Ryndyn Eugene Рындин Акварель: другие произведения.

Черновик 06.17

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Название раздела - "черновик" предполагает перманентную variation авторских суждений, что - по определению - непрекращаемо физически.

  продолжение страницы всегда сверху.
  
  0x01graphigавтопортрет
  
  
  
  30-е июня
  Какую бы глупость я ни заявлял она будет интересна читателю, если при её опровержении он раскроет и свои способности понимать существо заявляемой мною идеи-глупости. По этим критериям лично мною и формируется библиотека предпочтений - автор дб провокатором моих размышлений.
  
  Вероятность ошибки -- вот то, что пугает меня сегодня, в остаток моих дней. В молодости последствия ошибок гораздо страшнее, но молодость в силу физических возможностей как-то справляется с этим, не допуская последствий драмы, сейчас же сил справляться с ошибками уже не хватает и потому всю свою накопленную жизнью мудрость я должен употребить на защиту себя от своих же ошибок.
   В чем эти ошибки могут проявиться? как я могу, не зная, не предвидя их, защититься? Пока знаю точно, такой защитой может быть только предельное удаление от всяческих соблазнов, самыми рискованными из которых мб вхождение в толпу незнакомцев, ибо порочности тех, кто мне известен, я удачно избегаю и сейчас. Так вот, вхождение, о котором я говорю, это путешествия не только по миру, но даже и по стране, когда общий язык с согражданами позволяет хотя бы понимать их заявленные намерения. Следовательно, мне, как любителю путешествий, путешествовать можно только в воображении. Так советует и Моэм:"Мудрый путешественник странствует лишь в своем воображении. Один старый француз (точнее савояр) написал книгу под названием "Voyage autour de ma chambre" ["Путешествие вокруг моей комнаты"]
   "Самые прекрасные путешествия - это те, которые вы совершаете, сидя у камина, ибо тогда вы не утрачиваете иллюзий.
   Впрочем, есть люди, которые добавляют в кофе соль."
  
  
   Человек набирает полную корзину продуктов. -- девятьсот, -- говорит кассир. следом моя очередь, у меня в руке головка сыра. -- девятьсот, - повторяет кассир. Чтобы заполнить желудок -- мой 0,5 л, его 4,0 л -- не терпящий пустоты, и ему и мне нужно потратить девятьсот рб, но я ем в наслаждение своим сыром, он же просто наполняет свою утробу дрянью и кайфует не от вкуса, а от удовлетворения нутра. И то и другое логично по существу своему.
  
  
  Андре Моруа: "Сперва надо избавиться от мании честолюбия единственным радикальным путем - удовлетворив его, а потом - но только потом - с чистым сердцем окончить свои дни как мудрец, зная цену тому, что отринул... Вот так вот, а возлюбленная из высшего общества сможет избавить меня от десяти лет неудач и низких интриг."
  
  
  Совсем не важно то, о чем ты пишешь. Более того, чем сильнее потуги на оригинальность, тем прозрачнее они, эти потуги. Андре Моруа пишет о любви, но при этом не забывает сказать или высказать свои идеи, свои мысли уже не поводу любви, а по собственному пониманию любых интересных ему событий. Таким образом, о чем бы автор ни писал, пишет он портрет самого себя и только этот портрет позволит читателю высказать свою оценку автора.
  
   Постоянно напрягает несоответствие между президентом и правительством. Правительство должно иметь самостоятельную политику, не касаясь ни оборонки, ни космоса, ни международья. Сразу же появится стимул к конкуренции этих систем. Нельзя позволять президенту в назначениях губернаторов, это дело народа, в зависимости от успехов экономической, прежде всего, деятельности претендента.
  
  
   Занимаясь производственной деятельностью я - хочется так думать - пытался заглядывать вперед, предвосхищая события. И это не хитрость, а только свойство характера. Но обо мне не будем. Порассуждать хотелось бы о Трампе, как о человеке предусмотрительном. И это свойство характера, а не хитрость личности или стратегия политика.
   Предположу, что Трамп хочет сблизиться с Россией во благо Америки и собственного величия. Впрямую делать ему это не позволят и тогда он строит систему с опорой на приоритеты выгоды. Для этого надо освободить рынок Европы для товаров Америки, прежде всего, не пуская в Европу китайские товары. И тогда необходимо сближение с Россией, тем более, что есть примеры Тиллерсона по нефти. Причем делать всё это надо быстро, не опоздав с вводом северного морского пути, не говоря уже о железной дороге через Евроазию. Практический шаг, оспорить который трудно, это претензия к Европе по участию в содержании НАТО. Для Европы это приговор по ряду статей расходов, кроме злополучных 2-х процентов, расходы на вооружение армии, которая без войн неизбежно деградирует. И вот уже Европа формирует воинские части и направляет - по вчерашним сведениям - в Афганистан и ещё куда-то. Закупать вооружение она вынуждена у Америки. События в Сирии - провокации химоружия - могут быть истолкованы и как сохранение напряженности на этом участке: нужно, чтобы Россия была занята там, создавая угрозу бунтующей против неё Европе, тем самым взбадривая её активность к закупке вооружения. Можно назвать и практическую помощь самой России: все эти карлики вокруг России не способны ни на какие военные расходы. Ни Прибалты, ни Польша, ни Украина не смогут составить компанию Европе и потому будут Европой отвергнуты и заглохнут сами по себе, не стесняемые Америкой. Ну, вот так я думаю, ибо у Трампа нет другого варианта, кроме как сближения с Россией в разделении мира. Как только это произойдет мир на время успокоится.
  
  
  
   29-е июня
  Композитор Глинка: "Попутная песня" --- Мёд не тот продукт, о котором можно много говорить. тем не менее, попробовав новую баночку "Иванова пасека", вдруг засомневался в его качестве и зашёл на поисковик. Такого обилия негатива я не встречал ни по одному продукту. Казалось бы, не нравится -- не бери, зачем чернить-то продукт, тем более, что предлагается он по цене вдвое меньшей, чем "у всех". Засомневался во второй раз, второй раз снял пробу и согласился с допустимым качеством продукта: основные показатели присутствуют.
   Что бы я, например, сделал, занявшись предпринимательством? Стал бы искать производителя продукта, который согласился бы производить очень много, чтобы прибыль шла не от качества товара, а от его количества, те в случае того же мёда нашёл бы пчеловода, который бы согласился на промышленное производство мёда, взял бы кредит под моё поручительство и закупил бы пром оборудование, а не вертел бы ручку сепаратора и тп. Я бы старался в конкурентной борьбе удешевить продукт настолько, чтобы никто не смог мне ничего противопоставить. Конечно, из-за огромного количества дешевого продукта мёд никогда бы не смог засахариться -- один из признаков качества - возможно он был бы чуть жидковат по условиям производства, были бы и другие отступления от привычной характеристики, но это все равно был бы нормального качества продукт, но какую армию пчеловодов оставил бы без работы! Думаю, что в этом и есть секрет негатива в интернете.
   К тому же, зачем Галицкому, содержащему целую армию детей на бесплатном содержании, мошенничать на мелочах? И второе: доказанное мошенничество обрушило бы престиж крупного бизнеса, что - по определению - невероятно.
  
   Эта тема в контексте моего непонимания всего происходящего вокруг меня: чего мы добиваемся в Сирии? что дает бесконечная суета вокруг Киева? где деньги за газ и нефть? почему у заборов пенсионных фондов и налоговых инспекций рядами тоскуют мерседесы? ничего не понимаю! Правда, и не стараюсь понять. Хотя всё стало бы понятным, если бы в одну строчку была озвучена стратегия страны. Без этого как-то скучно: "...суета сует и томление духа".
  
  0x01graphig
  
  
  
  28-е июня
   Пошёл и купил связку шнурков. Это, чтобы после закрепления спинки на рамке... ну, вобщем, не важно: купил - значит, хотел купить. Шнурки оказались на удивление длинные, потолще привычных и прочные. Сразу же возникла идея заменить этими шнурками шнурки на роллерных ботинках. Теперь, благодаря перечисленным особенностям покупки, появилась возможность плотно затягивать их, шнурки, на ботинках, чтобы ноги как бы слились с лыжами. Это важно.
   - Вы всё лучше бегаете, -- не удержался от похвалы владелец дома, мимо которого пробегаю.
   Хотел поведать ему всю историю события, но на такой скорости разве успеешь:
   - Это шнурки.., -- только и сказал.
  
  
   Иногда пытаюсь злиться, но получается плохо.
   Действительно, причин всегда достаточно для сведения счетов, но при внимательном расчете сводка может оказаться не в твою пользу. Поэтому, чуть позлившись, почти инстинктивно беру цветок, садовые ножницы, избежавшие участи разворованного имущества, и иду к ней на кладбище. Это совсем близко и хотя, возвращаясь на велосипеде, можно было бы проехать прямо к ней, но не делаю этого - хочется быть поприличнее.
   Кладбище в любой местности самый популярный объект развлечения. Там всегда солнечно просто потому, что в дождь никто туда без особого повода не ходит и потому нет и впечатления дождливого дня на кладбище; там всегда тихо опять же просто потому, что никому и в голову не придет распевать на кладбище гимны или траурные песнопения - не принято; там красиво: прямо от дороги по обеим стороным тротуара тесными рядами сплотились старушки с железными, никогда не вянущими розами по 80 рублей за штуку, а позади старушек сплошная линия богатых памятников из всевозможных материалов -- кстати, с вполне приличным художественным оформлением; ну, а дальше только неукротимое творчество непокоренного старостью поколения.
   Вот и я с тем же.
   Цветок объяснения не требует, но он обязательно живой, пока ещё из того самого сада, а ножницы, чтобы постричь травку на крохотном пятачке за низкой оградкой. Это и делаю.
   Травка быстро подрастает и, забыв об этом, отыскать нужное сможешь только по бурьяну ростом выше самого памятника.
   Ни цветок, ни газон не нужны, ей уже ничего не нужно, но, вероятно, "это" нужно мне, иначе чего бы я туда заходил без всякого принуждения, включая и собственную совесть.
   Вот и говорю, что иногда пытаюсь злиться, потому что по первоначалу посещает меня негатив наших с ней отношений - пятьдесят оттенков ... темного - но, как всякий инстинкт, негатив у человека не мстительного быстро успокаивается и я ищу в этих отношениях проблески светлого. Они-то и выталкивают меня из дому с цветком и ножницами в руках.
  
