Рыженков Вячеслав Борисович: другие произведения.

Король-Мрак

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    С огромной благодарностью Григоряну Льву Арменовичу, уступившему мне тему своего рассказа "Глаза"

  Король-Мрак
  
  Жил да был в одной стране Король. Свой престол он унаследовал совсем недавно, и, кажется, ничто не мешало такому славному Королю править долго и счастливо. Был он молод, богат и хорош собою. Больше того, Король успел изумить подданных своей невиданной добротой и справедливостью. А из знатных вельмож никто не мог сравниться с ним и в щедрости.
  Но, несмотря на все свои несомненные достоинства, Король видел, что народ его не любит. Никто не приветствовал Короля во время его выездов, как это принято везде и всюду, радостными криками. Куда там, похоже было, что даже проходить мимо королевского дворца никому не хотелось, все норовили обогнуть стороной дворцовую площадь и стены. Придворные, служившие во дворце, то и дело бросали хозяйство и покидали своего монарха, так что постоянно приходилось подыскивать им замену. И ладно бы бежали слуги, пугаясь обычной грязной работы, если конечно она во дворце грязнее, чем где бы то ни было - так нет, даже министры не задерживались на своих постах дольше нескольких дней.
  - В чём же дело? - спросил себя Король, озадаченный и печальный, когда за двадцать пятым по счёту Премьер-министром гулко захлопнулась дверь. - Что происходит? Почему все мои подданные бегут от меня, словно от чумы или кровожадного зверя? Разве я грубо обхожусь с ними? Разве недоплачиваю жалованье?
  Нет, дело было в чем-то другом. Уж в невоспитанности Короля никак нельзя было упрекнуть, напротив, он отличался изысканной вежливостью и прекрасными манерами. Даже при встрече с любой кухаркой он считал должным в знак приветствия приподнять шляпу, точнее сказать, корону. А жалованье прислуге и сановникам всегда доставлялось в срок прямо из государственной казны, в тугих сафьяновых мешочках с вышитым королевским гербом. И не было ещё случая, чтобы кому-то досталось меньше чем положено.
  Мрачно ходил Король взад-вперёд по тронному залу, мучительно искал и не мог найти ответа на злополучную загадку. Ничто не прерывало его тягостных дум. Во дворце было на редкость тихо, казалось, все обитатели покинули его, словно тонущий корабль. Лишь откуда-то издалека доносилось мерное постукивание. Это в королевской опочивальне старик Часовщик перебирал по деталям механизм древнего хронометра, подкручивал и смазывал колёсики и шестерёнки. Но вот и эти звуки прекратились, вместо них послышались шаги, и на пороге тронного зала возникла согбенная фигурка.
  - Не ладится хронометр, друг Часовщик? - спросил Король, подняв голову.
  - Я ухожу, Ваше Величество, - ответил старик, чуть-чуть попятившись от пристального королевского взгляда. - Я не могу больше с вами оставаться. Ухожу, - повторил он.
  - Но как же так?! - вскричал Король вне себя от гнева и обиды. - Ведь ты проработал здесь столько лет, еще со времен моего отца... А в моё правление? Другие уходили, да, но ты всегда оставался при мне! Ты ведь, помнится, любил иногда пошутить со мной, когда я еще был мальчишкой-принцем. Я всегда считал тебя не просто слугой, мне казалось, что ты был мне другом... За что же теперь ты бросаешь меня? Что я сделал тебе дурного? Ответь мне! - в голосе Короля прогремела властность, ушедшая было за последние годы. Пугающее эхо раздалось среди пустынных дворцовых покоев, и отзвук его потонул в лабиринте коридоров. - Отвечай же! Я приказываю!!
  - Мне тяжело уходить, - медленно сказал Часовщик; казалось, что ему нелегко было подбирать нужные слова. - Но я должен, не могу не уйти... Непременно... Не корите себя, Ваше Величество. Вашей вины тут нет...
  - Так от чего же ты бежишь тогда, неразумный человек?
  - Не в моем праве открыть Вам истину... Да она мне, пожалуй, и не известна до конца. Но по старой дружбе не буду скрывать от вас очевидного. Ваши глаза! Мой Король, они не такие как у нас, не такие как у всего вашего народа...
  - Чем тебе не нравятся мои глаза?! - в изумлении воскликнул Король.
  - Кто знает, может быть, они и сами многого не видят. Или видят, но иначе. Не берусь дать на это ответ, достаточно того, что глядеть вам в глаза невозможно. Ваша щедрость и справедливость безмерны, но всё равно, у людей не хватает сил долго жить в таком страхе.
  - Каком страхе? О чём ты говоришь? Я не понимаю... - Король резко поднялся с трона, шагнул к огромному зеркалу, висевшему слева от трона, уставился в него и принялся в упор разглядывать свои глаза. Но ничего особенного не заметил - глаза как глаза.
  - Я так и предполагал, - грустно кивнул Часовщик. - Вы видите иначе, не так как я, как все мы. А может быть, для ваших глаз требуется совсем другое зеркало? Говорят, существует чудесное Зеркало гномов. Только оно отражает настоящую правду. Но, видит бог, никто не скажет, стоит ли знать и видеть эту правду. А уж тем более Вам... - и с этими словами старый Часовщик вышел из зала, и вскоре во дворце остался лишь один Король.
  В тоске он снова уселся на трон и долго-долго думал над странными и таинственными словами Часовщика. В правдивости его слов он не сомневался. Не занимал Короля и, казалось бы, естественный вопрос: всегда ли глаза его внушали людям страх, или он принял этот дар злой судьбы только вместе с троном. По крайней мере, такой вывод прояснял некоторые странности его венценосных предков. А историю своего рода Король знал блестяще.
  Основателя их династии народ прозвал Король-Буря. Он и дня не просидел в собственном замке, провел всю жизнь в военных походах, неделями не снимая доспехов, и очень редко поднимал забрало боевого шлема. Легенды же говорили, что в самых решающих поединках Король-Буря выходил на бой, напротив, только с открытым лицом. И не знал поражений! Раньше наш Король видел в этом храбрость и благородство, присущие древним воинам. Теперь же впервые он подумал: а нельзя ли объяснить кажущееся безрассудство своего предка другой причиной. Как впрочем, и привычки его внука.
  Внук Короля-Бури правил на редкость мирно. Точнее, правили его ближайшие советники. Сам монарх и на кончик пальца не выносил ничего королевского. Дни и ночи напролет он проводил в полном уединении, облюбовав для себя западную башню дворца, уже выстроенного к тому времени. Из башни вечерами слышалась музыка, а порой доносились и чудесные песни. Многие из них полюбились людям, разнеслись по всему королевству и дожили до нашего времени.
