Рыбицкая Марина Борисовна: другие произведения.

Ты, да я, да мы с тобою 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


  



Ты, да я, да мы с тобою


   Она
  
   - Так, парни, заносите полегооньку...
   Меня разбудило кряхтение и сопение двух стражников, вносящих в камеру бесчувственное тело. Еще два караульных ждали у порога. Они помогли дотащить заключенного до дверей, но внутри камеры развернуться было негде. Я благополучно отвела нашим красавцам глаза, совсем не обязательно этим остолопам вспоминать про второго жителя этой малой камеры предварительного заключения.
   Стража свалила несчастного на соседнее лежбище и, громко матерясь, вывалилась в коридор. Я дождалась, когда топот тяжелых сапог стихнет вдалеке и зажгла маленький светлячок.
   Приветствую гостей нашей вечеринки! Рядом со мной лежал рослый, плечистый темный эльф с длинными ногами и сухими мышцами прирожденного воина и танцора. Лицо отличалось четкими, довольно суровыми чертами - совершенно очевидно, что смеется этот молодой drou нечасто, и шутки у него исключительно жесткие. В остальном, не думаю, что в данный момент его толком кто-либо смог бы узнать - сплошной кровоподтек, мне показалось, даже челюсть сломана.
   Острое ухо с одинокой серьгой - черной королевской жемчужиной на белом серебре. Мда-а-а. В темных волнистых волосах проступила проседь, придававшая внешности незнакомца некоторую хрупкость. Изящный черно-серебряный бархатный камзол, изрезанный в ленточки. Все вымазано в крови, надо полагать, собственной. Руки и ноги в суставах неестественно вывернуты, каждый палец распух.
   Мать-Прародительница! Пусть святая Арвен и эльфийские угодники нам помогают! Они же уделали парня почти до смерти. С такими повреждениями ему не выжить. Даже думать не хочу, как же надо было бить сверхвыносливого темного эльфа, чтобы довести его до такого состояния? Неужели милейшая Латалиэль вместе с компанией избивали его чем под руку попадется, включая тяжелую дубовую мебель??
   Я коснулась лба молодого человека и занялась целительством. Что-что, а лечить при такой мачехе я наловчилась отменно. Через сотню биений сердца, заключенный застонал и открыл глаза. (К тому моменту я залечила ему хотя бы последствия тяжелейших сотрясений мозга и срастила челюсть).
   - Кто ты? - спросил парень невнятным хриплым шепотом, тщательно подбирая слова диалекта светлых эльфов. - Где мы?
   Так. Не все сразу.
   - Ш-ш-ш... - Я успокаивающе погладила больного по руке, исцеляя и вправляя заодно вывихнутые и перебитые пальцы. От моих ладоней исходило голубоватое сияние, скрыть которое, к сожалению, в такой темноте невозможно. Хорошо, никто не шмыгает поблизости - мачеха лечить пленного, естессно, в жизни бы не позволила. К внутренним органам этого парня было страшно и подступиться: каша. Сплошная каша. Латалиэль, как всегда, не ограничила себя в удовольствии кого-нибудь помучить. А еще светлая эльфийка, называется! Я чуть не зарычала от злости.
   Парень попробовал перевернуться на живот и застонал. (Я думаю! Ни одного целого ребра). Drou жутко трясло. Его мышцы спины то и дело сводило судорогой. Боль, дрожь, вспышки голубоватого сияния враждебных светлых энергий заставили его чувствовать себя полностью беспомощным, хотя он боролся с собой, как пловец с противоборствующим течением.
   - Ты целительница? - в его оранжевых глазах, словно в клетке, бился такой ужас, будто напротив него снова стоял палач в кожаном переднике и с щипцами в руках.
   - Ну... в некотором роде.
   Горячие окровавленные пальцы неожиданно обхватили мою кисть. Едва слышно, почти неразличимо темный пробормотал:
   - Тогда помоги мне, пожалуйста! Убей... самому нет сил...- в глазах колючая беспощадная жесткость и отчаянная мольба. Должно быть, для drou такого рода просьба - невыносимое унижение и лишь чрезвычайные обстоятельства могли его заставить о чем-либо просить. Тем более, sidha.
   Я удивилась. В самом деле, удивилась. Всякое перевидала, но чтобы уж так оригинально использовать целителей...
   - Зачем?
   Он снова застонал.
   - Она обещала подселить в меня сквоша*...
