Рыбаченок Ксения Александровна: другие произведения.

Калейдоскоп. Часть 1. "Джанга над бездной"

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    Капля воспоминаний в море фантазии.

  Полумрак и тишина царили в комнате. Здесь никогда ничего не менялось. Все те же шкафы с книгами, все тот же камин, все тот же стол и все те же кресла... Все одно и то же. Раз за разом. День ото дня.
  И в этой комнате, как и ранее, были лишь двое. Другим либо не часто выпадало сюда попадать, либо сами они этого не хотели.
  Девушка, что сидела в кресте вздохнула и чуть шевельнулась, печально посмотрев на сестру, сидящую за столом.
   - Меня ни на что не тянет. Так... скучно и безразлично все... - голос был тихим, да и в глазах застыла грусть.
   - Почему? - Темноволосая девушка с вечно живыми и веселыми глазами подняла голову оторвавшись от написания чего-то... явно приключенческого... Что Рин с легкостью понимала, глядя как на лице Лины появляется порой улыбка.
   - Если бы я знала.
   - Похоже, ты просто устала от всего, даже от эмоций... - Лина снова оторвалась от написания и отложив перо и облокотилась на стол внимательно смотря на сестренку.
   - Да.... - Анри потеребила с безразличным видом обивку кресла и снова чуть слышно вздохнула.
  - Бедная ты моя, тебе нужно что-то новое и необычное, чтобы смогло обновить яркость образов...
  - О да... в этой рутине так много нового яркого и необычного... - На сестринское сожаление где-то отдаленно колыхнулась досада. Снова лишь жалость... А как бы наверное хотелось еще что-нибудь услышать в голосах, что всегда вокруг.
   - Даже в рутине его можно найти, странный узор на стекле от мороза, тень от ветки, колышущаяся на стене, словно звериная лапа...
  - Меня это не удивляет... не вселяет эмоций.. хотя я еще вижу воистину прекрасное... - разговор был тягуче-липким... А безразличие... Никаким оно не было, на то оно и безразличие.
  - Значит надо искать, или стремиться искать, ведь необычное всегда с нами рядом находится...
  - Я знаю! Знаю!! - Девушка резко села в кресле прямо. Несмотря на то, как громче она заговорила чувства даже не шелохнулись. - Но я не... чувствую...
  - Вряд ли НЕ чувствуешь, скорее, здесь что-то другое, что-то совсем другое, вот только что... - Лиина задумчиво смотрела на то, как пламя танцует в камине под только ему ведомую мелодию.
  - Что?? Скажи что... я хочу от этого избавиться.... Дай этому имя, чтобы я могла вырвать его с корнем из своей души.
  - Если бы я еще знала, сухой анализ фактов не поможет, но попробую разобраться, просто не может быть того, чтобы такой человек как ты просто перестал испытывать эмоции. - Сестра мотнула головой и посмотрела на блик света, медленно ползущий по поверхности стола.
  - Но оно так...
  - Нет, за этим точно стоит что-то большее.
  - Как всегда... серьезно о пустяках... - новый вздох, Рин снова расслабилась и залезла в кресло с ногами.
  - Почему же о пустяках? Для тебя это важно, для меня тоже. - Лина перевела взгляд на младшую сестру... Пусть и названную, но сестру...
  - Я не знаю, что для меня важно. Мне все равно. Такой вакуум в душе.
  - Вот отсюда и будем плясать.
   - Ну давай... Танго, вальс, Кан-Кан еще что-нибудь?.. - Анри посмотрела на сестру. Они были разными, хотя порой и казались неимоверно схожими. Взгляды встретились. Безразличный и спокойный с тревожным и вечно живым.
  - Джанга над бездной на тонком фарфоровом блюдце. - Тихо и помедлив лишь мгновение, молвила Лина.
  - Я согласна...
  - Тогда прошу подойти ко мне, миледи. Лента из змеиной кожи скроет от глаз мрачный пейзаж, а музыкой нам будет служить свист ветра в ушах! - Лина вышла из-за стола и, подойдя к креслу, протянула руку в приглашающем жесте. - Прошу.
  Встав, Рин присела в реверансе и взялась за руку сестры: "Благодарю".
  Комната начала словно кружиться и таять, пока на ее месте не возник ужасающий обрыв. Лишь на небольшом островке земли стояли теперь сестры, а вокруг них была лишь пустота, да мерцали далекие созвездия.
  Осторожно взяв хрупкую ладошку и поводив сестру к краю бездны, Лина встала на тонкое фарфоровое блюдце, неуверенно покачивающееся на ветру. Ступив на него, она утянула за собой и сестру.
  - Маэстро, музыку! - Ветер радостно взял первые аккорды - Без страха и сомнений, фея-солнце?
