этом не распространяется - это тоже понятно. Но почему же наши доморощенные защитники коммунистического строя упускают такой козырь? Я объясню, почему.
   Дело в том, что если мы сейчас понимаем, что причины этой пресловутой "странной войны" заключаются в желании Запада стравить Гитлера и Сталина, то это же самое отлично понимали и Гитлер и Сталин. А теперь ответьте мне: как должны были повести в такой ситуации Гитлер и Сталин? Совершенно верно: наказать. Вот они и наказали. Гитлер, вместо того, чтобы ударить по Советскому Союзу, ударил по Франции и Англии, а Сталин этому не препятствовал, давая возможность Западной Европе во всей мере вкусить того, чем они пытались "накормить" нашу страну и наш народ. Но признав и это, нам остается совсем маленький шажок в осознании, что в соответствии с принципом "действие равно противодействию", Сталин точно так же собирался расправиться с Западной Европой, как Западная Европа планировала расправиться с Советской Россией. Гитлеровская Германия становилась в этом случае разменной монетой. И главное, все "в соответствии с нормами мировой политики". Вот только Гитлер не собирался становиться "разменной монетой" - успел укусить и тех и других.
   Таким образом, говоря о причинах "странной войны", историкам приходится с неизбежностью согласиться, что и Сталин не собирался отсиживаться в глухой обороне. А если не собирался, тогда что собирался? Естественно, что ни западным, ни нашим историкам на подобные темы говорить не хочется. Никто не хочет признать свою долю вины в развязывании Второй Мировой войны. Удобнее и проще все списать на одного Гитлера и его непомерные амбиции (что, собственно говоря, никем оспариваться и не может). Получается этакий заговор молчания: Запад не обвиняет нас в намерениях напасть на Гитлера, а мы поменьше болтаем и про "странную войну" и про Мюнхен. Статус-кво соблюден. Всем очень удобно. Вот только этот статус-кво не в нашу пользу. Получается, что мы олухи царя небесного. Получается, что мы потеряли за четыре месяца пятимиллионную кадровую армию только потому, что идиоты, разве не так?
   Наши отечественные историки, пытаясь доказать всему миру о Сталинской белизне и пушистости, просто боятся, что нашу страну опять назовут "Империей зла". Но лично я бы на месте наших историков, вместо того, чтобы придумывать липовые аргументы и приводить дутые цифры, просто сказал бы: ДА, СТАЛИН ХОТЕЛ НАПАСТЬ НА ГЕРМАНИЮ, А ЧЕРЕЗ НЕЕ И НА ЗАПАДНУЮ ЕВРОПУ. ТОЧНО ТАК ЖЕ, КАК ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА ХОТЕЛА НАПАСТЬ НА ГЕРМАНИЮ, А ЧЕРЕЗ НЕЕ И НА РОССИЮ. И НИЧЕГО ЗЛОДЕЙСКОГО В ЗАМЫСЛАХ СТАЛИНА НЕ БЫЛО, ПОТОМУ ЧТО ЕГО ПОЛИТИКА ШЛА В РУСЛЕ "ОБЩЕМИРОВОЙ ПОЛИТИКИ". И кто, спрашивается, здесь "Империя зла" - еще надо очень хорошо разобраться.
   Запад большой мастак свои грехи записывать на других. Как и в нынешнее время, например, Соединенные Штаты. Напомню, что США объявили о "Новом Мировом Экономическом порядке", подминая под себя весь мир, а "осью зла" почему-то считают не себя, а другие страны. Чем это Советский Союз 30-40-х годов был хуже тогдашних Великобритании и Франции, а тем более, нынешних США? Сила создает право, а право обслуживает силу. Это закон политики. И не только политики. Философия рукопашного боя гласит: прав тот, кто остался живым, кто не упал, кого не запинали. Ты жив, значит, ты прав. Точка! Советский Союз остался жив. Его не запинали. Мало того, Советский Союз помог союзникам по антигитлеровской коалиции, например, провел блистательную акцию по разгрому японской Квантунской армии, за что японцы до сих пор на нас в обиде. Они имеют право на нас обижаться: в самое тяжелое время для СССР, когда любая соломинка могла переломить хребет верблюду, Япония соблюла договор о нейтралитете в битве Советского Союза и Германии. Советский же Союз, "верный договору по антигитлеровской коалиции", нарушив договор о нейтралитете с Японией (примерно так же, как Германия, нарушившая пакт о ненападении), подло, вероломно напал на мирное население Страны Восходящего Солнца.