   (Так вот почему его так обработали - чтобы легче было подчинить! Да, от мачехи чего угодно можно ожидать. С тех пор, как отец на полгода отправился на шудун - традиционное, раз в столетие, путешествие к святым местам для очищения духа, моя, с позволения сказать, мамаша, совсем распоясалась).
   От такой просьбы растаяли бы скалы. На эти уговоры поддалось бы сердце самого жестокого из темных эльфов. Но не мое. Я предпочла выбрать вариант получше.
   - Хорошо. Будь по-твоему, - я хитро улыбнулась.
   Он блаженно закрыл глаза и вытянулся. Только бы не сообразил, только бы не рыпнулся... Буду мысленно держать кулаки.
   Взмах рукой - эльфийский красавец дернулся возмущенно и затих. Все. Мой сосед мертв, мертвее не бывает. Ну, почти. Тело остывает, сердце бьется с частотой раз в минуту, глаза не реагируют на свет. Великолепно.
   А пока продолжу его лечить, не то мнимая смерть перейдет в настоящую. Весь труд пойдет насмарку, будет обидно.
   Скрип двери.
   - Алатиэль? Детка, ты здесь? - дядя, брат по отцовской линии, заглянул в камеру. Он всегда приходит меня выручать, когда дело плохо. Мой воспитатель и наставник, который у светлых эльфов почитается ближе отца и матери. - А это кто?
   - Тот, кого она убила, - я прошипела горькие слова подобно грязному ругательству.
   - Еще один... - грустно сказал дядя. - Твоя мачеха, и по совместительству, тетка, совсем обезумела. Говорил я твоему отцу: нельзя было ее допускать к власти.
   - Любимый Каритэль, вы же знаете традиции: наследует только женская линия...
   - Традиции-традиции! Да чтоб их Ллос-Паучиха забрала, такие традиции! Где, в каких законах упоминается, что сумасшедшая маньячка может и должна править?
   - Не будем, дядя... Лучше помогите. Спина... - я легла на живот и задрала рубаху.
   Дядя присвистнул:
   - Она? Что на сей раз? Магический кнут?
   - Что ж еще?! А лечить саму себя сложнее всего, вы прекрасно понимаете...
   - За что тебе на этот раз досталось?
   - Нуу, за вмешательство в вопросы внешней политики.- (Это мягко сказано! Если б я вовремя перед оркийским послом от имени королевы не извинилась, незаметно снимая последствия ее великолепного рвотного зелья, иметь нам соседа-врага. Орки простят пощечину при всех - ну разве что дело дойдет до дуэли, причем вопрос дуэли у них - личное дело каждого. Но такое... травануть посла на приеме быстродействующим рвотным - о-о-о! - это нашей маман напрочь башню снесло, и она макушкой ударилась в детство. Такой позор - оскорбление целой державы и формальный повод для долгой кровопролитной войны. Хорошо, я вовремя подоспела. За что и пострадала...)
   Дядя встал на колени и начал трудоемкий процесс целительства. Его могучие и бережные руки творили чудеса, осторожно лепили новую кожу, заставляя мою плоть блаженно замирать. На измочаленную спину время от времени падала скупая мужская слеза.
   - Детка, давай я увезу тебя отсюда. Далеко-далеко, в клан твоего деда. В горах эта стерва не скоро до тебя доберется. Если так дальше пойдет, ты не доживешь до дня вызова.
   - Дядя! Если так дальше пойдет, в нашей стране мало кто доживет до того дня!- невольно вырвалось у меня.
   - Что ты имеешь в виду? - дядя излечил спину и теперь ласково приподнял мое исцеленное тело, заодно опуская вниз расшитую рубашку.
   - То... Посмотрите, до кого она добралась на этот раз.
   Дядя осветил лампой соседнюю лежанку и прищурился, не узнавая.
   - Принц drew, собственной персоной. Тот самый, кого мы ждали назавтра с мирным договором, - невозмутимо обрадовала я собственного учителя.
   - Гхарн?? Святые угодники, смилуйтесь! Как же так? - дядя схватился за голову.
   - Арвен знает, как! Но нарвался он неслабо. Вы мне поможете?
   - Да, девочка. Чего ты от меня хочешь?
   - У нас в покойницкой со вчерашнего дня лежат несколько темных эльфов. Принесите одного и поменяйте с этим местами, пожалуйста. Не хочу видеть, как она его сожжет без соблюдения всех обрядов. Пусть прах несчастного принца похоронят, как положено.
   - Но ведь... - дядя нахмурился.
   - Не волнуйтесь, - перебила наставника, - я придам телам подобие друг друга. Никто не догадается.
