Рыбицкая Марина Борисовна: другие произведения.

Ты, да я, да мы с тобою 2

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    "И вот я семь недель не брился, восемь суток ел грибы Я стал похож на человека героической судьбы Шаманы с докторами спорят, как я мог остаться жив Но я выучил суахили и сменил культурный миф Когда в село войдут пришельцы, я их брошу в тюрьму Нам русским за границей иностранцы ни к чему." (Б.Гребенщиков) Счетчик посещений Counter.CO.KZДве точки зрения на одни и те же события. Версия вторая - он


  



Ты, да я, да мы с тобою 2


   Он
  
  
   "It's my life..."
   Из песни Бон Джови, малоизвестного эльфийского темного барда
  
   Мягкое, настойчивое:
   - Подчинись. Сдайся. Расслабься.
   Снова:
   - Подчинись. Сдайся. Расслабься, - с такими легкими, нежными словами, произносимыми чарующим женским голосом, плохо сочетаются тупые удары по голове.
   - Подчинись. Сдайся. Расслабься...
   Надоедливый речитатив плавно переходит в гул кузницы. Три неутомимых молотобойца куют грохочущие стрелы на голове-наковальне. Из моих ушей скоро потечет кровь.
   - А давайте-ка мы ее сожрем!
   - Нет, лучше заселим!
   - Нет, спасем! У девочки спина - сплошная рана.
   - Малчаать! - Чувствую себя хре... нет, очень-очень х-х-хорошо. Тело по ощущению - будто мешок перемолотых костей. Не могу сказать, что беспокоят раны или пара переломов - болит все вместе, и настолько, что нечем дышать. Так плохо мне уже давненько не было с тех пор, как я прошел испытание на зрелость. Как всегда в таких случаях, предыдущие события помню слабо. Очень смутно что-то связанное с королевой sidhе и принцессой.
   Помню, меня захватили сразу при выходе из портала, безоружного. Набросили магическую цепь и моментально обездвижили. Потом... сложная пентаграмма, я внутри нее. Королева sidhе, мерзкая ведьма, оскалив зубы чертит на моем животе бесконечные кровавые руны гномским изогнутым кинжалом. Была вспышка, монотонное, изнуряющее мозги гудение и утомительные уговоры расслабиться и подчиниться. Потом... кажется, меня били.
   Провал.
   Темнота и боль, жестокая пульсирующая боль.
  
   Лишь только очнулся, перво-наперво я старательно укрепил внутренний барьер сознания оcтатками воли. Защита структуры личности на первом месте.
   Во рту металлический привкус крови.
   Глаза открыть уже получается, хоть и с трудом. Открыл. Лучше бы не открывал.
   Тюрьма. Пахнет подвальной сыростью, удушливым запахом плесени и веет легким ароматом белой сирени. Интересно, откуда в застенках сирень? Вяло подумалось, неужели светлые заключенных обрызгивают духами? Чуть не расхохотался. Жаль поломанные ребра такой роскоши не позволяют.
   Ясно: надо мной в потемках склонилось неземное видение - юная sidhe с глазами лани. Форма лица - узкий овал. Высокие скулы, скульптурно вылепленный лоб, упрямый небольшой подбородок. Волосы красавицы - длинные пряди цвета белого серебра, поблескивающие подобно шелковистому атласу на траурном платье знатной drou. Глаза - серо-голубые, как утреннее небо, и такие же переменчивые. Пушистые светлые брови вразлет придают лицу девушки забавное сердитое выражение. Губы - пересохшие, спекшиеся, плотно сжаты... Худенькая рука девушки оставила в покое мою голову и нежно погладила плечо.