   Поначалу кто-то приносил железные цветы, "помнил" стало быть, теперь я в одиночестве смотрю на могильную плиту как на свою: грязь, бурьян, ржавчина на концах железных листьев: к себе-то я уже точно не смогу придти с цветком и ножницами.
  
   На выходе, у поворота - церквушка. Двери распахнуты.
  
  
  
  
  27-е июня
   Мир устроен таким образом, что рано или поздно условия жизни нормализуются до среднего уровня вследствие перетока неграждан. Но если ограничить тему условиями одного маленького городка, в котором -- по моим представлениям человека, много времени посвятившего исправлению недостатков системы в отдельном районе -- благодаря инициативе местной власти можно получить определенное превосходство перед соседями, поскольку переток практически исключен. Тем не менее ситуация не может быть долгой, выравнивание условий произойдет. К чему я это говорю? Только к тому, что всякие индивидуальные попытки изменить условия жизни в отдельном районе или небольшом городке ничего определяющего дать не могут, а следовательно, каждый человек должен лишь создавать условия жизни в рамках своего окружения, своих контактов, своих интересов, как бы окукливаясь, не сопротивляясь внешнему натиску, а лишь окружая себя защитным кругом подобно Фоме из Гоголя. Меня же до сих пор нет-нет да посещает возмущение безобразиями окружения и беспомощностью власти, толкая на неразумность.
  
  
  Постоянно ловлю себя на мысли, что ни придумать чего-либо, ни поразмышлять с интересом не могу без предварительного письменного начала. Вот вроде бы нет никаких задач на день, нет размышлений, нет ничего, но беру планшетник, начинаю тыкать пальцем в клавиши и вдруг изнемогаю от наплыва тех самых неуловимых думами идей и интересов. Невольно подчиняюсь догадкам.
  
  
   Я человек злопамятный, но не мстительный и, если бы вдруг предоставилась лёгкая возможность отомстить обидчику, делать этого не стал бы. Но память моя так остро реагирует на обиды, что ничтожная, по меркам моего же разума, обида может бороздить мозг бесконечно долго. И вот говорю себе: всякая проржавевшая память, обида, жалостливость и прочее, вдруг возбужденные в тебе, могут раствориться в толпе мыслей при понимании такой возможности. Например, сижу и пью кофе. Ситуация вдруг беспричинно напоминает мне факт обиды в подобной ситуации и я начинаю возбуждаться. Но зная, что этого можно легко избежать, доверяясь своему пониманию, просто жду момента. Действительно, взглянув непроизвольно в окно, подозреваю возможность дождя, который не позволит мне запланированную поезку на дачу. И сразу же, забывая обиду, возбуждаюсь сожалением. И так до тех пор, пока какое-то светлое чувство вдруг не перечеркнет все мои изъяны.
  
  
  Купил клавиатуру к настольному К*, ибо прежняя стала пошаливать. Пустяковая игрушка, но как возбуждает инстинкт восприятия новизны. Подобное же чувство дважды испытал при получении недавно отремонтированных туфель, а затем перешитых брюк и куртки под мои стандарты. Вчера без нужды купил куст сортовой земляники и коробку конфет, не имевший в них потребности. Но обновить велосипед пока не получается: мой ещё служит старательно, да и ездить пока некуда. Но как игрушка лишним бы не был.
  
  
  
   25-е июня
  На столике перед окном толстая пачка необрамленных рисунков. Не помню уже почему извлек их из рамок, ибо свободных рамок достаточно. Ну, это не важно, важно, что, несмотря на то, что все они выложены в интернете как авторские работы, претензий к ним у меня предостаточно: ни техника, ни стиль, ни манер -- ни что мне не нравится, надо все переделывать или хотя бы подправлять. Этим я время от времени занимаюсь, но пролежав месяца два-три, рисунки вновь требуют корректировки: то ли я совершенствуюсь, то ли не заметил промашек при прошлой корректировке, не знаю. Но ничего трагического в этом нет -- это привычная, даже обязательная работа, если хочешь не отстать от современной техники работы с карандашом или углем. Рисунок должен выглядеть современным. В чем состоит эта современность я и сам толком не знаю, тем не менее, пытаясь рисунок осовременить, получаю что-то более-менее устраивающее меня на короткий промежуток времени. Современность чаще всего состоит не в том, чтобы добавлять, а как раз, наоборот, в том, чтобы убирать побольше. Эталоном пока в моём аспекта рисования явл. "рука", это отвечает духу современности и поскольку добавлять нельзя, а убирать уже нечего, то она и остаётся в том состоянии, когда нельзя сделать себе замечание по поводу этой конкретной работы. Вот к этому идеалу мне и надо стремиться в остальных своих работах, требующих корректировки. Это на многие часы и дни.
  Не меньше часов и дней требует и уход за своим садиком на балконе, ибо последний плод созреет не раньше конца сентября и потому ежедневно нужно делать полтора-два десятка скачков с пола на табурет, с табурета на подоконник, с подокон... и так далее. При всем при этом нельзя отказаться и от ежедневных пробежек на роллерах или пеших прогулок в непогоду. /пока возил тяжелые рамки и ещё более тяжелую почву на велосипеде в рюкзаке ноги так наперегружались, что роллеры просто отказывались с ними "дружить". Причины такого недружелюбия я разгадал лишь после того, как отдохнул всего один денек: летел как на крыльях/.
  
   " ...нашёл управу на подсказчика в планшетник он не давал мне спокойно работать меняя слова падежи все извращая текст решение оказалось простейшим я изъял пунктуацию из применения а затем и следить за словами и он отстал от меня не успевает в каждом слове у меня с его позиции брак а исправлять все слова ему не по зубам и он отстал и уже не вмешивается!то позволило мне печистать быстро и по своему грамотно по км мере я уже не ручаюсь рад ражгадкой слов которые пытался впечатать а подскажчик их так коверкал что я не мог вспомнить то слово которое впечатывал."/это пример текста при максимально быстрой печати без корректировки/
  
  
  
  
  
  
  24-е июня
   Устаю.
   Необходимость завершить обязательную, но грязную работу, не оставляя в стороне и свои заморочки, заставляет объединить оба обязательства, сил на которые не хватает и приходится "падать от усталости". В короткие паузы скоротечные наброски отредактировать не удается и они остаются в скорописи. К тому же, случайно набрел в "Авторских галереях" на Марину Кравиц и был поначалу просто ошеломлен её изысками в выражении изображений и текстов: "вынужден" был вникнуть в причины и условия, ибо всё непосильное инстинкту требует использования ума. Вот этот ум и бился трое суток над расшифровкой казуса.
  
   Заметки:
   Мелвилл путешествовал по обе стороны Босфора, но особой радости в его отчете я не нашёл, больше - некоторый пессимизм из-за неудобств, небрежного отношения, жульничества, грязи и непонятного отношения к традициям.
   Если же говорить о путешествиях вообще, то по небольшому своему опыту я убедился, что одному, как Мелвилл, путешествовать и тяжело и сложно, но быть в составе группы - значит, подчинить себя условиям этой группы, что, по определению, немыслимо.
  
  "Время - собирать камни, время - разбрасывать камни".
   Действительно, всю прошлую жизнь только и делал, что скапливал, и вот настал период, когда неудержимо хочется избавляться от всего скопленного. И не только от предметов, в которых мне лично никакого проку нет, какими бы ценными они ни были, но даже от денег, которые не просят ни места, ни условий хранения.
  
   Вообще говоря, начинаю испытывать страсть к полному отрешению от всех проблем обывательской жизни, хочется говорить и делать только то, что выражало бы именно мою сущность, мою идею без оглядки на свидетелей. Пока не получается, всякий раз, высказывая свою мысль, ожидаешь осуждения читателя. Не потому ли продолжаешь делать это, то есть исповедоваться, потому что, чем больше познаешь мир, тем старательнее разделяешь его на две неравные половинки, к одной из которых хочешь прильнуть душой, не в силах лишить себя удовольствия, другой сторонишься, как сторонятся нищего, боясь попачкаться.
  
   ...но дело не в том, есть вещи более важные для меня - это разобраться в своих истинных чувствах по отношению к самому себе, ибо я вовсе не тот, кем предстаю перед читателем, то есть перед самим собой в своей же писанине, ибо пока не могу во всем этом разобраться, меня опутывают условностями мои же инстинкты. Мешает высказать истинные чувства простое неуменье разобраться в них, этих чувствах.
  
