Ржевский Вениамин Александрович: другие произведения.

книга

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:

  
   Встань и беги, не глядя вспять!
   А провожатым в этот путь
   Творенье Нострадамуса взять
  Таинственное не забудь.
  И ты прочтёшь в движении звезд
   Что может в жизни проистечь,
   С твоей души спадет нарост,
   И ты услышишь духов речь...
  Фауст, Гёте
  
  Что такое судьба? Мы часто задаем себе этот вопрос, но ответа на него мы не знаем. Кто-то считает, что знает, у него есть своё мнение и жесткая позиция. Таких людей называют фаталистами. Но правы ли они, с одной стороны? А с другой, они уверены и не ломают себе голову, в отличие от нас, тех кто хочет разобраться! Жизнь полна событий, некоторые протекают незаметно и ровно, некоторые нас вообще не касаются, но есть и такие, которые меняют жизнь, и даже её отнимают. Когда такие события происходят мы говорим - судьба! Но сердце не хочет мириться с таким легким ответом, и оно заставляет мозг задуматься - так ли оно всё просто, неужели мы не вольны в этом мире? И в глубине души мы слышим ответ - нет, как то всё по-другому!
  Но, а что делать с предсказаниями? Многие сбываются, и есть целые науки, предсказывающие будущее - астрология, хиромантия и т.п., и есть основания им доверять. Выходит, что фаталисты тоже правы?
  Также часто можно услышать высказывание, что любовь меняет судьбы. Любовь - великое чувство, и как оно это делает? Думаете высказывание глупое? Я, например, так не считаю! Глупое для тех, кто не разобрался, что такое судьба и упрямо опровергает всякие размышления на эту тему. Но кто проникся в суть проблемы, тот понял, что любовь, действительно, меняет судьбы! Давайте, попробуем во всем разобраться!
  Самое главное и трудное в любом деле - это начать. А точнее продолжить то, что начал. Именно в этом месте, т.е. в начале, многое собственно и заканчивается. Поэтому одной из самых основных задач для себя я ставил наконец-таки начать, и самое главное не особо задумываться над тем, как именно это сделать. Отвечу почему. Прекрасно помню, как писал свой первый стих, или точнее поэму, а может и оду, не могу конкретно сказать, как это правильно называется. Ну вот, я хотел написать стихотворение о самой прекрасной девушке на всем белом свете, которую олицетворял со своей будущей женой. Правда тогда ещё я не знал, как она выглядит, но представления о её внутреннем мире давали мне все основания для этого. И так же как и сейчас предо мной стояла такая же проблема - с чего же начать?
  Тогда же я и нашел ответ на этот вопрос, на эту проблему. Я просто начал писать стих с того, как я стою, что делаю, что вижу вокруг себя, и что хочу написать. Конечно, получилась полная дурь, и в конечном варианте она была удалена, но я все-таки начал и продолжил. И у меня получилось хорошее стихотворение (как мне сказали, сам себя я оценить не могу), которым впоследствии я делал предложение своей будущей жене.
  Сейчас предо мной стоит похожая проблема - начать. Но, похоже, я это уже сделал, что меня радует. Вообще я это уже делал 4 года назад, но тогда были совсем другие обстоятельства. Тому времени я очень сильно благодарен. Тогда я не просто начал, но и закончил. Ничего из этого у меня конечно не получилось. Я расстроился, потерял веру в себя, но около года назад она ко мне вернулась. Я нашел причину. Было не мое время. Дело в том, что у меня с самого детства лежала душа к творчеству. Я даже помню, что у меня была в 3-ем классе тетрадь моих собственных сочинений - стихов и рассказов. Поступив в ВУЗ, никак не связанный с этим, я понял, что это моё предназначение, что я рожден для того, чтобы писать стихи и романы. После того как потерпел неудачу мой первый роман, который был написан моей рукой, его никто не смог прочитать; потерпел неудачу и второй, который был набран на в цифровом виде, его я нечаянно и безвозвратно удалил. Все эти неудачи сопровождались моей отличной службой, и я стал думать: " может моё предназначение военная служба?". Однако год назад я понял, что просто ещё не пришло моё время, время, когда я должен начать, и что оно обязательно придет. Эта мысль придала мне новых сил, заставила меня вновь поверить в себя, а самое главное в мою судьбу, моё предназначение. Я стал ждать, и вот дождался! Я начал!
  Это произведение есть тест, для меня же самого. Тест для моей веры. А моя вера сильна, потому что я всей душой верю - я в этой жизни должен быть хорошим писателем, и я им буду! Хотя это глупо, ведь даже если у меня снова не получится, я буду уверен в том, что это снова было не моё время. И всё заново.
  Несомненно, у каждого человека есть своя судьба! Но что это такое? Ищем ответ здесь!
  
  
  
  
  
  
   В эту ночь я останусь живым,
   Эта ночь станет временем сказок,
   В эту ночь я буду смешным,
   И играть свою роль без подсказок
   А под утро с небес я сорвусь,
   Упаду, чтобы не подниматься!
   И в другую ночь не вернусь,
   Чтобы люди могли улыбаться.
  А.Снитко "Прощанье Демона"
  
  
  
  Кто я, Бог?
  Часть1.
  1 июля 1566 год. Салон де Кро в Провансе.
  - Завтра меня уже не будет! - абсолютно спокойно сказал Мишель своему лучшему ученику Жаку. Он знал, о чем говорит и никак в этом не сомневался. Нострадамус ещё при жизни зарекомендовал себя как отличный провидец. Ведь часть его предсказаний затронули и то время, пока он ещё был жив. А сумев предсказать большое количество событий вплоть до конца 3-его тысячелетия, ему совсем не составило труда предсказать и собственную смерть.
  - Вы говорите о собственной смерти, Мишель? - спросил его любимый ученик. Даже смешно! Как можно научить такому? Видеть будущее! Но всё же - ученик. События предсказываются оказывается не вслепую. Достаточно наблюдать за движением небесных тел. Но вот только что можно в них понять? А вот это уже дар! Дар, с которым Мишель и хотел поделиться. Но, естественно не в полном объеме. На то он и даруется, чтобы самому дойти до этого.
  Жак, конечно, тоже не промах. Он ещё совсем молод и в нем много энергии. Смотря на него даже у самого холодного человека просыпается какое то особенное чувство - чувство, что ещё не всё потеряно в этом мире, что есть на этом свете такие люди, которые смотрят прямо и видят, не становясь на корточки, что с ними будет дальше. Жак - человек, уверенный в себе, в своем будущем. Кто знает, может сам Нострадамус ему как то шепнул на ушко о его судьбе? Кто знает? Но выглядит он, как будто так и произошло.
  - Да, Жак! Я о своей смерти. Завтра я буду мертв. Только я хочу попросить не поднимать из этого шума и никак этому не противостоять. Это должно было когда-нибудь случиться. Всё, что должно случиться, обязательно сбудется, и все действия, направленные на то, чтобы изменить судьбу, сами приведут к этому событию. Помни об этом! Все мои предсказания сбудутся, чтобы люди не делали. Судьба сильнее человека.
  - Да, Мишель! Всё так оно и есть!
  Воспитанник вдруг стал понимать, как ему на самом деле был дорог его учитель. Это не то чувство, когда человек умирает, никому об этом не сказав, да и кто скажет? Когда человек обычно умирает, испытываешь чувство огромного сожаления, за всё то, что могло бы показаться неправильным по отношению к умершему за время его жизни. Эта неожиданность выбивает из колеи жизни всех людей, кому был дорог умерший. А здесь совсем не так. Даже больше напоминает ожидание того, как человек уедет куда-то и больше не вернется. Но все равно не то! Человек же не уезжает, да даже если и уезжает, то где то в душе есть надежда на то, что когда-нибудь о нем можно будет что-то услышать, а если повезет, то и увидеть его во очи.
  - Мишель, ты заставляешь меня испытывать такие чувства интерес-ные. Я всё понимаю - судьба, от неё не уйдешь. Но неужели ты не понимаешь - это смерть. А для твоих близких и родных это самое печальное событие, страшнее этого ничего и быть не может!
  - Ты так говоришь, будто я это делаю по своей собственной воле. Мне тоже грустно, что пришло моё время, но моя миссия на этом свете выполнена, я прошел свой путь, моя судьба исчерпана.
  - Позвольте мне вас обнять, Мишель! - смирившись, сказал Жак.
  Мишель без лишних слов протянул к нему руки и Жак, наполнившийся воспоминаниями, слегка всплакнув, обнял Нострадамуса. Он вспоминал как совсем ещё в юношестве, очарованный первыми центуриями своего учителя, он стоял на брошенной бочке из-под вина, уже трухлявой, полусырой, да и сам ничуть не лучше - с босыми ногами, грязными, полными аромата улиц провинций Франции. Но, тем не менее, в чистой одеже, которую он регулярно выстирывал, купаясь в холодных весенних водах истока Сены, и громко читал, заученные катрены. Вспоминал свою радость, бой своего сердца и окрыляющие вздохи своего первого достижения - предсказания астрономического положения небесных тел через сотню лет, которое одобрил его уже учитель, Нострадамус. Вспоминал, с какой необычайной силой воздействовал на него рассказ учителя о деяниях Божьих. Вспоминал и прокручивал у себя в голове без остановки последние слова о судьбе человека.
  - Странно, умираете вы, а вся жизнь перед глазами прокручивается у меня!
  - Я ещё не умираю! Это произойдет завтра утром! А теперь я хочу сказать тебе: "Прощай, Жак!". Всё у тебя будет хорошо! Я пойду спать! - Нострадамус стоял и смотрел на Жака, как будто ждал, когда он уйдет.
  - Да! Спокойной ночи, Мишель! Да! Я тоже пойду! - чуть не плача, выговорил Жак и пошел. А Нострадамус продолжал стоять и смотреть на Жака, уходящего навсегда из его оставшейся, настолько короткой жизни.
  Наконец, дождавшись его ухода, Мишель тронулся с места. Но пошел он совсем не спать, как сказал Жаку, он направился в свой рабочий кабинет. Зайдя в него, и остановившись в самом центре, он начал осматриваться, ностальгически присматриваясь ко всем деталям своего кабинета: вот огромные полки с книгами, слегка запылившимися и совсем забытыми своим хозяином, который в данный момент понимал, что ещё куча книг остались непрочитанными; вот карта мира на стене, в темно коричневых и желтоватых оттенках, карта, постоянно загадочная, потому что Мишель знал, что она несовершенна, и что мир ещё ждет череда географических открытий; а вот и его письменный стол с большим листом чистой бумаги, чернильницей и гусиным пером, ставшими для него незаменимыми товарищами на пути к великим открытиям и славе на века.
  Но время ностальгии было не долгим. Конечно, прощаться с люби-мыми вещами всегда тяжело, а тем более с жизнью, хотя последнее меньше всего волновало его. Глубокая вера не давала ему сильно жалеть о потере жизни, хотя страшного суда Божьего он все-таки побаивался. А ещё ностальгии не давала разгуляться одна, сидевшая глубоко в душе, проблема - из-за чего он должен умереть сегодня ночью? У него нет существенных проблем со здоровьем, суицид - это не для него, и он знает абсолютно точно, что его никто не зарежет, не пристрелят, не утопят, не отравят, не удушат, вообще не убьют - он умрет собственной смертью. Но почему? Вот что не давало покоя его мыслям.
  Он сел за своё рабочее место.
  - Интересно, как это - умирать? - сказал он вслух, - а что мне ещё остаётся делать? Ничего! Сидеть и ждать! Кроме Жака никому не скажу. Нет, я не эгоист, но в последние часы жизни совсем не хочется слез, прощаний и тому подобное, один Жак чего только стоил! Это ж надо разговорился сам с собой, ещё и вслух...А ещё я не буду спать! Буду просто ждать, совсем не хочется умирать во сне, очень хочется всё прочувствовать!
  И он стал ждать. Ждать смерти. Никому из нас такого не понять. И много мыслей его посещало, воспоминаний, старых переживаний, волнений и радости. А только смерти всё нет и нет, а ночь почти кончилась. Мишель стал ощущать естественное желание сна. Веки потяжелели, и глаза оказывались время от времени закрытыми, осознавая это Нострадамус резко открывал их, качал головой и бурчал, а порой, осознавая, что они уже закрыты, поддавался и, наслаждаясь этим, специально их не открывал, как будто играясь со сном. Но такие игры бывают опасны, с той стороны, что ещё не заснув, можно начать видеть сны - состояние полудрема. И на рассвете Мишель окончательно вошел в такое состояние.
  Просидев, таким образом несколько минут, он резко подскочил. Это было первое видение.
  - Что это? Моя миссия ещё не закончена? Я вновь вижу! - почти в бодром состоянии пробормотал он и снова закрыл глаза. И на сей раз он полностью поддался воле сна и погрузился в обстановку первого видения.
   - Господь мой! Я никогда так точно не видел будущего! Да ещё какого будущего! Последней даты существования мира сего и порога в новый мир! Эта самое грандиозное мое открытие! Я должен немедленно это записать! - в открытой душевной радости и необычайной бодрости Нострадамус вышел из состояния сна и стал активно ходить взад вперед.
  Мишель помнил, что на столе по-прежнему всё без изменений - чистый лист бумаги, полная чернильница и свежее заготовленное гусиное перо. Оглянувшись в их сторону, он резко развернулся и, уже придумав форму своих новых катренов, направился к письменному столу. Но только стоило ему дойти до него, как внезапно, ни с того, ни с сего его ноги подкосились, руки ослабли, голова вновь вошла в состояние полудрема, и он упал, даже рухнул на свой письменный стол, разорвав бумагу и опрокинув на себя чернильницу.
  Стояло раннее утро и дома ещё все спали, но вот совсем не понятно, почему в такой ранний час в дом к Нострадамусу пришел его второй ученик, которого он вовсе и не считал таковым. Жюль - сын лучшей подруги жены Нострадамуса, а та просто умоляла, чтобы Мишель взял его к себе в ученики. Мишель так и сделал, но только он изначально знал, что это только формальность, и что у того ничего не получится с предсказаниями. Хотя нельзя сказать, что тут дело обстояло с личными качествами Жюля, так как тот старался, но не было у него таланта, и взяться ему было не откуда. Поначалу тот пытался что-то увидеть, что-то понять, но поняв одно - что он ничего не понимает, он стал досаждать Нострадамуса своими выдумками и снами, в которых точно ничего предвещающего не было.
  - Этот грохот из кабинета Мишеля! - подумал он и подошел к двери его кабинета. Уткнувшись ухом в дверь, он и расслышать ничего не успел, как чуть не упал прямо в кабинет из-за того, что дверь была не заперта. Влетев в кабинет, приведя тело в равновесие, он увидел Нострадамуса, лежащего в обломках письменного стола, залитого с правой стороны чернилами, дряхлого, еле дышащего, сжавшего в левой руке кусок бумаги, и так жалостно смотрящего на него.
  - Мишель! Учитель! - воскликнул Жюль и подбежал к лежащему, - что случилось?
  - Жюль! Жюль! Как хорошо, что ты здесь! - улыбаясь, говорил Нострадамус, - я умираю!
  - Нет! Учитель, я позову врача! - ринулся Жюль.
  - Нет! Никакого врача! - Мишель схватил его за полы одежды и потянул на себя, так что Жюль поддался. - Никакого врача! Жюль, ты должен меня выслушать! Я умираю! Но я не успел! Последние катрены! Я не могу! Ты должен их записать!
  - Я позову врача! - вновь ринулся Жюль, но Мишель держал его слишком крепко.
  - Возьми перо и пиши! Это единственное чем ты мне можешь помочь! - протягивая перо, полностью залитое чернилами, говорил Нострадамус.
  - Я слушаю вас! - смирился Жюль.
  Нострадамус:
  Тысячу лет прошло - крестили
  - Учитель! Перо не пишет! - задыхаясь от удивления прикрикивал Жюль, не понимая как перо, с которого просто капают чернила, не оставляет следа на бумаге. - Говорите, учитель! У меня отличная память, вы же знаете!
  Нострадамусу сейчас уже было всё равно, он чувствовал, что его силы уже на исходе, и медлить нельзя ни секунды:
  Тысячу лет прошло, крестили
  Земли северной страны
  Родились малышки, были
  Оба чадо сатаны
  
  И умрут они, воскреснут
  С разных фронтов воевать
  Силы хватит, шарик треснет
  Мира больше не бы....
  - Мира больше небы..., что небы? Учитель? - кричал Жюль.
  - Не бы...! А-Аааа! - последнее, что произнес Мишель Нострадамус.
  - Всё! Мишель! Мишель! - теребя его, кричал Жюль. Кричал очень громко, так что вскоре в кабинете Нострадамуса воцарилась сцена горя жены Мишеля и его сына.
  Через некоторое время пришел и Жак, который в душе уже пережил потерю близкого ему человека, и незамедлительно стал успокаивать вдову и ребенка. Жюль тоже был не в себе:
  - Он умер у меня на руках, - промолвил он еле слышно.
  -Что? - последняя фраза весьма заинтересовала Жака. - Ты был, когда учитель умирал, Жюль?
  - Да! Я пришел сюда совсем рано, у меня были видения, я хотел поде-литься ими с учителем, - начиная плакать, объяснялся Жюль, - но когда я зашел - раздался грохот, я забежал - а там он - лежит на полу.
  - Он тебе что-нибудь сказал, Жюль? Какие были его последние слова? - через слезы спросила вдова.
  Жюль, совсем не осознавая, что он говорит, промолвил:
  - Нет! Ничего!
  - Совсем? - переспросил Жак.
  - Совсем! - после небольшой паузы ответил Жюль.
  
  ***
  
  Весь оставшийся день Жюль обдумывал свой ответ.
  - И как это у меня само собой получилось ответить, что Нострадамус ничего не сказал? - прогонял мысли у себя в голове, - я же даже не задумывался над этим. И ведь как верно сделал! Зачем мне говорить о последнем послании Нострадамуса? Никто же не знает об этом - умер и всё, да и зачем оно ему теперь? А с другой стороны - я ученик великого гения, а если ученик, значит, и я что-то умею. Люди то это должны понимать... я ученик самого Нострадамуса, хотя, по сути, писал он полную чушь. Люди говорят, что его предсказания сбывались. Да они были написаны так, что к ним можно ещё похожих событий пятнадцать добавить, которые были или ещё будут. Да и это последнее - о чем оно? Путаница, как всегда! А что если и мне сделать подобный сборник своих предсказаний? Напишу кучу стишков с непонятным содержанием предсказательного характера, и люди мне поверят, как и ему. А жизнь ведь такая штука, ну не стоит она на месте, что-то да случится. И если даже никто не заметит связь этого события с моим предсказанием, я дам понять людям, что это предвещал я. И самое главное, что у меня есть с чего на-чать - последнее предсказание Нострадамуса - его завещание мне, продолжателю его дела.
  Вот такие бывают ученики, которые даже сами и не верят в великий дар своих учителей, несмотря на то, что уже не дети, а вполне сознательные молодые люди. Прожив почти пятьсот лет после смерти Нострадамуса, человечество удостоверилось в том, что он был великим гением своего дела, а значит, Жюль был полностью не прав. Нострадамус был не мошенник, а то, что он писал так порой не понятно и мутно, говорит лишь о том, что он не хотел, чтобы человечество точно знало, что его ждет, также именно с этой целью он закодировал последовательность своих катренов.
   Народ поверил ему, потому что он говорил правду. Народ трудно обмануть, на это способны лишь самые искусные и самые влиятельные мошенники, но Жюль был не из таких. Не прошло и полгода, как у него вышел первый сборник своих катренов, который начинался с катренов, позаимствованных у своего учителя:
  
  Тысячу лет прошло, крестили
  Земли северной страны
  Родились малышки, были
  Оба чадо сатаны
  
  И умрут они, воскреснут
  С разных фронтов воевать,
  Силы хватит, шарик треснет,
  Миру больше неба брать
  
  Прошел почти год. Но успеха не было. Все старания Жюля оказались напрасными. Люди в него не поверили.
  - Ну почему нет! - не выдержав, закричал Жюль.
  - Да потому что, ваши стишки полная чушь, а не предсказания! Кем вы себя возомнили? Даже с поэтической точки зрения вы не годитесь! - уверенно доказывал свою точку зрения очередной владелец типографии, которых Жюль уже посетил не мало.
  - Да вы знаете кто я такой? Я ученик самого Нострадамуса!
  - Боюсь, что этого мало! Достаточно будет, если у вас появится талант, а пока мой ответ: "Нет!"
  Очередной провал. Это уже стало невыносимым. Хотя для полного счастья ему никуда и не стоило ходить, достаточно было сидеть дома. А может я и не прав. Но, тем не менее, в тот момент, когда Жюль находился дома, к нему заявился весьма интересный гость.
  