   Может, мне уже видится всякое? Ярко выраженный предсмертный бред? Гм... вроде пока нет. Прикосновения рук вполне материальны. И это чудо мучит мое тело потоками светлых энергий почем зря. Похоже, моя агония растянется надолго, получит особенные краски. Умереть от ударов светлой исцеляющей энергии - вот уж поистину экзотика! Смерть моя будет небыстрой: полчаса лечения - и следующие за ними от двух до восьми часов распада тонких энергетических структур. Иногда и шестнадцать, и даже тридцать. Чем сильней целитель, чем выше уровнем темный маг, тем дольше. Я не говорил, что все светлые жестокие садисты? Да? Тогда повторюсь.
   И нечего жаловаться. Я в чем-то доволен. Только лучше два, чем восемь или шестнадцать. Ага. Или, не приведи Ллос, тридцать. Этак я свихнусь. Вот будет стыдобушка, когда наши прознают... Я зло прикрикнул сам на себя. Выдержу сколько нужно, иного не будет. Нечего темному эльфу скулить, чай, не маленький.
  Глаза сами собой закрываются. Так, что там у нас: один, два... три? Три одержимости? Я поставил личный рекорд. Вы почто тут, добры молодцы? Вопят мне что-то несусветное. Оох, головааа...
   Навел резкость, присмотрелся: один из них старый знакомый, сквош родного брата.
   Отсчет пошел.
   С черным приятелем мы сжились давно. Подобные ему в королевских семьях - привычное и неизбежное зло, лучшее достижение темной медицины так сказать. И в драке поможет, вбрасывая необходимую порцию темного адреналина, и регенерацию ускорит. В крайних случаях может перехватить контроль над телом, если тело усыпили или хозяин-носитель ранен и потерял сознание.
   Но подселяют демонов внутрь у нас не для того. Этот демон в наши дни лучший и самый надежный способ обеспечить лояльность королю drew, не убивая ближайших родственников. То, что все члены королевской семьи одержимы сквошем - великая тайна. Ее не раскрывают из боязни, что могут найтись волшебники, способные перехватить контроль над демоном и причинить вред хозяину сквоша. А еще drew не хотят ни с кем делиться тайной вечной молодости и фантастически крепкого здоровья.
   Долгое время у нас было не так. Раньше, лишь только очередной повелитель надевал корону - летели головы его братьев и сестер, а также их детей. Без малейшей жалости, ведь никто не оставляет за спиной жаждущих власти претендентов на престол.
   В результате такой предусмотрительной, но неблагоразумной политики, королевская ветвь теряла лучших сыновей и дочерей, начала вырождаться, и в один прекрасный день едва не прервалась. Король обратился к жрицам нижних эльфов, поклоняющимся Ллос, и они нашли выход. Придумали способ внедрить прочим членам королевской семьи демонов-сквошей. Сейчас новоиспеченный король, получая в руку скипетр и корону на голову, после темных обрядов наделяет своих ближних и дальних родственников мааленькой гарантией личной преданности.
   Разумеется, если кто-то против, казнить или изгнать несогласного всегда успеют.
   Со мной все случилось иначе. Я не хотел сквоша. Моя гордость эльфийского воина, могущество и уверенность темного мага восставали против такого соседства. Я считал, что незнатное происхождение моего отца позволяет мне обходиться без этого малоприятного паразита. Но мой брат хотел меня. Мою преданность, силу и доблесть. Поэтому я получил то, чего не хотел, в отличие от него.
   Я со временем простил брата. Он заслужил от меня лучшего отношения, нежели глухая ненависть. В тот кошмарный день, когда при восстании некоторых кланов нижних drew были убиты моя мать и отец, только могущественное слово короля спасло крошечного скулящего ребенка от мучительной гибели во славу Ллос.
   Да, я оставался в долгу перед своим повелителем, между нами существовало родственное притяжение, почти привязанность... Конечно, не тогда, когда мой брат пускался в свои сложные политические интриги и заставлял меня пытать и убивать темных и светлых эльфов, ради сиюминутных интересов заливая подножие своего блистающего аметистами трона реками крови. Позже из-за этого наши отношения испортились. Благодарность переросла в глухую тоску, дружеская привязанность - в плохо скрываемое раздражение, юношеское восхищение старшим братом и робкие ростки любви - в беспросветный цинизм.
