Рыжиков Василий Александрович: другие произведения.

Маскарад (пролог, главы 1-2)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.27*17  Ваша оценка:


Василий Рыжиков

Маскарад

   "Вампиры... они повсюду"
   к/ф "Блэйд"

Пролог.

  
   Раздалось шипение, из динамика послышалось что-то неразборчивое, двери лязгнули и закрылись. Поезд, дернувшись, отъезжал от станции. Платформа была маленькой, грязной и полуразрушенной временем и людьми. Ни о каких кассах или турникетах и речи быть не могло. Павел вздохнул и стал неторопливо спускаться по лестнице, такой же неухоженной, как и сама платформа.
   Солнце уже было готово скрыться за горизонтом. Надо было спешить. И так уже опоздал на полтора часа из-за того, что поезд отменили. Но никто же не поверит. Будут говорить: "Не хочешь поработать даже один день, совсем забыл, что родители не просто живут с тобой в одной квартире, а ещё и кормят тебя охламона...". Забудешь тут как же. О своём присутствии тебе напоминают постоянно. Теперь вот надо было ехать на дачу. Вот что может сделать один среднестатистический студент на участке в шесть соток? В том-то и дело, что не так уж мало. Даже весной есть что делать. И должен бедный студент, взяв в руки лопату (грабли, вилы, молоток или ещё что), обрабатывать землю-матушку. А ведь уже конец апреля, сессия не за горами... В сумке Павел нес несколько конспектов и пару книг, но это так, для порядка. В них удастся заглянуть только завтра поздним вечером. Если вообще будет желание делать это.
   Дул лёгкий, тёплый весенний ветер. Закат превратил небо в море огненных красок. Пыльная дорога дачного посёлка вела вперёд, в неизвестность. Растительность по бокам дороги радует глаз. Ветровка, джинсы, кроссовки, сумка через плечо. Ничего странного. Это идет на дачу студент.
   Павел прибавил шаг. Пробежаться что ли? Вихрем пронестись по тихим улочкам. Дачники уже расползлись по домикам, ужинают. Да и вообще их немного. Павел отбросил эту мысль. Нечего бежать. Зачем торопиться на страдания и нотации?
   Тут на дорогу с боковой тропинки вышли пятеро парней. Они шли спокойно, почти не переговариваясь. Изредка подносили руки с зажатыми в них бутылками ко рту. Завидев Павла, они остановились. На лицах заиграли довольные ухмылки. "Ну вот - подумал Павел - спокойно дойти до домика, любуясь природой, не получится. Сейчас меня вежливо окликнут и ..."
   - Эй, парень, притормози на минутку!
   Дорогу ему заступил самый рослый из пятерки. Здоровый, лет на пять старше. Можно было ничего и не говорить, всё и так ясно - обыкновенный гоп-стоп, но парень решил выдержать роль.
   - Куда так спешишь, приятель? Может, пивка попьём?
   - Отчего не попить, мысль хорошая, - ответил Павел.
   - Только вот беда, бабла нема у нас, - грустно продолжал начинающий гопник. - Ты бы подкинул нам, а?
   Павел чувствовал, что парням нужны не столько деньги, сколько зрелища. И, по их мнению, лучшего, чем хороший мордобой не найти. Вот вожак уже и кулак сжимает...
   - Короче, гони бабки и всё, что ещё есть хорошего.
   - А ни пошел бы ты на...? - спокойно ответил Павел.
   Ответ последовал незамедлительно. Сжатый кулак вылетел по направлению к голове наглой жертвы и...
   Другие гопники, стоявшие позади вожака, увидели что-то странное. Студент наклонился в сторону, уходя от удара, и вдруг оказался у вожака за спиной. Тот с удивлением посмотрел на то место, где только что стоял студент.
   - Я здесь, придурок, - сказал Павел.
   - Макс, он сзади! - выкрикнул один из оставшихся в запасе.
   Макс резко обернулся, одновременно делая хук справа. Промах. Павел в самом начале разворота просто сделал шаг назад, причем очень быстро. Двое гопников бросились на него сзади, хватая и выкручивая руки. Но Павел легко вывернулся и ударил ближнему кулаком по челюсти. Удар не казался каким-то сверхсильным, но парень отлетел в ближайшие кусты и затих. Видимо надолго.
   - Что, типа спортсмен? - прошипел Макс. - Чуваки, а ну, вместе!
   Все четверо бросились на Павла. Расчёт простой - задавить массой. Но студент по-видимому был действительно крутым спортсменом. С необычайной скоростью он нанес удары двоим, отмахнулся от третьего и ушел из кольца. Тот третий схватил его за плечо и оказался в крепком захвате. Нажим - и рука выгнулась под невозможным углом. Дикий вой гопника заставил других отпрянуть. Павел отпустил руку, ударил по ногам, заставив парня опуститься на колени, обвил голову рукой и дернул. Раздался хруст, и обмякшее тело гопника грохнулось на землю. Парень лежал ничком, но глаза смотрели на небо.
   - Ты чё, урод? - растерянно проговорил Макс. - Ты убил его что ли?
   - Не видишь разве? Кто следующий?
   Павел улыбнулся. Один из гопников, видимо самый глазастый, вдруг побелел и стал пятиться назад.
   - Ты куда, Андрюха? - спросил Макс. - Щас мы уроем этого говнюка, мы...
   Павел бросился вперёд. Парням показалось, что мимо них промчался на полной скорости автомобиль. Андрюха вдруг захрипел, хватаясь за горло, на котором зияла страшная рваная рана. Павел стоял спиной к гопникам, протянув руку в сторону. С пальцев, которые вдруг стали слишком длинными для пальцев человека, капала кровь. Темнело, и парни не сразу поняли, что на пальцах у Павла торчали длинные, изогнутые когти.
   В кустах зашевелился, поднимаясь, вырубленный первым гопник. Он ещё не полностью оправился от удара и не замечал ни трупов, ни когтей, ни крови. Он бросился на Павла, занося кулак. Павел крутанулся на месте, приседая и взмахивая руками. На землю напавший упал уже почти мертвым. У него был распорот живот.
   Павел выпрямился как сжатая пружина и одним прыжком настиг убегающих с поля боя парней - Макса-вожака и его приятеля. Последний заорал, выхватил нож и попытался нанести удар. Павел уклонился и схватил руку с ножом. Один коготь он воткнул в запястье парня и провел им до плеча, распоров и руку и одежду. Легким взмахом он разорвал горло.
   Макс трясся от испуга и пятился. Он видел лицо Павла, и оно ему явно не нравилось. Кожа побелела, глаза светились красным, уши заострились и прижались к голове, ноздри вытянулись. Тонкие черные губы искривились в жуткой усмешке, обнажая длинные острые клыки.
   Но Макс не зря был вожаком дачной бригады. Он не побежал, не поддался страху, а спокойно полез за пазуху, нашаривая там что-то. Но это что-то явно застряло, не желая приходить на помощь своему владельцу. Павел мог быстрее, чем за полсекунды оказаться возле Макса, перехватить руку и прикончить парня, но ему стало интересно. Что же скрывается у Макса за пазухой? Может, крест?
   Ответ был банален - пистолет. Наверняка газовый. Павел взмахнул рукой, и в руку, держащую пистолет врезались четыре полосы огня. Макс даже не успел навести оружие. Две полосы попали по стволу пистолета, выгнув его и разодрав железо. Две другие попали в руку, разрубив пальцы и ладонь. Макс не кричал, а просто тупо смотрел на окровавленный обрубок ладони и лежащие на земле пальцы и остатки пистолета. Болевой шок, наверное.
   Павел присел и запрыгнул на один из электрических столбов. Там он задержался на секунду, оттолкнулся ногами и прыгнул на Макса, который наконец-то подал голос. Визг и крик быстро прекратились, когда клыки вонзились в горло Макса.
   Через минуту Павел отпустил обескровленное тело. Он уже снова выглядел как обычный человек. Он внимательно осмотрел свою одежду, но на неё не попало ни капли крови. Он вытянул из кармана медальон на цепочке. На медальоне был нарисован странный ветвистый знак, заключённый в круг. Еще минут назад каждая линия знака ярко светилась, теперь его было трудно разглядеть в сгущающихся сумерках. Павел сжал медальон в кулаке. Через некоторое время в центре знака на миг вспыхнула искра, и Павел спрятал медальон обратно. "Скорая помощь на подходе," - подумал он, проводя рукой над трупами. Теперь никто не обратит внимания на такую обычную картину, как пять трупов, лежащих на дороге.
   Павел пошел дальше. Надо торопиться. На ходу он достал телефон и отправил СМС сообщение. Если бы кто-нибудь кроме получателя и самого Павла увидел этот текст, он бы удивился, но не особенно. "Охоты не получится, я опять сорвался. Прости". Потом Павел отключил телефон. Ира будет звонить, ругаться, обвинять в отсутствии самоконтроля, а потом начнет выяснять подробности срыва. Не хочу говорить. Потом лично всё объясню. А пока все нормально. Какой-то там пункт правил Маскарада выполнен в точности.
   Дул лёгкий, тёплый весенний ветер. Закат превратил небо в море огненных красок. Пыльная дорога дачного посёлка вела вперёд, в неизвестность. Растительность по бокам дороги радует глаз. Ветровка, джинсы, кроссовки, сумка через плечо. Ничего странного. Это идет на дачу вампир.

