Ryndyn Eugene Рындин Акварель: другие произведения.

Дыхание Осени

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  
  
  
  01 августа, 20160x01graphig
   Лист на березе ничуть не поскучнел, но небо, осенившее макушки берез, черно как чернота враждебного замысла: вот-вот грянет гром.
  
   Постоянно вынужден разочаровываться в своих убеждениях: ситуация ли меняется, старею ли?? Были бы страсти по редактированию уже изложенного, одеревеневшего, половину бы переработал. В то же время по этому одеревеневшему только и можно понять то, что нет ничего застывшего, что всё непрерывно движется, меняется в тебе самом, включая даже закосневшие инстинкты. Вот только что был безусловно уверен в Нем, в глаза высказывал свои восхищения и вдруг... И это не импульс случайности, это новая убежденность, сформированная множеством ранее малозаметных вполне терпимых проявлений и завершенная последним незначительным актом. Но в том-то и дело, что именно этого акта, вероятно, и не хватало для возникновения порыва ветерка осознания, изменившего убеждение.
   И вот сижу весь день над ремонтом проколотого колеса лыжероллера, отгоняя убеждение в непокоримой прочности этих мощных шин, чем была обманута моя доверчивость. Проколотые камеры практически ремонту не подлежат или я этого не умею сделать в домашних условиях. И клею, вставляю, убеждаюсь в непрочности, снова извлекаю, клею... Черт бы побрал весь этот импорт!! -- опять разубеждение.
   В политику уже боюсь и соваться: то злорадствую по поводу... то восхищаюсь, порицая свою неосмысленность. В итоге неколебимая убежденность: всё происходящее происходит по необходимости, то есть по вызову момента, никакой принципиальности в сознании нет, нельзя ни в чем доверяться кому бы то ни было, если даже в себе не убежден.
   Возвращаюсь к этим роллерам: целый день бился в стремлении к положительному результату и не достигнув его, вдруг... облегченно вздохнул, ибо делал что должно и в этом смысле даже отрицательным итогом нужно быть довольным. Действительно, поломка выбила меня из привычного жизненного ритма и я, сделав должное, остановился, огляделся и ощутил богатство своих возможностей, скованных порочными убеждениями; теперь я смогу... и далее по забытому списку увлечений.
   И таким образом отрицается сама прочность всяческих убеждений, правил и принципов, есть только инстинкты, провоцирующие проявления, и разум, препятствующий инстинктивности или поощряющий её.
  
  3-е авг.
   Договорились на семь пятнадцать.
   Я человек суетливый: "чего тут сидеть у двери? поеду потихонечку".
   Но, как ни тянул, приехал на пару минут раньше, жду, а у самого уже волна обиды набегает: "всегда опаздывает!": тут, ведь, дело как: время, на которое договариваешься, это край, за ним опоздание.
   Минуту вытерпел, а затем сел в седло и покрутил домой.
  
   И вот неизбежный звонок.
   В принципе, к любым проявлениям характера отношусь уважительно, но уважительность не предполагает безропотности и, по-своему, ропщу. В то же время категорически избегаю всякого рода разбирательств и тем более высказываний своего недовольства: как бы ни был человек растрепан, но если в нем есть хоть капля терпимых качеств, допускать их потери нельзя. И не допускаю.
   "Видно, приехал на минуту раньше, -- говорю, -- решил по твоему примеру сделать кружок вокруг гимназии: как раз минута. Кружок сделал, а тебя нет. Ну, думаю, поеду навстречу. И поехал потихоньку. Доехал до банка, постоял... ну, что делать? других никаких вариантов нет -- вернулся домой."
  
  04 авг.
  Чтение может быть наслаждением, если автору удается затащить читателя в мир своих интересов, изображая события в красках, близких читателю и по духу и по ассоциациям. Но чаще всего читатель удовлетворяется обычным любопытством, в крайнем случае, выбором лучшего варианта из всех никудышных.
  И если это история, то рассказана она должна быть языком умного, хорошо воспитанного человека и при этом не допускающая ничего "надуманного", то есть того, чем хотелось бы автору украсить текст или самого себя. Конечно же, сам я этого не могу и подобно пересмешнику только пародирую "соловья", довольствуясь претенциозностью.
   Из Уайлдера: ...на языке, заставляющем всякую любезность выглядеть исходящей из самого сердца, я ответил, что оказаться родней по духу столь блистательному члену Академии и столь глубокому ученому это честь, много большая той, на какую я смел рассчитывать.
  
  Несколько последних лет я уже не хожу километров по тихим и пустынным улочкам загородных селений, не улыбаюсь добрым старушкам у колодцев, не обмениваюсь вольностями с неухоженными мужичками, даже на лыжне мне уже не встретить задиристых девчонок и всё потому, что по городским улицам бегаю то на роллерах, то на коньковых лыжах, а если оказываюсь в тех самых селениях, то только на скором велосипеде и уж тут не до комплиментов. И в этом моя литературная опустошенность. Жалко, но поделать ничего нельзя: не могу.
   И оказывается, что единственным возбуждающем сознание фактором остается классическая литература. Но и она как-то суетливо исчерпывается, словно вода в пустынном колодце: хлебнул раз, хлебнул два и дно уже замутнено.
  
   На даче, без нужды сунутое в земляную кучу семя огурца, благодаря сырости и теплу лета, так разошлось, что благодарит за подаренную жизнь нескончаемыми плодами. И, хотя вряд ли удастся плоды эти потребить, размышляю над условиями сохранения куста. Инстинкт!
  
   Да, конечно, есть люди, которые в состоянии затащить тебя в свои тенёта одним лишь пониманием ситуации, выраженным достаточно короткой фразой. /в благодарность Уайлдеру/
  
   Когда находишь интересного автора, в чтении забываешь обо всем и уже не важно что будет у тебя на обед и нужен ли он, обед, вообще, ибо за время чтения каждый абзац произведения перемежается щепотью измельченного орехового печенья или глотком холодного кофе, ибо ты никак не отдален от источника подобных удовольствий.
  
   Один предпочитает возиться с техникой, используя её лишь для того, чтобы опробовать эффект усовершенствования; другой, избегая в меру возможности всякого рода наладки своей техники, благодарит её, ещё позволяющую недальнюю, но вполне приятную прогулку.
   И вот я, противящийся всякой возне с техникой, начинаю сравнивать чувственный эффект удачного ремонта с таким же эффектом от приятной прогулки как благодарности техники за этот ремонт. И уже нет уверенности в выборе.
  
  Определенность свободы состоит в том, что ты абсолютно избавлен от необходимости иметь какие-либо обязательства, поступая лишь под влиянием чувственного инстинкта, вызванного реальными условиями момента, ибо только это и вносит в твою жизнь РАЗНООБРАЗИЕ. /Стоит лишь принять малейшее обязательство(например, пообещать) как путается привычный ритм твоего пребывания в пространстве бытия, поражаемый сумятицей и раздраем/.
  
  5-е авг.
   Есть один не вполне радостный вывод: даже при большом литературном /музыкальном, художественном/ таланте создатель не может рассчитывать на безусловный успех, ибо, как оказалось, успех есть композиция из, конечно, таланта в первую очередь, но и из условий самой задачи создания. Мне, например, не удаются графические наброски, точнее сказать, удаются далеко не все. Любая композиция подразумевает особый, уникальный акцент-ударение, который и берет на себя всю нагрузку, определяющую успех и, если этот акцент не найден, то при самом талантливом /в общих чертах/ решении композиции желаемого эффекта не получится. Но поскольку автор не может предвидеть признак этого акцента, его ударность, то остается только соглашаться с неудачей. Случайность возникновения акцента композиции выравнивает значимость создателя по отношению к иным видам творчества. Опять же для примера беру Зюскинда. Не требуется доказательств его талантливости, но "Контрабас" читал с восторгом, другие его работы, бесспорно талантливые, прошли для меня невдохновляюще. Подобных примеров множество во всех видах и формах творчества, но в данном случае меня забавляет только поиск причины своих неудач.
   Конечно, всё это условности, с которыми девяносто девять из ста читателей не согласятся и, возможно, в достаточно обидной форме, тем не менее озадачиваю себя этой проблемой и буду долго топтаться возле неё. /Чудное доказательство: многоразовый вынужденный ремонт колес лыжероллеров с невероятной сложностью разбортовки в домашних условиях раз от раза совершенствует технологию производства и в конце-концов мУку превращает в удовольствие, ибо найден тот самый акцент усилий, который и предопределяет "успех"/. То есть, сознавая случайность успеха, тем не менее трудно с этим соглашаешься, невольно ищешь разгадку причины неуспеха. Правда, есть и другая сторона проблемы: найдя причину успеха или его антонима автор ограничивает своё творчество повтором удач./лыжероллерам повторимость технологии ремонта морально не повредит/.
  
  С каждой утренней пешей прогулки помимо ярко-желтого пакета, набитого всякой съедобной дрянью, приношу пару-тройку афоризмов, источник которых в самой сути прогулки. Вот они:
  
   ...не нужно пытаться запомнить желаемое: память сама всё разрисует оврагами на сером веществе мозга, если только это желаемое прочитывать почаще.
  
   ...сколько угодно делай плохого, но подумай, прежде чем делать хорошее. И в том и в другом случаях воздастся по заслугам с той лишь разницей, что во втором заслуга покажется тебе несправедливой.
  
  6-е авг.
   Большого труда стоит привыкнуть к одиночесву, но когда все-таки привыкаешь, одиночество оказывается истинным блаженством. Что значит "привыкаешь"? это значит, нарушая привычные традиции, перестаешь вздрагивать, оглядываться и краснеть; это значит, обманувшись на покупке, просто усмехнешься или в крайнем случае обзовешь себя как-нибудь обидно; это значит бросаешь зарплату на полочку в прихожей, не считая и не опасаясь пропажи; это значит позволяешь себе излишества разного рода, а ошибаясь, не раскаиваешься, а наоборот, осознаешь прибавление мудрости, ибо оказывается, что эта ошибка и есть та самая, на которой следует учиться, и учит она тебя, что так и должно было быть всегда и только необходимость соблюдения условностей коллективной жизни вызывала несомненную терпимость. Мне так кажется./По мотивам семейного скандала, расслышенного походя./
  
   Не существует художественной литературы, точнее, я знаю лишь несколько авторов, писанину которых с уверенностью могу назвать художественной, ибо читая именно её и следя за сплетением кружев слов, напрягаешь не разум, стараясь, якобы, понять о чем идет речь, напрягаешь зрение, стараясь удержать в памяти возникающие перед глазами образы, ассоциируя своё видение. И нетерпимо читать литературу, когда в угоду популярности она пытается создавать образы, перечисляя придуманные цветущие магнолии с мощной тенью и сильным ароматом или привычные рябины с гроздьями плодов, белый асфальт с блестящей на солнце черной разделительной полосой дороги или чего-то ещё, -- чего ex definitione автор не мог видеть -- когда для художественного образа достаточно было бы случайного прикосновения к знакомому аромату цветов или тени, брошенной деревом на раскаленный асфальт дороги, то есть целью художественной литературы может быть только возбуждение ассоциаций, вызывающих знакомые чувства или приятные события. И если аромат цветов или тень на асфальте ещё могут возбудить случайность, то какое-то дерево или черная полоса на белом... Так я думаю. /Это причины, по которым я останавливаю чтение известной литературы или многократно перечитываю малоизвестную: так уж получается, что популярный сыр едят в больших количествах чаще всего из-за его легкой доступности./
  
   ...мы в адеквате: ты не желаешь ждать, предпочитая опаздывать; я не желаю опаздывать, предпочитая не ждать/того, кто опаздывает/
  
  7-е авг.
   Оказывается, можно быть вполне уверенным, что утверждаешь ерунду, бред и тем не менее настойчиво продолжаеть нести эту, ни кем не признанную, околесицу, подсознательно считая себя праведником. Доказательства и той и другой позиций просты: когда имеешь мнение, отличное от мнения толпы, ты, конечно, неправ и утверждения твои не более, чем глупость или ересь, или ещё что-нибудь такое, -- мой велоспутник, за недостаточностью доказательств в споре, часто прибегает к однозначности: "это глупость!" -- что признать нельзя; когда же твои убеждения приносят желаемый результат, а признанное толпой негативно, то как переубедить себя?
   Если в сказанном присутствует достаточная логичность, то оправданы не только убеждения, но и поступки, хотя, как раз, именно в поступках, порицаемых окружающими, и проглядывает твоя ошибочность. Путаница!
   У толпы достаточно оснований порицать мои поступки и меня самого: длинная седая борода; ежедневное катание на роллерах или лыжах; использование лоджии для выращивания овощей; проживание одного в трехкомнатной квартире; запущенность дачного участка и пренебрежение к его сохранению; отказ оплачивать коммунальные услуги и дачные взносы; отчужденность; при внешней неряшливости покупка самых дорогих продуктов или технических средств развлечения; решительные лыжные прогулки при температуре ниже тридцати градусов; и прочее...прочее. А мне без малого восемьдесят.
   В трудоспособные годы часто приходилось на своем горбу чувствовать недовольство могущественных представителей толпы: за каждую провинность меня решительно отстраняли от должности, но более могущественные тут же привечали, пытаясь извлечь собственную выгоду из проявленных мною возможностей, ибо чаще всего предлогом к наказанию была чрезмерная увлеченность к демонстративному доказательству беспомощности властвующей толпы /о фактах этих доказательств мной написаны рассказы/.
   К чему я так расписался?
   Конечно, я прав, так и надо действовать. Тем не менее все мои проявления в быту ничуть не демонстративны, земетны они только потому, что ...заметны "лавочкой", притаившейся в кустах акаций, иных опознавательных знаков я предпочитаю не давать, ибо незачем к нелюбви добавлять ненависть? то есть, решительно действуя, я нерешителен, мною руководит осознание необходимости в ущерб вызовам инстинктов; оправдания и действиям и сомнениям, как раз, ищу в обильном чтении классической литературы. И нахожу.
   Можно было бы об этом не заикаться, но пишу для себя как упражнения на художественность текстов. На большее не претендую и даже радуюсь, когда и этого, написанного, никто не замечает. Они же правы!
  
   Художественность, которой крайне желаю, состоит не только в возбуждении образов как источников приятных ассоциаций, но и в плавности текста. Не выношу ужимков и прыжков в тексте рассказа, не люблю внезапных отвлечений от начатого сюжета, так называемых экскурсов куда-нибудь, словно бы автору вдруг пришло в голову невероятно интересное воспоминание. Это как-то сразу начинает утомлять мой дух, нервирует и чтение прекращается. Всё это возможно с момента внедрения в событие, когда пропуск абзаца не чреват пропажей события, но когда ты ещё не разобрался в сути желаний автора, плавность есть критерий продолжения.
  
   9-е авг.
   Убеждаюсь с каждым разом, что нельзя настраивать и настраиваться на победу, настраиваться нужно на "стремление" к победе, то есть возбуждать в себе смелость, безрассудство, наглость и наплевательство на результат, каким бы он ни был. Всех тех, кто думает о победе, а не о том, чтобы избежать ошибок, не следует допускать к соревнованиям: он подведет.
   Придумать ничего нельзя и только непрерывная работа, непрерывное совершенствование процесса, нахождение и исправление ошибки, может позволить достижение желаемого результата, не того результата, который задуман, а того, который превосходит задуманное.
  
   ПРАВО на ОШИБКУ
   Что бы найти яркую, выразительную метафору, украшающую скучный текст рассказа, не обязательно рыться в календарях ярких выражений, достаточно просто писать и писать всё, что в голову взбредет, а написав, не гнушаться её, писанины, демонстрации. И уже не имеет значение что и о чем пишешь/nihil novi sub sole {Ничего нового нет под солнцем(лат.).}./, весь смысл написанного в закреплении случайно вырвавшейся из сознания той самой метафоры, чтобы она осела прочно в мозгу и в нужный момент как бы произвольно достаточно звонко выстрелила.
   В этом смысле приходится выставлять себя идиотом, позволять себе говорить не относящееся к сути дела, возможно компрометирующее, подобно тому, как претендент на победу в плавании позволяет себе поднимать штангу или совершать сухопутные пробежки. Таким образом воспитывается манера, стиль, выразительность письма.
   Но парадокс этой implementation в том, что, с одной стороны, ты пишешь, рассчитывая на читательский надзор, с другой - стеснен возможным порицанием.
   Но нельзя ничего придумать.
   Как архитектор, каким бы талантливым он ни был, не способен создать уникальное произведение, не развив прежде свой талант многими не вполне удачными попытками, так и писатель не избежит творческих ошибок, прежде, чем произведет то, с чем вполне согласится. Но повторяюсь, эти свои ошибки надо видеть сквозь призму читательского отношения, сам писатель без такого внимания не сможет увидеть своих качеств, ибо никто не способен знать в чем его творческая сила.
   Это оправдательная преамбула последующих словесных глупостей, которые лучше не читать, но автору уже достаточно представлять сарказм читательского снисхождения.
   Этот разговор оправдан ещё и тем, что, во-первых, согласившись с изложенным, найдешь себе полезное занятие на часы скукоты; во-вторых. и это главное, нет ничего приятнее пишущему получить в конце-концов продукт, восхищающий его сознание, и бывает так, что даже хочется скрыть удачу -- как скрывают некоторые своих жен-красавиц от толпы поклонников, -- ибо может показаться, что взгляд неприятеля оскорбляет вдохновенность владельца "шедевра".
  
   Продолжение.
   Как часто оскверняю свободное время свой леностью и тоской-апатией, не имея сил и разума потратить это время на выявление собственных способностей к письму или рисунку.
  
   Однажды она упрекнула меня в том, что я не достиг тех вершин, которые оказались посильны Ф. И дело даже не в том, что Ф. достиг чего-то там, дело в том, что она высказала своё разочарование -- которое, раз возникнув, уже никогда не сгладится -- в выборе себе партнера по жизни и теперь это теснит её сознание и уже никогда не остановить ей это теснение, ибо как угодно вырастай я в карьере, она всегда отыщет пример более удачного продвижения.
  
   Нам никогда не подняться выше американцев в общих показателях науки или спорта. И дело тут не в уме или способностях, а во-первых, в менталитете американца, заставляющего его любым способом добиваться цели, включая и самого, с нашей точки зрения, поганого. Например, престиж спортивного успеха. Во-вторых, для нас это только престиж страны или её руководителя, американцу же это необходимо по определению как самоутверждение, как способ практического возвышения и вся пропаганда направлена именно по этой стязе в противовес нам, где на всякого "выскочку" всегда найдется целая армия усмирителей. Ну и, наконец, американец-победитель сразу же становится "лицом" крупного производителя, получая навечно гарантию жизненного успеха - это активизирует сознание.
   Если этот вывод логичен, то было бы правильным не состязаться там, где наш успех сомнителен, ибо отказ от соревнования менее драматичен, нежели поражение, ибо во втором случае в оценку примешивается ошибка, подобно зернышку перца в кусочке торта.
  
   11-е авг.
   Достаточно осознать или даже внушить себе, что всё то, неудавшееся по какой-либо причине есть объективная потребность внешних сил, избавляющая тебя от более печальных последствий, ибо задуманное чаще всего продиктовано обычным инстинктом, например, завистью, подражательством, стадностью, упорством, соревновательностью и тому подобное, чего ты не ощущаешь, и что заставляет неподготовленный организм перенагружаться. Это и может в результате недооценики сил привести к драме. Неслучившееся есть Божий промысел, а значит, вызвано неизбежностью, уберегающей от подобных драм.
   Сознавая это надо благодарить внешние силы за жесткую подсказку и радоваться непоколебленной случайностью устойчивости.
   Очень жаль, что большинством такое поведение не принимается за истину и мы продолжаем биться словно рыба в сети, только погружаясь ещё глубже в неизбежность. Правильным был бы кутузовский пример некоторого отступления и, благодаря концентрации сил, последующего изгнания врага.
  
   Высказанная публично глупость полезна тем, что заставляет усомнившегося опровергать её, вследствие чего возможны полемика и истина, как результат всякого спора. Это оправдывает мою безрассудность.
  
   12-е авг.
   Денег всегда не хватает ex definitione: наши потребности всегда опережают наши возможности.
  
   Всё, что не удается, оправдано либо ненужностью, либо как способом избавления от драматических последствий.
  
   Достаточно быть знатоком одного какого-либо ремесла, чтобы оправдать своё неумение делать что-либо иное.
  
   Любое препятствие немедленно вызывает во мне необходимость оправдания, избавляя таким образом от негатива для психики, вот пример:
  
   Почта берет плату за доставку посылки с наложенным платежом, а затем ещё плату за отправку - якобы - полученных от клиента денег в своё же почтовое отделение по месту отправки посылки. И всё это только из-за опасения в обмане. Не исповедимы пути Господни!
   И что интересно: почта берется за услугу в пересылке ценностей/как оценить оригинал документа?/, но при этом не дает никаких гарантий в их сохранности/возмещает лишь указанную ценность/; поэтому отправитель, боясь пропажи, оценивает свою посылку с превышением/страховая наценка/; почта, пользуясь такой ситуацией, берет плату со всей указанной отправителем ценности и таким образом все они гарантированы/отправитель, имея гарантию почты, мог бы резко снизить стоимость посылки/. И за их спокойствие платит получатель, в результате чего он ограничивается в пользовании услугой почты, на чем, естественно, почта теряет гораздо больше, чем получает от своих махинаций.
  
  Что бы автор ни говорил о себе он никогда не выразит истины: она ему неизвестна по той простой причине, что, рассказывая, автор в образе героя инстинктивно видит не себя самого, а лишь героя своих фантазий.
  
   13-е авг.
   Надо различать ошибку автора текста и принципиальную трактовку случившегося. Решение должно приниматься судом в форме состязания сторон обвинения и защиты. Только таким образом может совершенствоваться грамматика, книжные догматы недопустимы.
  
  Парадоксы сознания: на этом же сайте/lib.ru/ мои рисунки посетили уже более сорока тысяч человек, считая только акцептованные/ посещение галереи в целом, как я понял, счетчик не учитывает/, в среднем 800-1000 посещений в месяц и следовало бы акцентировать своё внимание именно на этом разделе сайта. Но я захожу туда только из простого любопытства - не затягивает - а торчу там, к чему нет интереса читателя. Но нет и моей страсти кого-либо привлечь к своим текстам, это лишь насилие над собственным мозгом, как основным медицинским фактором сохранения нервной системы, регулирующей все функции организма. Таким образом, выходит, чтобы ощутить пик "восторга", нужно сохранить себя возможно дольше, чем я и занимаюсь, напрягая мозг. /Выражаясь проще: чтобы получить достаточное признание(производная времени) в рисунке - за полмесяца августа уже 600 пос. - нужно постараться пожить подольше, т.е. постоянно озадачивать размышлениями мозг - инициатора активности прочих важных для сохранения жизни органов/.
  
   14-е авг.
   Как это ни странно, но выразительность литературного произведения возникает в моем сознании лишь после чувственного восприятия композиции слов и, может быть, от самих употребляемых слов.
   Как и в рисунке важны не сюжет, не изображаемая натура - важно исполнение, в композицию которого входит множество факторов, перечислить которые невозможно уже потому, что они могут быть просто не осознаны читающим, подобно тому, как нельзя объяснить понятие красоты. Вот вчера, например, задался целью найти в интернете красивую композицию из крупных ромашек для последующего преобразования фотографии в акварель и вовсе не как копии фотографии, а как образа, вдохновившего воображение.{ Для подтверждения: моя акварель "подсолнухи" сделана по фотографии, но если я дам желающему несколько фотографий подсолнухов и в том числе образец рисунка, то он не определит прообраз, ибо не увидит в нем ничего общего с рисунком. Так и в литературе: событие, побудившее автора рассказа к художественному изложению этого события, никак не возбудит читателя буквальной схожестью с этим известным ему событием. Но может и рассказ показаться фабулой, давшей основание происшедшему.} Из десятка фотографий ромашек лишь в одной ощутил признаки, могущие лечь в основу рисунка и, конечно, со значительным охудожествлением. Подсказкой в выборе могло быть только инстинктивное чувство, а не осознание возможного, ибо, по определению, я не мог представить возможную выразительность. Так и выразительный текст восхитителен сам по себе вне связи с излагаемым событием и, более того, читая такой текст, испытываешь сожаление скорого окончания именно текста из-за приближающейся развязки излагаемого ничем не примечательного события./Сразу встает перед глазами "Контрабас" Зюскинда/ /Рисунок кисти руки во фронтисписе эссе не есть копия реальности, но есть художественное представление этой реальности/
  
   Грамматические ошибки в тексте чаще всего есть следствие характера построения текста, ибо чаще всего первоначальная редакция сумбурна, непоследовательна, небрежна, подобно самой идее произведения, когда в голову набивается масса схем, масса событий, масса стремлений, фактов и факторов. Затем идет процесс редактирования по смыслу, по композиции, по стилю и тому подобное. И только на последнем этапе пунктуация и орфография. Но тут ты уже ошеломлен совершенным и правишь под гипнозом удачи - и как без огрехов? К тому же, приходится спешить с опубликованием, ибо на совершенное уже налезает графомания и, не сохраненное законченное будет цеплять и тащить за собой прошлые удачи. Ну и, конечно, неудержимая тщеславность.
   Идеальным рассказом мог бы быть рассказ ни о чем, где фабулой было бы только желание автора выразить собственное чувственное состояние посредством слов, в тоже время ни строчкой не обнаружив буквального состояния, то есть описывая не свои чувства по поводу, а кажущийся предметный мир под влиянием своего настроения, вызванного тайным событием.
  
   Основой выразительности может быть только инстинктивное критическое мышление, то есть физическое неприятие негатива в собственном исполнении чего бы то ни было: линия ли, цветовое ли пятно, композиция ли слов, даже одно ли слово, которое по ощущению неподходяще. /Правда, во всем другом, кроме главного жизненного интереса, допуски, практически, бесконтрольны./
  
   "...повинуясь голосу инстинкта..." - а есть ли у инстинкта голос? у интуиции, вероятно, есть, ибо интуиция требует сосредоточенности в руководстве ею.
  
   ...и потом - надо уметь замечать мелочи, ибо именно мелочи характерны для опознания лучших черт личности автора.
  
   ...когда идешь то ли по лесу, то ли вдоль реки, то ли ещё где-нибудь и ничего тебе не мешает наслаждаться естественной красотой природы, что может испортить настроение? только человек.
  
   15-е авг.
   Размышления по прочтении очередного западного литературного классика: ...слова это те же краски, но как и краски, мало что значат сами по себе, работая с ожидаемым эффектом только в цветовых сочетаниях, в композициях и, если читатель не в состоянии воспринять изображаемую автором картину или картина эта не адекватна его потребительной готовности, то, увы! - остается лишь сетовать на авторскую маловыразительность или на недостаточную ёмкость читательской впечатлительности.
   Могу без конца приводить примеры выразительных комбинаций слов из маленькой книжечки Добычина, которые у меня, человека с плохой памятью, однажды прочитанными, остаются в памяти "на всю жизнь". То же самое из писем Дега. Как и чем это объяснить - не знаю, да вряд и кто-то другой это знает, ибо знающий мог бы штамповать выразительные композиции "под копирку". Тем не менее, при чтении подобная выразительность подсознательно затягивает меня в толщину книги. И отталкивает неподобная.
   В принципе, удивительного здесь мало: уникальные личности присутствуют во всех видах творчества и их необъяснимая уникальность сохраняет их на топкой поверхности признания, практически, бесконечно, правильнее бы сказать, до тех пор, пока кто-то иной не обнаружит иную плавучесть, способную подмять под себя прошлую уникальность. На память приходит Сервантес, где автор невидимо и мощно возвышается над своим героем, независимо от "услужливости" редакторов и переводчиков разного рода. Непобедимым, конечно, кажется и Шаляпин - композитор из голоса, артистизма и философии. В живописи затрудняюсь назвать кого-либо по той простой причине, что живопись есть результат большого труда, а значит, долгих размышлений, что, по сути, исключает чувственность как источник вдохновения; это больше созидание. строительство с чередой восторгов и разочарований. Критерием художника/авангардисты не в счет, ибо не есть художники/ может быть только невозможность повторения/копирования/.
  
