Ryndyn Eugene Рындин Акварель: другие произведения.

Апрельские тезисы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
  
   22-е марта
   Несмотря на общий оптимистический настрой, оправданный определенностью своего положения, я почему-то всё больше и больше чураюсь средств массовой информации: ТВ, радио, газеты, книги меня раздражают своей вульгарностью, а чаще всего непрофессиональностью журналистов, писателей, артистов, ведущих. И в этой ситуации сближаюсь с эксклюзивными формами удовлетворения своих душевных потребностей, пытаясь найти в них потерянные удовольствия.
  Лыжероллеры притягивают меня своей технической простотой, позволяющей разгуливать вместе с ними в отдалении от города, не теряя времени и сил, не боясь поломок и не нуждаясь в прикорме; определенность в питании исключает аритмию заготовок и мучения выбора; возврат к акварелям, без необходимости осторожничать, каждый раз удивляет меня неожиданностью рисунка, радует. Ну и наконец, душевное смирение с неотвратностью судьбы обеспечивает покой и светлую радость каждого нового утра, словно бы это подарок Божий.
   С каждым новым днем я все более определясь со своими пристрастиями, избавляясь от одних и увлекаясь другими. В последних, к счастью, новых мало, чаще всего это возврат к ранее познанным, но не оцененным в своё время. Главное из тех и других это уединение, затем следует смирение и далее признание крайней необходимости происходящего во мне самом и вокруг меня, что легко объясняет моё равнодушие: "...делай что дОлжно делать и пусть будет как будет."
  
  
  
   23-е марта
   Постоянно задаюсь одним и тем же вопросом: что предвещает появление удачного произведения? И пробую себе самому ответить: внезапное возбуждение, страсть, творческий порыв - это 1-е. Но редко когда встречал в литературе ссылку на подобную движущую силу. Чаще 2-е: неустанный труд.
   Есть ещё и третье: провокация страсти. Нельзя написать удачный рассказ или сделать удивительный рисунок, выскребая идею из головы, сидя при этом в мягком кресле за чашкой крепкого кофе со сливками. Нельзя! /Хотя практика это опровергает/.
   Значит, надо извлечь задницу из кресла, набросить куртку на плечи и/лучше в плохую погоду/ совершать продолжительную прогулку, преодолевая порывы мокрого ветра в грудь. И это сопротивление невзгодам может навести на случайную мысль, которая станет поводом для рассказа или рисунка. И уже только дело техники выразить всё это на бумаге.
   Но вот ситуация предоставила мне это самое удобное кресло и всё труднее заставлять себя покидать его ради призрачной творческой удачи, больше приходится оправдываться творческим бессилием, нежели неуспехом таких прогулок.
   И не покидая кресла, лист за листом раскрашивешь акварелью в надежде на то, что из десятка удачных фрагментов можно собрать калейдоскопическую картинку или из обрывков дневниковых записей сконструировать один коротенький рассказик.
   Читаю постоянно Великих. Практически мало у кого поводом для рассказов служит фактическое событие. Чаще всего это идея и её авторское представление. Скучно! А казалось бы, и надо-то всего-навсего уметь из вороха событий выбрать типичные проявления и раскрасить ими свою идею. Но тюбики с краской есть, желание есть, но палитра колеров ничтожна и всё либо пестрит преднамерением, либо ограничено черно-белым.
   Возможно, просто я зануда, но ведь набрел же на Добычина или на Рубцова, наткнулся на Яковлева, Фешина или Бренгвина и только их подсказками смог обтесать свои намерения, стараясь остаться в пределах, за которыми поджидает пошлость.
   События редко бывают интересными сами по себе - я говорю о художественной выразительности - и читатель вправе ждать от рассказчика художественное произведение, подобно тому, как накормив корову свежей травкой, хозяин рассчитывает на сливки. Но, использую ту же аналогию, корова может выдать вместо сливок травяную отрыжку.
   Справедливости ради оговорюсь, что в определенном возрасте типичные события могут представлять интерес для читателя, помогая ему ориентироваться в жизни. Но редко когда читатель возвращается к ним повторно.
  
  
  
   25-е марта
   П.И.Чайковский: "...необходимо только одно: чтоб главная мысль и общие контуры всех отдельных частей явились бы не посредством ИСКАНИЯ, а сами собой, вследствие той сверхестественной, непостижимой и никем не разъясненной силы, которая называется ВДОХНОВЕНИЕМ."
   Той же самой причиной являются замечательные произведения живописи или литературы. И никакими усилиями нельзя "высидеть" что-либо стоящее, если это вдохновение "задохнулось" в объятиях лени. И как я ни стараюсь одухотворить копии своих же рисунков - ничего не получается.
  
  
  
   26-е марта
   Разные ощущения от потерь у того, кто просто выжидает по сравнению с тем, кто действует, какими бы рисковыми ни были эти действия;
   доверившись лишь одной логике трудно разглядеть истину и только выбор из многообразия может приблизить тебя к ней;
   странными могут быть результаты этого выбора.
   Когда какой-либо писатель, ученый, художник, музыкант, артист, уже ставший известным, пытается словами усилить доказательства того, что не удалось доказать своим творчеством, означает лишь то, что это творчество преходяще/е/, не может претендовать на историчность и, следовательно, автор бросает свои слова "на ветер". Может быть, поэтому так мало имен, которые так и не перешли из категории "известных" в категорию "знаменитых", и так много потуг на "известность" инструментами словоблудия. Но драма даже не в этом, драма в том, что и общество в целом мало нуждается в "знаменитостях", никак не поддерживая их стараний, теряя вместе с этим образцы высокого искусства, которые только и могут стимулировать общество к высокой нравственности. /Мысль навеяна чтением биографий исторических личностей прошлых времен, когда одним сплочением, одним стремлением к этой высокой нравственности выдающиеся имена определяли культуру общества. Где сегодня эти имена? И где культура?/
   Излагаемая идея должна больше походить на аллюзию, давая возможность читателю вообразить то, что ближе его пониманию, то есть опять неизбежно подхожу к необходимости загадочности любого проявления, некоторой недоговоренности. Сказать ясно, значит обнаружить посредственность мысли, значит дать повод для столь же ясного опровержения сказанного: закон дипломатии и закон творчества.
  
  
  
   27-е марта
   П.И.Чайковский - Танееву: "Оперы следует писать - впрочем, точно так же, как ВСЁ ОСТАЛЬНОЕ - так, как Бог на душу положит..."
   С.И.Танеев - Чайковскому: "Без вдохновения нет творчества. Но не надо забывать, что в моменты творчества человеческий мозг не создает нечно совершенно новое, а только комбинирует то, что в нем уже есть, что он приобрел путем привычки. Отсюда необходимость образования, как пособия творчеству."
  