***

   Алексей продирался сквозь лесные заросли, не забывая осматривать каждое дерево. Где эта долбаная метка, блин? Метки не было. Алексей остановился передохнуть и всмотрелся в темноту. Вроде никто за ним не крался. Хотя эти могут подойти так, что ничего не услышишь, пока не ощутишь холод клыков на сонной артерии. Алексей прикрыл глаза, пытаясь увидеть ауру подбирающегося к нему врага. Пусто. Пошли дальше.
   Через полчаса он нашел метку. Небольшой металлический стержень, почти полностью вбитый в дерево. Наружу торчал только заострённый кончик длиной в полсантиметра. Алексей легко нашел его и теперь, тряся пораненной рукой, начал считать шаги, поминутно сверяясь с бумажкой. Этот маленький листок ему дал Учитель. Встреча произошла в переполненном метро, в час пик. Пробираясь сквозь толпу, Алексей как бы случайно оказался рядом с Учителем и получил от него этот листок. Надо было соблюдать осторожность. Кто знает, вдруг один из них неподалёку. На листе было написано, как пробраться к одному из схронов со снаряжением. Учитель писал, что оружие Алексей получит одно из лучших. Помимо стандартного набора, там будет зашифрованная записка, описывающая маршрут в другой схрон, где хранилось что-то очень важное для охотников. Что это, Алексей не знал. Учитель считал, что у каждого Охотника должно быть что необычное, что должен найти сам Охотник. У самого Учителя это был камень, превращающий на время любую воду в святую.
   Ну вот и место схрона. Алексей достал лопатку и начал разрывать землю под нужным деревом. Выкопав яму в метр глубиной, Алексей нашел металлический контейнер в форме цилиндра. Он не заржавел, не смялся под тяжестью земли.
   В нем Алексей нашел все, что было нужно. Оружие было не освящено, что бы не почувствовали они. Все это надо было тащить в церковь. Не в обычную, а в ту где знали и про Охотников, и про них. Алексей никогда не называл их имени. Считалось, что они могут услышать.
   Через три часа Алексей вышел из леса. Он нёс большую спортивную сумку, где лежало снаряжение. Теперь он не боялся, что они вдруг нападут на него. Теперь он стал Охотником. Теперь его должны бояться эти подлые твари, посланцы дьявола, потомки Каина. Охотник вышел на охоту! Берегитесь, вампиры!
  

Глава 1.

