Рыборецкий Александр: другие произведения.

Первый рейс(День второй)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  День второй.
  Лешка проснулся оттого, что его расталкивал Семеныч:
  - Вставай, лежебока! Скоро завтрак!
  К удивлению Алексея, от боцмана не было слышно никаких ночных ароматов, морщинистая выбритая физиономия благоухала "Тройным" одеколоном.
  Лешка спустился вниз, наскоро ополоснул лицо и только сейчас заметил, что изменилось вокруг. Он невольно закрутил головой - со всех сторон шел негромкий, но ясно слышимый гул работающих двигателей.
  - Чего башкой крутишь? - засмеялся сосед. - Привыкай, этот звук на весь рейс, что в койке, что в гальюне. Вру! В гальюне - слышней, он поближе к "машине" будет!
  Лешка кинулся к иллюминатору - за стеклом, метрах в пяти внизу, пенной обочиной бежала вода, отталкиваясь от борта судна.
  - Уже пошли?!
  - Еще ночью снялись. А ты так спал без задних ног, что отход проворонил? Ладно, какие твои годы - еще "наотходишься"... Слышь, Леш? Пока "чиф" не позвал на завтрак - почитай-ка свое "надкоечное". Старпом первые дни всегда "тревоги" играет.
  
  Лешка встал на деревянный бортик боцмановой койки и вытащил из рамки на переборке бумажку, которая называлась - "Расписание по тревогам". Прочел пару раз, благо запомнить несколько строк для него, почти отличника - было делом несложным.
  
  В столовую команды Лешка вошел вслед за боцманом и сел за стол рядом с ним. Что не замедлило вызвать соответствующую реакцию у завтракающих матросов:
  - О! Семеныч теперь с оруженосцем ходит! Или он "рашкетку" и краску будет за тобой носить, а?!
  Больше всех веселился Лешкин "знакомый" матрос, который оттолкнул его при посадке в "ланч":
  - "Дракон"! А чего это от тебя "Тройным" так прет?! Это с вечера или ты им с утра похмелился?! - и, под ржание сидящих с ним за столом. - Смотри, все выпьешь - нечего "ченчевать" в Мапутовке будет!
  Боцман пробурчал что-то вроде "А иди ты..", но так тихо, что было слышно только одному Лешке и уткнулся в тарелку. Алексей хотел вскочить, ответить обидчикам - но боцман дернул его за руку:
  - Не кипешуй..., они нормальные мужики. Просто на флоте без подначек не бывает. Пусть погогочут - им скоро на палубе с тралом корячиться - не до шуточек будет.
  Лешка начал накладывать себе кашу из стоящей на столе кастрюли, но, в сердцах, так макнул половник, что брызги каши выплеснулись на стол:
  - Но это нечестно - оскорблять человека!
  - Ух ты! Молодой петушок да ранний! - "знакомый" встал из-за стола и сделал шаг в сторону Лешки. - Поучить тебя, как со старшими разговаривать?!
  - Поучи!
  Стук ложек и легкий гомон стих. Все замерли в ожидании дальнейшего развития событий.
  Но помощь к Лешке пришла оттуда, откуда он ее не ожидал. Из "амбразуры", окошка, через которое подают в столовую блюда, раздался девичий голос:
  - Дим! Хорош Семеныча задирать! Чуть что, так все к боцману бежите - Семеныч то, Семеныч это... А теперь еще и мальчишку приплел...Уймись, "Рэмба"!
  Из амбразуры показался накрахмаленный белый колпак, а под ним - симпатичное девичье лицо, которое к тому же украшала обаятельная улыбка:
  - Отстань от парня! А то влюблюсь в него, красавца, брошу тебя, с кем тогда обжиматься будешь в кино?!
  Столовая разразилась таким хохотом, что, казалось, задрожали стекла иллюминаторов.
  - Ну, Маринка дает!
  - Эй, Димон! Отстань от пацана!
  - Угомонись, чего "дракона" достаешь!
  