   * * *
   Человеческая психологика препятствует ценной покупке в момент снижения цен, тем более, пока нужного количества денег не хватает. Но она же, психологика, теряет рассудочность в моменты роста цен и потенциальный покупатель изыскивает любую возможность для срочной покупки означенной вещи. И любопытно то, что приобретя ценную вещь, покупатель не слишком озабочен её последующим удешевлением.
   Причиной может быть то, что нормальная психика отделяет иррациональную /то есть деньги только как инструмент/ цену денег от цены абсолютной, то есть той, которая как бы позволяет возможность, но никогда не используемую. /Я всё могу, но мне это не надо/. Есть, правда, ешё и пограничная ступень: и деньги есть, и знаю чего хочу, но нет реальных условий реализации желания.
  
   * * *
   О чем бы я ни рассуждал мой интерес лежит всегда в плоскости разгадки зрительского предпочтения через художественную выразительность /любого/ произведения, в частности рисунка.
   И вот моя логика оправдания:
   - будучи далек от медицинских реальностей я, тем не менее, представляю память как слой, как ранку, оставшуюся на сером веществе мозга вследствие сильных чувственных эмоций. При вторичном попадании схожих чувств в мозг эта ранка прежде всего возбуждается либо позитивным, либо негативным всплеском эмоций. И чем чаще происходит это возбуждение, тем глубже след от этих эмоций;
   - согласившись с этим предположением следует контролировать свои построения рисунка таким образом, чтобы оказывать давление на чувства зрителя через факторы, вызывающие необходимые эмоции;
   - упустим разнообразие факторов, оставшись только на позиция благосклонности, то есть на стремлении закрепить в чувствах зрителя позитивные эмоции, вместе с тем уточним, что закреплению эмоций способствует усиление дозы чувств, другими словами, каждый новый всплеск чувств должен быть оправдан удивлением зрителя и, если этого не происходит, то есть, если мы подсовываем зрителю повторы своих предложений, желаемых нами эмоций не происходит;
   - вот некоторые/на мой взгляд/ требования к рисунку, которые проще всего активируют чувства, одновременно разнообразя форматы предложений: источник света должен находиться "за спиной" изображаемого предмета, что обеспечивает композицию легко оправдываемым цветовым пятном тени; в конструировании предметной композиции следует исходить из условий возможности внесения в рисунок уже обкатанных практикой эффектных приемов/см.ранее высказанное убеждение С.И.Танеева/; цветовая композиция не должна раболепно повторять видимую реальность, ибо именно цветовая композиция лежит в основе чувственности, а конструироваться точно так же, как конструируется предметная композиция; и наконец, сразу согласиться с тем, что наши глаза видят не то, что есть в реальности и, копируя реальность, мы врем сами себе, следовательно, художественная правда/то есть удачно изображенная нами на рисунке/ в отличии от правды жизненной/какой бы нам ни казалась/ есть единственная правда;
   - и когда на рисунке хотя бы эти условия нами соблюдены мы уже вправе рассчитывать на признание зрителя.
   Не привожу примера, ибо всякий пример есть эталон автора статьи, тогда как собственная попытка рисовальщика, принявшего рассуждения, может быть гораздо удачнее, к тому же словеса не предполагают буквального исполнения, а лишь зарождают, как это и положено, сомнение в голове читателя в отношении его представлений о предмете рассуждения.
  
  
  
   29-е марта, вскр.
   И разумением можно построить удачное изображение, но вряд ли оно, это изображение, удивит автора, он просто выдохнет тяжесть труда: "наконец-то!"
   * * *
   Ажиотаж возникает в период роста цен из ощущения страха потери, но снижение цен, наоборот, внушает обладателю лишних денег, что позднее можно потратить деньги более удачно и он ждет.
   Не очень прогадывает тот, кто даже понимая обесценение валюты, покупает её.
   * * *
   Деньги тоже товар и, чтобы товар этот не залежался, его нужно время от времени "ворошить", даже не страшась вероятного "износа".
   * * *
   Исписаны тысячи листов бумаги и чуть меньше страниц virtual/imaginary/-дневника, представить трудно, чтобы мог когда-нибудь решиться на их прочтение, но есть "компьютер", который одновременно и хранит всё записанное и выдает в мгновенье вдруг потребовавшееся - мой мозг; значит все мои записи есть лишь матрица для серого вещества мозга и в этом контексте все мои повторы мыслей есть лишь углубление рисунка матрицы.
  
  
  
   30-е марта
   Казалось бы и большой практический опыт, и значительная познавательная активность, интерес к творчеству любого вида должны были образовать серьезный фундамент критериев происходящего. Но ничего этого нет. По мере всё большего знакомства с историей всякого творчества признаешься самому себе, что ничегошеньки не понимаешь ни в каком его виде: музыку, живопись, литературу оцениваешь по мере влияния их на чувства, сформировавшиеся обывательским вкусом. Но если в живописи сравнительная наглядность дает какую-то возможность определиться с критериями, к тому же художник вправе учитывать отношение к его делу общества, выражаемое в средствах информации, но ни в музыке, ни в литературе не существует сравнительная наглядность по определению, там критерий один: нравится - не нравится.
   Для чего я это говорю?
   С каждой прочитанной книгой критерии моего сознания разрушаются, эталоны расползаются по швам, путаюсь в приоритетах. И всё узнаваемое вполне доказуемо, ибо основывается на огромных профессиональных знаниях и опыте, не могут быть непризнаваемы. И остается только один судья - время, но опять-таки судья этот далек от объективности своих оценок.
   По прочтении Добычина потерял всякий интерес к классической художественной литературе, полностью переключившись на историко-познавательную; познавая жизнь отечественной серьезной музыки сокрушаюсь своей некомпетентностью в её восприятии, которое воспитывалось на протяжении всей жизни пропагандой недалеких выскочек, приватизировавших право на оценку, и тем самым лишив меня объективной ориентации в выборе творческих приоритетов, а значит, и возможности простой человеческой радости, ибо высшая степень радости сосредоточена в осознании своего совершенства.
  
