Бронтман Лазарь Константинович: другие произведения.

Экспедиция Папанина на Северный полюс. Часть 4. 1937 г.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Отлет Водопьянова со Шмидтом на борту. Никаких вестей от флагмана. Приходит известие о благополучной посадке. Совещание оставшихся командиров. Вылет на Полюс. и поиски самолета Водопьянова. Флагман найден, посадка на Полюсе, два самолета потеряны. Обнаружен самолет Алексеева, он перелетает в лагерь полярников. Самолет Мазурука по-прежнему потерян.

  Тетрадь ? 10 20.05.37- 27.05.37
  
  20 мая
  С утра началось проясняться потихоньку. Ветер перешел к NW, ударил морозец. Появилось солнце. От вчерашней пурги - не следа. Днем Машковский с Дзердзеевским слетали вверх. Набрали 2500 м. Прогноз оправдывался: "Даль такая, что глазам больно" (Яша).
  В 3 часа дня начали готовить к дальней разведке "Р-5". Предполагалось, что он вылетит часиков в 19:20. Но лишь к полуночи Крузе начал рулить на старт, у него отказал саф. Пробовали исправить- не вышло. Легли спать.
  Тем временем события развивались своим чередом. В 5 часов все выехали на аэродром, начали готовить флагмана. В 7-8 ч. с запада нашла сплошная облачность. Дзердзеевский обещал, что к 6 утра пройдет.
  Мы продолжали соскребать с флагмана снег и лед. Палочками и дощечками ковыряли снег из желобков. Сколько же их! Работали все. Привязывались веревками. Старательно скреб Федоров, давил Ширшов, бил доской Эрнст. Наконец, подошел ВМЗ и горячей водой отмыли остатки. Потом мы перетащили ВМЗ к нам, потом раскопали лыжи. К 4 час. утра машина и у нас стояла наготове.
  А к 2-3 часам облака протащило. Появилось солнце. Небо голубое. Снег ослепительный.
  Всю ночь без перерыва работала линия "зимовка-аэродром". Движение в это ночь открыл Водопьянов, привезший вечером на купол Шмидта. Часиков в 10-11 вечера Водопьянов улетел обратно выгонять в воздух "Р-5".
  Шмидт сидел в домике штаба и читал "Преступление Мартына".
  -Э, -сказал он, - не все ли равно, что читать.
  -Отто Юльевич, давайте разобьем палатку, забьем козелка.
  -Пойдемте.
  Пошел он, Бабушкин, Симка и еще кто-то.
  21 мая.
  В 3 ч. утра я зашел в домик. Подходя увидел, как "У-2" опустился у самого домика- к подъезду.
  Оказывается, прилетел Водопьянов и захватил по попутно ужин. Затем он прошел к самолету, ознакомился с положением, приказал всем готовиться к вылету, взял свои меховые сапоги и пошел переодеваться в домик.
  Я зашел. Отто Юльевич стоял у верстака, опершись на тиски, одетый в неизменную кожанку и шапку. Он задумчиво смотрел в окно.
  На лавочке курил Молоков. Водопьянов сушил у печки меховой чулок. Дзердзеевский по телефону принимал сводки.
  -Как сыграли? - спросил Молоков.
  -Хорошо, - отвечал Отто Юльевич.
  -А вы спали? - спросил Водопьянов.
  -Нет, играли.
  -А я часика на три с половиной незаметно для себя уснул. Вот удача.
  -Очень хорошо, - ответил Шмидт.
  Вошел Шевелев.
  -Ну, улетайте, - сказал он.
  -Да, как будто так, - произнес Шмидт.
  -Хорошо вам, Отто Юльевич, - сказал я, - И погода отличная и линии сомнера лягут отлично.
  -Когда что-нибудь хорошо- все хорошо, - ответил Шмидт, рассмеявшись.
  -А когда нам вылетать? - спросил Шевелев, -Я думаю, когда вы будете на 89о.
  -Нет, -ответил Шмидт, - мало ли что может случиться. Конечно, я знаю, что и полет и посадка будут грамотны, но нельзя срываться раньше, чем мы об этом скажем. Мы можем сесть не у полюса, определиться и только потом перелететь к полюсу. Наконец, мы можем перевернуться.
  -Если перевернемся- им все равно лететь, - сказал Водопьянов.
  -Да, но тогда характер операции меняется, - возразил Шмидт, - надо будет спасать, следовательно- менять груз.
  -Отчего же, - перебил Шевелев - мы просто сольем часть бензина- возьмем ваш.
  Все рассмеялись.
  -Надо Москву предупредить, - сказал Шмидт.
  -Уже, - ответил Шевелев- Диксон и Москва с часу ночи сидят на проводе.
  -Ну, пошли, - сказал Шмидт.
  Все направились к самолету. Моторы уже крутились, два трактора стояли перед носом.
  Ко мне подбежал Папанин.
  -Я там сказал. Тебе дадут шкуру и одну- передай в подарок Мехлису. Скажи от меня.
  Через несколько минут он подбежал опять.
  -Слушай, Лазарь, через несколько месяцев скажи Мехлису, чтобы помог с квартирой.
  -Хорошо, а ты мне напомни товарищеской телеграммой.
  Мы стояли со Шмидтом в стороне, курили: я, Дагмаров и Эзра. Эзра рассказывал воспоминания студенческих лет. Шмидт смеялся.
  Подошел Дзердзеевский.
  -Я перевыполнил обещание! Улетайте!
  Водопьянов поднял руку. Все поспешили с самолету. Первым сел Шмидт, затем Федоров, Петя, Митрич.
  -До завтра, - сказали они мне, пожимая руку.
  -Жду, - произнес Эрнст.
  Поднят трап. В машине 13 человек: Водопьянов, Бабушкин, Спирин, Шмидт, Папанин, Кренкель, Ширшов, Федоров, Иванов, Бассейн, Петенин, Морозов, Трояновский.
  Запас продовольствия- на полтора -два месяца.
  Открылась крышка люка. На пилотском месте встал Бабушкин. Трактора стронули с места громаду. Ивашина и Латыгин отцепили трос.
  Трактора отошли. Ребята навалились на хвост. Полный газ. Впечатление, что под самолетом дым- это снег. И пошел, вышел на старт и побежал чуть вниз под горку несся. 4:48 утра. Пробежав 25 секунд взлетел. Вот оторвались лыжи, висят все выше.
  -Ура! - разнеслось по полю.
  В груди волнение.
  -Отлично оторвались, но всем бы сразу надо, - сказал стоящий рядом Молоков.
  Уйдя прямо на зимовку ТБ-3 лег на маяк и в 5:07 пошел по зоне. Вот он проходит над нами на высоте 500-600 м., как по ниточке. Прямо, прямо на север. Голубое небо, низкие -дымкой облака. Он проходит сквозь них и , кажется, что идет на очень большой высоте.
  Мы стоим, сбившись кучей у домика и смотрим вслед. Все дальше, все меньше, и исчез.
  -Спать! - через пять часов нам лететь.
  Шевелев улетел на зимовку слушать по радио.
  В домике уже все койки и все полы заняты. Я лег на койку рядом с Мазуруком и уснул (не спал полтора суток).
  А события развертывались так. Флагман сообщал, что идет все время над сплошной облачностью. Наконец, в 10:35 с 89о он сообщил, что облачность с разрывами. Спирин и Федоров все время определяют, Водопьянов ведет точно по меридиану. Температура -23оС.
  Последнее сообщение было около 11 утра и обрывалось на полуслове о том, что кружат над полюсом, внизу сплошные облака. На этом связь кончилась.
  Сейчас 16:25. От них ничего нет. Час назад прилетел Стромилов слушать с самолетного приемника. Все время, на всякий случай, работает маяк.
  Головин утром прилетел. Настроение у всех тревожное, погода испортилась, туман, облачность, снегопад.
  Все ходили кислые, мрачные. Не хотелось и есть. Приехали на зимовку. Шевелев ходит очумелый. Стромилов и Богданов непрерывно зовут, ищут.
  Строили самые различные предположения. Не вмазал ли, не сгорел ли?
  Москва нажимала резко. Янсон спрашивал сначала, сколько времени нужно Кренкелю на сбор станции, а затем начал бить: почему сидим сложа руки, созерцаем, ничего не предпринимаем, имея армию самолетов.
  От Бергавинова Дагмаров получил резкую шифровку :Почему он отпустил Шмидта.
  Янсон дал радиограмму о том, что он согласен ждать 2 часа, а затем- искать.
  Я в 9 прилег. И проснулся от неистового крика Стромилова: "Моя, еби его мать!!".
  Дагмаров в подштанниках кинулся к Шевелеву. Мы вбежали в рубку кто в чем, большинство в белье. Набилось битком. Стромилов записывал, обернулся:
  -Сели, бляди! - и продолжал упоенно писать.
  Вытянувшись, Яша передавал нам появляющиеся слова. Так прослушали первые кренкелевские неофициальные сообщения. Затем очень умную радиограмму Шмидта Янсону и Бергавинову, потом телеграмму Шевелеву о практических действиях. В конце Эрнст добавил: "Захватите штук 30 кольев для палатки". Мы передали им поздравления.
  Позвонили на аэродром. Пошли ужинать. На радостях выпили коньячку и вина, качнули Шевелева, Дзердзеевского и Дагмарова. Из Москвы сообщили, что передали газетам.
  Легли в 2 ч. ночи. Но спать не пришлось. То один, то другой заходили. В 6 ч. утра послушали Москву- последние известия, все о нас, в 7 ч.- опять то же.
  
