Рыженков Вячеслав Борисович: другие произведения.

Шоколад. Золотой век

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Я не кондитер, а коллекционер, поэтому шоколад для меня - это прежде всего фантик. А то, что внутри - просто приятное приложение, а вовсе не предмет вожделенной охоты. И я, как это не смешно кому-то, без сомнения предпочту соевую плитку Привет, но в уникальной, красивой, оригинальной обложке, примелькавшемуся Бабаевскому, несмотря на его тонкий изысканный вкус и славу первого из отечественных шоколадов. Конечно, если он не предназначен в скромный подарок другу или девушке...

  Шоколад. Золотой век.
  Вводная глава к будущему коллекционному альбому.
  
  Сейчас принято писать в историях кондитерских фабрик, что заложены они были, причем все, как одна, при царе-батюшке, немного попыхтели при Советах, а вот в 90х годах акционировались и тогда.... !
  Можно излагать и так, вольному - воля. Но мы всё-таки начнем с начала.
  
  В доколумбовой Америке шоколад, а если выражаться точнее, какао-бобы использовались в пищу в натуральном виде. Вернее сказать, они воспринимались тамошними жителями даже не как продукт питания, а скорее как ритуальная трапеза с элементами лечебного и стимулирующего действия. Бобы, как и любое другое зерно, истирались в муку, и эта "мука" выпивалась вместе с горячей водой во взвешенном виде. В напиток этот могли добавляться пряные добавки. Но при этом природный горький вкус какао воспринимался как должный и обязательный, не требующий подслащения.
  
  Европейцы, узнав про какао через посредство конкистадора Кортеса, предпочли употреблять этот напиток с сахаром. А впоследствии, спустя ровно 300 лет, в Голландии нашли способ и смысл получить из всем уже известных какао-бобов два отдельных самостоятельных твердых продукта - масло какао и сухой какао порошок. Это был решающий шаг к изобретению прежде невиданного лакомства - шоколадной плитки. Не прошло и двадцати лет, как англичане впервые изготовили ее в 1847 году. Спустя 28 лет в Швейцарии был получен молочный шоколад, давший старт разнообразию видов (1875г.). То есть - знакомый нам шоколад всё ещё достаточно молод (не старше, например, жевательной резинки). Однако новое лакомство сразу распробовали потребители, и с тех пор изготовление твердого шоколада с каждым годом возрастало.
  
  Поскольку продукт получился достаточно дорогим, от развесного бесформенного шоколада практически сразу перешли к фасованному и упакованному в коробочки. Естественным следующим шагом стала печатная обложка отдельной плитки, именно та, которая довольно быстро получила в России имя "фантика". (в первую очередь конфетного, но и шоколадный периодически удостаивался того же названия).
  
  Что касается освоения шоколада, то как раз в этом Россия от других стран не отставала. Только на самых первых порах главные тогдашние его потребители: знать, богачи и аристократия довольствовались импортом. Это продолжалось чуть больше десятилетия - до 70х годов 19 века. С ростом городов, появлением обширного слоя достаточно обеспеченных горожан среднего достатка с претензией на элементы роскоши, спрос на шоколад резко возрос. В ускоренном темпе, за считанные годы, Россия в одном ряду с Европой, но только успешно пропустив стадию полукустарного развесного шоколада, сразу обратилась к нарядной плитке фабричного производства.
  
  В первую очередь шоколадные фабрики открывались на юге империи и в промышленно-торговой Москве. Именно тогда освоили шоколад и развернулись будущие гиганты советского шоколадного производства - фабрика Бабаева, Красный Октябрь, Рот Фронт (соответственно "Абрикосов и сыновья", "товарищество Эйнем" , "Торговый дом Леновых"). Петербург заметно отставал от Москвы в объёмах, но, разумеется, не остался без собственного шоколада и он. Но семнадцатый год, революция и гражданская война, сопровождавшаяся круговой блокадой, фактически аннулировали по всей стране только-только набирающую силу шоколадную отрасль. Ее первый, разгонный этап оборвался рано, на самом взлёте. Отечественные кондитерские производители по большей части перешли на местное сырьё, то есть на леденцы, карамель, пастилу и разные обсыпные подушечки. Не менее чем на пять лет шоколадная плитка снова стала импортным, а зачастую и контрабандным товаром.
  