  
  
   01 апреля, 2015
   Человек, надо полагать, с годами становится умнее, если за ум принимать способность резкого ограничения проявлений собственных инстинктов, сосредоточение мыслей на значительно урезанном круге интересов, когда концентрированные усилия мысли строго ориентированы на постижение основного интереса, благодаря чему и происходит последовательное развитие ума. Собственно говоря, умен прежде всего тот, кто в непростой ситуации способен получать достаточную дозу удовольствия только из резерва собственных возможностей, имея в виду аспекты художественного творчества, в чем бы это творчество ни выражалось. Это предположение, преамбула.
   Основная же мысль сводится к тому, что предельного состояния мало кто достигает, останавливаемый старческим маразмом, и потому умность захватывает не всех, делиться ею получается не всегда. Действительно, творческие личности часто бывают останавливаемы далеко от предела их творческих возможностей. Например, композиторы позапрошлого века /более поздние как-то не отличились заметными успехами/. Каждый второй не успел закончить своих главных произведений, признаваемых вершиной автора, то есть пиком его творческого развития. Достаточно подобных примеров в литературе. А вот в живописи какая-то путаница: шестнадцатый век как-то обрубил все входы и выходы, не придумав взамен ничего достоверного, чтобы можно было соориентироваться в творческом направлении.
   Не претендую ни на какие выводы, озабочен только видимым, но не вполне понимаемым явлением, когда не объяснимые признаки выдергивают ту или иную работу из охапки ей подобных и демонстрируют её как образец, опять-таки никак не объясняемый. /Так Серов стоял на парижской выставке картин, сознанием отрицая французский импрессионизм и признавая в то же время его явную выразительность./
   Удивительно прежде всего то, что за образец признают не искусствоведы, не профессионалы, не коммерсанты от искусства, даже не коллекционеры, а только случайные "прохожие", или точнее, проходящие по страницам интернета. В таких случаях трудно предвидеть последствия, мы, ведь, привыкли к тому, чтобы нас просвещали.
   Пока ясно только одно, что как и во всей Природе, возмутительные явления не объяснимы, неожиданны как землетрясения, но и они подчинены какой-то неизбежной периодичности, когда, например, после губительных войн в семьях рождаются только мальчики.
   И так далее.
  
  
  
   2-е апреля
   " Я слишком привык и слишком люблю одиночество... Как это ни нелепо, но я убедился, что иногда с трудом переношу длительное общение даже с самыми настоящими, искренними, нужными мне друзьями. Какой-то мной овладевает необоримый порыв к полному, почти аскетическому духовному и материальному уединению, и чем старше я становлюсь, чем сильнее во мне какие-то внутренние позывы, тем чаще нападает на меня такое состояние. В такие минуты я сам себя несколько опасаюсь, ибо несмотря на искреннюю благожелательность вообще к людям, становлюсь в положение, когда могу несколько оттолкнуть от себя даже искренне ко мне расположенных людей". Николай Яковлевич Мясковский.
   Иногда бывают моменты, когда одиночество есть непременное условие блаженства, ибо тебе подчинено твоё окружение и источник всех твоих радостей всего лишь за собственной лобной костью.
  
   * * *
   Я знаю, когда рисунок не получился, но не знаю что нужно сделать, чтобы поправить ошибку, кроме того, что рисунок нужно порвать и начать новый. Художественно-выразительный рисунок сообщает о себе спокойно без необходимости утверждения выразительности и доказательств её.
  
   * * *
   В рисунке цветов нет необходимости менять букет: из десятка рисунков одного и того же букета ни один из них не будет схож с другим, ибо это непременное условие выразительности. И потому мои ежедневные упражнения не требуют ни замены букета, ни даже использования нового колорита.
  
   * * *
   Благодатность существования определяется возможностью процесса, в котором эта благодатность ежесекундна, ибо каждое касание кисти несет собой обновление рисунка, в котором ты ожидаешь... неожиданности. То же самоё при конструировании композиции слов, когда удивляешься не разгаданной тайне/все тайны давно разгаданы/, а красоте композиции самих слов, чего бы они, эти слова, ни сообщили. То есть и тут не обойтись без выразительности.
  
  
  
   3-е апреля
   И все-таки, при бесконечных попытках поиска выразительности одного какого-нибудь рисунка сознание перестает анализировать, передоверяя эти функции чувственности, и тогда может что-то получится.
   Всё, что удалось сделать, то есть чему я признаюсь в своем поклонении, это производная борьбы с непланированными трудностями, в чем бы они не состояли; и чем труднее была оборона, тем красноречивее получались результаты. И вот теперь, когда нет повода что-либо преодолевать, нет и результата, и только искусственное нагнетание напряженности, как бы предвосхищение невзгод хоть как-то заставляет готовиться к обороне, пошевеливаться.
  
  
  
   4-е апреля
   Ничего не получается.
   То есть не получается желаемая выразительность рисунка по собственному образцу, ибо мозг не в силах ничего изобрести, а лишь вытаскивает одну за другой наработки, но ничего из них не может быть применимо: всё это только повторы, которые не могут никого удивить и порадовать своей художественной выразительностью. То есть опять сталкиваюсь с жизненной реальностью, которая по определению не может иметь выразительности. К тому же невольно рука тянется к имитации этой реальности: "вот тут должна быть тенька, а тут хочется нарисовать листик..." и в результате - пошлятинка.
  
   Чтобы быть признанным не нужны пачки рисунков, достаточно одного, который и может-то отличаться от всех прочих только каким-нибудь единственным удачным пятнышком или удачной композицией цвета, иначе говоря, выразительной алогичностью, не доступной мозгу. То же самое в словах, чтобы запомниться писателем. Конечно, удача случайна, но она не пристанет к тому, кто не ждет её, ибо удачу ещё нужно уметь разглядеть в ворохе попыток.
  
   * * *
   Всё больше уединяюсь, сознавая неизбежность душевного одиночества и книги в этом смысле становятся моими единственными собеседниками, оправдывающими моё такое поведение. Действительно, почерпнуть чистой воды можно только в собственном колодце.
  
  
  
   6-е апреля
   Чаще всего хочется посоветовать рисовать так, как самому не удается.
   Действительно, проще всего получить художественно-выпазительных рисунок последовательностью, при которой сначала сооружаешь композицию из цветовых пятен по какому-либо сюжету или идее/лучше по мокрому основанию/, даешь подсохнуть, крепишь на планшете, ставишь в разные места и высматриваешь. Озарить может сразу, может придется помучиться, но в конце-концов что-то померещится и остается только закрепить линеарно. Затем уже доделываешь.Правда, чаще всего, выявленная при высматривании идея или образ при доработке превращается бы как в привычный и зрителю кажется, что пейзаж таким и был в реальности.
   Самому мне это не удается.
   Привычнее сделать карандашный набросок и уже по нему раскрашивать бумагу. Потому и мало удачных рисунков, только если случайно повезет. Зато я в состоянии выявить удачный рисунок из стопки вариантов.
  