  17-е авг.
   Смотрю рисунки или фотографии, читаю книги или страницы интернета, смотрю в окно или еду на велосипеде... понимаю, что мне ничего этого не нужно, то есть, прежде, чем смотреть, читать и ехать, ничего этого не хотелось. Даже своей овсяной каши тоже, но просто инерция жизни подсознательно так меня нацеливает и я стреляю, не промахиваясь, а убитое таким образом время оказывается примитивным баловством. Бросаюсь на диван, накрываюсь с головой и пытаюсь отключиться от жизни, забыться.
   Но во всех моих проявлениях нет ничего от настроения, да и самого настроения нет, есть только механичное, инстинктное поведение при полном безразличии.
   Делаю так, чтобы ни в чем не нуждаться в процессе бытия; лишь только появляется какое-то желание тотчас удовлетворяю его и оно отмирает, то есть его удовлетворение избавляет меня от прецедента.
   Кто-то находит интерес в voyage по прилавкам супермаркетов. И, подозревая в себе этот порок, беру с полочки перед зеркалом в прихожей вялоизумрудную бумажку и пробую испытать себя. Но оказывается, что всё, хоть как-то полезное в моём быту, уже заточенО за плотной дверцей холодильника и, если какой-то продукт и цепляет мою любознательность, так только как повод убедиться в своей правоте о его дрянном качестве /к празднику взял без нужды три разных упаковки икры, две из которых оказались дерьмом/.
   Иногда мне кажется, что чьи-то письмена, чьи-то рисунки или фотографии опровергнут мои блуждания по безынтересному пространству и мне удастся восхититься удивительным, но это только кажется и вновь приходится через силу смотреть рисунки, читать письмена и крутить велосипедные педали.
  
   Уже вечером, насладившись излишками жизни и уставший этим, усаживаюсь в кресло перед монитором и, откинув всю шелуху быта, как-то инстинктно забираюсь на эту вот страницу, только теперь осознавая, что вся история долгого дня была узаконена возможностью выплеснуть ежедневнику свои эмоции игрой букв, слов, точек и запятых, чтобы затем тешить своё тщеславие созерцанием игры печатных строк.
  
  В инструкции к импортному велосипеду изложены правила ухода за ним во благо долгой и надежной службы.
   Так вот, если эти правила неукоснительно соблюдать либо самому, либо возможностями сервисного центра, то - в противовес безалаберной эксплуатации - затраты составят величину, значительно превышающую цену самого велосипеда. Проще говоря, цена нового велосипеда плюс сервисный уход превысит стоимость трех новых таких машин и потому, не лучше ли закапризничившую технику бросать и покупать новую? что позволит всегда быть находу, не запариваясь на проблемах ухода и обслуживания.
   Это я к тому, что проблемы государственного механизма, пытающегося мелкими "ужимками и прыжками" уравновесить все претензии и недовольства граждан, рано или поздно будут решены столь радикально, что эти претензии и недовольства покажутся нам обычными детскими капризами. "Жаль только, жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне, ни тебе."- Н.Некрасов
  
   МОЭМ: ...Джон, сказать по чести, мог бы спастись, если бы не пытался спасти жену. Он ненавидел ее; он ненавидел ее до глубины души тридцать лет; но он всегда был верен своему долгу по отношению к ней, и теперь, в минуту страшной опасности, ему и в голову не могло прийти поступить иначе.
  
   ... спросил всевышнего, каким образом, рассуждая беспристрастно, совмещаются его всемогущество с его всеблагостью.
   - Никто не может отрицать существования зла, - сказал философ нравоучительно.
   - В таком случае, если бог не в силах предотвратить зло, он не всемогущ, а если он в силах это сделать, но не делает, он не всеблаг.
   ... Ее вера была неистовой и ограниченной, ее доброта - жестокой, ибо зиждилась не на любви, а на рассудке...
  
   Ну, вот, пролистав сотни произведений и не найдя чего-либо душеуслаждающего, вновь возвращаюсь к МОЭМу и уже другими чувствами проглаживаю каждую строчку, каждый абзац очередного рассказа. Более того, слежу с прискорбием скорое истечение авторской библиотеки писателя.
  Знаешь, что в сосновом бору на мшистой подстилке могут быть грибы. И находишь. Но не всегда. Так и у Него: не каждый рассказ дает почву для восторга.
  
   Каждый раз, принимаясь за еду, невольно оказываюсь у окна и вижу на балконе эту пару голубей. Мне жалко голубей и не жалко корочки булки, чтобы, открыв окно, бросить им. Но не делаю этого. Причина проста: почувствовав мою снисходительность они прилипнут к окну с обратной стороны и будут весь день сидеть в ожидании повторения моей снисходительности, одновременно непрерывно выпуская из себя голубиное исчадье, смывать которое менее приятно, чем давать повод к его появлению.
  
   Временами давлюсь каким-нибудь пряником или куском яблока. И страдаю в мыслях. Но вот, настрадавшись вволю, лезу в интернет за справкой и узнаю, что естественной реакцией на кислое яблоко или слишком сладкий пряник в моем возрасте могут быть спазмы пищевода.
   И излечиваюсь.
  
   Предисловие: ...осознав, находишь всё новые краски в словах и метафорах, рисующих картины событий.
   ч.1. Кстати говоря, когда в огромной галерее картин проходишь в поиске того, что безусловно остановит тебя, заставит всмотреться и осознать великолепие воображения художника,.. И не находишь. Тогда, на обратном пути, замедляя ход и усиляя внимание, благосклоннее относишься к ранее пугающим вызовам, смягчаешь претензии, пытаешься доказать себе самому ошибочность собственных суждений, придавливаешь ригоризм реакции, смиряешься с реальностью жизни. Иногда, правда, удача сама находит тебя. И не потому, что ты везуч, а именно, из-за подсознательного ослабления твоих претензий, ибо повторное посещение удивившего тебя явления подтверждает эту догадку. Но это только предположения, доказать формулой ничего нельзя.
  ч.2....противный шоколад, надо выбросить. Но сразу выбросить не получается: нет решимости. И он понемногу отодвигается в сторонку, пока не оказывается в самом углу, скрытый банками и пакетами. Забыт.
   Но в какой-то момент, расчищая шкаф и выбрасывая завалящийся хлам, натыкаюсь на надкусанную плитку шоколада и, раскрыв обертку, пробую... пробую ещё: вроде бы "ничего". Через полчаса проба возобновляется. Пытаюсь вспомнить причину недовольства и не могу.
  
   ...время от времени меня осеняет догадка и, следуя ей, удивляюсь, почему она не приходила раньше? ведь это так просто!
  
   19-е авг.
   Я - со своими инстинктами - существую как бы отдельно от самого же себя осененного разумом, ибо скорость осознания очередного необузданного инстинкта недостаточно велика, чтобы враз перестать потакать ему. И приходится одному из нас двоих долгими трудами сражаться уже хотя бы с теми из них, кого успеваешь возненавидеть, и одновременно второму - существовать в ауре ещё терпимых порочных инстинктов.
   В большинстве прочитанных за последние полгода литературных произведений - а их более двухсот - явно обнаруживается художественное воплощение собственных авторских инстинктов и, как это бывает чаще всего, либо любование ими, либо осознанное бессилие и в этом состоянии отказ от всякого сопротивления.
   Мне это кажется странным, но обращаюсь к Библии, и там тоже нахожу признание поголовного бессилия в сопротивлении порочным инстинктам, жаль только, что с призывом не к их осознанию, а только к признанию их вреда: "признаешь/уверуешь/ и будешь спасен!" Может быть, что Природой оговорено условие прочности инстинктов и избавление от них подобно хирургическому вмешательству, то есть с нетерпимыми болями? не знаю. Для меня удаление каждого ненужного инстинкта осложняется только недостатком времени и некоторым насилием над волей, ибо, например, лень поражается нескорыми доказательствами её вредности и небольшим усилием воли при выползании из теплой постели. /Кстати, и само доказательство вредности лени нуждается в обнажении всех иных сторон этого инстинкта. На этих доказательствах чаще всего и спотыкаются остатки разума. ("Опять же пример жабы в крынке сливок")/.
  
   20-е авг.
   Ничего не произошло.
   Проснулся как обычно: в пять. Открыл глаза, убедился в прочности инстинкта: одним глазом взглянул на окно... и, повернувшись к стене, забылся.
   Весь вчерашний вечер сверкало, гремело, шумело по листьям падающим дождем в перемешку с градом, ночью повторялось и надежд на утреннюю пробежку не стало никаких, не стало надежд и на дачные заботы: на газоне половодье.
   Под этим настроением представил всю черноту вчерашнего дня.
   Сначала постоянно паркующуюся огромную фуру под самым окном, испускающую вонь газующего двигателя; укладку асфальта во время дождя в спешке и небрежности; ремонт бетонной ступенчатой площадки подъезда подмазкой сколов тощим раствором; и наконец, восторги телевизора по поводу досрочности отпущенного из заключения танцора.
   Конечно, мелочи! согласен, из-за этого не стоит портить нервы. А я и не порчу, я констатирую причины, по которым нас забижает WADA, по которым запуганные обещаниями победить олимпийцы проигрывают "на последних секундах"; по которым у нас проблемы в Сирии, на Украине, в Европе..., по которым один суд наказывает преступника, а другой через четверть отбытого срока выпускает его и потому никто ничего не боится... И так далее. Я только констатирую, что меня не заставляют оплачивать коммунальные услуги только потому, что у коммунальщиков есть оправдательные документы на сей счет и этого достаточно, чтобы не дергаться, то есть быть от греха подальше.
   И в этой ситуации прикидываться "электоратом" "наивно и смешно".
  
   Нервы, правда, все же подпорчены. Пока упивался несправедливостями жизни подгорела каша на плите.
  
   Возникшая мысль требует фиксации и на клочках бумаги, разбросанных по всей квартире, я путаными строчками пытаюсь это сделать. По прошествии некоторого времени, потраченного на завтрак или полив балконного огорода, возвращаюсь к идее и уже стройными фразами облачаю её в текст, перенося затем в интернет. И только там, в печати, вижу всю нелепость сказанного. Виной тому, вероятнее всего, спешка: мысли настолько юрки, настолько путаны, что ускользают "из рук" тотчас, стоит лишь чуть притормозить, задуматься.
  
   Кстати говоря, наша радость по поводу досрочного освобождения из заключения вполне объяснима: мы все "под Богом ходим" и, не будучи преступниками, не исключаем наказания.
  
  Прекрасно знаю, что никто не может оценить по справедливости плоды моих трудов, ибо в готовом блюде чаще всего мы ищем недостатки, а восторги наши фальшивы и вызваны больше надеждой на взаимное "обожание" в аналогичной ситуации, нежели на что-то иное.
   Тем не менее.
   Сделанный набросок сотню раз переделываю, добиваясь признания у самого себя; переношу со страницы на страницу абзацы текста, предполагая, что в таком варианте редактирования ошибки заметнее.
   Согласись, что зрительская оценка по этим причинам для автора ничтожна по сравнению с его же восторгом от удачного изображения, будь то рисунок или текст.
   И таким образом устанавливается критерий качества творческой жизни художника даже в состоянии полного непризнания.
   В этой связи печальным делается мой анализ работ понравившегося автора, характеризуемого парой, а чаще всего одной удачей, и, тем не менее, демонстрирующего их десятками. Что это? непонимание этой своей удачи? или небрежение самим творчеством? Думаю, что и то и другое перед неукротимым творческим зудом. Конечно, не могут быть все работы автора равноценны по своей уникальности, но, думаю, работа не должна быть нетерпима автором, небрежность недопустима.
  
   МОЭМ: ...человек, осуждавший все удовольствия. Он считал, что обычаи страны вполне отвечали потребностям туземного населения, и его раздражали энергичные усилия миссионера разрушить образ жизни, который так хорошо оправдывал себя на протяжении столетий./До сих пор Запад насылает на Восток Миссию для приведения последней к изменению образа жизни/
  
   ...про себя он отметил, что человеческие существа значительно забавнее, когда нет необходимости воздавать им хвалу или осуждать их.
  
   ...он был удивлен не менее пророка Валаама, когда его ослица остановилась на дороге при виде ангела господня, а когда хозяин стал ее бить, отверз господь уста ослицы, и она сказала Валааму: "что я тебе сделала, что ты бьешь меня вот уже третий раз?" (Чисел, 22; 38).
  
   Я мало что понимаю в спорте, но ведь есть общая система во всех видах коллективной деятельности: четкое распределение ролей, доведение каждой роли до совершенства и неуклонное исполнение. Так работают все системы и, если вдруг какая-либо составляющая системы начинает изменять свою роль в процессе, ссылаясь на возможность более эффективного исполнения, то вся система рушится. И спорт не исключение. Но часто замечаю как вольно ведут себя российские игроки в системах или отдельный спортсмен "совершенствует" по ходу дела установку тренера. Не удивляюсь потому жесткому осуждению тренером своей подопечной, назвавшим спортсменку ничтожеством только за то, что она нарушила его установку в последний момент борьбы. Спортсмен только исполнитель задачи тренера и ничего больше, вся стратегия, вся тактика борьбы определяется именно тренером, им же обусловлена во всех деталях, во всех нюансах, но ... И понятно, почему выдающиеся тренеры не могут добиться успеха с нашей вольницей.
  
  По ходу чтения МОЭМа перемежаю свои размышления или комментарии его цитатами: виной тому дождь за окном.
  
  21-е авг.
   07.00. Не предполагая использования своей популярности в чем бы то ни было вдруг обнаружил своё имя под статьей, к которой не имею никакого отношения/благодаря такой тактике статья вышла на первую строчку из объема в пять миллионов адресов/. Сделано аккуратно и достаточно продуманно, чтобы не нарушить авторских прав, тем не менее сделать это без содействия администрации Yandex`а, мне кажется, невозможно. Если бы это было не так, то какая-нибудь блогосфера или другая какая из сфер разволновалась бы не менее активно, ибо, я знаю, существует система заработка, при которой спецы получают достаточные деньги за выдвижение рекламодателя на верхние строчки популярных сайтов. Правда, одно дело привычное размещение рекламы под рубрикой "реклама", другое - как бы попадание твоей рекламы на самый верх по признаку посещаемости. Второе, конечно, предпочтительнее.
   Всё это вызывает моё любопытство и не более того; интересно увидеть что будет дальше.
  
  08.40. Набрался духу и пролистал ещё пяток страниц Yandex`а на "р.акварель". Оказалось, подобно той, выбравшейся на самый верх, на каждой из страниц поисковика, точно такие же, но с другими адресами, просто бесчинствуют и даже последняя из них, на которой уже затошнило меня самого, фамилия введена в заголовок, но на самом сайте нет признаков ни фамилии, ни рисунков. Чудеса эквилибристики!
  
  22-е авг.
  07.15. Д.Хеллер: --- Почему у вас теперь все люди такие грустные? -- поинтересовался позировавший для Аристотеля высокий мужчина.
   -- Они беспокоятся.
   -- Из-за чего беспокоятся?
   -- Из-за денег, -- ответил художник.
  
   ...что Платон произволен и причудлив в своих пристрастиях: им владела мистическая вера в божественность чисел и в теорию идей как реальностей, не зависящих от человеческого сознания...
  
   ...существует только идея, она существовала еще до того, как эти вещи обрели бытие. Иначе как бы они его обрели? А форма идеи, разумеется, всегда является вечной и реальной и никогда не меняется.
  
   ...хотел сказать он, поскольку человек, который очень хорош в чем-то одном, навряд ли годен для другого.
  
   ...Сократ же не оставил ни единого написанного им слова. Не напиши о нем Платон, мы ничего бы толком о Сократе не знали. Не напиши он о Сократе, мы бы и о Платоне знали немногое.
  
   Если писатель только рассказывает и не подает признаков мышления, рассудительности, то ничего кроме скуки читатель не получит. К тому же, слишком подробное изложение аксессуаров -- на самом деле которых не существует, они вымышлены автором и не представляют никакой понятной, выразительной картинки и потому только мешают чтению -- не создают акта погружения в событие. Каждая акция героя, каждое движение и речь должны быть чем-то оправданы в плане размышлений, умозаключений.
  
  16.30. Уметь изобразить копию натуры гладко и с похожестью уже есть художественный талант, но изобразить выразительно, как делал портреты своих жертв Серов, доступно уже далеко не каждому живописцу. Но должна существовать способность выражать изображаемое так, чтобы зритель видел в картине нечто свое, уникальное -- оставаясь при этом в воображении того, что именно для него и написана картина -- это уже что-то большее, нежели талант. То есть я смотрю на рисунки Малининой и понимаю, что рисунки эти сделаны как бы для меня, неизвестного ей, Правда, потребительная успешность этих работ опровергает мои надежды, но и тут я пробую убедить себя, что потребительность оправдана иной причиной, нежели та, на которую претендую я. С той же уверенностью я бы понадеялся на уникальность творчество Шелега, но он несколько перестарался, выставив вместе со своим шедевром ещё и слабенькие картинки, что мешает мне в полной уверенности убедиться в уникальности таланта автора. /Все эти рассуждения идут вдогонку за чтением Хеллера о творчестве и нетворчестве голландца Рембрандта/.
  
  23-е авг.
   07.00. Д.Хеллер: ...С изобретением денег лидийцами в седьмом веке до Рождества Христова...
   ...Сократ вполне отдается своей привычке: не отвечать самому, а придираться к чужим доводам и их опровергать... Знать, что ничего не знаешь, значит уже знать немало.
   Мудрость состоит в осознании того, что никакой мудрости не существует.
   Благодаря Платону с Сократом мы знаем, что при наличии двух конфликтующих политических точек зрения можно отвергать одну из них, не хватаясь за другую, и что даже когда этих точек больше двух, можно питать отвращение к ним ко всем, вместе взятым.
   В "Горгии" Сократ говорит Калликлу: "Я все время твержу одно: как обстоит дело в точности, мне неизвестно, но до сих пор я ни разу не встретил человека, который был бы в состоянии высказаться по-иному, не попав при этом впросак".
  Лидеры обеих стран,-- Россия и США -- похоже, никогда не относились друг к другу с ненавистью, превосходящей ту, которую они питали к несогласным с ними представителям собственного населения и, подобно лидерам древних Афин, к нациям поменьше, пытающимся выскользнуть из сфер их влияния.
   Правительство каждой из двух этих стран оказалось бы беспомощным без угрозы со стороны другого правительства.
   Невозможно вообразить нацию, у которой все идет хорошо и гладко в отсутствие страшной угрозы полного уничтожения другой нацией.
   Легко, однако ж, вообразить хаос, в который погрузились бы обе страны, если бы вдруг разразился мир.
   Мир на земле означал бы конец цивилизации, какой мы ее знаем.
   В мирной интерлюдии/фарсовая пьеса/, последовавшей за первой мировой войной, грянула всемирная экономическая депрессия, которую так и не удалось смягчить до тех пор, пока суверенные нации цивилизованного мира не начали готовиться ко второй мировой войне.
   Во всех столкновениях, происходивших между Россией и США в различных частях земного шара, идеология никогда не являлась ни их причиной, ни целью, преследуемой каждой из держав.
   Каждая называла другую империей зла.
  
  
   У меня всегда присутствовала в размышлениях догадака о том -- я писал об этом в Еж-ик`е где-то по весне -- что внушить своему народу необходимость активно трудиться можно только страхом войны. Провозглашать целью счастливую и спокойную жизнь безнравственно, провозглашать можно только непобедимость, благодаря... и длинный список условий.
  
  
   И ещё абзац из Хеллера: "За восемьдесят лет военного соперничества, сотрясавшего Грецию после победы в персидских войнах, единственным дипломатическим принципом, утверждаемым афинянами в спорах с соседями, было право сильного давить слабого.
  
  16.00 В этом смысле можно было бы много кой-чего сказать, оглядываясь на современную международную обстановку. В конце-концов происходит только крайне необходимое, никто и пальчиком не шевельнет без веской причины. В частности, война современными средствами невозможна и не нужна никому, хотя бы тем же Америке или России.
   Я уже говорил о том, что мой, порядком истершийся организм, Природа постоянно испытывает на прочность, ввергая его в те или иные провокации. При этом весь расчет идет на подвержение моего сознания страху, панике, ибо это и повергает организм в высшую фазу напряжения физических сил, выдержать которые чаще всего становится невозможным. Но оказывается, правильной тренировкой можно подготовиться к невзгодам и тогда провокации Природы не достигают успеха. Суть такой подготовки прежде всего в том, чтобы не реагировать на любые испытания как на безнадежные, стараться быть невозмутимым, сохранить мозгу возможность сосредоточиться на вариантах спасения.
   Точно то же происходит и в международном сообществе: провокации, локальные войны, интриги... и правильным было бы установление четкой, обоснованной многовековой практикой, системы реагирования. Это же всё известно и достаточно четко изложено в соответствующей литературе. Гланое - предвосхищение возможной ситуации, невозмутимость, спокойное, выдержанное/без истерики/ поведение и обоснованная упомянутой системой реакция. Не надо ничего придумывать на ходу! Это всегда заканчивается поражением! Как раз, только паника и может привести к катастрофе. И так далее...
  
  24-е авг.
   Если мы хотели бы победы на ОИ, то как минимум должны быть охвачены насильным испытанием на пригодность к высоким достижениям все граждане поголовно, ибо никому не известны его возможности.
   Второе: если мы понимаем, а надеюсь на то, что понимаем, категорическое нежелание соперников на повторение результатов Сочинских ОИ, наше понимание должно быть как-то выражено в поступках задолго до летних игр. И не в спортивных действиях, а именно в политико-тактических или даже в стратегических. По крайней мере это должно быть заметно./По сути, дело приняло характер исключения из практики соперничества фактора спортивных состязаний как формы доказательства степени совершенства во всех смыслах той или иной государственной системы. Это надо хорошо осознавать и быть во всеоружии, то есть реагировать именно в ракурсе своей политической позиции. И там, где наши спортивные или другие какие возможности недостаточно сильны, следовало бы это признавать в форме согласия, как соглашаются в преимуществах танка перед охотничьим ружьём/.
   Третье: и уж надеяться на то, что какой-то американский суд снизойдет до понимания проблем параолимпийцев в ущерб апломбу Америки просто наивно. Здесь даже сомнений никаких быть не могло.
   Четвертое: и сейчас наши действия сумбурны, непрофессиональны, нерешительны. В этой ситуации необходимо пожертвовать стремлениями спортсменов к славе, а защитить честь всей страны именно своей решительностью, подобно решительности при "аннексии" Крыма.
   Думаю, что причиной происшедшего, как это происходит сплошь и рядом, явилась абсолютная нерешительность чиновников от политики и спорта, предпочитающих собственному мнению мнение своего руководства.
  /Кстати говоря, как бы ни ошибался Ливанов, каким бы решительным ни был Кудрин их "ошибки" значительно полезнее для изучения и оценки происходящего в тех отраслях, где они подвизались, чем безропотная исполнительность служак от аппарата сотрапезников и правильнее было бы порицать "выявленные" ошибки, убедительно доказывая эту ошибочность, при этом поощрять решительность исполнителей, ибо, как известно, "не ошибается тот..."/.
  
   Дорого ценится только то, что, по мнению потенциального покупателя, не может быть повторено никем другим. Но поскольку многие будут все-таки пытаться повторить сделанное, то им, чтобы убедиться в бессмысленности этих действий, потребуется много времени. Вот это время и называют временем раскрутки. И только, убедившись, что повторение невозможно, возникает продажа произведенного. С этого момента автор признается уникальным и уже, что бы он ни делал, всё будет оценено по высшей категории цен, даже какой-нибудь растрепанный "голубок Мира". То есть достаточно сделать одно ярковыразительное произведение, дождаться полной его раскрутки, чтобы затем блаженствовать всю свою жизнь на лаврах из хлама линий, букв или звуков.
   /Все мои комментарии в настоящее время есть лишь реакция в недолгие паузы на непрерывное чтение произведений Хеллера/.
  
  У всякого мнения есть оправдательная позиция. Меня могут поносить за мои проявления, но это вовсе не значит моей непрвоты, это только лишь существование иного мнения. Другое дело в чем и как оно проявляется, главное - оно не должно быть незаконным. Закон суров, но это закон. Если ты законом не доволен, то действуй в рамках опять же закона и добивайся справдливости /которая по сути не более, чем частное мнение/. И таким образом, мудростью я называл бы способность достойно жить в рамках существующих условий, ибо наши недовольства есть не что иное, как неспособность обуздать собственные инстинкты.
  
  ...Аристотель, питавший, как известно, склонность к показухе, безмерно обрадовался...
  
  Нет более благодарного времяпровождения, чем мысленный разговор с уважаемым тобой человеком, когда бы он ни жил.
  
  Быть в перманентном состоянии войны есть неизбежность стремящегося к миру государства, ибо боеспособность государства есть главный агумент в разговоре с равным по силе соперником. Другое дело, как в этом состоянии доказывать миру справедливость уничтожения противника, чтобы не вызвать консолидации сил ему сочувствующих. Таким образом может сложиться ситуация, когда наши потенциальные соперники -- то есть те, с кем мы не воюем, но соперничаем -- "помогут" нам "победить" в текущей войне, чтобы ... лишить нас этого перманентного состояния, перенеся соперничества, например, в экономику или тот же спорт/в котором, по сути, мы уже победили/. Так, по-моему, происходит ослабление Европы, исключившей из системы политики военные конфликты, одной же истерии в поиске потенциального врага явно недостаточно для поднятия боевого духа и самой боеспособности.
  Тут можно зайти слишком далеко, тем не менее: наши союзники и друзья не проявляют достаточной степени заинтересованности в присоединении своих возможностей к участию в сирийских событиях и это может означать только то, что в конфликтной ситуации они окажутся небоеспособными, а значит, на основании договора о содружестве потребуют нашей помощи. Нужно ли нам это? Возможно, я ошибаюсь из-за недостатка информации, но суть, сам принцип содружества должен предполагать подобное развитие процесса.
  
  15.00 ...Он/Перикл в 450г. до Р. Х./ начал строительство Парфенона...скульптор и архитектор Фидий.
   ...Но ведь и самих богов мы не видим, а заключаем об их бессмертии по тем почестям, которые они получают, и по тем благам, которые мы получаем от них...
   ...он/Перикл/ редко посещал Совет и Народное собрание, посылая туда своих представителей, что добавляло весу тем заседаниям, на которых он присутствовал сам.
   ...Перикл на личные выпады не отвечал. Плутарх рассказывает, как однажды недовольный чем-то гражданин Афин бранил его на рыночной площади. Перикл, не отвечая, занимался своими делами...
   ...Я/Перикл/ опасаюсь гораздо больше наших собственных ошибок, чем вражеских замыслов.
   ... Признание в бедности у них, сказал он, не является позором, больший позор они видят в том, что человек не стремится избавиться от нее трудом.
  