   - Ладно, солнышко. Как скажешь, - дядя смиренно взвалил моего пациента на плечи и потащил.
   Я шла впереди и открывала двери. (Эх, жалко, что я не могу сделать внушение мачехе так же, как нашей охране. А то все наказания для меня бы свелись исключительно к устной форме). Когда обмен был завершен, я осталась в камере. Не хотелось подставлять Каритэля, да и за трупом следовало присмотреть, чтобы заклятие продержалось подольше. Мало ли...
   Улеглась, прикрыла глаза и сделала вид: я сплю. Ждать пришлось совсем недолго, заодно и чудесно отоспалась. Чистая совесть и здоровая спина почему-то всегда благотворно влияют на мой сон. Через пару часов дверь с грохотом распахнулась. Четыре охранника припожаловали за моим соседом. И остановились в растерянности.
   - Он же умер! Доложите повелительнице, что темный сдох. Ой, что будет, что будет?! - заскулил один из недоделанных палачей. Кто-то пронесся по коридору наверх.
   - Как?! Как это могло случиться? Кто недоглядел? - моя мачеха рвала и метала. (Чувствую, у ребят в пыточной сегодня будет работы валом ). - Палач уверил меня: пять часов этот темный в любом случае протянет! - она осеклась, разглядывая мой силуэт по соседству. - А ты что здесь делаешь?- в голосе тяжелая угроза.
   Я застонала как порядочная, несчастная, жестоко выпоротая принцесса. Что, в общем, соответствовало истине.
   - А-а-а... Я и забыла. Брысь отсюда! Я сегодня добрая, отпускаю тебя раньше срока. Иди к дядьке, лечись.
   (Она добрая! Три хи-хи. Если она добрая, тогда я легендарный крокодил Тиринур! А может и сам Создатель Илюватар*! Да последствия ее доброты страшнее, чем от прошлогоднего морового поветрия. По-крайней мере, трупов - больше!)
   Я застонала еще раз, умышленно симулируя слабость.
   - Оттащите принцессу в ее покои! И чтобы то, что ты здесь видела - никому! Молчок. Это был вражеский шпион, - полузаискивающе-полуугрожающе заявила мачеха. Приказала:
   - Тело шпиона немедленно сжечь!
   (Шпион, как же! А я - жрица Истар! Или одна из Аинур*! И насчет немедленно - это она сильно погорячилась. Хорошо, если послезавтра сожгут. Уж я-то о нехватке дров для ее экспериментов загодя побеспокоилась. Да и магию на такое дело тратить народ обломается. Откуда им столько взять, что они - архимаги? Обычные эльфийские стражники. Притом, самые бездарные. Умные от нас лет пять, как разбежались. Умным жить тоже хочется, и сильнее, нежели глупым).
   - Ты что-то сказала? - надвинулась на меня тетка, шелестя зелеными шелковыми одеждами и невольно вытягивая руки для магического удара. Бледное одутловатое лицо окутали лилово-красные снопы ярких искр.
   - Да нет... - (Мачеха решила телепатию задействовать? Ха-ха! С таким же успехом она может приказывать единорогу! Нет уж! Со мной у этого воплощения эльфийского позора никаких шансов, я все-таки дочь своей матери, через мои блоки ей не продраться).
   Не прошло много времени, как drou лежал в потайной комнате наверху Старой башни. Единственное место во всем замке, куда нет доступа ни Латалиэль, ни ее телепатии. Секретная комната моей мамы. Ночью, в потемках, не доверяясь даже собственному любимому дяде, я тихонько перетащила одеревеневшего эльфа в свое логово. (Ага, тихонько! Грохоту было на всю лестничную клетку! Все дворцовые горничные видели, что я тащу к себе очередной труп, и поразбегались от нас двоих, как от привидения Гэндольфа Серого под ручку с Морлоком. Особо смелые испарялись от предложения помочь в переноске. Зря, между прочим: мертвые не кусаются, а вес тела темного красавца я предварительно облегчила вполовину магически).
   Перед тем долго торговалась с нашим штатным жрецом-некромантом на предмет получения покойника для медицинских исследований. (Жадина! Все себе, да себе. Еле уговорила. В конце концов, для чего в этом мире существуют деньги, если их не тратить на благотворительность?)