  
  
   8-е апреля
   Чудеса какие-то!
   Вчера поссорился на внутриквартальном проезде с водителем автобуса, который злым сигналом требовал, чтобы я уступил ему дорогу. Я уступил, съехав на самый краешек обочины, но и этого было мало, он продолжал давить на гашетку. Я остановился в ожидании его проезда: съехать на лыжероллерах с асфальта в грязь ,во-первых, мне не хотелось; во-вторых, не обязан и; в-третьих, внутриквартальные проезды отдают прерогативу движения пешеходам, о чем говорил и знак "дети" при въезде на проезд. Он объехал, но проехав полтора десятка метров, остановил машину, выскочил из кабины и с матом и угрозами набросился на меня.
   Надо было поискать ему кого-нибудь послабее.
   Вернувшись домой я позвонил в полицию.
   К моему удивлению, полиция сделала больше того, на что я мог рассчитывать.
   Вообще я против всякого наказания и в данном случае мне меньше всего хотелось наказывать водителя, но он загружал детей и такому психу после известной катастрофы с немецким самолетом доверять детей вряд ли следовало. Я как бы предупредил по известной формуле:" Делай как должно делать и пусть будет как будет."
  
   Сегодня утром как обычно я бежал по своему кольцу.
   Может быть мне только показалось, может быть на самом деле, но и попутные, и встречные машины вели себя на пределе благосклонности к бегущему по дороге лыжнику: не сигналили, терпеливо сопровождали, останавливались при встрече за пятьдесят метров и ждали моего проезда; на пересечениях деликатно пропускали меня. Я конечно, был ещё деликатнее и всякий раз съезжал на край дороги, жертвуя своим правом.
   Но дело даже не в этом.
   Если действительно водители были вежливее, чем обычно, то как они узнали, что вчерашний акт их обязывал?
   Я неоднократно замечал необъяснимую солидарность общества в каком-либо проявлении, если оно совершалось необоснованно, вдруг. Это как мои томаты на подоконнике: либо ни один не зацветает против всех сроков, либо беспричинно зацветут все сразу.
   Можно предположить, что в назревшей проблеме психоз нашел на водителя внезапно, просто он оказался слабее других водителей. Будучи вовремя одернут полицией он свои флюиды разбросал по региону, они впитались имитентами и на подсознании ими реализовывались.
   Чудеса какие-то!
  
   * * *
   Не сделаешь удачный рисунок, пока плоская картинка вдруг не начнет выпячиваться из плоскости листа, приобретать объемность, что называется, оживать. Ты уже видишь не только образ, но действительную натуру, как бы в 3D. И тебе остается только помочь ей полностью отрваться от бумаги и зажить собственной жизнью.
  
   * * *
   Одно дело знать досконально теорию, понимать её и совсем другое - уметь ею воспользоваться.
   Увы! Постоянно ощущаю это на себе.
  
   * * *
   Если вкратце изложить многостраничную теорию оздоровления Н.М.Амосова, то вот она:
   Здоровье — это “резервные мощности” клеток, органов, целого организма. Резервы запрограммированы в генах, но очень хитро: они существуют, пока упражняются, и тают без упражнения. В этом принцип экономичности природы: зачем “кормить” ненужные структуры? Пищи всегда не хватало.
   Сердце дает 4 литра в минуту, и этого вполне достаточно, чтобы обеспечить кислородом организм в покое, то есть создать нормальное насыщение кислородом артериальной и венозной крови. Но более того: оно может дать 20 литров в минуту и способно обеспечить доставку кислорода мышцам, выполняющим тяжелую физическую работу, следовательно, и в этих условиях сохранится качественное условие здоровья — нормальные показатели насыщения крови кислородом.
   Белки распадаются закономерно со скоростью периода полураспада, а скорость наработки нового белка пропорциональна “запросу” на него со стороны функции, которую он обеспечивает.
   Главное назначение резервов газообмена и кровообращения — снабжение кислородом мышц при большой физической работе. Потребность в энергии может возрасти в десятки раз, и соответственно повышается нужда в кислороде.
   Сердце нужно нагружать. Одним из проявлений его нагруженности является частота сердечных сокращений: частота пульса. Величина выброса за одно сокращение у тренированного достигает 150—200 миллиметров, а у детренированного 40—60. Именно поэтому у таких субъектов пульс в покое относительно частый: 70—80, даже 90 в минуту. Тренированное сердце и в покое дает большой ударный объем, поэтому ему достаточно редких сокращений, чтобы обеспечить небольшие потребности в кислороде. Нужно знать свой пульс в покое: утром, лежа в постели, вы получите самые низкие цифры. Если у мужчины он реже 55 — отлично, выше 75 — плохо.
   Тренировка обмена — это тренировка клеток на экономию энергии. Метод один — посадить их на голодный паек. Чтобы они вынуждены были “съедать” все, даже плохо съедобное.
  
  
  
   9-е апреля
   Ну вот, дневной свет неохотно выползает из-за дома напротив, потесняя и потесняя ущербную луну.
   Сбрасываю одеяло: пять часов!
   Рановато, конечно, но валяться в постели больше не могу, да и дел с каждым днем всё больше: рассада заняла свои законные позиции, где по сравнению с подоконником на десять градусов теплее, требует регулярного ухода; вроде бы разгадал смысл выразительного рисунка, но пока не подтверждено практикой, ежедневные попытки только намекают на правильную линию поиска, но и это уже вдохновляет, на смену разочарованию, тоске возникает надежда; снял чехол со скрипки, настроил и собираюсь пиликать; никак не остановлю страсть к чтению, читаю по сто и более страниц в день. Но надо ещё дважды пробежаться: утром на роллерах, после обеда пешком. И там и там пять км. Ну и, конечно, кухонные дела: готовка завтрака и обеды, выпечка хлеба, закупочные дела, уборки...
   И это хорошо, больше всего не люблю безделицы, неподвижности. Даже после всех этих прогулок сохраняется чувство недогруженности.
  
   Это, по сути говоря, дневник. Загружаю его в сеть только потому, что так легче следить за собой, ибо при записи как бы оправдываешься перед самим собой, отражая одновременно сарказм случайных посетителей страницы. А вообще тренировать мозг, память нужно обязательно, уже забываю редко повторяемые иностранные слова, тем более они чаще всего никак не соответствуют понятию словарных значений.
  
  
  
   10-е апреля
   И вообще, надо планомерно замедлять темпы жизни, не спешить, не торопить процессы, быть осторожным и вдумчивым, почаще замирать на бегу, меньше сохранять ускорение, достигнутое торопливостью. Все свои ошибки так или иначе расцениваю как производную торопливости.
  