  
   26-е авг.
   Отыскался автор, посылы которого невозможно не комментировать и потому приходится перемежать цитаты и комментарии: цитаты в кавычках.
   Во времена Рембрандта ценность художественного произведения определялась -- со слов Хеллера и моих предположений -- степенью похожести натуры, будь то портрет, пейзаж или какая-нибудь тряпка. Это и сегодня в почете среди невоспитанного вкуса -- воспитание вкуса это, прежде всего, любознательность, подтвержденная частым посещением галерей и возможностью сравнивать одно с другим -- но среди художников любого калибра -- от больших до маленьких -- истина всегда объективна, то есть действительно творческое выражение собственных чувств на полотне узнается зрителем безошибочно. Цитата из ХЕЛЛЕРа: "О хороших портретистах он/АРИСТОТЕЛЬ/ говорит, что они, ясно воссоздавая форму оригинала, добиваются сходства жизненного и все-таки более прекрасного".
  
   ХЕЛЛЕР: "Истинная демократия наконец-то восторжествовала в Афинах лишь после смерти Перикла: правительственная власть перешла в руки дельцов, и тем самым город был обречен.
   Демократия и свободное предпринимательство всегда идут рука об руку и всегда недовольны друг дружкой. Они идут рука об руку, оставаясь смертельными врагами, поскольку единственное, чем озабочено свободное предпринимательство, -- это свобода предпринимательства. Потребность в справедливости в счет не идет.
   Людям, настаивал он/Клеон/, по натуре их свойственно презирать того, кто перед ними заискивает, и, напротив, уважать тех, кто не дает им спуску.
   -- Сегодня я вновь увидел, что из простых и немудрящих людей выходят гораздо лучшие граждане, чем из людей более образованных, и что государство лучше управляется людьми средними, нежели теми, кто образован и желает выглядеть мудрецом.
   Последние вечно норовят доказать, что они умнее вождей и законов. Вопросы величайшей важности нужны им лишь для того, чтобы показать, как много слов они знают, будто нет ничего значительнее их речей и мнений.
   -- А вследствие этого они обычно приводят свое государство к краху.
   Наилучшая месть -- это месть скорая.
   -- Если же месть задерживается из-за споров, как это происходит сейчас, меч гнева тупится.
   Он предостерег сограждан, дабы те не верили никому, кто осмелится высказать несогласие с ним: дебаты не развлечение, а граждане не зрители на риторическом состязании, но мужи, собравшиеся на совет, касающийся процветания государства.
   ... Эти люди начинали действовать не задумываясь. С другой стороны, их противники, полагавшие, будто нет никакого смысла приобретать посредством действия то, что достижимо рассуждением и познанием, утрачивали осмотрительность, облегчая тем самым задачу их уничтожения, отчего и гибли в больших количествах".
  
  Истинное наслаждение читать слова, меняющие твои представления о жизни, или смотреть картины, столь же уверенно меняющие твои творческие позиции.
  
  Сварите предельно густую кашу из овсяных хлопье #1 и затем разбавьте густоту жирными сливками до состояния привычной каши. Блаженство!
  
   ХЕЛЛЕР: "Никому еще не удавалось потрясти воображение нации, усердно борясь за мир.
   Давайте забудем о том, что честно или что правильно, а что неправильно, поскольку вы не хуже нас знаете, что право и честность имеют в человеческих спорах смысл только при равенстве сил обеих сторон.
   Так уж устроен мир: сильный делает, что может, а слабый -- что приходится".
  
   Если подруга вдруг оказывается проституткой и всякий прохожий считает себя вправе при мне оскорблять её, за кого я должен заступаться? за неё или за себя? /Реакция на критику героя в ТВ/
   "Самое верное правило, -- внушали афиняне, -- состоит в том, чтобы противостоять равному, уступать сильному и проявлять умеренность в отношениях со слабыми... "К чему нам союзники, которым приходится помогать, но которые сами ничем нам в случае беды не помогут?"
  
   Человек в мирное время использует свои трудовые и творческие способности едва ли более, чем на десять-пятнадцать процентов, тогда как оборонясь или нападая его боевая активность возрастает до предела возможности, чем, собственно говоря, как всякая сила, сохраняет и мир.
  
   Когда у вас накопилось достаточно денег, чтобы стать самоуверенным, нет никакой необходимости отдавать их в рост.
  
   "Если мы не будем добавлять новые земли к нашей империи, мы рискуем потерять и те, что имеем".
  
   Всё более убеждаюсь в том, что хоть какая предвоенная напряженность должна быть, она необходима для... сохранения спокойствия в стране, которое губительно более, нежели любая война.
  
   "Я сознаю, что мне куда легче отыскать недостатки в чужой программе, чем представить свою, недостатков лишенную".
  
  27-е авг.
   Молодые, симпатичные, вежливые парни в гражданской одежде, на машине без опознавательных знаков полиции, быстро приехали и включились в дело. Через полчаса грабитель был найден со всем награбленным. Им оказался сосед за два дома от моего.
   Оказывается, есть вещи не постижимые обывательским разумом. Человек, которому ничего украденного было не нужно; человек, прекрасно понимающий тщетность сокрытия своего преступления; человек, как в собственный материальный склад регулярно заходил в мой дом, прекрасно зная, что меня в эту минуту в доме нет/я ежедневно посещал дачу, но в дом заходил редко/; и наконец, человек, который бы струсил, испугался, если бы в момент его нахождения в чужом доме вошла женщина или даже ребенок.
  
  28-е авг.
   После всех этих дачных передряг вновь возвращаюсь к принципу обособления, то есть отключаю телефон, выхожу из системы телекоммуникаций/попросту: отключаю интернет/, ставлю на прикол велосипед и только оставляю себе лыжероллеры и пешие прогулки. Душевные разговоры веду с компьтером в WORD`е и с красками в рабочем кабинете. Иногда буду входить в суточный интернет из любопытства. Всё это необходимость, ибо не вижу логики в сумбуре событий, суматоха бьет по мне самому более, чем по виновным: причина в моем либеральниченье, слезливости, мне всех жалко, в том числе и тех, кому более всего обязан неприятностями. Но это месть только самому себе, ибо во всех негативных процессах всегда виновата жертва. Правда, теперь придется врать и изощряться в оправданиях.
   Вчера пообещал сыну финансовую помощь в создании сносных условий поступившему в институт моему внуку. На бюджетное отделение он не прошел по баллам, жить в общежитии вдали от дома вряд ли сможет. И, таким образом, предстоят значительные, непосильные родительские траты.
   Обещал вчера, а сегодня опомнился.
   Нарушил многократно утверждаемый мною же принцип: "не создавать обязательств, не просят - не давать"...ибо следствием всякого обещания тем, кто не просит, бывает оскорбительное обвинение. И уже придумал оправдание: "зарплату вперед никому не дают. Начинай учебу и отличные успехи будут компенсированы".
   И сын, получив имущество в дарение с тем, чтобы продать и получить доход, тянет, торгуется, в результате чего я вынужден охранять дом и следить за его физическим состоянием. Помимо того доски, которыми я забаррикадировал входную дверь, вдруг ему же и потребовались, вследствие чего доступ в плохоохраняемый дом стал доступен грабителю, чем тот и воспользовался./О чем бы ни писать, но писать надо, поддерживая активность мозга/. Теперь сын напрягает меня перечнем украденного для взыскания с пойманного грабителя, то есть опять я крайний. Это не может не бесить меня, ибо я человек крайне обязательный, к тому же, понимая однозначность своей роли, не нахожу морального права отказаться от обязательства. Всё это и другое в конце-концов внушает мне означенный в начале принцип обособления. Наверно я неправ по каким-то нравственно-моральным категориям поведения, но ничего другого пока в голову не приходит.
   Всё это можно было и не писать, но я уже давно размышлять могу только на бумаге, ей доверять и написанное опровергать по прошествии времени, ибо омудрение есть следствие ошибок в действиях, но не в пустых раздумьях; написанное же пером "не вырубить...".
  
   Страсти и страхи следя
   в чередовании строгом
   всё предусмотрено Богом,
   чтобы родился я.
  
   С той же тупой чередою,
   не прекращая ни дня,
   вслед за своею судьбою
   в бездну спускаюсь и я.
  
  
  12.15. Так и не могу до сих пор прийти в себя после поимки соседа-грабителя и в этой связи вспоминаю конфликты последних лет именно как неопознаваемые явления, как НЛО. Вот на лед озера, где я, в одиночестве, закутанный в сто одежек, сижу у лунки, заходят два здоровых парня, подходят ко мне. Вижу, что "выпимши". И сразу претензии будто бы я, активный лыжник и по совместительству рыболов-любитель, на другом дальнем озере пытался украсть у них попавшуюся на живца щуку. Подозрение обосновано следами лыж возле лунки. Я грубо отрицаю свою причастность, после чего мне в назидание, ибо щука досталась все-таки им самим, следует наказание: срывается с моей головы шапка и швыряется на лед. Происходит драка.
   Я мог бы сходить до своей дачи, взять в руки колюще-режущее и вернуться, но дорогой опомнился и, переодевшись, добрался до милиции. Милиция не очень активна в подобных ситуациях, тем не менее посадили меня в машину и привезли на озеро. Боевая спесь вмиг улетучилась у этих боевиков: "пустите посс..." взмолился тот, на которого я указал. "Ничего, - ответил сержант, - сс... в штаны."
   Примерно то же самое произошло с автобусником, о случае с которым я рассказывал раньше. В третьем случае помощь полиции не потребовалась, когда здоровенный мужик измял мой металлический почтовый ящик, ибо я не открыл ему наружную дверь в дом. Теперь, заметив меня, поворачивается ко мне спиной.
   И вот этот случай.
   Всё лето таскал из моего дома что ни попадя, пользуясь тем, что дом приговорен к продаже и мной не посещался. И вот теперь во время обыска трется возле меня и просит прощения.
   А вот случай другого класса. /Я писал для себя, не полагая опубликования, но в какой-то момент обнажаю и свою сущность. Думаю, найдется читатель, который и меня смешает с д..., найдя что-то похуже того, что я наскреб у других: все мы одним миром мазаны!/
   Хороший по всем формам отношений человек: достаточно образованный, культурный, деликатный... Но прокололся с инстинктом. В нем обнаружился комплекс неполноценности, который заставлял его поучать меня, человека гораздо более старшего, или, что ещё непереносимее, демонстративно быть не тактичным, не извиняясь за частые опоздания или отлучки, когда они неестественны. Многолетняя дружба не вынесла испытаний.
   Притворство, или, как говорит наука - доминантность, показуха везде оставляют свои следы. В начале всякой горки скорость лыжника невелика и может быть легко остановлена, но на разгоне сделать это трудно. Так и в воспитании: преследовать нужно на этапе пробы, когда же человека понесет - поздно что-либо делать. Это так, к слову, подсказка самому себе.
  
   И все-таки самым правильным было бы вернуться к чистому творчеству, к акварели, м.б. к увеличенному формату даже уже сделанных работ, они могли бы выглядеть иначе. Это, конечно, очень трудно, ибо пропала страсть и сил хватает только на рисунки, но не могу представить предмет моего интереса в рисунке, кроме разве портрета, но и здесь вопрос - где взять натуру? Просмотрел свою галерею и набрел на лесную дорогу "Грязь". Эта картинка могла бы неплохо выглядеть в большем формате, только зачем мне это? Страсть приходит именно тогда, когда ты не уверен в успехе своих притязаний и каждая линия, каждая точка, удачно вписавшаяся в рисунок, восхищает, предсказывает чудо. Но вот всё сделано, всё определилось и интерес пропал, удивить себя нечем. И даже если подстегиваемый случайным обстоятельством /заказ/ накаляешь страсть к работе и акварель или портрет получается, то и эта удача восторжествует временно и вновь встроится в общую шеренгу, чуть раздвинув собратьев. Стимулировать же может только иная страсть - страсть к деньгам, но тогда работа будет называться халтурой: примеров достаточно.
  
   30-е авг.
   Уж, не знаю насколько познание самого себя занятие трудное, но то, что оно интересно само по себе - готов утверждать.
   Ежедневно, а то по нескольку раз в течение дня приходится изменять собственное мнение о каком-либо факте происходящего как вне, так и внутри меня самого. В конце-концов соглашаешься, что происходящее как-то или чем-то обосновано и, значит, объективно оправдано. Остается только убедить собственный инстинкт, долго не соглашающийся с осознанием, чтобы вполне успокоиться.
   Ну, вот этот последний пример, или факт грабежа дачного дома. Мне лично ничего украденного не нужно, я заведомо изъял всё хоть как-то могущее потребоваться в городских условиях, но украденное в некотором роде есть ценность и уже этого достаточно для инстинкта раздражения нервной системы, к тому же, я как-то предвидел очередной грабеж и, на мой взгляд, достаточно подстраховался, по крайней мере любое поползновение в этом смысле могло быть мною замечено. Но вмешался сын и все мои приметы и препятствия походя порушил, ибо использованные мною материалы показались ему нужными в его целях на другом доме и он их увез: дача осталась сиротой, что и было отмечено соседом-грабителем; результат логичен. Логичность последствий и убеждает меня в том, что в подобной ситуации достаточно довольствоваться своей правотой/по известному принципу: "делай, что должно..."/ и не раздражать свои инстинкты попусту. Но принцип принципом, а инстинкт инстинктом.
   Или такое, важное для меня обстоятельство: любой человек, и я в том числе, понемногу приспосабливается к условиям жизни в текущей ситуации и, казалось бы, этого достаточно. Но нет, хочется большего интереса. И без нужды создаешь себе трудности, подобно тому, как лесной вояжер, проложивший долгим трудом прогулочную тропу, вдруг без нужды меняет направление и... проваливается в трясину. Ну, кому это может быть непонятно? Тем не менее я отношу себя к этому типу непонятливых: постоянно экспериментирую и в девяти из десяти "проваливаюсь в трясину". И порчу себе нервы./Только что надкусил купленный на пробу пряник, а он захрустел грязью. Разве не понимал, что в пекарнях забавляются таджики?/
   В какой-то момент ошибки собираются в толпу и действуют на моё настроение, вызывая во мне ипохондрию.
  
   На фотографии зритель видит без фантазий, без художественного воображения, то есть видит как оно есть; на рисунке же, часто менее живом и сочным, зритель, как раз, может разглядеть желаемое, порой даже то, чего не пытался сказать автор. И в этом суть рисунка. /Разглядываю удачную фотографию и сравниваю со своим рисунком./
  
   31-е авг.
   Критерий качества дневника - прозаичность излагаемых событий, но в интересном ракурсе, то есть как бы увиденных впервые, подобно тому, как сам я удивляюсь банальной картинке, исполненной "удивительно" по моим художественно-выразительным понятиям. Это и достигнуто Добычиным или Дега, хотя сам я не могу объяснить ни себе, ни кому бы то ни было сущность явления. То же самое в рисунках Малининой или Шелега.
   В бумажном дневнике сверхоткровенность; в Word она плавно переходит в обличье абстрактного мышления под впечатлением текущих событий, часто негативных и малопонятных; в интернете остается только отцензурированное. Таким образом: эмоции - возмущение - компромисс.
  
   01-е сент.
   Каждый из нас старается жить в комфортной для его среде. И по большей части лелеет мечту, нежит свои любимые инстинкты, не пытаясь анализировать общественную, социальную значимость, то есть даже не приспосабливая эти инстинкты к среде обитания, а только угождая силе страха за нарушение общественных установок. В то же время всегда готовый дать волю своим инстинктам.
  
   02-е сент.
   Мир так устроен, чтобы на планете существовало равновесие в условиях жизни и потому, если где-то вдруг отдельные голоса выделяются из общего хора, следуют события, затрудняющие это выделения. Казалось бы сирийцы в благодарность России должны валом валить в Россию, но нет, валом валят они в Европу, которая и создала невыносимые для них условия жизни в их стране: в Европе есть условия, благоприятные для жизни и тут не до сантиментов.
   То же самое происходит и в Россию: все, кто в состоянии это сделать, лезут в столицы регионов и в этом смысле всякие предвыборные обещания выглядят либо заблуждением, либо обманом. Местное крупное предприятие создало комфортные условия для проживания некоторой категории своих работников, но, во избежание наплыва туда нежелательных лиц, оградило территорию заповедника огромным бетонным забором с установкой охраны. Одновременно анклав этот окружен бурьяном и бездорожьем. Было бы логичным взять на себя не бетонное заграждение с досмотровыми вышками, а уширение проезжей части улицы хотя бы от улицы С. до П. с современным благоустройством, как это делается в уважающих себя городах.
   Короче говоря, как бы актив города ни дергался в накоплении средств, всё превышение над средними возможностями должно быть изъято тем или иным способом. Если же этого не делать, то неминуем распад государства и междуусобные войны, как это происходит у нашего южного соседа.
  
   03-е сент.
   Хеллер: "Аристотель отмечает в начале своей "Никомаховой этики", что, хотя Платон ему и дорог, истина еще дороже.
   Все государства, говорит Платон, пребывают под властью эгоистических интересов правящих классов. И потому реформирование уже существующих институтов власти является не менее затруднительным, чем создание новых."
   А отсюда следует, заявляет он в своей "Политике", что обеспечение дополнительных привилегий для не владеющих собственностью и не состоящих при власти граждан усиливает их лишь в малой мере, зато весьма помогает внушать им чувство довольства.
   Право голоса как раз является одной из таких дополнительных привилегий, которые не оказывают почти никакого влияния ни на государственную политику, ни на перераспределение собственности либо политической власти.
  
   Никакая сила не сможет решить мои проблемы: они неразрешими никем, кроме меня самого.
  
   Хеллер: На обе эти войны/Вьетнам и Куба/ страну погнали президенты от демократической партии, проводившие свои кампании как либералы и сулившие мир. За первые восемьдесят восемь лет нашего столетия каждая война, в какую влезали Соединенные Штаты, начиналась при сидящем в Белом доме демократическом президенте. Только один демократический президент нашего столетия, Джимми Картер, не довел страну до войны.
   Так его и не переизбрали.
  
   04-е сент.
   Всё более убеждаюсь в том, что моё положение акварелиста в системе интернет-поисковика стабилизировалось настолько, что смысл следить за его динамикой потерян. Несколько последних дней я любопытствовал за динамикой своих страниц в Yandex`е и понял, что, с одной стороны, эта динамика действительно подвластна популярности у посетителей, с другой - всё больше приобретает у администрации поисковых машин коммерческий интерес: платные строчки, искажающие ситуацию реальности. В этом нет трагедии, но у меня, как у пользователя информацией, возникает и упрямо держится недоверие к любой информации, включая и определенность популярности моих страниц.
   Тем не менее по сумме результатов нескольких поисковиков я могу сделать вывод о незыбленности популярности своих рисунков. Объясняю это тем, что всякая творческая деятельность легко оценивается потребителем, /может быть исключая лишь тех, кто связал себя штампами/ и в этой связи потребитель, не умея практически исполнить желаемое, тем не менее определяется без труда с удачами автора какого-либо вида творчества, то есть он с интересом потребляет примеры удачного решения задач, не доступных /пока/ ему самому. Я постоянно именно так и делаю, учась у более удачливых.
   В чем смысл удач?
   Художник находит натуру и, воодушевленный её красотой или чем-либо ещё, ставит целью зафиксировать её на своём полотне по возможности точно, похоже, корпя над эффектными деталями {вот как передает это Хеллер, комментируя работу Рембрандта: "...теперь он немного менял розоватый перстень, нанося на плотные белые точки, покрывавшие его поверхность, другие -- крохотные, беловато-желтые, отчего поверхность начинала блестеть, словно он и впрямь творил золото из запахов краски, пользуясь тонкой кистью, будто волшебной палочкой.}.
   Но сделав работу, художник не получает желаемую реакцию зрителя, то есть какое-то время работами интересуются, но довольно скоро интерес угасает.{ "За первые семь недель музей отметил рекордное число посетителей -- 1 079 610 человек; резонно предположить, что почти все они пришли, дабы хоть одним глазком взглянуть на портрет Аристотеля.
   Однако в последующие недели поток посетителей стал неумолимо спадать, его/портрет/ перенесли из Главного зала в обычный. Люди, которые забредали сюда, даже не всегда знали, что здесь находится ..."}
   Причина в том, что зритель не видит в подобных работах удивительного, того, что поразило бы его воображение, заставило неоднократно подходить к полотну и искать причину этого удивительного: у каждого оно своё.
   Но передача ощущения автора по поводу своего интереса к чему-либо без авторской интерпретации не убеждает зрителя в уникальности творения: это уже было. Вероятно, задача художника в том, чтобы передать зрителю в своей работе собственное уникальное со-чувствие изображаемой натуре: должно быть СОВЕРШЕННО ПОХОЖЕ и одновременно в том ракурсе, в котором видеть это нельзя, а можно только вообразить. Так вот способность передать воображаемое художественными средствами и есть авторская уникальность, неизменно удивляющая и этим удивлением притягивающая внимание зрителя. Как раз, эти факторы и присутствуют в работах Малининой и Шелега, других современных авторов я не знаю, а о тех, кто уже прочно обозначился в памяти зрителя, достаточно известно.
   В этом смысле не может иметь успех у зрителя, определяющего популярность автора в системе поисковых машин интернета, результат мощного воображения /абстракция/, не создающее у него/зрителя/ приятных ассоциаций пережитого в течении жизни.
  
   По некоторым интуитивным признакам мне кажется, что никакого кризиса в стране нет, но молва об этом поддерживается руководством, дабы вызвать в гражданах напряжение к более активной деятельности по самообеспечению. Кредиты в зарубежных банках под гарантии государства мне кажутся пагубными для страны. Свои же капиталы нужны для решения более важных задач. И это оправдано. Человеческую жадность не утолить никакими индексациями, работы же везде полным-полно и я лично даже огорчен тем, что меня не втягивают в работу, ибо навязываться нельзя, а поле деятельности строителю-профессионалу неограниченно, всё, что творится в этом аспекте, исключая частные строения, вызывает во мне отвращение: кругом временщичество.
  
   06-е сент.
   Какие мелочи порой лишают нас заслуженного удовольствия!
   Всю неделю после утренней пробежки щупал колеса роллеров в надежде ощутить недостаточную упругость шин и каждый раз находил повод отказываться от перенакачки: и так не прожать. Но катаясь все же ощущал недостаток легкости скольжения и опять по возвращении щупал и щупал.
   Дело в том, что в одной рекламе есть требование по предельной упрогости, в другой дозволяется при желании ослаблять упругость до любого состояния ради мягкости езды на плохой дороге. Это-то меня и останавливало.
   И вот вчера, имея вдруг свободное время и, главное, желание убедиться в правильности обеих реклам, накачал шины до предела возможностей насоса: роллеры по горизонтали дороги катили словно бы с горы, удовольствие невероятное!
  
   Несколько лет набросок пылился в куче своих собратьев на неиспользуемой кровати и, хотя был он сканирован для памяти, демонстрировать не хотел: зачем потакать снобам от искусства?
   И вот вчера, имея вдруг свободное время и, главное, желание убедиться в правильности ... своих предположений, накопал несколько подобных набросков и решил испытать свою теорию естественного совершенствования во времени художественных способностей и для доказательства сего регенерировать несколько рисунков, просовокупив к ним парочку рассказов.
   Что касается рассказов, то здесь всё просто: убрал лишнее и - порядок!; в рисунке лишнего тоже немало, но убрав глаз или нос с портрета, желательно их чем-то заменить. Вот и сидел перед мольбертом весь вечер то убирая, то заменяя. Пока не получилось, но это даже хорошо, это даже восхитительно, ибо для меня важен не столько результат, сколько процесс продвижения к результату. Это как в альпинизме: на вершину Эвереста можно спуститься по лесенке с вертолета, а можно от подножья забраться по Западному ребру: разница большая!
   Вот так от мелочи к мелочи и наполняшь кубок удовольствий.
  
   07 сент.
   Сначала он вырубил замок из входной двери и ничего не взял.
   В этой ситуации бежать в полицию бессмысленно, ибо и практический ущерб копеечный и найти по этому признаку преступника невозможно. Бессмысленно и ставить новую дверь: топору она не преграда.
   Затем стал в чуть прикрытую дверь заходить раз-два в неделю, спокойно вскрывать примитивные тайники и брать всё, что хотелось.
   При обнаружении пропажи, а это бытовая мелочь, хотя и необходимая в дачном хозяйстве, опять не будет смысла подключать сыщиков - засмеют.
   Постепенно перетаскал всё.
   Но безнаказанность снимает инстинкт страха, возбуждая при этом инстинкт охотничей страсти. И страсть подвела его: он снял с петель внутреннюю большую дверь, которую, по сути, не мог ни использовать в своем хозяйстве, ни продать.
   И тогда образовался повод обратиться в полицию.
  
   09 сент.
   Какая это радость читать свои дневники, пролежавшие тридцать пять лет на чердаке дачи и только что вывезенные и долгим кропотливым трудом разобранные в толстае тома по семьсот-восемьсот страниц печатного текста. Словно бы возвращаешься в счастливые времена молодости, в пору становления как личности со своими трудностями и радостями. И поскольку я все-таки неизменно трудности преодолевал и успешно строил карьеру, то сейчас при чтении трудности эти кажутся мне забавными. За полный день непрерывного чтения за минусом времени обеда смог прочитать только сотню страниц из одного восьмистастраничного дневника.
   И теперь оправдано моё увлечение заметками сегодняшнего дня, надо только полнее стараться передавать как события дня страны в целом, так и события личной жизни в этой связи, не слишком, конечно, углубляясь в интимную прозу дня. /Но, черт возьми! как красивы эти пыльные кучи бумаг, разбросанные по всему полу кабинета, сколько в них страсти, сколько радости и счастья: это моя молодость./
  
  10-е сент.
   Человек, попавший из средней полосы России в джунгли Африки, наверно, испытывает те же самые чувства, которые испытал я, оказавшись в глухой, по сути, стороне со своими принципами миссионерства: все были против меня. Они, приспособившиеся "к хищникам, муравьям, разного рода ползующим и плавающим" не желали никаких изменений и всячески противодействовали мне. Тогда я этого не осознавал и терпеливо преодолевал сопротивление среды. Но вчера, читая подробный дневник событий, совершенно забытых мною, вдруг ощутил ту опасность, которая подстерегала меня на каждом шагу.
   Я много прочитал записок путешественников, спелеологов, вулканологов и альпинистов, то есть людей добровольно вторгающихся в недра чудес разного свойства, сочувствую им, но вчера, до поздна читая свои дневники, ужасался никак не менее: испытания были не менее крутые.
   Нет нужды переписывать их из одного дневника в другой: суть не в этом, суть в том, что напрочь позабыто всё происходившее и читаю -- а ещё только начал -- с искренним удивлением, переживанием и даже непредсказуемостью следующих событий, как словно бы они происходят сегодня. В этом весь смысл и вся прелесть фиксации происходящего: ты проживаешь многократно события и они возвращают тебя во времена молодости и её авантюризма. Появляются основания и похвалить и поругать себя, сверить настоящую мудрость с прошлым безрассудством. Ни в каких придумках фантастов узнать этого нельзя: непосильное моему осознанию сопротивление среды снизу и сверху: интриги, доносы, провокации, несправедливые и незаконные наказания, алогичные требования, беззаконие разного рода, давление и прочее...прочее. И вместе с этим в системе тех же провокаций повышение в должности от раза к разу, как способ извлечения большего, после безграничных испытаний на выносливость. Надо понимать, конечно, что всякое миссионерство не только уговоры и словесные доказательства, это в большей степени насилие над привычками противника повиновению и тут уж мягкой силой или простыми средствами не обойтись: сомнут в момент. Может быть поэтому в памяти и не оседают преодоленные преграды, а карьерные продвижения кажутся признанием заслуг, что на самом деле, повторюсь, только такой же способ наказания или испытания, как и все прочие. Все же мы знаем, что когда требуется привести в чувство зарвавшегося дилетанта от политики, ему дают возможность поднять неподъемное.
   Сейчас мне не важно знать сможет ли читатель поверить моей исповеди - не для этого я пишу, важна фиксация своего положения в системе человеческих взаимоотношений для правильного её осознания и приспособление к этой системе конгруэнтно своему пониманию, как это происходит со мной сейчас по прочтении своих дневников.
  
