Рыжков Александр Сергеевич: другие произведения.

Они мечтали

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
Оценка: 2.29*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Бешеный ритм жизни диктует человеку свои законы. Если ты не успел что-то сделать - будь уверен, за тебя это сделает кто-то другой. Конкуренция подстерегает нас на каждом шагу, и все наши ежедневные мысли сводятся в подавляющем большинстве случаев к одному: как бы удержаться на плаву, как бы не выпасть за борт... Донельзя погружённые в жизнь - мы порой забываем о главном. О том, что отличает нас от животных. О наших мечтах. Нет, я говорю о настоящих МЕЧТАХ, а не о желании набить себе кошелёк или выжить из бизнеса всех конкурентов. Что ж, давайте немного помечтаем по-настоящему? Оторвёмся от жизненной рутины и погрузимся в другие миры. Поживём там немного, осмотримся... И поймём, что наши проблемы - ничто, по сравнению с проблемами их героев...


   Рыжков Александр Сергеевич
  
   Сборник лучших рассказов "Они Мечтали..."
   Предисловие
   Бешеный ритм жизни диктует человеку свои законы. Если ты не успел что-то сделать - будь уверен, за тебя это сделает кто-то другой. Конкуренция подстерегает нас на каждом шагу, и все наши ежедневные мысли сводятся в подавляющем большинстве случаев к одному: как бы удержаться на плаву, как бы не выпасть за борт...
   Донельзя погружённые в жизнь - мы порой забываем о главном. О том, что отличает нас от животных. О наших мечтах. Нет, я говорю о настоящих МЕЧТАХ, а не о желании набить себе кошелёк или выжить из бизнеса всех конкурентов.
   Что ж, давайте немного помечтаем по-настоящему? Оторвёмся от жизненной рутины и погрузимся в другие миры. Поживём там немного, осмотримся... И поймём, что наши проблемы - ничто, по сравнению с проблемами их героев...

Взмах крыла

  

1

   Уии всегда мечтал взмыть в бесконечно-изумрудное небо и ветром промчаться над фиолетовыми лесами Клансаавии. Ещё с раннего детства он пытался отрастить себе крылья. Не панцирь, не щупальца, не острые жвала, а именно крылья. Как назло, все эти атрибуты алканжооина развивались в нём с завидной чёткостью. Все, кроме крыльев. С ними были проблемы. Тонкие, маленькие и бесформенные - они вряд ли были в состоянии поднять в воздух даже крошечного саапона, не говоря уже про крупное тело Уии.
   В ранней школе Уии ничем не отличался от сверстников. В эти годы крылья только начинают пробиваться сквозь толщь хитиновых коконов. Первые крылья пробились у хулигана Доола. Он ими очень гордился и хвастался. Но не долго - вскоре у многих других его сверстников случилось то же самое.
   В число "неокрылившихся" входил и маленький Уии. Это очень оскорбляло и тяготило его. Ведь всеми тремя сердцами он мечтал о собственных крыльях. Не дождавшись естественного процесса, он разодрал остроконечными щупальцами свои коконы. Вместо того чтобы выпрямится, крылья повисли на спине полумёртвыми отростками. Так Уии лишил себя возможности летать...
   С тех пор мечта покорить бескрайние просторы неба стала смыслом его несостоявшейся жизни.
   Стоило расковырять свои коконы, как школьные товарищи все как один принялись всячески избегать Уии. Сочувственно разводили жвала и хлопали щупальцами по панцирю, но не больше.
   Сверстники почему-то перестали приглашать его на вечерние прогулки среди лиловых крон деревьев, окутанных малахитовым полумраком. Шумные беседы товарищей затихали, как только он проходил мимо...
   Сначала Уии очень расстраивался. Его привычная жизнь рушилась. Он постепенно становился изгоем. Одиноким, никому не нужным. Он был единственным живым жителем Клансаавии, лишённым самого дорогого - крыльев. Было принято, что алканжооин, потерявший крылья, лишал себя жизни. Наперекор многовековой традиции - Уии захотел жить...
   Неумолимым ручьём текло время. Чем старше он становился, тем больше роговели его несформированные крылья. В конце концов, они так затвердели, что ни цветом, ни прочностью не уступали спинному панцирю. Алканжооин, не знакомый с судьбой Уии, мог бы принять их за рога причудливой формы и размера. Вот только не было в Клансаавии жителя, не знакомого с судьбой Уии...
   С досадой и завистью Уии следил за белёсыми пятнами соотечественников, мерно покорявшими изумрудную гладь. Казалось, что каждым мощным взмахом крепких крыльев - все они как бы насмехаются над ним...
   Но так только казалось. На самом же деле - никто и никогда не смел насмехаться над Уии. Все ему сочувствовали, жалели. В Клансаавии был закон, запрещавший оскорблять инвалидов. Жаль, что не было закона, запрещавшего их игнорировать...
   С работой, как это ни странно, проблем не возникло. Хоть летать Уии не умел, но жвалами орудовал исправно. Его без лишних разговоров приняли лесорубом. С утра до вечера он перегрызал пунцовые стволы. Деревья с покорностью ложились на песочную гладь, вздымая в воздух фиолетовые листья и оранжевую пыль.
   Так уж вышло, что Доол, бывший хулиган и соученик Уии, работал там же. Иногда их смены совпадали. Доол с тем же сочувствием, что и другие, относился к бескрылому коллеге. Во время перерывов на восстановление, он иногда заводил беседу с Уии. Вспоминал школьные годы, говорил о работе. Чувствовались нотки превосходства в его голосе...
   У Уии тогда был выходной. Лишь на следующий день он узнал крайне неприятную новость. Его коллега Доол пострадал на рабочем месте. Массивный ствол обрушился на него, раздробив панцирь и перебив крылья. Панцирь зажил. Крылья - нет. Доол стал вторым алканжооином, в силу своих убеждений, отказавшимся лишить себя жизни. Во многом ему послужил примером Уии.
   Стечением обстоятельств Уии и Доолу суждено было стать неразлучными друзьями. Уии никогда не летал. Доол лишился крыльев, уже вкусив величие полёта. Но их объединяло одно - надежда оторваться от земли.
   Как не презирал бы себя за подобные мысли Уии, но в глубине души он радовался горю Доола. Ведь не случись оно - у Уии и дальше не было бы ни одного друга...
   Доол очень изменился. Пёстрые краски окружающего мира для него навсегда поблекли. С тоской он вспоминал те счастливые дни, когда беззаботно парил по небесным просторам. С ещё большей тоской он осознавал, что стал таким же изгоем, как и Уии, которого в душе раньше недолюбливал и не понимал.
   Жизнь Уии, наоборот, преобразилась в лучшую сторону. Если раньше роль всеобщего уродца тяготила его, то сейчас он даже насмехался над нею! Тяжесть общественного "сочувствия" теперь лежит не на одном Уии. Даже можно сказать, что нынче она лежит на Дооле. Уии с радостью скинул её на его крепкие плечи...
   Работать стало гораздо проще. Уии ощущал поддержку Доола. Доол ощущал дружеское плечо Уии. После тяжёлого трудового дня, когда остальные лесорубы разлетались кто куда, бескрылые друзья не спеша направлялись протоптанной тропинкой к себе домой. (По инициативе Уии, Доол ещё три цикла назад переехал к нему жить.) Раньше Уии было всегда тоскливо идти по этой тропинке. В небеса взлетали всё новые алканжооины, а он шёл один, никому не нужный, всеми забытый... но это было раньше. Сейчас же он испытывал восторг. Пусть Доол был в большинстве случаев молчалив, но тепло дружеского присутствия всегда грело душу Уии.
  
  

2

  
  
   Однажды Уии и Доолу пришлось работать в разных концах леса. Уии выполнил норму раньше положенного срока и пошёл домой. Доол вернулся поздней обычного. Вид у него был встревоженный. Жвала нервно содрогались. Коричневые шары глаз покрылись небольшими каплями сероватой жидкости. Щупальца рассеяно закручивались и выпрямлялись. Доол явно был чем-то расстроен или поражён до глубины всех сердец.
   - Что случилось, Доол, чем ты встревожен? - заботливо интересовался друг.
   - Ничего не случилось... - панцирь Доола быстрей обычного сжимался и разжимался, он был готов вновь заплакать...
   - Перестань, успокойся... Я вижу, что тебя что-то терзает. Поделись со мной - тебе станет легче... - утешал Уии, хлопая щупальцами по панцирю друга.
   Некоторое время Доол молчал. Утешения Уии помогли ему взять себя в щупальца. Окончательно успокоившись он поделился переживаниями с другом:
   - Уии, это случилось сегодня, во время последнего перерыва на восстановление. Я восстанавливался, облокотившись на ствол широкого дерева каони. Как ты знаешь, ствол этого дерева имеет белёсый цвет, сходный с нашей кожей. Видимо из-за этого меня и не заметили двое наших коллег - Слиив и Глелав. Ты ведь помнишь их?
   - Как же мне их не помнить? Они всегда вместе. Мне их преданная дружба напоминает нашу...
   - Так вот, они не заметили, что я рядом и мне удалось стать свидетелем их неприятного разговора. Вначале разговор ничем особенным не отличался - они шутили, поносили начальство. Но потом... Глелав вспомнил про нас с тобой. Он называл нас парочкой недоделанных калек, - Доол явно переживал, рассказывая эту историю (его высокий голос дрожал, а жвала судорожно тряслись), - а Слиив в ответ сообщил, что ему неприятно каждый день видеть наши инвалидные спины. А потом они долго смеялись, называя нас "парочкой крыльев" - видимо это прозвище, которым они за глаза нас обрекли...
   Последние слова Доол глотал вместе с серыми слезами. Уии задумчиво обнял друга. Попросил успокоиться и не брать так близко ни к одному из трёх сердец.
   Какими бы оскорбительными слова ни были, Уии испытывал ликование. Наконец-то о нём заговорили! Всё равно как! Главное - что он перестал быть прозрачным, незаметным пятном на скатерти социума. Роль чёрной кляксы была для него более приятна...
   Уии не мог заснуть. Разные мысли тревожили его рассудок. Ему было наплевать на двух болтунов. Он переживал за Доола. Бедняга так разнервничался. Никто не смеет оскорблять лучшего друга Уии...
  
   Спустя два цикла, на лесоповале случился несчастный случай. Срубленное Уии дерево каони насмерть раздавило работавшего неподалёку Глелава. Бедняга даже не понял, что послужило причиной его гибели. Смерть наступила мгновенно.
   Уии не хотел убивать Глелава. Он хотел его проучить, но ошибся. Вместо того чтобы перебить Глелаву крылья, дерево перебило в нём жизнь...
   Спустя ещё один цикл, задумка Уии увенчалась успехом. Срубленный им ствол упал прямо на крылья восстанавливающегося Слиива...
   Слиив стал третьим бескрылым алканжооином во всей Клансаавии, решившим не лишать себя жизни наперекор многовековым традициям. Разве мог он поступить иначе, когда лично знал всех двух бескрылых? Они жили, пусть не совсем полноценной жизнью, но жили. Чем он хуже их?
   Добродушный Доол, забывший все обиды сразу после смерти Глелава, тут же подружился со Слиивом. Уии некоторое время холодно относился к новому инвалиду, но потом сжалился. Они вместе достроили новый ярус в доме, в котором и поселился Слиив. Теперь они жили втроём...
   Слиив оказался очень послушным сожителем. Без колебаний исполнял порученную работу. Жить стало намного легче.
   Именно переезд Слиива натолкнул Уии на мысль, которую он тайно держал в себе три цикла, пока не поделился ей с друзьями.
   Он долго думал, взвешивал и пришёл к выводу, что нет алканжооина более ценящего жизнь, более открытого, более добропорядочного, чем они втроём. То есть, чтобы понять прелесть жизни, чтобы не порочить её своим невежеством - нужно лишиться крыльев. Именно они мешают им оглянуться вокруг! Сбросить с себя ложную пелену превосходства и осознать, как многого они не понимают, как ничтожны они перед величием природы...
   Ни один алканжооин не захочет добровольно расстаться со своими крыльями. Они не понимают, что крылья, дающие "мнимую свободу", на самом деле - их духовная погибель, якорь, приковавший их к низменным порокам...
   Уии нашёл выход из ситуации. Так как никто добровольно не захочет обрести духовное спасение такой ценой, то придётся открывать глаза слепцам. Ведь не раздробило бы дерево крылья Слиива, он остался бы тем же грубияном и подлецом. (Слиив одобрительно кивнул.)
  
  

3

   Не прошло и пяти циклов, как скромных размеров дом Уии превратился в мощную крепость, построенную тысячами щупалец обескрыленных алканжооинов. Не было и дня, чтобы её стены не пополнялись новыми обитателями.
   В одном Уии оказался неправ. Он посчитал, что ни один Клансаавиец не лишит себя крыльев ради чего-то светлого, но не до конца понятного. Как это ни странно - достаточно было донести идею до массы. Очень многие добровольно лишали себя крыльев. Само собой разумеется, что вековая традиция самоубийства после потери крыльев - потеряла какой-либо смысл.
   Уии, посовещавшись с Доолом и Слиивом, придумал обряд "крылолишения". Посвящаемый должен был пройти ряд испытаний. Доказать свою чистоту помыслов тяжёлым и кропотливым трудом. Кому выпадало строить новую комнату, кому - добывать продовольствие, кому - следить за стадом одомашненных саапонов - небольших мохнатых зверьков, очень приятных на вкус... И лишь доказав свою лояльность старейшинам (которыми были Уии, Доол и Слиив) и присягнув на верность, посвящаемым отгрызали крылья. Отгрызать крылья имели право лишь старейшины и очень немногие "крылолишённые", получившие на это официальное разрешение...
   Бывали случаи, когда в крепость приходили алканжооины, успевшие себя сами обескрылить или потерявшие крылья в результате каких-нибудь других обстоятельств. К ним относились с пониманием, но в общину принимали лишь после ряда установленных испытаний.
   Ключевую роль в разразившемся массовом "крылолишении" сыграл Слиив. Вернее - его подвешенный язык. Впервые услышав мысли Уии, он поклялся любой ценой воплотить их в жизнь. В душе он очень страдал из-за двойной потери - лучшего друга Глелава и крыльев. Он заметил, что эти переживания помогли ему трезвей и расчётливей смотреть на окружающий Мир. Ему хотелось, чтобы и многие другие испытали то же, что и он. Но не прозрение. Он хотел, чтобы они испытали ту боль лишения, которая в глубине души терзала его...
   Но проповеди Слиива не имели бы такой могучей силы, если бы не участившиеся случаи травматизма крыльев на лесоповале, мастерски устроенные Уии и Доолом. Многие алканжооины принимали эти несчастные случаи за "знак свыше", чем очень умело пользовался Слиив...
   Постепенно крепость переросла в небольшой городок, а потом и в государство со своими законами и хозяевами. Главными были старейшины, ряды которых заметно пополнились, но наибольшим почтением и уважением пользовался Уии.
   Внутри древнего государства Клансаавии вырастала новая, дисциплинированная страна "бескрылых калек", как их было принято называть. Слишком поздно спохватились власти Клансаавии, недооценившие потенциальную опасность развала государства. Былая мощь старинной державы треснула как скорлупа, сквозь которую пробился клюв Услидоолии...
  
   Прошло двадцать пять циклов с того дня, как Уии впервые поделился своими мыслями с Доолом и Слиивом. Клансаавия распалась на множество небольших княжеств, населяемых немногочисленными крылатыми жителями, побоявшимися лишить себя возможности летать. Ни одно из этих княжеств не могло сравниться с могуществом молодой державы Услидоолии.
   "Калеки", как их было принято когда-то называть, теперь считались наиболее уважаемыми и привилегированными обитателями всех Великих земель...
   Хоть Услидоолия и была государством, управляемым Советом старейшин, но главным в ней, безусловно, являлся Уии. О нём ходили легенды, как о бесстрашном и героическом алканжооине, бросившем вызов всем трудностям и создавшим единую, непоколебимую и могущественную державу. Всем, что есть у народа, он обязан Уии. Можно с уверенностью сказать, что многие считали Уии богом, спустившимся с изумрудных просторов небес, чтобы спасти всех от неминуемой гибели...
   Слиива и Доола почти не вспоминали. Все их заслуги приписывались Уии. Но они не сильно этому расстраивались. Или делали вид, что не расстраиваются...
  

Эпилог

  
   Однажды Уии проснулся от боли, пронзившей его ороговевшие отростки. Боль до того была несносной, что он невольно застонал. Словно сотни иголок ежесекундно вонзались в его тело. Обессилев, он упал на пол и потерял сознание.
   Уии очнулся. Боль исчезла так же внезапно, как и появилась. Был день, солнце нежно заливало бархатным багрянцем изумрудные облака. Уии догадался в чём дело. Он с опаской оглянулся за спину. Из хитинового панциря торчала пара крепких прозрачных крыльев. Без колебаний он взмахнул ими и взмыл в бесконечное небо...
  
  

Рыжков Александр

Октябрь, 2006 год

http://sergheev.livejournal.com/

  
  

Кусок свинины

1

  
   Первые лучи солнца лениво разливались по крышам, со стен стекали на деревянные ступеньки крыльца и засохшую траву двора. Озаряли немногочисленные стойла. Золотом зажигали налитые колоски шуршащей на ветру пшеницы...
   Чип недовольно поморщился и поглубже зарылся в грязь.
   Шиз с нечеловеческим треском потянулся, зевнул. С нетерпением сполз с сетчатого гамака. Пошарил в карманах (спал он в одежде), достал небольшую курительную трубку, грязно ругнулся и отправился в дом на поиски махорки.
   Бумажный шорох и звон пустых металлических банок разбудили Рика. Больше всего на свете он не любил, когда его будят...
   - Какого чёрта? Шиз!
   - Курить хочу!
   - Меня-то зачем будить, сын ты скорпиона этакий?!
   В комнате появилась самодовольная морда Шиза с трубкой в зубах. Из трубки валил едкий дым.
   - Время уже! Дел сегодня много!
   - Ты же знаешь, что меня будить нельзя! Сам проснусь! - завопил Рик, - Я хоть раз вставал поздно?! Жаворонок ты беспёрый!
   - Было разок-другой. Когда брагу всю ночь пили. Ты тогда весь день в постели пролежал... А ещё раз...
   Шиз недоговорил. В лицо ему врезалась набитая соломой подушка. Он только и успел недовольно крякнуть...
   Он притоптал рассыпанные угольки табака. Поднял упавшую трубку и вышел во двор, что-то невнятно бормоча себе под нос.
   Сон не лез в голову. Ещё немного полежав, Рик встал с кровати. Вышел во двор. Умыл лицо холодной водой из уличного умывальника. Посетил зловонное деревянное строение, именуемое туалетом. Вновь умылся. Из подсобки доносился тонкий скрежет металла. Рик зашёл туда.
   Полумрак. Сквозь щели досок пробивался свет. На деревянной коробке сидел Шиз. Точил топор.
   - Ты хоть не меня укокошить решил?
   - Тебя укокошишь...
   - Значит, откладывать уже не будем?
   - А что делать, Кувалда, выхода ведь другого нет?
   - Ну, я не вижу... Эй, я же просил больше меня так не называть!
   - Ты меня Шизом называешь, почему мне тебя "Кувалдой" не называть?
   - Но Шиз - твоё имя... Тебя так наши родители назвали, помнишь?
   - А может, мне бы не хотелось, чтобы они меня так назвали! Ты об этом не задумывался?
   - А мне-то что?
   - Тебе, конечно, ничего. Тебя нормальным именем назвали...
   - А твоё чем ненормально?
   - Шиз - шизофреник, шизик, шизоид... Слова синонимы, корень один...
   - Да, согласен, и все они подходят под твоё описание.
   - Не буду спорить. Но подумай сам, был бы я таким, если бы меня назвали, скажем, Александром? Или этим, как его... тьфу ты, забыл...
   - Вот именно! забыл! Такими именами уже сотни лет никого не называют!
   - А мне всё равно! Хоть Рудольфом, хоть Арсением! Но чтобы имя хорошее... А-то Шиз да Шиз...
   - Ты хочешь, чтобы я тебя Арсением звал?
   - Нет!
   - Рудольфом?
   - Нет!
   - Тогда кем?
   - Никем! Поздно уже, Кувалда, меня другим именем звать!
   - И как тебя после этого понимать?
   - А никак! Не поймёшь ты меня, так как имя у тебя хорошее, а у меня - шизоидное!
   - Да ну тебя! - махнул рукой Рик, - одну чепуху несёшь, как тебя понять?
   Шиз углубился в процесс заточки топора. Содержательный диалог прекратился...
   Рик вышел во двор с большим ведром в руке. Подошёл к мешку с отбросами, лежавшему возле крыльца. Наполнил ведро. Залил водой. Чип с ленивым интересом следил за ним.
   - Эй, Чип, сегодня тебе крупно повезло...
   Чип нехотя хрюкнул. Заплывшие жиром глазки весело глядели на хозяина. Он вновь хрюкнул, на этот раз более жизнерадостно. Поднялся на короткие лапки и мордой уткнулся в проём между досками вольера. Ещё раз хрюкнул. Казалось, что нет кабана счастливей на всём Земном шаре...
   - На, поешь, дружище.
   Рик вылил содержимое ведра в лоханку. Чип со всей присущей ему жадностью принялся есть. Фермер принёс ещё пару вёдер.
   Из подсобки вышел Шиз. В одной руке он держал слегка поржавевшую кувалду, в другой - топор, из кармана тряпичных брюк торчало лезвие ножа. Он положил инструменты рядом со стойлом кроликов. Сероватые комочки шерсти в ожидании столпились у стенки.
   - Шиз, покорми кролей, пока я тут... с Чипом...
   Шиз беспрекословно исполнил поручение. Кролики кинулись поедать помои. Интересное зрелище. Возятся, толкаются, даже кусаются в надежде не упустить свою порцию...
   Чип с трудом доел остатки "завтрака" и рухнул в грязь. После столь сытной трапезы можно и вздремнуть часика три-четыре...
   - Давай Рик, он спит.
   - Легко сказать: "Давай, он спит"! У самого, наверное, кишка тонка.
   - Не моя это работа, Рик... А то, что кишка тонка, так отчего ей быть толстой? Я его ещё кабанчиком на руках нянчил... Привязался...
   - А я не привязался, по-твоему?
   Шиз промолчал.
   Потребность выше эмоций...
   Рик взялся за гладкую рукоять кувалды. Подошёл к спящему Чипу.
   - Прощай, дружок...
   Как следует, размахнулся...
   Металлический кирпич кувалды раскрошил череп несчастного животного. Чип умер мгновенно, не успев понять, что произошло, не успев испугаться. Мясо будет очень мягким и вкусным...
   - И после этого ты хочешь, чтобы я не называл тебя Кувалда?
   - Да замолчи ты! Лучше помоги.
   Шиз помог перетащить стокилограммовую тушу в "разделочную". "Разделочной" служил участок земли, застеленный квадратной пластиной из нержавейки. Два метра на два.
   Рик обработал тушу керосиновой горелкой. Пахло палёными волосами.
   - Твоя очередь, Шиз.
   - Наконец-то...
   Хоть при жизни они и любили Чипа, баловали его излишним вниманием, но сейчас - перед ними всего лишь туша, которую нужно разделать. Это уже не Чип, а съедобное мясо, сало, кожа...
   Шиз с неистовым рвением накинулся на кабана. Вспорол брюхо, отрубил голову. Пахло свежими кишками. Собрал жестяным стаканом кровь. Вывернул кишки на пол. Рик принялся очищать их - сдавил округлыми палочками и выдавливал содержимое как из длинного тюбика зубной пасты. Шиз срезал жировые прослойки, рубил топором хрящи, снимал кожу...
   К позднему обеду разделка завершилась. Мясо спрятано в погреб. Несколько смачных кусков подвесили коптиться. Уставшие братья подкрепились надоевшей до безобразия крольчатиной. Шиз закурил махорку. Рик сварганил самокрутку из табака вперемежку с сушёной коноплей. Покормили кроликов. На сегодняшний день обязанностей больше нет. Разделать свинью - дело большое. Надо отметить. Что может быть лучше пшеничного самогона собственного приготовления?
   Пламя сальной свечки то замирало, то судорожно колыхалось. Братья сильно напились. Рик сидел в углу комнаты и жадно затягивался конопляным дымом. Держал в себе. Выдыхал.
   - Как ты это дерьмо курить можешь? От него мозги сушатся! - более-менее внятно причитал Шиз.
   - Ты... кха... кха... - закашлял Рик, - ты с акации упавший...дьявол?
   Шиз вопросительно вылупил глаза на брата. Рик продолжал.
   - В пустыне жизни нет смущений, ни страха, ни беды...
   Шиз молчал. По лицу было видно, что он задумался.
   - Лепестки акации сдувает лёгкий ветерок. Тля поедает цвет. Кору обдирает упавший дьявол в попытке забраться наверх...
   - Ты долго ещё этот бред морозить будешь?!
   - Птица пустыни клюёт глаза. Посевы горят на солнце.
   - Может, хватит?
   - Облака сгущают море. Озеро высыхает от холода...
   - Рик, ты меня пугаешь!
   - Степная ящерица пожирает жука!
   - Ха, где это видано, чтобы ящерица жука пожирала?
   - Нет, это не дерьмо! Мозги, говоришь, сушатся? А у самого? Не зря тебя Шизом назвали. Под черепушкой твоей пустота тёмная...
   - А под твоей - мозг мудреца... - иронично ответил брат.
   Рик задумался. Прошло некоторое время. Он молча забивал новый косячок. Шиз подсел к брату, набил трубку планом. Чиркнул спичками. Подкурил...
   Свеча догорела. Фермеры спали на полу. Доползти к кровати не хватило сил.
  

2

  
   Степь. Выгоревшая трава. Две вытоптанные полосы колеи, уходящей за горизонт. Небольшой ветерок. Палящее солнце скрывают серо-голубые тучи. Изредка с неба срываются освежающие капельки дождя...
   По дороге едет транспортное средство. Чем-то напоминает увеличенных размеров трёхколёсный велосипед. Педали, цепь. Только колёс в нём не три, а пять. Вместо седла - деревянное сиденье, пустое внутри (для дополнительного хранения груза). Задняя часть средства представляет собой багажник в виде большого сбитого из дерева сундука. По бокам небрежно нарисована насмешливая тыквенная рожица в шляпе. К крышке сундука хитрым способом приделан складной навес из свиной кожи и металлических труб. На рогатый алюминиевый руль для удобства плотно намотана капроновая верёвка.
   Водитель "Файвера" (а именно так называлось данное т.с.) сосредоточенно всматривался в горизонт. Монотонно крутил педали. Разные мысли лезли к нему в голову.
   Он размышлял об идиотизме человечества, доведшего себя до повторного средневековья. О старинных машинах, которые ездили сами, без твоих чрезмерных усилий... О гигантских домах, переросших облака... О птицеподобных приспособлениях, способных носить тебя по воздуху... Выгоревшие страницы журналов, огрызки книг, погрязшие в песках железобетонные руины - жалкие остатки столь загадочного и интересного мира... С каким интересом и досадным сожалением он рыскал по развалинам городов. Да, в детстве он изведал каждый уголок близлежащих руин. Именно там он нашёл свой шестизарядный револьвер 44-го калибра. Как хорошо, что технология производства пороха не ушла в небытиё, как многие и многие другие секреты мира, сгоревшего в ядерном огне...
   Вспомнилась вчерашняя схватка с жуком-носорогом. Насекомым, размером с большую собаку... Как надоело есть белое желе внутренностей этих тварей. Хочется нормального мяса. Свинины, говядины, крольчатины на худой конец! Размечтался. Хотя бы крысу где-нибудь поймать или собаку забить - уже праздник желудка...
   Дождь усилился. Странник поднял навес. Слабенькое укрытие, особенно на ходу, но это лучше чем ничего. Поднялся ветер. Послышались раскаты грома. Вдали замерцали молнии. Мелкий град застучал по кожаной крыше, металлической раме, деревянному багажнику. Неприятно колол не скрытые ноги, изредка попадал в лицо, руки, грудь...
   Ал (так звали водителя) остановил "Файвер". Быстро вышел, открыл багажник и принялся в нём копаться. Град стал крупнее. Больно бил по лицу. В сотне метров сверкнула молния. Раздался оглушающий взрыв грома. Чистая степь. Ни одного высокого дерева в радиусе километра. Металлический "Файвер", как и его хозяин - заманчивые мишени для молнии...
   Из багажника Ал вытащил предмет. Что-то похожее на гигантских размеров складную радиоантенну с торчащими из основания тремя острыми ножками. К основанию была приделана и соединена проводами продолговатая коробочка. Он отбежал шагов на двадцать. Град безжалостно бил его тело. Ал вытянул антенно-подобный предмет на максимальную длину и (не без труда) воткнул ножки в землю. Как можно скорее вернулся к "Файверу" и уселся в кресло. Как бы смехотворно не выглядел навес, но в купе с пледом, сшитым из собачьих шкур, он не одну сотню раз спасал своего хозяина. Этот случай не стал исключением.
   Буря продолжалась до поздней ночи. Несколько раз молния била в установленную конструкцию. Без подобного громоотвода путешествовать - чистой воды самоубийство. (Если не считать самоубийством само путешествие в степи...)
   Ал привык спать сидя, закутавшись в шерстяные шкуры...
   Солнце медленно выплывало из горизонта. Сырая ночь сменилась прохладным утром.
   Странник проснулся. С треском потянулся. Подошёл к громоотводу. С досадой вздохнул. Аккумулятор, который он приделал к основанию, потёк, пластмассовые стенки расплавились. Эксперимент провалился...
   Уже который раз не удаётся добыть электричество. Видимо, электромотору суждено быть мёртвым грузом на дне багажника. Если бы только удалось зарядить аккумулятор... Надо найти какой-нибудь новый способ. И новый аккумулятор - в придачу. Как это сделать неизвестно. Зато известно, что очень хочется есть, а еды нет!
   Ал огляделся по сторонам. Лоснящаяся от росы трава, мокрая земля и ничего больше. Хоть бы крыса пробежала, что ли...
   Оставалось самое банальное, до безобразия надоевшее, но эффективное - крутить педали в поисках чего-то полезного и съестного.
   Поиски завершились более чем удачно. Ал подъезжал к ферме. Запах копчёного мяса помутил его разум. Ещё бы - не есть вторые сутки...
  
  

3

   Чип преданно смотрел в глаза и жалобным голосом похрюкивал:
   - За что, хрю, за что вы, хрю, меня кувалдой, хрю-хрю?!
   - Так выхода же не было... - оправдывался Шиз, - свинина очень вкусная...
   - Хрю, жрали бы вы, хрю-хрю, своих кроликов, хрю, и меня в покое оставили, хрю!
   - Надоели, веришь? Страх как тебя поесть захотелось...
   - Не одним, хрю, вам, хрю, меня поесть захотелось...
   - Ты о чём это?
   - Ой, Хрю! Больно! ХРЮ! Кусают, ХРЮ-ХРЮ-ХРЮ!
   Шиз тут же проснулся. В голове звенели одновременно сотни колоколов. Алкоголь не успел выветриться. Ноги невольно подкашивались. Руки дрожали. Тревожные чувства переполняли его. Рядом лежал Рик и оглушительно храпел. Шиз попытался растормошить брата. Не получилось. После самогона он всегда спал как убитый минимум до вечера...
   Со двора доносился едва уловимый шорох. Шиз схватил попавшийся под руку увесистый канделябр. Выбежал на улицу...
   Человек, секунду назад жадно вонзавший зубы в копчёную свинину, молниеносно выпрямился и направил ствол револьвера на хозяина фермы. Это был молодой мужчина. Не старше двадцати пяти. Высокий. Одетый в подранные штаны и майку, с вшитыми в неё стальными пластинами. Чёрные, короткие, слегка вьющиеся волосы падали на широкий лоб. Тёмно-зелёные глаза. Хищный, насмешливый взгляд. На ногах - пыльные кроссовки (где он их нашёл в этих пустошах?). Пояс обхватывал чёрный кожаный ремень с выцарапанным изображением всё той же лукавой рожицы-тыквы на широкой бляхе.
   Некоторое время они стояли молча. Ал хотел заговорить, но рот был забит мясом. Шиз с ненавистью смотрел на вора. Со всей силы сжимал бронзовую рукоять канделябра. Чувство страха и самосохранения притуплялось похмельем.
   Шиз с криком бросился на врага. Раздался выстрел. Ал не хотел убивать его. Он никого и никогда не хотел убивать... Просто голод взял верх. Нет, он не воровал мясо. Он бы заплатил за него звериным мехом, шкурами. Но не успел договориться. Очень досадная ситуация...
   Кролики в испуге метались по вольеру. Бездыханное тело фермера лежало на сырой земле. Кровь струйкой текла из раны. Восьмиграммовая свинцовая смерть вонзилась в сердце...
   Что ж. Так получилось. Недопонимание. Ему уже ничем не поможешь. Эта копчёная свинина ему больше не нужна...
   Ал грузил в багажник "Файвера" очередной кусок мяса, как ощутил сильный удар в затылок. В глазах вспыхнул и тут же погас миллион разноцветных искр. Он сразу же потерял сознание, упал на землю.
   Когда Ал пришёл в себя, то обнаружил, что лежит в пустеющем хлеву. Руки и ноги были туго перевязаны верёвкой. Грязь источала отвратительный смрад. На ограждение опирался человек неприятной наружности. Высокий и худощавый. С вытянутым лицом и налитыми кровью глазами. Он с ненавистью разглядывал пленника. Рядом с ним лежала внушительных размеров кувалда...
   - Тебе не провести меня, с акации упавший дьявол! - прокричал Рик.
   - Послушай, я не хотел его убивать. Он первый на меня кинулся. Я пришёл торговать! - говорить было трудно, лицо зарывалось в грязь, верёвка сдавливала запястье и лодыжки, к тому же ныло в висках и болел затылок...
   - Неужели ты считаешь, что я настолько глуп?
   - Я клянусь, что не хотел! У меня в багажнике полно шкур и меха!
   - Молчи, дьявол! Ты не обдуришь меня! Ты хочешь забраться наверх, но лишь обдираешь кору.
   - Я не дьявол! Я торговец! Хотел торговать с тобой! Он сам напал!
   - Твой облик не обманет меня! Ты забрал в ад моего брата! Но меня ты не обманешь! Я не дам тебе взобраться на акацию!
   - Слушай, давай договоримся. Забирай всё. "Файвер" - он хоть и старый, но неплохо ездит! В багажнике полно шкур, немного патронов. Даже электромотор. Отпусти меня...
   - Твои лживые речи не смутят меня. А вещи твои - я уже забрал! Ты должен умереть...
   Рик жадно вцепился в рукоять кувалды. Медленно подошёл к Алу.
   - Нет, не делай! Не убивай!
   - Твои мольбы жалки. Ты умрёшь бесчестно. Ты вернёшься к себе в ад с вечным позором!
   - Прошу, не делай, НННЕЕЕТТТ!
   Мышцы сводило от напряжения. Ал зажмурился в ожидании неминуемой смерти. Ещё никогда ему не было так страшно...
   В лицо брызнула грязь. Раздался глухой шлепок...
   Неудачливый торговец открыл глаза.
   Его палач лежал на спине. Оружие бичевания рукоятью торчало из грязи...
   Через несколько часов Ал поймёт, что Рик слишком быстро занёс над собой кувалду. Поскользнулся и затылком поймал ограду хлева. Но сейчас не до размышлений! Ещё нужно освободиться от верёвки...
   Как хорошо, что в подошву кроссовка спрятан небольшой нож...
  
  
  
  

Рыжков Александр

Сентябрь, 2006 год

http://sergheev.livejournal.com/

  

Астероид

  
   Помещение зажималось тисками гула приборов. Самописцы выплёвывали ленты с показаниями внешних датчиков. Вычислительные терминалы мерцали разноцветными лампочками. Экраны мониторов озарялись россыпью картинок и схем. Настольная лампа обливала светом лицо спящего за столом Михаила. За семь месяцев он успел привыкнуть к рабочей суматохе и умудрялся засыпать при любых обстоятельствах.
   В данный момент ему снилось море. Чёрное море. Гурзуфский пляж и шикарная брюнеточка... Но сну помешал вой настольного напоминателя.
   - Через час Новый четыре тыся... - заорал тот сквозь сетку динамика.
   - Да чтоб тебя... - вырванный из приятного сна Михаил был вне себя от злости. Лишь зарядив кулаком по панели, он испытал небольшое облегчение.
   - ...идцать второй Год, - издал жалобный стон динамик и замолк.
   Спать больше не хотелось. Тем более, Новый год. Праздник, как-никак... Надо чем-то себя развлечь. Михаил встал из-за стола. Огляделся. Приборы всё так же неистово выполняли свою работу. Вышел в коридор. Немного поразмыслив над способом времяпровождения, отправился на склад.
   До чего же скучно в Новогоднюю ночь на астероиде!
   Нет, категорически нельзя впадать в уныние, как тогда, на День рождения...
   На складе было прохладно. Пахло углепластиком ящиков, коробок и шкафчиков.
   - Ко мне, - приказал Михаил, копошась в одном из ящиков.
   Жужжа шарнирами, цокая трёхпалыми ступнями по металлическому полу, подошли три человекоподобных дроида. Сверкая гладкой обшивкой на свету неоновых ламп, они выстроились перед хозяином. Их строгие, лишённые каких-либо эмоций лица преданно глядели матовой чернотой округлых линз.
   - Ну что ж... Первый, подойди ближе. Вот так. Руки в стороны. Так. Молодец. Ну вылитый Дед Мороз! Ах, вот ещё. Ух, тяжёлый, гад... Держи.
   Робот всё так же преданно глядел на хозяина. Красный халат висел на его тонких конечностях как на вешалке. Вязаная шапка наползала на левый глазной сенсор. В правой руке он держал увесистый лом.
   - Первый, слушай мою команду: ближайшие двенадцать часов тебя зовут Дед Мороз!
   - Слушаюсь, - бесполым голосом ответил андроид.
   - Второй, иди сюда. Будешь Снегурочкой у нас. Где бы только на тебя наряд соответствующий найти... Не то... не то... и это - не совсем то... О! Наклони голову. Так. Ещё тут кое-что... Вот тебе, Дедушка Мороз, и внучка!
   Второй выглядел более чем смешно с разноцветной косынкой на голове и голубым покрывалом, обвязанным вокруг торса.
   - Теперь ты отзываешься на имя Снегурочка! Ясно?
   - Есть, хозяин.
   - И не называй меня хозяин, надоело.
   - Да, хозяин, не буду называть вас хозяин.
   - Да ну тебя, безмозглая коробка микросхем!
   - Что, хозяин? - отозвался третий робот.
   - Это я не тебе, Третий. Кстати, кем бы тебя сделать?
   - Не знаю, хозяин.
   - И я не знаю... Зайчиком бы тебя, да нет костюма подходящего... Разве что кусок поролона к заднице твоей приклеить... Умеешь на четвереньках ходить?
   - Неправильный ввод команды.
   - Как же с тобой трудно... Хватит претворяться.
   - Не умею.
   - Тогда иди сюда. Так, немного клея. Поворачивайся спиной. Я кому сказал? Опять твоя программа барахлит? Ох уж этот недоделанный пакет горделивости! Тебя давно на запчасти разобрать надо было, Третий. Ах да, уже повернулся. Кто бы сомневался? Толку от тебя никакого! Становись давай. Вот так. Теперь лицом повернись. Присядь. Да не бойся, клей сойдёт... Теперь ты Зайчик-попрыгайчик! Повтори.
   - Зайчик-попрыгайчик, - режимом обиженной интонации повторил андроид с приклеенными: поролоновым хвостом и двумя пластиковыми пластинами вместо передних зубов.
   - Вот и славно!
   В одном из ящиков Михаил добыл баллончик сжатого углекислого газа, в другом - баночку медицинского спирта.
   - Все за мной! Будем праздновать Новый год!
   Заскочив по дороге на кухню и прихватив металлическую бутылку с виноградным соком, Михаил вошёл в теплицу.
   - Это будет нашей ёлкой, - указал он на самый большой куст помидора с полузрелыми плодами; отпил немного сока из бутылки и вылил в неё баночку спирта. - Дедушка Мороз, сотвори Новогоднее Чудо, преврати эту брагу в шампанское!
   - Поданная команда не распознана, - оправдывался Дед Мороз, вязанная шапка на котором уж совсем сползла набок.
   - Прижми как можно плотнее к горлышку бутылки этот баллон и выпусти из него газ. Разве так сложно понять? И брось ты этот лом к ядрене фене!
   - Есть бросить лом. Есть прижать баллон.
   - Молодец. Теперь как можно быстрее закрути крышку.
   - Выполнено.
   - Дай сюда. Неплохо сделано. Весь газ выдул? Хорошо. Сколько осталось времени до двенадцати?
   - Две тысячи тридцать девять, восемь, семь секунд, - сообщил Зайчик-попрыгайчик.
   - А по-человечески, в минутах?
   - Больше тридцати трёх.
   - Приказ тебе, Зая-попрыгая: будет оставаться двенадцать секунд до полночи - начни обратный отсчёт!
   - Есть.
   - У нас ещё есть время! Давайте устроим хоровод вокруг ёлки?
   - Поданная команда не распознана, - сообща отбивались андроиды.
   - Какие же вы зануды! Снегурочка, быстро возьми меня за руку! Ай! Да не так же больно! Так лучше. Дед Мороз, бери за руку Снегурочку. А ты, Зайка, не стой в сторонке, бери дедушку старенького. И меня. Молодцы. А теперь все повторяйте за мной. Хоровод, хоровод!
   Если бы посторонний увидел это со стороны, ничего кроме словосочетания "жалкое зрелище" не вымолвил бы.
   Но лучше кружиться вокруг куста помидора в компании андроидов, разодетых в ничтожное подобие праздничных костюмов, чем грузиться мыслью, что уже шестой месяц нет связи ни с одним внешним источником...
   По неизвестным причинам, Михаил стал пленником на этой исследовательской астероидной станции. Спустя сорок два дня с момента вступления в должность смотрителя/исследователя, связь с базой оборвалась. Все попытки связаться хоть с кем-нибудь кончались провалом. Михаил сотни, если не тысячи раз копался в микросхемах радиостанции. Выходил в скафандре на поверхность и проверял все антенны. Ни единой поломки он не обнаружил, хотя был в ремонтном деле асом (на станции подобного рода простых людей не держат). Проблема была не в оборудовании. Но тогда в чём? Почему никто не летит спасать? Эти мысли донимали с каждым днём всё сильнее. Продуктов при максимально-рациональном использовании хватило бы ещё года на три. Потом - неминуемая гибель... Но эти три года ещё нужно было прожить. Чтобы не свихнуться, Михаил решил продолжить исследовательскую деятельность. Он постоянно пытался себя чем-то занять. Ведь когда занят, мрачным мыслям сложней пробраться в твою голову...
   - Зайка-попрыгайка, сходи в кухню, принеси стаканы.
   - Почему я?
   - Опять ты за старое? Кому сказал!
   - Есть.
   - Увидел бы твоего конструктора - морду бы набил.
   - Конструктор Сахаринский Виктор Андреевич, родился...
   - Я кому сказал за стаканами идти?
   - Есть.
   - Надоел он мне. Хорошо что вы, Снегурочка и Дедушка Мороз, из старого поколения. Послушнее, работоспособнее. И вообще, чего стоите? Поздравляйте меня с Новым годом!
   - Команда не распознана.
   - Вы правы, куда ж без подарка... Вот, - Михаил сорвал с куста красноватый овощ и протянул андроиду, - подаришь мне этот помидор! Сними шапку. В неё положи. Будет тебе мешком. Когда скажу, подойдёшь ко мне и поздравлять начнёшь. А ты, Снегурочка, рядом будешь стоять и поддакивать.
   Андроиды преданно глазели на хозяина. Слишком много непонятных команд...
   - Вот и Зайка пришёл со стаканами. Положи их на пол и иди сюда. Тебе тоже работёнка найдётся.
   Оставшееся время Михаил провёл в попытках научить помощников своим ролям. Он как раз давал пинка не понявшей ни команды Снегурочке, когда Зайка-попрыгайка начал обратный отсчёт.
   - Двенадцать.
   - Ну, поздравляйте меня!
   - Я Дедушка Мороз. Я подарочки принёс, - бесполым голосом говорил Первый.
   - Да, он Дедушка Мороз. Да, он подарочки принёс, - поддакивал Второй.
   - Девять, - сообщил Третий.
   - Был ли ты послушным, внучек?
   - Да, был ли ты послушным?
   - Нет, Дедушка Мороз, я был очень плохим мальчиком, - отвечал Михаил, пытаясь открутить наглухо закрученную пробку металлической бутылки.
   - Четыре.
   - Тогда вот тебе подарочек, послушный внучек, - Первый протянул шапку с помидором.
   - Да, тогда вот тебе подарочек, да, послушный внучек.
   - Ой спасибо, Дедушка!
   - Ноль.
   - Ур-р-а-а-а! - закричал внучек, открутив крышку; из горлышка вырвалась непослушная пена.
   - Ур-р-а-а-а! - подхватили андроиды.
   Разлив "шампанское", Михаил поднял свой стакан. Роботы повторяли его действия.
   - Ну, за Новый четыре тысячи пятьсот тридцать второй Год!
   - Ура!
   Андроиды держали свои стаканы у лица, имитируя процесс питья. Ведь как можно что-то выпить, если у тебя нет рта? Михаил осушил свой залпом.
   - Ну, а теперь в пляс?
   - Команда...
   - Да бросьте вы! Повторяй за мной! Эх-х-х!
  

*****

   Михаила разбудила трель радиопередатчика. Сон не успел улетучиться, поэтому всё происходящее казалось ему чем-то нереальным, вымышленным...
   - Михаил Сергеевич, Михаил Сергеевич, приём, приём!
   - Да, Михаил Камнев на связи.
   - Михаил Сергеевич! Вы живы!
   - Ну, жив. Вы лучше скажите, чего связи не было полгода?
   - Ваш астероид сбился с траектории под действием пролетавшей рядом кометы. Связь была потеряна. Мы думали, вы погибли...
   - Думали они! Спать бы лучше не мешали!
   - Простите, наверное, вы не до конца поняли... Мы уже выслали спасательный корабль.
   - Корабль-борабль! У меня послепраздничное похмелье. Всё равно вы мне снитесь...
   - Михаил Сергеевич, мы понимаем вашу настороженность. Но это не сон. Это на самом деле, поверьте. Через два часа к вам прибудет помощь...
   - Да ну вас! - разозлился Михаил и впервые за полгода отключил рацию и заснул. Так же как и всегда - за столом. У панели радиостанции. Чтобы не пропустить послания...
   Спустя несколько часов, его разбудило острожное прикосновение к плечу.
   ЧЕЛОВЕК!
  

Рыжков Александр

Ноябрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Мечта

1

   Вокзал. Люди сотнями толпились у широких голубоватых вагонов. Июльское солнце ослепительными бликами отбивалось от тонированных окон перрона. Заходить в поезд без билетов строго запрещалось - прощались через слегка приоткрытые пуленепробиваемые стёкла вагонов. От этого и происходила вся толчея и скопление. Каждый хотел в последний раз повидаться со своими родителями...
   В Мегаполисе Мечта почитали престарелых людей. Законом 141 от 16.06.76 "Про заботу и уважение к людям, достигшим почтенного возраста", каждый пожилой человек, честно плативший свой долг обществу в течение трудоспособной жизни, был удостоен безоблачного существования на лазурном берегу Чёрного моря.
   Если упростить и не вдаваться в детали, то смысл жизни среднего жителя Мечты сводился к добропорядочному выходу на пенсию. Только в этом возрасте можно было побывать на море.
   Пенсионный возраст каждого гражданина, установленный с самого рождения и корректируемый в зависимости от жизнедеятельности, строго контролировался инстанциями свыше. Трудно сказать, какими критериями пользовалось начальство. Можно даже предположить, что они были не всегда объективными. Иногда - ничем невзрачный работник был удостоен пенсии в сорок лет, а амбициозный и трудолюбивый, как на зло, лишь к семидесяти...
   Но давайте вернёмся на вокзал.
   - Мы с Леной будем по тебе скучать! - С улыбкой на лице, прокричал Дима вслед уходящему составу.
   - Я тоже, сынок! Жаль, что не могу взять тебя с собой! - сквозь свист электромотора отвечала мать. Быть может, она прокричала ещё что-то наподобие: "не пей молоко из пакета" или "добейся, наконец, лицензии", но Дима этого не слышал.
   Электропоезд с невероятной скоростью сорвался с места и пронзил темноту тоннеля. В конце которого, с медленным скрипом опустились массивные железные ворота, заслонив собой выход из города. Провожающие стали торопливо расходиться. Прошло всего несколько минут, а шумно бурлящий жизнью вокзал превратился в безлюдную железобетонную пустыню...
  
   Тесный трамвай. Дрожа стёклами, дверь откатилась, Дима с облегчением порхнул на голубоватый асфальт. Несколько минут пыльной и жаркой дороги. Подъезд. На лифте поднялся на двадцать второй этаж. Надавил на звонок.
   Дверь открыла Лена. Одетая в своё самое шикарное шёлковое платье. Такое чёрное, облегающее, с вырезом на груди и спине...
   Поражённый сексуальностью увиденной картины, Дима хотел было что-то сказать, но не успел. С змеиной грацией жена обвила его своими объятьями и, со всей жадностью и нежностью, присущей лишь тигрице, впилась в его уста...
   Хоть Лена и не умела готовить, но пищу в ресторане заказала отменную. Вечер при свечах удался! Ночь продолжала удаваться...
   Дима довольный лежал на спине. Лена покорно лежала рядом, положив свою нежную лапку на его крепкую грудь. Каждый думал о своём. Тишина нежно ласкала слух. Такие моменты скоротечны, но мы всегда стремимся их увековечить... хоть на мгновенье...
   Первым тишину прервал Дима.
   - Никогда ещё маму такой счастливой не видел...
   - Да, она заслужила...
   - Ты представляешь - беззаботные дни на Крымском пляже, - мечтательно шептал Дима, - не надо работать, не надо толкаться в общественном транспорте... Собственный домик в каком-нибудь живописном месте... если хочешь - огород заводи, хозяйство! Каждое утро - парное молоко пить... без синтетики... настоящее...
   - Молоко... я даже никогда не пробовала настоящего молока... Оно, наверное, очень вкусное...
   - А я пил однажды. Отец, когда ещё был жив, как-то принёс с работы. Не помню, сколько мне тогда было... Лет семь - восемь, наверное. Оно очень нежное, пьётся приятно, и вкус у него - такой мягкий-мягкий, слегка кисловатый. Очень похоже на синтетическое, но в то же время и не похоже. И пахнет приятней. Хотя синтетика - полезней. Не понимаю, что в нём такого особенного?
   - Так ты ж его пил, вот и не понимаешь. А я очень хочу попробовать... - вредная нотка прозвучала в голосе Лены. Она убрала руку и повернулась на бок, спиной к Диме.
   Окутав собой её бархатное тельце, Дима, едва сдерживая смех, шептал на ушко.
   - Заинька, не волнуйся, мне всего год остался. Ты же знаешь. Вот получу карту жёлтого уровня - и заживём. Нам и доступ к молоку будет и к икре красной... А там - недалеко уже и до лицензии на ребёнка...
   При слове "лицензия" Лена едва заметно вздрогнула...
   И опять - тишина нежно ласкала слух. И опять - хотелось лежать так вечно, ни о чём не думая, никуда не спеша...
   Дима сладко уснул с умиротворённой улыбкой на губах. Лена, на первый взгляд - тоже, но первый взгляд - зачастую обманчив...
   Полночи она ворочалась с боку на бок, толкалась, тихонько плакала... Сон не приходил к ней.
   Настенные часы оглушающе громко тикали. Да, это из-за них Лена не могла заснуть! Точно! Как это она раньше их терпела? Нет, это невыносимо!
   Она раскрылась и вскочила на ноги. Хотела идти вытаскивать из них батарейку. Но проснулся Дима.
   - Сладенькая, тебе не спится?
   Слегка хриплый, сонный голос заставил Лену съежиться.
   - Я? Да нет... - растерянно сообщила она, - просто... эмм... воды захотелось попить...
   - Угу. - Буркнул Дима и тут же уснул.
   Лена для вида зашла в кухню. Даже открыла холодильник и выпила стакан содовой. (А может, ей не спалось из-за жажды, а вовсе не из-за настенных часов?) По дороге к постели она всё же обесточила ходики. Стараясь не разбудить Диму, легла и попыталась задремать.
   За несколько минут покоя и сна ей пришлось поплатиться кошмаром...
   Растрескавшаяся глина пустыни жгла ноги. Солнце невыносимо пекло. Серёжа не переставал рыдать. Сотни ворон облепили изувеченное тело. Жадно клевали, каркали, смеялись. Кровавый пир был в самом разгаре.
   Ноги сами несли Лену к телу. Она этого не хотела. Тем более - расстраивать Серёжу подобным зрелищем. Но - поделать ничего не могла. Ближе, ближе...
   Вороны, увидав людей, расступились, но не разлетелись. Словно приглашали...
   Окровавленное тело выклеванными глазами посмотрело на неё. Лишь по очертаниям лица в нём можно было узнать Диму...
   С криком Лена проснулась.
   Взбудораженный муж обнял её и принялся успокаивать. Слёзы текли по нежным щёчкам, она неровно дышала, часто всхлипывая и бубня что-то невнятное...
   - Успокойся, ну? Это сон. Просто сон...
   - Д..иии..ммм... - всхлипывала она, - мне при..снил..ся ттты...
   - Нашла чему расстраиваться! - повеселел Дима. - Ааа... я понял. Тебе меня и в жизни достаточно. А я ещё на твои сны претендую! Ха, ха, ха! глупенькая...
   - Не смешно, - уже более спокойным голосом сообщила Лена. Она помнила, что ей приснилось что-то плохое, но что именно - забыла.
   - Тебе, может, водички принести? Или ещё чего-нибудь?
   - Нет, спасибо. Давай спать. Это был глупый сон.
   - Как скажешь! Спать - так спать, - зевнул Дима и закрыл глаза.
   Прошло минут десять. Лена не засыпала.
   - Спишь? - тихо спросила она не так мужа, как саму себя.
   - Не-а. - сонно отозвался Дима.
   - Почему?
   - За тебя переживаю. Тебе, в последнее время, что-то кошмаров слишком много снится.
   Лена ничего не ответила. Несколько раз она набирала воздух и приоткрывала свой ротик, но слова предательски застревали в горле.
   - Леночка, ты что-то хотела сказать?
   - Нет, с чего ты взял? - растерялась она.
   - Мне и не знать? Надуваешься, как шарик - всегда так, когда сказать хочешь...
   - Да нет...
   - Ну, как знаешь...
   Дима "взял под крылышко" Лену и попытался было снова уснуть. Через некоторое время его вторая половинка не выдержала.
   - Я беременна!
   - Хорошо, хорошо моя милая... Я тоже тебя люблю... - сообщил сонный Дима. Видимо, содержание сказанного до него не совсем сразу дошло.
   Трезвость ума, отуманенная сонным состоянием, вновь вернулась к нему:
   - ЧТО?! БЕРЕМЕННА?!
   Лена, ощутив тяжесть своей вины, вскочила с кровати и умоляющим голосом принялась объяснять:
   - Я не хотела, Димочка... Я не знала... Я НЕ ХОТЕЛА! Дима, прости меня! Прости...
   Разъярённый муж метался по комнате, пытаясь себя успокоить ударами кулаков по стене и обливанием головы холодной водой... Лена спряталась в углу спальни. Присела на корточки и, рыдая, ждала чего-то плохого...
   Как назло, зазвенел телефон. Дима с яростью сорвал трубку. Сосед из квартиры напротив вежливо попросил так не шуметь, за что получил в свой адрес словесный остаток бушевавшего гнева...
   К счастью, Дима был не из тех людей, которыми руководят эмоции в чрезвычайных ситуациях. Поворот событий на некоторое время выбил его из равновесия, но только на некоторое время. Соседский звонок послужил своего рода напоминанием сохранять хладнокровие.
   Случилось непредвиденное, незапланированное и вообще - опасное событие. Криками тут не поможешь. Нужно что-то решать, и срочно. Просмотреть все возможные варианты, расставить всё по полочкам. Лена! Надо поговорить с ней. Всё узнать. Может быть, ещё не всё потеряно...
   Забившаяся в угол Лена тихонько плакала, ожидая чего-то такого, такого, чего ещё не было... чего-то плохого... может он её изобьёт? Поделом ей. Она сама виновата - забыла принять таблетку. Надо было сразу спохватится, а не через месяц! Её беременность могла поставить крест на его карьере... Они всегда мечтали о ребёнке. Сынишке или дочурке - без разницы. Главное, чтобы было о ком заботится, кого любить. Материнские инстинкты уже который год терзали её. Хотя ребёнка больше всего на свете хотел Дима...
   Но сейчас нельзя было - не положено! Нет лицензии!
   Дима сел рядом. Крепко обнял. Лена вздрогнула, потом уткнулась молоденьким личиком в его мужественную грудь и обожгла слезами...
   - Леночка, солнышко, ничего. Не убивайся ты так. Что-нибудь придумаем...
   - Я нне хх...отела, Дима, я заббб...ыла... принять...
   - Ничего, успокойся, все допускают ошибки...
   - Я... ппрости! - зарыдала она.
   - Тихо-тихо. Успокойся. Перестань. Ты не виновата.
   Лена потихоньку приходила в чувства. Слёз становилось всё меньше, а слова произносила всё внятней.
   - Что теперь с нами будет? Что делать?
   - Для начала - полностью успокоиться!
   - Мне надо будет сделать аборт? - сказала и вновь расплакалась.
   Дима молча обдумывал её вопрос. Да, это был бы самый лучший выход из ситуации. Если ещё никто не знает... есть адрес одного подпольного гинеколога... стопроцентная конспирация - никто и никогда не пронюхает... Но ведь это ЕГО ребёнок! Кровь и плоть, растущая в утробе самого близкого ему человека...
   - Лен, ты, надеюсь, тест на чёрном рынке купила? Не в аптеке, ведь правда?
   Лена умоляюще посмотрела ему в глаза, не выдержала, отвернулась... Да, это значит, что в аптеке. Это плохо... Когда такие покупки делают - аптекарь обязательно об этом докладывает куда следует. Конечно, не каждого проверяют. Может пронесёт?
   - Ладно, что тут уже сделаешь? Давай спать. Завтра на свежую голову решим.
   Лена не ответила. Даже не пошевелилась. Продолжала тихо плакать...
   Дима отнёс её в спальню и положил на кровать. Лёг рядом. Как ни странно - сразу же заснул. Заплаканная Лена - тоже.
   Мегаполис Мечта - безусловный Рай на Земле. Всецелая социальная защита и уважение неработоспособной части населения. Пенсионерам - достойная старость на берегу моря! Детям - детские сады и школы! Бесплатные университеты достойной молодёжи! Десятичасовой рабочий день трудоспособным! (В других мегаполисах не меньше двенадцати!) Самое современное и качественное медицинское обследование и лечение - бесплатно! Продукты, одежда, бытовые товары - стоят копейки! Зарплаты высокие! Что ещё нужно людям для счастья?
   Но без порядка Рая быть не может. Всё должно быть чётко! Без порядка - хаос! Сотни лет люди стремились к нему. И наконец - пришли! Тяжёлой ценой, но пришли...
   Основная составляющая безупречного функционирования мегаполиса - подчинение законам. Послушание - поощряется, нарушение - строго пресекается.
   Законодательная база весьма обширна. С ней вы ознакомитесь позже. Главное помнить:
   1)Доступ к материальным благам определяется картами доступа, выдаваемыми по мере продвижения по службе или за особые заслуги.
   2) Продолжение рода разрешается лишь при наличии специальной на это лицензии.
   Но это вы и без меня все прекрасно знаете...
   Да, именно эти слова произнёс на вступительном занятии Владимир Виссарионович. Он часто снился Диме. В своём сером клетчатом костюме и деревянной указкой в руках. Как хорошо, что университетские годы остались лишь во вспоминаниях, во снах.
   Дверной звонок назойливо жужжал. Кто-то действительно хотел повидаться с хозяевами квартиры. Наверное, какой-то родственник - так уверенно звонят. С кнопки палец и не думают убирать. Хотя, если вспомнить, то единственный родственник вчера уехал в Крым. Тогда кто? Может, сосед, подвернувшийся ночью под горячее словцо? Чего это ему надо? На него нет времени, надо собираться на работу. Открыть-то, Дима откроет, но тут же извинится и отложит разбирательство на потом. А потом - понятие растяжимое...
   Нехотя продрав глаза, Дима поднялся, накинул на себя домашний халат и пошёл открывать дверь.
   Лена тоже проснулась, но продолжала лежать в постели. Ей сегодня не надо было никуда идти - выходной. Вдруг, она ощутила тёплую, нежную руку на плече. Дима слегка растормошил её и шёпотом приказал:
   - Сделай вид, что ты спишь! Очень крепко спишь! Поняла?
   - Зачем? - промурчала Лена - это игра такая?
   - Да, сладенькая, игра! Называется обмани инспектора...
   - Что? Неужели пришёл? - испугалась она.
   - Тише ты! Услышит ведь! Спи! Я попытаюсь его спровадить...
   Дима залез под матрас, достал свёрток, быстро пихнул его в карман.
   В это время звон прекратился. Зазвучал неровный бас:
   - Оказание препятствий исполнению должностных обязанностей социального инспектора карается законом! Кому как не вам знать, Дмитрий Воробьёв? Открывайте, у меня ещё много дел!
   Три раза щёлкнул засов. Перед Димой стоял низкорослый мужчина в тёмно-зелёном костюме социального инспектора. Слишком плотного телосложения, я бы даже сказал - толстый. Маленькие свиные глазки утопали в пухлых щеках. Тонкие губы застыли в неприятной улыбке. На голове чёрный ежик волос мирно уживался с двумя широкими пролысинами.
   Без разрешения, толстяк вошёл в квартиру, осмотрелся по сторонам, показал удостоверение и представился:
   - Социальный инспектор западного района. Майор Андрей Уколов.
   - Очень приятно... Я Дима... Воробьёв... Прораб...
   - Знаю. Жена дома?
   - Да.
   - Спит, наверное?
   - Да.
   - Они всегда спят... так-так... - инспектор вперился взглядом в глаза собеседника, в надежде уловить в них проблески вранья.
   Диме стало не по себе.
   - Чем могу быть обязан? - стараясь смотреть сквозь собеседника, спросил он.
   - Можете, можете... - бубнил под нос толстяк, без разрешения шнырявший по квартире, в конечном итоге зашедший в спальню. - Елена Борисовна! Проснитесь!
   Лене стало страшно, как никогда. Неприятный голос обращался к ней. Быть может, это начало конца? Аборт? Всеобщее презрение, позор? Хотелось не думать, но мысли сами лезли в голову. Страшнее кары - лишь её ожидание... Ещё чуть-чуть, и она закричит!
   - Она всю ночь не могла заснуть. Меня будила постоянно. Я ей снотворного дал. Переборщил, наверное... Без задних ног спит.
   - Ну конечно! Как же иначе? Всё теперь сходится! Елена Борисовна мешала вам спать, поэтому вы не посетили рабочее место! Как всё, оказывается просто!
   Диме стало намного легче. Он посмотрел на настенные часы. Стрелка замерла на половине третьего.
   - Вот оно что. А я гадаю - за какие такие заслуги вы нас навестили? У меня в этих часах будильник стоит. Видите - не работают. Ночью застыли. Я, если честно, и не знал, что работу пропустил... А сколько сейчас?
   Внимательно выслушав объяснения, наблюдательный Андрей Уколов с улыбкой на лице заметил:
   - Действительно, остановились. Бывает же такое? Батареечка случайно выкатилась - вон на полу валяется... Да ничего страшного! Не волнуйтесь! Так и напишем в рапорте: "Проспал в связи с поломкой будильника". Пустяки! Это ещё нормально... В нашей практике такое иногда встретить можно, что расскажи - не поверят, а тебе об этом отчёт надо составить...
   - Тяжёлая у вас работа...
   - Я особо не жалуюсь, - усаживаясь за Димин стол, сообщил майор. - Вы мне водички не принесёте? Ужасно в горле пересохло...
   Дима побежал на кухню. Вернулся со стаканом "вишнёвого сока". Инспектор усердно заполнял бумаги. Поблагодарил за сок, выпил и продолжил писать.
   - Ну вот и всё. С этим у вас проблем не будет. На работу сегодня можно уже не идти. Всё равно - поздно. Правда, из зарплаты за день вычтут, но это не так страшно...
   - Большое вам спасибо за понимание. Даже не знаю, как это так получилось? Никогда меня эти часы не подводили.
   - Всякое бывает, не берите в голову! - дружески жал руку майор. - Всего вам доброго! Жену берегите, снотворным не перекармливайте... Хотя, я своей бы с радостью мышьяка подсыпал... Но руки никак не доходят...
   - Всего вам доброго! - радовался Дима. - Удачного вам дня.
   - Ах, совсем забыл. Из головы как-то вылетело! Из аптеки донесение... Только честно: зачем вам тест на беременность?
   Ледяные мурашки забегали по телу. Сердце на мгновенье остановилось, потом заколотило. Такого поворота событий Дима не ожидал. Ведь майор уже уходил. Стоял у двери и жал его руку. Протокол был оформлен. Все необходимые объяснения были даны. Надо держать себя в руках. Не подавать вида. Обмануть...
   - Тест? Зачем? Как зачем?! Чтобы провериться на наличие беременности? Зачем же ещё?
   - Ну?
   - Что?
   - Не прикидывайтесь!
   - А, вы про тест? Лена проверилась - результат отрицательный. Она недавно таблетку забыла принять. Вот и купила тест. Всё обошлось. Как вспомню - столько нервов потратил...
   - Рад за вас. Надо не забывать таблетки пить. Сами знаете, что без лицензии - никуда!
   - Знаю, поэтому и тест купили. Волновались очень... Мы с Леной закон никогда не нарушали. И тут такое! Хорошо, хоть обошлось...
   - Хорошо... Вам крупно повезло! Не каждому судьба так улыбается... А тест вы, надеюсь, сохранили?
   - Точно утверждать не буду, но, по-моему, Лена его выбросила. Зачем в доме держать вещь, послужившую источником стольких переживаний и страхов?
   - Согласен на все сто! Если что-то тебе доставляет неудобство - избавься от него! - выпалил инспектор, затем резко добавил, - вы не против, если я, для отчётности, проверю?
   - Вы мне не верите?
   - Ну как же? Верю, конечно! Но ведь для отчётности... Я верю, а начальнику моему отчёты подавай, да ещё и с вещдоками! Покоя мне от него нет!
   - Не хотелось бы Леночку будить. Она всю ночь не спала...
   - А мы и не будем, - обнажая её руку для укола, успокоил майор, - небольшой укольчик... Готово... Пару минуток подождать и всё... Вы за какой клуб болеете?
   Всё произошло так быстро, что Дима толком ничего и не понял. Ничего лучшего, кроме как поддержать разговор он придумать не смог.
   - За Белку и Стрелку...
   - Как у нас, оказывается, много общего! Я ведь тоже за них болею! Позавчера они Бульдозеристов разгромили.
   - Вот это был матч! У Бульдов ни одного шанса не было! Наши порвали их, как тузик грелку!
   - Мне даже проигравших немного жаль. Ведь они тоже люди... Каково им сейчас? Почти всухую!
   - Так им и надо! Они знали, с кем играть будут! Могли бы лучше подготовиться.
   - Могли бы... Дима, у меня плохая новость, вернее тебе это не будет новостью, но всё же... Твоя жена беременна... Это нарушение 231-й уголовной статьи! - с явной злорадной ухмылкой сообщил Уколов. - Дело - дрянь!
   Что делать, что говорить? Терять ребёнка не хочется, сидеть в тюрьме - тоже...
   - Товарищ майор, давайте как-то договоримся? По человечески? А?
   - Дим, идя сюда, я прекрасно знал, что состоится этот разговор. Я понимаю твоё состояние. Сотни раз видел подобное... Жаль убивать не родившегося сына или дочь... Но что поделаешь? Контроль над рождаемостью - дело серьёзное.
   Дима достал из кармана свёрток, протянул инспектору.
   - Здесь около десяти тысяч. Я копил их всю жизнь... Прошу вас... Давайте забудем об этом разговоре?
   "Проснувшаяся" Лена встретилась глазами с майором. Отвернулась, зарыдала...
   - Когда не надо, они всегда просыпаются! - Пряча деньги во внутренний карман пиджака, заметил инспектор. - Это спасёт вас от тюрьмы, но аборт сделать нужно... Прямо сейчас! - запасливый Андрей достал десятикубовый шприц. - Сейчас, сделаю ей укольчик в животик... А там - само выйдет... Вы в унитаз слейте - никто и не заметит...
   Лена вскочила с кровати и попятилась к стене.
   - Успокойся! Я каждый день такие уколы делаю! Главное - не дёргаться, и тогда не будет больно... - приближаясь к ней, равнодушным голосом сообщил Уколов.
   - Вы не поняли! - Пришёл в себя Дима. - Я не хочу терять ребёнка! Вы что?
   - По другому - никак! Иди сюда! Да не брыкайся же ты! Что за дура! - майор ударил Лену по лицу. Она упала и истерически закричала.
   Димино спокойствие не выдержало такой сцены. Ярость захлестнула его сознание всепоглощающей волной. Как разъяренный бык, он кинулся на подлого толстяка.
   Когда Дима пришёл в себя, то ощутил что-то тёплое и липкое на своих руках... Ошеломлённая Лена молча смотрела то на своего взъерошенного мужа, то на окровавленный десятикубовый шприц, торчащий из шеи распластавшегося по полу жирного тела майора...
   - ТЫ ЕГО УБИЛ! - завопила она.
   - МОЛЧИ! ЗАМОЛЧИ! ТИХО!
   Лена взяла себя в руки, насколько это, конечно, было возможно для молодой девушки в подобной ситуации. По крайней мере - кричать перестала...
   Дима смутно осознавал свой поступок. Скорее даже - не был способен его осознать, слишком уж всё было паршиво... На секунду, ему показалось, что он посмотрел на всё это со стороны. Не своим взглядом, а взглядом того счастливца Димы, которым он был ещё вчера, когда провожал мать... Он видел себя, своё подавленное скорее жутким непониманием, чем страхом лицо. Свои глаза. Какие-то стеклянные, чужие, отрешённые от всего... Он видел Лену. Вернее - её испуг, её обречённость... "Да, браток, попал так попал... - сказал про себя этот Дима, - не завидую я тебе..."
   Что-то нужно было делать. Не сидеть же тут, поглядывая на труп детоубийцы, дожидаясь полиции, добродушно вызванной каким-нибудь законопослушным соседом? Они поймают Диму, приговорят к расстрелу... Лену посадят... ребёнку не дадут родится...
   Паниковать, сходить с ума, лезть в бутылку, сдаваться властям с повинной - казалось таким ничтожным по сравнению с инстинктом самосохранения. А Лена? Дима в ответе за неё. В ответе за ребёнка, которого она носит у себя под сердцем. Нет! В обиду он её не даст! Ни за что! Никогда! Он скорее умрёт...
   - Леночка, успокойся. Всё будет хорошо. Пошли отсюда, пошли... - Увлекая за собой жену шептал убийца.
   - А как же ОН? - Упрямилась она, не хотела идти.
   - С ним всё будет в порядке... Он выкарабкается... Пошли, пошли... Не волнуйся... Видишь, он дышит... - соврал он, - приедет скорая... пошли... ну? Ему помогут... Нам надо уходить...
   - Но куда?
   - За город, я слышал, что там живут люди. И мы заживём... Будем растить ребёнка. Всё будет хорошо! Пошли, пошли милая, пошли...
   - Но там ведь пустыня? - не поддавалась она, - ничего нет на сотни километров... Мы пропадём... - зарыдала...
   - Успокойся, любимая, дорогая. Я знаю... Всё будет хорошо... Пошли... - вытирая жене слёзы, умолял Дима. - Идём... Все об этом говорят... Пошли...