   Каких бы сомнений ни было в значимости ВЫСМАТРИВАНИЯ акварельного наброска, но это единственный и верный способ получить выразительный рисунок. ПРИДУМАТЬ НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ!
   Наляпал на куске бумаги цветных линий и пятен, подсушил и высматриваю. Неторопливо, старательно. Поначалу мало что вижу в хаосе колеров. Отворачиваюсь от рисунка или ставлю его иначе: вертикально, под углом, или ещё как, и снова высматриваю. И так до тех пор, пока не обнаружу необходимость подчеркнуть что-то, например, извилинку листика цветка. И действительно, листик оживает. Но не дай Бог остатки колера на кисти использовать непродуманно - всё испортишь! И опять высматриваю: куда мне спешить?!
   И вот красиво обрамленный висит он на стене и никак не могу поверить тому, что сделан рисунок мною самим: с лишком уж необычно, выразительно!
  
  
  
   11-е апреля
   Выразительный рисунок только то и делает, что пытается убедить зрителя в том, что это изображение и есть действительность, даже когда она ничуть не похожа на то, что видит зритель вокруг себя.
   Выразительность - это добрая СКАЗКА , вселяющая надежду, а не только подтверждающая безотрадность жизни.
   Выразительный рисунок конструируется в обязательной последовательности:
   - наносится хаос цветных пятен без предварительного наброска, но с задуманным сюжетом;
   - высматривается в надежде увидеть в этом хаосе хоть какой-то намек на задуманный сюжет;
   - в обнаруженном намеке выразительно, аккуратно, не спеша слегка намечается художественный образ. /В таком случае нет причин отказываться от подражения жизненной правде/;
   - полученный образ неизбежно потянет за собой продолжение.
   Сложность только в таланте автора видеть то, чего нет. Поскольку образ вырисовывается наложением теней, то важно автору, во-первых, иметь представление какого цвета должна быть эта тень, ибо она всегда соседствует с каким-либо цветом и должна гармонировать; во-вторых, тень наносится не из логики или представления о ней, а только из условий цветовой композиции, которая сама строится интуитивно, из опыта и таланта.
   Такая технология и дает желательную неожиданность композиции, с полным подчинением автору.
  
  
  
  
   13-е апреля
   То, что у нас получается хорошо, есть чистая случайность, но случайно может запнуться только тот, кто идет.
  
   Сомерсет Моэм: "Из всего этого я делаю вывод, что удовлетворения писатель/творец-Е.Р./ должен искать только в самой работе и в освобождения от груза своих мыслей, оставаясь равнодушным ко всему привходящему - к хуле и к хвале, к успеху и к провалу".
  
  
  
   14-е апреля
   Из памяти можно извлечь только то, чем она заполнена, воображение безгранично. Но и воображению нужно помогать.
   Закон - единственный мой друг, но хорошо бы с ним познакомиться.
   Если законченный рисунок меня не удивляет я выбрасываю его.
  
   Сомерсет Моэм:"...вспомните Моне, которому не удавалось сбыть свои вещи за сотню франков...
   - Правильно. Но десятки художников не хуже Моне не могли сбыть свои картины, которые и теперь ничего не стоят."
  
   С.М.: "Я мечтаю о времени, когда у меня не будет никаких желаний и я смогу целиком отдаться работе."
  
   Думаю, что нашел-таки истину творчества, по крайней мере, в конструировании цветовой композиции в акварели. Объяснять ничего не буду, ибо если произведение нуждается в подпорке из слов, то заведомо: либо ошибка в самооценке, либо неспособность оппонента встроиться в систему. И тогда можно рассчитывать только на "время". Может быть, это пока только не вполне удачная попытка, но под стеклом лежат уже новые заготовки и требуется только выдержка и неустанное, терпеливое высматривание, ибо обратиться за помощью не к кому, примеров в практике творчества я не знаю, кроме ЛЕЖЕ, но он комбинировал цветные плоскости, по сути обычный калейдоскоп сверхкрупного размера.
  
   Подчиненный всегда не дорабатывает против своих возможностей, а значит, не дорабатывает коллектив. В этом смысле логичным будет убрать из коллектива наиболее влиятельного работника, каким бы полезным он ни казался, продемонмтрировав тем самым нелогичность своего поведения, чего более всего боятся люди. Страх, естественно, есть наивысший стимул деловой активности. При этом не обязательно демонстрировать свирепость. Так поступал я, возглавляя строительный трест, точно так же поступали со мной.
  
   Не следует никому и никогда объяснять причин своих действий, ибо они, эти объяснения, не страшнее тех, какими наказывает себя воображение противной стороны.
  
  
  
   15-е апреля
   Чтобы понять ошибку надо громко, во всеуслышание высказать свою идею и эхо глупости образумит тебя.
  
   Когда в результате поиска вдруг возникает идея, то боясь самообмана, не решаешься довершить конструкцию.
   Вот и сижу третий день перед незавершенным рисунком, страшась прикосновения неразумной кисти.
  
   Жизнь кажется интереснее, когда коллекционируешь поражения.
   По меньшей мере, успех не редко есть причина дугообразной спины, как всякая болезнь это беспокоит.
  
   Когда не получается возникает желание оправдаться.
  
   Выразить себя в рисунке можно только одним способом: отрешиться от содержания и композицией цвета передать свои чувства. Л.Добычину удалось это и в эпистолярном жанре, но других таких я не знаю.
  
  
  
   16-е апреля
   Что-то не везет мне.
   Вчера опять растревожил ранку на ноге и вряд ли смогу сегодня пробежаться, что составляет чуть ли не главную позицию дневного ratio; забарахлил компьютер, лихорадочными, безрассудными действиями как-то удалось реанимировать его, но он продолжает огрызаться, добром это не кончится; нечего читать, нечего смотреть, нечем вдохновиться.
  
   Действительно, взяв за основу какой-нибудь невзрачный цветочек, комбинируя его формами на листе бумаги, просовокупляя иррациональные цветовые пятна, ни к чему не обязывающие, можно строить композиции, исходя только из душевного состояния и собственного представления об истинности выразительности. Разнообразия беспредельны и не ограничены по объему и количеству: на одном этом цветочке можно "сидеть" годами. Яркое доказательство тому "Подсолнухи", рисунок, который мне импонирует более всего как выразитель моего кредо. Именно бесстрастность по отношению к сюжету, к рациональности, уводящая художника с протоптанных тропинок в глубину иллюзий, способна возбудить самые искренние, ничем не обусловленные страсти.
   Собственно говоря, человек это только голова, то есть только мозг, всё остальное есть его причандалы, подсобники, заботиться о них следует только из условия сохранения мозга в деятельном состоянии. И в этом смысле должны быть организованы рацион питания и рацион поддержания физической формы. Может быть, поэтому, когда я оглашаю своё меню или условия физсодержания, я не преследую никакой цели, кроме той, которая позволяет "на людях" проверить их истинность.
  