   В результате, мы и перед японцами стали примерно тем же, кем Гитлер стал по отношению к нам, но и по отношению к Западу мы остались "Империей зла", которых необходимо уничтожить ядерными бомбардировками. Вместо благодарности, мы получили Фултоновскую речь Черчилля. Кто, спрашивается, здесь империя зла? Нас использовали как хотели, и нас же носом натыкали.
   Мы должны понять, что мы ни в чем не виноваты. Несмотря на тирана Сталина. Каждый в политике отстаивает свои собственные интересы, безотносительно, тиран он или демократ. Сталин отстаивал свои интересы, Черчилль свои, Рузвельт свои, а Гитлер - свои. Каждый по своему был прав. Ситуацию необходимо рассматривать в совокупности, а не вычленять какой-то один момент и делать из него шоу для потехи публики. Вот, В. Суворов в книге "Ледокол" пишет:
   "Вторая мировая война - это термин, который коммунисты приучили нас писать с малой буквы. А я пишу этот термин с большой буквы и доказываю, что Советский Союз - главный ее виновник и главный зачинщик. Советский Союз - участник Второй мировой войны с 1939 года, с самого ее первого дня".
   Это правда, но не вся правда. Помимо Советского Союза были и другие зачинщики, которые нынче рядятся в белые одежды. Сталин был лишь частью мировой политической мозаики - весомой частью, но не единственной. Что тиран Сталин, что бесноватый Гитлер, что "демократ" Черчилль - все хотели откусить свой кусок пирога. И действия "демократического" Запада по отношению к Советскому Союзу, в данном контексте, тоже не могут - совсем даже не могут - считаться эталоном нравственности и порядочности.
   И лишь когда мы сделаем этот трудный, но необходимый шаг в понимании, мы уже сможем предъявить В. Суворову по настоящему серьезную претензию за его взгляды: ПОЧЕМУ ВЫ ГОВОРИТЕ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ТОЛЬКО ОБ АГРЕССИВНОСТИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА И УМАЛЧИВАЕТЕ ОБ АГРЕССИВНОСТИ ЗАПАДА? ЧТО, НЕ СУЩЕСТВУЕТ ТАКОГО В ПРИРОДЕ? Как говорил Козьма Прутков, "Односторонний специалист подобен флюсу". Вы, г-н. Суворов, ругая тирана Сталина и восхваляя демократический свободный Запад, ни разу не упомянули о варварских англо-американских бомбардировках немецких и японских городов с мирными жителями, когда за одну ночь погибало от обычных бомб до 250 тыс. человек! Ни разу не вспомнили про уничтоженные ядерными взрывами Хиросиму и Нагасаки. Уничтоженные по приказу демократического, надо сказать, президента США Трумэна. Тиран Сталин за один раз по несколько сотен тысяч человек не убивал, целые города не стирал с лица Земли. На такое способны только демократы свободного Запада. Не сомневаюсь, что реализуйся план Запада по стравливанию Германии и Советской России, то в конечном итоге на головы моих соотечественников сыпались бы уже не только германские бомбы, но и еще в добавок и англо-американские. Иллюзий я на сей счет не питаю. Пример бомбардировок 43-45 годов немецких городов с мирными жителями тому порука. Эти стервятники до сих пор не покаялись за свои преступления против человечности, они до сих пор считают себя правыми и при случае всегда готовы произвести массовую чистку ненужного "биоматериала", будь то немцы и японцы Второй Мировой войны, или вьетнамцы, которых травили "оранджем", или советские люди времен "холодной" войны, по которым американские военные в 50-х годах планировали атомную бомбардировку. Интересно, г-н. Суворов, напишете ли вы об этих извергах когда-нибудь что-либо сопоставимое с тем, что пишете про Сталина? Напишете ли что-либо о тех демократах, установивших в посткоммунистической России такие порядки, что наш народ стал вымирать по целому миллиону в год - без всяких войн. Миллион, это ведь не чистая цифра, это ведь разность между прибылью населения и его убылью. То есть, в реальности умирает еще больше. А оставшиеся в живых деградируют от безысходности, алкоголизма и оскотинивания, от той жизни, которую нам принес "свободный" Запад.