   11-е сент.
   Дождь, холодно. Пробежался как обычно на роллерах, правда, "обычно" дождя не бывает. Съел морковку для восстановления работоспособности глаз -- много читаю -- позавтракал чем бог послал, включил над кроватью светильник с энергосберегающей лампой, положил возле себя пачку листов своего "позабытого дневника" и разлегся в блаженном предвосхищении удивительной повести героической молодости своего героя, то есть себя самого.
   Действительно, другие свои ранние рассказы или стихи читаю с чувством обязательства к прочтению, то есть по необходимости и, как правило, не осиливаю до последней точки: бросаю рукопись. Но этот дневник не то что бросить - отложить дальше, чем позволяет длина руки, не могу и только усталость глаз обязывает меня "отдохнуть полчасика". Напрягает же прежде всего то, что я не помню продолжения нескончаемых эксцессов, искренне удивляюсь развязкам и обнадеживаю себя успешным исходом только благодаря тому, что знаю глобальное завершения всей истории - это позабыть нельзя. Очень вероятно, что начну свой "позабытый дневник" реанимировать с регенерацией, даже такая нудная деятельность может заполнить долгие зимние вечера творческой страстью: как раз на всю зиму и хватит. Интерес заключается в том, что моя деятельность того периода является ярчайшей иллюстрацией предперестроечного периода страны: я занимался строительством в обстановке окружения самым непосредственным образом со всех сторон самого различного формата влияния: от райкомов партии до политбюро ЦК и от строительного треста до министерства строительства. И всё это через конкретных личностей, разве только не знал в лицо какого-нибудь члена ЦК, но с министрами встречался неоднократно в приватных беседах, хотя и по поводу профессиональных тем. Причина в том, что, с одной стороны, я не имел общественного веса как исполнитель, с другой - позиция деятельного производственника заставляла моих руководителей извлекать свою выгоду из этой моей деятельности, что обусловливалось их примитивными личными интересами. Например, возглавив совершенно развалившееся строительное управление, я буквально через неделю наладил выпуск для собственных объектов дефицитных стройматериалов, чем немедленно воспользовались как местные партийные органы, так и трестовское руководство, вменив мне в обязанность это производство для нужд других организаций, хотя и у тех и у других были собственные бездельничающие мощности; или недогрузка треста объёмами "собственных сил" требовала снижения категории по оплате труда, но даже обкому партии не удалось отстоять сохранение категории. Но удалось мне. Реальность успешного выполнения плана по строительству крупной стройки оказалась, вероятно, в моих руках, ибо только лично меня -- всего лишь главного инженера строительного треста -- пригласил министр черной металлургии для приватной беседы, минуя руководство треста, главков и самого министерства строительства, чем и гарантировал успех стройки; и наконец, свой министр строительства, опять-таки с глазу на глаз не требовал, а просил, оправдываяь необходимостью, форсированного наступления на крупный правильственный комплекс отдыха. И опять-таки получил желаемое. Но дело не в победах, а в коллизиях по этим и другим не менее сложным узлам конфликтов, ибо у всякой обозначившейся победы всегда куча противников и чем явственней эта победа, тем агрессивнее сопротивление на всех этапах работы. Вот так и получалось, что, бросая меня в кипяток, те, от кого я зависел, надеялись на то, что похлебают и вкусного бульона и в то же время сохранят возможность использовать останки для других не менее важных целей. И у них это получалось.
  
   12-е сент.
   Местная, в целом неплохая, газета, продукт предпринимательства, вчера "почила в бозе", но, видимо, не желая иссякнуть, как остатки дождя на асфальте в июльский день, выплеснула на крышку гроба экзерсис покаяния под "жалкий лепет оправдания". Очередная исповедь неудачника, причину которой лично я вижу только в жизненной неопытности, ибо и сам прошел этот этап пути, понемногу очищаясь от пароксизмов отчаяния, но так до сих пор и не очистился, сохраняя в сознании неуязвимость, въевшихся в самую суть психики, животных инстинктов.
   "Не надо ничего делать" - в тысячный раз говорю я себе, тем более делать в благих намерениях, которые, как известно, ведут в ад, и подобно упомянутым выше издателям газеты, нет-нет да и выкину какой-нибудь фортель.
   А что нужно делать?
   Нужно копать под себя/NOSCE TE IPSUM/, выискивая в себе самом клады истины и, если удача не покинет тебя, то успех превзойдет все ожидания: образуется счастье -- почти неделю не заходил в интернет и сейчас, зайдя в Yandex`е на "акварель", обнаружил возвращение своей статьи "Акварель-Традиция" на верхнюю строку, на которой она, чуть подскакивая, пребывает с 8-го года. Счастьем можно поделиться с друзьями и соседями, но только, если они чрезмерно настойчивы в требованиях своей доли счастья, но ни в коем случае не разбрасывать его "по пыльным углам", провоцируя зависть и месть. К сожалению, от этого, последнего, удержаться труднее всего, хочется вслед Архимеду кричать:"эврика!!
   У меня достаточный опыт в этом смысле и я могу утверждать, что один человек в состоянии повернуть большой коллектив в нужном направлении поведения без слов, без призывов и тем более наказаний: нужно всего лишь хорошо делать своё дело. И тогда сразу найдутся союзники и помощники даже если они мало что понимают в делаемом тобой - это инстинкт. И наоборот, эти же люди легко перекинутся на сторону твоего антипода-бездельника, если увидят неуспехи твоего дела. У меня достаточно примеров в крупных производственных делах, но даже в таком мелком деле как пробежка на роллерах вызывает в толпе либо взрыв поношений при малейшей ошибке в движении, либо крик восторга при скором красивом движении: "не надо ничего делать!" вне самого себя.
  
   Два с половиной дня непрерывного чтения не избавили меня пока и от четверти записей. Но устал. Устал и от чтения и от безысходности героя: как всё-таки сложно вращаться среди людей, основная идея которых только завоевание места под солнцем любыми средствами. Этими средствами я в конце-концов и был выдавлен из обоймы претендентов, хотя ни что и не претендовал, кроме желания посмотреть на себя самого со стороны, то есть на самореализацию в своих собственных глазах.
   Но увидел не совсем то, чего хотел.
   И вот только сейчас при чтении записей, что называется в концентрации, залпом, понял, что участь моя была предрешена изначально, ибо я втесался в среду "любителей" по уровню представлений о задачах производства, человеком с замашками профессионала. Скрыть эти замашки было невозможно, они торчали, словно рожки чертика под шапкой святоши. И в какой-то момент терпеть их стало просто невозможно. Точно так же поступили до меня с Бунзеном -- высокоинтеллектуальным чиновником областного масштаба, но, правда, ещё строже: его закрыли в угарной бане.
   Тем не менее, оглядываясь за спину, я принимаю оценку этого периода, как мгновенья счастья, ибо всякая борьба, какой бы жестокой она ни была, есть фактор борьбы за свободу собственного разума против собственных инстинктов и в этой связи техническое поражение не есть поражение сознания: оно, сознание, торжествует при любом исходе, начиная с первого шага по этому рискованному пути. Я сравниваю с прошлым своё нынешнее состояние, когда я вопреки всякому мнению с двенадцатого года выхожу на лыжероллерную пробежку, ублажая своё сознание именно тем, что каждое утро одерживаю победу над собственными инстинктами и одновременно тем, что со-мышленники пытаются делать то же самое, но выдерживают сопротивление инстинктов не более недели/кроме одной упорной девицы/.
  
   13-е сент.
   Ну и повесть! настоящая!
   Из-за полной забывчивости всех тех событий читаю как детектив, всё для меня ново и удивительно, многие события в моей памяти остались совершенно исковерканы, перевраны и, читая, я словно бы вновь всё переживаю и это переживание не отпускает меня ни на минуту: возмущаюсь, паникую, злюсь, хочу "уволиться" раньше, чем это было на самом деле, некоторые события были явным предупреждением драмы, но записав их, я, к сожалению, не внял предупреждению и продолжал активно сражаться.
   Читаю неотрывно, забывая об обеде и привычных увлечениях. Но впереди ещё больше половины.
  
  ПРОМЕЖУТОЧНЫЙ комментарий.
   Главная мысль по прочтении полутора тысяч страниц дневника за период с июля 1968 по 1991-й годы /годы моей активной работы/ та, что с тех пор не только ничего не изменилось, но катастрофически разрушается: поражающая степень безвластья на местах, исчезновение хоть какой бы то ни было творческой активности, инженерный труд канул в лету, системного контроля за застройкой города /моего города с 50-ю тысячей населения/ абсолютно нет... болото!
  
   15-е сент.
   Мы должны быть благодарны тому, кто в силу собственной необходимости заставляет нас сопротивляться его насилию и таким образом сохранять постоянное состояние обороноспособности. Правда, сам насильник, если его насилие идет из эгоистических побуждений, как раз страдает в такой степени, что растрачивает свою энергию и в конце-концов досрочно погибает, У меня таких примеров много. Правда, причина может быть просто в недостатке сил насилия, то есть "не по Федьке шапка" или его давление обосновано не принципом осознания необходимости, а например, страхом отстранения от жирного куска, к которому он присосался, Таких примеров тоже немало.
   Я эту необходимость - иметь обязательство перед организмом - осознал инстинктивно и добровольно загонял себя в условия вынужденного сопротивления -- подобно купанию в ледяной воде -- понимая при этом полезность своего такого поведения, чем и успокаивал свои нервы. Например, имея хорошооплачиваемую работу, соответствующую моей профессии, и не имея при этом конкурентов, вдруг инстинктивно захотел взяться за совершенно дикую заботу о благе городка с втрое меньшей зарплатой и невероятно сложной организацией труда. Но зато эта добровольная озабоченность заставила меня сконцентрировать все свои силы на сопротивлении обстоятельствам, в конце-концов закалившим и мою волю и моё здоровье, хотя практической победы я не достиг. /К этой же серии, предполагаю я, относятся систематические природные провокации, включая и покушения на мой организм частыми, ничем не спровоцированными болезнями, возникающими вдруг, вдруг же и исчезающими после моего осознания возможных причин, в том числе и именно как природных провокаций, для чего нужно предположить связь происходящего с чем-либо и успокоиться. Ибо всё от нервов или, как я предполагаю, от неосознаваемых природных инстинктов, заложенных самой природой в систему старения./
   Поэтому позволю себе вывод, что государство не должно заботиться о своих гражданах, создавая им комфортные условия быта, но обязано крепить обороноспособность, создавать условия для проявления творческой инициативы и возможностей для развитие своего дела. И главное: государство должно создавать искусственные трудности для возбуждения человеческих страстей по собственному обустройству. /Даже представить себе не могу человека, систематически купающегося в ледяной воде, стоящим в очереди за квартирой или какой-нибудь компенсацией. Он просто "идет и делает"./
  
   16-е сент.
   Зашел по привычке на "рындин акварель" в Yandex`е и усмеялся: на одном /не моем/ адресе под моими сносками, то есть с упоминанием моей фамилии плюс название работы, торчит во весь экран фотография Жириновского - #7 - "голосуйте!!!"
  
  Позволю себе утверждать, что человек, только своим трудом поднимаясь от ступеньки к ступеньке, и таким образом достигаюший вершины в своей профессиональной деятельности, вправе упрекать руководителей любого ранга в ошибках руководства, ибо если он, этот человек, несмотря на неизбежные в любой профессиональной деятельности ошибки, все-таки смог, делая два шага вперед, не позволять своему сознанию повторение осознанных ошибок и делать более одного шага назад, то есть в таком человеке заложена возможность достижения вершин в любой деятельности, в том числе и той, которой он не занимается. Это и дает ему право утверждать свою правоту, ибо для этого достаточно объективных предпосылок./Размышления над чтением Аристотеля/. Если, например, признанный музыкант делает мне, художнику, замечание по поводу, естественно, моего профессионального дела, то я, не достигший предела возможностей как художник, не имею морального права пренебречь этими замечаниями, ибо, повторяюсь, способность преодолевать все преграды на пути совершенствования посильна единицам и уже не важно то, каким делом эти "единицы" занимаются: предельный успех неминуем. Талант не в музыкальном или каком другом виде деятельности, талант в преодолении сопротивления среды. Мы возносим не богатство или жестокость, мы возносим силу преодоления и присущие этому преодолению качества. /Мало кто из телепрограммы "Голос" выдвигается настолько, чтобы действительно доказать свою состоятельность, ибо не голос, не умение извлекать красивые звуки, а волевое преодоление препятствий среды, её сопротивления в конце-концов создают желаемое. И тут уж голос это - десятое. Мой личный пример /простите!/ более, чем убедителен: никакой я не художник, ибо рисовать начал в 60 лет и с тех пор/с середины 2008г./ Yandex и Google не отпускают мои статьи с моими же рисунками с первых страниц своих поисковиков, несмотря на вольности администраций этих поисковиков. Мне это положение мало что дает: я не торгую ни текстами, ни картинами./
  
  18-е сент.
   К сожалению, мысль порой настолько опережает печатное "оборудование", что просматривая впоследствии текст, удивляюсь его логике и даже сам не могу разобраться в этой путанице, переделывая текст так, что изменяется сама идея. Увы мне!
  
  Если у кого-то из нас случайно получается что-то нас удивляющее и радующее, то один в таком случае кропотливо анализирует удачу, стараясь понять причины её появления и затем уже осознанно строит на этих причинах продолжение; другой же, обуреваемый заподозренным в себе "талантом", нещадно эксплуатирует его, но лишь в лучшем случае повторяется, в худшем же теряет чаще всего уже достигнутое. Таких примеров полным-полно. Именно по этой причине теряются внезапно блеснувшие "звезды", ибо останавливаются в своем развитие, не давая себе труда сосредоточиться не на результате, а на причине успеха. Надо добавить к этому и то, что есть примеры обратного свойства: не ослепленный блеском своей случайной звезды человек "под микроскопом" рассматривает успехи других, стараясь понять их причины, и добившись разгадки, сознательно и эффективно строит своё будущее. Всё происходит случайно и в то же время нет ничего случайного в успехе. /Кстати говоря, эти мои сентенции преследуют лишь цель совершенствания слога; я не хочу никого просвещать или убеждать в своей правоте, буквы и слова это те же мои черточки и точки, которыми, как и в рисунке, я создаю пространство своих интересов; удачно выраженная мысль так же ценна для меня, как и удачный рисунок: она греет мою душу. Надо постоянно помнить, то есть не забывать, что корень жизненного успеха заложен в наших инстинктах и тот, кто доверит своему разуму осознать этот фактор, вправе надеяться на удачу и даже на успех./
  
  Если тебе/мне/ претит какое-либо дело - на насильничай над собой: оставь его в покое, займись другим: важное неизбежно возбудит страсть и ей твоё настроение такая же помеха, как танку частокол. / Вот и валяются по всей квартире "оставленные в покое" рисунки, рукописи, недочитанные книги, неполитые томаты, неубранные полы. Но всегда в порядке лыжероллеры, прогулочная обувь и обеденный стол./
  
  19-е сент.
   На пешей прогулке есть участок вдоль оживленной трассы, который мне неприятен, тем более сейчас, когда осенний холод и сырость стараются удержать в теплом кресле мой, даже достаточно воспитанный инстинкт неудовольствия. И всё же угождая ему, на утренней лыжероллерной пробежке стал делать "лишний" круг, благодаря чему становится возможным изъятие из пешей прогулки этого злополучного участка.
  
   Сначала тебя неудержимо тянет к зеркалу; тебе хочется убедиться либо в том, что ты не так сильно исковеркан старостью, как твой сосед-одногодок по лестничной площадке, либо, наоборот, согласиться с собственной теорией неизбежности старения. Второй вариант предпочтителен, он оправдывает неоспоримую лень и страсти к телевизору и жирной пище. Каждая внутренняя царапинка только подтверждает эту твою теорию, позволяя ещё более безрассудно растрачивать остатки здоровья. И тебя вдруг возмущает поведение другого соседа с лыжами под мышкой или велосипедом в поводу, ты прислушиваешься к ответу на чей-либо вопрос о его возрасте и, выслушав неутешительную цифирь, желчно комментируешь. А потом поручаешь домохозяйке сбегать за бутылкой - это утешит тебя. Но это тоже жизнь.
   И ещё не ясно, так ли она плоха.
  
  Сложность жизни ещё и в том, что тебе необходимо постоянно оправдывать происходящее во избежание самосуда, ибо инстинкт самоистязания неуклонен в своих изощрениях: ты жадничаешь, завидуешь, возбуждаешь свою мстительность, но поскольку ничего этого никак внешне не проявляешь, то и ограничиваешься истязанием, насилуя себя самого. Хорошо ли это? Вот и оправдываешь оскорбления, грабеж имущества, хамство, предательство и тому подобные акции, подводя под них естественные живому организму параметры. И успокаиваешься для чистых дел.
  
  Оригинальность акварельного рисунка во многом определяется правильным началом, причем лично я, сознавая это, тем не менее чаще всего забываю и начинаю как все и как всегда, то есть строю конкретное изображение, ибо начинать что-то, не имея задачи, неестественно. И тем не менее.
   Вот передо мною на мольберте начало рисунка. Назовем его "Ромашки". Прежде чем на бумаге проявились пятна и контуры цветков я мысленно представил композицию рисунка и в этой парадигме наложил эти самые пятна и контуры, причем не как композицию цвета, что для акварели важнейшее условие, а как набор цветков вперемешку с антуражем. Этого-то, как раз, делать было нельзя. Работа застопорилась и вот уже недели полторы стоит на мольберте без движения. И при этом я не вижу своей ошибки, хотя прекрасно понимаю, что рисунок не получается, что из начатого ничего нельзя сделать.
   И вот только сейчас начинаю осознавать эту свою безграмотность.
   В чем виновата грамотность, если мною она забыта?
   Рисунок, который претендует на внимание зрителя, обязан быть выразительным, выразительность же есть следствие страсти, экстаза, но никак не рассудка. Вот задачей художника, желающего первых страниц поисковиков, и должно быть возбуждение экстаза, лихости кисти, бесшабашности. Правда, под контролем инстинкта неприятия, ибо хаоса красок допускать тоже нельзя.
   И что?
   Все мои работы, удостоившиеся признания зрителя /мои работы представлены в интернет-галереях Лондона, Парижа, есть предложения Нью-Йорка, Африки/ выполнены именно в порыве страсти, как бы случайно, да так оно и есть; сделать копии с отобранных для выставок рисунков невозможно даже мне самому, как нельзя сымитировать страсти.
   А всё очень просто: начинать рисунок следует, запасшись только желанием, темой изображения. На мокром листе акварельной бумаги следует нанести несколько жирных пятен краски в угоду теме рисунка, дать краске растечься по листу, а затем подсушить. Это будет основа "сюжета", база композиции.
   А затем высмотреть в этом хаосе пятен идею и закрепить её доступными средствами в меру своих возможностей, своего видения. Тут уж как получится, но по-другому нельзя.
  И поскольку эта технология уникальна конкурентов у меня быть не может. Этим я и объясняю своё "долгожительство" на первых страницах поисковиков.
  
  20-е сент.
   /в продолжение темы/. Необходимость "возбуждения кисти" проникает в мысли многих художников, это известно и афишируется, но, во-первых, человек должен осознать такую необходимость; во-вторых, иметь уникальную способность из означенного хаоса пятен и линий не только увидеть образ будущего рисунка, но и удовлетворить запрос зрителя на свою работу. И здесь река истины растекается на многие рукава. Чаще всего случается то, что окончательный рисунок представляет собой абстракцию с легким напоминанием реальности и потому не вызывает у зрителя ассоциаций с реальностью, что, естественным образом, не оставляет в мозгу зрителя царапинки памяти увиденного и, уже у следующей подобной картинки, от предыдущей не остается и следа, тем более, что надпись под рисунком мало что связывает с изображением.
   Другой вариант "рукава" представляет собой чистую абстракцию, тот самый "узаконенный" контуром линий хаос пятен. Его судьбы ничуть не счастливее первого варианта.
   И наконец, третий путь оживления "хаоса" - предельная реальность изображения, но в ракурсе, не доступном для видения в натуре, то есть изобразить в привычном инстинктивном воображении это невозможно, рука, фиксирующая изображение, как бы следует не в повелении рассудка, а только опять же в инстинкте, ранее воспитанном практикой изучения успехов коллег, категорически отрицая неприемлимое этим инстинктом. Такой рисунок редко когда завершается в деталях, довоображение деталей автор оставляет зрителю, а то так просто не в состоянии дорисовать сам. Все мои рисунки грешат этим недостатком, хотя он, недостаток, как раз, и придает ему, рисунку, особую живописность. Возможно, этим можно объяснить мой успех у зрителей.
  
   Просыпаюсь рано, долго валяюсь в постели, опутанный паутиной мыслей, жду посветления неба. Мысли чаще всего тяжелые, найти повод для радости почти невозможно. Но вот сигнал пришел, сбрасываю тяжелое одеяло -- в комнате холодно -- привожу себя в порядок и выхожу на разминку. С этого момента мысли теряют яркость, тускнеют, забираются вглубь, возникают проблески оптимизма.
   После завтрака собираю шпаргалки с прикроватного коврика, начириканные в темноте раннего утра, и пробую систематизировать. Это и называется деятельностью, её результат на этой странице.
  
   Уставший ветер ищет крова -- ( ...дачный мотив)
   и, беспокоя ночи мглу,
   уходит и приходит снова
   стучать по мерзлому стеклу.
  
   Страшась игрой воображения
   в пространство черное его
   смотрю.
   И вижу отраженье своё.
   И больше ничего.
  
   Достаточным занятием для разума может быть опровержение толкований тех или иных понятий, в процессе которого постигаешь самого себя, что, в свою очередь, достаточно и для определения смысла жизни, и удовлетворения самой жизнью /перед книгой Аристотеля/. Обычное созерцание /потолка/ утомляет.
  
  Вот прелесть печатного слова: "добытые" на чердаке дачи рукописи по сути очень интересны, ибо творились в неиссякаемом споре с "великими". С тех пор /более сорока лет/ истина не потускнела, я попрежнему "прав", но едва подчиняюсь сознанию и, повертев в руках толстую пачку рукописи, тяжело вздыхаю и прячу в тумбочку.
   И в то же время, точнее, с каждым заходом на страницу Ежедневника перечитываю вписанное вчера или даже сегодня, не делая замечаний или коррекций: только, чтобы почитать напечатанное красивым и крупным шрифтом -- тщеславие?
  
  21-е сент.
   Сначала я должен убедить себя в том, что все животные инстинкты идентичны в системе животных и только затем рассуждать об их влиянии на принимаемые решения всякого животного. Вот моя пресловутая пара голубей на балконе. Если бы захотел описывать их повседневное поведение, не предупредив о том, что речь идет не о людях, то, думаю, никто бы этого и не понял, то есть все бы воспринимали эти отношения как человеческие даже в деталях. Различие только в наборе по видам: наверно инстинкт страха не очень нужен кроту или африканскому крокодилу; инстинкт предпочтения в сложной ситуации, а в обычном понимании - предательства тоже активен не у всех. И так далее. И если это так, то никакое животное, кроме человека, не может осознавать роль своего какого-либо инстинкта, чтобы осознав, воздействовать на него тем или иным образом и, как следствие, можно утверждать, что жизнь вообще есть процесс бескомпромиссной борьбы за выживание. Именно с этих позиций и следует рассматривать все условности нашей жизни. Природа не очнь щедра на сентементальности, добродетельность природе противопоказана и потому всякая жестокость под разными определениями вполне оправдана. Притормаживание возможно при гипертрофорованных инстинктах совестливости, страха или пресыщенности, чаще всего страха, но к счастью, таких изгоев немного, а к сожалению, среди них моё имя.
   Это общее понимание роли инстинктов, а далее можно углубляться в детали.
   Мне, например, достаточно доказать себе путем осознания вредность страха, чтобы не паниковать при возникших болячках или душевных стрессах, сохраняя тем самым спокойствие и разумность действий; мне претят инстинкты зависти или предательства, накопительства или ярковыраженной тщеславности, я замечаю в себе присутствие других мерзких инстинктов, но стараюсь смягчать их проявления опять же не из добродетельности, а только из ненужности, как не нужны и не могут быть использованы в домашнем хозяйстве веерные грабли, хотя я и купил их из каприза, чтобы, вероятно, иногда поразмахивать ими в трехкомнатной квартире /это у меня бывает, когда нужная вещь ломается или похищается и я, чтобы не скучать по ней, покупаю подобную, но более интересную; сын, как и многие другие, непрестанно обновляет из тех же доводов мобильники/.
   К чему я затеял этот разговор?
   Анализируя события, изложенные в злосчастном дневнике, стал постепенно склоняться к признанию своей неправоты в тех жестких схватках с противниками моих позиций, то есть с оппонентами и, если бы сегодня вернуться мне в те давние обстоятельства, многое из того, что тогда происходило, я бы круто развернул если не в обратную сторону, то уж под прямым углом это точно.
   В чем моя неправота?
   Именно в том, что я доверял своим инстинктам, не подключая сознание, инстнкты же мои были отравлены пропагандой времени и особенно времени обучения науке созидания социализма.
   В чем конкретно проявлялись мои ошибки?
   Я был категоричен в исполнении Правил, то есть не допускал многовариантности в отношениях с системой, не поступался интересами дела, которым занимался, оправдываясь тем, что, условно говоря, созданный мною большим трудом корабль должен был не землю пахать, а плавать, меня же постоянно обязывали именно кораблем этим пахать. Сегодня согласился бы пахать, но своё согласие выразил бы только понимающей улыбкой и продолжением строить корабли, надеясь на то, что вновь построенный будет все-таки плавать. То есть следовало делать снисхождение тем, кто сам построить корабль не в состоянии, но обстоятельства заставляют его пахать и пахать и он использует для этого любую возможность. Пахать корабль все-равно бы не стал, но в объяснении мой "друг" мог сказать: "мы сделали всё что в наших силах" и его несомненно бы поняли и простили. Но, повторяюсь: я этого не понимал и как мог сопротивлялся. Таким образом как бы выпячивал свою сущность, чего никто и никогда не прощает.
   Эту тему я, вероятно, не исчерпал.
  
