Ryndyn Eugene Рындин Акварель: другие произведения.

Заметки3

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
   16-е мая, понедельник0x01graphig0x01graphig0x01graphig
   Конечно, при изложении своих мыслей на бумаге думаю я совсем иначе, нежели находясь в пути. Во втором случае цепочка мыслей очень коротка и, что особенно важно, она не имеет логического развития, отступления от основной идеи, попавшей в голову. Оборвавшись на полпути, мысль пропадает, а на её месте оказывается совершенно другая, никак не связанная с утерянной, тогда как при закреплении основы мысли на бумаге, либо как-то ещё, продолжение всегда возможно и оно появляется не путем продумывания, а исходит из самогО закрепленного на бумаге текста. Так, вероятно, пишутся романы или повести, когда писатель творит попутно, не заправляя мозг "горючим" сразу на всю "дорогу". В таких случаях главнее всего начало. Если оно удачно, то продолжение столь же естественно как если бы перед глазами был подробный план повести, ибо даже задуманнная повесть по ходу дела чаще всего изменяется в не вообразимую заранее сторону, становится удивительной самому автору. Это есть феномен. /Так, по-моему, запутался Гоголь во втором томе "Мертвые души", не найдя с самого начала искорки, могущей быть раздутой до пожара страсти./
  
   Немножко прихворнул, продутый сквозняком на своей же кухне при открытом окне. Мог бы, конечно, не откладывать ни утренней прогулки, ни поездки на дачу, тем более, что вчера уже смирился с тем, что никаких иных развлечений, кроме как ухода за газончиком на даче, у меня быть не может, но, чуть подумав, решил, что эта небольшая хворь есть лишь сигнал - не увлекаться намерениями - и никуда не пошел, ни поехал.
   С трудом вчера пытался дочитать Мейлера, но так и не смог: все время уходит на облюбованную тему - стиль изложения, отвлекаясь при этом от провокации начала романа и, когда уже устаешь, повествование неожиданно цепляется за случайности, словно репей за штаны, и всё начинается сначала. Это меня утомляет, ибо, к сожалению, то, что заставило читать длинное произведение, непрестанно повторяется, как если бы мне понравился чей-либо нос и потому следовало бы рисовать именно такой нос у всех портретов своих натурщиков. Скучно.
   Всё реже подхожу и к столу с деликатесами из орехов, изюма и печенья - надоело. Не надоедает только звучащий в магнитоле голос Каллас. Это невероятно!!! А вообще, есть у меня ещё одно увлечение - искать уникальных авторов в любом виде творчества, включая даже характер ограды старенького домика на окраине деревни, не говоря уже о музыке, рисунках или рассказах. Но, вероятно, я слишком много хочу и потому мои "походы" чаще всего безрезультатны. Я подолгу топчусь возле двух авторов: Добычина и Дега; настойчиво ищу продолжения рисунков Александра Яковлева или Николая Фешина; подобных Каллас по определению уже нет и не будет; а в архитектуре случайно выискал Кричевского В.Г. с одним лишь сооружением "пид Полтавой" и не могу глаз оторвать от совершенства выразительности здания. Мало того, что беспрецендентна архитектура, но вместе с тем никаких заскоков в заумность: совершенство всегда есть совершенство, замутить которое разумам претенциозности невозможно, невозможны и подражательства, ибо повторить совершенное значит доказать его несовершенство. И в этой связи все перечисленные имена есть авторы совершенства.
   Кстати говоря, я не показываю рисунки, сделанные по заказу, то есть как портреты с заказными эффектами: там нет "меня". И потому рисунки Фешина, как заказные портреты, отличаются от его же набросков или рисунков, сделанных "для себя", в худшую по качеству выразительности сторону и было бы лучше не публиковать их составителю альбома. В этом смысле Серов, делая портреты знаменитых заказчиков, всегда вынужден был конфликтовать с ними по поводу выразительности, вплоть до отказа от портрета. И правильно делал. Подобная история случалась и у Дега, но он не брался за портрет, если чувствовал претенциозность заказчика: других заказов было достаточно.
  
  Есть ещё одна тема, не продуманная мною, но часто задеваемая вопросом что значит? "уметь что-то сделать". Мне думается, что ответ может быть таким: "умеет сделать тот, кто получив заказ, умеет найти в опыте как своем, так и других людей, достигших признанных пределов выразительности произведения, примера для руководства при исполнении заказа." Следовательно, если ты, например, взялся проектировать или строить себе или кому-либо дом, то умей найти информацию по подобного рода сооружениям, чтобы не изобретать всё с начала. Но чаще всего мы поступаем прямо противоположно, игнорируя опыт поколений, но выставляя себя как основоположника... глупости. Все это нескрываемо проявляется, например, в поселке индивидуальной застройки, не ограниченной никакими нормами. Но примеров подобного рода более, чем достаточно в любой области знаний /даже в автомобилестроении/ и потому вред обществу от такого отношения к производству чего-либо неизмерим, ибо он и воспитывает более всего. Представляю себе станцию метро в Москве, проектированием и строительством которой занимался бы какой-нибудь условный "прохоров". В этом смысле поговорки: "старый конь /при вспашке/ борозды не портит. Но и не пашет." вторую часть следовала бы смягчить продолжением: "..,но это все же лучше, чем доверить вспашку молодому коню."
  
  * * *
  Человеку с воображением, каким, вероятно, я обладаю, трудно читать страницы, когда на одной из них немолодой герой, мало тренированный - ибо профессор какой-то науки - в драке поднимает, обхватив соперника со спины, грузное, тяжелое тело "раз пятнадцать-двадцать ударяя его об пол", потом ещё спускает его с лестницы, потом ещё чего-то, затем пьёт несколько бокалов вина,... а на следующей/странице/, ничтоже сумняшеся, не чувствует физических последствий борьбы, легко, хотя и мысленно, преодолевая тридцать маршей по лестнице отеля, не желая подождать пары минут лифта. И при этом у него ничего не болит. Конечно, это мелочь, тем не менее, как-то выходишь из образа свидетеля происходящего.
   И ещё. Есть книга, раскрыв которую и прочитав десяток строк, резко останавливаешься и волею инстинкта прекращаешь чтение, закрывая обложку. Есть книга, которая не вызывает интереса, тем не менее пытаешься разглядеть чего-то и так все триста страниц всё пытаешься-пытаешься, но так ничего и не находишь. Но даже уже поняв, что ничего не найдешь, не чувствуешь в себе сил прекратить чтение. И сегодня это Мейлер.
   В принципе, автор и должен писать так, как пишет Мейлер: текст...текст...текст и никакого сюжета, весь вкус чтения должен принадлежать буквам и словам, ничего не выражающим, кроме понятий. Каждая строчка текста как бы и есть книга или глава книги и, прочитав её, ты способен судить и книгу и автора. Да, так, но Мейлер чуть перестарался: последнюю главу "Американской мечты" я читал по диагонали с одной лишь целью поскорее закончить это чтение, не зависимо от того, чем оно ни закончилось бы, ибо это уже не имело никакого значения: я давно "начитался" автора, и теперь уверен, что на каждой странице книги должно быть либо убийство, либо предательство, либо что-то ещё схожее с перечисленным, меня мало интересущим. Дочитав до конца, которого по сути и не было, а была только усталость самого автора, я вместе с ним облегченно вздохнул и закрыл страницу.
   "Вероятно, безумие проникает в нас вместе с воздухом, проходит сквозь жернова крови и с выходом выходит наружу. Но в некоторых случаях оно проникает в душу. Некоторые люди впускают в себя безумие и обуздывают его железной дисциплиной воли. Запирают безумие на замок. И оно расходится по телу и поглощается клетками. Клетки сходят с ума. Это и называется раком. Рак -- это произрастание безумия, наличие которого отрицается. И в этом трупе я разглядел безумие, проникшее в кровь, лейкоциты задушили печень, селезенку, увеличенное сердце и фиолетово-черные легкие, проникли в кишечник и породило этот смрад."
  Это цитата из Мейлера, где я опять встречаюсь с "безумием" как неуправляемым инстинктом и разумом/воля/, являющимся причиной драмы жизни.
  
  17-е мая
   Обуздание хотя бы одного собственного инстинкта неизбежно настраивает тебя на продолжение. Тебе уже могут не нравиться другие твои инстинкты, обусловленные нормами нравственности. Но прежде всего, конечно, те из них, которые обусловливают твои проявления в личной жизни, твоей как обывателя. Осознав, например, вред экономности в расходах на основные нужды, переходишь далее к беспечности в расходах иного плана, не отдаляясь, тем не менее, от осознания поступков, то есть не заменяя один вредный инстинкт другим, не менее вредным.
   Несколько труднее с преодолением этих самых норм нравственности, оформленных безусловными понятиями как честь, совесть, воспитанность, мужество, гордость и много-много подобных. Все ли они достойны того, чтобы инстинктивно сковывать себя ими? не знаю. Обществу в целом это бесспорно необходимо, как необходимо коррупционеру призывать к борьбе с коррупцией или трусу к проявлению мужества. Но есть убедительные доводы сознания, что все это не так ясно, ибо общество в целом инертно в своих проявлениях, обусловлено в значительной степени суевериями, догмами, внушениями, неоправданными страхами, на мякине которых произрастают многие пороки. И сознание в этом смысле обороняет собственные пределы, не позволяя своим инстинктам расслабленности. "Почему я должен это делать?" - возмущается оно и не делает, ожидая наказания. Но наказания не происходит и сопротивление оправдывается.
   Но не хотел бы переносить эти предположения далее границ своего жилища, мне это не надо, как не надо популярности своих рисунков, ограничивая её вниманием любопытствующих.
  
   Бег на лыжероллерах по городским тротуарам даже во внеурочное время неоднократно омрачался злобными проявлениями встречных пешеходов и автомашин. Инстинкт сопротивления предполагает в таких случаях ответную реакцию, но сознание находит довод в пользу сохранения выдержки, выражающейся в форме внешнего безразличия. И это оказывается оправданным, ибо с некоторых пор - в принципе, человек впыльчивый - я испытываю ощущение выигранного сражения со своим инстинктом. И оно, оказывается, более благостно, нежели успех сражения с каким-нибудь подонком. К счастью, я никогда не имел хоть как-то выраженного инстинкта зависти, никогда не помышлял выпросить что-либо у родственников, не говоря уже о товарищах, я просто лишен таких инстинктов. Правда, были другие, мешавшие мне по жизни. Но о них уже поздно говорить: нет поля их применения.
  
  19-е мая.
  Реакция на диспут в телевизоре: на все фобии Россия нашла решение - необходимо делать именно то, чего ожидают и чего боятся русофобы и всё образуется само собой. Но оправдываться в приписываемых нам акциях неприлично.
  
   Довлатов: "Чем объясняется факт идентичных литературных сюжетов у разных народов? По Шкловскому - самопроизвольным их возникновением.
   Это значит, что литература, в сущности, предрешена. Писатель не творит ее, а как бы исполняет, улавливает сигналы. Чувствительность к такого рода сигналам и есть Божий дар."
  И не только в литературе.
  
   Драма моей жизни в том, что нельзя сохранить эту жизнь, питаясь только овсяной кашей со сливками. Всё остальное, находясь вне конкуренции, нагло вторгается под разными предлогами в меню моего обеденного стола.
  
   Есть понятие - удивить и есть понятие - поразить. Под первое попадает то удивительное, которого достаточно на один взгляд, поразительное же требует разгадки и потому чревато повторами.
   Так и в рисунке: живопись Яковлева может меня удивить, но поражает только его графика в набросках; то же происходит и с Фешиным: рисунки "для себя" поражают, но рисунки "на заказ" лишь удивляют, хотя по сути сделаны одной и той же рукой. Удивительное вызывает желание попробовать повторить; поразительное - только смотреть и смотреть.
  
  К сожалению, категорически нельзя беспокоиться о привлекательности для зрителя или читателя написанного или изображенного. Это может исказить изображенное до неузнаваемости самого себя. Но, к слову сказать, это, как раз, и труднее всего; зритель всегда маячит перед глазами, затеняя мысли, ибо тщеславие - инстинкт непобедимый.
  
  
   Литературные истории, практически, не оставляют в душе заметного следа, ибо перемешиваются с реальностью, а поскольку в жизни, с исторической точки зрения, мало что меняется, то новейшие события наглухо перекрывают доступ к памяти прошлых лет. Одновременно настоящие истории на фоне происходящих реальных событий, по определению, не могут быть настолько интересны, чтобы выпятиться. Остающееся... см. TV.
  
   Я плохо знаю жизнь по одной простой причине: все те, кто мог бы напитать её, эту жизнь, разноцветьем своих проявлений, были мною же отодвинуты в сторону, точнее, я избегал общения с ними, едва заметив черты того, что не мог воспринимать как симпатию. Таким образом вокруг меня оставались только те, кто не отличался разнообразием от меня самого. Но в этом и состоял наш общий интерес.
   Мой товарищ, преподаватель гимназии, где по каким-то мне не известным критериям отбирали для поступления ребят из семей достаточного воспитания, рассказывал, что когда однажды в эту гимназию, вероятно по протекции, влился чужак и повел себя, мягко скажем, уникально, с ним просто никто и никак не стал общаться.
   Вот и я до сих пор так ни с кем и не общаюсь - в том числе ещё и по той причине, что не возлагаю надежд на использование в личных интересах каких-либо полезных связей потенциального товарища - и книги авторов не исключение, если они случайны на моём столе. Но если книги рекомендованы, то, прежде чем отодвинуть от себя такую книгу, я долго и добросовестно вчитываюсь в текст в стремлении понять не столько автора, сколько рекомендующего. И тогда начинаю понимать бессмысленность любых комментариев к твоим проявлениям, ограничиваясь самооценкой. И это несколько снижает накал страсти, называемой тщеславием, оставляя возможность серьезной работы.
  
  20-е мая
   Любое дело благостно, если каждая капля его, каждый этап или фрагмент может быть оценен тобой.
   Чуть посидел на газончике, сделал-то полтора квадрата, а результат заметен. Радует! И совсем не нужно чьей-то похвалы, хуже того, может произойти недовольство. Так и в литературе: написал абзац, насладился удачей и закрой cover.
   Кстати говоря, ни где так не плодотворен процесс мышления, как на стрижке газона ножницами - механическая работа! Возможно "ЭТО" явилось следствием такого сидения на травке.
  
   21-е мая
   Альфред де Мюссе - "Исповедь сына века": "В человеке несомненно живут две тайные силы, которые борются между собой до самой смерти: одна, прозорливая и холодная, придерживается действительности, обдумывает, взвешивает ее и судит прошлое/разум - "заметки"/;
   другая/инстинкт/ жаждет будущего и устремляется к неизвестному. Когда страсть побеждает человека, рассудок следует за ним, рыдая, и предупреждает об опасности, но как только, послушавшись голоса рассудка, человек остановится, как только он скажет себе: "Это правда, я безумец, куда я шел?", страсть крикнет ему: "А я? Значит, я обречена на смерть?"
   Он же: "Вот что говорило тело:
   "Человек находится на земле, чтобы удовлетворять свои потребности. У него есть большее или меньшее количество кружочков желтого или белого металла, которые дают ему право на большее или меньшее уважение. Есть, пить и спать - это и значит жить. Между людьми существуют известные узы. Дружба, например, состоит в том, чтобы давать взаймы деньги, но нам редко случается иметь друзей, которых бы мы любили для этого достаточно сильно. Родство служит для получения наследства. Любовь - телесное упражнение. Единственное наслаждение уму доставляет тщеславие".
  
  Выписки цитат из читаемых мною в настоящую минуту авторов есть более сдержанная, более определенная трактовка мысли, пропитывающей меня самого.
  
   24-е мая
   Крестьянско-дачная жизнь приучила меня всё светлое время дня проводить в "поле". Правда, не совсем, чтобы в поле, а на грядках, в лесу, на озере...Тем не менее просыпался я с рассветом, а выходил к делам раньше, чем появлялись проблески солнца в ветвях старых сосен. Эта привычка к раннему пробуждению сохранилась и теперь, когда я перебрался в город.
   Раскрывая глаза в четыре утра беру планшетку и сразу, не покидая постели, начинаю закреплять на бумаге мысли или идеи, беспокоившие меня ночью. Чаще всего это беспокойство за оставленные незаконченными прошлым днем записки.
   Вчерашние рассказы "от первого лица" как раз такими и остались. Если бы они велись от имени "Белкина" может быть все бы и сошло, но "от первого лица" что-то не складывалось. Читатель невольно ассоциирует меня, автора, с главным героем и в этом смысле справедливо может осуждать мою "проворность", а по сути выпендреж: всё "я" да "я". Но ведь рассказ "от первого лица" имеет тот смысл, чтобы доказывать художественными средствами значимость личности в установлении порядка, системы отношений, при которых только и возможно логическое завершение начатого. По ленинскому принципу "главное - ввязаться в драку, а там посмотрим..." не всегда заканчивается ожидаемым результатом, а чтобы был этот ожидаемый результат и нужна ЛИЧНОСТЬ, способная найти такой ход процесса, который САМ ПО СЕБЕ устанавливает порядок, гарантирующий успех. Этот фактор чаще всего упускается при решении многих проблем.
   И вот ищу варианты художественных доказательств и не нахожу пока.
  По сути я должен ещё более сочно оживить мучения главного героя, насытить его сомнениями, доказательствами, попытками, опытом неудач. Но тогда рассказ расползется, позиции героя размягчатся до неуверенности, чего тоже допустить нельзя, достаточно "непонимания" происходящего, его инстинктивности, как случайно поселившейся в геноме героя, ибо таких уникомов много не может быть. Следовало бы и геном этот осторожно, словно осиное гнездо, пошевелить в стремлении определить или почувствовать его реакцию на устойчивость или беспечность, например, насколько он жаден, зол, жесток, растяпист и тому подобное, чтобы гласно исключить неприемлимые для героизируемой личности качества.
  Короче говоря, тема неописуемая во времени и придется, вероятно, остановиться на том, что есть, с таким вот предисловием. Хотя и это - неизвестность; почему бы завтра не появиться подсказке?
  