  Пятилетие НЭПа, наступившего мира, немедленно породило множество мелких производителей развесного шоколада, а с принятием первых планов развития промышленного производства к плиточному шоколаду стали закономерно возвращаться и большие кондитерские фабрики. В Москве был организован трест Моссельпром, в который вошли, в числе прочих пищевых и кондитерские предприятия. Что касается шоколада, они, разумеется, уже изначально были ориентированы на продукцию сортовую, фасованную. Пошли первые советские плитки под маркой Моссельпрома, под которой не всегда указывалась конкретная шоколадная фабрика из этого объединения. Впрочем, методы излишней директивной специализации (сосредоточить, например, шоколад только на "Красном Октябре", а "Бабаевскую" и будущий "Рот Фронт" оставить на прочих кондитерских изделиях) заметно сказались в то время на разнообразии шоколадной продукции. По большей части это были достаточно успешные попытки возродить некоторые рецепты старых дореволюционных марок. Что касается периферии, то там и сами фабрики выступали зачастую под старыми названиями. Разумеется, старым оставалось и оборудование, заведенное еще в начале века, а сортность шоколада была минимальной.
  
  Помимо того, включенный в народно-хозяйственные планы, шоколад при советской власти перестал рассматриваться как исключительно атрибут роскоши или праздничного угощения. Его стали включать в специальные армейские и экспедиционные пайки, а также, например, рацион спортсменов. Внешний вид в таком случае имел второстепенное и даже третьестепенное значение.
  
  Конечно, поступал вновь появившийся отечественный шоколад и на прилавки, но занимал пока скромное и отстраненное место, в одном уголке с дорогими напитками и закусками. Его могли себе позволить только немногие высокооплачиваемые работники и служащие. По этим причинам был невелик, как объем шоколадного производства, так и его ассортимент. Он представлял как бы два крайних полюса - или дорогое удовольствие, или совсем невзрачный, почти аптекарский товар. Число видов советского шоколада в 30е и 40е годы двадцатого века не превосходило десятка. Почти все они по-прежнему оставались еще старых, дореволюционных сортов, причем зачастую под теми же названиями (Золотой Ярлык, Столичный, Ванильный, Миньон). Впрочем, понемногу появлялись и новые разработки ("Спорт", "Дорожный", "Полярный", "Театральный"). А сорта шоколада "Гвардейский" и "Кола" вышли прямо в разгар Отечественной войны. Шоколадное дело медленно, но шло на подъем.
  
  Одновременно нельзя не признать, что в стране планомерно проводилось оснащение и строительство совершенно новых, уже советских, кондитерских фабрик, тех, что наберут силу в период после окончания войны. Перед самой войной закончилось, например строительство фабрики имени Крупской (Ленинград), сразу заявившей о себе по всему северу, далеко за пределами северной столицы. На исходной базе эвакуированного оборудования в Куйбышеве была заложено кондитерское производство. А к 70 годам оно уже реорганизовано в мощную фабрику "Россия", сразу ставшую одной из ведущих по объему выпуска и качеству шоколада, так, что даже в самой Москве трём главным китам отрасли пришлось слегка потесниться. Это только отдельные примеры, а фактически, во второй половине 20 века свой шоколад выпускали уже все республики и регионы, включая вновь присоединенную Прибалтику и Молдавию. В Белоруссии действовали гомельский "Спартак" и минская "Коммунарка", на Украине работало более десяти фабрик (Одесса, Запорожье, Киев, Тростянец, Харьков, Луцк, Ворошиловград, Симферополь, Львов и другие). И в Западной Сибири, например, по моим наблюдениям, продавали шоколад почти исключительно из Львова или Киева.
  
