Рыборецкий Александр: другие произведения.

Почтальон

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Правки, замечания, поиск Ашипок - приветствуется.

 []
   С чем можно сравнить письмо? Письмо, которые вы достали не из обычного почтового ящика, а получили в море? На рыболовном траулере? После четырех месяцев непрерывного, без берега рейса? С глотком ледяного кваса в полуденное пекло? С первой, самой вкусной, затяжкой, после смятых простынь и успокаивающегося бега сердца? С лучом солнца, выстреливающего из-за горизонта сквозь майский ливень?
   Эти письма "приехали" в далекий уголок океана, к берегам скрытых в постоянной дымке возлеантарктических островов, на таком же работяге-траулере. Он всего лишь три недели назад вышел из родного порта и вот прибыл в так называемый промысловый район, где два десятка таких же пароходов "таскали" тралами "ледяную" рыбу, на радость партии и правительству -- неуклонно следящими за выполнением Продовольственной программы. Чем же кормить миллионы советских людей, строящих светлое будущее в отдельно взятой стране, как не "ледяшкой" или ставридой? Это сейчас -ice fish идет в суперпупермаркетах на уровне деликатесных пород, а в те, совсем еще недавние времена кто считал, во сколько реально обходиться добывать рыбу у далеких африканских или антарктических берегов? Не "ледяная" она была, а золотая... Но, это тема другого рассказа, а мы вернемся к нашим бара...то, есть письмам.
   Судно, шедшее в район промысла, обязательно везло письма из дома для экипажей работающих судов. Погода, как правило "веселая" - волна, ветер, и траулеры не могут стать борт к борту, а высылают за своей почтой моторную шлюпку. Это все присказка, а вот и сама история...
   После вахты моторист Вася Семечкин шел по коридору нижней, жилой палубы к себе в каюту, когда его перехватил вахтенный матрос-рулевой.
   - О, "маслопуп"! Тебя "чиф" - наверх, пойдешь с "третьяком" на "Воздержание" за почтой и кинчиками! - что можно было перевести на доступный язык как - Товарищ моторист Василий (на Сергеича, как часто принято в море - не тянул, по причине юности)! Старший помощник капитана интересуется, не соблаговолите Вы, хотя и отстояли свою законную вахту, подняться на палубу и отправиться на разъездной шлюпке вместе с третьим штурманом к РТМС "Возрождение", чтобы получить почту и кинофильмы?
   Приказы, даже переданные через матроса, в море обсуждать не принято. И Вася, заскочив в каюту за теплой курткой и шапкой, поднялся на верхнюю палубу. Супертраулер привычно качало на волне, вдали маячил систер-шип, то есть родной брат-сестра ГэДэЭровской постройки - Рыболовный Траулер Морозильный-Супер, с гордым именем "Возрождение" в честь бессмертного творения Леонида Ильича.
   Небо было затянуто серыми облаками, из которых, время от времени, вылетали, параллельно волнам, снежные заряды. Ярко-красная спасательная шлюпка со снятой средней крышей висела на талях почти у самой воды. На палубе, возле веревочного штормтрапа, в нетерпении постукивал носком ковбойских сапожек третий штурман, Владимир Николаевич. Хоть они и были с Васей одногодками, и работали в одной вахте, но практически не общались. Один высоко - на ходовом мостике командует, другой в "машине" - машинном отделении, в масле и мазуте ковыряется. Касты разные. Стоящий рядом со штурманом боцман протянул Васе пластмассовую каску:
   - Надень, чтоб все путем. А то там, на "Воздержании", проверяющий по технике безопасности едет...
   - На "Звезду Урала"?
   - Точно. Слыхал, там морячка за борт месяц назад смыло..?
   - Блин...перетрясут теперь всех - швырнул окурок за борт "третий" - Капитана точно диплома лишат...
   - Чего думаешь, поехали! - бросил он Василию и ловко соскользнул по трапу в шлюпку.
   Вася хотел спросить, а как же обед, ведь вахту только сдали, 12 часов судовое время и в динамиках, на всю палубу - "Свободные от вахт приглашаются на обед!", но боцман уже подтолкнул его к трапу. Несильно, скорее шутя, но Васька чуть не поскользнулся на мокром от снега металле палубы:
   - Давай, Вася! Народ письма ждет! Я за тебя уже и движок запустил!