2

   Беззубая пасть лифта с грохотом распахнулась. Осталось сделать лишь шаг. Всего один шаг... маленький, простой, такой естественный, будничный. Нет ничего проще...
   Лифт уносил Диму с Леной в неизвестность. Скоро первый этаж. Там наверняка уже поджидает отряд спецназа... Жизнь коротка. Никогда не знаешь, на сколько... Но это не повод от неё отказываться. Нужно бороться. До последнего...
   Дверца распахнулась. Беглецов пронзил ненавистный взгляд.
   - Вот ты где!
   - Не сейчас! - Отпихивался Дима. - Не до этого!
   - Как это не до меня? - Забрызгал слюной Арсений Владимирович. - Что это значит?
   - То и значит! Не стойте на пути! Лена, пошли...
   - А-ну стой! - Схватил его за руку сосед. - Ты что себе позволяешь? Как ты со старшими разговариваешь? Наорал на меня ночью! Думаешь, управы на тебя не найду? Быстро извиняйся!
   - У НАС НЕТ ВРЕМЕНИ, АРСЕНИЙ ВЛАДИМИРОВИЧ! МЫ ОЧЕНЬ СПЕШИМ! - Прошипел Дима и резко выдрал свою руку из стареющих лап соседа.
   - Я тебя научу уму-разуму! - он вцепился в рубашку и попытался хорошенько тряхануть Диму. Отлетело пара пуговиц.
   Быстро оглянувшись по сторонам, убедившись, что лишних свидетелей нет, Дима хуком заехал назойливому старику в ухо.
   - Простите меня, пожалуйста... - Наконец-то извинился Дима перед бессознательно лежавшим на полу Арсением Владимировичем.
   - Леночка, идём... Не стой... пошли... пошли, моя дорогая...
   По улице стремительно шагали двое. При других обстоятельствах их можно было бы назвать очень красивой парой. Она - высокая, смуглая, стройная. Он - ещё выше, мускулистый, широкоплечий. Идеально подходят друг другу.
   Но что-то было в них не так. Чего-то не хватало для картины гармонии и благополучия... Их взгляд... Да, взгляд... Его не было. Вернее сказать, не то чтобы не было, но не было именно того гордого, самодовольного взгляда, всегда озарявшего их молодые лица. Вместо него - в глазах виден был страх. Страх, неизвестность и боль. Боль душевная, боль пережитая, боль предстоящая...
   На остановке было полно народа. Дима занял очередь. Лена стояла рядом и каждые две секунды смотрела по сторонам.
   - Успокойся, сладенькая. - Шепнул ей на ушко Дима. - Не осматривайся. Привлечёшь внимание.
   - Дима, ты ведь убил его? - Шептала она в ответ.
   - Заехал разок, подумаешь? Он сегодня ещё водку за моё нездоровье пить будет и огурцами заедать.
   - Нет, не его... ты знаешь...
   - Тише ты... Не видишь, люди косятся!
   - Он не дышал... - всё так же тихо шептала она, - он мёртв...
   - Я не знаю, что тебе сказать... Наверное, ты права...
   Лена немного помолчала, потом громко сказала:
   - Так ему, гаду, и надо...
   Подъехал забитый людьми трамвай. Весьма частое явление для мегаполиса, население которого превышало двадцать миллионов жителей.
   В противоречие всем законам пространства, все стоявшие на остановке, протолкались внутрь битком набитого людьми вагона. Сегодня - Дима с Леной в последний раз прокатятся на этом транспорте, собственно, как и на любом другом...
   В трамвае было тесно и душно. Лишь иногда, ветерок из открытой форточки обдавал пассажиров прохладной свежестью. В эти редкие секунды - общественный транспорт уже не казался таким осточертевшим и противным...
   Нужная остановка.
   Вокзал, как и вчера, был переполнен людьми. Счастливцы. Их не будут судить за убийство. У них не будут забирать ребёнка. Они, не зная проблем и лишений, будут жить дальше. Получат лицензии. И тогда - уже их дети будут стоять на этом вокзале, толпиться, ругаться, мириться, провожать родителей на заслуженный отдых. А пока - об этом можно лишь мечтать, глотая бетонную пыль перрона и с завистью смотреть на поезд уходящий в глубь тоннеля...
   У Димы был план. Он придумал, как выбраться из окружённой десятиметровыми железными стенами Мечты.
   Приблизительно года три назад, велись ремонтные работы подземной канализации. Дима, как квалифицированный многопрофильный работник был удостоен чести поучаствовать в них. (До этого он и не подозревал, что мегаполис обладает такой сложной системой водостока.) За семь месяцев самозабвенного труда в сложных и не совсем приятно пахнущих условиях, он преждевременно получил карту синего доступа и скакнул по карьерной лестнице в прорабы. Но на все заслуги ему было сейчас наплевать. Главное - спастись, избежать несправедливого правосудия.
   Так же, как и вчера, вокзал в минуты опустел. Никого вокруг. Осталось сойти с перрона, войти в тоннель, пройти немного тёмной, пыльной дорогой вдоль шпал, ещё немного... Гравий неприятно скрипел под ногами. Лена шла молча. Несколько раз она останавливалась. Её рвало. Дима уговаривал, успокаивал, обёщал, что скоро всё изменится, всё пройдёт, что боятся уже нечего, осталось совсем чуть-чуть, она должна потерпеть... ради ребёнка...
   Вот люк. Именно тот, к которому они шли. Их спасение. Лена присела на рельсу. Дима пытался открыть крышку. Невероятно тяжело. Сейчас он поищет что-то длинное и крепкое в роли рычага. Уже нечего бояться...
   "СТОЙ!" - эхом пронеслось по тоннелю. Смертоносным громом раздался выстрел. В нескольких шагах от Лены с потолка посыпалась штукатурка.
   Голыми руками Дима вцепился в двухсот килограммовый люк. Его жена подбежала на помощь. Вперемежку с доносящимися криками, гремели выстрелы... Крышка нехотя поддалась. Проржавевшая лестница - единственное спасение.
   Сквозь вонь помоев и писк крыс...
   Хлюпая ботинками канализационные лужи, бежал Дима, таща за руку плачущую Лену.
   - У тебя идёт кровь. Надо перевязать... Димочка... Пожалуйста... Давай остановимся... Умоляю... Её очень много... ОЧЕНЬ...
   - Потерпи... Потерпи... Они нас так просто не отпустят! Не останавливайся!
   - Но тебя ранили... - рыдала она, - ты весь в крови!
   - Ничего... Прорвёмся... Слегка задело... - продолжал тянуть её, - осталось совсем чуть-чуть... Потерпи... Это - царапина всего лишь... Не переживай.
   - Но Дима!
   - Ничего, ничего, страшного... - Врал он. Бежать становилось всё тяжелее... В глазах темнело...
   - Димочка!
   - Осталось совсем чуть-чуть... За тем поворотом - слив!
   - Я люблю тебя... - прошептала она.
   - Я тож... - Смертоносным эхом прогремел выстрел. Пунцовый фонтан пулей вырвался из его груди.
   - ДИМА! ДИМОЧКА! ДИМА! НЕ УМИРАЙ, СЛЫШИШЬ? МОЛЮ ТЕБЯ!
   - Беги! осталось чуть-чуть... - истекая кровью на полу, молил Дима, - спаси нашего Серёжу...
   - Я не брошу тебя! Нет! Никогда! - Обняв умирающего мужа, рыдала Лена.
   - Они и тебя убьют... - угасающим, хриплым голосом молил он, - беги!
   - Я не брошу тебя... Ты очухаешься... - Она сорвала рукав рубашки и принялась перебинтовывать рану убитого мужа...
   Отдышавшись, сержант заметил:
   - Гляди, макрощель своего хахаля не бросает! Любит... Какого хера залетела, спрашивается? Дура! Из-за неё перспективный член общества погиб!
   - Не по уставу говоришь, Санёк, не по уставу. Надо вежливо спрашивать...
   Лейтенант подошёл к телу убитого его пулей Димы и сильно толкнул Лену ногой...
   Она подняла испуганные, отрешённые глаза на блюстителей правопорядка.
   - Елена Борисовна Воробьёва, Сержант Быков вас спросил, зачем это вы забеременели? Ведь не положено по законодательству! Вы про контрацепцию никогда не слышали?
   Лена не отвечала. Взгляд её выражал больше безразличность, чем страх.
   Лейтенант ударил кирзовым сапогом по её заплаканному лицу. Лена упала на спину. Не шевелилась...
   - Вы... это... она... откопытилась?
   - Нет, Быков, не видишь, что дышит? Пока ещё...
   - Что будем делать?
   - Что-что? В отделение тащить? Задолбаемся... Как ты её по лестнице переть будешь?
   - Тогда, может, как с прошлой?
   - Эт можно... - Потирая руки, воодушевлённым голосом заявил Лейтенант. - Воняет тут, правда. Эротики никакой...
   - А я не против... Щель она симпотная...
   - Но-но-но! Полегче, парниша, полегче! В порядке очереди! По старшинству...
  
   ...............................................................................................................
  
   За разговором двух мужчин в чёрной форме наблюдали безразличные глаза Лены.
   - Чё? Пристрелить, как собаку?
   - Не-а...
   - А вдруг, она в себя придёт и в город вернётся? Нам тогда по шеям начальство надаёт! Давайте, я с ней по быстрому... - Передёргивая затвор АКСУ-74, заявил Быков.
   - Отставить! Понравилась она мне! Романтику во мне разбудила. Пусть ещё немного поживёт...
   - Но она меня обрыгала!
   - Впервой, что ли?
   - Так что будем делать?
   - Выкинем её в слив. Пусть в речке-вонючке побарахтается...
   - Но ведь лучше - сразу пристрелить?
   - Вот такой я романтик...
   Лейтенант схватил за ногу лежащую в канализационной луже девушку, возбудившую в нём романтика и поволок к сливу... Лена и не думала сопротивляться. Вернее сказать - она вообще ничего не думала...
   - Я не забуду тебя... до сегодняшнего вечера... - с этими словами он толкнул её в слив.
   И действительно - вечером, в постели с женой, лейтенант не вспоминал о Лене...

3

  
  
   Лена пришла в себя на берегу канализационной реки. Как она там очутилась - помнила смутно ...
   Всё тело ломила невыносимая боль. В голове изредка появлялись обрывки мыслей. Осталась одна... Никому не нужная... Потерявшая мужа... Лишённая дома... Выброшенная на помойку обществом из-за одной единственной оплошности ...
   Проще всего было лечь, закрыть глаза и никогда уже не просыпаться... Зачем нужно жить? Всё что у неё было, чем она дорожила, что любила - исчезло, испарилось, кануло в лету небытия с Диминым последним вздохом...
   За какие грехи судьба так безжалостно наказала её? Несправедливо, неправильно, невозможно!
   Да, проще умереть. Лена никогда не будет счастлива. И, если пустыня не убьёт её, то жизнь продлиться в вечной скорби и негодовании... К чему добавлять себе страданий? Разве их уже не предостаточно? Чудом Лена выжила, но зачем? Чтобы и дальше мучаться? Нет, не бывать этому. Вот сейчас она найдёт подходящий камень побольше... с трудом поднимет его, замахнётся, в надежде раздробить себе висок...
   Что же ты делаешь? Она выбросила камень. Поднялась на ноги. Хотелось плакать, но слёзы давно уже потеряли какой-либо смысл, впрочем - как и всё остальное...
   Серёжа... Не родившийся сын Серёжа. Да, у неё будет сын. Она теперь ни на секунду не сомневается в этом. Так сказал Дима перед смертью... Убив себя, Лена убьёт и Серёжу...
   Нужно что-то делать. Но что? За спиной неприступные стены Мечты. Впереди - бескрайние просторы пустыни. Оставаться здесь - не безопасно. Но куда идти? Что там, за горизонтом? Смерть? А может - спасение? Если и спасение, то какой ценой?
   Вопросы... Разве в них сейчас есть какая-то польза? Вот будет Лена размышлять. Гадать - что ждёт её впереди. А тем временем, какой-нибудь удачливый караульный прострелит её черепушку из СВД. А если и не прострелит, то какое-нибудь дивное пустынное животное утащит в своё логово. Хоть Лена и худенькая, мясо у неё нежирное, диетическое, но прожорливым детёнышам послужит знатным обедом. Они любят беременных женщин. Ну это, конечно, в том случае, если таковые создания вообще существуют на Земле, изувеченной своими же детьми ...
   Лена бы ещё долго рассуждала, если бы её внимание не привлёк некий объект техногенного происхождения. Железнодорожные шпалы... Раз они есть, значит - куда-нибудь приведут... Может - к людям, живущим где-то здесь? Конечно! Иначе и быть не может! Дима говорил, что всё будет хорошо...
   Солнце беспощадно пекло. Рельсы безжалостно вгрызались в горизонт. Ноги иногда спотыкались об подло выступающие железнодорожные доски. Но идти, почему-то, хотелось именно по ним. Приступы рвоты уже давно прекратились. Но картину омрачал дикий голод, невыносимая жажда и жизнь - как таковая...
   Откуда в этой хрупкой, сломленной существованием женщине столько стремления выжить? Казалось бы - всё, конец, куда дальше? Зачем? А она продолжала бороться, идти, надеяться... Одно лишь это стремление и двигало ей. Нет, она не имеет права сдаваться. Не сейчас...
   Сухие листья сорняков не годились для еды, правда - корешки можно было долго жевать... Настоящим сокровищем, возникшим из пустынных глубин, явился небольшой, желтоватый кактус. Лена исколола все пальцы, но добыла три-четыре жадных глотка горькой, густоватой жидкости. Кто знает, может быть именно эти, неприятные на вкус, капли спасли её организм от обезвоживания?
   Монотонный горизонт сменился чем-то необычным. Лена оживилась. Почти потухшая надежда вновь разгорелась в её сердце. Она спасена. Вдалеке виднеется небольшой домик. Да, домик... Сейчас она дойдёт до него, зайдёт внутрь... вежливые хозяева напоят её водой... накормят...
   Стоит ли описывать то разочарование, ту боль, тот увядший цветок надежды - возникшие, когда Лена пришла? Пришла к концу дороги...
   "Домиком" оказались стопорные балки. Такие есть в конце любых рельс. Но как? Почему конец? Куда ездит поезд? Сюда? А дальше? Ведь дальше нет дороги.
   Но все эти вопросы были лишними... Почему? По одной лишь простой причине. Выбившаяся из последних сил Лена не способна больше никуда идти. А, собственно, куда идти? Дальше, в глубь пустыни? Тем более, что начинает темнеть.
   Чёрной, мрачной пеленой ночь окутала Лену. Она никогда не видела столько звёзд сразу. Они такие яркие, такие красивые... Посмотрев на белеющий в ночной тиши диск Луны, Лена наконец поняла, как она одинока... Нет человека несчастней и печальней во всём этом притворном и коварном Мире... С этими мыслями она уснула. Растрескавшаяся черепица глины послужила ей ложем.
   Несколько раз она просыпалась. Вся дрожала от холода. С головой закутывалась в тряпки, в изобилии разбросанные повсюду какими-то расточительными людьми. Так она пережила эту ночь.
   Резко кольнуло в ноге. Лена судорожно дёрнулась, спугнув тем самым голодную ворону. Было уже утро. Чёрные птицы каркая, кружили над ней, в надежде поживится так полюбившейся им человеченкой.
   - Нет, дорогие, не сегодня! Кыш! Кыш!
   Падальщики всполошились, закаркали ещё громче. Вскоре разлетелись, осознав, что здесь им делать нечего...
   Нужно куда-то идти, бороться до последнего. Не стать обедом для наглых птиц... А вдруг - действительно где-то неподалёку живут люди? Шанс невелик, очень невелик, но разве есть другие варианты?
   Идти нужно, но куда? Куда не посмотришь - везде безнадёжная пустошь затвердевшей земли...
   Остаться здесь - верная, мучительная смерть.
   Ничего лучшего на ум не приходило, кроме как продолжить свой путь прямо - по мнимому продлению железной дороги. А в принципе, какая разница? Пустыня везде одинаковая. Зачем ломать себе голову, высчитывать маршрут, когда любой из них всё равно приведёт к гибели?..
   Солнце, казалось, было сегодня благосклонней, чем вчера. Иногда его заслоняли молочные перья облаков. Кто знает, может - будет дождь? Это было бы как раз кстати...
   Ящерица была длиной в две ладони. Она до крови впилась в безымянный палец. Больно, конечно, но за всё надо платить. Тем более - чем сильнее Лена душила её, тем слабее давили мелкозубые челюсти.
   Сырое ящеричное мясо неприятно на вкус, жилистое и практически не поддаётся размельчению. Но оно гораздо вкуснее того чёрного, мерзкого жука, которым она (Лена) позавтракала. Обед чемпиона...
   Для полного счастья не хватает лишь нескольких стаканчиков ледяной воды...
   Но что это? Спасена? Неужели бескомпромиссный Господь сжалился над своей заблудшей овечкой? Услышал её стоны о пощаде?
   Небольшое озерцо блестело свежестью и долгожданным покоем, хоть и было ещё очень далеко...
   На радостях, Лена попыталась бежать, но впопыхах заплелись ноги, и она плашмя упала на раскалённую глину. Больно, досадно. В кровь разодрала руку и щеку, но не глубоко. Жить можно.
   Немного полежав, поплакав, она всё же поднялась на ноги и продолжила свой путь к заветному оазису. Шла не торопясь, берегла силы. Сжевала несколько корешков. Уже смирилась со своими недавно приобретёнными спутниками, кружащими неподалёку, в надежде полакомится свежатиной. Вначале, Лена пыталась их прогнать, кидалась в них камнями и палками, но - всё бесполезно. Их тоже можно понять. Бедняги, наверно, не ели уже несколько дней...
   Чем ближе она подходила к своему спасению, тем больше она понимала, что это - её погибель. Мираж! Игра раскалённого солнцем, изувеченного горем воображения! Голубое озерцо темнело, разлеталось по сторонам, в воздух, вновь склеивалось воедино. Совсем почернело. Злорадно закаркало...
   Лена увидела стаю ворон, теснящихся на земле. Прям, как во сне...
   Она догадалась, что будет впереди. Понимала, что лучше для неё - свернуть, убежать, уберечь себя от очередного потрясения. Но поделать с собой ничего не могла. Ноги сами несли её к телу.
   Некоторые вороны нехотя разлетелись, некоторые - лишь на несколько метров отпрыгнули от своего праздничного стола.
   Дима выклеванными глазами смотрел на Лену... Лишь по очертаниям лица он напоминал самого себя. Вернее - кого-то другого, скорее всего - старика, но разве это имеет какое-то значение? Да, в его изувеченном, полуобглоданном теле она узнала очертания своего мужа... очертание всех своих бед, несчастий и горя...
   Рвота подступала к горлу. Едкий трупный запах отравленными стрелами впивался в лёгкие... В жуткой истерике она побежала прочь. Прочь от ужасающего зрелища, прочь от кошмара, прочь от себя...
   Недовольное, взбудораженное вороньё, хлопая крыльями, взмыло в воздух. Повсюду были тела. Лена спотыкалась об них, падала, со слезами поднималась, бежала дальше...
   Старики... Они все старики... Некоторых из них она вчера видела на перроне. Они отправлялись в Крым, на заслуженный отдых... Тогда они были счастливы, довольны, полны энергии и сил. А теперь - лишь обездвиженные скелеты изодранной плоти. Корм падальщиков, не больше...
   Лена выбилась из сил, упала на твёрдый, раскалённый песок.
   Всё кончено. Она пыталась противостоять судьбе. У неё ничего не вышло. Больше нет смысла отпираться. И сил. Она чувствует, как они покидают её. Уже никогда к ней не вернутся. Прости меня, сынок. Я не смогла...
   В глазах медленно темнело. В голове звучал какой-то звон. Неторопливо, но уверенно, сознание покидало её...
   И случилось то, чего она желала сейчас больше всего. Время повернуло вспять...
   Лена ждала трамвай. Был вечер, на остановке народа было мало. Из тех, что были - выделялся высокий, мускулистый молодой парень. Он, не без интереса, поглядывал на неё. Вот, прям как сейчас...
   Она вышла из вагона, парень вышел вслед. Несколько кварталов шёл за ней. "Маньяк, может? - подумала Лена, - зато какой красивый маньяк... может, он хочет меня изнасиловать?.." На этой мысли он свернул в какой-то магазин.
   Лена слегка расстроилась. Парень ей понравился. И дело тут не во взбудораженных весенним ветром гормонах. Тут было что-то другое. Когда на остановке она встретилась с ним взглядом, какой-то небольшой электрический заряд прошёлся по её телу, засосал под ложечкой и застучал в сердце учащённые ритмы воодушевления и счастья... Этому заряду было суждено вновь повторится. Парень, словно затаившийся хищник, выскочил из-за кирпичного угла ветхого дома, преградив тем самым дорогу своей будущей жене...
   - Вы мешаете мне пройти! Пропустите! Я спешу...
   - Я вас никуда не отпущу, пока не примите эти цветы и не выслушаете все комплименты в свой адрес!
   - Белые розы... Ах, как я люблю белые розы...
   - Вы прекрасны, как весенний рассвет! Вы нежны, как лепестки ландыша! Ваши глаза голубые, как океан. Но в них гораздо легче утонуть...
   И плевать, что пару лет назад, Лена вычитала что-то подобное в книге "Как закадрить чиксу", найденную в портфеле одноклассника. Ничего более приятного она ещё не слышала...
   - Ну вот, я всё сделал и сказал. Теперь можете идти...
   - Но куда?
   - Куда собирались.
   - Но зачем?
   - Но ведь вы спешили?
   - Уже нет.
   - А идти, всё-таки собираетесь...
   - Собираюсь... С вами... Меня зовут Лена...
   - Очень-очень приятно! А меня - Дмитрий, - жадно целуя её руку.
   - Рада знакомству. Так куда? - смеялась она.
   - Ко мне?.. - с самодовольной улыбкой спросил парень.
   - А почему бы и нет...
   Лена ещё никогда так просто не сдавалась. "Ко мне?" - спросил бы другой, и тут же получил смачную оплеуху. Почему она так ответила этому нагловатому, самодовольному хоть и очаровательному незнакомцу - навсегда останется загадкой. Особенно - для неё самой...
   Наверно, что-то в нём было. Но что? Чистый, почти детский взгляд? Нежные и в то же время грубоватые черты лица? Слегка закрученные коричневатые волосы? Наивная улыбка, в которой то и дело расплывались его в меру пухловатые губы?
   Лена говорила о своих мечтах, о прекрасной, сказочной жизни, о весеннем солнце... Дима молча шёл рядом, изредка соглашался с ней.
   Хотелось узнать друг о друге что-то ещё до того, как они станут одним целым... Но зачем омрачать столь величественные секунды обыденными годами?
   Дима знал многих женщин. Любил их, когда-то. Однажды был женат. Но брак не продлился и года. Казалось бы - ничто не способно удивить его... Но почему тогда так сильно бьётся его сердце?
   Нет, они никогда не будут счастливы друг без друга. До сегодня, жизнь казалась лишь тенью, скучным сном, пустым отголоском своих не родившихся чувств...
   Любовь? Разве это любовь?
   Любовь - это слово, абстрактная нереализованная материя, эфир...
   Нет, не любовь связала их. Что-то во сто крат большее и в тысячу - ощутимее... Понимание того, что жизнь без человека потускнеет, сменит свой разноцветный блеск на сереющие грустью монотонно текущие дни. То родство, возникшее из неоткуда, навеки сковавшее две противоположности в одну. То чувство зависимости, когда ты, с трепетом в сердце, внемлешь каждому слову, каждому вздоху, не смея пошевелиться, не имея права ослушаться...
  
   Тёплая, нежная рука прикоснулась к плечу...
   Лена с трудом подняла веки.
   - Жива! Слава Богу!..
  
  

Рыжков Александр

Июнь - Октябрь, 2006 год

http://sergheev.livejournal.com/

  
  

ПРОФИ

  

1

   В жизни не встречал человека интересней и многогранней Георгия Васильевича. Золотая душа! Добрый, отзывчивый, весёлый. Сколько таланта! Сколько сценариев он написал! Сколько фильмов снял! Голова кругом идёт!
   Я познакомился с ним вчера. Море удовольствия получил. Мы с ним несколько часов подряд о возвышенных понятиях спорили. У нас, оказывается, очень много общего. Он творец, а я варвар. Он поэт, я прозаик. Он любит жизнь во всех её проявлениях, а я нет. Я люблю мёртвые материи - свинец, пластик, стекло... Он любит солнечный свет, я люблю ночной мрак... Но ведь в этом и есть родство. Самое что ни на есть близкое...
   Он сидел в своём кресле-качалке, курил кубинскую сигару и ежесекундно мерил меня взглядом. Только мне до сих пор не ясно: что же выражалось в этом взгляде? Неприязнь? Страх? Уважение? Презрение?
  
   - Думаешь, всё так просто? - оглушил он меня твёрдым голосом, - Пришёл, увидел, победил?!
   - Ну, можно и так сказать... - огрызнулся я.
   - Так знай, мальчишка, с развалом Римской Империи многое изменилось! Очень многое...
   - Ну да, телевидение появилось, компьютеризация, кибернетика там всякая, домашние роботы уборщики и всё такое...
   - Да засунь ты себе этого робота уборщика знаешь куда!!? - Вспылил Георгий Васильевич и вскочил с кресла.
   Я молча наблюдал за его нервной ходьбой по полупустой комнате. Наши глаза встретились. Сколько ярости и упрямства было в его взоре! Мучительное молчание продлилось полминуты, а может и вечность...
   Он вновь заговорил, пренебрежительно став ко мне спиной и глядя то ли в стену, то ли в слегка приоткрытое окно...
   - Изменилось, мой мальчик, многое. Но не в технологиях дело... - он медленно выдохнул дым.
   - А в чём?
   - В мышлении! - Вдруг крикнул он, испепелив меня взглядом.
   Никогда ещё я не ощущал себя таким ничтожеством и невеждой, как в ту долю секунды. Мне захотелось мгновенно прекратить наш разговор, тем более - времени оставалось не более получаса. Но что-то внутри меня не разрешило, не позволило...
   - В мышлении?
   - Да, в мышлении! Именно в нём!
   - Но как можно? Это же противоречит... Ведь мозг человеческий со времён Сократа не изменился...
   - Мозг - нет. Мышление - да!
   Я вопросительно посмотрел на него. Хотел что-то сказать, но все слова застряли в горле. Так я и стоял - с приоткрытым ртом и растерянно глядел в пустоту до тех пор, пока он не заговорил вновь.
   - Мысль - самое сильное и в то же время слабое, что есть в человеке. Понимаешь, без мысли мы ничто иное кроме как тупые животные - овцы с КПК в кармане и мобильником за пазухой.
   - Ну, это мне и так понятно... - придя в себя, вякнул я, - но она всегда была у человека разумного, и ничто, вроде, не изменилось с тех пор...
   Мерный, хриплый голос продолжал топтать меня в грязь.
   - Это понятно. Да, мысль была. Но может ты дослушаешь до конца и не будешь перебивать? Кто ты такой, чтобы сбивать ход моей мысли? Именно ход мысли! Понятно тебе?
   - Ннет...
   - Ход мысли, дубина! Ход МЫСЛИ! Именно это и изменилось в человеке! Разве это так трудно?!
   - Ну да...
   - Неужели ты не понимаешь? Человечество эволюционировало! Больше нет тотального подчинения, угнетения, завоевания! Нет!
   Тут я окончательно пришёл в себя, и перешёл в наступление.
   - Да как это нет? Тотального подчинения нет?! Угнетения?! А чем тогда занимается наше правительство?! Есть чёткая программа дозволенного и недозволенного, всё это регулируется законодательством и силовыми структурами, внештатным сотрудником которых я имею честь состоять! А завоевания? Их больше нет? А что тогда делает наш космический флот в отдалённой галактике Наубони? В шашки с местными играет?!
   - Ты глуп! Ты не понимаешь главного! И вряд ли когда-нибудь поймёшь... Видно тебе очень хорошо промыли мозги. Это не твоя вина...
   - Я попрошу вас без оскорблений! Это уже слишком! Хотя вам можно. Вам нужно выговориться...
   - Пора заканчивать наш разговор. Если всё же в тебе осталась хоть капля человеческого - ты поймёшь мои слова. Не сейчас, но поймёшь... Я всё тебе сказал. Больше ты не услышишь ни слова.
   - Так, хватит уже. Вы хороший оратор. Я невольно попался на вашу удочку, но я не настолько глуп, чтобы не слезть с неё! Вы пытались меня заговорить, сбить с толку, не дать мне выполнить своё задание. Вы опасный человек. Я ещё раз убеждаюсь в правильности своего начальства!
   Георгий Васильевич мне не ответил. Он уселся в своё кресло-качалку, закурил ещё одну сигару и отвёл от меня взгляд...
   Я по привычке выставил средний режим, и направил на него хромированное дуло. Наши глаза в последний раз встретились. Странно, но страха в них я не увидел. Какая-то твёрдость, торжество... Первый человек, не испугавшийся моего смертоносного друга...
   Сгусток плазмы вспышкой отогнал полумрак комнаты. Разбросанные повсюду листки недописанных провоцирующих сценариев остались навсегда лишь грудой необтёсанных, недосказанных мыслей. Запахло палёным мясом и костром... Мне почему-то вспомнился прошлогодний дачный отдых с вином и шашлыками ...
   Полыхающее плетёное кресло лениво качало обуглившееся тело. Сработала противопожарная система. Полу-скелет продолжал гордо качаться в своём смертельном одиночестве. В лужах мокли недописанные рукописи. Монитор, стоявший посреди рабочего стола, спокойно наблюдавший за моим злодеянием, как бы в знак протеста, вспыхнул коротким замыканием и задымился...
   Я намок, особенно щёки...
   Так плохо после убийства мне никогда ещё не было... Пусть он враг режима, но всё же человек?! Такой смерти заслуживают убийцы, насильники, развратители детей... Но не режиссёры, талант которых не был оценен государством...
   Ничего, осталось убить ещё одного и всё!
  

2

  
   От вчерашнего плохого настроения не осталось и следа. Приятное чувство выполненного долга самодовольно щекотало внутри груди. У меня есть неделя на выполнение контракта. Все сведения про объект "подлежащий ликвидации" давно загружены в карманный комп и досконально изучены. Можно немного расслабиться...
   За уничтожение Георгия Васильевича перечислили полторы тысячи единиц. Не сильно разгуляешься. Даже на месяц кутежа не хватит. Радует, что по завершению работы получу всю изначально утверждённую сумму в двести тысяч единиц. Может быть, и премию за лояльность дадут! Это приблизительно лет пять без работы и хлопот. Последнее время мне всё сложней нажимать курок. Надо отдохнуть...
   Бар ни чем не отличался от тысяч таких же самых, в которых я побывал. Та же кислая мина бармена, те же проститутки, торчащие у стойки, тот же контингент - алкаши и бродяги. В любой галактике, на любой обитаемой планете сотни таких вот "дыр". Только в них я чувствую себя спокойно, как дома. Можно сказать, что они и есть мой дом...
  
   - Водки.
   - Запрещённый товар.
   - Чего???
   - Чего, чего! Таво! Запрещена у нас водяра! Синтетику пей!
   - Что значит запрещена? Везде где не был - разрешена!
   - Ну и катись туда где разрешена, а на этой планете ты легально водку не достанешь! Эмбарго на неё! Опасный товар!
   - Что же в ней опасного?
   - У местных от неё шиза.
   - Но я ведь не местный.
   - А я тут при чём? Закон один для всех...
   - Короче, хватит трепаться! Доставай из под прилавка бутылку!
   Выпучив все три глаза, бармен сделал самое обиженное выражение морды, которое мне когда-либо приходилось видеть. Наблюдавшая за нашим общением миловидная шлюшка неоднозначно мне подмигнула.
   - Хватит комедию ломать. Гони бутылку, а лучше - две!
   Мой собеседник задумчиво осмотрел меня. Что-то буркнул под нос и сообщил:
   - Тройной тариф!
   - Ты что смеёшься?!
   - Нет, сэр, не смеюсь. За риск... Бутылка - пятьдесят единиц.
   - Обдираловка!.. Давай две!
   Я провёл КПК по идентификатору. Со счёта снялась сотня единиц. Гуманоид достал две бутылки "Столичной". Миловидная шлюшка взяла их и поманила за собой...
   Миловидные шлюшки - моя слабость...
   Дня три - четыре я пролежал с ней в постели... Потом закончились деньги, и я вспомнил, что нужно закончить начатое.
  
   Не смотря на все мои опасения, добраться до жертвы не составило труда. Ни роботов-убийц, ни сигнализаций, ни смертоносных ловушек на моём пути не случилось. А бывало разное, а иногда и всё вместе...
   Я просто вошёл в комнату без стука. Он лежал на диване, дырявил взглядом потолок. О чём-то думал, наверное...
   Нет, мне эта работёнка начинает надоедать! Одни интеллектуалы и литераторы! Что за чушь? Хотя бы одного маньяка убийцу дали укокошить! Хоть бы один отбиваться стал! Не интересно это. Раньше было не так. Раньше я шагал по лезвию ножа. Лишь случай решал жить мне или упасть в безвестную пропасть забвения. Я прошёл весь этот сложный путь не для того, чтобы стать безжалостным палачом безобидных жертв. Пусть они одним словом могут навредить в сто раз больше, чем психопат, разгуливающий по людному месту с бензопилой в руках. Так мне говорят. Так оно и есть. Но я не ощущаю этого... Мне понятна сила лазерных ружей, плазменных гранат и водородных бомб. Сила слова - вещь для меня абстрактная, неясная и недосягаемая...
   - Я знал, что ты придёшь. - Обратив красивое лицо ко мне, с иронией сказал он. - Что ж, делай свою работу, палач. Стреляй. Тебе всё равно не остановить ход мысли!
   Такой наглости я не ожидал. Хотя бы кинул в меня своим карандашом, что ли! Или попытался забить насмерть увесистой рукописью, лежавшей на столе. Да что не так с этой галактикой?!
   - Слушай, - вспылил я, - ты нормальный?! Ты ведь последний из сектантов на этой чёртовой планете! Предпоследнего я несколько дней назад укокошил. Ты ведь всё это знаешь. И обо мне тоже. Что, мол, так и так, есть такой дядька нехороший, ходит везде, ваших собратьев истребляет.
   - Да, знал.
   - Ну так какого ты нигде не прячешься, охрану не нанимаешь? Мутанта-убийцу с шестистволкой за пазухой или киборга-кровопускателя? Разве тебе не хочется задницу свою спасти?! Меня пришмякнуть?! За собратьев отомстить?!
   Гнев переполнял меня. Я бы с огромным наслаждением медленно четвертовал этого добропорядочного лунатика. Вот только рука не поднималась...
   - Зачем мне убивать тебя? - жертва продолжала терзать хищника, - Зачем за кого-то мстить? Не ты убьёшь - за тебя сделают другие. Ты всего лишь пешка, оружие в руках гнетущего режима. Я не питаю к тебе ненависти, ровно как и ко всему живому. Мне суждено умереть за идею. Я сам выбрал этот путь...
   А ведь он был прав. Каким бы чокнутым он не был, но на все сто процентов прав. Я - пешка. Безотказный, бездушный убийца. Полицейская дубинка, которой бьют непослушных...
   Я, со своим ростом под два метра, стальными мышцами и плазменным пистолетом оказался лишь ничтожеством, карликом, шутом по сравнению с его полтора метрами от силы, захудалым телосложением и дешёвенькой авторучкой с листком бумаги...
   Ход мысли... Есть много противоречий в их мировоззрении, но главное для себя я вынес. Никто не посмеет направлять мои мысли в нужное ему русло. Отныне я сам себе хозяин!
   Я быстро вышел из комнаты. Нет, я не убил его. Я больше никого не буду убивать без крайней необходимости...
   Начальство очень расстроится, узнав, что я отказался выполнить контракт до конца. Я был у них на хорошем счету. Жаль...
   Скорее всего, меня объявят вне закона и назначат за мою голову скудное вознаграждение. Мне подобный профи возьмётся за дело. Меня будет очень трудно найти. Может быть, жизнь занесёт меня на какую-нибудь безлюдную шахтёрскую планету, а может - подамся в миллиардный мегаполис и сольюсь с толпой. У меня будет время подумать над этим.
   Сейчас ясно лишь одно - я сам выбрал свой путь! И в мои планы не входит подставлять шею под топор палача...
  
  

Рыжков Александр

Август, 2006 год

http://sergheev.livejournal.com/

  
  

Чёрный Шахтёр

  
  
   - Здесь нечего размышлять! Соглашайся! - глаза Алексея Николаевича дико блестели.
   Виктор привык к неоднозначным, бестактным, иногда оскорбительным взорам случайных прохожих. Несмотря на это, сейчас он ощущал дискомфорт. Некуда было скрыться, спастись от безжалостно торжествующих глаз своего нового работодателя. Да, именно работодателя. Витя уже давно решил для себя. Остались лишь определённого рода формальности (обсуждение, заключение и тд.).
   - Я ещё не до конца всё обдумал... - набивал себе цену парень.
   - Смеёшься? - вспылил Алексей, - На таких условиях, с таким незагруженным рабочим днём?!
   - Ну, знаете. День не день, а напряжение нервное какое? Могу ведь не выдержать!
   - Для этого - гонорар нешуточный. В придачу, все напитки за счёт заведения - хоть упейся. Вот и стресс снимать будешь...
   - Мне на шахте платят ненамного меньше...
   - Ты там здоровье своё подрываешь и подвергаешь. А тут? Красота! Делать почти ни черта не надо, а лаванда тебе на счёт каждый день капает...
   - Нет, это заманчиво, конечно, но вот так вот взять свою жизнь и резко изменить...
   - А разве тебе сейчас хорошо живётся? С шести до восьми пыль урановую глотаешь. Смешной ты какой-то! Я бы на твоём месте...
   - Ладно, терять мне нечего... - перебил собеседника Виктор, - где здесь подписаться надо?
   - Читать не будешь?
   - Да я читать-то особо не умею...
   - Почему я не удивляюсь?
   - А вы бы удивились, если бы сумел?
   - Тоже не удивился!
   - Почему?
   - На этой проклятой планете я уже ничему не удивляюсь... Вот здесь свою закорючку. Молодец... и здесь... умница! Теперь ты работаешь на меня! Добро пожаловать в семью, хе-хе, - Алексей Николаевич с нескрываемой брезгливостью пожал руку новоиспечённому подчинённому, - завтра жду тебя ровно в семь вечера. Не люблю, когда опаздывают, хотя что-то мне подсказывает, что с тобой в этом плане проблем не будет...
   - Да, нас на шахте приучили к порядку...
   - Вот и прекрасно.
   - Будет сделано, босс! Завтра в семь вечера у вас. Без опозданий!
   Виктор вышел из кабинета. Алексей с самодовольной физиономией развалился в кожаном кресле, закинув ноги на стол. Нажал на подлокотнике кнопку и изнеможённым голосом протянул: "Людочка, коньячку бы..."
   Через минуту в кабинет вошла голая пышногрудая женщина с ошейником на шее. Она несла поднос с открытой бутылкой коньяка и двумя наполненными рюмками...
  
   Виктор пришёл на десять минут раньше положенного. Секретарша отсутствовала, поэтому он вошёл без предупреждения и застал Алексея Николаевича, нюхающего белый порошок. "От насморка" - подумал Витя...
   Слегка покривившись в блаженных гримасах, Алексей обтёр нос и заговорил:
   - Молодец Витюша, пунктуальный!
   Лицо Вити расплылось в довольной улыбке. Первый рабочий день ещё не успел начаться, а он уже удостоился похвалы. Босс дружески (даже без отвращения) потрепал его за плечо и указал на гримёрную. Витя направился к ней, оставив работодателя продолжать "лечить свой насморк"...
  
   В ночном клубе гремела музыка. Именно гремела! Если это можно назвать музыкой...
   Помещение клуба очень походило на немного уменьшенный футбольный стадион. "Данспол" был вместо игрового поля, а трибуны отличались изяществом мягких кресел и наличием столиков.
   Вот только никто из посетителей не танцевал. Все сидели на своих местах. Причём свободных (мест) практически не было...
   Вообще-то, ночной клуб был не совсем тем ночным клубом, как принято считать. Скорее он был театром?, что ли. Трудно дать точное определение... А назывался ночным лишь потому, что "спектакли" проводились только ночью.
   Музыка прекратилась. На "данспол" вышел представительного вида мужчина в белом костюме с синей бабочкой и, после короткого анонса грядущих представлений, объявил ночную шоу-программу открытой.
   Традиционно первыми вышли девушки из балета "резвые ножки"...
   За ними выступал какой-то клоун, пытавшийся рассмешить всех старенькими шуточками. Наиболее меткие и возмущённые посетители закидали его тухлыми овощами, специально подаваемыми для таких случаев за отдельную плату...
   "Резвые ножки" вновь наго порхали по сцене, тем самым утихомиривая разбушевавшихся.
   Их сменили два боксёра, неистово крошащие друг другу физиономии...
   Вновь "резвые ножки" успокаивали заведённую запахом крови толпу...
   Антракт, если можно так выразиться.
   Из динамиков раздалось предупреждение, советующее покинуть заведение "пока не поздно, ибо просмотр дальнейших номеров может пагубно сказаться на психическом здоровье впечатлительных личностей..." Никто, разумеется, не ушёл. Со слабой психикой тут долго не живут...
   Кулачный бой роботов-посудомойщиков всех очень развеселил. Смешно, когда две тонкие как швабра железяки размахивают друг перед другом шарнирными лапами с крутящимися губками на концах!
   На смену им, вернее, К НИМ медленной, но уверенной походкой подошёл НАСТОЯЩИЙ киборг-убийца и за считанные секунды "облегчил страдания" несмышлёных машин... Так же спокойно он ушёл со сцены, оставив за собой груду искрящихся микросхем и покорёженного металла. Толпа взревела от восторга!
   "Данспол" быстро очистили от лишнего металлолома.
   "Резвые ножки" еще раз обрадовали своих поклонников...
   Вновь вышел представительного вида мужчина, как можно догадаться, это был Алексей Николаевич, и сообщил всем присутствующим о том, что будет выступать гвоздь программы, открытие года и тд. - ЧЁРНЫЙ ШАХТЁР!!!
   Посетители замерли в ожидании. Везде погас свет. Нарастала гнетущая музыка...
   Белый диск прожектора сопровождал новоявленного "любимца публики".
  
   На сцену трусцой выбежал Витя. Его трудно было узнать, так как одет он был в чёрный кожаный костюм, а лицо скрывала замысловатая маска, но это был он. В обеих руках держал шахтёрские кирки.
   Он подбежал к появившейся откуда-то груде гранитных валунов. В такт музыке принялся с нечеловеческой силой и скоростью крошить их. Мелкие камешки летели во все стороны, поднималось облако пыли. Всё это сопровождалось вспышками разноцветных огней...
   Зрители пришли в себя после короткого шока. По рядам прошёлся гул негодования. Кто-то уже хотел покупать тухлые овощи...
   Диктор объявил: "Дамы и господа, приготовьтесь! Сейчас Чёрный Шахтёр предстанет пред вами в своём низменном величии!"
   Стоило этим словам прозвучать, как тут же Витя мастерски сбросил с себя костюм и сорвал маску. Вновь взял кирки и продолжил дробить гранит, как ни в чём не бывало. Объёмный экран ночного клуба показал его крупным планом. Гнетущая музыка сменилась ещё более гнетущей...
   Лишённое дара речи молчание на пятой минуте оборвал крик женщины: "Господи, какой УРОД!"
   И действительно, Виктор отличался от простых людей. Вся жизнь, с пелёнок проведённая в урановых шахтах недоброжелательной всему живому планеты, не прошла незаметно. Он мутировал...
   Его серая кожа была похожа на сыр, до пузырьков раскалённый в микроволновке. Громадные мышцы торса и рук как будто стекали с костей. Нос проваливался в лицо, как у больных сифилисом, а покорёженные небольшие отростки пониже впалых висков чем-то походили на уши. Одни лишь голубые глаза напоминали о том, что это существо когда-то было человеком...
   Полетел первый "помидор". Мимо. За ним ещё и ещё... Некоторые "снаряды" достигли цели. Шахтёр не останавливался. Наоборот - с ещё большей яростью застучал по валуну.
   С трибун стали доноситься жестокие возгласы. Толпа захотела смерти урода. Нет смысла такому чудищу существовать, ведь он не такой как все...
   "За отдельную плату... шоу продлится..." - прошипел динамик.
   Разве можно отказать себе в удовольствии наблюдать кончину такого мерзкого создания, ошибки природы?!
   Огни прожекторов зажгли "данспол" ярким светом.
   На встречу мутанту медленной, но уверенной походкой шёл киборг-убийца... Из рук торчали острые как бритвы короткие мечи. Толпа неистово взревела в предвкушении кровопролитного сражения...
   Бой длился не долго...
   Киборг царапнул руку противника, за что получил киркой по голове. Каленый металл с лёгкостью прошил бронированный череп и вонзился в полубиологические мозги. Брызнул фонтан желтоватой крови вперемежку с серым веществом...
   Виктор бросил на пол вторую кирку и гордо пошёл к выходу. Ошарашенные посетители восторженным гулом проводили его как победителя, как "любимца толпы"...
   И вновь - "резвые ножки"... На их выступлении шоу-программа закончилась...
  
   - А ты что думал, Витенька? За такие денежки и не так подвергаются... - самодовольно трезвонил Алексей Николаевич, пребывая в тягчайшем состоянии наркотического опьянения.
   - Вы же говорили, что безопасней, чем на шахте...
   - А разве не так?! Радиация опасней любого киборга!
   - Вы смеётесь? У меня к ней давно иммунитет выработался!
   - Ты там с утра до вечера, а у меня - меньше часа в сутки! - завёлся Алексей, считая в уме сегодняшнюю прибыль, полученную благодаря этому отвратительному существу. А реклама какая? Теперь билеты в первой половине дня раскупать будут ради одного лишь боя мутанта с киборгом. Ещё можно на него диких зверей выпускать... С ними он тоже справится. Он - золотая жила! С ним можно по всей галактике колесить и представления давать... Наконец-то Алексей выберется из этой вонючей, сырьево-придаточной планеты!
   - Я хочу расторгнуть наш контракт! - твёрдо заявил Виктор.
   - С чего бы это?
   - Вы обманули меня. Я не хочу быть шутом-убийцей!
   - Тебе думать вредно, Витенька. Сходи лучше водочки попей. Тебе - бесплатно...
   - Я вам серьёзно говорю. Дайте мне бумаги, я порву.
   - Какой ты настырный. Ты ещё не понял? Теперь - ты МОЯ СОБСТВЕННОСТЬ! Ты сам поставил подпись.
   - Как это?
   - А вот так! Умел бы ты читать, то узрел пункт мелким шрифтом: "Подписавшийся ниже согласен с тем, что передаёт себя во владение вышеуказанной стороне со всеми вытекающими из этого последствиями без права расторжения контракта." (Это предложение Алексей знал на память...)
   Глаза мутанта налились кровью. Сердце учащённо забилось. Ещё никогда его так жестоко не обманывали...
   - Да не смотри ты на меня так! - успокаивал Алексей, - всё будет отлично! Не бери в голову! Давай лучше выпьем! Сейчас я Людочку позову... - его рука потянулась к кнопке.
   - Последний раз вас прошу, разорвите бумаги, или я разорву вас...
   - Эй... полегче... полегче... - перепуганный заявлением работодатель пытался контролировать ситуацию, но кнопку вызова охраны коленом толкнул. Для уверенности, наверное...
   - Рвите! Прям сейчас! Не заставляйте меня грешить! Я верю в Бога, но ради вас готов сделать исключение... Ну! Быстро рви!
   - Подожди, подожди ещё секундочку... сейчас... сейчас... - тянул время Алексей Николаевич.
   Но Виктор больше не ждал...
   Охранники не успели... Они застали лежащее на полу изувеченное, окровавленное тело... Алюминиевое окно было выбито вместе с рамой... В кабинете больше никого не было...
  
  
  
  

Рыжков Александр

Август 2006 год

http://sergheev.livejournal.com/

Мы обязаны им Землёй

   Майк
  
   Майк не помнил как попал в Белую Комнату. Да и была ли эта комната белой? Когда ты не знаешь наверняка ничего кроме своего имени, как же тогда можешь быть уверен, что стены, потолок, пол - белые? Да, они были одного и того же цвета, но был ли он белым? Всё же, свою тюрьму он предпочитал называть Белой Комнатой...
   Широкий круг на потолке источал пронзительный свет. Майку казалось, что он знает название этого предмета. Светильник. В общем, он не был против света, но в первое время это мешало уснуть. Потом привык.
   Помимо сна и приёма пищи, время от времени выезжающей из стены на плоском подносе, Майк занимался постоянными попытками вспомнить себя. Иногда размытые образы посещали его воображение. Но ничего чёткого, скомпонованного. Словно крупицы громадной головоломки, хаотично сбившиеся в кучу. Разгрести которую всё никак не получалось.
   Однажды, раскрыв глаза после сна, Майк обнаружил, что в Белой Комнате он не один...
   На полу лежал человек. Он хрипло дышал и громко кашлял. Тело его краснело зарубцевавшимися ранами, а покрытое щетиной лицо настолько исхудало, что было похоже на череп с натянутой на него кожей. Мутно-коричневые, навыкате глаза умоляюще глядели на Майка.
   Непрошенный гость молчал. Едва ли ему хватило бы сил на несколько слов. Вначале Майк боялся к нему подходить, но потом понял, что опасности этот еле живой человек не представляет.
   Из стены выехал поднос с едой. Точно такой же, как и всегда. Мясная похлёбка и стакан молока. Майк взял его и положил на пол. В Белой Комнате не было ни стульев, ни стола, ни кровати...
   Что-то внутри подсказало Майку, что его гость нуждается в этой еде больше чем он. Без колебаний Майк отдал содержимое подноса.
  
   Пришлось голодать. Практически всей едой Майк делился с соседом по Белой Комнате. Тех крошек, которые он оставлял себе, едва хватало не умереть с голоду. Он очень похудел. Ощущал слабость и нервное напряжение. Но, несмотря на тёмные мысли, с каждым новым подносом всё чаще проносящиеся в голове, Майк продолжал отдавать еду измученному человеку, не проронившему и слова. Ведь человеку было гораздо хуже. У него не было языка...
   Так продолжалось ещё некоторое время, пока не разъехалась стена и в Белую Комнату не вошли ОНИ.
  