  25-е мая, среда
   Вот только сейчас дошло, что резина камер также, как человек, как железо и бетон стареет, подсыхая и теряя элластичность, трескаясь и разваливаясь. А я попрежнему удивляюсь проколам камер колес на сухом и ровном асфальте. Вот и вчера якобы проколол камеру лыжероллеров; с огромным трудом разбортовал эту, потерявшую элластичность покрышку, с неменьшим трудом извлек камеру и обнаружил "прокол" там, где его никак не должно было быть. На замену взял другую ранее подремонтированную и в накаченном состоянии висевшую на крючке. А она как пластмасса: ничего не вышло с заправкой.
   "Действительно", - подумал я, - "и резину и металл и бетон так же варят, как хозяйка варит кашу: чуть ошибся и - каша испорчена". Правда, резину "варят", думаю, с умыслом: "зачем вечная резина?"
  
   Посмотришь вокруг: очередь за молоком не уменьшается; в часы пик и в супермаркетах не протолкнуться; соседки по даче-пенсионерки всё чего-то пристраивают: одна забор металлический соорудила, другая баню городит. А кого мыть собирается - ума не приложу? И только когда окажешься у телевизора ощущаешь как замучились от безпримерной нужды все эти крикуны в смокингах, в рабочее дневное время рассуждающие о кризисе. Или Греф, ссылаясь на опустошение своих банков бедствующими гражданами, как раз и делает всё то, что бы граждане эти забрали свои вклады, вводя то какие-то дикие карты maestro, то отказываясь принимать квартплату, то обманывая на депозитных процентах: доверие к сбербанку исчезает на глазах, люди не хотят там ничего оставлять, опутанные этими новшествами. К тому же, почта вводит комиссионный сбор за внесение платы за квартиру и теперь там стало посвободнее, расчетные центры ЖЭКов вообще содержат эти центры за счет квартиросъемщиков, которые не понимают этого. "Всё смешалось в доме Облонских!"
  
  * * *
  За окном дождь и холод.
  Задуманная со вчерашнего вечера ещё одна поездка за ингредиентами почвенного состава для полноценной перезимовки перцев и, как следствия, их раннего урожая, откладывается. Длительная пауза в ремонте колеса роллеров сегодня утром удачно завершилась отработкой технологии заправки камеры под шину, что в лыжероллерах крайне непросто, а для меня так это вообще драма, ибо не люблю и не выношу психологично всякую техническую возню, будь то велосипед, компьютер-телефон, терминал или банкомат, то есть всё то, в чем участие как обязательство. Но это не значит моей неспособности постичь премудрости взаимоотношений с ними, просто всякие обязательства меня напрягают до отвращения.
   Но необходимость высидеть этот день невольно подтягивает меня к монитору и, не имея лучших идей, гоню всякую пургу. Например, истерика форума по тресковой печени заставила и меня проникнуться ею, истерикой, ибо это мой привычный продукт обеденного стола, но вся деликатность отношений с ним та, что съесть банку печени даже за три дня проблематично: затошнит на второй день; съесть же её, эту банку, точнее, печень из этой банки, за неделю, что вполне удовлетворило бы меня, ещё проблематичнее. И вот я пробую-пробую, оставляя впрок всё больше и больше и не боясь в нужный момент выбросить подозрительное, что в конце-концов и растянул содержимое на пять-шесть дней. И остался жив, что особенно удивительно! Правда, риск был только в том, что знатоки, утверждая безопасность хранения жирного в морозилке, оговаривают некоторые последствия для самого мяса, а не едока: оно может превратиться в кашу. Но при четырех-пяти градусах этого тоже не происходит и таким образом я получаю вариант решения.
   Дело ещё в том, что с тридцатого мая появится изобилие овощей с балконной теплицы: к огородной редиске и луку добавятся сладкий перец, помидоры и огурцы. Все они поспевают строго по графику, не отступая ни на один день и потому я могу планировать меню задолго до созревания. Печень трески это единственный продукт, которому они, овощи, позволят посидеть за обеденным столом рядом с собой.
  
  * * *
  Ещё один небольшой порыв "пурги".
  Наши любители садоводчества, подобно торгашам, вносят разнообразие в обычную торговлю фальшивыми семенами - и это должно быть поощрено моею индиферентностью - стали продавать рассаду помидоров, огурцов, перцев и прочего растительного материала, но их риск потерь непроданного должен, как и в супермаркетах, перекрываться ценой проданного, то есть страховыми накрутками. Лично меня это устраивает, я готов к таким расходам, ибо рассада, в отличии от семян гарантирует урожай, как гарантируют качество дорогостоящие продукты известных сетевых магазинов, там тоже по признанию, в частности, Галицкого, заложены страховые накрутки, что и отражается на цене. Но ведь лучше чуть переплатить за "съедобный" продукт, чем выбросить фальсификат, убедившись в его несъедобности.
   Это я к тому, что балконная рассада огурцов может вырасти к сроку и в довольстве как огурца, так и едока огурцов только при гарантии качества семян и разнообразии сортов. Но где я найду столько места и столько посуды, чтобы заниматься разнообразием? Следовательно, рассада, выращенная специалистами, дает мне такую гарантию, не требуя ни места, ни посуды, поскольку выбор происходит непосредственно на рынке, а моя потребность не больше пары кустиков щедроплодоносящего растения. И почему бы не оплатить расходы?
  
  26-е мая
   Несмотря на довольно приличный ветерок плюс моё движение навстречу этому ветерку выветрить забравшееся в голову недовольство рассказом "...NON GRATA" не удается.
   Вероятно, мне хочется оправдать психологичность ситуации либо как естественное следствие нахождения в определенной среде, либо как несовершенство моего собственного инстинкта, не обусловленного в достаточной степени усилиями разума. В конце-концов всё происходящее происходит из необходимости и потому, во-первых, надо спокойно, без эмоций ко всему относиться; во-вторых, провокации инстинкта нужно воспринимать, как виртуальные в условиях слабости разума, то есть непритворные, действительные, тем не менее непростительные.
  
   Таким образом "моё" /главного героя/ назначение явилось не случайностью, как можно подумать из текста прежнего формата рассказа, а обычным звеном в цепочке приручения "недостаточно воспитанного" индивида, в то же время способного и эту способность следовало бы использовать на благо процветания данной среды. Так обычно и бывает, когда в коллективе появляется новый человек его начинают испытывать, стараясь выявить в нем те черты характера, а по сути те инстинкты, которыми коллектив, а прежде всего руководящий состав его, может попользоваться. Если такие инстинкты обнаруживаются, то человек вливается в среду, становится управляемым, его продвигают или тащат за собой. Но если прививка не удаётся, то на некоторое время человека исключают из среды, дают одуматься или опомниться, а затем снова вовлекают в ту же среду. Вот какая длинная преамбула могла бы объяснить всего одну строчку прежнего рассказа: "жестко и несправедливо наказали в несчетный раз". Герой находится в обойме элиты, но не будучи достаточно воспитанным, нуждается в перманентном ощущении недовольства со стороны власти. И когда он, герой, действует вызывающе, наперекор традиции, власть это своё недовольство и выражает в форме наказания.
   В формате рассказа это может выглядеть в диалогах с властью, в возражениях, в искусственных преградах, но чаще всего в добровольной передаче героем рассказа своей инициативы в моменты удачных исходов частных операций, то есть герой, догадавшись, не сам должен реализовать догадку - в данном случае решение проблемы сокращения срока строительства - а получить её в качестве подарка /совета/ начальства; обращаться с предложением переработки проекта не к министру, а по длинной цепочке своего руководства; и тому подобное. Действительно, так и бывает на самом деле. Если ты хочешь счастливой карьеры, то свои идеи дари ближайшему своему руководителю для последующей передаче по этапам и вся цепочка оторвет себе по кусочку радости. А то что же получается? "хочет всё заграбастать! так не пойдет".
   И в этом смысле сюжет, где герой все-таки получит максимум, должен строиться именно по такой схеме и если даже он в какой-то момент запнется, не осознает своей неосторожности, то в крайнем случае лишение части премии может стать фактом предупреждения этой неосторожности.
   В таком формате рассказ мог быть значительно интереснее, сочнее, но моя чрезмерная говорливость трудно поддается ограничению и, боюсь, что такой формат может просто испортить саму идею, сам смысл посыла: "исключительность" ситуации + неизбежность финала.
   Но попытаться можно.
  
  Моя проблема в том, что меня не интересуют события как таковые: они во всех случаях банальны, но не банальными могут быть проявления личности в обычной ситуации и это должно, как мне кажется, интересовать меня в рассказе, одновременно не размазывая сметану по тарелке. Я как бы вспоминаю прошлые события, достоверно зная источники причин поведения руководства и одновременно не осознавая своё собственное поведение почему тогда я поступил именно так, а не иначе. Ведь не мог не догадаться о последствиях. Что это было? инстинктивность? или глубокий, но глупый расчет? А сообщать известные истины занятие не тривиальное?
  /Вот, говорят, что американцы хотят взять Ракку, отказываясь при этом от помощи России. Они рассчитывают на электоратский эффект в ноябре и готовы рисковать. А если не возьмут? проиграют выборы? не глупо ли?/ Так что чудят не только личности, а целые государства.
  
  27-е мая, пт.
  Всё происходящее происходит из необходимости, из крайней необходимости.
  
  На роллерах прогулялся, но все остальные упражнения придется делать не выходя из квартиры - День Отдыха.
  
   * * *
   Не думаю, что президент не знает путей выхода из экономического кризиса: они, эти пути, давно известны и были воплощены Сталиным в тридцатые годы. Но как всегда "всякая палка о двух концах". Как только народ осознал свою силу он тут же начал "куролесить": чего стоит известный пример съезда партии, на котором Сталин был бы заменен Кировым, если бы тот не отказался. Это было причиной репрессий под надуманным предлогом, фактически же требовалось запугать потерявшую страх публику.
   В такой же ситуации находится и нынешняя власть: малейшая неудача во внедрении сталинской практики может обернуться непредвиденными последствиями, ибо никто не гарантирован от внезапной потери своего поста, а затем и более трагических последствий. У Абамы нет заботы об экономике, она развивается и живет по своим законам, которые ею же и установлены, там президент лишь гарант суверенитета и могущества страны. Нам пока этот принцип не доступен, власть не может ослабить вожжи. Но и управлять этими вожжами всё труднее, уже доуправлялись. А без экономического могущества России никому в голову не взбредет мысль подружиться с ней.
   Но, мне кажется, главная беда ещё впереди: простой народ выходит из повиновения, не видя возможности своего участия в управлении экономическим процессом. И потому жжет леса, получая затем возможность их рубки для продажи тому же Китаю, браконьерит икрой, не платит за пользование коммунальными услугам/я тоже не плачу, правда, по Постановлению суда, рассмотревшего жалобу коммунальщиков/, ворует на чем только может, то есть фальсифицирует всякое производство товаров и услуг. С этим-то как бороться?
   Ну, и так далее. Меня лично всё это мало беспокоит/см. начало заметки/, на балконе зреют перцы, помидоры, начали сегодня цвести огурцы и, значит, через три-четыре дня стол мой будет настоящим натурмортом/nature/. Тем не менее интерес к такой кислой жизни не наполнен оптимизмом: негде покричать.
  
   * * *
   Судья такой же обыватель как и все мы и, возмущаясь юридической небрежностью коммунальщиков, продолжает оплачивать их услуги, делясь возмущением только со своей женой. Но вот на его стол ложится жалоба коммунальщиков на какого-то клиента по поводу неоплаты им счетов за услуги. И, как положено в таких случаях, клиенту предлагают письменно изложить досудебное пояснение причин его задолженности. И клиент, оперируя юридическими терминами, легко доказавает свою невиновность. Судья полностью с ним согласен, но во избежании недовольства своего патрона, консультируется с ним. И получает его согласие. Возможно, и тот консультировался ещё выше. Затем следует законное постановление в пользу клиента.
   И только после этого судья облегченно освобождает и себя от обязательств по оплате незаконных требований коммунальщиков, вдобавок ко всему угрожая им санкциями.
  
  28-е мая
   До обеда как-то находятся занятия, чтобы не скучать, к вечеру могут быть развлечения, но в промежуток между ними либо отдых в форме дрёмы, либо чтение. Чтение почаще.
   И вот читаю параллельно то Мюссе, то Достоевского. И тот и другой беспредельно рефлексируют и мгновенно вгоняют меня в эту самую дрёму, правда, недолгую. Очнувшись, продолжаешь всё сначала, забыв на чем остановился и задремал. Тяжелое чтиво, читаешь только ради того, чтобы понять их душевное состояние, побуждающее обоих к рефлексии. Если это их собственные переживания, переданные посредством воображаемого героя, то можно понять, но если надуманное только для того, чтобы замутить сознание чьё-либо, то - понимать не обязательно, ибо есть род фантастики нефантаста. По первому значению только удивляешься душевному безобразию, по второму усмехаешься и прогоняешь по диагонали.
   И я не далек от рефлексомании, но, думаю, мои рефлексии иные: мне интересно понять то, чем вызваны мои переживания, чтобы иметь возможность ими манипулировать, чаще всего не давать им слишком возбуждаться. Действительно, если понимаешь источник возбуждения, то сознанием способен достаточно быстро его, этот источник, приглушить, загасить, залить собственной слюной, то есть заплевать. Это фактор практического применения результатов рефлексирования. Но если это рефлексирование наоборот приводит к раздуванию пламени страсти из искры подозрений, то увы и ах.
   Таким образом начитавшись упомянутых авторов закрываешь страницы и с облегчением идешь к своим любимцам - балконным красавцам. Их "читать" можно бесконечно и, кроме радости, ничем другим не наполнишься, ибо забота о ком-либо сама по себе есть благотворение, но забота благодарственная, то есть дарящая благо и тебе самому, есть благо многократное.
   В заботе же о людях всегда испытываешь опасение внезапного взрыва необъяснимой ненависти; вроде бы человек принимает эту заботу и одновременно предъявляет к тому, кто эту заботу выражает, неоправданные претензии. Вот вчерашний пример из поездки Медведева по Крыму: уж вроде бы всё сделала Россия для крымчан, но нет: "почему не будет индексации пенсии?" И в Сирии, по моему, никакой армии Асада нет, есть только забавные перестрелки между родственниками: опять боевики подходят к Дамаску, опять возвращают себе отвоеванные недавно у них селения, притворяясь на время покорными, чтобы получить у России еду и оружие. Может быть это не так, но у меня осадок от известий из Сирии именно такой. Надо было ограничиться помощью оружием и мотать оттуда.
   Вообще, разобраться в происходящем невозможно и остается только соглашаться с тем, что происходит, реагируя рефлекторно и не более того. Если я пишу, то пишу не рассказ, мне нет дела до развлечений в этом смысле, пишу я только анализ ситуации, выражаемый словами, ибо думать без слов невозможно, а остановка в размышлениях грозит потерей тропинки к той цели, ради которой эти размышления возникают, ибо не мыслить невозможно, а сумбур мысли приводит к сумасбродству. Ну, а цель по сути одна - жить; жить, избегая драматических ошибок, не суетясь, не претендуя на непозволенное, то есть на то, что позволено Юпитеру; искать радости в обыденном, их достаточно для всех; сопротивляться невзгодам до конца, но поняв нехватку сил, с легкостью принимать поражение.
  
   29-е мая
   О чем бы я ни писал пишу я только то, что является поводом для опознания моего существования в качестве... А вот в каком качестве понять до сих пор не удалось. Хотелось бы числить себя человеком мыслящим, ибо только это может идентифицировать себя либо как homo sapiens, либо только как представитель фауны человекоподобных. И то и другое хорошо, но мне больше нравится raison d`etre, нравится подозревать, что в какие-то моменты мои действия, мое поведение определяет не инстинкт, а осознанное восприятие происходящего. Польза, конечно, не в ощущении, польза, прежде всего в возможности управлять своими инстинктами, невзирая на законы и правила, на нравственные нормы и приличия; практически это означает самоосвобождение. С некоторых пор я употребляю своё осознание там, где считаю нужным, что по сути тех самых нравственных норм является злоупотреблением, но оно, злоупотребление, поражает воображение только тех, кто одурманен суеверием, догматами общежития, злонамерениями во благо собственного величия и тому подобного. Они меня поучают, делают замечания, поругивают заглаза, заставляют соучаствовать, при возможности наказывают. Человек homo nonsapiens не пытается вылезать из рамок "приличия", легко покоряется правилам и нормам, зато/за то/ имеет то, что позволяют ему его ловкость, хитрость, мстительность, предательство и прочее-прочее. Но это массой не осуждается.
   Таким образом мне удалось избавиться от стеснительности нравственных норм, от инстинкта рациональности поведения в быту, от признаков оценки происходящего по критериям материальной ценности, частично от тщеславия в той части, где мои собственные поступки могли бы усилить самомнение. Главное, конечно, то, что я стал с некоторых пор разграничивать свои проявления, деля их на инстинктивные и разумные, что позволяет постепенно приглушать, придавливать инстинкты и поощрять успехи разумности. В конечном счете я чаще всего индифферентен ко всему происходящему, как бы спрашиваю себя: "это тебя касается?" и чаще отвечаю отрицательно, а раз так, то и не переживаю, не трачу нервные клетки там, где в них и так недостаток.
  