  ***
  
  -Чего изволите? - с порога поинтересовался хозяин дома.
  -Ох, господин! Наконец-то я застал вас дома! Я пришел с поручением от своего господина! - ответил гость, одетый весьма не плохо, чтобы называть его господином. Это Жюлю льстило.
  -А кто ваш господин? - впуская в дом гостя, спрашивал он.
  -Мой господин мисье Свивч, и он приглашает вас к себе.
  -Куда к себе?
  -В замок, разумеется! Это полдня езды отсюда!
  -Интересно, а зачем?
  -Мисье хочет предложить вам отличную работу у себя в замке. Ему срочно нужен помощник, который стал бы записывать за ним.
  -Интересно, а почему я?
  -Ему вас порекомендовали. Больше я ничего не знаю.
  Жюль понимал, что такие решения обдумываются. Но в этот момент ему уж очень сильно не хотелось это делать:
  -Я согласен, едем немедленно!
  
  ***
  
  Они поехали. Причем Жюль совершенно не беспокоился о месте расположения замка. Беспокоился он о другом. Кто такой мисье Свивч он не знал, но тем не менее не исключал того варианта, что тот сможет помочь ему устроить свои предсказания и Жюль наконец-таки получит то о чем уже давно мечтает. Да и с другой стороны работа ему уже позарез как была нужна.
  Знакомая дорога. Вокруг чудесная равнинная местность, усеянная какими-то злаками, ещё совсем по-весеннему зеленая. По обочине растянулись рядами каштаны, уже распустившие свои цветы в ожидании так необходимых пчел, которые их опылят, и дадут возможность превратиться им в плоды, окутанные колючей оболочкой. Среди полевой зелени грозно и одиноко стоят старейшины дубы, совсем неспешащие распускаться, видимо по своей столетней мудрости. Где то слева на горизонте виден вечно зеленый сосновый лес, недавно обновивший свои иголочки. Вот такая прекрасная природа - объект работы художников. Парень долго любовался, пока карету очень сильно не тряхануло.
  - Что это было? - спросил Жюль.
  - Очень резкий поворот, - ответил спутник, - там лежит крупный камень.
  Жюль думал, что он вполне неплохо знал местность. Однако оказалось, что не очень-то уж, когда после полдня езды на горизонте показался внушительных размеров замок.
  - Откуда этот замок? Я не помню в этих местах ничего подобного! - удивился Жюль.
  - Хо! Это и есть замок мисье Свивча. Он построен относительно недавно, может лет пять как стоит, - пояснил ему спутник.
  Удивление Жюля не прекратилось и в тот момент, когда они оказались совсем рядом с замком. Ни каких рвов, мостов, даже каменное ограждение, как будто чисто символическое. Абсолютно не свойственная для Европы дугообразная конструкция стен, крыш, напоминающая в целом цветок лилии, распустившийся ярким днем после дождливой ночи в середине июля. Даже темно бордовый оттенок камня напоминал редкие породы этого замечательного цветка, тем самым ещё больше удивляя и пугая Жюля. На самом деле картина довольно таки жуткая для глаза средневекового жителя.
  - Какой чудной замок! - сказал Жюль.
  - Гм! - улыбнулся его спутник.
  Однако и на этом удивление, изумление и небольшой страх не отступились от нашего героя. А всё из-за того, что они были уже в замке. Темно бордовое обрамление замка сменилось оранжевыми стенами изнутри, на которых кроме свечек, горящих исключительно ярко алым светом, ничего нет.
  - Куда мы идем? - спросил Жюль, то ли от страха, то ли от любопытства.
  - К хозяину, разумеется. Он будет очень рад вас видеть, давно ждет! Слышите? - продвигаясь по коридору все дальше и дальше, становилось слышно гул, странный и устрашающий, с приближением к которому тот перерастал в игру на органе на самых низких тонах.
  И вот они вошли в зал, исключительно красный, из-за огромного количества свечей, освещающих и орган, стоящий в центре.
  - Мисье! - произнес слуга.
  Со стула встал, сидевший спиной к зашедшим, высокий граф, очень худой, с виднеющимися на лице скулами, и старый, что было понятно по полуоблысевшей голове и остаткам на ней седых волос.
  - Наверное, немец! - подумал Жюль, заострив свое внимание на острые подбородок и нос.
  - Да! Я немец! - улыбаясь, граф направился в сторону гостя, - как вы, наверное, могли подумать!
  - А! - у Жюля от удивления не было слов.
  После дружественного приветствия, гостю стало намного легче, и он наконец-таки расслабился.
  - Я мисье Свивч, - граф решил сразу перейти к делу, - я здесь относи-тельно недавно. И у меня есть очень большое увлечение, даже не увлечение, а цель жизни. Это алхимия! Слышали что-нибудь об этом?
  - Конечно! Но, боюсь что, я в этом абсолютно ничего не понимаю!
  - Да в этом ничего страшного нет! Вы, если я не ошибаюсь, были писарем у Мишеля Нострадамуса, моего очень хорошего друга!
  - Нет! Вообще-то я был его учеником!
  - Ну, да! Я это и хотел сказать! - улыбка у графа растянулась ещё сильнее, растягивая его морщины, выдающие его возраст.
  - Но Мишель мне никогда о вас ничего не говорил, даже и не упоминал.
  - Странно, вы скорее всего заблуждаетесь, он меня знает лучше, чем я его, - многозначно сказал граф, посмотрев вверх, - ну да ладно, разговор не об этом. Вы мне необходимы... какое интересное слово "необходимы"... в качестве писаря. Поймите, я ученый, а писать крайне ненавижу.
  - А!? - Жюль ничего не успел сказать, как граф его перебил:
  - Жить я вам предлагаю у меня в замке, будучи вторым человеком после меня!
  - А!?
  - А ещё я слышал, у вас есть проблемы с изданием ваших произведений!
  - Так!
  - Я слышал они великолепны!
  - А!?
  - У вас будет отдельный кабинет, и ещё раз говорю, весь замок в вашем распоряжении. Своим любимым делом я могу заниматься абсолютно в любое время, поэтому, когда вы мне будете нужны, за вами придет мой слуга. Что скажете?
  - А!? Вы меня не перебиваете? - удивился Жюль, но граф в ответ лишь улыбнулся, - что ж, всё настолько быстро! Я соглашусь, но, есть подозрение в каком-то подвохе.
  - Ну, какой подвох? - выражение лица графа начало меняться в негативную сторону, - я что, по-вашему, шут?
  Последняя фраза графа прозвучала вполне убедительно, и у Жюля пропали всякие нелепые сомнения:
  - Нет, что вы, мисье! Не сочтите за обиду! Просто всё так неожиданно! Я конечно же согласен!
  Улыбка вновь вернулась на лицо графа:
  - Вот это уже совсем другое дело! Мария!
  В зал вошла женщина, образ которой абсолютно не вписывался в огненный сюжет освещения. На фоне аппетитных оранжевых стен и, льющих на них кровь свеч, стояла молодая женщина в светло-голубом платье с короткими рукавами. Казалось, будто она только что спустилась с небес, оставив на себе немного неба. Она была невысокого роста и слегка полновата, что придавало ей какую-то аппетитность. Волосы - длинные, русые и слегка волнистые - распущены. Лицо также полновато, глаза широко раскрыты карие, нос короткий и приподнятый, рот узкий, но с пухлыми губками. Лицо своеобразное, но в целом очень красивое.
  Да, нашего героя эта дама не просто заинтересовала, она ему понравилась. Причем он этого даже не скрывал - вытаращил на неё свои глаза и стоял так смотрел. Это было трудно не заметить, поэтому Мария покраснела и опустила свой взгляд вниз, изредка посматривая на любопытного гостя. А это ему понравилось ещё сильнее, что он даже блаженно заулыбался.
  Бывает, встречаешь на своем жизненном пути женщин, они могут быть привлекательными, могут быть даже очень желанными. Но порой, и это происходит крайне редко, у кого-то даже и не происходит, встречаются женщины в жизни мужчин, чья внешность абсолютно ускользает из внимания. И мужчине, какой бы он ни был, видно только одно - блеск глаз, проникающий глубоко в душу, от которого сердце сначала замирает, а затем бьется, как будто только родился. Понимаешь - это мое, это то, чего я ждал! И вся жизнь до этого момента, кажется какой-то никчемной, глупой и ненужной. Думаешь, почему никогда не видел её раньше? И не понимаешь! Нет ответа! Немногие понимают, что судьбой предначертано встретиться с ней именно в этот день. Кому то совсем сложно - женщина уже занята, она или замужем или у неё есть спутник, или, бывает, занят он сам. Он сдаётся и терпит, если не хочет координально поменять свою жизнь. Но, что происходит с ним, когда видимых препятствий нет?
  - Вы меня слышите! - граф кричал уже совсем громко.
  Жюль встрепенулся и опомнился:
  - Мисье, вы что-то сказали?
  - Да! Более того, я повторил дважды! Вы совсем ничего не слышали?
  - Простите, я задумался о своём!
  - А, понятно! - граф как всегда всё понял, - ну так вот, я говорил, что Мария отведет вас в ваш кабинет, ознакомит вас с замком и приведет на ужин. Вы не против?
  - О, нет, что вы! Конечно, да! Я согласен!
  - Мария, сделайте, как я сказал!
  - Да, мисье! - а голос прозвучал так сладко, что тут же запал в душу Жюлю.
  Мария подошла к Жюлю, показывая ему направление движения рукой. Но тот маневра руки не понял и решил, что руку подают ему. На что он наклонился и поцеловал её. Мария взорвалась мгновенным смехом:
  - Господин!
  - Господин? Я господин?
  - Да вы господин! Пойдемте! - играюче Мария ещё раз показала рукой направление движения, - прошу!
  Жюль сделал одобряющее движение головой и двинулся вперед, Мария вместе с ним.
  И никаких свеч, стен, какими бы они ни были, Жюль уже не замечал, как и путь которым они шли. Всё внимание на неё, только на неё.
  - Эта женщина моя! Ни в чем не был так уверен, как в этом, сейчас и здесь. Но и что мне делать? - размышлял он.
  - Господин! - окликнула его Мария.
  - Да какой я господин! Тем более для вас! - удивился Жюль, - Жюль! Просто Жюль! Для вас!
  - А я Мария! Жюль! - сказала она, весьма заманчиво улыбаясь, - Жюль, а писать сложно?
  - Вы не умеете писать? - удивленно спросил Жюль.
  - Да! Я не грамотная. Но я и не нуждаюсь в грамоте, мне она ни к чему.
  - Я тоже так раньше думал. Но меня заставлял отец. А сейчас я ему за это благодарен. Мария, я могу вас научить, в этом ничего сложного нет.
  - Вот видите, у вас хорошая сила воли, а у меня нет. Вам будет тяжело.
  - Зато, вы очень красивая! - с небольшой опаской и стеснением сказал писарь.
  - Спасибо, вы тоже! - ответила Мария.
  Никто никогда не говорил писарю, что он красив, хотя об этом он никогда и не задумывался. Но всё же мысль о том, что он привлекателен, понравилась ему, и он вырос в своих же глазах. Ему было необычайно хорошо, как никогда. Знакомство с Марией оказало на него необыкновенное воздействие, он вдруг понял, что это его судьба, и что без Марии его дальнейшая жизнь невозможна. Все чувства Жюля были написаны у него на лице, он даже не пытался этого скрывать.
  - У меня такое чувство, как будто выпил вина, - не скрывая проговорил он.
  Мария посмотрела на него загоревшимися глазами с милой улыбкой. От этого взгляда у писаря и вовсе закружилась голова.
  - Что с вами? - испугавшись, спросила Мария.
  - Всё замечательно, просто прекрасно, как никогда!
  Мария всё поняла, её просто это шокировало. Она никогда не видела такой реакции мужчины. Мысль о том, что она его обольстила, не выходила из её головы. Жюль и сам показался ей сразу привлекательным, а тут ещё и такая маленькая радость - начали находить такие же чувства.
  - А вот и ваш кабинет! - сказала Мария.
  - Так быстро!
  - Замок на самом деле не такой уж и большой, как может показаться.
  - Значит это мой кабинет, - Жюль явно не хотел так быстро отпускать Марию и растягивал разговор, - а где ваш? - спросил и только потом понял, что вопрос не совсем приличный и совсем не без намека, покраснел.
  - Ха! А вам это зачем? Жюль! - Мария широко раскрыла глаза, не понимая, что имел ввиду Жюль, но прекрасно понимая, на что может намекать.
  - Ой! Да не подумайте ничего такого! - ему стало неудобно, но выкручиваться как то нужно было, - я подумал, что смогу зайти за вами, если конечно ваша комната не далеко от моей, хотя если даже и далеко всё равно зашел бы, я то не знаю, вот так вот получилось, я совсем не запомнил дороги...
  - Не волнуйтесь! Я сама за вами зайду! - успокоила Мария, - а комната моя дальше по коридору, у меня дверь всегда украшена свежими лилиями.
  Сказано было тоже как будто совсем не без намека, Жюль даже заду-мался. Но Мария быстро сбила его с мыслей о всяких намеках:
  - Наш господин очень любит эти чудные цветы! Могу поспорить, вы никогда их не видели. Здесь такие не растут.
  - Не видел!
  - По возможности можете, проходя мимо моей комнаты, увидеть их. Они очень красивы! И очень вкусно пахнут, слаще, чем вы можете себе представить. Мисье Свивч считает, что лепестки лилии обязательная часть эликсира бессмертия и вечной молодости.
  - О чем вы говорите? Какое бессмертие?
  - О! С этим вы очень скоро столкнетесь! - сказала Мария и на мгновение воцарила тишина, - Жюль! Мне нужно идти, посмотрите свой кабинет. Я скоро за вами зайду.
  Не дождавшись ответа, она отвернулась и пошла дальше по коридору. Жюль стал провожать её взглядом, пока та не обернулась. Ему тут же стало неловко, он улыбнулся, отводя свой взор вниз, и зашел внутрь своего кабинета.
  Помещение было намного лучше, чем Жюль предполагал. Привычные яркие тона замка сменились более приятными и обыденными цветами дерева, из которого были сделаны все стены и полки с книгами. Жюль взял первую попавшуюся ему книгу и раскрыл её. Ей оказался Новый Завет, написанный на русском языке. Жюль, ничего не поняв, закрыл её и поставил на место, взял следующую - оказалась книга с катренами Нострадамуса.
  - Учитель! - вздохнув, протяжно сказал Жюль.
   В глаза бросился огромный глобус, стоявший в каменной подставке справа от входа, раскрашенный весьма необычно - моря и океаны голубым цветом, а материки зеленым с белыми полосками горных массивов. Жюль подошел к нему и движением руки раскрутил его. Шар сделал пару оборотов и остановился.
  - Чудной! - произнес Жюль и резко отпрянул назад, услышав грохот.
  Глобус раскололся на две части, разбив за собой и каменную оправу.
  - Великолепно! - воскликнул Жюль, придя в себя, - я сломал глобус!
  Даже не пытаясь ничего сделать, Жюль направился к последнему предмету в своем кабинете, а именно к письменному столу, на котором лежали свертки бумаги, стояла чернильница и держатель для пера с белоснежным гусиным пером в нём. Жюль развернул самый верхний свиток - бумага чистая.
  Ещё когда зашел он обратил внимание на то, что в кабинете есть дверь, сбитая скорее всего из дорогой породы дерева и отделанная рукой мастера. Дойдя до неё, он не стал присматриваться к ней - не медля, открыл. Как и предполагал - спальня. Красивые бордовые шторы на заметно-широком окне дали понять гостю, что солнечный свет они точно не пропустят. Большая и высокая кровать, заправленная явно по-господски, сделанная очевидно из той же дорогой породы дерева, с вырезанными на спинках рисунками. Жюль пригляделся. Он разглядел множество чудных зверей, вырезанных не совсем четко и совсем мелко, а также две фигуры, выполненные мастером крупно и детально - рыцари в доспехах, сражающихся на мечах. Один не большой с развивающимися за спиной огромными крыльями летучей мыши, второй покрупнее, с вылезающими из спины щупальцами осьминога.
  - Видать у мастера хорошая фантазия, - решил Жюль, отвлекся от росписи и повалился на кровать. Вскоре уснул.
  Сон был не долгим - в дверь постучались.
  - Жюль! - послышался сладкий голос, который приводил его в трепет. Он вскочил с кровати, поправил полы своего одеяния и направился к двери.
  - Мария! Вы уже пришли? - спросил он, не зная, что сказать.
  - Пора на ужин!
  - Пойдемте, сказать честно я проголодался! - ухмыляясь, сказал он и быстро направился к выходу. Не хотел, чтобы Мария заостряла внимание на разбитом глобусе.
  - А что случилось с глобусом, - последний бросился в глаза Марии сразу, когда та вошла. Было бы странно, если бы она не заметила груду камня на полу. На что рассчитывал Жюль?!
  Тот глубоко вздохнул и даже сделал виноватое лицо. Жестикулируя, начал оправдываться:
  - Представляете, Мария! Я захожу в кабинет, а тут этот глобус...
  - Уже был разломан?
  -А?... Да!
  - Не волнуйтесь, у нас в замке отличный мастер, он вам новый сделает.
  - Да я буду не против, если мне просто уберут эту кучу, - сказал Жюль и продолжил, - пойдемте уже!
  - Как вам кабинет, Жюль? Понравилась спальня? - спросила Мария, - я её подготавливала!
  - Да! Кабинет очень хорош! А спальня просто чудо! - похвалил Жюль, - представляете, лег на кровать и тут же уснул!
  - Верно, вы устали с дороги?
  - Да не сказал бы! - поправил он, - и сон такой интересный мне приви-делся!
  - И что же вы в нем увидели? - поинтересовалась женщина.
  - А вот видели, на кровати вырезаны странные рыцари?
  - Конечно видела!
  - Так вот! Мне привиделось их сражение. Они так бились! А потом увидели меня, подошли, выхватили у меня из рук какой-то свиток и сожгли его, сказав: "Да, будет так!". Представляете? - в чувствах, жестикулируя, объяснил Жюль.
  - Какой интересный сон! Вы, наверное, большой фантазер! Мне ничего похожего видеть не приходилось даже во сне, - с улыбкой сказала Мария.
  Они направились к столовой, зайдя в которую Жюль увидел большой деревянный стол. Накрыто было на двоих и граф уже сидел.
  - Прошу к столу, мой юный друг! - воскликнул приветливо граф.
  Мария, мило переглянувшись с писарем, удалилась, Жюль сел за стол.
  На ужин была баранина с овощами и красное вино.
  - Ну как вам мой замок? - спросил алхимик.
  Писарю стало неудобно, ведь на всё, что показывала Мария, он не обратил никакого внимания, все мысли были только о ней.
  - Хороший замок, мне понравился, - в итоге ответил он.
  - Да? Я очень рад! Теперь это ваш дом, - сказал граф, хотя тот факт, что писарю понравился замок его очень сильно удивил. Обычно люди не понимали его стиля.
  - А Мария у вас в замке давно? - тихонько спросил Жюль.
  - Лет пять, наверное. Она раньше была обычной крестьянкой. Я взял её себе, потому что она сирота, жила беднее всех, одна, и её все обижали. Мне её стало жалко. Почему вас она заинтересовала?
  Писарю опять стало неудобно. Он смутился и стал показывать мимикой, что и сам не знает почему.
  - Хотя, чего я спрашиваю, она же красивая молодая девушка, - а потом добавил, - идеальная жена!
  - Это точно! - про себя подумал Жюль.
  Поужинав, писарь пошел к себе в кабинет. К счастью тот был не далеко, иначе он бы просто заблудился. Как ни странно, но взамен сломанного глобуса уже стоял совсем новый. Будто ничего не случилось со старым, и он по-прежнему стоит здесь в углу кабинета. Жюль, не раздеваясь, лег на кровать и стал смотреть на небо через незанавешенное окно. Уже темнело и на бледно-синем небосводе появились первые звезды. Он встал с кровати и подошёл к окну, облокотившись руками на подоконник. Меньше километра от замка виднелся небольшой городок, огни которого уже зажглись, символизируя о конце дня и скором отдыхе горожан. Окно оказалось приоткрытым, и Жюль почувствовал легкое дуновение прохладного ветерка, очень приятного для разгоряченного тела после вина.
  - Ах! Как хорошо! Такой великолепный вечер! Такое чудесное небо, чистое, как вода в ручье! Эти звезды, давшие славу моему учителю! А ветерок приятен как никогда! И он опять принес этот сладкий запах - запах лилии - запах Марии! Мария, Мария! Чудесней тебя всё равно нет! Ты прекрасна! Ты лучшая! Почему никогда не встречал тебя раньше? Я так хочу быть с тобой всегда, обнимать тебя, касаться своими губами твоих рук, а может и губ. Может, я выпил лишнего за ужином? Нет! Я уверен в своих чувствах! Мне хорошо, как никогда. Я не помню такой душевной легкости и возвышения, какой испытываю сейчас. Господи, благодарю тебя за этот чудесный день, который ты мне послал. Теперь вся моя жизнь пошла по новому пути, и он будет прекрасен, потому что здесь есть Мария. А с другой стороны - теперь у меня отличная работа, я живу в одном замке с графом, и совсем не последний человек у него. О лучшем я не мог и мечтать!
  Жюль заметил, что источник изысканного запаха совсем не далеко - лилии росли прямо под окном так, что до них можно было достать рукой. Он наклонился и сорвал бутон ближайшего к нему цветка.
  - Ах! Как он чудесен! Такой запах, такие прелестные изгибы! А этот светло-сиреневый цвет точно может свести с ума. Совсем как Мария!
  Но не прошло и минуты как славное творение в руках писаря стало увядать, будто выгорая. И спустя несколько секунд Жюль держал засохшие рассыпающиеся лепестки, потерявшие и цвет, и запах, и форму.
  - Разве цветы могут так быстро увядать? Никогда такого не видел. Странно, Мария сказала, что они висят у неё на двери перед входом в спальню. Как же они держатся там?
  Жюль не стал сильно забивать себе голову, бросил лепестки через окно на улицу и лег на кровать, продолжая думать о Марии. Вскоре уснул.
  Утром проснулся такой же счастливый. Было впечатление, что он забыл всё на свете: детство, уроки Нострадамуса, его смерть, даже последнее предсказание, которое держал исключительно в голове. Будто заново родился.
  Но вскоре настроение испортилось. Он вышел из кабинета и направился в сторону спальни Марии, посмотреть в каком состоянии там цветы на двери. И по пути его обогнала сама Мария, бегом и вся в слезах.
  - Мария, почему ты плачешь? - волнительно спросил Жюль, догоняя её.
  - Всё хорошо, идите на завтрак, хозяин уже ждет вас! Не волнуйтесь! - не оглядываясь, ответила Мария.
  - Но я же вижу, что ничего хорошего! Расскажите мне! Когда вы плачете, мне тоскливо на душе, и что-то скребется прямо на сердце. Я бы был просто счастлив, если бы вы всё время улыбались! - с чувством сказал писарь, так что Мария действительно улыбнулась, - а вот и улыбка! Слава Богу! Ну не хотите говорить, как хотите!
  - Меня в городе сегодня назвали ведьмой, - опустив глаза, произнесла девушка.
  - Что за люди! Варвары! Абсолютно не понимаю, как можно вас сравнивать с ведьмой? - растрогался Жюль. Его и самого это очень сильно обидело.
  - Жюль, я вас прошу, только вы не заводитесь! - сказала Мария, уже пожалев о том, что поделилась проблемой с писарем.
  - Нет, но это неслыханно! Как можно вас сравнивать с ведьмой, - повторил Жюль.
  - Жюль, я вас прошу! - вновь произнесла Мария.
  - Хорошо! - писарь сделал вид, что успокоился, - а что вы делали в городе?
  - Я хожу на рынок за свежими овощами и фруктами, - пояснила девушка, - я вас прошу, идите на завтрак, граф вас ждет.
  Мария пошла к себе, Жюль немного постоял и пошел в столовую.
  Граф действительно уже ждал:
  - Жюль! Ну, где вы ходите? Я же послал к вам Марию.
  - Да, да, она сообщила мне вовремя, я сам задержался, - пояснил писарь, - вы видели, она вся в слезах?
  - Да, её на рынке назвали ведьмой, - абсолютно спокойно сказал алхи-мик.
  - Но почему?
  - Но вы же умный человек, должны понимать, что людская зависть очень опасна. Это один из самых страшных грехов. Зависть порождает ненависть. А у ненависти бывают самые страшные последствия. И это только мелочное её проявление. Смотрите - ей, если так судить, очень повезло в жизни. Я вам вчера рассказывал. А тем более она красива, очень красива. А красота издавна считается детищем самого дьявола, - он усмехнулся, - да и вообще, я хочу вам раскрыть секрет - весь мой замок, считают чертовым местом. Люди! В принципе их можно понять, странный замок, да и занятие алхимией, знаете, не каждый поймет.
  - Ясно! - успокоился Жюль и приступил к завтраку.
  - Сегодня мы уже приступим к нашему делу, - вовремя приема пищи сказал граф.
  - Здорово! - соглашаясь, произнес Жюль, - вы покажете мне свою лабораторию?
  - Конечно, именно там мы и будем работать - я мешать всякие препараты, а вы записывать то, что я буду говорить.
  После завтрака они направились в лабораторию, окутанной для писаря какой-то загадкой. После прогулки по запутанным коридорам замка они попали в помещение, где было белым абсолютно всё: стены, пол, потолок, стоящий в центре огромный стол, беспорядочно расставленные по комнате шкафы с коробками, ящиками, сосудами различного размера.
  - Я как будто попал в будущее! - восхитился писарь.
  - Не удивляйтесь, стены, пол и потолок сделаны из редкой породы камня, её совсем недавно обнаружили. А мебель металлическая, покрашена в краску на основе этого камня и мела, - пояснил алхимик.
  - Ничего себе! - воскликнул писарь.
  - Вот в этих шкафах у меня находятся различные реагенты, из которых я пытаюсь создать что-либо полезное, - показывая на шкафы, пояснил граф, - а в этих, лежит то, что уже можно считать успехом.
  Жюль подошел ближе и стал всматриваться через стеклянную дверку шкафа на реагенты, которые граф назвал успешными.
  - Что это такое? - поинтересовался писарь, показывая на поднос с рассыпанным на нем зеленым порошком.
  - О, это опасная вещь! Она взрывоопасна. Этот порошок нужно держать подальше от огня, а иначе здесь всё разнесет, - воскликнул граф, открыл шкаф и достал из него маленький камешек, - вот моё самое интересное и пока значимое изобретение. Этот камень способен притягивать молнию в пасмурную погоду, а в солнечную сначала вызывает дождь, а потом притягивает молнию. Представляете! Правда от него уже тогда ничего не остается, но это не страшно - у меня таких полно. Это моё изобретение.
  Писарь был поражен.
  - Ну что ж, Жюль, начнем, - продолжил алхимик и показал писарю на маленький стол с письменными принадлежностями, - здесь для вас подготовлено место.
  Жюль сел, развернул бумагу, проверил перо и сказал:
  - Я готов, мисье!
  - Итак! Берем медную руду из палестинских месторождений и кладем её в печь. Нагревать будем 3 часа, затем остудим металл в растворе серы, пыльцы лилии с водой и 19-ти мышиных зубах.
  - Записал! Мисье, позвольте поинтересоваться, а почему именно такие компоненты, почему именно девятнадцать мышиных зубов? - спросил пи-сарь.
  - Ах, мой юный друг! Это очень долго объяснять. Исследования ведутся давно, и всё объяснить я не могу, - ответил алхимик, - но вы можете подробнее узнать из записей, которые делал я сам, если конечно поймете - у меня ужасное чистописание, никто не понимает.
  - Мисье, зачем вам все это записывать? Я думал, что вы будете пользоваться записями в качестве подсказок в новых опытах, но вы же, я так понял, не обращаетесь к ним, вы всё прекрасно держите у себя в голове.
  -Всё очень просто! Я записываю это всё для того, чтобы было, что предъявить людям, показать им, что это сделано мною, придумано в этом замке, моею головой, - объяснил граф, - может быть, это заинтересует их даже через сотни лет, но когда то они это узнают.
  - А какая вам будет разница через сотни лет? Вас же уже не будет в живых?
  - А ты думаешь, для чего я здесь работаю?
  - А!
  - А работаю я здесь для того, чтобы жить сотни лет! Неужели ты этого до сих пор не понял?
  - Верно!
  Жюль задумался:
  - А ведь мисье Свивч действительно прав. Как бы сейчас не относились к таким делам, а наступит время, и он покажет всем, что он не дурак. А почему бы и мне не сделать также? Ведь мне тоже есть, что предъявить людям. Нострадамусу все верили, потому что его предсказания сбываются. А значит, сбудется и последнее его предсказание. Стоит попробовать записать свои катрены... И опять эти цветы! Даже здесь, хотя Мария мне говорила про эликсир и лилии. Мария! Я опять вспомнил о тебе. Не задумываясь, пишу то, что диктует мисье, а все мысли вновь заняты тобой. Будто перед глазами твое кругленькое лицо, распущенные русые волосы, пухленькие ручки. Вот я подхожу к тебе, кладу руки на плечи и ты прижимаешься ко мне. Как я этого хочу! Но как мне этого добиться? Может спросить у графа? Глупо получится! Нужно с ней поговорить как-нибудь. А о чем? Как завести разговор? Я же не знаю, как общаться с женщинами. Может подойти к её комнате вроде как по-смотреть на цветы, да и случайно так задеть ногой дверь, чтобы она вышла, а там может и разговор завяжется. У неё много дел наверняка на сегодня, а я освобожусь намного раньше. Промежуток времени заполню работой над своими катренами.
  Освободившись, Жюль сел в своем кабинете и принялся записывать свои предсказания, заранее подписавшись снизу. Начал, разумеется, с самого главного катрена, позаимствованного у своего учителя.
  