   Мэри и Эйк
  
   Сколько себя помнила Мэри, Эйк всегда был соседом по Белой Комнате. Это был худощавый, низкорослый паренёк с холодно-голубыми глазами. И сколько себя помнила Мэри, они были безумно влюблены друг в друга.
   Попытки вспомнить себя до Белой Комнаты каждый раз кончались всё большим разочарованием. Мэри и Эйк решили забросить их и начали жить настоящим. Миг за мигом. Еда за едой...
   Возле стены стоял продолговатый предмет ростом с Эйка. Долгое время влюблённые не обращали на него внимания, но как-то после сна Мэри вдруг захотелось его исследовать. Не успела она до него дотронуться, как из предмета с треском вырвалось что-то тонкое и иглой вонзилось в предплечье девушки. Пульсирующая, всепоглощающая боль прошлась по её телу...
   С тех пор было решено не приближаться к стене, у которой стоял продолговатый предмет.
   Мэри безумно любила Эйка. Эйк безумно любил Мэри. И не смотря на своё заточение в четырёх стенах Белой Комнаты, они были по-настоящему счастливы. От еды до еды они уделяли время только друг-другу и казалось - ничто не способно нарушить их размеренную идиллию...
   Однажды Мэри проснулась и, по привычке не открывая глаз, прижалась спиной к любимому. Но Эйка не оказалось рядом. С жутким удивлением она обнаружила возлюбленного прикованным металлическими захватами к стене, рядом с продолговатым предметом.
   Не успев прийти в себя, Мэри стала свидетельницей того, как из продолговатого предмета вырвалась блеснувшая на свету нить и вонзилась в живот Эйка. Тело его судорожно задрожало насколько это позволили захваты. И если не резиновый кляп, комната бы заполнилась пронзительным криком боли и отчаяния.
   Нить так же быстро исчезла. Эйк повис на захватах. Он потерял сознание.
  
   Мэри заслонила Эйка. С получасовым интервалом нить вонзалась в её спину и поражала мощным электрическим разрядом. И как бы не содрогались мышцы в невыносимой тряске страданий, Мэри ни за что не собиралась сдвинуться с места. Здоровье любимого значило для неё больше, чем собственное. Он бы поступил так же. Она ни на секунду в этом не сомневалась.
   Так продолжалось до тех пор, пока не разъехалась стена напротив и в Белую Комнату не вошли ОНИ.
  
   Нанаши
  
   Нанаши был единственным человеком помнившим себя до того, как попал в Белую Комнату. Он был садовником. Но выращивание цветов и подстригание кустов в причудливые формы не было просто работой. Это было его жизнью. Именно поэтому ОНИ подарили ему горшок с землёй и одно апельсиновое семечко.
   Бывший обладатель лучшего сада во всём Токио не мог отнестись равнодушно к такому щедрому дару.
   Долгое время семечко не давало росток. Другой давно бы позабросил эту затею, но не таков Нанаши. Он продолжал терпеливо поливать землю. Время в Белой Комнате стоит на месте и поэтому нельзя сказать точно когда зелёненькая иголочка будущего ствола пробилась сквозь почву. Может быть - через неделю, может быть - через год... Но когда это произошло, Нанаши был вне себя от захлестнувшей его радости!
   Росточек креп с каждой едой. Нанаши не жалел на него воды. Иногда сам оставался без питья, но апельсиновое деревце не прекращал поливать.
   За такую щедрость окрепшее дерево решило вознаградить своего хозяина. Оно дало цвет. Белая Комната пронизанная кисловатым запахом апельсиновых листьев и сырой земли дополнилась новым, мягким ароматом. Опытный Нанаши вырвал из головы немного волос и принялся поочерёдно макать их в пыльцу усеянных по всему дереву цветов. Ведь если не он, то кому ещё их опылять?
   Опавшие лепестки обнажили крохотные зелёные шарики плодов.
   Нанаши бережно вытирал пыль с каждого листика. Закончив, он направился к подносу с едой, покорно ждавшему его в стене напротив. Вдруг раздался шипящий звук. Из потолка вырывалось пламя, окутывая собой апельсиновое дерево. Нанаши увидел как беззащитные листья съёживались и пузырились под тяжестью жестокого огня. Не прошло и секунды раздумий, как он бросился в столб смертоносного пламени в надежде сохранить своё дерево. Но дерево спасти не удалось. Как и самого Нанаши...
  
   Постановление
  
   Паразирянин Анеислиф всеми поджелудочными мешочками предчувствовал беду. Сегодня предстояло выступить перед представителями Галактической Ассамблеи с заключительным предложением по поводу колонизации Третьей от звезды Криндо-12 Планеты. Радикальные представители Колонизационной партии, которых большинство, скорее всего, всё опротестуют. Даже двухдневному кокону известно, чем этот протест может закончиться. В самом лучшем случае - смещение с должности Главы колониальной комиссии.
   Собрав остатки оптимизма в клешнеподобный кулак, Анеислиф выплыл на сцену на летающем кресле. Не обращая внимания на негативно настроенные взгляды, он приступил к своей речи:
   - Почтеннейшие члены Галактической Ассамблеи, мне выпала честь представить вашему вниманию предложение, основанное на результатах исследований биологических популяций Третьей от звезды Криндо-12 Планеты.
   Все вы имели прямой доступ к отчётам нашей комиссии. По взглядам я понимаю, что вас не устраивает ход дела. Сказать по правде, я сам далеко не в восторге. Но это не меняет сути.
   Проведённые эксперименты над многочисленными испытуемыми неосознанно мыслящих биологических видов не дал весомых отклонений от нормы. Радикально другое дело обстоит с мыслящими.
   Разумным обитателям Третьей Планеты свойственны неприродные пути поведения. В нашем языке нет их аналога, поэтому нашей комиссией предложено использовать термины аборигенов. "Сострадание", "Любовь", "Забота" - чувства, неведомые всем известным нам формам мыслящих, включая и нас, паразирян.
   Человеку (как называют себя мыслящие Третьей Планеты) свойственно идти на "самопожертвование" ради своих собратьев если он испытывает к ним хотя бы одну из вышеназванных форм переживания. Ко всеобщему удивлению, "самопожертвование" может быть применено и к иным биологическим формам, значительно уступающим по разуму или вообще без такового.
   На основании постановления Галактической Ассамблеи N214-ЯЧ, принятой более пяти тысяч лет назад, но до сих пор имеющей юридическую силу, Колониальная комиссия ставит вопрос о сохранении биологического вида сознательно мыслящих обитателей Третьей от звезды Криндо-12 Планеты. Более того, мы считаем необходимым вывод наших войск с оккупированных территорий, а самой Планете - присвоение статуса Межгалактического заповедника. Существа, обладающие кардинальными отличиями эмоционального фона от всех иных известных нам сознательно мыслящих, заслуживают как минимум право на существование. Какими бы примитивными они не были в своём технологическом развитии...
  
   Выступление Анеислифа вызвало громадный всплеск эмоций. Как он и предполагал, представитель Колонизационной партии выступил с категорическим протестом. Его речь переполняли фразы типа: "ничтожные твари", "недостойны существовать в одной галактике с паразирянами", "слабоумные невежества" и в таком же духе.
   Но, несмотря на многочисленные возражения, предложения Главы колониальной комиссии (с перевесом всего в несколько голосов) были одобрены и приняты к исполнению.
  
   Оставшимся в живых после сокрушительных атак паразирян людям было даровано право на существование...
  
  

Рыжков Александр

Июнь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

С Новым Годом, сынок...

  
  
   - С Новым Годом, сынок! - поздравила мать.
  
   Часы показывали без пяти минут двенадцать.
   Уперев дно бутылки в колено, Виктим расшатывал пробку. Лицо его было напряжено, лоб покрывала испарина. Проклятая пробка никак не хотела поддаваться. Ещё усилие. Ещё чуть-чуть. Ну же. Ну-у же... Ох уж эти вакуумные пробки! От напряжения на загоревшей руке вздулись сизые вены.
   - Чпом! - пропела пробка и устремилась ввысь.
   Из бутылки вырвалась нетерпеливая пена. Блестя на свету дневных ламп, она кривым фонтаном облила праздничный стол, бокалы гостей, штаны Виктима.
   Часы показывали без минуты двенадцать.
   - Друзья! - поднял над головой бокал Виктим. - Мы все собрались в моей скромной обители с тем, чтобы проводить в последний путь этот Год! Он принёс нам много радостей, веселья, приятных воспоминаний... За это мы благодарны ему. Пусть иногда нас постигали и разочарования. Не без них... Без плохого - сами знаете!
   Раздался мелодичный бой настенных курантов.
   - Один! - хором загалдели гости. - Два! Три!
   - В общем, давайте выпьем за то, чтобы всё плохое, что было - осталось в прошлом! - продолжал хозяин.
   - Четыре! Пять! Шесть! - в такт курантам соглашались с ним гости.
   - А Новый Год принёс нам только счастье!
   - Семь! Восемь! Девять!
   - Пусть все наши желания осуществятся! Пусть всё у нас получится!
   - Десять! Оди-инадцать! Две-ена-адца-ать!!! С Новым Годом!
   - Ура-а-а! - подхватил Виктим. - С Новым трёхтысячным Годом!
  
   На памяти у Виктима не было лучшего Нового Года. Гости были более чем веселы, доброжелательны, любезны. Шампанское било бесконечным гейзером. Даже захудалая квартирка казалась больше, объёмнее. Словно превратилась в двухэтажный домик у реки, о котором он так мечтал...
  
   - Вик, - обратился один из гостей. Лицо его было более чем знакомо. - Твоё здоровье, дружище!
   - Спасибо, - смутился Виктим, - И твоё.
   - Нет! - осадил его гость. - Твоё здоровье! ТВОЁ! Ребят! - крикнул он, - давайте выпьем за здоровье Виктима! Нашего самого лучшего друга и гостеприимного хозяина!
   - Ну, право, даже не знаю... - ещё больше смутился хозяин.
   - ТВОЁ ЗДОРОВЬЕ, Виктим! - подхватили все.
   Странно...
   Лица гостей были до боли знакомы, но как не пытался Вик - ничего вспомнить о ком-то из них не мог...
  
   - Выздоравливай, Виктим, сынок, выздоравливай... - умолял заплаканный голос матери.
  
   - Спасибо, спасибо, дорогие гости. Спасибо.
  
   - Уже уходите? - удивился Виктим.
   - Да, дружище, нам пора... - с нескрываемой досадой сообщили гости.
   - Неужели всем вместе?
   - Да, увы...
   - Ну, останьтесь, хоть кто-то... - не терял надежды Вик.
   - К сожалению... - развёл плечами сержант.
   - У него ещё совести хватает нас просить остаться, - прошипела желчным шёпотом капрал. Видимо, она не хотела, чтобы Виктим услышал, но слегка не рассчитала...
   - Но что я сделал? - спросил ошарашенный Вик. - Разве я кого-то обидел?
   - Нет, это не твоя вина, - успокоил сержант. - Просто так уж получилось...
   - Как?
   - Мы все ушли, а ты остался! - последнее слово капрал выдавила из себя со слезами...
  
   Они ведь все из моего взвода... - вспомнил гостей старший сержант Крайм.
  

*****

   В конце тридцатого века со дня Рождества Христова, марсианские колонисты захотели отделиться от Земного правления. Разразилась межпланетная война, сделавшая калеками, лишившая родных, отнявшая жизни миллиардов людей. Солдаты с обеих сторон гибли в кровопролитных боях десятками тысяч, в то время как их руководство отсиживалось в безопасных бункерах...
   Лишь к началу 2999 года правительство Земли пошло на компромисс. Марсу была дарована автономия.
  

*****

   К уцелевшей после взрыва фотонной гранаты части туловища были присоединены трубки жизнеобеспечения. Рядом стояла заплаканная мать и всё твердила:
   - С Новым Годом, сынок. Выздоравливай, выздоравливай мой Крайм Виктим...
  

Рыжков Александр

Июнь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Убийца Ночи

  
   - Я тебе нравлюсь? - Мари ослабила завязки, высвободив округлый верх сочной груди.
   - Ты прекрасна... - вожделенно вздохнул Крис.
   - На кого я похожа? - прижавшись к нему, шептала девушка.
   - На богиню. На богиню! НА БОГИНЮ! - всё больше обжигаясь её дыханием, твердил мужчина.
   - Ты хочешь пойти со мной?
   - Да, да, да!
   - И тебе не страшно?
   - Нет.
   - Совсем не страшно?
   - Нет...
   - Совсем-совсем?
   - Страшно... - плавясь в страстных объятьях, признался Крис. - Страшно, что всё это может быть сном. Что это неправда. Что это обман, фикция, мираж, вызванные уставшим от постоянных обид и унижений, промахов и предательств мозгом...
   - Можешь не бояться - всё это правда. Ты стоишь в тёмном переулке: ласкаемый из мрака появившейся богиней... Разве тебе не странно?
   - Если всё правда, то мне странно от того, что ты здесь. Я не заслуживаю... Я не достоин... Такое богоподобное совершенство как ты и такое порочное ничтожество как я...
   - Даже у Красавицы было своё Чудовище...
   - О, госпожа! Я молю сделать меня своим рабом, своим ничто, своим недостойным. Я готов служить тебе, повиноваться, целовать твои прекрасные стопы..
   - Пошли, - Мари взяла ладонь Криса и повела за собой.
   Потупив взгляд, он плёлся за своей новой хозяйкой как послушный пёс.
  
   Тёмные улицы. Полуосвещённые ворота. Сад, усеянный лозами винограда, цветами, фигурными фонтанами. Роскошный особняк. Спальня...
   Громадная спальня с зеркальным потолком...
  
   - Раздевайся! - скомандовала госпожа уставившемуся на потолок рабу.
   Крис послушно стянул с себя одежду. Происходящее казалось ему до кошмара нелепым. Невозможным. Что-то всё никак не могло состыковаться воедино. Но что? Этого не хватало... И дело не в чувствах, испытываемых им в тот момент. Нет! Чего-то не хватало физически. Пустота. Словно вывернули это что-то наизнанку, потеряв саму сущность...
   - Ляг! - указала на кровать Мари.
   Холодок страха электрическими разрядами прошёлся по всем внутренностям Криса. Было нечто властвующее в этом приказании, но в то же время в нём не было ничего. Ничего. Ничего! НИЧЕГО!!!
   Но это НИЧЕГО безжалостно подавлялось, глушилось, топилось в взбесившихся штормовых волнах изнывающего физического желания Криса... Не обронив ни слова, он лёг, закрыл глаза и ощутил тепло возбуждённого женского тела...
  
   "Мама, почему ты меня бросила?! - всё с большей ненавистью думал Крис. - Мама, Мамка, Мамочка! Разве ты не знала, какие воспитательницы мне попадутся в детдоме?! Они обижали меня! Они заставляли меня мочиться в колготы. Они будили меня ночью, - всё сильнее сжимая нежную женскую шею, думал Крис. - Они заставляли меня делать нехорошие вещи. Они заставляли меня ли..."
   - А-а-х-х! - вырвался предсмертный приглушённый стон Мари.
   "Они плохие! - насиловал мёртвое тело Крис. - Они все - плохие! Все! ВСЕ!!!"
  
   Пресса окрестила его "Убийца Ночи". Маньяк, на кровавой совести которого более сорока страшных смертей. Все они были красивыми, молодыми девушками. У каждой из них была своя жизнь. Свои мечты. Свои надежды. Свой внутренний, неповторимый мир, оборвавшийся так нелепо. Так несправедливо...
  
   Истекая потом. Замерев в минутном душевном блаженстве. Крис лежал на спине и вглядывался в потолок. Рядом лежало бездыханное тело его новой жертвы.
   Что-то не так...
   Почему в зеркальном потолке только он? Где она? Где этот экзотический цветок преждевременно сорванный бездушным варваром? Нет! Нет! НЕТ! Эта пустота, которую ощутил Крис, но не принял всерьёз. Вот она! Её нет! Она уже мертва. Но в этой смерти есть вечная жизнь! Словно два противоположных полюса слились в единую точку и замерли в постоянном противоречивом симбиозе. Непонятому жизнью, но уже понятому Крисом...
  
   - Подлый смертный червяк! - оглушил убийцу суровый женский голос.
   Со страха всё внутри сжалось до ничтожных размеров. Стало тяжело дышать. Крис начал задыхаться от астмы, которой у него никогда не было...
   - Я хотела даровать твоему бренному телу бессмертие! - Глаза Мари горели жёлтым огнём возмездия. - Вместо него я дарую тебе вечный мрак. Твоя душа будет скитаться по миру смертных. Не зная покоя! Не зная спасения!
  
   Крис хотел умолять, хотел ползать на коленях, хотел заливаться слезами раскаяния. Но не мог... Всё его тело оцепенело.
   Ужасная, невыносимая, зверски пронзительная боль!
   Клыки вгрызлись в шею Ночного Убийцы.
   Больше он никого не обидит...
  
  
  

Рыжков Александр

Август 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

  

Заступники Земли

  
  
   Шпарило беспощадное июльское солнце.
   Ассасулий Вениаминович Козулин брёл по безлюдным улицам, покрытым потрескавшимся бетоном, из трещин которого торчали громадные клочья пожелтевшей травы. По обеим сторонам тянулись хилые скелеты заброшенных зданий. На одной из размашистых ветвей акации, массивным стволом пробивавшейся из бетона, сидел волнистый попугай. Он настороженно вытянул шею и уставился на человека. Убедившись, что опасности нет, пернатый принялся вычищать перья клювом и чесаться лапками. Благодаря третьей лапке, попугай без особых усилий мог вычёсываться двумя остальными одновременно...
   - Кеша! - воскликнул Ассасулий. Попугай бросил занятия гигиеной и устремил чёрную точку глаза на звавшего. - Цыпа-цыпа-цыпа! Иди к папочке. Кешка! Ну? Иди, я дам тебе покушкать.
   - Не видать! Не видать! - категорично отказался попугай.
   - Кешенька, золотце, иди ко мне, моя радость... - уговоры человека, кажется, заинтересовали пернатого. - Ну же! Папочка тебя любит. Лети ко мне, мой малыш.
   Кеша переминался с лапы на лапы.
   - Ко-ко-ко-ко-ко! - попытался заговорить на птичьем языке Ассасулий. Видимо, по-птичьи это означает какое-то ругательство - попугай вспорхнул и полетел прочь хлопая играющими на солнце голубыми крыльями.
   - Ёжкин бобик! - раздосадовался Козулин. - Такой экземпляр...
   К вечеру, доверчивого Кешу всё же удалось изловить, а в придачу - двухголового кота. Не успей Ассасулий Вениаминович вовремя - трелапый пернатый достался бы Мурзику на ужин. А так, и попугай и кот - все целы и невредимы! Осталось только в музей переправить.
  
   Спустя неделю, Ассасулий Вениаминович Козулин отбыл из Чернобыльской Зоны на своём фургоне-зверинце. Клетки фургона были заполнены животными-мутантами. Многим из них Ассасулий уже успел дать клички. Трелапого попугая величал Кешей, двухголового кота - Мурзик, двулапо-безухого кролика назвал Колобком а крысозмею - создание похожее на небольшого ужа с передней частью крысы вместо головы - он окрестил Пушистиком. Клички остальным мутантам он дать не успел, но собирался исправить это упущение по дороге. До Московского мутагенного зоопарка около пятнадцати изнурительных часов езды...
  
   Начинало темнеть.
   Монотонный гул мотора. Из под колёс вздымалась дорожная пыль. Вдоль дороги тянулись ряды выжженных солнцем деревьев.
   - Больно! Больно! Больно! - драл глотку Кеша. - Останови! Останови машину!
   Ассасулий Вениаминович слышал сотни историй, поведанных его коллегами, о разговаривающих с ними животных во время обратной дороги. Ни одной из них он не верил и считал подобные случаи - результатом переутомления нервной системы. Работа, как-никак, тяжёлая и не каждому по плечу. Но всё же, на секунду страх холодным облачком обволок его изнутри.
   Козулин успокоился, вспомнив, что попугая он везёт говорящего и переживать по этому поводу не стоит. Ну и пусть Кеша за всё время проронил лишь два слова!..
   - Останови машину! - продолжал писклявым голосочком требовать попугай. - Кому сказал? Быстро останови!
   Громкий удар, прошедший вибрацией по салону. Машину качнуло, словно левыми колёсами наехав на высокий бугор. Ассасулий со всей силой вдавил педаль тормоза. Фургон занесло. Проехав боком по песчаной дороге, машина чудом остановилась в нескольких сантиметрах от кювета.
   - Дур-р-рак! Дур-р-рак! - ругал Кеша.
   Козулин некоторое время оставался неподвижен. Сердце колотило быстрей затяжной очереди пулемёта Калашникова.
   - Дур-р-рак! Дур-р-рак! - продолжал попугай.
   Козулин осмотрелся: вроде бы всё цело. Только грудь немного болит в области соприкосновения с ремнём безопасности.
   Всполошившиеся животные-мутанты нервно бегали по своим закреплённым к полу клеткам.
   - Дур-р-рак! Дур-р-рак! - не переставал поносить Кеша.
   Отстегнувшись и нарыв в бардачке фонарик, Ассасулий вышел посмотреть, что случилось.
   - Дур-р-рак! Дур-р-рак! - кричал вслед попугай.
   Левая фара была разбита. Помято крыло. Повсюду кровяные пятна.
   Жёлтый свет фонарика нащупал вдалеке что-то непонятное. Собрав остатки смелости в охапку, Ассасулий пошёл туда. На дороге лежало тело молодого оленя. Ещё тёплое...
   Удручённый случившимся, Козулин вернулся в фургон. Попугай молчал. От поворота ключа стартера машина прокашлялась. Мотор не завёлся. Ассасулий повторил попытку несколько раз. Безрезультатно.
   - Зря стараешься, - наполнил салон незнакомый звонкий голос.
   - Кто здесь? - схватился за сердце Козулин.
   - А-то ты не знаешь?
   - Н-нет, - зверолов нервно огляделся. Клетки с мутантами, коробки с провизией и остальное барахло - всё как всегда.
   - Мурзик я, или как там ты меня назвал... - пояснил голос.
   Ассасулий устремил испуганный взгляд на клетку с двухголовым котом. И вправду, челюсть одной из его голов разжималась и сжималась в такт звучания голоса.
   - Этого не может быть! - отрицал очевидное Козулин. - Должно быть, я сплю!
   - Так ущипни себя за пятку, если такой упёртый!
   Зверолов ущипнул себя за ляжку - до пятки далековато... Мимолётная боль. Кот вновь заговорил:
   - А теперь слушай внимательно. Мы хотели нанести твоей психике меньше ущерба. Поэтому вначале с тобой заговорил попугай. Но ты решил проигнорировать его предупреждения. Думаю, говорящего двухголового кота ты выслушаешь с большим вниманием...
   - Кто "Мы"? - не удержался Ассасулий.
   - Мы? Мы - души погибших Ликвидаторов Чернобыльской Катастрофы, обречённые на вечные скитания по израненным человеком землям с целью хоть как-то сохранить оставшиеся сравнительно нетронутыми. Заступники Земли, если коротко.
   Козулин уже ничему не удивлялся. Сам факт говорящего кота-мутанта уже не вкладывался в рамки здравого смысла. А ещё - предупреждения попугая, сбитый олень... Логическое мышление давно уже отключилось за ненадобностью. Оставалось просто сидеть и слушать. Слушать молча, слушать внимательно. Слушать и запоминать! Уточнять, если придётся. В конце концов, если, даже, это и сон, то очень интересный!
   Мурзик продолжал:
   - В общем, объяснять тебе долго не буду. Достаточно знать, что связующим звеном между нашим прозрачным Миром и вашим материальным - являются продукты пострадавшей от рук человека природы. В нашем случае - мутировавшие от долгих лет чернобыльского радиоактивного фона зверушки.
   - Вы их что, как рации используете? - задал нелепый вопрос Козулин.
   - В своём роде - да... Ассасулий, хоть ты окажись порядочным звероловом.
   - А разве бывают непорядочные?
   - Все кто до тебя был - поголовно непорядочные.
   - Это почему?
   - Ни один из них не предпринял и малейших усилий исполнить наши просьбы. Словно судьба окружающей среды для них значение имеет не большее, чем для дятла камень! Ты ведь не такой?
   - Да нет, надеюсь...
   - Слушай, очень-очень внимательно. В Московском пригороде уже как третий десяток лет захоронены цистерны с отходами химического производства. Попугай уже выклевал точку на твоей карте. Там и нужно искать.
   - Во-первых, как попугай мог выклевать точку на карте, когда он в клетке? Во-вторых - зачем раскапывать, когда надёжно закопано? - Потребность в ответе на первый вопрос отпала сама собой. Стоило повернуть голову в сторону карты. На ней сидел Кеша и переминался с лапы на лапы. Прутья клетки были разгрызены. Сильный клювик у мутанта оказался...
   - Раскапывать ещё как надо! - вздыбился кот. - Захоронения колоссальные - со всего Союза свозили. О них, естественно, никто не помнит. А тем временем, коррозия металлические бочки с ядовитыми отходами разъедает. Ещё один год, и вся эта дрянь вытечет в грунтовые воды, а оттуда - в Днепр. Ты представляешь, что это значит?
   - Рыбке неудобно будет? - неудачно пошутил Козулин.
   - Идиот! - фыркнул кот. - Тут судьба здоровья сотен тысяч а-то и миллионов людей решается, а он шутить изволит!
   - Извини, больше не буду, - виновато потупил взгляд Ассасулий.
   - Собери людей. Поставь в известность власти. Потребуй поднять архивы... Ты справишься?
   - Не знаю... Наверно, - развёл плечами зверолов. Не до конца верилось, что всё происходящее - правда, а не результат переутомления нервной системы.
   - Тут нет права на неудачу.
   - И что, разве никто до меня не соглашался помочь?
   - Представь себе - нет! - кот недовольно зашипел обеими пастями.
   - Значит - я первый?
   - Значит - да.
   - Но это такая ответственность...
   - Кому-то надо её на себя брать...
   - Хорошо, я сделаю всё, что в моих силах, - пообещал Козулин. - Может ещё какие указания?
   - Сам разберёшься. Точка на карте есть.
   - А если не секрет, почему Заступники Земли - ликвидаторы Чернобыльской Катастрофы?
   - Не совсем так. В этом регионе - в основном мы. В других - другие, отдавшие свою жизнь за здоровье окружающих... Понимаешь, Заступник Земли - это очень высокое звание в нашем Мире. Чтобы его заслужить, нужно доказать это поступками предыдущей... Ну, ты понял.
   Козулин растерянно кивнул. Вдруг серая пелена заволокла салон фургона, с каждым мигом всё темнея, пока не превратилась в сплошной мрак.
  
   Очнулся Ассасулий Вениаминович Козулин в больнице. Жутко ломило всё тело. Тошнило и болела голова.
   От первого попавшегося на глаза доктора он узнал, что нашли его без сознания в свалившемся в кювет фургоне. Сотрясение мозга и перелом двух рёбер. Из всех зверей-мутанотв уцелел только попугай, выпорхнувший в открытую спасателями дверцу...
   "Неужели - это всё было не на самом деле?" - с досадой подумал Козулин и тут же провалился в сон.
  

*****

   Выписавшись из больницы и навестив свой покорёженный фургон, ждущий хозяина на штраф-площадке, Ассасулий достал из него на удивление целую карту. Невдалеке от Столицы просвечивалась маленькая точечка - словно прогрызенная птицей...
   Медлить было нельзя. Собрав бригаду энтузиастов-экологов и чудом заполучив поддержку городских властей, Козулин начал раскопки. Спустя неделю, ковш экскаватора наткнулся на первую металлическую бочку, полную ядовитых веществ...
  
  
  

Рыжков Александр

Июль 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Письмо психа

  
   Был конец сентября. Андрюха пригласил на дачу.
   С трудом затолкал спальный мешок в набитый одеждой рюкзак. Прошёлся до остановки и принялся ждать. Друг опаздывал. Жарило солнце. Лямки тяжёлого рюкзака впивались в плечи. Скамейку заняли две бабки с громадными сумками. Я начинал нервничать.
   У бордюра остановилась серая иномарка. Всё время путал их названия. В салоне сидели Андрюха, Витоз и Маринка.
   - Чего опаздываете? - негодовал я, приветственно хлопая по плечу Андрюху.
   - Да так... - улыбнулся он, грузя мои вещи в багажник, - Маринка вспомнила, что свитер забыла...
   - Ух, я бы её за это!
   - Поцеловал в порыве нежности? - высунулась из окна Маринка.
   - Что-то вроде того...
   Я сел рядом с Витозом. Андрюха с визгом покрышек сорвал машину с места. По дороге наскочили на несколько ям. Притормозили у супермаркета. Скупились. Настроение поднималось. На трассе Андрюха разогнался до двух сотен. Маринка завизжала то ли от страха, то ли от восторга... Узкие дачные улочки. Зацепили днищем какую-то трубу. В общем - нормально доехали, как всегда.
   Проволочный забор. Двухэтажный домик времён Леонида Ильича. Краснеющие помидоры на фоне опавших листьев. Загнали машину. Разгрузили багажник.
   Отличный день. На небе ни одной тучки. Лёгкий запах хвои - ветер со стороны леса. Открыли пиво. После тяжёлой недели работы разве можно придумать что-нибудь лучше для отдыха?
   Маринка возилась с салатом. Вся мужская половина вызвалась готовить шашлык. Полчаса Андрюха прикручивал ржавые ножки к ещё более ржавому мангалу. Мы с Витозом покровительственно стояли над его душой, курили, поглощали пиво и не скупились на советы. Когда надоело бездельничать, нарубили дров.
   Мангал готов. Накидали мятых газет и веток. Разожгли. Время отдохнуть. Позвали Маринку. Кто-то предложил перейти на более крепкое. Никто не противился. Я принёс с кухни бутылку водки, пачку томатного сока и одноразовые стаканчики. Андрюха убежал в домик, пообещав нас всех "приятно удивить". Мы затаились в ожидании. Вернулся он с пачкой мелких баварских сосисок в одной руке и баночкой спирта в другой.
   - И что ты собираешься делать? Спиртом водку разбавить?
   - Хе-хе, ща спасибо скажете.
   Андрюха бросил сосиски на тарелку, облил спиртом и поджог. Разлил водку.
   - Главное, - говорил он, - выпить и немного подождать. Потом закусывать.
   Мы выпили. Подождали. Закусили покрытой горячей корочкой сосиской. Запили томатным соком. Кайф...
   Вечерело. В голове пел хор алкогольных мальчиков. Первая порция шашлыка ушла так же быстро, как и вторая бутылка. Маринкин салат превзошёл все ожидания.
   Ночь. Холодно. Вся выпивка кончилась. Поехали за водкой. До ближайшего магазина два десятка километров. Пьяный Андрюха газовал по ухабистой дороге. Нас трусило как тряпку в зубах разъярённой собаки. Маринка визжала. Остальные смеялись то над ней, то над собой...
   Купили водки и пива. По дороге назад машину качнуло сильней обычного, что-то стукнуло и проскреблось о дно. Должно быть, наехали на какую-нибудь зверушку. Лес неподалёку. Такое уже бывало. Останавливаться не стали.
   В связи с похолоданием, гуляние было перемещено в гостиную домика.
   Столик, диван, стоваттная лампочка вместо люстры, холодильник. К стене вплотную стоял шкаф со стеклянными дверцами. С одной из полочек свесил лапы плюшевый заяц с оторванными глазами-пуговицами. Всегда его ненавидел. Андрюха ещё в несмышлёном детстве оторвал ему глаза и проглотил. Бабушка неоднократно их пришивала, но глазовырывание вошло внучку в привычку. С тех пор заяц поселился в серванте. Лишённый зрения, но защищённый стеклянными дверцами от времени...
   Маринка напилась. В сиську. Самое время её обработать. Хотя, и обрабатывать особо не надо - главное позвать...
   - Эх-х-х, Маринка, пошли я тебя закачаю.
   - Чего?
   - Уф, то есть тебе закачаю на телефон мелодию. Помнишь, уже неделю обещаю.
   - Это ту, там где тра-тра-та-тра-тра-та? - паясничал Витоз.
   - Нет, это ту, где ах-ах-хах-ах-хрю-хрю! - клином встрял Андрюха.
   - Да ну вас в баню!
   - Идём, - согласилась Маринка. - Давненько ты мне мелодии не закачивал...
   - Неудачники! - победоносно сообщил я и хлопнул дверью, задвинул щеколду.
   - Смотри не перекачай мелодий, - донеслось через перегородку. - Памяти может не хватить!
   В комнате было сыро. Мы накрылись одеялом. Прижались телами. Чёрт, почему я сплю с Маринкой только по пьяне? Ощущения как будто делаешь всё в полусне. Вроде бы очень приятно, но в то же время - словно не ты это. Двойственность какая-то, неопределённость... Так мы и заснули.
   Проснулся от боли в животе. Содержимое подступало к горлу. Видимо, хорошо взболтал. Незачем с пивом мешать! Дотерпел до крыльца. Фонарь жёлтым конусом отрезал ночь. Бээээ! Блевотина гейзером вырвалась изо рта и брызгами растеклась по бетону. Чёртова дрянь! Мутная, как сукровица! Спазмы не прекращались. Желудок опустел. Потекла слизь. Кто бы убил меня, чтоб я не мучался? Бхгэээ. Бэхгхээ. Бууэээ. Блядь! Бууэээ.
   Отпустило. Глаза слезились. Кислые кусочки не переваренной пищи забили нос. Отхаркнулся. Надо попить воды. Зашёл в домик. Включил свет. Пустая гостиная, если не считать безглазого плюшевого зайца за стеклянной дверцей шкафа. Открыл холодильник. Бутылка минералки. Присосался. Буль-буль-буль. Попускает. Хорошо-то как. Холодная водичка с пузырьками. Нет, выдохлась. Пузырьков больше нет. Да и не такая уж и холодная. Тёплая, как грудь Маринки. И вкус какой-то солёный, тёрпкий, тягучий. Аааа! Я отбросил бутылку! Кровь! В бутылке была К Р О В Ь! Бууэээ. Спазм желудка. Выпитая кровь забрызгала белую эмаль холодильника. Кхе-кхе! Это неправда! Такого в жизни не бывает!
   - Бурррххх! - раздался булькающий звук из шкафа.
   Я нервно обернулся. Ничего необычного, не считая того, что только что выблевал литр крови.
   - Буррххх! - громче повторился звук.
   Мои ноги подкашивались. В висках звенел предсмертный колокол. Я знаю, как он звенит. Три года назад так же звенело перед тем, как несущийся на меня ротвейлер вцепился в руку пастью полной пены...
   - Буррххх! - безпуговные глаза плюшевого зайца засочились гноем.
   Не успел я опомнится, как он пробил стекло и вцепился в моё лицо. Острые когти вонзились в щёки. Страшная боль в губах, словно их принялись по кусочку отрезать. В принципе, так оно и было. Вот ты какой, поцелуй смерти!
   Я отодрал от лица эту безбожную тварь и швырнул в конец комнаты. Голубой плюш игрушки был залит моей кровью. Острые зубы. Гнойные пятна вместо глаз. Никогда не забуду...
   Выбежал во двор. Вслед мне раздался визг. Визг Маринки... Но я продолжал бежать. Ничто не могло меня заставить вернуться. Ничто! Даже когда я споткнулся и угодил рукой прямо в скользкую теплоту распоротого живота Витоза... Стоит ли говорить, что сразу же после этого я потерял сознание?
   Очнулся я от боли в губах. Слепень присосался. Было утро. Воняло мертвечиной. Над разодранным телом Витоза летали мухи. Маринка! Я побежал в дом. Ныли щёки, словно их отхлыстали крапивой.
   К стене было приколочено выпотрошенное тело Андрюхи. Над его головой кровью были написаны две кривые буквы: Т Ы!
   Я? Да пошло ты!
   Забежал в нашу комнату. Маринка спала. Ох, как мне хотелось, чтобы она спала! Чёртова тварь! Она спала! Она никогда больше не проснётся... Дрянь! Ты убило её во сне! Маринку! За что? За что! Тварь! Т В А Р Ь!!! А А А А!!!
   Я подбежал к шкафу. Безглазый заяц, как ни в чём не бывало, свешивал ноги с верхней полочки. Я разодрал его на мелкие куски. Бросил в мангал и спалил.
   Сейчас я сижу на кровати вместе с Маринкой. Дописываю это письмо. Пусть все знают, что произошло. Это был не я. Я не убивал их. Нет! Н Е Т! У меня нет раздвоения личности, доктор. Нет! Я вылечился. Ещё тогда. Вы ведь вылечили меня от бешенства, после укуса ротвейлера! Я здоров! Я не вижу мёртвых людей! Я никогда не убивал! Только адского зайца! Слышите меня? С Л Ы Ш И Т Е?!! Чтобы доказать это, я вскрою себе вены этим кухонным ножом! Ножом! Ха-ха-ха! Видите, как кровь заливает бумагу? Вот она, течёт... В голове кружится... Подул приятный, сладкий ветерок смерти...
   *дальше не разобрать из-за крови*
  
  
  

Рыжков Александр

Октябрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Собеседование

3

  
   В трамвае было невыносимо тесно. Про духоту и запах потных тел говорить не приходилось. Без них ни один общественный транспорт жарким июльским днём обойтись не в состоянии. Салон трясся от неровностей шпал, дребезжали окна. С каждой остановкой забивалось всё больше пассажиров. Эта живая давка... Леонида прижали лицом к чьей-то мокрой подмышке. Как ни пытайся - не высвободишься. Словно шпроты в консервной банке. Не то, что пошевелиться - вздохнуть почти невозможно. Ничего, осталось совсем недолго терпеть. До следующей остановки.
   Леонид пытался пробраться сквозь живую массу пассажиров, но не успел. Дверь закрылась прямо перед его носом. Пришлось проехать лишнюю остановку. Это расстроило, даже разозлило. Но злиться по этому поводу пришлось недолго, ведь подвернулся совсем другой, более значимый. Бабушка в серой косынке с плетёным лукошком в охапку подняла крик. На вид она была безобидней слепого котёнка, но её голосовые связки доказали обратное. Парню не посчастливилось влезть локтем в лукошко, тем самым, раздавив несколько яиц, покоящихся внутри. Чего-чего, а этого он делать уж никак не хотел. В какой-то момент его даже захлестнуло чувство вины. Но извинений женщине было откровенно мало. Её рот выливал на Леонида такие вёдра проклятий, о которых даже думать страшно. А когда разъехалась дверца - плюнула ему на лицо (видимо догадалась, что объект всех её бед собирается сойти с трамвая).
   Ладно, слюна - не кислота серная. В кармане носовой платок лежит. Ни разу не использованный. Вот и случай подходящий. Да, неприятно. Да, злость переполняет. Да, опозорился перед всеми пассажирами. Но, в конце концов, кто они такие? Детей с ними не крестить. Что случилось - то случилось. Тут уж ничего не поделаешь.
   Трамвай давно уехал. В ещё один садиться и намёка на желание нет. Придётся до нужной остановки пешком идти. Если б не палящее солнце - вообще хорошо бы было. Леониду страшно хотелось пить. Он выстоял очередь к квасной бочке и заказал полулитровый стаканчик. Запустил в карман руку. Волна переживания накатила на берега сознания. Нервно обыскав все карманы, он понял - стянули бумажник в трамвае. Квас был передан более платежеспособному покупателю, а бледный Леонид побрёл прочь.
   Ярая злость переплеталась с не менее ярым отчаянием. Один, на отшибе города, оскорблённый, ограбленный, пропитанный жарой как вяленый окорок... Не ходить же по остановкам, милостыню просить на талончик трамвайный? А в прочем... Нет!
   Такого с парнем еще никогда не происходило. Немного успокоившись, он посмотрел на часы. Четверть первого. До собеседования оставалось ещё полчаса. Если перестать сетовать на жизнь и продолжить путь - можно успеть. А что, если это судьба испытывает? Перемены всегда сопряжены с трудностями. Не бросать же начатое из-за возникших проблем? Там зарплату обещают в два раза выше. А это главное. Было бы глупо не попробовать.
   Ничем не примечательный район. Те же панельные многоэтажки с чёрными кляксами бомбочек на стенах, те же сухокорые акации, ребятня бегает, в войнушки играется, бюст Ленина посреди двора (странно, как это его ещё не снесли или на металлолом не распилили), припаркованные иномарки вперемежку с поеденными коррозией "Жигулями", заполонившие подъездные лавочки пенсионеры, под клёном спит бомж.
   Над одним из подъездов дома внутрь двора глядела неприметная вывеска: "Куры, краски". Адрес, название - всё как в объявлении. Ошибки быть не может. Леонида посетило вполне здоровое желание развернуться и пойти домой. Вид обшарпанной входной двери только способствовал этому желанию. Но ради чего тогда, спрашивается, он попёрся в эту глухомань? Да и свойственное любому человеку любопытство дало о себе знать. Рука сама нажала на оплавленную зажигалкой кнопку звонка. Дверь долго не открывали, и только когда Леонид уже собрался уходить, щёлкнул засов.
   На пороге стояла девушка в чёрном представительском костюме. Её лицо было бледным и неподвижным, словно вылепленным из воска. Так, по крайней мере, показалось Леониду.
   - Вы по какому делу, молодой человек?
   - По объявлению. Вот, я распечатал, - парень озадаченно начал рыться по карманам, - Простите, в кошельке лежало... Я...
   - На должность торгового представителя?
   - Да, кажется.
   - Проходите, пожалуйста.
   Широкий коридор с освещаемым люминесцентными лампами красным ковром, торчащие из светло-зелёных стен на металлических подставках горшки с комнатными растениями, коричневые двери с золотистыми табличками. "Отдел финансов", "отдел кредитов", "куриный отдел", "разделочный отдел", "красная краска" - читал надписи на табличках Леонид. "А тут не так уж и отталкивающе, как снаружи, - думал он. - Обычный себе офис. Работать можно, если что".
   В конце коридора стояла оббитая бежевой кожей дверь. Без какой-либо надписи. Только серебристые заклёпки в кожаных лентах, создававших выпуклые ромбовидные узоры.
   - Вам сюда, - пригласила девушка и потянула ручку.
   Голубые обои, массивная позолоченная люстра и увенчивающая треногу видеокамера - первое, что бросалось в глаза. За длинным столом сидело пятеро мужчин, одетых в чёрные костюмы вроде того, что был на встречавшей девушке. Четверо издали были похожи друг на друга - тёмноволосые и темноглазые. Пятый значительно отличался. Он был грузного телосложения, с голубыми как сапфиры глазами, с лысиной на голове, которую с лихвой компенсировала густая рыжая борода. Напротив камеры стояло кресло.
   - Садитесь, - рыжебородый указал на кресло, - Тиночка, принеси парню попить. Он, должно быть, испытывает страшную жажду. На улице адская жара.
   Тиночка не заставила себя долго ждать и принесла Леониду полную светло-зелёной жидкости кружку.
   - Нет, спасибо, я не сильно хочу пить, - конфузился парень.
   - Не надо скромничать. Тем более - это традиция нашей фирмы. Каждого возможного работника мы угощаем нашим чаем.
   - Не сочтите за нескромность. Можно вопрос задать?
   - Конечно, задавай, - радушно улыбнулся мужчина.
   - А вы кроме курей и красок ещё и чай делаете?
   - Делаем. Мы много что делаем. А название - так, с прошлых времён осталось...
   - Понятно, спасибо за чай, - благодарил Леонид, отхлёбывая большой глоток. В горле у него действительно очень пересохло. Как хорошо, что здесь заботятся о людях...
  

2

  
   Мне ваше объявление попалось под руку совершенно случайно. Нужно было скачать одну программу с Интернета. Провайдеры давно отключили за неуплату, поэтому для таких дел у меня предусмотрен запасной вариант. Я хожу в гости к знакомому. Пиво с ним пьём, общаемся, заодно и на компьютере нужное ищем. У него всё равно безлимитный доступ. Так вот, он тогда на кухне был, картошку жарил, а я в Интернете лазил. В одном из всплывающих окон сайт поиска работы открылся. Я их вдоль и поперёк уже давно излазил. А этот какой-то новый был. Не помню название. Короче говоря, ввёл я наш город, минимальную зарплату и подходящий род деятельности - только одно объявление и высветилось. Ваше. Ну, я тогда его распечатал сразу же. А на следующий день, то есть сегодня, пришёл по адресу.
   Сказать по правде, сегодня денёк очень тяжёлый выпал. Столько всего... Не интересно? Извините, я что-то разболтался. Да, опыт работы в торговой сфере у меня есть. Почему считаю себя лучшей кандидатурой? Ну, я исполнительный, ответственный, всегда раньше назначенного времени на работу прихожу. А если деньгами подкрепить, так вообще круглосуточно работать готов. Можно ещё? Спасибо. Так пить хочется. Жара невыносимая на улице. А у вас хорошо, прохладно. Кондиционеры, наверное. Я люблю сигареты. Не курю - бросил три года назад. Всегда ношу пачку в кармане. Хоть её оставили, карманники проклятые. Вы не против, если достану? Мне приятно просто держать их в руках. И запах табака. Это успокаивает. Угостить кого-нибудь? Предпочитаете свои...
   А знаете, мне нравится солоноватый привкус крови. Не пойму даже, почему. Вроде бы рос нормальным ребёнком. Благополучные родители, любящие бабушка с дедушкой. Школа, друзья, пиво в холодной подворотне. Всё как у людей. В институте я не был самым лучшим, но и лавочку отстающих никогда не протирал. Закончил, хоть и без красного диплома, но кому какая разница, в конце-то концов? После, с осенним призывом в армию загремел. Года службы было откровенно мало для меня. Вернее - для моего пристрастия...
   Да не подумайте вы ничего плохого! Какая склонность к вампиризму? Что за глупости? Ничего подобного в природе нет. Доказанный факт. И не псих я, уж поверьте. Просто люблю привкус крови. Что здесь такого страшного? Люблю есть мясо сырым. Не много, конечно. Так, по чуть-чуть. С утра грамм сто и не больше. Главное - кипятком облить вначале. Мало ли чего там быть может. Какое-нибудь яйцо бычьего цепня или ещё куда похуже. А вот уколоться иголкой, порезаться, случайно стесать кожу о наждачную бумагу - для меня большей радости нет. Кровь хлыщет с ранки, а ты её пьёшь. Да что вы на меня с таким осуждением смотрите? Сами-то на себя посмотрите. Чем вы лучше? Разве ни у кого заскоков никогда не случалось? Нет? Сомневаюсь. Очень сильно сомневаюсь.
   Так вот, о чём это я? Ах да, армия. Там я познал истинную красоту боли и травм. Начать с того, что в первый же день меня избили деды. Так, для профилактики, наверное. Я лежал на мокром кафельном полу сортира, только и видел, как в электрическом свете мелькают кирзовые сапоги. Удары в живот, спину, нос. Больно, но разве бывает иначе? Меня хотели отвести в лазарет - я отказался. Ведь у меня так сильно хлыстала кровь из носа. Я облизывал свои липкие губы. И боль. Сладким мучением растекающаяся по суставам. Красота!
   Мазохист? Может быть, и был раньше. Теперь нет.
   Но всё прекрасное когда-нибудь заканчивается. Через полгода я сам стал дедом, а это противоречило моим интересам. Духи бить боялись, деды признавали своим. Дилемма? Её, конечно же, можно было очень просто развязать - учинить драку самому. Но то ли мой миролюбивый характер, то ли ещё какие-то неописуемые факторы этому случиться не давали. Так я и демобилизовался.
   В армии за тебя думает государство. Даёт ночлег и еду. Хоть и совсем не первоклассные, но лучше, чем ничего. А вот на гражданке с этим проблематично. Родители меня охотно приняли. Но только как гостя. Я уже взрослый, пора бы мне на хлеба свои петлять. Да, так отец, по-моему, и сказал за баночкой пива. Правильно сказал. Нечего мне на шее у них сидеть. Я попросил времени на поиски работы. Он не отказал мне в таком удовольствии.
   Перепробовал я много профессий. В основном халтурных. Что, интересно узнать, чем я занимался? Пожалуйста.
   Найти работу по институтской специальности - дело почти непосильное в наше время. Я должен ещё судьбу благодарить, что хоть какую-то нашёл. Мне посчастливилось устроиться продавцом в магазин бытовых товаров. Чайники, тостеры, тарелки, раковины и прочая дребедень. Денег едва хватало на еду и аренду однокомнатной квартирки, которую отец заслуженно называл "клоповником". Да, не то это место, в котором мне старость хочется встретить. Лучшей постоянной работы пока не подворачивалось. Мне ваше объявление лишь вчера на глаза попалось. А тогда только халтурки и спасали. Что, рассказать? А это обязательно? Странное собеседование какое-то получается... Вообще всё рассказывать? О своей жизни? Вы уверены? Не пожалеете? Тогда ладно.
   Как-то среди ночи, мне позвонил знакомый, пообещал сотню убитых енотов, если через полчаса буду у него. Что? А, это я так доллары называю. Ну так вот, "Делать почти ничего не надо" - божился он, но что именно так и не сообщил. Я, естественно, тут же оделся и отправился к нему. Жму на звонок - в момент дверь открылась. Знакомый улыбается, в квартиру приглашает. Вежливый такой...
   Я снял плащ, разулся, зашёл в гостиную и обомлел. Комната была просто напичкана всевозможным оборудованием, предназначенным для видео- и аудио-съёмки. Посреди комнаты возвышалась гигантских размеров кровать. Она была застелена розовыми простынями, а на них, утонув в пушистых пурпурных подушках, со скучающим видом лежала голая женщина спортивного телосложения, с явно силиконовой грудью...
   Знакомый мне на уши упал, мол, я в роли дублёра и всё такое. Актёр заболел и не пришёл на съёмку, а аренда оборудования очень дорогая, колоссальные потери можно понести. Да и стольник зелёных бумажек мне, простому труженику, лишними никогда не окажутся.
   Я сразу же развернулся и к выходу направился. Сумма гонорара тут же в три раза выросла. Режиссёр меня в маске свинки пообещал снимать, если огласки боюсь.
   Не учёл он того, что с девушкой из кредитного отдела нашего магазина тогда встречался! Да не просто так, а по любви. Так что если вам в руки попадётся кассета с будоражащим душу названием "Поросёночек Хрю-хрю-XXXL", то на меня не подумайте...
   После этого случая я старался из магазина далеко не выходить. Правда, не знаю зачем вам рассказал. Я этим ещё ни с кем не делился. Словно меня чёрт за язык тянет. Слушайте, каким вкусным чаем вы меня угостили! Можно ещё? Никогда не пил настоящий китайский. Центрально-американский напиток? Пусть будет так.
   Меня в детстве укусила змея. Могу шрам показать. Вот. Я гулял тогда по речке, ловил шуршащих в траве кузнечиков. Было лето, жарило солнце ещё больше, чем сегодня. Сандалии на босую ногу, шортики, дешёвая бейсболка. Как смотрю на свои детские фотографии - смешно и больно становится. Смешно от своего неуклюжего, постоянно заспанного вида. Больно... Не знаю даже почему больно. Ностальгия по детству? Может быть, а может и нет. Я ведь не психолог какой-нибудь, всё знать. Змея. Я ходил по густой траве спугивая кузнечиков. Они летели в разные стороны. Я выбирал самых больших, с разноцветными крыльями. Голубые, жёлтые, красные - только и успевай догонять и ловить кепкой. В общем, звёзды в тот палящий день не сложились. Я наступил на хвост гадюки. Как я мог увидеть её в той густой пожелтевшей от солнца траве? Вышло всё самым прескверным образом. Для меня, разумеется. Змея себе уползла. В свою нору, наверное, чтоб она там сгнила... А я остался стоять как был. Кровоточил укус на левой икре. Во рту появился солоноватый привкус. Он становился всё горче до тех пор, пока я не упал без сознания на землю.
   Меня отнёс в больницу рыбак. Он ловил бычков неподалёку. Увидел, как я упал. Думал вначале, что от теплового удара. Увидев две колотые точки на ноге, понял в чём дело. Я обязан ему жизнью, хоть и не помню ни имени, ни лица. Только размытый образ крупного бородатого человека.
   Мои родители узнали всё гораздо позже. Я бы не удивился, если б и не узнали совсем. Постоянно заняты своими работами. На меня времени почти не оставалось. Особенно у отца. Ну и ладно.
   Доктора говорили, что я родился в рубахе. Мне суждено было умереть до того, как оказался в больнице. Они ещё что-то говорили про вероятную травму мозга. Я им никогда не верил. Голова чаще болела, чем прежде. Ну и что? Посмотрите на меня! Разве я похож на человека с доброкачественной опухолью?
   Мне кажется, именно после укуса змеи мне начал нравиться привкус крови. Хотя, может быть, я любил его и с детства. Трудно что-то утверждать с уверенностью. Так всё давно было...
   Представляете, в середине этого декабря мне позвонил один знакомый (нет, не режиссёр-эротоман) и предложил вечернюю работу, которая мне была крайне необходима. Моя смена в магазине оканчивалась в шесть часов, так что со временем проблем не было.
   Ещё на первом курсе (за зачёт по "Основам экологии") я вступил в партию "Зелёных". С тех пор, я стал их постоянным и незаменимым халтурщиком. Как только нужно было расклеить агитационные листовки или посадить с десяток деревьев перед представителями прессы и телевидения - я оказывался как никогда кстати. Когда нужно было обойти тысячи адресов и добыть подпись в пользу какого-нибудь протеста - равных мне не было. Уже не говорю о том, что мне несколько раз доверяли держать знамя во время "Шествия протестующих". Я и подобные мне любители "зелени" охотно выполняли любые трезво поставленные задачи представителей руководства. За это нас, безработных студентов, они очень любили и не скупились предлагать работёнку, которую сами выполнять ленились.
   В общем, по старой дружбе мне предложили халтуру, если это можно назвать халтурой. Нужно было на время превратиться в Деда Мороза. Ходить, людей поздравлять, подарки с наклейками партии дарить. Простите, уж слишком чай вкусный. Можно ещё? Спасибо большоё...
   Как сейчас помню, было часов восемь вечера. Звёзды прятались за чёрными громадами туч. Накрапывал мерзкий дождик. Было сыро, прохладно и темно. Хо-хо-хо! - проносился в моей голове хмельной клич Санта-Клауса. В руке позвякивал мешок с подарками. Асфальт кончился. Несколько раз я чуть не упал, поскользнувшись на размокшей земляной тропинке. В голове генерировались такие ругательства и проклятья, о существовании которых я никогда ранее не догадывался. Зачем я согласился?
   До Нового Года оставалось чуть больше часа, а я забрёл чёрт знает куда и не мог найти нужный адрес. Конякина 125, Конякина 125, Конькина 152, тьфу ты! Конякина! 125! Где же ты, Кобылкина, чёрт, Конякина?! А-а-а-у-у-у! В ответ отовсюду залаяли собаки... Этого мне ещё не хватало. В гости ждёт девушка из кредитного отдела, что немаловажно, а меня сейчас какая-нибудь свора голодных барбосов раздерёт на медицинский крест. Я-то привкус крови люблю, но что-то всё меньше и меньше. Нет, вряд ли смогут погрызть - я так зол, что сам кого угодно порвать готов.
   Бах, бах, бабах! Свисты, взрывы, искры, разноцветные стрелы фейерверков. Видимо, в России Новый Год уже. Впервые в жизни я встречал русский Новый Год посреди пустынной улицы, окружённый одноэтажными трущобами и вражески-настроенными уличными псами... Усугубляло всё два фактора. Первый - в этих местах телефон ловить сеть отказывался. Второй - вот уже два часа я не мог найти последний дом, обитателей которого необходимо было поздравить!
   От нервного срыва меня спасала запасливо прихваченная карманная фляга. Остатков как раз хватило "отпраздновать" русский Новый Год. А что дальше?.. Ещё полчаса блужданий - и украинский мне придётся встречать в дурдоме.
   Я опять поскользнулся, но удержал равновесие. Мешок со звоном упал в грязь. Если честно, мне было наплевать на это. Белые полы красного халата уже давно впитали в себя всю мерзость вязкой грязи. Ватная борода намокла под дождём и болотной тиной липла к груди. Налитые кровью глаза нервно бегали. Я был похож скорее на побитого жизнью бездомного, нежели на Деда Мороза.
   Видимо, что-то там в мешке разбилось. Какая жалость... Я даже не стал оттряхивать его. Поднял и пошёл себе дальше. Стоят ли мои страдания тех тридцати долларов за сегодняшний халтурный вечер? Почему не остановился ещё вчера? Две недели я без перерыва разношу подарки и веселю детишек, их родителей, бабушек, дедушек, парней и девушек, мужчин и женщин, короче - всех кого угодно! Заработал достаточно. Мне хватало. Всё вроде бы отлично. Все довольны. Кто меня потянул ещё сегодня дедморозить?! Жадность? Глупость? А может, и то и то? 31-го на десять баксов больше платят! Какая разница? Чёрт меня дёрнул...
   Мне почему-то вспомнился первый день в роли Деда Мороза. Погода была ясная. Дул прохладный ветерок. Тяжёлый мешок с подарками позвякивал пластмассой и фарфором. Обвитый зеленым дождиком черенок лопаты служил посохом. Встречавшиеся на пути люди не могли отвести взгляд от моей белоснежной бороды, резинка которой, кстати, неприятно зажала левое ухо. "Дедушка, поделись подарочками!" - шутили некоторые. "И до вас очередь дойдёт..." - реагировал я.
   Ну вот. Нужный дом, нужный подъезд. Нужный пятый этаж. Девочку зовут Светочка. Так тут и написано: "Поздравить обязательно: Девочка Светочка Лёгкая, адрес..." Нужно отметить, что это был самый первый адрес в моём списке поздравлений.
   На звонок в дверь мне ответил недоброжелательный лай собаки. Спустя время, гавканье прекратилось, а дверь всё не открывалась. Я позвонил ещё раз. Лай возобновился с ещё большим усердием. Я постоял, подождал. Когда собрался уходить, щёлкнул замок. Дверь беззвучно отворилась. Молодой мужчина в малиновом халате на голое тело вопросительно на меня смотрел. На коротком поводке он держал внушительных размеров добермана. Как мне тогда показалось, скажи я что-то не то - и обладатель халата с радостью натравил бы на меня своего четвероногого любимца...
   - Эмм... А тут живёт Светочка Лёгкая?..
   Лицо мужчины мгновенно озарилось улыбкой:
   - Конечно тут. Заходи. Шнапс, фу! Свои. Сидеть!
   Я зашёл. Если откровенно, то ожидал увидеть маленькую девочку с голубенькими бантиками и светлыми глазками. И вправду, бантики были голубенькие и очень большие. А взгляд - светлее некуда. Вот только она уж никак на девочку похожа не была...
   Миловидная девушка лет двадцати радостно на меня глядела. Одеждой ей служил плюшевый плед. Видимо, они со своим мужем ждали меня чуть-чуть позже...
   - Была ли ты хорошей девочкой, Светочка? - а что ещё я мог спросить?
   - О да, Дедушка, я была очень-очень послушной...
   - Тогда получи, девочка, подарочек... - в голове творилась каша, а растерянная рука пыталась выловить из мешка приготовленный наборчик сувениров и конфет.
   Вам надоело? Я так и думал. Но вы ведь сами попросили. Правда? Можно начинать? Прямо сейчас? Конечно, не пожалею! Ещё чайку можно?
  