   Вот день сегодняшний.
   В половине шестого, выпив чай и заварив кашку, отправился на пробежку. Оказалось, что колесо роллеров спустило, то есть камера мною плохо заклеена или проколота вновь. Вернулся домой, съел свою кашу, сел на велосипед и поехал на дачу. Надергал дачной зелени, набил рюкзак плодородной почвой и вернулся домой: это пятнадцать км. Приехав, тут же начал замешивать тесто и печь хлеб, в технологические паузы поливая балконные "грядки". В ожидании хлеба приступил к разбортовке колеса и замене камеры. Закончив хлебопечение и ремонт колеса тут же приступил к заполнению привезенной почвой, назовем так, карманов емкостей с растениями, для чего надо было переставлять тяжелые посудины с места на место, чтобы добраться до каждой. И только сделав всё это начал приготовление к обеду.
   После обеда не посмел отдыхать, а взялся за ремонт извлеченной камеры.
   И только закончив все эти дела подсел к монитору и составил настоящий отчет.
  
   30-е мая
   К чему я это расписал? К тому, что на каждом небольшом этапе я имел некоторые затруднения по вине либо производителя касаемого мною, либо торговца, либо кого ещё, чью вину я должен был как-то обозначить и отреагировать тем или иным образом на её сущность. И чай, и каша, и камера роллеров, и велосипед, и всё, всё, всё имело те или иные поводы меня обеспокоить. Нервный человек быстро срывается и реагирует чаще всего взрывом эмоций; меланхолик просто не позволяет себе малоинтересных дел и потому спокоен по определению; сангвиник же, каким, по моему же подозрению, я являюсь, будет браться за все дела и одновременно эмоционально реагировать на причины беспорядка. Как реагировать? Вот этим вопросом я, как раз, и занимаюсь постоянно.
   Идеальный вариант - быть снисходительным по завещанию Христа, оставляя все эмоции внутри себя, то есть "подставляя левую щеку". Я с этим согласен, но при одном условии: чтобы проглоченный яд эмоций не разрушал меня же изнутри. для этого - догадываюсь я - и дан мне разум. Робко пользуясь этим инструментом все же иногда удается урезонить свои инстинкты, по крайней мере, я стараюсь это делать. И сражение это должно и будет продолжаться до последнего звонка, ибо победы над инстинктами, как раз, и отдаляют этот последний звонок, сохраняя мои нервы.
  
   * * *
   Малополезно думать мысленно, чуть полезнее думать на бумаге, но лучшие мысли возникают и долго сохраняются в присутствии оппонента или в образном его представлении. Последнее вероятнее всего, ибо не надо никого искать, а лишь представить соперника и можно начинать думу. Этим и ничем иным вызваны мои письмена.
  
   31-е мая
   Нет, только и можно думать на бумаге, анализируя ситуацию по проблеме. То есть сначала должна возникнуть проблема и только после того её надо изложить на бумаге и начинать искать решение, перебирая варианты. Удивительно то, что окончательный результат, которым оказываешься доволен, обычно столь оригинален по решению, что не удивляться нельзя. Все сколько-нибудь значимые решения приняты мною именно перебирая варианты на бумаге, по сути делая проекты. В результате удалось сократить расходы на бытовые нужды если не в разы, то, по меньшей мере, вдвое, при этом не только ничем прежним не пожертвовав, а наоборот, значительно разнообразив стол; физическая активность при этом ничуть не возросла, но перестала быть скачкообразной, выпрямилась в непрерывный поток незначительных усилий: вроде бы постоянно в работе, но нет рывков и потому нет и усталости. Правда, сократил протяженность утренней пробежки до полутора км, зато ввел за правило после завтрака выезжать велосипедом на дачу, где из-за малости дел нет причин уставать, но есть повод хватить удовольствия за каким-нибудь простеньким занятием не имеющим цели, а следовательно могущим быть оборванным в любой момент, не потеряв своего значения. Ну, например, не имея нужды, а имея пустую бочку, решил заполнить её водой, чтобы пополоскать руки или замочить косУ. Бочка вмещает двадцать ведер воды и я намерен её заполнить, но принеся из пруда половину, сказал себе: "хватит!"; отбив косу и заточив, прошел полоску в пять квадратов и сказал себе: "хватит!"; продергав сорняки на четверти грядки клубники опять ска... и т.д. Ведь, скажите, приятно что-нибудь делать, не будучи обязан, а потому начинать когда возникнет желание и оставлять, когда возникнет ... желание. Не всегда можно себе этого позволить.
  
   * * *
   Заметки и есть заметки...
   Не согласен с некоторыми пунктами Правил русской грамматики и потому, перечитывая написанный самим же текст, руководствуюсь больше тем, насколько легко и правильно можно его прочитать и понять, а не требованиями Правил, которые не могут быть применимы под все возможные ситуации. Это я относительно ЕГЭ по русскому языку: обидно ученику видеть на своем листе красный значок, с требованием которого он не согласен.
  
   * * *
   Хотелось бы на минуту представить себя в виде пустого сосуда, который необходимо было бы наполнить инстинктами, признаваемыми тобой на основе нажитого жизненного опыта; много ли бы их согласился прихватить с собой?
  
   1-е июня, среда.
   И книжки бывают вкусными, когда читаешь и словно бы пьёшь густые сливки с сахаром: по чуть-чуть и с паузами на блаженство.
  
   * * *
   Стоит лишь замыслить план, как увлеченность из забавы превращается в обязательство. Правда, исполнение обязательств у некоторых человеков тоже сродни забавам.
  
   * * *
   За день десяток раз переставляю с места на место емкости с растущими на балконе овощами: хочется им угодить.
  
   2-е июня
   Рассказ не должен ничего рассказывать. И в этом вся проблема. Не должен ничего рассказывать и рисунок. Но и в том и в другом случаях рассказать, ничего не рассказывая, крайне трудно. Пока доступно это было только Добычину.
   Действительно, вот один из удачных моих рисунков - "подсолнухи". Что он рассказывает? ничего, он просто передает мои чувства в минуты рассказа. И рассказа не о подсолнухах, а рассказа обо мне самом, ибо всякий рисунок есть прежде всего рассказ об авторе, о его состоянии. Только в этом случае он и интересен, ибо вызывает, или должен вызывать, со-чувствие. Если этого со-чувствия нет, то нет и рассказа.
  
   "Человек со вкусом". Я - человек с привкусом, то есть во всем, что я делаю или говорю, есть червоточинка, недоговоренность, скрытый смысл. Моя болтливость, как всякая болтливость, знает ответ на все вопросы, и если её не останавливать, то и можно раскрыть этот скрытый смысл, ибо я не просто отвечаю на вопрос, а пытаюсь довести собеседника до понимания сути, на самом же деле разоблачая себя самого. Это и есть проявление отвратительного инстинкта.
  
  3-е июня
   Вчера получил по почте письмо от судьи народного суда, расположенного в областном центре. По Правилам при досрочном освобождении осужденного необходимо согласие пострадавшего/какая ерунда!/ В момент получения я увидел, что суд по данному делу уже прошел часом ранее.
   И стало смешно.
   Вся судебная систему/думаю, что во всем мире, но у нас-то точно/ настроена на то, чтобы забавляться с мелкими мошенниками и хулиганами: вреда большого от них нет, почерк каждого из них полиции известен и, едва совершается преступление, исполнитель уже вычислен. Таким образом статистика преступлений формируется программно: эти малоопасные преступники быстро извлекаются из среды, осуждаются, отправляются в лагеря, досрочно освобождаются, снова преступают, снова ловятся... Кстати говоря, известны и все коррупционеры, но их сохраняют впрок, берут по политической необходимости. В этом нет ничего исключительного, это система государственного управления: народ всегда должен чувствовать власть не разумением, а страхом, то есть инстинктивно.
  
   4-е июня
   Нравственные нормы.
   На каком этапе жизни могут появиться эти нравственные нормы? Нужны ли хлебопашцу какие-либо нормы? Он, по определению, не может обогатиться даже при самом высоком урожае, ибо высокий урожай автоматически снижает цены и крестьянину достаются те же доходы, что и при низких урожаях и, если он вкалывает "за милую душу", то только потому, что это единственная деятельность, которая возможна хоть как-то прокормить его семью. Но в какой момент требуются совесть, дружелюбие, честность и тому подобное? Конечно, в момент перепродажи этого урожая. Посредник, получив крестьянский урожай, должен его перепродать с выгодой, это его основной мотив. Вот в этой сфере и возникают условности. Следовательно, распространяя принципы спекуляции на далекую от этой сферы в сферу обычной обывательской жизни, мы невольно ограничиваем себя нормами спекулятивной жизни, повинуемся этим нормам, возводим их в фетиш. Сознание могло бы смягчить повиновение фетишизму, но преодоление осознанного сопротивления натыкается на собственные же инстинкты: страх, совесть, раболепие...
  
   * * *
   Проблемы российской экономики вязнут, мне кажется, в исторической интуиции. Многовековая бедность отучила нас от щедрости души и, чуть пошиковав, мы опять зажались в боязни разориться чуть проявившейся щедростью. Известно, что двигателем экономики является покупательская потребность граждан, но когда мы перестаем тратить свои сбережения, оставляя их впрок, производство замирает. И динамика развития начинает скатываться к нулю, накопления фетишизируются, номинал становится константой, теряя при этом виртуальность, то есть свою покупательную способность. И в этой ситуации пока не будут найдены аргументы для переубеждения граждан, заманить в маркет будет всё труднее. Мне, кажется, способом стимуляции граждан к щедрости могла бы быть унификация жилищных условий,- эту идею я высказывал дипломным проектом уникального жилого дома ещё сорок пять лет тому назад,- то есть человек не должен быть прикован к жилому дому, должен оставлять его безусловно ради интересной деятельности там, где возникает простор для творчества; нужно оторвать человека от жилья, гарантировать его мобильность, заставить молодых искать наиболее благоприятных условий жизни, каждый раз легко обустраиваясь заново /нового ничего в этом нет, достаточно посмотреть 18-19 века и мы увидим, что люди жили в съемных квартирах, перебегая из одной в другую/. Но пока никаких признаков тенденции к этому процессу нет. Наоборот, мы изо всех сил стараемся приковать человека к жилому дому, к земле, лишая тем самым его всякой мобильности, творческой активности. Человек должен двигаться непрерывно вслед за работой, которая является фактором целесообразности. И вот мы торчим в захудалом городишке, не имея ни работы, ни условий быта, привязанные допотопной панельной комнатухой и бездорожьем.
  
   * * *
   Инфляция есть следствие расходов государства на факторы, не производящие потребительной стоимости. Процесс этот естественный в условиях низкой экономической эффективности. Но эта неэффективность имеет малое отношение к производительности труда, ибо производительность труда есть только следствие реализации правильных потребностей. Перевооружение армии это правильная потребность, но потребность эта не создает потребительной стоимости, хотя косвенно, через реализацию во вне некоторый эффект присутствует. Думаю, что он не покрывает и десятой доли затрат на перевооружение армии. И космические программы есть правильная потребность, но и там экономический эффект невелик. Сельское хозяйство могло бы дать значительный эффект, но пока оно мизерно из условий возможностей и, думается, тормозом к развитию есть это самое импортозамещение - оно кажется недальновидностью - как если бы мне отказаться от пластиковых лыж в угоду спесивости и бегать по сугробам на деревянных охотничьих лыжах, подпирая себя бамбуковыми палками.
  
   5-е июня
   Оригинальность повествования это прежде всего неожиданность переходов в тексте. Обычно, когда пишешь, то следишь за текстом, за смыслом происходящего, ибо воображение рисует картинку событий и тебе трудно выйти из образа героя ситуации. И потому повесть часто бывает однообразна. У Добычина герой постоянно отвлекает автора от картинки происходящего и автор вслед за героем делает неожиданные отвлечения то туда, то сюда, чем создает хаос повествования, но поскольку нет истории, нет сюжета, то эти отвлечения как бы вынужденные вкрапления в события, они не напрягают читателя, более того, их неожиданность пробуждает сознание, как может пробуждать случайная встреча в людском однообразии. Это словно бы роман-объединение множества рассказов, не связанных общим сюжетом, где действует, взрослея, но все же один и тот же герой.
   Таким пониманием добычинского романа я оправдываю его привлекательность, ибо многократно возвращаюсь к страницам и читаю буквально абзацами.
  
  6 июня
   По сути всё происходящее есть только угождение инстинкту тщеславия. Ну зачем, например, Америке так уж необходимо лидерство? Зачем Россия оспаривает эту претензию Америки? И Китай наращивает свою экономическую мощь не только, чтобы накормить северные провинции. Всех подпирает тщеславие. Но если Китай делает своё дело молча, то Америку и нас распирает заявительность. Или эта "бедность", о которой твердят более всего политики, так ли уж она показательна?
   Вероятно, поэтому я и зациклился на анализе собственных возражений проявлениям инстинкта, стесняющего мою личную свободу, всё остальное постольку-поскольку, это только фон, на котором яснее проступают несокрушимые следы тщеславия.
   Где-то глубоко внутри я понимаю свою зависимость от инстинктов толпы, поэтому наверно сопротивление моё больше иррациональное, я пытаюсь оправдывать своё сопротивление, в то же время легко уступаю давлению не только извне, но и внутри себя, мысленно изощряясь в оправданиях каждого практического отступления не только от глупых норм поведения, но и в социальной нравственности.
  
   * * *
   Как бы я ни жаловался0x01graphig0x01graphig0x01graphig на сложности жизни мой ответ на выбор между жизнью и её потерей будет безусловно в пользу первой и, следовательно, следует жить в той среде, где живу; следовательно, следует сохранять всеми возможными способами эту тугомотину; следовательно, следует покорять свои инстинкты, не позволяя им расслабления чувствительных органов и торжества эмоций.
  
  * * *
   Нашел писателя, который пишет только потому, что не может говорить в пустоту и потому пишет будто говорит, будто рассказывает то, что не может не рассказывать. И ты читаешь не потому, что видишь написанное, а потому, что не можешь это не прочитать от начала до конца. Он рассказывает никому, его не интересуют слушатели, его интересует только понятно ли ему самому то, что он говорит, ибо говорит он не просто.
   Алессандро Барикко
  
   * * *
   Выше макушек берез под самой перемычкой окна черные, холодные тучи. Ветер, волнами налетающий с северной стороны, качает макушки из стороны в сторону будто любитель вальсов в такт музыке; звучит Бетховен, на мониторе Барикко; в мыслях завтрашнее открытие сезона овощей и сливках с вафлями, которые принес сегодня, пронюхав прежде всю пряничную горку. И этого достаточно.
  
   7-е июня
   Теперь всё, что я слышу, что я читаю, что я вспоминаю проходит через призму неизбежности, то есть какою бы гранью не проникало случившееся в эту призму, лучик выходящий уже окрашен в тон этой неизбежности. Мы есть рабы наших инстинктов и, не умея управлять ими, смиряемся, предлагая петле свою шею. И герои Барикко покоряются необходимости следовать предписаниям собственного инстинкта. Как всё это мрачно!
  
   Из Барикко" -- Знавал я одного оригинала, который проложил железную дорогу для себя одного.
  
   Сказал он." У него было три дочери. Первых двух звали Флоранс и Сильвия. Зато третью -- Агнесса."
  
   Александр Барикко: "Шелк": Шел 1861. Флобер заканчивал "Саламбо", электрическое освещение значилось в числе догадок, а по ту сторону Океана Авраам Линкольн вел войну, конца которой он так и не увидит.
  
  Он же: Это вы мне написали?
   -- Я.
   -- У вас довольно странная манера письма.
   -- В каком смысле?
   -- Не обязательно было все рифмовать. Я приехал бы и так.
   -- Вы уверены?
  
   Акутагава:(Помню, я как-то полюбил женщину, но стоило мне увидеть, как некрасиво пишет она иероглифы, и любовь моментально улетучилась.)
  
   Иногда в голову приходит осознание неизбежности моего союза с Л. Осознание это опирается на частые запинки, подобные в словах Акутагавы, испытываемые мною в знакомствах вообще и, тем более, с женщиной. И лишь когда таких запинок не возникает происходит прилипание. Оно, конечно, не прочно: причиной размежевания может быть что-угодно, только вряд ли это будет неприязнь по внешним признакам или поведению. И выходит, что браки происходят на небесах и может статься, что требуемую половинку тебе подсовывает Господь.
  
   Читая ежедневно по десятку книг зарубежных классиков /конечно, фрагментарно, основываясь, практически на нескольких абзацах самого начала и, если что-то задевает меня, продолжаю чтение, постепенно переходя на диагональ/ стараюсь не упустить сочных выражений или комбинаций слов самих по себе вызывающих удивление. Или восторг.
  