  22 мая.
  Позавтракали, погоды все нет. Сел писать радиограмму в редакцию. Дал 600 слов - о полете флагмана и беседу с Шевелевым о дальнейшей операции. В 9:20 поговорили с флагманом. Найти его будет страшно трудно.
  Кстати, в последних известиях почему-то нет ни слова о Головине. Он обескуражен. Я запросил редакцию.
  Бергавинов прислал- "Верните обратно шифровку, посланную Дагмарову".
  
  РАДИОГРАММЫ КРЕНКЕЛЯ.
  21.05.37 21:35
  Ваш передатчик слышу очень хорошо. Как меня нашел? Тон хороший слышимость Р-5 ("отличная") , 59,5 метров.
  ОК. Вас понял. Все живы, самолет цел, у Симы сгорела его основная машинка, а у меня садились аккумуляторы. Если связь прервется, то grx (вызывайте) в полночь- ОК? Будет msg. (message?)
  21:48
  Отто Юльевич еще пишет, слова моей msg. подсчитай сам. Хорошо сели в 11:35. На прощальной msg Сима потерял машинку. Я быстро развернулся, но подвели аккумуляторы. Мировой лед!
  22.05.37 9:20
  Северный полюс. 9:22 Москва; погода Шевелеву Северный полюс 2208 давление 761; t= -12о западный гринвича порывистый туман солнце просвечивает видимость один километр слабый снег.
  10:20
  Передали частные радиограммы. Поздравления Шмидту и Папанину от Янсона, Бергавинова, Бассейну, Федорову жена родила сына.
  Шевелеву:
  По словам Водопьянова - горючего в обрез на прямой полет на юг; у Симы сгорела обмотка -ремонт не возможен. Кренкель.
  
  
  День прошел спокойно . Днем погода улучшилась. Появилось солнце. Развеяло облака. Но сильный ветер, немного пуржит- купол то закроет, то откроет- вот мудовое место.
  У всех гигантский интерес к тому, что печатают газеты. А кто его знает! Редакция молчит- даже странно, хотя на льдину проследовали три молнии Мехлиса- Шмидту, Папанину, Водопьянову.
  Лететь? На полюсе погода не позволяет. Дзердзеевский сделал карту ?1 с Северным Полюсом и торжественно ее разукрасил и расписал. Полют аккуратно дает погоду.
  Ночь я не спал, после обеда уснул на 2 часа. Сейчас ничего.
  
  ************************************************************************************************
  СОВЕЩАНИЕ ПИЛОТОВ И ШТУРМАНОВ.
  Присутствовали: Шевелев, Дагмаров, Молоков, Алексеев, Мазурук, Орлов, Машковский, Козлов, Головин, Крузе, Ритсланд, Жуков, Рубинштейн, Волков, Аккуратов, Стромилов, Виленский, Я, Либин.
  