  22-е сент.
   Зарекаюсь чуть ли не каждый день заходить в интернет: вся писанина "ни о чем", но в какой-то момент происходит озарение рассудка, какое-то открытие, ранее не посещавшее меня, и вновь подхожу к монитору и барабаню одним пальцем по клавишам, словно бы демонстрируя былую приверженность музыкальному хобби.
   И вот опять.
   Как-то так получается, что при чтении своих старых дневников возникающие в рукописях имена моих противников окрашиваются в траурные рамки. Невольно ищу причину этому и вдруг прихожу к ассоциациям этого факта именно с их политикой в отношении с подчиненными. Есть, на мой взгляд, два типа руководителей, а лучше сказать, властителей: одни этой властью бравируют, круша подвластных направо и налево, другие осторожничают - берут противника лаской. И вот первые, инстинктивно сознавая порочность своего правления, самоугнетаются, мучаются, порой даже не сознавая причину своих мучений, и наконец, ядом инсинуаций отравляют своё существо; вторые, желая добиться цели, поступают разумно, именно разумно, не считаясь с возможной потерей качества власти, позволяют себе приватность в отношениях с возможным исполнителем, независимо от ранга, чем и добиваются результата, не имея при этом никаких потерь. Правда, добившись цели, не теряют и качества жизни, забывая, как правило, услужливость реципиента. Есть, правда, и третья категория: эти либезят для очистки совести. Но о них даже говорить противно - мерзость.
   Действительно, я, например, полностью забываю светлые пятна своей биографии, искренне удивляясь их обнаружению, но намертво помню несправедливые зуботычины, полученные с самого детства и до вчерашнего дня, они постоянно напоминают о себе сами малейшей ассоциацией, порой даже погодными условиями или язвительной улыбкой лотошного продавца. И как же тем, погубившим сотни соперников, не помнить своих экзекуций? Такая память не может не синтезировать губительный яд.
  "О, совесть жгучая! как больно ты караешь."
  
   23-е сент.
   Воодушевившись страстью, раскладываю по полу стекла с мокрыми листами акварельной бумаги и практически бездумно, под воздействием азарта наношу на бумагу композиции цветовых пятен. Но в понимании художника бездумность не исключает инстинктивного замысла этих композиций, то есть бессмысленного хаоса пятен инстинкт не допускает, кисть устанавливает хотя бы такую условность как тональность или манеру, или ещё что-нибудь из серии художественных понятий.
   И вот хожу по комнате, боясь наступить на стекло, и высматриваю в этом анархическом беспределе крупицы реальности, чтобы мгновенно зафиксировать её каким-либо образом и впоследствии воплотить в рисунок. Сам рисунок особой ценностью не является, он есть только констатация ещё не утерянных возможностей сознания, подобно тому, как лыжероллерная пробежка есть лишь констатация не утерянной ещё способности глубокого и частого дыхания, но ценность возможностей сознания всё ещё создавать уникальности/в моём понимании/ переоценить нельзя.
  
   А потом надо сесть перед монитором и постараться непокорными усилиями создать рассказ на тему того, как рисовать акварелью, ибо не зафиксированная буквами разгадка тает в памяти так же быстро, как вкус кусочка грудинки, отравленный соленым огурцом.
  
   Сопротивлялся как мог. Ещё туда, замечая серые шляпки, зарекся наклоняться, хотя с каждой такой находкой инстинкт жадности -- я всё об инстинктах -- начинал всё более возмущаться неуважением к нему. Но разум не сдавался и, дойдя до конца пути, я искренне похвалил его. Так бы ничем и закончилась моя дальняя прогулка, если бы... если бы я свернул к шоссе, тогда путь мой был бы покороче. Но моросил дождь, на плечах висела пленочная накидка, сковывающая движение, к тому же огромные фуры, не взирая на разбитый асфальт дороги, носились с такой скоростью, что шлеф мелкой водяной пыли выталкивал меня за обочину, и я решился возвращаться по той же лесной просеке, по которой пришел, переступая грибы.
   Небольшой рюкзачек я все-таки заполнил на даче яблоками, хотя и не собирался их брать, поэтому мои старые дорожные знакомые заведомо лишались моего внимания, но...
   Как я не заметил эту россыпь? понять не могу. В молодых сосенках, на песке, ещё не успевшем разрастись травкой, со всех сторон, куда бы я не повернулся, торчали молоденькие шляпки маслят.
   Я остановился. Жесткий спор двух соперников разгорелся с новой силой.
   Медленно, нерешительно снимаю с плеч намокшую накидку и кладу на песок. Медленно, нерешительно снимаю с плеч... рюкзак и кладу на пленку, достаю походный ножик, пленочный пакетик и... начинаю собирать грибы.
   Вообще-то ни в прошлом, ни в этом очень урожайном грибном сезоне меня ни разу не потянуло на свои грибные места - не хочу. Встречные грибники с лукошками, напичкаными боровиками до самой крыши ничуть не возмущали мой инстинкт зависти и вдруг такое.
   Собрать всё, чем полнилась поляна, я просто не мог, ограничившись этим пакетиком, хотя было бы логичным закончить это маленькое эссе тем, что я выложил из рюкзака все крупные красные яблоки "осенняя полосатая", построил из них пирамидку на особо приметной кочке и, сфотографировав, помахал им ручкой. Опустошенный рюкзак "медленно, нерешительно" заполнялся бы маслятами.
   Но нет, яблоки остались со мной, а маслята остались с лесом.
  
  24-е сент.
  Вчерашняя пятнадцатикилометровая прогулка, благодаря, вероятно, остановке на грибной поляне, никак не отразилась на моем состоянии, более того: досмотрел до конца "Голос", чего раньше никак не выдерживал, ибо поднимаюсь очень рано; встал как обычно; и, несмотря на обильно политый ночным дождем асфальт, выполз на колесную прогулку покрутится между лужами. Отопление не включают и в комнате не столько холодно сколько сыро, ничем эту сырость не изгнать, вот и топчусь, потеплее одевшись, по забытым лесным тропам: по меньшей мере, и тепло и сухо. Можно бы добавить к этому премиальные в виде злополучных грибов, -- обрабатывать их противно моему терпению -- да "премия", вероятно, чуть запоздает именно по этой причине.
  
   В течении дня дважды кинули меня в торговой лавке: сунула в доверительно подставленный мною пакет просроченный кусок творожного сыра и второй раз: мой товар подсунула в чек с уже взятым товаром и таким образом я должен был заплатить и за этот уже взятый кем-то товар. И в том и другом случаях сумма не превышала семидесяти рублей, но дело не в рублях и не в обмане. В любом случае виноват я сам в доверчивости, то есть вся та же сирийская история: "король забавляется": весь интерес не столько в выгоде обмана сколько в игре одурачивания: приятно видеть лохов против себя.
   Поскольку, повторяюсь, виноват во всем сам, то из первого обмана сделал вывод окончательно/ибо постоянно сдыдил сознание, позволяюшее инстинкту жадности проявлять себя/ прекратить гоняться за дешевизной; из второго - либо прикидывать сумму перед кассой, либо не покупать "вагонами". А вообще, обман как таковой всё более становится системным, продавцы осваивают современную технологию обмана, пользуясь слабостью самоидентификации покупателя, то есть его податливостью, что особенно заметно в сфере ЖКХ.
  
   25-е сент.
   Балконные голуби, если их покормить и не сгонять с балкона, будут весь день сидеть на перилах ограждения. Таков инстинкт. То же самое, вероятно, происходит с теми представителями человеческой натуры, разум которых не выше уровня восприятия действительности теми самыми голубями: их кормят и не "гоняют" в поиски какого-либо труда.
   Голуби, конечно, меня мало забавляют, я постоянно клоню к тому, что нас, человеков, надо гонять и гонять, дабы мы поняли своё человеческое назначение и вместо разрушения мира пытались его украшать своим присутствием. Но пока мало что получается, разум со времен Сократа не стал ничуть разумнее. К тому же эта дьявольская демократия, которая, как раз, и сковывает инициативу власти в угоду электорату. Если бы, социологи опубликовали социальный портрет проголосовавших, а он несомненно есть, стало бы понятным то, кому будут угождать победители. И остается, как всегда, война ...война и война, только она и оправдывает необходимость "консолидации" сил народа и его терпеливость. Может быть это и неплохо, может быть так и задумано Природой, в конце-концов ничего не делается без крайней необходимости.
  
  Знаки препинания должны использоваться лишь тогда, когда не препинаясь нельзя понять смысл текста. Определять степень грамотности по исполнительности правил знаков препинания столь же глупо, сколько глупо требовать копать картошку непременно слева направо, а не наоборот. только потому, что так копали "великие". Оценку в таком случае нужно ставить, требуя доказательств оценщика через суд /статья #56 Конституции/, то есть и в грамматике должны быть узаконенные Правила, а не ссылки на авторитеты прошлых времен, в противном случае мыслящего ученика затирает зубрило.
  
  27-е сент.
   Неожиданные обстоятельства, заставившие меня сначала собрать на чердаке дачи свои рукописи семидесятых годов прошлого века, а затем и прочитать их, вдруг обнаружили абсолютно точное практическое повторение обстоятельств рассказа "Лебедев" уже много позднее, при этом я никак не мог его, это повторение, сверять с темой рассказа и, следовательно, нить рассказа и события практической деятельности были продиктованы мне как бы свыше, что понятным языком можно утверждать - судьбой.
   Действительно, что бы я ни делал, последовательность моих действий обусловлена моими же инстинктами и, значит, инстинкты это есть формула судьбы: ты не можешь написать рассказ так, чтобы его логика выходила за рамки твоих пониманий; ты не можешь сделать простейший рисунок, не подчиняясь инстинктивному движению руки; даже уступая требованию своего разума, ты лишь чуть ослабляешь инстинкт давлением рассудка; и тому подобное.
   В зависимости от уровня ума и, как следствие, жизненного опыта, с возрастом ты обрастаешь патиной мудрости, не позволяющей вольности твоих инстинктов, и это тоже своего рода инстинкт судьбы, роль которого в защите ослабленного возрастом организма от внешних сил и влияний с некоторым парадоксом, ибо инстинкт старения подвергает твой организм разрушению, тогда как инстинкт защиты препятствует этому разрушению. Неужели и в этом проявляется философская истина борьбы противоположностей? Выходит, что так. Это-та борьба и обеспечивает устойчивое приближение к финишу без надрывов и терроризма приблИженных, она же успокаивает мудрый разум необходимостью исхода.
   Теперь необходимы доказательства влияния разума на продолжительность активных действий, то есть на условия продления жизни. Что касается физического здоровья то здесь всё более-менее понятно: избегай перегрузок во всех аспектах жизни, в то же время, например, инстинкт страха может уложить в гроб вполне здорового и даже нестарого человека; инстинкты зависти, злости, жадности, не контролируемые разумом, способны принести неменьший вред здоровью. Так вот, судьба, как раз, устанавливает норму влияния всех перечисленных инстинктов: одни ослабляя или сводя на "нет", другие, наоборот, усиливая, и таким образом устанавливая пределы. Надо признать, что это установление передается через разум. Перед вами мишень и вы должны либо выстрелить по ней, либо обойти её сторонкой: "не заметив". Чаще всего разум предпочитает вариант номер один, то есть владелец инстинкта Судьбы "бросается на амбразуру", ничего при этом не выигрывая, кроме удовлетворения частных инстинктов самолюбия, тщеславия или снобизма, но это его судьба и этого ему достаточно./Кстати говоря, эти порочные инстинкты подогреваются общественной моралью, что надоумевает меня на существование и коллективной Судьбы./ Второй вариант исключает перечисленные поводы /или причины:кому как/, они им уже успокоены и не вызывают беспокойства ни перед, ни после - они индифферентны.
   Как-то так получается, что те, кто постоянно размышляет, возбуждая свой мозг "пустяковыми" с точки зрения обывателя проблемами -- ибо никто не читает этих размышлений -- живут несравнимо дольше, даже при скромных влияниях на физику тела, чем упомянутые оппоненты. Не разум ли тому причиной, заставляющий приводить в должное состояние управляемые этим разумам инстинкты? А сам разум, можно предположить, таким образом развивается и усиляется в соответствии с инстинктом Судьбы. Но это только констатация события, ибо на инстинкт Судьбы повлиять никак нельзя, он закреплен намертво и тяга к размышлениям есть только покорствование инстинкту Судьбы.
   И таким образом возникают признаки долголетия: неукротимая страсть к ритмичности занятий во всех сферах жизни и активное насилие над разумом, то есть над мозгом. Всякое отступления от этих норм есть признак пораженчества, хотя и немало примеров тому, как низменные организмы переживают теоретиков долголетия.
   DIXI.
   /Есть и такое подозрение как компенсация усилиями разума недоработок по тренировкам физики. Это подозрение оправдано тем, что упражнения разного рода, усиливающие, например, мышцы дыхание или сердечную мышцу -- что достигается, как раз, увеличением нагрузки на эти мышцы -- могут быть компенсированы нервными импульсами в области этих мышц, благодаря чему мышцы получают и импульсы активности, По сути это известный нам допинг только мыслительный или инстинктивный, если напряжения импульсов, исходящих из мозга, достаточно возбуждены ( открытия разного рода, удачи и успехи) Мне, например, долго не удается успокоиться от нервного возбуждения вследствие удачного рисунка или миниатюры и это неуспокоение гонит меня в неплановую пробежку на лыжах или прогулку на вело, или даже "обмывание" тем или иным образом/.
  
   28-е сент. утренняя разминка разума.
   Вам семь лет. После дождя на асфальте собралась лужа. Вы берете камень и бросаете в лужу, летят брызги. Мимо лужи идет прохожий, которого вы не видите, поскольку увлечены интересным занятием, брызги летят на одежду прохожего, он ругается. Вывод: отомстить обидчику можно, бросив в лужу рядом с ним камень и оправдаться невнимательностью. Или проехать быстро на машине по луже рядом с ним.
   Таким образом рождается идея. Но если бы семилетний человек пытался придумать способ отмщения обидчику, то уж никак не бросая в лужу камень. Опять инстинкты и никаких вариантов использования разума. Разум в данном случае может быть использован только для перебора известных уже вариантов. Придумать ничего, ранее не известного кому-либо, нельзя. Другое дело - какие перед человеком "лужи", какие "камни" и кто случайно может оказаться вблизи "лужи". В этом случае должен присутствовать ещё и инстинкт обобщения реальности, то есть логическое умозаключение от частного к общему -- индукция, проще говоря, способность пользоваться разумом, что бывает крайне редко. На одних же инстинктах можно "с успехом пользоваться" айфоном, но маловероятно увидеть в хаосе многослучайностей прообраз этого аппарата. Так, я думаю.
  
  В дополнение к пустословию "изобрел" занятие разуму - следить за каждым проявлением своих инстинктов, стараясь как-то воздействовать на них, чаще всего ослабляя активность. Вызвано это действительным неудобством. Для примера: вне зависимости от пробуждения дня в шесть утра я должен выйти на пробежку, а значит, покинуть постель в половине шестого. И в шесть-то уже темно, а в половине шестого и подавно: можно проспать. Ставлю на тумбочку часы на батарейквх с возможностью включения подсветки. Естественно, частое включение вызывает быструю садку батарейки и в этом смысле инстинкт рациональности или, другими словами, бережливости противится; я начинаю нервничать: подниматься - рано, а спорить с инстинктом пока не в силах. Перебираю варианты решения. Их много, но все они так или иначе упираются в ту же "стенку"; остается выбрать наименее ущербный и дать ему ход. Подобным "выбором" и занимаюсь с утра до вечера. Или ещё повод: нашел себе уютную трассу пеших прогулок: и зеленую, и малолюдную, и, главное, с точной протяженностью по моему лимиту времени. Одна помеха: время от времени прогуливают там собак из тех же, вероятно, условий. Но против собак я нашел оборону: маленькая ножовочка с очень удобной ручкой; достаточно нападающей твари показать кончик орудия, как конфликт признается исчерпанным.
   Но вчера всё пошло прахом.
   При возвращении, на широкой пустынной дороге путь мне вдруг преградила старушка с тележкой. Имела вопрос. Я, естественно, остановился. Вопрос бытовой, не буду его воспроизводить, но начавшийся совсем мирно, разговор стал беспричинно накаляться переполнявшей собеседницу обидой, перешедшей в ненависть к окружающим, какой-то хаотичностью претензий, страшными гримасами и оскалом зубов. "Сумасшедшая" - подумал я и начал пятиться с дороги на газон, а затем и вовсе ретировался. Но, ещё приближаясь ко мне, она выронила фразу, что часто видит меня здесь. Это-та фраза и отравила моё сознание неприятием последующих встреч. С этим инстинктом справиться я не в силах.
  
  29-е сент.
   Привычка есть не что иное как возбужденный инстинкт, потакаемый ослабленным разумом, в некоторых случаях даже провоцируемый разумом, допустим, привычка воровать, когда разум поначалу оправдывает результат, а затем самоустраняется, предоставляя инстинкту воровства полную свободу действий.
  
   Я далек от вопросов зарождения жизни, но когда на третий-четвертый день в наглухозакрытом пакете с очистками начавших разложение овощей появляются мушки-дрозофилы в большом количестве, невольно приходишь к предположению, что в особом "пакете" могут возбуждаться молекулы какого-угодно организма, образуя соединения, важно только одно непременное условие, в пакете этом должен происходить процесс разложения органики, её гниение. Почему летающие насекомые так активно откладывают яйца на гниющие трупы зверей, других насекомых и птиц? Там есть питательная среда, и это не только корм, но и газы, роль которых, вероятно, необходима для развития плода. Из яйца вылезает цыпленок со всеми признаками птицы, почему бы гниющий труп рыбины или кита, которых почему-то всегда полно по берегам морей и океанов, не дал условия зарождению слона? Или другой пример: я как "лесной житель" искренне удивляюсь находкам молоденьких дубков в районах леса, где нет никаких дубов в радиусе километров, нет и тех, кто мог бы занести спелые жолуди в место появления растений/человек исключен/, следовательно, существует иной вариант размножения, нежели семенной.
   Дальнейшие рассуждения на эту тему находятся за пределами моего понимания.
  
   Все мои размышления оправданы тем, что мало кого одолевают подобные вопросы, а значит, это тоже какой-то инстинкт, не использовать моему разуму который грешно. Аристотель/читаю сейчас/, например, написал несколько томов только исследуя совершенно отрешенные от мира проблемы, подчиняясь таким образом не пользе/разуму/, а необходимости/инстинкту/. Этим грешу и я. Почему бы - "нет"?
  
   Начав рисовать я вдруг увидел, как ничтожно мало тех, кто действительно создает реалии из собственного воображения, то есть на пустом месте, зацепившись лишь за случайность мысли. При этом реалии эти признаются зрителем.
  
   В любой творческой деятельности необходимы паузы, во время которых мозг отдыхает и, отдохнув, концентрирует свои потенции на отложенном деле и так, что дело начинает казаться ему новым, он видит его по-новому и, если отложенное дело нуждалось в понимании трудностей, то, как раз, эти трудности могут быть представлены в понятном виде. Что касается лично моей деятельности в рисунке, а иногда в писательстве/любом/, то паузы эти я называю высматриванием, то есть, ничего не делая практически, я подсознательно накапливаю как бы потенциал идеи и в какой-то благоприятный момент, никак не связанный с моим творчеством, этот потенциал разряжается искрой открытия, точнее, указанием пути продолжения ранее начатой работы, на которой застопорился, что случается в девяти из десяти попыток.
   Вот пустяковый пример: недели три, вероятно, я держал перед собой пару начатых рисунков, не имея ясности продолжения. Не помогало и высматривание, хотя напряжение росло. Но вдруг захотелось поставить рисунки поближе к себе, для чего принес из соседней комнаты треногу и доступность для карандаша оказалась достаточной и для идеи продолжения.
   Правда, когда рисунок завершился, возникла вынужденная пустота - технический простой, который не есть творческая пауза, а есть безделье. Это гораздо хуже, чем отложенное непонимание идеи.
  
   30-е сент.
   Мне трудно понять то, о чем пишет Аристотель, хотя все его истины просты. Но где здесь философия?
   "Убеждает" ссылка фронтисписа: АКАДЕМИЯ НАУК - как не верить? и я листаю, вчитываюсь, устаю, бешусь от безысходности, бросаю книгу на полку...
   Но вот в какой-то простой момент, то есть, жуя бутерброт/д/ и запивая чаем, вдруг осознаю, что Аристотель пишет ровно о том, что мучает и меня, только АН доверилась переводчику и авторитету/подозреваю, что перевод был сделан не с оригинала, а, что называется, "через третьи руки", то есть с большим искажением при многочисленных переводах, от которых всегда оставались только авторский авторитет и "важность" предмета, ибо нельзя более замутить простые понятия/.
   Мне представляется, что смысл, которым начинается исследование автора, состоял в том, чтобы найти и понять в сложном "простое", ибо, по мнению автора: всё сложное НАЧИНАЕТСЯ с самого простого. И пока это простое не найдено теряет смысл разбираться и в сложном. А понять, надо полагать, хотелось, ибо ссылки на многочисленных авторов-соавторов показывают активную увлеченность предметом исследования.
   Я не переводчик с русского на русский и потому не буду комментировать Аристотеля, но то, что человека спокон веку интересовали эти проблемы, меня успокаивает солидарностью.
  
  01-е окт.
   Заготовка рисунка, намекающая на удачу, может долго так стоять на мольберте, вызывая эту удачу, но вместе с этимм и страх неудачи, поэтому нет решительности перейти в эндшпиль.
   Когда автора не замечают или, хуже того, обижают, то это может значить лишь то, что он, несмотря на восхищение близких, не достиг нужной для признания степени выразительности своего произведения, будь то художественное произведение или какое-либо другое. И в этом смысле популярность, хотя и может быть показателем выразительности, но лишь благодаря качественной популяризации-раскрутке, настоящая же выразительность определяется популярностью времени. Часто бывает мощная популярность, следовательно, и выразительность, но по прошествии какого-то периода или схода автора со сцены, популярность сходит вместе с ним.
   В этом смысле тайна выразительности в акварели кроется в том, чтобы рисунок совершался во времени, форменным образом, лепился долго и категорически, то есть крупными, смелыми мазками, поначалу ужасными, ибо не подходящими ни по цвкету, ни по тону, а только по выявлению объемности предмета первого плана. Получив эту объемность можно расцвечивать и антураж, но обязательно в заданной тональности, жертвуя цветом и похожестью.
   И последнее. Заканчивать рисунок нужно медленно, рассматривая идею в разных ракурсах и при разном освещении. Удачная акварель удачна и "вверх ногами", ибо это прежде всего цветовая композиция, а потом уже картинка. И нельзя белое оставлять белым, ибо цвет поверхности познается в сравнении и усиливая смежные тона можно убедить зрителя в том, что тон на самом деле белый./даже при снеге, исполненным красным цветом/. Это прежде всего важно тем, что упрощает начало рисунка, когда ты не боишься испачкать белую поверхность листа случайным мазком, а смело накладываешь слои, зная, что при необходимости можешь доказать нужный тон, усиливая соседние.
  
   В любом роде-виде деятельности, в особенности какого-либо вида творчества, должны существовать Правила, руководствование которыми обязательно при условии потребительского успеха. Часто эти Правила забываются и человек возвращается к началу, которое есть у каждого дела. Таким образом, Правила это есть последовательность действий от Начала к Совершенству. Конечно, редко кто достигает совершенства, но это и не обязательно, но обязателен этот маршрут, в противном случае человек вынужден то и дело повторяться, теряя и время и прошлый опыт. 0x01graphig
  
   Возбуждение инстинктов происходит без видимых причин. Мне кажется, что мои творческие инстинкты возбуждаются в момент осознания усталости от безысходности прошлых увлечений. Если, например, я не могу поднять штангу в двести килограмм, то, во-первых, я и не пробую; во-вторых, говорить при этом, что я осознал свою немощь будет неправильным: сознание здесь не причем, ибо если бы это было так, то, заметив эту злополучную штангу, я возвращался бы к мысли о своей немощи или, хуже того, пробовал бы свою силу, Значит, это не осознание немощи, а проявление инстинкта неприятия лишнего/подобно тому, как при чтении газеты автоматически отбрасывается ненужное/, благодаря чему, испытав себя на всех своих увлеченностях, и сообщив инстинкту о пределе своих проявлений, ты освобождаешь себе время и силы для главных своих увлечений, что и возвращает тебя на свою стезю совершенствования в главном увлечении. Так, лыжероллеры ограничиваются одним кругом пробега; велосипед - крайней необходимостью; излишки деликатесов - ненужностью; могло бы чтение быть источником удовольствия, но всё возможное прочитано, а нового, по определению, быть не может; и наконец, общение с кем-либо мною исключено, ибо вижу в этом только провокации своим дремлющим инстинктам. И остается единственное занятие - рисунки, более всего акварели, изготовлять которые можно беспредельно много и долго, всякий раз удивлял себя, ибо нет узаконенного совершенства изделиям такого рода, можно добавлять и добавлять, изменяя, улучшая, выписывая и высматривая, важно только удержать себя каким-либо образом перед мольбертом, но даже в этом удержании неизбежны варианты, удивляющие собственный эгоизм/самовлюбленность/ вследствие удачных попыток. Действительно, чтобы возможно больше разглядеть себя самого нужно всего лишь совершенствоваться в своем ремесле и, если к этому есть способность, то успех несомненен, чего и нужно добиваться, утешая своё честолюбие и плоть./Каждый мазок кисти преображает композицию в неожиданном ракурсе, причем особенно интересно, что случайные пятна вдруг выявляют неожиданное продолжение, дающее задел вдохновению. И так бесконечно.
   Итак, прошлые попытки ограничить себя тем, что казалось мне главным, чему я обучался, как правило находили сопротивление иных увлечений, иных неудовлетворенных инстинктов и эта неудовлетворенность проявлялась сильнее, чем логика разума, насильно усаживающая меня перед этюдником. И вот, когда всё было перепробовано, все прочие инстинкты удовлетворены и отторгнуты, как отторгают голуби созревшего птенца, возвращают меня к мольберту.
  
   04 окт.,
   Не так важно насколько рано ты выходишь на лыжероллерную прогулку, стесненный вниманием спешащих к делам пешеходов -- важно, чтобы это было в сумраке утра или вечера, чтобы твоя скованность обстоятельствами этого сумрака оправдывала провокацию возмущения свидетелей.
  
   Поскольку мною инстинктивно возобновлен процесс активного акварелирования, рассуждения на эту тему логично скомпоновать в систему из моих же разрозненных заметок на страницах статьи "набросок, зарисовка..."/http://samlib.ru/.../, поскольку она, эта статья, в лидерах посещаемости по мнению поисковиков, особенно Google./
   И, кстати, о неизбежности подчинения упомянутому выше инстинкту: вероятно, я испробовал все варианты отвлечения на "более интересные" экзекуции другим своим способностям и, убедившись в ненадежности этих способностей, возвратился в лоно привычного времяпровождения, то есть лыжные прогулки, рисование и краткие письменные отчеты.
  
   Всё, что происходит, несомненно происходит из необходимости и потому справедливо, косяк же в том, что мне это происходящее не всегда нравится и я сопротивляюсь доступными средствами по большей части законными. Но это уже не так важно.
  