   Да-а-а, над моим подопытным еще пахать и пахать. Хорошо, он в состоянии оцепенения. На себе его побои чувствовать - врагу не позавидуешь. Он далеко не первый drou, который пройдет через мои руки по пути на свободу. К величайшему сожалению, непрестанными трудами ближайшей родственницы израненных темных эльфов мне доводится вытягивать регулярно, но впервые вижу, чтобы моя мачеха вместо изощренных издевательств применила методы человеческих дуболомов. Что-то новенькое. Похоже, принц вывел ее из себя основательно. Настолько, что она утратила всякий контроль над собой. (Сказанула, и сама рассмеялась. Контроль, хм... Она и словей-то таких не знает...)
   Доверенная служанка вместо меня месяц провалялась в покоях - отодрыхлась, отъелась и стала походить на толстую купеческую дочь из человеческого королевства. Я же блюла фигуру, таскала потихоньку еду и травы на кухне, и лечила своего гостя. (Подозреваю, наши повара отлично смекают, куда исчезает часть прокорма. Но перед королевой прикидываются немоглухослепыми и пропаж в упор не замечают).
   Честно сознаюсь: темный принц мне всегда нравился. Издали. Было в нем что-то... сильное, от настоящего темного воина. (Ну, вот я и проговорилась, что питаю слабость к темным воинам!) Он не слыл жестоким, не трогал детей, не был равнодушным к бедам своих людей и никогда не бросал раненых drew в бою. Никогда. И он был красив. Неприлично, возмутительно красив, даже странные оранжевые глаза и бело-черные волосы придавали ему некую загадочность. Обычно лица темных уродуют боевые шрамы, они их принципиально не заращивают - гордятся. У принца по какой-то причине на лице шрамов не было. По секрету: я даже одно время посвящала ему стихи. Целый ворох стихов. Дурой была, признаю, у всех бывает... Объект моей влюбленности - вон, попал ко мне в руки и лежит поблизости. Случись такой казус пару лет назад - умерла бы от счастья. А сейчас я уже другая. Переросла все эти детские глупости. У принцесс нет сердца, есть только затянутая в железные тиски рука. И ее отдают исключительно по государственным соображениям - кто больше взамен предложит.
   Пока drou лежал без сознания, ухаживая за ним, я любовалась его стройным телом, гладила, мыла и растирала его необычную смуглую кожу, нежно расчесывала спутанные волосы. Даже пару раз поцеловала. (Ну... чисто в познавательных целях. По правде скажу, я от себя такой наглости сама не ожидала. Страшно боялась, что он внезапно откроет глаза и скажет:"Попалась"! Разрыв сердца был бы сразу обеспечен).
   К концу первой недели я сделала вывод, что слухи о живучести темных сильно преувеличены. К исходу второй - начала крепко злиться на длинноухих симулянтов. В завершение третьей мой больной, наконец-то, вынырнул из объятий царицы Мэб. Сцепил зубы, скользнул взглядом по комнате и поинтересовался:
   - И что дальше?
   Я пожала плечами. Не люблю давать ответы на очевидные вопросы.
   - Кто ты? Зачем ты со мной возишься и чего хочешь от меня?
   На лестнице раздался условный крик:
   - Тили! Тили!! - служанка предупредила, что мачеха меня разыскивает. Времени на болтовню и рассиживания нет.
   - Я?.. Ничего...- в лицо бросилась краска.
   - Понял. Ты - служанка Тили. Признайся, и вправду ничего? - уточнил Гхарн, повышая голос.
   - Да. Служанка. - (Правда-правда. Короли, королевы и принцы с принцессами у нас числятся слугами народа, так что я почти не солгала). - Поймите: если темного принца, то есть вас, здесь убьют, между нами разразится война. Вот этого я не хочу.
   - Откуда ты знаешь, что я при...
   - Подслушала. - (Вот так! Находчивость - лучший друг юного эльфа!)
   - Бескорыстная служанка? Ну и ну! Ты, должно быть, эльфийская святая! - он иронически хмыкнул. - И что, меня так запросто прямо сейчас отпустишь?
   - Ну... не запросто. И не прямо сейчас, - я прикинула, - через месяц принцессу отошлют к вашим, с заверениями в мире и дружбе. Вот тогда я смогу пристроить вас на свое место. Другого способа нет.
   Темного эльфа передернуло. Отвращение явно и недвусмысленно выразилось на его узком породистом лице.
   - Ну уж нет! Уволь меня от такого счастья, лучше я сам дотопаю. Ты сможешь вывести меня ночью за пределы крепости?
   Я хорошенько подумала.
   - Не сразу. Недели через три, на праздник солнцестояния.
   - А раньше - никак?
   - Никак.
   - Вот и ладненько, - он закрыл глаза и демонстративно отвернулся.