  Шевелев:
  -У нас сейчас стоит задача исключительно серьезная в навигационном отношении- требуется небывалая точность вождения. Мы должны найти в центре полярного бассейна точку размером 45х25 метров- самолет Н-170. Основное и в полете- определение и радиосвязь. Исходя из этого- вся работа всех. Наиболее трудным является непосредственный подход к машине Н-170. Выход из строя умформера чрезвычайно затрудняет задачу. Идти на него по радиокомпасу мы уже не можем.
  Таким образом по навигации стоят следующие вопросы:
  1) организация счисления пути (координация сил)
  2) организация связи
  3) Суррогаты замены вышедшей из строя "Онеги".
  Обсудим.
  По первому пункту слово Ритсланду.
  Счисление пути.
  Флаг-штурман Ритсланд.
  -Начнем с астро-ориентировки.
  От 0 до 10 мин. каждого часа - определение трех линий сомнера каждым.
  От 10-15 мин.часа - работа по лучу, обмен результатами, широтой, разностью высот, азимутами.
  От 15-20 мин.часа -определение скорости ветра в полете (ежели будет возможно), расчет счислимой точки.
  От 25-30 мин.часа - давать по лучу расчетную точку.
  Таким образом за полчаса будем иметь 9 линий и 3 определения. Это позволит точно к 30 минутам часа знать, где мы.
  По меньшей мере 2 раза в час контролировать снос и ветер. Это- от 35-40 мин. часа .
  В это же время взять получасовой сомнер.
  40-45 мин. - луч
  50-55 мин. -маяк.
  Остальные сроки работы луча- по необходимости.
  Будет, очевидно, возможно брать пеленг на Диксон. Это тоже поможет ориентированию. Можно работать на пеленг в известные сроки и маяк Рудольфа.
  Конец полета. Хорошо бы подобрать перпендикуляр времени. Когда по расчетам будем на Полюсе- сообщать по лучу.
  Шевелев:
  -Какую точку считать окончательной? Нужна единая, ибо в случае вынужденной посадки это очень осложнит поиски и спасение.
  Все три точки флагман проверяет и сводит воедино, информируя остальных: "За счислимую точку в такой-то срок 0:30 принимается такая-то" Это дается в 0:45.
  Нужно постоянное дежурство на луче. Мало ли что может случиться по дороге. Кто персонально будет сидеть на лучах. У вас, тов Алексеев?
  Алексеев:
  -Я думаю- корреспонденты. Посему Виленский, на Н-169- Дагмаров, на флагмане- Бронтман.
  Мазурук:
  -Дагмаров.
  Шевелев:
  -Еще одно. Каждое (???) все определены- будет полезно. Запомните это.
  Аккуратов:
  -Раз в два часа ложиться на разноименные курсы и проверять ветер.
  Молоков:
  -Некрасиво получается, времени много теряется, пользы мало.
  Шевелев:
  -Без особой нужды делать не будем.
  Радиосвязь
   Ритсланд:
  -В основном - передача координат Москве и Диксону и непосредственная связь с Кренкелем.
  Шевелев:
  -Нас с воздуха обязательно должны слушать три точки- Рудольф, Диксон и полюс. По мнению Стромилова наиболее выгодная волна- 60 метров. Учтите, что Кренкеля слушают на Диксоне все время со слышимостью от Р2 до Р4 (от "плохо" до "хорошо"). У нас радиостанция мощнее. Запасная частота 35,04 м.
  Шевелев:
  -Условия приема на Земле? Как сделать , чтобы Рудольф слушал нас не выключая маяк?
  
  Расписание связи.
  Швеция.
  30-35 мин. часа Стромилов передает координаты. Связь с полюсом сложна, ибо аккумуляторы у Кренкеля садятся. Надо установить сроки и только когда подойдем близко- на час полная вахта!
  30-35 мин. - слушает нас и координаты
  00-05 мин.- связь с полюсом до установления связи - по 10 минут.
  Стромилов :
  -Связь с ним установлю сразу после вылета и до конца.
  Мазурук:
  -Аварийные случаи. Ежели откажет луч, на что переходить? и т.д.
  Шевелев:
  -Резонно. Н-172 будет вылезать в этом случае на 800 м., Н-169- на 72 метрах.
  Стромилов:
  -Если выбывает флагманский передатчик- радиосвязь переходит к Жукову на его 800 метрах и только координаты.
  Шевелев:
  -Если что-нибудь случится с кем-нибудь- зовет Диксон, тот -Рудольф, тот - флагман. Погода Полюса сообщается по лучу.
  Ритсланд:
  -Визуально: если флагман идет- значит погода хорошая (смех).
  Шевелев:
  -Маяк дает погоду Полюса с 87о широты Раньше нам не надо. С этой широты прекращается пеленг маяком. Срок 45-50-ая минута часа. Даются следующие элементы: Высота облачности, видимость, давление у земли, сила и направление ветра. Подача погоды начинается только по требованию флагмана. Данные берутся так: выключается маяк от 030 до 040 минуты и принимать погоду с полюса. Скорость передачи- 40-50 знаков в минуту. Перед выключением маяка - длинное тире нажатием ключа и окончание работы также.
  Маяк передает погоду только в том случае, если лучи не работают. Зону давать чем медленнее, тем лучше.
  
  Самый тяжелый вопрос- нахождение самолета.
  Мазурук:
  -Жаль М.С. нет- у него просто выходило все.
  Ритсланд:
  - С 89о идти развернутым фронтом. Широким фронтом прочесывая все, рассчитывая и на то, что нас услышат. Так как Кренкель дает на 80о вахту, то на флангах мы и Жуков, имеющие фергальды- щупальца. Надо обязательно, чтобы все на 80-ти широтной вахте работали. Надо установить время поисков и границу, после которой мы садимся. Я полагаю- пройти до полюса, развернуться влево, посмотреть и садиться. Ибо самолету найти нас будет гораздо проще. Жуков дает им пеленг от 45 до 50 минуты часа. В 0 минут они нам- флагману.
  Шевелев:
  -С 89о Стромилов садится на поиски Н-170. Пусть они подслушивают наш луч- это дает возможность нам ориентироваться. И поэтому пусть и Н-170 вылезает. Его позывные -"Я Полюс, Н-170", наши- "Я- флагман". Вылезает он, когда нас услышит.
  **************************************************************************************************
  
  БЕСЕДА С ШЕВЕЛЕВЫМ.
  