   Я, к примеру, тоже считаю себя антикоммунистом, потому что коммунизм в моей стране принес неисчислимые бедствия. Но и то, что принесла нам импортная демократия, ничуть не лучше коммунизма. Раньше, при тиране Сталине люди хотя бы стремились к знаниям, к получению профессии, честному труду, становились инженерами, учеными, писателями или композиторами. При коммунизме люди ехали работать на БАМ и на Север. Сейчас же никаких устремлений, кроме как напиться, "наширяться" и/или чего-нибудь украсть. Буквально недавно услышал от одной своей знакомой одну фразу, которая меня просто поразила: "Этот (имярек) постоянно пьет, ходит как чмо - ни рыба, ни мясо. Хоть бы воровать пошел - пацаны бы его уважали". Дожились: или пьянствовать, или воровать - третьего не дано.
   Г-н. Суворов! Знаете ли Вы, что по планам т.н. Римского клуба на территории России должно остаться населения не более 50 миллионов человек? Иными словами, Запад хочет извести в России около 90 миллионов (если верить демографам, что в нынешней России проживает 140 млн. человек). А бывшая премьер-министр Вашей любимой Великобритании Маргарет Тэтчер оставляет нам и того меньше - 15 миллионов. 125 миллионов должны уйти в небытие. Эти планы, пожалуй, будут похлеще и гитлеровских и сталинских, как думаете? Почему бы Вам, наряду с гитлеровскими и сталинскими преступлениями не рассказать и об этом? Почему бы не перестать быть односторонним специалистом, подобным флюсу? Не все же мертвого льва пинать! Да и если с другой стороны взглянуть, если удастся западным гуманистам-демократам-либералам осуществить задуманное и сократить население России, как они того страстно мечтают, то кто тогда Ваши книги читать будет? Некому читать будет. Для кого Вы их тогда пишете?
   Сталин был, конечно, тиран и пользовался методами не вполне демократичными. Но если мы проследим всю западную политику тех лет, то с неизбежностью увидим, что демократические методы были не лучше. Вся тогдашняя политика Запада, это одно сплошное постыдство и иезуитское коварство. Когда В. Суворов пишет, что ключи от Второй Мировой войны были в руках у Сталина, это правда. Но не вся правда. Эти же самые ключи в не меньшей степени были и в руках западных политиков. Сейчас, в нынешнее время, вскрываются очень важные факты, о которых мы раньше не знали. Например, факт того, что политикой Гитлера немецкие военные совсем не были довольны. В 1938 против Гитлера созрел заговор, в числе участников которого был даже адмирал Канарис. Заговор охватил большое число недовольных из абвера и Генерального штаба. Все ждали только одного: когда Англия и Франция, в ответ на требование Гитлера по поводу аннексии Чехословакии, объявят Гитлеру войну. Сам факт объявления войны являлся спусковым механизмом заговора, в результате которого Гитлера предполагалось убить. Запад же предпочел Мюнхенский сговор, в результате чего заговор против Гитлера рассыпался. Самое постыдное во всей этой истории в том, что англичане были в курсе планов заговорщиков, но предпочли не вмешиваться. Гитлер был им выгоден. Объяви они Гитлеру войну, и Гитлер в результате заговора был бы устранен, никакой Мировой войны просто бы не было.
   Далее - "странная война", о которой я уже говорил и постыдство которой совершенно очевидно и сомнений не вызывает. Но самое большое постыдство, которое мы можем наблюдать, это поведение Запада в отношении открытия Второго фронта. Проблема открытия Второго фронта, это кладезь неисчерпаемый для доказательства всей гнусности и гнили западных политиков. Весь смысл этой политики выразил сын небезызвестного ненавистника России Уинстона Черчилля Рандольф (умерший, кстати, от алкоголизма. Папины гены!), который заявил: "ИДЕАЛЬНЫМ ИСХОДОМ ВОЙНЫ НА ВОСТОКЕ БЫЛ БЫ ТАКОЙ, КОГДА ПОСЛЕДНИЙ НЕМЕЦ УБИЛ БЫ ПОСЛЕДНЕГО РУССКОГО И РАСТЯНУЛСЯ МЕРТВЫЙ РЯДОМ" (выделено мной - В. Р.). Не менее ясно высказался американский сенатор, будущий президент Трумэн на третий день нападения гитлеровской Германии на Советский Союз: "Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии, и, таким образом, пусть они убивают как можно больше". (Ух, как я обожаю этих гуманистов-демократов! Не меньше, чем В. Суворов коммунистов, наверное).