   Странно, аура темного не внушала никаких опасений: он в основном исцелился. То есть, в ближайшее время точно не помрет. И где же его эльфийская многоречивость? Или мы с ним оба нетипичные представители своего племени?
   - Еда на столике, камзол, чистая рубаха и штаны на спинке кровати, вода и... комната для надобностей за той панелью в стене.
   Этот бездельник даже не пошевелился. Лелеял свою ушибленную светом эльфийскую гордость.
   - Все хотела вас спросить, принц, как вы очутились на нашей территории? - интереесный вопрос, который грызет меня третью неделю кряду.
   - Как обычно, банальное предательство, - он процедил, не поворачивая головы. - Но тот, кто затеял эту игру, получит за нее сполна! - последние слова прозвучали как низкое рычание очень злого хищного зверя.
   (Сомневаюсь, что получит. Разве что приговорит мою маман. А что? Запросто. Ему по силам. Потенциал у него невероятный, мне с ним в магии не потягаться. Особенно, боевой. Хотя... в боевой магии я ни с одним drew не потягаюсь. Потому как моя сильная сторона - противоположная, целительство. Это у нас фамильное. Не считая моей мачехи, но в семье, как говорится, не без урода).
   Вот и остались мы с принцем, как дурак с писаной торбой. Причем, кто торба, кто дурак - Арвен его знает. Я считала, его неприязнь к солнечному свету - дело наживное, и не слушала постоянных бурчаний насчет полузакрытых занавесок. Я же не drou, ходить в потемках не выношу. Да и зачем, если в стенах прорублены окна?
   А его моя энергетическая открытость и мгновенная способность к взаимопроникновению просто бесила. Каждый мой приход он принимал как тяжелое испытание, нисполанное зловредными светлыми крылатыми-хранителями. Сам он, разумеется, почитал темных крылатых и такой перспективе духовного роста через общение со светом отнюдь не радовался. (Ну, вот это у нас обоюдно!)
   Однажды я пришла к нему с корзиной еды и поразилась. Эльф лежал на полу в такой позе, словно выпил смертельную отраву; тело легкое и деревянное; взгляд его полузакрытых глаз ужаснул меня своим отсутствующим выражением, словно он ускользнул вдаль, в какой-то свой далекий недоступный мир, который даже вообразить себе нельзя. Светлейшая богиня, неужели мачеха до него добралась, и весь мой труд пошел прахом? Я присела на корточки и склонилась над drou.
   Неет, жив бессовестный! Хух, чуть заикой меня не сделал! Вот серебристая нить выходит из яркого центра выше пупка: судя по всему, drou решил прогуляться в тонком теле. Счастливец! У меня не выйдет. Мои папа и мама закрепили намертво тонкое тело на моей тушке после нескольких спонтанных несчастных случаев с моим участием. (Ну подумаешь, пара пожаров, три потопа - мало ли, что у детей в семь лет спросонья при выходе приключиться может?!)
   Молодой интересный открыл глаза и заявил:
   - Я тут с братом связался, он меня предупредил: будет лучше, если я отправлюсь домой пораньше.
   - Завидую.
   - Ты? Завидуешь? Чему? - drou склонил голову набок, разглядывая меня с ног до головы.
   - Я так не могу. Меня запечатали.
   - М-м-м... - темный рассеянно прикусил губу. - Я могу тебя освободить от прищепок, не задевая блокировки. Но ты будешь смотреть на мир только моими глазами. Ну, может быть, глазами моих близких - брата, например.
   - Да хоть как-нибудь! Ты не представляешь, насколько мне быть прикованной в собственному телу надоело, - я от избытка чувств его звонко поцеловала.
   (Мамочки! Этот твердокаменный задавака дернулся, как от удара, густо покраснев. И растаял, как свеча. Надо же! Никогда бы не подумала, что такие закоренелые, как он, могут стесняться! Во взгляде появилось что-то солнечное, эльфийское. Знала бы - целовала это чудо каждый день. Глядишь, через месяц стал бы нормальным общительным эльфом).
   Он молча проделал надо мной пассы левой рукой и отвернулся. Ндаа, насчет "стал" - я поторопилась. С тех пор он вообще со мной прекратил разговаривать. Надменные "да", "нет", "возможно" - все, что удавалось от него добиться. И еще он пытался выспросить меня про принцессу светлых. Нуу, в злословии на свой адрес пришлось выложиться по полной - придумала веселую историю про идиотку, которая всего боится, наряжается с утра до ночи и панически избегает темных. На всякий случай: если операция по спасению вдруг пойдет не так, мачеха из его мыслей ничегошеньки про меня не вытащит.