  Тысячу лет прошло, крестили
  Земли северной страны
  Родились малышки, были
  Оба чадо сатаны
  
  И умрут они, воскреснут
  С разных фронтов воевать,
  Силы хватит, шарик треснет,
  Миру больше неба брать
  
  - Чепуха какая-то! - вслух воскликнул Жюль, - что-то не то! Мишель не мог предсказать так размыто и непонятно, - задумался, - но вот он в конце как то не так сказал, непонятно было, что вроде мира больше небы. Что за небы? Мира больше небы.
  Он взял чистый лист и наскрябал пером всё заново, оставив последнюю строчку.
  - С разных фронтов воевать, мира больше небы... Не бывать! - Жюль подскочил, совершенно ошарашенный.
   - Это же про конец света! Вот, что пытался сказать Мишель! - Жюль схватился за голову, - мира больше не бывать!
  Он схватил перо и дописал последнюю строчку.
  - Это же самое главное предсказание, то, что волнует каждого! И оно теперь моё, - сияя от радости, он стал ходить по кабинету, перебирая книги, - если бы люди знали, что это предсказание Нострадамуса... нет, им не надо об этом знать, это моё предсказание.
  Больше ничего на этом листе он писать не стал, свернул его в свиток, подошел к книжной полке и засунул его туда за книги. Затем зашел в спальню и обратил свой взор на роспись кровати.
  - Интересно, и как же это, умрут и воскреснут, малышки, - смотря на загадочных рыцарей, размышлял писарь, - зачем вы сожгли мой свиток? приснится же! А может, это было видение? Может я и в самом деле также как и Мишель, обладаю даром предвидения? А вдруг! Гм! И что бы это могло значить тогда? Держать свой свиток подальше, чтобы его никто не нашел. А они сказали: "Да будет так!". Ладно, посмотрим, как сбудется. Ничего страшного тем более я не вижу, сгорит, ещё один напишу. Память у меня хорошая. Или что-то здесь более серьёзное? Зачем они сражаются? Да ну, бред! - вскрикнул писарь, подумав, что это может быть связано с содержимым свитка, - просто картинка запала в память, да и снится теперь.
  Подойдя к окну, и почуяв знакомый запах, вспомнил о своих планах на вечер.
  - Да, пора! Я думаю, Мария уже в своей комнате.
  Он вышел из своей комнаты и направился в сторону спальни женщины, которую безумно полюбил.
  - Как то вышел - был спокоен, пока шел - тоже, а сейчас, когда её дверь пред моим носом, сердце колотится, как перед смертью. Так и что я там задумал - подошел посмотреть на цветы, понюхать - ну это повод, оправдание, а дальше? А дальше я должен задеть ногой её дверь, а потом что? Красивые все-таки цветы! - размышлял он, стоя перед дверью в комнату Марии. Наклонился к цветам и стал вдыхать их аромат.
  В этот момент дверь открылась и заехала нагнувшемуся мужчине по носу.
  - Ай! - вскрикнула девушка, поняв, что кому-то досталось дверью по голове, - кто здесь?
  - Это я, Жюль! - произнес писарь, держась пальцами за нос, - вот и понюхал цветочков!
  - Ой, простите, Жюль, я не знала, что вы за дверью! - произнесла де-вушка сквозь закрытый руками рот.
  - А я вот гулял по замку, а тут дверь ваша, - стал придумывать Жюль, - думаю, цветы какие хорошие, захотелось понюхать, а тут бац! Да вы не переживайте, мне не больно!
  Мария рассмеялась:
  - Какой вы забавный!
  - А у вас такой милый смех, что забываешь обо всем на свете, - сказал Жюль, - можно сравнить с пением соловья в саду. Даже лучше!
  - Да бросьте, я вас умоляю! - Мария рассмеялась ещё сильнее и даже смутившись, покраснела.
  - Как приятно видеть, что вы радуетесь, видеть вашу улыбку, - Жюль тоже от волнения покраснел, - испытываешь легкость и даже душевную радость.
  - О чем это вы, Жюль! - лукаво спросила девушка.
  - Ой! - писарь очень сильно смутился, немного помолчал, а потом сказал, - сам не знаю, что на ум приходит, то и говорю. Я с вами, видите, откровенен.
  - Вижу! Ну что ж, Жюль! Если вам доставляет удовольствие моя улыбка, то при вас буду улыбаться почаще, - успокоив смех, но не убрав улыбку, ответила Мария.
  - Да! Буду вам очень признателен, - с широкой улыбкой довольно сказал он. И наступила тишина. Писарь занервничал, но вскоре продолжил разговор:
  - Мария, хотел у вас спросить, почему цветы на вашей двери не увядают, в то время как я вчера сорвал такой же, и он тут же рассыпался в моих руках?
  - Гм! - Мария задумалась, её этот вопрос поставил в тупик, - не знаю, скорее всего, это сорт такой. Мисье в некоторых своих опытах использует засохшие лилии. Вероятнее всего этот сорт специально для этого здесь и выращивают. Можете более подробно узнать об этом у нашего садовника Филиппа. Давайте сходим к нему и узнаем.
  - Мария! Не стоит себя утруждать! Я как-нибудь сам у него узнаю.
  - Нет, нет! Пойдемте! Мне уже самой интересно! - с этими словами она вышла и, взяв писаря за руку, потащила его по коридору в сторону сада.
  - Ах! Она взяла меня за руку! - про себя размечтался Жюль, - как же прекрасно её прикосновение! Веди меня куда хочешь, хоть в сад, хоть в лес!
  Но Мария вскоре отпустила руку, сказав, смутившись:
  - Ой! Простите!
  - Да ничего, ничего! - ответил молодой человек, про себя подумав, - да лучше бы ты вообще её не отпускала. Было ведь так хорошо.
  Быстрым шагом они следовали в сад, Мария шла впереди.
  - Дядя Филипп, добрый вечер, вы ещё здесь? - вбежав в сад, крикнула девушка.
  - Кто там, ты Мария? - раздался из-за кустов шиповника хрипловатый голос. Тут же вышел и сам садовник, пожилой мужчина с лысой головой, но очень длинной и седой бородой, - дочь моя, тебе свежих лилий? Бери не спрашивай, их полно!
  - Дядя Филипп, я не одна, это писарь нашего хозяина, Жюль, - представила молодого человека Мария.
  - Понятно! Ему тоже лилий? - спросил старик.
  - Нет! Он говорит, что вчера сорвал свежую лилию, и она тут же завяла у него в руке, - объяснила ситуацию девушка, - может быть такое?
  - Нет! Такого быть не может, - незамедлительно ответил садовник, - глупости говорит он.
  - Да как глупости? - воскликнул Жюль, - сорвал свежую, покрутил в руке и она рассыпалась.
  - А сколько ты её в руке то крутил? - абсолютно уверенный спросил Филипп.
  - Несколько секунд!
  - О, да ты, голубчик, замечтался, и время пролетело незаметно, к тому же и цветок сорвал, уже засохший, - постановил старик.
  Жюль задумался - все мысли вчера были только о Марии, и сколько прошло времени, он уже понять не мог.
  - Вот и я также подумала, - сказала Мария, - не может быть такого. Пойдем, Жюль!
  Они вышли из сада и пошли назад. Мария набрала скорость, но молодой человек не хотел спешить и как мог, пытался её придержать:
  - Мария, давайте помедленнее, куда так спешить? Вы меня в сад загнали как зайца, - и протянул ей руку.
  Девушка удивленно посмотрела на писаря и на его руку, улыбнулась и игриво взяла её. Жюль был на седьмом небе от счастья. Но больше сказать ничего не мог - волнение переполняло.
  - А зачем мы уходим? - спросила Мария, - давайте погуляем по саду, там так хорошо!
  Они развернулись и пошли назад в сад. Писаря эмоции переполняли:
  - Милая! Я прикован к тебе неведомой силой, словно заколдованный! Просто горю желанием, чтобы быть тобой любимым. Эх! Сказать бы тебе всё это вслух, - прогонял мысли в голове молодой человек, - ты меня покорила! Но вдруг это совсем не взаимно? Мне тогда нужно будет провалиться под Землю, а я этого делать не умею.
  - Какой колдовской взгляд, я не могу равнодушно смотреть на него. Он ко мне что-то испытывает, я же чувствую это. А как я этого сама хочу, одному дьяволу известно. Как я хочу, чтобы он сказал: "Милая! Я не могу без тебя жить!", коснулся своими губами моих. Я бы стала самой счастливой женщиной на земле! Ну, скажи же, Жюль, скажи мне это! - мечтала в свою очередь Мария.
  Они гуляли по саду, рассматривали цветы, принюхивались к их тонким запахам, болтали о своих чувствах к цветам, но совсем не упоминали о чувствах друг к другу. Вскоре ушли из сада, медленно гуляя по коридорам замка. Жюль проводил Марию до спальни и без лишних слов ушел к себе. Зайдя в свой кабинет, он быстро разделся и лег в кровать. Счастливый, довольный вечером проведенным с девушкой мечты, уснул сразу же.
  Утром во время завтрака он решил поговорить с графом о своих проблемах:
  - Мисье, у меня к вам весьма деликатный вопрос.
  - Задавайте, - немного удивленно ответил граф.
  - Вы говорили, что Мария сирота... - начал Жюль.
  - Да, у неё нет родителей, - перебил граф, - но я теперь для неё отец! Господин и отец!
  - Но это и хорошо, я просто не знал и хотел посоветоваться с вами, - Жюль засмущался, - к кому обращаться по поводу... ну если бы я захотел на ней жениться.
  - Безусловно, ко мне, она мне как дочь, можно сказать на моих руках росла, но только ты опоздал, мой юный друг! - сказал огорченно мисье, - дело в том, что Мария уже выходит замуж за нашего кучера Пьера.
  - Как за кучера? - воскликнул Жюль, вложив всю боль, так моментально его поразившую после последних слов графа. Худшего он и представить себе не мог. Как удар камнем сзади по голове. Девушка, которую он полюбил, выходит замуж. Жюль впал в панику, - но почему она мне ничего не сказала?
  - Странно! А у вас что-то было? - возмущенно спросил граф.
  - Нет! Мы гуляли по саду, мило общались, - жалостливо стал объяснять писарь, - мисье, я влюбился в эту девушку, понимаете! Я же жить не смогу больше без неё! Она замечательная! Мы так подходим друг к другу. И она так смотрела на меня, так мило говорила. Она же меня тоже любит, поймите! Как за кучера? Она про него вообще ничего никогда не говорила.
  Граф совсем поменялся в лице - над ним зависло недоумение:
  - Но как? Мне же Пьер сказал, что они друг друга любят. Он подходил ко мне также как и ты и просил. Выходит он у Марии даже и не спрашивал. Жюль, друг мой, мы во всем разберемся! - он позвал служанку и велел ей немедленно позвать Пьера.
  Вскоре прибежал молодой паренек, светловолосый, высокий, немного хромающий в совсем нечистой одежде и неуклюжей шапочке, в котором писарь узнал кучера, с которым он приехал сюда.
  - Ну, этот недотепа точно не составит мне конкуренции, - подумал Жюль.
  - Скажи, Пьер, только не вздумай мне врать, ты, перед тем как прийти ко мне просить в жены Марию, говорил с ней об этом? - властно спросил граф.
  - Нет, мисье! - опустив голову, произнес кучер, - и до сих пор не говорил. А почему ей быть против?
  - А потому что у неё чувства к нашему Жюлю, моему писарю, - пояснил мисье Свивч, - и как ты думаешь, кому я отдам её в жены?
  - Ну, вот и всё, все проблемы решены! - обрадовался Жюль.
  - Мне, - немного волнуясь, но всё же нагловато ответил Пьер, - мисье, вы забыли?
  Наступила тишина, и граф вновь поменялся в лице. Тупой застывший камень напоминал область от подбородка до лба старика. Глаза сначала выпучились, потом медленно опустились к полу, скулы натянулись, сжав губы, и брови, будто втянули в себя всю кожу со лба графа. Писарю стало ужасно страшно от такой смены настроения. Он не понимал что происходит, и даже не мог предположить, что будет дальше.
  - Вы обещали, мисье! - вновь заговорил кучер, - вы дали слово.
  - Да, ты прав! - огорченно сказал старик с некой злобой, - можешь идти.
  Пьер ушел. Жюль от полного непонимания был готов провалиться под землю.
  - Жюль, я совсем забыл, извини! На самом деле, уже слишком поздно, нарушил молчание мисье Свивч, - выслушай меня и ты поймешь! Однажды я приготовил весьма интересную смесь, когда ещё занимался алхимией без тебя. И компоненты её были полностью безвредными. И я по дурости выпил целую чашку. Не помню, на что я рассчитывал, но результат был ошеломляющим - мой рассудок затмился и я побежал, без разбора, куда глаза глядят. Я выбежал из замка и помчался прочь прямо по полю. Потом я упал и больше ничего не чувствовал. Очнулся здесь в замке, у себя в кровати. Оказалось, я принял яд, который сначала смутил мой разум, а потом стал меня убивать. А то, что я выбежал из замка и стал удаляться далеко в поле, никто не видел кроме Пьера. И он побежал за мной, а когда увидел лежащего меня без сознания, то взвалил моё полумертвое тело себе на спину и потащил обратно в замок, зовя на помощь. В замке меня осмотрел лекарь, что то сделал, и я пришел в себя. Он спас мне жизнь, я имею ввиду Пьера. Я обещал ему всё, что он захочет. И он захотел в жены Марию. Пойми, Жюль, я дал слово, а слово графа есть слово графа. Уже слишком поздно!
  - Но, а как же сама Мария? - воскликнул убитый напрочь писарь, - её хоть кто-нибудь спросит?
  - Я дал слово, Жюль! В течение недели придется их поженить, - разочарованно поставил точку в этом разговоре граф.
  Жюль покинул графа и направился искать Марию. Он спешил скорей сообщить ей, предполагая, что вместе будут умолять графа передумать. Направляясь к её комнате, ему навстречу неожиданно из-за поворота вышел кучер. Они разошлись, озлобленно посмотрев друг на друга.
  - Её там нет! - крикнул в спину кучер.
  Писарь обернулся, очень пренебрежительно посмотрел на своего конкурента и остановился.
  - Мария теперь моя невеста, и вам не следует с ней видеться, господин писарь! - сказал Пьер, дерзко, но соблюдая субординацию.
  - Это мы ещё посмотрим, чья она невеста! - жестко ответил Жюль, развернулся и пошел дальше.
  Дойдя до комнаты девушки, молодой человек обнаружил, что её действительно там нет. Раскинув мыслями, решил, что стоит попробовать поискать в саду. Оказавшись в саду, Жюль услышал тоненький плач на фоне легкого ветерка, качающего кустики роз, сладкого пения соловья и скрежета ножниц садовника Филиппа. Писарь сразу понял, чей это плач. Как ножом по сердцу резал её плач, снова причиняя страдания бедному мужчине. Он обошел кусты смородины и увидел девушку своей жизни, сидящую на корточках в светлом платьице возле любимых ею лилий, закрывая лицо руками.
  - Мария, ты всё знаешь? - спросил Жюль.
  Девушка убрала руки от лица и посмотрела своими заплаканными глазами на писаря:
  - А ты тоже знаешь? Откуда?
  - Я слышал разговор мисье Свивча и Пьера! Ты расстроена! - пояснил Жюль.
  - Это не то о чем я мечтала! Я же люблю совершенно другого человека!
  Сердце парня закипело, рассудок от переполняющих эмоций стал сбиваться. Мысль одна - Мария имеет в виду именно его и никого больше. Жюль осмелился и выдал:
  - Мария, ты же говоришь обо мне? Ты любишь меня? Меня же?
  Мария вновь закрыла глаза руками и возобновила плач. Жюль продолжил:
  - Я тебя люблю, Мария! Слышишь? Я тебя очень сильно люблю! Больше жизни!
  Мария медленно опустила руки и удивленно посмотрела на парня, улыбнулась сквозь слезы и произнесла:
  - Да, Жюль, ты мой самый любимый человек и я хочу быть с тобой!
  Она встала и бросилась в объятия своему любимому, Жюль тут же подхватил и они сошлись в объятии, крепком как сжатие удава. Высший пик наслаждения для обоих. Прижаться друг к другу так, чтобы слышны были биения сердец обоих - то чего хотели они с первой минуты знакомства.
  - Любимый мой, Жюль! Как я боялась сказать тебе это! Но уже поздно!
  - Ничего не поздно! Пойдем сейчас же к мисье и все расскажем ему, он должен понять нас! - воскликнул Жюль.
  - Нет! Я не могу! - разочарованно произнесла девушка.
  - Почему? Ты же ему как дочь, неужели он не прислушается к тебе? - настаивал писарь.
  - В том и дело, что я ему как дочь, а значит, ему решать мою судьбу, - совсем поникнув, произнесла девушка.
  - Мария, пойдем немедленно к графу! - вскрикнул Жюль.
  - Я не пойду, такая моя несчастная судьба! - лишь ответила Мария, - прости, любимый, но мы больше не должны встречаться. Теперь я невеста, а вскоре буду женой. Это судьба!
  - Нет! Я не оставлю это так, я что-нибудь придумаю! В любом случае! Каждый из нас творец своего счастья! Судьба - это не строго описанная книга общей жизни, это лишь совет, наставление, она должна показывать нам нужный путь, направлять нас, какой тогда смысл, если всё наперед уже прописано? - в чувствах объяснял писарь.
  - Но как же тогда Мишель Нострадамус, ваш учитель, предсказывал будущее, будто заглядывая в эту самую книгу общей жизни? - спросила девушка. Жюль задумался и ничего ответить не смог, Мария закончила, - ты ничего не сможешь с этим сделать!
  - Посмотрим! - ответил Жюль и покинул Марию.
  В этот день работы в лаборатории не было, и писарь направился к себе в кабинет. Он зашел и стал в суете ходить вокруг письменного стола, мимо глобуса, шкафа с книгами. Главный терзающий вопрос - как вернуть Марию? Но в данный момент волновал другой - как же всё-таки устроена судьба? Это заранее определенная последовательность всех событий, записанная жестко и не имеющая возможности измениться, или всё-таки всего лишь наставление, подсказка?
  - Человек постоянно по жизни получает знаки, направляющие его. И если он видит их, прислушивается к ним, у него никогда не будут возникать проблемы. Если бы было всё предопределено, то какой тогда смысл жизни? Зачем Господу было всё создавать, если он прекрасно знал, чем всё закончится? И ведь он тоже живет, является пророкам, дает свои наставления. Не получается! Но как тогда Мишель предсказывал будущее? Даже вот и конец света предсказал. Интересная тема для обсуждения, нужно будет как-нибудь обдумать это всё. А сейчас, вообще чего я отвлекся, у меня же совсем другая проблема - как мне вернуть мою любимую, мою Марию, что мне делать? С графом говорить бесполезно - слишком принципиальный, даже очень - это ж надо, дал слово какому-то кучеру! С этим вонючим кучером тоже не договориться - ему всё равно, любит его Мария или нет, да ещё и целый граф слово дал. Мария боится разбираться с хозяином по поводу своих чувств и желаний. Неужели ничего нельзя сделать? Я придумаю! Обязательно придумаю!
  В раздумьях Жюль и не заметил как наступила ночь. Почувствовав усталость, он лег на кровать и уснул.
  
  ***
  
   На следующий день он работал с графом в лаборатории. Алхимик смешивал различные компоненты, нагревал их, разливал по колбам, банкам, диктовал писарю, что делает, а тот в свою очередь тщательно всё записывал за ним.
  - Итак, в полученную смесь добавляем немного нагретого алюминия, - диктовал алхимик, держа в руке металлическую банку, - ответственный момент!
  Граф насыпал в сосуд порошок, раздался взрыв, и на противоположной стороне лаборатории разбилась целая куча стеклянных приборов. Старик с парнем испугались и застыли в недоумении. В следствии реакции произошел выстрел - какой-то твердый компонент смеси вылетел из металлической банки на огромной скорости и разбил много стекла.
  - Так можно и человека убить! - успокоившись, воскликнул старик.
  - Да! - ещё напуганный произнес писарь, - действительно можно и убить!
  И тут писарь задумался:
  - А что если действительно убить? Страшно об этом думать, но, а что мне ещё делать? В течение недели, как сказал граф, свадьба будет сыграна, а значит времени на обдумывание и принятие решения у меня совсем мало. Но как я могу убить человека? Даже такого чурбана, как этот кучер! Он же человек. Способен ли я на это? Но взамен меня ждет награда - моя любимая девушка, которую несправедливо у меня отобрали. Придется пойти на убийство. Вечером всё обдумаю.
  После ужина писарь пришел в свой кабинет, лег на кровать и задумался:
  - Неужели я серьезно? Мысль, которая казалось ещё на обеде мне глупой, сейчас кажется наиболее верной. Но это же убийство! Только Господу Богу дано право забирать человеческие жизни, не мне. А если кто узнает, то меня повесят, как убийцу. А с другой стороны - любовь всей моей жизни навсегда умрет в моем сердце, если я ничего не сделаю. Может, есть другой путь? Нет, его нет! Лучше висеть в петле, чем видеть, что Мария с другим? А почему обязательно висеть? Висеть я буду, если меня поймают, обнаружат, узнают, что это я. Значит нужно сделать так, чтобы никто ничего не видел. И какие у меня варианты?
  Жюль встал с кровати, тревожно походил по кабинету и сел за стол, взяв в руку перо. Ничего писать он не собирался - так лучше думалось.
  - Я выжду момент, когда он будет один в конюшне, подберусь к нему сзади и придушу веревкой. А если он меня заметит в самый неподходящий момент, когда мои намерения будут уже очевидны. Что делать в этом случае? Да и смогу ли решиться убить его собственными руками? Он же будет умирать прямо на моих глазах! Переживу ли я это? Нет, я так не могу! Что можно ещё сделать?
  Если нанять убийцу? Но кого? Из обитателей замка, такого точно не найти, да и тем более, так можно раскрыть все мои планы. Найти убийцу в городе? Это займет слишком много времени - могу не успеть.
  Если его отравить? У мисье в лаборатории куча всяких веществ. Подсыплю ему мышьяк, я знаю, где он лежит. Возьму хлебную лепешку, сделаю снизу дырочку, туда же и засыплю смертоносного порошка. Затем положу её ему в сумку, она всегда висит рядом с каретой. Он откроет сумку, а там лепешка, даже не поймет, откуда она взялась, откусит - и всё - Мария моя. Но потом его найдут, его осмотрит наш лекарь, а тот мужик умный - узнает, от чего он умер. А граф прекрасно знает, что в лабораторию кроме него ходит только один человек, и это я. Да и мотив у меня есть, в общем, все подозрения падут на меня. Граф ни за что не простит убийства в своем замке - меня повесят или отрубят голову.
  Нужно придумать что-то не связанное со мной. Чтобы это выглядело как несчастный случай. Вот бы он утоп, или сгорел при пожаре, или упал с лошади, и та его затоптала, или его убило бы молнией. Но этот неряха не купается в речке, пожар устроить слишком опасно, да и в своей работе он искусен, а по поводу молнии и говорить нечего...
  Хотя! В лаборатории мисье есть не только отрава. Мне же совсем недавно граф показывал свои чудесные камешки, вызывающие, как он сказал, саму молнию, да ещё и при любой погоде. Там этих камней - куча. Возьму один в лаборатории завтра во время работы, а затем вечером подложу ему где-нибудь рядом с местом, где он сидит. Стоит ему выехать из замка, как молния настигнит его. Ему не выжить! Отличный план! И никто никогда не догадается, что это моих рук дело, даже от камня после удара ничего не останется, разве что пыль, а её развеет ветром. Всё решено! Поступлю именно так!
  
  ***
  
  С утра писарь пришел на завтрак к графу.
  - Жюль, мой юный друг, всё ли у тебя в порядке? - волнительно спросил граф, - на тебе лица нет!
  - Да, всё в порядке у меня, не знаю даже, - ответил писарь, - ночью плохо спал, бессонница!
  Такое начало трудного и волнительного дня парню не очень понравилось. Он понял, что нужно перебороть свои эмоции и никому не подавать вида, что он задумал что-то страшное, иначе дело будет провалено.
  - Ну, ничего, не переживай! Сегодня в лаборатории мы задерживаться не будем, запишем один эксперимент и ты свободен - можешь спать хоть целый день! - пожалел его граф.
  - Нет, нет, мисье, не стоит! Давайте работать сегодня как обычно, я вовсе не устал! - Жюль заволновался, что ему может не хватить времени, и он не успеет взять камень. Хотя выспаться ему тоже хотелось, так как подкладывать его он планировал ночью, когда все будут уже спать.
  - Ну и славно! - обрадовался граф.
  После завтрака они пришли в лабораторию. Зайдя, Жюль сразу обратил внимание на шкаф с необходимым предметом. Они приступили к работе, писарь стал выжидать подходящий момент.
  Прошло около часа, а граф никуда не отлучался. Программа минимум на этот день была сделана и писарь заволновался. Но вскоре пришло нужное время.
  - Как ужасно! Зачем я его понюхал! - воскликнул граф, отдернув свой длинный нос от ампулы со странной жидкостью, - я на улицу, а то станет дурно. Я скоро.
  Дождавшись, как дверь захлопнется, Жюль подскочил с места и быстрым шагом направился к шкафу, открыл его, взял первый попавшийся камень и сунул его в карман. Затем закрыл стеклянную дверцу и было ринулся на место, как вдруг его взгляд приковало к зеленому порошку, который старик назвал очень опасным.
  - Он может здесь всё разнести, так он сказал, - задумался писарь, - а если камень положить в этот порошок? По камню ударит молния и воспламенит эту зеленую пыль, и та взорвется. Таким образом, у Пьера не останется вообще никаких шансов на выживание. Я должен взять и его.
  Жюль залез в карман и достал оттуда маленький мешочек с монетами. Высыпал их и положил рядом с камнем, а в освободившийся мешочек стал рукой засыпать порошок. Заполнив его до отказа, он завязал верх веревочкой и положил назад в карман.
  -Хватит мне этого? - думал Жюль, продолжая стоять возле шкафа и смотреть на поднос с порошком.
  - Жюль, что ты там делаешь? - раздался голос графа.
  - А! - испугавшись внезапного появления старика, растерялся парень, - да вот стало скучно, просто ходил, смотрел.
  - На сегодня всё, мой юный друг. Мне стало дурно, ко мне придет лекарь и посмотрит меня, - тяжело сказал старик, - пойдем!
  Жюль вздохнул с облегчением - граф ничего не заподозрил, необходимый компонент у него в кармане, да ещё и лишнего взял.
  - Всё идет по плану! - радостно думал парень, - да ещё и отдохнуть смогу перед важным заданием.
  Оказавшись у себя в кабинете, он достал камень и мешочек с порошком и положил их себе под кровать. Довольный стал ходить по кабинету и прогонять в голове свой коварный план со свежими добавлениями.
  - Хватит уже думать! Всю ночь думал, не поспал толком, - пришел к выводу писарь, - а спать хочется. Более того нужно поспать, потому что эта ночь будет также бессонной.
  Жюль разделся, улегся на кровать и уснул.
  Разбудил его стук в дверь. Он вскочил, быстро накинул одежду и подошел к двери.
  - Жюль, это я Мария! - раздался голос из-за двери.
  Писарь открыл дверь, перед ним стояла прекрасная девушка, которую он любил больше жизни.
  - Мария, любимая моя! Ты ко мне? - радостно спросил парень.
  - Жюль, уже вечер, может спустишься, поужинаешь? Ты же совсем ничего не ешь , сегодня только завтракал! - волнительно спросила девушка.
  - Нет у меня аппетита, ничего не хочется, - огорченно ответил писарь.
  - Я тоже не могу ничего есть, - опустив глаза, произнесла Мария, - прости, Жюль, мне нужно идти.
  - Не уходи, Мария, останься, пожалуйста! - взяв её за руку, сказал парень.
  - Хватит меня мучить, Жюль! Ты думаешь, мне легко? - заплакав, прошептала девушка, вырвала руку и побежала прочь.
  - Ну, ничего, ничего! Скоро наш обидчик познает всю тяжесть мести! - в ярости сказал Жюль, закрыл дверь и стал беспокойно ходить взад вперед, суетно размахивая руками, - Ух! После этого бы и нож ему в сердце загнал, смотря ему прямо в глаза. Но этого делать не стоит, у меня всё продумано. Решения нужно принимать на холодный рассудок, более или менее в спокойном состоянии. Если бы у меня не было плана, я, наверное, прямо сейчас пошел и разбил ему голову об стену, даже не знаю, что бы я с ним сделал. Ничего, любимая, скоро мы будем вместе, совсем скоро, и никаких слез. Попробовать ещё поспать, получится ли? Попробую.
  Писарь перестал ходить и, не раздеваясь, лег на кровать. Очень долго не мог уснуть, но все-таки у него это получилось.
  
