Рычка Ольга Леонидовна: другие произведения.

Убежать от прошлого

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  
  Пестрая игра яркого света с изумрудными всевозможной формы листьями этого огромного и тихого леса создавала неимоверной красоты узор, сплетённый из света и тени. Он завораживал, он постоянно менялся будто бы живой. За этой пеленой нельзя было разглядеть, где начинается сырая земля, где заканчивается ветви или начинаются или начинается выгоревшее от яркого летнего солнца небо. Всё казалось едино: тьма густого подлеска и свет летнего дня.
  Так и в моей душе нельзя было разделить свет и тьму. Да, именно в душе, так как она у меня всё-таки была. Смешно? Возможно...
  Я скрывалась в тени. Прижавшись к корням могучего дуба, пытаясь слиться с кустарником, окружавшим его, я постоянно прислушивалась... и боялась. Меня загоняли, как дикого зверя и по отношению ко мне это было как раз точное определение. Пока я слышала только звуки леса, но чувствовала, что мои преследователи уже близко, и от понимания этого я всё теснее прижималась к корням. Как мне хотелось в этот миг просочится сквозь землю, превратится ещё в один изгиб корней, чтоб меня не нашли, никогда не нашли.
  Пятнадцать лет тому про меня с матерью все хотели забыть, нас не хотели нигде видеть. Нам просто повезло, что нас тогда не убили. Хотя я до сих пор не понимаю почему. А теперь через столько лет пришли в лес куда нас изгнали, и который стал нашим домом и нашим защитником. А после смерти моей матери пять лет назад, он стал ещё и моим другом. Я не знаю кого они искали, меня или мою мать, но очень были разочарованы, когда никого не нашли. Лес предупредил меня заранее о их приближении. Никогда не питав надежд, что нас с мамой простят и позовут обратно, я предпочла поскорее уйти в глубь леса, но этого, к сожалению, оказалось слишком мало. Мне пришлось бежать.
  Мне было откровенно все равно, кто пожаловал в столь ранний час ко мне: случайно забредшие путники, военные или охотники на души. Я боялась всех в равной степени. Они все были для меня чужие.
  Теперь сидя меж кореньями и пытаясь превратится в мышь, я понимала, что они пришли именно за мной. И видимо знали, что с утра я самая уязвимая, хотя может и случайно так сложилось. Но они все равно не успели. Моя мать учила быть всегда на стороже. Даже тишина леса и кажущееся беззаботными дни не смогли стереть во мне науку матери. Это меня и спасло, надолго ли...
  Немного успокоив своё сердце, я тут же услышала осторожные шаги. Даже мягкий лесной ковёр из листьев не глушил звук шагов, а шум листвы не скрывал шорох одежды. С удивлением заметила, что я не слышу звон оружия. Всего несколько минут назад был слышен перестук лошадиных копыт и перезвон сбруи. Но сейчас только эти тихие шаги. Неужели он безоружен? Что он был один, я не сомневалась. Но почему один?
  Первым моим порывом было бежать, но что-то удержало. Оставаясь сидеть, я старалась не дышать. Ни звука. Только сердце предательски стучало с каждой секундой все громче и громче.
  Секунды превращались в минуты, а крадущийся был все ближе и ближе. Я никого не видела, но боялась пошевелится и осмотреться, только чувствовала, что он рядом. Знала и ничего не могла сделать. Осознание пришло слишком поздно: рванувшись бежать, почувствовала мощный толчок в спину, упала. Руки перестали меня слушать, и я не смогла защитить себя от удара об землю. Казалось опавшие листья настолько мягкие, что мне бы и не почувствовать боль, но жжение в носу и солёный вкус крови опровергли наивные предположения.
  Попытавшись сразу вскочить на ноги, так и осталась лежать неподвижно. Ко вкусу крови добавился ещё и вкус гниющих листьев. Приятного мало, особенно когда слышишь, что кто-то подошёл совсем близко и присел рядом:
  - Ух, прямо как перепелка выскочила. Я даже испугался немного, - голос незнакомца излучал добродушие, но лёжа с разбитым лицом в куче листьев, мне в это не особо верилось.
  Захотелось огрызнуться или хотя бы зарычать, но я даже этого не смогла сделать.
  Он протянул руку и поправил мои волосы, спутавшиеся от долгого бега по лесу. Его рука оказалась ужасно холодной. Это пугало ещё сильнее. Скосив глаза, я увидела только серую мантию.