   И точно - движок мерно постукивал на холостом ходу, выстреливая над водой сизый дымок выхлопа. Василий спустился по трапу и уселся на скамью ( "банку" по-морскому) возле дизеля. Сверху, с ходового мостика, свесился через поручень радист:
   - Мужики! У их радиста заберите мне передачку!
   - О,кей! - крикнул в ответ Николаич и - к боцману, стоящему у стопоров лебедки - "Дракон"! Майнай быстрее нас, видишь, погода свежеет....!
   Вася крепко вцепился в борт и, как принято говорить, расклинился - уперся ногами в ребра шлюпочных шпангоутов.
   - Поберегись! - крикнул боцман, отпуская стопора и, через секунду, шлюпка закачалась на волне.
   Минут за двадцать, подпрыгивая на короткой злой волне, "добежали" до "Возрождения". Из-за волнения пришлось двигаться по дуге, а не по прямой, что бы не подставлять борт шлюпки волнам и подойти к подветренному борту траулера - спрятаться за его массивным корпусом. За штурвалом, как и положено по штату, стоял, а точнее - сидел, штурман, а Васька прикорнул возле работающего движка. И хоть звук дизеля не был похож на привычный грохот судовой "машины", подействовал он на Ваську усыпляющее.
   Только глаза начали слипаться, как "третий" свистнул и - перекрикивая стук дизеля:
   - Не спи, замерзнешь! Готовься носовой "конец" принять!-
   Над ними уже нависла серая громада траулера; Васька метнулся через "банки" в носовую часть бота и еле успел поймать "конец" - швартовый трос, сброшенный с верхней палубы.
   - Крепи его, Васисуалий! - штурман резко крутил штурвал, пытаясь удержать прыгающую на волне шлюпку прямо у борта "Возрождения"
   - Аллё! Земели! Штормтрап давайте! - крикнул он свесившимся через борт рыбакам.
   В ответ сверху полетел увесистый сверток с почтой, для верности упакованный в несколько целлофановых пакетов, а на тонком фале опустился, также бережно завернутый, пакет с видеокассетами.
   - Держите, ваша почта и кассеты - как по радио договаривались! Цепляй теперь свои! - ответили сверху - И на фига тебе трап?! Смотри, погода разгуляется! Не задерживайтесь, вертайтесь- ка вы до хаты!-
   - Да я сам кассеты принесу, мне на борт подняться к вам надо! - прокричал вверх штурман.
   - Ага, тебе может еще парадный подать и оркестр на палубу?! Совсем ты, Вован, оборзел на промысле! - донеслось в ответ.
   - Какие люди, мама дорогая! Борисыч!- картинно обрадовался голосу сверху штурман - Майнай трап, я хоть обниму тебя, чертяку!
   Голос сверху принадлежал второму штурману "Возрождения", закадычному дружку нашего штурмана, с которым они вместе учились в Ейской "мореходке". Слышно было, как "второй" крикнул с мостика стоящему у борта матросу:
   - Гришин! Спусти им штормтрап, под мою ответственность!-
   Деревянные поперечины спущенного с высоты штормтрапа гулко стукнулись о борт. "Третий" тут же сноровисто стал карабкаться наверх, бросив на ходу Ваське:
   - Не бзди! Я на пять минут, туда и обратно! Движок не глуши, сразу и отвалим!
   - Наше дело нехитрое- подумал Василий, поднимая воротник куртки. Он задрал вверх голову, придерживая незастегнутую каску, и пытаясь, среди свесившихся с борта морячков, разглядеть хоть одну знакомую физиономию. Но не повезло и здесь - ни кого из знакомых, с кем можно было бы "потрещать" о том, как там оно - на берегу, пока "третий" с дружком не выпьют по паре рюмок.
   - Как рыбалка? - поинтересовался вахтенный с "Возрождения"
   - А фиг его знает, вроде нормально! Раз гоняют на подвахты "рыбку "шкерить" - значит есть тут рыба!
   (Автору вновь придется нарушить впечатляющую стройность рассказа, чтобы разъяснить Вам, уважаемый читатель, только не спрашивайте - почему уважаемый, раз Вы открыли мой опус -уже за это Вас стоит уважать) Так вот - в море принято работать повахтово - четыре часа работы через восемь отдыха, но когда ловится рыба - каждый моряк должен еще и четыре часа подвахты в рыбцеху отработать, к примеру - чистить рыбы, т.е " шкерить")
   - Ага! Под песенку "Землян" - "Улыбнитесь, кишкодеры"?! - захохотали сверху.