  -Перед нами задача- придти на цель. Задача очень трудная. Но все мы прошли школу, которая нас научила приходить точно к цели и отыскивать ее в любых условиях.
  Выход из строя умформера крайне осложнил задачу. Составляя план экспедиции мы учитывали как очень актуальную задачу необходимость найти в Полярном Бассейне севший по тем или иным причинам самолет. Эти задачи здесь тем осложнены, что на магнитные компасы надеяться нельзя. По сообщению Спирина, компасы изготовленные ВОТИ работали до самого Полюса, но недостаточно устойчиво из-за слабой горизонтальной составляющей магнитного поля Земли. Таким образом, с их помощью решать точные задачи нельзя.
  При абсолютно ясной погоде мы могли бы дойти до цели, пользуясь астро-ориентированием (СУК, секстан)
  Но т.к. абсолютно ясная погода в полярном бассейне, притом на таком расстоянии слишком редкое явление, то основным методом нахождения мы избрали радионавигацию, применяя радиокомпас. Сейчас задачи выхода к флагману крайне осложнены тем, что сгорела обмотка умформера, и тем самым оба мощных передатчика флагмана работать не могут. Радиостанция зимовки недостаточно мощна и диапазон ее волн непригоден для наших радиокомпасов.
  Поэтому перед нами стоит трудная и, в то же время, исключительно интересная навигационная задача.
  Оторвавшись от Рудольфа, мы ляжем на курс, немедленно пробьем облачность и выйдем на верх. Пользуясь солнечным компасом, мы возьмем курс прямо на Полюс, строго по ме????? Руд. Весьма вероятно, что в облачности разрывов не будет и поэтому определить направление и силу ветра не удастся. В этом случае от бокового сноса нас предохранит радиомаяк Рудольфа, который будет работать все время полета, давая зону точно на полюс. Путевую скорость будем определять методом астрономического ориентирования (определяя каждые полчаса линии Сомнера). Таким образом, мы будем точно знать наше место и путевую скорость. Вспомогательным средством является засечки радиокомпаса на рации Баренцбурга, Диксона и Мурманска. Пользуясь каждым разрывам в облачности, наши штурманы будут проверять ветер, его силу и направление. Все эти данные- с помощью ультракоротких волновых станций будут передаваться со всех кораблей на самолет Молокова и сводиться воедино. Все это позволит очень точно выдерживать линию полета. Наиболее трудная часть задачи начнется в районе полюса, когда нам необходимо будет выйти непосредственно к сидящему флагману. Здесь возможны 2 варианта- в зависимости от условий погоды в районе полюса. При любом варианте мы обязательно доходим до точки полюса и от нее начинаем выход к флагману. Все самолеты будут на полюсе. Если погода будет безоблачной, то пользуясь астрономо-метрическим методом счисления мы находим точку полюса и от нее идем к флагману. Если флагман и полюс будет закрыт сплошной облачностью, то мы можем поступить двояко: если в 100 км. не доходя полюса будут разрывы облачности, то мы над одним из них производим в последний раз астронаблюдения, идем вниз под облака, по гироскопам доходим до полюса и идем на флагман. Если разрывов не будет- определившись над полюсом, мы пробиваемся вниз.
  На совещании были установлены интервалы установления времени для пробивания облачности, дабы избежать столкновения. Соединятся будем внизу.
  При непосредственном подходе к флагману мы намерены использовать радиокомпас флагмана, чтобы он пеленговал наш передатчик и сообщал нам по радио результаты пеленга.
  Сам выход на флагман производится таким образом- самолеты идут развернутым строем на дистанции прямой видимости друг от друга (5-8 км). В стороны крайние машины увидят еще на 10-15 км. Таким образом, мы охватим полосу шириной 30-40 км. Вокруг полюса самолеты опишут квадрат со стороной 30 км -"кругосветное путешествие".
  Другими словами мы осмотрим район площадью 2 500 км2.
  Если в момент нашего прихода к полюсу погода резко ухудшится и видимость станет меньше 5 км., то мы выбираем место для посадки и садимся. В зависимости от того, чье место окажется более удобно для устройства станции- либо мы перелетаем к флагману, либо он к нам. Это согласованно со Шмидтом.
  Соединившись - разгружаемся, помогаем зимовщикам установить станцию и разместить все грузы, привезенные нами и сразу же, сели позволит погода, если нет- ждем, разбиваем лагерь. А дальше будет видно.
  ****************************************************************************************************
  