   Когда до дачи оставалось километра два, мимо Павла промчалось несколько упырей. Они резко затормозили позади него. Павел остановился и разглядывал вампирских санитаров леса. Каждый раз можно было увидеть что-нибудь новое, звериное. Не бывает двух похожих упырей, но общие черты, конечно есть. Кожа отливает зеленью, клыки достают до подбородка, из-за чего на коже под ними были вмятины. Уши заостренные как у вампиров, но раза в три больше и болтаются на ветру. Глаза большие и круглые, полностью черные, только в центре жёлтые точки. Носов нет, лишь чёрные дыры на плоском лице... на морде. На руках когти, но не такие как у вампиров, а сантиметров двадцать длиной, загнутые внутрь, так что кулак упырь может сжать, только проткнув ладонь насквозь. У многих есть дополнительные клыки, на нижней челюсти. На костях часто длинные выросты, торчащие как шипы или рога. И самое главное - в таком облике они находятся постоянно. Упыри - жалкое подобие вампиров. Можно только пожалеть.
   Упырями становятся те, кто сам узнал про вампиров, но не попал на клык, по причине сытости нашедшего его вампира, или же по причине нехватки в рядах упырей. Если Знающий предал своего покровителя, он тоже становится упырём. Технику превращения Павел не знал, был ещё молод - девятнадцать человеческих лет, при одном неполном вампирском. Слышал только, что она соединяет элементы Обращения и превращения в гуля. Одно ясно - после этой процедуры человек становиться упырём, полностью послушным любому из вампиров и иногда потерявшим память. Его мучит жажда, как и вампиров, но упырь не побрезгует и мясом, и костями. Поэтому упырей заставляют убирать обескровленные трупы, оставшиеся от трапезы вампира. Телепатический вызов - и вот уже мчится бригада упырей, которая ближе всех. Наставники пугают молодых вампиров, что проваливших экзамены тоже делают упырями. Брехня... просто делают Кантифами.
   Сегодня дачным санитарам повезло - один бескровный труп и ещё четыре свеженьких и тёплых. Это Павел сообщил через медальон, и упыри радовались как дети. Они даже остановились и поблагодарили "милостивого вампира". Когда они, наконец, изъявлять благодарность и побежали дальше, к своему ужину, Павел с облегчением вздохнул. Опять его задержали, а он и так опаздывает. Павел снова пошел вперед, но через пару шагов его окликнули.
   За ближайшим забором стоял вампир. Павел удивился. Этого он никогда здесь не видел, а судя по всему, тот зеленый домик принадлежал ему. Мужчина лет сорока, но наверняка старше, минимум вдвое - видно было по глазам. Павел посмотрел на вампира Взглядом Ночи и согнулся в поклоне, прижав левую руку к груди, а правую отставив в сторону. Перед ним стоял Кантиф, безродный вампир, перед которым послушнику любого клана надлежало кланяться именно так. На лбу незнакомого вампира светился серый круг, знак Кантифа, а у Павла даже такого не было. У него на лбу сверкал пунктирный круг, а знак Клана был лишь на медальоне.
   - Здравствуй, молодой вампир, - произнёс Кантиф.
   - Доброй ночи и охоты, - отозвался Павел. На занятиях по этикету вампиров ему не было равных, он знал все традиционные фразы наизусть.
   - Это ты вызвал упырей?
   - Да.
   - Как поохотился?
   - Неплохо, оставил пять трупов.
   - Хм, - усмехнулся вампир, - а ты скор на расправу, я смотрю. Неужели не мог заманить одного в сторону?
   - Они напали на меня, Кантиф.
   - Э-э-э, не зови меня так, не люблю я эти названия. Зови меня Сергей Петрович. Имя ночи - Шенсраад.
   - А я - Павел. Имени ночи нет.
   - Вижу, - вампир тоже вызвал Взгляд Ночи, но смотрел глубже, пытаясь увидеть сквозь одежду медальон. - Клан Малкавиан, если не ошибаюсь.
   - Послушник Клана.
   - Вот, не забыл я эту геральдику, - Шенсраад довольно улыбнулся. - Но я надеялся, что хоть тут не будет вампиров, я устал от их общества.
   - Так я пойду тогда? Не буду навязывать своё общество, - предложил Павел.
   - Не спеши, - Кантиф внимательно посмотрел на Павла. - Возраст?
   - Человеческий - 19 лет, вампирский - 10 месяцев.
   - Убежище?
   - Квартира...
   Павел вдруг сообразил, что отвечает не по своей воле, причем на вопросы на которые не обязан отвечать всякому мусору. "Он же давит на меня! Заставляет говорить, зараза... а я даже не замечаю!"
   - Сир? Наставник? - продолжал спрашивать Сергей Петрович.
   Павел заскрипел зубами, собрав волю в кулак.
   - Прекратить допрос... - сумел прошипеть он.
   Шенсраад отпустил сознание Павла.
   - Да, не слабо. Ты молодец, Паша. Сумел не только понять, что с тобой происходит, но и сбросить контроль.
   - Зачем вы на меня надавили?
   - Проверял, совершенствуется ли Малкавиан. Два года назад они не начинали обучение ментальным возможностям так рано.
   - Время нынче напряжённое, - Павел насторожился: Кантифы обычно не лезут в дела кланов.
   - А что такое? - Шенсраад удивился.
   - А всякие безродные вампиры изучают методику обучения Малкавиана, - оскалился Павел. - Да ещё давят на послушников, задерживают их по дороге на важные собрания.
   - Ну, я не "всякий безродный вампир", я довольно стар, многое видел и участвовал в написании Новой Летописи. Чисто профессиональный интерес.
   Павел вдруг вспомнил. Этот вампир действительно писал некоторые главы летописи, причем самые первые. Судя по всему, ему лет двести-триста минимум.
   - Да ты не сердись парень. Я ведь не устал от вампиров, а наоборот, соскучился - два года ни одного клыкастого лица. Сильно торопишься?
   - Вообще-то, да, - Павел уже не сердился. На такую знаменитость нельзя сердиться - непорядочно, да и небезопасно вдобавок.
   - Заходи ко мне завтра, составь старику компанию.
   - Я бы с удовольствием, но мне завтра работать надо. Может вечером...
   - Вечером, так вечером, - вампир заулыбался. - Покажешь мне новые фишки Малкавиана.
   - До свидания, - Павел пошёл дальше к даче.
   - Бывай, паренёк. - Вампир помахал рукой и растворился в темноте.
   Павел подумал, что всё-таки ему не дойти сегодня до дачи. Сейчас наверняка упыри вернутся, будут снова благодарить, или чей-нибудь череп на память подарят. К Шенсрааду надо будет зайти. И сказать про него Наставнику. Сир не будет слушать, у него и так дел по горло, даже для собственного внучатого племянника и наследника по совместительству не может пару минут выкроить.
   Но, как ни странно, больше задержек не было. Павел подошел к домику и поднялся на крыльцо. Дверь была не заперта, в окнах горел свет, пахло чем-то съедобным, вкусным и питательным, но не кровью. Наверное, ужинают.
   Так и есть. Мать, отец и сестра сидели за круглым столом и сосредоточенно орудовали ложками в тарелках с супом, наверняка из пакетиков. Все разом подняли головы и уставились на Павла. Сейчас начнется...
   - Явился, кровопийца, - констатировал факт отец.
   Слово "кровопийца" было употреблено в буквальном смысле. Вся семья знала о существовании вампиров и о принадлежности Павла к этой расе. Последнее очень их злило и бесило. Мать ещё более-менее терпимо относилось к этому факту. Отец стал просто презирать сына за согласие на Обращение. Он стал считать Павла слабаком, не способным жить как простые люди. Сестра, с которой и до обращения были не слишком тёплые отношения, теперь открыто ненавидела братца-вампира. Самое обидное, что отношение с родственниками разладилось за несколько месяцев. Хорошо хоть, что им сказали, будто современные вампиры питаются только донорской кровью, причем часто - кровью животных. Что вы, конечно же мы не отлавливаем собак и кошек по подворотням и не бегаем по деревням в поисках подходящей коровы. У нас есть пункты переливания крови, мясокомбинаты, ваш сын не будет "ночным ужасом", это запрещено. Дядя хорошо понимал, как будут относиться к Павлу родители, если рассказать им всю правду о вампирской жизни. Но и нынешнее положение было неприятным.
   - Папа, не называй меня так, пожалуйста. Ты же знаешь, я не...
   - Знаю, все мы знаем. Ты все равно живешь за счет нас, людей, так что изволь хоть как-нибудь платить за это. Например, поработай на даче. Силу свою вампирскую примени на благо людей.
   - Хорошо, папа, - Павел был само смирение и покорность, но в душе уже кипел гнев.
   Вампиры видят, что чувствуют люди, и Павел видел сейчас и презрение, и недовольство, но больше всего страх перед ним, нежитью и зависть. Никто из них не отказался бы от Обращения.
   - Ты где шлялся, а? Со своим "братьями" шатался, кровь из бутылок тянул?
   - Поезд перенесли, - Павел опустил голову, чтобы родители не видели его глаз, уже ставших нечеловеческими.
   Как хорошо, что он не Бруджа. Те бы не стали это выслушивать. Бруджа очень вспыльчивые и неуравновешенные. Их кличка - Бешенные. А Малкавиан - спокойный клан. Прозвище довольно милое и безобидное - Психи.
   - Значит так, садись, ешь и спать. Завтра с утра - за работу.
   - Я не хочу есть, - это было правдой: после охоты надолго остается чувство сытости.
   - Это что за новости? Может ты и спать днём будешь, в гробу? - Мать включилась в беседу.
   Сестра пока молчала, но опыт подсказывал - ненадолго.
   И тут Павла прорвало. С какой это стати он, вампир, хозяин мира, дитя ночи, должен выслушивать всякие гадости от ничтожных людишек?
   - Я уже ел. Я ведь задержался, чтобы поохотиться. Как раз пятеро хмырей подвернулось, вкусные... - Павел закатил глаза, облизываясь.
   Пауза. Лица белеют, рты открываются.
   - Ах, да вы ведь не знаете, послушникам полагается одна охота в две недели. На донорской далеко не уползёшь...
   - Ты что, Паша, сынок? - Мать не могла поверить, что её сын только что убил пять человек.
   Отец поверил сразу и рассвирепел. Как так? Сынуля не просто наглый вампир, а ещё и хладнокровный убийца? Отличный повод наорать. Только заорал он не то, что ожидал услышать Павел.
   - Вот значит как! А вот дядя сказал мне, что ты будешь охотиться самое меньшее через десять лет! Я что не понимаю, что вы не можете не охотиться?! Но так часто! Убийца! Падальщик! Ты мой не сын! Мой сын был человеком, а не кровососущей тварью!
   Павел не слушал. У него было занятие поважнее - удерживать гнев себе. Вампир хладнокровен и спокоен, что бы ни случилось. Но попробуй остаться таким, когда в крови у тебя - десятки вампиров, которых все другие каиниты считали психами.
   Отец наконец-то выдохся и замолчал. Интересно, сколько же оскорблений я пропустил мимо ушей? Мать заплакала. Плохо. А сестра по-прежнему молчит. Не к добру это. Вижу - что-то готовит. Но что? Замысловатое ругательство? А может осиновый кол? Точно. Может, не кол, но желание убивать у неё растет. Эх, не очень хорошо я могу еще сканировать людей. Сейчас как вскочит, как заорет: "Смерть вампирам!", как бросится с колом наперевес. Ну и что, что кол неопасен, всё равно приятного мало. Но пока сестрёнка сидит на месте.
   Павел направился в свою комнату, от греха подальше.
   - Спокойной ночи папа, мама, Лена.
   - Доброй охоты, - проворчал отец.
   И тут сестра вскочила, размахнулась и, закричав что-то непонятное, бросило что-то в Павла. Бросать что-то в вампира - смешно. Скоро Павел сможет уклоняться от пуль, пущенных из автомата. Но сейчас он не увернулся, а отбил предмет в сторону кинжалом. Обычным кинжалом послушника, без всяких прибабахов. Простой кинжал со знаком клана, который Павел всегда носил в наручных ножнах на запястье, отбил снаряд, оказавшийся золотым крестиком, в сторону. Крест был освящен и Павел почувствовал это. Вот только золото слишком плохое вместилище для "святой" энергии.
   - Вот значит как, Елена, - произнёс Павел. - Убить меня хочешь?
   - Да! И убью! Спасу людей, которых ты собрался съесть!
   - Убить меня нельзя, ведь я уже мёртвый - я умер во время Обращения. Так что лучше и не пытайся. Вот упокоить меня можно, но не советую. Я не посмотрю, что ты моя сестра, если однажды увижу, что ты замахиваешься на меня распятием.
   - Кровь выпьешь? Не боюсь!
   - Ну, так низко я ещё не пал. Я просто отведу тебя к более старшим вампирам, и они превратят тебя в упыриху. А это гораздо хуже, чем попасть на обед Ночному Народу.
   Павел развернулся и пошел спать. Но он знал, что заснуть не получится. Кровь жертвы как раз закончила усваиваться и тело полно энергии. Ещё часов пять можно будет спать только в торпоре, вампирском сне. Лучше что-нибудь почитать. Павел погасил свет, не раздеваясь, повалился на кровать, раскрыл сумку и выудил оттуда книгу. "Всемирная история" было написано на обложке. Где наш Взгляд Ночи?
   Теперь белки глаз были налиты кровью, радужная оболочка стала тёмно-красной. Темноты не было, был только серый свет. Название книги изменилось. Теперь книга называлась "История вампиров, том 2". Павел раскрыл книгу и погрузился в чтение. Ночь будет долгой.