   На протяжении всей войны Запад вел свою мышиную возню о заключении сепаратного мира с Германией, постоянно оттягивая открытие Второго фронта. С одной стороны они пытались отстранить Гитлера от власти, чтобы создать с Германией без Гитлера антисоветскую коалицию, а с другой стороны следовали принципу "пусть немцы и русские убивают друг друга как можно больше". В то время, когда наши войска в тяжелейших боях переламывали ход войны в сторону победы, британский премьер-министр Черчилль ограничивался отговорками о невозможности высадки войск на континент. Чтобы добавить убедительности своим словам, Черчилль пошел на редкостную по бесстыдству авантюру. Вот что пишет историк Ф. Д. Волков в книге "Тайное становится явным":
   "Чтобы доказать всю трудность захвата плацдарма в Европе, по инициативе Черчилля в 1942 г. был проведен ряд рейдов на побережье Франции, в частности операция "Джибути" - рейд на порт Дьепп, совершенный под командованием адмирала Маунтбэттэна. Перед высадкой десанта в Дьеппе английское радио передало сообщение об ограниченности его цели (! - В. Р.). Нетрудно понять: это предупреждение лишило рейд внезапности и было, по существу, адресовано не французским патриотам (как объясняли в Англии), готовым поднять преждевременное восстание, а немцам, и имело целью дать им возможность подготовиться к встрече десанта... Черчилль готов был жертвовать жизнями английских и канадских солдат, лишь бы доказать невозможность создания второго фронта"
   Сейчас некоторые историки считают Черчилля величайшим мировым политиком. Если умение делать "подставы" и невыполнение союзнических обязательств по открытию Второго фронта является признаком величия, то Черчилль действительно велик. А если все же эти действия оценивать так, как полагается с точки зрения нормального человека, то Черчилля следует признать подлецом. Западные историки утверждают, что Черчилль всю жизнь посвятил Британской империи, жил только для Британии, думал только о Британии, поэтому, дескать, ему простительно, ему можно делать некоторые не совсем благовидные дела. Но раз так, то давайте признаем, что и Сталин всю жизнь посвятил Советскому Союзу, и ему тоже разрешается - почему нет? Чем это Сталин хуже Черчилля?
   Мне могут возразить: Сталин был тиран и планировал насадить свою тиранию всему миру. Согласен, это плохо. Но вот что планировал демократ-империалист Черчилль по отношению к нашей стране. После войны он заявил:
   "Когда Россия обзаведется своей атомной бомбой, тогда будет поздно. Лучше вступить в войну сейчас, когда у Запада есть более 50 атомных бомб, а у Москвы ни одной... Возможно, для них это будет означать гибель нескольких миллионов человек".
   Гуманист, одно слово. Демократ. Человеколюб. Величайший политик. И при этом величайший циник, а в перспективе - величайший преступник. Своих англичан-то он жалел, а русских жалеть не обязательно. Подумаешь, несколько миллионов погибнет! У них там в России народу много, несколько миллионов больше, несколько миллионов меньше - подумаешь! От них не убудет.
   Интересно, а сами британцы-то в ходе Второй Мировой хоть пару миллионов человек потеряли, чтобы вот так просто разбрасываться миллионами чужих жизней? Боюсь, что нет.
   Или вот еще один гуманист, американский президент Эйзенхауэр, планировавший ядерную бомбардировку России. Он сказал следующее: "Россия - это уличная девка. Не важно, во что она одета - в старое заштопанное платье, или в новое модное - под ним та же шлюха... Но сейчас Америка выгонит эту наглую шлюху с главных улиц, где она так нагло прохаживается, обратно в закоулки".
   Так и хочется сказать про таких демократов-упырей одной русской поговоркой: "Этих бы друзей - за х..., да в музей". Грубо, зато справедливо.
   Мировая политика вообще грязное дело. Сталин не был мягким и пушистым, это ясно. Но и западных демократов-политиков совершенно неуместно записывать в овечки безвинные. Цинизм их предела не имеет. "Подставы", наподобие той, которую организовал Черчилль при десантировании в Дьеппе, это обычный их стиль действия. Можно вспомнить инцидент 1983 года, когда американские спецслужбы подставили южнокорейский "Боинг" с десятками пассажиров на борту под советские ракеты - так же из этой оперы. Той акцией США начали новый виток антисоветской истерии в мире. Когда преследуются глобальные цели, человеческие жизни не ценятся. Подозреваю, что и события 11 сентября 2001 г. так же являются провокацией для нагнетания антитеррористической истерии в мире. Слишком многое на это указывает.