   Ладно. Каждому свое. Присутствие демона исцелило мои старые травмы - физическую и душевную боль, испытанную во время занятий с наставниками, когда они через боль обучали меня искусству темного воина и колдуна. Залечило память о смерти родителей и взрослении. Исчезли шрамы, оставленные после прохождения испытания на зрелость. (Когда меня трое суток пытали в подземелье жрицы Ллос, проверяя выносливость к боли и страданиям). Все рубцы, свидетели моей боевой доблести, тоже пропали. У меня не осталось больше воспоминаний о кровавой ярости битвы и горькой радости победы. Ничего. Все счастливые и ранящие эмоции поглотил демон.
   Теперь я жил в теле здорового, сильного drou, не обремененного ни травмирующими воспоминаниями, ни болячками. Терпимое существование.
   До определенного времени я держал адское создание внутри себя под полным контролем, пока в одно отнюдь не славное утро мой брат не заявил мне, что у него для меня есть задание.
   - Дочь короля cветлых эльфов, принцесса Алатиэль слишком сильна. Скоро наступит день ее совершеннолетия, и она победит в ритуальном единоборстве мачеху - в том нет сомнения. Но... сам понимаешь, нам бы этого не хотелось. Могущественные соседи не к добру. У нас есть два пути, две возможности избавить себя от нее: убить, или подчинить. Первый способ надежней. Второй - по результатам предпочтительней.
   Короче, у нас имеется совершенно невменяемая королева sidhе, которая в лучших темных традициях жаждет избавиться от падчерицы. Латалиэль предлагает мне руку принцессы, и все к ней прилагающееся. Разумеется, я не могу на ней жениться - чревато. Да и наша королева вторую жену не потерпит. Гонора Нарэваальнд тэр'Ульраен c головой хватит на два десятка высших жриц, а влияние матери ее величества на политику нижних кланов до сих пор трудно переоценить. Скандалы, ругань на женской половине, драки за право первоочердности на моем ложе... никакая принцесса светлых этот кошмар не окупит. Со всем богатым приданым.
   А ты у нас эльф неженатый, сам из себя видный...
   - М-м-м... - рискнул я вставить реплику.
   - Не перебивать! - рявкнул братец, для вида нервно перебирая подаренные недавно бесценные нефритовые четки, и зло постукивая по полу ногой. От его вопля под потолком сорвались с насиженных мест королевские летучие мыши и закружились с писком над нашими головами, роняя штукатурку и помет. Мыши быстро вернулись на свои места. Пыль осела.
   Король drew не обратил на любимцев ни малейшего внимания, безуспешно пытаясь скрыть не вполне объяснимое волнение. Тонкие ноздри трепетали, серьги в ушах едва заметно подрагивали. Выглядел он усталым - пронесся слух, что грядет восстание горных кланов. (Пусть считает, что купил меня своей занятостью). Брат отодвинулся от стола и пошевелил затекшими плечами. Подергал себя за серьгу, начал перебирать безделушки в ларце, не поднимая взгляд. (Между прочим, другой бы уже постыдился! Когда я стал его слугой, повелитель клятвенно обещал, что взамен никогда не потребует от меня женитьбы. Единственная просьба, которую я ему тогда изложил в обмен на отнятую свободную волю. Нда-а-а... королевское слово drou нынче стоит недорого).
   Я молча ждал.
   Тон голоса повелителя смягчился, брат меня почти уговаривал:
   - Гхарн, ваша свадьба - вопрос решенный. Девушка в тебя однозначно влюблена, я уже год ее письма к тебе коллекционирую.