  Собрав силы, попыталась сбросить оковы паралича, лежащие на мне.
  - Ну, не трепыхайся, девочка - моя попытка не осталась без внимания. Теперь в голосе звучала явная насмешка и он стал таким же холодным, как и рука. - погоняла ты меня по лесу, но поймать тебя оказалось те так уже и сложно. Даже легко, очень...
  От смеха незнакомца по моей спине побежали бы мурашки, но в моем теперешнем положении даже это было невозможно.
  - Твой страх тебя выдал, - меж тем он всё не унимался. - он вёл меня, я наслаждался им. И сейчас ты излучаешь страх. Он так тягуч и немного горьковат на вкус. Давно я не пробовал такого.
  От его слов я даже пожалела, что не лежу на спине и не могу захлебнуться. Лучше смерть, чем слушать этот бред. А лучше удавить его. Жаль, что появился на рассвете.
  Сделала ещё пару попыток освободится, наградой за которые стал издевательский смех колдуна. Что это колдун, я уже не сомневалась.
  Этот смех меня всё больше и больше злил. Мне больше не хотелось куда-то бежать, я хотела придушить мерзавца.
  Дернувшись ещё сильней, с радостью ощутила, что путы пали. Не теряя ни секунды, я повернулась и мои пальцы сомкнулись на шее колдуна, а ещё через несколько секунд я ощутила бешеную боль в висках. Настолько сильную, что потеряла сознание.
  Придя в сознание через несколько минут, не открывая глаза, я прислушивалась к бормотанию. Не лестно же он отзывался обо мне. Незнакомец обернулся:
  - Не притворяйся, я знаю, что ты очнулась.
  Лежа на боку, открыла глаза. Теперь я видела своего обидчика. Высокий, худой. На нём темно серая мантия и такой же плащ с огромным капюшоном, который скрывал почти всё лицо. Зато была видна борода - жесткая, неаккуратная, такого же мышиного цвета и изрядно потрепанная сединой. Пряди его волос, что выбивались из-под накинутого капюшона, были не то полностью седые, а может и просто серые, что не удивляло уже. Колдун казался каким-то несуразным, неприглядным. Глазу не было за что зацепится: все однотонное, даже эмблемы ордена не было, а он всё-таки колдун. Вот только посох привлекал внимание. Витой, чёрный, поглощающий свет вокруг. Я поспешно отвела от него взгляд, что опять вызвало смех колдуна:
  - Что, понравился? Я бы тебе может и дал подержать его, да он тебя сожжёт. Хотя если ты попросишь...
  Во мне поднялась такая злость и обида, что на него просто зашипела.
  - Не шипи, котёнок, ты днём бессильна, а уж ночью я постараюсь сделать так, что бы ты такой и оставалась.
  Значит он знает, что я могу ночью. Колдун шел именно за мной. Мой очередной злой взгляд вызвал у него только смех.
  - Ну хватит, думаю сидеть на месте. Я надеюсь, что ты уже отдохнула. И ещё, вытри с лица эту кровь, это же противно.
  К моему удивлению мои руки мне подчинились. Надеясь, что колдун ослабил хватку, я ринулась на него. Моё тело стало послушным.
  Я сделала отчаянный прыжок, но на полпути меня резко остановило. Задыхаясь, я упала на землю. Мне тогда показалось, что меня хочет задушить один из огненных демонов: обжигающе и сильно болело. Сквозь пелену боли я опять услышала смех. Уже за один этот смех я готова его убить.
  - Ну как тебе, девочка, моё Заклинание Сдерживания? В определённых кругах я считаюсь мастером именно по таким заклинаниям. Я думаю, ты хочешь его увидеть, - не дожидаясь моего ответа, он провёл в воздухе рукой, как бы снимая занавес. И я увидела то, что мне совсем не хотелось видеть: от верхнего конца посоха ко мне тянулась огненная нить. Она казалась такой невесомой и тонкой, что взмахни рукой, и она рассыпится на тысячи искр. Но это только заблуждение. Не дольше как пять минут назад я ощутила на себе силу этой нити. Сидя на земле, я неотрывно смотрела на пламя, ощущала его жжение у себя на шее. Во мне проснулся дикий страх огня и желание немедленно бежать, но недавняя боль отбила у меня такое желание, хотя мысль о побеге я не отбросила.