   Мы, люди современной России, совсем не должны комплексовать по поводу нашего коммунистического прошлого. Мы не виноваты в навязанном нам извне коммунизме, мы не отвечаем за действия Сталина. Пусть лучше хваленый Запад спросит себя: откуда в Россию пришла коммунистическая зараза? Пусть Запад спросит себя: кто спонсировал всех этих ублюдков Бланков-Троцких-Каменевых-Зиновьевых-Ярославских-Урицких и прочий межнациональный сброд? Пусть хваленый Запад спросит себя: кто предал Белое движение, заключив подлый сепаратный мир с большевиками? Пусть Запад лучше расскажет нам, как он подталкивал Гитлера к "дранг нах Остен". А нам стесняться нечего. Я, по крайней мере, после прочтения книг В. Суворова, сплю спокойно, с чистой совестью.
  
   ПОСЛЕСЛОВИЕ
   Вот, собственно говоря, на этом моя статья и была закончена. Однако сейчас хочется к ней кое-что добавить.
   Опровергатели В. Суворова советуют: не читайте вы этого шулера от истории, он там все перевирает, лучше читайте солидных историков, они всю правду говорят. Почитываем. Иногда даже телепередачи посматриваем. Сейчас часто показывают исторические телепередачи, в том числе и о Великой Отечественной. Я даже по этой причине купил себе ТВ-тюнер и кое что записываю себе на компьютер. Потом анализирую, думаю. Вот о том, что надумал, и хочу напоследок поделиться.
   В одном старом советском фильме - если мне память не изменяет, это был "Вариант "Омега"" с Олегом Далем в главной роли, был такой эпизод. Высокопоставленный немецкий офицер контрразведки говорит: не пойму, откуда в Советском Союзе столько войск? Смысл сказанного тот же, что и у Гитлера в "Майн кампф": бьем мы их бьем, бьем мы их бьем, а их никак меньше не становится, все лезут и лезут. Меня этот эпизод удивлял: он что, не знает, что в Советском Союзе много народонаселения? СССР это ведь не Германия, чего тут удивляться? И лишь прочитав книги В. Суворова, понял причину этого удивления. Речь шла не просто о количестве народа, а о так называемом мобилизационном ресурсе. Мало иметь в стране много народа, необходимо еще его поставить под ружье, а для этого требуется и время и огромные средства и не менее огромная организационная работа. На место одних выбитых дивизий Сталин успевал формировать и посылать в бой другие. Положение спасли Второй Стратегический эшелон и Третий стратегический эшелон, которые телами своих солдат затыкали бреши, в то время как мобилизация разворачивалась на полную мощность. Ни гитлеровская разведка, ни хваленый Ю. Веремеевым Гальдер ничего не знали про эти Стратегические эшелоны и мобилизационный план Советского Союза. Вся беда в том, что наши военноначальники, да и сам Сталин, просто не были готовы воевать в условиях, навязанных противником, приходилось учиться на ходу, заваливая трупами советских солдат путь гитлеровским дивизиям. Людей у нас не ценили. В самом деле, сколько их погибло в Гражданскую войну, сколько умерло от голода, сколько сгинуло в лагерях - стоит ли переживать по поводу миллиона-другого, погибшего в каком-то локальном сражении? Война все спишет, победа все оправдает. Миллион погибших - это просто статистика, ничего более. В ходе так называемой победы под Москвой погибло почти 777 тыс. человек, это не считая раненых и обмороженных. Если учесть, что раненых бывает все же больше, чем убитых, то реально наши потери составили под 2 миллиона. Сванидзе в своих телевизионных "Исторических хрониках" озвучил слова маршала артиллерии Воронова: "Это счастье, что силы советского тыла неисчислимы". Хочется спросить: а если бы были исчислимы, как тогда собирались немцев побеждать?
   По поводу этих потерь Сванидзе в "Исторических хрониках говорит следующее: "Жуков в 1966 году на встрече в редакции "Военно-исторического журнала" скажет: "Ну, шапка была набекрень у всех тогда. Ну и я недооценил состояния Вяземской группировки противника"." Так и воевали - с шапкой набекрень: народу много, советский тыл даст столько, сколько нужно.