   Я поднял бровь и посмотрел на брата. Пусть не думает, что я так уж перед ним пресмыкаюсь. У нас была одна мать, но разные отцы. Его отец дал ему титул короля, мой - вечного слуги. Если бы не это, брат меня бы с сожалением - но убил. Я оказался достаточно силен, чтобы в нужный момент ему сопротивляться, возможно, при необходимости даже взять верх. А так... всего лишь намек на смену власти, вечное напоминание. Король предпочел бы меня видеть даже не слугой, а рабом. Я и есть раб - из-за сквоша. Но души слуги и раба должны различаться. Душой я не раб. В лучшем случае, слуга. Даже после многолетних ломок наставника, мастера оружия, и уроков послушания старшей сестры, вколотивших в юного drou кодекс подчинения. И пусть я ручной убийца, оскверненный демоном, пусть ничего из себя не представляющий худородный брат короля... Моя преданность всецело принадлежит ему, как и жизнь, но я не раб.
   - Нечего оскорбленную невинность разыгрывать, - спокойно заметил повелитель drew, - сердечные дела и политика - вещи по определению несовместные. Решено: ты подыграешь влюбленной sidha, встретишься с ней и передашь сквоша в поцелуе.
   Я попятился. Безумие королевы sidhe определенно заразно.
   - И незачем так смотреть! - ехидно добавил мой венценосный родственник, откидывая c лица белоснежную прядь волос, знак чистокровного drou. Пытливо посмотрел на меня своими пронзительными оранжево-красными глазами. - Твоя брезгливость в вопросах политики мне начинает надоедать. Сквошей можно легко переносить туда-сюда по желанию владельца, в известных пределах. Например, от мужа к жене. Ты не знал? Пойми: я не прошу, а требую от тебя помощи. Ты не можешь отказаться - я приказываю! Это же мечта правителя всех времен и народов - светлая повелительница, одержимая сквошем.
   Да. Отказаться я действительно не мог. Планы у моего брата были грандиозные, и мне предстояло только скрупулезно претворить их в жизнь.
  
   Если бы. В жизни всегда получатся не так, как в теории...
   Головааа... Глаза начали закатываться под лоб. Я собрался и продолжил выяснение своих печальных обстоятельств.
   Второй сквош - свеженький, подсадной, от королевы sidha's. Странный подвид, я таких еще не видал. Половину волос на теле заменила короткая жесткая щетина. Рост невелик.Здоровенные рога похожи на буйволиные, в глазах проскакивают багровые искры. И откуда она его вытащила? Тьфу, мерзость!
   Третий - Темная Мать! - светлый крылатый. Что это было??! Как же меня так угораздило? Вроде, и не пил столько...
   Вот только одного понять не могу: если это дитя меня светлой энергией лечить вздумало, почему я до сих пор живой? Раз дотеперь не ушел к предкам, надо бы заставить себя действовать. Зафиксировать часть переломов, уменьшить внутреннее кровотечение. Вот только мое тело жаждет прекратить эту пытку болью, а разум кричит, что уж лучше бы я разбил себе голову о стену, чтобы не противиться дыханию паучихи.
   Побороться за собственную шкуру, что ли? Хотя... мне так паршиво, что лучше бы я умер. О чем имел глупость намекнуть этому белобрысому воплощению светлого милосердия. (Наши целители, между прочим, куда порядочнее - таких, как я, честно добивают и не мучают!)
   Эта сволочь ушастая, эта... (нет слов), она меня погрузила в стасис быстрее, чем я успел возразить хотя бы звуком!
   Очнулся на чердаке. (Гады все светлые, гады редкие!!! У них даже в потайных комнатах много света. До чего ж они раненых пытать любят! У-у-у, садисты!)
   Гаркнул на своих постояльцев:
   - Докладывайте обстановку!
   Опять вой, галдеж и драка.
   - Цыц! Начнем с тебя, - я мысленно выбрал надежного приятеля, темного демона брата.
   - Ну... тээк... Вот ведь как вышло: королева светлых поймала тебя в ловушку, вколотила ритуалом еще вон того рыжего.