  Народ не мог не восхищаться своим королем, хотя правление жадных королевских советников отнюдь не отличалось добротой и мудростью. Пожалуй, лучше всего о нелегкой жизни королевских подданных говорило прозвище, которым они наградили своего сладкоголосого властелина. Несомненно, он был достоин и имени Соловья, но вольный житель лесов и полей ценился людьми не только за песни. Какой соловей будет петь в каменном застенке, да еще по своей воле? И коронованный создатель бессмертных песен был прозван в народе Король-Скворец. Люди действительно не понимали, зачем такому певцу лишать себя воли...
  Король только потряс головой, представив себе судьбу, которую выбрал Король-Скворец. Спроста ли лёг ему на плечи такой тяжкий выбор?
  Иным теперь представилось Королю и правление его прямого прадеда - Короля-Рукавицы. Рукавицей его прозвали за неотличимое сходство с собственным кузеном, которого он сделал своим соправителем. Самое странное, что оба короля никогда не появлялись вместе. Какой из братьев сидит сегодня на троне и отдает королевские распоряжения, судили только по костюму. "Царственные рукавички", несмотря на совершенно одинаковые лица, питали пристрастие к разным цветам и краскам. Один всегда появлялся во всевозможных оттенках желтых одеяний, другой предпочитал спокойные голубые тона. Такой явной подсказке для придворных наш Король мог сегодня дать и совершенно другое объяснение.
  Впрочем, ему теперь предстояло решить, каким образом самому выходить из создавшегося положения. Часовщик, как сумел, раскрыл Королю глаза, но подходящий совет мог теперь дать себе только он сам. Больше в пустом дворце не было ни души.
  Король огляделся. В тронном зале было полутемно, сгущались сумерки, приближался вечер. Давно пора было зажечь факела и свечи, да некому. Внезапно Король поднялся и почти бегом кинулся к двери от самой высокой из дворцовых башен. С неведомо каких времен было заведено, что на вершине этой башни всегда лежала груда просмоленных дров, прикрытая надежным навесом от дождя и ветра. Прежде в небольшой каморке у зарешеченного окна дежурил и факельщик, которому было достаточно подать сигнал. Но уже несколько десятилетий считалось, что в факельщике больше нет нужды; тревоги и беды остались в прошлом.
  Никто не предполагал, что даже у королей беды уходят и вновь возвращаются.
  Однако теперь Король, которого то и дело покидали придворные, не смутился отсутствием нужного слуги. Он давно уже привык делать очень многое собственными руками. Несложно ему было и подняться по винтовой лестнице, и зажечь огонь на башне, не загоравшийся, пожалуй, уже лет сто.
  Тревожный сигнал увидели все. И вот уже со всех сторон к дворцу, в котором не было ни одного огонька, кроме пылающей точки на верхушке башни, мчались вооруженные всадники. Два десятка воинов из особого отряда скучились перед главными дворцовыми воротами. Их командир соскочил с коня и слегка прихрамывая вошел во дворец. Командира, который так и звался среди своих - Хромой Барон - сопровождали два помощника с заранее обнаженными мечами. Все эти люди никогда не входили в число придворных и королевских министров или советников. Их пожизненная служба королям состояла в ином. По сигналу с самой высокой башни они в любое время года, дня или ночи, должны были явиться во дворец, чтобы выполнить какое угодно приказание Короля. Огонь на башне означал, что речь идет о сохранении королевской жизни. Хромой Барон, несмотря на седину в своей бородке, еще ни разу не являлся во дворец во главе особого отряда, но всё, что ему надлежит делать, он прекрасно помнил со времени давних наставлений своего отца.
  При свете звезд три воина пересекли двор. В раскрытых дверях над парадным крыльцом перед ними возникла нечеткая фигура, но поблескивающие зубцы короны над ее головой говорили ясно, воинов встречает тот, кто и вызвал их среди ночи, то есть сам Король. Дальше, за дверями во дворце царила полная темнота.
  - Пять рыцарей сюда! С факелами, - негромко скомандовал Барон через плечо одному из помощников.
  - Стоп! Я отменяю это приказание, - вмешался Король. - Расположите своих людей во дворе, привратных башенках и наружных галереях. Лошадей отведите в конюшню. Пусть все остаются здесь до утра. Осветите кострами и факелами свои сторожевые посты и окрестности дворца. В самом дворце никакого огня не разводить! Затем, Барон, я жду вас у себя, надеюсь, вы управитесь быстро. Получите дальнейшие приказания.
  Так во дворце Короля началась совершенно новая жизнь.
  Вернулись слуги, а затем и придворные. Об этом позаботились Хромой Барон и его люди. Снова запыхтели кухня и пекарня, зашевелились швальни, сучильни и прочие дворцовые службы. Опять принимали и посылали гонцов, собирали дань, оглашались на главной площади новые указы. Вершился королевский суд, в порядке содержались казна и кладовые, выступало и возвращалось войско, оберегая границы королевства. Одним словом, Король не мог ни в чем себя упрекнуть.
  Правда, никто не вспоминал больше про веселые пиры и роскошные дворцовые праздники. Прекратились торжественные выезды на королевскую охоту и на народные гуляния. Перестали принимать во дворце и знатных гостей, как своих, так и заморских. Что ж, новая жизнь - новые обычаи.
  Королевский дворец теперь тихо дремал до самого полудня. Только слуги, стараясь не шуметь, молча двигались в нем по своим работам, словно бесплотные тени. А если и разговаривали, то тихим шепотом. У дверей главного королевского покоя стояли стражники из отряда Хромого Барона, в эту половину дворца при свете дня никого не допускали. Остальные воины особого отряда сладко отсыпались по домам - их служба начиналась ночью. Сам Хромой Барон, можно сказать, переселился во дворец, дневал в нем и ночевал, и неусыпно следил за новым порядком.
  После обеда появлялись писари и сановники, с тем, чтобы до сумерек управиться со своими обязанностями. К сумеркам появлялись главные придворные во главе с премьер-министром, принимали доклады от своих подчиненных и готовились к королевскому выходу. На закате открывались двери королевской опочивальни и стояли открытыми до первых проблесков нового дня. За дела королевства принимался сам Король.
  Как и в первую ночь новых порядков, вспыхивали светильни и факелы, озарявшие неровными бликами внутренний двор и наружные стены дворца. Дворец теперь напоминал не брошенный корабль, а огромный парусник, плывущий неизвестно куда через ночное море. Внутренность же дворца оставалось погруженной во мрак. Лишь в нескольких комнатах разрешалось зажигать свечи, в них министры могли и ночью заниматься неотложными делами. Но выходить из них с зажженной свечой запрещалось наотрез, за этим зорко следили угрюмые воины Барона.