  Неожиданно, вместе со всеми улыбнулся и "знакомый". Подошел к столу, где сидели боцман и Алексей:
  - Лады, мужики! С кем не бывает! - протянул широкую ладонь Лешке. - Будем знакомы. Дмитрий. Дима. А кому - и Дмитрий Михайлович.
  Новый знакомец улыбался, но глаза при этом оставались холодными, даже жестокими.
  - Ой, не могу! - веселилась "девица в окошке". - Михайлович! Я теперь тебе всегда говорить буду - Грабки прибери, Дмитрий Михалыч!
  
  После завтрака боцман велел Леше подняться в каюту старпома:
  - Палубой выше, поднимешься по трапу и в левый коридор, в конце его каюта "чифа". Только не ломись, как лось, а постучи сначала, даст "чиф" добро - откроешь дверь и сначала "Прошу разрешения войти", а только потом - заходи.
  Через полминуты Алексей был в каюте старпома, который сидел за столом, заваленным пухлыми папками с бумагами. Не отрываясь от бумаг "чиф" произнес:
  - Так... Борисенко? Алексей Васильевич...
  - Так точно! - вытянулся в струну Леша.
  - Да брось ты...Не на военно-морском флоте. Хотя дисциплина, брат - на судне наипервейшее дело...,- старпом, наконец, отложил в сторону какую-то ведомость и поднял глаза на Лешку. - Давай-ка пройдемся по твоим обязанностям по тревогам. Какой сигнал означает общесудовую тревогу?
  - Непрерывный сигнал звонком громкого боя в течение тридцати секунд, повторяется три - четыре раза!
  - Хорошо. А тревога "Человек за бортом"?
  - Три продолжительных сигнала звонком громкого боя по пять - шесть секунд. Повторяются три - четыре раза!
  - Молодца. А сколько звонков при аварийной утечке аммиака? А?
  - Нет отдельных сигналов. Только после сигнала общесудовой тревоги объявляется голосом по судовой трансляции о прорыве или утечке аммиака...
  - В какой аварийной партии находишься по тревоге?
  - В носовой.
  - Твои действия при сигнале общесудовой тревоги?
  - Задраить иллюминаторы в столовой команды и следовать на бак, где поступаю в распоряжение боцмана.
  Все правильно, Алексей Иванович, - улыбнувшись, кивнул старпом. - Так и действуй. Только учти, Борисенко...Первый рейс - самый трудный. Только после него человек решает - ходить ему в моря или нет. Или за него решают.
  Старший помощник встал из-за стола:
  - На время перехода до района работ поступаешь в распоряжение боцмана. На промысле - будешь работать в рыбцеху.
  - Есть. Разрешите идти?
  - Еще обратись "товарищ старший помощник капитана", - рассмеялся "чиф". - В армию попадешь, еще "наЕСТЬкаешься"! А на флоте достаточно обращения к старшему по имени - отчеству.
  - Так точно! Ой! То есть - ага...Владимир Иванович! - довольный, что справился с первым экзаменом, Лешка выскочил из каюты старпома и отправился на поиски боцмана.
  
  У двери, ведущей из надстройки на палубу, он столкнулся с весельчаком Прудниковым.
  - Сереж, ты боцмана не видел?
  - Привет! "Дракона" ищи на баке, после обеда он тропическую робу выдавать будет там. Куда тебя "чиф" определил?
  - Пока к боцману. А потом - в рыбцех.
  - Нормалек...Глядишь - и к нам в "траловую" на следующий рейс попадешь...
  - Мне бы первый - отработать...
  - Не боись! У меня глаз-алмаз! Выйдет из тебя моряк!
  Ага...Моряк - с печки бряк..., - отшутился Лешка. - Пойду я Семеныча искать.
  
  Своего соседа по каюте, а теперь - еще и непосредственного начальника, он обнаружил на баке, то есть на самом носу судна, возле отдраенного люка.
  - Старпом послал к Вам, Семен Семеныч!
  - Да знаю, знаю я... Лезь вниз, будешь одежку мне подавать, какую скажу, после обеда надо всей команде робу выдать...
  