   Прощание в ночном лесу было недолгим. Drew, к моему изумлению, мастерски сотворил дальний портал-переход и, стоя на его пороге, сорвал застежку со своей косички. Застежка - редкая, необычной формы. Девушка верхом на волке. Это что, намек? Пожалуй, самый настоящий намек. Жирный такой. Увесистый. Cияющий радостью drew протянул безделушку:
   - Вот. Я найду тебя, Тили. Запомни: темные умеют быть благодарными, - он ушел в черноту перехода.
   Я молчала. (Погоди, последнее слово останется за мной! С удовольствием посмотрю, что этот крепкий орешек скажет при следующей встрече. То-то веселье начнется, когда он меня узрит в роли наследницы-sidha!)
  
   Когда наша длинная и пышная процессия прибыла в резиденцию drew, мне было не до смеха. Меня обмотали таким количеством вуалей, что наружу даже глаза не проглядывали. Моя персона представляла собой один отвратительный ком газовых накидок и плотных покрывал.
   Глава темных, повелитель drew, и его младший брат приняли нас у входа в Ласточкино Гнездо, цитадель темных эльфов. Я вручила от имени посольства запечатанные верительные грамоты. Король drew сломал печати, пробежал глазами текст и воззвал:
   - Радуйтесь! Наша соседка, королева светлых sidhe Латалиэль, прислала свою дочь, принцессу Алатиэль к нам для совершения бракосочетания с принцем Гхарном, моим братом!
   (Вот те раз! Так вот почему эта тварь так бешено веселилась при нашем отъезде! Даже дочкой меня на прощание обозвала. Она все просчитала: отца нет, дядя воспротивиться ей не сможет, а мне она эту "радостную" весть предусмотрительно не сообщила. Тактик, чтоб ее духи по ночам драли. Ей бы к темным, с ее повадками. Там ей самое место с ее-то гадючьей натурой. Одним ударом убила двух зайцев. Первое - она уверена, что темный принц погиб, и мне у них отнюдь не поздоровится. Второе: у drew правят мужчины, а значит, выдавая меня замуж, она избавится от угрозы получить от меня вызов в день совершеннолетия. Что ж, молодец! А я доверчивая простофиля. Надо было грамотку подменить, не церемониться, зря я на ее остатки благоразумия понадеялась).
   Со всеми возможными почестями меня провели в специально подготовленные для королевской невесты апартаменты. Ненадолго. Поздним вечером в комнаты ворвался повелитель:
   - Мой брат остался жив и уцелел только чудом, а ты за предательство заплатишь! - его лицо горело гневом отмщения.
   - Я не...
   Он презрительно швырнул в лицо мне бумагу. Я механистически ее развернула. Угу. Чего-то такого я от маман и предполагала:
   "Милый принц, приглашаю Вас м-м-м... числа такого-то месяца в Северный Лес, на вечернюю Священную поляну, чтобы совместно обсудить условия нашего будущего союза.
   С любовью и м-м-м...
   Алатиэль"
   Ниже моя печать.
   Приехали.
   Так вот почему его туда занесло, принца ихнего! Оружие перед свиданием, он, естественно, снял, амулеты свои тоже. Чтоб в негативном воздействии, не приведи Арвен, не заподозрили. Темные в вопросах этикета жесткие, как никто.
   - Это не мое!
   А потом в лицо полетели, один за одним, все мои свитки стихов, странички старого дневника, оформленные как письма...
   - Что? И это не твое? - воскликнул эльфийский повелитель издевательским тоном.
   Я чуть в голос не завыла.
   Осталось только умереть. Умереть? Нет! Все целители ненавидят слово "смерть"! Я тогда решила: буду сопротивляться вероломным убийцам до последнего, - плеваться, кусаться, кричать, лягаться, и... ничего не изменится,- подумала с едкой горечью. Но, по крайней мере, их глаза не станут свидетелями моей слабости! Добровольно не сдамся. Тайком обвела глазами присутствующих - среди них младшего принца drew нет. Все, мне конец. Никак больше не оправдаться. Тетя интригу против конкурентки-падчерицы состряпала мастерски. Или по-идиотски. Смотря откуда глядеть.
   Я судорожно вынула из волос последнюю надежду - экзотическую заколку:
   - Вот. Передайте моему жениху. Он поймет, - с таким же успехом я могла бы этого не делать. Повелитель с гадливым отвращением взял ее двумя пальцами и, сделав замах, швырнул редкую вещицу в дальний угол:
   - Что, один из тюремных трофеев?