   * * *
   Глушу всякие мысли, оставляя лишь те, которые позволяют мне оставаться самим собой, то есть без агрессии инстинктов-провокаторов плохого настроения.
  
  Приведенные выдержки из Барикко для меня есть свидетельство ОСОЗНАННОГО отклонения от основного сюжета повествования, подтверждающие только то, что автор маслит пространствами, выходящими за пределы сюжета, то есть фон, на котором происходит описываемое событие, для него есть действующее "лицо". Это и удивляет меня, как читателя. ибо сам сюжет не несет никакой любопытной информации, ибо всякие информации однотипны и обусловлены не столько случайностью, сколько одинаковостью инстинктов, управляющих всеми нами. Иногда пишут с позиций животного, но и тогда это тот же человек, только в звериной шкуре. Поэтому-то удивительным может быть только способ изложения, техника изложения, подобно тому, как в живописи ( ...изображаемый предмет должен быть ни чем иным, как только предлогом заполнить холст, без всякой жалости отбрасывая всё, что ему не по душе... - Николай Фешин ).
   * * *
   И всё то, о чем я говорю, даже сотой долею не выражает моего душевного состояния. Но нет ни слов, ни понимания этих своих чувств, ибо мои чувства есть мои непознанные инстинкты. Беда ещё и в том, что сам не понимаю инстинктов и чувств, выраженных теми, кого читаю, теми, кого слушаю через звуки музыки, даже тех, кого вижу в калейдоскопе красочных пятен.
  
   Нельзя читать то, что написано не себе самому, ибо это исходит не из инстинкта, а из разума, но разум бессилен на откровения, к тому же он, разум, бессилен и на воображения, тем более, что бессилен на изображение воображения.
  
   Не старайся, - говорю я сам себе, - увязать в строгую последовательную композицию все свои мысли и все свои рассуждения, ибо они хаотичны и обусловлены ситуацией, в которой производились. Саму же ситуацию в момент рассуждений просто нельзя ни опознать, ни изложить, как не имеющую четких очертаний, то есть прячущуюся в подсознании. Таким образом, получается, что рассказ больше двух-трех страниц по определению не может быть многовекторным, то есть всё, что рассказывает автор, изолировано от фона, на котором происходит действие. Это своего рода театральная сцена. Мне такие рассказы кажутся надуманными только для самоосознания, точнее сказать, для самолюбования; высказать таким рассказом просторную мысль невозможно. По крайней мере мне это не удается, все попытки мои безуспешны. Это как бы воспроизведение драматических событиях в момент блаженствования на теплом пляжном песочке. Но, вероятно, этого никто и не ждет от меня. /Это соображения после прочтения только что нескольких больших рассказов разных зарубежных известных писателей и невольное сравнение их с романом Добычина, скомпонованным как бы из многих небольших рассказиков, в которых одно и то же действующее лицо./
  
  8-е июня
   Ничего не надо делать.
   Это я говорю сам себе, потому что солнечное утро, безветрие заманивает меня на дачу, чтобы заняться там пустыми делами - благоустройством газончика на цветочной клумбе; других дел там нет, хотя на даче всегда можно найти для себя дело. Но ведь есть дела и дома. Поэтому лучше будет ничего не делать из того, что не стало пока крайней необходимостью. Принцип этот не нов, рекомендации подобного рода я слышал-читал и раньше. Действительно, зачем мучиться, перемонтируя колеса велосипеда или роллеров, давление в которых почему-то постоянно ослабевает, но чтобы проехать до дачи и обратно упругости хватает и надо только перед выездом из дому чуть подкачать. То же самое лыжероллеры: лучше иметь давление в колесе 6,3 bar, но можно ограничиться и давлением поменьше. Правда, ехать не так комфортно, трубуются бОльшие усилия для проката, тем не менее предпочитаю последнее. Ну и ещё тысяча подобных казусов: везде что-нибудь где-нибудь не доделано. Зато, когда наступает момент крайней необходимости, то всё оставляю и занимаюсь только дозревшим делом.
  
   Не реагировать внешне на оскорбление значит победить в себе инстинкт мести и, оказывается впоследствии, что это тобой воспринимается именно как победа вообще, ибо оскорбитель только тогда испытает удовольствие, когда получит заметную реакцию и, следовательно, не даст тебе победить, пока ты не исчезнешь с поля боя. Так, по крайней мере, я ощущаю конфликты: твои возражения или возмущения потом переживаются тобой сложнее, нежели пассивная уступка. Есть общий принцип: соглашайся в споре, уступай в драке, но шей всегда по своим лекалам, /как правило, у оппонентов не хватает выдержки препятствовать тебе/.
  
   Наваждения разного рода, вызывающие плохотерпимые эмоции, есть беспричинное следствие обострения того или иного инстинкта и порой трудно с этим обострением справиться.
   Утром, проснувшись и не имея необходимости покинуть постель, заразился этим вирусом обострения инстинкта. Беспричинно. Просто что-то ударило в башку. И пошло-поехало!
   Сознание подсказало простой выход из ситуации: "представь, что в почтовом ящике тебя в числе других родственников ждет уведомление о наследстве." Акция фантастическая, но ведь и то, ради чего возбужден мозг, не менее ущербно.
   И всё!
   Путаться в клубке предположений оказалось невероятно интересным, сознание настолько активировалось, что угасли сразу все вздорные обострения инстинктов.
  
  
  9 -е июня
  Не прерываю отношений с человеком, который не угодил моим эстетиченским или этическим представлениям, но лишь прекращаю значимо выражать свои симпатии, основываясь на том, что каждый из нас не без греха, в то же время "грехи" эти выгравированы инстинктами в наших генах и не могут быть стерты или смыты, то есть исправлены чьим бы то ни было внушением.
  
  * * *
  Из трех кругов первый - проверка своего внутреннего физического состояния; на втором - выявление признаков усталости; на третьем... если всё в порядке, то третий это бег в развлечение и удовольствие, Вчера хватило сил на два круга, сегодня удовлетворился одним: погода что ли такая?
  
  11-е июня
   Не могу возбудить инстинкт удовольствия, кроме, как в общении с растениями: пусть это будут пышные пионы, аромат жасмина или обычный газон; кроме, как в творческих проявлениях тех, кого я боготворю, особенно художников, писателей, музыкантов; кроме, как в общении с домашними животными, зараженными привязанностью к человеку: прежде всего собак, кошек, лесных пичужек; и в сфере отношений с идиотами, когда своими действиями удается обнаружить их растерянность. Во всем остальном эта растерянность чаще всего поражает меня самого, ибо понять происходящее не только невозможно, но и опасно неправильным пониманием. Вот и приходится терроризировать собственные инстинкты, всеми силами ограничивая их проявления. Успокаиваюсь только тогда, когда в искусстве вдруг обнаруживаю со-чувствие. Это, вероятно, мой единственный наркотик, если не считать баловства с деликатесами, которыми пытаюсь приглушать свою возбужденность без повода.
  
  Беспричинные повторы одних и тех же своих мыслей есть следствие неуверенности в доказательствах; как только фантазии превратятся в аксиому повторы прекратятся. Для аксиомы нужны, прежде всего, подтверждения со-чувствующих, ибо собственная практика бездоказательна по целому ряду причин; пока подтверждений недостаточно. Вероятно, это и заставляет меня рыться в библиотеках.
  
  Кнут Гамсун: "Тут я вновь проявляю извечную слабость характера, я оставляю их слова без ответа, а когда этот человек навешивает на меня еще больше грехов, я и его слова оставляю без ответа. Мы трое, люди чувства, одерживаем победу над его разумом, ему приходится сказать, что он просто пошутил..."
  
  Хочу начать фразу - "безра...", но пока нажимаю на клавиши, в мыслях "безрадостно" превращается в "без... причинно". А потом удивляюсь обилию ошибок в тексте.
  
  Джон Гарднер: "В этом их счастье: они видят жизнь, но не всматриваются в нее."
  
  Богумил Грабал: "...изречение из талмуда: "Мы подобны маслинам; лишь когда нас давят, мы отдаем лучшее, что есть в нас".
  
  В болезни есть три этапа: заболевание без видимых причин, ибо никто не задается целью заболеть; кризис; выздоровление. Если я вспоминаю всю эту болезнь как кошмар и стараюсь немедленно отогнать воспоминания, то этап выздоровления кажется мне только небесным предупреждением более тяжких последствий моей неосторожности и потому этап этот не так мрачен.
  
  Грэм Грин: "Мистер Смит - идеалист. И, конечно, поэтому у него не было никаких шансов пройти."/в президенты/
  
   Грэм Грин: "...и, глядя на ее торчащий, как руль, подбородок, я склонен был с ней согласиться."
   Ещё:"... и сказал с улыбкой, которая придавала глупостям, которые он говорил, какую-то значительность"
   "...так оправдывается человек, который, надев слишком пестрый галстук - подарок жены, - говорит, что теперь все носят такие галстуки."
  
  Это не всё, что придется выскоблить из Г.Г., читать только начал и есть намерение дочитать. Приведенные цитаты это примерно то, что я ищу, хотя у Дега они значительно ярче. Тем не менее... никого ни с кем сравнивать не хочу.
  
  * * *
   "В числе... были и деликатесы, которые, как мне показалось..." и так далее. Это не вполне удачный пример обязательной вставки в текст рассказа, призванный украсить его вменяемым продуктом/соусом/ для более приятного поглощения.
  
  На мой вкус именно в этом состоит писательское мастерство, когда образность рассказа оживляет его историю, сухой текст становится очевидным, а зрительная память тех, у кого она, память, есть, расширяет пространство обозрения. Может быть поэтому всегда пропускаю в рассказах абзацы с описанием природы, характеров героев, драпировки одежд и помещений как совершенно ненужное, как, по сегодняшним выражениям, "добавленная стоимость", ибо достаточно таких реплик, таких замечаний, чтобы проявился образ события, появилось вооображение.
  
  12-е июня
   Вчера весь вечер пугали разного рода страшилками. И почему-то торчал у экрана и не выключал, пока не наелся этой мерзости до тошнотворности.
   Если предположить, что возбуждение инстинкта страха есть верный способ вызвать у того, на кого этот страх нацелен, аппетит и вслед за тем тягу к супермаркету, то это вполне реально. Думать, что страх имеет последствия в формате поиска защиты у тех, кто зарекомендовал себя таким уверенным защитником, то, мне кажется, это не вполне гарантированный финал, по меньшей мере, я не ощущаю в себе ни желания спрятаться, ни в противовес первому, желание встать в ряды защитников. Остается последнее: привлечь к экрану рекламопотребителей и через них рекламодателей. Возможно и то, что есть достаточное количество нуждающихся в страшилках.
   Но откровенно говоря Китай меня действительно пугает особенностью своего поведения на российской территории и тем, что от него нет никакого спасения: это стада голодных и потому бесстрашных.
  
   * * *
   Отвратительная погода.
   С утра льет холодный, нескончаемый мерзкий дождь.
   Найти для себя занятие в такую погоду невозможно, даже смотреть телевизор или читать книгу не хватает терпения: и там и там ничего, кроме тоски. Немного почитаю, немного попишу, немного поторчу на кухне над кусочком бисквита; поправлю огуречную ветвь, придав ей направление развития: места в тепличке мало и огуречная ветвь вынуждена крутить под потолком зигзаги, не имея возможности, да и желания выползать за пределы пленок на холод и дождь.
   До среды не обещают никаких изменений в сторону лета, портя мне настроение.
  
   * * *
   И Г.Г. что-то испортился: перестал выдавать эмоции, пустился в бессмысленные диалоги с людьми мало интересными, если бы даже они ближе к концу очеловечились; уже читать приходится по диагонали, пропуская всю эту никчемную болтовню, которая, подозреваю, уже несет в себе коммерческую составляющую. Вылез вдруг адюльтер...
  
   * * *
   По Г.Г. стоило бы уподобиться автору и вообразить себе биграфию, следуя затем воображенному ею образу жизни, то есть реально будучи примитивом, на бумаге рисовать себя неким героем и в связи с этим приписывать себе несвойственные твоим силам подвиги. Возможно такое поведение могло бы избавить тебя от множества комплексов, которые сковывают проявления.
  
   * * *
   Перебирая дюжинами писателей я всё чего-то ищу и никак не могу найти. Вот Грэм Грин поначалу попал в зону моих интересов, но не надолго: начались разглагольствования, адюльтеры, шпиономания.., убийства... короче всё то, без чего западная литература не может быть востребованной.
   Всё это не моё и я никакой не писатель, я ищу в литературе отблески избразительного творчества, возможность словами высказать манеру, стиль, форму изображения, чтобы зритель-читатель все прочувствовал не углубляясь в буквы и слова. Когда этих букв и слов слишком много читателю ничего не остается как устать, отложить книгу и забыть её. Мне кажется, что в словарной форме передать саму суть, напрягающую мозг автора, можно только острыми сравнениями, образами, когда читатель в короткой фразе может увидеть или представить себе историю своей жизни, самые яркие тайны памяти. Только скажи о запахе жасмина как я уже возвратился в юные годы, увидел себя возле куста жасмина с мамой и немного поплакал. Но, правда, для этого написать, изобразить словами нужно так, чтобы вызвать моё со-чувствие. Вот эту форму я и пытаюсь отыскать у истории художественной литературы, но как-то так получается, что художественного в этой литературе ничтожно мало.
  
  До обеда мучился, вычитывая нужное у Грина, устал, бросил на половине рассказа, пошел дальше. После обеда и небольшого отдыха вновь вернулся к чтению, но на этот раз Грина обошел стороной и столкнулся с...
   Жульен Давидье: "...и испытывать радость, подобно раковому больному, который не хочет умирать в больнице и остается дома наедине со смертью и свободой от виденья умирания других....
  "Лишь только детство обладает способностью не уметь предвосхитить ход истории или события, оно живет в нем с замиранием сердца, ожидая продолжения, не думая о подвохе. Оно лишено опыта повторяющихся прекрасных, но все же обманов. Не зная ничего оно способно отдаться радости так полно, как никогда потом. "
  Но читая дальше и дальше понял, что не пришлось бы перетаскивать весь рассказ на свою страницу...
  
   Существует два формата творчества: для потребления кем-либо и для собственного потребления, когда по выражению Моэма "Из всего этого я делаю вывод, что удовлетворения писатель должен искать только в самой работе и в освобождения от груза своих мыслей, оставаясь равнодушным ко всему привходящему - к хуле и к хвале, к успеху и к провалу".
   Кажется, что я очень приблизился к тому: чтобы признать за находку автора, для которого истина Моэма актуальна, по крайней мере читаю я его "Урожай простуды" с большим осознанием со-чувствия. Жульен Давидье - его имя.
  
  13-е июня
   Мучаюсь над Давидье.
   Всё хорошо; есть то, чего я искал, но много и того, что в силу недообразованности многих сравнений мне не понять и потому нельзя почувствовать эффект присутствия в изображаемой картинке. Но это и не было моей целью. Если мне удастся хоть частично воспользоваться приёмами и манерой автора "Урожая..." то и этого будет достаточно. Ведь в наших инстинктах всё это безусловно заложено и подозрением в необходимости прочтения того или иного произведения мы, как раз, и возбуждаем непроснувшийся инстинкт. Но, чтобы заставить его не только проснуться, но и возбудиться к активному проявлению, прочитать и узнать нужно ещё многое и многое.
   И я читаю.
   Важно только то, чтобы когда-то вдруг прочитать в своей тетрадке хотя бы одну фразу, способную вызвать эмоции плача от невероятности созданного тобой. По силе эмоций это равносильно покорению Эвереста по Западному хребту, к чему, рискуя жизнью, тянутся сотни альпинистов, не умеряя своих страстей до осознания полного бессилия. Мне конечно, несравненно проще взобраться на свой эверест, но и моё осознание бессилия может иметь не менее драматический финал.
   Единственно, что хотелось бы иметь, это успех в придушении собственного чувства тщеславия, чтобы отрешиться от страсти соперничества, страсти, которая в моей ситуации никак не может помочь мне в моем преследовании цели. Но вряд ли это возможно. Пока же кое-как получается отрешаться от монитора на пять-семь дней и то только в качестве испытания силы воли.
  
   * * *
   Чем больше читаю, тем больше впадаю в уныние, ибо ярче начинает проступать моя неосведомленность: я не понимаю современный мир. Нравящаяся мне молодая московская художница победила в каком-то примитивном конкурсе на архитектурную тему. Её работы сразу раскупили. Ничего плохого о работах сказать не могу, в них есть прелесть художественного таланта, высокая чувственность, достойная похвалы выразительность, но все-таки, это не то искуство, которым я мог бы восхищаться. Образно выражаясь это грабли или метелка, выполненные искусным мастером; восхитившись ими, улыбнешься и забудешь. Таково современное искусство, - полагаю я, ибо сотней восхищений обрамлен её пост в Facebook`е, где демонстрированы рисунки. И я поднимаю руки, не в состоянии понять самого себя. Но и это не всё: читаю роман за романом, произведенными на свет полтораста лет назад, и те тоже кажутся мне недосягаемыми по уровню литературной выразительности. Где же тогда я, сегодняшний? Действительно, "умножающий знания умножает скорби".
  