***

   Алексей добрался до своей квартирки поздно ночью. Он до того устал, что даже не принял обычных мер предосторожности, когда подходил к дому и заходил в квартиру. Квартира Алексею не принадлежала. Охотники никогда не живут по адресу прописки. Вампиры повсюду. Они могут всё. Но иногда они не могут справиться с Охотником, и тогда Охотники во всем мире должны возрадоваться, что на одного кровопийцу стало меньше. Иногда охотники убивали и оборотней и магов, если находили, конечно. Эти существа понемногу вымирали и не представляли серьёзной угрозы для людей.
   Учитель говорил: "Если вы пришли ко мне, то знайте - обратного пути нет. Вашего старого мира тоже нет. В новом мире вам предстоит вечно скрываться и прятаться, а в нужный момент - брать в руки оружие. В этом новом мире есть все порождения тьмы, которые в старом существовали лишь в сказках. В мире есть и вампиры, и оборотни, и маги, и ведьмы. Если вы узнали об их существовании, этот мир становится единственным для вас. К счастью в этом мире есть и Бог. Он даст вам силу убивать порождения дьявола. Верьте в Него - и ваша сила удвоится. Заставьте верить других - и она утроится".
   Для обычных людей это выглядело бы сектой, дурдомом. Но Алексей верил каждому слову. К Учителю приходили уже те, кто видел вампиров в действительности. Однажды Алексей ехал на поезде в Петербург. У него почему-то сильно болела голова. Проезжая мимо одной из станций, Алексей увидел страшную картину - на платформе лежало два трупа, над одним склонился человек и высасывал из него кровь. Дело было вечером, других людей на платформе не было. Алексей подумал, что ему показалось. Он спросил попутчика, который тоже смотрел в окно, видел ли он что-нибудь на платформе. "Нет. А разве что-нибудь было?" - ответил тот, и Алексей успокоился, но потом он стал видеть вампиров очень часто. Он видел, как они нападают на людей средь бела дня, а другие ничего не замечают. Они разгуливали в зверином облике среди толпы, а иногда становились неотличимыми от людей, но Алексей всё равно их чувствовал. Алексей понял, что не следует кричать о вампирах на каждом углу, иначе его просто убьют. Скоро на него вышли Охотники. Они постоянно пытались отыскать тех, кто видел вампиров. "На тебе, как и на других - печать Господа. Тебе дана сила видеть слуг дьявола",- сказал ему Учитель. Алексей очень боялся, но эти слова дали ему уверенность. Он с легкостью бросил и учёбу, и родных. Он ушел из дома без сожаления - ведь так было надо ради спасения человечества.
   А теперь Алексей лежал на диванчике в снятой квартирке, а около дивана лежало в сумке оружие. Впервые с тех пор, как он стал Охотником, Алексей счастливо улыбался, засыпая.
  