   Дюжие темные воины проволокли меня мимо бесполезной и беспомощной охраны, зажатой в кольцо группой захвата. А король по дороге с наслаждением выговаривался:
   - Мы не убьем тебя сразу, нет. Ты будешь жить все это время, пока мы будем захватывать вашу столицу. А потом, когда дворец падет, и ваша ублюдочная королева светлых (ха!) будет убита, тогда... тогда ты умрешь. Так, как погибал мой брат - один, во тьме подвала, без малейшей надежды.
   (Ирония судьбы - скоро наступит самый счастливый день моей жизни, а для меня он прозвучит смертным приговором! Какая досада... Ребята, дайте посмотреть, как мачеха исчезнет с лика богини-Геи, и я вам все прощу!!! Даже собственную казнь).
   Меня утащили в отдаленную одинокую пещеру, столь любимую темными эльфами и впридачу обильно обработанную всевозможными заклятиями от магии светлых. Я не говорила? Мне конец. Дважды. Я могу подолгу не спать, не есть и не пить. Могу стерпеть побои и издевательства, выполнять самую тяжелую работу (в чем смогла убедиться мачеха). Но без солнца мне каюк. Все мы, светлые, такие. Отсутствие дневного света длительное время для нас губительно. Оставить sidhе без драгоценного света дающего жизнь дневного светила - страшнейшая из мук, самое жестокое из возможных издевательств. Не знаю ничего хуже, чем когда из тебя день за днем во тьме по каплям вытекает жизненная сила и надежда.
   Не то, что бы темные были по отношению ко мне так уж жестоки (в их понимании). Раз в пару дней какую-никакую воду и еду все же приносили. Растолстеть - не растолстеешь, но и с голоду до срока не помрешь. Мне оставалось только пользоваться навыками астральных выходов, чему тогда мимоходом научил Гхарн, и глазами тонкого тела изо дня в день наблюдать подготовку к войне. Летать куда попало у меня не выходило, только туда, где находился мой злополучный жених. Крайне редко и нестабильно удавалось посмотреть на мир глазами его брата, темного правителя. То, что я ими видела, убивало меня вернее, нежели отсутствие света. После этих видений я не могла пить и есть, мне не полезли бы в глотку самые изысканные яства.
   Если бы моя смерть дала спасение близким, я бы с радостью освободила мир от своего назойливого присутствия. Но я ужасно боялась, что мой преждевременный уход заставит вместо меня мучительно страдать кого-либо еще: отца, дядю, какую-нибудь кузину или кузена. А, значит, мне придется быть мужественной - терпеть это существование до победного (не моего) конца. И не было ни одного дня, ни одного часа, в которые бы я не упрекала себя за то, что была так глупа и беспечна. За то, что полюбила, хотя знала, что не имею право любить; за то, что неости позорной слабости. Что спасла врага, и за то, что не взяла с него клятвы не причинять вреда моей семье. И, наконец, за самое важное: что не открылась и не сбежала с ним, когда это еще было возможно. Тогда за преступления мачехи расплатилась бы только сама мачеха.
   Что я наделала! Святая Арвен! Что я сотворила собственными руками! Хотела мира, а взамен... Я чувствовала вину за каждую каплю крови, за каждое унижение светлых эльфов. В столицу из паломничества недавно вернулся мой отец, но это уже не могло изменить нашего положения, только оттянуть неизбежный конец.
   Мы быстро проиграли. По всем статьям безнадежно продули жаждущим темной справедливости drew. В решающей схватке в королевских покоях моя безумная мачеха, изысканная мучительница и рьяная садистка, но такая плохая воительница и слабая волшебница, погибла безо всякой славы и почета. Невозможно представить себе, чтобы королева sidha's - sidha! - униженно умоляла на коленях победителей о спасении на любых условиях. Ревущая стена огня прервала ее истерические вопли, избавляя униженных светлых от несмываемого позора. Мой отец и дядя, плененные, со связанными руками остались стоять перед яростным предводителем темных.
   - Сейчас ты умрешь, предатель! - мой бывший жених направил острие меча в грудь моего дяди.
   - Нет! Не надо! - чувство горя и вины вырвало меня из тела принца. - Это я! Я во всем виновата! - Впервые в жизни мне почти удалось материализовать себя. Я смогла встать между дядей и серебристым клинком.
   Вскрик:
   - Алатиэль, ты жива??
   - Девочка, ты с ума сошла!
   - Тили?! Нет, куда ты! Где ты сейчас, Тили? - отчаянный и запоздалый, но смертоносный металл уже вошел в мое тело.
