Рузанкина Наталья Станиславовна: другие произведения.

Стихи-3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:


   * * *
  
   Из чаши неба воздуха напиться,
   Из райского ключа, из синевы,
   Потом - заснуть, забыть, или забыться
   Очнуться в шелестении травы.
  
   И выйти в сад... Вечерний, поднебесный,
   Где бродит свет угаснувших светил,
   В то, мира заповедное поместье,
   В котором и не жил, но сохранил.
  
   Течет вода с темнеющих ступеней,
   И влажно светит сонная трава,
   Деревьев вечереющие тени -
   Фламандские сквозные кружева.
  
   И птичье пенье, просто ниоткуда,
   И боль в груди, какую не избыть,
   И ящерица цвета изумруда,
   Забыться - да. Но только не забыть.
  
   И в смерти помнить вкус росы погасшей,
   Вечерний час, и розоватый дым,
   И неба холодеющую чашу
   С тем воздухом, колючим, ключевым.
  
   * * *
  
   Лишь сомкну бесслезные веки,
   Вижу - холодом высь одета.
   Облака осыпали в реки
   Лепестки лебяжьего цвета.
  
   И звучит напев простодушный,
   Будто музыка давней тризны,
   Для меня - ни другом, ни мужем
   Ты не сбудешься в этой жизни.
  
   Пусть рекою, полной заката,
   Вечность вдоль земли заструится,
   Куполами царской палаты
   Поднебесная разгорится, -
  
   Ты не сбудешься, и не хлебом
   Плоть жива, а печалью странной,
   Не венчает земное - с небом,
   И тоску пустынь - c океаном.
  
   Высыхает жизнь будто слезы,
   И лозою время увито,
   И печаль моя - запах розы
   В Книге мира, шутя, забыта...
  
   * * *
  
   Вся гостиная - в елочных ярких огнях,
   Рождество стоит у порога.
   Ну а мне снятся те, что любили меня
   Больше жизни, и больше Бога.
   Нарядили нескладную ель в саду,
   И зверей из снега слепили,
   И к макушке бережно так звезду
   Как вечернюю, прикрепили.
   Нарядили, и ждут меня, снег идет,
   Но светло и звездно, как летом...
   Подарите мне мой двенадцатый год,
   Возвратите мне бабушку с дедом.
   Не будите, прошу, меня никогда,
   Я не вынесу этой пытки,
   Возвратите мне зябнущего кота,
   Лед на ведрах, и скрип калитки.
   Подарите мне прошлое, я пройду
   По сугробам сна осторожно,
   Чтобы встретить в замерзшем от звезд саду
   Час, что многих веков дороже.
   В нем под вечной елью, в вечных огнях
   Свято ждут меня у порога
   Старики, что в жизни любили меня
   Больше жизни, и Больше Бога.
  
   * * *
  
   И полоса холодная воды
   Все отдаляет душу от причала...
   Проснись, покинь свой город до звезды,
   И жизнь, как смерть, опять начни сначала.
  
   Ты позабудешь, чем когда-то был
   В любви своей, чудной и безыскусной
   Покуда город не обрел судьбы
   Венеции дощатой среднерусской.
  
   Покуда город не ушел на дно,
   И не пылит набат его по селам,
   И строгих стен подходит полотно
   Под кружево церквей медноголовых.
  
   Покуда не... Но, вся от звезд дрожа,
   Однажды грозной, мудрой и свободной
   В челне ночном воротится душа
   К колоколам церквей его подводных.
  
   * * *
  
   Надоела ноябрьская нега
   Прошлых листьев чуть тлеющий дым
   Назови имя тайное снега,
   Имя снега, что был молодым.
  
   Что входил в города и в деревни
   Да босым - по осенней земле,
   Под малиновый, сонный и древний
   Птичий звон деревянных кремлей.
  
   Назови его имя, покуда
   Старый кремль над рекой не погас,
   Чтоб жар-птица ноябрьского чуда
   На века не покинула нас.
  
   Назови его имя, от века
   Не разгаданное во мгле...
   Иль второе Пришествие Света
   Не случится на этой земле ?
  
   * * *
  
   По адресу никто не проживает,
   Дробиться в окнах зимняя луна,
   Но берегу верховные слова я
   Для встречи, что уже не суждена.
   По адресу живут чужие вещи
   А прежним - прежним некому помочь
   И на столе старинном шестисвечье
   Чужую мне высвечивает ночь.
   И книг старинных призрачную груду...
   Я по замерзшим комнатам пройду
   И милых сказок пушкинское чудо
   Я зеркало задену на беду.
   И зеркало ответит мне проклятьем
   За то, что опоздала я на срок,
   И бабушка в зеленом старом платье
   В том зеркале присядет на порог.
   И закричу я, и рукой поглажу
   Лицо ее, и попрошусь туда,
   Где живы все, и засыпать - не страшно,
   И знает имя каждая звезда.
   Где златотравье луговой межи, и
   Июньским медом напоенный зной...
   Но полночь круг замкнет. Войдут чужие
   И зеркало завесят простыней.
  