  14-е июня
   Достаточно много тех, кто понимает талант творца, но ничтожно мало умеющих своё понимание выразить в словах, красках, нотах.
   Пока это только признаки таланта, его апогей, его пик раскроется много позже, если, конечно, увлечение тщеславием будет вовремя придавлено осознанием возможных последствий.
   Бывает и так, что разгаданный зрителем талант вызывает зависть и тогда проливаются фальшивые слезы умиления в стремлении дать выход своему инстинкту. Выражается это обычными восторгами, цель которых посеять в таланте представление о достигнутой им вершины, с тем, чтобы увести талант от тропы совершенствования. Этого нужно опасаться, не очень доверяя восторгам толпы. Разве не достаточно известности? /По вчерашнему заходу в "F"/.
  
   15-е июня
   Да, сильная вещь Зюскинда - "Контрабас". Одолел залпом.
   Все-таки есть смысл ковыряться в пыли библиотек.
   К сожалению, два других рассказа /Парфюмер не в счет/ не произвели.
  
   Утром не почувствовал желания ехать на дачу, но когда побегал, да солнышко заиграло в светлом небе, захотелось хотя бы просто проехать. И поехал.
  
   Ничем так не сконцентрируешься в мыслях как стрижкой травы. Во-первых, необязательность работы; во-вторых, неспешность; в-третьих, теряющиеся время от времени идеи, непременно возвращаются, ибо ничем не отвлекаются, кроме внезапного крика вороны над ухом, скрипа дверцы в соседской теплице или злым жужжанием комара, уже проникшего под сетку. Но ворона улетает, порыв ветра замыкает дверцу, а комара удается прихлопнуть. И мысль возвращается.
   Сегодня было три мысли:
   даже в дневнике я не тот virtually, что на самом деле и записи невольно художественно обыгрываются;
   в стремлении найти что-нибудь новенькое в скучном, хотя и питательном меню моего стола, я злоупотребляю разумом;
   вчерашний Зюскинд подтвердил мои представления о своём характере, хотя ещё не понял сам где кончаются инстинкты и начинается характер.
  
   По первой мысли по сути говорить не о чём, надо будет лишь иногда оговариваться в дневнике, стесняясь нелестным отношением читателя.
   Вторая мысль разоблачает разумность проявлений в ситуации, когда наскучивший стол возбуждает инстинкт сопротивления и тогда, попадая под власть этого инстинкта, иду в лавку и, найдя что-нибудь, чем можно разнообразить моё меню, сознательно покупаю так много, чтобы подавиться инстинкту этим разнообразием до тошноты. Второго раза обычно не случается. ((Это довольно эффективный способ воздействовать на капризы/инстинкты/ ребенка, пожелавшего какой-либо утехи. Надо дать ему этой утехи столько, чтобы он задохнулся в ней и, пока не возникнет противоположный инстинкт ненависти к этой утехе, не ослаблять давления. Противный способ, как например, отключение компьютера, лишение смартфона и тому подобное, дает крайне негативный эффект. Или по-другому: за окном солнечно и тепло; на даче за забором земляника, внутри клубника; начатая вчера стрижка газона цветочной клумбы взывает к продолжению, дабы насладиться огромным кустом пионов "на свежевыстреженном газоне"; к тому же вчера вечером кое-что подремонтировал в средстве передвижения и надо бы испытать новинку...Но планы другие, выдвинутые крайней необходимостью. В споре инстинкта с разумом я, как носитель воли, на стороне разума и потому изо всех сил терплю, не поддаваясь инстинкту. "Достаточно того, - внушаю я себе, -- что ты осознаешь свою силу и потому, если и произойдет уступка, то её удастся оправдать".))
   Третья - это психостения в начальной стадии, правда, без особых внешних признаков, просто преувеличиваю влияние внешних факторов на свою психику и вместо того, чтобы принимать происходящее как неизбежность, только уговариваю себя этим пониманием, вяло ему сопротивляясь. Именно этим и объясняется рефлексирование без видимых причин. Именно поэтому придумываю себе события, которых не было, -- к счастью, в форме художественных произведений или сюр.рисунков.
   Возможно, что и сейчас говорю не то, что следовало бы говорить по обстановке, ибо нахожусь под впечатлением от прочитанного.
  
  16-е июня
   Новости из Франции невольно меня, человека мирного, настраивают на сопротивление этой либерастической Европе и я готов согласиться с нашими воинствующими "болельщиками", показавшими Англии как надо "болеть" за свою страну. Складывается впечатление, что нашумевшая воинственность английских болельщиков не что иное как уличное хулиганство без последствий для граждан того района, где они буйствуют. Стоило только вмешаться русским, как картинка резко поменялась. Жаль только, что футболисты наши не только не играют, но и не болеют за страну. В их экономическом состоянии это просто невозможно, никакого разума не хватит, чтобы разодрать этот инстинкт стяжательства.
   Но это так, походя: я не болельщик и тем более не игрок в такие игры.
  
   24-е июня
   Вероятно, я ошибаюсь в своих рассуждениях, но, признавая несовершенство своих доводов, по сути изивиняюсь перед случайно забредшим на мою страничку читателем. Вместе с тем не могу воздержаться от того, чтобы не обмолвиться своими догадками. То, о чем я хочу сказать, не имеет сколько-нибудь существенного значения, тем не менее, заставляет меня самого посмотреть на себя как бы со стороны.
   Для сохранения жизнеспособности в таком возрасте как мой нужно совсем немного: достаточная нагрузка на мышцы всех своих органов, чтобы эти органы невольно реагировали; ограниченное питание из условий пункта предыдущего при стремлении к потреблению качественных продуктов; посильное управление возрастными факторами старения; достаточная загрузка мыслительного аппарата. Вот по сути и всё, что, например, нужно мне, чтобы чувствовать себя в безопасности от надвигающихся вызовов /как сейчас говорят/.
   Чуть подробнее.
   Важнейшими возрастной особенностью является ослабление мышц : сердечной, дахательных, двигательных и, вероятно, внутренних мышц проходных каналов -- пищевода и прямой кишки. Если есть возможность контролировать функции перечисленных мышц, добиваясь их нормального фунционирования, то и ладно. Мне по силам ежедневно разумно двигаться, пользуясь обычными типовыми инструментами, в результате чего я могу оценить качество работы перечисленных мышц, кроме мышц пищевода и прямой кишки. При заметном ослаблении принимаю необходимые меры для усиления нагрузки. Проходные каналы требуют индивидуального подходы и я такие подходы нашел.
   В питании, кроме ограниченного количества, думаю, придерживаться принципа -- дорогой брэндовый продукт есть гарантия качества; в сочетании с ограниченным количеством это позволительно при любом дефиците кошелька. Не лишним будет подспорье из "овощи на подоконнике".
   Всё остальное понятно без уточнения.
   Таким образом создается уверенность в способности управления собственным здоровьем, ибо ему, здоровью, нет повода "портиться". Естественное же старение происходит без ощущения дискомфорта, просто однажды у вас не получается проснуться.
  
   * * *
   Не силен в перипетиях работы поисковых машин, возможно в программы заведено ограничение времени присутствия какого-либо сайта на страницах поисковика, но вот неделю назад зайдя в Yandex, обнаружил отсутствующих вообще довольно долго/ровно два месяца/ в поисковике двух разных своих статей и сразу обе оказались на первой строке популярных тем /четыре миллиона адресов/. Это окрыляет! /В качестве некоторого дополнения к предыдущим абзацам в отношении активности мыслительного аппарата/. Вероятность такого подхода можно объяснить реальностью оккупации первой страницы поисковика по какой-либо теме пробившимся наверх лидером. Удержаться наверху проще, ибо посещаемость значительно увеличивается механичностью посещения лидирущего адреса.
   Соблюдая принцип справедливости и следует время от времени оттаскивать лидера в буфер. По прошествии определенного периода /сначала статья пропадала на один месяц/ адрес возвращается и отдается на суд посетителя без пристрастия. Таким образом соблюдается объективность популярности.
   /На одном из порталов, будучи участником, я возмущался необъективностью популярности лидеров, ибо это мешало мне реализовать свой интерес, заставляло подолгу рыться в адресах по поиску желаемого./
  
   27-е июня
   Он - мерзавец. Но всё, чем я могу ответить, это пройти мимо и не повернуть лица в его сторону.
   Если немного поразмыслить, то невольно придешь к выводу, что у человека, то есть у меня, должен быть определенный комплекс правил, которыми следовало бы жестко руководствоваться при оценке ситуации.
   Мы постоянно эмоционально реагируем на явления общественной жизни, чаще всего она, эта жизнь, нас раздражает. И в этой связи такой комплекс ограничений мог бы способствовать усилению борьбы разума с инстинктами, так или иначе проявляющимися в сложных ситуациях.
   Организм разрушают превышения его возможностей реагирования на негатив среды, поэтому следовало бы заранее все возможные негативы принять за их необходимость, ожидать их нашествия и потому быть готовым к обороне, которая состоит только в том, чтобы свою оборонную реакцию сводить к индифферентности, не замечать, подобно тому, как не замечаем дождь, запасшись зонтом, или жужжание комара за пределами сетки. Это первое.
   Второе: забота о здоровье.
   Надо иметь жесткое правило по набору основных продуктов питания по признаку их безопасности и в этой связи отказаться от контроля за ценой товара. Одновременно четко обозначить условия комфортности пребывания где бы то ни было, уберегая себя таким образом он отравлений, сквозняков, риска травм, неоправданных столкновений и тому подобное.
   Третье: категорически отказаться от любых речевых контактов с случайными людьми, тем более споров, вопросов, замечаний, речевых реакций, считая случайными всех тех, с кем контакты не вызваны крайней необходимостью.
   Ни одно из этих правил мною, к сожалению, не соблюдается в безусловной форме, виной тому слабость разума, его леность и либеральность. В то же время я стремлюсь к чистоте использования и, нарушая, каждый раз наказываю себя тем или иным образом.
   Но главное даже не в этом, главное принять эти правила, эти ограничения, понять причины их нарушения.
  
   * * *
   Сколько бы раз ни возвращался к письмам Дега каждый раз читаю их словно впервые и каждый раз в тексте письма нахожу то, что не может меня не удивлять.
   Вот рядовой фрагмент текста:
   "Дорогой Руар, вы получите это письмо... Разумеется, часть приветов относится и к вам.
   В январе...вернусь. Чтобы внести разнообразие в это путешествие я поеду через Гавану. Мне не терпится встретиться с вами у себя дома и опять работать вместе. Здесь ничем не занимаются - таков уж климат, - кроме хлопка. Живут только хлопком и для хлопка.
   Солнечный свет так ярок, что я не могу работать на реке. Единственно, что я сделаю, это несколько семейных портретов. Я не могу уклониться от них, да я бы и не жаловался, если бы это не было так трудно, если бы обстановка была бы не так безвкусна, а модели - менее подвижны. Мане увидел бы здесь больше любопытного, чем я, но сделал бы не больше.. Любишь и хорошо изображаешь только привычные вещи. Всё новое сначала пленяет нас, но потом наводит скуку."
   Вроде бы вы читаете чужое письмо, но нет ни строчки, которая не казалась бы вам интересной и для себя.
  
   29-е июня
   Может быть, действительно, найти успокоение можно лишь в любви. Но кого можно любить беззаветно? В этом весь фокус, ибо чаще всего любовь обманчива, мы принимаем за любовь тайные страсти, получив которые тот, кого мы любим, уже удовлетворен и требует новой, иной любви, которую ты дать не в состоянии, то есть она, твоя любовь, уже не согревает ни тебя, ни предмет твоей любви. И в этом трагедия бОльшая, нежели безлюбовность. И тогда ты снова падаешь в пустоты обыденности, где отыскать успокоение бывает легче, нежели в активном поиске чего-либо. То есть и здесь чрезмерные телодвижения приводят только к более сильным ощущениям потери.
   Но что же такое любовь, точнее, что же такое чувство любви, инстинкт любви? желание обладать? или осознание того, что, не любя, ты любим? И может ли быть взаимная любовь?
   Не имею в виду только привычную любовь полов, она в любом случае краткосрочна и не может наполнить страждущего до краев, нужна любовь неизбывная, ибо всякая пауза может стать более, чем драмой.
   Всё то, чем мы стремимся возместить недостаток любви, оказывается бессмысленным. Перечисляю свои попытки такой надежды и не нахожу удовлетворения: как заболевшему, как бездомному, как нищему в добавлении к знаку "-" всего лишь вертикальной палочки видится призрак счастья, так и тот, у кого это счастье давно не призрак, мучается в попытке понять причины своего душевного одиночества. И вероятно, любовь могла бы удовлетворить и того и другого. Нас соединяет воображение счастья и мы цепляемся за этот мираж, и когда туман воображения рассеивается, реальность предстает перед нами в форме безобразия жизни.
  
   Чем больше слов в этом письме, чем шире абзацы, тем ближе автор к идее Пигмалиона увидевшего в статуе Галатеи предмет влюбленности. С тем же успехом влюбленность способна вызвать страсть к словам и буквам, имеющим для автора тайный смысл, который сам по себе становится тем, что не заметно никому, кроме него самого. С неменьшим успехом карандашная линия способна возбудить воображение влюбленности, если, конечно, карандаш уже наполнен этой авторской страстью.
  
  01-е июля
   Деликатная тема в плане размышления, но она не оставляет меня и я вынужден её как-то исследовать, чтобы оправдать свое поведение. Инстинкт этот наследственный: все те, инъекцией крови которых я заражен/правильнее бы сказать поражен, как бывает поражен болячками кожи купающийся в грязном пруду./, мучились страстью благотворительности себе в ущерб. И меня не минула эта благодать.
   И вот теперь время от времени я изнемогаю перед желанием поделиться свободными остатками средств --другой возможности уже нет -- в той или иной форме с тем, кто мне симпатичен. Но этому инстинкту, после того, как я согласился с реальностью такого фактора, противится мой разум. Его доводы предельно логичны, по большей части опираются на практику моей жизни, муссируя примеры, усиливая их влияние и воображая, к счастью, не случившиеся последствия.
   Борьба эта многодневная, более того, непрекращающаяся, и в минуты обострения я вынуждаю себя брать лист бумаги и, подобно диетологу, раскладывать все "за" и "против" по столбикам.
   Сегодня разум победил и претендент получил робкий отказ. Надолго ли?
  
  02-е июля
   Конечно, дело во мне самом, но и осознание своей "вины" не снижает во мне чувства сожаления по поводу происходящего, ибо немногие примеры истинного совершенства существуют и востребованы. К уже многократно упоминаемым именам добавлю удачу Шелега и Малининой. Из литературных успехов пока только Зюскинд из прочинанных /бегло просмотренных/ за июнь полусотни западных классиков. Нет, я не собираюсь оценивать творчество "пропущенных" по своим критериям, просто мне казалось всегда, что должно быть достаточное количество ответов на любые притязания страждущих. Но оказалось, что это не так. Более того, интернет невольно -- странное наречие -- расставляет приоритеты в таком порядке, что именно то, что я определяю как выдающееся из обыденности, выделяется и на самом деле. Перечисленные имена в приоритете у посетителей соответствующих страниц. Немножко смущает лишь то, что этим приоритетом совершенно не руководствуются чиновники от культуры. Оправдываю это явление тем, что в самой "Культуре" сидят люди, от культуры удаленные. Правда, никто и не ждет реакции на свои институции, ибо чаще всего, как и в этом случае, направлены они на самого себя, то есть на автора.
   Это многословная преамбула преследует целью собрание тех немногих удач разных авторов, чтобы как-то определиться объективностью своих представлений, но боюсь, что всё то, что я размещу в своей статье может стать причиной упреков авторов на плагиат, ибо поисковики не разделют иллюстрации к статье на истинно авторские, то есть совпадающие в подписях с именем под статьей, и привлеченные в качестве доказательств под именем фактического автора. А это уже наказуемое законом своеволие.
  
  3-е июля
   В одиночном виде у каждого спортсмена, показавшего обнадеживающий результат, должен быть спонсор, заинтересованный не столько тем, чтобы спонсировать спортсмена, сколько страстью проспонсировать свой бизнес, воспользовавшись результатами спортсмена. И тогда вкладывать капитал нужно будет не в спортсмена, а в химлабораторию по изобретению допингов, именно исходя из физических параметров самого спортсмена. При этом необходимо успевать показывать результаты до того, как применяемый препарат будет признан допингом. По-моему, так везде, где бизнес получает хорошую спортивную рекламу, и происходит. Россия не производит никакого выдающегося спортивного инвентаря и потому у наших спортсменов по определению не может быть тех самых условий, которые позволяют весомые спортивные результаты. Так мне кажется и в этой связи я не спортивный болельщик, хотя люблю спорт и много занимаюсь спортом: дальние велопробежки, спортивное плавание, лыжи, лыжероллеры...
  
   * * *
   Не поленился, посчитал авторов, книги которых успел посмотреть или лучше сказать, послюнявить, за прошлый месяц: их было двести пятьдесят. Но повторюсь: действительно пошарил глазами , когда серьезно можно утверждать, что познал автора, это не более пяти-шести имен и те выборочно из многих названий. Сегодня вернулся к Моэму и читаю всё подряд. Не потому, что он соответствует моему принципу отбора, но вероятно, потому, что я сам уже устал, убежденный в бессмысленности поиска и этим разочарованный. По меньшей мере Моэм умный и серьезный писатель и я разделюю его принципы по отношению к литературе вообще. Того же, чего мне не хватает, придется искать в своей голове, ибо суть поиска мне предельно ясна и не достает только особой яркости сопровождения текста, то есть словесных картинок, образности, которую большинство авторов пытаются заменить многословием, особенно когда описывают природные пейзажи, улицы или драпировку героев, включая внешние черты личности. Это подобно поиску яркой художественной выразительности красочных полотен или монохромных рисунков, способных и во мне возбудить исключительное воображение, чего, к сожалению, не происходит, и опять вынужден признавать, что "придется искать в своей голове".
  