  ***
  
  Проснулся Жюль, как и хотел, посреди ночи, в самый разгар сна. Однако, уже начинало рассветать и парень призадумался - во сколько встает кучер? Но ещё больше не давал ему покоя свежий в памяти сон:
  - Опять эти рыцари, зачистили во снах моих, почти каждую ночь снятся, только сны не запоминаю. И вот опять они. Но на это раз без масок, оказывается это парень с девушкой, и такие молодые. Чтобы могла значить их фраза, которую повторяли весь сон: "Дай нам жизнь, отец!". Может это мои дети? А, ладно, ещё я сны не разгадывал! Хотя я ученик самого Нострадамуса, почему нет! Но точно не сейчас! Вечно, как серьёзное дело, так я про что-то отдаленное думаю. И всё-таки, почему я не продумал, во сколько встает кучер, когда ему лошадей кормить. Не важно, уже поздно об этом мыслить, теперь остается только действовать.
  Жюль уже шел в направлении конюшни, он знал, что карета стоит в соседнем помещении, необходимые компоненты - камень и мешочек с зеленым порошком - были при нем. И вдруг он услышал приближающиеся к нему тяжелые медлительные шаги. Писарь остановился и замер. Из-за угла вышел садовник старик Филипп, что-то бормоча себе под нос.
  - Доброй ночи, дядя Филипп! - первым сказал парень, решив, что этим снимет с себя все подозрения по поводу ночной прогулки, - чего так поздно гуляете?
  - Фу, демон! Напугал! - вскрикнул старик.
  - Простите, дядя Филипп, я думал, вы меня видите!
  - Видел! Стоишь тут, к стене прижавшись! - переведя дух, - у меня бессонница, не знал!
  - Нет! Вот и у меня сегодня бессонница!
  - А, понятно, годы молодые! Небось, к Марии бегал? - лукаво спросил садовник и, не дожидаясь ответа, пошел своей дорогой.
  Жюль вздохнул спокойно - вроде старик ничего не заподозрил. Дождавшись, когда шаги садовника стихли, он пошел дальше. Вскоре он зашел в помещение с каретой, большое и темное, слегка освещаемое начинающимся рассветом, что не помешало парню разглядеть его содержание. Увиденное сильно его напугало - карета была не одна, их было три. Он бы заложил свои вещества во все три для надежности, но камень, притягивающий молнию, был только один.
  - Вот так дела! И в какой из них он завтра будет выезжать? По какому принципу он их выбирает? - задумался парень.
   Подошел к самой дальней, наиболее красивой и ухоженной.
  - В этой карете ездит сам граф, она используется редко, - рассуждал писарь, - здесь нет смысла подкладывать.
  Две оставшиеся кареты выглядели абсолютно одинаково.
  - Мне кажется, этот олух возьмет карету, которая к нему будет ближе, как осел, значит нужно выбрать эту карету, - умозаключил писарь и подошел к карете, стоявшей ближе всех к выходу, - точно, в этой он и поедет, предыдущая уж сильно расшатана, наверняка её нужно ремонтировать. А эта самая подходящая. Куда бы положить камень?
  Жюль начал осматривать место, где сидит кучер - лавочка, а на ней грязный старый коврик.
  - Положить все под коврик? Насыпать туда порошка и сверху камень. Молния ударит по камню, если не по Пьеру, и воспламенит порошок, тот взорвется и от упрямого кучера ничего не останется, - размышлял писарь, затем попробовал положить камень под ковер, - идея не удачная! Камень слишком выделяется. Когда он будет садиться, то почувствует что-то под собой, поднимет коврик, выкинет камень, сдует порошок, и тогда всё зря.
  Жюль убрал камень с лавки, посмотрел под лавку:
  - Нет, здесь тоже плохо. Во-первых, когда будет садиться, увидит и заподозрит что-то неладное; во-вторых лежит неустойчиво, при движении может даже вылететь.
  Писарь заглянул за лавку и увидел там маленькую кучу сена:
  - Отличный вариант!
  Он достал мешочек и одной кучей высыпал его содержимое посреди сена, достал камешек и положил его аккурат сверху, затем присыпал реагенты сухой травкой и отошел. Как никогда вовремя.
  - Что ты здесь делаешь? - раздался голос из соседней конюшни, показавшийся писарю смертоносным, как удар кувалды по голове. По крайней мере от неожиданности, он так и подумал. Шокированный и остолбеневший ничего ответить не смог.
  - Кто здесь? - вновь раздался голос и писарь понял, что это был собственно кучер.
  - Бежать! - проскочила мысль в голове у парня, но рот, как непослушный открылся сам, - это я, Жюль! Это ты Пьер?
  - Я! Что тебе здесь нужно? - удивленно спросил кучер, - зачем ты здесь?
  - Чтобы убить тебя, сукин сын, - про себя подумал писарь и ответил, - я знаю, что ты рано встаешь, хотел поговорить с тобой.
  - Если о Марии, то бесполезно! На уступки я не пойду! - твердо сказал Пьер.
  - Тогда ты умрешь! - в глубине души закричало сердце, но Жюль сказал, - как не понимаешь, мы любим друг друга! Зачем тебе она? Ты можешь попросить у графа любую другую девушку в замке! Она же тебя не любит!
  - Кто тебе об этом сказал? - дерзко спросил кучер.
  Писарь начал входить в ярость:
  - Ну что ж, хорошо, будь по-твоему, безмозглый баран!
  - Некогда мне с тобой спорить, уходи, лошадей нужно кормить! - вполне спокойно отреагировал кучер.
  Жюль развернулся и направился назад в свою комнату, весь в напряжении, злой как сотни голодных крыс:
  - Я убью его, убью! Прямо сейчас! Даже ждать не буду! Подойду и придушу голыми руками, заколю вилами, воткну топор ему в голову! Как я его ненавижу! Умри тварь!
  Зайдя к себе, стал себя успокаивать:
  - Зачем кричишь так, надеюсь, меня никто не слышал! Осталось потерпеть совсем немного - сегодня он наверняка куда-то поедет, и молния накроет его, а если не накроет, то взрыв разнесет его на мелкие кусочки. У него нет шансов. Последний день живет чудак. А сегодня нужно быть спокойным и безмятежным, как никогда. Даже можно сделать вид, что я со всем смирился, принял все как есть и мне теперь уже всё равно. Будет трудно, но, а что делать? Сегодня будет в замке горе, а завтра праздник - ведь у Марии новый жених - я. Так будет лучше для всех. А этот случай останется моей великой и коварной тайной. Даже не верится, что я на все это решился и сделал. Буду ли я потом об этом жалеть - ни за что! Надеюсь, сегодняшний день будет особым.
  Писарь дождался рассвета. Вскоре одна из служанок постучала ему в дверь и пригласила на завтрак. Он пошел в обеденный зал, сохраняя натренированную в кабинете безмятежность, поздоровался с графом, спокойно сел и стал с аппетитом, на самом деле ложном, есть.
  - О, мой юный друг, я смотрю тебе гораздо лучше! - с радостью произнес мисье Свивч, - выглядишь свежо, аппетит проснулся.
  - Да, мисье, спасибо! Я отоспался, всё обдумал, успокоился и смирился, - пояснил Жюль, - все мои проблемы то были, как вы, наверное, поняли, из-за Марии. Я думаю, ей будет неплохо с Пьером, славный малый.
  - О, как я рад, Жюль! Как я рад, что всё решилось так полюбовно! А то я уже стал переживать, что так плохо с вами поступил, - успокоился граф.
  - О, не стоило, мисье! Я побесился, и у меня отлегло, - нагло врал писарь, - теперь всё в порядке! Правда, Мария ещё не смирилась. Мне бы вот ещё с ней поговорить, чтобы её успокоить.
  - Конечно, поговори! Только сейчас у тебя этого не получится, если только вечером - я послал её в Прованс за тканями.
  - В Прованс? - ужасающая мысль сверкнула в голове у парня и разгорелась до пылающего пожара, - а с кем она поехала? Кто её повез?
  - Пьер то её и повез! - спокойно ответил граф и улыбнулся, - жених и невеста.
  - Нет, нет, нет! Только не это! - паника охватила парня с ног до головы, голова закружилась, он пошатнулся и чуть не упал, - Мария в опасности!
  - А говоришь, отошел! - увидев реакцию писаря, воскликнул граф, - ещё нет, чтобы ты мне не говорил! Да ты на ногах еле стоишь, иди, полежи!
  - Как давно они уехали? - тихонько спросил писарь.
  - Минут двадцать назад должны были выехать!
  Граф что-то бормотал, но Жюль уже его не слушал. Он медленно вышел из обеденного зала и, ускоряясь, вплоть до бега, двинулся к конюшне. Вбежав, он увидел, что заветной кареты на месте не было. Всё шло по плану, за исключением одной детали. Вместе с кучером может погибнуть и Мария - девушка, ради которой парень пошел на убийство своего конкурента, ради которой он разрабатывал этот смертоносный план, ради которой рвал своё сердце все эти дни. Теперь она под угрозой. Как она могла попасть под этот план, который теперь потерял свой смысл? Сердце писаря разрывалось как никогда.
  - Один вариант - догнать их и остановить! - запрыгнув на запряженную лошадь, решил Жюль, - пускай они поженятся, что угодно, но только Мария должна жить! И своей жизни ради неё я не пожалею! Какой же я глупец! Всё верно - Господь меня наказал! Как я на это мог решиться? Что суждено случиться, того не миновать! Или нет? Только на днях над этим задумывался. Сегодня и узнаем!
  Писарь верхом на лошади стремительно мчался по дороге, которая принесла его в это странное место, в сторону Прованса. Проскакав час, Жюль, так и не догнав кареты с Пьером и Марией, стал впадать в панику:
  - Ну, где же они? Неужели он с каретой так быстро едет? Хотя там две лошади. Что-то погода резко испортилась - был такой солнечный день, а тут тучи, черные, черные, - задумался, как будто о чем-то забыл, - о нет! Тучи! Всё идет по плану - камень работает, он их вызвал. А значит, совсем скоро произойдет роковой удар молнии. Осталось совсем мало времени.
  И вдруг вдали он увидел знакомую карету, как будто специально ускоряющуюся. Искра надежды загорелась в сердце у парня, переросла в пламя его души и через крики и похлестывания передалась к ногам лошади - карета становилась всё ближе и ближе.
  - Стой! - закричал Жюль. И сразу за криком последовала ослепительная вспышка. Сердце парня замерло. А вслед за вспышкой ещё одна, сопровождаемая разрушительным грохотом. Молния ударила по камню, воспламенила порошок и, произошел взрыв - всё, как и должно было быть.
  Лошадь Жюля перепугалась, встала на дыбы, свалила наездника наземь и рухнула сама. Вся надежда, недавно зародившаяся, умерла в один миг, но ненадолго.
  - Помогите! - разрывая воздух, пронесся по всей округе пронзительный женский крик.
  - Мария! - надежда вновь разгорелась. Парень, не взирая на боль от падения, вскочил, запрыгнул на ошарашенную лошадь и, крича на неё, заставил бежать за, пылающем огнем, остатком кареты, катящейся на большой скорости по инерции дальше по дороге, вслед за убегающими в разные стороны лошадьми, выжившими после взрыва.
  Догоняя карету, Жюль увидел на земле горящие деревянные обломки и обезображенное тело кучера Пьера.
  - А могло быть всё по-другому! - подумал парень, - из-за тебя я поставил под угрозу жизнь своей любимой!
  Писарь подбежал вплотную и оказался сбоку от горящей повозки. Перед её был полностью уничтожен, остаток крыши горел, перекидывая пламя на заднюю стенку. Мария сидела на полу, закрывая лицо руками, и в ужасе плакала.
  - Мария, я здесь! - увидев её, закричал писарь.
  - Жюль, любимый мой, помоги мне! - жалостливо крикнула она.
  Парень смотрел то на горящую карету, то на любимую девушку - он не знал, что ему делать дальше. И тогда он посмотрел на дорогу - вдали на повороте лежал огромный камень.
  - Это же тот самый камень, который мы проезжали, когда ехали сюда! - вспомнил Жюль, - карета несется прямо на него!
  - Мария прыгай! - закричал он ей, - прыгай скорей, иначе ты разобьешься об камень!
  - Я не могу! Здесь огонь, мне страшно.
  Ситуация становилась критической - до камня оставалась сотня метров. Жюль подбежал вплотную и крикнул:
  - Мария, дай мне свою руку! - и протянул руку, сунув её внутрь кареты. Мария ухватилась за неё двумя своими и резко прыгнула. Писарь не ожидал такого прыжка - он развернулся в её сторону и подхватил второй рукой. Девушка оказалась прямо на нем, но их общая масса перевесила на бок и они свались с лошади. Упав, Жюль принял на себя весь удар, и Мария оказалась сверху абсолютно невредимой. Через пару секунд раздался грохот разбившейся об камень кареты. Начался дождь. Всё утихло: огонь, заливаемый водой, стал увядать, динамика движения пропала, крики исчезли. Лишь мелкий дождик, равномерно увлажняя местность, создавал фоновый шум, успокаивая и поглощая все накопившиеся страсти.
  - Жюль, любимый мой, ты меня слышишь? - прошептала Мария, глядя на парня, лежавшего под ней без сознания.
  Жюль ничего не ответил, и Мария заплакала, уткнувшись своим лицом в грудь парня. Но вскоре дождь оказал свой эффект и писарь пришел в себя.
  - Мария, ты в порядке? - спросил он.
  Девушка моментально подняла голову и заплакала ещё сильнее.
  - Всё кончилось, любимая! - произнес он, - мы вместе!
  Мария наклонилась и стала жадно целовать парня в губы. Жюль в пиковый момент радости почувствовал состояние полета, невероятную легкость и наслаждение. Он обнял девушку, со всей силой прижал к себе и тоже стал её целовать.
  - Жюль, милый мой! Ты спас мне жизнь! Как я тебя люблю! - целуя, говорила счастливая девушка.
  - Мария, ради тебя и свою жизнь готов отдать, любимей тебя нет человека на всем белом свете, - отвечал ей счастливый парень.
  Дождь продолжал мелко лить, скатываясь каплями по листьям каштана, стоящего возле дороги, давая живительную влагу молодой траве у обочины, покрытую дорожной пылью, которая также под действием воды прибивается к дороге, а счастливая пара лежала в обнимку на траве и целовалась. И неважно Марии, что голова и платье на спине промокли. И неважно Жюлю, что вода затекает под него, лежащего спиной на траве, и стекает сверху с мокрых волос девушки. Одно чувство - счастье. Ничего вокруг нет, только он и она.
  - Спас! Я успел! Всё получилось! Как я переживал! Но сейчас всё в порядке! Она со мной! Я счастлив! Спасибо тебе, Боже! - мысли в голове у Жюля.
  - А что с Пьером? - вскочила Мария, вспомнив, что была не одна.
  - Он умер, - немного расстроенно сказал писарь, - его убило молнией, я видел. А от молнии загорелась карета.
  - Я слышала очень сильный грохот, никогда не думала, что молния бьёт с такой силой. Я теперь до конца жизни буду бояться это природное явление!
  - Не бойся, милая, со мной тебе не стоит ничего бояться! - успокаивал её парень, хотя никогда сам не переживал ничего подобного, - нам нужно вернуться в замок.
  - Бедный Пьер! - произнесла Мария, но Жюль ничего на это не ответил.
  Жюль встал с земли и взглядом стал искать лошадь, после падения, убежавшей в неизвестном направлении. Она стояла в метрах пятидесяти и не шевелилась, позволяя дождю полностью охлаждать изнуренное бегом тело.
  - Вон наша лошадь, пойдем к ней, - сказал писарь и протянул руку Марии. Она послушно взяла его руку, и они подошли к лошади, - ей нужно отдохнуть. Мы гнались за вами, и она устала.
  - А зачем ты за нами гнался? - удивленно спросила девушка, - ты оказался рядом в самый необходимый момент. Но как?
  Этот вопрос поставил писаря в тупик. Его преследование не было запланировано, и он не продумал, зачем он побежал вслед за ними. Пришлось соображать на ходу:
  - Когда граф сказал, что вы уехали в Прованс, я почувствовал что-то неладное, мне стало не по себе. Ты знаешь, я закрыл глаза, и увидел перед собой такую картину - едет карета, по кучеру бьет молния, вспыхивает пламя и раздается душераздирающий женский крик. Я же лучший ученик Мишеля Нострадамуса, ты помнишь? Я понял, что это знак, и действовать нужно немедленно. Я прыгнул на эту лошадь и побежал вслед за вами. И всё оказалось, так как я и предвидел.