   Так наш герой продолжал перебрасываться ничего не значащими фразами, а штурмана все не было. Между тем, ветер усиливался, тросы, удерживающие шлюпку возле борта траулера, то резко натягивались струной, то провисали в воду.
   - Эй, на "Возрождении"! Позовите там нашего "третьяка"! Видишь, погода какая! - забеспокоился Василий.
   Тем временем, волны все чаще стали бить между бортами, как будто пытались разорвать непрочную пуповину тросов. Снежные заряды низко стелились над толчеей волн и совершенно скрыли родной пароход, который еще недавно был хорошо виден невдалеке, слева по борту.
   Движок начал работать с перебоями, Васька нагнулся к нему, что бы проверить подачу топлива, а когда поднял голову вверх, на палубе "Возрождения" никого не было.
   - Наверное, за нашим штурманом побежали - подумал он, отгоняя от себя шальную мысль - А не плюнуть ли на все и подняться самому по болтающемуся на ветру штормтрапу на борт, сбежать из подлетающей на волне шлюпки в спасительное теплое нутро чужого траулера.
   Но в этот момент шальная волна с размаху врезалась в бот, трос, удерживающий его у траулера, в мгновение лопнул, хлестнув по борту корабля. От такого удара Васька не устоял на ногах и свалился на палубу, между "банок"-скамеек шлюпки. Когда он, хватаясь за мокрые борта, смог подняться на ноги, траулер исчезал в серой снежной пелене.
   - Эй..! На "Возрождении"!!! - но разве можно докричаться сквозь ветер, недавнее легкое посвистывание которого перешло в рев?
   Васька кинулся в корму, к штурвалу, попробовать повернуть бот к траулеру.
   - Только вот куда? Куда править?!...
   Вокруг сплошная муть мокрого снега, и ветер, срывающий барашки пены с волн. Ни "Возрождения", ни родного парохода.
   Васька лихорадочно зашарил глазами по боту, надеясь найти "уоки-токи", переносную рацию, по которой штурман держал связь с родным судном. И со злостью вспомнил, что последний раз видел ее, болтающуюся на поджарой заднице "третьяка", когда тот карабкался на "Возрождение".
  -- Вот теперь полная ж...- подумал Васька - Пока, заметят, пока кинуться искать...Кто знает куда нас волна разнесет....
   Мысли неслись вскачь, отталкивая друг друга и создавая в Васькиной голове кашу из отчаяния и тоски.
   -Когда на "Возрождении" заметят пропажу? Пока кинутся искать, пока сообщат на другие суда. Вряд ли его шлюпку будет в такою погоду "бить" на экране локатора. Придется приготовится к долгому сидению. Везет же...
   Василий осмотрелся в шлюпке. Все же - спасательная.
   - Черт!Была...Так и есть - рачительный боцман давно вытащил из бота и ящик с НЗ и сигнальными ракетами; и пластины-отражатели, которые можно было бы установить, чтобы лучше увидели шлюпку на радарах. Все уволок к себе в каптерку, бережливый, блин...Только кусок замасленного брезента, на удивление ровно работающий движок и два весла. Все.
   Негусто -- подумал Василий, подтягивая к себе брезент, чтобы завернуться в него -- ну продержусь я сутки - двое, если не околею. А потом кончится топливо и что? Будет кидать на волнах, пока не сдохну от холода и голода? Даже пообедать не успел, сейчас не отказался бы от конфеток-витаминок из НЗ...Да его взять...Неприкосновенный...Да уж.
   Привычно-матерные слова слетали с посиневших губ и бесследно исчезали в серой мути за бортом. Василию представился родной пароход, уютная и теплая столовая команды, где сидят его соплаватели, рубают макароны с "мусором", как называли меж собой макароны по-флотски, и глубоко плевать им, на болтающегося посреди океана Ваську.
   Темнело. Ветер прижимал серые тучи к волнам и сколько Васька не вглядывался в сумрак -- только белые барашки волн да изредка мелькающая среди них тень альбатроса.
   Он плотнее закутался в кусок брезента. Ногами нащупал какие-то пакеты под "банкой".