   * * *
  
   Только сад я помню из прошлого,
   Только бабушкин темный лик,
   Весь печалью астр запорошенный
   Позабытый старый цветник.
  
   Пусть бессмертием мы не признаны -
   Ты меня покидать не смей.
   Поменяйся с моею жизнью
   Как любовью, смертью своей...
  
   * * *
  
   Самый жгучий из райских соблазнов,
   О тебе промолчали уста
   Золотистой змеи темноглазой...
   Роскошь Музы моей, Нищета.
  
   Нищета городских подворотен,
   Нищета опустевшей земли,
   И бездомных животных, и родин,
   Малых родин, забытых вдали.
  
   Городов деревянных, соборов,
   Где сам воздух лениво притих,
   Завагонных дождливых просторов
   По дороге к могилам родных.
  
   И жилья моего, и здоровья...
   Я не знала богаче года,
   С моей поздней, последней любовью
   Повенчалась ты, как никогда.
  
   Как умеешь баюкать, я знаю,
   Как сиделкой не дремлешь в ночах...
   Горностаи твои, горностаи
   Горным снегом горят на плечах.
  
   * * *
  
   Будь мне другом и братом -
   о большем молить не посмею,
   Зной шиповником вянет, и тени, как мед, поутру .
   Только Слову служу я, при воздухе Слова немею,
   И за Слово умру,
  
   Тенью крыльев стрижиных коснулось оно этой кожи,
   И навек поселилось, как легкая птица, во мне,
   Только Слово и Небо, а то, что мне Слова дороже, -
   Чистым Китежем спит в глубине.
  
   Но однажды, когда ты в полуденном золоте выйдешь
   На дорогу, чтоб вслед мне взглянуть,
   уходящей во тьму, -
   Всколыхнется на дне,
   и забрезжит вдруг солнечный Китеж,
   И забуду я Слово, и, плача, тебя обниму.
  
   * * *
  
   До первых птиц, замерзших в облаках
   Той утренней, той обреченной стаи
   Я снега жду, и у меня в ногах
   Мой старый кот устало засыпает.
  
   А я зажгу в рождественском саду
   Из фонарей китайских ночь цветную,
   И по притихшим улицам пройду,
   И руку снега молча поцелую ...
  
   Как холодно встречаться в Рождество
   В наряде непредпраздничном, домашнем,
   Со снегом, не забывшим ничего,
   Как будто с другом поздним и всегдашним.
  
   Зарозовеет солнце стаей птиц,
   Льдом розовым забившейся под стреху,
   И я увижу, как склонится ниц
   Мой деревянный город перед снегом
  
   Погаснет ночь китайских фонарей ...
   Нет праздника, а Рождество - пустое...
   И я останусь в вечном январе
   Наедине со снегом и тобою.
  
   * * *
  
   Мне снился сад, ослепший от весны,
   И юных крон раскидистые тени,
   И небо, небо той голубизны,
   Какая будет В День Последний.
  
   Там стол стоял, и темная скамья,
   И за столом в том поднебесном зале
   Друзья мои минувшие и я
   Прислушиваясь к Вечности, молчали.
  
   Мы думали о тех, кто не пришел,
   О разлюбивших, милых и пропащих ...
   А сад был слеп, и полон звуком пчел,
   И воздухом, крылатым и шуршащим
  
   Мне детских лет невыносимы сны,
   Всего ж невыносимей и нетленней
   В них небо, небо той голубизны,
   Какая будет в День Последний.
  
   * * *
  
   В излучине твоей руки
   Теплеющей у изголовья
   Я сплю. Деревья высоки
   Отбросившие сон зимовья.
  
   Перезимован ими век,
   Но не хочу я просыпаться,
   И в рай уходит спящий снег,
   Капелью трогая пространство.
  
   И, как столетия назад
   В провале, веющем над нами
   Задернут облаками сад
   С розоволикими плодами.
  
   Прощай, мой уходящий снег,
   Плачь, оторвавшийся от тверди
   В излучинах Всех райских рек
   Едва ли большее бессмертье.
  
   Как лепесткова кожи дрожь,
   Как сонно страсти совершенство!
   И в завязи всех райских рощ
   Едва ли горшее блаженство.
  
   * * *
  
   Даты смерти любимых не знаю,
   Ни к чему мне их помнить теперь,
   Август - Лев, в теплом небе сияя,
   Засыпает, задумчивый зверь.
  
   Роскошь нищая старого сада,
   Низких окон застенчивый свет,
   И на дедовой смертной ограде
   Зацветает настурции цвет.
  