Глава 2.

  
   Из книги "История вампиров" в изложении автора.
   Никто точно не знает, когда и как появились вампиры. Сами они считали себя потомками Каина, и называли себя возвышенно - каиниты. Они жили среди людей но очень тщательно скрывались. Люди всё равно узнавали про них и пытались уничтожить. Вампир-одиночка был обречен на вторую смерть. Поэтому вампиры и объединялись в кланы. Все кланы были разделены на три лагеря - Камарилья, Шабаш и Независимые. Последние просто боролись за выживание, а два первых, набрав силу, боролись между собой. Также кланы не особо ладили друг с другом. Все эти распри сильно облегчали жизнь охотникам на вампиров. В Средние века Охотники достигли особого успеха, вытеснив кланы вампиров из некоторых стран.
   В те времена кланы Камарильи поняли, что либо они объединятся против охотников, либо их постоянно будут вырезать небольшими группами и прогонять с насиженных мест. Вампиры отчаянно боролись с Охотниками, были даже массовые битва, вошедшие в их историю. Но все усилия привели к тому, что Охотников просто приостановили. В то время вера людей, дающая силу Охотникам, была очень велика, а у вампиров было много слабостей. С восходом солнца они погружались в торпор, серебро, распятие, святая вода и лучи солнца легко убивали их. Клан Тремер предложил наиболее образованным вампирам рассредоточиться по земле и начать поиски средства к преодолению этих слабостей. Кровавый Совет утвердил это предложения и лаборатории вампиров появились в разных уголках земного шара.
   Поиски лекарства продолжались очень долго. За это время устроилось небольшое равновесие между Охотниками и вампирами. Появилось понятие Маскарада - правил для вампиров. Впервые они стали всеобщими, появились в печатном виде, и исполнение их было поставлено под контроль. В тоже время клан Вентру стал лидером Камарильи. Численность вампиров этого лагеря уменьшилась - появились "отступники", перешедшие в Шабаш. Борьба между двумя лагерями снова началась.
   А в тайных лабораториях продолжали искать способ улучшить породу вампиров. И в 1847 году поиски увенчались успехом. Совместными усилиями учёные Камарильи составили рецепт сыворотки, восстанавливающей человеческую сторону вампира. Впервые сыворотку получили в лаборатории, расположенной в самом неподходящем для вампира месте - Сахаре. Воспользовавшись сывороткой, спецотряд легко пересек пустыню и лично доложил об изобретении Кровавому Совету. Главным достоинством лекарства стала его легкость в производстве. Вампирская промышленность была хорошо развита и резко перешла на массовое изготовление сыворотки. Кланы Камарильи начали готовить воинов для решающей битвы с Охотниками, а заодно и с Шабашем.
   Вампиры, начавшие принимать сыворотку, сильно изменились. Теперь они не засыпали с восходом солнца, и не сгорали на солнце. Им стало легче притворяться людьми. Восстановились многие функции человеческого организма. Теперь вампиры могли есть, пить что-то кроме крови, спать нормальным сном, приятным и чутким как у дикого зверя. Даже потенция восстановилось, но, несмотря на это, детей ни у одного вампира так и не появилось (те дети, которые родились до обращения родителей, конечно, не в счет). Вот с остальными пунктами было сложнее. Серебро, святая сила, распятие больше не убивали вампиров, но все равно причиняли неудобства. Крест вызывал головную боль, серебро обжигало и, попав в рану и оставшись там, постоянно напоминало о своём присутствии жгучей болью и зудом, святая вода оставляла ожоги. Но это были мелочи. Вот если все три составляющих собирались вместе... Охотники и раньше применяли всё вместе, теперь же серебряный, особым образом освящённый крест стал их единственным оружием. Причем крест был особенным - где основание, а где перекладина, разобрать было невозможно. Крест был абсолютно симметричен относительно точки пересечения. Только так можно было надолго удержать святую силу в кресте, а потом выбросить в тело вампира. Но бодрствование днем и отсутствие пирофобии было достигнуто.
   Теперь вампиры штурмовали резиденции Охотников круглыми сутками, подкрепляясь кровью. Запасы вампирской крови у Охотников, которую они использовали как допинг, быстро заканчивались, и их, обессилевших, разрывали на куски.
   Все семь кланов Камарильи - Бруджа, Гангрел, Малкавиан, Носферату, Тореадор, Тремер и Вентру - начали истребление Охотников. К ним присоединились Кантифы, потребовавшие за помощь сыворотку и прекращение преследований. Было несколько крупных битв и осад, прежде чем Охотники, как реальная угроза вампирам, перестали существовать. Небольшие их группы были обречены. Начинался следующий этап войны - борьба с Шабашем и примкнувшими к ним независимыми кланами.
   Конечно, кланы Камарильи одержали победу. Ведь у их противников не было сыворотки. Секрет её изготовления тщательно оберегался. В 1860 году, тринадцатого августа (сами догадайтесь, какой был день недели), в Лондоне, в самом центре города, произошла последняя битва между кланами, Великая Битва Старейшин. Самые старые и могущественные вампиры сошлись в последней схватке, которая длилась немногим более получаса. Камарилья победила. К чести Камарильи следует сказать, что битва произошла ночью.
   Победители стали переделывать мир...
  