   С.Моэм охудожествовал сагу о Гогене, грубо отшлифовав основные качества героя, которые читатель теперь может брать в пример как строгую последовательность отвлечения от мирских забот в угоду творчеству - единственному источнику всякого смысла.
  
   Достаточное знание теории, даже если эта теория результат собственного глубокого анализа, ещё ничего не гарантирует.
   Три дня бился в поиске выразительности рисунка, следуя собственной теории, тем более, что уже был пример как основа этой теории. Но пачкал лист за листом, а нужного результата не получалось. Правда, шел в правильном направлении с единственной неточностью: не понимал последовательности шагов. И вот, наконец, оступился и вышел на истинный путь: оказалось, что тем, с чего начинал рисунок, следовало заканчивать. Догадаться было довольно трудно.
  
  
  0x01graphig___0x01graphig___0x01graphig___0x01graphig
  
  0x01graphig___0x01graphig
  
   И к этой радости присоединились и другие: томаты выпустили бутоны; И ледяной восточный ветер сменил направление, в теплице уже "жить" не опасно; И утренний дождь усадил меня в кресло, не позволив больной ноге повторно, как вчера, растревожить ранку, иначе бы я не удержался и выехал на роллерах с вероятными последствиями для болячки; И вроде бы окончательно настроил скрипку, висевшую в бездействии лет пятьдесят и могу теперь подмузыкивать S.Wonder`у или Ch.A.Rea`у. Всё это занимает массу свободного времени, которое я просто не выношу. Можно бы в сотый раз читать Добычина, я и читаю, но это большой деликатес для меня и потому ограничиваюсь парой страниц за один заход.
  
  
  
  
  
  
  18-е апреля
   Действительно, как тщательно ни формируй теорию, следуя ей, вдруг окажешься в осознании, что она не закрывает всех тонкостей исполнения. Опять сегодня лишь чуть приблизился к истине, но нужный результат не получил. Правда, истина вот-вот обнаружится на бумаге, по крайней мере, уже то, что получилось, почти устраивает, но глаз, точнее, чувства, душа не принимают исполненное. Любопытно то, что нужный результат был много лет назад получен, он висит на стене, но пока только издевается надо мной, давая лишь основание сравнивать с ним нынешний результат, который пока сильно проигрывает. Вот что значит случайный успех. Виной всему неуемная суетливость разума: лезет во все дырки, а надо-то всего лишь последовать случайному предложению растекшихся по бумаге красок и только чуть закрепить это предложение, подчинившись собственным эмоциям, то есть, увидев, например, в случайном соприкосновении разных колеров очертания кленового листа, усилить его образ, как бы согласиться с Божеским видением. Но при этом надо, все-таки, быть художником.
  
   Зато смог, наконец, пробежаться на роллерах: дождя нет, асфальт подсох, ранка на ноге стянулась и не беспокоит.
   Даже набегавшись и чуть отдохнув опять тревожусь собственной физической гипофункцией, хотя уже не раз доказывал сам себе, что утренней пробежки достаточно для одного дня, вторичный выход изматывает. Тогда и пешая прогулка есть излишек. Но нет, мне нужна адская усталость и тела и души, только в этом состоянии я насыщен исполнением обязательств.
  
  
  
   19-е апреля
   Читаю Вертинского.
   Среди героев обывателя много лиц, никак не причастных к какому-либо творчеству и, тем не менее, они герои. Но вот артист, писатель, художник... Их знают либо по их работам, либо по представлению пропаганды. Но когда о художнике пишут то, как ему удалось в картине "раскрыть образ" чего-то там или какое-то явление в истории, то это по сути и есть история в картинках, к художественному творчеству отношения не имеющая. Можно рассказать историю о сборе урожая капусты в картине или фотографии, но можно, как это сделал Фешин, создать художественное произведение на эту тему, где сам факт сбора капусты представляется как повод для создания художественного произведения, где в основе не капуста, а графическая или цветовая композиция по поводу события. Она может выражать праздничность, удивительность автора, желание приобщить к этому празднику зрителя, передать своё настроение в доступных художнику образах, но не как факт хорошего урожая.
   Вертинский и сам несколько пренебрежительно относился к своим новеллам, подчеркивая факт своей популярности большей частью снобизмом девиц определенной категории, не вполне понимая своих поклонниц.
   Что же все-таки такое истинная популярность?
   Кто популярен? автор или его произведения? Гоген с его экцентризмом или "parau parau"? Мне ближе первое, ибо именно экцентризм дал повод С.М. написать роман, а не восхищение девушкой с кокосом.
   Меня никто не знает как художника, я нигде не высвечиваюсь, но все мои статьи с рисунками уже длительное время томятся на первых страницах поисковиков. Я для этого ничего не делал, предоставив событиям протекать естественным образом. Значит, кто-то видит в них то, чего не вижу я сам, ибо постоянно повторяюсь: причин популярности ни чужой, ни своей понять не могу, а если что-то и пытаюсь насоветовать, то и сам не в силах воспользоваться своими советами.
  
  
  
   20-е апреля.
   В творчестве значение имеет одно единственное качество - усердие. Правда, если, конечно, это действительно творчество, то есть доказанное чем-либо. Зато удача после многих трудов искупает все душевные затраты и ты счастлив одним сознанием своих перспектив.
  
   "Актер - это аккорд. И если хоть одна нота в этом аккорде не звучит - аккорда нет и не может быть... Если бы у Шаляпина, например, был толстый живот и короткие ноги, он никогда бы не достиг вершины славы..." - А.Вертинский
   Возможно и так, но, мне кажется, можно поискать и найти опровержение.
   Или: "В конце-концов пресса, как доктор, требуется только тогда, когда пациент болен." Это к тому, что если an Artist успешен, ему не требуется реклама.
  
  
  
   21-е апреля
   В связм с вышеизложенным...
   Я не в восторге от художественной ценности особо ярких личностей французского импрессионизма, но тем не менее вынужден признать их особую роль. Как же так получилось, что они смогли оттеснить на задворки "великих", практически не покушаясь на это?
   Никто никогда не ставит перед собой цели стать великим, кроме, конечно, глупцов. Обычно это простое проявление инстинкта творчества: человек не может не петь, не может не рисовать, не может быть вдали от сцены, а уж там как получится. И тогда в чем же тайна признания?
   Я думаю, происходит это таким образом: "у меня" есть деньги; "я" в некоторой степени чувствую в себе способности к рисованию; походя интересуюсь галереей; "случайно" обнаруживаю "особенность" проявления какой-либо творческой личности; "ко мне" приходит идея сохранения своих денег, которая состоит в том, чтобы скупить "по недорого" этого автора, раскрутить его по полной программе, используя как раз эту особенность, чтобы зритель мог выделить автора по характерным признакам из вороха подобных претендентов. Если всё это удается, то "автор" дорожает не столько по художественным критериям, сколько по известности.
   И этого достаточно.
   И поскольку у каждого из творческих личностей сохраняется надежда на случаность "мы" страемся не суетиться, а работать "на износ", не ставя перед собой задачи "обособиться", отличиться, выделиться, ибо никто не знает по каким критериям отличит его потенциальный продюсер.
  