   Просыпаюсь. Первым взглядом вижу ровный ряд рисунков в больших рамах -- композиция. Что там изображено - не имеет значения, просто не могу ясно видеть изображения, но композиция, чистота её мысли просматривается хорошо даже в глубоких сумерках, заставляя воображать более возвышенное, нежели действительность, и это моя идея, то есть по аналогии с человеком: человек обнаженный или человек на пляже совершенно иной человек по сравнению с человеком на сцене, он другой и по характеру и по проявлениям; на пляже он стеснен своими естественными недостатками, тогда как на сцене, скрыв эти недостатки, вопиет не своим голосом. Сценой для меня в этом примере является лист бумаги, на котором видны мои значки изображений, но пляж у меня только в мыслях, высказать которые мне не удаётся, я навожу на них макияж, набрасываю красочную драпировка, по сути, вру. Вот это меня и мучает, ибо проблема вовсе не в том, что вру сам себе, а в том, что не могу понять самого себя и потому не могу реально познать свою сущность и использовать ее для своего же блага, то есть для спокойствия духа, ибо, познав эту сущность и становишься истинным человеком, правильно реагируя на все происходящее вокруг, оправдывая его инстинктивно, не прибегая к помощи разума.
  
  В то же время, не хочу ничего знать о себе от постороннего источника, боюсь необходимости оправдываться, как оправдывается чувствительная красавица замечанию о кривых ногах, хотя ничего такого в её фигуре нет, но слово сказано и жар возражения одолевает. Вот и приходится жить в обойме собственного осознания и постороннего мнения. Оливер Смит: "Я держусь одних мыслей с Сиддхартой, нашим мудрым другом с Востока, сказавшим однажды: "Слова наносят тайному смыслу урон, все высказанное незамедлительно становится слегка иным, слегка искаженным, слегка глуповатым -- что ж, и это неплохо, и с этим я от души согласен: так и надо, чтобы то, что для одного-- бесценная мудрость, для другого звучало как вздор".
  Сформулировать словами гнетущую тебя догадку крайне трудно по вышеозначенным причинам, но и по тем же самым причинам нет сил удержаться, чтобы не пытаться выразить свою мысль. И вот получается то, что получается.
  
  Всегда найдётся некто, облачающийся в мантию судьи, чтобы безаппеляционно вынести суждение по делу, в котором ничего не смыслит. Это страшнее всего для истинного творчества, ибо они не чувствуют угрызений совести и потому не следует обращать внимания "хвалу и клевету преемли равнодушно". Это к тому, что в творчестве массовом всегда существует градация приязни к формам и содержанию, хотя судят эти факторы творчества люди, ничем себя не проявившие.
  
  Чтобы остаться в памяти людей непобедимым нужно всего лишь вовремя закончить победное шествие. Малейшая неточность - и поражение напрочь сотрет эту память.
  Два дня сидел над проблемой - моей проблемой - Марины Кравиц. Поначалу был сражен оригинальностью подачи и даже усомнился в необходимости самому ещё рисовать или писать: так прошибла меня её подача. С трепетом входил и на второй день, просматривая более 400 работ чудесницы; решил, что пока не разберусь что к чему, буду торчать над рисунками.
  Но вдоволь насмотревшись понемногу стал отрезвляться напоенный ядом страсти, то есть стал понимать предмет творчества. Первое, что несколько охладило мой восторг, было то, что все работы были ословлены под идею и тогда, либо идея подъезжала под рисунок, как часто бывает у меня самого, либо рисунок строился под слова и тогда это плод разума. Но всякий плод разума есть выдумка, не имеющая под собой признания, ибо ошибочна по определению, не раз мною высказываемом (придумать ничего нельзя). Так, в принципе, все и получилось: после сотни-полутораста работ стали возникать либо повторы, либо перепевки, при этом острая склонность к сексульной теме вызывала заданность или однобокость. В принципе, и это не плохо, но когда "его" слишком много -- устаешь. В фотоработах с претензиями на художественность особой художественности не случилось (эталоном в этом смысле мб титульная работа Шелега, уподобиться выразительности которой в последующих работах не удалось ему самому) , подобных работ увидеть в интернете труда не составляет и зря, конечно, автор отвлеклась на это. Утомляет же более всего многочисленность работ: нельзя в таком количестве быть удивительным 440 раз -- столько работ было представлено -- а если нельзя, то не может быть и авторской самобытности, узнаваемости. И ещё -- нет ни одной работы, показывающей мастерство именно рисовальщика, все сделано в образе, хотя манерность хорошая: рука твердая, глаз точный, краски или цветовые композиции безупречны. Короче говоря, на третий день смотреть не захотел, нашлось развлечение более высокого интереса, но вероятно, зайду после паузы, чтобы уточнить свои представления, ибо художник мощный, интересный, востребованный зрителем и по-моему ликвидный, тк по рисункам можно сделать вывод, что много кружит по свету, много знает, начитана, встреча с таким человеком крайне интересно на страницах галереи, но в жизни её просто бы сторонился, боясь неожиданностей для себя лично.
  
  Придумать ничего нельзя - получается лабуда. нельзя быть совершенным в придумках: порох быстро отсыревает. Но поразить воображение первозрителя вполне доступно. Сексуальное расстройство. Результат будет виден позднее. Все-таки, страсти не могут определить уровень художественности, его определяет врожденный вкус. Но и этому нет причин не быть. А вообще таких людей немало, только далеко не каждый из них совмещает в себе одновременно и способность выражать свои страсти в художественной форме, чаще всего это несмирение, вызов, революция духа. Но уже начинаю уставать от Кравиц, хотя заставляю себя вчитаться или всмотреться. Чрезмерная плодовитость говорит о взрывах страсти, о неуемности сексуальной силы. Надо сделать паузу и попробовать зайти ещё раз. "Сначало ли было...?" Название рисунка - ("слово") возникает "на закуску", сначала бродит по бумаге сексуальная заданность, только затем она получают обозначение. Ни одной работы нет вне сознания, то есть такой работы, в которой присутствовали бы только эстетические чувства в отрыве от страсти.
  
  Это уважительный разбор, собственное представление события, поскольку к себе у меня претензий значительно больше, о чем сожалею и это сожаление находит свое выражение в разборе творчества других авторов.
  20-е июня
   Все тот же Мелвилл по Босфору
  Проснуться и сразу же войти в состояние "встречи с прекрасным", хотя это прекрасное может быть до примитивности простым, например, вчерашний небольшой ремонт, точнее, приспособление к корзинке-заплечнице настроило меня на немедленное испытание придумки.
  Не часто бывает так, чтобы кто-то ждал твоего ненасильственного пробуждения, и когда это случается, ожидание оказывается тебе не на пользу. Я же придумал себе ожидание, которому от моего пробуждения нет ничего, кроме радости -- это, конечно, мой маленький японский садик, который каждое утро готовит мне подарки и в прямом и в переносном смысле, то есть -- кроме естественного восхищения -- свежими красками уже проснувшегося солнца украшая цветки земляники или перчиков; позволяя поухаживать за ним или просто посидеть рядышком, излучая своё восхищение. Нельзя допускать, чтобы вместе с тобой просыпалась апатия.
   Ожидать меня могут и недообрамленные рисунки или уже вывешенные рамы, но с замеченной мною неточностью позиции или небольшой кривизной. Это не столько раздражает, сколько вызывает чувства, подобные прикосновению к вихрам ребенка. Не должно быть такого состояния, когда исполняемая работа кажется тебе законченной, завершенность всегда есть повод к расставанию и потому не следует спешить с окончанием чего-либо начатого, правильнее будет растягивать процесс по возможности дольше, наслаждаясь предвосхищением возможного.
  
  
  
  
  
  
  19-е июня
   Анализируя собственные поступки и даже проявления страсти к чему-либо, не имеющие логической цели, прихожу к мысли об инстинктивности такого поведения. Эта инстинктивность сродни всякому природному возбуждению, от морской волны до всемирного брожения воинственности. Нет, вероятно, большей опасности, чем опасность заплесневеть или запутаться в паутине невозмутимости. И потому должна быть какая-то сила, толкающая человека на поступки, провоцирующие сопротивление обстоятельствам. Удивительно в этом смысле то, что поступки совершаются прежде, чем разум успевает подготовиться к их уразумению. Поэтому и анализ и объяснение причин поступка происходят впоследствии. Опыт в этом смысле ни к чему не приводит: уразумев порочность какого-либо поступка и не совершая его впредь, находишь возможность проявить свой инстинкт возбуждения в чем-то другом, например, в ссоре там, где эта ссора никак не оправдана.
   Не могу в этой связи представить себя в стерильности своего поведения, в исключительности ошибок или бессмысленных провокаций, но зная это, можно как-то понять свои проявления и оправдать их последствия.
   Есть и другая сторона явления: неуемная страсть к дисбалансу рано или поздно надоедает, возникает усталость и тогда, обессиленный, усаживаешь себя в кресло и, оправдывая бездействия вплоть до приема пищи, блаженствуешь. Иное блаженствование трудно себе представить.
   Вот один из примеров: задал себе глупейшую задачу, основой которой явился комплекс непобежденных инстинктов, заставляющих меня хоть как-то сохранить созданное многими трудами достояние в образе земельного участка с садовым домиком. Разумением ситуации достаточно прочно доказал себе бессмысленность этой акции, но инстинкт, стимулируемый бездельем и погодой, провоцирующей к какому-либо движению, заставляет и заставляет меня вспоминать брошенное достояние и искать компромисс в споре инстинкта и разума. И вот, подгоняемый неуемным инстинктом, нашел-таки в себе силы поехать на брошенный участок и заколотить дом досками во избежании освоения его бродягами разного рода. Это стоило мне достаточных усилий, чтобы, закончив акцию, с облегчением вздохнуть, подобно путнику, осилившему часть пути на подъеме к вершине горы. С этого момента меня ничто в этом смысле не напрягает, я могу совершать экскурсии в сторону участка, вокруг которого большие поляны с дикими плантациями земляники и черники, могу спокойно оставаться в своем кресле, не испытывая страха за сохранность ненужного мне садового имущества.
  