***

   Павел проснулся. Рассвет. Всё-таки он заснул. Даты, имена великих вампиров, места сражений - всё это смешалось в голове и заставило заснуть. Левая рука чесалась. Павел вызвал Взгляд Ночи и посмотрел на руку. Там, около локтевого сгиба, красовалась татуировка, показывающая уровень сыворотки в крови. "Красовалась" - громко сказано. У послушников татуировка некрасивая - как шкала загрузки, в какой-нибудь компьютерной программе, только в серых тонах. Сейчас, впрочем, татуировка была красной - сыворотки осталось лишь на три дня. Критическая ситуация, что и говорить. Но принимать лекарство надо, иначе зуд перерастет в боль и судороги.
   Если бы Павла увидел посторонний человек - решил бы, что парень наркоман. В шприц - одноразовый, но использованный много раз - Павел втянул содержимое небольшой ампулы. В ней была желтоватая жидкость, оказавшая такую помощь вампирам в борьбе за существование. Павел вколол шприц и надавил на поршень. Никакого спирта, никакой дезинфекции - любая зараза сдохнет, попав в организм вампира. След от укола исчез за пять минут. Можно было и быстрее, но нечего тратить силы - до следующей охоты две недели. А пока можно закусить чем-нибудь попроще. В сумке у Павла лежала металлическая фляга, а рядом средних размеров термос. В этих емкостях хранился коктейль из крови - девять частей свиной, одна часть человеческой, донорской, плююсь немного слюны вампира, чтоб коктейль не свернулся. С настоящей не сравнить, но всё же лучше чем голодать две недели. Три хороших глотка в день и всё в порядке. Дома в холодильнике Павел держал ещё несколько литров.
   Всё это Павел получал регулярно на специальных пунктах. Всё бесплатно, кроме дополнительной сыворотки. Её расход зависел от активности вампира. Если бы Павел круглые сутки носился в боевой трансформе и в голом виде по Сахаре, то приходилось бы колоть ампул пять в день.
   Павел откинулся на диван, облизывая губы и завинчивая флягу. Жизнь хороша, если пьёшь не спеша, а смерть хороша, если ты вампир и тоже пьёшь не спеша. Тут он вспомнил о вчерашнем. Чёрт, и теперь они ещё будут требовать, чтобы я, вампир, корячился на огороде! Наверняка заставят сажать чеснок. И наплевать, что он безвредный, они-то, сто пудов, думают, что только сыворотка спасает. Павел встал и подошёл к окну. Мда... Тут чесноком не отделаешься. Кажется, тут вчера работали? Сомневаюсь. Тут Павел вспомнил про Сергея Петровича. А не сходить ли к нему? А предкам скажу, что был приказ клана - проследить за подозрительным вампиром.
   Окно - отличная штука. Свежий воздух, обзор, и запасной выход. Шагая по тихой улочке, Павел вспомнил про отключённый мобильник. Так, Хелло Мотто, дисконектинг пипл, что тут у нас? О.. ну вот, смс пришло. И не одно. Так, ну это Ирка пишет. "Ты животное". Гм, не отрицаю. "Отсутствие самоконтроля приводит к присутствию креста Охотника в сердце". Как будто я не знаю. "Включи телефон". Пожалуйста, уже включил. "Кому сказала, включи!". Да включил уже! "Ах, так! Ну, теперь лучше не появляйся в городе!" Будем осторожны. "А скольких ты убил? Надеюсь, меньше четырёх, как в прошлый раз?" Надежды юношей питают. А это уже Миха: "Пошли бухать сегодня?" Рад бы да не могу. На это и ответ послать можно. Всё. А вот и знакомый домик.
   Шенсраад стоял посреди двора и метал ножи в засохшее дерево. Ножи входили по рукоятку. Натыкав штук десять, Шенсраад подходил к дереву и двумя пальцами вытаскивал их из ствола.
   - Круто, - сказал Павел и перепрыгнул через заборчик. - Ножи простые?
   - Откуда у безродного оружие крови?
   - Ну, если вам более двухсот лет, можно и разрешить.
   - Двести сорок один год. А вампирский стаж - двести два года, - Шенсраад стал метать ножи двумя руками одновременно.
   - Покажите что-нибудь из вашего арсенала, пожалуйста. Я только один раз видел старого вампира, и это был мой Сир.
   - Ну, смотри, если сможешь.
   Шенсраад вдруг исчез, растворился в воздухе. И тут же Павел оказался в удушающем захвате.
   - Ну, как? - раздался голос Кантифа.
   - Отстой! - Павел отпрыгнул в сторону вместе с вампиром, ударив его об удачно подвернувшеюся стенку домика. Хватка Шенсраада немного ослабла, и Павел выскользнул.
   - Неплохо для послушника, - Сергей Петрович уже переместился к дереву, утыканному ножами. - Лови!
   Два первых ножа летели не быстрее обычных, и Павел легко увернулся. А вот этот разглядеть уже очень трудно. Ускорение! В последний момент Павел перехватил нож. Шенсраад оскалился и метнул одновременно четыре ножа. Слишком быстро! Павел был на пределе скорости, но ножи всё равно летели лишь немного помедленнее пуль. Один нож Павел всё-таки отбил, чисто интуитивно. Два пролетели мимо, наверно специально пущенные в стороны от главной цели. А вот этот... Павел попытался уклониться, но нож вошёл в плечо по рукоять. Бросок был такой силы, что Павла отбросило на несколько метров назад. Шенсраад, уже в человеческом облике мгновенно оказался рядом.
   - Извини, я не думал, что это слишком быстро, - виновато проговорил он.
   - Дал ладно, всё нормально, - Павел вытащил нож и, шипя сквозь зубы, зажал рану ладонью. Регенерация...
   - Молодец, - через минуту сказал Шенсраад, когда от раны остался только шрам. - Я думаю, можно было все десять ножей в тебя воткнуть, ты бы легко справился.
   - Лучше не надо пробовать, - Павел, отряхиваясь и пряча клыки и когти, поднялся.
   - Пошли, крови хлебнём. Тебе это сейчас пригодится.
   - Да у меня есть, - Павел достал флягу.
   - Там же смесь, не так ли? А у меня есть человеческая.
   После бокала обыкновенной крови, Шенсраад предложил смешать свой фирменный коктейль. Способ приготовления заключался в добавлении трёх ложек размолотого перца-чили. Но это Павел узнал после первого глотка, который обжег рот, горло, прошелся по пищеводу наждаком и застыл сгустком раскалённой лавы в желудке.
   - Круто... - прохрипел Павел, отставляя бокал.
   Щенсраад выпил свой бокал в один дух, крякнул и стал смешивать ещё один.
   - А где вы были два года? - спросил Павел, сев в кресло в гостиной домика (она же оказалась и спальней, и библиотекой, и ещё чем-то).
   - А на Амазонке. - Шенсраад развалился на диване.
   - Где?
   - Повторяю: на Амазонке. Отдыхал там от цивилизации. А заодно и от сыворотки. Захотелось тряхнуть стариной. Охотился на туземцев. Их там, оказывается, очень много осталось. Днём валялся в торпоре под каким-то огромным деревом. Надеюсь, я стал героем их мифов и детских страшилок.
   - Мда... весело было?
   - Как тебе сказать... в общем, не скучно.
   - А вот я только осенью буду жить как дикий вампир, если все испытания пройду, конечно.
   - Пройдёшь, поверь мне. В тебе заложен большой потенциал. Наверняка станешь старейшиной лет через триста. По уровню подготовки конечно. Кресло старейшины тебе дадут лет через пятьсот. И будешь ты иногда приходить к старенькому Шенсрааду, а он даже не будет успевать метнуть нож, как уже лишится руки...
   - А разве ваш уровень не повысится?
   - Откуда... - Шенсраад вздохнул. - Всему, что я умею, я научился сам, или у других Кантифов. А к ним никогда не попадут знания и умения старейшин... Ты даже не сможешь меня научить, ведь нужен ещё дух Клана, который входит в тело с укусом Сира. А вот я могу тебя научить чему-нибудь. Например, вот этому...
   Шенсраад взмахнул рукой, и в воздухе промелькнула струя черного дыма. На потолке появилось черное пятно. Оно расползалось, растворяло дерево. Павел чуть не свалился с кресла от удивления.
   - Копьё Праха! Ни фига себе!
   Это заклятье было одним из самых сложных в известном Павлу арсенале вампиров. Наставник Махарнен и то не всегда мог сотворить его с первого раза.
   - Хочешь научиться? - Шенсраад улыбался.
   - Ещё бы!