1

   В инвалидном кресле сидел старик. Его скривленные, атрофированные ноги ненужными отростками спадали на подставку. Седые волосы, густые брови, изрезанное морщинами лицо, кроваво-красный пиджак и едва заметный нервный тик под левым глазом. Его чёрные как смерть глаза всматривались в телевизор. Молодой парень нёс всякую ахинею про укус змеи в детстве и халтуру Дедом Морозом, крутил в руке, нюхал не подкуренные сигареты и пил из кружки наркотический напиток. Запись кассеты кончилась, экран погас.
   - И это лучший претендент на роль Избранного? - в негодовании спросил старик.
   - О да, Принадлежащий Луне и Звёздам, лучшей кандидатуры найти не удалось, - отвечал ему лысый рыжебородый мужчина.
   - Если это! Я ещё раз повторяю: если это чучело - лучшая кандидатура...
   Рыжебородый упал на колени. Четверо других мужчин вторили его поступку. Их лица были напряжены как натянутые струны рояля. Они ждали грядущего жестокого наказания.
   Старик молчал. Спустя какое-то время, его лицо смягчилось.
   - Ладно, до Дня Отмщения ещё есть время. Встаньте, дети мои. Я знаю, что вы не хотели меня подвести. И такое сойдёт. Но только на этот раз. Понятно?
   Мужчины не вставали. Один из них упал на живот и разрыдался.
   - Это я виноват, надо было усердней искать, мне нет прощения! - сквозь всхлипывания признавался он. - Возьмите меня, возьмите меня! Это я! Я во всём виноват...
   - Не вини себя, сын мой, здесь нет твоей личной вины. Виноваты все вместе. Твой час ещё придёт. Не спеши. Ты ещё сможешь искупить свой грех перед нашим культом.
   Мужчина перестал рыдать. Его искривленное в душевных страданиях, залитое слезами лицо вмиг засияло блаженством. Да, он сделает всё, чтобы искупить свою вину. И горе остальным, если они посмеют сделать обратное.
   - Вы всё приготовили?
   - Да, великий жрец, мы всё приготовили, - ответил за всех рыжебородый.
   - Тогда оставьте меня. Мне нужно впасть в транс посредством медитации. Вы знаете, что делать дальше.
   - Слушаемся, - в один голос сказали сектанты и оставили Верховного жреца наедине с самим собой.
   Старик остался один. Он тяжело вздохнул и задумался. Был секрет, которым он ни с кем не мог поделиться. Уже двадцать пятый год он не был в состоянии входить в транс. Что он только не пробовал: и наркотики, и самобичевание, и кровопускание. Ничего не помогало. Все ритуалы ему приходилось делать, находясь в полном сознании. Даже душевнобольной психопат устал бы на протяжении такого длительного времени каждый месяц умерщвлять всё новых "Избранных"...
   Ему вспомнился прошлый случай. Молодой парень был привязан к жертвенному камню. Эти идиоты не рассчитали с наркотиками и дали ему недостаточную дозу. Он всё понимал. Мало того - был в полном сознании. Он кричал, умолял, рыдал. Транс. Только верховному жрецу было открыто умение впадать в ритуальный транс. Он словно уходил вглубь себя, высвобождая таящегося внутри подсознания кровожадного зверя. Всё происходило как во сне. Очень отдалённо, очень неправдоподобно, очень обыденно. Это могло служить хорошим оправданием для подобных поступков. Могло... Трясущиеся руки жреца сжимали золотой кинжал. Но не от биения транса. Они тряслись от страха. От невозможности, жестокости и ужаса совершаемого злодеяния. Он вонзил кинжал в живот парня. Промахнулся. Нужно бить прямо под солнечное сплетение, делать большой надрез и запускать руку с кинжалом в горячие, липкие внутренности. Но удар пришёлся ниже. В область кишечника. Избранный взвыл от невыносимой боли, а старик вытянул кинжал и повторил удар. На этот раз точно. Острый как бритва клинок рассекал лёгкое, добираясь до сердца. Тут нет времени на тонкие хирургические операции. Нужно как можно быстрей вырезать сердце. Редкость, конечно, но парень не потерял сознание от болевого шока. Он отчаянно пытался вырваться, но железные кандалы были слишком тугими и крепкими. Он уже не кричал. Должно быть, подействовали обезболивающие наркотики. Привязанный к жертвенному камню с ужасом смотрел на своё сердце, стучащее последние удары в окровавленных руках инвалида. Избранный жадно ловил воздух в надежде обрушить последнее проклятье на убийцу. И ему это удалось. Окровавленный рот отпустил последние в своей жизни булькающие, но различимые слова: "когда-нибудь, ты будешь на моём месте..."
   Да, такое возможно, если кто-нибудь из сектантов узнает, что Верховный жрец разучился впадать в транс. Тогда его место займёт другой. Более способный, более подходящий. Но этому никогда не случиться. Нечего бояться, пока жгучий страх смерти движет стариком. Убивать или быть убитым? Уже сколько времени он выбирал первый путь.
   После этого случая старик о многом успел подумать. Основанный его прадедом Культ Крови служил благим целям. В это раньше верил. А сейчас? Да, наверное, тоже верит. Но эта вера с каждым днём всё слабеет. Трудно вообще во что-то верить, когда твои руки так густо вымазаны кровью... Внучка. Как он рад, что не позволил затянуть её в их культ. Пусть лучше в отделе кредитов работает. Грустная она какая-то. Как с парнем в Новогоднюю ночь рассталась, так и по сей день одинокая ходит. К лучшему, наверное. Раз ни с кем из родственников его не знакомила, значит, не серьёзно у них все было.
   День Отмщения - страшный конец, смерть человечества, всемирный потоп в раскалённой лаве. Если не приносить жертв, он вскоре наступит. Так говорил прадед. Ему снизошло великое прозрение. Да, он-то, без сомнений, до конца своих дней в транс впадать умел...
   В комнату зашли сектанты. Рыжебородому уже долгое время выпадала честь катить инвалидное кресло самого Принадлежащего Луне и Звёздам.
   В церемониальном зале всё было, как и обычно: привязанный к каменному жертвеннику накачанный наркотиками Избранный, свечи, молитвенные песни.
   Трясущиеся в притворном трансе пальцы старика сцепились на золотой рукояти церемониального кинжала.
  

?

   - Отпустите этого глупца! - нарушил идиллию церемонии Верховный жрец.
   Сектанты с удивлением смотрели на него. Старик продолжал:
   - Он недостойный. Он не подходит на роль Избранного!
   Долгое молчание оборвал рыжебородый.
   - О мудрейший Принадлежащий Луне и Звёздам, ты велик и могуч в знаниях. Нам всем вместе взятым и не снилось познать ту мудрость, которой ты достиг. Но ведь без жертвы мы обречём весь мир на День Отмщения...
   - Нет. Отпустите его. Он недостоин. Это моё сердце должно быть принесено в жертву.
   Долгое молчание опять прервал рыжебородый.
   - Это ведь невозможно. Ты - Великий жрец. Потомок самого Основателя. Мы не можем...
   - Я лишился своего дара впадать в церемониальный транс. Уже очень давно...
   Дальше говорить что-либо не было надобности. Леонида развязали и увели прочь из зала. На следующий день он проснётся вблизи мусорки от щекотного облизывания лица дворовой собакой. Как бы он ни пытался - вспомнить события дня собеседования ему так и не удалось.
   А тем временем пухлые пальцы рыжебородого сжимали церемониальный кинжал.
   "Плохо притворяется впавшим в транс, ненадолго его хватит..." - пронеслась последняя в жизни бывшего Верховного жреца мысль.
  

Рыжков Александр

Февраль - Март 2008 год

http://sergheev.livejournal.com/

Аппарат Общения

  
   Не отводя взгляда от настольного экрана, Главный судья Мирового Трибунала Щипцов Сергей Андреевич объявил:
   - Переходим к делу N632-ПВ-1. Ввести заключённого!
   Гусеничный робот-охранник конвоировал пожилого мужчину к скамье подсудимых.
   - Заключённый NС824-523, представьтесь.
   - Часов Владимир Робертович.
   - Дата рождения?
   - 5 апреля, 2000 года.
   - Род занятий?
   - Учёный на пенсии, химик-электронщик.
   - Где работали до пенсии?
   - В Международном университете биохимии.
   - Солидно... Учёная степень, звание?
   - Доктор химических наук, профессор кафедры Электрохимии.
   - Причина отказа от адвоката?
   - За ненадобностью.
   - Вы осознаёте глубину инкриминируемых вам преступлений?
   - В полной мере.
   - Хотите сказать что-то перед ознакомлением присяжных с доказательствами?
   - Нет...
   - Обвинение, ваше слово.
   К проектору вышел коренастый чернокожий мужчина. На нём был серый в редкую полоску костюм. В разрезе пиджака на кремовом фоне рубашки краснел галстук.
   - Прокурор Джек Рокк младший. Изложу суть дела. Часов Владимир Робертович, учёный, в 57 году открывший способ преломления временного континуума путём разгона ионов кислорода в специально созданном для этого хронореакторе. Открытие потрясло мир науки, но практического применения так и не нашло. Теперь уже не секрет, что Владимир Робертович таки нашёл способ получения выгоды. Истратив миллионы евро, выделенных международным обществом развития науки и техники, он скрыл истинные результаты открытий. Тихо вышел на пенсию и объявил о прекращении работ над проектом ввиду его убыточности. Добившись результата, подсудимый принял неоднократные попытки изменения прошлого. Не успей секретная служба вовремя... Главными уликами подтверждения вины обвиняемого являются записи его видео-дневника. Наиболее компрометирующие выдержки из них представляются к ознакомлению.
   Погас свет. Массивный экран проектора засветился изображением профессора на фоне различных приборов, колб с реагентами, терминалов, мониторов, механических рук, ламп...
  

*****

  
   Джон целовал другую. Прямо на глазах у Ланы. Присмотревшись, она успокоилась, так как Джон целовал Лану. Как хорошо. Может, он и не изменял?
   Пышные каштановые волосы стали редеть, уменьшаться, окрашиваясь в светло-жёлтый цвет. Джон целовал не Лану. И ради этой пигалицы он её бросил?
   Появилась верёвка слива.
   - Прощай, козлик, - заявила Лана тупо глядящему на неё бывшему парню, успевшему обрасти закрученными рогами, - ты и вправду - баран!
   Она дёрнула ручку. Слив гигантского унитаза засасывал по-поросячьи визжащих изменника и его измену. Вид на кружащихся воронкой врагов помутнел и начал медленно затемняться. Во мраке нарастал шум, похожий на жужжание шмеля. Лана заткнула уши - звук усилился. Теперь гудело как в старом трамвае. Темнота разбавилась мягким светом. Мутные очертания разноцветных предметов. Размытая, шевелящаяся белёсая фигура.
   Запел утреннюю мелодию будильник.
   Лана проснулась.
  
   21.04.57
   Эксперимент удался! Первый результат получен! Ускоряя ионы кислорода в хронореакторе, я добился разрыва временного континуума. Как и было рассчитано, в вакуумной колбе появился кислород, который я переместил путём преломления времени на десять минут назад. Результат многообещающий!
  
   12.12.64
   Эксперимент по передаче во времени информации живому существу путём взаимодействия ионов кислорода с нейронами головного мозга потерпел неудачу. Ионы кислорода, попавшие в кровь путём естественного дыхания, достигнув мозга вызвали необратимую реакцию кровоизлияния. Установленное перемещение - десять минут в прошлое. Подопытная крыса издохла от инсульта, как показывают биоиндикаторы, чуть более шести минут назад. Следовательно, животное умерло спустя четыре минуты с момента вдыхания транспортированных ионов кислорода, заряженных зрительной информацией.
   Для заметки: если бы найти способ обратной ионизации...
  

*****

   Работа заключалась в практически бесцельном убивании своих глаз и времени о паршивенький монитор. Целый день пялишься, клацаешь мышкой: перекупаешь разговорные минуты у одних операторов и продаёшь по навинченной цене другим. Скучно до безобразия. Творческой сущности Ланы было тесно в клетке однообразных операций.
   Рабочий день не задался. Рассеянность превысила все допустимые границы. Две операции Лана провела с ущербом для фирмы. Шеф выругал.
   Стоит ли говорить, что сконцентрироваться ей мешали без устали лезущие в голову воспоминания о сегодняшнем сне?
  
   01.07.71
   Наконец-то! У меня получилось! Семь лет проб и ошибок... Способ обратной ионизации дал результат! Картинка с подсказкой донеслась до сознания подопытной крысы! Она без труда отыскала сыр, запрятанный в одной из трёх коробочек! Подумать только, я посмотрел на крысу. Она сидела напротив спрятанного сыра и ничего не подозревала, так как ввиду герметичности - запах не распространялся. Отвернулся потянуть пусковой рычаг хронореактора, поворачиваюсь, а крыса сидит в открытой коробочке. Сыра нет, следовательно, она съела его в прошлом, которое я сам изменил! Голова идёт кругом! Устал невыносимо. Нужно отдохнуть.
  
   05.04.76
   Помимо зрительных, нашёл способ шифровать звуковые сигналы. В университете начинают задавать много вопросов. Сегодня же подам документы. Уйду на пенсию, и спокойно закончу начатое. Да, надо мотивировать уход нецелесообразностью дальнейших исследований в меру убыточности.
  

*****

  
   Тёплый субботний вечер. Молодой шеф пригласил подчинённую "познакомиться в нерабочей обстановке с целью улучшения дел фирмы за счёт установления обоюдного взаимопонимания с персоналом". Мог бы и не городить этот бред. Лана прекрасно видела, какими влажными глазами он на неё всё время смотрит...
   В ресторане было людно.
   Лихо орудуя вилкой и ножом, Виктор истреблял телятину. Чёрный костюм, чёрные туфли, бардовая рубашка, чёрная бабочка, чёрные волосы, бледное лицо. Он отлично бы подошёл на роль вампира в какой-нибудь малобюджетный фильм...
   Лана ела салат. Облегающее бледно-розовое платье с белым поясом подчёркивало стройную фигуру. Бледно-розовая помада на пухлых губах, белые туфли. Пышные каштановые волны волос с кремовым корабликом заколки. На спинке стула висела белая сумочка. В фильме с Виктором в качестве вампира она бы отлично подошла на роль искусанной искусительницы.
   Принесли десерт. Лана ловила ложечкой скользящий в подтопленной массе пломбира кусочек ананаса. Виктор весь вечер не сводил с неё глаз. Может быть, это её и смущало?
   - Тебе здесь не нравится?
   - А? Что? Нет, нет, что вы, - принялась врать вырванная из раздумий Лана. - Мне здесь очень нравится, - она осмотрелась вокруг, - довольно мило, чисто, белые столики, салфетки, бокалы... Очень мило, очень...
   - Лана, сейчас я не твой начальник. Если что-то не так, сразу говори. И давай, ради бога, на ты.
   - Да нет, что вы...
   - Ты.
   - Что ты, Виктор, здесь очень уютно... Говорить что хочу?
   - Конечно!
   - Ну, тут очень красиво, мне нравится - столько людей, шумно немного... - Лана покраснела. - Может, лучше по набережной прогуляться?
   - Желание дамы - закон. Официант! - взревел Виктор. С соседних столиков обернулись. - Счёт и побыстрей!
   Лана улыбнулась. Принесли счёт, не забыв обсчитать в знак протеста. Виктор расплатился, взял спутницу под руку. Не оглядываясь, они направились к выходу.
  
   17.10.79
   Работа над "Аппаратом Общения" продвигается не так успешно, как хотелось бы. Эксперимент над самим собой привёл к неутешительным результатам. Человеческий мозг в меру своей сложности не воспринимает посланные образы. Он как бы блокирует их доселе неисследованным защитным процессом. Это может поставить под угрозу работу всей моей жизни!
  
   30.05.80
   Как, оказывается, всё просто! Случайно выставил время не на десять минут, а на десять часов назад. До сих пор вижу лесной пейзаж и слышу отрывок из "Призрака оперы". Десять часов назад, а именно тогда получил сигнал, я спал. Видимо, во сне мозг отключает защитный процесс. Сейчас я так близок к цели, как никогда.
  

*****

  
   Свой новенький чёрный "Лачетти" Виктор поставил в начале набережной. Лана шла рядом. Редкие волны разбивались о бетонные плиты. Тёплый майский ветерок ласкал лицо, трепал волосы и одежду. В свежем, насыщенном влагой воздухе летали запахи скошенной травы и ромашек. Яркие звёзды делили небо с блюдцем серебристой луны.
   - Красивое небо, - любовалась Лана.
   - Да, красивое, прекрасное небо, - согласился Виктор. - В такие минуты я не ощущаю себя одиноким...
   - Одиноким? - спутница устремила на него отразивший звёзды взгляд. - Разве ты можешь быть одиноким?
   - Могу, но не хочу...
   - Это как?
   - Просто. Главное - не хотеть...
   - А если я тоже хочу не хотеть, но у меня это не получается?
   - Стоит только попробовать...
   - А что нужно сделать?
   - А ты представь, что мы не одни в этой Вселенной.
   - Как?
   - Посмотри на мириады звёзд. Разве нет там места другим разумным существам?
   - Не знаю. Может и есть.
   - А ты возьми и представь, что есть. И по-другому быть не может!
   - Как, просто взять и представить?
   - Нет ничего проще, ну?
   - Представила... - Лана закрыла глаза, - да, представила. Но как это поможет мне не хотеть быть одинокой?
   - Если в сердце есть вера во что-то недоказанное, неизвестное, то быть одинокими нам не суждено...
   - По-моему, я начинаю вас, - она осеклась, - тебя понимать.
   - Кажется, я тоже начинаю себя понимать... - улыбнулся Виктор и сжал тёплую ладонь спутницы.
  
   29.12.83
   "Аппарат Общения" почти готов. Чувствую, вчерашний визит бывшего сослуживца неспроста. Они что-то пронюхали. Надо будет купить робота-охранника последней модели, как в рекламе...
  

*****

  
   Крымское побережье. Прозрачное море, солёный воздух и жаркое солнце. Друзья, подруги, родственники. На пляже нет ни одного чужого лица. Волны миллионами брызг разбиваются о пирс. Наслаждаясь каждым шагом, Лана медленно идёт босиком по горячей гальке. Вокруг только знакомые, но нет того, кого она ищет. Подруги детства плещутся в воде. Брат укрылся под зонтом и пьёт пиво. Расположившись полукругом на подстилке, мама, папа, двоюродный брат и дядя Валера играют в карты. Джон заплыл за буёк и принялся тонуть. Он громко булькает, машет руками и молит о пощаде. Все смотрят на хозяйку сна, но она и не думает просить о его спасении. В этом сне ему суждено утонуть.
   А вот и он! Широкие плечи, мускулистая спина, влажные чёрные волосы. Лана положила руку на загорелое плечо. Виктор обернулся. Тёплая улыбка...
   Грозовые тучи похитили солнце. Пошёл дождь, с каждой каплей которого таяло, мутнело вокруг. Темнота. Раздалось жужжание. Мглу медленно разогнал свет. Из дымки выплыли очертания неизвестных предметов. Сон был похож на прежний, но отличался чёткостью картинки. Разноцветные объекты приобрели форму: колбы, кнопки, мерцающие мониторы, странные приборы, рычаги, длинный стол, окружённый овальными лампами и длинными суставчатыми предметами, похожими на скелет человеческой руки.
   К шуму Лана давно привыкла. Она разглядывала бегущие вверх по монитору столбцы цифр, когда появилась "белёсая фигура". Таинственное существо, скрывавшееся за размытостью изображения, оказалось седым мужчиной, облачённым в белый халат с редкими тёмными пятнами.
   Глаза! Лана никогда ещё не видела таких глубоких глаз. Словно два серых магнита, они притягивали, располагали к себе. Они буквально горели интеллектом, молодостью, рациональным мышлением и трезвостью рассудка, что не совсем клеилось с его старческими морщинистыми складками на лице. Эти глаза были обращены к ней.
   Старик шевелил губами, словно говорил, жестикулировал, жал на кнопки и дёргал рычаги. Но Лана слышала лишь непрекращающийся гул.
   Это не просто сон...
   Таа-даа-да-даа-да-даам! - проиграл утреннюю мелодию мобильник.
  
   15.02.84
   На заднем фоне профессора блестит хромом махина на массивных гусеницах с четырьмя пулемётами по разные стороны корпуса.
   - Сегодня получилось! Я достучался до человека 2007 года. Судя по сну, это молодая женщина. Побочный эффект "Аппарата Общения": проникновение в чужой сон и возможность наблюдения путём выражения его на экране. Ну и сны у неё, конечно...
   Возникшие проблемы: нечёткость передачи графических и звуковых посланий. Это поправимо и я уже приблизительно знаю, как именно...
  

*****

  
   - Витя, приезжай, срочно приезжай! - доносился из динамика взволнованный женский голос.
   - Что случилось, Лана?
   - Нет времени, совсем нет времени! Приезжай, умоляю тебя!
   - Четыре минуты!
   Спустя три минуты сорок две секунды, "Лачетти" с визгом колодок затормозил у обочины, подняв столб пыли. Лана запрыгнула в салон, хлопнула дверцей и приказала: "поехали, как можно скорее!"
   Машина гнала не меньше сотни, нарушая все существующие правила. Раздался плач сирены, в зеркале заднего вида мерцало синим и красным.
   - Лана, за нами патрульная машина!
   - Витечка, любимый, дорогой, пожалуйста, осталось совсем чуть-чуть, прошу тебя...
   - Надеюсь, ребята не сильно злые...
   - Вот, вот он!
   - Кто?
   - Красный "Опель"!
   - Где?
   - Прямо!
   - Вижу! Что делать?
   - Догоняй!
   Виктор вдавил педаль газа в пол. Вой сирены отдалялся. Патрульная машина застряла на оживлённом перекрёстке.
   - Это он, - кричала Лана, - номер совпадает!
   "Лачетти" поравнялась с "Опелем". Водитель красной легковушки попытался оторваться.
   - Что делать?
   - Подрежь его!
   - Да скорость! - завопил Виктор. - Скорость какая! Он затормозить не успеет! Мы убьёмся напрочь!
   - Делай! Подрежь его! Мы спасём десятки жизней!
   Подстёгнутый адреналином и словами любимой, Виктор обогнал красный "Опель" и резко дал вправо. Видимо, водитель разгадал замысел преследователя, поэтому успел сбросить скорость и крутануть руль. Машины столкнулись боками и, дымя резиной, проехали так метров двадцать до полной остановки.
   К досаде зевак, никто не пострадал. Образовалась пробка.
   Из "Опеля" выскочил мужчина в красной клетчатой рубашке и чёрных джинсах. В руках он держал укороченную алюминиевую биту.
   - Ты чё творишь, быкота немытая! - орал он сквозь тонированные стёкла "Лачетти".
   Открылась дверца. Из машины выбрался бледный Виктор.
   - Чё, повылазило, да?!
   - Ну, извини...
   - Ты ч-чего?! - взвёл биту мужчина.
   - Джон, какого чёрта? - высунулась из машины Лана.
   Пальцы сами разжались. С металлическим звоном бита стукнулась об асфальт.
   - Лана? - только и смог выдавить оцепеневший Джон, её бывший парень, и тут же начал задыхаться от приступа астмы. Трясущейся рукой он достал ингалятор и сделал несколько глубоких вдохов. Отпустило.
   - Руки на капот! Ноги на ширине плеч! - драл горло полицейский. Виктор выполнил приказ.
  
   Виктор лишился водительских прав на три года и трёх тысяч долларов - на ремонт своей и джоновой машины. Но зато он приобрёл нечто гораздо большее... Спустя полгода, Лана стала его женой. В крепком, полном любви браке они прожили до глубокой старости. Воспитав двух сыновей.
  
   1.03.84
   Профессор стоит напротив громоздкого "Аппарата Общения". На заднем фоне робот-охранник.
   - Сегодня великий день! Я должен запечатлеть его для потомков. Нажатием этой кнопки произойдёт историческое послание в прошлое!
   Громкий стук в дверь. Профессор вздрогнул. Приглушённый дверью голос требовал немедленно открыть и прекратить эксперимент. В противном случае будут посланы штурмовики.
   - Защищай, - крикнул профессор и вцепился в "Аппарат Общения", поволок за пределы досягаемости объектива.
   Пробив стену, в лабораторию ворвался робот-штурмовик. Охранник открыл шквальный огонь. Звон прошивающих титановую броню патронов. Взрыв. Штурмовик дымящейся грудой металла повалился на пол. Одновременно в двух разных местах пробили стену новые роботы. Беспрерывные очереди многоствольных пулемётов. Взрывающиеся мониторы, посыпавшаяся штукатурка, разлетающиеся вдребезги колбы, приборы. Под напором пуль срывается верхняя часть робота-охранника. Густой дым обволакивает лабораторию.
  
   - В результате задержания преступника, - не дав присутствующим переварить увиденное, прокурор Джек Рокк продолжил, - "Аппарат Общения" был уничтожен. Но и видеосъёмки достаточно, чтобы обвинения набрали юридическую силу.
   - Спасибо, Джек, - сказал главный судья Щипцов Сергей Андреевич, - обвинения ясны. Что скажет подсудимый в своё оправдание?
   - А что мне сказать? Да, я признаю свою вину. Да, я использовал деньги международного общества развития науки и техники. Многие результаты которых, между прочим, я предоставлял общественности...
   - Протестую! - взвыло обвинение.
   - Отклоняю! - отреагировал судья. - Продолжайте, профессор.
   - Спасибо, ваша честь, но это мне уже не поможет... Попытка изменить время, - он понизил голос, - попытка воскресить родителей... Я виноват перед всем Миром, но моя совесть чиста... - Владимир Робертович закрыл лицо руками...
   - Если это всё, то суд удаляется до объявления приговора.
  
   За нарушение научного договора международного масштаба, оказание сопротивления при аресте и попытку изменить прошлое, способную повлечь за собой трагические последствия, доктор химических наук, профессор Часов Владимир Робертович был приговорён к пожизненному лишению свободы. Судья Щипцов Сергей Андреевич с трудом произносил приговор, так как искренне сочувствовал подсудимому. Он прекрасно знал что такое мечтать вернуть исчезнувшего из жизни человека. Семь лет назад умерла его жена от передозировки наркотиков...
  

*****

  
   Навстречу скоплению народа и односторонней пробке медленно ехал туристический автобус. Среди пассажиров были Роберт и Светлана Часовы.
   - Эти аварии! Всегда портится настроение... - сказал Роберт.
   - Задёрнуть штору? - спросила жена.
   - Да, пожалуй. Не хочу портить впечатление от поездки.
   Светлана задёрнула занавеску.
   - Я очень по Вовочке соскучилась.
   - Я тоже, Светик, скоро мы его увидим.
   - Интересно, он соскучился так же как и мы?
   - Не знаю, не знаю... Ему у твоих родителей так нравится... - Роберт задумчиво помолчал, потом продолжил. - Я всё думаю, кем он станет?
   - Может, учёным? Как ты?
   - Не смеши, Светик, Вовку в учёные?
   - А почему нет? Он очень талантливый. Сомневаешься в собственном сыне?
   - Вот именно, что не сомневаюсь, Светочка, не сомневаюсь и даже знаю, что он особенный. Ты видела как рисует?
   - Очень красиво...
   - Вот поэтому я не хочу, чтобы учёным. У него талант художника, очень яркий. Его нужно развить.
   - В художественную школу?
   - Скорей всего, Светочка, скорей всего...
   Роберт закрыл глаза. До дома оставалось семь часов пути.
  
   Профессор Часов успел передать Лане послание...
   В его первичном варианте жизни, Джон, водитель красного Опеля, проезжая мост, испытает острый приступ астмы и не справится с управлением. Машину выкинет на встречную полосу. Как раз тогда, когда будет ехать автобус с родителями Владимира в салоне. Пробив защитную стенку моста, автобус сорвётся в море.
   Спасательный катер прибудет слишком поздно...
  
  

Рыжков Александр

Март - Октябрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Лунопарк

   Занятия кончились ровно в три. С выключением голопроектора растворилась в воздухе объёмная доска. Учитель пожелал всем приятных каникул и вошёл в режим подзарядки. Коридоры наполнились школьниками. У главного выхода образовалась толчея. Все спешили поскорей насладиться предстоящей неделей каникул.
   Родители Бори припарковали автофлаер на третьем этаже стоянки. До него идти: минут десять пешком или две на самокате. К самокатам Боря доверия никогда не питал. Левитационная подножка и руль на тонкой палке. Того и гляди, развалится. А пешком: и полезней, и приятней, и безопасней.
   - Борька, поехали завтра на турбо-каток! - это Светка из параллельного приглашала. - Мы с ребятами собираемся!
   - Не могу завтра, Светка. Мы с родителями - в "Лунопарк".
   - Жаль, - вздохнула собеседница и куда-то исчезла.
   - Боря, пошли завтра в игровой? - откуда ни возьмись, дорогу заслонил Серёга, одноклассник.
   - Не, Серый, не могу, - притворно-виновато оправдывался Боря, - ты же знаешь, завтра в "Лунопарк"...
   - Везёт же некоторым! - завидовал друг. - Вот бы и меня родители в "Лунопарк" хоть раз сводили...
   Борька промолчал.
   По дороге к автофлаеру, к нему ещё несколько раз приставали друзья с предложениями где-нибудь погулять именно завтра. Он разводил плечами и сообщал, что едет в "Лунопарк". Мог бы и не утруждаться. Все и так прекрасно знали. Зря он Серому позавчера рассказал...
   Бесшумно разъехались дверцы, и Боря запрыгнул в салон. Мама попыталась расцеловать его, но безуспешно. Окна не стояли в режиме затемнения - знакомые могли увидеть. Не увернись Борька от поцелуев, все бы его потом дразнили "маменькиным сыночком" или ещё кем похуже.
   Автофлаер сорвался с места и полетел к дому.
   Боря поужинал в кругу семьи. Потом зашёл в гости к Серому. Сыграл несколько раундов в "Орбитальные войны". Как и всегда, разгромил бедного Серёгу всухую и, с чувством выполненного долга, пошёл домой. Раньше обычного лёг в кровать. Ведь если он сейчас заснёт, то проснётся уже завтра. А завтра - в "Лунопарк"!
   - Вставай, Борька, уже восьмой час.
   - Ма, я не хочу сегодня в школу, - накрылся одеялом парень.
   - Так что, нам сдать билеты?
   - Не хочу... Билеты? Ах, мы же сегодня!..
   - Иди умывайся. Отец давно во флаере ждёт.
   Боря вскочил как раненный. Не успела мать накраситься, как он уже стоял у выхода и подгонял:
   - Скорей, скорей, времени нет!
   - Шестой класс только, а матерью командовать пытается...
   Отец выставил автоматический режим и выбрал на голографической карте Западный космопорт. Обычно он сам водил автофлаер, но на это не оставалось времени. Утром перегружены воздушные дороги. Без супербыстрой реакции автомата можно часами стоять в пробках, если повезёт не попасть в аварию, разумеется.
   Космопорт был переполнен людьми. Очереди у контрольных пунктов. Очереди у касс. Очереди в столовых. Толчея в комнатах ожидания. Беготня по коридорам и залам.
   Боря никогда не любил шумных мест. Но ради "Лунопарка" он готов всё стерпеть!
   Контрольные пункты пройдены. Завершалась посадка. Подвижные ступеньки трапа донесли последних пассажиров к овальному входу в космический челнок. Захлопнулась дверь. Боря долго спорил с папой и всё-таки уговорил поменяться местами - уж очень хотелось сидеть у иллюминатора.
   Робот-стюард нежным женским голосом попросил пристегнуть ремни безопасности. К Бориной досаде, кристальная прозрачность иллюминаторов сменилась матовой чернотой. Раздался приглушённый рёв двигателей. Корабль стартовал.
   Боре было одновременно страшно и интересно. Он ещё никогда не совершал космических путешествий.
   Челнок трясло. От перегрузок пассажиров вдавливало в сиденья. Неимоверное напряжение сменилось ещё более неимоверным облегчением. Настолько неимоверным, как показалось Боре, что он почувствовал себя легче пёрышка.
   "Челнок вышел на орбиту Земли, - сообщил робот-стюард."
   Как по заказу, матовый режим иллюминаторов сменился прозрачным.
   Боря тысячи раз видел голографические снимки Земли. Сотни раз отвечал по ним у объёмной доски. Писал десятки контрольных. Но стоило ему лишь один раз увидеть своими глазами, как перехватило дух от восхищения!
   Белые, голубые, синие, фиолетовые и бежевые краски, вылитые самой Природой на исполинскую сферу, окутанную светлой дугой, темнеющей и растворяющейся в космическом мраке...
   Бриллианты звёзд в иллюминаторе сменились серо-жёлтым шаром. Шар быстро рос, обнажая изувеченную шрамами кратеров поверхность.
   Челнок прилунился у одного из громадных прозрачных куполов, хранящих в себе здания всех размеров и назначений. Из купола вылезло что-то большое, похожее на трубу, увенчанную прямоугольной конечностью, и прилипло к борту челнока.
   "Космопорт "Кратер Платон", - сообщил стюард".
   В "прямоугольную конечность", которая оказалась лишь космошлюзом, вышло несколько пассажиров. Когда они оказались внутри, "стыковочный рукав" отсоединился и медленно втянулся в купол.
   Челнок с лёгкостью взлетел.
   - Пап, а нам не надо было выходить? - спросил Боря.
   - Нет, нам до последнего порта лететь.
   - А что это за место?
   - Индустриальный район Луны. Тут в основном титан, уран и кислород добывают.
   - Кислород? А разве он не в воздухе?
   - Ну ты и надоеда.
   - Но ведь в воздухе же!
   - На Луне нет воздуха. У тебя ведь пятёрка по космографии.
   - А я это и имел ввиду, - надулся Борька. - Нам ещё не рассказывали, откуда кислород на Луне.
   - Ну, так расскажут же, - отец предпринял последнюю попытку отбиться.
   - А я сейчас знать хочу.
   - Всё тебе знать надо... В лунной почве есть атомы кислорода в различных соединениях. Их добывают, разрывают соединения, атомы кислорода соединяют, получая молекулы. Теперь доволен?
   - Вроде бы... - почесал затылок Боря.
   Спустя несколько минут после остановки "Море облаков", Бориному любознательному взгляду открылись целые просторы блестящих на солнце пластин, сплошным покрывалом стелящихся по поверхности.
   - Это солнечные электростанции, - не дождавшись вопроса, пояснил отец.
   - Твой дедушка участвовал в их строительстве, - добавила мама.
   - Дед Толя?
   - Кто ж ещё.
   - Но он ведь на даче сидит всё время, огурцы выращивает.
   - Это потому, что он уже на пенсии. А когда был таким как твой папа - на Луне работал оператором строительных роботов.
   Борька был очень удивлён. Приятное чувство гордости захлёстывало его. Вот ведь как всё! Дед Толя, которого внучек считал ворчливым, злобным стариканом, оказывается, на Луне работал!
   "Космопорт "Кратер Коперник" - сообщил робот-стюард".
   - Папа, а что здесь добывают? - не удержался Боря, разглядывая гигантское пирамидальное здание.
   - Гелий-3.
   - А зачем он?
   - Энергию добывать.
   - Вроде водорода, что ли?
   - Что-то вроде того...
   "Конечная. Космопорт "Море Холода", - всё тем же нежным женским голосом сообщил робот-стюард. - Спасибо, что выбрали космолинии "НАСА-Омега". Счастливо отдохнуть в сети развлекательных комплексов "Лунопарк"".
  
   Экскурсоводом был молодой мужчина среднего роста в причудливой чёрной в звёздах униформе. Экскурсия началась с Аллеи каштанов.
   - Вы спросите, чем примечательна эта аллея? - заговорил гид, - здесь нет ни одного каштана!
   - А почему она называется каштановая? - разве Борька мог не задать этот вопрос?
   - Вот именно! Почему? Ответ на него будет столь же прост, сколь и затруднителен! - хоть губы экскурсовода зависли в улыбке, глаза энтузиазма не выражали; он явно устал день ото дня повторять одно и тоже, тем более, что за него прекрасно мог всё это делать робот. Но политика директора "Лунопарка" категорически отвергала кандидатуру роботов в качестве гидов.
   Не снимая с себя маски жизнерадостности, экскурсовод продолжал:
   - Дело в том, что все деревья, растущие здесь - привезены с разных звёздных систем. Все они имеют схожие с нашим земным каштаном морфологические признаки, но в меру других условий обитания в корне разнятся с...
   Боря перестал слушать. Его интерес привлекла изумрудная колючка ближайшего дерева. Колючка пульсировала: то сжималась, то раздувалась до невероятных размеров. Затем сжалась больше прежнего, раздулась и лопнула, высвободив рой маленьких существ, похожих на бабочек. Сверкая на проходящем сквозь стенки купола свете, существа разлетелись в разные стороны.
   - Это Крикозы, - пояснил гид, - насекомые с планеты Эридана-3 системы Эпсилон Эридана. Нам повезло застать кульминационный процесс их размножения. Кто не знает, на Эридане-3 растения и насекомые - одно целое. Они развиваются в плодах, а когда вылупляются...
   - Разлетаются кто куда и зарываются в землю, чтобы потом из них выросли новые деревья, - перебил Борька. - Нам в школе рассказывали!
   Экскурсовод многозначительно посмотрел на малолетнего выскочку. Выдержав значительную паузу, он продолжил:
   - А справа мы видим дерево Тристер с планеты Дарклан, всё той же системы Эпсилон Эридана. Сходство с каштаном поразительно, неправда ли? Но стоит его потревожить... - гид поднял с пола камушек и кинул в сторону дерева; камушек был моментально пойман и проглочен колючкой. - Видели? Это дерево на самом деле хищное существо со сложной нервной системой, - словно по заказу, колючка выплюнула покрытый слизью камушек, - сейчас ему нравится это место, потому что здесь хорошо кормят. Но стоит прекратить подачу пищи, как Тристер выползет из земли и отправится на поиски более выгодного места.
   - А что оно кушает? - спросила девочка из экскурсионной группы. На вид ей было лет десять, не больше.
   - Деток непослушных, таких как этот мальчик, - кивнул гид на Борьку. Борька насупился.
   - А здесь растёт дерево Чарко с планет системы Сириус. Удивительно, но на всех четырёх планетах, заполненных жизнью, были найдены его виды. Но самое удивительное, что оно практически ничем не отличается от нашего Конского каштана!..
   Борьке надоело слушать. Интересного - мало. Большинство он уже знал из уроков космобиологии. А чего не знал - уже увидел. Да и экскурсовод какой-то нудный. Гораздо интересней смотреть на голубоватый полумесяц Земли сквозь кроны псевдо-каштанов...
   В Зоопарке Боре понравилось куда больше. И не только ему. Судя по граду вопросов, посыпавшихся на гида, - все двести с лишним экскурсантов были вне себя от восторга.
   Стаи Приматонов с планеты Глалил системы Сириус ползали по деревьям, ели листву и фрукты, издавая при этом звуки, похожие на писк детёнышей крокодила. Большой загнутый клюв, яркая раскраска, длинный закрученный хвост, трёхсуставчатые лапы и бесполезная пара конечностей на спине - атрофированные крылья. Интересные, смешные зверьки.
   Дети завизжали, когда Слонобегемот с планеты Кротос системы Альфа Центавра направил на них все три хобота и пустил мощный тройной фонтан воды. Незачем его дразнить было! Если бы не невидимое силовое поле - остались бы детишки мокрыми.
   Грозные саблезубые львы отдыхали в тени экзотических деревьев. Птероящеры гнездились на скалах. Гигантские змеи выползали из своих нор. Рогатые ящерицы сцепились в битве за самку. Жуки размером с медведя грызли огромные стволы похожих на сосны деревьев. Желеподобные бесхребетные улитоны перекатывались по каменистой земле. Шестилапые собаки раздирали куски мяса. Крабочерепахи выползли на берег, чтобы погреться на свету ультрафиолетовых ламп.
   Такого разнообразия даже Боря не ожидал увидеть.
   Затем был перерыв. Желающие посещали рестораны, пабы, магазины лунных безделушек. Дети налегали на автоматы с газировкой и сладкими батончиками. Боря выклянчил у родителей, пьющих за столиком одного из пабов "Лунное светлое", десять кредитов на амулет из лунного камня. С гордостью натянул его себе на шею, ведь продавщица сказала, что для защиты от любых напастей нет ничего лучше, чем старый добрый лунный камень в форме старинной ракеты, добытый в Море Изобилия...
   Гид созвал свою группу и продолжил экскурсию.
   Тёмное помещение. Блеклый свет освещал дорогу. Экскурсовод остановился. Все последовали его примеру.
   - А вот это - наша гордость, - говорил он, в то время как огромное помещение заливалось светом. - Боевые орбитальные корабли. Каждый из них участвовал в военных действиях!
   Все ошарашено молчали, глядя на величественные космолёты разных эпох и войн.
   Экскурсовод продолжал:
   - Видите тот перехватчик Мир-н15, с крылом? Да, тот, с голубыми полосками по красной обшивке. Крыло проплавленное. А знаете что это за перехватчик? Именно тот, который сбил спасательный челнок генералиссимуса марсианского флота Ли Шиньмьяра! Подавленные смертью лидера, марсианские экстремисты были вынуждены подписать мирный договор. Шестьдесят лет прошло с тех пор...
   - Как, неужели тот самый перехватчик? - спросили из толпы.
   Глаза гида впервые за всё это время загорелись:
   - Именно тот! Он получил серьёзные повреждения и совершил аварийную посадку на Луне. О корабле-герое забыли, так как служить он уже не мог. А ремонт обошёлся бы стоимостью в новый. Так он и остался пылиться в лунном ангаре космопорта "Кратер Коперник". До тех пор, пока наше руководство его не выкупило и не выставило главным экспонатом в этом музее!
   - Надо же! Ничего себе! Вот это да! - поражались экскурсанты.
   - А вот на этого красавца посмотрите. Новейший образец военной техники. Мир-аш42!
   - Неужели настоящий? - Боря восхищённо вглядывался в плавные изгибы серебристого штурмовика.
   - Спрашиваешь?
   - Это правда, что им управлять очень просто? - спросил Боря. - В "Орбитальных войнах", говорят, кабина пилота полностью такая же.
   - Да, - ответил седоусый мужчина из толпы, - виртуальная игра "Орбитальные войны" разрабатывалась на основе военной учебной программы. Добавили в неё красочных локаций и вражеских единиц вымышленных. А так - чистой воды симулятор полёта военных кораблей нового поколения.
   - А вы откуда знаете? - удивился гид.
   - Служил раньше в космофлоте. Летал на таком звере. И не только на таком.
   - А он может улететь в космос? - спросила десятилетняя девочка.
   - Да, он в рабочем состоянии, - сообщил экскурсовод. - Мало того, снят с системы блокировки двигателей. По окончании экскурсии, любой желающий, за отдельную плату, разумеется, может покружиться в нём по лунной орбите.
   - Я хочу! Я хочу! - чуть не оторвал папин рукав Боря.
   - А вот здесь мы видим...
   Раздался вой сирены. Помещение замерцало красным.
   "Тревога! - предупреждали все громкоговорители. - Марсианские экстремисты объявили войну. К орбите приближаются их вражеские корабли. Всем экскурсоводам: провести свои группы в укрытия! Без паники. С Земли уже направлена армада перехватчиков".
   - Борька! Где наш сын! Боря! - звали родители, уносясь потоком толпы вглубь убежища.
   Им и в страшном сне не могло присниться, что их двенадцатилетний сын полезет в штурмовой корабль давать отпор вражеским силам. Но вышло именно так...
   Серебристый Мир-аш42, пилотируемый Борей, прошёл ряд шлюзов и вышел на лунную орбиту. За ним следом взлетел космолёт-перехватчик Мир-п31. Не трудно догадаться, что за штурвалом сидел седоусый мужчина из толпы.
   - Внучек, ты зачем в него полез? - спросил старик по внутренней связи.
   - Маму с папой защитить! Я в "Орбитальные войны" с закрытыми глазами - любого!
   - Глупый. То ж симулятор. Игра... Лети обратно, пока не поздно!
   - Нет!
   - Ну, тогда готовься! Трое. Одиннадцать часов. Расстояние: сотня километров. Заходи с левого фланга. Минимальная дистанция: десять километров. Я пойду им в лоб. Огонь по сигналу. У нас есть шанс - это разведчики. Лёгкая броня и слабое вооружение. Очень быстрые, но нас ведь этим не запугаешь, верно, Борька?
   Боря молчал. Он концентрировался на предстоящем бое. Управление, чувствительность, манёвренность - всё как в игре. Но в игре, если тебя взорвут, ты можешь начать заново. Здесь - второго шанса не будет...
   - Целься в ближайшего. Целься. Целься! Не выпускай из наводки! Готовсь! Огонь со всех орудий!
   Лазер прошёл мимо. Вражеский разведчик сделал обманный манёвр и ушёл от тепловых ракет. Другой разведчик раскололся пополам от лазеров перехватчика.
   - Преследуй своего! С этим я разберусь.
   Что было дальше с кораблём седоусого и его противником, Боря не видел. Перед глазами были лишь отдаляющиеся отплёвывающие синее пламя сопла вражеского корабля. Слишком быстро маневрирует. Не навестись с такого расстояния. Надо приблизиться. Резко сменив траекторию полёта, разведчик обошёл Мир-аш42 и "сел на хвост". Из преследователя Боря стал преследуемым. Череда ракетных залпов и лазерных вспышек. Задет левый двигатель. Включён аварийный режим. Резкий уход вправо. Движение по спиралевидной траектории. Выброс тепловых пустышек для отвода ракет. Разворот. Вражеский космолёт летит в лоб. Наводка. Цель взята. Огонь! Корабль тряхнуло и закрутило. Окончательный выход из строя левого двигателя. Аварийное состояние обшивки. Требуется немедленная посадка. Сработали стабилизаторы. На экране радара светилась лишь зелёная точка. Дружеский корабль. В иллюминаторе Боря видел осколки - всё, что осталось от его врага...
   - Молодец, внучек! Герой! До посадочной полосы дотянешь?
   - Н-на-надеюсь, - заикаясь от пережитого шока, ответил Боря.
   Стоило Боре и седоусому (который, кстати, оказался Джеком Торрноу, подполковником космофлота в отставке) прилуниться в куполе и выйти из космолётов, как нахлынула толпа спасённых ими людей. Они обнимали, целовали, благодарили, подбрасывали.
   Родители не стали ругать Борю за непослушание. Он ведь герой, в конце-то концов!
   "Вот и лунный амулетик пригодился, уберёг! - радостно думал Боря, положив руку на камушек в виде древней ракеты. - Не врала продавщица..."
  

*****

   - Свяжите меня с начальником охраны! - голос директора "Лунопарка" звучал строже обычного.
   - Да, Сергей Андреевич.
   - Виктор, я вначале разозлился, но потом понял, что ты правильно поступил!
   - Не понимаю...
   - Да хватит притворяться. Отличная идея провести развлекательный орбитальный бой беспилотных кораблей за неделю до назначенного срока. Мало того, что посетителей потешили, так ещё и меня удивили! Молодец. Я чуть было сам не поверил.
   - Сергей Андреевич, я боюсь вас разочаровать...
   - Ну, продолжай.
   - Это были не мы...
   - Тогда кто?
   - Включите новости. Ровно полчаса назад марсианские экстремисты официально объявили нам войну...
  
  

Рыжков Александр

Октябрь-Ноябрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Saturnia pyri

   Пятница. Рабочий день мучительно медленно подходил к концу. Казалось, что секундные стрелки не то, что на месте - вспять повернули. А за запыленным окном середина мая. Шеф просто изверг! Мало ему, что сам трудоголик законченный - ещё и подчинённых своих к этому постыдному занятию склоняет. Так хочется жить на полную, а не юбку просиживать в душном офисе с поломанным кондиционером! Сейчас ещё терпимо. А вот летом...
   Света не отводила взгляда от циферблата. Оставалось совсем немного, но это "немного" тянулось уже очень долгое время. Как назло, за спиной вырос начальник и обрушил на девушку град праведного гнева. Ей ведь деньги не за бездельничество на рабочем месте платят! Расселась, красавица, только об отдыхе и думает. Где обещанный финансовый отчёт, спрашивается? Света заикнулась, что ещё в обед отправила отчёт на принтер, но это ещё больше разозлило шефа. Покричав на неё минут с десять, обвинив во всех промахах и спадах роста фирмы, он переключился на остальных работников. По его "тёплым" словам в их адрес сразу стало ясно, кто чего стоит. То есть - ничего...
   В общем, обычное завершение рабочего дня, без каких-либо отклонений от нормы.
   Всё, отмучалась!
   Света с нескрываемым ликованием выключила компьютер. Собралась и, улыбнувшись самой что только бывает добродушной улыбкой захлёбывающемуся в море молчаливой злости шефу, вышла из офиса.
   Карл как всегда задерживался. Пришлось ждать у его машины. Вызывать такси или ещё хуже - воспользоваться безотказными услугами городского метро и намёка на желание не возникло.
   К тому моменту, как пикнула сигнализация, Света докуривала вторую сигарету. Ментоловый слимс - её любимые.
   С самым невозмутимым видом Карл сел за руль и повернул стартер. Четырёхцилиндровый двигатель новенькой "Camry" тихо зарычал. Приятно запахло выхлопом. Света бросила бычок в урну и села в салон. Чёрный лакированный туфель вдавил педаль газа в пол.
   Офис Карла располагался несколькими этажами выше. И зарплата его была выше, соответственно. Каждый раз после работы он завозил Свету домой. Не смотря на то, что уже второй год не жил с ней. Сейчас у него новая жена, новая квартира, новая машина, новая работа... А у Светы - разбитое сердце и долговая яма... Иногда он заходил в гости. По старой дружбе... В одной руке букет роз, в другой - бутылка мартини. Как же хотелось ещё на пороге разбить ту бутылку о его голову и отхлыстать шипами роз наглое, самодовольное лицо... Но... Света впускала его. Переступая через свою обиду и накопившуюся злость. И каждый раз надеялась, что любимый не уйдёт под утро, скажет, что хочет вернуться, что не может так больше. Но, засыпая с ним, Света всегда просыпалась одна...
   - Я слышал, у тебя сейчас финансовые трудности... - не отрывая глаз от дороги, заговорил Карл.
   - У меня? - смутилась девушка. - Кто тебе такую глупость сказал? У меня всё отлично. Просто замечательно!
   - Вика бы не стала врать по такому серьёзному поводу.
   - Да что ты себе в голову вбил? - неуверенно отбивалась Света. Ох уж эта Вика, никогда язык за зубами не умела держать. А ещё лучшая подружка...
   - Не придуривайся. Я знаю, что твоя мать очень больна. Она перенесла уже третью операцию на сердце. Не думай, что не подозреваю, каких денег это всё стоит. Ты сейчас по уши в долгах. И не отпирайся.
   Внутри Светы что-то оборвалось. Должно быть - стопорный механизм, который всё это время после развода удерживал от нервного срыва.
   - Даже если это так, тебе какое дело? Ты только и думаешь о своей заднице! До моей мамы тебе никогда дела не было! Ты её, между прочим, до этого состояния и довёл. Не помнишь? А теперь посмеяться надо мной хочешь? Останови машину, придурок! Я никогда к тебе больше не сяду! Подвозит он меня, понимаешь. Всю жизнь мне испоганил! Иди к своей богатенькой шлюхе. Дочка начальника. Тряпка ты! Подлая половая тряпка, исчернившая моё сердце!
   Карл молча выслушивал оскорбления. С каждым разом они были всё обидней и язвительней. Машину он так и не остановил - ехать совсем недолго. Можно потерпеть. Свернул в нужный двор и затормозил у когда-то родного подъезда.
   Света выговорилась и теперь молча лила слёзы. Её пальцы потянулась к дверной ручке, когда Карл виноватым голосом сказал:
   - Да, я никогда не любил твою мать... Но это никогда не распространялось на тебя... В бардачке лежит конверт. Возьми его. И не спрашивай ничего. Просто возьми и всё...
   Девушка взяла увесистый конверт и, не разворачивая его, вышла из машины. Лифт не работал. На восьмой этаж пришлось идти пешком. Ничего, не привыкать.
   Пустая, вылизанная до безобразия квартира встретила тихим, тёмным одиночеством свою хозяйку. Не разувшись, Света рухнула на кровать и зарылась лицом в подушку. Да, так безопасней, так лучше, проще и спокойней. С неприятными мыслями о неудавшейся личной жизни она заснула.
   Разбудил телефонный звонок. Это была Вика. Часы в форме играющего с шерстяным клубком котёнка показывали начало десятого вечера.
   Покорно выслушав лекцию про неумение держать секреты за зубами, лучшая подруга перешла к сути своего звонка. Сегодня открытие нового ночного клуба "Полный Улёт". Все продвинутые люди на ушах стоят. Все хотят попасть, но вход исключительно по пригласительным билетам. И, в это трудно поверить, но Вика сейчас держит в руках как раз два таких билетика! Куда их себе засунуть? Нет, там они испортятся... Пора бы уже и прекращать себя жалеть. Так вся жизнь пройдёт. Серая и нудная. Пора её окропить разноцветными огнями данспола! Деньги, деньги... У кого с ними проблем нет? Так, через полчаса зайду. Нет, нет и ещё раз... сама знаешь что. Всё, люблю, целую.
   Света положила трубку. Остатки сна как ветром сдуло. Скоро придёт Вика. Ох и получит она. Какой клуб? Какие развлечения? И так уже сорок зелёных сотен долга - тут на еду еле выходит при всей экономии. О чём она вообще думает?
   Постыдное чувство жалости к самой себе липкой слизью обволакивало всё внутри. И оно нарастало. А когда Света посмотрела на стол, на котором желтел на свету абажура толстый конверт, так вообще - за край начало переливаться. Надо было не брать этот конверт. Да, надо было... А ещё - держать себя в руках. Карл не обязан ничего выслушивать. Их совместная дорога второй год как споткнулась о камень противоречий и разошлась. У него - прямо и уверенно. У неё - извилисто и тернисто. Нет в этом мире счастья. По крайней мере, для одинокой девушки двадцати четырёх лет. Все бросили, все забыли... Так, нужно брать себя в руки. Не раскисать в болоте самотерзаний.
   Конверт... Не трудно догадаться что в нём. Или нет? Вдруг это жестокая шутка Карла? Вдруг он хочет окончательно добить свою несчастную бывшую жену. Ему мало её одиноких заплаканных ночей? Тут можно ожидать многого. Он и глазом не повёл тогда, улыбался, а руки вонзились в грудь и вырвали сердце. Просто собрал вещи и ушёл. С бумажной волокитой развода тягались через полгода. Он пришёл, как ни в чём не бывало, и протянул бумаги. Всё на этом и закончилось.
   Как мы мало знаем о близких нам людях...
   Света разорвала плотную бумагу. Из конверта выпали перетянутые полосатыми бумажными лентами две пачки. С надписями на них: "50X100" и "100X100". Нет, не может быть, что из конверта вывалилось... пятнадцать тысяч. Но да, это не сон: деньги настоящие. Непоколебимо, спокойно и слегка высокомерно глядели с банкнот Грант и Франклин. Шуршат, хрустят. Новенькие все.
   Да за кого он Свету принимает? Она не какая-то продажная девица! Или это он откупиться решил? Что-то поздно спохватился.
   Но, не смотря на множество негативных, деньгам характерно одно полезное свойство: когда они есть, на душе становится спокойней... Не каждый сможет, обретя это спокойствие, так запросто от него отказаться. Света не была исключением...
   Раздался дверной звонок. От неожиданности девушка выронила распечатанные деньги. Купюры рассыпались по полу опавшей листвой надежд. А звонок всё не унимался. Наспех подобрав деньги, Света спрятала их в самый дальний и тёмный угол шкафа, пошла открывать.
   Не спрашивая разрешения, в коридор впорхнула рыжеволосая девушка. Вся накрашенная, напомаженная, с золотыми серьгами и кулоном в виде сердечка. Тонкий, сладковатый аромат французских духов. Вика.
   - Ты чего ещё не собрана? - поприветствовала гостья. - И слышать не хочу, что не можешь, нечего одеть, надоело всё и тому подобную чушь!
   Света провела подружку в гостиную, некоторое время молчала, а потом ни с того ни с сего:
   - Знаешь, Викусь, а я вот возьму, и пойду с тобой!
   У Вики чуть глаза на лоб не вылезли от удивления. Нет, она, конечно, допускала мизерную возможность такого поворота событий, но чтобы вот так, сразу, без уговоров, претензий и сетований на нелёгкую жизнь...
   А тем временем Света продолжала:
   - Ты ведь подождёшь меня немного? Я накрашусь, оденусь. Как думаешь, голубое платье или бордовое?
   - Бордовое более вызывающее, - начала потихоньку приходить в себя Вика, - одень его.
   - Я тоже думаю, что бордовое. Чаю хочешь?
   - Нет, спасибо. Чего покрепче бы...
   Света вынула из холодильника узкогорлую бутылку:
   - Полусухое подойдёт?
   - Красное?
   - Белое.
   - Это хорошо, я не люблю красное...
   - Давай, за предстоящую ночь!
   Вика приняла полный бокал с вином и залпом его осушила. Даже не покривилась.
   - Ещё будешь?
   - Своё допивай, и наливай! - бархатный румянец начал пробиваться сквозь пурпурную стенку макияжа. - Давай, для клуба кондиция нужна.
   - Эх, отвыкла я от всего этого, - говорила Света, одной рукой держа бокал у губ, второй - натягивая колготки на стройные ножки.
   - А ты вспоминай. Нечего нам с тобой в девках сидеть. Там ведь все завидные женихи города будут! Глядишь, и нам чего перепадёт...
   Подружки рассмеялись. Впервые за столь долгое время стены квартиры наполнились живым, непритворным, искренним и весёлым смехом. Они допили бутылку. Света полностью собралась. Когда она клала в сумочку новенькие пятидесятки, Вика не смогла сдержать удивления. Мол, лучшая подружка давно, а банки грабить сама ходит, с собой не берёт... Света в ответ только многозначительно улыбнулась.
   Вызвали такси. Ждать пришлось не так уж и долго. Ночные огни столицы мелькали в окне. Было в них что-то успокаивающее. Давно забытое, постепенно всплывающее из памяти. Словно былая радость жизни вновь обретала краски. Или так просто казалось из-за хмельной лёгкости в голове? Трудно сказать...
   Блики неоновых фонарей, прожекторов, приглушённый гул клубной музыки. Возле входа с исполинской переливающейся красным, жёлтым и фиолетовым надписью "Полный Улёт" толпились люди. Словно роем пчёл облепили. У преграждающей ленты стояло четверо громадных детин-охранников в тёмно-синих костюмах. Они надменным ленивым взглядом наблюдали за приветливым администратором, проверяющим пригласительные. Счастливицы входили внутрь. С какой завистью и негодованием остальные глядели им вслед...
   - Привет, Светка! - возникло из толпы лицо бывшей одноклассницы. - Сколько лет, сколько зим!
   - Ленка! Ты что ли? Как дела? - не то, чтобы Света не была рада встречи со старой знакомой, но место не совсем подходящее. Да и школьные годы не совсем хочется сегодня вспоминать. А воспоминания всё наплывают на берега сознания. Вот и школьный двор, курилка, панический страх перед завучем математики, неразделённая любовь к молодому учителю физкультуры, заспинные насмешки над новым платьем, пусть и купленном на Централке, зато как красиво оно обтягивало стройные бёдра... Все парни слюни пускали. А "подружки" завидовали и при любой подходящей возможности делали гадости. То потёкшей шариковой ручкой "случайно" к её белоснежной одежде прикоснутся, то на туфель грязной подошвой наступят, то жвачку в волосы закинут... Правда, со жвачкой только один раз такое было: после разбирательства в кабинете директора ни у кого повторять подвиг Ленки мозгов не хватило. Тогда пришлось укоротить столь красивые длинные каштановые волосы. Они-то отросли, а вот обида осталась на всю жизнь...
   - Отлично дела у меня, Светик. Всё просто прекрасно. О, привет, Вика, ты тоже здесь... - собеседница удостоила Вику пренебрежительным взглядом. - Не жалуюсь. Недавно с бойфрэндом в Египет летали. Толик такой милашка. Не представляете, он обещал купить мне машину. Какую захочу, так он сказал. Я вот думаю: "Феррари" или "Порш"?.. А как у тебя? Слышала, Карл тебя бросил... Так сочувствую...
   Мало Свете школьных воспоминаний, так теперь ещё и язвительные бредни этой дуры выслушивать. Ни для кого не секрет, что её Толик свою "Жигули" продал, чтобы в Египет слетать. А про покупку машины, так это только во сне разве. Но почему тогда так неприятно на душе стало? Только от Лены-дылды и выслушивать сочувствия о неудавшейся семейной жизни. Злость берёт!
   - Не надо сочувствий. У меня сейчас новый кавалер появился, - соврала Света. - По сравнению с ним, Карл - карапуз в песочнице. Я сейчас счастлива как никогда ещё...
   Блеф сработал. Лена была ошарашена новостью. Пока она размышляла что ответить, Вика вклинилась:
   - А ты чего здесь стоишь, со всеми, внутрь не заходишь?
   - Так как же зайти сейчас? Пригласительный нигде не достать. Говорят, позже могут запустить...
   - Ну ладно, мы тогда пошли, - Вика взяла под руку Свету, а второй нарочито небрежно вытянула из сумочки пригласительные - так, чтобы Лена их хорошо разглядела...
   На этом встреча давних подруг закончилась.
   Массивные двери разъехались, и Света с Викой вошли внутрь.
   Нет, на простой ночной клуб это уж совсем не похоже! Громадный зал: стены разрисованы странными картинами. Несуразные размеры, неестественно перетекающие формы, яркие цвета, расплывчатые нелепые фигуры, образы... Посредине зала стояла исполинская белёсая статуя Голиафа. Нормальная до пояса, а ниже - расползающаяся по полу разноцветными змеями.
   - Ну мы и зашли с тобой, подруга, - выдавила из себя поражённая Вика, косясь на Голиафа.
   - Да, размах у них тут что надо, - отвечала Света, разглядывая толстенную изгибающуюся змею, вылезающую аккурат из области паха мифического героя.
   Они бы так и остались стоять у странной статуи, если бы Вика не заметила створчатую дверь, очень хорошо вписавшуюся в диковинный колорит стен. Лишь подойдя вплотную можно было убедиться, что она настоящая, не нарисованная. Удивительно, но в громадном зале кроме подруг больше никого не было. Так специально задумано: парами впускать? Или просто пригласительных слишком мало? Скорее всего - и то, и другое...
   Распахнувшиеся двери впустили в ядовито-зелёный коридор. Широкой, долгой спиралью он вёл вниз. И с каждым шагом ритмичная музыка нарастала. Вливалась в мозг, растекалась по телу приятной, возбуждающей волной. Так и хотелось начать танцевать: ловить ритм, двигаться в такт, отдаться ласкам невидимых рук музыки...
   Да, Света так долго себя ограничивала, сдерживала, пыталась забыть... Но нет! Она создана для клубной жизни. Для танцев до утра, для коктейлей у барной стойки, для ветреных знакомств с сексуальными мачо! Карл никогда не любил клубы. Говорил: глупая трата времени, прожигание жизни... Его антипатия постепенно передалась и Свете. Он ушёл, а вдолбленная нелюбовь осталась. Да и после развода как-то не тянуло. Всё времени не было, с деньгами проблемы, а главное - желание напрочь отсутствовало. До сегодняшнего вечера. Странно получается: ведь она здесь именно благодаря ему, Карлу. Человеку, всеми возможными способами отбившему страсть к дансполам...
   Коридор привёл в полукруглую галерею, окунув с головой в океан ритмики барабанов, электрогитар и синтезаторов. По бокам крутые винтовые лестницы. За высокими поручнями открывалось захватывающее своими масштабами зрелище. Громадный переливающийся всеми цветами радуги данспол имел форму ночной бабочки. Вот исполинские крылья, вот брюшко, усики... Но что это? Неужели крылья шевелятся? Да, действительно! Бабочка медленно, но уверенно летела сквозь суетливую пелену ночной жизни. Покорно унося в желанную даль развлечений редких танцующих на ней людей...
   Люди. Их было так мало. Просто невероятно мало для такого огромного клуба. И что с ними? Нет, трудно рассмотреть - слишком высоко. Да и разноцветные блики вертящихся фонарей обзору не помогают...
   На винтовую лестницу Света ступила первой. Вика за ней. Странно, но лестница была ограждена круглой ярко-оранжевой стеной. Глаза постепенно привыкали к резкой смене света. Спуск оказался куда дольше предполагаемого. Опять коридор с едко-зелёными стенами. Стоит отметить, что в нём музыка сильно приглушалась и доносилась лишь тихим отголоском. У малиновой двери выхода стоял человек. Странно одетый. Вернее - голый, если не считать пристёгнутых кожаными ремнями к спине крыльев... бабочки!
   - Так, Вика, пошли отсюда! - со всей серьёзностью заявила Света, стараясь не глядеть на странного мужчину ниже пояса. Хмель вина вмиг испарился.
   - Ну, не знаю, подружка, начало очень даже воодушевляющее...
   - Да куда ты меня привела вообще?
   - Как куда? В ночной клуб "Полный Улёт".
   - Ясно что не в органную филармонию... По-моему, это сборище извращенцев...
   - Слушай, Свет, не будь занудой! - начала терять терпение подруга. - Мы сюда развлекаться пришли. Ты видела сколько людей у входа стоят? Чтобы сюда попасть они готовы детские воспоминания продать. А ты, находясь здесь, хочешь к ним?
   - Да ты посмотри на него! Он ведь голый!
   - Ну и что? Мало ли в клубах странного народу шатается. Пошли, подруга, не дрейфь, - Вика потянула её к выходу.
   И случилось то, чего так не хотелось Свете, но случиться должно было неотвратимо: голый мужчина заговорил с ними:
   - Прошу простить, мои милые бабочки, но здесь работает дресс-код: можете сдавать одежду и сумочки мне. Не волнуйтесь, с ними ничего не случится. Обещаю.
   - Да я же говорила, что он извращенец! - Света начала было уходить, но мужская рука коснулась её плеча.
   - Света, не волнуйся, вашей чести ничто не угрожает. Я ручаюсь за это. К тому же, у нас сугубо закрытая вечеринка. Так что никто из твоих знакомых ничего не узнает, если сама не разболтаешь.
   Света некоторое время не могла прийти в себя, потом собралась с мыслями и спросила:
   - Откуда вы знаете моё имя?
   - Я ведь говорю, что вечеринка закрыта. Было бы некрасиво с моей стороны позвать гостей и не запомнить их имён...
   - Вы?.. - выпятила глаза Вика.
   - Да, я владелец этого клуба.
   - "Таинственный миллионер, чьего имени никто не знает" - так о вас пишут в газетах...
   - Ну, это преувеличение. Вы ведь знаете. Ах нет, пардон. Разрешите представится: в паспорте у меня записано: Александр Сергеевич ***. Но я давно уже не пользуюсь этим именем. Называйте меня Павлиний Глаз.
   - Оригинально, - Света начинала испытывать дружеские чувства к этому пожилому мужчине (очень даже хорошо сохранившемуся для своей седины вдоль лысины). Его нагота не действовала столь отталкивающе как прежде, наоборот - располагала к себе. Словно этот человек раскрылся, отбросил все бессмысленные законы общества и отдался во власть своим эмоциям, чувствам. Но не похотливым - чистым, девственным, прекрасным, а это большая редкость для мужчины... - Вы любите птиц?
   - Терпеть их не могу!
   - Тогда почему назвали себя в честь птицы? - поинтересовалась Вика, медленно стягивая с себя колготки.
   - Нет, вы не поняли. Saturnia pyri - Павлиний Глаз, по-нашему. Бабочка такая. Самая красивая, что только может встретиться в наших краях.
   - Ах вот оно что... - в такт кивнули подруги. Они обратили внимание на "крылья" собеседника: действительно, на их тыльной стороне красовались четыре тёмно-зелёных пятна, окаймленных коричневыми кругами - точно глаза.
   - Я инсектолог. С ранних лет увлекаюсь бабочками, - глаза мужчины заблестели. - Эх, видели бы вы мою коллекцию! Это просто шедевр... Ну ладно, может быть когда-нибудь и увидите. И не одну... В общем, я разбогател на том, что разводил редкие виды насекомых, в основном - бабочек. Многие богатые коллекционеры готовы душу за некоторые экземпляры отдать. Мне их грязные души меньше всего нужны. А вот на банковский счёт миллиончик-другой - всегда рад принять...
   - А зачем нам раздеваться? - Света задала этот вопрос больше по инерции, чем по необходимости...
   - Я ценю чистую красоту... Вы когда-нибудь видели одежду на Argema mittrei или Actias selene? Ах, опять я латиницей...
   - Я так и не поняла, откуда вы узнали моё имя. Ведь билеты были у Вики. Она могла позвать с собой кого угодно...
   - Я очень тщательно выбирал гостий - это всё, что вам нужно знать. Ещё раз повторяю: в стенах моего клуба не о чем беспокоится. Даю голову на отсечение: ничего с вами не произойдёт, никто не будет приставать, никто не обидит. Вы будете в полной, что только возможна, безопасности.
   Или это глаза на крыльях собеседника гипнотизировали, или вправду слова казались более чем убедительны: Света разделась. Ярко-оранжевый свет стен озарил её идеальные формы. Плавные изгибы, красивые линии... Вика не могла глядеть на тело подруги без зависти, хоть сама ни чем ей не уступала...
   - Мои красавицы, умнички, - хвалил мужчина. - Вы прекрасны!
   С этими словами он достал из распахнувшейся в стене двери две пары шёлковых "крыльев". Те, что были выполнены в жёлтых тонах, с четырьмя жёлто-бордовыми пятнами "глаз" и длинными хвостиками-отростками на нижней паре крыльев - он протянул Свете. Легкие и совсем не громоздкие, как казалось вначале. Девушка с лёгкостью пристегнула их ремнями. Вике достался похожий наряд, только зелёных цветов и с не такими длинными отростками. Она тоже без труда его одела.
   Две бабочки готовы к празднеству ночной жизни!
   Малиновая дверь бесшумно разъехалась, впустив в коридор сладостную лавину ритмичной музыки. Света и Вика вошли внутрь.
   Во всём помещении практически не было людей. Все встретившиеся - были девушками. Стройными, красивыми, с разноцветными "крыльями" за спиной. Громадный данспол так и манил к себе. Но больше к себе манила барная стойка. Само собой разумеется, что она была стилизована под раскинувшую свои яркие крылья бабочку. Барменша - такая же как все здесь: красивая молодая девушка с крылышками за спиной - не спрашивая, протянула два бокала со светло-фиолетовой жидкостью. Трубочки были поразительно похожи на хоботки бабочек. "Нектар Психеи" - так она его назвала.
   Психея... Это что-то из древнегреческой мифологии? Но зачем что-то гадать, когда напиток столь прекрасный?! Света попыталась вспомнить, пила ли она что-нибудь подобное. Нет - категорически! О существовании такого чудесного напитка она даже во сне ничего не подозревала. Девушка и не заметила, как бокал опустел. Барменша протянула ещё два полных бокала - у Вики напиток тоже кончился.
   Хмель приятной лёгкостью разлетался по телу. Стало так легко и приятно, что хотелось взмахнуть своими шёлковыми крыльями и... полететь... Полететь ввысь, к ночному небу, усеянному разноцветными звёздами фонарей. Но... взлететь нельзя. Зато можно потанцевать!
   На брюшке летящей бабочки данспола было полно места. И эта музыка! Не какая-то чушь, каждый день тоннами ненужных децибел рвущаяся из приёмников радио. Настоящая танцевальная музыка. Её нельзя было ослушаться, с ней нельзя было договориться, от неё нельзя было отмахнуться. Она сама заставляла твои члены двигаться в замечательном, гармоничном танце.
   Это был самый лучший вечер в жизни Светы. Да чего уж мелочиться: и Вики, и всех остальных девушек!
   Света сидела у стойки - отдыхала, набиралась сил перед очередным заходом на данспол. К ней подсел мужчина, Павлиний Глаз, как он сам себя представил в самом начале. Он спросил, не хочет ли девушка выйти с ним в место, где не так шумно: нужно поговорить. И это не то, что она может подумать. Мужчина обещает вести себя прилично.
   Нет причины ему не верить. На вид он и мухи обидеть не способен. А девушку-бабочку так уж подавно...
   Они вошли в тот же коридор, в котором познакомились. Малиновая дверь захлопнулась за спиной. Сразу же стало тихо.
   Мужчина заговорил первым:
   - Света, я не буду многословен. В общем, ты ведь поняла, что я не совсем простой человек...
   - Я вас не понимаю... - страх начал овладевать девушкой: резкое движение собеседника, и она закричит!
   - Да нет, - попытался разрядить накалившуюся обстановку мужчина, - я не маньяк какой-нибудь или чего ты там себе навыдумывала. Я - коллекционер... Понимаешь теперь?
   - Нет.
   - Я обожаю красоту. Вас обожаю. Своих гостий - всех до единой.
   - Не приближайтесь ко мне, - Света насторожилась, приготовилась бежать.
   - Эх-х-х, сколько раз за сегодня я слышу эти слова... - тяжело вздохнул Павлиний Глаз. - Думал, хоть у тебя реакция другая будет. Да я ведь обещал, что вреда не причиню. Не понимаешь разве? Я коллекционер. Но экземпляром моей коллекции можно стать только добровольно. Упаси Господь мне ещё заставлять! Пока никто не отказался... Надеюсь, ты последуешь их примеру. Кстати, твоя подруга Вика тоже согласилась.
   - Я вас просто не могу понять, - всё так же настороженно сказала Света.
   - Я пригласил сюда красавиц. Ты ведь заметила, что все мои гостьи - прекрасны? Чего ты не можешь понять? Вы - будущие экземпляры моей живой коллекции. Мои прекрасные бабочки. И каждая - особенная.
   - Вы меня пугаете ещё больше.
   - Разве так сложно? Ты, допустим, Argema mittrei.
   - Да поняла я это! - нетерпеливо перебила девушка. - Как мы можем быть экземплярами вашей коллекции?
   - Как? Только добровольно. И в любой момент вы можете отказаться от этой роли.
   Голос пожилого мужчины звучал успокаивающе. В конце-концов, не может он быть злодеем! У него такие глубокие, добрые зелёные глаза...
   - И что от нас требуется?
   - Наслаждаться жизнью в моём питомнике и только. Кстати, тот, где ты была и танцевала - лишь один из многих его залов.
   Нет, это должно быть сон. Ну не может всё так быть просто и заманчиво. Жить в своё удовольствие, ни о чём не думать, лишь пожинать протягиваемые этим щедрым мужчиной плоды. Словно бабочка беззаботно порхать с одного цветка зала на другой.
   - И мы... не будем обязаны... Ну, вы понимаете...
   - Ну что ты, - смутился старик. - Ещё раз повторяю: здесь всё на добровольных началах. Нет, я совсем не откажусь, если ты захочешь провести со мной романтический ужин... Но всё только по твоему желанию. Так что не переживай. И поверь - цену своим словам я знаю. Она слишком высока, поэтому ими никогда не разбрасываюсь. Если сказал что-то - значит как на граните высек.
   - Ладно. Допустим. Но ведь у меня много дел. Работа, к примеру. Да и мама в больнице...
   - Светочка, мне так не хотелось с тобой говорить на эту тему... Я пригласил сюда только тех, кого не сковывают цепи внешнего мира. Работа - ты никогда её не любила. А мама... она ведь умерла во время последней операции. Ты всем говоришь, что она жива. Что лежит в больнице и скоро доктора поднимут на ноги. Но пойми: обманывая себя и других тебе не воскресить её...
   Из голубых как сапфиры глаз хлынули слёзы. Да, всё что говорит этот добродушный чудак - всё правда! Откуда он только узнал? Хотя, какая разница?
   Быть трепетно-оберегаемым экспонатом в коллекции экстраординарного миллионера, или работницей душного офиса со смехотворной зарплатой и постоянно злым шефом? Это если не вспоминать постоянные неудачи в личной жизни! Дайте подумать... Конечно же Света согласна!
  