   Красный демон презрительно скривился и демонстративно показал всем остальным оттопыренный средний палец.
   - Потом ее Величество Латалиэль не справилась с управлением, - черный демон показал язык красному, - и решила уладить эту проблему с помощью утяжеленных дубцов своих подчиненных. Гоблинские дубинки, окованные железом, и ножки стульев, черного дерева, как ни странно, ей тоже не помогли. - Демон дерзко усмехнулся, продолжил:
   - ...Поскольку мы с ее дружком рыжим в тот момент выясняли, кто в доме хозяин. Королева светлых эльфов от злости бросила тебя сюда. Так сказать, поразмышлять на досуге...
   - А этот откуда взялся? - я мысленно кивнул в сторону нахохлившегося крылатого хранителя света.
   Оба демона, не сговариваясь, тяжело вздохнули. Никто не торопился отвечать.
   - Откуда ты, аберрат кардарюк*, на мою голову выискался? - спросил я молчаливо-враждебного Хранителя. Он, в свою очередь, тяжко вздохнул:
   - Вы умирали. Она очень хотела вас спасти. Первая эльфийская любовь и все такое, понимаете... Пришлось пойти навстречу, - крылатый стыдливо отвел глаза.
   - Нет, я, конечно, понимаю: любовь-морковь и прочее... - еле удалось сдержать закипающий внутри гнев. - Я тебя нормальным темным эльфийским языком спрашиваю: почему ты здесь? Во мне? Что, вокруг места мало?
   Хранитель как-то скуксился, поник, даже крылья подобрал, стараясь казаться меньше.
   - Понимаете...
   - Гы-гы-гы! Хотел, как лучше, а вышло как всегда! - заржали демоны. Потом красный горделиво добавил:
   - С нами вместе ее энергия добила бы, Ваш Высочество, тебя вернее, чем ножки стульев королевы-мачехи! Вот крылатому обормоту и пришлось работать проводником.
   Я взмахнул рукой.
   - Хорошо, понял, а теперь - изыди!
   Демоны заржали еще веселее:
   - Господин drou, а он не может, бу-га-га!
   Светлый покаянно пожал крыльями и развел руками. Золотистые глаза на мгновение вспыхнули растерянностью и раскаянием.
   - Я на этой должности только начал, толком не освоился, меня выдернули в этот мир на подмену...
   Ах, чтоб вас! Всех вместе! И целительницу с ее любовью туда же!
   Неделю у меня дико болела, словно с похмелья, голова, и я напряженно размышлял, что мне с этим кодлом делать. Попытка астрального выхода в нижние слои - мертвой хваткой в меня цепляется этот гнусный светоносец и тащит обратно. Пробую вверх - четыре руки демонов тянут вниз почище объятий преисподней. Ну, а в сторону полетать, разведать что и как - не пускает внутренний сумбур.
   А тут еще это исчадие света! А-а-а!
   "Ненавижу светлых, ненавижу светлых", - твердил я себе каждый день, получая по израненной голове и по больным глазам очередной удар солнечных лучей из открытого окна. (Нет чтобы избавить от яркого света! Мои глаза хорошо видят в темноте, зато дневной свет мне крайне неприятен). Сладкий запах курений с запахом сандала и розы тоже не способствовал хорошему настроению.
   Демоны меня неделю уговаривали, как брата, чтоб я кому-нибудь из них отдал девушку в качестве носителя. Не на того напали! Я не дурак! Пустить к ней черного - красный с пернатым сговорятся и меня скопом одолеют.
   Пустить красного - значит, отдать мачехе малышку в полное подчинение. Тоже бездарное решение вопроса. Я этой коронованной твари Латалиэль не доверю и бродячую собаку с лишаями.
   И уж совсем негодный вариант - усилить девушку светлым хранителем. Она в свете и так будь-здоров! Сильна. Словом, никак мне от соседей не избавиться.