***

   Павел возвращался домой, то есть в свой дачный домик. Было уже шесть часов вечера. Конечно он не смог научиться метать Копьё Праха. Что там говорить, даже Шар Праха остался ему недоступен. Зато Шенсраад рассказал ему несколько секретов, касающихся простеньких заклинаний. Теперь Павел знал, что огненный коготь можно метать одним пальцем, сфокусировав на нём энергию с трёх других. Руку Льда можно было использовать как инструмент для телекинеза, немного изменив природу заклинания. Он мог увеличить скорость, усилив сжатие собственного времени ещё на три процента. Теперь никто из группы не перегонит его. Единственное, что портило настроение - это предстоящие объяснения с родителями. Придется устроить маленькое представление, небольшой маскарад. Павел усмехнулся. Невозможно сравнивать его вторую жизнь с Великим Маскарадом, который идёт на улицах большинства городов Земли.
   Войди в комнату, где сидели родители и сестра, Павел вошел, опустив голову. Он сразу остановился и опустился на одно колено.
   - Клан позвал - вампир не может отказаться. Чужак безродный прибыл из дальних краёв. Сила его велика, век долго, значение большое для Камарильи имеет он. Я должен был узнать у него о причине появления в наших краях. Простите.
   Молчание. Интересно, что у них с лицами? Но поднимать взгляд нельзя, надо изображать раскаяние.
   - Э-э-э... а что у тебя на плече?
   Дыру от ножа на одежде не затянешь, как кожу. По крайней мере, не так быстро.
   - Беседа была напряжённой. Чужак решил проверить меня.
   Опять молчание. Мать вдруг вскочила и подбежала к Павлу.
   - Паша, что там такое?
   "Там" осталась только еле заметная белая полоса. Но мать заметила и чуть не заплакала.
   - Он что, ранил тебя? Он хотел тебя убить?- она чуть не плакала.
   - Он проверял, действительно ли я - вампир одного из кланов. У нас был тренировочный поединок.
   - С такими ранами? О, Боже...
   - На настоящих тренировках я получаю десяток таких ран за одно занятие. Не волнуйся, мама. Теперь я могу начать работу.
   - Да ладно, чего там... - подал голос отец. - Мы решили не начинать ничего сегодня.
   Пауза.
   - Слушай, Паша, - снова сказал отец, - больно было?
   - Вообще-то да. Я ещё не могу отключать нервы.
   - И ты вытерпел? Молодец... Я помню, как мне порезали плечо, вот точно также, было очень больно. Иди, отдыхай... или погуляй, если хочешь... или поешь сначала. Сейчас-то проголодался?
   Павел кивнул:
   - Да, не мешало бы поесть.
   Всё в порядке. Всё-таки они неплохие люди, когда забывают о своих принципах и вспоминают о родственных узах. Вот сестра только отвернулась и не смотрит на брата. Помнит о вчерашнем унижении? Ведь было просто смешно смотреть на её ярость, желание убивать, а потом растерянность и страх.
   Поев, Павел прошел в свою комнатку. Хорошо, что дача такая большая, прямо загородный дом, не то что у Шенсраада. Скоро, через полтора часа, будем возвращаться в город. Подремать что ли?
   Но тут Павел почувствовал что-то странное. Будто стало трудно дышать. Опасность, но какая-то странная. Как будто не настоящая, не реальная. Но всё равно опасность. Где?! Павел напрягся. Сейчас как прыгнут со всех сторон, опасность сразу станет реальной. Ну, вот уже сейчас-сейчас...
   Зазвонил телефон. Зазвонил громко и требовательно, сопровождая музыку словами, что, мол, "будь осторожен, всюду рыщет стража". Павел замер, не беря трубку. Интуиция говорила, что звонок не простой. Телефон напомнил Павлу что "ты теперь демон, ты вампир" и начал снова. Павел не выдержал и полез в карман. Это была ошибка. Сквозь открытое окно ворвалось нечто. Оно врезалось ногами Павлу в грудь и отшвырнуло его к стене. Павел развернулся в воздухе, мягко оттолкнулся от стены и прыгнул на это нечто, приготовив когти, вызывая Взгляд Ночи и трансформируясь. Нечто оказалось вампиром, больше Павел разобрать не смог - с разгону он перешел сразу на вторую ступень Взгляда, где можно было легко разглядеть ауру. Белки уже были полностью красными и сливались с радужкой глаза. Зрачки расширились. Аура вампира была явно изменена, в целях маскировки. Одет гость был в черные джинсы и кожаную куртку, на голове была сделанная из вязаной шапки маска. Всё это Павел разобрал, уже парируя удары и отвечая. Полминуты бой шёл на равных (по меркам людей прошло около десяти секунд), потом Павел, разогнавшись до предела - как пригодилась тренировка с Шенсраадом! - сумел провести удар кулаком в живот противника, а через мгновение он ударил незнакомого вампира двумя ладонями в грудь. Тому не повезло - в этот момент тот стоял спиной к окну и не успел зацепиться за раму, вылетая через него. Павел прыгнул следом, успев удивиться, что грудь противника была какая-то округлая и упругая. Уходя от встречного удара, он догадался - женщина, вампирша! А еще через секунду он догадался, кто эта женщина. Разгон! Павел не завершил удар, а скользнул за спину вампирше, зацепив когтями шапку-маску. Она опять отстала на несколько сотых долей секунды. Точно, женщина - волосы длинные и шелковистые, как говорят в рекламе шампуня. Павел прыгнул и перелетел через забор, держа трофей в когтях. Приземлившись на дорожку, он наугад махнул рукой, используя изменённую Руку Льда, которую теперь было бы правильнее назвать просто рукой. Шмяк! Треск кустов. Проклятия. Попал.
   - Ирка, блин! Чё за маскарад? - крикнул Павел, поворачиваясь к месту падения.
   - Пошёл ты! - Ответил женский голос из кустов.
   - Хорошо, пойду.
   - Стоять, бояться! Я вот встану сейчас и сделаю тебя!
   - Мечтать не вредно. Скажи лучше, какого ты тут забыла? Как ты здесь оказалась?
   - Махарнен сказал, что ты уезжаешь на дачу. Я узнала, где эта дача и приехала. - Ирина наконец поднялась и продиралась сквозь кусты. Нда, неслабо её отбросило - на соседний участок.
   - Зачем?
   - Сам подумай, если совсем с катушек ещё не слетел. Я обиделась! Четвёртый раз подряд совместная охота проваливается!
   - И ты пришла меня упокоить?
   - Нет, конечно, ты мне нужен живым, в смысле немёртвым. Что бы сказать тебе, что ты сволочь, и что я не понимаю, как я могла влюбиться в такого кровожадного психа. - Ирина выпрыгнула из кустов и приземлилась перед Павлом. - А ну, быстро становись человеком! - сама она уже тоже сменила облик.
   - А что я ещё не... чёрт! - Павел торопливо спрятал клыки, когти и прочие вампирские атрибуты. - Вот и всё. Прости меня, Ира, я не смог удержаться... - он попытался обнять вампиршу, но та ловко увернулась.
   - И ты раскаиваешься?
   - Целиком и полностью. И теперь со смирением жду приговора от Кровавого Совета в твоём лице.
   - Кровавый Совет в моём лице прощает тебя, презренный. - Ирина, наконец, дала себя обнять и даже поцеловать. - Сколько их было, а?
   - Пятеро...
   - Сколько? Ты что решил побить рекорд послушников Малкавиана?
   - Ты что? Рекорд - тридцать пять убитых за один раз. Мне до этого далеко.
   - Вот из-за таких-то наш клан и прозвали Психами.
   - Ненормальность - лишь наша маска. И хватит уже читать мне нотации, ты же не для этого приехала. Лучше пойдём, прогуляемся.
   - А у тебя время есть?
   - Час точно есть, а потом поедем домой.
   Они медленно шли по дорожке.
   - А чем это ты меня отправил в кусты? - поинтересовалась Ирина.
   - Рука Льда. Смотри,- Павел взмахнул рукой, целясь в ближайшие кусты.
   На этот раз невидимый кулак ударил гораздо слабее, чем в первый раз. По кустам как будто прошелся резкий порыв ветра. Несколько веток сломались.
   - Чё ты гонишь? Рука Льда понижает температуру, а не бьёт как молоток.
   - Неужто так сильно? Извини. Это немного изменённое заклятье. Я теперь просто сильно сгущаю воздух.
   - Кто это тебя научил? Сам ты додуматься никак не мог, я тебя знаю.
   - О! - Павел поднял палец. - Это самая важная новость. Теперь здесь живет двухсотлетний Кантиф, и я с ним уже скентовался. Он даже Копьё Праха делает без напряга. Может, зайдём к нему, я вас познакомлю.
   - Пошёл он! На кой мне старый безродный кровосос, когда рядом стоит молодой и породистый... э! Я шучу! - Ирина резко отпрыгнула в сторону.
   - Всё равно догоню! Узнаешь, какая у меня порода!
   - Кишка тонка! - крикнула, трансформируясь, Ирина.
   И началась гонка. По дачному посёлку носились две размытые тени. Они взмывали в воздух и обрушивались на землю, прыгали по деревьям. Раздавались звуки, которые люди принимали за вой ветра.
   Павел был быстрее, но у Ирины была небольшая фора. Она резко сворачивала в сторону, отпрыгивала назад, в общем, делала всё, чтоб оторваться от преследователя. Наконец, Павел настиг вампиршу и, схватив за плечо, мгновенно остановился. Представьте, что вы несётесь по воздуху стоя на обшивке реактивного истребителя, а к вашему плечу привязан стальной трос. Другим концом он зацеплен за что-то неподвижное позади вас. Трос длинный, истребитель успевает разогнаться до предела, и вдруг трос внезапно заканчивается. Представили? Ирину остановили почти таким же образом.
   - Пашка, ты придурок! - проинформировали Павла.
   Потом его попытались ударить, не достали, обругали, поклялись утопить в чане святой воды... В общем, преследователь и преследуемый поменялись местами.
   Павел бежал по тихим улочкам, вспарывая воздух и перепрыгивая через случайных прохожих. Он вспоминал, как познакомился с Ириной.