  23 мая.
  Днем переговаривались, как обычно, с полюсом. Папанин и Кренкель прислали небольшую радиограмму Мехлису и добавили на словах: "Пусть Лазарь раздраконит".
  Раздраконил.
  Вечером, когда ужинали, зашел Либин. Получено приветствие Политбюро и Сталина. Читаем, немедленно собирается митинг.
  МИТИНГ.
  Шевелев:
  -К нам прибыло приветствие т. Сталина (аплодисменты). (Читает).
  Дагмаров:
  - Не могу говорить. Мысли оттеснены чувствами. В них выражается вся наша радость и любовь к Сталину, к Родине, я счастлив, что мы оказались достойными сынами нашей Великой Родины.
  Мазурук:
  -Но трудностей еще очень много.
  Шевелев:
  -Работники ГУСМП (гл.упр.сев.мор.пути) счастливы- как ни один другой трудовой отряд- кого еще так тепло и много раз приветствовали наши вожди. Но именно сегодня в этом документе, в этом приветствии -самая серьезная, самая центральная часть- освоение северных путей столь необходимо для нашей страны.
  Мы шли ощупью раньше. Лишь с 1929 г. мы по-настоящему взялись за освоение Арктики. Понемногу пробирались вперед, исторический поход "Сибирякова" положил начало СМП. Как далеко шагнули мы за эти 5 лет. В 1934 г. после гибели "Челюскина", т. Сталин поставил перед нами задачу: в течение трех лет превратить СМП в нормальную транспортную артель. Это задание мы выполнили- СМП уже есть.
  Первый этап работы закончен. Нам выдан аттестат зрелости. И теперешнюю серьезную государственную задачу мы должны тоже выполнить блестяще.
  Мазурук:
  -Мы все сыны своей родины, и согласны собой пожертвовать. Но, честное слово, после такой телеграммы хочется сделать что-нибудь особенное, это исключительное событие в наших жизнях.
  Козлов:
  -Нам дан аттестат зрелости, а кому дано много- то с того много и требуется. Часть нас- достигла Сев. полюса, и теперь нам надо туда. Мы рвемся изо всех сил, эта телеграмма будоражит нервы, но мы должны проявить спокойствие, выдержку, чтобы сделать все с наименьшим риском.
  Алексеев:
  -Телеграмма т. Сталина и дает нам в руки оружие доверия и обязывает . Мы должны полностью оправдать такое великое доверие, сделать всю операцию без сучка и задоринки, сделать чисто.
  Молоков:
  -Приветствие от Политбюро возлагает на нас очень серьезную задачу, которую надо выполнить именно без сучка и задоринки. Мы должны оправдать оказанное нам доверие. Безусловно, среди нас нет ни одного человека, который бы не стремился к этому. Мыслями мы все уже на полюсе. Козлов прав- нельзя броситься очертя голову. Надо все обдумать, обсосать. Выполнить с честью то что, что возложила на нас наша страна.
  Дагмаров:
  -Предложить президиуму и корреспондентам подготовить ответ.
  ПЕРЕРЫВ
  ПРОДОЛЖЕНИЕ
  Я: читаю текст ответа.
  Шевелев проводит голосование. Все "за".
  Мазурук: заменить слово отряд.
  Головин: не "чисто", а "четко".
  Шевелев голосует- за "чисто"- 23, против -7.
  Голосуем в целом. "За". Резолюцию считаем принятой.
  
  24 мая.
  РАЗВЕДКИ. Беседа с Шевелевым.
  
  Нынешний год характеризуется небывалым потеплением Арктики. Весь холод как бы убрался на Канаду. Тут холодно, но холод мокрый, а сухая морозная погода в Новом Свете. Отсюда- туманы, крайне неустойчивая погода, низкая облачность, пурга. Ясная погода очень редка и притом простирается на очень короткие дистанции.
  Не подлежит сомнению, что в иной год мы много скорее решили бы задачу.
  Выбрать погоду на дистанцию 900 км., не зная, что делается на конце и пользуясь прямыми данными лишь Рудольфа, остальные дают лишь косвенные сведения, на основании которых, как показывает сейчас опыт - прогноз не всегда подтверждаются- было трудно. Прогноз строился исключительно на базе теоретических предпосылок. Т.к. их надо было проверять, то для этого были использованы разведывательные самолеты (У-2 , П-5 и АНТ-7). Условия полета разведчиков были очень трудными, ибо они часто попадали в достаточно тяжелые условия. Так экипажу П-5 пришлось просидеть неделю на льдине.
  Наиболее интересным и крупным из этих разведок был полет Головина в район Северного Полюса, состоявшийся 5 мая. Головину было дано задание пройти на север за 86 параллель и убедиться, что тяжелые корабли, стоящие наготове к вылету, могут идти на полюс.
  До 86о погода была блестящей, но начиная с 88о появилась облачность. Для дальней проверки Головин от 88о прошел еще около часа на север над облаками, убедился, что эта облачность не кончается, и повернул обратно. Вылет тяжелых кораблей был отложен. Таким образом, в этой разведке Головиным была разведана погода в районе Северного Полюса.
  Дать точные координаты точки его поворота на сегодня затруднительно, т.к. его вылет был произведен в крайне неблагоприятное время суток для астрономических определений на полюсе. Во всяком случае, не подлежит сомнению, что Головин был в районе полюса. Максимально точный результат мы будем иметь, если будем на полюсе в 11 или 23 часа по Московскому времени. Время вылета тяжелых кораблей и планируется из этого расчета. Для того, чтобы Головин мог произвести разведку непосредственно перед вылетом, он был выпущен на 6 часов раньше тяжелых кораблей, и поэтому он был в районе полюса в самое неблагоприятное для определения время (между 16 и 17 часами).
  Результаты полета Головина показали, что шансы угадать ясную погоду одновременно и на Рудольфе и на полюсе в нынешнем крайне неблагоприятном метеогоду крайне маловероятны.
  7 мая на совещании у начальника экспедиции первоначальный план экспедиции был изменен. Для того, чтобы обеспечить выход группы кораблей в район полюса в ясную погоду было решено предварительно выпустить один из тяжелых кораблей, который должен в оказавшихся условиях погоды сесть, выбрать аэродром для приема остальных кораблей и давать оттуда погоду.
  По распоряжению начальника экспедиции для этой задачи был выделен самолет Н-170 под его личным руководством.
  