  
  
  
  
  18-е июня. Читая Мелвилла.
   Что бы ты ни смотрел, ни слушал, ни читал осознание повторного видения, повторного слушания или чтения всегда будет иным, нежели в момент непосредственного видения, слушания или чтения. И потому, рассказывая своё впечатление от всего перечисленного, ты неизбежно врешь. Что уж говорить о том времени, каким было твое детство или твоя юность.
   Тем не менее, единственным оправданием сегодняшней значимости могут быть "воспоминания" светлых пятен своей биографии, по сути, придуманные тобою же не столько из умысла, сколько из представления. Так я выбирался из заблуждения в оценке своей значимости, читая дневники начала трудовой деятельности, мне она казалась светлее.
   И другая сторона проблемы: напрягая память, не могу вспомнить ни одного случая своих проявлений далекой молодости, которыми мог бы гордиться как фактами удачного применения ума - только импульсы инстинкта, которыми сегодня брезгую.
   И наконец, последнее доказательство догадки: возникшая в уме идея или оценка события, будучи изложенной на бумаге, имеет почти обратный эффект, ибо размышления в уме и размышления на бумаге не тождественны даже по смыслу, не говоря уже о логичности изложения.
  
   Как мне кажется, любое ничтожное по смыслу занятие, увлечение может быть занимательным по сути, освобождая мозг от состояния острого пессимизма, время от времени неизбежно накрывающего человека.
  
  
  
  0x01graphig
  
  17-е июня
  Есть такая позиция, когда, зная возможные последствия своих действий, рассчитываешь два варианта: либо тебя с треском выкинут из обоймы, либо возвысят до предела твоих возможностей. Оба варианта мне знакомы.
  
  То, что частенько я проявляю глупость, находясь в сознании и полном здравии, говорит только о том, что даже понимая зависимость инстинкта от рассудка, тем не менее уступаешь инстинкту, ибо он провоцирует и ещё такое качество, как желание новизны ощущений, которое, вероятно, не очень поддается разумению. Вчера, например, полезли с велосипедом через ограду обрыва к реке, прежде поразмыслив и допустив такое проявление глупости, а оказавшись по ту сторону не мог надивиться своей глупости. Или тот же коровяк: есть несколько более практичных и лёгких способов добычи этого стимулятора вегетации своих растений, но мне никак не уняться и я за один заход пытаюсь обеспечить годовой запас этого продукта. И вполне ясно понимаю, что обстоятельства заставят меня бывать на источнике ещё не раз и было бы логично каждый такой заход отмечать сбором не отягощающим мой рюкзак. Но вот такое несоответствие разума и инстинкта заставляет меня мучиться, испытывая тем не менее удовольствие, называемое творческим мазохизмом. Возможно, что мучительство тоже есть оправданный инстинкт испытаний выносливости - или по другому - готовности жить ещё полной мерой.
  
  
  14-е июня
   Ещё совсем недавно подумать даже не мог, чтобы не посчитать выгоды в покупке того или иного продукта вплоть до стирального порошка или картошки. И вот в какой-то момент на меня нисходит прозрение, вызванное, вероятно, тем, что как-то незаметно перескопились денежки, сэкономленные благодаря этой самой скаредности. Отложив на чёрный день небольшую сумму все остальные доходы стал разбрасывать без страха разорения. Это мне понравилось, стал все больше входить в раж расходов. Пресловутый - в аспекте моих повествований - сыр Ламбер как-то поисчез из торговли и только один из магазинов Магнита все ещё заказывал понемногу. Этот магазин я и навещал. Так вот, привезенные три головки красовались на прилавке ровно столько времени, сколько мне потребовалось, чтобы их одну за другой съесть. Больше никто другой этот сыр - вероятно из-за дороговизны - не покупает. Это только для примера, ибо есть масса товаров -- по мне больше продукты -- которые покупают не по качеству, а только по сравнительной цене, несмотря на вполне приличную доходность. Так что дороговизна сидит у нас в головах, а не в кошельках. Зато мне после такого озарения жить стало ну просто вольготно. По необходимости приходится стирать и раньше накапливалось "грязного" белья полный таз и только потом стирал, чтобы максимально использовать возможности стирального порошка, теперь же стираю сразу же как только вещь потребует такой стирки, ничуть не экономя дорогой -- стираю хорошим порошком - порошок, на что уходят секунды, а не как раньше часы и нервы.
   В то же время надо признать за собой "спортивный" характер страсти к рациональному расходованию бюджета, чем я, вероятно, и болел; выздоровев, инстинкт рациональности померк.
  
  
   Революция 17-го года свершилась в борьбе против нещадной эксплуатации трудящихся. И Запад в лице буржуазных кровососов опять призывает нас к экономическому рабству. А нам-то нужно всего лишь защитить себя от внешних поползновений врагов разного рода, оставаясь такими, каковы мы есть на самом деле - вольницей! Перейти на подобный шаг можно в один момент: определить плату за высшее образование, за лечение тяжелых болезней, резко повысить зарплату военным и полиции, пенсию привязать к заработку, убрать из бюджетных расходов дороги, благоустройство, дать волю коммунальным услугам...короче говоря, вновь поделить общество на классы. Митинг против коррупции остановится на полпути, узнав о таком Законе. Массовые протесты снова встанут против эксплуатации трудящихся. Одно слово -- Круговерть!
  
  
  Иногда мы внушаем себе, что вполне можем обойтись меньшим, нежели предлагают тебе условия, например, есть более дешёвые, но менее вкусные продукты, пренебрегая таким образом вкусом; ходить пешком, ссылаясь на пользу, пренебрегая удовольствием быстрой и лёгкой прогулки. И тому подобное. Удивительно, что мы не предлагаем себе умереть пораньше, чтобы сэкономить на количестве ежедневно съедаемой колбасы.
  
  
  И сравниваю: красивый диван вдоль стены с навешенными над ним картинами -- и это конечно красиво; или все-таки чистый пол вдоль той же стены, который всегда свободен от пыли, ибо легко и постоянно приводится в порядок?
  
  
   Перемолов зерна кофе в кофемолке в течении 20 сек, как это предписано инструкцией, получил молотый кофе, при заварке которого остаётся много гущи этого молотого кофе. Попробовал перемалывать повторно и остатков стало вдвое меньше. Если найти способ перемолоть до состояния пыли, то остатков не будет вовсе и тогда кофе будет называться растворимым, хотя никакого растворения нет. Но зато от перемолотого впрок таким образом кофе мало что остаётся и от самого кофе, то есть от его благоухания, его аромата.
  
  
   Вероятно, перевозка в рюкзаке тяжёлых рам-картин обессилила мои ноги, давно не крутившие педалей, и потому, проснувшись сегодня, никак не мог вызвать в себе страсть утренней пробежки и только, договорившись с этой страстью поуменьшить продолжительность пробежки, чуть поколебал её суровость. Но обманул. Несмотря на пасмурность дыхание было достаточно лёгким и своё обещание забылось: пробежал полную норму. Главное во всем этом, конечно, то, что как-то ещё могу повелевать не только самим инстинктом, но и его высшей формой -- страстью.
  
  
  Животное, почувствовав слабость упряжки или ошейника, немедленно пользуется этой слабостью. Человек такое же животное, ничем не лучше, и потому никакие увещевания не помогут правителю добиться от человека послушания, даже если оно вызвано заботой о самом человеке. "Горе тому, кто стремится льстить, а не устрашать!" Г. Мелвилл
  
  
  Единственная производная моего разума это уверенность в том, что "не надо ничего делать" и "придумать ничего нельзя". Всё остальное есть следствие подчиненности своим инстинктам. Их я и пытаюсь подчинить, но вместе с этим, спокойно пребываю в их власти, когда следую своим заветам, то есть не нужно заставлять себя что-то делать из представлений своего ума, инстинкт возбуждается немедленно по готовности какого-либо дела и это постоянно замечаю: что-то кольнет в голове и каким бы ни был уставшим, встанешь и начинаешь без всякого сопротивления делать подготовленное инстинктом дело. Даже и не думал сегодня заниматься уборкой зала, намереваясь развешивать картины, чтобы освободив пол от всех "отходов" комбинирования уже убрать и весь хлам. Но не так задумал инстинкт: он начал наоборот с того, что пропылесосил остатки покрытия, убрал его, а затем промыл тщательно мыльной водой пол. Картины как стояли вдоль стен, так и остались стоять, а рабочее время у меня истекает в полдень. Значит, на сегодня картины опять не будут развешены. Зато пол вымыт, пылесос из зала вынесен в кабинет. Не надо ничего делать!
  
  
   Мелвилл -- все-таки скучное занятие, читаю через силу, засыпая, но на очереди чтение не менее скучное, если пропускать то, что уже оценено на "хорошо".
  
  
  Предвосхищенная радость всегда больше самой радости.
  