  
  
   22-е апреля
   Жизнь, мне кажется, имеет смысл только в том случае, когда человек занимается одной единственной своей проблемой, стараясь постигнуть её до конца, хотя, конечно, ни у какой проблемы не может быть "конца". Но всегда есть направление, двигаясь по которому, можно продвинуться достаточно далеко, чтобы удовлетворить свою страсть, ибо удовлетворение такой страсти есть полное осознание своей сущности. И тогда жизнь приобретает смысл. Подтверждение этой мысли я постоянно встречаю в откровенных публикациях выдающихся личностей. Жаль только, что осознаем истину мы слишком поздно и уже нет ресурса для её поиска. В старости ты всё уже знаешь, всё умеешь, но никого не интересуют ни твои знания, ни твои уменья. "Дашь денежек? - говорят они. Почему-то и Природе не интересно накопление опыта теми, кого она породила. Так что пережевывай свои знания и свой опыт сам.
   Это я к тому, что читая "умные" книги, то и дело натыкаешься на ситуации, которые были в прежние времена и уже как-то разрешались, но опыт истории нам не интересен, мы хотим всё опробовать сами и, бравируя, совершаем одну глупость за другой. Именно в такой обстановке и теряет смысл совершенствование социального порядка, остается только заниматься самим собой и быть в этом смысле предельно совершенным, избегая пустых прений и сохраняя в неприкосновенности уже созданное тобой/свои знания и свой опыт/ и для себя. Так по представлению Соммерсета Моэма поступал герой его романа, имея подобное изложенному выше представление о смысле жизни.
  
   Собственно говоря, никакого "высшего достижения" нам не нужно, мы можем довольствоваться только осознанием своих возможностей на момент потребности в них, соревнуясь с самим собой.
   Ежедневно делаю по одной акварельке, не пытаясь довести рисунок до состояния "удача", мне нужно только одно: в каждой работе хотя бы чуточку того, что раньше не было мне известно. Поэтому работаю размашисто, смело, испорченые, не жалея, рву и выбрасываю. Но в какой-то момент удача проникается жалостью к моим страданиям и благодарит как может. Этого вполне достаточно: шедевров в "природе" не бывает.
  
  
  
   24-е апреля
   Законная безаконность или парадоксальная логичность.
   На роллерах бегаю вокруг дома, по городским тротуарам и немного по внутриквартальным проездам. Всё это на полном законном основании, о чем предупреждают меня дорожные знаки. Но если тротуары никак не осложняют мои прогулки, то внутриквартальные проезды сопротивляются. Основание для них: я - один, а их много. И поэтому мою жалобу на произвол автомобилистов полиция принимает как законную, но, мне кажется, ограничивается только составлением протокола на меня самого, ничуть не беспокоя автохулигана. Или другое. На законном основании не плачу за услуги управляющей компании по пунктам, с которыми не согласен. Суд поддерживает мою неоплату, но жильцы дома смотрят на меня косо, ибо они, жалуясь на поборы, тем не менее, производят плату по счетам УК и, если бы была их воля, и меня бы заставили платить, как это происходит в садоводческом товариществе, где я законно логичен, но подвергаюсь жесткому остракизму именно со стороны садоводов.
   Так что же: продолжать законную логичность или согласиться с "законной" беззаконностью?
   Всё больше склоняюсь ко второму варианту: не выезжать на проезды и вносить незаконную плату здоимцам; так жить легче, надо только подворовывать где возможно, чтобы компенсировать "законную" беззаконность: всё равно сэкономленное мною родственники присваивают как награду самим себе за свою лояльность к общественному самосознанию.
  
   И ни в коем случае не заканчивать акварель на инерции страсти; сутки-двое надо выдержать паузу, высмотреть и уже дорабатывать рисунок.
  
   Радует не столько успех, сколько предчувствие успеха.
  
  
  
   26-е апреля
   Не стоило, наверно, уделять слишком много времени лыжероллерам, но может быть, кто-то захочет продлить свою жизнь минимальным напряжением сил и средств, практически не ограничивая никаких своих увлечений, включая пищевые.
   Я заядлый лыжник и для меня сотня выходов за зимний сезон не предел. Как же я удивился, когда впервые встав на лыжероллеры, не смог проехать и сотни метров, чтобы не задохнуться. Причем было это в межсезонье, когда ещё были возможны и лыжи где-нибудь в лесу или по речному насту, но в то же время асфальтовые проезды вокруг домов избавились от снега и подсохли. И я мог чередовать одно с другим, то есть лыжная "форма" не была ещё потеряна. Так вот, чтобы начать дышать сколько-нибудь сносно тренироваться пришлось осень и продолжить всю весну. И только к лету удалось выйти с короткой тренировочной дорожки в тихом закутке дачного поселка на городской тротуар. Теперь я ежедневно бегаю безостановочно пять километров. О чем это говорит? в кровь поступает достаточно кислорода при пульсе в 45-50 ударов /а после этой пробежки 70-80 с ослаблением до нормы через 10-15 минут после возвращения/. При такой возможности можно предположить, что все сосуды проходные, без тромбов, а следовательно, и процесс метаболизма во всех органах проходит нормально, органы не подсыхают от недостатка крови; я уже не акцентирую пользу достаточной загрузки мышц, включая и сердечную. Мой вес сполз с 90 кг до 60-ти, что тоже не может не приветствоваться кое-кем. И так далее. А всего-то требуется полчаса времени, не слишком удаляясь от порога входной двери и даже не каждый день.
   А впрочем, мои сентенции бессмысленны, ибо кто хотел, тот давно и много лучше сделал. Полезно может быть только тому, кто очень хочет, но никак не найдет форму самоистязания.
  
   Обещают уже завтра резкое потепление и сегодня я намерен установить ограждения перед окном кухни с наружной стороны, чтобы выставить рассаду цветущих томатов и почти готовых к цветению перцев, ну и всякую мелочь: огурец, пяток луковиц... Это моя забава: все-таки, живые благодатные создания.
  