   На вторую неделю совместного проживания демонов охватили революционные настроения. Они ломанулись бить светлого, и мы вдвоем, спина к спине, в конце-концов демонические сущности одолели. Еще неделю я возводил внутри себя стены, разделяющие демонов со светлым от ядра моей личности. Частично удалось.
   Через три недели, полный впечатлений от своей, в высшей степени насыщенной внутренней жизни, я открыл глаза и смог пообщаться с той светлой дурочкой, которая имела неосторожность меня спасти.
   Не скажу, что я не оценил ее самоотверженную заботу. Я видел, как она выхаживала мой трупик, видел. Даже оценил ее детские потуги на поцелуй. Просто не до того было. Отпусти я контроль над своими хоть немного - сожрали бы! И ее, и меня.
   Ухх! Пару дней спустя я горько сожалел, что не отпустил. Раздернутые днем занавески, свет в глаза, доступность ее девичьего тела и сексуальная энергетика совсем измотали. Как будто мне трех персон в голове мало!
   Пока я пребывал неподвижным в этой странной больнице, со мной вместе успели полечиться: гномы, числом пять штук, двое людей-магов - мужчина и женщина, мелкие гоблины, числом немерянно. Побывала также зверски избитая оркиня. (Ума не приложу, откуда sidha эту ветлечебницу набирает... Судя по всему - там же, где и меня. Самоубийца...)
   А потом я начал осторожненько так подкатываться к девочке насчет принцессы. Раз уж я не умер, надо же до конца о ней вызнать. Вызнал, на свою голову.
   Стихи писала точно не принцесса, потому что темных drew эта высокородная sidha боится до колик. И вообще, судя по словесному портрету, ей их сочинял некто умом пободрее, вроде... вроде моей спасительницы. Мне говорили наши, которые из плена у королевы бежали, что их спасала одна девушка-целительница. По описанию, походила на принцессу Алатиэль - ну, слишком много у нее свободы, полномочий, словом, на служанку не тянет. Но я ошибался. Похоже, то была моя спасительница. Тили.
   Все легко сходится: светлые волосы, возраст, голубые глаза, редкая самоотверженность и огромный талант лечить. Интересно знать, от нее все спасенные эльфы в награду светоносцев получили? Надо будет дома приглядеться к ним попристальней.
   А, впрочем... что приглядываться? Толку-то? Этих паразитов же потом ничем не выведешь - прилипают хуже демонов. Прорастают совестью, сомнениями в собственной правоте, желанием совершать добрые поступки - в общем, ужас! И не отвяжешься никак. Лечится только костром, отравленными стрелами и топором по шее. Утешительная перспектива.
   Ну я и влип!
   Затем мой дорогой брат разыскал меня через демона и приказал вернуться домой. Я расстался с красавицей, дал ей на память одну интересную вещицу - девушку на волке, родовую эльфийскую венчальную заколку, и ушел восвояси.
   Потом... хм, потом вдруг понял, что дело обстоит еще хуже, чем я думал. Наверно, все дело в ее глазах... Они у нее были по-эльфийски глубокие и выразительные, совершенно необыкновенные, с ресницами, похожими на грациозные крылья бабочки. Да уж... когда вспоминал, я пришел к выводу, что ее глаза, словно хамелеоны, постоянно меняли цвет и настроение, в них была какая-то тайна, загадка. Они дарили мягкий свет и уют, сами того не желая. Тили ничего для этого не надо было делать. Эта притягательность, светлый эльфийский магнетизм у нее в крови.
   Проклятый источник! За что мне столько неприятностей? До меня дошло, что я капитально влип... Как там светлые ругаются:"Лицом к лицу лица не увидать?" Да, большое видится на расстояньи...
   А все подлый крылатый, я уверен! Его штучки!
   В общем, встретились мы с братом, поговорили начистоту, и пришлось ему выложить все, как есть. Что женюсь я на принцессе sidha's, только если она моей спасительницей Тили станет - то бишь, никогда! И про двух демонов правду выложил, как они меня достали и такое прочее. И про крылатого...