  4-е июля
   Есть авторы, независимо от рода творчества, быть возле которых --логичнее было бы сказать: "рядом с которыми" -- столь же приятно, как возле хорошего и верного друга, даже глупости которого вызывают не ярость возражения, а только улыбку снисхождения. Или подобно тому, как зная тайны приготовления какой-нибудь обычной картошки, некто может удивить ею самого придирчивого гостя. И это доступно писателю с именем Сомерсет Моэм, речь которого можно сравнить с журчанием ручья, бегущего по дну оврага, нуждаясь при этом в его прохладе.
  
   Не думаю, что, подчинившись инстинкту, ты ошибешься больше в будущем партнере по жизни, нежели тратя время и силы на сознательный выбор такого партнера.
  
   Поначалу мы отрицаем сущность увиденного, удивившего нашу впечатлительность, более того, забываем. Но в какой-то момент вдруг видим ту же картину в иной обстановке, на публике, слышим отзывы и опять удивляемся своей недальновидности. И наконец, наступает момент, когда мы сами рекомендуем не успевшим ознакомиться с новинкой, выбеляя себя самого на сером фоне обыденности.
  
   Вдумчивое построение фраз, логичные переходы, обозначение сути ярким словесными оборотами и много-много другого делает письмо приятным для чтения, близким твоему со-чувствию. И в этом весь смысл всякого творчества, то есть одним легким, пуховым предложением позволить читателю вообразить происходящее, ненавязчиво, без лишних слов, без перечислений, словно ты уговариваешь самого себя или оправдываешься перед читателем - вот смысл таланта творца. И только это, ибо рассказать чего-либо удивительного для взрослого человека, для человека читающего, а не торчащего перед экраном телевизора никто не в состоянии, а значит, есть и должно быть только индивидуальное, особенное, чем и может отличиться творец. И остается одно: быть понятым именно так, как считаешь ты сам, а не так: достаточно ли ты похож на великих, на уже признанных.
  
   Всякие авторские комментарии в тексте художественного произведения есть повод для саркастической улыбки, ибо это сравнительно с картиной художника, которую не понять без словесных комментариев автора. Но кому нужна такая картина? Картина должна вызывать вспышку эмоций при самом первом взгляде, упавшем на композицию цвета или линии. Если этого не происходит, то всё остальное только обман, чем бы он в дальнейшем не стимулировался. Человека поражает не информация в любом произведении, но только то, как человек выражает свою творческую сущность.
  
   То, что заставляет сесть тебя перед листом бумаге, это внезапно возникшие мысли, которые ты торопишься зафиксировать немедленно, ибо знаешь что через минуту они исчезнут и не вернутся, а поскольку творческие мысли приходят редко, то ты торопишься зафиксировать этот сумбур мыслей, не подбирая точных определений и не связывая одно с другим. Главным становится желание сохранить в памяти как можно больше своего озарения. В результате - хаос, требующий детального редактирования.
  
   И все-таки все мои проблемы лежат в области воображения. С одной стороны, это хорошо, ибо мозг всегда наполнен идеями, позволяющими представлять себя так, как хотелось бы; с другой -- возникающие на той же почве депрессии не просто удаляются разумом, ибо насильственное воображение только ради изгнания депрессии трудно преодолевает природный инстинкт. И только понимание силы инстинктов вообще позволяет если уж не преодолевать его влияние, то по меньшей мере существенно ослаблять осознанием своей подчиненности.
  
  5-е июля
   Не отказываясь от ранее высказанного в отношении Моэма тем не менее должен согласиться с теми, кто считает, что и у великих есть промашки, есть произведения, которыми они должны, по идее, стесняться. Но простительно и то, что вылетевшую птичку не поймаешь или как у нас говорят: слово не воробей, вылетит - не поймаешь. То есть выпустил книгу - уже не поправишь.
   Это я говорю к тому, что и писатель, и художник и любой, кто занимается подобным творчеством, матереет с годами, мудреет и потому оценивать его следует всего лишь по одной, наиболее удавшейся работе, при этом не обязательно по той, которую сам он считает лучшей.
   Ну и конечно, текстом этого письма я оправдываюсь перед самим собой не только за своё, но и за оценку чужого, ибо многое из того, что я категорически поддерживаю, не вполне популярно у широкой публики. Здесь следовало бы ввести абзац, раскрывающий причину такого положения, но это может показаться кое-кому неприличным, а я неоднократно акцентировал свою позицию принципиального невмешательства в происходящие на моих глазах процессы.
  
   За окном холодно и дождь.
   Успел тем не менее пробежать свой кружок и теперь в тепле и сытости извергаю непотребные мысли. Возможно и такое по ситуации.
  
  Продолжаю неистово читать и по возможности комментировать прочитанное. Но не в плане художественной ценности, а толко с точки зрения конструирования системы изложения, ибо меня только это и интересует в проиведениях любого жанра. /Об авторе даже не буду говорить./
   - Произведение, написанное не от первого лица, по определению не может меня интересовать, ибо, воображая свою галатейность, пигмалион несуразен. Оправдываю своё заключение тем, что, например, никакой художник никогда не сможет быть оригинальным /а значит, и интересным/ изображая сельский пейзаж из собственного воображения - это шаблонное изображение, ибо есть не более, чем калейдоскоп впечатлений "с миру по нитке", замешанных как на дрожжах на посредственности автора. Признаюсь: грубовато звучит, но оправдываюсь тем, что не осуждаю никого, а только примериваюсь к себе самому.
   - Произведение, не иллюстрированное словесными картинками в форме ярких афоризмов, опять же по определению отдает скучищей: чем кумушек считать трудиться, не лучше ли... то есть пересчитывать листики на березе или микроскопировать бородавки на лбу своего героя... достойно ли это внимания читателя?
   - Прямой речи автора или его апологета либо не должно быть вовсе, либо малопозволительно. Не может автор одновременно и повествовать и возражать повествуемому, это подобно тому, как пить чай и тут же запивать соком или ещё чем-то -- масло масленое. Образно апологет всегда находится в одном плаще с автором произведения словно айфон в кармане и достаточно авторски передать его мысли, а не обрамлять их в слова прямой речи.
  
   Конечно, всё это касается только меня самого и только ради стремления к выразительности текста, пусть даже извне текст этот покажется глупейшим.
  
   - Иногда, правда, надо подумать и о случайном читателе. Не затем, чтобы удержать его на странице, но более всего затем, чтобы не забыть выказать собственной воспитанности, подобно тому, как не забываешь придержать дверь, независимо от того, кто идет следом -- женщина или что другое.
  
   * * *
   Проблема в том, что я, прежде, чем рисовать, должен "увидеть" рисунок в воображении, чтобы загореться страстью воплощения идеи. Но воображения нет, а идея недостаточно сильна, чтобы стимулировать подготовительные работы к началу изображения. И вот перед глазами великолепная орхидея, есть даже идея изображения, но нет главного -- нет тяги к работе, без работы же в одном лишь воображении ничего не получить.
   А что такое работа над рисунком, над идеей? это десяток, это два десятка...три...и никакой гарантии. Вот смотрю на Шелег`а: из дюжина представленных работ лишь одна есть совершенство, но надо знать какой она была по счету. Мне думается, что она случайна и что была первой, ибо повторные попытки -- а их несомненно было много -- не были удачными. Если же предположить удачной последнюю, то... то возникает большое сомнение в возможности сделать десяток неудач и вдруг - удача. Это немыслимо: удача всегда случайна, ибо удачность рисунка это комплекс множества импульсов, рождаемых страстью инстинкта, а последнее есть фактор даже не случайности, а Божьего провидения. К тому же не надо забывать негативного влияния разума на попытку повторить удачу, тем более помощью разума предвосхить удачу; в случайной работе присутствие разума исключено, там только воля инстинкта.
  Когда я говорю об оценке творчества, предлагая оценивать его силу всего лишь по одной удачной работе, я опираюсь на те же вышеупомянутые мотивы, предполагая, что, во-первых, у человека, не обладающего соответствующей творческой потенцией, и быть не может творческой удачи, он даже её не заметит и не выставит; во-вторых, его творческие мучения разумны как всякие мучения по поводу неудач, и по определению не могут иметь успеха, следовательно, вдруг явившаяся кому-либо удача может быть только плодом таланта и уже не важно сколько потрачено труда на приобретение способности выразить себя в творчестве хоть бы и в одной работе; пусть все остальные будут называться подготовительными или доказательными, если лучшего достичь не удалось.
  
  6-е июлю
   Продать в интернете можно только вещь обыденную, простую, не имеющую особых требований к качеству и, нельзя продать вещь высокой художественной ценности. Именно поэтому я не пытаюсь реагировать на предложения о продаже своих рисунков.
  
   Отвратительная погода.
   Но и эта отвратительность навела меня на кощунственную мысль о вреде каких-либо обязывающих связей, когда человек вдруг узнает в себе самом рвущуюся наружу способность к творчеству, в чем бы оно ни состояло. И тогда обязывающая связь становится препятствием и как всякое неразумное препятствие портит человеку жизнь.
   Почему погода?
   Да потому, что она усадила меня за стол, ограничив все иные отвлечения, обязывающие меня исполнять чьи-либо просьбы, указания, капризы; свои собственные пристрастия, не связанные с творчеством, но сильно обязывающие, перебарывающие плановые намерения.
   Действительно, когда ваше жизненное пространство резко ограничено, например, отсутствием денег, что вам остается? искать применения своим потенциям в этой ограниченной среде, подобно тому, как каторжники шьют рукавицы или нижнее бельё, никогда не мечтавшие об этом.
  
   И от творчества устаешь.
   И тогда разум ищет простора рукам и мыслям, находя их совсем не там, где следовало бы искать.
   Из-за этой отвратительной погоды я отменил, точнее, вынужденно отменил пробежку на роллерах, что для меня яляется высшей степенью удовольствия; поездку на дачу за земляникой; процедуру ухода за плодовыми растениями... да мало ли чего из того, что случается в состоянии избытка свободного времени.
   Но зато я занимаюсь самым достойным делом, достоинство которого мною самим самому себе определенно доказано, но постоянные отвлечения, не дающие радости ни уму ни сердцу и не оставляющие никаких сколько-нибудь светлых впечатлений в памяти, всегда всплывают на поверхность событий прежде всего, подобно тому, как всплывает ..вно в проруби, вынуждая меня подчиниться инстинкту. Отвратительная погода в этом случае мой верный заступник.
  
  * * *
   Время от времени с западной литературной классики переключаюсь на галерейную живопись, где удивлений гораздо больше, ибо и больше индивидуумов, больше предложений.
   Но сейчас я хочу сказать о другом.
   Я не вижу особых признаков, которых было бы достаточно для выделения моих рисунков на фоне тысяч и тысяч работ профессиональных художников практически со всего Мира, размещенных на портале Lib.ru. И тем не менее поисковики Yandex & Coogle уже много лет не опускают моих статей по рисунку с первых страниц. Мне это не понятно, хотя сам я, восторгаясь работами коллег, очень редко вынуждаюсь необходимостью переносить некоторые из них в свою домашнюю галерею. Чем и как это объяснить не знаю, но иногда в какой-то особый момент меня поражает чей-то рисунок до такой степени, что я невольно копирую его. Когда однажды автору такого рисунка я сделал восхищенный отзыв он обиделся, ибо считал лучшими свои более поздние работы, но которые меня не вдохновили.
   Однажды, подбирая себе куртку, никак не мог решиться на что-либо определенное; на предложение помощи ответил продавцу, что когда вещь дейстивтельно "по мне", то хватаю не раздумывая. "Я тоже", -- согласился продавец.
   Может и мои работы/не все, конечно/ обладают чем-то таким, что притягивает зрителя безусловно?
  
  
  9-июля
   Закон жанра: если, например, находясь на берегу речки, рисуя, ты видишь прямо перед собой вблизи берега светлую, прозрачную поверхность воды и её так и изображаешь, то при оформлении рисунка в картину нужно рисовать не так как видишь, а так как требуют правила, то есть в данном случае ближайшая перед художником поверхность и воды и берега д.б. предельно темной. И тому подобное. То есть не верь глазам своим, а верь правилам.
  
   Есть, конечно, прекрасные работы, всё та же работа Шелег`а, но даже он сам не в силах сделать что-либо адекватное именно этой работе, и что тогда говорить об адептах, желающих уподобиться идеалу, сделать то же самое? И потому возникает определенная "золотая середина", суть творчества, которая ниже идеала, но значительно выше посредственности. И это есть признание. Ему тоже не легко уподобиться, но зато у автора есть возможность выразить многократно свою четкую мысль и тем самым убедить потребителя в своем приоритетстве. Если вы можете испечь вкусную лепешку и повторить при необходимости, то это лучше того, когда хозяйке удается чудесный пирог, но повторить вкус его она уже не в состоянии и, несомненно этот вкус остается только в памяти тех, кому удалось его попробовать, но пересказать вкус невозможно и он забывается. Или как в спорте: есть спортсмен, которого по определению нельзя победить и тогда его недосягаемость оборачивается нежеланием досягать для всех других, борьба идет только за последующие места, к абсолютному лидеру теряется интерес у зрителя. Но это не убеждение, это только предположение, ибо необъяснимые факты всегда нуждаются в объяснениях, являясь вместе с тем необъяснимыми.
  
  11-е июля
   Сначала об утренней пробежке на лыжероллерах.
   Она есть следствие в двух аспектах: - усилие воли на ранний подъем; - инстинкт сопротивления воле разума. Таким образом выход за дверь есть обязательство, а количество километров или времени прогулки есть дань инстинкту. Удовлетворение -- в победе разума над инстинктом при осуществлении идеи и -- уступка инстинкту как удовлетворение в оправдании минимума затрат сил ограничением их количества.
  
   * * *
   Балконная пара голубей воспроизводит себя непрерывно и это в значительной степени зависит от сытости этих птиц. Но вырастив птенцов пара прогоняет их с балкона и навсегда забывает.
  
   Во времена моей молодости я, обманутый страстью инстинкта под воздействием пропаганды, работал в условиях жесткой конкуренции. Мне, по молодости, эта конкуренция была мало заметна, но те, кто видел в этом смысл, видел и меня насквозь. По этой причине я был изгнан из обоймы конкурирующих во благо моего безрассудства. Но не всем так везло. В составе областного партийного комитета был один особо выдающийся человек с нерусской фамилией/и потому, боясь переврать, не привожу её/, который, вероятно, упустил тот момент, когда следовало выйти из игры и, плюс к тому, не нашлось доброхота, который мог бы предупредить катастрофу. И этот человек, более, чем вероятно, метил на высшую должность, активно участвуя в партийных делах. Однажды он решил попариться в собственной баньке и ... угорел. Уже тогда предполагали причину такого сильного угарного газа, но я не видел в этом никакой принципиальной опасности для себя, то есть не осознавал последствий для себя лично.
   Природный инстинкт заставляет каждого из нас упрочать своё положение в той среде, где находится, и основным его соперником являются ex definitione ближайшие сотрудники или со-жители. Я и сейчас плохо это осознаю и, повинуясь своему инстинкту, проявляю неоправданную активность там, где делать этого не следовало бы. И делаю только потому, что дело это неосмысленно, ибо оно никакого труда для меня не представляет, более того, кажется мне как "нас возвышающий обман"./Но "угарный газ" не всегда есть следствие только желания попариться/.
  Таким образом получается, что при желании успеха в карьере следует встраиваться в обойму претендентов на успех и колонной идти в светлое будущее, ни в коем случае не выделяя себя, а позволяя выделять себя тем, кому оказываешься полезен. Поспешай медленно - гласит поговорка. Одно только плохо: трудно исполнять глупые приказы.
  
  И последнее.
  Вдруг обнаружилась возможность передачи прав на условия моей жизни от разума к инстинкту, то есть я не принимаю решений, но, осознанно следуя собственному инстинкту, избавляю себя от сокрушений при тех или иных потерях, которые естественны при таком обороте.
  