*****

   На следующий день первые страницы всех столичных газет пестрели едкими заголовками: "Шок: Таинственный миллионер опозорился!", "Граждане ещё не успели посетить новый клуб "Полный Улёт", как его закрыли в меру провального открытия!", "Помещение с треском провалившегося клуба планируется переоборудовать в музей постмодернизма!" и тому подобной бредятиной...
  

Рыжков Александр

Май 2008 год

http://sergheev.livejournal.com/

Человек и боль

   "Человек и боль - две части единого целого, название которому: жизнь..." - Эта фраза ненасытной пиявкой присосалась к моему мозгу с тех пор, как её прошептала сержант...
   Помню, тогда был простой рабочий день. Ничего необычного. Первое солнце принялось топить своё ярко-голубое тело в бесконечности горизонта. Второе - было ещё в зените. Его лучи лениво растекались по гладким панцирям рабочих, по гряде близлежащих скал и разбрызгивалось по ровным прямоугольникам уратовых плантаций. И эта небрежная, пестрящая свежестью цветомасса зенитного светила смешивалась с понурым, увядающим маслом заката. В такие моменты самое время подумать о близких... Да, когда-то они у меня были... Ветра не было, как и всегда. На Тароне ветер - большая редкость.
   Сержант со своим отрядом находилась в полумиле от нас. Ничто не предвещало беды. Рабочие делали своё дело. Патрульные докладывали въевшиеся в печёнки наблюдения. Сектор чист. Всё спокойно. Продолжаем наблюдение. Эта монотонность, обыденность, сухость и бесполезность нашей работы сводили меня с ума. И как раз на этих унылых мыслях прогремел чудовищной силы взрыв. Вопли, обречённые крики, предсмертный визг и хрип... Мы устремились к отряду сержанта. Но что мы могли уже сделать? Некоторые были ещё живы, но осколки повредили их скафандры. Медленно, но верно смертоносный для человека атмосферный газ планеты забирался в их лёгкие. Разъедал лёгочные альвеолы с ненасытностью маленького мальчика, в руки которого попал пузырчатый целлофан. Вот тоненькие пальчики давят на заполненные воздухом пузырьки. Хлоп. Один, второй, третий... Все они лопаются, никогда больше им не набрать в себя новый воздух. Вдоволь наигравшись, мальчик уходит в свою комнату. Там его ждёт мягкая постель и добродушная мама, уже держащая в руках очередную ночную сказку про пиратов. Именно про пиратов, принцесс и доблестных мореплавателей сынок любит слушать больше всего. А за его ещё неокрепшей спинкой остаётся выжатый как лимон целлофановый пакет с полопанными пузырьками. А кому он нужен, без этих пузырьков? Им уже не обернуть любимый КПК перед поездкой в детский лагерь. Дочитав сказку, мама выкинет его в мусорное ведро... И мальчик больше никогда о нём не вспомнит... Изъеденные смертоносным воздухом лёгкие никогда не смогут дышать. Мы ничего не могли поделать. При всём невероятно высоком уровне нашей медицины, они были обречены... Я стоял над сержантом. Жизнь медленно вытекала из неё. Вспухшие, покрасневшие глаза отрешённым взглядом упирались то ли в меня, то ли куда-то сквозь... И тогда она прохрипела свои последние слова, лазерной винтовкой выжженные на коре моего головного мозга.
   Из её отряда не выжил никто...
   Эти рабочие! Эти подлые твари! Таронцы - скользкие, уродливые головоногие! Даже после того, как мы спалили все их города, как мы заковали их в силовые оковы рабства, они всё равно осмеливаются выкидывать свои подлые штучки!
   Один тарон-смертник наглотался взрывчатой массы и подошёл к отряду сержанта. Они заплатили за это. Мой взвод первым выступил бичом возмездия. Мы утопили в вонючей, густой белёсой жиже их же крови всех рабочих, что были в радиусе мили. Горите, полоумные чудовища, мрите как мухи, попавшие под стекло работающего прожектора!
   Месть...
   Таронцы не чувствуют боли. Так заверяют нас учёные. И от этого я не испытываю к ним сострадания. Это помогает убивать... Все их вопли и содрогания в предсмертных агониях - лишь результат сложных электрохимических процессов в их многослойной системе нервных узлов. Никогда не понимал, что это значит. Мой удел: не размышлять, а выполнять приказы. Да я особо и не горю желанием погружаться в эти сложности. Хотя, один лейтенант-умник из соседней роты как-то начал рассказывать, мол, нам промывают мозги в угоду экспансии землян на другие миры. Все завоёванные народы - не такие уж и чудовищные существа. Они тоже испытывают страх, любовь к своим детям и боль... Все они способны испытывать боль... Так оно или не так, но больше я с тем лейтенантишкой не виделся. Говорят, он погиб от рук повстанца, которого так яро защищал...
   Сержант умерла. С её последним вздохом во мне развеялись и без того немногочисленные остатки человечности. Моя душа стала черствей иссушенного пустыней колодца. Такая же бесконечно непроглядная и тёмная...
   Я любил её... Хоть и не осмеливался признаться в этих чувствах. Так они и погибли во мне. Утонули в том пустом, растерзанном безжалостностью жизни колодце души. Всё, что осталось от них, это слова, ни на секунду не покидающие мой рассудок: "Человек и боль - две части единого целого, название которому: жизнь..."
  
  

Рыжков Александр

Июнь 2008 год

http://sergheev.livejournal.com/

Старый мобильный

  
   Ребята в школе смеялись надо мной. Обзывали отсталым и непрогрессивным. А я всё равно ходил с мобильным телефоном. Ни на что не променял!
   "Это позавчерашний день, - твердил каждую перемену Саша, сосед по парте. - Все нормальные люди давно пользуются имплантами!" Что ж, его судить нельзя. Какой смысл, если он прав? Действительно, гораздо проще вмонтировать себе в зуб или в щеку крошечную микросхемку: и подзарядки не требует, и карманы не забивает. Не то, что допотопная пластина телефона. Возни с ним, конечно...
   Но ведь это мобильный телефон моего дедушки! Которого, увы, уже давно нет с нами...
   Я ношу телефон в память о нём. Не то, чтобы сильно хорошо его помнил. Был тогда маленький и непонятливый. Черты размыты, воспоминания обрывками. Но знаю точно, что дед во мне души не чаял. Ещё бы - первый внучек...
   Помню, как плакал долго. Недели две, если не месяц. А когда пришёл в себя - полез в его кабинет. До меня никто туда не заходил всё это время. Иногда я видел, как отец стоит у двери, тянет руку к ручке и тут же одёргивает. Подносит ладонь к глазам и тяжело вздыхает, а то и всхлипывает. Только тогда я узнал, что взрослые мужчины тоже умеют плакать...
   Я отворил дверь. Окутанная полумраком комната. Покрытая пылью мебель. Включил свет. Стало не так страшно. Порылся в массивном дубовом столе. Бумаги, скрепки, карандаши... Плакать не хотелось. Наоборот. Ведь мама говорила, что дедушке на небесах будет грустно, если я всё время буду раскисать. А если буду радоваться - то и ему хорошо будет... Вот я и перестал убиваться горем. Мне хотелось чего-то. Но не знал чего именно. Просто продолжал рыться в его бумагах - непонятных мне записях - и вдруг, нашёл мобильный телефон. Когда-то он назывался плоским. Но мне показался толстой и неуклюжей штуковиной. Ещё бы, в эпоху расцвета нанотехнологий!
   Мне тогда представилось, что, забрав мобильный себе, я поступлю правильно. Дедушка был бы рад.
   И именно поэтому все оскорбления и упрёки в адрес беспощадно устаревшего телефона я сношу с лёгкостью.
   Вернее, сносил...
   Это произошло на прошлой неделе. Хулиганы с 9-В, которых я боялся больше огня, отобрали мой телефон. Смеялись. Выписали пару пинков, когда попытался забрать. А потом один из них разбил телефон об асфальт. Я не верил случившемуся. Разве такое могло произойти? Слёзы лились по щекам тоскливыми водопадами. Когда я саданул обидчика под глаз, его друзья, да и он тоже, накинулись на меня и зверски избили.
   Было школьное разбирательство. Было уголовное. Хулиганов отправили в детскую колонию. Меня - в больницу. Они здорово отделали мои рёбра - три сломанных. Про сотрясение мозга я вообще молчу...
   Думая над случившимся, я всё задаю себе вопрос: "А был бы дедушка доволен моим поступком?"
   Пусть я был и прав. Это что-то меняет? Ведь знал, что мог просто уйти и не лежал бы сейчас в больнице...
   Я держал этот старый, мало на что годный набор углепластика и микросхем у сердца. Чего я хотел? Созвониться по нему с дедом?
  
  

Рыжков Александр

Декабрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Собака - лучший друг человека...

   Я люблю собак. Несмотря ни на что, очень сильно люблю.
   С чего бы начать это повествование? Мысли крутятся, вертятся, проносятся в голове калейдоскопом всевозможных образов и воспоминаний. Нет! Пожалуй, лучшего начала, чем смерть моего первого четыреногого питомца и не придумаешь.
   Мне, конечно, тяжело сейчас писать эти строки. Очень тяжело... Соберись. Давай, писака, прекрати раскисать. Гораздо легче справляться с гложущими душу воспоминаниями и страхами, когда выплеснешь их наружу. Расскажешь кому-нибудь или напишешь на бумаге. Говорят, так проще. Хотя, если честно, от этого мне легче не так уж и становится, как хотелось бы. Но...
   Я не хочу называть ни имен, ни кличек. Не нужно. Кому надо, прекрасно знают о ком пойдёт речь.
   Он был великолепным доберманом. Плохо-воспитанным - да, наша вина этому. Но он любил нас, а мы - его. Как-то в драке с кавказцем он потерял щёку. Думали - умрёт. Уж слишком много крови потерял. Я помню, как отец зашёл ко мне в комнату и сказал, что с псом стряслась беда. Внутри у меня всё похолодело и сердце - словно тугим колючим обручем сдавило. Я выбежал к нему. На линолеуме в луже крови лежал мой пёс. Правая часть морды была похожа больше на месиво, нежели на морду стройного красавца добера. Пёс с невероятным усилием поднял голову и жалобными, полными боли глазами посмотрел на меня. Ох, как у меня тогда сдали нервы! Только бы вы знали, мои дорогие и любимые читатели! Как же я тогда психанул! Я был в классе девятом-десятом, не больше. Тинэйджер, с плотно засевшей в недоформированном мозгу голливудской боевиковой чепухой, у которого поехала крыша... Я забежал в родительскую спальню и схватил двустволку. Мной командовала мысль застрелить того кавказца, что так сильно изувечил дорогого и любимого пса. Благо, патроны лежали в сейфе, а до ключей не так-то было легко добраться... Отец выхватил у меня ружьё и треснул по физиономии. Пыл поубавился. До сих пор благодарен ему за это. Хорошо, что не забрызгал свои руки кровью того идиотского пса...
   И как ведь мой добер попался: сорвался с цепи и просунул голову в решётку, ограждающую участок, охраняемый кавказцем. Так уж вышло, что голова застряла. И подлое животное не упустило возможности этим воспользоваться. Но самое ведь обидное, что кавказец просто охранял двор...
   Хирург шил нашего добера несколько часов. Сомнений практически не было - погибнет пёс. Ан нет, выжил! Правда, ходил до конца своих собачьих дней с оголённой челюстью. Что твой терминатор вылитый! Ох его люди сторонились, ох боялись даже посмотреть! А, по большому счёту, добер был безобидным и игривым псом. Он-то и драться толком не умел. Ему лучше было - кирпичи да поленья грызть. Эх, барбосик ты наш...
   Как я уже сказал, с воспитанием мы дали маху. Да, тут вина наша полная: семья большая и каждый думает, что не ему надобно собакой заниматься. Даже самого основного - выгула - у него не было несколько лет. Бегал себе по огороду и воробьёв гонял. Только в последние годы его жизни я всё-таки взял ответственность: начал каждый день выгуливать и, по мере возможности, воспитывать. Кстати, кто сказал, что старую собаку новым фокусам не научишь? Добер, всю жизнь не слушавшийся, начал даже некоторые команды воспринимать!
   Как-то мне довелось поехать в Киев на конференцию. Нужно было, по делам научным: близилась защита дипломной, и нужно было поддерживать себя в боевой форме. Было, кажись, начало весны - ещё холодно и слякотно. В общем, отстрелялся я на конференции, грамоту почётную заработал и гордый домой приехал. А там... Пёс меня встречает: но как-то не так, слабенько как-то на лапах держится. Я его вывел - так он еле лапу поднимал. Ну, я тревогу забил, в больницу ветеринарную его отвезли. А там и говорят, мол, пёсик бедненький, поздно мы его привезли. На всякий случай накололи его всем, чем только можно было и домой отправили. Врач сказал, чтоб мы после выходных (а тогда пятница была) к нему на операцию добера привезли. Жестоко, конечно, с его врачебной стороны. Пёс в ужасных муках и конвульсиях дотянул только до воскресенья. И всё это время я был рядом...
   Тогда по городу прокатилась эпидемия собачьей чумы. Вот его, беднягу, и скосило. Кстати, того кавказца, что губу откусил, тоже лихо не миновало...
   Многие знакомые говорят, что я чёрствый и слабо-эмоциональный человек. Конечно же, они будут так говорить, когда все свои переживания я держу в себе. Изредка только, как сейчас, к примеру, выплёскиваю на бумагу. Не люблю я своими горестями с другими делиться. Сидят они, горести эти, во мне диким зверем и душу грызут, царапают и раздирают...
   Совпадение или ирония судьбы? Месяцем спустя, мне пришлось поехать на очередную конференцию. На этот раз уже в Одессу. Всё это время я твердил семье завести нового пса. Уж слишком одиноко без животинки во дворе стало. Да и охранять кому нас, спрашивается? Я настаивал на немце. Со мной был согласен только отец. У меня тогда, кстати, ещё и на любовном фронте проблем непочатый край возник. В общем - полная ж... Так вот, отстрелялся я на конференции (естественно, грамоту почётную заработал, как же без неё, родимой), и перед отъездом домой мне мама звонит. Мол, сынок, тут тебя кое-кто дожидается...
   Купили-таки!!!
   Я приехал к часам двенадцати ночи. Месячный щенок немецкой овчарки. Весь чёрный и пушистый, бурчит и покусывается, мол, спать ему не даю. Ушки на головке крохотной лежат - ну красавец красавцем! А породистый - что только на вы с ним и разговаривай.
   В общем, за воспитание взялся кто? Правильно! Я!
   Не хочу вспоминать про вирусный энтерит нашего барбосика через недели три после приобретения. Мы еле тогда его вычухали. Он днями не ел и не пил ничего. Но, слава Богу, всё обошлось.
   Так вот, взялся я его воспитывать, значит. Как выяснилось, в воспитании собак я - смыслю не больше, чем в квантовой физике. К тому же, книжки про собак, что попадались под руку - все как одна, написаны, мягко сказать, не очень уж убедительно и толково. Но, как говорится, с миру по нитке...
   Когда щенку стукнуло шесть месяцев, я отвёл его на тренировку. И первым делом, что произошло - на нас напала стая ротвейлеров. Вернее не на нас, а на немца моего. Я - давай поводком отбиваться, а мне тренер и хозяева собак кричат, мол, не надо этого делать, нужно собаку свою отпустить, чтобы давать отпор научился или, на худой конец, убежал. Я бросил поводок, и мой шестимесячный щенок не мог больше ждать от меня помощи: нужно делать всё самому. Стоит отметить, ротвейлеры были тоже молодыми, но среди них и одногодки встречались, а то и постарше кто... По большому счёту, не все они хотели драться. Всё произошло по стадному рефлексу: самый задиристый решил проучить новенького, а остальные подхватили. Но, не тут-то было. Немец мой им такой бой дал, что мама не горюй! Да, победить против стаи четыреногих забияк одному - дело невыполнимое. Но, по крайней мере, ничьи добиться удалось. Про себя я уже молчу: сколько тогда с меня потов сошло и не припомнить.
   Так я понял, что мой немец не простой шерстяной симпатичный зверёк-переросток. Это зверь. Опасный хищник, вооружённый мощной челюстью, клыками, сильными лапами и крупным телом (размерами он вымахал нешуточными). Но то, чтобы воспринять тогда это всерьёз - и речи не могло быть. Он ведь у меня такой любимый, такой родной и красивый!
   Я не хочу углубляться в тренировки. Скажу лишь следующее: на "обороне", которая ещё называется "злоба", тренер прозвал моего пса монстром; с "послушанием" были проблемы: уж слишком у немца моего характер лидерский...
   Но вода камень точит: долгая и упорная работа над послушанием начала давать плоды. Вначале нехотя, а потом и со всё большим рвением, он начинал выполнять мои команды.
   Отходив больше полугода с небольшими интервалами, я решил прекратить тренировки. Поменялся тренер, заново проходить пройденное мне не хотелось, и, к тому же, пёс уже замечательно научился брать рукав и команды выполнял вполне пристойно.
   Гулял я немца, как и добера, на берегу реки, что протекает в сотне метров от нашего дома. И, нужно отметить, не всегда эти прогулки заканчивались хорошо. На речку, увы, ходят не только, чтобы собак гулять. С середины весны до середины осени - берег полон отдыхающих: купаются, пьют водку с пивом, жарят шашлыки и в том же духе. Но, мало того, на берег часто выводят пастись домашнюю скотину: коров, коз, овец и ещё кого. К чему это говорю? Неприятный эпизод случился как раз в первый месяц тренировок.
   Я своего щенка (размеров, который, уже был нешуточных) водил на пятнадцатиметровой верёвке - отрабатывал команду "ко мне". Только не слушается: я и за верёвку тяну. Очень, между прочим, действенный метод. Тогда какой-то добрый дедушка пас стадо коз. Пёс не выдержал естественного интереса и, плюнув на меня, вырвавшись из верёвки, побежал знакомиться с ними. Он начал обнюхивать самую чёрную и рогатую козу, которая, в свою очередь, боднула его, сбросив вниз с кургана. Как вы думаете, что произошло дальше? Правильно: мстительный немец погнался за удирающей козой и настиг её в трёх метрах от доброго дедушки, у которого коза искала спасения. О том, чтобы слушаться команд "фу", "нельзя" и "дай", пёс не подумал. Он вцепился козе в бок и повалил на траву. Добрый дедушка (я не иронизирую, у него действительно было доброе лицо) молча стоял и наблюдал за всей этой злополучной для его козы картиной. Но пёс был ещё слишком молод. В полгода собаки кровь пускать ещё не умеют. Я отодрал за хвост своего зверя и как следует наказал. Козе повезло: кроме собачьих слюней и испуга с ней ничего не приключилось. Я тогда в сердцах извинился перед её хозяином и в расстроенных чувствах повёл барбоса домой. Но это было лишь начало...
   Как же долго злиться на пушистого красавца (а к зиме немец покрылся таким восхитительным мехом, что глядеть на него было одно удовольствие)? К тому же, ничего и не произошло особо. Ну, испугал козу. Ну, бывает такое. И дальше что? Не выводить его теперь?
   Правда, я всерьёз задумался тогда о возможных последствиях, которые может причинить мой пёс. На берегу реки люди обычно отдыхали семьями. С маленькими детьми, порой даже грудничками. Я представил, что клыки здоровенной немецкой овчарки могут сделать с ребёнком и ужаснулся. С тех пор страх подобного поворота событий безвылазным клещом засел в голове. За собакой нужно следить и не отпускать с поводка не удостоверившись, что поблизости никого нет.
   Весной растаял лёд, вдоль песчаного берега в камышах заквакали лягушки. Как раз новое веселье для барбоса - гоняться туда-сюда, распугивая их. Первое время забава была вполне безобидной: пёс гонялся за лягушками, а они, в свою очередь, ловко удирали в воду. Но, то ли немец мой наловчился, то ли лягушки разленились - в челюстях оказалась одна из них. Я накричал на немца, хотя и без крика он не собирался её есть (кстати, мой добер был замечен в любви к поеданию лягушек). Дохлое зелёное тельце вывалилось из клыкастой пасти барбоса и плюхнулось о воду. Это было его первое убийство...
   И хоть мой доберман перегрыз не одну дюжину жаб на моих же глазах, смерть той лягушки навеяла на меня тоску и грусть. Мысли о том, что способен сделать немец с ребёнком не давали мне покоя ещё больше, чем когда-либо.
   А тем временем пёсик рос: уже начал задирать лапу. Его морда окрепла, взгляд стал твёрже и наглее. Всё чаще, чтобы добиться его уважения, мне приходилось вступать с ним в стычки. Он несколько раз кусал меня, рычал и злобно гавкал. Но я лупил его за подобные выходки что было только мочи: не выказывая пробирающего насквозь страха и сожаления. И он вновь начинал меня слушать. Словно никогда не сомневался в силе и превосходстве над ним. Мне, кстати, даже удалось с немцем заработать медаль на выставке. Что ни говори, а пёс - просто великолепный!
   До ужасного события, которое будет впереди, осталось ещё недолго. Уж потерпите, дорогие читатели.
   На тренировках немец главным образом научился вести себя в стае. Понял, что силой он может добиваться многого. И добивался. Бил других собак, подчинял их себе, оттачивал силу, прыть и мощь. А как он брал барьеры! Одним махом через полутораметровые доски!
   На речке встречались другие собаки. С некоторыми он дрался, с некоторыми - радостно гасал как угорелый. Как-то он догнал и удушил кота... Было очень жалко рыжего разбойника: я даже сбегал за лопатой и закопал начавшее окоченевать тельце. Но что тут поделаешь? Животный мир - прост и жесток. В нём нет интриг, лжи, обмана и притворства. В нём есть только жёсткие правила. И наказанием за проигрыш - будет смерть. Жаль, что звери с людьми играют только по своим правилам...
   Это произошло сегодня. Да, сегодня. Прошло где-то полдня. Я сижу за компьютером и пытаюсь бороться со своим стрессом и горечью. Но, увы, ничего мне не помогает.
   Я, как и обычно, вывел немца на прогулку. По левую сторону (если стоять к реке лицом) паслись коровы, посему мы направились в сторону противоположную. Пёс часто озирался и пытался тянуть к коровам, но я быстро пресекал все подобные порывы. Вскоре удостоверился, что мы отошли на достаточное расстояние и отстегнул карабин. Мой прекрасный немец радостно забегал по сторонам. Побежал было к коровам, но тут же вернулся - стоило только позвать. Что тут скажешь, воспитанный, стройный кобель с блестящей здоровьем шерстью. Чем не мечта любого кинолога?
   В общем, мы гуляли. Погода была неплохая, как для конца осени. Моросил едва заметный дождик, земля под ногами была скользкой. Если идти по траве - не так уж и плохо. Периодически я подзывал немца к себе в воспитательных целях. И, как это всегда бывало, он беспрекословно подчинялся моей воле. Пока... Пока не ринулся прямиком за холм. Тут-то меня и бросило в дикую дрожь: раздались крики женщин и... плач ребёнка...
   Я не знаю, как моим волосам удалось не поседеть, ведь внутри у меня всё пекло от жгучего и бескомпромиссного страха. Я бежал и кричал. Кричал команды. Но пёс не возвращался. Чем ближе к холму, тем громче его лай и рык. И тем сильнее плачь...
   Суд, тюрьма, усыпление... Нет, я бы не выдержал и вскрыл себе вены...
   К превеликому счастью, самые жуткие подозрения не оправдались. Но от этого не так уж и легче было. Две пожилые женщины орали во всю, одна из них держала на руках плачущего ребёнка. А мой немец, тем временем, топил в реке козу. Ботинки мои мигом набрали холодной воды. Я оттянул пса. Но было слишком поздно: его жертва с перегрызенной шеей захлебнулась. Я привязал барбоса к дереву, выволок тело козы на берег и начал качать её задние лапы в попытке оказать жалкое подобие медицинской помощи. О том, чтобы помочь мне, приутихшие женщины даже и не думали. Они стали молчаливыми свидетельницами этого ужаса. Даже ребёнок, почуяв неладное, стих.
   Мне удалось освободить лёгкие умирающего животного от воды. Но это не помогло. Коза издохла. Привязанный к дереву немец возбуждённо лаял на свою жертву.
   Женщины не знали, кому принадлежало несчастное животное. Они просто оказались, как это говорится, в ненужном месте, в ненужный час. Я оббежал ближайшие домики, но выяснить, кто хозяин козы так и не удалось. Но меня и моего пса в округе хорошо знают. Так что гостей я жду с минуты на минуту. Надеюсь, удастся просто откупиться.
   В общем, бывают такие неприятные ситуации. Каким бы замечательным ни был мой пёс, как бы ни выказывал мне уважение, как бы хорошо ни выполнял команды - всё равно звериное в нём в любой момент может взять верх. Как и в любой собаке. Твоей собаке...
   И теперь я боюсь, как ещё никогда...
  

Рыжков Александр

Ноябрь, 2008 год

http://sergheev.livejournal.com/

11

  
  
   Курилка. Лёша вдыхал дым сигареты. Затягивался с таким смакованием, что красавица из рекламы "Баунти" облилась бы слезами зависти. Но была в этой табачной браваде фальшь, незаметная окружающим. Она сидела иголкой в мозгу, время от времени царапая сознание. Лёша ненавидел курить... Каждый раз доставая пачку сигарет, ему приходилось разыгрывать ненавистный спектакль. Все друзья курят. Чем он хуже?
   Звонок. Разбросанные по всему двору ученики слились в единую массу, пылесосом всосавшуюся в главный вход. Школьный двор на следующие сорок с лишним минут погрузился в унылое одиночество.
   Занятия были скучны до невыносимости. Последние два урока вела Валентина Геннадиевна, за глаза называемая Тягомотина. Почему Тягомотина? За её выдающееся умение даже интересную тему изложить ну уж в таком скучном, бесформенном виде, что самой тошно становилось. Добавить сюда монотонно-усыпляющую манеру разговора. Тягомотина, одним словом!
   Лёша отчаянно боролся со сном. Тягомотина делилась своими мнениями по поводу гениального произведения Михаила Булгакова "Собачье сердце":
   - Профессор Преображенский предстаёт перед нами в двуликом свете. С одной стороны, он - творец, гениальный хирург и учёный. Этого, конечно, отрицать нельзя. Но посмотрите на его человеческие качества. Взяв Шарика к себе в дом, он всячески балует собаку, прощает ей подранную сову и цапнутого доктора Борменталя. Так сказать, извиняется перед животным, за то, что предстоит. Это очень тонко отмечает слабость его характера. А обратите внимание на то, что говорит профессор после операции на собаке: "Не издох. Ну, всё равно издохнет..." Не завершив дело до конца, он уже опускает руки. Разве сов... экхм, наши доктора так делают? А сколько у него вредных привычек: сигары, изысканное питание...
   "Всё, я отключаюсь, - решил Лёша и отрезал поток информации наушниками МП3-плеера. - Зачем таких учителей в школах держат?"
   Занятия кончились. Начиная со второго класса, дорога домой Лёши не отличалась от Вовиной. Сегодняшний день исключением не стал.
   - Тягомотина меня сегодня из себя вывела! - сообщил Вова.
   - Та да, она это умеет, - ответил Лёша.
   - Нет, но сегодня особенно! Она такой откровенный бред несла, что хотелось ей рот тряпкой забить. Мы ведь не сопляки малолетние, чтобы чушью бОшки забивать. Девятый класс как никак!
   - А меня когда в край задолбало - плеер врубил. Так сказать, выстроил защиту...
   - Хорошо тебе. Ты на задней парте сидишь, она тебя почти не видит. А я прямо перед носом. Ни заснуть, ни музыку послушать.
   - Да уж, не повезло...
   Громкий лязг металла.
   - Чёрт! Ты это видишь?! - завопил Вова, ткнув пальцем на подскочившую крышку канализационного люка. Крышка с глухим хлопком плюхнулась на пустую песочницу.
   Лёша молчал.
   - Смотри, люк. С него слетело!
   Вроде бы и нет причин для паники. Но почему Лёшино сердце долбит грудь отбойным молотком? Почему всё тело оцепенело в немом приступе страха?
   - Нет. Вова, не ходи туда, - еле выдавил он.
   - Да не будь ты занудой, пошли посмотрим.
   - Не пойду.
   - Нудный ты сегодня какой-то...
   Вова направился к люку. Твёрдыми, бесстрашными шагами, он приближался к цели. Вот уже и металлический обод с приваренной лестницей, тонущей во мраке.
   - Отойди оттуда! - крикнул Лёша.
   - Да что с тобой?
   - У меня очень-очень плохое предчувствие...
   - Ну ты даёшь! Хорошо, хорошо, не кипешуй больше только.
   Вова развернулся и гордой походкой направился к другу. Видимо, вся эта затея ему самому не слишком нравилась... Но не прошёл он и нескольких метров, как чудовищная боль схватила его спину, молнией прошлась по лёгким, рёбрам и судорогой растеклась по конечностям, вонзилась в мозг и... отпустила.
   На глазах у оторопевшего Лёши, странное существо воткнуло конечность в спину Вовы. Остриё вместе с брызгами крови вырвалось из груди. Белая рубашка моментально пропиталась красным цветом. Лицо Вовы застыло в безмолвном крике...
   Тем временем, из люка вылезло ещё одно существо. За ним ещё одно. Лёша побежал прочь.
   Он бежал в беспамятстве. Через дороги, дворы, улицы. Может быть, он что-то кричал, но чувство ужаса слишком громко отбивало в висках, чтобы услышать. Было страшно. Никогда ещё не было так страшно...
   Прохожие оборачивались. Устремляли на Лёшу удивлённые взгляды. А он всё бежал. Бежал до тех пор, пока не врезался в кого-то и повалился на асфальт. Из разодранного локтя текла кровь. Он не чувствовал боли. Словно это было не с ним. Будто он - не он, а компьютерный герой неудачной игры-страшилки. А сам Лёша сидит сейчас за монитором, дёргает мышкой, топчет стрелочки и наблюдает. Всё, что пришлось пережить - лишь виртуальная симуляция. Вова жив! Он тоже сидит за компьютером и ждёт, пока вновь начнётся игра. Ведь его персонажа убили. Это сетевая игра! И эта миленькая брюнетка, которую Лёша свалил на асфальт - лишь хорошо детализированный персонаж, ведь правда? Нельзя же в реальной жизни сбить с ног девушку на асфальт? Ей бы было очень больно. Она громко плачет, потирая разодранное колено. Была бы в штанах вместо юбки - отделалась лёгким ушибом. Вокруг собрались люди. Смотрят. Они ведь тоже все ненастоящие...
   Что?! Словно укол булавки в разгаре сна: локоть словно разрывается от пульсирующей боли. И плечо. Кажется, вывих...
   - Простите, пожалуйста, - выдавил Лёша.
   Девушка не переставала рыдать, обхватив руками колено. Не так уж и страшно - царапина небольшая. Но какой испуг...
   Окружившие люди пускали в Лёшу ядовитые стрелы осуждений. Но они (стрелы) пролетали мимо. Не было места, которое можно задеть. После того, что он пережил...
   Раздался лязг металла. С канализационного люка сорвало крышку.
   - Уходите! Убирайтесь отсюда! Бегите! - заорал Лёша. - Они скоро придут! Они выходят из люков! Они всех убьют! В С Е Х!!!
   - Заткнись, малолетка! - крикнул кто-то из толпы. - Так и поверили. Мы тебя сейчас в милицию поведём!
   Выкрику последовал одобрительный гул толпы.
   Лёша вскочил на ноги, протолкался сквозь стену людей и побежал. Его никто не останавливал. Видимо, всерьёз в милицию вести никто не собирался.
   Позади он услышал крики. И не простые крики, как это бывает на рынке при избиении пойманного вора. А крики, даже скорее - визжание, похожее на то, которое Лёша однажды слышал на дедовой скотобойне...
   Почему бежать так сложно? Что-то вцепилось в руку. Конец! Эта тварь схватила... Лёша обернулся. Заплаканное, раскрасневшееся лицо. Девушка, которую он сшиб! Её маленький ротик жадно глотал воздух. А тонкие пальчики с удивительной силой сжимали его запястье.
   - Я испугалась...
   - Ты можешь бежать быстрее?!
   - Я постараюсь.
   - Быстрее я сказал!
   - Хорошо.
   - Да отпусти ты руку!
   - Нет!
   - Отпусти!
   - Не отпущу!
   - Ты меня угробишь!
   - Пожалуйста...
   - Да чтоб тебя!
   - ...
   - ...
   - А куда мы бежим?
   - Чёрт с тобой! Куда мы бежим...
   - Куда?!
   - Да успокойся ты!
   - Не могу! Н Е М О Г У!
   - Успокойся ты!
   - Скажи.
   - Подальше от этих проклятых люков!
   - Куда? Куда это?
   - Ну и обуза!
   - Куда мы бежим?
   - Не останавливайся!
   - К У Д А?!!
   - Да разве не ясно?
   - Нет.
   - Я сам не знаю.
   - ...
   - ...
   - Я больше не могу! У меня болит колено!
   - Тогда отпусти и подыхай здесь.
   - Не отпущу.
   - Отпусти!
   - Не отпущу!
   - Я сейчас ударю!
   - Нет, пожалуйста!
   - Вот молодец! Хочешь, сиди здесь, а я побежал дальше.
   - Куда?
   - Куда глаза глядят!
   - А вдруг они там будут?
   - О Н И! - взвыл Лёша.
   А ведь действительно. Толку бежать, если О Н И будут там...
   Отдышавшись, собравшись с мыслями, Лёша осмотрелся. Набережная. Скамейки. Потрескавшаяся тротуарная плитка. Пожелтевшие деревья. Совсем недалеко - здоровенная труба сточного слива. Чуть выше - пешеходный мостик на другой берег. Всё как всегда. Здесь он с друзьями гонял бродячих котов. Они вечно удирали в сточную трубу. На этом, естественно, погоня прекращалась. Из трубы изрядно воняло.
   - Меня зовут Вика, - попыталась улыбнуться девушка.
   - Тоже мне, нашла время... - отозвался Лёша.
   Вика расплакалась. На вид ей лет пятнадцать, а ревёт как пятилетняя.
   - Ладно, не реви. Меня - Леша.
   Будто бы она расплакалась из-за того, что не назвал имя... Но всё же, слёзы потихоньку высохли.
   - А ты откуда знал, что они выйдут из люка?
   - Эти твари моего друга убили...
   Вспомнив о Вове, Лёше тут же стало одиноко и страшно. Теперь заплакал он.
   - Оно проткнуло его насквозь... Оно отобрало его жизнь... Оно хотело убить и меня...
   Дальше слов было не различить.
   - Ааааа! - рвущим барабанные перепонки криком разразилась Вика.
   Лёша поднял голову и увидел тварь. Потом ещё одну. И ещё... Они были повсюду. Хоть ещё далеко, но повсюду. Разумные кровожадные твари - окружили, чтобы не оставить и песчинки шанса. Они медленно приближались. Треногие уродцы, покрытые чёрной как смерть шерстью.
   Сточная труба! Можно забежать в неё! Как те коты, напуганные грохотом трещалок! Схватив за руку, Лёша потащил оцепеневшую Вику за собой.
   Кисловатый запах полуразложившегося органического мусора. Может быть, из-за него твари не полезли вслед за подростками? Или им просто не захотелось мочить шерсть? Странно, если учесть, что вылезли они из канализации...
   Сеть водостока была огромна. Мрачные туннели с пробивающимся из сточных решёток светом. Нечистоты хлюпали под ногами. К вони быстро привыкаешь. Существа остались снаружи. Если где-то рядом не бродит одно из них - можно вполне порадоваться за невероятное спасение своих жизней. Эти подземные твари. Подземные, подземные, подземные! Именно это слово крутилось в Лёшиной голове... Мимо пробежал облезлый кот.
   - Мне страшно! - прижалась к плечу спасителя Вика.
   - Тупой кот! Должно быть, тоже Подземных испугался... - Лёша старался всем видом показать хладнокровность, хотя поджилки у него тряслись сильнее, чем перед дракой с одиннадцатиклассником полгода назад. Ох и навалял ему тот одиннадцатиклассник...
   - Подземных?
   - А как ещё этих тварей называть?
   - Да, пожалуй, ты прав...
   Некоторое время они шли молча.
   - Лёш, а что теперь делать?
   - Идти дальше.
   - Куда?
   - Заладила со своим "куда"! Не знаю куда! Есть предложения?
   - У нас во дворе рассказывали, что в сточных туннелях бомжи живут.
   - И что?!
   - Думаю, нужно их найти.
   - Зачем?!
   - Ты успокойся, пожалуйста... - Вика погладила его ладонь. - Если они живут, то сможем и мы. Обратно в город я не пойду. Там Подземные. Сюда они не пошли. Значит, у нас ещё может быть шанс...
   - А ведь ты права, блин! Как не дика идея...
   Вика смущённо улыбнулась и отвела глаза. Подростки. Даже в самый скверный час они способны сохранять оптимизм...
   Жилище бомжей было обнаружено спустя полчаса. В широком проёме на пол были набросаны тряпки, доски, банки, мятые газеты, обломки кирпичей и прочий мусор. Сквозь решётки на потолке пробивались полосы света. Жужжали мухи. Рядом с забитой протлевшими углями металлической бочкой лежала деревянная коробка. Из-под картошки, наверное. В коробке покоились ломти заплесневелого хлеба, а на один бортик были облокочены три длинные металлические спицы. "Вместо шампуров, - подумал Лёша". Самих обитателей не было.
   - Ты уверена, что это единственный выход? - спросил Лёша.
   - Хочешь вернуться обратно?
   - Хочу...
   - Я жутко устала. Ещё немного и свалюсь.
   - Согласен на все тысячу. Нужно полежать, а лучше - поспать недельку другую. Но где? Неужели на этих засаленных тряпках?
   - Ты как хочешь, а я...
   Вика рухнула на грязные подстилки. Лёша не нашёл ничего лучше, как последовать её примеру. "Портфель посеял! Там плеер был, и телефон... - с этим удручающим открытием он уснул".
   Треногое существо пробиралось по сточному тоннелю. Мокрая шерсть липла к бугристому телу. Громадный овальный глаз окутывала багровая плёнка. Из короткоклювой словно у кальмара пасти текла тёмно-зелёная слизь. Над передней ногой выпирал конусообразный бугор. С каждым шагом, тело Подземного податливо покачивалось как желе. Всё, кроме этого бугра...
   Оно шло на запах.
   Лёша спал, когда Вика взвыла в предсмертной агонии. Он вскочил. Существо копошилось передней ногой в вывернутом наизнанку животе девушки. Вдруг, оно резко повернулось и устремило свой окровавленный глаз на парня. Лёша стоял в оцепенении. Он хотел бежать, но не мог. Ноги словно застыли в бетонной глыбе. Подземный присел для прыжка. Из переднего бугра вылезло толстое жало. В полумраке оно казалось тёмно-коричневым, хотя Лёша почему-то знал, что на самом деле оно цвета запёкшейся крови. В два прыжка существо настигло парня и вонзило смертоносное жало прямо в живот.
   - Ааааа!!! - заорал Лёша.
   - Проснись! Проснись, Лёша! - позвал из другой реальности голос.
   - Ах! Вика! Ты жива! Ты жива, Викочка! - Лёша обхватил девушку и принялся целовать. - Викочка! А я думал... Это такой плохой сон...
   Опомнившись, Лёша отпустил смутившуюся Вику из объятий.
   - Прости... Это сон такой... А тут ты... Я обрадовался очень...
   Вика сидела рядом и молчала. Несмотря на растрёпанные волосы, подтёки туши под глазами, потрескавшиеся губы, надорванную кофту - она была красива. Самая красивая девушка на свете, как подумал тогда Лёша...
   - Ты хочешь есть? - решил прервать неловкое молчание парень.
   - Очень сильно. Но больше - пить...
   - Там у бочки ящик лежит. В нём заплесневелого хлеба в изобилии.
   - Гадость какая.
   - Это ещё королевское лакомство, по сравнению с тем, что придётся пить...
   - Ты хочешь сказать... - Вика посмотрела на медленно текущий ручеёк сточной воды.
   - Да, я другого выбора не вижу.
   - А как мы её? Она ведь такая грязная.
   - Видела те банки? В них нужно набрать и поставить отстаиваться. Нам на физике говорили. Сила притяжения гадость вниз стянет. Сверху останется плёнка жира. Посередине - питьевая вода...
   - Что вам ещё на физике говорили?
   - Что плесень на хлебе - это антибиотик какой-то. Будем его есть - простуда нам не страшна.
   - Если ты не знал, антибиотики на живот давят.
   - Это как?
   - Ты не знаешь как?
   - Знаю, не знаю... Всё равно этой дрянью запихиваться придётся.
   И таки пришлось...
   Последняя надежда на связь с реальностью была разорвана отсутствием сети в мобильнике Вики. Время тянулось болезненно долго. Вика с Лёшей практически не разговаривали. Сидели по разные стороны и вспоминали каждый своё. Прошлым друг друга не интересовались. Разве что имена знали. Вика догадывалась, что Лёша был прилежным учеником и любил уроки физики. Но уточнить не осмеливалась. Зачем? Вдруг ему будет больно вспомнить пьянящий своей безоблачностью прошлый образ жизни. Ей ведь больно...
   Леша наоборот - ни о чём не догадывался и не собирался, поскольку все мысли вертелись во вьюге переживаний о судьбе своей мамы. Что с ней? Жива ли она? Где прячется? Об отце он не переживал, так как ненавидел. Тот бросил жену и пятилетнего Лёшу ради своей тупорылой гимнастки. Если Подземные распорют его брюхо - Лёша только порадуется...
   Вике было проще: родители с младшим братцем уехали в Крым. Бархатный сезон им всегда нравился. И хотя она часто их вспоминала и плакала, в душе была уверена - с ними всё в порядке. Как выяснилось позже - так оно и было, чего нельзя сказать про родителя Лёши...
   Бомжи не возвращались. Можно предположить, что Подземные убили их на поверхности...
   Вику разбудил крик, эхом пролетевший по туннелям.
   - Лёша, проснись, Лёша, - прошептала она, тряся его плечо.
   - Что, что случилось?
   - Тут кто-то кричал.
   - Тебе не приснилось?
   - Нет. Я точно...
   По туннелям вновь прокатился крик.
   - Сиди тут. Никуда не уходи, - скомандовал парень. - Я пойду посмотрю.
   Вика кивнула.
   Лёша подобрал с пола ножку от табуретки. Кажется, крик доносился из левого туннеля. Жирные крысы, встречавшиеся на пути, разбегались в стороны.
   Снаружи был день, поэтому Лёша смог рассмотреть голову мужчины, щекой прижатую к железным прутьям решётки. Густые чёрные волосы были кое-где выкрашены в красный. Мужчина вновь закричал. Громко. Дико. Отчаянно. Замолчал.
   - Что с вами?
   Голова повернулась лицом вниз. Мутные глаза испугали Лёшу. Они словно два дотлевающих угля прожигали душу. Парень отвёл взгляд.
   - Не бойся, малыш, - булькающим голосом сказала голова, - хочешь батончик?
   Лёша трясся от страха. Красные волосы. Это ведь не краска. Это кровь!
   Дрожащая рука уронила батончик. Лёша машинально подхватил его. "Шоколадный рай" было написано на окровавленной обёртке...
   - Тебя как зовут? - увядающим голосом спросила голова.
   - Ллёша.
   - Лёша... Моего младшего сына звали Лёша... А знаешь, Лёша, я скоро умру...
   Лёша молчал.
   - Да, умру... Эти твари распотрошили меня как рождественского гуся... Гуся... Как бы хотелось Рождества...
   - Я могу как-то помочь? - сквозь слёзы спросил парень.
   - Конечно можешь, сынок. Конечно... Я приготовлю салаты, а ты накрывай на стол... Сегодня будет много гостей...
   - Я не понимаю.
   - Да, и гуся тебе разрезать.
   В сточном ручейке булькнуло. Лёша подбежал. Поводил рукой в воде и нащупал предмет. Вытянул. Складной ножик.
   - Спасибо большое!
   Ответа не последовало. Тлеющие угли глаз потухли...
   Батончик Лёша отдал Вике. Ей нужней. Слишком часто она плачет. Думает, Лёша не видит. Хоть как-то, но поднимет ей настроение.
   К третьему дню хлеб закончился. Ещё два дня Леша и Вика успешно боролись с голодом, пытаясь его не замечать. Но на третий терпеть стало невозможно. Первой сорвалась Вика. Отупев от жгучего желания поесть, она набросилась на Лёшу и несколько раз ударила, когда тот пытался её успокоить. Придя в себя, она упала на колени и так громко разрыдалась, что канализационные крысы разбежались в опаске за свою мохнатую жизнь. К Р Ы С Ы! Схватив обломок кирпича, Лёша побежал за ними.
   Охота завершилась триумфом. Три забитые крысы. Правда, одна из них умудрилась впиться зубами в левую кисть. Он-то её задушил, но острые как битые стёкла зубы оставили глубокую рваную рану. Вика перевязала её тряпкой.
   - Кто бы мог сказать, что ненавистное курение в конечном итоге спасёт мне жизнь?! - ликовал Лёша, достав из кармана дешёвую пластмассовую зажигалку. Газа было меньше половины, но этого достаточно, чтобы сотни раз распалить костёр в той металлической бочке.
   - Я приготовлю! - Вика схватила тушки и нанизала на металлические спицы. Сделала она это довольно умело.
   Лёша разжёг костёр из нескольких газет и деревянных обломков. Вика положила на бортики бочки шампуры. Крысы мгновенно вспыхнули. Едкий запах палёной шерсти ударил в нос.
   - А их с шерстью жарят?
   - Нет, наверное...
   Лёша разрезал готовую крысу раскладным ножиком покойника. Она подгорела. Внутренности запеклись. Заплесневелый сухарь казался райским деликатесом по сравнению с жёстким, жилистым мясом, полным маленьких костей. Но это была еда. Настоящая еда! После трёх дней голода...
   Дни проходили быстрее. Было чем заняться. Вика училась разделывать и готовить. Лёша ловил крыс, мышей и прочую сточную фауну. Во время одной охоты, ему встретилась большая, но сильно исхудалая собака. Животное блестело голодными глазами и, рыча, скалило острые зубы. Трезво оценив ситуацию, Лёша кинул ему тушку крысы. Пёс жадно вгрызся в добычу. Самое время убежать.
   Но на этом стычка не закончилась. Раз в день пёс прибегал к их пристанищу и начинал громко лаять. Пришлось делиться едой.
   Жить можно, но до того неприятно! Нельзя выразить одним словом, как Вике с Лёшей хотелось вернуться на поверхность. Возможно, так хочет вырваться девятимесячный плод, заточённый в утробу матери.
   Но назад нельзя. Время от времени из решёток доносились такие вопли, что на их фоне бой сирен воздушной опасности показался бы слабее детского колокольчика. Это не говоря уже о постоянно доносящихся раскатах выстрелов и взрывов.
   Будет наивно полагать, что замкнутые в ограниченном пространстве, связанные общей бедой мужчина и женщина в конечном итоге не испытают интимной близости. Пусть они и пятнадцатилетние дети.
   Вика хотела посмотреть как заживает рука Лёши. Во время самой первой охоты, крысиные зубы оставили глубокую рану на левой кисти. Лёша больше никогда не говорил об этом. Кажется, он даже не менял повязку. Но при упоминании о ране, он начинал нервничать, повышать голос и наотрез отказывался показывать. А сейчас Лёша спал. Вика подкралась и развязала тряпку. Нагноение покрывало большую часть тыльной стороны ладони. С обратной стороны его было меньше.
   Вика заплакала.
   - Теперь ты понимаешь, почему не показывал...
   Вика не ответила. Ей было нестерпимо обидно. Ведь Лёша ради неё гонялся за той дрянной крысой! Как лечить? Нет ни зелёнки, ни стерильного бинта. Да воды даже чистой нет! Если бы хоть как-то помочь...
   И Вика помогла...
   Всю оставшуюся жизнь их будут разъедать неприятные воспоминания. Первый сексуальный опыт под запах крысиных испражнений...
   На следующий день они не разговаривали до вечера. Было стыдно, обидно и неприятно. Сквозь решётки всё так же пробивался холодный свет. Но было в нём что-то не так. И только когда он начал гаснуть, Лёша понял в чём дело.
   - Вик, ты заметила?
   - Заметила? - Вика сидела на тряпках и всматривалась в грязные пятна на своих когда-то белых босоножках.
   - Ну так что? Заметила? - подсел к ней Лёша.
   - Да, заметила, - не отводя взгляда от босоножек, ответила Вика. - Вчера я была девушкой, а сегодня - я женщина. Настоящая женщина! Женщина, твою мать!
   Лёша молчал.
   - Ты доволен, кобель вонючий? Доволен, я тебя спрашиваю?!
   - Вика...
   - Сволочь! Я себе это не так представляла! Не так! Понимаешь? Не так...
   - Вика...
   - Как я могла? Как только позволила? В этой помойке. В этой сраной помойке!
   Вика закрыла лицо руками и заплакала. Нет, Лёша не виноват. Ей хотелось помочь. Разве могла она подумать, что после этого останется такой неприятный осадок?
   - Вика... - гладил спину Лёша.
   - Лёш, я ведь люблю тебя. Очень люблю. Сильней всего. С того дня, когда ты сшиб меня с ног. Я сидела, держась за ушибленное колено и плакала... Но плакала не от боли. Её не было. Лишь лёгкое пощипывание, вот что было. Я плакала оттого, что влюбилась. Стоило заглянуть в твои глаза... Я никогда ни в кого не влюблялась. Поэтому и зарыдала. Я всегда была сильной. Никому не давала себя обижать. Ведь все страдают от любви. Так говорит мама. Мой отец - далеко не первый её муж... И вот, увидев тебя, я поняла... люблю...
   Эти слова прошибли Лёшин мозг сильней, чем способен цветочный горшок, летящий с пятидесятого этажа. Он напрочь забыл, о чём хотел рассказать. Оставалось только сидеть рядом. Молчать. Не шевелиться. Лишний раз не вздохнуть...
   Следующий, одиннадцатый по подсчётам Вики, день начался в обычном ритме. Лёша пошёл на охоту. Вика осталась "дома". Перед уходом он поделился догадками, которые пытался донести вчера. Он обратил внимание, что из решёток больше не слышны крики и раскаты выстрелов. Уже второй день... Может, всё? Подземные подохли от пуль военных? Хотелось бы в это верить. Но лучше подождать ещё денёк другой. Вдруг это только затишье? А там можно и выбираться из этой проклятой дыры!
   Прибежал пёс и начал просить. Если раньше его грозный лай означал требование, то сейчас - прямое попрошайничество. Барбос лаял дОбро, игриво. Он заметно поправился. На облезлых боках и хвосте пробивалась новая шерсть. Вика кинула тушку крысы. Пёс увлечённо заработал челюстью.
   Раздался шум приближающихся шагов. Пёс поднял морду и навострил уши. Зарычал. Кто-то шёл к ним. Кто-то чужой...
   - Слава Богу! А я уж думал, что из людей никого не осталось-рассталось!
   На мужчине был засаленный, надорванный в плечах пиджак. Лицо заросло щетиной. Короткие светлые волосы. Круглые, словно у филина, глаза.
   - Деточка, опусти табуреточку, - обратился он к Вике.
   Вика выпустила из рук ножку от табуретки. Человек! Ещё один живой человек!
   - Ой! Да ты не одна. Вижу, зверушка имеется. Кыс-кыс-кыс, - обратился к Барбосу незнакомец. Пёс грозно клацнул зубами. - Всё, не буду, толстенькое блюдо.
   Глаза. Его огромные глаза. Что в них не так?
   - Тебя как зовут, деточка-конфеточка?
   - Вика, - представилась девушка, не сводя взгляда с глаз.
   - А меня зовут - Жгут-уют, - словно песенкой представился мужчина.
   - Приятно очень... - выдохнула Вика. Она начинала жалеть, что выпустила ножку.
   - А что ты здесь делаешь, деточка-конфеточка? - сверкнул глазами незнакомец.
   - От чудовищ прячусь...
   - Вот какая умница-разумница, деточка-конфеточка! Чудики-бермудики, прямо как на судике. Страшном Судике-ублюдике!
   Глаза! Конечно! Этот блеск! Такой был у Джека Николсона в "Сиянии" по Кингу! Он же сумасшедший!
   - Не приближайтесь ко мне! - испуганно выкрикнула Вика. - Стойте на месте!
   - Стой не стой, беги - не ври. Я порублю тебя на пироги!
   - Лёша! Лё-ёша! - в истерике закричала девушка.
   - Лёша хороший, Лёша - дружок, - сумасшедший раскрыл стальную бабочку, - ему тоже будет пирожок!
   - Лё-ё-ёша!!!
   Вика принялась бежать, но зацепилась ногами о тряпки и упала.
   - Ножик, бабочка, лежишь, я убью тебя, малыш.
   - Лёша, Лёша, Лёша!
   Безумец медленно подходил к девушке. Ему некуда было спешить - пытаясь подняться, она ещё крепче запуталась в груде тряпок. Он наслаждался каждым криком. Словно подпитывал себя её страхом.
   Осталось ещё несколько метров - и он с невероятным наслаждением вонзит свой нож в её молоденький животик...
   - Ррраааффф! - издал боевой клич Барбос и мёртвой хваткой вцепился в предплечье безумца.
   - Подлый, злобный, дикий люд! Всё никак вас не убьют! - кричал мужчина, всё быстрее вонзая калёное остриё в шею бесстрашного пса.
   Но даже мёртвым, Барбос не разнимал челюстей.
   Раздался громкий чвякающий звук, словно одновременно разбилось с десяток яиц. Лицо Безумца застыло в вопросительном выражении, он шатнулся и упал. За ним стоял Лёша. В руке держал окровавленный кусок кирпича.
   Вика жадно глотала воздух. По щекам текли слёзы. Спасена!
   - Вика, пошли отсюда. Пошли наружу. Уж лучше меня изорвут чудовища, чем такая дрянь, как этот человек...
   Вика не стала с ним спорить. И правильно сделала.
   Сентябрьское солнце щедро обливало ярким светом развалины зданий и завалы улиц. Повсюду валялись отстрелянные гильзы. На асфальте зеленели жирные лужи слизи. Кое-где встречались пятна засохшей крови.
   В мусорнике неподалёку копался старичок.
   - Мужчина! - позвал Лёша, не вынимая руку из кармана, в котором был раскладной нож. Вика пряталась за его спиной. Мало ли, вдруг этот тоже сумасшедший?
   - А?
   - Мужчина.
   - Что тебе?
   - Скажи, что здесь произошло.
   - Как что? Ты откуда выполз?
   - Из канализации...
   - Из канализации, говоришь? Они тоже оттуда вылезли!
   - Кто?
   - Уродцы трёногие. Они весь город перевернули. Многих убили. Других в дома позагоняли и не выпускали.
   - А где они теперь?
   - Ну ты, прям, неродной какой-то!
   - Скажите, пожалуйста, - выглянула из-за плеча Вика.
   - Да не знает никто. Исчезли они. С ними военные воевали, да ни буя не выходило. На одного уродца десяток-другой солдат шло... Их, сволочей, пули не берут...
   - Как исчезли?
   - Не ясно сказал, что ли? Не знает никто.
   - Что, взяли и исчезли?
   - Говорят тебе! - старик начал терять терпение. - Позавчера были. А потом, наутро, смотрим - и нет уже!
   - Странно...
   - А как по мне, пусть лучше странно будет, только бы этих гадов здесь не было! - заключил пожилой и вернулся к прежнему делу.
   И вправду. Лучше не знать, но жить, чем знать с дырой в животе...
  