  У самого края у Анри захватило дыхание. Бездна... Словно черные глаза полные безграничной силы взирают откуда-то... далеко и в то же время близко... Холод коснулся спины, прохладным ветерком запутался в волосах... Бездна... Куда она уже падала без страха и не боясь ничего... Бездна... Единственным и неповторимым шрамом легло воспоминание о ней в душе...
  - Без страха и сомнений. - Улыбка тронула губы. - Я тебе доверяю.
  - Тогда вперед! - Резкий поворот головы отчего ярко-алые ленты вихрем взметнулись вверх. Крепче сжали руки хрупкие ладошки, радостная улыбка смело и без страха появилась на лице, удар каблуком, отчего блюдце звенит, вплетая звон в музыку ветра. Порывистый шаг, утянув за собой партнершу, резкий поворот, не выпуская ее ладоней, за спиной распахиваются огненные крылья, вплетаясь в танец. Закружив девушку вокруг себя, сама же Лина резко ударяла каблуками, выбивая золотистые искры. - Смейся, Незабвеннейшая, смейся и танцуй, даже когда на сердце камень, даже когда весь мир сер и тускл, смейся, чтобы твои враги плакали от бессильной злости!
  Оттолкнув девушку на расстоянии руки и закружив в череде безумных поворотов, опять приблизив, весело подмигнув Лина начала кружиться вместе с ней.
  В вихре танца все сплеталось в единую нить, все дороги резко становились одной, а немое молчание разрывалось от звона так же, как и темнота от ярких искр. И... Память услужливо подсказывала, что такое уже было. Когда-то... Давно... Как малые дети подталкивают взрослого, чтобы утянуть его в нужное им место, так и воспоминания подобно им то тут, то там вспыхивают словно стараясь подтолкнуть к краю. К краю, за которым море из Хаоса. Но знакомые заботливые руки раз за разом удерживают. Напряжение спадает и растворяется так же быстро, как исчезают миражи в пустыне... Все смешалось... Прошлое и настоящее сменяли себя неимоверно быстро. "Так было"... "Когда подобное было..." Когда двое бросают вызов тому, что гораздо страшнее Смерти... Но время бесконечно меняется, и прошлое сменяется будущим... Образы сменяются до тех пор, пока не установится картина настоящего... Огненные всполохи, звон, искры... И улыбка сменилась смехом. Звонким смехом от которого сама Бездна поежилась и словно гневно зашипела желая остановить безудержное безумство танца, но не осмелилась.
  В чертах лица появилась жизнь, а в глазах блеск. Золотые всполохи бликами веселыми заиграли в волосах, теперь в огонь вплетались и искры льда и холода, а вослед за ними зелени, цветов, воды и неба, цвета сказок и мечты. Танец пьянил... Пьянил своей дикостью и свободностью.
  Мелодия ветра становилась все быстрее и быстрее... По воздушным скрипкам порхали невидимые смычки... Нет, это не те вычурные лакированные красавицы, что играют нам со сцен консерваторий, это простые деревянные скрипки, на которых играли много веков назад на сельских праздниках. А тонкие голоса флейт врываются безумным вихрем
  - Пой флейта, пой! - И танец все убыстрял свой ход, окружающее сливалось в одну сплошную полосу. Поворот, раскрутив партнершу, на секунду отпустить ее руку, взмах, поворот, тряхнуть головой так, что ленты срываясь и уносятся в небо, удар каблуками, высекающий искры. А крылья за спиной становятся все больше, и меняют свой цвет, теперь они, как призма, ловят свет, становясь то прозрачными, то искрясь всеми цветами радуги. Звонкий смех колокольчиком врывается и вместе с ним слышится звон разбиваемого блюдца. Взмах и Лина утянула за собой вверх сетру и вот уже двое кружатся по невидимой спине ветра, что выгибаясь, как большой кот, удобно ложиться им под ноги. А внизу бушует бездна, на секунду опустив глаза вниз и показывав ей язык девушка весело молвила: "Фея-солнце принадлежит только небу!"
  И снова закружиться в безумном танце среди вселенных и галактик, что рождаются от одной только мысли. А рядом уже кружатся иные создания, парами или одиночно, но на их лицах счастье.