  Так к 1960 году в стране были сформированы все условия для нового этапа, появления качественных, но доступных всем, массовых сортов шоколада. Около 1965 года одним махом появились бойкие и аппетитные 80 копеечные плитки - Весёлые ребята, Лотос, Пингвин, Аленка, Чайка, Дюймовочка, Золушка, Рыжик. Даже рублёвые (Лакомка, Особый и др.) разбирались покупателями заметно охотнее дорогущих Гвардейского и Люкса (1р67к). Впрочем и они, гордые и неподступные, в погоне за привлекательностью стали гораздо чаще менять своё обличие. Тогда-то и произошел скачок в разнообразии выбора и почти ежеквартального обновления шоколадных витрин магазинов. Шоколадная плитка стала непременной деталью за стеклом любого киоска, от пивного до газетного. Наступил Золотой Век советского шоколада, продолжавшийся более двадцати лет. Число видов постепенно вдесятеро превзошло довоенный уровень, далеко уйдя за сотню. Причем оформление этих видов через постоянную сменяемость рисунка обложки или обертки, редко ограничивалось двумя-тремя вариантами.
  
  Невиданного доселе разнообразия добавлял порядок единого государственного хозяйства - любая фабрика имела право (конечно в соответствии с планом) выпускать любой разработанный в отрасли сорт шоколада, независимо от места его появления, то есть делать у себя шоколадки не только свои, но и "чужие". Сказать точнее, чужих просто не было, всё принадлежало всем. Иными словами, сложилась уникальная ситуация, вся шоколадная отрасль страны напоминала единый гигантский комбинат, ассортимент каждой фабрики имел только материальные, но никак ни творческие ограничения. И оформлять при этом фантик было можно, а зачастую и нужно совершенно по-своему - особенно. В этом, с первого взгляда на витрину, в первую очередь обозначалось собственное лицо фабрики. Одним словом, для коллекционеров отечественных фантиков настало исключительное время, которое теперь вряд ли повторится.
  
  Пресловутая бело-желтая Аленка, в которой, по незнанию, кто-то видит сейчас нечто исключительное, была тогда рядовым расхожим фантиком, среди сотен подобных. Даже сама фабрика Красный Октябрь не делала никаких попыток на нем зациклиться, в отличие, скажем, от сортов импортного назначения - Конёк Горбунок, Золотой Ярлык или Слава. Они-то всегда на общем ярком фоне отличались упорным единообразием. А вот форм Аленок, периодически обновляя обложку, Красный Октябрь выпустил только своих свыше 15ти, то есть более, чем кто-либо. Всего же, одних советских Аленок, вышедших на прилавки до 1995 года, только мне известно целых 63. А учитывая масштаб страны и местную самобытность, уж за семь десятков можно ручаться смело. Вот такое тогда было разнообразие!
  
  В самом деле, к началу 90х годов кондитерскими фабриками в целом было освоено около 150 сортов, а в стране работало более 35 фабрик. Самая умеренная оценка даёт гигантскую коллекционную базу от двух с половиной тысяч, до трёх тысяч оригинальных образцов. Правда - гигантскую, но не бесконечную. Появляющиеся слухи о коллекциях в 5 тысяч советских шоколадок можно смело считать недостоверными или недобросовестными. Очень сомнительно, что какой-либо коллекционер может достигнуть даже 3 тысячного предела. А достигший его, будет иметь, по сути, исчерпывающую базу. Разумеется, я имею в виду только советский шоколад Золотого Века.
  
  Есть безукоризненные документальные свидетельства реальности существования отечественного шоколадного Золотого Века. В Советском Союзе рецептуры сортов шоколада утверждали на министерском уровне и сводили в специальные сборники, спервоначалу отдельные, а к 1952 году они были собраны в единый, действующий на территории всей страны. Следующий новый рецептурный сборник был опубликован в 1968 году, и на нём дело не остановилось. В 1986 году вышел третий, самый внушительный, который, увы, оказался последним. Он включал 114 рецептур против 85 бывших в сборнике 1968 года. Появлялись и дальше новые виды, которые возможно вошли бы в следующую редакцию, но такая, как мы знаем, уже не состоялась.
  