  - Вот видишь, тебе был знак, ты видел, что случится, но исправить ничего не смог, - задумавшись, заговорила Мария, - это судьба, и против неё ничего сделать нельзя. Всё предначертано!
  - Да нет же, Мария! Мы сами управляем ею! Сами! - возразил Жюль.
  - Но ты противоречишь сам себе! Всё произошло так, как ты предвидел, и изменить ничего не получилось.
  - А что бы было с тобой, если я вас не догнал? - спросил писарь.
  - А что было в твоем видении?
  - Ничего! Только твой крик.
  - Я кричала. Твое появление тоже было предначертано. Уверена, что в реальности ты видел произошедшее также как и в видении. Так же? - доказывала свою правоту девушка.
  - Да, точно! - не отрицал парень.
  - Это всё объясняет - ты видел то, что и должен был увидеть. Твое видение превратилось в реальность, а значит всё предначертано! - сделала окончательный вывод Мария. Жюль в ответ лишь сжал губы и покачал головой, а про себя подумал:
  - Вот придумал! По её логике получается то всё правильно. Но я знаю, что не правильно, потому что это чушь, придуманная мною. Но всё-таки, как быть с предсказаниями Нострадамуса? А тут тоже можно объяснить довольно таки логично - жесткой конкретики в его предсказаниях нет, а значит, он видел именно те самые знаки, подсказки, которые могут произойти при каких-либо обстоятельствах. Всё равно я остался при своем мнении. А спор по этому поводу с Марией больше поднимать не стоит - заподозрит ещё чего.
  Дождь кончился, тучи убежали, и выглянувшее солнце своими лучиками начало согревать намокшие листья каштана и молодую травку под ним. Бутоны цветов, сжавшиеся во время дождя, вновь распустились, чтобы полюбоваться живительным светом. Пчелы, мошки и прочая летающая мелочь повылазили из своих убежищ, разлетелись и продолжили прерванную работу по переносу пыльцы от одних цветков к другим, оставляя немножко и себе на пропитание. Запели птички обрадованные переменой погодой, затрещали кузнечики - окружающий мир наполнился симфонией звуков. Выпавшая вода начала испаряться и даже стало немного душновато.
  - Хорошо тебе, - смотря на пьющую воду из лужи лошадь, произнес Жюль, - пей, пей! Тебе ещё назад нас вести!
  - Странная погода! - задумалась Мария, - когда мы выезжали, была точна такая же, потом она резко испортилась, ударила молния, прошел быстро дождь, и всё - солнце вернулось. Даже не видно, куда ушли тучи, будто сами рассосались!
  - Да? Странно, у нас в Провансе такое постоянно происходит - это, наверное, из-за близости к морю! - придумал писарь.
  - Да? - Мария пожала плечами, отвела взгляд на лошадь, - ей не стоит много пить, а то она нас не довезет, да и по дороге полно луж с водой будет. А нам уже пора, вдруг погода снова испортится.
  Парень одобрительно покачал головой, взял уздечку и отвел голову лошади от воды. Затем запрыгнул и подал руку Марии. Девушка взялась за руку, уперлась ногой в стремя и запрыгнула, сев перед Жюлем. Они двинулись в сторону замка, лошадь быстро ехать не могла, поэтому путь обещал быть долгим.
  - Ах! Смотри, Жюль, это же Пьер лежит на дороге! - воскликнула Мария, показывая на безжизненное разорванное взрывом тело кучера.
  - Да, это он! - спокойно ответил писарь.
  - Мы же не можем его здесь бросить? - возмущенно спросила девушка.
  - Можем! - также ровно ответил писарь, - забрать не получится - у нас одна лошадь, она устала и нас двоих везет с трудом, даже закопать его - нам не чем. Приедем в замок, расскажем всё графу, и завтра он пошлет кого-нибудь за ним. Мы должны добраться до замка и желательно до заката.
  Тело кучера так и осталось лежать, а молодая пара не спеша двигалась домой. Погода оставалась такой же изумительной. Пение птиц, колыхание травы, легкий ветерок, аромат полевых цветов, прохладная тень могучих дубов, приветливое покачивание листьев каштана, напоминающих его руки, - всё навязывало в путешествие романтику.
  Жюль слегка наклонил голову к шее Марии, уткнувшись носом в её русые чистые волосы, после дождя просохшие, приподнятые и необычайно вкусно пахнущие. Парень закрыл глаза, вдохнул полной грудью, отвел голову назад и медленно выдохнул, приоткрыв рот. Когда открыл глаза увидел, что девушка повернулась в его сторону и смотрит ему прямо в душу, постепенно растягивая улыбку, смущаясь и краснея. Парню на миг стало неловко, и он отвел взгляд на дорогу. Понял, что смущаться нечего, резко вернул взгляд к глазам девушки, которые как завороженные даже не шевелились. Парень быстро прохлопал ресницами, решив убедиться, что с её глазами всё в порядке. Мария похлопала ресницами в ответ, растянув улыбку до максимума и засмеялась. Жюль не удержался и тоже засмеялся.
  - А чего ты смеёшься? - спросил Жюль.
  - Просто так! А ты? - играюче, спросила Мария.
  - Смотрю на тебя, и мне так хорошо, что хочется смеяться от счастья! - высказался парень, - я так рад, что ты жива, что сейчас со мной, ты же для меня теперь самая дорогая и самая любимая, Мария! Я люблю тебя!
  Девушка заплакала и прижалась лицом к груди парня, обняв его.
  - Ну, не плачь, ласточка моя, а то я сейчас сам заплачу, - задыхаясь от нагнетающих чувств, произнес Жюль. Набрав полные легкие воздуха, продолжил, - Мария, давай поженимся! Скажем графу!
  - Но что скажет граф? - хлюпая носом, спросила Мария.
  - Он будет за нас только рад! Хотя, какая разница, что скажет граф! Главное, что скажешь ты? - делая акцент на последних словах, сказал парень, смотря девушке прямо в глаза.
  - Я согласна! - произнесла Мария, снова заплакала и уткнулась лицом парню в грудь. Жюль не удержался и тоже заплакал, крепко обняв Марию и прижав к себе.
  Так и ехали в обнимку, пока на горизонте не показалась карета, двигавшаяся им навстречу. Парочка перестала обниматься, и оба обратили свой взор на приближавшийся транспорт.
  - Эта карета из нашего замка, - радостно сказала Мария, - точно, на этой ездит сам граф! А за ней трое всадников.
   Парень с девушкой слезли с лошади и стали ждать. С приближением не оставалось сомнений, что это был граф. Вскоре состав остановился, и из кареты вышел, действительно, граф.
  - Что произошло? Где карета? Где Пьер? - закричал старик.
  - Произошло несчастье! - начала Мария в чувствах, - во время движения по нам ударила молния, карета загорелась, а Пьера убило сразу. Слава Богу, Жюль бежал за нами и спас хотя бы меня!
  Граф очень удивленно и недоверчиво посмотрел на писаря. Парню стало неловко, и он заволновался. Голову стали наполнять мысли о том, что граф всё знает, что его собственный план был несовершенен и старик распутал это темное дело.
  - А мне кажется, что вы, влюбленная парочка, сговорились, нашли подходящий момент и убили бедного Пьера, моего спасителя, - начал рассуждать граф, - даже нет! Ты, Мария, ничего делать не собиралась, да и скорее всего ничего не делала! А вот ты, мой юный друг, и совершил убийство на почве любви и ревности и заставил Марию молчать! Как ты можешь объяснить твою внезапную поездку за ними?
  Парню становилось всё хуже и хуже: дыхание усилилось, сердце колотилось, начала подрагивать нижняя челюсть, отчего он не мог ничего сказать. За парня вступилась девушка:
  - У него было видение!
  - Видение? - граф удивился ещё сильнее и пренебрежительно посмотрел на писаря, - расскажи, Жюль, про своё видение!
  Жюль, понимая, что это абсолютно глупое алиби, всё равно решился рассказать:
  - С утра за столом мне стало дурно, я вышел, присел, закрыл глаза, и передо мной стала картина - я скачу на лошади, догоняю карету, и вдруг неожиданно с неба бьет молния прямо в кучера, происходит взрыв, и раздаётся пронзительный женский крик. Я понял, что это карета Пьера, а крик Марии, поэтому неотложно бросился за ними в погоню, чтобы помочь им. Мисье, я не убивал его! Клянусь вам! Мои руки чисты! Я не успел спасти Пьера, но благодаря мне осталась в живых Мария.
  - Звучит совсем не убедительно! - также пренебрежительно сказал граф, - в таких случаях нужно придумывать что-нибудь более вменяемое!
  - Я его не убивал! - отчаявшись, произнес парень, опустив голову, - это была молния.
  - Хорошо, Жюль, где он? Сейчас посмотрим! Я знаю, как выглядит человек, пораженный молнией! - дал ещё одну надежду парню граф.
  - Он там дальше по дороге, мы хотели его забрать, но у нас не было возможности, - тараторя, продолжал оправдываться парень, - лошади из упряжки разбежались, и у нас осталась только та, на которой я приехал. Мы хотели приехать домой и всё рассказать вам...
  - Я понял! - перебил его граф, садись на лошадь, поедешь с нами, а ты Мария побудь здесь.
  Жюль покорно сел на лошадь и вместе с графом и ещё одним наездником поскакали назад по дороге к телу кучера.
  - Но ведь его ударила молния, - рассуждал Жюль, - значит, он должен выглядеть как человек, которого ударила молния. Но там был ещё и взрыв! Эх! Зачем я подсыпал этот порошок? А вдруг молния ударила не по нему, а точно по камню, получается она его не била, а умер он только от взрыва. Я пропал! Удача, будь сейчас со мной!
  Вскоре они подъехали к месту трагедии.
  - Ничего себе! Мисье, смотрите, его действительно покорило молнией! Причем разряд был настолько силен, что его тело всё разорвано! - воскликнул всадник, первый подошедший к телу.
  Граф тоже подошел к мертвому Пьеру, его лицо побледнело в один миг. Ему стало чудовищно печально.
  - Бедный Пьер! Тебе было суждено спасти мне жизнь, но самому по воли рока принять трагичную смерть, - произнес старик так грустно, что писарь подумал, что тот заплачет. Но этого не произошло. Старик посмотрел на парня и сказал ему, - прости, Жюль! Я тебе не поверил, а ты не лгал!
  - Мисье, карета сразу загорелась и разбилась на том камне, на повороте, - встрял всадник, - девушка разбилась бы на смерть и сгорела, если осталась внутри.
  - Ты действительно её спас? - удивленно спросил старик парня.
  - Да! Я подбежал, схватил Марию за руку, и она выпрыгнула, - объяснил писарь.
  Граф застыл в шоковом молчании, разглядывая парня широко раскрытыми глазами, качая головой, изредка почесывая свою бородку. Жюль, ещё будучи в волнении, тоже молчал, но уже соображал, что дело выиграно.
  - Прости меня, Жюль! Прости! Ты герой! За мое недоверие я перед тобой в долгу! Можешь просить у меня всё что хочешь! - с открытым сердцем сказал граф.
  Парня охватила неимоверная радость: сердце снова заколотилось, дыхание усилилось, и нижняя челюсть вновь стала подрагивать. Силен на эмоции этот день для него.
  - Неужели это всё со мной, Господи! - смотря на небо, думал писарь, -спасибо тебе, Господи!
  - Чего ты хочешь, мой юный друг? - спросил граф.
  - Мария! - лишь ответил парень.
  - Марию? - недовольно переспросил граф, - история повторяется? может не надо?
  - Мария! Больше мне никто не нужен! - повторил Жюль.
  - Хорошо, будь по-твоему! - согласился старик.
  Всадник закинул мертвого кучера, на свою лошадь, накрыв его мешковиной, и они втроем вернулись к карете. Мария, вполне уверенная в правоте своего спасителя, спокойно дожидалась их возвращения. Увидев улыбку на лице любимого, она поняла, что всё обошлось.
  - Я же говорила, что он герой, а не убийца, - подходя навстречу, воскликнула девушка.
  - Он не просто герой, теперь ещё и твой жених! - с улыбкой сказал старик.
  Мария, открыв рот, посмотрела на писаря. Тот с улыбкой слез с лошади, смотря на неё. Мария подбежала к нему и бросилась в его объятия.
  - Ну и славно! - сказал себе граф, повернулся к влюбленным и сказал, - жениха и невесту прошу в карету.
   Жюль с Марией с удовольствием сели в уютную графскую карету, и весь состав двинулся к замку.
  - Одного не пойму, - начал граф, - ты это всё предвидел?
  - Да! Мисье, вы забыли кто мой учитель! - ответил писарь, - меня же сам Мишель Нострадамус учил!
  - Ах, да! Это же здорово! Тебе стоит развивать свои способности, и тогда о тебе заговорят также как и о твоем учителе, - посоветовал старик, - может это твоя судьба?
  Жюль в ответ лишь покачал головой.
  Наступил вечер: покрасневшее солнце висело на горизонте, дневная жара сменилась приятной прохладой, жужжание пчел исчезло, а пережившего море событий писаря, клонило в сон.
  - Это, говорит - твоя судьба! Ха! - в полудреме размышлял Жюль, - да не в этом моя судьба! В этой области я полный ноль! Но где я тогда себя найду? Почему я не вижу никаких знаков? Может, ни в чем в итоге себя и не найду? Может, нет никаких знаков? А может, я их просто не вижу? Да, не важно! Главное, что всё идет, как хочу я. А значит, я на верном пути! Как собьюсь, так и появятся знаки, пока рано.
  Ехали быстро, поэтому вскоре были в замке.
  - Мисье, а когда будет наша свадьба? - поинтересовался Жюль за ужином, перед тем как идти спать.
  - Да хоть завтра! - ответил граф, - хотя нет, только послезавтра. Завтра будет подготовка, завтра мой слуга договорится со священником. А послезавтра свадьба.
  Парню не терпелось скорее пожениться, он очень боялся, что может, как и Пьер не успеть. Но вот остался всего один день - целый день ожидания. Он зашел в свою спальню, разделся и лег в кровать.
  - Какой замечательный сегодня день! Конечно, в мои планы впутались неожиданные обстоятельства, от которых я чуть от страха не умер. Но в итоге всё получилось даже лучше, чем планировал. Никто ничего не заподозрил. В глазах графа я герой, в глазах Марии - её спаситель, тоже герой. Свадьба уже послезавтра! Я люблю Марию, она безумно меня. Мы отличная пара! И не важно, что она не велика статусом, главное, что для мисье она как дочь. Да и это не главное, я же люблю её - это главное! Нужно как то перетерпеть завтрашний день, будет длиться, наверное, как целая вечность. Ненавижу ждать! Если я буду долго спать, то и день будет короче. Работы в лаборатории не намечается на завтра, так что можно спать.
  Долго лежать и мечтать у парня не получилось - колоссальная эмоциональная нагрузка за день дала о себе знать - он уснул.
  Спал действительно долго. И опять ночью ему снились странные рыцари. Они не дрались и были без масок. Парень с девушкой стояли возле него и говорили: "Ещё чуть-чуть, отец! Почти!". Проснулся писарь поздно, но с хорошим настроением, о сне даже не вспомнил, они ему каждую ночь снятся - уже привык. Сходил позавтракал. Посетил сад.
  - Подкинули вы мне работенки! - с улыбкой сказал садовник, увидев парня, - поздравляю вас! Завтра будет много цветов!
  Парень довольно покачал головой и стал блуждать по саду, мечтая о прелестях семейной жизни.
  - Завтра она будет моей женой. У нас будут дети, пускай мальчик и девочка. Такие милые и красивые, ну какие ещё могут быть дети. Я научу их читать и красиво писать. Возможно, как и я будут заниматься алхимией. Хотя, это мужское занятие, научу этому сына. А дочка будет на обучении у мамы, научится готовить, шить одежду. И похожи будут на меня. Сын вообще как я. Вырастет будет смотреть за мной и Марией, ухаживать за нами. А может, и нет - я про свою мать совсем забыл. Нужно немедленно попросить графа, чтобы выслали карету в Прованс за моей мамой, я даже сам и поеду. Или лучше этого не делать, как она отреагирует на то, что я беру в жены девушку сироту из бедной семьи. А если сказать, что она дочь графа, вот мама будет рада. Граф подыграет.
  Жюль подошел к графу, объяснил ситуацию, и тот позволил взять карету с кучером, чтобы отправиться за матерью писаря.
  - Только я тебя прошу, будьте аккуратней, вчерашняя ситуация не должна повториться! - сказал на дорожку старик.
  Через полдня езды Жюль уже был у себя дома в Провансе.
  