  24 мая.
  День тихий. Нам идет непрерывный поток. "Дейли мейль" приносит поздравления и просит прогноз на неделю. "Нью-Йорк Таймс" тоже приветствует, подчеркивает интерес американцев и просит проф. Шмидта сообщить план и задачи экспедиции.
  Шмидт пишет нам, что соскучился - "сообщите своим друзьям, как живете".
  Отправил в Москву беседу с Шевелевым о Головине, очерк о его полете.
  Пурга.
  25 мая.
  Проснулся от неистового вопля Шевелева: "Заводи моторы!".
  Он обегал каждую комнату.
  12-30. Я никак не могу понять, спал я или нет- уснул в 6 утра.
  Механики уехали.
  Шмидт каждые 3 часа сообщал "погода изумительная, надо лететь". В последней радиограмме прибавил "Захватите собой еще два государственных флага".
  В 14:00 в полет ушел на У-2 Яша и Дзердзеевский. У нас облачность, ветер 7 баллов. Облачность, оказывается, кончается на 1400 м., дальше (Яша был на 3000м) - чисто.
  На норде, далеко-далеко, у 85о какая-то гряда.
  Решили пустить Крузе. Пустили. Вылетел в 17:30. Вдруг вернулся: забыл наушники, Рубинштейн не снял чехлов с трубок Венутри, сафа. Ой, компания!
  Наконец, в 17:45 вылетел окончательно. Дали ему маяк. Все наэлектризованы. Шевелев, не спавший вся ночь, завалился в "осином гнезде". Молоков не уходит из рубки.
  Ребята вчера хорошо сказали: " Не будь флагмана на полюсе- мы давно бы уже вылетели, а так- он закрыл полюс: знаем, что там плохо".
  Но сейчас, как будто, хорошо.
  Крузе сообщил- дошел до 84o20", шел все время под облачностью на высоте 800 м., дальше- золото, абсолютно чисто.
  Полюс требует: "Летите, погода чудесная".
  В 19:30 Яша перекинул меня и Эзру на аэродром. Все уже было готово. Затем Яша привез продукты, повара, Шевелева (мы Яше в Москве овса подарили).
  Хотели уже вылетать, но у Мазурука один мотор начал выбрасывать антифриз. Колдоебились около часа.
  Наконец, все. Садимся. Купол накрыт - хрен с ним. Трактор тронул и мы на старт- с места под гору. Бежали почти до берега на север, наконец, в 23:05 оторвались, повисели и сразу , без круга, без ожидания остальных, вперед.
  Легли в зону. Я с Марком в рубке. Летели сначала над открытой водой, потом битый вдребезги лед. Побалтывает.
  23:26 показалось солнце. Небо чистое. Забавно. Тут предполагаем покружить, ожидая остальных. Шевелев все время зря зовет их по лучу.
  Самолет набит битком- трудно ходить. В числе прочего- везли папанинцам свежее молоко и пса Веселого. Кроме того, какой-то загадочный подарок от повара Курбатова. Кружили, кружили, наконец в 23:45 показалась первая машина.
  26 мая.
   00:05
  Опять кружим- нету. Получено радио- Алексеев через 25 м, Мазурук через 35 м.
  Кружимся без толку. Уже целый час и 5 минут. Молоков пришел в рубку.
  -Хорошо, -сказал Шевелев, - еще круг и на курс.
  0:34
  Легли на курс. Идем в зоне. Где Мазурук?
  Захотел есть. С большим аппетитом съел отбивную.
  1:00
   Ночь, а солнце прямо по носу на севере. Ритсланд определяет его высоту, берет сомнерову линию.
  Координаты - 83о50", высота 1800 м., скорость воздуха 180 км/ч
  Большие поля, торосистые, много разводьев, трещин.
  1:45
   Стремилов говорит с Диксоном. Юра отлил в бутылку, я выкурил папиросу "Юг" !
  Высота 1600 м. Путевая скорость 177 км/ч. Скорость воздуха 180 км/ч, температура -17оС.
  -Алеша! Какой ветер?
  -На хер- только время тратить".
  1:50
  Пришел Шевелев:
  -Какую-то хуевину видим сзади. Алексеев или нет- не знаем. Сережа (Фрутецкий) смотрит- шары на выкате.
  Погода чудесная. Внизу поля, редкие разводья
  2:40
  По-прежнему солнце. Впереди легкая дымка. Лед почему-то стал мельче, больше разводьев, очень много битых мелких льдин. Все рвзводья затянуты салом или молотым льдом. Льдины покрыты снегом.
  Высота 1800м., ск. воздуха- 180 км/ч, темп. -17оС.
  Алеша орудует неприрывно Слева тянется широкая длинная полынья. (а 20 мин. назад - сплошные поля и лишь узор трещин).
  3:23
  Мазурук прислал радиограмму- прошли 85о, наша скорость 175 км/ч, просим уменьшить скорость флагмана- догоним.
  4:00
  87о15" Дал 100 слов в редакцию : про взлет и полет до этой широты. Сейчас идут сплошные ледяные поля, некоторые по несколько км. Шевелев говорит, что и Алексеев и Мазурук нашлись, идут сзади. Рудольф сообщил, что на полюсе отличная погода. Пилоты немного изменили режим полета: высота 1800м., скорость 150 км/ч (чуть больше).
  Настроение нервное. Жарко. Фрутецкий уснул у распределительной доски. Шевелев почти все время у Стромилова.
  Вот все мы в этом самолете. Как мало и как здорово- ледяная пустыня и техника. Пишу без перчаток, хотя термометр показывает -15оС.
  Алексеев дал пеленг, мы его запеленговали. Справа, в течение часа тянется облачность до правого горизонта. Стромилов в мыле, без шапки, волосы мокрые.
  То и дело ношу записки от Ритсланда Стромилову и обратно. ("дай маяк", "дай пеленг", "широта такая-то" и пр.)
  4:50
  Пилоты ведут машину впившись в СУК глазами. Высота 17:30, скорость воздуха 150 км/ч.
  Алеша изредка просит: "Скажи, чтобы вели для промера" и они ведут чрезвычайно осторожно.
  Алексей работает конвейерно: не глядя просовывает руку назад, достает карты, линейки, таблицы.
  Два раза в час измеряет секстаном высоту солнца, потом поправляет СУК вылезая наверх..
  Поля приняли бесконечные размеры. Все одноцветные, покрытые снегом. Трещин мало, торосов много, разводий почти нет.
  Алеша послал записку Стромилову: "Есть ли у тебя связь с Кренкелем. Установи. Он сейчас находится ***"
  5:00
  88о45" высота 1730. темп. -13оС, скорость воздуха 155 км/ч, путевая -153 км/ч.
  Сплошные почти бескрайние поля. Узенькие трещины сверху выглядят французской картиной среднеевропейского пейзажа.
  -Пак? - спросил я Шевелева
  -Еще какой, - ответил довольно он.
  Выпил воды из термоса. Холодная, как лед, а ведь всего 6 часов назад наливали кипяток.
  5:05
  "Стромилову. Предупреди, когда можно будет пеленговать Кренкеля на высоте 540 м. Ритсланд"
  Ведет Молоков. Попробовали запеленговать Кренкеля. После этого Алеша опять делает промер.
  5:15
  Пробовали пеленговать Эрнста. Работу слышно у Стромилова, а радиокомпас не берет.
  5:30
  89о25" высота- 1650м, скорость воздуха 160 км/ч, темп. -12оС
  Сплошной лед даже без полей, изредка трещины. От горизонта до горизонта.
  Пробовали опять пеленг Кренкеля- нет, не вышло.
  Алеша с секстаном.
  Через пять минут довольно избитый лед и несколько свежих трещин, в которых темно-синяя вода. Сделал 4 снимка.
  А еще через пять минут -опять бескрайние и почти без торосов поле. Можно сажать бригады ТБ3!
  Пора! Пристально смотрим в окно- не видать ли Н-170?
  -Марк, в окно смотреть?
  -Обязательно!
  Шевелев и Алеша пеленгуют Эрнста. Затем Алексей немедленно сел за счисления.
  5:52
  "Северный полюс должен быть!!" - сказал Алеша, показывая вниз и полез к СУКу, отбросив карту. Высота 1625, V=155, t= -12оС. Самолет забирает влево.
  5:54
  Легли на новый курс. Сплошные поля с прожилками трещин. Одна трещина до воды и виден многометровый лед.
  6:03
  Вбежал Василий Сергеевич Молоков в рубку:
  -Леша! Смотри! - и протягивает бинокль.
  Впереди слева по курсу- пятно.
  -Да!, -сказал штурман, - так и должно быть. И впрямь.
  Вбежал Шевелев, обнял, расцеловал.
  -Лешка, еб твою мать, провел! Без пеленга, легче 200 000 выиграть!
  Вот уже виден простым глазом крохотный самолет, палатки, люди вокруг него.
  6:16
  Над самолетом Водопьянова. Снизились. Там зажгли дымовую шашку. Они хотят посадить нас по ветру- Молоков побоялся, что ветром нанесет на водопьяновскую машину.
  -Так я только одной своей машиной рискую, а тут двумя.
  Сел против ветра. Как он заходит на посадку- фантастика! Сверху поле- страшно, ропаки, торосы, бугры.
  Пробежав немного влезли на здоровенный ропак, правая лыжа подскочила в воздухе. Мы тоже
  - Ничего, сработала, - успокоено сказал Шевелев, выглянув из окна.
  Подрулили к Водопьяновской машине. Из окна видны Шмидт, Водопьянов, Папанин.
  Кинулись к нам, обнимают, поздравляют.
  -Как замечательно, что вы прилетели Василий Сергеевич! - говорит Шмидт. - Ведь тот факт, что прилетел сюда второй самолет, причем пройдя через полюс- лучше всего доказывает и наше место. Какой молодец Ваш штурман!
  -Мы развернулись на полюсе, как вокруг телеграфного столба.
  Меня сразу увлек Папанин.
  -Ты сними меня с Флегонтом. Его сын прислал с ним мне на полюс подарок- шоколадного слона.
  Через минуту он опять подошел:
  -Идем, где Василий Сергеевич?
  Молоков ушел смотреть тот ропак. Пришел. Папанин повел нас в палатку- кухню. Там шипела керосиновая горелка, на ней блюдо с жареной колбасой.
  Подошел Отто Юльевич, Бабушкин, налили в чашку коньяку.
  -Ну, за героев Советского Союза! - сказал Шмидт, - За ваш блестящий полет.
  Выпили, закусили, вкусно!
  А ребята уже чехлили моторы и успели их осмотреть.
  Шмидт решил дать сообщение в печать, ибо газеты не выходили- ждали.
  -Можно мне? - спросил я его
  -Еще бы. Можете даже без визы отправлять.
  -Ради праздника?
  -Нет, Лазарь Константинович, потому. что я Вас уже знаю и доверяю.
  Он отвел меня в сторону.
  -Расскажите, как воспринимает страна?
  Я рассказал. Особенно его поразили митинги на предприятиях.
  -А как Вы думаете, вы хорошо знаете законы впечатления, ничего, что нас так сильно дрейфует?
  -Ничего.
  Дал 80 слов в "Правду".
  