  А если мы теперь заглянем в тех. условия на шоколад, то есть в ТУ10.82(и т.д.), ныне принятые в России аж в 2016 г., то что мы там увидим? Ничего нового. Тот же советский рецептурный сборник, но далёкого 1968 года, правда, всё-таки слегка укороченный - с 85 до 77 позиций. Но уж что есть, то есть.
  
  **************
  Теперь немного о том, почему советский шоколадный период коллекционеру рекомендуется выделять. Здесь нет никакой политической симпатии или антипатии, если вглядеться внимательно, вопрос чисто технический. Весь массив отечественных фантиков (я говорю только о шоколаде) не поддается единой систематизации, но зато в нём четко выделяются три группы, его составляющие.
  
  Первую удобно назвать тематической. То есть в том смысле, что сорт шоколада оформлен на обертке в соответствии с его наименованием. На Гвардейском - ленты и военная тематика, на Ванильном - среди прочих декоративных элементов нарисованы пряности, на Сказке - какой-нибудь сказочный персонаж или эпизод, и так далее, то есть: на Пингвине - пингвин, на Чибисе - чибис, на Авроре - Аврора (пусть даже не в виде крейсера, а в виде античной богини). Кроме того, сорт именовался однозначно, писался на главной, лицевой стороне и фабрика, выпустившая плитку, обозначалась на обороте без всяких околичностей. Так выглядело более 90% советских шоколадок.
  
  В 90е годы наступил период хаотический и за несколько лет успел создать целую группу, которой вероятно подойдёт такое же название. Именоваться такая шоколадка могла как угодно, выпускал её зачастую неизвестно кто. И хотя изготовитель иногда неплохо внешне имитировал шоколад тематический - если надпись "шоколад Титаник", то и портрет Ди Каприо, но только имитировал. Вся штука была в том, что вообще-то шоколада Титаник на самом деле не было. А кто-то и не разменивался на название сорта - яркая картинка, под ней маленькая надпись - с орехами - и точка. Но тем не менее, есть и в этом хаосе отдельные линии и группы, которые кому-то может быть посчастливится изучить и выявить в общей массе. Ведь кто-то выпускал такие хаотичные шоколадки целыми сериями, кто-то имитировал старые советские, например Сказку Пушкина или Мишку.
  
  Затем, когда отечественные фабрики вышли из хаоса, в который были затянуты вместе с иными однодневными и более долговечными, но начинающими компаниями, наступил период, единодушно называемый брендовым. То есть. все шоколадные сорта у каждого производителя теперь перемешаны в единую кучу, растеряли, а точнее отказались от своих названий и строгих рецептов. Наступил принцип - можно всё, что не запрещено. Сегодня добавим миндаля, а завтра туда же - тёртого перца или морской соли. Фантик теперь - не напоминание о вкусе того или иного сорта, а просто одна из вывесок производителя. Именно производителя, а не сорт должен помнить покупатель. Каково в этом ориентироваться покупателю, это, в конце концов, его дело и право, но для коллекционера последствия достаточно очевидны - обеднение оформления, примитивизация тематики и сужение ее до немногих, постоянно повторяющихся образцов. Шоколад по внешним признакам превращается в подобие обыденного, расхожего продукта. Что от этого выиграет производитель - вопрос открытый, а потребителю и тем более коллекционеру остается вздохнуть и принимать всё, как есть. Такова третья группа массива отечественных фантиков. Она, собственно, только начала формироваться, и все её достижения и потери только предстоит узнать в будущем. Но пока ясно и так, что ни особого единства, ни мало-мальски общих закономерностей распределения в этой группе ждать не следует.
  
  Почему брендовая и тематическая группа не стыкуются с хаотической, особенно объяснять не надо - с хаосом мало что можно состыковать. А вот почему нельзя рассматривать тематическую и брендовую группы, как единое целое? Ответ простой. Принцип, служащий в одной группе к объединению, вторую разрушает. И наоборот. То есть - попытаешься распределить тематический массив по маркам фабрик - разбросаешь во все стороны то, что представляло собой, по определению и замыслу, единое целое. Двенадцать Дюймовочек разойдутся по семи кучкам, мало чем с этими Дюймовочками по оформлению связанными. В результате - абсурд и неразбериха.
  