  Недлинный, метра два, трап, по которому спустился Лешка, вел вниз, в темное помещение, пахнущее слежавшейся одеждой и кирзой. На стеллажах, на палубе лежали стопки одежды,
   связки сапог и сандалий, в углу громоздилась куча оранжевых прорезиненных костюмов - "роканов". Помещение освещала одна слабенькая лампочка, забранная в решетчатый плафон.
  - Не спи, студент, замерзнешь! - в проеме люка показалась голова боцмана. - Давай мне сначала тропическую робу, видишь мешки справа на стеллаже?
  - Вижу!
  - Вот сначала шорты мне давай, потом рубашки. Да не весь мешок, а по связкам отдельным.
  Лешка подтащил под люк, где было светлее, несколько мешков и стал подавать наверх Семеновичу связки серо-белой, грубой на ощупь, одежды. Он даже наловчился не подниматься вверх по трапу, а бросать вязанки прямо в руки свесившемуся в люк боцману.
  - Кепок много не подавай, не любит народ эти панамки детсадовские... Да и сам себе "тропичку" подбери по размеру. И сандалеты тоже...
  И впрямь, кепки из такой же плотной жесткой ткани, напоминали детсадовские панамки, зато рубашка с короткими рукавами Лешке понравилась - особенно то, что она была с погонами. А вот сандалеты никак не ассоциировались с морской жизнью- оказались весьма прозаическими, такими "изделиями" были завалены все обувные магазины.
  Световой проем снова заслонили плечи и голова с забавно светящимся в лучах солнца пушком волос:
  - Ты нос не криви, студент! Это ж натуральная кожа, им сносу нет! Можешь подняться - перекури, все равно скоро обед.
  Лешка сбросил свою одежду - ковбойку и спортивные штаны, в которых было довольно жарко и одел шорты и рубашку. Скрепя сердце, натянул сандалии и полез вверх по трапу. Возле люка боцман разложил одежку по размерам, аккуратными кучками. Время от времени к нему подходили свободные от вахты моряки и, получив "тропичку", расписывались в толстом журнале, в который боцман старательно записывал выданное.
  
  Леша уселся на нагретую солнцем крышку трюма и огляделся по сторонам. Вот такой первый день в море, никакой тебе романтики - просто работа, обычная совершенно - так, наверное, и на берегу работают, например, на складе или еще где. Он поймал себя на том, что захваченный с утра круговертью судовой жизни, ни разу не взглянул на море. Никаких признаков суши. Вокруг, сколько хватало глаз, стелилась синяя ровная степь океана, в которой отражались редкие барашки кучевых облаков. Только одинокий силуэт идущего встречным курсом корабля на горизонте. И тишина - лишь мерный гул судовых дизелей да плеск рассекаемой форштевнем воды. Лешка прошел на бак, на самый нос, переступив через толстые якорные цепи, и, держась за невысокую флажную мачту, заглянул вниз, прямо под нос корабля. Сначала ничего не увидел, кроме белых бурунов от форштевня, раздвигавшего прозрачность воды, а потом заметил мелькающие в пене серые стремительные тени. Это были дельфины, которые толи играли с судном наперегонки, толи щекотали волной свои черно-серые стремительные тела, похожие на торпеды. Лешка, свесившись за борт, так долго зачарованно наблюдал за игрой дельфинов, что даже почувствовал легкое головокружение. Справедливо рассудив про себя, что на кого-кого, а на дельфинов он еще насмотрится, вернулся к горловине люка, возле которой возился боцман.
  - Семеныч, какая тишина и погода классная..., - Лешка присел на край люка и достал сигарету. - А можно я тут закурю?
  - Кури, чего уж там, тебе травиться, не мне...Покури, после обеда будем тральцам робу выдавать, поэтому - найдешь под стеллажами сапоги. Кирзовые и резиновые. Только вот с люка слезь, неровен час качнет - и кирдыкнешься в форпик.
  - Какое там качнет! Вон какая тишь да гладь! - Лешка улыбнулся, но слез с края люка. - Красиво как...
  - Этой красоты еще насмотришься, студент..., - проворчал боцман, оглянувшись вокруг, будто впервые. - А насчет тишины...Вот как подойдем к мысу Гварда - прости господи - фую, вот тогда будет тебе тишина...
  - Какому мысу?!
  - Есть такой мыс. Африканский. Так и называется - Гвардафуй. Вот между ним и островом Сокотра будем проходить - даст нам по зубам.
  ...Ночью Лешка понял, что боцман был, к сожалению, прав.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"