  
  
  
  
  
   13-е июня, сплошной дождь.
   После удачной реновации штанов и куртки воспылался страстью ташщить к мастеру все своё тряпье, чтобы превратить его в рубашки, брюки, жилетки. Туда же неплохо бы отправлять время от времени все то же самое, но для разглаживания не задницей под простынью (армейская привычка), а утюжком. Утюжок есть и у меня, даже два, но страсть есть страсть -- мастер сделает это профессионально. Вот так разгораются страсти на пустом, казалось бы, месте.
   Если присесть в минуту безделья и поприкидывать свою загрузку на предстоящий день -- сейчас раннее утро -- то вряд ли чего придумаешь, кроме разве повседневных упражнений, но вот это внезапное возбуждение от попавшей на глаза куртки подтолкнуло к провокации в отношении другой своей одежды, оказавшейся не по размеру из-за старения. Открыл шкаф и выволок все свои шмотки; одни оказались просто неупотребимыми из условий моего затворнического существования; другие стали великоваты; третьи нуждались в стирка и глажении.
   И начал со стирки. Собрал то, где есть хоть малейшее подозрение на загрязненности воротничка -- другого просто быть не может, ибо это шкаф, а не чемодан с грязным бельем -- и таким образом обеспечил себя занятием на полный рабочий (он у меня до обеда) день.
  
   Что интересно: в прекрасно отлаженных штанах и куртке то и дело выхожу по малейшему поводу -- вплоть до того, что без причины навестил могилку жены -- даже в сырость асфальта: так приятно быть в форме. Правда, к этому состоянию следует добавить мою сентиментальность по всякому высокохудожественному проявлению: от оперного пения и классической музыки до кирпичной кладки столбов ограждения дачного строения или реновации штанов.
  
   Понравились из всех "голос`овиков" только Жилин с Аллой Рид -- великолепно! утром успел пару раз просмотреть в ютубе. Голосистых много, изощряющихся ещё больше, а петь могут немногие. Значит, то же самое и -- рисовать. Это, вероятно, и мб причиной зрительского долготерпения.
  
  13-е июня, дождь, Вечер
   По всей квартире разложены полуфабрикаты изделий: в зале рамка с подобранными вчера стеклом и вырезанной картинкой спинки, на полу размеренное вчера же ковровое покрытие для паспарту; в спальне на той самой кровати разбросана одежда для выявления подходящей к реновации; в кухне свежеиспеченный хлеб занял весь стол, охлаждаясь перед тем, как забраться в морозилку, то есть на полдня; кабинет обезображен похищением десертного столика, для чего, освобождая ему путь, разбрелись по стенкам мольберты, планшеты, кресла и прочая дребедень. И все это в итоге есть не что иное, как творческая обстановка или атрибуты искусства. К вечеру будет закончено обрамление рисунка и столик вернётся в кабинет, покрытие скатается в рулон, одежда отсортируется, порядок восстановится. Но завтра с утра все, вероятно, повторится ,правда, в ином виде, но не знаю в каком, возможно, начну развешивать картины в зале.
  
  
  Когда пыль бросается в глаза, а убрать её есть проблема: надо всюду вставать на коленки и шарить мокрой тряпкой, держа её в руке.
   Теперь же, на освобожденном от всякой мебели полу, достаточно махнуть лентяйкой вокруг себя не сгибаясь и пол чист, воздух свеж. Казалось бы, мелочь, но мелочь приятная.
   Все мои дела есть мелочь, ибо "крупных" дел не может быть по определению, я просто не могу представить себе дело, которое могло бы избавить меня от всего того, чем я занимаюсь сейчас.
  
  В моей ситуации для начала каких-либо ответственных работ нужно забить "первый гвоздик" и только тогда дело пойдёт. Пока он не забит я буду ходить вокруг задуманного дела и ничего сделать не смогу из-за нерешенности продолжения. Так, дня три ждал состояния готовности к забитию гвоздя в стену, выполняя только те работы, "гвоздь" по которым уже забит. И вот только что забил этот проклятый гвоздик. Теперь дело с развешиванием картин по главной стене зала пойдёт как "грузовой проходом".
  
  
   В ситуации перманентного старения, которое ни у кого не бывает продолжительным, надо ценить каждый миг, предлагающий какое-либо занятие рукам -- голова-то всегда найдёт себе заботу. Поэтому развешивание картин должно происходить предельно медленно с продумыванием каждого шажка этой работы, на что естественно, и уходит время.
  
  
  12-е июня
   Тяжело читать Мелвилла - после каждого абзаца глаза закрываются и веки слипаются. Единственной возможностью не проспать своё увлечение - это, почувствовав сонливость, переключиться на "перевозчика" и сделать свою запись - впечатления от чтения Мелвилла. Тем не менее, выбора особого нет и, чтобы не перечитывать ранее прочитанных авторов, например, Зюскинда, мучаю себя напряжением силы воли и продолжаю читать "Мобидика"
  
  Кстати говоря, могу поставить себе в заслугу тот факт, что высказываю только то, что освобождает мой мозг от насилия идеи и пока её, идею, не выплеснешь на голову читателю, то есть себе самому, успокоиться не могу. Но, читая классиков, то и дело сокрушаюсь по поводу ничтожности гложущих их идей, главная из которых - подозреваю я - графомания. Злюсь!
   В то же время есть литературные изюминки, перечитывать которые -- акт блаженства. Для меня это Зюскинд с его "контрабасом", Добычин с крохотным романом, записки Дега. Одного за другим перечитываю этих авторов, предварительно разбавив паузы графоманщиной. Это как в оперной музыке - есть в ютубе несколько музыкальных композиций - я бы сказал - оперных концертов или спектаклей, которые ежедневно по разу-по два прослушиваю в планшетнике: Доминго - Нетребко - Вилазон из Верди или Легара.
  
   Одна комната из трёх - совершенство в моём представлении: строгий порядок! ..это значит, что нет ничего из того, чте следовало бы выбросить или хотя бы сдвинуть чуть правее - чуть левее; широкая кровать застлана покрывалом (правда для читающего свет не слева, а справа, но это не ощущается на планшетнике, ибо он освечивает себя изнутри). Лежащий, открыв сонные глаза, сразу видит на противоположной стене шесть рам 50х40, с рисунками и, как специально, это акварель, пастель, сепия и сангина, то есть веселящее зрелище. Под картинами четыре стула из румынского гарнитура, которые по габаритам точно совпали с размерами рам вышевисящих картин и создают тем самым четкую композицию и по симметрии и по колориту; обои в соответствии, те цвет кофе с молоком, разделённый белыми вертикальными полосами; слева от подушки тумбочка с книжной этажеркой и стул для ночной одежды. Больше ничего.
  О чем эта запись? Мелвилл описывает кусок Америки, я представляю эту картинку и невольно сравнивают её с условиями своего быта. такое же сравнение возбуждает во мне сообщение о безвизе Киева в Европу. Что там делать-то? у кого есть деньги приедет куда угодно без всяких виз, а у кого их нет, тому никакая виза не поможет наслаждению прелестями мира.
  
  
  11-е июня
   В окружающем меня мире я интересуюсь только самим собой как индивидуумом животного разнообразия, анализируя свои инстинкты, рефлексы и интуицию, ибо нет индивидуумов точного соответствия. Почему, например, одни, опираясь на закон, требуют обещанного, другие, как я, стараются прийти на помощь закону и в меру сил содействуют его реализации. Мне закон нужет только как ограничитель моей же вольницы; моему соседу - только как исполнитель его желаний. Ни та, ни другая позиция не подлежат анализу и осуждению, ибо законны, но в моей интерпретации законность моих проявлений позволяет мне уходить от наказания, тогда как vis-a-vis требует только снисхождения к своим жалобам. Вот многократно приводимый пример из моей практики: на законном основании я ухожу от чрезмерной оплаты коммунальных услуг; vis-a-vis только жалуется на чрезмерную плату за такие услуги и просит либо добавть ему деньжонок, либо понизить плату. Естественно, что никто ему сделать ни того, ни другого не может. Или медуслуги - это я всё в свете поступающих жалоб к президентскому отчету - чтобы как-то держать своё здоровье в рамках возраста я не переедаю, не ем гадости, много сплю и много двигаюсь; vis-a-vis поедает всё подряд и, нажравшись, валяется до полуночи на диване перед пошлыми телепередачами. Естественно, что ему надо постоянно лечиться, а лекарства дороги. И он жалуется, взывая к закону. Идентично складывались мои производственные отношения: трудности заставляли искать решение в своих резервах возможностей, тогда как многие мои коллеги шлифовали до блеска аргументы оправданий бездействию. Закон в таких обстоятельствах, естественно, бывал на их стороне, "Легион - имя мне, потому что нас много" - ответ беса Христу. /Евангелие, от Марка/
  
  
  Утренняя пасмурность или это туман понемногу рассеялись и к восьми небо поголубело.
   Доев свою кашу и выложив в интернет утреннюю записку почувствовал себя свободным от всех обязательных дел: до шести пробежался, дачу вчера заколотил, летнюю форму настроил стараньями портнихи и теперь мог делать что угодно.
   И это "угодно" сразу же потянуло меня на балкон к своей грядке.
   Между ограждением и грядкой ровно столько, чтобы втиснуть туда садовый стульчик. Присаживаюсь, беру акварельную кисточку и... опыляю цветочки земляники. После двух дней болезни, вызванной извлечением и посадкой, земляничка заметно повеселела, цветочки пораскрыла и взывает к моей помощи, ибо ни пчел, ни шмелей пока нет. Оказываю помощь. В самом теплом месте - в уголке притаился кустик огурца. От него ничего не жду, он гость, но цветет и выставляет зародыши, лист темный, сочный - неужели отблагодарит? Всю остальную площадь заняли томаты и так развеселились, что готовы выпихнуть вон и конкурентов. Этого я не позволю. Короче говоря, настоящий японский садик: ухожено, обрамлено белыми чистыми щитами, полито, опылено, бурно цветет и радует моё сердце. Собственно говоря, ничего другого мне и не надо. Налюбовавшись изделием рук своих, в порядке разнообразия попробую вырезать из ковра-покрытия паспарту для приготовленных рам и рисунков. Здесь шустрить нельзя, тот случай, когда отмерить нужно семь раз; пока такого количества мерок я не снял.
   Под настроение насыпал своим врагам пшена: гнездо они свили, как-то обжили и теперь ждут рождения яйца. Думаю, что мои грядки их уже не приманивают.
  