  Так мне приходилось рассказывать всем о новостях.
  Спирин радостный, возбужденный излагал мне пребывание над полюсом.
  -Шмидт волновался очень. Я подсчитал, проверил, подошел к нему. "Отто Юльевич!" - и дальше сказать ничего не могу. Повторил опять обращение- и опять не могу продолжить. Ткнул рукой вниз.
  Он понял и до этого, обнял меня, расцеловал, расцеловал Бассейна- был страшно взволнован.
  Затем я попросил его разрешения пройти для верности еще 10 минут. "Да". Прошли 12 мин, развернулись, пришли на полюс опять и- вниз.
  Бассейн рассказывает:
  -Спустя два часа после вылета у нас полундра. Потек радиатор на одном моторе. Ребята прорубили пол фюзеляжа, руками выбирали на ветру при -20оС антифриз, выжимали тряпки в ведро, заливали в бачок и снова выбирали- и так 4 часа. Я подошел к Отто Юльевичу и спросил, что делать.
  -А как ваше мнение?
  -Лететь можно.
  -Доложите Михаилу Васильевичу.
  Тот: "Лететь!" Долетели до полюса, вызывает он меня: "Пробивать буду, мотор ничего?" Я говорю : "Ничего, только не охлаждай". Ну он и рванул. Замечательные моторы, можно через "Правду" похвалить?
  Вышли из самолета, первый Шмидт. Опять расцеловал всех, Папанин из нагана - бах! бах!
  
  Уже 10 часов утра. Спать хочется, усталость. Но где другие самолеты? Вот обида! От них ни слуху ни духу. Тщетно слушает Стромилов и Симка. Нету.
  Выгрузили мы все папанинские вещи- все научные приборы, за исключением лебедки, находившейся у Мазурука, всю одежду в баулах, ветряк, динамо, нарты. Они немедленно собрали нарты и свезли весь груз в одно место.
  В 11 утра я и Юра установили палатку около нашего самолета. Надули резиновые матрацы, уложили спальные мешки, разделись до белья и -спать.
  Леша в это время пеленговал Алексеева. Тот нашелся! Оказывается, дошел до полюса, поискал лагерь, не нашел и сел. Сего координаты- 89о50".
  Вскоре пришел Алеша и Фрутецкий и залегли. Проснулись в 9 вечера. Холодновато. Пурга метет. Вылазить из теплого мешка не хочется.
  -Значит оси Земного шара нету, - с сожалением сказал Сережа. - Жалко, соскочить может. Могу предложить свой член. Сейчас стоит, а мне все равно тут не нужен.
  -Интересно, а какая сейчас под нами глубина? - заинтересовался Ритсланд.
  Наконец, встали. Пошли в самолет. Развели примус и пообедали. Меню- коньяк с лимоном, суп из куриных консервов, свиная отбивная, чай с лимоном. и папиросы.
  Сытно. В самолете на редкость просторно и чисто. Запретили вод не бывавшим на полюсе. Володя вымыл посуду. Юра избран метром и кладовщиком.
  От Алексеева в полночь получили сообщение, что разогревает моторы. От Мазурука до сих пор ничего нет. Диксон сообщил, что последний раз слышал его в 3:45 26 мая.
  