  ***
  
  - Жюль, мальчик мой, где ты пропадал? - со слезами встретила мать сына, - я так давно тебя не видела! Куда ты исчез?
  - Мама, я живу у графа в замке, а завтра я женюсь на его дочке! - быстро пояснил ситуацию сын, - я хотел, чтобы ты была на моей свадьбе. Нам нужно ехать, потому что путь не малый.
  - Всё так быстро! Ты женишься на дочке графа? Да, это показатель, теперь я точно буду спокойна по поводу тебя. Неужели ты не побудешь дома? - мама была шокирована.
  - Нет, мам! Я же говорю, нужно ехать! Свадьба завтра! - решительно ответил сын.
  - Неужели ты не мог, сообщить мне, что уезжаешь? - нахмурив брови, сказала мать.
  - Всё получилось спонтанно!
  - Хоть какую-нибудь весточку можно же было передать! - продолжала высказывать свое недовольство старая женщина, - и вспомнил обо мне только, когда решил жениться, наверное, также спонтанно?
  - Да, женитьба тоже получилась спонтанно!
  - Я не про женитьбу, я про то, что ты вспомнил обо мне спонтанно! - поправила мать.
  Жюль замолчал и опустил голову - он действительно совсем не вспоминал про свою мать, и если бы не задумался про своих детей, то неизвестно, когда бы про неё вспомнил.
  - Ну, хватит, мам! Поехали со мной! Я же вспомнил! - аккуратно произнес Жюль.
  - Нет! Я не поеду! Я тебя увидела, у тебя всё хорошо! Потом, после свадьбы приедете ко мне - я посмотрю на вас! - ответила мать, - и не надо меня упрашивать! Я обижена на тебя! Если спешишь, можешь ехать!
  Жюль расстроенно подошел к матери, наклонился, поцеловал её, развернулся и вышел. Теперь предстоял путь назад.
  - Получается зря ехал. Нет! Мать права! Я совсем про неё забыл. Хоть несколько минут посмотрел на неё, это стоило дня езды. Мне стыдно! Есть же возможность посещать её чаще, так чего я ей не пользуюсь! В следующий раз поеду вместе с Марией. Пускай посмотрит на нас, полюбуется старушка. А когда будет этот следующий раз? Надеюсь на следующей неделе. В общем, не знаю!
  