  12-е июля
   Что важнее: противостоять желанию или уступить инстинкту? то есть игнорировать желание и, например, не ехать на дачу или же остаться просто из-за инстинкта нежелания /лени, занятости чтением и т.п./. По сути результат один и тот же, но в первом варианте хотелось поехать и не поехал; во втором -- просто поддался инстинкту лени. В варианте дачи это мелочь, но когда надо купить что-то дорогое и не вполне оправданное, весьма значимо. В принципе, подчинение инстинкту редко заканчивается сожалением или это сожаление слабо выражено, тогда как осознанное подчинение желанию, ставшее причиной разочарования, драматично. В обыденности ответ на этот вопрос ничтожен, но в смысле философском, когда тот или иной ответ становится принципиальным, то есть возведен в норму, может иметь заметные последствия. Конечно, мы не любим употреблять рассудок в сложных ситуациях, чаще всего отдаваясь инстинкту, но когда человек осознанно выбрал подчинение одному из двух вариантов и строго следует ему, последствия вполне предсказуемы и по большей части утилитарно выгодны. Когда человек, опираясь на принцип, например, не одалживает деньгами ни друзей, ни родственников и вследствие этого не имеет проблем, то ему хорошо, но если одних не одалживает, других жалеет, то последствия предсказать не трудно. И так, практически, на каждом шагу: если нет устоявшихся осознанных принципов жить становится гораздо сложнее/мы слышим постоянные жалобы населения на бедность, причиной чему чаще всего беспринципность в отношениях со всякого рода жуликами, изымающими у людей деньги на всех этапах его существования и этот ущерб не может быть перекрыт никакой индексацией. Но при этом люди эти живут легко, беззаботно, уповая только на свою электоральность, осознание своей бедности есть непременный признак их причисленности к той или иной социальной группе, то есть они не одиноки и потому защищены. Человек с принципами живет более напряженно, но у него не бывает оснований жаловаться на бедность, ему чаще всего завидуют, а не сожалеют/ и я не сильно ошибусь, если стану утверждать, что более девяноста процентов жителей планеты живут без каких-либо принципов, то есть - по животному. Конечно, иногда просто опасно иметь принципы -- времена диктатуры -- но тогда особо принципиальный человек должен возвести в догму всего один принцип - не выпячиваться, прикрываясь придурковатостью, но все же чаще всего принципы нужно и иметь и пользоваться ими.
  
   Странное дело: голубей своих ненавижу, как засравших балкон, как нагло лезущих по кустам томатов в открытое окно в комнату на подоконник, зарекаюсь кормить и не кормлю день-полтора. Но как только они затихают и, сидя на поручнях балкона, робко смотрят на меня, оказавшегося у окна, иду в кухню, насыпаю в чашку крошек, зерен пшена и насыпаю в кормушку. И так изо дня в день: друзья все же.
  
  13-е июля
  
   * * *
   Настроение складывается из мелочей.
   Подхожу в кухне к мойке и повергаюсь в уныние: и сама мойка и особенно плечо-полка из оцинкованного железа заляпаны слизистой коричневой пеленой то ли жира, то ли следов неумелого мытья посуды. Надо бы засыпать содой и основательно смыть слизь, но время на крючке и ни минуты лишней; остатки чайной гущи высыпаю в помойное ведро, а для этого нужно выйти из кухни, повернуть по коридору за угол в прихожую и там в темноте, изловчившись, попасть помоями в уже переполненое мусором ведро; ведро всё-таки придется вынести на помойку, пополнив пакетом овощных отбросов, оказавшихся из-за неприятного запаха разлагающихся остатков пищи выставленными за окно ... Целая эпопея!
   Но если все-таки задержаться и сделать перечисленное, то впереди почти не остается времени на то, чтобы повозиться с травой на грядках, покосить траву, кой-чего надергать и успеть вернуться ко времени обеда. Когда я нарушаю строгий режим дня, то начинаю суетиться, спешить, делать ошибки, злиться и тогда уже никакого настроения не может быть.
   И вдруг возникает идея задержаться, но сделав дела, досрочно перекусить и тогда не будет причин торопиться с отъездом на дачу.
   Перекусить это значит вскипятить воду для чая, заварить чай, дать настояться и, пока настаивается, нарезать три-четыре кусочка хлеба, столько же сыра и поесть. Но на этот раз в целях экономии времени решаю вместо чая налить стопочку сливок, взять пару мятных пряников, только что купленных на вечер, и таким образом войти в режим ритма жизни. Так и сделал.
   Настроение выровнялось, к тому же засверкавшая чистотой мойка надоумила меня впредь ничего не ставить на плечо-полку, всё производить непосредственно в мойке и мойку тут же протирать губкой; помойное ведро внести в кухню и поставить рядом с табуреткой возле обеденного стола, чтобы складывать мусор, не покидая кухни, и тогда отпадет необходимость в заоконном пакете остатков пищи.
   Под впечатлением кухонных побед принимаю решение больше ничего на даче не выращивать, ограничившись многолетними растениями, уже растущими, а освободившиеся земли выровнять под устройство газона. Ура!
   Вернувшись домой перед обедом отменяю варку картошки и, наполнив тарелку балконными овощами из помидоров, красных перцев, огурцов и душистых трав, без заправки каким-либо жиром, дополняю кусочками хлеба, слегка прикрытыми печенью трески и обедаю.
   Мыть посуду не пришлось, хватило лишь стряхнуть крошки и брызнуть теплой водой.
   Настроение складывается из мелочей.
  
  
  * * */том второй/
   С сегодняшнего дня поездки на дачу есть только повод проветриться. Можно даже, доехав до калитки, не открывая её, развернуться и ехать обратно, ибо бесцельное путешествие тоскливо само по себе.
   Причиной тому жесткое решение оставить без какого-то бы ни было присмотра дачный дом, не делать никаких гряд и не высаживать каких-либо растений, пользуясь только плодами кустов и деревьев; всю физическую работу, которая по определению необходима, сосредоточить на выравнивании площади участка, на скашивании травы и уходе за цветами-многолетниками. При этом необходимо настроить себя на смирение в случаях покушений и на эти немногие плоды труда, ибо всё хищное зверьё от улиток до человеков непременно будет навещать участок и без сколько-нибудь оправданной надобности будет портить растений, поедать ягоды, сливы и яблоки, выкапывать кусты пионов, тюльпанов, лилий, уродовать газон кротовыми буграми и много чего другого.
   Но в сравнении удовольствия от обладания оставшимся хозяйством и скорби от названных потерь все же итог баланса на стороне удовольствия. Главное во всем этом -- всеобъемлющая свобода духа при гарантии оптимума динамики жизни.
  
  * * *
  Уже неделю читаю Панас Генрик: "Евангелие от Иуды"
   Занятная книга, по крайней мере, читать интересно. Я достаточно знаю библейское евангелие и могу сравнивать тексты того и другого. Но дело даже не в истинности фабулы, это малодоказуемо, интересен сам характер писания и особенно владение письмом, несмотря на вмешательство переводчика. Минимум неделю ещё не оторваться от книги, в ущерб Энн Портер с "Корабль дураков"./Замечание: в конце-концов ни история, ни стиль письма не имеют значимости сами по себе, значимость -- в моей увлеченности/
  
   * * *
   Вот нерешаемая проблема: вертолет намеревался своими действиями причинить беду каким-то людям, но не получилось/вертолет, якобы, был учебный и кружил над позициями своих войск/, более того, люди напряглись и сбили вертолет. В отместку друзья вертолетчиков истребили массу людей, причастных к сбившим вертолет. Может ли быть оправдана такая месть? Ведь среди уничтоженных могли быть и невинные. Но если среди них невинных нет, то что заставило вертолетчиков появиться там? Не проще ли было сразу провести операцию по уничтожению противника, если он объявил войну? Странная война! Вероятно, задержка проведения последней операции объяснялась сдержанностью военных из условий договоренности с каолицией соучастников, которые доказывали безвредность бандитов, но случай с вертолетом опроверг эти доказательства и явился поводом к массированной атаке. Странная война!
  
  
   17-е июля
   Помятуя предупреждения Ф.Углова пытался найти в интернете проявления вреда моркови. Не нашел ничего.
   Мне морковь казалась очнь полезной. Во-первых, зрение заметно улучшилось, мог читать без очков мелкий щрифт; во-вторых, перестал простужаться без шапки; в-третьих, стабилизировалась работа кишечника. Но был и вред: протертую морковь не мог проглотить без значительного запивания водой, при этом до такой степени рстревожил пищевод, что после окончания морковоедения ещё год целый чувствовал эту травмированность. И вот теперь снова возвращаюсь к морковке, только теперь не перетираю её, а выдираю прямо с грядки и свежую грызу.
   Это мой очередной бзик.
   В заметке от 13-го июля я приводил примеры похожих бзиков и вот теперь новый.
   Морковь, перетираемая зубами, легко проходит по пищеводу без всякой помощи жидкости, но причиной этому -- думаю я -- не состояние пережеваной массы, а насыщение её моей слюной.
   Не стал рыться в интернете в поиске сведений о функции слюны, ибо перестал доверять науке в знаниях о человеке, о его физиологии: слишком много ошибок, а полагаюсь на догадки, которые не раз меня выручали и выручают по сей день. Так вот, слюна несомненно обладает каким-то биологическим свойством, которое добавляет в состав смеси, перерабатявающей проглоченную пищу, крайне важные компоненты и несомненно обладает сложным составом, включающим в себя и способность протаскивать сквозь сжатые мышцы пищевода глотаемую пищу, и одновременно, подобно таможне, не пропускть контрабанду и запрещенные в стране продукты.
   Конечно, всё это глупость, неправда, бзик, но не это важно -- важно сконцентрировать внимание на любой глупости, чтобы затем момент за моментом отделять зерна от плевел, подчищая идею до состояния открытия. Действительно, если при таком решении ко мне вернутся ранее постигнутые полезности, но не возвратится ущербность, то это и есть то, что называется доказательством. Собственно говоря, так и совершаются открытия; главное, чтобы "идея овладела массами", застряла в голове. Например, очередной бзик: мой принципиальный отказ от любого /животного и растительного/ масла в предпочтение сливкам в определенной степени склоняет меня к подтверждению вышеозначенной правоты: помощь жирных сливок свежему прянику/деликатесный завтрак/ оказывается недостаточной, чтобы чуть прожевав его, проглотить без заминки - застревает-таки.
   Кстати говоря, с той минуты, как я определил причину волатильности/volatility/ своего настроения как проявление инстинкта, управляемого разумом, проблема перестала мне досаждать, я просто не обращаю внимания на изменения настроения, подобно тому, как не обращают внимания на лай злого пса из-за прочного забора. Плохо только то, что иногда разум начинает помогать инстинкту в его негативной деятельности.
  
   18-е июля
   ... сам же я признаю только критику, ибо она возбуждает во мне сопротивление, которое требует доказательств и в процессе этих доказательств я познаю себя самого, что в моей ситуации важнее всего прочего. Кстати, в отличии от слов восхищения, смысл которых трудно себе объяснить, критика выражена более понятно. ... в них, в этих рисунках, больше выразительности ума, нежели художественной выразительности; говорю я это, сознавая невозможность выражать свои чувства подобной манерой.
  
   * * *
   Что значит "неудавшийся рисунок"?
   Это издержки неподготовленного настроения, то есть, когда заставляешь себя делать невызревшее дело. Эти рисунки легко превратить в удачные, когда возвращаешься к ним в хорошем, творчески приподнятом настроении. Вред от приложения к неподготовленному сеансу чреват разочарованием в своих способностях, следствием которого может стать продолжительный застой. Застой может быть и без разочарования, но в таком случае ты хотя бы не теряешь уверенности в своих творческих, в своих профессиональных способностях и можешь в любой подходящий момент их реализовать. Таким образом, возвращение к неудавшимся наброскам ex definitione/см. выше/ позволит проясненным взглядом на изделие тотчас узреть причину неудачи.
   /дополнение от 22-го/ В отличии от рисунка фотография может передать действительность документально точно, но ей, фотографии, никогда на создать выразительности этой действительности так, как чувствует это/её/ сам фотограф и тем более не привить зрителю этого чувства.
  
   21-е июля
   "Умные мысли благодатны лишь в момент крайней в них нужды и без такой нужды малоценны"
  
   * * *
   Легкоатлеты проиграли суд. Но позорен не столько проигрыш суда, позорны те, кто решил судиться, не взвесив свои перспективы. И получается, что к проигрышу, уже имевшемуся, добровольно добавлен проигрыш в суде, чем подтверждена наша умственная неполноценность. Это уже позор. Вот они такие, наши управители.
   Представляю себя, обращающемуся в суд без уверенности в своей правоте. И не могу представить, отказываюсь. И потому, иногда сомневаясь в своих поступках, оправдываюсь такой вот диспозицией.
  
   22-е июля
   Все мои радости спрятаны в моем мозгу. И чем труднее удается извлекать их одну за другой, тем большим счастием наполняется моё бытие.
  
   Суть всякой фразы не в истинности слов, но в красоте выраженной мысли./Убеждает не смысл - убеждает красота сказанного/
  
   Есть история, когда видишь явление не вполне совершенное, но многообещающее. И это обещание возбуждает воображение более совершенное, чем то, которое удается получить. Более того, неуемное стремление к более совершенному, подсказанному воображением, нередко заканчивается крахом.
  
  24-е июля
  Решение ОК это политическое решение, цель которого расформировать все те международные объединения, где явно проступает лидерство России. И тут уж никакими жертвами не поскупиться. И в этом победа России. Зря только мы суетимся. Как в обыденной жизни и в политике никогда не следует соглашаться на спор, на увещевания, на любые другие контакты, когда в контактах этих есть интерес вашего оппонента, главная цель этого интереса - вытащить из вас словесную реакцию, к которой он готов более вас. Какая все-таки непосредственность в нашем сознании!
  
   * * *
  
   Слежу постоянно за динамикой состояния своего здоровья и на фактах этой динамики убеждаюсь в интересе Природы в моем, как продукте этой Природы, физическом состоянии. Проявляется этот интерес в частом имульсе испытаний на прочность: вдруг беспричинно возникает проблема здоровья, какое-то время угнетает мой дух и, если ей, Природе, ничего не удается, на время оставляет меня в покое.
   Но вот что интересно: ты устаешь от сопротивления этим импульсам и в конце-концов сдаешься.
  
  Существует персональный доверительный набор продуктов, питаясь которыми можешь быть уверен в их безопасности. И этого достаточно, чтобы, внедряя в этот набор любой другой продукт и ощущая какой-либо дискомфорт организма, предположить влияние этого внедренного продукта. Конечно, это не доскональная правдивость, тем не менее, всегда можно через паузы повторять эксперимент, добиваясь либо подтверждения, либо опровержения догадки.
  
   Хранение денег на депозите, если %% ставки по сумме вклада не достаточны для жизни/рантье/, психологически ограничивает мои финансовые возможности и я с тоской прохожу мимо нужного продукта, не в силах приостановить депозит. При окончании срока хранения жадность толкает меня на пролонгацию и так до самого конца. Какая глупость!
  
   Если тот, кому жалуетесь, включая и гражданский суд, ничем не рискует в случае неправильного решения, то как раз более вероятно именно неправильное решение ex definitione. /употребление некоторых слов в иноязычной транскрипции связано с разночтением понятий/
  
   25-е июля
   Проблема в том, что когда устанавливается какой-то порядок на основе давних привычек, то неудобства этого порядка можно почувствовать только познав их, эти неудобства, в связи с какой-то необходимостью. Вот я обещаю ему встречу и вдруг оказывается, что встреча эта возможна лишь вследствие ущерба моим же интересам, с чем трудно смириться: в таком случае я есть заложник обязательств перед своими привычками.
  
   Удовольствие доставляет только красота письма, но никак не содержание или даже заумствования. Это то же самое как удачно написанная музыка, или сыгранная роль, или выращенный куст пионов, то есть как плод всякого творчества.
   Но придумать красивую фразу нельзя, как нельзя придумать вообще ничего. Красивая фраза есть следствие стиля жизни, это форма инстинкта и можно только себе в успокоение добавить, что некоторым все же удается натренировать себя в красивой речи, чаще всего слушая обладателей таких речей. Можно попробовать порыться в книгах, но это менее вероятно: писатели слишком нацелены на сюжет и тогда одно другое исключает.
  
   Когда ему не хватает аргументов к доказательству своей правоты он прибегает к оскорблениям, называя заявления противной стороны глупостью или догмой.
  
  27-е июля
   Даже внутри одной семьи могут быть разночтения по поводу какой-то проблемы. И тогда возникает спор. Более неправ тот в этом споре, кто настаивает на своем, игнорируя аргументы противной стороны, или по-другому: более прав тот, кто первым прекращает спор, как бы соглашаяясь, но по сути просто оставаясь при своем мнении.
   Так вот проблема события в том, что даже у интеллектуала часто недостает культуры спора и не хватает ума для признания бессмысленности процесса. Спор может быть интересен, когда в нем спорящие пытаются найти истину, слушая аргументы друг друга. Но на практике/вчерашняя дорожная беседа/ мы забываем принципы и удовлетворяемся одним встречным лаем в попытке доказать свою правоту в ущерб истине. К.Панас: "В подобных спорах не сыщешь сильнейшего оружия, нежели высмеять либо очернить противника. Справедливо судят: nomina stultorum scribuntur ubique locorum {Имена глупцов написаны повсюду (лат.)" "Неведение и тщеславие - более сильные движители, нежли разум, говаривал Сенека".
  
   Более всего напрягают всякого рода обязательства. Не терплю обязательств и в меру сил стараюсь от них избавляться. И почти избавился, остаются самые малозначимые. Тем не менее...
   Вчера весь день велосипедили из конца в конец по пыльным и жарким дорогам. Тридцать градусов в тени. Накануне условились и я почти не спал, боясь опоздать. То есть обычно-то просыпаюсь в четыре и в половине пятого вылезаю из-под одеяла, а тут всего-навсего надо было успеть к семи у гимназии. И вот эти самые обязательства не давали мне спокойно спать: чего ж их любить-то?
   Обязательный человек по определению не может любить своих обязательств и я, боясь их, включаю телефон только по необходимости, почтовый ящик обхожу стороной, во избежании пустых уличных разговоров хожу быстро, чтобы инерция хода успевала по возможности дальше относить меня от назойливого собеседника.
   Алексея возмущает моя откровенность:
   - Человек не может не иметь обязательств, это противоречит... - и так далее.
   А сам утром вчера опоздал на десять минут, заставив меня злиться на свою обязательность.
  * * *
   И все-таки было бы справедливо бойкотировать ОИ, ибо проявленная компромиссность несомненно повлечет ещё более худшие последствия, напрмер, бойкот странами чемпионата мира по футболу, ибо сегодняшние действия явно носят признаки политического давления и оно не остановится в тех сферах, где это возможно. Бало бы логично уйти гордо из всех подобных ОИ сфер, сделав это предельно деликатно. К тому же лично я боюсь того, что и в медальном зачете мы звонко проиграем, доказав тем самым, что без допинга и не можем ничего. И только мол сумели скрыть допингуемых, которым удалось чего-то добиться.
  