  0x01graphig
  
  
  
   10-е июня
   Опять дождь, опять холод и несолнечное настроение.
   Так и получилось: забрал пакет с реновациируемой одеждой, примеривать не стал, дома надел, понравилось, пошел в лавку, купил коробку конфет и отблагодарил портниху.
  
   И все-таки инстинкт стяжательства не отпускает: обзвонил всех рекламирующихся косарей, никто не понравился и только после этого стал оправдывать перед инстинктом невозможность реализации сохранения дачного имущества. Вот так и ползу по обстоятельствам словно улитка по малиновому стеблю: и хочется и колется. Главное - оправдаться! Теперь вот костюм: добротный, чистый, почти не ношеный, в оставшемся пространстве шкафа он теснит живое. А мне - велик по той же простой причине - сохну. Самое разумное выбросить или, деликатно говоря, утилизировать. Но так взять и бросить на мусорный бак - кощунственно, поэтому мысленно провожаю его до вешалки за пределами шкафа - там он не в своей тарелке; и потому - на антресоли, но тогда нужно упаковать так, как следует упаковывать ценные вещи, и только потом уже как бы в расстройстве чувств, уже в этой упаковке, представляющей собой мусорный пакет, нести на свалку. Печально! Правда, выбросив, быстро отойти душевно, радуясь простому решению.
   Но пока костюм всё ещё в шкафу и действует на нервы соседям, стесняя их своей никчемностью.
  
   Философия события в том, что по нелепости обстоятельств ты всю жизнь скапливаешь богатства, во главе которых прочный и красивый дом, не предназначенный для сдачи в наем, что было бы оправдано. Но строить дом для себя, заранее признавая драму его существования, просто глупо. И эта глупость сопровождает тебя с начала до конца дней твоих, цепляя и приковывая. И была бы оправданной и эта глупость, если бы в традиции народа существовало понятие бесценнсти всего накопленного, как это существовало в Петербурге времен Петра, то есть, построив дом, сдаешь его внаем, занимая сам минимум площади, а "я" - "вольный хлебопашец" - поживу у тебя немножко и переберусь к соседу: там лучше! прокат нарядов или той же техники. И получается, что строишь не для себя самого, а для своего барахла, которому грош-цена-в-базарный-день. Таким образом жизнь превращается в мусорохранилище и ты сам во главе этого всего, ибо и с тебя взять нечего. Резюмирую: хочешь иметь свой дом - остальное всё чистый хлам - признавай событие как творческий процесс с неизбежностью его дарения обществу, подобно тому, как строят дороги, мосты и театры. Но идиоты строят поместья, дворцы и памятники своей персоне.
   Так что, почти уговорил себя окончательно распрощаться с дачей, ибо квартира давно уже не принадлежит мне.
   Можно было бы ту же эпитафию пропеть мамоне, но это уже слишком.
  
  Перечитал написанное за несколько последних дней и захотелось добавлять после каждого утверждения фразу: "... а завершив реновацию" - черт бы побрал этот новый для обывательщины термин - "полюбовался сделанным и распрощался с ним навсегда." Это относительно реновации дачи, туфель и одежды. Из квартиры уйти некуда.
  
  Вечер.
   Не оставляют меня пароксизмальные глупости: прогуливаясь после дождичка набрел на идею приобрести механическую газонокосилку и, балуясь, попробовать стричь травку. Залез в интернет в ютубе, посмотрел картинки: умора. Мужик толкает эту тележку мощными ручищами, а она все равно не едет,а если едет, то не хватает траву - а это, ведь, реклама. Короче говоря, все ближе подхожу к признанию необходимости отказа от дачи и всего негатива, связанного с нею: просто бросить и забыть, ибо всякое воспоминание неизменно выпячивает негатив: так устроен наш мозг, что рубец негатива на сером веществе значительно глубже рубца радости.
   После этой записи сел на велосипед и, навестив свою дачу, заколотил досками входную дверь. Теперь в случае взлома преступником будет заниматься полиция.
   Конец ли это?
  
   09-е июня
   Несмотря на добрый прогноз утро пасмурное и холодное. Может, под стать ему и изменившееся настроение: уже не хочется никакой дачи, тем более что-то там городить. Действительно, мы заложники наших инстинктов и, чтобы хоть как-то повлиять на них придумал замедлить процесс реновации своей квартиры, признав необходимым - имея одну комнату с полностью завершенной этой реновацией - оставить другую - самую большую из трех - перманентно реновациируемой, а потому избавляющей меня от ответственности за её состояние: уже хорошо то, что избавился от пыли во всей квартире и это так заметно, что даже не верится. Помимо замедления жизнедеятельности ввожу насильственно день отдыха раз в неделю и для испытания собственной силы воли назначаю первым такой день именно сегодня, то есть при крайне важной акции поехать и забрать на даче подрамники, нужные для реновации, и затем заколотить двери дачи досками, ничего этого сегодня делать не буду; уже пропустил время пробежки на роллерах и не покормил голубей. (Это последнее занятие объясняю, правда, другой причиной: весь день вчера просто сражался с этой парой голубей, которая неистово подыскивала себе место для кладки яиц и лезла под пленку моей грядки с томатами, причем в самую глубину её, всё круша и ломая. Как я ни изобретал преграды результат оказывался одним и тем же: эти летучие сволочи проникали аж через крышу, продавливая её и падая вниз. Тогда и пришло решение прекратить кормежку в расчете на то, что в поисках корма на стороне они поизносятся, станут не так плодовиты и оставят в покое мои интересы. Но пока они продолжают наседать уже не на грядку, а на меня с требованием корма. Я - непреклонен.)
  
   Внешняя красота любого плода фауны или флоры есть ни что иное, как признак готовности к оплодотворению.
  
   Неуёмность инстинкта можно понизить, дав ему возможность одуматься. Правда, не имея достаточного ума, сделать это не просто.
  
   Повторяюсь: меня нельзя обидеть - любую такую попытку я воспринимаю как явление погодной аномалии, надо найти лишь возможность оправдать событие, укрывшись в себе самом, то есть произнести вслух - "это инстинкт!"
  
  Сегодня нужно забрать у портнихи свои реновациируемые шмотки. Поскольку отданы на рено... они были в забаву или в испытание своего инстинкта бережливости, то, заплатив за работу, возьму пакет и, если мастер не предложит примерить, то и не стану этого делать. Основанием может быть рассуждение о том, что, во-первых, я рисковал осмысленно; во-вторых, при некачественной услуге теряют смысл требования исправления брака; в-третьих, глупо показывать себя идиотом. Кстати говоря, мастер, решившийся на собственное дело, должен - по определению - быть уверенным в своих способностях, ибо ему нужна вольная реклама, что сделать могут только клиенты.
  
  Если в течении выходного дня мне удастся заколотить в стенку хотя бы один гвоздик буду считать день этот не напрасно прожитым.
  
   Пока наблюдаю за одним побуревшим томатом-плодом - а это три-четыре дня - начинают буреть те, которые появились на два-три дня позже первого. И так до бесконечности.
  
   Можно внушить себе, что и кажущийся бардак в комната ни что иное, как процесс реновации, который вот-вот завершится.
  
   У меня большое число идей занять своё свободное время, но проблема только в неуспевании. И потому лишние идеи мешают уже воплощаемым воплощаться. Вот и сейчас: на грядке рядом с томатами растут огурец и клубника, но каждый из них не добирает условий своего наилучшего воплощения - всем чего-нибудь не хватает. Но и заставить себя ограничиться чем-то из того перечня, чтобы получить макс эффект, не получается. Мб причиной такого неурегулирования является надежда на то, что даже если кому-то из участников понравятся эти неординарные условия вегетации, он и займёт всю площадь грядки, к тому же пока вообще не ясна необходимость томатов на грядке: они появились там только потому, что жаль было выбрасывать хорошую рассаду; и огурец только как эксперимент(придумать ничего нельзя), ибо в любой посуде он не растёт, оставаясь без плодов: корням нужна воля растекаться по площади, стараясь прихватывать то тут, то там нужное питание. Таким образом все мои идеи это только попытки, только прощупывание возможностей реализации глупых идей, ибо кое-что получилось и я вполне удовлетворен этим, надеюсь, что в этом году, улучшив условия теплички, решу основательно количество необходимых посадок и тем самым дам возможность новым растениям, показавшим себя положительно, получить нужные условия для развития. Но пока эта проблема только напрягает меня своей необузданностью, заставляет нервничать и плакать над неудачами.
  
  
  08-е июня
   Исчерпал лимит байтов и интернет отключился. собственно говоря, ни сегодня, ни завтра смотреть нечего, а через пару дней включится новый этап связи. Но я иду в банк и перечисляю новую порцию платежа, чтобы связь не прерывалась. Причина такому поведению та же самая, как всякая другая, когда человек чувствует себя свободным только в том случае, если у него есть выбор в предлагаемых вариантах. Эти же интегральные телесети из-за их каприза давно можно было бы заменить другими и я это всегда держу в уме, но не исполняю просто из инертности духа, главное, чтобы была возможность сделать выбор. Потому, даже не имея желания воспользоваться интернетом, я чувствую себя свободным человеком, "ибо хочу и потому могу".
  