  - Думаю, ты поняла, - колдун провёл рукой в обратном направлении, и всё исчезло. - Ничто так не успокаивает моих пленников, как наглядно представление заклинания. Вижу, что тебе понравилось. Любая угроза с твоей стороны, и посох удушит тебя. Попытка убежать - удержит тебя. Так что наслаждайся пока видом родного леса и запомни его хорошенько... - колдун опять рассмеялся. Как же ненавижу этот смех.
  Весь день я плелась по лесу за колдуном. Казалось, что он совсем забыл про меня. Интересно, когда он заснёт, сможет ли контролировать эту нить?
  В лесу темнее быстро. Верхушки деревьев ещё освещают лучи заходящего солнца, но внизу была уже настоящая ночь. Я ждала с нетерпением полного заката. Похоже этого же ждал и колдун.
  Уже в полной темноте мы вышли на поляну. Солнце уже зашло, но я не спешила показывать свои способностей.
  Посреди поляны колдун просто сел, воткнув посох рядом с собой в землю. Со стороны казалось, что он впал в некий транс. Обойдя пару раз вокруг, остановилась за ним, потянулась и опустила на землю свои четыре лапы. Долгую минуту я приспосабливалась смотреть своими кошачьими глазами, и то что я увидела, очень меня испугало. А увидела ту самую огненную нить заклинания, которая удерживала меня. Но я увидела не только это. От сидящего колдуна исходило бледно-серое свечение, а посох просто пылал огнём. За все эти годы, поведённых в этом лесу, я никогда такого не видела. Теперь я знаю, что вижу магию, вернее её проявление, следы от заклинаний. Даже магов могу увидеть. Стало понятно зачем им понадобилась девчонка-полуэльф.
  Я всегда стеснялась своей крови. Сильно отличавшись от матери-эльфийки, я понимала, что что-то не так. Когда подросла, то понимание разницы стало совсем невыносимо, и пришлось мне всё рассказать. Мать - темная эльфийка влюбилась в человека. Немыслимо в наше время. Но ей было всё равно. Ужасная ошибка. Она ничего не рассказывала об отце, да и не очень то хотелось слышать о нём. Встретила бы его сейчас - разорвала. Он скрыл от матери свою сущность. Мой отец - оборотень. Жесток, кровожаден и самовлюблён... но разве это заметно для влюблённой женщины? Узнав, что она носит ребёнка, приказал своим людям увезти на приграничные земли, а ребёнка убить. Не знаю как, но моя мать смогла уговорить охранников оставить её в какой-то деревушке в глухих лесах. Там она жила до моего рождения, а когда люди увидели кого она родила, то не очень вежливо попросили убраться и чем дальше, тем лучше. Так мы с мамой оказались в этом лесу.
  Мама называла меня перевёртышем. Я оказалась тоже оборотнем, но или из-за того, что я только его ребёнок, или из-за того что во мне течет эльфийская кровь, у меня сохранялось человеческое сознание во время принятия второго облика - черной пантеры. Ирония: я оказалась оборотнем с душой.
  Пока я предавалась своим воспоминаниям, колдун вышел из своего транса и смотрел на меня.
  - Ты ещё прекраснее, чем я думал, - он не смеялся, говорил почти шепотом.
  Эх, упустила такой шанс, а могла бы и со спины подкрасться.
  И тут я ощутила страх, его страх. Он боялся меня. Почему? Видимо он не знал, сохраняется ли во мне сознание или нет. Я облизнулась и села, смотря на него. Видимо он не имел дело с такими существами как я. Меня это не только удивило, но и обрадовало. Это давало мне преимущество и шанс на побег.
  Я приподнялась и сделала два шага в его сторону, остановилась на пару секунд, потом ещё два шага. Колдун неотрывно на меня смотрел, даже не сделав попытки пошевелится. Я подходила всё ближе и ближе. Мне было интересно как близко меня подпустит посох. Подойдя на расстояние прыжка, остановилась в нерешительности. Успеет ли посох среагировать прежде, чем я вгоню в него когти или опять упаду. Я решила рискнуть. Если ему нужна была моя смерть, то я давно была бы мертва, но я нужна живой. И не хочу знать зачем.
  До последней секунды перед прыжком я сохраняла любопытное настроение. Мгновение, прыжок, огненная боль вокруг шеи, удар лапой в слепую и темнота.