   28-е июля
   Ищу замену своему износившемуся ослику, брожу по развалам, выслушиваю рекламу, чем-то интересуюсь, но решимости хватает ... только на то, чтобы удержать деньги в тумбочке, отказывая им в сопутствии. Такая позиция избавляет меня от случайности подвергнуться неудержимой страсти инстинкта безбашенности.
   Почти в той же ситуации и в данную минуту: пробежав глазами десяток строк очередного романа очередного автора механически жму на стрелку возврата -- не моё! Истинно моё это то, что без всяких условий, без всяких сомнений заставляет выложить на прилавок содержимое кармана и забрать удавшийся товар. Но ни там, ни здесь удачей и не пахнет.
  
   * * *
   Да не надо мне ничего!
   Нашел узкую дорожку между рядами сгорбившихся серых домиков, стиснувших улочку до размера парковой аллеи и бегаю по утрам туда-обратно, вдыхая аромат цветущих растений, тянущих свои ветки сквозь щели пока ещё низких дощатых заборчиков.
  
  * * *
   Пора бы уже пообедать, но тяну волынку, тяну: попозже пообедаешь -- сытым и в постель заберешься. А значит - спокойный, глубокий сон, ранний подъем, прекрасное состояние духа. Но не выдерживаю, иду в кухню, нарочно замедленно мою овощи, нарезаю, украшаю и сдабриваю. С тоской смотрю на стрелки часов: дремлют; ищу ещё какую-нибудь причину оттянуть трапезу...
   От обеда до времени "последних известий" - сигнала к чистке зубов - целая вечность и невольно лезу на полку со всякой привходящей снедью, беру не глядя щепотку измельченной смеси печенья, орехов, горького шоколада и отправляю за щеку. И так с каждым попаданием в кухню.
  Опять беспокойный сон.
  
  29-е июля
   Кругом обман.
   В большинстве своем народ не столько беден, сколько жаден и потому в расходах больше акцентируется на цене, нежели на качестве продукта. По этой причине, сделав качественный товар, производитель имеет малые шансы продать его даже с минимальной прибылью. И потому не имеет средств на развитие производства, которое бы гарантировало более современную технологию, а значит, и меньшие затраты на единицу продукта. Значит надо, либо останавливать производство, либо обманывать, ухудшая качество.
   Выход до предела прост: искусственный дефицит; повышение цен; жесткий контроль качества.
   На личном примере убеждаюсь, что самая качественная пища даже при неограниченном потреблении требует от меня, потребителя, вполне скромных затрат, в то же время наблюдаю, как несравнимо более состоятельные соседи довольствуются низкосортными продуктами. Причина чисто психо-логичная: нужны разумные предупреждения, как это сделал Президент, когда на совещании с Правительством выразил непонимание ситуации с укреплением курса рубля при понижении цены на нефть, вследствие чего рубль испугался. Или как это происходит с долларом: стоит лишь ему, доллару, начать дорожать, как народ бросается его закупать: откуда и деньги берутся! Дефицит продуктов "мог бы заставить покупателя не обращать внимания на цену, постепенно убеждаясь в том, что не так и дороги качественные продукты," одновременно доказывая, что чем качественнее продукты, тем дешевле лечение.
   И потому экономика живет на ручном управлении, то есть на обмане. ...ибо omnis homo mendax {Любой человек лжив (лат.).}
  
  30-е июля
   Ещё один пример как доказательство того, что общение в интернете гораздо более оправдано, нежели в реальности, virtually: необязательность, повторенная дважды, есть факт пренебрежения, если не сказать более жестко. Но и этого достаточно, чтобы самоустраниться. В интернете в самоустранении необходимости нет, как бы кто ни варажал своих принципов.
   Существует и ещё принцип: каждый имеет право поступать так, как считает нужным, но в таком случае должен ожидать соответствуюшей реакции, то есть адекватного поступка из того же самого принципа.
   * * *
   Парадокс жизни в том, что нельзя научиться правильно жить: обстоятельства твоей личной жизни постоянно меняются с возрастом. В то же время и отношения к тебе у тех, с кем ты вынужден общаться по жизни, меняются по той же причине. И в этой ситуации каждый день для тебя нов. Если эти признаки не так заметны у твоих соседей в широком смысле этого понятия, то в отношениях с родственниками они проступают явно и чаще всего в негативном смысле. Надо быть готовым ко всему подобному и по самым слабым проявлениям неудобства сразу же осознанно, самым решительным образом менять себя, приспосабливаясь к новым условиям, ибо возвращение прошлого уже невозможно, подобно тому, как невозможно излечение загнившего яблока. Вероятны или деструкция сознания, или то же самое в инстинктах, причем первое менее оправдано, ибо происходит много сложнее, инстинкт же, по сути животный, вполне возможен. Другими словами, сила разума, сдерживающая проявления того или иного животного инстинкта, со временем ослабевает, или сила инстинкта, усиливаясь, преодолевает это сдержание разума. Но так или иначе обратный процесс уже невозможен.
  
   Эти мысли возбуждены во мне сегодняшним случаем, достаточно показательным, но моя реакция пока не определилась, рефлексии по этому поводу не дают мне покоя. Можно вытерпеть любые "несмертельные" покушения ради, хотя бы, возможных искорок радости, но честней перед самим собой быть более решительным и разрубать "гордиев узел", не пытаясь вяло распутывать его.
   Но это страшно: мы всё ещё на что-то надеемся.
   Преимущества человека умного, говорит Гегесий из Магнесии, заключаются в том, что он не столько выбирает доброе, сколько избегает злого.
  
  31-е июля
   Никогда не был суеверным, но то и дело натыкаюсь на явления, поступки, в силе действия которых поначалу не вижу логики и потому не замечаю, или не признаю, но когда возникает следствие - затрудняюсь в объяснениях.
   Сплю с открытым окном и потому малейший шум будит меня. И заметил: перед выходными под окном /недалеко круглосуточноработающая винная лавка/ мужики шумят, матерятся, но с первыми лучиками солнца, словно кто обрубает этот шум, и восстанавливается покой. Когда это начинаешь замечать именно как систему - удивляет. Вот и сегодня то же самое.
   Балконная пара голубей сидит на яйцах и вдруг утром вижу, что возле самца, сидящего на яйцах, плотно возлежит голубица другого окраса. Удивляюсь.
   Звоню рано утром/так договорились/ товарищу - отвечает охриплый голос, оправдывающийся простудой, но подтверждающий возможность дальней поездки на велосипедах. Голос сомнительный. "Кладу" трубку и набираю снова - на этот раз нужный адресат: "с тобой ли я только что...?"- спрашиваю. "Нет" - отвечает. Удивляюсь.
   Договариваемся о встрече через час: приезжаю - никого нет. Уже и не удивляюсь - бесовщина какая-то!
  
  
  
  0x01graphig
  
  
  
  
  
  Кое-что из прочитанного:
  
   Моэм: Мудрый путешественник странствует лишь в своем воображении. Один старый француз (точнее савояр) написал книгу под названием "Voyage autour de ma chambre" ["Путешествие вокруг моей комнаты"
  
   Самые прекрасные путешествия - это те, которые вы совершаете, сидя у камина, ибо тогда вы не утрачиваете иллюзий.
   Впрочем, есть люди, которые добавляют в кофе соль.
  
   ...Я точно зачарованный смотрел, с каким упорством они, не сняв перчаток, поглощают поджаренный хлеб и потом небрежно вытирают пальцы о стулья, воображая, что никто этого не замечает. Для мебели это, конечно, было плохо, но хозяйка, надо думать, отыгрывалась на стульях своих друзей, когда, в свою очередь, бывала у них в гостях.
   ...Их разговор я находил блистательным и с удивлением слушал, как они поносили любого собрата по перу, едва только он повернется к ним спиной.
   ...Как это печально, что оскорбленной добродетели не дано карать грешников.
   ... Если вы будете так добры повернуть голову налево, то увидите дверь. Желаю всего наилучшего.
   ...Только поэт или святой способен поливать асфальтовую мостовую в наивной вере, что за ней зацветут лилии и вознаградят его труды.
  
  
  
   ГЕНРИК ПАНАС:
   ...ибо omnis homo mendax {Любой человек лжив (лат.).}, о чем знает каждый судья.
   ...вопреки известной максиме: умный не откажется изменить свое мнение, - в жизни не любят отбрасывать привычные суждения
  
   Основные этические идеи учения Гаутамы сводимы к двум элементам. Первый, катарсис/очищение трагизмом момента/, еще при жизни позволяет достичь экстатических состояний вплоть до освобождения от индивидуальности. Второй элемент, этическое единство всего живого, майтри - бесстрастная приязнь к людям и животным, и каруна - сострадание всему и вся перед лицом зла, греха, насилия, произвола.
  
   ...не оказаться в положении Филоксена с Кифер, коего Дионисий Старший, тиран Сиракуз, за насмешки над монаршим стихоплетством отправил в каменоломню. Вскорости владыка призвал Филоксена к себе и снова зачел свои поэмы. Послушав немного, Филоксен поднялся и молча направился к выходу. Когда Дионисий спросил, куда же он, мудрец ответствовал: в каменоломню.
  
   Когда ныне, через несколько десятков лет, смотрю на юнца, на меня тогдашнего, не могу не изумляться подобной мешанине здравого смысла и наивности.
  
   ...возможно, впрочем, все это - лишь миражи памяти, которая есть не что иное, как переоценка фактов, произведенная ех post. Сами же факты давно канули в Лету, а то, что мы именуем воспоминанием, - не более чем размышление о них, размышление о размышлениях и так далее.... Мифы рождаются ежедневно. Мы сами - миф, становимся собой - значит, становимся мифом. "Я", которое говорит сейчас, явилось значительно позже, нежели детское "он", нежели "ты".
   Трудно определить, сколь ошибочна даже наша собственная мифомания, а уж о попытке верификации мифов всеобщих - религиозных, государственных, народных, то есть всего, из чего складывается история человечества, - и говорить не стоит.
  
   Впрочем, кто любит человечество, мало любит человека.
  
   Однако не учла в своей простоте: мужчина, даже самый заурядный, ведомый великой целью, далек от любовных передряг.
  
   Многие полагают, безответная-де любовь стимулирует разум или пожирает его, иные же уверены: мужчина ищет в женщине собственное величие, а находит лишь унижение. К сожалению, подобные максимы не годятся на практике, даже когда прибегнешь к ним в самый трудный момент, а отказаться от ненависти и вовсе не помогут.
   Я удалился, кощунствуя в душе, твердо порешив вычеркнуть из жизни все напоминающее об этой блуднице. Да что поделаешь: меня коснулась истинная любовь, дорогой друг, а посему и все решения были бесполезны.
  
   ...ведь повсюду ведомо: труднее всего подавить жажду власти и жажду любви;
  
   У любого, даже великого человека есть своя тайна, раскрой ее, и человек станет заурядным; коли повезет найти какую-нибудь слабинку и умело сыграть на ней - опять-таки великий станет малым. Геракла погубило безумие, Ахилла - уязвимая пята, иудейский герой Самсон лишился сил, когда Далила обстригла ему волосы.
  
   У иудеев существует стародавний обычай праздновать каждый седьмой день в память того, что бог, сотворив мир за шесть дней, на седьмой, в шаббат, отдыхал от трудов. Обычай связан наверняка с лунным циклом и вавилонским календарем, однако сама мысль ритмического празднования седьмого дня несомненно иудейская и неизвестна другим народам. Отвлекаясь от чисто религиозного смысла, в таком свычае заложена глубокая и гуманная мудрость: в седьмой день строго запрещается любая работа, отдыхают и люди и животные. За осквернение шаббата некогда грозила смертная кара, и доселе нарушение запрета на тридцать девять видов работ считается тяжким прегрешением.
  
   Сказал только, ни один лекарь не уврачует знающих его.
  
   ... коли дите растет без отца, так вырастет или отпетый разбойник, или великий святой.
  
   ...ибо, как говаривал Сократ, женщине легче удержать на языке раскаленный уголь, нежели тайну.
  
   Стародавний обет назорейства соблюдался в ритуальной воздержанности. Употребленное мною латинское название - транскрипция греческого, происходит же оно от древнееврейского слова назир, что означает приблизительно то же самое, что consecratus {Посвященный богу (лат.).}.
  
   галилеяне а priori простолюдины, В подобных спорах не сыщешь сильнейшего оружия, нежели высмеять либо очернить противника. Справедливо судят: nomina stultorum scribuntur ubique locorum {Имена глупцов написаны повсюду (лат.)
   ... Одно лишь смущает меня - не объявил бы ты мне, как спартанцы самнитским послам: все сказанное поначалу мы позабыли, а дальше не поняли, ибо не помним начала.
   ибо ducunt volentem fata, nolentem trahunt {Покорного судьбы ведут, непокорного тащат (лат.).},
  
   Братия устремилась к лоткам. В трех местах продавали хлеб, бобы, горох и рыбу, можно сказать, за бесценок, а два лотка манили печеной бараниной, птицей, сластями, сыром и вином. Торговля шла бойко, и я убедился, мой родственничек себя не обидел и лакомствами возместил все убытки, понесенные на дешевых лотках
   1. Цицерон справедливо заметил: Omnium rerum principia parva sunt {Начала всех вещей скромны (лат.).}
   что nihil novi sub sole {Ничего нового нет под солнцем (лат.).}.
   его ученики - яростные фанатики; фанатизм и дал губительные плоды - даже с самыми благородными побуждениями, он неизбежно ведет к погибели.
   Неведение и тщеславие - сильнейшие движители, нежли разум, говаривал Сенека
   Эпикур сказывал некогда: мудрец не станет заниматься политикой, разве что обстоятельства вынудят. Зенон же считал: мудрец всегда займется политикой, разве что обстоятельства не позволят.
   В поучениях Иисус постоянно напоминал о двух путях - жизни (вечной) и смерти (вечной). У меня записано несколько его сентенций касательно моральных запретов и наказов. Вот они:
   Господа бога твоего, который сотворил тебя, возлюби мыслью, словом и делом.
   Возлюби ближнего своего, как самого себя, и не причиняй ему того, что не хотел бы, чтобы тебе причинено было.
   Благословляйте проклинающих вас, ибо не заслуга - любить тех, кто тебя любит.
   Возлюби тех, кто тебя ненавидит, и не будешь иметь врагов.
   Не возжелай, дабы возвратили тебе силой отнятую вещь, и так не получишь ее обратно.
   Если кто ударит тебя в правую щеку, подставь ему левую и будешь совершенен.
   Если вы собратья в том, что вечно, будьте ими и в делах человеческих.
   Если делаешь доброе или чего-либо не делаешь, делай не из боязни, а из любви к богу.
   Таковы суть ступени, ведущие к смерти: убийство, прелюбодеяние, вожделение, воровство, грабеж, лжесвидетельство, обман, двуличие, хитрость, чванство, подлость, гордыня, жадность, распутство, зависть, дерзость и похвальба.
   Понесешь всю тяжесть ярма господня - будешь совершенен, не сможешь - неси посильное на пути к святости.
   Таковы приблизительно моральные заповеди, гласимые Иисусом в первые годы служения, до пленения Иоанна, пророка на Иордане, о коем я тебе уже сказывал.
  
   tempora mutantur et nos mutamur in illis {Времена меняются, и мы меняемся с ними (лат.).},
   ...женщины верны лишь тому мужчине, кого не смущает их очарование.
   Выше я употребил слово "справедливый", которое со всеми производными от него означает понятия, неприменимые к природе и являющиеся изобретением человеческого разума. Что же такое справедливость? Думаю, это оценка действия, беспристрастно заключающая: права одна из сторон.
   Такая дефиниция ни точна, ни правильна, да полезна в повседневности. Ежели ты согласен со мной, обрати внимание, всякий вершитель государственного правосудия всегда защищает общественные установления. А потому, разумеется, уже не беспристрастен и, естественно, потому не справедлив.
   Болтовня престарелых - тщетное усилие удержать минувшее, отдаю себе отчет в бесполезности подобных устремлений и не имею сил воздержаться от них.
   Мы верим и сомневаемся одновременно, о чем прекрасно сказал Сенека: умный человек надежду подстраховывает сомнением; ничего не ожидает, не сомневаясь; и никогда не усомнится без надежды.
   Преимущества человека умного, говорит Гегесий из Магнесии, заключаются в том, что он не столько выбирает доброе, сколько избегает злого.
   Люди всегда жаждут свободы, да редко когда разумеют, свободы от чего и для чего.
  
  
  
  
  
   Красным в тексте выделены поздние вставки как результат редактирования
  
  
рисунки более крупных размеров
  
  
  
Техническое приложение
  
  0x01graphig_____ .....
   proba
  
   .любой текст для сохр.
   черный
   красный
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список