  Король вновь уверенно ходил по всему дворцу, жизнь в котором не утихала до самого рассвета. Он даже находил весьма удобным и выгодным новый распорядок. Все знали, что Король может появиться в любом месте в любое мгновение, приказать задуть свечи и вмешаться в дела своим строгим голосом и веским словом. Поэтому мало кто решился бы проводить ночь за пустым занятием, придворные несли свою службу на редкость усердно.
  Если же возникала нужда, Король и сам вызывал своих слуг для доклада, беседы или общего совета. Для этого в тронном зале и бывшей пиршественной всю ночь поддерживался огонь в каминах. Тусклый красноватый полумрак позволял различить темную фигуру Короля, а большего и не требовалось. Властный королевский голос звучал из мрака не менее, а может быть и более грозно. Не очень стремились придворные бывать в этих залах, но некоторые из них со вздохом говорили, что выдерживать взгляд Короля в былые времена было всё-таки гораздо страшнее.
  К рассвету дворец утихал, закрывались королевские двери, гасли свечи и камины, и до полудня наступала полная тишина. Хромой Барон лично сменял стражу и оставался до следующей ночи главным хранителем дворца. Эту службу он нес безраздельно с кем бы то ни было. Мало того, Барон являлся в тронный зал Короля каждую ночь, и уже казалось, что не было прежде такого времени, когда королевство обходилось без Барона. Впрочем, так казалось только придворным. Народ в своей жизни особых перемен не замечал, а за новыми порядками в королевском дворце наблюдал издалека, скорее с любопытством, чем со страхом. Всякие бывали времена, на всё королевская воля.
  Жизнь королевства наладилась, но не наступило покоя в душе самого Короля. На первых порах новизна придворной обстановки захватила и вдохновила его. Бурно, успешно пошли дела правления, совсем недавно Король не мог и мечтать о таком. Пробуждения поздним утром и целый день уединения в закрытой половине дворца развязали руки и мысли молодого монарха для самых смелых начинаний. Никто и ничто не мешало ему без спешки пересматривать весь ворох прошений, грамот, свитков, накопленных за предыдущий вечер. Оставалась даже уйма времени подумать над дальнейшими преобразованиями и новшествами. Одним словом, правление Короля, называемого кое-где потихоньку в народе Король-Мрак, обещало войти в историю, как одно из самых блистательных.
  Но постепенно Король начал понимать, что очень долго такой порядок продолжаться просто не может. Он еще молод, а целый мир жизни шумит и сверкает где-то там, за окнами дворца. Разговоры с министрами и советниками о делах, и только о делах, уже раздражали. Еще хуже были робкие ответы слуг и стражников, а особенно всегдашнее довольство главного хранителя дворца. На любой вопрос Короля Хромой Барон отвечал неизменно: "Как прикажете, так и будет, Ваше Величество". А ведь, помимо прочего, во дворце еще не было и Королевы, не говоря уж о будущих наследниках престола...
  Пробудившись однажды среди глубокой предобеденной тишины, Король почувствовал, что тоска последних дней сегодня сильнее, чем обычно. Ему даже показалось, что в сонном дворце остановилось само время. Король повернул голову и обмер: тиканья часов на самом деле не было слышно. Старинный хронометр встал, хотя Король сам заводил его накануне. Впрочем, чему удивляться, ведь старый часовой мастер так и не вернулся на службу к Королю.
  Первой мыслью Короля было приказать этой же ночью вызвать Часовщика для ремонта. Но потом ему припомнился весь разговор, состоявшийся когда-то, более полугода назад. Едва дождавшись сумерек, Король собрал большой совет всех своих министров и торжественно объявил: "Щедрая королевская награда будет выдана тому, кто доставит во дворец Зеркало гномов!"
  Похоже было, что услышав такие слова министры дружно отшатнулись к спинкам своих мягких стульев, причем все разом, а некоторые даже икнули. Премьер-министр попытался заговорить, но от волнения не сумел сразу справиться с голосом. И Хромой Барон его опередил.
  - Ваше Величество, - мягко укорил он Короля. - Да как же можно назначать большие награды за такие, чёрт меня возьми, пустяки? Желание ваше не будет стоить вам и медного гроша. Я сейчас же прикажу своим парням, и завтра оно у вас будет!
  - Что будет? - не поверил Король.
  - Зеркало гномов, - поспешил вмешаться Премьер-министр. - То, о котором Вы только что говорили.
  Остальные участники совета дружно закивали и, казалось, облегченно вздохнули.
  - Разрешите теперь доложить, как идет постройка моста? - спросил, немного помолчав, Премьер-министр. И не дождавшись ответа, легонько постучал по столу. Тут же встал министр-строитель.
  Король слушал тягучий доклад министра, принимал и складывал на столе рисунки и подсчеты, чтобы посмотреть их при свете дня, но думал о своём. Судя по всему, он сегодня допустил порядочную глупость. Хорошо, что его подданные благоразумно сдержались и постарались не подать вида, как они ошеломлены странной прихотью своего повелителя. В чем состояла эта странность, Королю было непонятно, а переспросить мешали гордость и королевское достоинство. Немного успокоившись, Король решил пока ничего не говорить, а просто дождаться следующего дня. Интересно, сдержит ли Барон своё самоуверенное обещание?
  Ясный солнечный день тянулся невыносимо долго, Король изнывал в своих безлюдных комнатах и залах, бродил от окна к окну, прислушивался. Время от времени из-за стен дворца доносился цокот копыт, значит уезжали и подъезжали всадники. А вот кто, куда и зачем, знал только один Хромой Барон... Наконец наступили сумерки.
  Король привычно расположился на троне, двери зала отворились. Из коридора донесся стук шпор от знакомых спотыкающихся шагов, но Король оставался на месте, как бы ему не хотелось сорваться и бежать навстречу Барону. Неужели мрачные, зловещие слова старого Часовщика сейчас разъяснятся? И произойдет это так просто?
  - Приказание Вашего Величества исполнено, - важно объявил Хромой Барон, возникнув в дверях смутным силуэтом. В левой опущенной руке он действительно нес что-то, напоминающее по форме тоненькую книжку или кухонную разделочную доску.
  Король опешил. Он не знал, но целый день невольно пытался представить, как выглядит таинственное Зеркало гномов. Воображение его допускало две возможности. Или сейчас несколько крепких воинов втащат огромное плоское блюдо из чистого серебра, размером с добрый шкаф, от которого посветлеет, словно днем. Или наоборот, чудесное зеркало настолько опасно для людей, что на него не должны попадать посторонние взгляды. Тогда это - маленькая изящная вещица, может быть даже и из цельного алмаза, которую легко затаить в кармане. А уж по форме волшебное зеркало в любом случае - плавный изящный овал, в оправе самой тонкой отделки. Ведь его изготовили в старину не кто-то, а хитроумные гномы, мастера, равных которым нет и не было во всем свете.