  ***
  
  В замке писарь очутился уже после полуночи. Граф не спал, он ждал возвращения.
  - Ну, а где же твоя мать? - удивленно спросил мисье, встретив недовольного писаря, - с ней что-то случилось?
  - Нет, с ней всё в порядке! Она обижена на меня - не захотела ехать, - объяснился парень, - я давно у неё не был, она не знала, куда я пропал. Я виноват!
  - Да! Но завтра же твоя свадьба! Неужели ей не хочется присутствовать на таком важном для тебя дне? - возмутился мисье.
  - Нет! - разочарованно произнес писарь.
  - Ладно! Ложись спать, священник придет с утра!
  Жюль, уставший после дорожной тряски, пришел в свою спальню и лег спать.
  Разбудил его сильный стук в дверь. Жюль открыл глаза и понял, что уже утро. Приятный свежий лучик солнца, освещающий комнату, прохладный воздух, пение птиц, запах цветов, предвкушение праздника - всё предвещало отличный день.
  - Я встал! - крикнул Жюль, - заходите!
  Дверь открылась, в неё заглянул мужчина.
  - Господин Жюль, собирайтесь, священник уже прибыл в замок, - сказал он.
  - Да, да, я уже иду, - ответил парень.
  Дверь закрылась, Жюль стал в суете одеваться. В дверь снова постучали. Парень открыл дверь.
  - Ваш костюм, господин! - это была служанка, у которой в руках был новый великолепный костюм, достойный носки самого графа, - это подарок мисье Свивча.
  Жюль взял костюм и быстро его одел.
  - Да я теперь сам как граф! - довольно произнес парень, задрав голову.
  Он пришел в самый большой зал замка. Все жители замка были здесь от кучера до графа. Вокруг стояло много ваз, наполненных цветами, даже на стенах красные свечи были заменены на белые, от чего стало намного светлее и добрее. Но самый главный цветок был в центре зала - Мария стояла в пышном господском белом платье, как будто и в правду, дочь графа. Жюль, увидев возлюбленную, аж ахнул. Она мило улыбалась, немного краснея, перебирала в руке платочек и крутилась влево вправо. Но он знал, что сам выглядит не хуже. Подтверждением ему была реакция окружающих. Он подошел, взял руку любимой и поцеловал её.
  Вскоре вошел священник, старый мужчина, выбритый на лысо. Он встал перед молодыми, открыл маленькую книжку и начал читать молитвы. Все замолчали и стали слушать святого отца. Атмосфера покорности и веры воцарила в зале.
  - Является ли ваше желание стать супругами добровольным? - спросил священник, закончив читать молитвы.
  - Да! - в унисон ответили молодые.
  - Подтвердите перед лицом Бога нерушимость и добровольность своего союза! - сказал священник.
  - Подтверждаем! - ответили они.
  Священник начал молебен, в котором испрашивал для молодых совершенную любовь, единомыслие, твердую веру, непорочную жизнь и чадородие. Закончив его, старик подошел к парню с девушкой и соединил их руки.
  - Вы муж и жена! Закрепите ваш союз поцелуем! - закончил священник.
  Жюль повернулся к своей жене. Та испуганно улыбалась, поджав нижнюю губу. Глаза бегали из стороны в сторону, румянец покрыл пухленькие щечки. Все замерли в ожидании поцелуя. Парень обнял девушку, наклонился и они слились в поцелуе. Все восхищенно ахнули.
  - А теперь праздник! - воскликнул граф.
  Начались гуляния - был собран богатый стол для всего замка, приглашены музыканты. Море вина, музыка, танцы - сегодня отдыхали все. Но главный праздник был в душе молодых.
  - Эх! Побыстрее кончились бы эти гуляния. Мария так хороша! Уже не терпится уединиться с ней в моей спальне. О, как она смотрит на меня! Никогда не видел её такой. Она думает о том же, что и я? Интересно! Нет, не могу больше! - мечтал молодой муж, танцуя со своей молодой женой.
  - Хватит нам уже здесь сидеть! Слишком много ждали! - мечтала молодая жена.
  - Мария, пойдем! - произнес Жюль на ушко девушке, та в ответ кивнула головой, и они спокойно удалились из зала, полного пьяных танцующих людей. Один лишь граф заметил тихое исчезновение молодых. Он ничего не сказал, сидел и коварно улыбался.
  Молодые, быстро пробежав по коридору, забежали в спальню Жюля. На удивление парня, кровати, на которой он привык спать, не было. Но вместо неё стояла куда большая по размерам. Бросалась в глаза роспись спинки - такая же как и на предыдущей, но с новыми элементами.
  - Когда они успели? - удивился парень.
  - Жюль, я тебя люблю! - дрожащим голосом произнесла девушка.
  - Мария, я тебя люблю сильнее жизни! - уверенно ответил парень и набросился на свою жену. Та и не сопротивлялась.
  Огонь страсти вспыхнул сильнее прежнего, сердца заколотились в бешеном ритме, дыхание участилось, и смутился рассудок. Ночь превратилась в воронку, втянувшую молодых в мир наслаждения, закружив их сумасшедшим вихрем до потери сознания, окутав пеленою счастья.
  К утру ураган сменился легким прохладным ветерком, тянувшимся из открытого окна. Он заставил их прижаться друг к другу, укрывшись одеялом, и так в единении уснуть.
  
  
  ***
  
  Прошел год. Граф по-прежнему усердно занимался алхимией, далеко продвинувшись в этом деле, как он считал. Жюль также работал с ним, даже сам что-то начал соображать. У него с Марией появились дети. Она родила ему двойняшек, мальчика и девочку. Милые создания! Девочку назвали Анной - вылитая отец, мальчика Анри - вылитая мать. Больше никаких существенных изменений не произошло. Писарь был счастлив, его жена тоже, за время беременности и первых месяцев жизни младенцев их любовь только усилилась. В воспитании младенцев им помогала няня, которую нанял граф. Детей он очень полюбил, относился к ним как к своим внукам.
  Динамика событий погасла. Жюль даже перестал видеть странные сны. И всё бы шло своим чередом, если бы он не забыл о той самой судьбе, над которой ломал голову совсем недавно - год назад. Конечно, от нашей памяти и сознания миры не меняются, но помня о судьбе, любое событие не станет внезапным.
  Каждую пятницу Мария ходила в город, за овощами, которые не выращивались в предместьях замка. Жители деревни не любили обитателей замка, так как не могли понять, откуда взялось чудное сооружение. Поговаривали между собой, что нечисть его построила и живет там.
  И вот этим злополучным вечером Мария снова пошла в деревню. Вы-брав нужные продукты, Мария щедро заплатила. Однако даже это не изменило недовольного лица женщины торговки. Мария уже к этому привыкла, улыбок в свой адрес она здесь никогда не видела, но что происходило дальше, терпеть было невозможно.
  - Ведьма! - кто-то крикнул совсем рядом с Марией.
  - Эй, ведьма! - уже несколько голосов окружили Марию.
  Мария пригнула голову и ускорила шаг. Однако прямо на её путь не-ожиданно появился мужчина, который схватил её за плечи и крикнул на неё:
  - Ведьма! Ты что не слышишь! Тебя все здесь зовут!
  - Прочь! - вскрикнула Мария и попыталась вырваться. Но тот крепко схватил и в ответ лишь громко стал смеяться.
  - Сожжем ведьму! - закричал кто-то.
  - Сожжем! - поддержало сразу несколько голосов, - тащи её.
  Сзади к Марии подошел ещё один и, схватив за волосы, потащил за собой. Мария закричала, чем ещё больше развеселила публику.
  - Ей, народ! - кричал кто-то, идущий рядом, - ведьма! Все идем сжигать ведьму!
  Из разных углов, окон, дверей стали появляться лица людей, удивлен-ных, заинтригованных, взволнованных, довольных. Началось шествие на центральную площадь. Шли все, даже дети. И так от рынка и до самой площади народ высасывался из своих домов и шел вместе со всеми.
  Её привели на площадь и стали бить палками. Затем всю в слезах и крови вновь схватили за волосы и привязали к деревянному столбу. Тут же наспех накидали хвороста и зажгли. Народ заликовал. Адреналин заполнил их сердца, и одной жертвы для них было уже мало.
  - Гори ведьма! - раздавались крики, - Бунт! Всем им гореть!
  Один из самых горластых залез повыше и закричал:
  - Сожжем замок! Пускай горит вся нечисть! - и показал рукой в сторону замка. Народ, недолго думая, обрадованный, охваченный стадным чувством ринулся с площади в сторону замка, удовлетворять свою коллективную потребность. А Мария так и осталась одна на площади. Огонь вокруг неё потух, но было уже поздно - она умерла.
  В это время Жюль сидел со своим сыном и пытался уложить того спать, няня укладывала Анну.
  - Матушка, у меня всё равно не получается! - недовольно шептал писарь, - Анна уснула, укачайте и Анри!
  Матушка уложила девочку и забрала мальчика, как вдруг в кабинет ворвался сам граф.
  - Жюль, друг мой! У нас несчастье! - закричал он, разбудив детей.
  - А!
  - На наш замок напали городские жители. Они хотят спалить нас!
  - Как?
  - Мне очень жаль, но они уже убили Марию!
  - Мария! - закричал Жюль, никак не веря, - нет, этого не может быть.
  Полная растерянность и паника - всё произошло слишком неожиданно. Новость о смерти любимого человека - это хуже чем собственная гибель. Будто нож воткнулся в грудь и мешает дышать, жгучий яд обжег глотку и не дает сказать ни слова, камень упал на голову и сделал слабоумным. Жюль остолбенел, прочувствовав всё сразу.
  Граф подскочил к нему, схватил за руку и сказал:
  - Друг мой, мне некогда тебе всё объяснять, бежим за мной, я знаю, как спасти твою любимую!
  Жюль без всяких мыслей сорвался с места и побежал за графом. Пробегая через коридоры, он сам услышал крики разъяренной толпы.
  - Быстрей! - кричал граф, - они уже скоро будут здесь.
  Вскоре они оказались в лаборатории. Граф вбежал первый и сразу же схватил одну из ампул.
  - Вот оно! Моё чудо свершилось. Наконец-таки я получил эликсир бессмертия, вечной жизни, - хохоча, воскликнул он.
  - Не может быть! - восхитился Жюль, - и мы с его помощью сможет вернуть к жизни Марию.
  - Да! Пей же его скорее!
  - А вы? Вдруг вы ошиблись?
  - Ха-ха-ха! Сейчас нет времени медлить! Смотри! - граф поднес ампулу ко рту и выпил её.
  Тут же на глазах у писаря внешность графа стала преображаться - виднеющиеся скулы на лице сгладились, пропала лысина, и волосы, темнея, начали приобретать черный цвет. Старик превратился в молодого парня. Писарь ахнул.
  - Ха-ха-ха! Работает! - молодцевато вскрикнул мисье Свивч и протянул писарю такую же ампулу, - держи, это тебе!
  Жюль тут же выпил жидкость сиреневого цвета, наполнявшую ампулу, бешеными глазами посмотрел на графа, ничком упал на пол и умер.
  
  ***
  
  Сверху небо, как обычно, голубое с мутноватыми полосками облаков. Снизу земля, только очень далеко, не понятно, где на ней леса, а где поля, и те зеленые и те. И речка совсем как ручеек.
  - Где я? Над землей и не падаю! Как будто прозрачный пол под ногами. Как стекло! - подумал Жюль, - может это рай?
  - Это не рай! - раздался знакомый голос. Но откуда он? Вокруг никого нет.
  - Значит ад? - ужаснулся писарь.
  - Ха-ха-ха! И не ад!
  - А где я? - после паузы, - и где вы? Это вы, мисье!
  - Я, - граф возник сразу за спиной писаря.
  - Что это значит? - воскликнул Жюль, повернувшись к графу, такому же старому, как и раньше.
  -Ты умер, Жюль!
  - А!
  - Всё хватит! Не буду тебя долго мучать, всё равно ты соображаешь туго, - граф с абсолютно спокойным видом стал объяснять, - ты умер, я сатана, ты у меня в гостях, это не рай и не ад, это отдельный мир, который очень близок к реальному, в том плане, что ты можешь его видеть, там снизу.
  - Рая не существует? - спросил писарь.
  - Существует рай, и ад существует, но только это не для тебя! Вот твой мир! Ты особенный. Как и твой учитель.
  - У меня всё-таки есть талант? Я знал, - радостно воскликнул писарь.
  - Нет у тебя никакого таланта, ты вообще глупый. Просто ты оказался в ненужном месте в ненужный момент. Вот скажи, зачем ты пошел к Нострадамусу утром, когда он умирал?
  - Я не знаю!
  - Вот, поэтому ты особенный!
  - Мисье, вы имеете в виду последнее предсказание моего учителя.
  - Да! Это предсказание должно было умереть вместе с ним, но тут появился ты. Я мог сразу тебя сразить намертво. Но меня жутко заинтересовала твоя личность. Тем более, что тебя все равно никто не воспринимал всерьез, да и последнее предсказание ты понял не правильно. Но и оставить тоже не мог, поэтому пришлось, приблизить тебя к себе.
  - Почему предсказание должно умереть? Оно же послано самим Господом Богом!
  - Наш Всевыший любит людей, даже сотворяя конец света. У него ещё есть надежда на то, что его создания когда-нибудь исправятся. Вот он и послал это предсказание. А я его мнение по поводу людей совсем не разделяю! Чему быть, того не миновать! Я устал бороться с людьми, они не хотят исправляться! Всему этому должен прийти конец!
  - И неужели его нельзя остановить?
  - Нет! У всего, что создал Бог, есть своя судьба! И как бы кто ни старался, что-то исправить, предотвратить, всё будет впустую. Все эти действия будут только способствовать, чтобы случилось предначертанное.
  - Почему же тогда, Бог не предначертал, чтобы все люди были праведными?
  - Он дал вам право выбора. Это всё из-за любви Бога к людям! Он помогает каждому. Только не каждый замечает эту помощь.
  - Не понимаю, всё предначертано, но есть право выбора? - разводя руками, спросил писарь.
  - Да! - многозначно ответил сатана, - у тебя будет полно времени разобраться в этом.
  - А как же Мария? Где моя любимая жена? Что ты сделал с ней? - разъяренно закричал Жюль.
  - Мария? Ха-ха-ха! Ты глупец! Тебе её показать? Ты точно этого хочешь? - лукаво спросил граф.
  - Она жива? Что ты с ней сделал?
  - Конечно! Ей ничего не стоило освободиться от этих людей. Скажу тебе больше, именно она спровоцировала их на эти поступки, не сознательно, но это мой план. А знаешь зачем?
  Жюль ничего не понял.
  - Да, чтобы показать тебе, что люди неисправимы! Ты сам человек, и сам пошел на убийство! Забыл, я то всё знал, изначальна! - злостно говорил сатана.
  - Я понял предсказание! И я успел его записать! - перебивая разгоряченного дьявола, произнес парень.
  - Ха! Ну, посмотри, что с твоими рукописями! - сатана показал пальцем на землю, она приблизилась, и взору писаря пристал полыхающий замок с ликующими вокруг него людьми.
  Жюль разочарованно посмотрел вниз, ничего не ответил и заплакал.
  - Чего молчишь, Жюль? - подозрительно спросил сатана, - только не убивай меня своим молчанием!
  - Что с моими детьми?
  - О, на счет этого не бойся, ни такая я уж и скотина, которой меня представляют. Твои дети спасены, они в надежном месте, - успокоил парня дьявол.
  - Ну, допустим я действительно особенный. И что с того? - спросил писарь, сделав при этом весьма мудрый вид.
  - О! Мой юный друг! Для тебя я приготовил особенную миссию! - сатана был очень доволен, говоря это, - только сейчас я тебе об этом ничего не скажу. Ты всё узнаешь, когда предсказание начнет сбываться!
  - Это подло, мисье! - разозлился, Жюль, ничего не понимая.
  - Ничего страшного!
  Настала полная тишина, что стало слышно дуновение легкого ветерка. Молчание прервал писарь:
  - Так, а что с Марией? Ты обещал мне её показать!
  - О! - рассмеялся сатана, - это без проблем! Мария!
  Сверху спустилось огромное существо с широкими крыльями, напоминающими летучую мышь, бордово-красное, пылающими глазами и острыми, вылезающими за щеки клыками, приводящие в ужас. Оно подлетело и приземлилось возле писаря. Тот замер в ужасе.
  - Любимый! Прости! - сказало существо знакомым голосом, таким сладким и нежным, до боли знакомым, что сердце писаря вздрогнуло.
  - Мария? - он поднял свой взгляд и увидел в её горящих глазах слезы.
  - Да, я такая! Но я всё равно тебя люблю! Верь мне, любимый! Я не могла тебе сказать! Как только пыталась, рот автоматически закрывался и не мог открыться.
  - Да, это всё мои проделки! - добавил сатана.
  - А как же наши дети? Ты их родила! - безумно прошептал писарь.
  - Не волнуйся! - успокоил сатана, - ваши дети в надежных руках. И вы-глядят как люди. Хотя внутри...не важно! Твоим потомкам тоже удостоена особая честь.
  - За что? - писарь впал в панику, - почему именно со мной? Лучше бы ты меня сразу убил!
  - Ты не прав! - разозлился сатана, - ты как всегда ничего не понимаешь! Тебе и твоим потомкам удостоена огромная миссия в этом мире. О таком можно только мечтать. Придет время, и ты все поймёшь!
  Жюль упал на колени и схватился за голову.
  - Мария! - умоляюще произнес писарь, - прими свой нормальный вид и останься со мной!
  - Жюль! Но это и есть мой нормальный вид! Я не могу превратиться в человека, только на Земле! - через слезы сказала она.
  - Да, и с тобой она не останется! - сурово сказал сатана.
  - Если ты проклял весь мой род, то почему она не с нами. Она ведь мать моих детей, до которых ты тоже добрался! - подскочил Жюль.
  - Ой! Ой! Успокойся! - через улыбку говорил сатана, - будет тебе Ма-рия! - он посмеялся и добавил, - как только выполнишь свою миссию!
  Жюль снова схватился за голову и завыл.
  - Ты мне таким очень нравишься! - довольно сказал сатана, - нам с Марией пора. Не скучай!
  Граф схватил Марию за плечи, и они резко взвыли вверх.
  - Ты будешь моей, любимая, будешь! Несмотря не на что! Я всё сделаю, чтобы мы вновь оказались вместе! Пойду на всё! Никто меня не остановит! Никто!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Как выразительна бывает тишина,
  Когда один останешься в квартире...
  И своя смерть покажется смешна,
  Если никто не держит в этом мире...
  А.Снитко "Тишина"
  