   Сванидзе:
   "29-го января (1942 г. - В.Р) командование Западного фронта ставит задачу: наступательными действиями продолжать изматывать противника. В мемуарах маршала Рокоссовского, издания 1990-го года будет комментарий к той поставленной задаче (в предыдущих изданиях этот комментарий был изъят).
   Рокоссовский вспоминает: "Наступательными действиями мы изматывали наши войска во много раз больше, чем вражеские. Это изматывание было выгодно противнику, а не нам"."
   Это все о той же ржевско-вяземской операции, бездарно проваленной Жуковым. Ю. Веремеев спрашивает в своей статье "Шулер от истории", почему же мы так долго воевали с немцами и с такими огромными потерями? Да потому и воевали так долго с такими потерями, что командование такое было. Весь 42-й год, не говоря про 41-й, это одни сплошные провалы и колоссальные потери. И лишь когда во главе Генерального штаба встал талантливый Василевский, которого Сталин назначил в июне 42-го года, и который, собственно говоря, и провел всю Сталинградскую битву, положение стало выправляться. Жуков в качестве начальника Генштаба и в подметки не годился Василевскому.
   По поводу взаимоотношений Жукова и Василевского Сванидзе в "Исторических хрониках" говорит:
   "Связка Василевский-Жуков сложилась неформально и быстро. Это блестящая связка профессионалов, ставшая по сути руководящим центром во второй половине войны. Расчетливый, дотошный, предусмотрительный Василевский и Жуков, не терпящий преград в реализации замыслов и приказаний".
   "Жуков, не терпящий преград" - это то самое, о чем пишет В. Суворов в книге "Тень победы" - заместитель по мордобойной части. Василевский на эту должность не подходил, слишком интеллигентным был. Но быть заместителем по мордобойной части, это не то же самое, что выигрывать сражения.
   О том, какую роль играл Жуков во время войны, мы можем сделать и из таких слов Сванидзе:
   " В 1942-м, в начале 1943-го Василевский имел звание на одну ступень ниже Жукова: Василевский генерал-полковник, Жуков генерал армии. Когда Жуков в январе 1943-го получает маршала, а Василевский генерала армии, ситуация усугубляется, давление Жукова усиливается. Вот Сталин и дает Василевскому маршала, фактически без паузы, сразу после присвоения предыдущего звания".
   Иными словами, Жуков применяет свои навыки унтера Пришибеева к начальнику Генштаба, только что выигравшего Сталинградскую битву, поэтому Сталин, чтобы избавить Василевского от нарастающего "давления" Жукова, для уравнивания шансов дает тому звание маршала. Жукова он не наказывает. Жуков ему нужен и впредь в той же ипостаси зама по мордобою.
   Вот упрекают В. Суворова, что он подтасовывает факты, а как назвать современных историков-лакировщиков? Что Сванидзе в "Исторических хрониках", что Якубович в передаче "Маршал Жуков. Последние 24 часа" тщательно обходят все провальные моменты в биографии Жукова. По поводу роли Ржевского направления ударов наших войск у Сванидзе приводится мнение историка Елены Ржевской: "Выступ Ржевский угрожал Москве. Это очень отчетливо было для Сталина, очень отчетливо... И поэтому здесь, конечно, все схватки были насмерть". А вот как объяснено это было в другой передаче Первого канала (к сожалению, я ее удалил со своего компьютера и сейчас не помню названия, но один эпизод я сохранил в виде файла с названием "Ржевская сказка"):
   "Стратегическая дезинформация, поступавшая по каналам радиоигры "Находка", была частью ржевско-сычевской отвлекающей операции "Марс". Ее задача - сковать основные силы группы армии "Центр" и не позволить немцам стянуть резервы к Сталинграду. Военные грузы шли не в сторону Ржева, они шли на Волгу. Даже Жуков, руководивший операцией, так никогда и не узнал, что ее провал, фактически, был запланирован как одно из условий нашей победы под Сталинградом".