  
  
   27-е апреля
   Самое трудное в рисунке это овладение мерой вкуса/часто она изменяет/. Желающему удачи не остается ничего другого как производить случайности, чтобы затем из вороха этих случайностей "в меру своих возможностей" выбрать претендента на удачу и ...пробовать. Иногда это получается. Поэтому, если у знаменитости только одна удачная песня или один удачный рисунок, то либо он лентяй и не производит случайности, либо лишен чувства меры и из своих случайностей выбирает не ТО. Но зато две или три удачи хорошо характеризуют автора: трудолюбив. Плохо лишь то, что на одну удачу приходится "тонна" случайностей.
  
   Ничто так не выдает сущность человека, как произнесенное слово, не потому ли "бесы" прежде всего хотят словесной реакции на свои провокации по отношению к жертве. " Молчи! Скрывайся! И таи все чувства, все СЛОВА свои!"- Тютчев.
  
   То и дело повторяюсь, но только потому, что проталкивая свои Правила, сам ими плохо пользуюсь: срываюсь. И каждый такой срыв заставляет меня вновь и вновь внушать себе эти истины. Кстати говоря, это действительно и в отношении рисунка: каждый раз начинаю всё с начала, ошибаюсь, "чешу репу" и только после этого внедряюсь в свою же теорию. Повторение - мать!...
  
  
  
   28-е апреля
   И все-таки сдался: не поехал сегодня в эту зону особого риска в этот cluster детских заведений, куда родители сплошным потоком свозят по утрам своих чад.
   У них никогда не было препятствий свободному проезду, тем более, что они всегда запаздывают и потому спешат. Возможно это и стало поводом своего оправдания беззаконности участников движения, ибо всегда существуют две равносильных правды: правда жизненная и правда художественная. И только в случае грубого нарушения к жизненной правде подвизается Закон.
   На этот раз я отступаю от своей правоты в угоду художественной правде.
   К тому же, сколько-нибудь значительной жертвы не приношу, просто чуть придавил свой же ригоризм.
  
   Высматривание наброска это все же не подсматривание. Высматривание предполагает возбуждение художественной впечатлительности, угадывание в наброске того, чего нет на самом деле, но что по эстетическим понятиям могло бы привести в рисунок выразительность. Если заготовка рисунка вполне добротна, то доработка её может длиться неделями на высматривании. Автор не может знать того, что придает рисунку выразительность, науки об этом нет, ибо тайна творчества, тайна творческого возбуждения не подвластна дешифровке. Иногда достаточно одного пятнышка или одной точечки, чтобы рисунок заиграл. Это пятнышко или эту точечку и следует высмотреть, увидеть там, где её нет.
   Изображен прекрасный цветок магнолии, но выразительности достигнуть не удается, чего-то не достает. После долгого высматривания ткнул кончиком кисти в место, где, по идее, на зеленом листе должна быть тенька от лепестка. Понравилось.
   Проблема в том, что цветки на дереве магнолии появляются раньше листьев и с появлением листьев исчезают. Но "голый" цветок почти невозможно "выразить" художественно.
   И тогда появляется художественная правда, она и расставляет всё по местам, вытаскивая из небытия цветки необычной конфигурации, листья нереальной расколеровки, удивительно нереальный фон.
   Но зритель это принимает.
  
  
  
   29-е апреля
   Если подчиняться не обусловленному распорядку дня, а только собственным инстинктам, то рисование останется вдали от первых строк плана. А впереди всех окажутся балконные страсти. Если не каждый час, то уж, поверь, каждый день возникают неудержимые страсти, идеи, планы по совершенствованию всей системы балконного чудачества. Мне не нужно столько, я не съем всех помидоров, перцев, даже стрелки лука склоняются к земле в изнеможении, ибо даже тут я бессилен.
   А вчера ещё на даче, выполняя скромный план посадок, не удержался: перевыполнил.
   Ну, как тут быть, если копаю землю из эстетических задач, аккуратно обрамляю и разравниваю, а планов посадки чего-либо нет. И вот инстинкт жадности заставляет искать по закромам старые семена и прятать их в эти гряды. И ведь прорастут! - закон подлости.
  
   А в рисунке... Вчерашняя акварельная "изюминка" слепит глаз своей злой яркостью, но и ей не удается заставить меня пристроиться к коробке с красками. "Ждем-с!"
  
   Оказалась удачной и вчерашняя идея ранней пробежки на роллерах.
   Вышел в половине седьмого, пробежался по пустынным тротуарам и в семь был уже дома. Зато, вдоволь наработавшись в теплице, посмотрел на часы: половина десятого!!!
  
   Завидую Добычину, но последовать его художественной манере не могу.
   Не могу фантазировать в творениях или не хватает событий?
   Но пишет лихо!
  
  
  
   2-е мая, суббота
   Стендаль: "Воспоминания эготиста".
   "Я совершенно убежден, что лишь полнейшая искренность может заставить читателя забыть вечное выпячивание автором своего "Я"".
   Может быть, и так; может быть, не так: неуправляемые инстинкты руководят мной.
  
   Дождь.
   Из окна не заметил, а пробежав полсотни шагов почувствовал, что что-то не так. Но возвращаться не стал, а лишь сократил на треть время прогулки и не столько из-за дождя, сколько из-за баловства колесиков, которые неутомимо набрасывали мне на спину капли грязи.
   И подумал: ничто не может так идентифицировать себя самого как осознание собственной решимости.
  
   вечер...
   Никак не могу заставить себя хотя бы коснуться кистью незаконченного рисунка. И всё потому, что он всё более превращается в реальную, пусть даже красивую, картинку, что противоречит моим принципам удачности рисунка, ибо теряется главное: неудивляющая красивость лишает рисунок художественной выразительности.
   Что является определяюшим для зрителя? Конечно, возможность найти в рисунке основу для воображения и как только ты реализуешь рисунок, придаешь ему явные признаки предмета, рисунок превращается в обычную фотографию и его уже не спасает никакая красивость. И что обидно: нет сил удержаться на стадии рисунка, где одновременно сохранялись бы и воображение и выразительность, хочется "закончить" реальностью. В итоге - пошлятинка, поделка, что равносильно пустой трате сил. Потому, вероятно, и бездействую.
   Кстати, этот же принцип останавливает меня и от рассказов, которые не могут быть приняты читателем, если в них нет возможности воспользоваться собственным воображением, что могло бы позволить ему, читателю, приблизиться к соавторству и одновременно проникнуться благодарностью за такую возможность, поэтому я, как читатель, благодарен Добычину за возможность воображать себя сотоварищем героя.
  
  
pro
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"