   Попросил или прибить сразу, или дать спокойно жениться на половине своего сердца. Брат позлился-позлился, подержал меня сгоряча под пытками денька два или три, да и увял. Отстал от меня с бесконечными советами послать любовь к темной бабушке. Смирился. Даже не позволил меня в жертву Ллос принести, как эти змеюки подземные, жрицы нижних drew предлагали...
   Я долгое время разыскивал Тили: побывал в домах знатных sidhе; всех служанок с целительским даром перепроверил; три ходки по ночам в замок королевы Латалиэль с лазутчиками сделал. Всю страну вдоль и поперек облазил, даже к людям смотался - нет ее нигде, как сквозь землю провалилась. Я думал, схожу с ума - настолько сильно иногда веяло запахом белой сирени, настолько явственным казалось ее мимолетное присутствие. Иногда средь бела дня меня не покидало чувство, будто она только что задела краем одежды мой черно-серебряный кафтан. В ушах звучал ее задорный смех, чаще тихий плач. Меня каждую ночь мучили кошмары. Я видел Тили, бежал за нею и просил подождать. А она удалялась во тьму неуловимой тенью, легким облаком проскальзывая между руками. В конце сна я оставался один. Всегда один.
   Мне оставался один шанс из ста, что в свадебном кортеже бесчестной принцессы Алатиэль, которую ее мачеха сосватала-таки за меня (или она так думала, что сосватала!), что в свите приедет моя любимая. Я ждал этого события, ждал сильнее, чем светлые второго пришествия Арвен. Мне столько нужно было ей сказать, о многом спросить...
   Напрасно ждал.
   Когда последняя отчаянная надежда рухнула, и с посольством принцессы моя Тили так и не объявилась, мне стало как-то все равно. Я решил, что их королева-дракониха узнала, кто наших drew тайком постоянно спасает, и расправилась с девушкой. Зверски, магически. Иначе мой светлый проводник ее в мире мертвых обязательно встретил. Эх, Тили-Тили! Дурочка малолетняя, вот ты и допрыгалась!
   Арестовывать принцессу-предательницу не пошел. Знал, если пойду вместе с братом - задушу. Не сдержусь. Припомню Алатиэль подметные письма с лживыми признаниями о любви и мечтах, мои раны, унижение и душевную боль... В ее случае я за себя не ручаюсь. Просил брата разузнать ее высочество Алатиэль насчет целительницы Тили. Предположительно, побочной ветви нынешних князей. Брат пришел от бывшей невесты, не промолвил ни слова. Мрачно так промолчал и пошел пить брагу из грибов. Я его больше не трогал, понятно.
   Мои внутренние враги последнее время поутихли, даже лаяться промеж собой перестали. Отираются вокруг моего отражения с сочувствием. Вон, демоны торжественно объявили голодовку - сказали, пока не найду девушку, моих эмоций есть не будут, ни хороших, ни плохих.
   Странные... Путь жрут, что хотят, какое мне до того дело! Я все равно ничего не чувствую... Но мачеха и светлые у меня получат сполна, я не я буду!
   Я все-таки сын темных drew, войну этим sidhe организовать как-нибудь сумею! За Тили. И пусть не просят пощады: раса, где уничтожают собственных целителей, лучших, не имеет права жить.
  
   Пришел день - и в окружении drew два sidhe cтояли напротив меня и гневно смотрели прямо в глаза своей смерти. Дядя-наставник и отец коварной принцессы. Каритэль и Лоэнваэн. Тонкие, будто вырезанные на драгоценной камее, острые черты лица, надменно вздернутые брови, огромные переливающиеся глаза - характерные признаки светлых эльфов королевского рода. На несклонённых головах серебряные обручи с изумрудами. Непокорные гривы белых взметнувшихся волос.