  07-е окт.
   "Отчаянно" рисовать - это делать растрепанную, но осмысленную -- в определенном смысле -- заготовку и ежедневно наносить по пятнышку в аспекте высмотренного. И так неделями-месяцами. Законченную, но не удавшуюся до конца, работу повторять многократно до тех пор, пока не удовлетворишься. И так бесконечно. Удачное пятнышко вполне искупает бессмысленную суету дня, но поскольку строгость оценки общего результата беспредельна, то удачу хочется повторить с устранением мелких шороховатостей, ибо стремление к совершенному есть драйвер прогресса.
  
   Наконец-то нашел решение по "антиголубь": положил пенал на "спину", а все емкости окутал пленкой. Утром эффект произведенного меня удовлетворил. А то, ведь, замучился.
  
   Глупому не решиться на повторение, а умный, обнаружив поразившее, не станет повторять/да и не сможет/, но найдет оригинальное выражение собственной страсти.
  
   Со вчерашнего дня перешел на сумеречные прогулки на роллерах, не пытаясь поспешествовать заленившемуся солнцу: вполне достаточно уличного освещения.
  
   09- окт.
   Не надо ничего делать!
   По причине безделицы: дождь, холод, скверное настроение - пытался несколько раз занять себя рисунком. Но такая мерзость лезла на бумагу! бросал и истерировал потерей способности, уговаривая себя все же несозрелостью страсти. И успокаивался.
   Но вот в какой-то момент вызревание произошло без какого-либо понуждения и тут же пошли достаточные по моим понятиям результаты. /В результатах достаточностью является не сам рисунок, а система начал, которая сама по себе уже гарантирует удачу, требуя лишь усердия и "высматривания" в продолжении долгих дней. Само по себе высматривание это примерно то же самое, как в пении тренировка связок, когда нужная нота берется легко, без нажима и страха ошибки. Результатом высматривания для рисовальщика должны быть прежде всего объемность натуры и точное выражение удаленности, то есть, если это, например, цветок, то он должен как бы выступать из плоскости бумаги и одновременно точно вписываться в координаты местоположения: "близко, почти рядом - или в нескольких метрах", это достигается построением антуража/. Казалось бы, всё предельно просто, но даже сделав несколько удачных работ и допустив длительную паузу, возвратиться в творческое состояние начала паузы почти невозможно: все "начала" забыты. К тому же, нельзя повторяться, а всё новое приходит только в процессе постоянного, непрерывного труда, с накоплением опыта по крупицам.
   И последнее.
   В программе "Голос"а выходили две девушки и парень с оперными голосами. Девушки "промахнулись", а парня держали до верхнего "до" и только тогда все вдруг повернулись.
   Записи "Манрико" у меня есть в исполнении самых великих теноров и мне не надо было даже сравнивать с ними голос парня, чтобы давать ему оценку: всё решило это "до". К чему я это? Результат в рисунке также может зависеть не от общего впечатления, а всего лишь от удачно найденного места какой-нибудь точке или пятышку. Предвидеть и высмотреть это невозможно, тем не менее мы признаем такое и, когда событие повторяется из рисунка в рисунок, автору вправе претендовать на гениальность. /Что же касается "артиста", то боюсь повторения эпизода с таким же обладателем сильного голоса, которого Лепс успешно "опустил", задав ему задачку не по авторскому канону-кантабиле/.
  
   13-е окт.
   Мне жаль льва, сидящего в клетке, но в какой-то момент вдруг осознаю, что дела этого льва не так уж и плохи.
   Поводом к осознанию стало невольное наблюдение за балконными голубями, которым почти ежедневно достаются обеденные остатки с моего стола. Этого им вполне достаточно, чтобы сидеть, не двигаясь, с утра до вечера на перилах балкона, не помышляя о естественных надобностях: всё вполне образуется на тех же перилах. И чем же в таком случае льву хуже голубей?
  
   Запал на акварели и голова никак не может освободиться от размышлений в связи с естественными неудачами: постоянно скатываюсь на шаблонную технологию рисунка. Как отключить свой мозг, своё сознание от угождения требованиям инстинктов, переключившись на страсти, на воображение? Не получается.
  
   18-е окт.
   Я подобно Гегелю, которого пробую читать, рассуждаю о здоровье, но в отличии от него ограничиваюсь только здоровьем собственным.
   Вот и сейчас пытаюсь констатировать ситуацию с обеденным меню.
   Вчера, вероятно, переел мяса, которого вообще-то не ем, но пару дней назад купил кусочек ветчины, понемногу ел его, и вчера доев остатки, показалось, что для меня этого многовато /я так решил, хотя это было не больше 70-ти грамм за два сеанса/. Короче говоря, утром еле поднялся, что для меня удивительно, через силу пробежал свою норму на лыжах и отказался от завтрака. Конечно, можно свалить вину на необычно высокое атм. давление, о чем прогноз предупредил, но больше склоняюсь к версии первой.
   Но к десяти часам чуть оклемался, съел свою норму, оделся/наделся! или одел себя?/ и пошел в город по делам. И вот, нагулявшись, возвращаюсь и вдруг чувствую как меня несет ветерком, словно воздушный шарик: такая легкость во всем теле /не думаю что давление снизилось, а вот то, что я пробегался, размялся - это точно/. Нет ничего приятнее в моем возрасте ощущать такое чувство легкости и тут уж всякия там мясы и маслы есть твои действительные враги.
   Итак, до лыжной пробежки стакан чаю и кусочек булки; затем часа через полтора каша овсяная с добавлением сливок для вкуса; после пешей - пяти-шести км. - прогулки кофе плюс булочка с сыром, а дальше непрерывно до семнадцати мелкими хватками морковь, лук-чеснок, консерв.горошек, яблоки со свежим медом, печенье с орехом, шоколад - в общей сложности не более ста пятидесяти грамм. Всё это во время сеанса рисования только ради занятости рта, ибо пища совершенно постная. Могут приклеиваться тоненькие ломтики черкизовской куриной нарезки, что никакого отношения к мясу не имеет, или пряники с чаем - что по настроению.
  
   19-е окт.
   В отличии от дневниковых эаписей, которые можно производить до бесконечности и не почувствовать состояния исполненного долга, удачная картинка, на которую может быть потрачено каких-нибудь час-полтора, освобождает тебе весь вечер для безделья, сохраняя при этом именно это упомянутое состояние.
  
  21-е окт.
   Глупым следует называть того человека, разум которого не способен ни осознавать, ни управлять собственными инстинктами.
   Среди глупых достаточно много людей одаренных, талантливых, рациональных в принятии решений и, тем не менее, такой человек не может отказать своему инстинкту в нелепости поступка, хуже того, даже в системе осуждаемых пороков. За примерами далеко ходить не надо: Шаляпин был одержим неуправляемой жадностью, Микеланжело - жестокостью, Высоцкий - апатией... И так далее. Чуть ли не у каждого есть страсти-инстинкты, которыми он не управляет.
   И даже сознавая эту подчиненность инстинкту то и дело ловишь себя на проскакивании негодных инстинктов сквозь сито разума.
  
   Парадокс ситуации в том, что случайному свидетелю драмы удалось составить отчет об этом, попавший затем под левую руку выдающегося редактора, и почти мгновенно из-под правой руки этого редактора возникает произведение высокой художественности, автором которого, к сожалению, оказывается упомянутый свидетель. Расул Гамзатов и переводчик Наум Гребнев - "Журавли". Опять же, к сожалению, сам редактор не в состоянии изобрести достойный руки мастера сюжет, чтобы стать его автором от корки до корки.
  
   22-е окт.
   Гегель Г.В.Ф.: "Посредственное длительно существует и в конце концов правит миром. Эта посредственность обладает также и мыслями; она убеждает в правоте этих маленьких мыслей окружающий мир, уничтожает яркую духовную жизнь, превращает её в голую рутину и таким образом обеспечивает себе длительное существование. Её долговечность и означает именно то, что она упорно стоит на своей лжи, не добивается и не достигает своей правды, не воздает должное понятию, эта долговечность царства посредственности означает, что истина не воплощается в нем как процесс." - "Философия природы", том 2.
  
   Каждый из нас легко признает свою неспособность к каким-либо спортивным успехам или научным достижениям и не комплексует по этому поводу, чаще всего даже не осознавая этой неспособности. Но если принять критерии глупости, то можно согласиться и с уровнем своих умственных возможностей и, согласившись, успокоить свои инстинкты тем, что тебе просто не дано понять происходящее. Приведенная выше цитата из "Философии природы" Гегеля /читаю в настоящее время/ в определенном смысле как бы подтверждает то, что люди на протяжении столетий постулировали основы поведения с тем, чтобы ослабить действие собственных инстинктов на свое же душевное, а порой и физическое состояния. Осмыслить и понять это не удавалось ни раньше, ни теперь и потому использовались все косвенные возможности для возвращения человека в нормальное душевное состояние. Это, прежде всего, церковные догматы. Современный человек в церковь не ходит, догматам не верит, но и инстинктами не управляет, а потому стрессы разного рода становятся неизлечимой болезнью.
   В этой связи, повторяюсь, было бы достаточным признавать свою умственную немощь, не стараясь разобраться во всем этом и понять. По крайней мере таким образом я настраиваю свою сущность, чтобы отбиться от насилия собственных инстинктов. Вот примеры: вчера после "шопинга" ощутил утерю некоторой суммы денег. По сути - ничтожная сумма, но сам факт утери возбудил мой инстинкт рациональности до такой степени, что весь вечер я искал в сознании как причины ощущения потери, так и возможности утешения инстинкта. Или ещё факт: только что вернулся с утренней пробежки и негодую на другой свой инстинкт. Хорошо осознавая свою болтливость выбираю время пробежек в темные утренние часы, когда улицы пусты. Но сегодня какой-то парень подловил меня на темной дороге и, остановив "на секунду", продержал значительно дольше, ибо я, поддавшись упомянутому инстинкту, ввязался в беседу, хотя одет был слишком легко при почти минусовой температуре улицы. Этого категорически нельзя делать. Теперь переживаю ожиданием последствий. И только осознание своей неспособности руководить своими же инстинктами позволяет утешить возбудившиеся нервы - сам виноват!
   /Выраженное признание - а письменно особенно - своей умственной неполноценности успокаивает значительно проще, нежели месть на причину возбуждения/.
   Кстати говоря, не слишком большой глупостью будет и предположение, что ожидание последствий какого-либо своего поступка есть фактор содействия этим последствиям. Это ожидание есть форма страха, а страх есть безусловный инстинкт.
  
   Благодаря осознанию силы влияния на мои практические действия по жизни моих же инстинктов я понемногу пытаюсь приручать их, точнее, избавляться, но дается всё это с большим трудом. Параллельно с этим ряд важных в моем быту событий уточнили характер моих интересов. Это прежде всего освобождение от привязанности к даче и в этой связи от контроля за её сохранностью; расстройство отношений с моим постоянным товарищем по дальним велопрогулкам вовсе избавило меня от заботы к велосипеду/не нравится "об вело.../, то есть хорошо прочистив всё, что можно, безуспешно попытавшись снять кассету, заменив камеры и перевернув вверх колесами, водрузил его посреди большой комнаты и теперь "играю" с ним как ребенок: подкачиваю камеры, стираю пыль, кое что смазываю, прокручиваю, то есть держу в полной готовности на случай, которого не ожидаю; "забросил" интерес к художественной литературе. И всё это дало мне возможность сосредоточиться на рисунке, тем более активность посетителей моих страниц, связанных с этим интересом, усиливается, а активные попытки дали мне задел на творческое вдохновение.
   Я ищу и понемногу нахожу способы избавления от порочных инстинктов.
   Вот ещё утром сокрушался по поводу утери денег, а с завтрашнего дня подобная проблема, а с нею и свойственный ей инстинкт теряют свою силу - я перестаю вести строгий учет расходов, а плохая память только способствует глушению его сопротивления. /Строгий учет расходов был связан с моей бедностью и необходимостью иметь лыжероллеры, каждое колесико которых стоит три тысячи, а прокол камеры исключает ремонт колеса в наших сельских условиях; почти тоже для импортного велосипеда и хороших импортных лыж со всей экипировкой. Теперь, запасшись в полной мере всем необходимым, я могу бесконтрольно расходовать остатки средств на все мои сегодняшние нужды и контроль будет только вредить моему рассудку, что есть плохо./
   Осталось отключиться от глобальных новостей, которые переживаю с перегрузкой, ибо происходящего не понимаю, оценивая его как проявления глупости со всех сторон конфликтов. Это меня сильно напрягает, я теряю покой. Для развлечения присосался к "Пятнице" - беспечная программа и, главное, с ними я опутешествовал весь земной шар в живописном, жизнерадостном формате.
   Таким образом освободил "кучу" времени для рисования и рассуждений на эту тему, избавился от надоедливых инстинктов, успокоился и... был таков.
  
  23-е окт.
  Всё утро настроение прекрасное: хожу по дому или бегаю по улице/прогулки плановые/ и хохочу как придурошный - убрал силой все свои инстинкты, словно бы мешок с пылью сбросил с плеч. Правда, один заметный остался - мстительность: то и дело подзуживает меня против врагов моих, которых я давно простил разумом своим. Но главное - много и с наслаждением рисую.
  
   24-е окт.
   Тешу себя надеждой, что и с этим, докучающим мне инстинктом, почти справился. Имею в виде инстинкт мстительности, то есть мою реакцию на несправедливости. Достаточно теперь доказать себе самому, что сам во всех таких несправедливостях виноват, так мгновенно вместо мстительности появляется чувство стыда. Вот всё тот же пример с грабежом дачи. Вчера меня вытащили к следователю, якобы как свидетеля. Я немного посопротивлялся, но поскольку своим сопротивлением как бы подставлял сына, вынужден был пойти. А практически, следователь стоял на стороне грабителя и отбрасывал все мои претензии на возмещение ущерба. Естественно, я негодовал несправедливостью. И вот впоследствии, рассуждая и кипятясь, вдруг подумал, что в позиции следователя есть логика. Ну, во1-х, полиции выгодно иметь таких преступников, которые, легко обнаруживая себя, создают видимость скорого раскрытия преступлений и на этом фоне/процент раскрываемости/ пара убийств как бы меркнет; во2-х, действительно, я сам спровоцировал преступление, не гарантировав доступными средствами неприкосновенность своего имущества. Не зря на Западе существуют жесткие правила содержания домов, как раз обеспечивающие эту неприкосновенность, и тогда за грабежи отвечает полиция и не дергает пострадавшего вроде меня. Действительно, чтобы открыть дверь моей дачи достаточно удара ботинка, окно на уровне полутора метров, ограждения никакого нет. Кругом сам и виноват, чего ж злиться на кого-то? И изобретя отмазку тут же успокоился и, посмеиваясь, юркнул под одеяло. Как всё просто! С этой минуты инстинкт мстительности побежден, ибо таких отмазок много не надо, на оскорбления без телесных повреждений я уже отвечаю индифферентностью, вняв Периклу.
  
  25-е окт.
   ДЕФИНИЦИЯ.
   Человек едет на собственной машине на значительное расстояние ко времени и в начале пути следующая позади машина наезжает на него. Авария. Продолжать путь приходится на такси. Ущерб от аварии определен в пять тысяч, проезд на такси обошелся в десять тысяч. Вопрос: на какую сумму может претендовать пострадавший? Следствие по уголовным делам определяет цену по стоимости поломанной детали с учетом её износа на момент аварии, при этом стоимость работ по замене поломанной детали на новую должна определяться уже другим судом с обоснованием претензии самим пострадавшим.
   Если взять аналогичный пример по даче, то ущерб в деньгах копеечный, но фактический ущерб, включая восстановление порядка, огромен./надо посмотреть в инт. судебную практику/
  
   ИМПУЛЬСЫ ПРОЗРЕНИЯ
   Наличие конкретных законных подтверждений, то есть подтверждений косвенных - ибо люди, включая и значительный процент юристов, живут больше по понятиям, даже по-своему понимая имеющиеся законы - может избавить компетентного гражданина в судебном споре от использования судьей своих рассуждений, не очень остерегаясь самого Закона. Разобраться в этом хаосе убеждений есть интерес рефлексирующего гражданина и только в личных некорыстных интересах По сути: возникающая перед судом задача оценки степени виновности больше зависит не от закона, а от настроения судьи - он может быть жестким или милостивым и это лишь косвенно связано с конкретикой закона, он - что дышло... И вот интересно: можно ли рефлексирующему гражданину доказать истинность требований закона - их объективность, когда настроение судьи окажется без внимания. Надо поизучать уг.Кодекс.
  
   Не важно в каком виде и в какой форме выражает человек свои чувства творчески, художественно, эмоционально - это всегда заметно, всегда воздействует благородно, умиляет и очищает душу от скверны обстоятельств социальной жизни.
  
   В любых доказательствах вести себя следует крайне сдержанно, не позволяя себе ни спорить, ни возражать, ни тем более рассуждать "философски"; вполне достаточно твоих вопросов, на основе ответов на которые ты мог бы использовать пункты Закона. Это бывает неожиданно для законников и действует ошеломляюще.
  
   26-е окт.
   Утверждение Гегеля о влиянии усредненного произвола событий на всякую человеческую - а с нею и всякую природную - деятельность чревато возмущением определенных категорий организмов. В человеческом социуме это прежде всего молодежный нигилизм, ещё не потрепанный реактивом собственных инстинктов. И в этой связи осознание неизбежности подчинения этой усредненности может вывести уникальную личность на самую узенькую тропинку самовыражения, где он может избавиться от влияния социума.
   Всю свою активную часть трудовой деятельности я сражался с окосневшим императивом окружения и, конечно, ex definitione, победить его не мог, страдая этим, сокрушаясь и разочаровываясь.
   И вот, наконец, не столько осознав напрасность своих иллюзий, сколько естественным перебором факторов своих проявлений, выбрался на эту самую узенькую тропиночку, которая оказалась совершенно достаточной для полного расрытия всего моего потенциала.
   Иногда жалею потраченных сил и времени, но вероятно, без этого нельзя, по книгам жизнь не познается, более того, как раз, книги и портят индивидуальное осознание, поддаваясь всеобщей анархии окружения. Дело за немногим: осознать в себе остатки признаков компромиссности своего убеждения и окончательно обосноваться на случайности упомянутой тропиночки.
  
   Аналогичными факторами определяется всё происходяще с нами и вокруг нас. Но понимаем мы это с большим трудом, в состоянии лишь обозначить ущерб понятием несправедливости.
  
   "Не закрепив осознанное в печатном выражении через минуту его забываешь, а потом "осознаешь" заново".
  
  27-е окт.
   Продолжая размышления в плане цитаты Гегеля соглашусь, что все мы живем среди посредственностей. В этом нет ни плохого ни хорошего, это реальность и тем, кто хочет выскользнуть из этой реальности и насладиться возможностями, подозреваемыми в себе самом, тот должен уединиться и пробовать осуществить подозрение доступными средствами - повторяюсь - вне всякого сообщества. Констатировать успешность такой попытки опять же может это самое сообщество, ибо - повторяюсь - человеку трудно удивить среду, но легко распознать удивительное в другом.
  
   28-е окт.
   Сбербанк отказывается принимать наличные для оплаты квартиры. И конечно, все старички и струшки ринулись на почту, где надо выстаивать очередь по два-три часа. То же самое в супермаркетах: сидят рядами кассиры и возле каждой кассы очередь.
   И вот я удивляюсь - почему же не сделать так, чтобы и там и там упомянутые торгаши обходились автоматами, а экономию вкладывали бы в себестоимость. Но, нет, пусть будет так, как будет: пусть люди поскрипят.
   А я, например, только чтобы не стоять в очередях и не разговаривать с продавцами и кассирами, беру дорогие упаковки по 100 грамм товара, которые без всякого труда могли бы продаваться в автоматах, а работникам всего лишь нужно нарезать продукты и, правильно упаковав, загонять в автомат. В правильных упаковках товар в принципе всегда "годен", в витринах же колбаса или сыр лежат месяцами распакованными и, честно говоря, страшно брать такой продукт.
   Ну, это так, для тренировки слога.
  
   29-е окт.
   Вынужден то и дело повторяться.
   Кем или чем это - вынужден?! Странное дело!
   Разумом. Под непреодолимым давлением инстинкта, который заставляет меня постоянно возвращаться к шаблонам, то есть к уже полученным удачам, чтобы использовать их принципы, их систему в новых устремлениях.
   Я есть профессиональный архитектор, сделал ряд проектов, но всякий раз оставался недовольным постройкой и не только по собственному недомыслию, но и по большому ряду объективных причин. Архитектура обусловлена и предложения архитектора натыкаются то на возможности строителей, то на отсутствие желаемых материалов, то на слабость смежников разного рода, но прежде всего - на неопытность самого проектанта, ибо чужой опыт по определению не годится, а собственный приходит "под занавес".
   В этом смысле рисунок, будь то графика или живопись, всегда индивидуален, всегда зависим только от самого художника - если он художник, а не ремесленник - и в этом его и сила, в этом же его и творческая слабость. А вот опыт не так важен как в архитектуре, хотя несомненно художественный багаж должен быть достаточным, чтобы окончательно определиться с творческим направлением, с художественной позицией. А дальше только... в ы с м а т р и в а н и е, ибо - вот то самое вынужденное повторение - придумать ничего нельзя, но можно, перебирая десятки и даже сотни вариантов, оставить для себя то, что может привести к желаемому результату. Схема выбора у всех животных идентична: не умея ничего придумать, разум прекрасно справляется с отрицанием непригодного, оставляя тем самым сколько-нибудь стоящее.
   И теперь только использование оставленного.
   Вряд ли сразу удастся довольствоваться этим, в основном, это только признание его определенной ценности, подобно тому как резчик по дереву признает удобным найденный в лесу кап/нарост на березе/ или каменщик довольствуется поставленным на стройку кирпичом. Необходимо высмотреть во всем этом будущее уже своё произведение или хотя бы направление сил и средств.
   А вот это и есть самое трудное и самое затратное по времени.
   Нетерпеливость заставляет нас при первом же проблеске успеха останавливаться и закреплять этот успех доступными средствами, не слишком заботясь о совершенстве произведенного - это как у случайных певичек ощущение "голоса" толкает их на сцену, и тогда легкопредсказуемая неудача переживается особенно остро и, так хорошо начатое, заваливается - а ведь этот проблеск есть лишь повод к продолжению этого самого "высматривания".
   Собственно говоря, интерес к архитектуре угас у меня именно в процессе высматривания как чужих, так и своих собственных сооружений, постоянно обнаруживая недостатки уже не чьи-то, а недостатки проекта, то есть мои, автора. Тогда я и понял, что недостатки в архитектуре в отличии от недостатков в рисунке, по определению неизбежны и даже, не замеченные другими, меня они будут терзать неизбывно.
   Можно бы много наговорить о самом процессе высматривания, но тот, кто это понимает, не нуждается в расшифровке, а тот, кому в новинку, просто не дозрел до состояния принятия этой истины и будет попрежнему не рисовать а срисовывать/списывать - говорят церковные/.
  
   31-е окт.
   Придумать ничего нельзя.
   Синичья кормушка за форточкой активностью птиц то и дело разворачивается летком к стеклу. Синички нервничают, садятся на кормушку, клюют её и улетают нисчем. Но одна нашла решение: каждый раз прилетая на печальную ситуацию она цепляется за другой конец кормушки и, резко отлетая, заставляет кормушку развернуться, что и требовалось. Так рождается понятие - "придумала", хотя системность действий синицы появилась только после различных попыток, одна из которых и дала нужный эффект.
  
   Мужика сначала обкрадывают товарищи, затем жены и, наконец, дети. При этом особенно беспощадны женщины, добиваясь сначала хитростью его "падения", а затем понемногу отнимают всё, что у него есть, прибегая при этом к самым подлым приемам. И ведь, всё это задумано Природой, внедривший этот подлый инстинкт в наши гены и потому изменить ничего нельзя. Правда, понимая это, можно частично ослабить его, инстинкта, власть над нами.
  
   01-е ноября 2016
   В искусстве, как и в политике никто ничего не понимает. Это своего рода алхимия: каждый что-то делает, рассчитывая на какой-то результат, но результат выходит совсем не тот, не ожидаемый и, в лучшем случае, автор делает для себя какой-то вывод, которым и руководствуется в своей практике.
   Я, например, совершенно отключился от всех политических новостей, а новости культуры меня напрягали и раньше своей беспринципностью и продажностью. Всё чаще пренебрегаю рейтингами поисковиков, по крайней мере, Yandex не внушает мне доверия, несмотря на высокие места моих статей. И, как зануда, лишь иногда захожу в "Пятницу" на "Орел и Решка", где нет места ни искусству, ни политике, ни рейтингам, зато-хоть можно кое-что узнать о жизни Мира в непредвзятом ракурсе. И это невольно заставляет меня углубляться только в свои личные, в свои мелкие заботы, игнорируя окружение, ибо - повторяюсь - кругом Неправда.
  Надеюсь, что окончательно определился с рационом питания на весь оставшийся срок... Долго я выискивал его, получив возможность не углубляться в цены, а попросту сняв в этом смысле всякий контроль и учет. Есть вкусные, питательные продукты, но в упаковке избыток веса и в срок хранения никак не уложиться; есть вкусные, питательные продукты, но нельзя их много есть - вредно; есть вкусные и питательные продукты, но с недопустимым по моим нормам использованием химии; и так далее. Короче говоря, с подъемом - стакан чая с кусочком булочки; после двух км на л/р овсяная каша из трех столовых ложек крупных хлопьев на воде, но с добавлением в готовую пару ложек жирных сливок; затем 6км прогулки быстрого хода и сразу же кофе со сливками плюс три-четыре /30-40г/ кусочка булки с сыром. Окончательная еда за столом - обед из трёх кусочков булки, покрытых тончайшими пластинками куриного сервилата/салями/ или продукт другого названия, но идентичный по общим качествам плюс горошек консерв.,какие-нибудь солености в общем объеме три столов.ложки. И всё. Но в паузы, сидя за рисунком, жую резаную кусочками морковку, не более 60-70г за день или на след. день яблоко с жидким медом. Сам принцип рациона определен исходя из предельного минимума, который в прямой зависимости от легкости упомянутых выше физических упражнений. Мой вес не более 60 кг, рост 180см.
   Надеюсь, что окончательно определился и с объемом физических упражнений, лишь с кооректировкой по условиям погоды или по условиям степени удовольствия/продляют асфальт и можно будет увеличить длину окружности, ибо кругами бегать не люблю, а мой сегодняшний круг как раз два км/. Иногда хожу на 15км, но с избавлением от дачи этот вариант, вероятно, отпадет.
   Надеюсь, что окончательно определился с технологией акварелирования; несколько последних работ получились удачными по моим критериям, в то же время проступают признаки дальнейшего развития найденного принципа, вдохновляющие на бОльшую творческую активность. /Творческая занятость и заставляет меня спокойно, сосредоточенно производить все другие дела/.
   И наконец, надеюсь, что окончательно определился с интересами в паузы между вышеназванными заботами: никаких телепередач, кроме музыкально-соревновательных, никаких политических программ и прочих шоу, то есть всего того, что отвлекает меня от своего хобби. А чтобы не скучать завел себе игрушку: обязался от доброт своих за каждым принятием пищи отщипывать кусочек булки для пары балконных голубей, за поведением которых наблюдаю под звуки классической оркестровой музыки с большим любопытством; это в кухне, а в кабинете вывесил за окно кормушку, ритмично заполняя её семечками и с тем же любопытством наблюдая этих шустрых пичужек.
   Пишу, как сейчас, мало, в интернет захожу только с конкретной целью, не шастая попусту по страницам.
  