  Очнувшись, вскочила на ноги, и с радостью обнаружила обрывки серой ткани у себя на когтях, запах крови, витавший в воздухе. Но я до сих пор была на привязи. Мой прыжок почти достиг цели, но когти лишь полоснули его по левому плечу и оставили глубокую царапину на его груди.
  - Достала таки, - раненный со злостью смотрел не меня - Не думал, что ты сможешь обмануть посох. Твоё звериное начало так и должно излучать агрессию, а он тебя пропустил.
  В ответ я глухо зарычала.
  - Твоего рыка я не боюсь... - я бы так не сказала, его страх усиливался.
  Я презрительно зашипела, демонстративно отвернулась и легла спать.
  Утром мы опять отправились в путь. Теперь колдун уже не смеялся надо мной. Мы шли молча. На следующей стоянке я заметила, что вокруг себя он ставит еще какой-то щит. Шансы сбежать у меня уменьшались с каждым днём. Я потеряла счёт времени в нашем путешествии.
  Или мы с матерью тогда забрались слишком далеко в леса, или колдун сознательно обходит деревни. В конце-концов мы вышли на широкий тракт, что совсем не радовало. Меня пугала большая дорога и большое количество людей.
  Мы шли по дороге не останавливаясь, и очень редко встречали людей. Некоторые, увидев колдуна, сторонились, некоторые, проносясь мимо на лошадях, даже не замечали нас. Но никто не обращал внимания на меня: идущую в потёртых и грязных одеждах, девчонку с всклокоченными волосами. Благо мои длинные волосы скрывали мои уши, а дорожная пыли - мой настоящий цвет кожи. Если бы я ссутулилась, опустила волосы на лицо, то можно было принять меня за старуху: мои серебристые волосы принимали за седину.
  Я украдкой разглядывала проезжающих. Не было ни одного эльфа. По рассказам матери я знала, что в этих землях люди жили бок о бок с эльфами. Правда со светлыми, но и мои "родственники" были не редкость.
  Уже в лучах заходящего солнца мы увидели трактир. Внутри было шумно и неприятно пахло. Я поморщилась. Запах людей смешивался с запахом лошадиного пота и дорожной пыли. Пахло алкоголем и какими-то травами. Тут же перед моим "провожатым" образовался, вынырнувший откуда-то с тёмных хозяйственных комнат, сам хозяин. Заметно было, что он знает какой гость сегодня пожаловал к нему и не подпускал своих слуг, решив самому заняться важным гостем. После недолгого разговора, выудив откуда-то из складок своей серой мантии, колдун бросил пару монет хозяину. Тот низко поклонился и пошёл раздавать поручения.
  Наша комната оказалась на третьем этаже. Войдя, я учуяла чужой человеческий запах и запах хозяина. Видимо какой-то бедняга отправился ночевать на улицу. Видимо важной птицей был этот колдун, который, кстати, с удовольствием устроился на единственной в комнате кровати. Мне пришлось устроится на полу.
  С утра нас ждали две лошади. Я только однажды видела лошадь в лесу. Она, наверно, убежала или отбилась от стада, за что и поплатилась жизнью.
  У меня вызвал непроизвольную улыбку вид моего мучителя верхом на чёрном жеребце. Они как-то странно сочетались. Мне же досталась спокойная лошадка гнедой масти, но как только я подошла, она повела ушами, беспокойно зафыркала и норовила сорваться с места. Двум слугам пришлось её придерживать, пока третий помогал мне взобраться. Казалось, лошадь сходила с ума от моего присутствия, что вызывало страх у слуг, суетившихся вокруг нас. Я даже не представляю, как им удалось усадить меня верхом. Моя лошадка старалась бросить седока со спины, но я держалась крепко. Потихоньку продвигаясь, лошадь всё же пыталась иногда скинуть меня, но видимо потом привыкла.
  Мне не нравилось такое передвижение, к тому же вечером у меня всё болело. Но и к этому можно привыкнуть. Мы двигались на восток. Я боялась того, что может быть впереди, не знала ни о чем, что может меня там ждать, а мой "провожатый" как только выехали на тракт, будто бы воды в рот набрал.