  И наоборот. В бренде "Россия - щедрая душа" единым и узнаваемым остается эта надпись, всегда повторяющиеся рамочки и завитушки. Если отправить Сливочный из этого бренда к сливочным, Молочный к молочным, а Горький к горьким (поскольку ничего кроме этого "молочного" или "горького" на шоколаде не написано), то уже завтра забудешь: не только - сколько у тебя этих "щедрых душ", но и сколько у тебя этих Горьких. Ведь группка-то этих Горьких уже ничем не связана внешне, и по взгляду на оформления ни за что не догадаешься, горький это шоколад или молочный. На них на всех, всё те же рамочки и ленточки, которые с тем же успехом встречаются в совершенно других группках. В общем - хаос.
  
  То есть, сначала надо определить, видовой перед тобой фантик или брендовый, а затем отправить: вид к виду, бренд - к бренду. И автоматически единый массив и сам собй распадется на два, которые силком лучше не смешивать.
  
  Собственно - всё ясно. Остались только мелкие замечания.
  
  Во-первых, рамки названных мной групп не обязательно временные. Не надо думать, что все "советские" сорта умерли единочасно, всё, что вышло, допустим, до 1995года, обязательно сорт, а после - уже не сорт. Некоторые сорта (Цирк, Спорт, Ванильный, Экстра, Детский и др.) дожили до 2000 годов, и их не следует отделять от своих родственников. Кроме того, некоторые сорта (именно как сорта) появились достаточно поздно (Камея, Золотые купола). Прожили они недолго, но все-таки это сорта а, не бренды. И пусть не "советские", но место им - среди "советских". По стилю и духу.
  Во-вторых, некоторые сорта были в какой-то момент переведены в бренды (Алёнка, Бабаевский, Слава и др.), и физически перестали ими быть. Тут вероятно надо разделить их на две самостоятельные группы, независимо от одинакового названия.
  
  В-третьих в какой-то степени брендовый принцип встречался и в советские времена. Ведь слово и понятие бренд коллекционер довольно успешно может заменить более благопристойным словом - серия. (Разный шоколад, например, Сливочный, Молочный и Десертный из серии "Сударушка". Вместо того, чтобы говорить - "под бендом Сударушка". Чем плохо? Впрочем, вопрос вкуса). Так что с советским периодом? В то время случалось, что часть так называемых "химер", естественным образом сама объединялась в одну группу, то есть серию.
  
   Но прежде всего, что такое "химеры"? "Химера" - это фантик, в котором явно нарушен тематический принцип. Шоколад называется Седьмое небо, а на лицевой стороне - фото группы кроликов. Но бывало и не так. Выходит восемь плиток, посвященных какому-нибудь фестивалю. А в сортах хаос - и Ванильный, и Спорт, и Аленка. Случается, что и производители разные. Но ведь нельзя же такую группу раскидывать по разным сортам, она тематически едина. Точно так же бывало, когда выходила литовская серия фольклорных персонажей в национальных костюмах, или серия молдавских сказок, явно по иллюстрациям одного и того же автора. Что же, одного в Сливочный, другого - в Улыбку?
  
  Тут, по здравому понятию, поневоле приходится нарушить тематический принцип, а вернее, именно воспользоваться им в полном смысле. А ведь такие случаи явно родственны брендовым сериям. В принципе к брендам примыкают и группы так называемых "спутников" - имитаторов бренда, вроде Мишек на лесоповале, или неразличимых подделок на 1000 поцелуев. Правда теперь уже затрагивается вопрос, где проводить границу между хаотической и брендовой группой.
  
  Но думаю, что это вопрос будущего. Только одно мы можем утверждать точно. Тематическая группа уже сама себя очертила исторически, и задача состоит в том, чтобы для сначала представить в наибольшей полноте именно ее.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) Eo-one "Что доктор прописал"(Киберпанк) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) Д.Соул "Не все леди хотят замуж. Игра Шарлотты"(Любовное фэнтези) К.Демина "Одинокий некромант желает познакомиться"(Любовное фэнтези) О.Герр "Невеста на продажу"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"