   Я должен был их убить. Обязан. Никто врагов за своей спиной оставлять не станет. Потом мы добьем остальных пленных, стоящих жалкой кучкой в отдалении; дворец сгорит, объятый пламенем, как и мои надежды. А мы пройдемся с клинком войны по обескровленной безвластием стране, и станем хозяевами богатейшей земли. Мир светлых sidhe развеется пеплом.
   Логично. Правильно. Побеждает сильнейший.
   Но видит Мать Леса, как же я не хотел казни светлых! Бессмысленное действие. Полностью бессмысленное. Как и мое дальнейшее существование, тем более, что король drew, если я их отпущу, скорее всего меня за это убьет.
   Демоны во мне жаждали крови, подбивая на всякие убийства, пытки и прочие нечистые развлечения. Светоносец уже несколько дней со мной отказывался разговаривать. Я этих внутренних шпионов всем скопом послал в эльфийское чистилище и успел мысленно проститься с жизнью, потому что из рукава короля sidhа's вылетел отравленный дротик. Машинально отбил мечом стрелку, понимая,- этих посторонних свидетелей драмы вопреки здоровой темной логике я убивать не хочу и не стану. Что мне до них? Плевал я на правила. Пусть живут. Девушку их смертью все равно не вернуть.
   В память Тили оставлю жить ее мир.
   И тут я увидел смазанный силуэт Тили, которая почему-то выпрыгнула из моего тела с криком :
   - Нет, это я, я во всем виновата! - материализовала тонкое тело и сиганула на мой меч, закрывая собой Карителя.
   Темень Ллос! Я только хотел разрубить веревку!
   Я было подумал - спятил, или передо мной призрак, местное привидение, если... если бы с моего меча не капала теплая кровь, к которой тянули загребущие невидимые лапки мои демонические сожители, если бы не легкий запах сирени и острое ощущение ее ментального и физического присутствия.
   И еще: я понял, кто такая моя Тили. Мать всех drew, какой же я идиот!!! Тили- тили... светлая шутница и жуликоватая обманщица с невинными, меняющимися на свету глазами. Девушка с волосами, как у ее покойной матери, самоотверженная, как ее отец, во врачевании сильнее своего дяди... Наследная принцесса sidhe.
   Я знал, где искать возлюбленную - в наших глубоких подземельях. Если не ошибаюсь, как раз сегодня последний день жизни моей невесты. После нашей победы ей предстояло умереть.
   Ну брат, ну политик! Сволочь! В глаз дать Его Величеству я потом не забыл, и сквош ему не помог. Даже мой горделивый и надменный братец не рискнул связываться с обезумевшим от гнева магом-drou, смолчал, сделал вид, мол, споткнулся на лестнице.
   Затем... мы с крылатым хранителем долго вытягивали молоденькую принцессу с того света. Потом я предоставил светлым полную компенсацию - собой.
   Кто дров наломал, тому и отвечать.
  Со мною пошли все те воины, которых Алатиэль спасла от мачехи и сумела вылечить. И в походы мы ходили, и амулеты добывали, и всё это только ради того, чтобы вернуть жизнь моей девушке.
   Сколько бы эта эпопея ни продолжалась, походы благополучно закончились. Алатиэль выздоравливает, drew вернулись по домам, а наш брак - дело решенное, согласие лишь за принцессой.
   Все бы хорошо, но у меня опять в голове прилежно дубасят по многострадальной наковальне трудолюбивые молотобойцы: демоны вдвоем выясняют отношения с окрепшим и заматеревшим светлым крылатым. Я с некоторых пор ни на чьей стороне в эти междусобойчики не вмешиваюсь - без меня разберутся.
   Как же все-таки болит голова, невыносимое мучение! Если есть кто истинно милосердный, прошу, будьте добры, застрелите меня!
   Ради всех светлых и темных Богов, застрели-и-те!!!
  
  
  
   Дыхание паучихи* - смерть у drew .
  
  Аберрат кардарюк* - темное ругательство.
Оценка: 6.00*3  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список