  На седьмой день пути показались шпили неизвестного мне города. За его высокими массивными стенами из серо-чёрного камня возвышались башни и башенки большого города. Но прежде чем мы добрались до стен, начали поселения крестьян. Их домики были разбросаны в живописном беспорядке. Вдали за городом блестела река, которая, огибая стены, убегала куда-то на юг. Может она где-то впадает в море. Подъехав к западным воротам, мы спешились. Стражники, вяло осматривавшие входящих людей, заинтересовались нами. Поигрывая тяжёлыми алебардами, три стражника направились к нам, но увидев кольцо на руке колдуна, которой он демонстративно перехватил свой посох, они остановились в нерешительности, а потом и вовсе ретировались.
  Как только мы вошли в город, то сразу окунулись в атмосферу шума, городской вони и криков. Все куда-то спешили по важным делам, непременно оповещая об этом попавшегося под ноги какого-то зеваку. Я надеялась, что в этой городской неразберихе я смогу благополучно потеряться, но опять ошиблась. Во-первых, мой "поводок" ещё никто не убрал, и не собирался, а во-вторых, он явно укоротился. Теперь я шла на расстоянии чуть больше вытянутой руки от колдуна, но ощущала, что "ошейник" затянулся туже. Страховался.
  Город мне не понравился: грязный, шумный, неорганизованный и вонючий. Вонь города меня бесила больше всего. Может городские жители и привыкали к нему, не замечали, но я просто не знала, что мне делать, чтоб от него избавится. Казалось, что моя одежда пропиталась запахом города за считанные минуты пребывания здесь. И всё же я смотрела по сторонам. Большие, грязные и осевшие дома постепенно начали сменятся более ухоженными. Грязи становилось меньше, да и из всех запахов некоторые составляющие начали заменятся более приятными. Пахло выпечкой, а кое-где даже цветами. Мы продвигались в центр к возвышающейся там темной башне. Мне она очень не понравилась. Странная она какая-то была. Мрачная, облицованная чёрным мрамором, неприступная, стрелой поднимающаяся вверх, невозмутимо царапая низко идущие облака. Вокруг неё стояли такие же мрачные дома, составляя с башней единый архитектурный ансамбль. Надежда, на то, что мы пройдём мимо башни, улетучилась, как только мы подошли к единственным воротам в окружавшей стене. Люди, охранявшие эти ворота, уж очень сильно отличались от тех, что охраняли городские. Они определённо знали кто перед ними, но всё равно проверили кольцо на руке колдуна, затем один скептически осмотрел меня, но на расстоянии.
  - Это она?! - стражник был более чем подозрителен. - Что-то не очень похожа. Ты где эту старуху отыскал?
  - Поверь, она в два раза моложе тебя. И это именно то, что надо Правящему.
  - А как я могу проверить. Я не могу тебя пропустить с ЭТИМ. - он сделал презрительный жест в мою сторону. Я зарычала.
  - О, да она совсем дикая, - второй стражник хохотнул. - Прям как правящий, когда злой.
  Первый многозначительно глянул на него, посте чего тот многозначительно заткнулся.
  - Ну что ж, я пропущу тебя, если ты докажешь мне, что это именно та, которую искали.
  - Я буду доказывать только Правящему, а в твоей голове всё равно не найдётся места для мыслей. Так что или пропусти нас вдвоём, или я сейчас отпускаю её и прохожу к Правящему. Но ответственность за её побег останется на тебе.
  У меня возникла призрачная надежда. Упрямство стражника давало мне маленький шанс. Но через минуты размышлений стражник сдался. Нас пропустили, но не раньше, как был отправлен Второй с новостями. Мы прошли чуть больше половины пути к башне, как выскочил отправленный, и побежал так, будто бы за ним гонится Тьма.
  - Быстрее, быстрее... Он ждёт... уже.. - Видимо стражник давно так не бегал. Зато он неплохо нас подгонял.
  Витая лестница привела нас к комнате на самой вершине башни. Из её окон прекрасно просматривался весь город и его окрестности. Всё занавешено чёрным. На гобеленах сцены сражений. Судя по форме башни снаружи, комната должна быть круглой, но я видела только половину. Напротив дверей, в которые мы вошли, стоял невысокий постамент, за которым была стена скрывавшая, по-видимому, другую комнату.
  Я не сразу заметила сидящего человека. Его тёмные одежды сливались со стенами. Только когда он встал и откинул плащ, стали заметны богатые украшения и костюм с красной отделкой. Серое лицо было очень старо, прищуренные глаза пристально разглядывали нас. Невысокий человек, обзаведшийся уже давно громадным животом, сделал к нам несколько шагов. В свою очередь колдун, пройдя немного, опустился на одно колено, но сразу же выпрямился, показывая, что это не знак подчинения, а всего лишь формальная необходимость.