  Барон тем временем дошагал до королевского трона и с небрежным полупоклоном, молча протянул Королю корявую поблескивающую пластинку в грубой деревянной рамке. Ее неказистый вид был заметен даже при бледных отсветах зажженного камина. Работа неуклюжего деревенского умельца! Да уж, за подобную вещицу награждать из королевской казны было верхом расточительства.
  И само зеркало оказалось весьма странным. Там, где полагалось быть гладкой отполированной поверхности, царил полный хаос. Сплошные бугры, ямки, острые и притупленные выступы, как на изломе любого камня. Но при этом все они поблескивали в красноватом свете, идущем от горящих дров. Значит, кто-то смеет утверждать, что это зеркало? Король возмущенно хмыкнул, Хромой Барон застыл на месте, но с пояснениями не торопился. Если бы не полумрак, Король мог бы поклясться что по лицу самого преданного слуги бродит откровенная насмешка. Но спрашивать что-либо или давать волю гневу Король пока не считал разумным.
  - Что ж, посмотрим на ваше зеркало, Барон. Прикажите подать свечи! Двух стражников сюда, и каждому захватить по дюжине свечей.
  - Будет исполнено, - твердым голосом без всякого колебания ответил Хромой Барон и, быстро отступив назад, исчез из тронного зала.
  Через несколько минут два воина из особого отряда вошли в зал и остановились возле самого трона. Барон их не сопровождал. Или он не хотел немедленного разоблачения в глупом обмане, или никакого обмана нет, но осторожный вояка опасается чего-то другого. Во всяком случае, Король сразу приободрился, и надежда мягко шевельнулась в его груди. Сейчас он проверит сам, может быть это действительно - то самое зеркало.
  - Зажгите по свече! Нет, сразу по две!
  Воины одновременно повернулись навстречу друг другу, сверкнуло огниво, загорелись фитили четырех свечей. Еще один четкий поворот в сторону Короля и трона. С непривычки Королю показалось, что стало очень светло, по крайней мере, деревянная рамочка и испещренная поверхность проступили из темноты очень ясно. И тут же множество темных и светлых, ярких и тусклых пятен, кусочков, обрывков от неизвестно чего, отразившихся во всех мелких разновеликих гранях , сложились в причудливый пестрый узор.
  Король слегка качнул "зеркало". Узор мгновенно изменился, потом еще и еще. По прямоугольной пластинке во все стороны побежали точки и полосы, перекрещиваясь, настигая и обгоняя друг друга. Проступали и исчезали контуры разных искаженных предметов, извилистых перекрученных и изломанных линий.
  С минуту Король вертел, покачивал рамку во все стороны, поражаясь замысловатой игре бликов. Затем он спохватился. Ведь Зеркало гномов он хотел получить с одной единственной целью - увидеть отражение собственных глаз. С некоторой робостью Король стал наклонять Зеркало гномов к себе. От края к краю побежали зигзаги и вдруг...
  Король увидел это лишь на мгновение, но не сомневался - ему не померещилось. Из глубины мельтешащей пестроты на него глянуло ужасное лицо. Даже скорее не лицо, а безобразная морда животного. Кривые острые зубы усеивали полуоткрытую пасть, огромные ноздри раздулись, бугристую кожу сморщили крупные складки, на голом черепе оттопырились большие уродливые уши. Лишь темные глаза с узкими зрачками одни не представляли собой ничего страшного. Уродливый призрак глянул из зеркала вполне дружелюбно и даже успел закатить свои глаза куда-то вверх. Затем видение исчезло. Снова замелькали бесформенные осколки и блики.
  Несчастный Король положил зеркало на колени и бессильно опустил руки. Неужели он увидел себя таким, каким ежедневно предстает перед окружающими? Значит сейчас, при ярком освещении, эти два воина видят перед собой на троне не симпатичного молодого монарха, а вот такого мерзкого урода. Но ведь они стоят, как и стояли, спокойно и невозмутимо.
  Осененный догадкой, Король бесшумно сошел с трона. Да, действительно, оба воина стояли, крепко зажмурившись.
   - Почему вы смеете являться перед своим Королем с закрытыми глазами!?
  - Так приказал Хромой Барон, Ваше Величество, - дружно ответили стражники.
  - Хорошо, ступайте по своим местам! Свечи можно погасить...
  В эту ночь Король не выходил из тронного зала. Во дворце что-то двигалось, доносились шаги, обрывки разговоров, скрип дверей - жизнь продолжалась. Но молодому Королю всё это уже не казалось важным. Он впервые подумал, что так и останется от него на века одно смутное прозвище, и готов был уже согласиться, что вполне заслужил такое имя - Король-Мрак. Только наступившее утро немного прояснило королевские мысли. Он подошел к окну, из которого был виден мощеный камнем двор. Хромой Барон производил развод по постам новой смены караульных. Можно было его окликнуть; ведь когда надо, голос нашего Короля звучал мощно и раскатисто. Только после ночного потрясения Его Королевскому Величеству совершенно не хотелось высовываться из окна на виду у всех воинов отряда. Если дело не в одних глазах, которые издалека разглядит не каждый, лучше оставаться в тени комнаты.
  Король огляделся и швырнул во двор серебряное блюдце, вовремя оказавшееся на столике возле окна. Воины даже не шевельнулись на жиденький звон, зато Барон быстро глянул вверх и негромко скомандовал. Отряд сразу зашагал прочь, а его военачальник поспешил на дневную королевскую половину.
  Они не стали разговаривать через закрытые двери, такой разговор представлялся глупым и Королю, и Хромому Барону. Но каким путем выйти из затруднительного положения первым догадался Барон. Он попросил разрешения ступить в запретные комнаты, прикрыв глаза плотной повязкой. Таким образом, Король смог нарушить свой же строжайший запрет, не опасаясь потерять самого верного из слуг. Наверное, полоска черной материи уже давно хранилась в карманах Хромого Барона. Не успел Король объявить своё согласие, как Барон перешагнул порог.
  На этот раз Королю не хотелось восседать по-королевски. Он просто собирался откровенно побеседовать, а не отдавать строгие приказания. Поэтому молодой венценосец раскинулся в низеньком удобном кресле возле самого камина. Вид Барона, который осторожными шагами мимо него словно подкрадывался к трону, вызвал у Короля невольный смех, а не смеялся он уже давно. Услышав бурные переливы смеха, Хромой Барон повернулся на голос, замер и почтительно ждал, пока Король не насмеется вволю. Тот, наконец, успокоился и уже совсем другим, насмешливым голосом спросил:
  - А скажите, Барон, где вы нашли так быстро эту повязку?