   Почта. И пакет с видеокассетами. Настроение стремительно приближалось к температуре воды за бортом шлюпки, то есть к нулю. Не просто тоска, а обида, злость на весть мир навалилась на Ваську. Он один, посреди волн, болтается, как кусок дерьма, никому не нужный...Даже писем для него нет в этом пакете, некому с берега писать. Подтянул к себе пакет с кассетами, разодрал его плохо гнущимися на холодном ветру пальцами. Малый джентльменский набор: "Калигула", "Горячая жевательная резинка", "Кровавый спорт".
   - Да пошли вы со своим Вам Дамом! - кассету об колено и за борт. Только пленка на ветру змейкой затрепетала. Вторую...Третью...
   - Вот ваши кинчики! Вот ваши видики!-
   Коричневые серпантины вьются за шлюпкой, стелятся по воде, теряются в тумане.
   В тумане?
   Васька огляделся.
   Пока он воевал с кассетами, ветер стих, плотная пелена тумана опустилась на воду, тяжестью своей легла на волны. И те смирились, пригладили вихры, превратившись в крупную зыбь, которая мерно покачивала шлюпку. И вместе с туманом пришла ночь.
   И хоть летняя приантарктическая ночь сумрачна, но не темна, Васька не видел ни одного огонька судового, ни одной ракеты, которые обязаны были выпускать суда, ведущие поиск.
   - Мне хотя бы один фальшвеер или ракету сигнальную, чтобы увидели...Наверное ищут уже, столько времени прошло. А вдруг не ищут?! Нет, не может быть! Должны искать! Как же так?! - мысли по прежнему метались, сталкивались, отпихивали друг друга - Вот как хорошо было на пароходе...завтрак, обед, ужин, всегда по расписанию, и вахта четко четыре часа через восемь, ни о чем не надо думать, беспокоится, переживать. Сопи себе в две дырочки после вахты, а тебе копейки инвалютные капают....Вот жизнь...
   Огонь, нужен огонь! Тогда его увидят, найдут, спасут! - ногой нащупал пакет с письмами - Вот! Зажечь! Меня увидят! Спасут! - и уже лихорадочно по карманам, в поисках спичек, хоть и некурящий, но коробок всегда с собой, мало ли где подсветить, когда в темноте, в "машине". Вот и спички.
   - Нет,а как же ребята...Ждут же эти письма...И то, что в них...Кому фотка с малым...Кому подружка себя причепуренную послала.... Подожду пока....Будь, что будет.
   Васька покрепче запахнулся в брезент, привалился к борту шлюпки и забылся коротким неспокойным сном. Под утро проснулся оттого, что перестал слышать стук движка - кончилось топливо. Особо и не расстроился, ведь знал, что надолго не хватит. Не судьба значит. Шлюпку мерно качало на крупной пологой зыби. Низко висели мутные облака, сколь хватало глаз - только серые барханы волн и ни одного корабля, но одной точки на горизонте.
   Он попил воды, точнее грязноватой жидкости, образованной растаявшим снегом, которая скопилась в пазах борта. Смешанное с морской, соленой водой, питье было противно на вкус, но жажду, на время, утолило. Васька снова завернулся в брезент и уселся на дно шлюпки, привалившись спиной к остывающему двигателю.
   - Письма что ли открыть, почитать....Что там обычно пишут - люблю, жду, целую?! Врут конечно, тряпок только ждут импортных, да зарплату в инвалюте...Или на деток их счастливые рожицы смотреть?
   И снова - в сон. Когда открыл глаза, над морем висел то ли мутный рассвет, то ли такой же невеселый закат. И пустота волн, катящихся в никуда.
   Сил хватило, чтоб черпать воды со дна шлюпки. Ухмыльнулся потрескавшимися губами - разнообразие в меню, теперь со вкусом мазута и дизтоплива. И уже про себя:
   - Раз боль ощущаю, значит не сдох пока?-
   Василий опять погрузился в спасительное забытье. Время от времени открывал глаза - то звезды в прорехах облаков, то светлое пятно солнца, спрятанное за серостью туч. А когда в очередной раз с трудом разлепил припорошенные налетом соли ресницы, то увидел над собой размытые пятна лиц и подумал, что права была бабка Ульяна, есть что-то там - на небесах, вот и архангелы за ним пришли...
   Но когда заботливые руки грузили его в сетку, чтобы поднять на борт, он вцепился в рукав одного из "архангелов":
   - Стой, мужики....Письма....Там... В пакете - возле движка.

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"