  27 мая. 2 часа.
  Сижу, пишу дневник. Ветер не стих, но изредка облака раздувает и проглядывает солнце. Снег перестал. Папанинцы установили ветряк.
  Общий вид лагеря на 2 часа 27 мая.
  ************************************************************
   [15]..... '--/-...................[5]...[3]
   ..........Н-172
   ..................../\13...[6]...[4]......()11
   .....[Большой дом].......[7]
   ................................()12
   ............................[2]
   .....................[1]
  
   ......'--/-
   ......H-170...[8]......[9]...'--/-.......[14]
  *********************************************************
  1.палатка Шмидта, Водопьянова, Бабушкина, Спирина
  2. палатка папанинцев, Трояновского
  3. палатка папанинцев
  4. рация Кренкеля
  5. снежный дом- мастерская Кренкеля
  6. кухня
  7. склад
  8. палатка Бассейна, Морозова, Питенина
  9. наша
  10. антенна
  11. дождемер
  12. тренога теодолита
  13. ветряк
  14. новая наша палатка
  15. палатка Н-172
  
  К этому делу они привлекли всех нас. Рыли ямы, крепили растяжки ветряка. Ямы глубиной в 0,5-1,5 метра - метр снега, остальное лед.
  В 5 час. утра у нашего самолета запрыгал, как оглашенный, Шевелев и заорал "Эй!!!". Все опрометью бросились- значит Мазурук нашелся. Так и есть. Диксон сообщил, нашелся, но где- неизвестно. Все живы, самолет цел.
  Отправил две молнии в редакцию и телеграмму Зинке.
  Алексеев вылез на связь:
  -Были ли над полюсом? - спросил Шевелев.
  -Были, потом прошли 17 км. к весту и сели, -отвечал Жуков.
  С первой погодой они вылетают. Ветер немного стих, но все затянуто. Температура -8оС.
  Папанин ходит у ветряка и все меняет. Ребята уже сами говорят: "Митрич, сколько колбасы дают за эту трубу?"
  Наконец, пустили эту папанинскую ветряную электростанцию. И ветер небольшой, а работает гулко, здорово. И контрольная лампочка горит.
  Лукич стоит, вздыхает: "Эх, машина! Вот это двигатель!"
  Затем, не отходя, начали делать крышу радиорубки.
  Мы еще натягивали парашют, а Кренкель уже затащил туда аккумуляторы и поставил на зарядку. Ветряк исправно подавал электричество из полюсного воздуха. В рубке- светло и будто тепло. Вышел Шмидт, похвалил.
  -Отто Юльевич, а если примус поставить- будет тепло? - спросил Кренкель.
  -Конечно!
  В 3 часа дня сходили посрать на соседний меридиан и легли спать. Перед этим позавтракали: куриные котлеты со свининой.
  Все потеряли всякое представление о времени суток. Иногда до того запутаемся, что определяем только по хронометру с 24-часовым делением.
  В 4 часа дня поднялся гвалт. Прояснилось, показалось солнце. И вдруг все увидели Алексеева. Он летел значительно правее. Позвали передатчиком- сразу завернул. Долго кружился.
   Юра Орлов выложил "Т" из двух спальных мешков.
  16:40 -Наконец, сел. Отлично!
  Летели они всего 23 минуты. На льдине пробыли 33 часа. Считают ее лучше нашей.
  Молоков, Шевелев, Шмидт долго допытывались у Алексеева- когда и почему он отстал, так и не добились толка.
  -Заметил, что лег на курс поздно, пошел, а он удрал. Держу 190-192 км/ч и догнать не могу.
  -Что ж я на 250 км/ч шел? - рассмеялся ехидно Молоков.
  Выгрузили вещи: продукты, палатки, горючее, снаряжение. Папанин ожил, ходит с книжечкой, проверяет.
  Затем начали собирать палатку. Своими силами.
  Юра позвал обедать. Напросились к нам Бабушкин и Водопьянов. Борщ, отбивные, чай, коньяк.
  Затем, поставили машину на ледовые якоря, разбили с Молоковым новую палатку, переехал и я в нее. Постелили оленьи шкуры- замечательно. Пленился и Ритсланд. Обложили снегом- красота!
  К ночи папанинцы закончили монтаж своей палатки. Легкая- Ширшов и Папанин подняли ее на руках и перенесли в выбранное место. Лагерь порядочный!
  Портит настроение только Мазурук. Никак не можем с ним связаться. Диксон сообщил, что его слышал Челюскин: все в порядке, самолет цел, люди живы, готовят аэродром. Координаты: 89о30" и 100о западной.
  Вечером Спирин определил наш лагерь : 29о14" и 40о западной.
  Дрейф здоровый:
  -Если так будет продолжаться, - говорит Шмидт- то осенью будем снимать папанинцев на ледоколе.
  Спирин говорит, что Шмидт просидел ночь, проверяя его вычисления и подтвердил координаты.
  -Даже я его методов не понял, - сознается Спирин.
  Ходят проекты искать Мазурука, но держит всех бензин.
  У нас 5000 литров, на Н-170 тоже (впритык до Рудольфа).
  У Алексеева еще меньше- 3500 литров. Может придется бросить одну машину, или (к чему склоняются) - гнать до 85о, потом подбросить бензин.
  
  28 мая. 5 часов утра
  Молоков и Алеша уже спят.
  -Быстро человек обживается, - говорит В.С. - как будто давно уже здесь.
  На Рудольфе шторм, а у нас тихо, но пасмурно.
  У многих болят глаза, ходим в очках.
  Все спят. Изредка пыхтит движок- слушают, ищут Мазурука.
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"