  - Нашел? Почему? То есть, я хочу сказать, она у меня уже была.
  - Была! - повторил Король. - А интересно, для чего она у вас была?
  - Если вдруг случится такой вот случай, Ваше Величество.
  - Мне остается только похвалить вас за предусмотрительность. Одного не пойму, почему таких же повязок не нашлось у тех двух стражников, которые ночью были здесь со свечами.
  Хромой Барон недовольно крякнул.
  - Я и так уверен в своих людях, Ваше Величество! Если им приказано не открывать глаз...
  - Хорошо, оставим это, - перебил Король Барона. - Скажите лучше, кто из ваших людей доставил во дворец Зеркало гномов? Награды я не обещал, но вы и ваши люди прекрасно выполнили моё королевскую желание. Кстати, почему вы уверены, что это действительно то самое зеркало?
  Барон переступил с ноги на ногу и развел руками.
  - О чем вы говорите, Ваше Величество! Разве вы спрашивали про какое-то определенное зеркало? Их же там, как ворон на свалке! Одна беда - далеко скакать.
  - Где это - там?! - закричал изумленный Король. - Говори толком и внятно!
  - В Пятидолиньи, Ваше Величество! Это любимая игрушка у тамошних жителей. У них в горах время от времени находят плоские куски такого камня, они называют его - Каменный Лёд. Вставляют этот камешек в рамку, и Зеркало гномов готово. А потом лазят с ними по горам, золото ищут, камни драгоценные. Иногда что-то и находят, но больше баловство. Никто путём не рассказывает, как этим зеркалом пользоваться, друг от друга таят какие-то секреты. Но я так понимаю, если бы что было, все в этих Пяти Долинах давно бы ходили в золоте.
  Король уселся прямо, передернул плечами, глубоко вздохнул. Хромой Барон сразу замолчал.
  - Верно понимаете, Барон. Все давно ходили бы в золоте... Кстати, и мне, и вам пора отдохнуть перед вечерним советом, мы заговорились. Ступайте, отдыхайте, я вас не задерживаю.
  Барон поклонился и вышел.
  Король подошел к трону, взял с сидения брошенную безделицу - пластинку Каменного Льда в самодельной рамке. Зеркало гномов? Минут пять он вертел его во все стороны, удивляясь на бегающие блики. Но сейчас, при ровном свете дня, они были гораздо бледнее. Новых картин и призраков не возникало. Портрета безобразной твари Король тоже не увидел, хотя ему и очень этого хотелось. Тем более, что теперь он уверился - это вовсе не отражение его лица. Похоже, старый Часовщик посмел пошутить с ним, забыв, что имеет дело уже не с принцем!
  Прошло три дня. Приказ - схватить и доставить во дворец Часовщика так и вертелся на языке у Короля. Но Его Величество медлил, он умел обуздывать всплески своего негодования и обдумывать собственные решения. Расправа с Часовщиком не решала главного - загадки королевских глаз. А она оставалась. И как прежде ждала ответа.
  Пришла очередная рабочая ночь. Придворные и слуги мирно занимались своими делами, воины охраняли спокойствие дворца. Еще более суровый, чем обычно, Король возвращался с прогулки. Так бывало в те дни, когда не намечалось никаких больших советов или приемов. Тогда, вместо обхода дворцовых покоев, Король, прозванный Мрак, выходил во двор, бродил под ночным небом, или даже снаружи, вдоль стен дворца. Мешать ему во время этих прогулок, и вообще попадаться на глаза, строго запрещалось.
  Постепенно такие прогулки стали любимым королевским занятием. Но в последние дни тяжелые думы не покидали Короля даже на прогулках.
  В тронном зале и спальнях происходило какое-то шевеление, впрочем, вполне обычное. Доносились голоса, вспыхивали и гасли огоньки. Пока повелитель дышал свежим воздухом, слуги, как могли, убирались, подметали, наводили порядок в его комнатах. Иногда, но лишь по желанию Короля, сюда же, в это время заносились и оставлялись его любимые кушанья. Но сегодня, среди знакомых звуков обостренный темнотой слух Короля уловил новые, точнее - слегка забытые. Из распахнутых дверей доносилось громкое тиканье часов! Неужели Часовщик вернулся во дворец?
  Король быстро вошел в главную опочивальню. Через окно проникал белый свет луны, в котором хорошо были видны фигуры слуг, сразу замерших, как изваяния. Часы шли, они стояли на той же тумбе, но их очертания говорили чётко: это не древний хронометр.
  - Кто приказал заменить часы?
  - Ваше Величество! Нельзя же вам без часов. А ваши встали.
  - Повторяю!! Почему поставили новые часы, вместо того, чтобы починить старые!?
  После тяжкой заминки тот же слуга виновато пояснил:
  - Никто не брался чинить ваши часы, Ваше Величество. Это умел только старый Королевский Часовщик, а он исчез. Как говорят, бежал.
  - И тогда Хромой Барон распорядился принести другие? - спросил Король так зловеще, что слуг пробил озноб.
  - Совершенно верно, Ваше Величество, - произнес знакомый хрипловатый бас. В комнату, припадая на левую ногу, вошел Барон. Он резко щелкнул пальцами, и слуги моментально бесшумно выскользнули прочь.
  - И куда же вы, Барон, дели старый хронометр?
  - Я приказал его продать лавочнику на рынке.
  - Вместо того, чтобы разыскать Мастера. Эти часы и трон - самые старинные вещи во дворце! Они достались мне, как наследие предков. Это достояние королевской династии. Уж кому-кому, а вам, Барон, полагается разбираться в таких вопросах!
  - Позвольте мне исправить мою ошибку, Ваше Величество, - глухо пробормотал Барон.
  - Вы не лавочник с рынка, такие поступки непростительны! - не мог успокоиться Король.
  - Позвольте, Ваше Величество..., - снова начал Барон, но Король перебил:
  - Где Часовщик?
  - Ищем, - еще глуше отозвался Хромой Барон.
  Король отошел к окну, Барон не шевелился.
  - Я сей же час прикажу, и завтра ваши часы, Ваше Величество...
  - Завтра?! - гаркнул Король так, что по залам пошло эхо. - Седлайте коней! Поедем вместе и немедленно.
  - Слушаюсь, Ваше Величество. Но я хотел...
  - Вам мало Часовщика? Сейчас же на конюшню! Бегом!