   03-е нояб.
   Их много, но какие они разные!
   И вот одна особенно заметна по стилю подлета к кормушке.
   Кормушка легкая: с обеих торцов баночки из-под сметаны/250г/ вырезаны отверстия и, пока семечки не сдвинутся в одну сторону, их можно брать в любое из отверстий. Но со стороны крышки цепляться удобнее и синицы предпочитают его. Кроме того, бынка висит за форточкой и вплотную примыкает к стеклу. И с боков и со стороны крышки подлетать удобно, но когда к стеклу примыкает крышка, а семечки уже сгрудились именно к ней, то становится заметной разница в ловкости птиц.
   Прежде всего сам подлет: ловкая синица подлетает так, что при касании кормушки та остается в неподвижности, хотя висит на длинной нити; неловкая ударяет всем тельцем по банке и та взбрыкивает, мешая птице ухватить зерно. И самое интересное: одна из синичек до чего толкова, что подлетая к кормушке, прижавшейся крышкой к стеклу, она цепляется с обратной стороны и, не пытаясь достать зернышко, толкает банку и отлетает на 15-20см и, пока возвратится, банка уже повернулась к ней нужным боком. Если не удается с первой попытки, тут же действие повторяется; обычно двух попыток хватает.
   У пары голубей, уже несколько лет снимающий у меня угол балкона, другая повадка. Здесь верховодит голубица. Она осознает, что подлетая к ссыпанному мной корму и махая крыльями, она расшвыривает легкие крошки и потому, прыгая с ограждения балкона, старается не размахивать. Самец глуп как пробка: он лезет к окну вплотную, но когда я открываю створку и начинаю сыпать корм на подставку, самец шумно отлетает в сторону, а затем, размахивая крыльями снова подлетает к уже рассыпанному корму, возле которого уже сидит голубица. Половина крошек разлетается по сторонам. "Придурок!" - сержусь я.
  Но в стайку больших синиц вклинилась московка. Она мельче и могла бы с любого конца забираться в кормушку и клевать сколько угодно. Но не делает этого. Зато с завидным проворством подлетает к баночке в любом её положении и снизу просовывая маленькую головку между банкой и стеклом ловко кормится.
   Оговорка: это не рассказ о птицах - это тренировка слога в неукротимой страсти последовать примеру брадобрея, который не мог сдержать в себе тайну своего царя, выкопал ямку и, поведав ей, что" у царя Мидаса ослиные уши" закопал. Вместо ямки у меня эта страница.
  
   Лыжное озеро замерзло, но толщина льда не более сантиметра и мне пока не доступно: подожду рыболовов, эти порискованней и, во-вторых, по одному на первый лед не приходят.
  
   04-е ноября
   Балконному голубю холодно, жрать нечего, не спасает его и моя нищенская подачка...
   Но у голубя в отличии от ежа есть крылья, а голуби - мы знаем - способны преодолевать огромные расстояния на своих крыльях. А не летят где потеплее. Инстинкту строгому послушный... в обитель демон прилетел...
   Вот и я, послушный инстинкту, всю свою жизнь никак не мог отказать ему в повиновении и посылал свою сущность в самые тесные края в надежде, вероятно, их расширить. Теперь не важно то, насколько мне это удавалось, важно другое: могу ли сегодня я смириться с поражениями, в данной ситуации объективно неизбежными? Иногда их возбуждение в памяти больно тревожит меня, я ищу отмщения, хотя бы мысленного. И нервничаю.
   Сейчас, несомненно, испытаний меньше, они мельче, жалят не так больно, но и эта боль мне ни к чему. И вот я говорю себе: если голубь, имея крылья, не может поддаться рефлексу благострастия, то как мог я не подчиниться инстинкту многострастия: мне нужны были трудности, ибо только в трудностях я и мог ощутить свою сущность - цель всякой жизни.
   И вот теперь остается только осознать неизбежность всего происшедшего со мной, улыбнуться без признаков на лице этой улыбки, и согласиться, чтобы не терзать себя "ошибками" прошлого. Всё происходящее происходит из крайней необходимости и никакое сознание, никакой ум не в состоянии этому помешать.
  
  06-е ноября
   Всё более удивляюсь разрастающейся разнице умственного различия божьих тварей.
   По голубям, кошкам и собакам давно всё ясно, но синицы меня поражают этой разницей и именно по тому, как они пользуются возможностями покормиться. Та, которую я уже выделил, всё более совершенствует технологию добычи семян подсолнуха; если вчера ещё она, развернув аккуратно кормушку, усаживалась рядышком и ждала удобного момента, то сегодня этот момент она уже формирует сама, бросаясь тут же на посудинку в самом начале её вращения. Удивляюсь. Это даже интереснее, чем "Орел и Решка" на "Пятнице", где из-за однообразия ситуаций появляется усталость: все эти двухсотметровые пирамиды вызывают тошноту самих владельцев и они сматываются в тихие сельские места для спокойного времяпровождения, а уж нам - не любителям этой бесовщины, и того хуже. Ну, ладно, вернусь к синицам.
   Синиц у кормушки много: одни посмелее, половчее, другие робки и неуклюжи, третьи просто неумехи. И все-таки моя "умница" пока не дотягивает до ловкости однажды появившейся в стайке больших синиц московки: та, думаю, и через стекло заберется к семечкам.
  
   07-е ноября
   Два раза крутнула баночку в одну сторону - не получилась; посидела - подумала пяток секунд - крутнула в обратную. И получилось. Что же это? ум или рефлекс? Конечно, ум, если он анализирует и принимает после этого решение. Глупенькие же подружки долбят банку с глухой стороны и улетают ни с чем.
  
   Грустный я человек.
   Уж и новости не смотрю, всякие там шоу игнорирую, деньги считать перестал. Какие, казалось бы, могут быть проблемы? но ау! купил на пробу копченой свиной нарезки 300г, написано "премиум", и ведь за дорого, а она несъедобная. И не в деньгах дело, а просто - кругом пакостники! два дна прокладывал лыжню вдали от пешеходов, накатал, а сегодня вышел пробежаться, а она уже изуродована. Кому там ходить-то?! Я с такой вероятностью смирился, но знаю, что если проложу рядом, то и эту изуродуют. А ведь следы мужицкие.
   Ну, ладно, это всё мелочи: "сам виноват". Только грустно от того, что мне, человеку смешливому, и посмеяться-то не на что.
   Но все же нахожу иногда повод.
   Вот только что насыпал синицам семечек. И уже смеюсь: до чего ж забавные птички, всё время забавляются сами и меня задевают. Нет, они не смеются, они добывают пищу и до того остроумно, что, наблюдая их, сам хохочешь на это остроумие, забывая и нарезку и лыжню и все свои неназванные проблемы. Может быть и не смеялся, если бы не насыпал семечек в кормушку и если бы удачно не выкрасил новую заготовку для акварельного рисунка.
   Ну, что же? и поплачешь и похохочешь, так уж задумано Природой, на кого пенять-то? пеняй на себя!
  
   08-е ноября
   Американцы ищут себе хозяина.
   А у меня другоя забава: голуби. Здесь всё чуть сложнее, чем с синицами. Голубь птица глупая, но хитрая, по крайней мере, голубица. Что придумала: сидит целый день на перилах и ждет кормежки. Вероятно того, чем я их наделяю, не хватает и она своего глупого сожителя хитростью отправляет на охоту: "сегодня вряд ли пообедаем," - говорит ему - "он, - видела я, - на лыжах укатил, к обеду теперь уж не успеет. Не поискал бы ты чего-нибудь вместе со всеми, а то с голодухи живот к спине прилипает". Эта дубина башкой кивает в знак согласия и улетает к свалке. А она уж знает, что я вернулся с прогулки и, лихорадочно переступая с ноги на ногу, танцует в нетерпении.
   Получив как обычно, то есть двойную порцию, всё сжирает и, сытая, лениво добирает крошки, когда этот болван возвращается ни с чем. Он, конечно, догадался, сердится, а она в ответ его целует, лижет, уговаривает.
   Мне смешно.
  
   09-е ноября
   Если человек всю свою жизнь жрал одну картошку, приправляя её растит. маслом, мясом или соленьями, то на вопрос о приоритетах в пище он и назовет эту картошку с этими же приправами. Так и в искусстве: человек признает только то, чем его кормили всю жизнь и противится всякому иному. На этом и построена "вкусовщина" в интересах какой-то группы лиц. А требуется-то всего лишь нескончаемое вдалбливание в голову обывателя то, что так, мол, лучше, так веселее. И становится грустно, когда власти своим могуществом этому процессу способствуют под неосмысленным содействии демократии. Какая к черту демократия, если меня облопошили тухлой ветчиной в красивой упаковке?!
  
   Я, конечно, сижу за работой, но окно с синичником перед глазами и вижу, что уже почти все, подлетев к "неготовой" кормушке, повторяют опыт той шустрой птички. Разница только в качестве дела.
  
  
  10-е ноября 2016. Вчера весь день по всем каналам вещали итоги выборов в США. Трамп! Даже представить себе не могу во что всё это выльется, ибо конфликтная ситуация - в самих Штатах. Не догадываюсь, что потеряли те, кто возмущен итогами, и на что надеются те, кто победил, ведь, между ними не было разногласий в обычной жизни. Неужели и там "...всё смешалось в домк Об..."?
  
   11-е ноября
   /невольная шутка/: Дарить надо предметы красивые, дорогие, но совершенно бесполезные для одариваемого. В плане моей теории: "придумать ничего нельзя" - бесполезная, но дорогая безделушка невольно заставит получившего её искать/придумывать, перебирая варианты/ хоть какое-то применение подарку и в конце-концов сделать открытие для себя или "для народа". "Полезная" же вещь есть намек то ли на жадность получателя, то ли на его слабоумие, не позволившего себе эту "полезность" в хозяйстве и, естественно, вызовет негативную реакцию.
  
   Когда у вас очень большая посещаемость, у "меня" - большая, у кого-то даже ещё больше и так далее, но и с такой посещаемостью можно оставаться в тени рейтинга; нужны, вероятно, какие-то другие критерии. Это я к тому, что под моим "брендом" несколько не моих сайтов рекламируют мои рассказы, имеющие мизерную посещаемость, тогда как, я знаю, посещаемость у моих коллег в сотни раз превышает мою. Но, ведь, и я рекламирую тех, кто мне более других мил, например, Добычина или дневники Дега, или Хеллера. Из современных художников Малинину или Шелега. А много ли тех, кто их знает? Может быть, у тех, кого обильно посещают, и обильная конкуренция, не позволяющая добавлять популярности соперникам? Вообще, это вопрос "философский": достаточно присоединиться к сонму хвалителей кого-либо, получившего популярность, допустим, Трампа, и можешь попасть на страницы популярных соцсетей.
  
  18-е ноября
   Пороки натуры, которые мы замечаем у других, присущи и нам самим. И в этом смысле анализ пороков у себя самого есть способ избавления от них, а не только самокопание. Если я с легкостью погашаю в себе зависть, злобу, ненависть, мстительность, жадность и, наконец, меланхолию, значит, такой анализ мне полезен. Вчера на лыжне меня покусала большая собака, привязанная к мечтательной хозяйке. К счастью, без больших последствий. Поначалу во мне кипела злость, но по прошествии некоторого времени злость эта утихла благодаря осознанию. Хорошо это или нет? Хорошо, конечно.
  
  19-е ноября
   Есть два вида мышления: целенаправленное и хаотичное. Это не точные формулировки, поэтому необходимо пояснения. Целенаправленное - это когда заданная цель достигается любым способом, независимо от того, благотворна ли сама цель. Хаотичное - это опять-таки при наличии цели анализируются как способы её достижения, так и правильность самой цели, то есть и то и другое корректируется в зависимости от обстоятельств. Как пример российская экономика: уперлись в инфляцию и ни шага ни влево, ни вправо, только к цели. А то, что сама цель может быть ошибочной - ни капли сомнения.
   Вот и в рисунке.
   Что может быть целью? реалистичность изображения? авангардность? популярность? большой спрос? или что-то иное? В зависимости от цели ищутся приемы. Но если выбор цели ошибочен, то и результат ничтожный при любом способе его достижения. В то же время для каждого индивидума может быть только своя индивидуальная цель, для всех одной цели быть не может. Поэтому в любом деле определяющим является индивидуум, человек, критерием которого может быть только гарантированный успех в тех делах, которыми он успел отметиться в сознании его руководителей.
  
   21-е ноября
   В частой поговорке-заклинании: "Есть надо понемногу и почаще", слыша которую, редко кто внимает её сути, есть и другая сторона, более интересная. Смысл её в том, что прием пищи, кроме полезной необходимости, заключает в себе и необходимую полезность в форме наслаждения самим процессом. Но это наслаждение обусловлено степенью голодности, для которой важна не столько соблазнительность экзотикой стола, сколько утоления самой голодности. И тогда, чем скромнее завтрак, тем раньше захочется обеда, и эта жажда еды, её утоление - удовольствие ни с чем не сравнимое.
  
   "Сочность" выражений в творчестве может быть признаком стертости воображения, когда она, сочность, может показаться залогом спасения. Но "увы": нет в творчестве ничего более скучного, чем режущие слух "выкрики".
  
  22-е ноября 2016
   Мозг подобен холодильнику неряшливой хозяйки, в морозилке которого смерзлись пакеты с продуктами так, что невозможно их разделить, и остается пользоваться лишь тем, что у сАмой дверцы. То есть мозг, напичкиваемый "нужной" информацией, которая помощью гаджетов, якобы, помогает не задумываясь, производить жизненно необходимые операции, на самом деле перестает использовать свои функции памяти и размышления. Не надо знать грамматику, математику, не надо уметь пользоваться законами, правилами, важными подсказками практики выдающихся врачей, ученых, творческих личностей. Но в отличии от памяти мозга компьютер ничего не подскажет, если не попросить его об этом, не совершит озарения. Это лишь минибиблиотека, все сокровища которой лежат в архиве, доступ к которому ограничен замками и без заветного "золотого ключика" туда не попасть. Вот и получается, что мир превращается в царство зомби, людей-монстров, управляемых злой силой.
  Эта сентенция навеяна мне событиями окружающей меня бытовой жизни, когда человеческая беспомощность, при одновременной агрессивности и явных признаков тупости, всё более провоцирует искушением разного рода проходимцев и жуликов.
  
   23-е ноября
   В человеческих проявлениях параллельно сосуществуют азарты бережливости и финансовой распущенности. В этом смысле удивительно то, что и тот и другой формат существования может быть источником наслаждения. Полжизни экономя на всём, на чем только можно, в какой-то момент, с наслаждением перебирая купюры, человек вдруг обнаруживает в себе бессмысленность своего увлечения и начинает столь же бессмысленно разбрасывать скопленное.
  
   Жизнь по сути есть запутанный клубок цветных нитей, выбрав одну из пристрастия к зеленому или красному как свою стезю, человек начинает по ней следовать, считая нашедшим в ней смысл жизни. Но вот нить запуталась, извлечь из клубка её невозможно, она обрывается и для человека всё начинается с начала, с выбора новой нити. По этой причине ничего совершенного на Земле быть не может, в том числе и отдельного человека. А потому не следует ни о чем печалиться: "все проходит - пройдет и это".
  
  Чем больше я слышу криков "толпы", тем меньше верю в какую бы то ни было логику жизни.
  
   25-е ноября
   Мы живем в окружении тайн, загадок и в этом смысле словно слепые кроты всю свою жизнь прокладываем ходы наощупь до тех пор, пока, либо не удовлетворим свои фантазии, либо не выбьемся из сил. Чаще - второе. И вот, когда такое происходит, мы, наконец-то, успокаиваемся и все остатки своей жизни отдаем делу, не требующему ни накоплений, ни защиты от потенциальных врагов, ни особых физических сил. Этот период только и можно назвать настоящей жизнью. Мы достаем со дна сундуков кисти, краски, клубки шерсти с воткнутыми спицами, расстроенные скрипки, ещё чего-нибудь такое и углубляемся в эту новую счастливую жизнь.
  
   28-е ноября
   Старушка сидит перед телевизором. Рекламируют шубу за тридцать тысяч. Старушка ехидно ухмыляется: "Я и не такую могу купить", ласково похлопывает ладонью по матрацу, поднимается с кровати, одевается в сермяжный кафтан и выходит докапывать картошку. "Бедная!" - думаю я.
  
   02-е декабря
   На лыжероллерах бегаю по утренним безлюдным улочкам; на лыжах - по столь же пустынному озеру; за продуктами хожу к открытию магазина; гостей в свой дом не приглашаю. Значит ли всё это, что и в интернете меня мало беспокоит "безлюдье" на моих страницах?
  
   Чем больше ешь, тем тяжелее становишься и, следовательно, тем больше усилий требуется для перемещения собственного тела в пространстве; большие усилия нуждаются в дополнительной внешней подпитке. Пользы, в таком случае, никакой, вред же налицо.
  
   04-е декабря
   Определенная ритмичность пауз необходима.
   В жизненной практике обязательно отрабатываются шаблоны поведения, своеобразный жизненный ритм: после утреннего чая идешь в темную комнату, включаешь свет, садишься за письменный стол и, если есть компьютер, без особой нужды входишь в его пространство, заполняя мозг мусором. Вредность такого существования прежде всего в том, что перестаешь совершенствоваться, шаблон проявлений убивает осмысленность поступков, ты становишься бездушной машиной.
   Но вот образовалась вынужденная пауза, в интернет выйти нельзя и, оглянувшись, начинаешь, не сходя с места, изобретать другое занятие. И это занятие может вдруг оказаться более увлекательным, нежели интернетный мусор: мозг очищается.
   Естественно, что для каждого условия ритмичность пауз различна, мне отрываться от привычных занятий свойственно через пару недель на два-три дня. По меньшей мере я обращаюсь к компьютеру, но уже как к дневнику, а чтобы не провоцировать выход в интернет, снимаюсь с оплаты трафика.
   К слову говоря, исход с привычного жизненного ритма задача для меня не из простых: часто бывает, что малейшая задержка с исполнением позиций этого ритма выводит меня из себя, я тороплюсь нагнать упущенное время, ошибаюсь в спешке, путаюсь, выхожу из душевного равновесия и в таком состоянии нахожусь до той минуты, пока по условиям этого ритма не наступает пизиция отдыха.
  
   07-е декабря
   Замечаю, что критики частенько расхваливают автора сложно-постижимой книги, картины, иного вида произведения не столько за объективную его ценность /популярность/, сколько за то, что расхваливаемое ими произведение рано или поздно достанет бедного потребителя, он попытается постичь его, не совладает с трудностью постижения и смирится с оценкой этого критика, чего тому и хотелось.
  
   Каким бы интересным ни было произведение разума удивительным ему быть не суждено. Уже само начало в случае, когда идея опережает исполнение, исключает удивительное. Недаром можно слышать объяснение успеха тем, что всё случилось само-собой.
  
   Не должен сосед знать твоих увлечений, кроме явных.
  
   15-е декабря
   В прошлом году на доллар я мог купить сыра одного и того же производителя 130г., в этом только 80г, по идее, доллар должен тоже дорожать, но он замерз на 60-ти и трудно поверить в его свободный плавающий курс. Причина, вероятно, в том, что получаемые страной за нефть доллары нужно обменивать на рубли /выбрасывать на рынок/ и чем доллар дешевле, тем больше рублей выручает государство/дорогой не купят/, при этом излишки долларов искусственно отправляются в резерв банка на всякий пожарный случай. Когда же рублей не хватает, то изобретаются способы обходится без них, закупая за доллары ненужный заграничный хлам под политические возгласы. Одновременно приходится искусственно поддерживать цену доллара в надежде на то, что поощряемые этой ситуацией туристы, привыкшие отдыхать в Турции, соблазнятся на доллары по заниженной цене. Одновременно государство призывает страну развивать региональный туризм опять же в расчете на повышенную потребность туристов в рублях. Мутная ситуация.
   Конечно, в этой ситуации правильным бы был реальный плавающий курс доллара, который бы дорожал пропорционально ценам в рублях, но был бы дорог для импорта оборудования. Прилив долларов при продаже нефтяных акций и их выброс на рынок мог бы вообще обрушить его цену даже эту заниженную и, когда радуются пополнению бюджета рублями у меня возникают большие сомнения в реальности ожиданий.
   Слишком дороги наши товары, наш труд, слишком велики расходы на престижность государственных расходов, на социальные траты. Нет анализа затрат на производство основной продукции, потребляемой населением, мягкосердечны заботы о неэффективном производстве полугосударственных предприятий, разного рода акционерных по названию и государственных по сути, где никто ни за что не отвечает, но наживаются в основном руководство.
   Чем понятнее экономическая политика, хотя бы на начальной стадии, тем быстрее произойдет приспособление граждан и бизнеса к любым условиям, главное - не суетиться, не изобретать каждый месяц новые условия.
   Конечно, все эти вопли для себя самого, для осознания существа событий. Ни для чего. По моим правилам: делать ничего не надо, всё образуется само-собой даже в самых невыносимых условиях, ибо человек расходует не больше 7--10 процентов своих возможностей. Но что нужно бы делать, то определиться с основными задачами укрепления государства и решать их, не оборачиваясь ни влево, ни вправо, ни тем более назад/ни на бедных, ни на сирых/. И поживее.
   Осмысленно ануллируя депозит я наткнулся на сопротивление банка, на активные уговоры, соблазнения процентами. Банки спекулянты покруче базарных торговок, облопошивают нас по-черному: депозит пухнет от их процентов, а владелец денег жрет одну капусту как кролик. От человеческой жадности. Сдохнет потом, а денежки так и останутся на депозите.
  
  16 -е декабря
   Придумать ничего нельзя.
   И все наши проблемы лежат именно в плоскости попыток что-либо придумать вместо того, чтобы действовать как все, то есть отпустить вожжи и пусть "лошадь" сама идет: она дорогу знает.
   Вот и синички у кормушки, которую я дважды в день наполняю семечками, определенно подтверждают эту мою убежденность. Чтобы взять зернышко птичке нужно как-то развернуть баночку из-под сметаны с отверстием, припавшим к стеклу окна, отверстием этим к себе. И вот в стайке синичек нашлась одна, которая, подлетев с обратной стороны, где тоже есть маленькое отверстие, и не дотянувшись до зерен, отлетая, инстинктивно толкает баночку и та поворачиваясь на девяносто градусов становится доступной. Поняв это синица уже намеренно действует, совершенствуя своё изобретение с каждым разом. Единственно, что обязательно в этой ситуации, это сила толчка, вот в этой опции синица и совершенствуется. За нею пошли и другие.
   У меня много примеров по жизни решения достаточно сложных проблем примерно таким же образом: надо пробовать и выбирать наиболее удачное, накапливая опыт.
  
  19-е декабря
   Не могу осознать значимость сказанного мною: то, что мне кажется достижением, на самом деле малозаметно читателю, и то, что я считаю обыденным, вдруг вылезает за пределы моего понимания. В этом, вероятно, весь фокус непризнания автора, оскорбительное невнимание читателя или зрителя, когда созданное тобою тебе кажется чуть ли не шедевральным, а тому, кому ты адресуешь текст, оказывается неинтересным. Вот и я читаю или смотрю то, к чему зритель или читатель ничуть не склонен.
   И получается, что всё, производимое тобой, не может быть значимо в соответствии с твоими критериями творчества, это нужно осознать и не имея склонности к чему-либо другому, так и продолжать своё дело в надежде на признание в какой-то отдаленности.
   Но и это всё ерунда. Не надо ни о чем думать, кроме как о самоуслаждении. Лыжи...еда...рисунки-тексты... разве всего этого мало, чтобы удовлетвориться?
  
   Слева, на чайном столике большая палитра с красками, кисти. Я рисую. Но ничего путного не получается: мне не хватает какой-то краски для нужного колера и колер не "звенит". По этой, вероятно, причине не получается и рисунок: грязь какая-то! Но это только словесный образ по книге Генри Миллера, который много говорит о писательстве и, когда начинаешь ему сочувствовать, когда открываешь книгу писателя, книга оказывается дерьмом. Или автор - дерьмо. Или я сам - дерьмо.
   Полгода назад, когда я попытался вникнуть в текст книги, меня затошнило до рвоты. И вот, забыв и эту книгу и этого автора, вновь оказываясь на его страницах, меня вновь замутило и так, что я швырнул книгу на пол в сторону помойного ведра. Конечно я не прав в действии, но прав в ощущении мерзости строк, ибо не мог же я ошибаться дважды.
  
   22-е декабря
   И как обычно, анализируя счета жилищных контор, инстинктивно оправдываю своё вмешательство в цифры, ибо они чаще всего мне не нравятся.
   Известно, что сетевые магазины не держат надсмотрищиков, им проще заложить в цены убытки от мелких жуликов и тогда дешевые товары, на которые, как раз, и зарятся эти жулики, продаются по себестоимости, тогда как дорогие, которые стесняют своей ценой недобросовестных клиентов, имеют сильно завышенные цены, чем и компенсируют убыток.
   Те же принципы заложены и в отношения жильцов многоквартирных домов с жилищными конторами или поставщиками услуг. Именно по этой причине отсутствуют договора/кое-где, но у нас точно/, что и позволяет поставщикам услуг вписывать в счета любые цифры объемов услуг. Вместе с тем, недоплаты или полные неплатежи их мало волнуют, ибо они ничего не нарушают, а недоплаты вписывают в счета добросовестных жильцов. Правда, осторожные потребителя устанавливают приборы учета, но, во-первых, они мало помогают; во-вторых, далеко не все на это решаются, зная "цену" этим приборам.
  
  Ещё пару слов.
   Вокруг нашей страны беспокойно: народ волнуется. Есть ли у нас повод волноваться? Видимых причин нет. Но полным-полно факторов, по определению должных вызывать беспокойство: плохие дороги, грязные дворы, хулиганство на улицах, сластолюбивая, малограмотная власть, удивляющая бесхозяйственность... Но не вызывают: вероятно, и в этой жизненной среде человек находит отдушину.
   Подойдя к окну я вижу все эти скверны и должен бы возмущаться, но нет, меня возмущает бесовщина "демократов" на американских выборах, мышиная возня антидопинговой войны, "склизлая" политика Европы... И прочие подобные глупости. У нас в этом смысле всё нормально, у нас есть ЛОГИКА событий, мы не страшимся неожиданностей, была бы сильной армия, было бы чем перекусить после лыж и теплая постель к ночи. Остальное каждый может сделать сам: ничего не надо "делать", не надо придумывать, всё совершится само-собой. И честно говоря, когда я слышу, что в американской деревне не позволяют держать петухов как источников шума, меня трясет от такой бесовщины. Даже шаловливый стук в мою дверь не заставит меня выйти и сделать замечание, в этом смысле я - ПЕРИКЛ.
  