*****

  
   По сей день, Подземные не возвращались...
   Как и надеялась Вика, до Крыма они не добрались. Её родители даже представить не могли те ужасы, которым подверглась дочь в течение этих одиннадцати дней.
   Мама Лёши тоже не пострадала. Как многих других, существа заперли её в одном из общежитий. Пришлось голодать, подбирая изредка бросаемые Подземными куски сырого мяса. Но это малая плата за сохранение жизни.
   Отцу Лёши не повезло. Ему, как и мечтал сынишка, Подземные распороли брюхо, как тарани на рыбном рынке. Узнав о такой участи родителя, Лёша не "возрадовался", как это делал в размышлениях. Он разрыдался и возненавидел себя. В смерти отца он винил только себя. С этим пришлось мириться всю оставшуюся жизнь...
   Что было между Лёшей и Викой дальше? Ничего... Они больше никогда не виделись вживую. И не хотели этого. Слишком много неприятного им пришлось пережить вместе.
   Вика переехала в другой город. Сейчас у неё семья и двое детей. Она хорошая мать и прекрасная хозяйка. Квартира всегда вылизана и набрызгана освежителем воздуха. Ни одной пылинки. Ни одного дурного запаха...
   Лёше семью завести не удалось. Да он особо и не стремился. Пил много... Так и умер: пьяным сел за руль, не справился с управлением и вылетел в обрыв. На похороны кроме матери пришёл только один человек. Лицо скрывала траурная вуаль. Но читателю не нужно видеть лица, чтобы узнать её. Никому Лёша больше не был нужен. Никому, кроме Вики.
  
   От автора:
  
   В данном произведении Канализация представляет собой наше подсознание. Подземные, вырвавшиеся из неё отождествляют те звериные, неконтролируемые порывы, злые мысли, чёрную зависть, необоснованную ненависть и тд., время от времени выплёвываемые нашим подсознательным. Когда эти порывы очень сильны - они вытесняют наши сознательные мысли, кои в произведении есть ничто иное как люди. И когда это происходит, здравым мыслям ничего не остаётся кроме перспективы спрятаться в глубине подсознания и ждать, пока неконтролируемые эмоции утихнут. Крысы и прочая живность, которыми питались подростки, есть позитивные воспоминания, жизненный опыт хорошего, доброго. Без них добро в нашем подсознании гибнет...
   Военные, борющиеся снаружи с Подземными - попытки сознания обуздать вырвавшиеся наружу плохие мысли. Естественно, это не так просто, а в большинстве случаев - вообще невозможно.
   Мать Лёши выжила, потому что Подземные заперли её и других людей в здании и подкидывали иногда куски сырого мяса. Это случай психического состояния человека, когда его сознание способно смириться с происходящим и не вмешивается, не сопротивляется, даже иногда подпитываться им. Такое бывает с каждым. Сколько раз нам хотелось сделать то, что противоречит нашим принципам, но заставить себя отказаться от этого мы не в силах? Мало того, мы получаем от этого удовольствие! К такому поведению относятся супружеские измены, превышение скорости при езде, увиливание от государственных налогов, поедание большого куска торта, когда сидим на диете и тд... (это, конечно, в том случае, если действия "действительно" противоречат нашим принципам...)
   Псих, появившийся в канализации и напавший на Вику - слабоволие, сознательное приятие подсознательных порывов. Барбос, который спас девушку - защитный механизм, те же хорошие воспоминания, при обращении к которым наше сознание может подпитывать в себе добрую сторону.
   Только подсознательный порыв ослабевает - сознание вновь способно взять бразды правления. И когда это происходит - всё возвращается в своё русло, будто бы ничего и не было. Но это так только на первый взгляд. Сознанию нанесена травма. В случае с Викой - травма невелика. Она всего лишь ненавидит дурной запах. ("Ни одной пылинки. Ни одного дурного запаха...") С Лёшей дело другое. Его психика подверглась эмоциональной нагрузке, с которой он не смог справится. В рассказе - он спился и в конечном итоге разбился в автокатастрофе. А в реальности - наше сознание сильно меняется. Прошлая его модель умирает. Новая, смешанная с подсознательными порывами, заменяет её место...
  
  

Рыжков Александр

Сентябрь - Октябрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

День отца

  
   Каждую ночь мне снится один и тот же сон. Жаркий майский день, пустые улицы, зародыши кленовых листьев только начинают крепчать, тёплый ветерок щекочет лицо, волны плещутся о гранит бульвара и повсюду чириканье копошащихся в песке воробьёв. Я всегда ходил со школы домой этой дорогой. Уже который десяток лет, как я закончил её. Но во сне остаюсь всё тем же мальчишкой с тяжёлым ранцем за спиной.
   Вокруг никого: ни хулиганов, ни крикливых старух, ни пьяниц, ни колющихся под мостом наркоманов. Казалось бы - радуйся, дыши полной грудью, кидай камушки в реку, кричи во всё горло, балуйся, ты же ещё ребёнок! Жизненные тяжбы ещё впереди. Ты даже не подозреваешь, что придётся пережить. Поиски работы, разбитые как китайский фарфор мечты, предательства друзей, растущая с каждым днём долговая яма... Это всё в прошлом, вернее - ещё в будущем. Столь юна и наивна наша молодость. Столь беззаботна и прекрасна. А мы, как последние глупцы, тратим её впустую...
   Почему я не могу расслабиться? Почему каждую ночь я иду по дневным улицам родного города настороженный? Страх паразитом засел где-то внутри. Я озираюсь по сторонам очень редко. Боюсь лишний раз повернуть голову. Смотрю вперёд и иду. Иду домой. Набитый тяжёлыми учебниками ранец давит плечи. Скорей бы спасительный двор, скорей бы...
   Майский воздух трескается, рвётся на части пастями собак. Они выследили меня. Стая дворняг вышла на охоту. Их вожак замечает меня. Зачем я обернулся на их лай? Они ведь могли и не видеть... Я начинаю бежать. Быстро, отчаянно. Живая шерстяная масса мчится следом. Клыки блестят на нежном солнце, брызжет пена, десятки лап отталкиваются от тротуарной плитки, асфальта, земли. Они догоняют. Они совсем близко. Ранец мешает мне бежать, бьётся о спину. Я вспоминаю о нём и сбрасываю с плеч. Становится легче. Страх несёт мои ноги с невероятной для них скоростью. А может, я и смогу спастись?
   Но воля к жизни гаснет, когда я упираюсь в стену. Стая диких собак с бешеными глазами несётся на меня. Я раздираю руки, пытаюсь забраться наверх, но слишком неглубоки уступы, слишком гладки кирпичи. Челюсти дворняги впиваются в мою ляжку. А потом ещё одни - в икру. И ещё, и ещё. И вот я лежу на асфальте. Ещё в сознании. Разрываемый собаками. А потом всё гаснет. Чернеет. Умирает.
   Этот сон настолько реальный, что каждую ночь я просыпаюсь от своих криков. Один. Некому меня утешить, некому поддержать.
   Сегодня особенный день! Я ждал его весь месяц. Даже кошмар не способен его омрачить. Ведь сегодня я встречусь с детьми. Дочурке девять. Она отличница в школе. Самая красивая на свете. Задёрнутый носик, пухленькие губки. Вся в мать... Анжелина каждое утро завязывает ей огромный розовый бант. И разрешает пользоваться помадой. Лиза знает, что мне это не нравится, поэтому перед нашей встречей не красится. Пашке уже тринадцать. Совсем взрослый. Он тоже пошёл в мать. Такой же строптивый. Такие же чёрные как смола волосы. Те же задумчивые глаза.
   Таксист уже стоял у подъезда. Я немного проспал, поэтому пришлось поторопиться. Принял душ и, едва обсохнув, натянул свой лучший костюм. Кремовый с синими пуговицами. Захватил пакет с подарками. Прохладный утренний воздух. Влажный и вкусный. Совсем недавно был дождь - мокрая земля и капельки на ветках.
   Утренние пробки не смогли испортить моего хорошего настроения. Я попросил таксиста подождать. Входная дверь была закрыта. Я позвонил. Долго не открывали. Это тоже ничего, уже привык. Наконец-то открыли. Это была Лиза. На ней красовалось голубенькое платьице и громадный бант. Ох, вырастет она, скольких мужчин с ума сведёт...
   У лестницы стояла Анжелина. Как всегда хмурая и злая. Ничего, тебе не испортить мой маленький праздник, мегера. Сегодня никто и ничто на это не способны!
   - Папочка! - полезла обниматься дочурка. - Я так по тебе соскучилась!
   Я поднял её и покружил, аккуратно опустил обратно на пол.
   - Кто мой послушный персик-мерсик?
   - Я! Я! Я! - начала прыгать вокруг меня Лиза.
   - Послушной девочкой была? - я старался не замечать полный ненависти взгляд Анжелины.
   - Да! Папочка! Я была очень послушной!
   - А не врёшь?
   Дочурка нахмурилась.
   - Ну ладно, ладно. Знаю, что не врёшь.
   Она продолжала хмуриться.
   - А у меня кое-что есть для своего персика-мерсика...
   Её нежное личико вновь засияло. Глазки пытливо блеснули. Губки расплылись в самой очаровательной во всём мире улыбке.
   Я достал из своего пакета коробку. Вообще-то, я не большой специалист по куклам и другим девчачьим игрушкам. Но каждый мой подарок вызывал в Лизе только восторг. Этот исключением не был. Длинноногая кукла с пышными волосами, какими-то там одеждами, расчёсками и прочей глупостью в комплекте. Дорогая, зараза, но ради такой реакции дочурки я готов и не на такие затраты. Были бы деньги.
   По лестнице спустился Пашка. Как всегда хмурый.
   - Привет, бандит! - радостно поздоровался я.
   - Иди ты, - огрызнулся он.
   Некоторое время я боролся с собой. Никак не могу привыкнуть к подобным выходкам. Следовало снять ремень и хорошенько выпороть. Тогда бы он понял, что с отцом так не разговаривают. Но я сам дал себе клятву: ничто не омрачит этот день. Да и рука, попросту, не поднимется. Когда с детьми раз в месяц видишься, способен прощать многое...
   Претворившись, что не расслышал ответ, я подошёл к Пашке и обнял. Он отвернулся. Такое ощущение, что обнимаешь застывшую статую, а не родного сына. Пора бы мне перестать этому удивляться.
   - Был хорошим мальчиком?
   - Отцепись.
   - Хорошим. Я тебе подарочек принёс.
   - Засунь себе его...
   Я еле удержался, чтобы не дать ему затрещину. Глубоко вздохнул и достал из пакета последнюю коробку. Протянул сыну. Это был грозный робот-трансформер. Недавно показывали одноимённый фильм. Вся ребятня от них без ума.
   Благодарный сынишка даже не глянул на подарок. Взял коробку и пренебрежительно швырнул на стол. Мол, погляжу потом, папаня.
   Ладно, не обращаю внимания. Глубокий вдох, выдох, вдох, выдох. Гнев проходит, уступает место отцовской любви. Мне вновь хорошо и весело. Я люблю своих детей. Особенно Лизочку...
   Я тщательно планировал маршрут нашей прогулки. Вначале зоопарк, потом пиццерия, потом кинотеатр, а на завершение - кондитерский магазин. Мне хотелось побаловать детишек. И себя - их присутствием. Вновь побыть полноценным отцом. Так, чтобы запомнилось надолго.
   Таксист подвёз нас к зоопарку. Я расплатился и мы пошли к кассам. Уже в машине я обратил внимание на мелкие капельки на лобовом стекле. Дождик почти незаметно моросил. Солнце прятали мохнатые тучи. Я всей душой надеялся, что хуже не будет.
   Клетки с экзотическими птицами. Павлины, попугаи, куропатки, фламинго, цапли, страусы - кого там только не было. Лиза восхищённо рассматривала, дразнила птиц высовывая язык, читала таблички, радостно бегала вокруг меня повторяя, как она рада, что я приехал. Пашка шёл хмурый как барсук. Всё его не интересовало. Как так можно? Или это он назло мне? Достал сигареты и подкурил одну. Я выдрал её у него изо рта и бросил на асфальт. Хотел накричать, но сын опередил. Покрыл меня такими матами, о существовании которых я даже и не подозревал. Потом демонстративно достал другую сигарету и подкурил. У меня опустились руки. Ладно, хоть дочурка меня любит...
   Не успели мы подойти к клеткам с обезьянами, как хлынул ливень. Спасибо тебе, погодка, удружила! Мы спрятались в зале с кошачьими. Жутко воняло мочой. Долго находиться там было невозможно. Мы обошли все клетки несколько раз, а дождь и не думал прекращаться.
   Вонь взяла своё. Дни уже были достаточно теплыми, чтобы не бояться заболеть попав под дождь. Я вызвал такси и потащил детей к выходу из зоопарка. По дороге мы наткнулись на навес, под которым люди прятались от дождя. Да, там не воняло кошками. Но вдруг ливень весь день идти будет? А я столько всего запланировал.
   В такси мы вошли полностью мокрыми. Шофёр включил обогреватель на полную. Что ж, спасибо ему за это.
   Следующим пунктом моего запланированного дня была пиццерия. Я уже давно в подобные заведения не хожу, но знаю - дети от них в полном восторге. Мы долго разъезжали по городу от одной переполненной людьми пиццерии к другой. Дождь добавил им клиентов. Но и на нашей улице настал праздник - в седьмой по счёту был свободный столик. В полуобморочном состоянии я расплачивался с таксистом. Двойной тариф, как он сказал. Не ругаться же мне с ним при детях?
   Пашка тут же выбрал самый дорогой коктейль, блинчики с красной икрой, тортик и гранатовый фрэш. Лиза была менее требовательной и согласилась только на пиццу с молочным коктейлем. Ну, и тортиком вон тем, очень аппетитно выглядящим. Хорошо, что я вчера зарплату получил...
   Официантка долго не несла заказ. Ничего страшного. Всё хорошо. Моё настроение ничто не испортит. Ни дождь, ни выходки сына, и уж тем более - плохое обслуживание. Стоит только взглянуть на дочурку, сразу тепло на душе становится. Так похожа на мать...
   Еда, к моему удивлению, оказалась очень пристойной, можно даже сказать - вкусной. Пашка запихивался как троглодит. Но это и к лучшему. Хоть какое-то время не будет кидаться в меня своими колкостями. Лизка тоже очень увлечённо ела. Всё нахваливала тортик. А когда пришла пора нам собираться и ехать в кино, она вдруг начала задыхаться. Свалилась на пол, держась обеими ручками за горло. Вся покраснела, бедняжка, глаза слезились, тело покрылось пятнами. Чёрт, это ведь аллергическая реакция. Я схватил официантку за шиворот. К своему дикому ужасу я узнал, что в съеденном дочуркой торте был мёд. Как я мог не спросить об этом до того, как его принесли? У Лизы страшная аллергия на мёд.
   - Ты тварь, сволочь, подонок! - орал Пашка и бил меня кулаками. - Ты ублюдок, гад! Тебе мало смерти мамы?! Хочешь и сестру мою убить?!
   Благо, у входа стояло такси. Держа в руках задыхающуюся Лизу, я заскочил на заднее сиденье и приказал гнать что есть силы в ближайшую больницу. Сынишка сидел спереди и звонил Анжелине, родной сестре моей покойной жены. После автокатастрофы она настояла на суде. Перекрутила все факты и взяла опеку над моими детьми. Я всегда знал, что она стерва, но чтоб воровать чужих детей... Я удивляюсь, как это она меня ещё в тюрьму не упрятала.
   Мы успели вовремя. Врач сделал Лизе укол эуфилина и напичкал всевозможными таблетками против аллергии. К вечеру, как он пообещал, её можно будет забирать домой. Домой...
   Прибежала Анжелина. Как дикий зверь она накинулась на меня, надавала пощёчин, прокляла и пообещала добиться отмены судового решения видеться с детьми. Ну что ж, может быть, так оно и будет. Но пока я ещё имею на это право. Поэтому я пробыл в больнице до того, как Лизе стало лучше. А этого не так долго пришлось ждать, как обещал доктор. Приблизительно через час она уже пыталась вскочить с кровати.
   Анжелина повезла детей к себе домой. Я даже и не надеялся, что смогу поехать с ними. Но с Лизочкой всё в порядке, а это самое главное.
   Домой я решил пройтись пешком. Всё равно делать больше нечего. Кончился дождь, и майское солнце выползло из-за туч. Я брёл по бульвару. Погружённый в тяжёлые думы. Волны речки бились о гранит. Тёплый ветерок ласкал раскрасневшееся от пощёчин лицо, сдувая на него капельки с кленовых листочков. Влажный запах земли. Как я люблю этот запах... Нет, я не виноват в смерти жены. Мы тогда ехали с вечеринки. Я сел за руль подвыпившим. Но Лиза была гораздо пьянее. Это не первый раз, когда мы так возвращались домой. Конечно, надо было вызвать такси, а машину забрать утром. Но кто же мог знать? Кто?! Я ничего не нарушил. Грузовик не затормозил на красный и врезался в нас со стороны, где сидела Лиза. Она умерла через несколько часов в больнице, а я, к сожалению, выжил... Анализ моей крови выявил алкоголь. Водитель грузовика стоял на своём, мол, ехал на зелёный. В общем, мне выпал очень плохой карточный расклад. А бездетная Анжелина этим воспользовалась.
   Вдруг тишина разорвалась на мелкие кусочки злым лаем. Десятки бродячих собак, сбившихся в стаю. Их глаза горят бешенством, из их пастей течёт пена. Они бегут на меня...
  
  

Рыжков Александр

Февраль, 2008 год

http://sergheev.livejournal.com/

Меркурий-13

  
  
   Единственное чувство, общее для всех людей, - страх смерти. Видимо, неслучайно самоубийство осуждается как акт безнравственный.
  

Рюноскэ Акутагава

  
   1
  
   Тонкие женские пальчики прижимали к ладони закупоренный сосуд. Юми энергично встряхивала его, вспенивая мутно-белёсую жидкость. Делала она это машинально. Мысли её давно абстрагировались от работы и за доли секунд проделали расстояние в сотни килопарсек.
  
   Она вновь оказалась в родном городе Киото.
   Но столь любимые с детства исполинские небоскрёбы, воздушные парки и наземные памятки многотысячелетней культуры не наполняли сердце той же радостью как когда-то. Автофлаер с каждым проделанным километром приближал неизбежное. Рядом сидел Борис и возбуждённо глядел в окно. Где только он не побывал за свои три с лишним десятка лет - в Японии не был ни разу. Но даже невозмутимая беззаботность любимого не могла лишить Юми тягучих переживаний.
   Припарковав автофлаер на стоянке трёхсотого этажа, Юми и Борис направились к входу в жилую секцию.
   Дверь беззвучно разъехалась. В коридоре стоял отец. Изрезанное морщинами лицо выражало что-то среднее между строгой радостью и презрением.
   - Проходите, - холодно бросил он даже не обняв дочь, с которой в живую не виделся около пяти лет.
   Юми наполняло отчаяние. Её и без того бледное лицо стало белее февральского снега. Взглянув на него, даже неисправимый оптимист Борис заволновался.
   В гостиной ждала мать - пожилая женщина в кимоно. Улыбка тут же исчезла с округлого лица, стоило ей взглянуть на избранника дочери.
   - Прошу к столу, - выдавила она из себя на ломанном русском.
   Все уселись на циновку. На низком столе стояло четыре пиалы наполненные супом с лапшой, рядом лежали палочки хаси, крохотные стаканчики и сложенные в несколько раз белые полотенца, а в центре фигуристыми узорами блестел кувшин с саке.
   Борис впервые оказался за одним столом с японской семьёй, ревностно чтившей традиции своей страны. Юми неоднократно рассказывала ему о строгих нравах отца и непоколебимых устоях матери. Но разве можно что-то воспринимать всерьёз, когда оно в сотнях килопарсек от тебя? Встреча с родителями возлюбленной представлялась ему очень смутно и, конечно же, гладкой как китайский шёлк. Разве кто-то может устоять перед шармом и обаянием молодого доктора микробиологических наук? Видимо, не всё так просто... Нужно было во что бы то ни стало понравиться им. А для этого: хотя бы не опозориться за трапезой. Лишь бы не перепутать наставлений Юми...
   Родители молча глядели на Бориса. Юми взяла салфетку и принялась вытирать лицо и руки. Борис последовал её примеру. То же сделали и родители.
   - Итадаки масу! - почти вежливо сказал отец. Мать и Юми с улыбкой повторили.
   - Итаки мау! - попытался повторить Борис и тут же смутился, ощутив на себе недобрый взгляд матери.
   Мать разлила саке по стаканчикам. То ли от волнения, то ли по привычке выработанной годами, Борис выпил залпом. Слабенький градус и тёплая...
   Юми подняла пиалу с супом на уровень груди и сделала глоток. Возлюбленный повторил её движение. Он был довольно таки голоден с дороги, поэтому сделал ещё один, а затем принялся вылавливать палочками хаси плавающую лапшу. В секунды опустошив содержимое, Борис положил пиалу на стол и похвалил кушанье, щедро размахивая палочками то в сторону матери, то в сторону отца. От столь откровенного акта невежества отец покраснел, а мать со звоном битого фарфора уронила пиалу...
   "Родители никогда не позволят мне выйти за него замуж..." - с нестерпимой тоской подумала Юми.
  
   - Реагент, - постучался в оболочку размышлений Карл. - Подай мне реагент.
   - Что? - переспросила Юми, не успевшая прийти в себя.
   - Колбочку, что у тебя в руках, не будешь столь любезна?
   - Ах да, колбочку...
   - Ты хорошо смешала?
   - Как видишь...
  
   2
  
   Зал отдыха представлял собой обширное помещение с несколькими диванами, столами и стульями. Голографический симулятор настроения по пожеланию отдыхающих разукрашивал стены любыми красками и пейзажами, заливал пол проекциями предметов и ландшафта. Конечно, до идеальной имитации - как до созвездия Большой Медведицы, но и этого вполне хватало для отвлечения от суровых рабочих будней на космической исследовательской станции "Молот".
   Особой популярностью зал отдыха пользовался у неразлучного квартета: Ларисы, Карла, Теда и Семёна. По отдельности они бывали там редко. Парами - чаще. Но больше всего они любили запираться вчетвером. Включали симулятор Древнеримской империи, выбирали локацию где-то в летней резиденции Юлия Цезаря или Марка Аврелия и предавались наслаждениям той забытой эпохи меча и философии...
  
   Сентябрьское солнце раскалённым диском утопало в горизонте, разливая ярко-оранжевое масло света на бескрайние поля виноградной лозы и оливковых деревьев. Кусты разноцветных роз оплетали столбы террасы, наполняя её сладким, пьянящим ароматом. За столом возлежали одетые в тоги Карл, Тед и Семён. По пояс голая огненно-рыжеволосая рабыня Лариса подливала вино в их бокалы из узкогорлого кувшина.
   - Или это синтезатор вина барахлит, или это мне уже пить хватит, - заговорил Карл. -Как сок! - в подтверждение, он залпом опустошил бокал и не поморщился.
   - Да это ж Лорка градус понизила, - погладил ножку проходящей мимо рабыни Семён. - По глазам вижу...
   - Нечего вам напиваться, как в прошлый раз, - улыбнулась пойманная на горячем Лариса. - Вы мне трезвыми больше нравитесь...
   - Тебя, рабыня, никто не спрашивал! Не выходи из своей роли! - Рявкнул Карл. - Лучше налей мне. Вот так. А теперь иди сюда, дочь неверных империи варваров! - он схватил её за руку и потянул к себе...
   - Ну вот, опять он первый... - вздохнул Тед.
   - Это надолго. Давай хоть вина себе нормального возьмём, - Семён встал и направился к синтезатору напитков, скрытому голограммой расписного фонтана.
   Тед поднялся вслед за ним. Несмотря на установленный порядок вещей, он не мог избавиться от чувств ревности, захлёстывающих его в подобные моменты. Видимо, к Ларисе он питал что-то большее, нежели сексуальное влечение...
   - Давай побудем здесь, - обратился он к Семёну, наполнявшему кувшин синтезированным вином.
   - Ревнуешь?
   - Да нет, с чего ты взял? - смутился Тед.
   - Ревнуешь... - вздохнул собеседник. - Тут ведь по-другому нельзя... смирись...
   - Чего тогда Борису и Юми можно?
   - Э-э, брат, - похлопал по плечу Теда Семён, - у них же любовь. Им можно.
   - А может, к Лариске у меня тоже любовь! - неожиданно вспылил Тед. - Чего мне так же как и им нельзя?!
   - Да успокойся ты! На, лучше, винца выпей.
   - Но несправедливо ведь... - с меньшим запалом сообщил Тед и сделал несколько жадных глотков прямо из кувшина.
   - Ты и вправду не понимаешь, или только претворяешься?
   - Да всё я прекрасно понимаю. Борис любит Юми. Юми Любит Бориса. Я люблю Лору. Лора меня не любит...
   - Ни черта ты не понимаешь... - улыбнулся Семён. - Мы все любим Ларису. А она - любит нас всех... Разве так сложно к этому привыкнуть?
   - Вроде бы и привык, но что-то иногда мешает...
   - А ты не обращай внимание. Хочешь, свою очередь уступлю? Вон, освободилась уже...
   - Не откажусь... - чувство ревности бесследно растворилось в сладком предвкушении предстоящего...
  
   3
  
   Лариса раскладывала на стол металлическую посуду. Сегодня её очередь готовить, а это значит, что весь экипаж космической станции голодным не останется!
   Ещё до вступления в Национальный университет микробиологии и генетики, она отличалась незаурядными кулинарными способностями. Тяга к освоению и усовершенствованию новых рецептов была у неё в крови. Мать очень хотела отдать дочь в Институт кулинарии, на что отец, капитан космических войск, выступил с категорическим протестом. В его воображении рисовалась армада военных космических крейсеров Земного альянса с Ларисой за штурвалом одного из них...
   Каждый родитель навязывал чаду свои представления о безоблачном будущем, что просто не могло не войти в противоречие с упрямым характером Ларисы. В конечном итоге, получив аттестат о среднем образовании, она, без ведома родителей, успешно сдала экзамены в Институт микробиологии. Но не успели отец с матерью как следует отругать непослушную дочь, как пришло письмо с приглашением Ларисы, в связи с чрезвычайно высокими показателями развития левого полушария мозга, на обучение в Национальный университет микробиологии и генетики, который располагался на Земле - столице человеческих планет. Для марсианской провинциалки такая возможность предоставляется раз в жизни...
   Что было дальше - не трудно догадаться. Учёба. Диплом. Аспирантура. Защита диссертации. В конечном итоге - её пригласили на работу в качестве главного лаборанта Научно-исследовательской космической станции "Молот". Под руководством доктора микробиологических наук Бориса Сергеевича Камнева (в коллективе именуемого просто Борисом).
   Не смотря на скупость ассортимента полуфабрикатов, Лариса умудрялась с каждым новым дежурством по кухне поражать своих коллег очередными кулинарными шедеврами. Сегодня это была лапша, залитая густым соусом, печёный заяц, нафаршированный яблочным пюре и гусиная печень. Каким образом ей удавалось добиваться таких невероятных результатов от простенького, ничем не выдающегося синтезатора пищи для всех оставалось загадкой. Особенно для Юми, каждую кулинарную победу Ларисы воспринимавшую как своё личное поражение...
   Пища была настолько вкусной, что за время обеда никто не проронил и слова. И только под конец трапезы Борис заговорил:
   - Мне сегодня прямое письмо от Куана Хезнако пришло.
   - Куана Хезнако, генерального директора сети Научно-исследовательских станций Галактики Треугольника? - не поверил Семён.
   - От него, родимого... - продолжил Борис, указав пальцем в потолок. - Как он сам соблаговолил изволить выразиться: "Вам, как лучшему учёному коллективу наших станций, оказана огромная честь первыми приступить к исследованию мутационных свойств нового образца вируса "Меркурий-13"."
   - С каких это пор мы лучший учёный коллектив? - задал вполне естественный вопрос Карл.
   - А почему бы и нет? - встрял в разговор Тед. - Да результатами наших исследований не одна галактика во всю пользуется!
   - А на счету в Межгалактическом банке - ноли одни, без палочек... - вздохнул Семён.
   - Куда же ты палочки деваешь? - ехидничал Карл. - Нам не так уж мало платят. За прошлый квартал даже премию на коллектив выделили. А ты, Тед, от скромности точно уж не умрёшь! Это наша работа. Ты почему-то забываешь о результатах других станций. Коллеги с "Дождя" недавно вакцину от звёздной лихорадки разработали. 99,9 процентов испытуемых излечилось. А про коллектив "Мира" ты, видимо, даже и не вспоминал. Подумаешь, разработали двухчасовую методику излечения рака мозга!
   - Наши достижения из виду упускать тоже не надо... - вмешалась Лариса. - Регенеративный порошок чего только стоит...
   - Да! - завёлся Тед. - Разве ты, Карл, забыл как тебе оторванную подопытным медведем руку восстановили? Ты бы от потери крови умер, а наши разработки мало того, что жизнь тебе спасли, так ещё и конечность целой и невредимой вернули!
   Карл машинально посмотрел на выращенную регенеративным порошком руку:
   - Я совсем не отрицаю наших заслуг, - с меньшим запалом сказал он. - Я имею ввиду лишь то, что среди других исследовательских коллективов микробиологических наук есть совсем не худшие нас.
   - Вам-то легко говорить, - опомнился Семён. - Вам не надо семерых детей содержать...
   - О чём это ты? - удивился Карл.
   - Ты спросил куда я палочки от ноликов деваю... - невозмутимо ответил Семён.
   - Так у тебя семеро детей? - поразилась Лариса. - И жена, наверняка. И не одна, наверное...
   - Не одна - три. Только я с каждой в разводе, - поделился данными о личной жизни Семён. - Работа не позволяет постоянства. Прилетел на полгодика со станции, детей настругал и улетел. Прилетел ещё раз - она уже с другим... И так три раза подряд...
   - А ты ещё одну заведи, для чётности... - пошутил Тед.
   - Э не-е-е! - отмахнулся Семён. - Хватит и трёх.
   - А я считаю, что ты просто ещё не встретил ту единственную, которая будет тебя любить и дожидаться. И ни разу не изменит! - решила поделиться своим взглядом на вопрос Юми. - Поверь, Семён-сан, такие девушки существуют. Они только разбросаны по разным галактикам и очень трудно их найти. Но если очень сильно захотеть...
   - Можно в космос полететь! - перебила её Лариса. - Не забивай человеку мозги чепухой. Ему и так хорошо, - она погладила его по щеке. - Где же это видано, чтобы такие девушки ещё существовали?
   - Ну, я одна из них! - гордо парировала Юми и сжала ладонь Бориса.
   - Я вам не мешаю? - очнулся Борис. - Мы тут о деле, вообще-то, говорили...
   - Ах да, Борис Сергеевич, вы уж извините, - оправдывался Карл, - тематику щепетильную задели, а потом оно, как снежный ком...
   - Вы позволите продолжить? - со строгим видом спросил начальник.
   - Да, конечно, безусловно, - разрешил Карл. Из всей команды только он не боялся Бориса и говорил иногда такие вещи, которые не стоит говорить своему руководителю.
   - Так вот, меня самого насторожило, что Хезнако назвал нас лучшим коллективом, но количество нолей в сумме гонорара за произведённый комплекс стандартных исследований даёт более чем плодородную почву для размышлений...
   - А это... каково, так сказать, количество, если не секрет, конечно... - замялся Семён.
   - Двенадцать миллионов кредитов, - расплылся в довольной улыбке Борис. - на каждого - по два...
   Придя в себя после шока, Карл выдавил:
   - Я не ослышался?
   - Нет, - с ещё большим радушием и самодовольством ответил начальник. - Через неделю прибудет корабль с продовольствием. На его борту будут образцы вируса. Поскольку заказ срочный - за неделю мы должны успеть законсервировать наши исследования. Задачка трудоёмкая, но за такие деньги... Кто-нибудь против?
   - Можно уже начинать? - заволновалась Юми.
   - Безусловно! - голос Бориса показался присутствующим твёрже алмаза.
   Все как один встали из-за стола. Им предстояла тяжёлая неделька...
  
   4
  
   В подготовительной лаборатории кипела работа. Юми заполняла картридж биоконтейнера суспензией из биологического раствора и вируса "Меркурий-13". Работа очень щепетильная и требует точности и предельно возможной концентрации. Образцы стоят бешенных денег - если прольёшь, платить придётся свои кровные... Стоит отметить, что подобная работа очень опасна и без защитного биохимического костюма не выполняется, что сковывает движения.
   Заправив биоконтейнер, Юми запрограммировала его на среднюю скорость генерации биологического материала, не забыв учесть результаты комплексного микроскопического анализа, проведённого Семёном. Он установил, что данный вирус относится к немногочисленному роду вирусов - мимивирусов, выдающийся своим наибольшим диаметром капсида среди всех известных науке вирусов, имеющий более объёмный (более 2 миллионов пар нуклеотидов) и сложноструктурированный геном. Капсид вируса покрыт дополнительной липидной оболочкой, что служит хорошей защитой и помогает переносить очень суровые по космическим меркам условия.
   Издавая тихий гул, биоконтейнер размножал вирионы "Меркурия-13" и соединял их с нейтральными синтетическими клетками. Конечным результатом его работы была мутно-красная жидкость тут же разливавшаяся в разнокалиберные шприцы.
   Первые рабочие образцы вируса были получены, и Юми вызвала Теда по внутренней связи. Тед появился буквально через минуту, взял поднос с заполненными шприцами и удалился не проронив и слова.
   Отдыхать ещё рано. За этот день Юми предстояло ещё несколько десятков раз заполнить картридж...
  
   Зверинец. Вдоль стен тянулись многочисленные ряды плексигласовых клеток. Крысы, собаки, коты, птицы, свиньи, ящерицы, кролики, змеи и прочая живность - обитатели этих клеток.
   Лариса села за терминал. Протиснула руку в отверстие управления механического хвата. Вывела на монитор крысиный сектор. В помещении было так тихо, что она отчётливо слышала мягкий топот кнопок клавиатуры. Плексиглас клеток содержал в себе шумоизолирующее вещество.
   Механический хват мягкой клешнёй ловил забившееся в углу животное и отправлял в усыпляющую камеру. Только зверёк оказывался в камере - выпускался снотворный газ. Крыса тут же засыпала мертвецким сном.
   Лариса повторила операцию пять раз. Вызвала Теда по внутренней связи. Он пришёл с пятиминутным запозданием. Проверил биологические показатели подопытных животных. Одна крыса не прошла анализ - у неё было выявлено сердечно-сосудистое заболевание. Ненужное животное направили в камеру умерщвления и заменили его новым, прошедшим анализ.
   Сложив спящих крыс в переносную клетку, Тед отправился с ней в экспериментальную лабораторию.
  
   Борис ввёл иглу в мохнатую лапку животного. Поршень медленно выдавливал мутно-красную жидкость из шприца. Инъекция завершена. Ещё одна подопытная крыса инфицирована вирусом "Меркурий-13". Десятая и последняя на сегодня...
  
   5
  
   Дневник записей наблюдений за инфицированными животными вирусом "Меркурий-13"
  
   Д.м.н., профессор Камнев Б.С.
  
   3,06,98
   Благодаря слаженности и высокому профессионализму команды инфицировано первые десять подопытных крыс. Высокие показатели продуктивности, учитывая необычность вирусных тел по сравнению со всеми известными аналогами мимивирусов. Назначил Карла главным наблюдателем за подопытными животными. Не смотря на вспыльчивый характер, специалист он более чем хороший.
  
   4,06,98
   Инфицировано пять ужей и три кролика.
   Карл прибыл с первым отчётом. Результаты плачевные. Из десяти крыс выжила лишь одна. Остальные погибли в течение шести часов с момента инфицирования. Смерть сопровождалась повышенными конвульсиями мышечных тканей и пеновыделением из ротовой полости. У меня есть подозрения, что была превышена дозировка вируса. Что же касается выжившей крысы, подопытного образца N6: состояние её критическое. Мышечные ткани конвульсируют. Зрачки не реагируют на свет.
   На заметку: понизить в два раза дозировку для крыс.
  
   5,06,98
  
   С учётом понижения дозировки, было инфицировано пять кроликов и пять крыс.
   Заражённые вчера животные за ночь погибли. У некоторых наблюдаются внешние морфологические изменения. Так, у одного кролика наблюдается выпадение шерсти в области задних лап и нижней части спины. У всех змей произошло смещение предчелюстных костей, что видно даже невооружённым глазом. Распорядился Теду провести вскрытие для выяснения новых аномалий. Семёну - провести химический и микроскопический анализ клеток.
   Удивительно, но подопытный образец N6 ещё жив. Немного реагирует на свет. Тело не перестаёт содрогаться в конвульсиях.
  
   6,06,98
  
   Произведено инфицирование двух свиней, двух собак и четырёх ужей.
   Вчерашние крысы погибли. Зато все пять кроликов остались в живых. За ночь у каждого из них выпало большое количество шерсти.
   Вскрытие подтвердило мои подозрения. У каждого инфицированного животного наблюдается аномальное расширение внутренних органов.
   Химический и микроскопический анализ выявили у каждого образца уплотнение костной ткани, нарушение оболочек клеток и мутации аминокислотных комплексов.
   Подопытный образец N6 начал мутировать. Зрачки и белки глаз приняли ярко-красный цвет, шерсть потвердела. В области позвонков наблюдается образование роговистых наростов. Состояние животного по-прежнему критическое. Конвульсии прекратились, но оно остаётся на своём месте и не принимает пищу. На данном этапе исследований - это пока что наибольшие достижения. Посмотрим что будет дальше. Через три дня необходимо предоставить первичные результаты исследований непосредственно господину Куану Хезнако. Это усиливает напряжение в коллективе. Сегодня вечером случайно услышал как Семён беседовал с Ларисой по поводу неудовлетворительных результатов испытаний. Виду не подал, что заметил. Прошёл дальше. Он наверное забыл, что в микробиологии даже неудовлетворительный результат - уже хорошо...
  
   7,06,98
  
   Моим решением временно прекращено инфицирование животных. Пока есть материал для работы.
   Кролики полностью полысели. Как и у крысы, белки и зрачки глаз приняли ярко-красный цвет. Наблюдается уплотнение кожного покрова. Анализ ткани выявил неизвестное науке нарушение митоза клеток.
   Обе заражённые собаки выжили. Симптоматика действия вируса схожая с кроликами - выпадает шерсть.
   Обе свиньи так же выжили. Пока что не наблюдается наружных морфологических изменений.
   Четыре ужа, увы, погибли. Можно предположить, что на чешуйчатых вирус оказывает смертоносное воздействие.
   Проходя мимо клетки с одним из полысевших кроликов, испытал временный, неоправданный приступ страха. Животное мордой уткнулось в плексигласовую стенку и устремило на меня свои красные глаза. Вряд ли моя закалённая психика могла пошатнуться от вида мутировавшего млекопитающего. Пока никому не говорил. Этот факт следует изучить.
   Крыса жива, но не поднимается с места. Шерсть её превратилась в колючую щетину, как у ежа, а из спины торчат длинные роговые наросты. Неприятное зрелище, хочу заметить.
  
   8,06,98
  
   Собаки полысели, уплотнился кожный покров, покраснели глаза. Гиперактивны. Кружат по своим клеткам и лают, словно хотят поиграть. Особую радость проявляют, когда рядом Тед. Он говорит, что слышит, как они просятся на волю. Он всегда любил собак и не удивлюсь, что придуманными небылицами он просто хочет им помочь. Но полностью отвергать возможность проявившихся у собак в результате заражения вирусом "Меркурий-13" экстрасенсорных способностей нельзя. Нужно провести анализ мозговой деятельности собак. Так, на всякий сулчай.
   К сожалению, свиньи скончались ночью в жутких конвульсиях и пеновыделении из ротовой полости. Видимо, их организм не воспринял вирус. Есть подозрение, что при отторжении, вирус оказывает разрушительное воздействие. Это объясняет смерть подопытных животных. Их иммунитет заблокировал путь к изменению аминокислотных комплексов, в результате чего вирус их попросту уничтожил. Складывается впечатление, что "Меркурий-13" - микроскопическая форма жизни, способная принимать свои собственные решения. Нужно проработать эту теорию.
   Крыса всё так же не сходит с места. Но еда в её клетке исчезла. Видимо она ночью съела. Следовательно, при необходимости передвигаться она способна.
   Я беседовал с Юми, когда все пять кроликов-мутантов одновременно уткнулись мордами в стенку и уставились на нас. Ниоткуда взявшиеся страх и отчаяние, которые я испытал в ту минуту нельзя передать словами. Скажу только, что мне хотелось просто покончить с собой, лишь бы прекратить нахлынувшие переживания. Юми пожаловалась, что испытала то же самое. Видимо, кролики способны каким-то образом воздействовать на подсознание.
   На заметку: предупредить экипаж держаться подальше от клеток с кроликами.
  
   9,06,98
  
   Проведенные анализы мозговой деятельности собак и кроликов подтвердили подозрения о возникновении экстрасенсорных способностей.
   Тед утверждает, что собаки признали его своим лидером и ждут, когда он прекратит эти негуманные опыты и выпустит их на свободу. Они обещают вести себя послушно и служить нам верой и правдой. Я ему до конца не верю, ведь ко всем собакам он относится с такой любовью, которую не всегда может подарить человеку...
   Крыса по-прежнему не движется с места. Применённые к ней внешние раздражители не произвели никакого эффекта. Она даже не пошевелилась и закрыла глаза.
   От кроликов держался на расстоянии. Все эксперименты проводил Семён. Он говорит, что рядом с ними страха не испытывает. Видимо, его мозг менее податлив к волновому воздействию.
   Сегодня предоставил господину Хезнако отчёт о проделанных исследованиях. О выявлении экстрасенсорных способностей пока не упоминал - хочу провести ещё ряд тестов.
  
   10,06,98
  
   Это невероятно, но подопытный образец N6 ночью прогрыз прочнейшую стенку плексигласа и сбежал. Жутко осознавать, что колючий красноглазый крысёныш-уродец бродит где-то рядом по палубе твоей станции...
   В целях безопасности приказал каждому члену экипажа вооружиться сонарными шоккерами и, по возможности, не ходить поодиночке.
   Тед говорит, что собаки видели как крыса сбежала. Они обещают, что в считанные часы смогут изловить и нейтрализовать её. Ещё они говорят, что это нужно сделать обязательно, так как всё время чувствовали в ней затаившееся зло и ненависть. Если этого не совершить - можно дождаться серьёзной беды. На вопрос, а что же они думают по поводу кроликов, наводящих на людей приступы паники, собаки через Теда ответили, что кролики добрые и вреда никому причинить не хотят. Просто им самим очень страшно сидеть взаперти прозрачной клетки. И этот страх распространяется на приблизившихся к ним людей. Они этого не хотят, но так уж получается...
   Быть может, некоторые слова Теда и не лишены смысла... Всё же, собак пока выпустить не рискну.
   Все озадачены, если не сказать - напуганы побегом крысы мутанта. Я не исключение...
  
   11,06,98
  
   Чёртова тварь! Когда я оглушил её сонарным шоккером - было уже поздно. Она вгрызлась в шею Семёна. Звуковая волна оглушила и Семёна, но выбора другого не было. Приказав остальным оказать раненному медицинскую помощь, я аккуратно вытянул зубы бессознательной подлой гадины из его шеи и направился в зверинец. Кинул тварь в камеру умерщвления. Больше она никого не укусит!
  
   6
  
   Мутация развилась быстро. Заражённый через слюну крысы Семён уже вряд ли мог называться человеком. Полысевший, набравший мышечную массу, согнувшийся и передвигающийся подобно примату... Затвердевшая кожа, ороговевшие пластины торчащие из позвоночника, красные как кровь глаза...
   Сразу же после укуса, Семёна поместили в лазарет. Когда его тело начало мутировать, в целях безопасности экипажа было предложено деактивировать внутреннюю панель управления входной дверью и стенами. Еду подавали через узкую щёлочку в двери, предназначенную на случай карантина.
   Лазарет стал тюрьмой. Но разве был другой выход? Разум Семёна слишком часто стал поддаваться моментальным приступам ярости и агрессии. Он крошил столы, койки, бил кулаками о стены. Спустя время он озадаченно глядел на нанесённые собой разрушения и вслух ругал себя вполне членораздельными словами и даже предложениями.
   Озадаченный случившимся Борис не нашёл другого выбора, кроме как обратиться за помощью к господину Куану Хезнако. Тот с пониманием отнёсся к проблеме и пообещал тут же направить на станцию корабль с помощью. Спасатели прибудут ровно через одиннадцать дней. Он приказал не предпринимать ни каких действий и дожидаться корабля. Борис ослушался этого приказания и до прибытия помощи направил все силы оставшейся в здравом уме (насколько это было возможно в той ситуации) команды на создание вакцины против вируса "Меркурий-13".
   Хуже всех трагедию с Семёном восприняла Лариса. Несколько дней подряд она непрерывно рыдала, а потом заперлась в зале отдыха и больше не выходила оттуда. Все попытки установить с ней связь закончились неудачно. Внутренний канал она отключила, а внешний игнорировала. Иногда, члены экипажа, в очередной раз вызывавшие её по внешней связи, слышали гудки, характерные ситуации, когда связь занята другим разговором. С кем могла говорить Лариса - для всех оставалось загадкой. Скорее всего, это были её родители. Ведь нужно же кому-то излить душу? Радовало хоть то, что в комнате присутствовал генератор пищи. По-крайней мере, с голоду она не умрёт...
   В результате проверки вакцины погибли все кролики-мутанты, но позитивного результата получить не удалось. Вводить пробный образец в собак не допустил Тед. Да в этом и не было необходимости. От вируса "Меркурий-13" нельзя было излечиться. Кому как не Борису об этом знать? В результате воздействия на клетки живого организма, вирус производил денатурацию белка, изменял его, подстраивал под себя, стирал всё, что могло хоть как-то походить на прошлую структуру. Такой процесс необратим. Попытка вернуть прошлый состав ДНК обязательно закончится биологической смертью подопытного, в чём он пятикратно удостоверился на один за одним погибавших кроликах...
   Семён был обречён. Человеком ему уже не стать...
  
   До прибытия спасателей оставался один день.
   За столом сидели Борис, Карл и Тед. Юми раскладывала тарелки. У всех - озадаченные, печальные лица. "Ну что, заработал каждый по паре лимонов?!" - выражал их взгляд...
   Юми заговорила. Ей впервые за всё это нелёгкое время захотелось завести разговор о чём-то другом. Хотелось оторвать себя от случившейся проблемы, взять с собой присутствующих здесь друзей и унестись в безоблачный мир, где всё прекрасно, где нет проблем, где нет ни мутаций, ни страхов, ни тяжёлой глыбы причастности, с каждым днём всё сильнее сгибающей твою спину...
   - Это, конечно, звучит смешно и странно, но в детстве мама заставляла меня читать книги.
   - Книги? Громоздкие средневековые носители информации? Они ещё в начале двадцать третьего века отжили себя, если не ошибаюсь... - поделился знаниями Карл.
   - Да, это действительно звучит смешно и странно, - оживился Борис. - Ты никогда мне не рассказывала.
   - И что же? Каковы эти книги? - интересовался Тед.
   - Они действительно громоздкие, - начала Юми. - Очень неудобные по сравнению с голографическими проекторами. Вначале, от непривычки, ими сложно пользоваться. Нужно постоянно входить с её страницами в физический контакт чтобы перейти к следующему блоку информации. Но всё же, что-то было особенное в этих неуклюжих носителях информации. Я всегда задавалась вопросом что именно? Дух давно прошедшей эпохи? Обширность информации при её скупом потоке? Не знаю даже...
   Прошло довольно много времени с тех пор, когда я в последний раз читала книгу. В университете на это просто не хватало времени, а здесь, на станции, об этом и речи быть не может. Но последнее что прочитала, до сих пор вертится у меня в голове. Помню, это был рассказ японского писателя начала двадцатого века. Его звали Рюноскэ... - Юми ненадолго задумалась, вспоминая фамилию писателя. - Акутагава, если не ошибаюсь. Да! Не могу ошибаться. Мама часто вспоминала о нём, советуя прочитать что-то из его творчества...
   - Мне не понять, как это писатель мог излагать свои творения одними лишь словами. Это ведь неправильно, - возмутился Тед. - Как же его можно понять? Ни голографического проецирования, ни звуковых эффектов...
   - Я тоже не могла понять, пока не прочитала, - ответила Юми. - Это так вначале кажется. Но все образы возникают у тебя в голове. Звучит, конечно, неправдоподобно, но это так.
   - Невероятно! - подхватил Борис. - Надо будет где-нибудь книжку раздобыть, проверить.
   - И что там? Я про рассказ, - вмешался Карл.
   - Это был рассказ про белого пса. Я не помню имён героев, а выдумывать свои не хочу. Поэтому обойдусь и без них. У пса был друг - другой пёс. И как-то раз другой пёс попал в беду. Живодёр забирал его в свой фургончик или что там у него было, а белый пёс не смог что-либо сделать. Вернее, он хотел залаять, но, ощутив на себе злобный взгляд живодёра, испугался и убежал. Белый пёс прибежал в свой двор и начал рассказывать хозяевам, - мальчику и девочке - что с ним произошло. Но они не узнали его. Мальчик прогнал пса палкой.
   Оцепеневший от недоумения возле отразившей его лужи, белый пёс осознал, что стал чёрным. Ни единого белого пятнышка - лишь смолянисто-чёрный цвет шерсти. Он со всех сил попытался убежать. Но разве можно убежать от самого себя?
   А что потом? Об этом можно было узнать из газет. Тогда газеты были сделаны, как и книги, из бумаги. Газеты писали про удивительно храброго чёрного пса, спасшего из пожара ребёнка, утащившего растерявшегося мальчика из под шпал поезда, защитившего персидскую кошку от змеи, победившего в тяжёлой схватке волка, угрожавшего людям и так далее...
   Белый пёс стыдился своего чёрного цвета. Каждый раз, когда он видел своё отражение, то вспоминал трусость, из-за которой он не спас своего друга от живодёра. Поэтому-то пёс и стал искать смерти - помогая другим. Но смерть преследует лишь трусов. Храбрые ей неинтересны...
   С каждым новым днём, тоска по хозяевам росла, поглощая его как океан тонущий корабль.
   Однажды, он всё-таки решился вернуться домой. Белый пёс понимал, что в этот раз мальчик может убить его палкой или камнем. Но лучше смерть, чем невыносимая тяжесть разлуки с хозяевами.
   Вместо того чтобы прогнать - мальчик и девочка приласкали его. Ведь шерсть белого пса вновь стала белой...
   Юми закончила. Лица её собеседников были мрачнее и задумчивей прежнего. Все молчали. На глаза Теда наворачивались скупые, неумело скрываемые слёзы.
   - Вот мы и почернели, когда Семёна крыса заразила... - с трудом выдавил из себя Борис. - А как обратно побелеть-то? Знает кто?..
  
   7
  
   Спасательный корабль состыковался с научно-исследовательской космической станцией "Молот" ровно в указанный господином Хезнако день. Экипаж станции толпился у входа, дожидаясь своих героев. За эти дни можно было впервые увидеть улыбки, украсившие их лица.
   Вот тут-то всё самое плохое и началось.
   Разъехалась дверь и на борт станции ступил военный ботинок, затем ещё один и ещё...
   Люди в бардовых военных скафандрах направили плазменные винтовки на учёных. Приказали лечь на пол и сомкнуть пальцы на затылке.
   Отличавшийся вспыльчивостью Карл замахал руками и потребовал объяснений. Без каких-либо предупреждений, один из солдат надавил гашетку. Зеленоватый всплеск плазмы растёкся по телу учёного, спалив его живьём. Комната наполнилась едким запахом жареной плоти и палёной одежды.
   Пленённый экипаж в лице Бориса, Юми и Теда заперли в столовой, предварительно вынеся из неё всю посуду. Но заточение продлилось недолго. Не прошло и часа, как их отвели в основную лабораторию и намертво приковали к столам кожаными захватами.
   - Ну что ж, вам выпала высокая честь совершить такую жертву во имя науки!
   Голос звучал до боли знакомо. Борис поднял веки. Лариса!
   - Лариса, это ты? Глаза меня не обманывают?!
   - Как же! Тебя, Боря, глаза никогда не обманывают...
   - Ты! - со всей захлестнувшей ненавистью крикнул Тед! - Ты! Ты! Ты-ы-ы!
   - Я, голубчик, кто же ещё? - ликовала Лариса.
   - Лариса, как ты могла? - не верила Юми.
   - А ты, подстилка шефа, молчи вообще. Залепить ей рот. Да, и любовничку тоже!
   Солдат с особой жестокостью залепил рты кляпами Юми и Теду.
   - Подлая тварь! - свирепел Борис. - Как же ты могла так нас предать?! Столько лет ты была с нами! Ай-я-яй! Какая гадость! Какая дрянь! Подлая гадина!!!
   - Залепи и ему рот! - приказала Лариса. - Зря ты тогда меня отверг... очень зря... - её глаза засверкали недобрым светом. - Тебе больше узкоглазые пигалицы по душе! Ладно, что было - то было... - смягчилась она. - Друзья, я не со зла. Вы не поймите неправильно, - добродушно заговорила Лариса, словно сидела с ними у распаленного камина. - Я к вам всей душой, но двенадцать миллионов... Разве тут нужно что-то ещё говорить? Да и зачем? Скоро вы себя будете смутно помнить, и, возможно даже, хорошо ко мне относиться...
   - Жаль, что Карла убили, - вздохнула предательница. - Из него бы хороший подопытный экземпляр вышел. С его-то темпераментом...
   - Скажите, - глаза Ларисы вновь засверкали, - зачем тратить бесценные образцы столь мощного мутагенного вируса на животных? Господин Хезнако лично просил меня проверить его на вас, - она посмотрела в полные ненависти глаза Бориса. - Ты хоть можешь себе представить, что "Меркурий-13" может сделать с тобой? Если какая-то дворняга получает экстрасенсорные способности, а крыса превращается в идеального убийцу! Стоит только чётко выдрессировать! Подумай, каким оружием будет обладать глубокоуважаемый Куан Хезнако! С его бесконечными денежными ресурсами и столь мощным военным преимуществом он сможет диктовать любой звёздной системе свои правила! А я буду ему в этом всячески помогать, получая скромную плату десятками и даже сотнями миллионов в месяц...
   Кстати, сам господин Хезнако сейчас на состыкованном к нашей базе корабле. На борт "Молота" глубокоуважаемый господин ступить не пожелал. Зачем рисковать? Он очень внимательно следит за всем, что сейчас происходит на нашей палубе. Вы ведь не питаете себя ложными надеждами, что в стены не вмонтированы голодатчики наблюдения? Такие есть на каждой научно-исследовательской базе...
   - Хватит трепаться! - донёсся откуда-то из стены хриплый голос. - Проводи инфицирование!
   - Слушаюсь, господин Хезнако, - преданно отозвалась Лариса, взяла с подноса один из трёх шприцов и вколола ярко-красный раствор в плечо Бориса. С Юми и Тедом она проделала то же самое.
  
   Не прошло и пяти часов, как Тед умер от неприятия организмом вируса...
  