  Не прошло и десяти минут, как через ворота дворца проскакали два темных всадника в длинных плащах. На голове одного из них поблёскивал шлем с пышными перьями.
  Лавочник при виде Хромого Барона с воем повалился в ноги, что неприятно поразило Короля. Но сейчас ему важнее было узнать, кому проданы королевские часы. Барон бросал отрывистые вопросы, переспрашивал. Наконец он тронул бородку, кивнул и оба всадника вышли на рыночную площадь. Она была совсем темна, лишь в стороне попыхивала единственная масляная светильня.
  - Это совсем рядом, и думаю, - Барон покосился на темные окна домов, - ваш хронометр никуда не уйдет до утра.
  - Всё уже сказано, Барон.
  Кони теперь шли шагом, Король с Бароном ехали по узкой улочке. Казалось, конь Барона превосходно знал дорогу, он сам сворачивал на нужных перекрестках, не оступался там, где королевский конь срывался с камней копытом или скользил по лужам. А выбирать путь было непросто, всадникам светили только звезды, и время от времени выглядывала из-за облаков луна.
  - Здесь! - Хромой Барон нарушил, наконец, своё укоризненное молчание. - Пятый дом от этой кривой акации.
  И осадил коня, пропуская Короля въехать в переулок первым. Эта придворная вежливость, неуместная во время сложного пути, через несколько шагов вообще превратилась в насмешку. Пятого по счету дома просто не было, его место в ряду зияло пустотой. Вместо дома осталось свежее пожарище.
  - Пожар затих совсем недавно, - сказал Король, потянув носом запах гари. - Удивительное совпадение, не правда ли? Что будем делать дальше?
  - Вы были правы, Ваше Величество, что выехали ночью. К сожалению, в дело вмешалась какая-то злая судьба. Но пока рано прекращать поиски. Может быть, ваш хронометр успели перенести в другое место. Поехали. По дороге во дворец, я, если позволите, расскажу о своих предположениях.
  Вместо ответа Король соскочил с коня и нетерпеливым жестом поманил за собой своего спутника. Барон недовольно тряхнул головой, но не подчиниться не посмел. Пришлось спешиться и ему. Король, видя, что жесты его действуют убедительнее слов, молча указал на домик рядом с пожарищем. Прихрамывая, Барон подошел к окошку и постучал своей плетью. Почти сразу окошко приоткрылось.
  - Именем короля! - воскликнул Барон.
  - Так пусть Король скажет сам, что ему нужно в такой час, - ответила через окошко девушка, лица которой не было видна, но голос звучал очень молодо.
  - Ты забываешься, дерзкая девчонка! - рявкнул Барон.
  - Барон, подождите! Мне даже лестна такая догадливость моих подданных. Но хотел бы я понять, как меня смогли рассмотреть в такой темноте.
  - Не всем темнота и мрак помеха, Ваше Королевское Величество. Ваш шлем - и тот не помеха. Даже бы если вы вдруг опустили забрало. Думаю, и тогда холод пронзил бы меня по всем жилам.
  - Ах, вот в чем дело! - воскликнул Король в досаде. - Опять мои глаза!
  Он тоже шагнул к окошку, сам не понимая от негодования, что хочет сделать. Хромой Барон предостерегающе придержал его за руку, но тут девушка снова заговорила:
  - Не удивляйтесь, пожалуйста, и не сердитесь. Просто моя мать родом из Пятидолинья, и мне передалась ее кровь. А мы чувствуем немного по-другому.
  Король застыл. Потом покосился на Хромого Барона. Неясные мысли, догадки, подозрения замелькали в его голове.
  - Сейчас же выйдите из дома, любезная подданная! Это - приказ Короля! Ведь вы же не боитесь меня? Я правильно понял?
  Окошко тут же захлопнулось. Барон изумленными глазами окинул с ног до головы королевскую фигуру. Небо чуть-чуть посветлело, окружающие предметы начали понемногу проступать из темноты. Король перехватил взгляд Барона и осторожно опустил забрало.
  
  Зашуршала и открылась дверь домика. Света в нем по-прежнему не зажигали, и прямо из темного проема на улицу выскользнула высокая легкая фигурка. Голову и плечи девушки окутывал большой платок, широкое платье из тяжелой материи почти скрывало мягкие сапожки. Казалось, обитательница домика специально дожидалась приезда Короля и Барона, на сборы у нее ушло всего несколько минут.
  - Позвольте, Ваше Величество, дознанием займусь я. Для неумытой простолюдинки и так будет слишком много почета.
  Но Его Величество как будто не услышал слов Хромого Барона.
  - Сударыня, вам приходилось ездить верхом?
  - Нечасто и только у бабушки. В городе это не принято. Разве что среди знатных господ.
  Король удовлетворился ответом.
  - А вы что-то хотели сказать, Барон? Я со своей стороны думаю, что нам не следует здесь задерживаться. Светает. Пора возвращаться во дворец. Мой конь спокойнее, поэтому поедете на нем. Помогите даме, любезнейший. Впрочем, я могу и сам.
  - Уж этого я не допущу! - вскипел Хромой Барон, но тут же опомнился. - Не королевское дело - держать стремя кому бы там ни было, черт меня возьми. Быстрее шевелись, горожанка!! Король ждет!
  Поколебавшись, девушка ловко вскочила в седло, завозилась в нем, стараясь усесться половчее и хоть как-то расправить подол платья. Но Король быстро отстегнул золотую пряжку и кинул ей на колени свой бархатный плащ. Барон что-то прорычал себе под нос, потом глубоко вздохнул.
  - Что ж. Для меня вести под уздцы лошадь Короля так же почетно, как если бы на ее месте был и сам Король, - сказал он совершенно спокойным голосом, и только глаза яростно сверкали. - А груз не имеет значения.
  - Не нужно так огорчаться, Барон, - ответил Король с легкой усмешкой. - Я никогда себе не позволю так вас утруждать. Вам идти пешком, да еще в такую даль? Дождитесь здесь, я сразу вышлю вам всадников и свежего коня.
  И ничего больше не добавив, он вскочил на коня Хромого Барона. Обратный путь не занял много времени. Девушка не хвастала, она неплохо держалась в седле и к тому же прекрасно знала все городские переулки. На востоке только занималась заря, а Король и его спутница были уже во дворце.
  - Я не хотел вести разговор при моем храбром Бароне. Иногда он излишне усерден. А сейчас, сударыня, ответьте мне без утайки на один, может быть, и странный вопрос. Действительно ли на родине вашей матушки такие игрушки встречаются на каждом шагу?
  Он небрежно повертел в руках блестящую дощечку, даже не взглянув на этот раз на разбегающиеся блики. Впрочем, и непривычный шлем тоже мешал.