  Правящий предпочёл вообще этого не заметить и кивнул в мою сторону:
  - Она?
  - Да, это действительно она. Я её проверил, прежде чем привести сюда.
  - Почему я должен верить в это?
  - А давно ли встречались в наших землях полуэльфы, способные к оборотничеству? - Дерзкий ответ.
  - Тогда пусть докажет и мне... - хозяин башни явно издевался над моим пленителем.
  До этого я сидела спокойно, опёршись о холодную чёрную стену. Я так устала от переходов, что мне стало почти безразлично:
  - Может мне кто-нибудь объяснит, зачем меня сюда привели?
  - О, девочка моя, если ты действительно та, за кого выдает тебя этот серый прихвостень магии, то ты очень скоро обо всем узнаешь. - Его смех не сулило ничего хорошего. - Я хочу доказательств. - Голос Правящего стал очень требовательный.
  Колдун недобро улыбнулся:
  - Хорошо, я привяжу её прямо здесь, а когда опустится ночь ты увидишь, что я тебе не соврал. Я защищу верёвку колдовством, так будет надёжнее.
  - О, если всё будет так, как ты мне говоришь, то утром придёшь и возьмешь свою плату за эту хорошенькую эльфийку. А если она окажется не той, то я всё равно оставлю её у себя. Уж очень она мне понравилась
  Во время разговора все совсем забыли про стражника, всё ещё стоявшего у входа по стойке смирно.
  - Принеси мне верёвку и покрепче. Не хочу быть покусанным на утро - у Правящего по видимому улучшилось настроение и он начал даже шутить.
  Стражник моментально бросился исполнять приказание и через несколько минут явился с мотком верёвки.
  Колдун даже не удосужился обездвижить меня. Связав петлю, он накинул мне на шею. Другой конец стражник привязал к одному из колец, вбитым возле каждого окна.
  Колдун что-то прошептал над верёвкой, но пока ничего не изменилось. Я знала, что ночью мои кошачьи глаза увидят свеченье, исходящее от неё.
  - Это всё? - Правящий был нетерпелив. Он даже вспотел. Уф, ненавижу запах человеческого пота. - Если да, то уходи, а утром вернёшься. Проводи нашего гостя, - последние слова были обращены к стражнику.
  Колдун вежливо улыбнулся, поклонился и вышел, сопровождаемый стражником.
  - Вот мы и остались наедине. Ну, не забивайся в угол, не прячь личико. Мне нравятся молодые эльфийки. Одна даже полюбила меня. Посмотрим, похожа ли ты на неё, - с этими словами он протянул ко мне руку с намерением убрать волосы с моего лица. Конечно, я с такое терпеть не собиралась, поэтому схватила его руку и сильно укусила, брызнула кровь. Толстяк с воплями отскочил.
  - Ах, ты... точно как та, в прошлом... Строптивая. Посмотрим, что же будет ночью, а пока я вздремну, чтоб ночью не пропустить самого интересного.
  И он удалился, во вторую комнату башни, скрытую от меня.
  Я ощущала ночь, чуяла её прохладное дыхание. Сидя наедине с собой, я пыталась найти выход из ситуации, сбежать отсюда. Странно, но колдун слишком слабо ограничил мою свободу. Может считает меня уже сломленной и приручённой, а может... Да кто его знает, что у него там в голове.
  И пришла моя спасительница, мягкой поступью спустилась с окон в эту и так тёмную комнату.
  Прошло ещё несколько секунд после моего обращения, прежде чем я приспособилась видеть другими глазами. Как я и предполагала, верёвка светилась ели заметным красным светом. Я потихоньку отошла от стены на максимальную длину веревки, потом наклонило голову и начала пятится. Боясь, что петля вот-вот затянется на моей шее я всё же пыталась её снять, но та не поддавалась. За этим увлекательным занятием меня и застал хозяин покоев.
  - Вот так девочка. Так значит он был таки прав.
  Его голос привёл меня в бешенство. Я бросилась на него, потом ещё раз и ещё. Верёвка не позволяла дотянуться до него, а Правящий заливался злорадным смехом:
  - Ах кошечка, ну не злись ты так.