   Здесь уже говорится о другой Ржевской операции, проводимой тем же Жуковым уже в конце 1942-го года. В первом случае получается, что атаковали Ржев в начале 1942 г., чтобы не допустить врага к Москве, а во втором случае атаковали Ржев в конце 1942 г., чтобы не допустить врага к Сталинграду. В обоих случаях атаковали, и клали людей миллионами. А не лучше ли было не атаковать, а просто занять грамотную оборону и не допускать врага ни к Москве, ни к Сталинграду? Ему надо, пусть он сам и лезет на наши пулеметы! Получается, что в первом случае, по словам Рокоссовского, изматывали свои войска больше, чем вражеские, а во втором, по словам В. Суворова, отвлекали большими силами меньшие силы врага (известно ведь, что для наступления требуется сил больше, чем для обороны. По версии Ю. Веремеева, в 5-6 раз). Дебилизм! Получается, что Красная Армия 1942 года - это армия дебилов. Но если все же принять как рабочую гипотезу, что никакого дебилизма не было, то придется прийти к выводу, что в первом случае хотели одним ударом сразу уничтожить отступающего врага, который опасности для Москвы уже не представлял (этого у Жукова не получилось), а во втором случае основным направлением был не Сталинград, а Ржевско-Сычевское направление, где Жуков опять облажался по полной программе (то, что доказывает В. Суворов). И тогда все встает на свои места. Вот только с легендой о "непобедимом" Жукове придется расстаться окончательно и бесповоротно. Только, кто ж позволит на святыню замахиваться? Вот и врут нам шулеры от истории нагло и вдохновенно о том, что, дескать, Жуков руководил какой-то отвлекающей операцией, и что, дескать, провал ее был запланирован заранее, и Жуков так и прожил всю жизнь в счастливом неведении.
   Смешно, господа. Кабы не было так грустно...
  
  
   Июль 2005 - май 2006
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   (*)
   Уже в процессе работы над этой статьей в книге советского историка Ф. Волкова "Тайное становится явным" я прочитал следующие строки: "Даллес (имеется в виду Аллен Даллес, высокопоставленный американский разведчик, в дальнейшем шеф ЦРУ) и его хозяева хотели видеть будущую Германию без Гитлера как оплот борьбы с Советским Союзом, с большевизмом. А. Даллес и его подручные выражали сожаление, что дело дошло до столкновения между Западом и Германией. Даллес и его подручные втолковывали гитлеровцам: если бы они в 1939 г. не совершили ошибки, разорвав с западными державами, а повернули бы фронт против СССР, то США и Англия не воевали бы с Германией и "подарили" бы ей Европу в качестве цены за борьбу против СССР".
  
   (*)
   Правда, Ю. Веремеев доказывает, что тут В. Суворов, как обычно, врет. Вот очередной образец его логики:
  
   Ю. Веремеев:
   "Резун лихо заявляет, что у немцев не было дальней авиации. Лжет! Немцы имели четырехмоторный дальний бомбардировщик Fokke-Wulf 200 "Kondor". Вот что пишет об этих бомбардировщиках Лиддел Гарт:
"Остался единственный морской путь в обеих направлениях через северо-западные подступы, в обход Ирландии с севера, но даже этот путь находился в пределах досягаемости немецких самолетов дальнего действия -четырехмоторных бомбардировщиков FW-200, действоваших из Ставангера, в Норвегии, и Мериньяка, около Бордо. В ноябре 1940 года они потопили 18 судов водоизмещением 66 тыс. тонн..."
   Этот бомбардировщик мог нести 2 тонны бомб. Боевой радиус действия 1780 км. Суворов этого не знает? Сомневаюсь. Гарта он читал. Но он также знает, что у нас в стране этот немецкий самолет мало известен, т.к. на советско-германском фронте почти не применялся (короткое время использовались несколько машин в качестве транспортных для доставки грузов Паулюсу под Сталинградом). А значит можно пойти на обман (лишнюю карту под стол)".
   Однако, хотелось бы узнать: а сколько у Гитлера было этих самых самолетов? Если даже в разгар жесточайших боев на Восточном фронте Гитлер не смог выделить туда ни одной эскадрильи, можно сделать вывод, что не так уж и много. И если эти замечательные самолеты использовались только в войне с Англией и не могли быть переброшены на Восток, то в чем заключалась их опасность для Советского Союза?

Оценка: 2.41*27  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) А.Гаврилова, "Дикарь королевских кровей"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 11. Тайна Кота"(ЛитРПГ) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) Н.Малунов "Л-Е-Ш-И-Й"(Постапокалипсис) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Д.Мас "Королева Теней"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"