  - Встречаются часто, - с некоторым удивлением подтвердила девушка. - Но только это не игрушка, Ваше Величество. Если вам надо найти что-то очень ценное для вас, достаточно взглянуть в зеркало на нужном месте, и вам откроется искомое.
  - Вот как? И каким же образом?
  - В Зеркале гномов покажется Скальник - горный дух, покровитель этого древнего племени, и он подаст вам знак.
  - А каков он из себя, этот дух? Наверное, тихий старый почтенный гном с белой бородой, - спросил Король, пытаясь, чтобы голос не выдал его волнения.
  - Нет, что вы! Люди говорят, редкий человек не остолбенеет от страха. Он больше похож на свирепого зверя.
  - Похож на свирепого зверя, - повторил Король. - Почему же тогда наш Королевский Часовщик уверял, что в Зеркале гномов человек видит самого себя, да еще в самом правдивом виде?
  Собеседница Короля умоляюще сложила руки.
  - Не наказывайте дедушку, Ваше Величество, он просто ошибался. Моя мать всегда удивлялась, как мало здешние люди знают о Стране Пяти Долин.
  На несколько мгновений Король потерял дар речи.
  - Так! - сказал он, наконец; в задумчивости откинул забрало и провел рукой по вспотевшему лбу. Его молодое лицо всё сморщилось вокруг прищуренных глаз - Король пытался понять, что происходит подле него в последнее время.
  - Ты - внучка моего Часовщика? А где он сам?
  - Как, Ваше Величество? Разве он не здесь, не во дворце?
  Услышав такие слова, Король резко кинул Зеркало на сидение трона и всем телом повернулся к девушке. Она попятилась от его пристального взгляда, но он теперь не захотел обращать на это внимания.
  - Сейчас же расскажи всё, что тебе известно.
  - Когда люди Барона, простите пожалуйста - воины из отряда - стали сгонять прежних слуг во дворец, дедушка сказал, что не вернётся ни за что. Он перешел жить ко мне, в наш дом с мамой, тот который сожгли (девушка тихонько всхлипнула), и его больше не трогали. А два дня назад дедушка принес старинные часы. Он сказал, что их нужно сохранить. Потом велел мне несколько дней пожить у подруги, чтобы не мешать ему с ними заниматься.
  - А где твои родители? - перебил Король.
  - Отец погиб на охоте. Мама вернулась в Пятидолинье, и теперь только иногда приезжает в гости.
  Король отошел к окну, постоял, вернулся. Взял свой плащ, который всё еще оставался в руках Внучки Часовщика и кинул к порогу. Девушка испугано следила за перемещениями Короля, и, похоже, они беспокоили ее больше его глаз.
  - Ваше Величество! Я верю, что дедушка не у вас, но тогда я действительно не знаю, где он.
  - Хотел бы и я в это верить, - пробормотал Король. - Когда был пожар? - снова резко спросил он.
  - Днём. Я была на рынке, а когда пришла, соседи уже тушили, что осталось. Ничего не осталось! Говорили, поджег слуга лавочника, а почему - не знаю. Он успел убежать.
  - Значит, часы тоже сгорели, - грустно заключил Король.
  - Нет, зачем же?- с удивлением возразила девушка. - Они в том самом доме, где мы сегодня были. Дедушка перенес их еще утром, потому что за ним пришли воины отряда. Вот я и думала.
  Король только усмехнулся.
  - Похоже, твой дед знал, что дом сгорит. Мудрый старикан! Не могу поверить, что он мог так глупо ошибиться с этим Зеркалом гномов.
  - А я, кажется, поняла! - вдруг встрепенулась Внучка Часовщика. - У гномов ведь было еще и главное - волшебное зеркало. В него могли смотреть только их вожди.
  - Да что же ты молчишь! - возмутился Король. - И где это волшебное зеркало?
  - Его давным-давно разбил своим мечом Король-Буря.
  Это был удар. Предательский удар от далекого предка.
  На Короля как будто разом навалилась огромная тягучая усталость. Он тихо опустился на резную скамеечку, забыв, что Внучка Часовщика продолжает стоять рядом. Казалось, что из его неподвижных глаз сейчас потекут слезы.
  - Ваше Величество... - тихо позвала Внучка.
  Король услышал, очень медленно качнул перьями шлема.
  - Ступайте, отдохните сударыня. Вы, наверное, тоже устали. Там, за дверью справа, несколько гостиных комнат. Прилягте на любой диван. Если нужно накрыться, возьмите что-нибудь в любом шкафу.
  - Я возьму вот это! - девушка быстро подняла брошенный плащ. - Что может быть лучше вещи, поданной рукой самого короля.
  И она улыбнулась доброй легкой улыбкой. Король невольно улыбнулся в ответ, а когда за девушкой закрылась дверь, облегченно стянул с головы надоевший шлем. То, что забрало на нем откинуто еще на рассвете, Королю даже не вспомнилось.
  Вернув шлем на стойку неподалеку от трона, Король грустно оглядел зал. Было уже совсем светло. Шел обычный день. Из окна доносились приглушенные голоса, похоже, Хромой Барон успел вернуться. В том, что он не торопился предстать перед своим Королем, тоже не было ничего необычного. Просто сам Барон стал теперь казаться Королю совсем другим человеком.
  Оказывается, он охотился на старого Часовщика как на красную дичь. Приманка, погоня по следу, сожжение логова... Хорошее применение для фамильного королевского хронометра. Когда-нибудь он догадается использовать для этой цели и трон! Чем он хуже хронометра?
  Вот он трон, древний, огромный. Единственный предмет, перешедший сюда из замка Короля-Бури. Твердое сидение, высоченная спинка, и ее увенчивает тяжеленная корона. Она тоже осталась от воинственного короля, который сам был могуч и огромен. Только ему было впору держать ее на своей голове.
  Уже сын Короля-Бури сделал себе корону полегче - тонкую, ажурную, изящную, которая и сейчас поблескивает на стойке, рядом со шлемом. Вот ее носить не труднее, чем шляпу. А та - теперь венчает только трон. Ее надевают раз в жизни, принимая королевский титул. Да и то не всегда. Обычай, который завел еще Король-Скворец, так и не стал обязательным.
  Внезапно что-то словно тронуло горло Короля, как огненными пальцами, по всему телу пробежали жгучие искры.
  Король-Скворец занял трон после внезапной гибели отца. И он сам увенчал себя древней короной. Сам себя увенчал, и по той же причине, и Король-Рукавица. Как принимали трон и титул другие предки не всегда было известно, но отец Короля-Мрака просто был торжественно усажен на трон. Дед, престарелый венценосец, при жизни передал престол сыну, возведя его на трон собственной рукой. Наш Король хорошо это запомнил, хотя и был тогда совсем мал.