   Но это было вчера.
   06.10. Сегодня с самого утра ворох приятностей или, как говорит один телеведущий: "...у нас много чего есть", и сообщает всем давно известное и сразу же отдает время рекламе. У меня рекламы нет, но новости потрясные. Первая - забурели помидоры точно день в день, строго в ожидаемое число -- это меня и трясет -- и, значит, через три дня будет новый урожай собственных плодов, а то израильская редиска вызывает только саркастическую улыбку, несмотря на то, что она вдвое дешевле базарной.
   Вторая новость менее восхитительна, но по силе предварительных терзаний и мук равноценна первой: перешел-таки на свою трассу утренней пробежки, сократив тем самым и время, включавшее до того пеший подход в два км, и необходимость выходить не ранее половины девятого, что разрубает мой летний день на мелкие куски. Незнакомые "жаворонки" добродушно приветствовали моё возвращение на "круги своя": "давно что-то вас не видно было!" и таким образом я как бы становлюсь местной достопримечательностью.
   А дальше уже не столько новости, сколько успехи: а. завершил заградсооружения от голубиных поползновений на свою грядку; б. набрался духу и привез с дачи то, чего не хватало для оформления в рамы рисунков - дух нужен был для преломления душевного сопротивления видеть разрушение содеянного тобой --; купил, наконец-то, появившейся в продаже ржаной муки для выпечки фирменного хлеба и тут же испек его. И последняя из этой серии та, что решил-таки сам зашить дачный дом досками -- он принадлежит сыну -- и таким образом обеспечил себе безнервный доступ к грядкам клубники и кустам смородины.
  
   15.30. Сначала просто происходит акция, причина которой мне не только не понятна, но и не вызывает больших вопросов. Вот черед таких акций за последние несколько дней: ни с того, ни с сего вдруг отдал в ремонт кустарю-одиночке старые туфли, вся ценность которых в толстой подошве и был доволен результатом; через пару недель, увидев рядом с его рекламкой рекламку портнихи, отдал и ей в ремонт старые брюки и китайского пошива куртку: и то и другое надеваю в исключительных случаях, когда нет нужды наряжаться, причем брюки только заузить, а у куртки чуть поджать воротник для большего удобства. При этом мне инстинктивно хочется, чтобы работы были сделаны хорошо и предварительно ценой не интересуюсь. К чему такое пиршество духа?
   И вот только сейчас до меня дошла истинаная причина сумасбродства - оказалось, что мне нужно навести марафет на садовом участке, для чего нанять садового работника, который бы регулярно скашивал траву, сровнял бугры, оставшиеся от гряд, сделал симпатичный заборчик по границе участка, кое-где подремонтировал сам дом и тому подобное. Возможно, это будут разные люди на каждый вид работ, но это уже не важно, важно, чтобы работы выполнялись хорошо и чтобы результат радовал мой взгляд. И тогда наступит душевное блаженство, чего мне, вероятно, сегодня и не достает. В квартире я что-то подобное уже совершил и очень доволен, теперь следует продолжать в том же духе. А может мне просто нравится смотреть, как на меня работают другие и делают много лучше того, как мог бы сделать я сам. И такое возможно, ибо нет ничего приятнее видеть как работают мастера своего дела.
  
  0x01graphig
  
  
  07-е июня
   Был вчера на даче и не удержался, чтобы не прихватить кусок толстой половой ткани, якобы необходимый мне для паспарту, ибо действительно, это пока лучший вариант паспарту для моих пастелей, набросков и акварелей. Но вопрос, конечно, не в куске этой дрянной тряпки, а в неудержимости инстинкта присвоения. Единственно, что оправдывает мои действия, это то, что вырезав паспарту, все остатки тут же утилизирую.
   То есть проявления своих инстинктов я по-прежнему сдерживаю слабо и по прошествии какого-то времени буду издеваться сам над собой за эту неудержимость. Вероятно, в том и состоит благодейственная роль дневника, что он как бы отсвечивает динамику изменения моего содержания, состоящего -- как теперь уже доказано -- из инстинктов и капельки ума, который так же - оказывается - не в состоянии повелевать своими подчиненными. Правда, можно оправдать эту слабость ума тем, что он в некоторых случаях оправдывает восстание ранее покоренного инстинкта, например, когда, действительно, нет альтернативы проявлению этого инстинкта: рамки багета смазливы до противности и никак не годятся для моих грубых рисунков; магазинная редиска или помидоры просто вредны своей природой произрастания в условиях заводских теплиц. И тогда я могу согласиться с инстинктом и использовать самодельные рамки или вырастить самому что-то из того, что нельзя купить на рынке. И вот теперь, строго говоря, свою настойчивость, свою непримиримость перед упорством инстинкта надо искать не только в доказательстве его вреда. По прошествии времени мне будет интересным сравнение этих сегодняшних убеждений с теми, которые окажутся на момент прочтения вот этих строк. Это главное во всей галиматье рассуждений, она успокаивает, хотя ещё не уверен, что инстинкт целесообразности не утянет меня сегодня днём на дачу за рамками.(сейчас половина третьего ночи).
  
   Нужно постоянно отвечать себе на вопрос: "нужно ли тебе это?" и сразу же: "можешь ли без этого прожить?" Ответ чаще всего окажется утвердительным и на тот и на другой вопросы.
   Правда, пока сам не могу определенно ответить. Что значит - "нужно"? если по понятию, то нужным может быть всё, если же по уму, то ничего не нужно. Что значит - "можешь прожить"? и прожить можно без чего угодно, более того, ежедневно, как птичка божия, добывая пропитание, только совершенствуешь свою сущность, тогда как получая - пример мои голуби - в конце концов разучишься и летать. Но и это не убедительно. Отказаться от зарплаты или пенсии все равно не сможешь, а отдать, по сути, с благородной целью, некому и вообще противопоказано по смыслу существования. Допустим, я откажусь принять то, что в данный момент мне не кажется необходимым, но через какое-то время, имея деньги, иду и покупаю именно то, от чего отказывался. Тогда в чем выигрыш? только в том, что чаще все-таки, отказвшись, не приходится покаяться. Но в любом случае жить, имея возможности и не иметь желаний труднее, нежели иметь желание и не иметь возможностей. Природа так устроила, что накормить может любого как угодно бедного, не переборщая при этом, не вредя организму ядами и перееданием, в то же время, балуясь избытком возможностей, неизбежно наплачешься. Всё в этом мире перепутано неразберихой, поэтому мы, начиная, не задумываясь следуем побуждениям инстинкта: нужно? -- бери! вдруг пригодится. а заканчиваем жизнь, оставляя чужим людям все накопленное, которым при жизни и копейки бы не дал.
  
  Ну вот, несколько разрядил нервозную обстановку по даче: привёз рамки и, главное, несколько кустов клубники, выбирая самые молодые и активно цветущие. теперь можно без всяких разрешений хозяина заколачивать дом так, чтобы уже никому не захотелось ломать двери, ибо этого они не делают, ограничиваясь битием стекол или ломкой замков дверей, за что не предусматриыается слишком строгого наказание. после всего этого дача станет местом отдыха.
  
  
   06-е июня
   Инстинкт никогда не рискует, всё отрицая. И тогда разуму остается выбирать решение с меньшими последствиями ошибки. Что означает эта негативная позиция инстинкта? он позиционирован на оборону от возможных неприятностей, не предполагая удачи. Инстинкт страха руководит нами, оказываясь сильнее своей антитезы. Страсть в этом смысле все-таки больше - интуиция, нежели инстинкт, ибо основана на предположениях и потому чаще импульсивна, чем расчётлива. Вместе с тем, страсть мб и фазой инстинкта, если дело исключает какой-либо риск. То есть с точки зрения последствий страсти она ближе к интуиции: инстинкт никогда не рискует, но - в общем смысле - чаще всего проигрывает/в отличии от того, "кто не рискует - тот не пьёт шампанского"/. Пока здесь не всё ясно, четкой грани между инстинктом и интуицией нет, но есть грани между инстинктами.
  
   "Меня ничуть не возмущает хаос улицы, но едва кто-то берется благоустроить свой кусок этой улицы, я тут как тут со своими предложениями, по большей части поучающими". Потому не принимаю гостей, не позволяю комментариев к своим работам.
  
   Все свои инстинкты следует держать за бетонным забором, то есть прежде, чем дать им волю, следует придержать калитку.
  
   Я повторяюсь и буду повторяться по той причине, что в излагаемое мной я мало верю и сам, но мысль, терзающая моё сознание, достает меня, я то и дело пробую её опровергнуть или закрепить, переводя таким образом в разряд безусловного инстинкта, в автоматику.
  