  Обессилев, я просто начала ходить кругами по комнате, на сколько правда мене позволяла верёвка. В какой-то момент я заметила, что верёвка больше не светится. Собрав силы, я рванула вперёд на своего обидчика. Верёвка не выдержала и лопнула со звуком оборвавшейся струны.
  Правящий закричал от неожиданности, а через несколько секунд он мог только хрипеть. Я рвала когтями горло и грудь, вымещая всё зло. Только через минуту после смерти Правящего я остановилась. Ко мне пришло понимание, что я впервые убила человека. Было трудно дышать. Запах человеческой крови совершенно от других. Неприятно жгло в носу.
  Надо было уходить. Я не знала, что там на лестнице, но все-таки у меня был шанс - шанс выбраться отсюда.
  Я шла в полной тишине, аккуратно переставляя окровавленные лапы. Пройдя уже примерно половину пути, я оказалась возле входа в комнату стражников. Шум голосов и лязг оружия мне совсем не нравились. Дверь открыта настежь и свет, освещающий комнату, попутно освещал и лестничную площадку, ведущую к ней.
  Заглянуть я не решилась из-за боязни быть замеченной. Лучше проскочить. Подобрав под себя задние лапы, я уже была готова к прыжку, как из дверей неожиданно вывалился пьяный стражник. Я непроизвольно поморщилась от запахи кислого вина, бутылку которого стражник держал в руках.
  На секунду я замерла, даже не представляя, что делать. По пьяный не дал мне время на раздумья. Он застонал и повернул голову ко мне. Его глаза расширились от удивления быстро сменившегося страхом, а потом он истошно заорал. Да так, что в комнате на мгновение воцарилась полная тишина. Безмолвие сменилось топотом десятка ног: все ринулись к двери.
  Мне оставалось только бежать без оглядки. Перепрыгнув через ошеломлённого и моментально протрезвевшего стражника, я помчалась вниз по лестнице. Выбежавшие товарищи неудачливого пьяницы увидели только мой хвост, мелькнувший за поворотом, но и этого им хватило, чтобы поднять дикий крик.
  Кто-то по-видимому поднялся на верх, и к крикам: "Держи зверя!!!" добавились "Правящего убили..."
  Пока некоторые ещё и опомнится не успели, я успела проскочить ворота, охраняемые только что проснувшимися стражниками. Они даже не поняли что пронеслось мимо их.
  В городе было легче. Шум ещё не докатился до темных улочек. Вот только городские ворота очень хорошо освещались и подобраться к ним незамеченной было невозможно. К тому же створки их были плотно закрыты, а небольшую калитку охраняли двое с алебардами.
  Вернуть человеческий облик ночью сложное занятие. Проще оставаться необращённой после заката, если это конечно нужно.
  Сейчас я выглядела не лучшим образом. Превращение забрало много сил. Бледная, окровавленная, взлохмаченная и в обрывках того, что раньше было одеждой и походным плащом.
  Я бросилась к стражникам с криками о помощи, чем их явно не обрадовала.
  - Ну вот, ещё одна нищенка. Ну что нам так постоянно не везёт. И это когда наше дежурство почти закончилось.
  Я упала перед ними на колени:
  - Прошу, помогите мне...
  - Слушай, девочка, мы стражники и наше дело охранять ворота, а не спасать всякую нищету...
  - ... так что иди отсюда, не порть нам настроение, - второй даже не смотрел на меня.
  Не поднимаясь с колен, я снова обратилась. Стражники в ужасе отпрянули от меня, забыв про алебарды.
  Толкнув калитку, я вырвалась на свободу. Свобода... Я опять свободна. Мне было всё равно куда бежать, я просто наслаждалась ветром и ночью...
  
  * * *
  Город уже бурлил. Везде разнесли новость, что правящий убит, да ещё и весьма странным образом - разорван диким зверем. Кто-то говорил, что видел чёрную пантеру, а кто-то - демона из самой преисподней.
  На городской стене стояли двое: высокий в серых одеждах откинул капюшон и наслаждался ночным ветром, трепавшим его седые волосы, и закутанного в черный плащ невысокого крепыша.
  - Она убегает...!!! Это же она... Надо остановить...
  - Не беспокойся, - колдун довольно улыбнулся. - Она сделала то, что я от неё ожидал. Теперь пусть убегает...
  
   Февраль - начало марта 2007
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"