  Отец всегда отличался слабым здоровьем, правил недолго и скончался внезапно. И тогда он, молодой наследник, чтобы поднять себя в глазах придворных, тоже совершил тот же старинный обряд. Какой ужас!
  Словно вновь наяву встала теперь перед Королем и зубастая усмешка Скальника! Злобный дух не зря повел глазами, мол, не туда смотришь, жалкий человечек. Как сказала Внучка Часовщика? Скальник подсказывает, где искать желаемое. Как же слепы были все эти короли!
  Король пробежал гостиную комнату, гостья его спала в следующей. Девушка свернулась под бархатным королевским плащом и мирно дремала, уютно подсунув кулачок под щеку. Король замер в нерешительности и умилении. Неужели нельзя подождать, пока она спокойно пробудится? Нет, ждать у него не было больше сил.
  - Ты знаешь, какое было Главное Зеркало гномов? Волшебное зеркало?
  Она не сразу поняла, что произошло. Но всё-таки потянулась, села и пробормотала, не открывая глаз.
  - Не знаю. Что-то такое, круглое. Вожди гномов ходили вокруг него в пещере, потом зажигали огонь, еще ходили. Не знаю!
  - Зато я теперь знаю! - воскликнул Король. - Это был зеркальный шар. Пошли!
  Он взял ее за руку и, проведя через комнаты, остановился у трона.
  - Видишь вон там? Его не разглядеть, сверху надета корона. Позади трона есть лесенка. Если по ней подняться, корону можно взять и шар откроется. Спереди он прикрыт верхом спинки, а сзади виден весь. Однажды я в него взглянул... В тот день, когда стал королем.
  Гостья Короля ахнула, кажется, она тоже поняла всё. Король-Буря только распустил слух, что разбил Волшебное Зеркало. Он надеялся, таинственный трофей принесет ему удачу и славу. Но презирать волшебство не дано даже королям.
  - И что сейчас проку в этой тайне, которую мои предки скрывали друг от друга. Теперь-то я припоминаю, какие темные, пустые глаза были у моего отражения. Словно слепые провалы. Но свет был тусклый, шар в пыли... К тому же, возвращая корону на место, я увидел в шаре своё обычное лицо, день был торжественный, всё благополучно забылось. Проклятое зеркало! Оно погубило всю мою жизнь.
  - Не огорчайтесь, Ваше Величество, - ответила девушка, едва сдерживая слезы. - Поверьте, народ полюбит вас и таким. Ведь вы правите мудро и справедливо.
  - Что ж, - сказал Король. - Если ничего не вернуть, будем править дальше. Но я знаю, чем прославится моё правление. Сегодня же прикажу Барону вышвырнуть прочь из дворца этот проклятый шар. И Скальника туда же! Не хочу увидеть еще раз его мерзкую ухмылку.
  - Стойте! - крикнула Внучка Часовщика. - Вы сказали еще раз. Значит, Скальник уже подавал вам знак? Я поняла, что нужно сделать. Спросите Скальника снова.
  - Как? - рассердился Король.
  - Встаньте на той самой лесенке, но только спиной к Волшебному Зеркалу. И ни за что в него не смотрите. А смотрите сюда.
  Она взяла с трона и протянула Королю всё ту же искрящуюся пластину в скромной деревянной рамочке.
  Неожиданно Король оживился.
  - А ты знаешь, почему бы не попробовать. Вот только... - он замялся.
  - Что, Ваше Величество?
  - Если я буду держать это зеркальце, да еще стоять спиной, как же мне снять с шара корону?
  - Какой вы недогадливый, - даже расхохоталась девушка. - А я на что? Зайду с другой стороны, зажмурю глаза и подниму ее вверх.
  От этого смеха у Короля потеплело на душе. Но всё-таки он качнул головой.
  - Если бы ты знала, о чём сейчас говоришь. А впрочем, что нам эти страхи... до вечера двери будут закрыты. Я согласен! Так и сделаем!
  Король, стоя спиной к зеркальному шару, еще закрытому короной, довольно уверенно поворачивал в руках Зеркало гномов. Вот в нем замелькали золотые отблески - корона!
  - Ты готова? Бери корону!
  В зеркале разом что-то блеснуло так, что Король вскрикнул. Глаза его зажмурились от режущей боли, как будто в них брызнули кипятком.
  Внучка Часовщика услышала вскрик Короля. Она не удивилась, при виде ужасного Скальника более слабые люди вообще орали и визжали. Девушка, прижав к себе тяжелую корону, ждала. Должен же Король сказать хоть что-нибудь. Какой знак увидел он в зеркале?
  - Говорю тебе, не боюсь я ни тебя, ни королевского наказания. Где вы ее прячете? Верните мне мою внучку!
  С этими словами кто-то распахнул двери тронного зала. В них попытался войти Королевский Часовщик, но Хромой Барон крепко держал его за ворот кафтана. И тут Барон увидел такое, что проступок Часовщика перестал для него существовать. Старик вырвался и устремился в зал. А голос Барона уже гремел басом.
  - Воины! Немедленно взять под охрану все окна и двери. Не упустите преступницу, которая по закону должна быть казнена еще до захода солнца.
  Тут из-за трона вышел Король. Он казался ошарашенным, и , хоть старался улыбаться, но губы и руки его мелко дрожали.
  Часовщик ахнул.
  - Вы ли это, Ваше Королевское Величество! Что с Вами? Я снова узнаю глаза нашего доброго принца.
  - Похоже, что так и есть, - взяв себя в руки, бодро ответил Король. - А вы, Барон? О чем вы тут так громко кричали?
  - Ваше Величество! - отчеканил Хромой Барон, как будто стоял перед судом. - Нет большего преступления, чем дерзнуть коснуться короны или трона лицу некоролевского достоинства. А попирать трон ногами вообще неслыханно.
  - Это верно, мой славный Барон, - спокойно ответил Король. - Но при чем здесь некоролевское достоинство? Кланяйтесь! Кланяйтесь отныне и впредь, как полагается кланяться королеве.
  Барон невозмутимо отвесил девушке низкий поклон. Помедлив, к нему присоединился и Часовщик.
  - Сейчас же разошлите гонцов по всему королевству. Моё настоящее правление начнется только сегодня. И пусть никто больше не называет меня - Король-Мрак!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Anaptal "Я видел Магию"(Уся (Wuxia)) В.Пылаев "Пятый посланник"(Уся (Wuxia)) Н.Семёнова "Ведьма, к ректору!"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Н.Изотова "Последняя попаданка"(Киберпанк) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"