   От боли я всхлипнула, утратила концентрацию и грохнулась на пол пещеры. Дальше было совсем не больно. Холод, бесконечный мертвящий холод поглотил мои внутренности. Он расползался в каждую часть меня, в каждую клеточку, в каждый кровеносный сосуд, заливая мою суть резким жгучим морозом. Наверное, меня трясло. Наверное, та жидкость, что пятнала ветхое платье - кровь. Наверно...
   Мой дар с изъяном: себя лечить не могу. Не стянуть мне это, ну никак. Да и без солнечных лучей сила совсем истощилась, сошла на нет. Впрочем, не так уже и важно. Все лучше, чем жестоко избитой и одержимой нечистым демоном мучительно-долго умирать в темноте. Щеку в запоздалой ласке жестко гладил пол мрачной пещеры-тюрьмы. В последнем, прощальном усилии я погрузила себя в сон, который должен был стать последним. Тишина приняла меня в свои объятия. Мир. Блаженство. Покоой.
  
   - Ну вот. Доченька, теперь можешь открыть глаза, - голоса, звучащие прямо надо мной, были знакомыми и родными. Папа с дядей, изрядно постаревшие и измученные, сидели надо мной в моей комнате.
   Священный лес! Как же я рада, что снова дома! В гости к темным больше не поеду даже за бочонок хорошего вина, у них там слишком плохо принимают!
   - Представляешь, он в мгновение ока сотворил нам портал и притащил обоих в пещеру, - посмеиваясь, рассказывал мой дядя.
   - А потом на руках отнес тебя домой, нам не доверил, - негромко добавил мой отец.
   (Кто? Неужели в этом мире я еще кому-то кроме этих двоих нужна? Не верю!)
   - ... Гхарн начистил физиономию старшему брату за то, что он не передал ему знак - застежку, и тот стерпел! - удовлетворенно сообщил мой дядя. Судя по мощным телепатическим выбросам, темно-лиловый бланж под глазом короля drew откровенно поднимал настроение Каритэля, возвращая sidh утраченное чувство самоуважения.
   (Принц Гхарн? Меня? На руках??! Слабо верится. Он мне за все время двух ласковых слов не сказал).
   - Когда встал вопрос, что тебя спасти будет сложно, предложил свою жизнь взамен, - глубокомысленно заметил отец.
   Я помертвела.
   - Мы с удовольствием приняли его жертву.
   Белый свет для меня окончательно померк. Ну да. Есть такой ритуал. Темный, конечно, но ведь и принц тоже темный, если кто-то и мог его провести, то только он, слуга темной богини. Я закрыла глаза. Не хочу! Не хочу!
   Дядя подошел к окну:
   - Вон, смотри, какой у тебя жених красавец. Дожидается твоего выздоровления и обучает наших бойцов.
   Я расплакалась от радости и облегчения. Жив! Все-таки жив!
   - Он тебя точно любит, девочка! Но если не хочешь, то можешь за него и не выходить. Он на все согласен, даже послушником в светлый монастырь, даже просто твоим телохранителем, - заверил меня отец, - отдал себя в полное наше распоряжение, чтоб вернуть ущерб, нанесенный нашей семье.
   Я засмеялась. Ущерб... Потом, когда будут силы, я выбегу в лес, и мы с долгожданным и ненаглядным наконец-то поговорим как жених с невестой. Придется все-таки обсудить вопрос разделения королевских обязанностей. Я за равноправие, единолично этот воз тащить не стану, пусть не рассчитывает. Но это все потом. А пока я как ребенок радовалась солнечным лучам, прыгала, танцевала, пела и не могла остановиться.
  
  
   сквош* - демон. Одержимый сквошем внешне такой же, как обычно, но полностью подчинен волшебнику, хозяину сквоша. Простыми способами диагностики одержимости демоны-сквоши обычно никак не выявляются].
  
  Ллос-Паучиха* - темная богиня drew. В ее честь практикуются кровавые жертвоприношения, пытки и другие жестокие обряды. У последователей культа Ллос матриархат. В описываемое время у темных drew культ Ллос, как и матриархат, сохранился только у малой части drew - подземных нижних кланов. Правда, и наиболее влиятельных. У верхних drew патриархат и полигамия, сиречь многоженство.
  
   Илюватар* - Эру Единый, кого в Арда называли Илюватар.
  
  Аинур* - первые Святые, музыканты и певцы, сочинители божественных восхвалений. Порождение мысли Эру Единого, великого создателя Арды и всего сущего.
  
  
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список