***

   Вампиры, проходящие обучение, разделяются на группы по четыре-шесть человек. Один Наставник получает несколько групп. Ирина и Павел тренировались в разных группах. Видели друг друга мельком и всё.
   Нормальное знакомство произошло при довольно весёлых обстоятельствах.
   Дело было зимой, незадолго до Нового года. Павел шел по улице мимо одного небольшого универмага. Падал снег, но ветра почти не было. Не особенно холодно, в общем, отличная погода. Внезапно окно на четвертом этаже универмага распахивается и оттуда кто-то вылетает. Не падает, а именно начинает парить, опускаясь на тротуар. Павел быстро определил, что летуном была вампирша. Причем довольно неопытная - на середине пути она потеряла контроль над полетом и понеслась к земле. Павел прыгнул навстречу вампирше, подхватил её и плавно опустился вниз - с полётами у Павла дело обстояло отлично. Лицо вампирши показалось Павлу знакомым.
   - Спасибо, - вампирша спустилась с рук Павла на землю. - Ой, а я где-то тебя видела.
   - Наставник Махарнен?
   - Да... точно! Ты ведь тоже в его группе!
   - Да. А от кого ты так убегала?
   - А, бегает за мной тут один придурок. Мы когда начали изучать ментальные приёмы, я решила попрактиковаться дома очарованием. И так классно получилось! Махарнен сказал, что это просто пик формы, до сих пор повторить не могу. А то парень влюбился по уши, и, похоже, до конца дней своих.
   - Значит, цель достигнута?
   - Да на кой он мне нужен? Это ж просто для практики. А я теперь собственное заклятье снять не могу. Попросила Сира помочь, а он говорит, мол сама разбирайся, и Махарнену сказал, чтоб не смел помогать.
   - И он тебя преследует?
   - Ага. Пристал в магазине, пришлось убегать - убивать ведь не станешь.
   - Весело.
   Вампирша посмотрела на двери универмага.
   - Кажется, идёт. Бежим? Ой, извини, забыла. Меня Ира зовут.
   - А меня - Паша...
  
   Через две недели регулярных встреч, переросших в свидания, Павел окончательно понял, что влюбился, причем основательно. Почему-то вампиры либо любят вечно, либо не любят совсем. К тому времени отношения с миром людей у Павла рушились очень быстро. Видя мысли и чувства людей, очень трудно общаться с ними. Ты понимаешь всю фальшь, всю глупость, всю примитивность большинства умов. А сам ты - вампир, ты уже умирал и даже видел развилку дороги, ведущей на тот свет - Рай и Ад, ровный белый свет и клубящаяся Тьма. И вдруг ты возвращаешься в тело с навсегда изменившимся сознанием... Итог - Павел с трудом сохранял отношения со старыми друзьями, девушки сменяли одна другую, не вызывая ничего, кроме мимолетного увлечения и лёгкого желания.
   Ира тоже влюбилась в Павла. Официально "заключить супружеский союз" вампиры могут только по достижении определённого вампирского возраста. Какого именно - Махарнен не уточнял, ссылаясь на тот факт, что Павел и Ирина были только послушниками клана. Значит, свадьба откладывалась до поры до времени. А пока их отношения были в точности похожи на отношения между обыкновенными влюблёнными людьми. И сейчас, возвращаясь на поезде в Москву, они сидели в почти пустом вагоне, прижавшись друг к другу. Мать, отец и сестра Павла сидели в другом вагоне. Павел ушёл оттуда, честно сказав, что встретил знакомую. И вот, обнявшись, парочка вампиров подъезжала к вечерней Москве. Выходной заканчивался, начиналась новая неделя.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.27*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) А.Мороз "Эпоха справедливости. Книга вторая. Рассвет."(Постапокалипсис) А.Емельянов "Мир Карика 9. Скрытая сила"(ЛитРПГ) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Любовное фэнтези) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"