   Поезд поздний. Еще мы успеем
   Попрощаться с рекой и дождем,
   И с оградой, где память желтеет ...
   До могилы уже не дойдем.
  
   Не дойдем, не расскажем, что помним,
   И что начался здесь звездопад,
   Не поправим застывшие комья,
   Не вернемся в запущенный сад.
  
   И лишь ночью придет в изголовье
   Детство ... Мокрой тропой луговой,
   И останемся с поздней любовью,
   Как с великой своею виной.
  
   * * *
  
   Соцветья холодом полны,
   И в небе- жесткая просинь...
   Когда прощаются - помнят,
   И прощенья не просят.
  
   Прощайте, мерзлые астры!
   Вы обречены, я знаю,
   И красным слепящим настом
   Заря на Вас застывает.
  
   Осеннего сада тризна,
   Лучи опустевших комнат...
   Мне лучше жилось в тех жизнях,
   Которые я не помню.
  
   * * *
  
   Это было средь россыпи белых церквей,
   Тех церквей, где ни Чуда, ни Слова,
   Звезды птицами замерли в клетках ветвей
   Всемогущего Птицелова.
  
   Город вкраплен был в ночь, фонари и гранит.
   Город пах камышовой печалью,
   И султаны фонтанов, как в лучшие дни
   Августовскую ночь освещали.
  
   Птицелов, ты все звезды отныне поймал,
   Отчего ж мотыльковой, прохладной
   Императорской ночью ты сводишь с ума
   Двух, влюбленных во все безоглядно.
  
   Двух, влюбленных друг в друга, в цветы и траву,
   В город, в реку, в песчаные склоны ...
   Скоро церкви твои, Птицелов, оживут,
   Разговорным наполнятся звоном.
  
   Будет Слово и Чудо, и лиственный рай
   Там, где ныне - известка и щебень,
   Только выпусти звезды из клеток и дай
   Двум безумцам услышать их щебет.
  
   ***
  
   Как вечереет жизнь моя,
   Как медленно, неумолимо...
   Реки прохладная струя
   Бежит в зеленую долину.
  
   Как вечереет, Боже мой!
   Неторопливо и послушно...
   И зрелости жестокий зной
   До дна высасывает душу.
  
   Постой, я не хочу туда,
   Где дни старей, мудрей и проще,
   Уж лучше Стиксова вода
   И молчаливый перевозчик.
  
   Уж лучше - тлен, уж лучше - смерть
   И Дантова тропа крутая,
   Чем безнадежно так стареть,
   Вечерним золотом пылая.
  
   * * *
  
   Пейзаж во фламандском, с розовым золотом, стиле
   У пристани лодки, черны и покаты шуршат,
   И низкое солнце застыло на башенном шпиле,
   И узкие окна в пыли предзакатной дрожат.
  
   О, как же нас тянет из гулких колодцев напиться,
   И белых домов ощутить ренессансный уют,
   Где царственный плющ до земли величаво струится,
   И груды тюльпанов у самого моря гниют.
  
   Из той красоты выходили не люди, а боги...
   И мы прозреваем, и медленно сходим с ума,
   И розовый отсвет, колеблясь, встает у порогов
   Панельных мутантов с названьем предвечным дома.
  
   Как в глупой той сказке, познавшем безмерное горе,
   От скудости мира утратившим разума нить
   Так хочется жить нам у самого синего моря,
   И в розовом золоте дни свои медленно длить.
  
   * * *
  
   По улицам бродил вечерний свет,
   К поющим рамам приникал устало,
   Вы говорили, что бессмертья - нет
   Ну а оно - за окнами пылало.
  
   И были человечьими глаза
   У птиц, притихших вдруг, как от удара,
   И тихо холодели небеса
   Все -- в угольках малиновых пожара.
  
   Там на полнеба занавес горел
   В какой-то мир, лежащий под запретом
   И город цепенеющий смотрел
   На эту битву тьмы и света.
  
   И все вокруг пошло наоборот
   Вода в ручьях свой бег остановила,
   Стал нищ король, и влез в короны сброд
   И я почти что полюбила.
  
   * * *
  
   На дне неба меня - на земле схоронили,
   Как блестящей избы непокорный сор...
   А я помню белые-белые крылья,
   Золотой шуршащий простор.
  
   Здесь, на дне небесного океана,
   Жизнь по-своему хороша,
   Только плечи болят так ломко и странно,
   Только плачет во сне душа,
  
   Когда видит белые-белые крылья...
   Улыбаюсь, тоску тая -
   На дне неба меня - на земле схоронили,
   Значит, неба не стою я.
  
   Зубы сжав, проживаю в земной пустыне,
   И храню небесную стать,
   Только птиц мне больно видеть отныне-
   Я ведь тоже могла летать.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) А.Эванс "Дракон не отдаст свое сокровище"(Любовное фэнтези) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Бюте "Другой мир 2 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"