   Борис был заточён в столовой. Его глаза покраснели, выпали все волосы, кожа покрылась чешуёй, из пальцев выросли острые когти. Частые приступы ярости наплывали на его сознание и он трощил всё вокруг. Ломал стол, крошил стулья, бил кулаком по стенам, полу и потолку. Ясность рассудка очень редко посещало его. Когда это происходило, он вспоминал всё: предательство, эксперименты над людьми, вирус... Его начинала захлёстывать злость и желание разорвать когтями глотку Ларисы. И тогда ярость вновь наплывала на его сознание, и ясный рассудок опять покидал его.
   Ненависть Бориса к Ларисе не знала пределов. Иногда ему казалось, что видит себя её глазами, проводит над собой анализы, исследования, систематизирует данные, дразнит двух исхудавших собак-мутантов кусками мяса...
   Однажды, в промежуток времени когда ясность рассудка вновь появилась, Борис понял, что эти образы ему видятся не случайно. Благодаря действию вируса, он получил мощнейшие экстрасенсорные способности. Он мог посещать сознание других людей и находиться в нём как молчаливый наблюдатель. Если бы получилось ворваться в это сознание и хоть ненадолго заполучить над ним контроль...
   Очистив (на сколько это было возможно) разум от мрачных мыслей о Ларисе, Борис начал учиться управлять своими приобретёнными способностями. Приступы ярости уменьшились, но до конца их преодолеть не удалось. Оказалось, что ими, в большинстве случаев, можно управлять. Стоит только не думать о плохом, не расстраиваться и не впадать в отчаяние.
   Первые попытки целенаправленных экстрасенсорных сеансов были похожи на первые шаги ребёнка - такие же неумелые и робкие. Голоса в голове смешивались в единый гул. Иногда можно было различить некоторые фразы, иногда - целые предложения. Рычащий голос всё повторял: "Смерть за смерть вожака! Смерть за смерть вожака!.." Испуганный, полный обречённости голос Юми вопрошал: "Что? Что со мной? Борис не будет любить... я - уродка..." Низкий голос Семёна всё твердил: "Крыса, крыса, крыса..." Надменный голос Ларисы подсчитывал разные цифры и подставлял в нужные формулы. Хриплый голос Хезнако представлял, как правительства сотен планет падут к его ногам с мольбами прекратить вторжение армии сверхлюдей, способных парализовывать врагов на расстоянии и не имеющих себе равных в ближнем бою... Ещё какие-то голоса, скорее всего военных, обсуждали свои дела, зарплату, вспоминали прошлые сражения, шутили...
   Со временем, Борис научился поддерживать обоюдную телепатическую связь с Юми и Семёном. После недолгих расспросов и проклятий в адрес Ларисы (которые заканчивались приступами необузданной ярости), он поделился с ними своими соображениями о сложившейся ситуации. Хезнако нужно остановить. Это вполне возможно сделать руками Ларисы. Телепатических способностей Борису хватает чтобы войти в её сознание, но взять над ним контроль не удаётся. Самый большой его успех - она легонько дёрнула рукой. Этого откровенно мало. Поэтому-то нужна помощь Юми и Семёна. Им необходимо научиться совладать со своими способностями и направить их в нужное русло. Если все одновременно войдут в сознание Ларисы, то шансы на успех возрастут...
  
   Эпилог
  
   С момента инфицирования учёных прошло чуть больше месяца.
   Куан Хезнако оставался на состыкованном к станции корабле. Он тщательно следил за испытаниями, предвкушая умопомрачительные результаты, которые, а он в этом не сомневался ни на миг, принесут ему такую власть, масштабы которой трудно будет измерить тысячами килопарсек.
   Лариса проводила анализ только что полученных данных и вдруг ощутила сильнейшую, пульсирующую боль в затылке. Она видела, как её пальцы набрали на клавиатуре главного терминала код самоуничтожения станции. Высветился обратный минутный отчёт до взрыва. Как бы она ни пыталась - помешать самой себе не удалось. Разум её всё понимал, но контроль над телом она потеряла. Затем её пальцы вызвали окно управления клетками подопытных животных и ввели команду "открыть все".
   Последнее что помнила Лариса - это как собачья челюсть сомкнулась на её горле...
  
   Ослепительная вспышка растеклась по мрачной космической темноте, облаками смертоносной плазмы поглощая не успевший войти в гиперпространство корабль Куана Хезнако.
   Холодная тишина вакуума. И лишь уносящиеся прочь расплавленные осколки остались молчаливыми свидетелями...
  
  

Рыжков Александр

Июнь - Июль, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Сеф

  
   Отворилась дверь. Сопровождаемый паром и крупицами снега, в дом вошёл человек. Он сбросил пальто на тахту, зажёг керосиновую лампу. Тусклый, дрожащий, густой как масло свет забрызгивал собой крохотную комнатушку, обнажая и тут же скрывая детали убогого интерьера: паутинки трещин в полу и потолке, облупившуюся краску на стульях, дырки в обшивке тахты, подвязанную верёвкой ножку стола... Попав под свет, тараканы разбегались. Пахло гнилью - от сырости гнила разбросанная по всему дому ветошь, давшая укрытие сороконожкам, мокрицам, сколопендрам и другим непрошенным обитателям.
   Лицо человека выразило тревогу. Его ладонь скользнула в карман пиджака. Нащупав то, что искал, Сеф вздохнул с облегчением. Ему страшно хотелось есть, но украсть еду сегодня не было возможности. Зато удалось раздобыть необходимый компонент.
   Нетерпеливо раскидав нагромождение ветоши, Сеф освободил деревянную дверцу люка. Приложил немало усилий, чтобы открыть. Вглубь вела ветхая верёвочная лестница. Подцепив лампу на ремень брюк, учёный спустился вниз.
   Коротким заклинанием он ввёл в строй электромагический генератор. Такие вещи под строжайшим запретом в Балкории. Впрочем, как и всё, связанное с магией. Узнай кто из властей, Сефа заперли бы в темнице лет на десять, если б до этого не сожгли в кислоте, разумеется...
   Учёный опустил рубильник - огромных размеров лаборатория залилась светом электрических ламп. Сцепленные шестерни, застывшие поршни, извивающиеся змеями трубки, квадраты и прямоугольники диковинных конструкций, рычаги, приборы, колбы, наполненные разноцветной металлической стружкой ёмкости, штабеля свинцовых слитков, ящики со всевозможными инструментами. Посреди этого хаоса научной мысли чётко выделялся лишь исполинский обод в форме змеи. Змеи, поедающей свой хвост...
   Сеф достал из кармана небольшую вещицу. Бесформенный, на первый взгляд ни на что ни годный красноватый камешек. Но именно его и искал алхимик все эти десятки лет. Именно он поможет достичь цели.
   К змееподобному ободу массивным валом прилегала прямоугольная конструкция, состоящая из металлических трубок, шестерёнок, линз, зеркал и ламп. Открутив боковую перфорированную стенку, Сеф запустил руки в каскад сложно-расположенных линз. Кряхтя и ругаясь, он пытался скрутить одну из них. Линза трусливо пряталась за собратьями и совсем не собиралась их покидать. Спустя долгие минуты противоборства, отвёртка таки поддела держатель. Линза со звоном упала на дно конструкции. Сеф с огромной радостью выбросил её. На пустующее место принялся монтировать принесенный камень.
   Руда ихоры - застывшая кровь бога Волдука, погибшего от самоизлияния. Десятки тысяч лет назад, он принял облик вулкана. Его кровью стала магма, таящаяся в недрах. Внушавший страх и безропотное преклонение у людей, он возвышался над их поселениями гранитным исполином. Но шло время. Менялись поколения. Люди постепенно стали забывать о нависавшей над ними скрытой мощи божества. Перестали почитать. Прекратили строить ему храмы и совершать жертвоприношения. Принялись строить храмы другим, более слабым богам... Глупцы. Волдук решил наказать их. Но, обрушив весь свой гнев тоннами смертоносной лавы на их поселения, отравив воздух ядовитыми газами, заслонив солнце облаками пепла, бог потерял слишком много сил. Он стал жертвой своего же гнева...
   И вот теперь, частичка его спёкшейся крови вмонтирована в сложную машину Сефа. Найти руду было практически невозможно. А заполучить - ещё сложнее. Пришлось проникнуть во дворец Сенатора. Применить усыпляющие заклинания на страже и сторожевых животных. Один из стражников вышел из оцепенения чар и, прежде чем опять быть усыплённым, сорвал с лица похитителя маску. Остаётся только молиться, чтобы охранник не успел разглядеть в лунном полумраке лица вора.
   Но нет пути назад, когда ты так близок к цели...
   Алхимик закончил приготовления. Взявшись за голову змеи-обода, Сеф со всей силы дёрнул её вниз. Обод завертелся. Складывалось впечатление, словно змея безустанно пожирала саму себя, а проглоченная часть вновь становилась её телом. Застучали поршни, со скрипом завертелись шестерни, из щелей труб засвистел пар. Сфокусированный множеством зеркал электрический свет проходил через систему линз, руду ихоры и жёлтым столбом света обволакивал свинцовый слиток.
   Полчаса прошли в нервном ожидании. Слиток лежал на месте. Ничего сверхъестественного не происходило. Сеф уже начал сомневаться в правильности своих расчётов. Но вдруг слиток завибрировал, запрыгал, затрещал. Искривился и вновь выпрямился. Вытянулся и скрутился подобно натянутой пружине. Съёжился в бесформенную массу. То набухал, то уменьшался, а после - лопнул, заполнив комнату золотистой пылью. Золотистой? Алхимик смахнул с запотевшего лица прилипшие пылинки. На ладошке остались крохотные частички. Присмотрелся через увеличительную линзу. Нет, это не крашенный свинец. Это - золото! Сеф чихнул. Впервые в жизни он чихал золотой пылью...
   Рой мыслей пронёсся в голове учёного. Да, он богат. Теперь он всем насмешникам покажет. И тем бывшим коллегам, которые приложили свою руку к его увольнению из университета. Вот они у него попляшут. Ой как попляшут! Он построит свой собственный, во сто крат лучший университет. Нет, лучше два. Один будет посвящён точным наукам. Второй - магии. Да, магии! Сеф использует деньги, чтобы повлиять на сенат. Если надо будет, сам станет сенатором. В Балкории вновь разрешат пользоваться волшебным, сверхъестественным. А ещё, он вышлет своей бывшей жене телегу золотых слитков. И когда она придёт к нему просить прощения: бросит своего богатого любовника и попросится вернуться назад. Тогда-то Сеф и отвернёт свой взгляд. Гордо, независимо. Когда ему было трудно, тяжело, когда его травили как бродячего пса - она бросила. Не поддержала, не помогла. Убежала от проблем, перечеркнув годы любви и неподдельного счастья. Пусть теперь знает, как это тяжело, как это больно быть отвергнутой. Но зачем же себе врать? В глубине души сидит незыблемая истина: если Валери придёт - он простит...
   Мысли прервал стук подошв об деревянный пол. В лабораторию один за другим спрыгнули три человека в серой полицейской форме. Не дав учёному прийти в себя, они навалились на него и связали.
   - Именем закона, - твердил один из них, для большей убедительности пуская в ход сапоги и дубинку, - вы арестованы за взлом, проникновение на чужую территорию, применение магии и кражу дорогостоящего реликта!
   - Панч, смотри, это же золотая пыль! - не верил своему счастью второй.
   Полицейские забыли о задержанном. Их сознания полностью поглотила золотая пыль, в изобилии разбросанная по помещению. Теперь они - богачи. А Сефа они, скорее всего, убьют. Если что и может стать на пути их обогащения, так это его показания в суде. Скажут, что сопротивлялся при задержании.
   Пока блюстители закона были заняты собирательством золота, связанный Сеф смог червем заползти за штабель свинцовых слитков. Произнёс заклинания. Электромагический генератор мгновенно перегрелся. Раздался взрыв магическим огнём наполнивший лабораторию. Всё вокруг плавилось, разжижалось, растекалось по полу тлеющими останками. Полицейские не стали исключением...
   Защитная магическая оболочка розовым коконом обволакивала Сефа. Он остался жив. Но труд всей его жизни - погиб...
  
  

Рыжков Александр

Декабрь, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

Дон Бо

1

   Учитель Жу Жоу пребывал в крайней степени упадка духа. Жена вторую неделю болела и не была в состоянии стирать его рубашки. Директор сделал очередное замечание по поводу внешнего вида. Ещё одно в этом месяце, и Жу выгонят. С заменой проблем не возникнет. Желающих на хорошо оплачиваемое и респектабельное место найдётся достаточно.
   У открытой двери тянулась живая линия очереди третьеклассников. Можете заходить, - командовал Жу Жоу, - не забывайте вытереть ноги! У входа в класс покоилась влажная тряпка. Дети заходили, вытирая об неё подошвы туфель. Все расселись за парты. Учитель начал занятия.
   - Доброе утро, дети.
   - Доброе утро, учитель Жу Жоу, - в один голос ответили ученики.
   - Садитесь. Сегодня у нас урок китайского языка, дети. Домашнее задание, приготовленное вами на сегодня, сочинение на тему: "Мои родители". Кто хочет выступить первым? - Все ученики одновременно подняли руки. - Ммм... Может, ты, Гуо Шен?
   Толстый мальчишка с чёрными кучерявыми волосами вышел на средину класса, едва задев своим грузным плечом бюст Ленина. Бюст легонько качнулся. Учитель испепеляюще посмотрел на провинившегося.
   - Простите, господин учитель, я не хотел, - кланяясь как можно ниже, умолял мальчишка.
   Дети с негодованием и осуждением глядели на круглое, раскрасневшееся лицо Шена, застывшее в выражении покаяния и страха одновременно.
   - Проси прощения не у меня, а у Товарища Ленина! - кричал учитель.
   - Товарищ Ленин, простите меня, пожалуйста, я совсем-совсем не хотел вас обидеть. Простите меня. - Слёзы потекли по пухлым щекам Гуо Шена. - Простите, товарищ, я больше никогда-никогда не буду...
   - Ладно, Гуо Шен, я думаю, товарищ Ленин простил тебя. Его сердце в сотни раз шире озера Тай-ху... Сходи умойся, приведи себя в порядок.
   Мальчик отёр слёзы рукавом школьного пиджака и сбитой походкой вышел из класса.
   - Вернёмся к заданию. Дон Бо, твоя очередь.
   К доске вышел мальчик со светлыми прямыми волосами и загоревшим лицом. Все дети ходили в школьной форме, носили похожие причёски, и отличить их друг от друга порой было крайне сложно, особенно издалека. Разве что по цвету волос и чертам лица.
   - Моя семья, - читал Бо, запинаясь от волнения. - Я люблю мою семью. Они очень хорошие. Очень меня любят. Мама кормит рисом, лепёшками, рыбой, варёным мясом, картошкой и молоком. Папа приходит вечером, пахнет рыбой, переодевается и смотрит телевизор, пьёт пиво, играет со мной в игры, смеётся с мамой на кухне. Мама говорит, что когда я вырасту, то стану очень знаменитым, богатым и все будут меня уважать и боятся. Папа говорит: чтобы стать богатым и знаменитым, надо очень хорошо учиться. Поэтому я люблю делать уроки, чтобы стать таким, как хочет моя любимая семья. Я очень-очень рад, что они у меня есть. Из всех родителей, которые у меня были - эти самые лучшие!
   - Очень хорошее сочинение, Дон, молодец. Меня заинтересовало. Расскажи нам всем ещё.
   - А что, ещё?
   - Расскажи нам: где работают твои родители, чем любят заниматься, о чём любят говорить.
   - Ну, папа работает рыбаком на корабле. Мама работает на ферме, доит коров.
   - Ты любишь молоко и рыбу?
   - Да, учитель Жу Жоу, я очень люблю пить молоко и есть рыбу. Они очень вкусные! Мама говорит, что я должен есть много рыбы и пить ещё больше молока, чтобы стать сильным и умным. Она меня очень любит.
   - Ты ведь её слушаешься, Дон Бо? Родителей надо слушаться, - наставлял учитель.
   - Да, я слушаюсь маму и ем столько, сколько она мне даёт.
   - Рыбу приносит папа?
   - Да, иногда он достаёт её из своих карманов куртки.
   - Молодец, Дон Бо! Ты хорошо подготовился к уроку! Твой рассказ очень увлёк меня и твоих одноклассников, но надо ещё успеть послушать других. Оценка - отлично. Чень Тунь, к доске.
   Дон Бо, осчастливленный похвалой, уселся за парту. К доске вышла девочка с овальным лицом, карими глазами и коротко-стриженными каштановыми волосами. Она принялась читать своё сочинение. Бо её совсем не слушал, ведь свою оценку он уже получил. У входа стоял Гуо Шен, терпеливо ждал, пока девочка закончит, и попросился войти. Учитель разрешил и вызвал его к доске. Занятия продолжались...
  
   Громадные железобетонные авеню заливались потоками бесконечных толп граждан. Словно гигантские деревья, исполинские небоскрёбы пронзали густые облака, вгрызаясь в землю тысячеметровыми корнями комнат и убежищ, сообщаясь, срастаясь друг с другом тоннелями и лифтовыми шахтами. Безмерные магистрали тонули в бурной реке наземного транспорта. Небеса раздирались лопастями многочисленных вертолётов.
   Попав в нужную струю, Дон Бо достиг автобусной остановки. Заняв детскую очередь, он достал свой любимый КПК и принялся по сети играть в карты со своим лучшим американским другом Тимми Смайлом. В рамках школьной программы, с целью укоренения дружбы всех народов, детям с третьего класса необходимо было осваивать методы электронного общения. Для получения четвертной "отлично", нужно было познакомиться и, минимум неделю, пообщаться хотя бы с десятью представителями различных стран. Бо давно перевыполнил школьную норму, заодно подружившись с двумя одногодками, американцем Тимми и русским Вовой. Обычно они играли в карты втроём, но Вовы не было в сети.
   В первый автобус Дону Бо не суждено было попасть из-за массивной очереди. Следующий приехал ровно через пять минут. Нижний этаж автобуса был уже, чем верхние, так как предназначался только для детей до 12 лет. В связи с высокой скоростью, стоя ехать категорически воспрещалось. Дону повезло расположиться у окна - его любимого места.
   Автомагистраль огибала полукругом мегаполис, пересекая реку Сунгари. Движение на полчаса прекратилось - развели мост, пропуская колонну пассажирских кораблей. Дон Бо высунулся в окно лучше поглазеть на бело-синие громады, безжалостно пронзающие водную гладь и исчезающие за тысячетонной стеной разведённого моста. Раньше, когда Дон был ещё совсем-совсем маленьким, он думал, что мост кушал корабли, чтобы набраться сил и дальше помогать людям перебираться с берега на берег. Теперь-то ему становилось смешно, когда вспоминал, ведь учитель всё объяснил: корабли не исчезают, они выплывают с другой стороны, просто мост такой большой, что не всегда это можно увидеть из окошка автобуса.
   В салоне одновременно пропищали мелодии нескольких КПК. На каждый из них пришло "срочное письмо". Такие письма приходили по-разному. Иногда несколько раз в день, иногда - раз в месяц. Оно могло прийти рано утром, или после занятий, а бывало, даже глубокой ночью. Это были специальные, нужные письма, на которые всегда необходимо ответить. Вне зависимости, включён твой компьютер или нет - всегда сыграет громкая мелодия, оповещающая о получении.
   КПК Дона тоже пропиликал. Вопрос: Сынок, ты кого больше любишь: папу или маму? Конечно же Вэй Жон Куна, ответил он; и сердце его, в сотый за сегодня раз, согрелось от любви к действующему президенту Всемирного Союза Социалистических Республик...
  

2

   - Садись, Дон, я приготовила рис с лепёшками.
   - Спасибо, мам, - шумно усевшись за стол, благодарил сын, - а молока можно?
   - Сколько угодно, сынок, сколько угодно...
   - Ма, а ты какая-то грустная... - сквозь набитые щёки пробурчал Бо.
   - Нет, сынок, уставшая, просто, - и прижала его непослушную головку. Если бы Дон не был так увлечён пережёвыванием лепёшки, то заметил несколько слезинок, приземлившихся прямо на макушку.
   - Ммм, как вкусно, мамочка! Спасибо большое! - расплывшись в сытой улыбке, урчал сын.
   - Ну, опять заелся! Дай я тебя вытру, вот так, не крутись, подожди, ещё здесь.
   - Мам, хватит, я не маленький уже, - вырывался из заботливых рук Бо, - не надо, я чистый.
   - Конечно же, ты не маленький, но ещё и не большой. Чтобы быть большим, нужно не только уметь кушать, но ещё и вытирать прилипшие к губам рисовые зёрнышки! - улыбка впервые за несколько часов посетила её.
   - Дон Бо! - доносился строгий голос из соседней комнаты.
   - Папа, ты дома?
   - Дон Бо, иди сюда, мой межгалактический разбойник!
   Дон вырвался из очередных объятий любящей матери и стрелой влетел в гостиную. В комнате всё было по-старому: массивный шкаф, телевизор, собранный раскладной диван, письменный столик с закрытым ноутбуком на нём, разноцветный ковёр, светло-голубые обои и никого больше. Послышалось, может? Скрипнула дверца шкафа, и на свет вырвалось межзвёздное чудище с гравианигиллятором за пазухой. Чудище издало воинственный клич, установило смертоносный режим и выстрелило в межгалактического разбойника. Но не тут-то было, ведь разбойник уже успел включить свой антигравианигиллирующий защитный экран и перезаряжал прикреплённый к руке плазменный деструктор внешнего действия. Чудище расстреляло всю обойму, ослабив защитный щит врага, и спряталось за мегадефлекторной дверью своего звездолёта. Межгалактический разбойник не стал попусту тратить энергоблоки, укрылся за горой космо-мусора и принялся выжидать Крокорока, своего заклятейшего врага во всей системе Ихтимортрон. Чудище не заставило себя долго ждать. Оно выпустило робота-разведчика и высунулось из засады. Отвлекающий манёвр с роботом? Разбойник видал штучки и похитрей. Робота он в считанные секунды аннигилировал анти-дроидной гранатой, и принялся палить по высунувшемуся Крокороку, изрешетив того как голландский сыр. Отключив защитный экран, он достал плазменный нож и направился к телу поражённого врага. За голову такого бандита Звёздная полиция заплатит хороший куш. Пнув ногой обездвиженное тело, межгалактический разбойник всё понял: его перехитрили, это манекен. Он поднял глаза, но было поздно - Крокорок пустил очередь из своего гравианигиллятора...
   - Пап! Так не честно! - возмущался поверженный смертоносными лучами Дон Бо.
   - Как это: не честно?
   - Ты в прошлый раз робота выпустил и сам вылез, без манекена!
   - Так то ведь в прошлый раз было?
   - Нет, мне так не нравится. Из-за тебя я не получу награду у Звёздной полиции за твою голову.
   - Никогда не недооценивай врага, сынок, никогда. Запомни это на всю жизнь! Никогда-никогда, а то попадёшься, как сейчас. Понятно?
   - Да, пап, в следующий раз я вдобавок швырну плазменную гранату.
   - Вот молодец, Дон, ты не перестаёшь радовать своих родителей!
   Отец крепко прижал сына к груди. Чего это они так часто меня обнимают, соскучились что ли, думал Бо, краснея от неловкости.
   - Па, а чего это ты дома?
   - С работы отпустили раньше, сынок, - погрустнел отец. - Говорят, сын у тебя, а ты всё рыбу и крабов сетями вылавливаешь... а на него времени не хватает. Пойди, говорят, поиграй с ним сегодня... мы за тебя половим...
   - Хорошо, теперь поиграем много.
   - Поиграем...
   - А краба ты мне принёс?
   - Нет, сынок, не поймал.
   - А почему?
   - Хитрый краб попался. Не дал себя поймать, сам в клетку затянул...
   - А завтра поймаешь?
   - Поймаю, сынок, обязательно поймаю...
   - Спасибо, па! Скорей бы - завтра!
   - Скорей бы...
   - А давайте семейные фотографии посмотрим? - поставила перед фактом мама, стоявшая в дверном проёме.
   - Зачем? - допытывался Дон Бо, хотя знал, что фотографии посмотреть всё-таки придётся.
   - А почему бы и нет? Мы давно не смотрели.
   Дон Бо с надеждой оглянулся на папу, но тот уже раскрыл ноутбук и запустил программу просмотра картинок.
   Всей семьёй уселись на диван, зажав сына посередине, и принялись смотреть фотографии. Детские снимки Дона Бо в ванной, в коляске, копошащегося в песочнице... Пекин. Счастливые лица молодой семьи на фоне Императорского дворца Гугун, Парк "Северное море", Площадь Тяньаньмэнь... Мама разрыдалась, отец успокаивал её. Она очень впечатлительная, думал Бо, плачет иногда без причины. Зачем? Папа говорит, что девушки плачут потому, что любят нас. Не понимаю, зачем плакать, когда любишь?
   На КПК отца пришло сообщение. Побледнев, он прочитал его, что-то прошептал маме на ухо, от чего слёзы застыли в её глазах. Она больше не всхлипывала, но была белее мела.
   - Сынок, там тебя друзья во двор вызывают. Пойди с ними поиграй.
   - Па, мы ведь хотели ещё поиграть.
   - Успеем ещё, Дон, друзей тоже забывать нельзя.
   - Как скажешь, па.
   - Сынок, дай тебя обнять... - не своим голосом попросила мать.
   Родители крепко сжали сына в нежных объятьях и, как следует, расцеловали. Отец наказывал никогда не давать себя в обиду, кто бы его не обижал, а мать - всегда быть сильным, стойким и найти себе добрую и заботливую жену...
   Странные они какие-то сегодня, думал Дон Бо спускаясь в лифте, всё время обнимают, тискают. Мать плачет больше обычного...
   Перед самым выходом во двор, ему пришлось пропустить патруль полицейских. Высокие, крепкие, в чёрной форме, с пистолетами на ремнях... Бо хотел стать одним из них, когда вырастет. Конечно же, об этом он никому не рассказывал, ведь нужно иметь хотя бы один собственный секрет от окружающих? Все думали: Дон хочет быть рыбаком, как и его отец. Пусть думают, ликовал Бо, то-то они все удивятся, когда встретят меня на улице в офицерской форме, с автоматом за плечом и пристёгнутым к руке преступником!
   Окружённый громадами зданий, искусственно озеленённый двор, ограниченный стенами металлических прутьев и массивным входом с многочисленными контрольно-пропускными пунктами. Дон вставил КПК в специальное гнездо панели входного пункта. Красная лампочка три раза мигнула и превратилась в зелёную. Дон Бо, школьник 3-го класса специализированной математической школы N26-12, дата рождения: 2.10.2021, - звучал неживой женский голос, - начальное время посещения двора: 16.21, максимально допустимое время пребывания: 17.52, всего доброго.
   Возле широкого дуба толпились друзья Дона.
   - Дон, как всегда вовремя! - обрадовался Инь Чжэнь, одноклассник и хороший друг.
   - Во что играете, ребята? - интересовался Бо.
   - В Свой-Чужой, давай с нами! - приглашала девчонка "нос в веснушках", её так все называли.
   - Давайте, только чур я Свой!
   - Не, братец, ты позже пришёл, - оборвал надежду Инь Чжэнь, - нам как раз для ровного счёта одного Чужого не хватает.
   - Почему я всё время вначале Чужой? - возмутился Бо. - Хочу быть Своим!
   - Все хотят, - отрезал пухлый белобрысый мальчик европейской наружности, - раньше приходить надо!
   - Не честно! - не отступал Дон.
   - Хватит дурить, ты вчера и позавчера Своим был! - разоблачила "нос в веснушках".
   - Ладно, Чужой, так Чужой, - смирился Бо.
   Смысл игры был прост. Свой ждал некоторое время, пока Чужой спрячется, потом шёл его искать. Отыскав Чужого, Свой должен был его догнать и привести для допроса в штаб-квартиру, которой служила небольшая площадка возле широкого дуба. Если Чужого не удавалось найти или поймать в течение определённого времени (обычно, минут двадцать, не больше) то он побеждал.
   Свои ждали сигнального звона КПК, прислонившись лицами к облокоченным на большой дуб рукам. Чужие уже успели разбежаться по всему двору. Дон Бо протиснулся между веток густого куста белой спиреи и приготовился ждать. Протрещал сигнал. Охота началась.
   Сквозь крохотную щёлочку плотной листвы была видна часть двора. Очень удобное место для пряток - никто тебя не увидит, если очень сильно не всмотрится, зато ты - всё видишь. Кто-то догоняет, кто-то убегает, все суетятся, тратят силы, а ты сидишь себе в кустах, и со стороны на всё это смотришь...
   Чужой, с негодованием думал Дон Бо, опять чужой! Не хочу я быть чужим! Это не интересно, к тому же, нет теперь Чужих. Все Свои, слава Будде. Были раньше, учитель говорил, когда я только родился, но нет теперь. Медвежий оскал капитализма погряз в своём же пороке и дряблости. Пришёл Мудрейший Вэй Жон Кун, взял и объединил все земли Востока и Запада под куполом Великого и Могучего ВССР...
   Свои с чёткой методичностью вылавливали Чужих. Группой из трёх человек они устраивали облавы, загоняли в тупики, вели настигнутых в штаб-квартиру. До конца времени чуть более двух минут. Осталось найти и арестовать только Дона Бо. Пухлый белобрысый мальчик европейской наружности трижды за раунд проходил мимо куста спиреи, но так ничего и не заподозрил. Одна минута. Свои засуетились, забегали быстрее. Где, где он может быть? - доносились возгласы. На дереве нет. В траве нет. За скамейкой? Тоже нет! Пошёл обратный отчёт. Тридцать. Нет в беседке! Двадцать пять. Нет у автомата с газировкой! Двадцать. Дон еле сдерживал смех. Ищут по всему двору, а под носом не замечают. Тут же от штаба несколько шагов. Пятнадцать. Может, он вышел из двора? Не будь ослом! Ищи! Десять. По-моему, я его вижу. Пять. Нет, это пенёк в тени клёна! Четыре. Нету его! Три. Проиграли! Два. Вот ты где, заорал не своим голосом Инь Чжэнь, и сломя голову вонзился в густые ветки спиреи, царапаясь лицом и руками. Один. Поймал! Я поймал его! Трэнь-трэнь-трэнь, звенел КПК. Хоть Дона и поймали, но до штаб-квартиры довести не успели. Чужие выиграли раунд. Теперь их очередь устраивать облавы.
   Эх, жаль, такое место рассекретили, с досадой думал Бо. Теперь там прятаться бессмысленно. Придётся опять на деревья залазить. На несколько минут, он забыл, что не любил быть Чужим...
  
   Время пребывания во дворе подошло к концу, и Дон Бо отправился домой. Долго ждал в очереди у лифта - пешком идти не решился. В прошлом году он сгоряча предпринял такую попытку: окончательно обессилев на лестнице 24-го этажа, он с радостью прождал четверть часа в очереди...
   Дверь в квартиру была приоткрыта. В гостиной стоял высокий мужчина в чёрной форме, с пистолетом на ремне. Дону его лицо показалось знакомым. Не его ли он видел на выходе из подъезда?
   - Привет, Дон Бо, ученик третьего класса математической школы.
   - Здравствуйте, мистер полицейский, - дрожащим голосом пропищал Дон.
   - Как твои дела, Дон?
   - Хорошо, мистер.
   - Как погулял с друзьями?
   - Хорошо, мистер полицейский, очень хорошо погулял... - запинался Дон.
   - Во что играли?
   - В Свой-Чужой.
   - Это хорошая игра. Взрослые в неё тоже играют...
   - Да, мистер полицейский.
   - Ты ведь хочешь в неё играть, когда вырастешь? Хочешь стать полицейским?
   - Хочу, наверное, мистер.
   - Чего ты плачешь, сынок? Полицейские не плачут с самого детства. Возьми платок, вытрись.
   - Зачем вы забрали моих родителей?
   - Хищение провизии на рабочем месте, сынок. Рыбка, молочко... А ты думал, можно так?
   - Не знаю, мистер полицейский, - всхлипывал Дон, - они меня очень любили. Я их тоже любил...
   - Любовь - это не по нашей части. Вот хищение - по нашей. Эти родители, что мама, что папа, обворовывали Великую Державу и заслужили строгое наказание. Ты должен понять: они воры и не имеют права растить тебя. Если бы не твоё сочинение, они бы и дальше продолжали наносить урон обществу и обиду самому Вэй Жон Куну! Ты этого хочешь?
   - Мистер полицейский, они казались мне порядочными. Мне казалось, что они не такие, как прошлые родители. Прошлый отец бил меня, когда напивался, а мать мало кормила и часто кричала.
   - Вот видишь, Дон, они оказались ещё хуже. Они Обижали не тебя, а Державу! Окружив тебя фальшивой лаской и теплом, они закрыли твои сознательные глаза. Но, слава Будде, есть мы, чтобы помочь тебе увидеть правду.
   - Да, теперь я вижу, - не переставая лить слёзы, врал Дон Бо, - они преступники. Я рад, что вы помогли мне увидеть правду. Спасибо, мистер полицейский.
   - Пошли, сынок, я отвезу тебя к новым родителям!
   Дон Бо молча взял полицейского за руку и пошёл рядом. У входа в подъезд был припаркован чёрный "Крайслер" с сине-красными мигалками на крыше. Полицейский открыл переднюю пассажирскую дверцу и пригласил. Не проронив ни слова, Дон сел в кожаное кресло. Слёзы застыли в глазах. В сердце застыло отчаяние...
   За стеклом полицейского автомобиля мелькали деревья, люди, громады небоскрёбов, магазины, столбы, памятники Ленину и Вэй Жон Куну, парки, дворы, вертолёты, развлекательные центры, бродячие животные, сумевшие скрыться от отряда санитарной полиции, школы, институты, казармы, Центральная улица, пожарные и полицейские участки, частные домики (крупная редкость), машины всех цветов и марок, газетные автоматы, автоматы быстрого питания, спуски в метро, перекрёстки, светофоры, электролинии, электростанции, зоопарк, театры, Храм Святой Софии... Харбин переживал лучшие времена.
   Дон Бо безразлично на всё это глядел, замкнувшись в себе; не уронив больше ни одной слезинки. Впервые в жизни, он был не согласен со словами полицейского, но побоялся об этом сказать. Он чувствовал, как где-то внутри начинают осыпаться первые провалы нарастающей пропасти душеразрывающей тоски потери действительно близких людей. Он не знал ещё, что с каждым днём пропасть будет расширяться, расти, поглощать сознание на протяжении всей его жизни... В голове крутилось: Я не хочу быть полицейским, я хочу быть рыболовом, как отец!
  
  
  

Рыжков Александр

Февраль, 2007 год

http://sergheev.livejournal.com/

  

Николаевский эксперимент

  
   Находка
  
   Ревели дизельные моторы.
   Отбивали долгие очереди пневматические молотки.
   Исполинская металлическая лапа вонзалась в твёрдый грунт. Отрывала кусок каменисто-земельной массы, переносила и сваливала на растущий навал щебня, песка и глины.
   Когтистый ковш в очередной раз вознёсся над ямой. С колоссальной мощью опустился. Напоролся на что-то твёрдое и застрял. Вибрация от столкновения прошла по стреле и качнула кабину. Экскаваторщик Семён грязно ругнулся и дёрнул за рычаг. Кабину тряхнуло ещё сильней. Ковш мертвецки засел в гранитной расщелине.
   Непорядок.
   Василий со своим лучшим другом, отбойным молотком Hitachi H65SB2, пришёлся как никак кстати. В считанные минуты освободил ковш. Полметра вглубь камня - и пика лязгнула об металл. Позвали бригадира. Тот с озадаченным видом осмотрел место происшествия, накричал на Василия за порчу казённого инвентаря и приказал откапывать находку. Теперь уже к работе подключилось ещё несколько строителей. А спустя время и многие остальные. Стройка подземного перехода и торгового центра прервалась.
   Центральный рынок. Весенний воскресный полдень. Ожидать того, что свидетелей каким-то чудом не окажется - то же, что и ожидать от орангутанга верного решения системы дифференциальных уравнений...
   Одним из очевидцев оказался молодой мужчина. Звали его Максим. К подобным находкам его воображение всегда питало повышенный интерес...
   Он перелез через забор, как следует выпачкавшись цементной пылью. Аккуратно приблизился к толпе поглощённых работой строителей. Никто не обратил на него и намёка на внимание.
   Отбойные молотки, кирки, длинные ломы крошили гранит. Осколки разгребали лопатами, грузили в тачки и вывозили в конец стройки. Во всем этом хаосе Максим умудрился разглядеть широкую дугу проржавевшего металла, проглядывающую сквозь гранитные обломки. Собственно, это именно её и пытались "добыть" рабочие....
   Начало темнеть. Прогудел свисток, указав на конец стройки. На сегодня - все работы прекратились.
   Максим брёл по аллее, осаждённой по сторонам мохнатыми елями. Мимо проезжали автомобили. Впереди молодая парочка, подзадоренная весенним теплом и нежностью ветра, откровенно тискалась на деревянной с бетонными ножками скамейке. Но тёплое биение расцветающей жизни сегодня обходило его стороной. Прорывающаяся травка, щебетанье птиц, свежий, сладковатый воздух - всё то что раньше приводило в восторг - сегодня было лишь фоном, незаметным спутником... Разноцветным бисером мысли, догадки, подозрения рассыпались по закромам самосознания, возбуждая интерес, наращивая желание во всём разобраться.
   Что это? Зачем? Откуда? Почему?... Неужели это корабль? Носовая часть... Разве это возможно? А может, чья-то шутка? Наваждение? Попытка отвести общественное мнение от более важной проблемы? Вряд ли! А почему: вряд ли? Всё может быть именно так, как мы считаем, что оно должно быть, но в меру своей врождённой недоверчивости категорически отказываемся даже от одних только мыслей об этом... Стоп! Не туда меня занесло. Да и рано пока делать какие-то выводы. Как бы этого не хотелось... Нужно дождаться конечного результата раскопок. А тогда... Да, тогда и думать об этом!
   Но не думать о сегодняшней находке ему в тот день так и не удалось. Равно как и во все последующие, вплоть до сегодняшнего, когда уже всё позади, когда общественность узнала правду...
   Через три дня раскопки завершились. Частичные догадки Максима оправдались. Оказалось, что прямо у главного входа Центрального рынка на глубине нескольких метров покоилась оторванная носовая часть корабля. Предположительно - эсминца...
  
   Семёныч
  
   - Семёныч, не будьте же вы таким жестоким! - напирал Максим. - Вот уже и коньяк кончается...
   Электрический свет бликовал на широкой лысине объятой серебристым серпом коротких волос. Дряблые щёки приподнялись в насмешливой улыбке, увеличив глубину морщин возле старческих глаз. Владимир Семёнович поправил очки и так же уверенно отрезал:
   - Нет!
   - Но...
   - Нет!
   - Семёныч?..
   - И не переубеждай! И не думай даже переубеждать меня... - как показалось Максиму, последняя фраза преподавателя гражданской обороны, полковника на пенсии прозвучала менее уверенно, нежели все предыдущие.
   - Но Семёныч, вы же сами понимаете...
   - Понимаю, ещё как понимаю! Вот именно поэтому и не хочу тебе ничего говорить!
   - Как же так?
   - А вот так! - полковник погрозил кулаком. - Знаю я тебя, Макс, на всё пойдёшь, лишь бы спокойно на душе не было! Вот скажи, какого мига, понимаешь, ты этим страдать начал? Ведь не твоя это забота. Не твоя! Не ты ведь выкопал!
   - Может быть, и не я выкопал...
   - Может быть, и не я выкопал! - передразнил Семёныч. - Да гори оно напалмом капиталистической гидры! Разве тебе своих проблем не хватает? Ладно, наливай полную... Да, да, и себя не обижай... Давай, давай, не филонь... Ну, вздрогнули!
   Собеседники чокнулись и в момент опустошили содержимое рюмок. Максим закусил кольцом лимона. Владимир Семёнович не стал закусывать, а достал из стола здоровенную сигару, откусил край, выплюнул его на пол и подкурил от полудюжины спичек. Хороший знак. Ещё пару стопок - и как миленький заговорит...
   - Я тебе пока не предлагаю... - на выдохе густого дыма пробасил Семёныч.
   - Да мне и не требуется... Мне бы лучше про находку...
   Семёныч молча смаковал сигару. В такие минуты его не следует ничем озадачивать. Нужно ждать...
   - Макс, - полчаса спустя убил тишину полковник, - можешь не распинаться... Когда такое было, чтобы тебе что-то не рассказывал?
   - Один раз было. Про шабаш ведьм 76-го года в Мостовом...
   - Так я и не знал ничего об этом! - поднял брови старик. - Да и не было вообще...
   - Как же, как же... Откуда вы знаете, что не было? Значит, знаете всё-таки!
   - Так! Ты мне про ведьм допросы вести надумал? Если ещё одно слово про них - ты знаешь где выход!
   - Всё, молчу! Ни слога больше.
   - Так бы сразу! - Семёныч сбил пепел в засохшую чернильницу. - Если так уж тебе интересно, расскажу, но вначале пообещай, что ответишь на мой вопрос...
   - Обещаю!
   - Честно ответишь, без фантазии, как ты умеешь...
   Немного поколебавшись, Максим одобрительно кивнул головой. Семёныч продолжил:
   - Максимка, знал я тебя ещё сопливым школьником... Шли годы. Ты рос физически, рос интеллектуально. Из худощавого заморыша вырос в широкоплечего, крепкого мужчину. Из хронического хулигана трансформировался в старшего преподавателя кафедры Экологии НУКа. На носу - защита кандидатской диссертации, а ты? Остался всё тем же сопливым школьником... Всё тем же "дайте раскрыть какую-нибудь тайну"! Разве ты не устал совать свой нос в ненужные никому, давно забытые дела, ворошить прошлое? Не пора ли подумать о более важных вещах?
   - Устал, Семёныч, ох как устал... - Максим тяжело вздохнул. - Вы думаете, это так просто: захотел и перестал быть мистером "дайте раскрыть тайну"? Фигушки! Только я прекращаю искать ответы на ненужные никому вопросы - что-то внутри меня гаснет, исчезает. Становится так одиноко, так не по себе, что хоть волком вой! Словно ты - не ты, а пустая оболочка тебя, тень человека, не больше... Только тяга к неизведанному помогает наполнить её хоть каким-то смыслом... - на глаза Максима накатили слёзы. - Ладно, давайте, Семёныч... давайте выпьем...
   Оба молча выпили не чокнувшись. Владимир Семёнович протянул Максиму сигару. Тот не стал отказываться. Тишина продлилась до последней капли второй бутылки коньяка...
   - Макс, что ты слыхал про "Филадельфийский эксперимент"? - якобы невзначай поинтересовался Семёныч.
   - Много чего слыхал... - от употреблённого спиртного язык так и чесался что-то рассказать.
   - Например?
   - Например? Ну, что в 43-м году американцы проводили эксперименты по "дегауссизации" эсминца "Элдридж", с целью сделать его менее заметным для радаров противника и "невидимым" для магнитных мин. Проект назывался "Радуга", если не ошибаюсь.
   - И что?
   - Что? Кто же не знает: эсминец дважды исчезал. Второй раз - так вообще побывал в районе Норфолка, в нескольких сотнях километров от Филадельфийской верфи, близ которой и проводился эксперимент...
   - И ты действительно веришь в эту ахинею дикого бобра в брачный период?
   - А почему бы не поверить? Управление научных исследований ВМС США до сих пор замалчивает правду, хотя больше шестидесяти лет прошло. А весь состав двух экипажей - прямые свидетели, способные развеять лишние догадки, или с ума посходили или во время второго эксперимента погибли. Кто врос в металл корабля, кто обуглился, а кого вообще - как жидким азотом заморозило. Страх...
   - Может, этому ещё и научное объяснение существует?
   - Как же без этого? Хотя только гипотеза... Вообще говорят, что в этом всём Альберт Эйнштейн замешан...
   - Как? Сам Эйнштейн?! - наигранно удивился Семёныч.
   - Да, есть предположение, что он свою "Единую теорию поля" проверял...
   - Интересно, интересно-то как! И что тебе известно об этой теории?
   - К сожалению, ничего...
   - Почему это?
   - Эйнштейн уничтожил все свои записи и разработки.
   - Неужели?
   - Ну да, насколько мне известно...
   - Тебе известно неправильно... Не надо недооценивать возможностей Советской Разведки...
   - Как?! - лицо Максима застыло в напряжении. Он был похож на губку, готовую с бесконечной жадностью впитывать в себя всю возможную информацию.
   - А вот так! Несколько миллионов дряблых капиталистических бумажек и дело в шляпе, хе-хе. Наши вербовать ох как умели... А считался одним из лучших друзей Эйнштейна...
   - Но вы то откуда знаете?
   - Витёк, ты забываешь, кем я проработал тридцать семь лет...
   - А разве ваше ведомство пересекалось с разведкой?
   - Не только пересекалось, но и корректировалось!
   Глаза Максима сверкнули словно алмазы на солнце:
   - Значит, вы каким-то образом причастны?
   - Нет, я только знаю о попытке повторить нашими учёными "Филадельфийский эксперимент"...
   - И он удался! - закричал Максим. - Нос корабля, несколько дней назад откопанный возле Центрального рынка!
   - Не кричи ты так! - осадил его полковник.
   - Но где тогда остальная часть судна? - полушёпотом спросил Максим.
   - Затонула где-то в Южном Буге. Эсминцем "Дружба" называлась, если не ошибаюсь. В середине семидесятых это было. Столько времени прошло...
   - Но как такое можно было скрыть от общественности? Почему я об этом ничего не знаю?!
   - Ты Чернобыль вспомни. Если не жалобы соседних стран - никто б и малейшего представления не имел о случившейся катастрофе! А ты про эсминец там какой-то...
   - Конспираторы, блин...
   - Да уж... Когда что-то серьёзное - так всегда упрячут, а только что-то незначительное - все знают! Один шабаш ведьм чего только стоит...
  
   Гранит науки
  
   - Между океанической и континентальной областями выделяется переходная или шельфовая область биосферы, а в ней следующие отделы: земноводный - литеральная зона у берега; мелководье - акватория океана с глубиной до 200 метров; ледовая зона - многолетний прирост льда в Арктике и Антарктике; переменного режима - акватории морей, систематически покрывающихся льдом.
   Исходя из рассмотренных отделов природных комплексов, мы выделяем ещё одно свойство биосферы - её неоднородность или мозаичность.
   - Максим Васильевич, какое свойство биосферы, повторите, пожалуйста, - Света всегда пыталась законспектировать лекцию целиком. Учитывая быструю, рубленную манеру изложения информации Максима, это было не всегда просто.
   - Неоднородность или мозаичность, что по сути - слова синонимы...
   - Что по сути - сло... - ой, это не надо было писать?
   Стёкла аудитории сотряслись громким хохотом. Из всех студентов не смеялись только пристыженная Света и Ксан Жон, в непонимании вертевший головой, конфузясь в мелкозубой улыбке.
   - Эх, Светка, - вдоволь насмеявшись, обратился Максим, - всё тебе надо до последней буковки записать. Главное ведь суть уловить!
   - Суть-то как уловишь, когда всего не изучишь? - защищалась повеселевшая Света.
   - Эх-х! - махнул на неё рукой преподаватель. - Как знаешь. Лучше бы пример с Ксан Жона брала.
   Услыхав своё имя, студент выпрямил спину и радушно улыбнулся. Максим продолжил:
   - Языка нашего не знает. Сидит себе на всех парах, в ус свой тоненький даже не дует. На все случаи непредвиденные - тетрадка одна, тоненькая, в косую линеечку. Не жизнь, а шёлковая пижама. И тепло, и не колется! Все ему за старательное посещение оценки и зачёты ставят! Тянется к наукам, ни черта не понимая. А когда лабораторка какая - так всё правильно подкрутит, установит, аж удивляешься!
   - Вьяньг-бъё-донь! - как можно радушней улыбнулся китаец.
   - Да, и слова эти всё время повторяет, когда меня вне занятий встретит. Почтение высказывает, наверное... Золотой студент! - Максим подошёл к любимцу и похлопал по плечу.
   - Вьяньг-бъё-донь! - ещё радушней проговорил Ксан.
   - Максим Васильевич, - обратился длиннолицый Сергей, сидевший рядом с китайцем, - а что вы думаете про находку во время строительных работ у Центрального рынка? - такие вопросы были вполне закономерным явлением на парах Максима.
   - Серёжа, тема очень интересная, и мне действительно есть что сказать по этому поводу, но как же Биогеохимия? Мне за сегодня ещё нужно успеть про организованность биосферы изложить...
   - Да ну её, эту организованность! - выпалил Сергей, что тоже было не редкостью на парах Максима.
   - Ну её! - как один подхватили студенты.
   - И так сегодня очень много написали, отдохнуть надо, - запротестовала Света.
   - Эх! Разве можно с вами спорить?
   - Расскажите, расскажите, пожалуйста, - просили студенты.
   - Ладно... В общем, всё довольно просто. Все помнят про "Филадельфийский эксперимент"?
   - Как же не помнить, - отозвался Сергей, - вы нам о нём ещё на первом курсе всё поведали!
   - Ну так вот, кстати, многие из вас должно быть догадались... Всё же скажу: в семидесятых годах Советское правительство решило провести свой собственный. Я называю его "Николаевский эксперимент". При неудачной телепортации носовая часть эсминца "Дружба" застряла в гранитных породах, а всё, что осталось от корабля - затонуло где-то в водах Южного Буга...
   Долгое молчание. Первой пришла в себя Света:
   - Ну ни фига себе! - выпалила она.
   - И я о том же... Информация точная.
   - У вас не бывает неточной информации, - со знанием дела похвалил Сергей.
   - А как же, как это возможно? Неужели? - принялись спрашивать студенты.
   - Это всё что я знаю, друзья. Больше мне сказать нечего, а нет, есть! Тут как раз время до звонка ещё!
   - Нет, Максим Васильевич ... - заныли студенты.
   - Да, дорогие, не отвертитесь! Я вам тайну поведал, теперь придётся лекцию дописывать. Значит так: Организованность биосферы в геологическом времени подтверждается...
  
   Протрещал звонок. Студенты в считанные секунды покинули аудиторию. Все, кроме Светы.
   - Максим Васильевич, - застенчиво обратилась она, - я всё про этот эксперимент думаю...
   - Я заметил. Даже ни разу больше не переспросила.
   - Очень много вопросов возникает... Вы не думали над их решением?
   - Как же не думал? Ещё как думал! Но решения не вижу. Разве что надеть водолазный костюм моего дедушки и приняться прочёсывать дно Южного Буга... Но на это уйдёт уж слишком много времени, которого у меня, к сожалению, попросту нет!
   - Когда вы рассказали про эксперимент, мне сразу на ум пришла одна идея. Мне кажется, что нет надобности надевать костюм дедушки...
   - Ну-ка, ну-ка, давай поподробнее, Светка, что там в твою светлую головушку пришло?
   - Понимаете, я живу в районе Намыва, недалеко от конечной 56-го. Как известно, китайская фирма "Ксиан" пять лет назад выкупила часть близлежащих многоэтажек и сравняла их с землёй якобы с целью постройки громадного торгово-развлекательного комплекса...
   - До сих пор не могу понять, зачем они столько миллионов зелёненьких угрохали на этот сомнительный проект. Одно переселение сотен недовольных жителей чего стоит... А чтобы разрешение на это получить, так я вообще молчу...
   - Так вот, Максим Васильевич, не спешат они с торгово-развлекательным комплексом. И это неспроста! У меня балкон как раз на их стройку выходит. Всё как на ладони видно. За высоким забором думали спрятаться, так мы сверху! - Света самодовольно ухмыльнулась. - Построили несущие стены двух этажей и всё. Уже который год стоят...
   - Ну, это вполне объяснимо. Деньги все вначале потратили, а на стройку не хватило...
   - Не совсем так... На территории стройки постоянно ведётся какая-то активность. Разные люди в защитных касках. Бульдозеры, тракторы гудят. По ночам иногда шум приглушённый доносится. И вроде бы никого нет, а гул - есть, будто бы что-то сверлят. И охраняется очень тщательно. Особенно возле будки одной часовые крутятся...
   - Подожди, а не тогда эта фирма часть Намыва выкупила, когда "Варяг" на металлолом продали?
   - В 2001-м году, спустя месяц после продажи. Я это хорошо запомнила. Переживала за ЧСЗ очень, у меня там дядя работал...
   - Стоп! Как это всё относится к "Николаевскому эксперименту"?
   - Просто подозрение закралось... "Варяг" выкупили, сомнительную стройку затеяли... А шум такой, будто глубоко под землёй что-то бурят. Вот мне и подумалось: может это китайцы затонувший эсминец ищут? Намыв ведь после этих опытов создали. А вдруг, первичной целью было под песком похоронить эксперимент неудачный? Знаю, что глупо звучит...
   - Очень даже не глупо, Света, как раз всё теперь и состыковывается... Ты никому не говорила о своих подозрениях?
   - Да когда б я успела?
   - Вот и не говори! кроме тебя и меня об этом знать никто не должен...
   - И даже Дима?
   - Тем более, твой парень!
   - Как скажете...
   - Говоришь, ночью там только охранники?
   - Да, вроде бы их меньше сейчас стало. Трое-четверо, не больше. А раньше их как муравьёв! Да ещё и с собаками.
   - И в кого ты такая любознательная?
   - В деда, он у меня партизаном был.
   - У меня тоже, хе-хе, - Максим сказал это с иронией.
  
   Супружество
  
   - Макс, ты куда это собрался? - возмущалась жена. - Второй час ночи!
   - По делам. Не шуми, соседи спят.
   - По делам! - повысила голос Лена. - По каким таким делам?!
   - Не мешай. Не видишь - рюкзак собираю, - Максим запихнул в распахнутый рюкзак моток верёвки с металлической кошкой и озадаченно принялся смотреть по сторонам. - Ты не видела мой водонепроницаемый фонарик?
   - Рюкзак он собирает! Тошно мне уже от твоих рюкзаков, ведьм и государственных заговоров! Надоело до невозможности!
   - Фонарик, фонарик, где же его оставил? - бурчал себе под нос Максим, пряча во внутреннем кармане рюкзака электрический шоккер, прошлой осенью приобретённый на чёрном рынке за немаленькую сумму.
   - Ты меня слышишь? Надоел ты мне со своими тупыми "поисками истины"!
   - Ты точно фонарик не видела?
   - У-у-х-х! - выкрикнула Лена и затопала ножками. - Какой ты толстокожий! - обессилев, она упала на диван и разрыдалась. Максим бросил рюкзак, присел рядом и положил руку на спину жены:
   - Лен, чего это ты? - с нескрываемой заботой обратился к ней.
   Выплакавшись, Лена заговорила, не поворачивая лица к мужу:
   - С тех пор как откопали тот паршивый кусок корабля, ты на меня ни разу достойного внимания не обратил...
   - Так я же...
   - Не перебивай, пожалуйста! Ты не обращаешь на меня внимания уже третью неделю подряд. Словно я для тебя значу не больше, чем наш телевизор! Когда нужно - включаешь. Смотришь в своё удовольствие. Захотел - переключил канал, надоело - выключил... Макс, я не телевизор! Я живой человек. У меня есть чувства, которые обижает твоё отношение. Очень обижает... А главное - безвыходность, невозможность исправить, забыть... Ведь я так тебя люблю...
   Лена опять зарыдала. Максим нежно прошёл ладонью по её шелковистым светлым волосам, спине...
   - Лен, я очень-очень тебя люблю. Ты это прекрасно знаешь. Но такой я человек. Если что-то распалит костёр моего воображения, я не успокоюсь до того момента, пока не сожгу в нём все что только возможно! Это моё проклятье. Жаль, что оно частично задевает и тебя. Но поверь, как бы тебе не было плохо, мне - в сотни раз хуже...
   - Макс, мы женаты уже шестой год. Я почти привыкла к твоим хаотичным одержимостям. Но время идёт. Мне скоро тридцать... У нас ещё нет детей... Мне кажется, что ты никогда не захочешь их завести...
   - Лена, я тоже думал об этом. Это серьёзный шаг и нам некуда спешить...
   - Ты опять? Да после тридцати рожать - для здоровья, а-то и жизни опасно!
   - Нет, ты не поняла. Я имею ввиду - сейчас, именно в этот момент - некуда спешить. Мне сегодня нужно кое-что сделать. Это для меня очень важно. Поговорим о детях завтра. Я обещаю, что всё будет отлично!
   - А ты не обманешь?
   - Клянусь!
   Лена поднялась с дивана, обняла мужа и страстно поцеловала в губы.
   - На удачу, что бы ты там себе не задумал. Кстати, фонарик в кладовке, на верхней полке, под подушками.
  
   Тихий штурм
  
   Трёхметровый кирпичный забор.
   Тёмное, неосвещаемое фонарями место.
   Максим осмотрелся по сторонам. Прислушался к тишине. Убедился что рядом ни души: забросил кошку.
   Перелез на территорию стройки.
   По ту сторону забора послышалась возня. Кто-то дёрнул за верёвку и принялся по ней неумело карабкаться. Раздавалось едва слышное кряхтение. Предположительно - женское. И хотя Максим сразу догадался кто лезет, всё же прижался спиной к стене. Так в темноте его практически невозможно было разглядеть.
   - Максим Васильевич, - шёпотом позвала Света, как только ноги её коснулись песчаного грунта. - Максим Васильевич, это я. Я так и знала, что вы сегодня пойдёте. Вы где?
   - Дура! - прошипел из неоткуда возникший Максим, зажав ей рот рукой. - У тебя всё с головой в порядке?
   Света пробубнила что-то невнятное в ответ. Максим убрал руку.
   - Я ведь как лу... - принялась оправдываться Света, когда он вновь закрыл ей рот рукой.
   - Ты хоть понимаешь, чем это может закончиться для нас обоих?! - шипел Максим. От света редких звёзд нахмуренного неба, его глаза приняли маниакальный блеск. - А-ну быстро лезь назад!
   Света вновь что-то принялась бурчать сквозь руку. Но громче и кивая головой, словно куда-то указывая. Максим обернулся и тут же шёпотом приказал:
   - Ложись! - Света молча подчинилась. - Охранник! Ползи за мной. Тихо. Тихо я сказал. Сюда идёт! Стоп! Идёт. Ближе. Ещё ближе. Остановился. Закурил, - В пятидесяти шагах под рассеивающимся треугольником жёлтого света алюминиевого плафона курил охранник. - Лежи, не дёргайся. Кому сказал? Свет, прекрати трястись!
   - Если бы это было так просто... - мрачным шёпотом прошипела Света.
   - Докурил. Бросил бычок. Смотрит по сторонам. Идёт к нам. Свернул. Уходит. Ф-ф-ух! Ждём, пока не отойдёт на безопасное расстояние. Чисто. Ползком за мной!
   Обратного пути уже нет. Придётся Максиму взять на себя нежданную ответственность. Зачем она пришла? Ей разве в университете приключений не хватает?..
   Они подползли к задней части "будки повышенного внимания", как окрестила её Света. Максим распорядился ждать, а сам достал из рюкзака шоккер и растворился в темноте. Не прошло и нескольких минут, как он вернулся и приказал: "пошли!".
   У входа без сознания лежал охранник.
   - А вы его не того? - сама не узнав свой голос спросила Света.
   - Не стой столбом! Заходи внутрь. - Максим взял бессознательного охранника под руки и поволок за собой.
   Света в молчаливом оцепенении наблюдала за ним.
   - Шея открыта была, - объяснил Максим. - Туда со спины и шарахнул. Он ничего и не понял. Проснётся скоро. Только башка раскалываться будет, как после конкретного застолья. Света, не стой просто, свяжи ему руки и ноги. Вот верёвка. Да, и кляп надо поставить, чтоб ненароком друзей не пригласил...
   - Это же Ксан Жон! - отпрянула Света.
   - Чего выдумываешь?
   - Да нет, его-то я отличить всегда могла... - неуверенно парировала Света.
   Чтобы успокоить непрошенную попутчицу, Максим заглянул в лицо охранника.
   - Блин! - Максим протёр глаза, но это не помогло. - И вправду Ксан!
   - А я вам что говорила?
   - Видать подработать сторожем решил... - сделал вывод Максим. - Хотя, на такой объект людей с улицы не берут. Секретность и всё такое... Ладно, времени в обрез. Света, помоги его связать.
   Как и предполагал Максим, "будка повышенного внимания" оказалась замаскированным входом в шахту. Связанного Ксан Жона оставили в нескольких метрах от выхода.
   Широкий коридор шахты слабо освещался редко-встречающимися висящими на проводах лампочками. Стены подпирались массивными бетонными полуарками. Пахло сыростью. Каждый шаг поднимал в воздух облако густой пыли.
   Очень скоро коридор упёрся в двойную развилку. Над одним входом была прибита деревянная табличка с жёлтым квадратиком, над другим - с красным.
   - Куда пойдём? - озадачила Света.
   - Вообще-то, по логике вещей, нам бы следовало разделиться... - сообщил Максим.
   - Мне страшно без вас будет, - чистосердечно призналась Света.
   - Мне самому не хочется разделяться. Всё глупости в фильмах показывают. Нужно вместе держаться. Пойдём на красный.
   - Почему? - испугалась студентка.
   - Они специально запутать хотят. Красный цвет в подсознании - тревожный, тот, который стоит обойти стороной. Они на это и рассчитывают...
   - А если нет? Вдруг там опасно?
   - Я сам в замешательстве, - сказал Максим. - Давай лучше монетку кинем. Герб - красная дорога, решка - жёлтая. - Не дожидаясь одобрения попутчицы, он достал монетку и тут же щелчком большого пальца подбросил в воздух. Монета со звоном, эхом протянувшимся по туннелю, приземлилась на бетонный пол. Гербом вверх. Значит - идти в проём помеченный красным.
   По дороге всё чаще встречались двойные развилки с жёлтым и красным кирпичиками. Шли по "красному". Всё отвесней становился путь.
   Туннель привёл в громадное помещение с металлическими стенами. Посреди помещения алюминиевыми кантами врезался в пол квадрат бассейна. Светло-зелёная вода пронзалась ярким светом многочисленных люминесцентных ламп. Возле бассейна распахнутыми дверцами обнажал водолазные костюмы термошкаф.
   - Ну вот, а говорила: не будет надобности надевать дедушкин водолазный костюм... - иронично вспомнил Максим.
   - Не понимаю, откуда тут этот бассейн? - удивлялась Света.
   - Грунтовые воды... - с умным видом заключил преподаватель.
   - И что будем делать?
   - Что-то мне подсказывает: на дне покоится то, ради чего мы сюда пришли, - Максим утомлённо вздохнул. - Придётся нырять.
   - И мне с вами?
   - Боже упаси! Только тебя мне с аквалангом и не хватало! - после короткой паузы добавил: - Будешь тыл прикрывать...
   Игнорируя град Светиных вопросов, Максим облачился в водолазный костюм и начал погружение. Благо у него с собой есть водонепроницаемый фонарик.
   Максим медленно спускался ко дну. Свет фонарика содрогался подводным течением. Мелкая рыбёшка клюнула в стекло маски и в испуге подалась прочь.
   Наполовину зарывшись в песок, на дне покоилось что-то очень большое, ржавое, заросшее моллюсками и покачивающимися водорослями. Отдалённо напоминавшее очертания эсминца с оторванной носовой частью...
  