  С позиций продолжительности сохранения здоровой активности, не вдаваясь в дебри науки, осмелюсь предположить, что последовательность шагов Природы в этом направлении/очень грубо/ такова: занятие орбиты планетой Земля; некоторое остывание с неизбежным извержением вулканических масс сквозь тонкую корку, мешающую этим массам вольничать; образование на этом основании рельефа; вулканические массы наполняли околоземную атмосферу всевозможными газами, в том числе и теми, которые были необходимы происхождению флоры, благодаря которой в достаточном количестве появился кислород, которого, надо полагать, не было в числе извергаемых вулканами веществ. А дальше всё как по маслу: бесчисленные соединения элементов со случайным образованием стойких соединений. Эти соединения могли жить мгновенье, могли жить долго, давая новые жизни. И так далее. Это, конечно, всё ересь, чушь, но я и не претендую на научность рассуждений, мне нужно только самому поверить в это, чтобы понять причину зависимости продолжительности жизни, ведь у всех живых тварей она разная и таким образом чем-то обусловлена. Чем? Что в организме не портится и не стареет? Что можно сделать рассудком? Пока ясно только одно, что ни физическая активность, ни горный воздух, ни пища, ни инертность поведения не могут быть причиной управления здоровьем, этому противятся примеры. Тогда что? Когда я начну замечать ослабление каких-либо функций организма? Пока я только замечаю, что чем меньше ем, тем лучше себя чувствую на тяжелой лыжне как регистраторе состояния; пока я осознал ничтожность активности таких инстинктов как зависть, жадность, мстительность, агрессивность; пока осознанно избегаю всяких контактов тэт-а-тэт, по определению, кроме как источником вреда не могущих быть ничем иным, ибо я не должен нуждаться ни в пользе, ни, тем более, во вреде из внешних причин, так вот, пока это возможно, я должен быть здоров, ибо причины всех болезней лежат во мне самом; тот самый период случайного соединения компонентов, давших в результате человечество, был обусловлен теми инстинктами, как инструментами сохранения жизни на определенный срок, которые и руководят мною, моими функциями/неудержимо зачихнул/, гарантируя 70-80 лет, но "беспомощно разводя руками" после этого периода. Но если какому-то живому организму дано неизмеримо больше, значит, содеян он был в иных условиях, напичкан иными инструментами/инстинктами/ сохранения. Какими? Да, мы обусловлены именно инстинктами, они заставляют ссыхаться кроветокам, слабеть мышцам, тупеть разуму, слепнуть и терять слух.
  
   24-е декабря
   И если доподлинно разгадать инстинкты этих долгожителей, то управляя своими инстинктами, то есть приспосабливая их к разгаданным, например, у ворона, попугая или слона, можно индивидуально продлить своё активное существование./Вчера любознательный гражданин, выгуливая собачку, остановил меня(было сыро и я бегал на лыжах по натоптанным дорожкам) и поинтересовался моим возрастом. Расставаясь, я заметил, что он так и не поверил названным мною цифрам/.
   Конечно, всё это беллетристика, но придумать ничего нельзя, а значит, зацепившись за любую глупость, нужно её поносить, соскабливая шелуху. Возможно, за шелухой и притаилась истина.
  
  23-е декабря
   Мой товарищ, искренне верующий, позволяет своим инстинктам свободно реализовывать себя, оправдывая их "Божьей Волей". В отличии от него я, сознавая порочность некоторых своих инстинктов, предпочитаю всё же не давать им полной воли. Судить ни его, ни себя не хочу, хотя чем же иным, как ни возбужденными инстинктами, можно объяснить всякую чрезмерную веру?
  
   Многие, набившие в зубах оскомину, проблемы могут быть решены довольно просто и, думаю, это решение хорошо известно власти. Но проблема не решается, то есть нет почему-то желания её решать.
   Одно время, будучи у власти/советской/ и нисколько не держась на её проймах, я провел несколько значительных акций в стремлении убедиться в возможностях отдельного человека. Вот пара примеров: разваливалось здание детского садика, детям угрожала опасность и заведующая стала навещать меня сверх меры с мольбами о помощи, хотя эта была епархия вышестоящей власти. Мои разъяснения её не убеждали и тогда я принял жесткое решение, предложив ей либо прекратить меня "терроризировать", либо вывесить на дверь списки родителей детей, посещающих детсад, с указанием места их работы. Под списком - объявление: "в связи... садик закрывается". Она со страхом решилась на второе. Состоялось стихийное собрание родителей, решившее своими силами и участием своих предприятий сделать всё желаемое не только в объеме просьб заведующей, но и самих детей. Или другой пример: тошно мне было смотреть на ужасную дорогу/есть такой инстинкт отрицания негодного/, изуродованную тяжелой техникой. Ни с кем не советуясь и никого не прося нанял на свои деньги/другого варианта не было/ бульдозер и, остановив всё городское движение/объезда не могло быть/ стал в роли мастера руководить планировкой особо тяжелого участка. Сложность ситуации, как и в первом случае, невольно приобщила к делу вольных помощников, с энтузиазмом включившихся в работу. В кратчайшие сроки триста метров двухполосной дороги были сделаны с предельным качеством.
  Были и ещё с десяток подобных акций.
  
   К чему я вспомнил это?
   Меня обязывают вопреки основному Закону устанавливать приборы учета на всю систему услуг моей квартиры, в противном случае терроризируют штрафами. Со мной это не проходит, но большинство пользователей либо исполняет эти незаконные требования, либо платит штрафы. Но беда даже не в этом. Вся система теплоснабжения в период оттепели демонстрирует себя воочию и с каждым годом положение ухудшается. В то же время жильцы дома беспрекословно оплатили качественное асфальтирование внутренних проездов, хотя никто с ними этот вопрос предварительно не обговаривал. То есть, как в том случае с детсадом или дорогой, надо-то всего лишь подобрать исполнителя на те же теплосети, согласного исполнить работы в долг качественно и наглядно/красиво/ и народ безоговорочно примет участие в расходах.
   В городе есть власть, которую не надо было упрашивать принять на себя управление, и ей надо всего лишь предложить горожанам высказать свои пожелания к облагораживанию условий проживания. А дальше всё пойдет само-собой: закипит работа, в казну поступят налоги, город преобразится. Что же касается приборов учета, то и здесь всё довольно просто: город обрастает свалками. И как начало, например, надо все городские средства аккумулировать на строительстве перерабатывающего отходы производства, но при этом, ссылаясь на такое решение, временно повысить тарифы на водоснабжение, водоудаление, электроснабжение и прочее-прочее. Возражать никто не станет, ибо успехи будут видны. И тогда я установлю приборы учета только ради экономии потребления из-за дороговизны этих услуг и таким образом сохраню свои расходы на прежнем уровне. Сегодня же вода, электричество, газ ничего не стоят и нет резона их экономить. Конечно, если бы я не придержал страсти своего инстинкта "отрицание негодного", и дал очередной пример своим доказательствам, всё бы легко получилось и сейчас, но... есть и ещё один инстинкт - "не пора ли заняться собой?" Вот я и рисую картинки.
  
  25-е декабря
   Опять об инстинктах.
   Вот этот американский перебежчик Сноуден, не удержавшийся от напора инстинкта нелогичности своего положения в системе механизма управления обществом. Не думаю, что там, где он находится, его уже ничего не напрягает, ибо инстинкт неуправляем и потому активен в любой среде.
  
   О том же.
   Медведи, ежи, змеи, улитки/те, кто сразу приходит на ум/ зимой не едят. В этом есть определенный природный смысл. Может быть, для сохранения жизнеспособности много и не требуется вообще? Может быть, это есть способ очищения всех жизненных систем, из которых за зиму удаляется вся застрявшая в организме "грязь", сохранившая питательные свойства благодаря природным консервантам? И тогда это может стать принципом обновления системы. Без всяких предположений и экспериментов сокращаю и сокращаю объемы принимаемой пищи, ничуть не теряя при этом физической активности, просто потому, что с пустым желудком чувствую себя много лучше, к тому же вся моя еда, вследствие неизменности и долговременности её потребления, настолько гарантирована качеством, что уверяюсь в исключении заболеваний организма вне насилия природных инстинктов.
  
   26-е декабря
   В продолжение темы.
   /Соображаю медленно, мозг постоянно занят повседневными проблемами, ибо ничего не делаю, не углубившись в реальность ситуации, и только, проснувшись часа в четыре ночи, могу несколько минут повоображать/.
   "Бедные", пища которым достается с трудом, добравшись до неё, едят до предела, будучи даже сытыми. Те же, у кого нет проблем с добычей, о пище вообще не думают, никогда не испытывая голода. И в этом смысле едят не столько из потребности, сколько из обстоятельств: редко удается увидеть не больного, но при этом полного богача. Всё это невольно подтверждает определенную вредность пищи. Недаром японцы говорят, что живет человек до тех пор, пока не съест назначенное ему на эту жизнь и потому ест помаленьку. Действительно, что нужно организму для простой, нормальной жизни? Разве только обновление состояния крови как носителе питательных веществ для клеток/но это мелочь/. Медицина утверждает, что изъятие этих питательных веществ из крови происходит выборочно, начиная с мозга, растекаясь затем по мере важности каждого органа, то есть его обновления и потому, если мне, допустим, не нужна особая сила, то в мышцы рук или ног питание поступит лишь при необходимости, то есть при дополнительном напряжении; просто так: "набегай - подешевело!" не проходит, а лишняя пища лишь отлагается в запасниках в виде жира.
  
  29-е декабря
   Судя по приметам, приближался большой новогодний праздник.
   И примета: вчера получил извещение на посылку, пошел получать, а посылкой оказалась повестка в суд. Переодеваться не стал, а прямиком направился по указанному адресу: чего искушать свой инстинкт воображения?
   Собственно говоря, большого ума и не требовалось, чтобы отгадать загадку: скопились сверх меры коммунальные долги.
   Судебный приказ о взыскании долгов почему-то оказался без новогодних красочных поздравлений, в чем я не преминул упрекнуть помощницу судьи. Вслед за этим последовала ещё пара подобных словесных жестов, чем не столько обеспокоил милую женщину, сколько растравил свой инстинкт недовольства. Действительно, законность документа вызывала крйнюю степень возмущения своим юридическим несовершенством. В тот момент я проявлял это возмущение в сдержанных эмоциях, тем не менее и они рассердили столоначальницу. Закончилось тем, что отказавшись возражать письменно, отбыл ни с чем.
   А суть состояла в том, что приказ был подготовлен всего лишь по заявлению, не подкрепленному доказательствами, как это положено по Закону, и в этом смысле мои возражения/судебная диспозиция/ превращались в доказательства своей невиновности, к чему не благорасположена Конституция, и таким образом я потерял логику событий: мой инстинкт справедливости заблудился, потерял равновесие, чем выразил себя в форме эмоционального возмущения.
   Но получасовой моцион по холодку отрезвил меня. Я согласился с тем, что судья человек подневольный, что у каждого подобного решения, вопреки законности, есть тот самый шаблон диспозиций, отступить от которого нельзя, и что в моем положении "не надо ничего делать,,придумать ничего нельзя", следует смириться и рефлекторно действовать в русле понятных интуиции шагов.
   Так я и сделал.
   Всё закончилось, как и должно было закончиться: индульгенцией.
   Возвращаясь на следующей день из суда прошел через толпу пенсионерок, возмущавшихся наглостью коммунальщиков, втрое увеличивших плату за отопление; кто-то "в шляпе" пытался им что-то внушить. "Безысходность!" - подумали мы с инстинктом.
  
  Что хотите говорите мне, но поверить в то, что цветовые композиции, опубликованные мною в artlib.ru, которые я никак не редактировал, не были продиктованы и мне, и моим кистям с красками, и бумаге, и всем тем, кто в этом участвовал, небесным духом, то есть НЕОБХОДИМОСТЬЮ, ибо так сложиться - полсотни участников, не сговариваясь, слепили такие картинки - не возможно! Я ещё могу понять создание живого организма из соединения случайностей, который в дальнейшем развивался по законам среды, в которой находился, по принципу возможного - иначе развиваться эта среда не позволяла, как, например, не позволяет сосне расти выше определенной высоты или туче разом опорожниться - но как может краска, произвольно растекаясь по бумаге, "нарисовать" танец испанок или болонку? Кто-то скажет: "Случайность!" Ну, конечно, случайность, только почему мы этой случайностью не спасаемся в своих доказательствах чудесного? Кстати говоря, этот залп точных попаданий ограничился пятью удачами, затем все залпы оказались промахами, заставив стрелка разочароваться.
  
   Почему-то деньги, "на минутку" ушедшие погостить, неохотно возвращаются домой.
  
   И ещё "почему?": государство выцарапывает из нас копейки на какие-то фонды капитального ремонта жилых многокв.домов и не решается диверсифицировать коммунальные сети и сооружения, чтобы продать по частям, создавая здоровую конкуренцию и избавляя бюджет от лишних расходов? Боится роста коммунальных платежей и рассчитывает на скорое экономическое процветание? некоторые "вещи" не возможно понять.
  
   30-е декабря
   Не ищу тем для выражения своих ощущений, но темы сами то и дело налезают на меня.
   Вот и это вчерашнее.
   Текст закона диктует логика одной группы инстинктов; рассмотрение и принятие - другой; утверждение - третьей; исполнение - четвертой; пользование - пятой и так далее. А поскольку инстинкты никак не подчинены сознанию, более того, противостоят ему, то и действие закона есть процесс сомнительный. Вот тот же пример: в распоряжении правительства существуют научные группы, на конкурентной основе разрабатывающие законы; проекты законов рассматривают поочередно правительство - дума - федерации; принятый проект утверждается президентом. Контроль за исполнением принятого закона возложен на прокуратуру, в аппарате которой должно быть следствие. Правильность исполнения осуществляет судебная власть. Казалось бы, всё хорошо, но на этом, последнем этапе в стройность общего правила вмешиваются диспозиции, то есть уточнения или подзаконные акты по большей части негласные, действенность которых молча принимается одобрением случайных отклонений от требований закона.
   В моем случае это происходит так: электорат требует благ, обещанных с трибун; такой возможности у власти нет и тогда изымаются средства из жизненно-важных статей расхода и отдаются "толпе" электората; но если эта статья расходов действительно жизненно-важная, то власти не остается ничего другого как деликатно отнять у электората ему безосновательно отданное. В моем случае юридическая диспозиция состоит в том, чтобы "молча" позволить коммунальщикам "грабить" население ценой услуг. Если этого не делать, жилищное или какое другое хозяйство рухнет и тогда уж поневоле придется отказать электорату, внеся смуту в общественное спокойствие. Но "справедливости ради", все возражения, оправданные ссылками на закон, должны судом приниматься как законные, что и было исполнено судом в моём случае. Толпу же старушек, встреченных мной по возвращении из суда, сия участь не коснется, ибо в их арсенале только плачь и стенания.
   И это, повторяю, не происки сознания, не диверсия, это логика инстинктов, по сути действующих во имя общественного благополучия и, как говорится, - ничего личного! Со временем страсти улягутся, потребности толпы смягчатся и не будут извращать законотворчество, восторжествует логика сознания.
  
   Послесловие: всю свою практическую деятельность - тридцать лет в сфере производста - я не осознанно сопротивлялся нелогичности инстинктов своего руководства, чем, несмотря на быстрое продвижение по служебной лестнице, заканчивалась каждая такая ступень: меня просто спасали другие в расчете на использование моего управленческого опыта. Сегодня я уже понимаю, что, как раз, нелогичными были инстинкты не моих оппонентов, а только мои, ибо инстинкты этих оппонентов гарантировали стабильность их позиций во власти, меня же швыряли из стороны в сторону, пока вовсе не вышвырнули на обочину жизни, несмотря на хорошие производственные успехи. Правда, в конце-концов пора благоденствия и их инстинктов канула в лету, со мной же остался мой жизненный опыт и незапачканная угрызениями совесть, что не так уж и мало. И второе - убежденность в правоте своих поступков лучше любых очистителей освежает душу.
  
   31-е декабря
   Происходящие события последних декабрьских дней меня больше бесят, нежели вызывают сочувствие: сочинский самолет, турецкий посол, новомосковские бандиты... С послом вообще, кроме как бестолковостью его самого и его "штаба", ничем не объяснить; выход нацгвардейцев вдвоем на восьмерых бандитов без подстраховки, кажется просто безрассудством: им что, нельзя стрелять? Почему они, имея стрелковое оружие, подходят к подозреваемым фронтально, не прячась за спину и потому, сразу становясь мишенью? При извещении о катастрофе самолета я как-то сразу подумал о том, что в салоне солдаты не сидели, привязанные к креслам, а уже подвипившие бродили от кресла к креслу по проходу, инерция их собрала в хвосте самолета. Так оно и оказалось: человеческий фактор! Вполне возможно, что и летчики были "не в себе". Грустно всё это.
  
  
  
  
  
  
  0x01graphigпросвет...просвет...просвет0x01graphig
  
  
   Кое-что из прочитанного:
  
   МОЭМ: Мудрый путешественник странствует лишь в своем воображении. Один старый француз (точнее савояр) написал книгу под названием "Voyage autour de ma chambre" ["Путешествие вокруг моей комнаты"
  
   Самые прекрасные путешествия - это те, которые вы совершаете, сидя у камина, ибо тогда вы не утрачиваете иллюзий.
   Впрочем, есть люди, которые добавляют в кофе соль.
  
   ...я точно зачарованный смотрел, с каким упорством они, не сняв перчаток, поглощают поджаренный хлеб и потом небрежно вытирают пальцы о стулья, воображая, что никто этого не замечает. Для мебели это, конечно, было плохо, но хозяйка, надо думать, отыгрывалась на стульях своих друзей, когда, в свою очередь, бывала у них в гостях.
   ...Их разговор я находил блистательным и с удивлением слушал, как они поносили любого собрата по перу, едва только он повернется к ним спиной.
   ...Как это печально, что оскорбленной добродетели не дано карать грешников.
   ... Если вы будете так добры повернуть голову налево, то увидите дверь. Желаю всего наилучшего.
   ...Только поэт или святой способен поливать асфальтовую мостовую в наивной вере, что за ней зацветут лилии и вознаградят его труды.
  
  
  
   ГЕНРИК ПАНАС:
   ...ибо omnis homo mendax {Любой человек лжив (лат.).}, о чем знает каждый судья.
   ...вопреки известной максиме: умный не откажется изменить свое мнение, - в жизни не любят отбрасывать привычные суждения
  
   Основные этические идеи учения Гаутамы сводимы к двум элементам. Первый, катарсис/очищение трагизмом момента/, еще при жизни позволяет достичь экстатических состояний вплоть до освобождения от индивидуальности. Второй элемент, этическое единство всего живого, майтри - бесстрастная приязнь к людям и животным, и каруна - сострадание всему и вся перед лицом зла, греха, насилия, произвола.
  
   ...не оказаться в положении Филоксена с Кифер, коего Дионисий Старший, тиран Сиракуз, за насмешки над монаршим стихоплетством отправил в каменоломню. Вскорости владыка призвал Филоксена к себе и снова зачел свои поэмы. Послушав немного, Филоксен поднялся и молча направился к выходу. Когда Дионисий спросил, куда же он, мудрец ответствовал: в каменоломню.
  
   Когда ныне, через несколько десятков лет, смотрю на юнца, на меня тогдашнего, не могу не изумляться подобной мешанине здравого смысла и наивности.
  
   ...возможно, впрочем, все это - лишь миражи памяти, которая есть не что иное, как переоценка фактов, произведенная ех post. Сами же факты давно канули в Лету, а то, что мы именуем воспоминанием, - не более чем размышление о них, размышление о размышлениях и так далее.... Мифы рождаются ежедневно. Мы сами - миф, становимся собой - значит, становимся мифом. "Я", которое говорит сейчас, явилось значительно позже, нежели детское "он", нежели "ты".
   Трудно определить, сколь ошибочна даже наша собственная мифомания, а уж о попытке верификации мифов всеобщих - религиозных, государственных, народных, то есть всего, из чего складывается история человечества, - и говорить не стоит.
  
   ...впрочем, кто любит человечество, мало любит человека.
  
   ...однако не учла в своей простоте: мужчина, даже самый заурядный, ведомый великой целью, далек от любовных передряг.
  
   Многие полагают, безответная-де любовь стимулирует разум или пожирает его, иные же уверены: мужчина ищет в женщине собственное величие, а находит лишь унижение. К сожалению, подобные максимы не годятся на практике, даже когда прибегнешь к ним в самый трудный момент, а отказаться от ненависти и вовсе не помогут.
   ...я удалился, кощунствуя в душе, твердо порешив вычеркнуть из жизни все напоминающее об этой блуднице. Да что поделаешь: меня коснулась истинная любовь, дорогой друг, а посему и все решения были бесполезны.
  
   ...ведь повсюду ведомо: труднее всего подавить жажду власти и жажду любви;
  
   У любого, даже великого человека есть своя тайна, раскрой ее, и человек станет заурядным; коли повезет найти какую-нибудь слабинку и умело сыграть на ней - опять-таки великий станет малым. Геракла погубило безумие, Ахилла - уязвимая пята, иудейский герой Самсон лишился сил, когда Далила обстригла ему волосы.
  
   У иудеев существует стародавний обычай праздновать каждый седьмой день в память того, что бог, сотворив мир за шесть дней, на седьмой, в шаббат, отдыхал от трудов. Обычай связан наверняка с лунным циклом и вавилонским календарем, однако сама мысль ритмического празднования седьмого дня несомненно иудейская и неизвестна другим народам. Отвлекаясь от чисто религиозного смысла, в таком обычае заложена глубокая и гуманная мудрость: в седьмой день строго запрещается любая работа, отдыхают и люди и животные. За осквернение шаббата некогда грозила смертная кара, и доселе нарушение запрета на тридцать девять видов работ считается тяжким прегрешением.
  
   ...сказал только: ни один лекарь не уврачует знающих его.
  
   ... коли дите растет без отца, так вырастет или отпетый разбойник, или великий святой.
  
   ...ибо, как говаривал Сократ, женщине легче удержать на языке раскаленный уголь, нежели тайну.
  
   Стародавний обет назорейства соблюдался в ритуальной воздержанности. Употребленное мною латинское название - транскрипция греческого, происходит же оно от древнееврейского слова назир, что означает приблизительно то же самое, что consecratus {Посвященный богу (лат.).}.
  
   ...галилеяне а priori простолюдины, В подобных спорах не сыщешь сильнейшего оружия, нежели высмеять либо очернить противника. Справедливо судят: nomina stultorum scribuntur ubique locorum {Имена глупцов написаны повсюду (лат.)
   ... Одно лишь смущает меня - не объявил бы ты мне, как спартанцы самнитским послам: все сказанное поначалу мы позабыли, а дальше не поняли, ибо не помним начала.
   ибо ducunt volentem fata, nolentem trahunt {Покорного судьбы ведут, непокорного тащат (лат.).},
  
   ...братия устремилась к лоткам. В трех местах продавали хлеб, бобы, горох и рыбу, можно сказать, за бесценок, а ДВА ЛОТКА манили печеной бараниной, птицей, сластями, сыром и вином. Торговля шла бойко, и я убедился, мой родственничек себя не обидел и лакомствами возместил все убытки, понесенные на дешевых лотках
   1. Цицерон справедливо заметил: Omnium rerum principia parva sunt {Начала всех вещей скромны (лат.).}
   что nihil novi sub sole {Ничего нового нет под солнцем (лат.).}.
   ...его ученики - яростные фанатики; фанатизм и дал губительные плоды - даже с самыми благородными побуждениями, он неизбежно ведет к погибели.
   Неведение и тщеславие - сильнейшие движители, нежли разум, говаривал Сенека
   Эпикур сказывал некогда: мудрец не станет заниматься политикой, разве что обстоятельства вынудят. Зенон же считал: мудрец всегда займется политикой, разве что обстоятельства не позволят.
   В поучениях Иисус постоянно напоминал о двух путях - жизни (вечной) и смерти (вечной). У меня записано несколько его сентенций касательно моральных запретов и наказов. Вот они:
   Господа бога твоего, который сотворил тебя, возлюби мыслью, словом и делом.
   Возлюби ближнего своего, как самого себя, и не причиняй ему того, что не хотел бы, чтобы тебе причинено было.
   Благословляйте проклинающих вас, ибо не заслуга - любить тех, кто тебя любит.
   Возлюби тех, кто тебя ненавидит, и не будешь иметь врагов.
   Не возжелай, дабы возвратили тебе силой отнятую вещь, и так не получишь ее обратно.
   Если кто ударит тебя в правую щеку, подставь ему левую и будешь совершенен.
   Если вы собратья в том, что вечно, будьте ими и в делах человеческих.
   Если делаешь доброе или чего-либо не делаешь, делай не из боязни, а из любви к богу.
   Таковы суть ступени, ведущие к смерти: убийство, прелюбодеяние, вожделение, воровство, грабеж, лжесвидетельство, обман, двуличие, хитрость, чванство, подлость, гордыня, жадность, распутство, зависть, дерзость и похвальба.
   Понесешь всю тяжесть ярма господня - будешь совершенен, не сможешь - неси посильное на пути к святости.
   Таковы приблизительно моральные заповеди, гласимые Иисусом в первые годы служения, до пленения Иоанна, пророка на Иордане, о коем я тебе уже сказывал.
  
   tempora mutantur et nos mutamur in illis {Времена меняются, и мы меняемся с ними (лат.).},
   ...женщины верны лишь тому мужчине, кого не смущает их очарование.
   Выше я употребил слово "справедливый", которое со всеми производными от него означает понятия, неприменимые к природе и являющиеся изобретением человеческого разума. Что же такое справедливость? Думаю, это оценка действия, беспристрастно заключающая: права одна из сторон.
   Такая дефиниция ни точна, ни правильна, да полезна в повседневности. Ежели ты согласен со мной, обрати внимание, всякий вершитель государственного правосудия всегда защищает общественные установления. А потому, разумеется, уже не беспристрастен и, естественно, потому не справедлив.
   Болтовня престарелых - тщетное усилие удержать минувшее, отдаю себе отчет в бесполезности подобных устремлений и не имею сил воздержаться от них.
   Мы верим и сомневаемся одновременно, о чем прекрасно сказал Сенека: умный человек надежду подстраховывает сомнением; ничего не ожидает, не сомневаясь; и никогда не усомнится без надежды.
   Преимущества человека умного, говорит Гегесий из Магнесии, заключаются в том, что он не столько выбирает доброе, сколько избегает злого.
   Люди всегда жаждут свободы, да редко когда разумеют, свободы от чего и для чего.
  
   6-е авг.
   Уоллер: ...легенда стоила того, чтобы рассказать ее миру -- тому миру, где обязательства в каких бы то ни было формах считаются вредными для нервной системы...
   ...а наши души, как панцирем, покрыты струпьями засохших страданий и обид.
  
   ...Пока хоть листик у надежды бьется... Данте. "Божественная комедия",
  ___________________________________________________________Чистилище, III
  
  
prod
  
   Красным в тексте выделены поздние вставки как результат редактирования
  
  
рисунки более крупных размеров
  
  
  
Техническое приложение
  
  0x01graphig_____ .....
   proba
  
   .любой текст для сохр.
   черный
   красный 27-е окт 2016 wight=35height=115border=0alt="скрипка"title="есть"> ,где: hspace/слева и справа/ и vspace/сверху и снизу- свободное пространство вокруг; align - выравнивание left...right. border - край; top, texttop - выравнивание по верхнему краю ; midlle - выравнивание по центру ; absmidlle - по центру ; botton, baseline - выравнивание по нижнему краю ; absbotton - выравнивание по нижнему краю;

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список