  Лишь тихий шелестящий голос Бездны напоминал Рин, что то, что единожды окунулось в нее, становится частью ее навсегда. Но ее недовольный едва ли не немой глас оставался незамеченным и даже искры, что летели в ее мглу, не гасли. Звон разбитого блюдца прозвучал, словно часть мелодии, но за ним последовало не падение, а лишь взлет. Даже дыхание перехватило от этого стремительного скачка вверх. А в прошлом было падение. В прошлом - руки партнера ее отпустили и он спокойно смотрел как она погружалась в мягкие объятия пустоты, наблюдал то, как бездна спокойно принимала дань, заплаченную ей... А сейчас... Чувство уверенности поселилось в душе и прорастало яркими искрами. По ветру потянулись от танцующей пары изящные витые узоры, меняясь в такт музыке, они двигались вослед звездам и планетам. Грусть надломилась, как лед, что покрывает воду и начала медленно растворяться и утопать в восторге и счастье. Отчего за спиной расправлялись крылья. Невидимые и едва ощутимые, но сильные. Резкий поворот и в волосах появились радужные искрящиеся и невероятно хрупкие заколочки-стрекозки. Удар каблуков в такт взрыву мелодии разразился громом и взрывом ярких искр. В повороте, перехватив удобнее руки сестры, Анри свободно оттолкнулась от ласкового странника-ветра, взлетая ввысь, туда, где светят иные звезды, стыдливо пугаясь своей тусклости.
  - Пой флейта, пой, этой ночью мы только с тобой, мы уйдем по звездам в манящую даль, в ту страну, где не властна печаль! В ту страну, что живет много лет, сохраняя сердца от печалей и бед... - Безумие танца сменилось легкостью и весельем, уже не было нужды в яростных движениях и прыжках, стало просто хорошо и весело, и нет большей награды, чем смотреть на улыбку партнерши, друга, младшей, горячо любимой сестренки, и на то, как за ее спиной расправляются крылья, сбрасывая с себя оковы сна. Просто кружиться без цели, просто смеяться потому что весело... Миг и картина сменилась, нет больше вселенных, а есть поляна перед деревушкой, здесь идет праздник - играют свирели и гусли, а народ пляшет и смеется и ты смеешься вместе с ним. На голове у Лины появился венок из полевых цветов, а яркий костюм сменило простое льняное платье, а босые ноги чувствуют каждую травинку. На голове у Рин возник такой же венок, а глаза - сияют. Это праздник жизни. - Играй Лель, танцуй с нами Лада!
  Тень от дерева ложится причудливым кружевным узором. Звонкие голоса и смех где-то совсем рядом и снова у Анри возникло чувство, что все это знакомо... Чувство, что она знает каждый уголочек мироздания, словно создавала его своими руками - бережно и любя.. Или же, затаив дыхание, наблюдала как отцовские руки бережно вырисовывали узоры миров, прописывали и лепили образы и картины... И дышать становится легче, потому что звучит в каждом колыхании листвы, в шорохе травы и шепоте ветра: "Это для тебя..." Но не защемляет душу и сердце печаль неведомая. Хочется продолжать веселье, разве что крылья теперь снова исчезли, просто став снова невидимыми для глаз, но все еще оставались ощутимыми для сердца. Удобнее взяв за руку сестру, Ри повела ее куда-то, не зная пути, но слушая зов сердца. Тропинкой меж деревьев да в чисто поле, где уже резвятся парни да девы юные.
  Весело склонив голову на бок и глядя на сестренку смеющимися глазами, Лина пошла за ней. Пусть она ведет теперь, это ведь ее праздник, и все это сейчас для нее, и кого она позовет с собой тоже зависит от нее. Тропинку пересек молодой олень, останавился, глядя Анри прямо в глаза, а потом склонился, изящно подгибая тонкие ноги и стрелой умчался обратно в лес.
  - Играй свирель, играй нам Лель, весны смешливый вестник! - Рассмеявшись, Лина спугнула с веток пестрых птиц, коснулась куста, взяв на ладонь паутинку с капельками росы, осторожно вытянула руку из ладошки сестренки и перехватила волшебство двумя руками, чтобы бережно одеть малышке на шею тонкое ожерелье, сотканное из невесомых нитей, где роса сверкает ярче всех драгоценных камней мира. - Это праздник жизни, сестренка. Твой праздник!
  А смех и веселье не умолкают, продолжаются совсем рядом, но сокрытые от глаз.
  - Праздник... Мой праздник... - Словно в задумчивости молвила младшая, а слова звучали знакомо, но забыто, словно только стряхнули с них слой пыли и вновь они воскресли былыми, полными сил и мощи. - Но он у меня и был всегда...
  "Где-то... как всегда далеко и в тоже время близко..." Деревья расступились, и можно было увидеть, как на безоблачном ясном небе светит желтым одуванчиком солнце. Ярко. Теплая Весна ветерком пробегает по полевым травам склоняя их к земле, распускает невиданной красоты цветы. И ты часть всего этого. Часть целого - непрерывно и постоянно меняющегося в своем бесконечном движении.
  А за спиной крылья - чувство, что они там, никуда не исчезает.
  Лина наклонилась к уху сестры: "Не бойся, сестренка, твои крылья теперь с тобой навсегда, и никто не посмеет отнять их! Я не позволю!.."
  Круговерть хоровода, запах цветов и травы. Чувство окрыленности и свободы. Новая Весна. Это - Праздник Жизни.

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"