   ...девчонка Дашка, хорошо знавшая дорогу в кабинет, принесла очки.- Герцен
  
   Более вероятным критерием художественной выставки мб не набор красивых произведений, а удачная композиция их размещения на поле стены. Пишу это, держа перед собой планшетник, время от времени бросая непроизвольный взгляд в сторону противоположной стены с развешенными мною рисунками. За время этого броска, конечно, не успеваю полюбоваться самими рисунками, тем не менее, сама композиция становится основой выразительности, и вместе с этим и предрасположенность к красоте каждой работы в отдельности, а уж чем заполнено её пространство, это не столь важно. По аналогии, впечатление о мимо проходящей женщине создаётся у зрителя не столько по красоте лица, сколько по комплексу составляющих, включая, прежде всего, антураж, затем уж наряд, походку, взгляд и, конечно, обнаженные части тела.
   Это как бы основа создания выставки художественных произведений, когда мы стремимся вместить в поле выставки максимум имеющегося, не оставляя свободного поля по краям - тот самый антураж - но получаем лишь впечатление пестроты, тогда как только строгая ограниченность правильной геометрической формой пятна экспонатов способна создать эффект значительно больший, нежели упомянутая перенасыщенность. Главное - повторяюсь - это ограничить выставочное пространство строгой и понятной композицией комплекта атрибутов выставки, далее уже сам зритель, получив ощущение привлекательной выразительности, решит углубляться ли ему в суть экспонатов.
   С этих позиций, отрываюсь от планшетника и иду в комнату, где уже несколько дней не могу принять решение о композиции размещения рисунков на большой плоскости стены, ибо рисунков много и надо либо всех их запихнуть в "чемодан тщеславия", либо только выстроить строгую линию подрамников одного размера, пожертвовав во благо принципа не только количеством, но и художественностью экспонатов.
  
   Память будоражит инстинкты и они, возбуждаясь, вызывают нервозность. Но достаточно внятно высказать вслух догадку: "это же инстинкт!" и тот, услышав этот стон, словно записной мошенник, исчезает, прячась за углом. Воспоминание брошенной дачи, отданной сыну, всякий раз посещая меня, возбуждают во мне ярость безобразия происходящим, я воспаляюсь. И в этот момент надо догадаться сказать себе вслух эти магические слова и ярость разглаживается как влажная тряпка под теплом утюга.
  
   Кайфую. После утилизации мебели, тонн тряпичного и прочего хлама почувствовал такую свободу духа, что оказался в некоторой растерянности: занят развешиванием своих рисунков, не умея принять исключительного решения: то толкусь в багетной студии, то обнадеживаю себя возможностью обойтись рамками собственного изготовления, которые на вид ничуть не хуже магазинных. Ко всему этому добавилась свобода транжирства излишков денег: кормлю свою пару голубуй одним печеньем; начал подгонять под собственные уникальные привычки не имеющую аналогов и потому любимую мною, обувь и одежду, но не сам, конечно, а возможностями местных кустарей-одиночек, с удовольствием наблюдая их прилежность и не ограничивая их ценой работы, для чего просто не спрашиваю эту цену. Кстати, сам не люблю когда покупатель моих рисунков начинает разговор с приценивания. (Только что сдал в подработку куртку и брюки и уже сейчас думаю над тем, чтобы проверить весь свой гардероб на возможность его регенерации, если мастерица окажется "мастерицей"; а неделю назад прошил туфли вторым швом для надежности на велопрогулках -- забавлююсь, конечно, но смысл этой забавы прежде всего в том, чтобы проникнуться со-чувствием творчества).
  
  0x01graphig
  
  
  03-е июня
   Первое, чего требует опустевшая комната, - это скорейшего её заполнения. И не важно - чем.
  
   Хор иудеев из "Набукко" полон печали: но не зная слов, довольствуешься воображением. Не так же ли воспринимается художественная цветовая композиция, если под ней только пара слов авторского представления изображенного.
  
   А теперь только прощение обидчиков.
   Ибо наши обиды не что иное, как наши же неукрощенные разумом инстинкты, относиться к ним следует так же, как мы относимся к потере мелкой монеты: охнуть и забыть.
   Встречный человек, равный со мной по комплекции и заметно моложе меня, на узкой тропе задолго до столкновения, опустив голову книзу, отходит на самый край тропы, равнодушно уступая тропу мне. Своим пренебрежением к собственному интересу он обижает мою спесь. Другой пример: молодой и сильный умышленно оскорбляет меня с естественной целью возбудить во мне мстительность. Но я без каких либо признаков обиды прохожу, никак не реагируя, мимо.
   В первом примере я обижен без признаков какой-либо провокации и достаточно было мне самому поступить точно так же, чтобы не произошло во мне же самом недоразумения, то есть в таком моем решении мы наблюдали бы культурную акцию. Во втором, реагируя своей невозмутимостью на провокацию, я добиваюсь ничтожности хулиганской выходки, то есть пустого хлопка орудия провокации; сам же я при этом легко усмиряю свой инстинкт мстительности доказательствами разума.
  
   Первое, во что, проснувшись и открыв глаза, упирается мой взгляд -- это аккуратно развешенные по всей длине стены напротив мои рисунки в благородных рамах. Стоит ли в таком случае обижаться на плохую погоду за окном?
  
  
  02-е июня
   И даже технически законченная композиция выставки ещё не есть результат работы, результатом как раз и может быть только нескончаемый процесс компоновки и рисунки в рамах это ещё не основная деталь композиции, композиция должна включать в себя всё окружение, которое само непрерывно изменяется под действием изменения внешних факторов и прежде всего освещения. Проще говоря - проза жизни! Нет и не может быть ничего постоянно застывшего: планета дрожит от возмущения её сущности, камни превращаются в пыль, лед тает, огонь гаснет. И потому не удивительно вечное движение, всякая остановка предмета чревата внутренним разложением её сути, этого и следует опасаться, несмотря на неукротимую тягу к покою. И в этом смысле инстинкты в большей степени останавливают нашу активность на определенном этапе жизни, нежели стремятся сохранить её, жизни, активность. Так что, единственным сообщником физики человека может быть только разум, способный притормозить стремления естественного инстинкта.
   Вероятно, поэтому я, распластавшись на широкой кровати, мысленно перебираю варианты композиции развески картин, не форсируя события; придумываю походы за незатейливым - вопреки моде - багетом, вариантами паспарту и прочими мелочами, могущими разнообразить моё представление композиции; просто валяюсь или вышагиваю по пустной тропе вдоль озера, мечтая насытиться идеями. Спешить мне некуда.
   Ко всему сказанному следовало бы добавить мою нарастающую убежденность в инертной пассивности зрителя, не сумевшего в моем автопортрете найти левую ноздрю или правый глаз, будто бы это привычное ему, зрителю, селфи, неудавшееся автору на этот раз. Но вместо со-чувствия зрителю я с ещё большеё агрессивностью буду стремиться уходить от соперничества с смартфонами и айфонами, отдаляясь таким образом и от зрителя, что в конечном счета и делает меня мизантропом. "Ты жаждешь признания от поклонников паяца?" - спрашивает "меня" Г. Мелвилл.
  
  0x01graphig
  
  
   01-е июня
   "Простите, у меня нет времени, чтобы писать коротко и потому пишу длинно" - Чехов.
   Всё началось с мелочи: я вдруг понял или почувствовал, что текст рассказа значительно выигрывает, избавляясь от лишних рассуждений, пояснений якобы для пользы понимания, и сделал своим увлечением редактирование всего написанного именно, избавляя его - частенько с ущербом для сюжета - от этого лишнего. Рассказ или рисунок - не протокол событий и не приложение к протоколу, его не нужно понимать, им нужно наполняться как глотком обычной воды в жаркий день, ища в словах, в связках слов - как нот в песне - созвучия своему настроению.
   Затем этот вирус плавно обволок паутиной страсти всё, с чем я так или иначе соприкасался, вплоть до интерьеров квартиры, своего недвижимого имущества, мебели, одежды, посуды и прочего барахла. Теперь оставалось только затвердить это по сути инстинктивное явление как способ освобождения от пут стяжательства, как необходимость сохранения прежде всего творческой свободы, оставляя лишь возможность успеть сказать давно начатое и до сих пор до конца не сказанное.
   И вот в просторной и пустой квартире - подобно идиоту Достоевского - развешиваю самозабвенно свои картинки по голым стенам комнат, озабоченный только тем, чтобы сохранялась возможность время от времени менять местами рамы картин - опять же как ноты на нотном стане - меняя общее звучание, но сохраняя симфонию настроения радости, как производную всякого творчества.
   Искать душевные страсти в неизведанном - значит обрекать себя на неудачи, тогда как достаточно лишь стряхнуть струпья патины на давних увлечениях, чтобы увидеть под ними возможность обновления, подобно тому, как строгий творец, никогда не бывая удовлетворен результатом своего творчества, неизменно возвращается к нему со все новыми и новыми претензиями, отчего работа только выигрывает, приобретая современное звучание.
  
  
   Всё чаще становлюсь свидетем того, как домашний уют гасит творческие порывы, заполняя просторы духа обычным стяжательством покоя, и атрофией страсти, как теряется, как пропадает не только творческая, но всякая жизненная активность людей, значительно более молодых, нежели автор этих строк. Иногда импульсы памяти восстанавливают на минуты былое величие, приносятся жертвы, звучат приветствия, но... минуты эти проходят и все возвращается "на круги своя".
  
  0x01graphig
  
  
  
  
  
предыдущая страница
  
  
   Красным в тексте выделены поздние вставки как результат редактирования
  
  
рисунки более крупных размеров
  
  
  
Техническое приложение
  
  0x01graphig_____ .....
   proba
  
   .любой текст для сохр.
   черный
   красный 27-е окт 2016 wight=35height=115border=0alt="скрипка"title="есть"> ,где: hspace/слева и справа/ и vspace/сверху и снизу- свободное пространство вокруг; align - выравнивание left...right. border - край; top, texttop - выравнивание по верхнему краю ; midlle - выравнивание по центру ; absmidlle - по центру ; botton, baseline - выравнивание по нижнему краю ; absbotton - выравнивание по нижнему краю;

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список