   - Ну что там? - окатила вопросом вынырнувшего водолаза Света, но не получила ответа.
   Максим молчал. С нескрываемым наслаждением он стянул резиновый костюм. Отдышался. Надел штаны и рубашку. Зашнуровал туфли и скорым шагом направился к выходу. Света в недоумении смотрела вслед:
   - Максим Васильевич? Вы куда?
   - Домой... - обессилено махнул рукой преподаватель.
   Света засеменила к нему:
   - Зачем домой? - не унималась она.
   - Нужно успеть покинуть стройку до рассвета.
   - Вы что-то нашил?
   - Нет! - взорвался Максим так, что Света от неожиданности вздрогнула. - Я ничего не нашёл! Теперь помолчи, пожалуйста, я очень устал!
   Неумело пряча слёзы, Света шагала за Максимом. До невозможного обидно. Хочется закричать, топнуть ножкой, плюнуть на всё и на НЕГО. Какая ошибка! Влюбиться в женатого преподавателя?! Слишком наивно, слишком по-детски... Попытки вызвать ЕГО ревность историями про несуществующего парня... Привлечь внимание наигранным интересом к неизведанным тайнам... Да разве есть польза от чего-то неопределённого? Во все времена человек хотел стабильности и покоя. Зачем механически лишать себя этого? Зачем погружаться с головой в давно забытое, погребённое в склепе времени? Не проще - просто жить? Не проще - наслаждаться сегодняшним днём, нежным ветерком летнего утра, прохладной капелькой весеннего дождя, любоваться белоснежным ковром мириад крошечных снежинок?..
  
   Извиваясь как угорь на сковородке, Ксан Жон предпринимал отчаянные попытки вырваться из плена. Ещё чуть-чуть и он выплюнет тряпку, эффективно служившую кляпом. А тогда - можно звать на помощь...
   - Ксан, я сейчас освобожу тебя от кляпа, - голос Максима звучал зловеще. - Но ты и не думай кричать. Ты же знаешь что у меня в руке, - он кивнул на угловатый шоккер. - Я не хочу причинять тебе боль, мне всего лишь нужно с тобой немного побеседовать. Ты ведь знаешь русский, неправда ли? - Ксан одобрительно кивнул. Света в знак протеста стояла к ним спиной и всматривалась в разноцветные проводки на стене.
   - Ну, не будешь кричать? - повторился Максим медленно потянув за краешек кляпа. Ксан Жон кивнул.
   - Зачем вы сюда пришли? - достаточно тихо, без намёка на акцент спросил Ксан.
   - Тебе не всё ли равно? - осадил его Максим. - Если уж сильно хочешь узнать - на паре спросишь. А сейчас ответь: куда вы девали генераторы?
   "Какие на фиг генераторы? - подумала Света".
   - Никуда, - ответил Ксан, косясь на шоккер.
   - Что-то подсказывает мне, что это не так... - Максим "случайно" надавил кнопку - с электрическим треском ожили извилистые голубые змейки. - В следующий раз - в шею...
   - Нет, я не вру! Клянусь Буддой!
   - Подробнее... - заинтересовался преподаватель.
   - Долгие годы поисков, увы, увенчались неудачей. Кто-то нашёл затонувший эсминец до нас и снял с него генераторы дегауссизации, оставив лишь пустой корпус погибшего судна.
   - И почему я тебе верю? - довольно улыбнулся Максим. - А зачем тогда дальше здесь копаете?
   - Ищем... Крошечная вероятность того, что генератор где-то рядом закопан... Вот и ищем...
   - Ветра в поле... - заключил Максим. - Ладно, Ксан, спасибо за информацию. Послезавтра не опаздывай - аттестационную контрольную хочу провести. Давай, не тоскуй, скоро тебя друзья вызволят - до утра совсем немного осталось. - Максим запихнул кляп в рот своему студенту и жестом поманил за собой Свету.
  
   Покинуть стройку удалось с тем же успехом, с каким и пробраться. "Ха, не получат они на "Варяг" генератор! - с ликованием пронеслось в голове Максима. - Наши должно быть, давно его уничтожили!"
  
   Эпилог
  
   Багряный апельсин закатного солнца нижним краешком тонул в широком горизонте. Свет густым жёлтым маслом разливался по лёгким волнам Южного Буга. Тёплый ветерок едва слышно шелестел неокрепшей листвой. На пляжной скамейке сидели двое. При других обстоятельствах их можно было бы считать парой влюблённых...
   - Понимаешь, Светка, в жизни всё сбалансировано. Помнишь, я про экосистемы в прошлом семестре рассказывал? - отогнал неловкое молчанье Максим. - Если вносишь малейшее изменение - остальная система меняется, подстраиваясь под это изменение. Так уж устроен Мир. Динозавры погибли для того, чтобы дать место людям! А для кого готовит место человечество?
   Света виновато развела плечами. Ей всегда было трудно с первого раза понимать умные речи преподавателя. Нужно было хотя бы пару часов их переваривать. Макс продолжил:
   - Правительство США проводило "Филадельфийский эксперимент", правительство СССР проводило "Николаевский эксперимент", теперь Китай пытается провести... И как это ни странно, все три сверхдержавы терпят неудачу. Словно осознав что-то, американцы и советы отказались от дальнейших исследований. Уничтожили записи, чертежи, результаты испытаний... Я просто уверен, удалось бы китайцам раздобыть те чёртовы генераторы дегауссизации, они бы их сами закопали куда поглубже, проведя парочку тестов!
   - Но почему? - всё, что смогла выдавить из себя Света.
   - Экосистема, дорогая Светоча. Баланс жизни! Природа просто не способна принять такое изменение! Ты ведь знаешь, что случается, когда воздействие на систему превышает допустимое?
   - Она погибает...
   - Вот и я о том же...
   Света испуганно посмотрела на заходящее солнце. Максим отхлебнул пива из банки. Вдруг поднял брови, словно что-то вспомнил:
   - Кстати, Свет, ты не знаешь, что значит китайское "Вьяньг-бъё-донь"?
   - Нет.
   - Тогда тебе задание до следующей практики: разыщи в Интернете перевод.
  
  
  

Рыжков Александр

Апрель-Май, 2007 год

  
  
  

Рыжков Александр

В чём смысл нашей бренной жизни?

  
   - В чём смысл нашей бренной жизни? В бессмысленной беготне? В постоянном переливании ничего из пустого в порожнее? В смерти?..
   - Заткнись и копай.
   - Нет, Сеня, так дело не пойдёт. Я и пальцем не шелохну, пока ты мне не ответишь.
   - На что, мать твою, я должен отвечать?
   - Как на что? Я ведь только что спросил.
   - Я не слушал тебя.
   - Почему?
   - Ты будешь копать, я тебя спрашиваю?
   - Нет, не буду я копать. Пока не ответишь, не буду.
   - Я начинаю терять терпение, Миша, а ты ведь знаешь, чем это чревато?
   - Опять набьешь мне морду...
   - Во-во. Взялся за лопату и копай.
   - Что ж... На этот раз ты победил, но в следующий раз...
   - Заткнёшься ты, наконец, или нет?!
   Миша заткнулся, покрепче сжал черенок лопаты руками в потрёпанных жизнью вязаных варежках и продолжил копать снег. Сеня занимался тем же, бурча под нос проклятья в адрес любознательного товарища.
   Снега было много. Нет, простое слово много - уж очень плохо подходило для описания реальной ситуации. Снега было ОФИГИТЕЛЬНО ДОФИГА МНОГО И ЕЩЁ ЧУТЬ-ЧУТЬ! Представьте себе целину - куда ни глянь, пустая земля, ни единого деревца - и повсюду тонны снега. Утрамбованного временем, с неисчислимыми слоями фирна...
   Потуги Сени и Миши уж слишком ничтожно смотрелись на всём этом первозданном снежном величии. Товарищи походили на мелких букашек на теле исполина. А что ему, исполину, те букашки?..
   - Перекур? - раскрасневшийся Сеня всадил лопату в сугроб и разогнул спину, одновременно разминая задубевшие пальцы и косясь на Мишу.
   - Ты ведь знаешь, что я не курю, - набычился тот и продолжил копать.
   - Я вообще не с тобой разговариваю, - буркнул Сеня и зашарил руками в лыжных перчатках по карманам бушлата. Нащупал пачку "Примы" - конечно же, без фильтра. Ветра не было, поэтому Сеня рискнул снять перчатку с правой руки. Быстро, пока голые пальцы не успели окоченеть от холода, он выудил из пачки папиросу и воткнул её себе в рот. Потом Сеню осенило, что последнюю спичку он давно истратил на прошлую папиросу. Матерясь так, что не каждый моряк кругосветного плаванья сможет, он принялся натягивать перчатку на успевшие задубеть пальцы. От приступа неописуемой злости, Сеня попытался выплюнуть папиросу на снег, но та примёрзла к нижней губе и повисла на ней, словно новогодний подарок...
   - Скажешь хоть слово, я тебя урою, - испепеляюще поглядел Сеня на Мишу, который еле сдерживался, чтоб не заржать во всё горло.
   - Да всё нормально, с кем не бывает, ах-ха-ха! - не выдержал Миша и разразился злорадно-сочувствующим смехом.
   - Я тебя сейчас... - начал было тираду Сеня, но уж слишком озорно болталась папироса на его шевелящихся губах. Нарастающий, словно лавина, Мишин гогот перекричать было невозможно.
   А вообще - этот смех был сквозь слёзы...
   Сеня хотел перейти от слов к делу, и уж было замахнулся лопатой на товарища, как Миша мгновенно затих и взмолился о пощаде.
   Воцарилась тишина. Её не прерывал шорох разгребающей снег лопаты, её не подмачивал вой ледяного ветра, её не сбивали слова, слетающие с губ. Разве что дразнило тяжёлое дыхание и учащённый стук двух работающих на пределе сердец...
   - Прости, у меня нервы сдали... - нарушил тишину Миша, косясь на лопату, которой мог отгрести по голове.
   Сеня ничего не ответил. Папироса всё так же липла к его губе.
   Миша подошёл к нему, снял перчатку, осторожно поправил папиросу, извлёк из кармана бензиновую "зиппо", лихо щёлкнул ею и поднёс пламя.
   - И у тебя всё это время была "зиппо"? - выпуская дым из лёгких, спросил Сеня.
   - Ну да... - Миша застенчиво заковырял ногой.
   - И всё это время ты просто смотрел, как я мучаюсь со спичками? - выпучил глаза Сеня. - И ничего не делал?
   - Ну да... - ещё более застенчивей заковырял ногой Миша.
   - Дай сюда, - приказал Сеня.
   Миша послушно протянул зажигалку товарищу. Выхватив её, Сеня со всего маху въехал Мише под глаз.
   - Ай, блин, больно! - Миша зачерпнул с земли снег и приложил к ушибленному месту. Его лицо приняло плаксивый вид. - Надоел руки распускать.
   - Я тебе надоем, - наигранно сварливо ответил Сеня, довольно разглядывая серебрящийся на зимнем солнце трофей.
   Зажигалка нашла свою обитель в верхнем кармане бушлата Сени. Папироса была докурена. Перерыв окончен - нужно вновь браться за лопаты...
   Поднялся ветер, неся на своих крыльях острые ледяные крупицы. Они больно бились об лицо, а если попадали в глаз... Сеня натянул до шеи длинную вязанную шапку с прорезями для глаз и рта аля-спецназ. Миша так и остался в шапке-ушанке, с перевязанными под подбородком ушами. Просто повернулся спиной к ветру и продолжил работу, хоть от ледяных крупинок это спасало плохо.
   - Так в чём, всё-таки, смысл нашей бренной жизни?! - попытался перекричать зловещий свист ветра Миша.
   - А? - не расслышал Сеня.
   - Говорю, блин, в чём сила, брат? - сделал потугу пошутить Миша.
   - Чего? Горобин в чилабат?
   - Ты издеваешься?! - Миша прокричал это прямо на ухо товарища.
   - Сам ты издеваешься! Не слышно нихера! - ответствовал криком на ухо Миши Сеня.
   - Да ну тебя! - махнул рукой Миша и продолжил копать снег.
   Ветер через какое-то время стих. Вновь воцарилась морозная тишь.
   - Устал я что-то, - признался Сеня и бросил лопату.
   - Я тоже, - поддакнул Миша и повторил жест товарища.
   Сеня поглядел на Мишу так, как обычно глядел: как на неизлечимого душевнобольного. Собственно, он товарища таковым и считал...
   Усевшись на сугроб, закурив папиросу свежеотобранной "зиппо" (при этом даже умудрившись не отморозить пальцев), Сеня заговорил:
   - Ты, Миша, не прав. Не стоило тебе костёр под бензобаком нашей фуры разводить. Ну да, бензин замёрз. Да, я не противился. Но ты-то, Миш, ты-то чем думал?
   - Костёр под бензобаком? - Миша почесал затылок через шапку-ушанку. - Что-то такое в голове крутится... Но не припомню точно, уж извини.
   - Костёр под бензобаком? - на этот раз почесал репу Сеня. - И действительно, в голове крутится что-то смутное...
   - Я вот что хочу спросить, - начал Миша. - Чем люди живы?
   - Ась? - Сеня как раз подкуривал новую папиросу от бычка прошлой. - Что говоришь?
   - Нет, ну в самом деле, почему ты так несерьёзно ко мне относишься? Что я тебе такого сделал?
   - Ну не обижайся, глупыш, не дуйся, - съязвил Сеня.
   - Да ну тебя, придурок! - истерично выкрикнул Миша, поднял со снега лопату и зашагал прочь.
   - Ты куда, дурень? - в голосе Сени прозвенела тревога.
   - От тебя, долбня, подальше!
   - Ты ведь пропадёшь без меня. Куда ты идёшь? Зачем этот цирк? Ведь побродишь-побродишь, и назад вернёшься.
   Ничего не отвечая, Миша ускорил шаг.
   Сеня пустился следом. Догнав его, он злобно заговорил:
   - В чём смысл нашей бренной жизни? Ты ведь это хотел узнать?
   Миша остановился и полными душевной боли, но в то же время и надежды глазами поглядел на товарища.
   - В чём смысл? - продолжал Сеня. Его глаза приняли зловещий оттенок. - Смысл в том, что мы копаем этот грёбаный снег, чтоб не замёрзнуть насмерть. Мы одни здесь. А самое ужасное - я и забыл, сколько дней назад последний раз ел! Вот тебе смысл "нашей бренной жизни", придурок Миша! Мы с тобой скоро подохнем. Ещё денёк-другой, и я сойду с ума от голода, забью тебя лопатой, а потом буду питаться твоими останками. Это продержит меня ещё недельку-другую. А потом я окоченею и подохну следом за тобой. Ну как тебе такой смысл, а?
   Миша молчал. На его глаза наворачивались слёзы, леденеющие на ресницах.
   - А теперь будь хорошим мальчиком, Мишка, пошли обратно. Будем продолжать копать, делая вид, что этого разговора не было. Окей?
   - Оби, - ответил Миша, замахнулся лопатой и треснул Сеню по голове.
   Хоть Сеня и повалился сразу же на землю, убить его было гораздо сложней, чем это представлялось. От каждого удара лопатой он невыносимо визжал, кричал, молил прекратить. И с каждым ударом - всё тише и тише...
  
   - А ведь я действительно зря тогда распалил костёр под бензобаком нашей фуры, - прошептал самому себе Миша, сидя возле закоченевшего тела товарища. - Бак взорвался. И мы с Сеней вскоре замёрзли насмерть...
   Но момент прозрения, словно вспышка молнии, блеснувший в голове Миши, вновь погас, впустив в мысли спасительное невежество. Всё забылось. Всё заполнило желание копать снег - бесконечный, беспросветный, всепоглощающий снег...
  
   - В чём смысл нашей бренной жизни? В бессмысленной беготне? В постоянном переливании ничего из пустого в порожнее? В смерти?..
   - Заткнись и копай, - рявкнул Сеня и в который раз мысленно проклял судьбу за то, что послала ему такого непутёвого товарища.
  
  
  

Рыжков Александр

Декабрь 2009 год

  
  
  

Рыжков Александр

Богомерзкая тварь

  
   Эта аудиозапись попала ко мне совершенно случайно. Как-то я купил подержанный цифровой диктофон (за сущие копейки, нужно признаться) у одного бомжа. Откуда тот его достал - мне было без разницы. Но если бы и захотелось узнать, вряд ли убогий рассказал что-либо внятное: его глаза были полны испуга, руки тряслись, и, казалось, его больше волновало сплавить кому-то злосчастный диктофон, чем заработать на этом копеечку. Как вы уже догадались, в памяти диктофона была вбита эта запись. Я не знаю, злая шутка или нет... Но... душевных сил мне хватило прослушать её только один раз: по спине бегали ледяные мурашки, а кожу стягивало цепкими когтями страха. В любом случае, повторно её слушать не намерен. С каждым днём меня посещали мысли спалить диктофон, и сегодня они воплощены в жизнь. Но перед сожжением закинул запись в Интернет. Люди должны знать... Не хочу ничего больше говорить. Не хочу вспоминать. И можете не стараться комментировать - я всё равно никогда не отвечу...
  
   PLAY
   Почему ты здесь?
   Всё очень просто.
   Я ем человеческую плоть...
   Нет, не подумай глупости... Тебе ничего не угрожает. Нет, упаси... хм... пожалуй, его сюда мы не будем приписывать.
   Ты правильно делаешь: не выключай свой привязанный к голени диктофон. Да, это было бы замечательно: напишешь обо мне где-нибудь в многотиражной газетёнке типа "Невероятно, но фак"... или выложишь в своём популярном на весь Интернет блоге. И тогда все узнают. Тогда-то все смогут разделить мою боль... Я вижу в твоих глазах насмешку. А мысленно ты уже несколько раз пожалел, что пришёл ко мне. Но молю тебя - дослушай до конца! Я молю тебя! Хотя с лёгкостью мог бы приказать - и ты бы не смог мне противостоять. Ты... никто не в силах идти вразрез моей воле. И брось сжимать рукоять своего кольта! Думаешь, любое земное оружие способно уничтожить меня? Да, я ещё слишком молод, чтобы осознавать всю свою Великую Силу, но знаешь кто бы выжил в эпицентре Ядерного Взрыва?..
   Твои уста скривлены в сардонической ухмылочке, это да... но вот в глазах я вижу крохотный огонёк зарождающегося страха. Да, я чую его. Он растёт. Пока ещё хлипкий, вскоре он перерастёт в настоящий пожар! Это нормально... Нечего бояться только трупам и таким как я. Вернее, такому как я, ведь уже три тысячелетия Земля была свободна от... До тех пор пока... Нет, я забегаю вперёд.
   Расслабься. Садись в кресло и слушай.
   Я был преподавателем в одном университете. Но самое ужасное - я остаюсь им и по сей день... Мои будни были просты, как проза Довлатова. Днём я выкладывался на полную перед студентами: пытался влить в их высушенные сайтом "В Контакте" головы принципы морали и этики. Пытался подготовить их к жестокой и чудовищной жизни, что с распростёртыми клешнями ждала их после защиты диплома за беспечным порогом родного вуза. Предметы? Кому они нужны, те предметы? Мои ученики работали за компьютерами, выполняли лабораторные, а я говорил. Я говорил, я учил их. И они слушали меня. Они приходили ко мне за советами, а не за порцией упражнений в программах математического моделирования, в девяноста девяти и девяти сотых случаях никому не нужных в повседневной жизни. Да, с гордостью говорю: до того рокового случая, до того, как я стал... Нет такого слова, чтобы найти этому определение... В общем, ко мне ходили практически все студенты! Даже старшие курсы, прогуливающие большинство других занятий, ко мне являлись почти со стопроцентной посещаемостью! Хотя, тебе всё равно этого не понять...
   Обычно с работы я приходил часам к шести, но бывало и раньше - всё зависело от расписания. Бывали и выходные посреди недели, но в основном - трудные и изнурительные преподавательские будни с первой по пятую пару включительно. Я специально наваливал на себя чрезмерную нагрузку, ведь заниматься кроме преподавания днём мне было нечем.
   Днём нечем. А вот вечером, поужинав и поспав немного, ближе к десяти-одиннадцати, я садился за компьютер и писал. Всякую графомань, не для читателей - для себя. В стол. Ох, с каким же умилением я перечитывал свои убогие текстики, как же я высмеивал собственную литературную ущербность по сравнению с Великими Классиками... Но всё же... Всё же... Где-то глубоко-глубоко в душе я почитал себя непризнанным гением! Это может быть и странно, но я ощущал что-то вроде срамной радости за то, что мои рукописи никогда не найдут своих читателей. Но это всё не относится к делу. Если они и представляли какую-то литературную ценность, то в любом случае никогда об этом не узнать - я спалил распечатки и сжёг в той же печи системный блок вместе со всеми резервными копиями на флешках и дисках.
   У меня не было друзей. Вернее, я их всех растерял как последний эгоцентричный идиот. Сам виноват - погружался в так подходившую мне работу, не выделяя время на встречи, отчего прослыл "зазнавшимся умником". Да мне, если честно, и не жаль. Каждая наша встреча была тесно привязана к алкоголю - сиди в прокуренном баре и глотай водку. Так что, перестав видеться с друзьями, особых неудобств я не ощущал. С противоположным полом было проще - серьёзных отношений я не хотел, а сексуальное напряжение каждые четверг и субботу прекрасно снимала проститутка Злата, приходившая ко мне ровно в девять вечера. Да, она была пунктуальна до изумления - ни разу не опоздала. Звонок раздавался ровно в девять по моим электронным часам: обычно девушка приходила раньше минут на десять-пятнадцать, но ровно до девяти часов она стояла под дверью, куря ментоловые сигареты одну за другой. Златка... Она знала толк в хорошем минете... Мне очень жаль, что вкусить человеческую плоть мне пришлось именно с её обезглавленного тела...
   Что же ты напрягся? Ах, я ведь совсем позабыл о приличных манерах! Коньяк, водка, вино? Нет, не стоит отказываться, я серьёзно...
   Вот это другое дело. И мне налей. Полную. Да, это не муляж. Это настоящие человеческие черепа. Я знаю, что ты испытаешь особое извращенческое наслаждение, граничащее с отвращением. Я тоже когда-то таким был.
   И вот, жизнь моя протекала размеренно и скучно. И в один злосчастный день всё это изменилось, исковеркалось, изуродовалось, словно от сокрушительного удара боевым молотом - так неумолима порой жизнь...
   У меня была группа холодильщиков. Самая себе простенькая группка, ничем не примечательная: студенты, как студенты, учились, слушали, задавали вопросы, рассчитывали задания. Но вот среди них был один парень. Я не стану называть его имени, ведь оно служит прикрытием и не несёт того чудовищного смысла, который таился в душе его обладателя.
   Первую половину семестра он не выдавал себя. Он ходил на занятия и прилежно всё выполнял. Правда, что-то в нём было такое, от чего мне с первой пары запомнился. Он, словно белая ворона, выделялся из толпы своих одногруппников. И, казалось бы, стандартный рост, короткая причёска, тёмно-синие джинсы и серый свитер, лицо без изъянов - таких студентов полным полно, и они, как правило, из-за стандартной внешности очень плохо запоминаются. Но с ним всё обстояло иначе. Глаза цвета дубовой коры на первый взгляд ничем не отличались, но почему-то его взгляд вызывал у меня необъяснимый страх. Я даже посмеивался над этим страхом после занятий. До тех пор, пока не понял, что этот страх был абсолютно оправданным...
   Ох, как бы мне хотелось, чтобы этот ублюдок, этот приспешник демонических сил, никогда не отыскал меня, никогда не помыслил уничтожить во мне добро!
   Как-то после занятий он подошёл ко мне (я сделал вид, что проверяю лабораторные работы, лишь бы не смотреть ему в глаза) и заговорил. Голос был вполне себе нормальным, слегка хрипловатым, но от каждого слова, срывающегося со рта этого душевного урода, мне становилось не по себе. Он говорил что-то о дополнительных занятиях, переспрашивал что-то про лабораторные, уточнял тему реферата - как и любой другой студент, что подходил ко мне - но вот его голос дрогнул и... хотя нет, дрогнуло что-то внутри меня... я полностью уверен, что остальные слышали всё тот же хрипловатый голос, расспрашивающий меня по предмету, но вот я услышал - не ушами, а где-то глубоко-глубоко в голове - чудовищный голос, настолько отвратительный, настолько пугающий, что руки мои дрожали, роняя листки лабораторных, кожу обжигал лёд, а сердце забилось ещё сильнее, чем бьётся крыса в руках Крысолова: Audi me, ausculta me, obtempera!1
   Самообладание вернулось ко мне лишь когда аудитория была пуста. Мои ученики уже давно погрузились в свои послеуниверситетские заботы. Все, кроме одного. Я знал, что он ждёт меня на стоянке.
   Дальше всё было так размыто, так неправдоподобно, так нелогично, словно сон буйного шизофреника, наколотого успокоительным. Мелькали лица, мелькали места, мелькали ступеньки, осклизлые кирпичи в стенах и фонари, скипетры, факелы и фонтаны, уродливые статуи и ледяные объятья смерти...
   Мы стояли посреди мрачного подвального помещения. С потолка свисала, покачиваясь, лампочка, вырывая из темноты заросшие паутиной и грибком стены, оживляя игру чудовищных теней. Мы были не одни. Эти люди... нет, вернее не люди, а бледные очертания людей, лишь их силуэты, размытые лица и светящиеся кровавой жаждой глаза...
   Тебе следует выпить... Пей. Пей, я тебе сказал! Пей эту дрянь! Ну же, чего не жмёшь на курок? Пей!
   *громкие хлопки, похожие на выстрелы из пистолета*
   Ха-ха-ха! Видишь, как быстро затягиваются мои раны? Все пули растворятся в моём теле через некоторое время. Ты не оставил мне выбора: сядь, пей!
   Вот и прекрасно. Это тебе послужит хорошим уроком, хоть мне и не хотелось применять на тебе свои демонические силы. Я надеялся, что в твоей башке больше мозгов, чем в головах твоих предшественников! Кстати, ты сидишь в кресле из их кожи, и пьёшь из черепа одного из них... Но я больше не хочу ждать. Мне придётся набраться терпения и рассказать тебе всё до конца.
   - Torpe sub rate umbrarum!2 - прокричал мой поводырь в мире теней.
   Его помощники привязали меня к алтарю. Я не сопротивлялся. Я не мог сопротивляться. Но самое ужасное - я не хотел сопротивляться...
   - Dolor in te est!3 - воздел руки к электрической лампочке мой поводырь. Лампочке? Нет, сейчас она была выщербленной луной, выкрашенной по краям свежей кровью ангелов, и не подвальное помещение было нам укрытием - это была тайная поляна Лысой горы (понимание этого просто влилось в моё сознание с видом зловещей луны и дрожащих от страха звёзд).
   - Dolor in te est! - вторили его помощники и вычертили что-то на моём теле острыми, как тысяча бритв, кинжалами. Адская боль растеклась по моему телу огненными струями. Я пытался закричать, но тело вмиг парализовало - острия кинжала были смазаны какими-то наркотиками. Я не мог пошевелить ни одним мускулом: даже не мог моргнуть. Мои распахнутые в ужасе глаза так и глядели на ночное небо. А боль не прекращалась. Какая же адская то была боль!..
   - Domini umbrarum, ego vos apello et aperio janua vobis!4 - в бешеном сатаническом трансе прокричал мой поводырь в мире теней.
   Вспышка кровавого огня. Невыносимая боль. Застывший в недрах души крик. Безнадёжность. Пропасть. Лечу. Падаю. Умираю. Рождение Зла. Боль. Невыносимая боль. Кровавые слёзы брызжут из пустых глазниц черепов. Личинки и черви пожирают гнилую плоть. Мясо отслаивается от костей. Кровавые оргии. Богомерзкие твари. Всепоглощающий мрак...
  
   Что было дальше? Хм... если бы я мог ответить на этот вопрос...
   Меня разбудил будильник. Домашний будильник, мать его! Я был у себя дома, лежал в постели голый. Моя аккуратно сложенная одежда лежала на тумбе. Был ли это сон? Нет, не был...
   Я вскочил с кровати и подошёл к зеркалу. То, что увидел, заставило застыть кровь в жилах, если, конечно, это ещё можно было назвать кровью... Тело покрывали уродливые шрамы - Пиктограммы Зверя (да, я покопался в кое-какой литературе и с ужасом понял что они означают). Мне бы следовало удивиться тому, что раны так быстро затянулись: обычно до таких устоявшихся шрамов требуются годы. Но после всего, что со мною стряслось - верилось абсолютно во всё. Даже в того уродливого монстра, в то порождение сатанинских сил, что глядело на меня из зеркала, стоило мне моргнуть. И ведь как странно: на его теле были те же пиктограммы, вот только они горели адским пламенем.
   Я закрыл глаза и всмотрелся в чудовище, а чудовище всмотрелось мне в ответ...
   Это был я! Господи, помоги мне, это было то, во что меня превратили на шабаше!..
   В моём доме не было Библии! Крестик, да, меня с ним крестили! Куда же я его задевал?.. Я рылся по ящикам, полкам, шкафам, карманам одежды и нашёл его! Маленький серебряный крестик на серебряной цепочке. Я надел его на шею... Но монстр из зеркала лишь ухмылялся. "Обратного пути нет, друг" - сказал он мне моими устами...
   "Нет, ублюдок, есть!" - в ярости забрызгал слюной я в ответ и побежал на кухню. Разделочным ножом я перерезал себе горло, но лишь забрызгал кровью стол (кровь, кстати, я потом долго оттирал...) - рана срослась за считанные секунды. И даже боль была с каким-то сладковато-гнилостным привкусом. Тогда я наглотался крысиной отравы, которую заблаговременно купил для дачного подвала. Внутри всё горело, но этот смертоносный жар был приятен и свеж...
   В отчаянии я повалился на пол и расплакался. Я до боли сжимал веки, пытаясь убежать от чудовищной реальности, но то, что виделось под ними - было намного страшнее её.
   Я видел правду.
   Я могу видеть то, что открыто лишь великим провидцам и колдунам. Незрячим взглядом я проникаю в самую суть вещей. Я вижу голые души людей, я понимаю их страхи, я упиваюсь их грехами, их порочной похотью, сокрытой трусливой плотью.
   Я содрогаюсь от понимания, что всё это - лишь мизерная частичка того, на что способно моё проклятое естество...
   В дверь позвонили. Меня передёрнуло: на электронных часах было ровно девять вечера, суббота. Злата!
   Я не поднимался с пола, надеясь, что проститутка уйдёт. Но не такова Златка - увиливать от прямых рабочих обязанностей она не привыкла. Её настойчивый пальчик всё жал кнопку дверного звонка. Тем временем моё тело всё сильнее разгоралось огнём похоти. Я понял, что не в силах бороться с демоном в себе, уже когда она вошла в коридор.
   Как это обычно бывало, Злата сухо кивнула мне в знак приветствия и направилась в спальню. Кажется, наличие чудовищного шрама на моём теле её ничуть не смутило - или она очень искусно это скрыла. Златка сняла с себя всё, оставив только красные чулки, так сильно меня возбуждающие (думаю, не только меня, но и подавляющее большинство её других клиентов). С самого пробуждения я не одевался, так что и снимать с себя мне ничего не пришлось. Златка одела мне ртом презерватив, и продолжила делать минет. Вскоре я прервал девушку, раздвинул стройные ножки в чулках и вошёл в неё. Она стонала, шепча мне на ухо, что никогда ещё он не был таким большим... А потом я отгрыз ей голову, кончил на ужасную, хлыщущую кровью рану и съел её левую грудь...
   Не волнуйся, ты не в моём вкусе...
   Так вот, на чём я остановился? Ах да, плоть Златы была солоноватой, а её душа была, как это ни странно, пресной. Она мало грешила! Вне работы она была прилежной девушкой, не пила, не курила, работала волонтёршей в детском раковом отделении, была нежна и полна терпеливости к безработному мужу-импотенту...
   Я съел её без остатка за несколько часов.
   Плюя на все законы физики, мой желудок не то, что не разорвался, вообще не увеличился в размерах (а ведь я съел её вместе с костями)! Хотя, какие тут могут быть законы физики?..
   *громкий стук в дверь*
   Чёрт... Должно быть, это милиция. Вот ведь ты тупой вылупок! Вот ведь ты кретин! Это всё твои выстрелы из кольта! Кому же теперь мне рассказывать! Кому! Кому!!!
   *выстрелы, дикие вопли, возня, обречённые стоны, влажное чавканье*
   Ну вот, теперь мне придётся покинуть город. Придётся начинать новую жизнь. Из-за тебя, паршивец, из-за тебя! Хотя, твоя душа была достаточно пропитана грехом... И куда же теперь?
   Давно хотел повидать твой город...
   *стук отдаляющихся шагов, тишина*
  
  
   Перевод:
   1 - Слышь меня, Слушай меня, Подчиняйся! (лат.)
   2 - Замри под сетью теней! (лат.)
   3 - Боль в тебе! (лат.)
   4 - Владыки теней, я призываю вас и открываю вам дверь! (лат.)
  
  

Рыжков Александр

Май 2009 год

  
  
  

Рыжков Александр

Ангелы Смерти. Станция Сикор_4:13

  
   Лейтенант Тань Нгонг отстегнул кислородную маску и сделал жадный глоток воздуха.
   - Можете снимать, - одобрил он. - Показатели не врут.
   Три сержанта отстегнули маски. Четвёртый - новенький в их группе - не решился этого сделать.
   - Слушай, Быков, если лейтенант говорит можно, значит - можно, - зло сказала сержант Ли.
   - Не будешь доверять лейтенанту, мы тебе вмиг замену найдём! - как с цепи сорвался сержант Крэмбэл. - Задолбал ты уже, Буллфрог cursed! If I ever see such shit from you again!..
   - Тише, Том, чего это ты вдруг? - поразился лейтенант. Всем в его отряде было известно, что Крэмбэл срывался с всемирного на родной язык лишь в двух случаях: когда проклинал врага, поливая того смачной очередью из ручного "Вулкана", либо когда робел перед женщинами...
   С перепуга (совсем не свойственного его крепкому духу состоянии) Быков содрал с лица кислородную маску и сделал несколько быстрых глотков воздуха.
   - Bloody death! - выпалил любимое ругательство Крэмбэл и замолк. Искажённое гневом лицо осунулось, сделалось усталым и в каком-то роде даже жалким. - Простите, лейтенант, нервишки что-то у меня... весь как заведённый. Препаршивое это место! Давайте поскорее выполним всё и уберёмся с этой проклятой планеты.
   - Ты солдат, сержант Крэмбэл, - мягкий голос лейтенанта сделался жестоким: - Ты солдат, чтоб тебя! Ты элитный солдат, а не какая-нибудь светская юбка! Прекрати подрывать мораль отряда! Мы пробудем здесь ровно столько, сколько потребуется! Ни секундой больше, ни секундой меньше! Уяснил?!
   - Да, сэр! - начинавший угасать огонёк серых глаз Тома вновь вспыхнул. - Просите, сэр! Не знаю, что на меня нашло, сэр!
   - Так-то лучше, - похлопал по титановому бронежилету лейтенант. - А ты, Быков, запомни - мы все здесь одна большая и дружная семья, чтоб её... Я ваш папочка, вы - мои детки. Когда папочка говорит - детки внимательно слушаются. Когда папочка убит - детки выбирают нового папочку...
   Быков молча кивнул. Уже в который раз он мысленно проклял своё решение вступить в отряд Тань Нгонга. Да, большинство слухов подтвердились: "Ангелы Смерти" были одним из лучших диверсионно-разведывательных отрядов Земной Армии. Но нравы каждого из членов были уж слишком крутыми - как бы ни пытался Быков, явных точек соприкосновения ему ни с кем найти так и не удалось. Да и он был далеко не подарочком...
   Но проклинал своё решение сержант по злости, а не по трезвому рассудку. Разумеется, переводиться никуда он не собирался. Уж слишком долго он добивался назначения, чтобы так легко от него отказаться.
   Дальше шли без разговоров. Изредка тишину нарушал голос лейтенанта, передающего короткий отчёт на базу. По пути кое-где встречались обесточенные, траченные временем механизмы: грунтокопы, воздухозаборники, биоанализаторы и остальные помощники учёных, названия которых солдаты не знали и знать не желали.
  
   - Так, ребята, - заговорил лейтенант Тань, - мы пришли.
   И без его слов было понятно, что они пришли. Посреди пустынной каменистой местности одиноко серел запыленный купол исследовательской станции.
   Лейтенант смахнул пыль с таблички на двери. Поверх тисненой надписи: "Научно-исследовательская станция Сикор_4:13" было выцарапано: "Убирайтесь прочь!" Зловещие кривые буквы не произвели на солдат и малейшего впечатления: каждому было известно - весь персонал станции по какой-то причине сошёл с ума и предположительно покончил друг с другом. Выяснить эту причину и требовалось от "Ангелов Смерти".
   Ещё удивительно, что на табличке не нацарапано чего похуже...
   Дверная панель была обесточена, собственно, как и всё на станции. Климат на тринадцатой планете системы Сикор_4 был уж слишком недоброжелательным для любой электроники. Даже не климат, а микроорганизмы. Электрические волны действовали на них как магнит: одноклеточные и двуклеточные паразиты - единственные обнаруженные живые организмы на планете - облепляли любые электрические приборы, механизмы, моторы, что мухи разлагающуюся падаль. Их колонии разрастались с чудовищной скоростью, разъедая, как медленная кислота, проводку, микросхемы и мониторы. Без необходимого обслуживания прибор выходил из строя за несколько дней. Приходилось только гадать, почему к биологическим формам жизни столь агрессивные микроорганизмы планеты оставались равнодушны...
   - Том, ты знаешь что делать, - кивнул лейтенант на дверь.
   Быкову тут же представилось, как дрожащий в боевом трансе Крэмбэл жмёт на гашетку "Вулкана", и все шесть стволов лихорадочно начинают отплёвывать свинец, очерчивая в двери неровный овал. Град отстрелянных гильз со звоном сыпется на каменистый грунт. Мощный толчок ногой, и шмат двери с грохотом падает на пол, образовав дыру, достаточную для входа.
   Быков встряхнул головой, словно пытаясь сбросить оковы своего воображения. Он усмехнулся самому себе: не следовало в детстве так увлекаться фантастикой...
   Сержант Том Крэмбэл действовал вразрез воображению Бориса Быкова. Надев на лицо кислородную маску и защитные очки, он снял с пояса портативную плазменную горелку и сделал два тонких и длинных надреза: в правой и нижней части. Местоположение фиксирующих замков двери было стандартным, поэтому новые надрезы делать не пришлось. В правый разрез он вставил лезвие боевого ножа - сплав титана, платины и марсодия, из которого делалось армейское боевое оружие, был практически неразрушимым - и использовал его как рычаг. Дверь поддалась легко и непринуждённо, дохнув из отверстия на сержанта гнилостным и затхлым запахом (благо он этого не почувствовал, поскольку был в кислородной маске).
   - Надеть маски и очки ночного видения! - скомандовал лейтенант. - Оружие ближнего боя наготове! Все цепью за мной!
   Команды были выполнены молниеносно.
   В карантинном коридоре было так, как это обычно бывает в карантинных коридорах: никак. Пустынное герметичное помещение, если не брать в расчёт полуразложившееся тело учёного.
   Лейтенант произвёл осмотр трупа: в кармане халата лежала пластиковая карточка синего доступа, красноватый камешек, похожий на неграненый рубин, несколько таблеток спазмодрина - эффективного наркотика, способного заставить принявшего работать несколько суток без передыху - и начатая пачка сигарет. Вещи были бесполезны лейтенанту, разве что красноватый камешек - наверняка разновидность какого-нибудь минерала этой долбанной планеты. Может быть, даже имеющая какую-либо ценность...
   На грудном кармане халата трупа холодела металлом табличка: "Профессор Чак Ир Мэнь, заведующий лабораторией". Лейтенант разжал окоченевшие пальцы: труп до последнего не хотел отдавать пустую мышечную ампулу для яда...
   - Самоубийца, - лейтенант повернулся к товарищам. В кислородной маске находился радио-динамик, подававший сигналы в наушники солдат, так что каждый мог расслышать даже тихий шёпот. - Отравил себя ядом. Должно быть, надпись на двери - его рук дело... Заведующий лабораторией... Вот это, - Тань Нгонг показал всем камешек, зажатый указательным и большим пальцами, - может стоить каких-то денег. Выручка, как и всегда, распределяется на всех членов отряда.
   - Открывать? - спросил Том Крэмбэл, не испытавший к камешку даже намёка на интерес.
   - Да, - кивнул лейтенант.
   Сержант подошёл к двери, ведущей внутрь станции. Открыл её с той же отработанной лёгкостью, что и предыдущую.
   Пока Крэмбэл открывал дверь, лейтенант решил провести повторный осмотр тела. Под халатом к окоченевшей плоти липла рубашка. К своему удивлению, лейтенант обнаружил в одном из её карманов маленькую бумажку, сложенную пополам. Мысленно выругав себя за то, что не удосужился найти её при первом осмотре, лейтенант зачитал с неё слова, написанные дрожащей рукой:
   "Они... Они... порабощают... Бегите! Бегите прочь, идиоты!!! Бегите, если..." - дальше пошли неразборчивые каракули.
   И без того не самый высокий боевой дух команды пошатнулся. Даже лейтенант, который умело подавлял в себе практически все человеческие чувства, испытал что-то похожее на страх...
   - Не раскисать, бойцы, - пришёл в себя лейтенант. - Мы с вами не яйцеголовые заучки! Мы - солдаты! - и нараспев добавил: - Где яйцеголовый помрёт, там солдат всегда пропрёт!
   Каждый сержант мысленно отдал должное лейтенанту: поднимать дух он умел отлично. И дело даже не в словах, а в сильнейшей ауре лидера, которая буквально искрилась из них, проникала в сердца, успокаивала, давала сил, помогала.
   "Вот только не помогла эта аура бедняге Дирку... - досадливо подумала сержант Ли. - Этот Быков, пришедший ему на замену, и мизинца его не стоит..."
   Показывая пример мужества, лейтенант шагнул в коридор станции. Остальные пустились следом.
   Что только не представляли себе солдаты: и столкновение с ужасными внеземными чудовищами, и смертоносные ловушки, заживо отдирающие мясо от костей, и трещину в пространственно-временном континууме (эта догадка всецело принадлежала Быкову)...
   Не было ничего такого.
   Лишь запустевшая и обесточенная научно-исследовательская станция. И трупы учёных: покончивших с собой, либо убитых своими товарищами. Их были десятки.
   На станции Сикор_4:13 не выжил никто.
   Покончивших с собой в общей сложности было пятеро. Как раз столько, сколько и солдат в отряде...
   Каждый из них убил себя по-своему. Заведующий лабораторией впрыснул себе яд. Один лаборант перерезал себе вены кухонным ножом. Второй лаборант - японец - сделал себе сеппуко. Ведущий специалист по техобслуживанию электроники вскрыл лазерный резак и продырявил свой череп от левого виска до правого тоненькой точечкой лазера. Штатная проститутка, для отвода лишних разговоров записанная как "массажист", повесилась при помощи электрического кабеля.
   Про убийства учёных своими же соратниками было даже страшно подумать: от банального забивания гаечным ключом, до жестокой обварки стационарной плазменной горелкой...
   Но у самоубийц была одна общая деталь: в кармане каждого лежал красноватый камешек, похожий на неграненый рубин. Каждому солдату - в карман пояса...
   Делать на станции больше было нечего. Вся электроника была испорчена микроорганизмами планеты, поэтому любые записи исследований и показания видеонаблюдения канули в лету. Разве что бумажка из кармана профессора Чак Ир Мэня, да и та - уж слишком сомнительного содержания.
   - Так, вызываем корабль, ребята, - обрадовал товарищей лейтенант. - Думаю, они здесь все свихнулись просто от планеты. Какая-то она странная... Мы здесь пробыли всего несколько часов, а я уже чувствую себя не в своей тарелке.
   - Да, сэр, и я. С самой высадки чувствую себя как дерьмо на палочке! - признался Крэмбэл.
   - Ух, если этот Спарк и на этот раз приземлится так далеко, то за себя я не ручаюсь! - это были единственные слова сержанта Викториано за всё время экспедиции.
  
   Но пилот транспортной шлюпки Спарк не стал расстраивать Викториано, и приземлился в десяти метрах от станции. Прошлое приземление на несколько километров от цели было вынужденным из-за неблагоприятных метеоусловий - так что к пилоту никто, кроме сержанта Викториано, особых претензий не предъявлял.
   Шлюпка летела на орбитальный корабль. Теперь солдаты могли расслабиться. Да, это была далеко не лучшая их боевая операция. Вряд ли она их прославит так, как прославляли многие другие. Вроде той, в которой "Ангелы Смерти" саботировали зенитные установки террористов группировки "Кос-Мас" и по военным базам врага был нанесён сокрушающий воздушный удар, положивший конец группировке как таковой. Или когда метким выстрелом из снайперской винтовки сержант Ли продырявила череп жестокому диктатору одной из колоний на Марсе. Да, были времена...
   Лейтенант Тань Нгонг ощутил чудовищную волю, довлеющую над ним. Он чувствовал, как она повелевает его движениями, как она приказывает ему, а он не в состоянии ей противостоять. Он с всепоглощающим ужасом ощутил, что стал марионеткой в руках иного разума. Он всё видел, всё понимал, но ничего не мог поделать. А так же он почувствовал связь между собой и сержантами своего взвода. Они тоже были в ИХ власти...
   Камешки! Проклятые красноватые камешки проклятой тринадцатой планеты системы Сикор_4!
   "Они... Они... порабощают... Бегите! Бегите прочь, идиоты!!! Бегите, если..." - вспомнил лейтенант записку профессора и его душа разрыдалась. А тело лейтенанта было подчинено чужеродному разуму. На посеревшем лице промелькнула торжествующая ухмылка...
  

*****

  
   Пятеро отважных бойцов, завладевшие биологическими оболочками неприятеля, летели в опасное путешествие. Конечно же, это дорога в один конец - каждый из них это прекрасно понимал. Но их кристаллизованные души грело понимание: их храбрый поступок навсегда войдёт в память родной Планеты. Они получат Вечную Славу...
   С тех пор, как уродливые биологические существа начали обижать Планету, мудрая и справедливая Планета принялась изучать их, размышлять, как же с ними поступить. Вначале она напускала очистителей на их неживых помощников, своим странным излучением наносивших сильную боль. Крохотные существа плодились и пожирали зло, но биологические существа быстро нашли способ губить очистителей. Смерть каждого микроорганизма отзывалась в душе Планеты жестокими ранами.
   Не видя другого выбора, Планета предприняла решительный шаг: она отщипнула от себя пять частиц души и влила их в неграненые минералы. Биологические паразиты быстро нашли эти минералы и получили своё. Камни были способны завладевать их телесными оболочками, навязывать им свою непоколебимую волю. Но мало того, для биологических паразитов они имели какую-то смехотворную для Планеты ценность, которая сыграла полезную роль. Даже если захваченная его волей биологическая оболочка гибла, другое биологическое существо отбирало у неё минерал, неосознанно отдавая своё тело во власть частички души Планеты.
   Но стоило погибнуть всем биологическим паразитам, как на их место пришли другие...
   Минералы, завладевшие новыми телами, летели вершить ДОБРО. Они летели уничтожить всех биологических паразитов, с которыми только встретятся. Чтобы паразиты никогда больше не смогли обидеть Планету...
  

Рыжков Александр

Апрель 2009 год

  
  

Рыжков Александр

Белые и красные

  
   Твой ход.
   - Я люблю тебя, Джонни, до смерти люблю! Я хочу родить тебе детей...
   Джонни молчал, его взгляд помутился.
   - Джонни, чего ты молчишь?
   Парень продолжал безмолвствовать. Его дыхание участилось, словно у шахтёра в только что обвалившейся шахте...
   - Джонни?
   - Наташа, я давно хотел тебе сказать... Я гей...
   - Джонни? Джонни! Блин, Джонни! Что ты мелешь, мать твою?!
   - Я не думал, что до этого дойдёт... Но это правда... Я люблю мужчин... К тому же, я пассивный гей...
   - Чтоб ты провалился, гомик драный! - Наташу захлестнула дикая, звериная, праведная злость. Не отдавая отчёта своим действиям, она надавала пощёчин любимому, плюнула ему в лицо, хлопнула дверцей его "Ниссана" и засеменила к ближайшей автобусной остановке. По дороге она поломала левый каблук (он застрял в зазоре тротуарной плитки) и надорвала платье о ветку шиповника (чтоб тебя чёрт подрал, Джонни, это было моё самое лучшее платье!).
   Джонни остался в машине. Смешанные чувства терзали его. Нет, конечно же, он не гей. Просто слишком всё быстро получается. Слишком на него давят. Где простор для манёвров? Никакой личной свободы! Он не готов к этому. Ещё не готов. А будет ли готов когда-нибудь? Наташа ушла... Хорошая девочка. Молоденькая... Подтянутая попка, сочные, как спелые персики-гиганты, груди, пухлые губки - идеальные для отсоса... Жаль, конечно... Ну ничего, будут ещё. Много их будет. А звонить Наташе Джонни не будет. Принцип, знаете ли!
   Наташа прорыдала всю ночь. Под утро она твёрдо решила, что все-все-все мужчины - сволочи. Но мало этого, они ещё и пид*расы! Уж лучше быть одной...
   Но одной быть Наташе не суждено. Через полгода она познакомится в метро с Даниэллой - одинокой женщиной лет сорока.
   Судьба Даниэллы печальна. Третий год как она оплакивала смерть своей дочери, Лизи. Она, Лизи, как раз была похожа на Наташу (что, собственно, и послужило поводом для знакомства). Дочь умерла от СПИДа, который "подарил" ей насильник. Эта сволочь, дегенерат и ублюдок! Девочке тогда было всего восемь... Она вышла во двор поиграть с любимой собакой по кличке "Спайк". Молодой барбос погнался за кошкой, глупенькая доченька побежала следом. Она всегда так делала - боялась, что сорванец Спайк может попасть под машину. Всё дальше и дальше от дома. В одном из тёмных переулков стоял человек. Девочка не помнила, как оказалась в его руках. Она вообще мало об этом говорила... Та мразь перерезала собаке (яро бросившейся защищать хозяйку) горло прямо на её глазах.
   Насильника так и не нашли...
   Даниэлла была лесбиянкой. Дочь она зачала при помощи искусственного оплодотворения. Вторую рожать у неё не хватило духу. Познакомившись с Наташей, в её сердце что-то вновь ожило. Вся материнская любовь, накопившаяся в истерзанной душе, хлынула на девушку. Но к ней примешалось ещё и сексуальное влечение...
   По сей день, они живут вместе. Любя друг друга. Как лесбиянки. Как мать и дочь.
   И что?
   А то! Не испугайся Джонни серьёзных отношений, Наташа бы умерла во время родов. У неё врождённый дефект матки, который её недобросовестный гинеколог просто не разглядел (зачем же утруждаться, когда деньги и так заплатят?). Да, их дочь, которой они ещё на пятом месяце беременности подобрали бы имя "Лизи", родилась мёртвой.
   Твой ход.
   - Я не обижаюсь на тебя, - сказал Виктор и выпустил дым в лицо Алексею.
   Алексей прожигал его затравленным взглядом. Его лицо больше было похоже на кровавое месиво, чем на лицо начитанного интеллигента. Он был привязан к стулу кожаными ремнями.
   - Я не обижаюсь... - вздохнул Виктор. - Но вот есть люди, которые обижаются. Ты ведь понимаешь меня, Лёшечка, понимаешь? Кивни, что понимаешь.
   Окровавленные губы Алексея приоткрылись, но вместо слов с них сорвался стон. Стон обречённого человека...
   - Ты ведь знал, козлина, в какую мазу полез! - встрял в разговор Вован - здоровенный мордоворот с тюремными наколками по всему телу.
   - Тише, Вова, не горячись, - осадил его Виктор. - Лёша, зачем ты Вована расстраиваешь? Ну зачем, Лёшка, зачем? Разве не видишь, сколько из-за тебя людей расстроенных ходят?
   - Сука ты, - еле прошептал Алексей.
   - На тебе, падла! - Вован въехал Алексею кастетом в ухо. Лопнула кожа, рана окропила и без этого залитый кровью ковёр.
   - Ты не из понятливых? - покачал головой Виктор, смачно затянулся и потушил бычок о руку Алексея.
   - А-а-х-х, - только и выдохнул измученный пленник.
   - Вот скажи мне, зачем ты до этого довёл? - Виктор говорил монотонно, безучастно, словно беседовал о погоде со случайным прохожим. - Всё, что от тебя требовалось: каждый месяц заносить в банк нужную сумму. Нахрен брать кредит, если не можешь его выплатить?
   Алексей попытался что-то сказать, но изо рта выползло лишь хриплое постанывание и кровавые слюни.
   - Ты сам выбрал свою судьбу, - продолжал Виктор. - И срать я хотел на Кризис и сокращения - это не оправдание. Взял на себя долги - соизволь выплачивать вовремя...
   - Время... ещё немного... - прохрипел Алексей.
   - Э нет, такая песенка нам не подходит, - развёл руками Виктор и ухмыльнулся, встретившись глазами с Вованом, который любовно поглаживал кастет. - Говорю, что нам подходит: сейчас ты подпишешь некоторые бумаги... В общем, ты перепишешь свою квартиру на кое-кого... Это совсем не долго, и не больно. Всё законно - Вован у нас ещё и частным нотариусом работает...
   - Выкуси, - прошипел Алексей.
   - Я тебе, сука, сейчас как выкушу, я тебе, падаль, ща как устрою! - завёлся Вован и вмазал кастетом недобропорядочному плательщику кредита в лицо.
   Алексей повалился вместе со стулом (к которому был привязан ремнями) на выпачканный кровью ковёр. Он больше не стонал...
   В глазах Виктора блеснул огонёк тревоги. Он подошёл к телу, пощупал пульс. Всё верно он опасался: Алексей умер.
   Вован перестарался...
   - Ну ты и долбо*б, Вова, - только и выдавил из себя Виктор.
   Тело они тем же вечером спалили в городском крематории. Там Виктор со своей бандой были частыми клиентами...
   И ЧТО?..
   Всё очень банально. Не перестарайся Вован, Алексей бы переписал квартиру и остался на улице. Новую работу он так и не найдёт. Будет бомжевать, пока в один злосчастный день, его разум не помутится от голода и горя. Пока его не пристрелит сержант милиции В. А. Селезнёв, Алексей насмерть задушит семь беззащитных граждан. Пять старушек, девушку и её пятилетнего сына...
   Я всё уже. Твой последний ход.
   Игорь Сергеевич Онопко был известен в фэндоме как Сергей Бессонный. Ну, не то, чтобы был так уж "известен". Но о нём кое-кто кое-где слышал...
   Его фантастическая проза не была признана широкой общественностью. И дело тут не в поразительной лени и хроническом неумении доводить до победного конца начатые дела. Дело в том, что его проза была странной. Да, именно странной (к тому же, ещё и чертовски страшной). Её попросту не понимали и не принимали многие. Да что уж говорить, её не понимал он сам...
   Всё началось с того дня, как на рыбалке Игоря укусила гадюка. Друзья дотащили его до ближайшей больницы. Там, в палате усиленного режима номер 6, он испытал клиническую смерть. Врачи откачали его.
   И всё бы хорошо, если бы не сны... С тех пор, Игорь боялся засыпать. Ведь во снах он видел такие вещи, о которых многие люди даже подумать не могут. Он всегда пытался забыть эти сны, но творческая профессия не позволяла это сделать. Каждый раз, как фантаст садился за печатную машинку (компьютеры он презирал), и хотел написать что-то доброе и весёлое, его пальцы сами набирали чудовищное содержание снов. Они, эти злобные, страшные, непонятные сны, гнойными наростами прорастали из ровной белой ткани дневных фантазий Игоря. И с этим ничего нельзя было поделать. Да Сергей Бессонный и не хотел что-либо делать. На подобную писанину нашлось немного читателей, которые позволяли ему зарабатывать свою трудовую копеечку - и хорошо...
   Игорь пытался разгадать секрет своих невероятных снов. Перелопатил массу специфической литературы, но ничего конкретного не отыскал. Зато наткнулся на нечто интересное, взявшись (в порядке творческого интереса) за прочтение произведений Говарда Лавкрафта. Игорь не нашёл ничего общего между своей биографией и биографией уроженеца Род-Айленда, за сорок семь лет своей многострадальной жизни подарившего литературе вещи, до сих пор вызывающие трепет и споры... Зато в самих произведениях Лавкрафта он нашёл куда больше сходств. Даже не сходств, а нечто похожее на объяснение своим снам. Космический ужас, который способно познать лишь астральное тело. Да, про "астральные полёты души" Игорь уже успел начитаться всякой оккультной ереси и ни капли в это не верил. Но здесь было всё иначе. В некоторых произведениях Лавкрафта он увидел вещи... да что там вещи - описания целых мест, которые совпадали с теми, что Игорю приходилось видеть во снах...
   Сегодня Игорь проснулся в плохом настроении, сразу же сел за печатную машинку. Молоточки выстукивали буквы через пропитанную чёрной краской плёнку. Это было описание его сна:
   "Я летел над бушующим морем. Нет, Океаном. Океан Жизни - так шепнул мне астральный брат. Потом он устремился ввысь - к мириадам звёзд и планет. А я остался. Меня увлекали волны. Слишком уж странными они были. Маленькие и огромные, они двигались совсем в разных направлениях. Иногда схлёстывались и разбивались, иногда, столкнувшись, превращались в цельную волну. Ещё меня поразили астральные тела. Они были повсюду - носились над Океаном. Красные и белые. Красные вонзали в воду стеклянные преграды на пути волн и тут же улетали. Если белые тела не успевали убирать эти преграды - волны бились об них. Иногда стекло трескалось, и волна, уменьшившаяся в размере, плыла дальше. Бывало, волны разбивались в мириады брызг - и нечему было плыть дальше... Это натолкнуло меня на размышления. Аналогия с жизнью очевидна. Мы плывём в этом Океане Жизни. Иногда бьемся лбами, иногда помогаем друг другу плыть дальше...
   Но кто тогда, чёрт подери, эти красные и белые астральные тела?"
   И что? Думаешь, кому-то из них нужно знать, кто мы? Ты уже поломал своим стеклом судьбу провиденского писателя и ничего не добился. Им наплевать на нас. Большинству всё равно из каких деталей состоит механизм. Главное, чтобы работал...
   Дописав последние в своей жизни строки, Игорь Сергеевич Онопко достал из стола пистолет системы "Макаров". Старенький, кое-где покрытый ржавчиной. Приобретённый в годы горячей молодости для защиты имущества. Но вот где оно, это имущество?..
   Ни жены, ни детей, ни денег.
   И горы текстов, на которые никто не хочет обращать серьёзного внимания.
   Пока что не хочет!..
   Игорь снял предохранитель и передёрнул затвор, отправив пулю в ствол. Поднёс дуло к виску и спустил курок, прежде чем осознал весь абсурд ситуации.
   Было уже поздно что-то менять.
   Окропившиеся кровью строки - любимое блюдо толпы...
  
  

Рыжков Александр

Сентябрь 2009 год

  

Оценка: 2.29*10  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  С.Волкова "Неласковый отбор для Золушки - 2. Печать демонов" (Любовное фэнтези) | | Р.Прокофьев "Игра Кота-6" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | К.Кострова "Куратор для попаданки" (Любовное фэнтези) | | М.Иван "Пивной Барон 2: Староста" (ЛитРПГ) | | Эль`Рау "И точка" (Киберпанк) | | А.Каменистый "S - T - I - K - S. Цвет ее глаз" (Постапокалипсис) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"