  Часть 2.
  15 июля 2010 год. Город Локоть, Брянская область.
  - Дым, они едут! Семь машин! - сказал парень с белой маской на лице в солидном белом костюме.
  - Очень хорошо! Сейчас поговорим! - ответил парень в серой маске.
  Родился он в простой и бедной семье. Его мама даже до некоторого времени и не знала, что вообще беременна. В то время многие и не знали, откуда берутся дети, особенно в возрасте 17 лет. Будучи при молодой матери, настоящей матерью для него стала бабушка, которую он и стал называть мамой. Бабушка, мать и тетка - вся семья. Воспитывать соответственно было не кому - все работали. Ребенок рос сам по себе. Назвали его Юра. Он и сам прекрасно понимал с самых ранних лет, что все в жизни придется делать самому.
  Попав в детский сад, он увидел, что дети обеспечены по-разному. У него нет того, чего ему бы так хотелось, но что есть у других детей. Он понял, что, если он сам не приложит никаких усилий для достижения своих желаний, то они так и останутся навсегда желаниями.
  Самый яркий пример, который он мог бы вспомнить из детства, это машинка с педалями - мечта любого мальчишки того времени, чьи родители, почти все, не могли позволить такой радости для своих детишек. Но для Юры на этот момент это была самая большая мечта, а значит, нужно было делать всё, чтобы она стала твоей.
  В местном парке города Локоть, в котором он жил, именно такие ма-шинки сдавали на прокат. Юре пришлось потратить немало времени, но его детский мозг смог рассчитать абсолютно точно все подробности - кто, когда, куда смотрит, уходит, что делает. И он выждал свой момент. И именно тогда, позвал одного своего более глупого ровесника и просто сказал ему:
  - Тащи!
  Так Юра осуществил первую свою мечту.
  Мальчик рос, продолжая всего добиваться сам. Всё, с чего можно было что-то поиметь, было задействовано Юрой. Игра на фантики, пробки, фишки, в обязательном порядке была отточена им, и, несомненно, приносила ему доход. Выигранные трофеи очень быстро превращались в реальные деньги более неудачных игроков. А с игроками старшего возраста, которые не любили проигрывать младшим, и решавшие свои проблемы проигрышей кулаками, Юра также научился справляться. Против кулака хорош только кулак. С самых ранних годов постоянный посетитель всевозможных секций, Юра всегда мог дать отпор обнаглевшему старшему.
  В школе тоже самое - все сам. Мать сына, никогда не делавшего домашнее задание, только и слышала на родительских собраниях, какой у неё умный и самостоятельный мальчишка.
  Летние каникулы тоже не проходили даром. Однажды Юра решил попробовать подзаработать - взял ведро с водой, тряпку и пошел на заправку. Дело, как оказалось вполне прибыльное. Вскоре Юре даже пришлось звать себе в помощь ещё пару ребят - один он уже не мог справить с потоком машин. А вскоре и вовсе Юре приходилось большую часть рабочего времени ходить и собирать часть со всех работающих на его месте, но при этом он и сам работал. У нашего маленького героя появились постоянные деньги. Настоящим счастьем для его команды оказалось появление возможности работать на авторынке. Здесь их труд был востребован, как нигде. Спрос превышал предложение. За утро - с 6-ти до11-ти - у них получалось срывать каждому тысячи по три. По тому времени, начало 2000-ых, это были весьма хорошие деньги.
  Затем была работа грузчиком, продавцом на рынке, изнуренная работа на пилораме и любимая работа в автосервисе. Мотоциклы! Сказать, что он их любил - ничего не сказать. Он жил этим. Это очень сложно понять. Даже у кого и был мотоцикл, может абсолютно не понимать, что значит жить им. Юре исполнилось 16 лет, а значит пришла пора получать права. Родные отговаривали Юру, мотивируя тем, что это очень опасно. Но все их старания были напрасны. Уже в рваных кроссовках, свои последние деньги, он потратил на учебу в автошколе. Водительские права категории "А" на имя Пазина Юрия через некоторое время были у него в кармане. А спустя ещё некоторое время наш герой смог себе позволить довольно дорогой японский мотоцикл.
  Юра попадал в разные жизненные ситуации. Приходилось ночевать под мостом на полусухом сене, приходилось сидеть за одним столом с миллионерами в равном с ними положении. Были ситуации, когда он садился и клал перед собой миллион рублей, не зная, что с ним делать.
  - Обидеть и унизить слабого, может каждый! - говорил он, - это удел слабых. Так только они поступают. А вот поднять слабого, защитить его и сделать сильным, уже сможет не каждый. В этом заключается сила.
  На основании этого, толи по душевной доброте, толи для доказательства самому себе, он поднимал с колен ребят, которые были по истине слабые, и проталкивал их. Повсюду их за собой водил, все показывал, рассказывал, знакомил со своим окружением, давал им возможность увидеть, как он общается с людьми, что им говорит. Юра направлял их по жизни, создавая для них ситуации, в которых уже они должны были себя проявить. А им оставалось либо поступить так, как показывал Юра, либо по-другому выйти из неё. Юра поднял одного, второго, третьего. И все три раза обжёгся их конечным предательством. С тех пор понял для себя, что доверять людям абсолютно нельзя. Никому! Абсолютно, никому! Даже самым близким друзьям. И вообще не стоит подпускать кого-то близко к себе, настолько, чтобы тот знал о тебе хоть что-то, что могло сыграть в итоге против тебя.
  На основании потерянного доверия Юра также понял, что никогда ни при каких обстоятельствах нельзя просить о помощи. Даже у тех, кто когда-то воспользовался твоей помощью. Однако он не отрицал, что есть люди, для которых ты абсолютно никто, а они тебе безвозмездно помогают, отдавая при этом последнее, в то время как твои знакомые, родные, близкие никто не могут, сильно заняты, нет у них ни сил, ни возможностей, ни денег.
  Только по одной жизни Юры уже можно было писать книги. Чего он только не видел в жизни в свои двадцать лет, ещё даже не окончив университет. И предательства и убийства. Друзья умирали у него на руках. Даже став взрослым, приходилось порой отстаивать свои интересы посредством физической силы. Тренировки по кикбоксингу и тяжелой атлетике стали обязательными компонентами его повседневной деятельности.
  Не забыл про них он и, попав на военную службу по призыву, где ему пришлось в одиночку сломать стереотипы сложившиеся не только в этой части, а и в общем в армии. Он смел посягнуть на самую закоренелую крысу вооруженных сил, отношений внутри коллектива - на дедовщину. Он понял глубокий смысл двойных стандартов армии, когда офицеры всячески выражаются против этой заразы, однако каждый что-то от этого имеет и абсолютно не стремится что-то менять. Юре пришлось бороться, как всегда, в одиночку, постепенно подтягивая за собой других. В итоге после того как порядок был наведен, Юра "чудесным" образом был направлен служить в Сибирь.
  Но самое главное, что Юра ни о чем не жалеет. Он всегда повторял фразу:
  - Что ни делается, всё к лучшему! Главное чтобы была цель. Без неё человек пропадет. Многие думают о том, что им и так хорошо, что вон сидят на тротуаре бомжи, им плохо. И никто из них даже и не задумывается, что среди этих бомжей и нищих есть люди с двумя высшими образованиями.
  - Кто ни рискует, тот не победит! - так он говорил.
  Вернувшись с армии, он незамедлительно пустил в дело участок земли, приобретенный им незадолго до ухода на службу. Собрал простетский забор, нашел где-то в заброшенном колхозе вагончик, привез к себе на участок и стал разводить там овец. Прибыль не заставила себя ждать, вскоре в голове крутились мысли о их правильном применении. И оно, разумеется, нашлось. Настало время, когда денег хватило ещё на один земельный участок. На этот раз Юра решил построить себе дом.
  Он был абсолютно прав на счет фразы, которую любил повторять:
  -Случайности не случайны!
  На сей раз, ему очень пригодились знания, полученные им в Сибири. Там он служил на строящемся объекте, поэтому толк в строительстве знал. Да тем более с его светлой головой разобраться не составило проблем.
  И опять всё сам. Без чьей то помощи. От фундамента и до крыши, от гаража и до сарая, от света и до газа, от огорода и до палисадника - всё сам, всё своими руками. Вскоре у него был свой дом, который стал для него святым местом. Редко кто видел, что внутри. Этого были достойны лишь близкие родственники. Даже друзья там не были.
  - Деньги! Люди готовы на всё идти ради денег! Вот так возьми пачку денег, потряси их перед лицом у человека, чтобы он их видел, и человек твой, он будет согласен на всё.
  Здоровье у Юры было всегда отменным. Спорт был для него больше чем увлечение, скорее смыслом жизни. Он ни курил и почти не пил алкоголь.
  - Я отвергаю всё, что может затмить мой разум! Трезвый ум - вот что самое главное. Но делать на этом деньги? Почему бы и нет!
  Успеха было мало и хотелось большего. Так он одел маску, и все новые связи и отношения происходили только в ней. Об имени Юра уже никто не знал, теперь его звали просто - Дым. Пазин Юра для всех разводил у себя на участке овец, имел с этого деньги и никого не интересовал. А Дым начал бешено набирать обороты в бизнесе, не совсем законном. Вскоре он организовал даже свою группировку, которую все знали, как союз масок, чьим лидером он стал. Вскоре они стали негласными лидерами и руководителями всех крупных организаций в Локте, затем в соседних Навле, Севске, Карачеве, Железногорске. Они не занимались сбором дани, как мелочные бандиты. Действовали, как настоящие предприниматели, некоторые предприятия даже пришлось сначала поднять на ноги, чтобы в будущем поиметь с них прибыль. А со всеми бандами и предыдущими негласными руководителями расправлялись, не жалея. Администрация, прокуратура, милиция ничего не могли сделать - маски были неуязвимы. Никто не знал их настоящих лиц, имен, адресов. Были недоступны даже лаборатория по изготовлению наркотиков, посадка незаконных растений, цех по изготовлению взрывчатки и огнестрельного оружия. Бизнес рос как на дрожжах - теперь целью масок был сам Брянск. Дым со своими масками превратились в мифических персонажей, о которых знали все.
  - Приветствую тебя, толстый! - воскликнул Дым, подходя к упитанному мужику, вышедшему из машины последним.
  - Здравствуй, Дым! - подал руку толстый.
  - У меня сходу просьба - давай без этих тупых понятий и фень, я человек русский, поэтому говорю по-русски, - вежливо попросил Дым.
  - Хорошо, у меня тоже к тебе сразу просьба - давай без прелюдий, сразу к делу! - в ответ предложил толстый.
  - Ещё лучше! Ну что ж, ты хотел поговорить, разговор не телефонный. Я так понимаю, проблемы с Бежицким районом?
  - Да, всё правильно, твои люди продают там наркотики! - сказал толстый.
  - И что? - равнодушно ответил Дым.
  - Я закрыл глаза на то, что половина магазинов на Бежице уже под тобой, и что там впаривают паленку, которую ты непонятно где гонишь! А теперь пришли в наглую твои люди на улицы, вытесняли наших, и у них оружие, тоже ваше, - толстый завелся и говорил уже очень громко.
  - Это бизнес! Мы расширяем границы, - спокойно ответил Дым, - что ты хочешь? У тебя есть предложения?
  - Слушай, кем ты себя возомнил? Что за маскарад? Кто ты? - начал злиться толстый.
  - Я Дым! У тебя есть предложения? - парень в маске был непоколебим.
  - Есть! Ребята, работайте у себя на селе! Брянск занят, это не ваша территория! - воскликнул толстый.
  - Мы предприниматели, а в экономике нет чужих и своих территорий, там есть конкуренция, и у неё есть свои законы, - объяснил Дым.
  - Блин, да кем он себя возомнил? - обращаясь к своим, крикнул толстый, повернулся к собеседнику и продолжил, - ты понимаешь, куда ты ввязался? Это Брянск! И он наш! Мы не собираемся его ни с кем делить! Тем более с тобой!
  - Я всё понял! - ответил дым, - а теперь, я советую тебе и твоим ребятам сесть по машинам и ехать домой!
  - Ты понимаешь, с кем ты говоришь? Мы из Брянска, и ваш Локоть весь раком поставим, если ты меня не понял! - загрубил толстый.
  - Да хоть с Москвы! - крикнул в ответ парень с белой повязкой на лице, - это мы будем вас всех раком ставить!
  - Мы разнесем вам бошки и смоемся отсюда, и этим решатся все наши проблемы, можем так, - достав пистолет, произнес толстый.
  - Ошибаешься! Вы на нашей территории! Если вы сейчас не смоетесь, то будете все перебиты. Ваши тела зароем в этом лесу, а машины, перекрашенные и с перебитыми номерами, уже завтра будут стоять на авторынке, - ответил дым.
  Все происходящее на миг остановилось: ветер перестал качать верхушки деревьев леса, стоящего стеной рядом с местом стрелки, а также трепетных листьев березы и осины, посаженных лесополосой, стрекот поля замолк, звезды перестали мигать, и сердца всех участников встречи замерли.
  В следующий миг события, накопившись, посыпались лавиной - парень резко прыгнул в сторону, окутав фронт встречи густым серым дымом, толстый выстрелил, и все, приехавшие с ним, начали беспорядочно стрелять в сторону, где стояло пять человек в масках.
  Стрельба прекратилась - время, будто остановилось вновь. Люди толстого стали осматриваться по сторонам. Вновь раздались выстрелы, секунды три, и все гости уже лежали на земле.
  Дым рассеялся, запахло порохом. Уши отошли от громких звуков выстрелов, и вновь стали слышны колыхания берез, осин, стрекот поля. На свету фар лежало двадцать трупов. С разных боков на свет вышло пять ребят и одна девушка в масках.
  - Любимый, твой смог постоянно выручает! - сказала девушка вся в зеленом, обняв парня с серой маской.
  - Конечно, занять позицию с фланга намного удобней, если противник этого не видит! - усмехнулся высокий и худой парень с черной маской, - ты это имела в виду, Саранча?
  - Это, это! - подтвердила девушка.
  Итак организация масок: Дым во главе, парень с белой повязкой на лице всегда в классическом костюме - Мистер, девушка с зеленой маской и в зеленом расписном платье - Саранча, она же подружка дыма, парень с черной маской в кожаной куртке - Панк, парень в оранжевой маске и костюме ковбоя - Техас, мускулистый парень в желтой маске, красной футболке, желтых шортах и красных кроссовках - Краб. Прозвища все придумали себе сами. Никто никого не знал, информацией друг о друге владел только Дым. Он никогда не снимал с себя маски, даже оставаясь наедине со своей подружкой Саранчой.
  - Нужно избавиться от тел, - произнес Панк.
  - Ты этим и займешься! - ответил Дым
  - Конечно, только нужно довести их до заветного места, - не спорил Панк, - экскаватор уже там. Давай загрузим их в машину побольше, и ты, Техас, их отвезешь!
  - Да! Грузим их в эту машину! - скомандовал Дым, указав на самый крупный джип приехавших.
  Вскоре все тела были погружены и отвезены на заранее подготовленное место в лесу, где стоял трактор с ковшом. Панк, умеющий управлять такой машиной, быстро вырыл яму, туда закидали гостей из Брянска и зарыли, тщательно замаскировав место. Всё прошло относительно очень тихо, а машины, как Дым и обещал, уже с утра стояли на продаже на автомобильном рынке.
  Встреча союза произошла на следующий день. Дым хотел сказать своим товарищам нечто важное:
  - Ребята, Брянских нам бояться не стоит, сюда они уже не сунутся. Эта информация проверена. Толстый поступил глупо, приехав сюда сам. Слишком самонадеянный.
  - Но почему? Ты же тоже ходишь на все разборки сам! - прервала его девушка.
  - Я хожу на все разборки сам, потому что я фаталист. Я фанатично верю в судьбу и не боюсь смерти, - ответил Дым, - но в принципе ты права - он поступил не глупо. У меня предложение чуть-чуть притормозить и пока не продвигаться дальше в освоении Брянска.
  - Не понял, что значит притормозить? - возмутился Мистер, - это больше похоже на страх перед брянскими фраерами! Ты что испугался?
  - Похоже, что я испугался? Я когда то чего то боялся? - воскликнул Дым, успокоившись продолжил, - причина в другом. Мне нужно уехать, ненадолго! Может быть на месяц!
  - Отпуск? А куда ты собрался? - спросила Саранча, - почему мне ничего не сказал?
  - Потому что уехать нужно мне одному, - объяснил Дым, - когда вернусь, продолжим наше дело. Пока нужно затихнуть. Я сообщу вам, когда вернусь. Не волнуйтесь, ждать не долго. Прикрытие есть у всех.
  Разговор был закончен. Дым развернулся и исчез.
  Проблем со здоровьем у Юры никогда не было. Не давало покоя лишь зрение. Периодически приходилось подлечиваться в клинике соседней Навли. Именно с этим было связано временное приостановление общего дела союза. Конечно, он мог доверить дело своим соратникам, но он не доверял даже им. А пройти курс лечения было обязательно.
  ***
  
  Поселок Навля. Районная больница. Глазное отделение. 12 часов дня. Юру разбудил какой-то шум. Он проснулся как всегда весь в поту, освещаемый коварными и беспощадными летними лучами солнца. Было жарко, отопление работало в больнице на полную. Не помогали даже открытые окна. Если бы больница стояла в лесу, было бы всё совсем по-другому. Ах, как сильно Юра об этом мечтал.
  А шум, тот самый - заселялся в палату новый больной. Больной, конечно сказано круто, как таковых больных здесь не было, но проблемы с глазами были у каждого.
  - Ну и хорошо! - подумал Юра, - кто бы он ни был, прервется моё одиночество в палате.
  Заселялся мужчина лет 60-ти. Ему помогали мужчина и женщина лет где-то под сорок, оказались его дочь и зять, и молоденькая девушка, лет двадцати, как и Юра, их дочь.
  - Папа, как вы здесь будете жить? - спросил зять, - это же просто невозможно!
  - Всё нормально. Это же тебе не Германия! - ответил мужчина.
  Родственники были недолго и вскоре мужчина их проводил. Юра, раскумаренный жарой, снова уснул.
  Спал недолго. Опять встал весь мокрый, ещё и с мыслью о том, что спать уже просто невыносимо. К нему, ещё заспанному, быстро подошел, свежезаселившийся незнакомец:
  - Добрый день, молодой человек! Как ваше здоровье?
  - Да, нормально! Вот лежу, зрение свое лечу! А вы как? Я Юра! - Юра очень был рад, что незнакомец первым завел разговор, так как сам стеснялся почему-то.
  - Я, Виктор Федорович! Ох! Я уже старый человек. Какое там здоровье. А сюда положили, потому что расслоение сетчатки, а это уже серьезно. Моя дочь предлагала мне лечь в хорошую больницу в Германии, где Горбачев лечился, но я отказался.
  - А у вас дочь живет в Германии? - удивленно спросил Юра.
  - Да! Вот приехали навестить меня.
  И Виктор Федорович рассказал историю своей дочери, рассказал про внучку, про себя. Оказалось, что он художник и архитектор. Про Юру он узнал, что тот закончил технический институт с красным дипломом, увлекается спортом, историей, техникой, медициной и многим другим. В общем, понял, что Юре интересно абсолютно всё.
  - Никогда не встречал такого умного молодого человека! - поражался Виктор Федорович.
  - Мне многие это говорят! - похвалился Юра. На самом деле так и было. Юрой гордились многие - родители, родственники, друзья, школа, институт, даже те, кто его просто знал и не завидовал.
  Виктор Федорович тем временем подошёл к раскрытому окну и с ужасом произнес:
  - О, Боже мой! Кто мог так поступить! Это же просто бесчеловечно!
  Он наклонился и достал из под оконной рамы свернутую книгу, которая придерживала раму, чтобы та не закрылась.
  - Это же книга! Да ещё и Новый Завет! - это его очень расстроило. Он пытался выпрямить листы, но ничего не получалось. Тогда он положил её на стол, достал из своей тумбочки пару толстых книг и положил их сверху в качестве пресса.
  Юре стало стыдно. Хоть и не он её туда положил, но он знал, что она там лежит.
  - А ты верующий, Юра? - спросил Виктор Федорович.
  - Да! Вот у меня и крестик есть, - показывая крестик, ответил Юра.
  - Крестик? - разочарованно сказал Виктор Федорович, - это вовсе не показатель веры. Сейчас все носят крестики, и праведники, и преступники. Это больше не символ веры, это больше украшение. А вера должна быть в твоей душе. И если она есть, то Бог тебе всегда поможет, и ты будешь это чувствовать.
  - А вы сильно верите в Бога? - поинтересовался Юра.
  - Интересно ты спросил. Я не то чтобы сильно верю, я точно знаю, что он есть и это неоспоримо. Как много тому подтверждений! Понимаешь - есть универсальная книга, Библия, в ней есть всё.
  - Библия? А вы никогда не задумывались, что вера, это лишь способ манипулирования людьми, - врубил свою жесткую отрицательную позицию Юра, немного в стиле Дыма, - написали, что нужно делать так, сказали, что это истина, и всё - целые цивилизации под контролем.
  - Да, наверное, я в тебе усомнился, - разочарованно произнес Виктор Федорович, - неужели первое впечатление оказалось ошибочным?
  - Нет, не поймите неправильно, я лишь хочу разобраться! - Юра принялся успокаивать пожилого мужчину, - вот знаете, был у меня в институте один преподаватель, он говорил: "Я технарь! Я бога никогда не видел, поэтому и не верю в него. Вот появится он передо мной, я скажу - да, я был не прав, прости меня, пожалуйста, теперь я верю!"
  - Но вот ты веришь во время? - спросил Виктор Федорович, - ты же его тоже не видишь, а оно есть, и ему всё равно, веришь ты в него или нет.
  - Также и Бог?
  - Нет! Богу не всё равно, хотя ты для него капля в море. Он любит тебя. И ему печально, что ты от него отворачиваешься! - пояснил мужчина.
  - Но если он любит нас, то почему наша жизнь в принципе такая тяжелая, столько трудностей, испытаний, разочарований, я не думаю, что люди отвернулись от Него, потому что он надоел, - Юра вошел во вкус, поспорить он очень любил, а если хотел в чем-то разобраться, то вдвойне.
  - Потому что мы грешные! Что заслужили, то и имеем! Ещё Адам и Ева совершили первый грех, тем самым обратив всё человечество на страдания. Наш земной мир - это лишь временное пристанище. Здесь наш дух заточен в наше тело, а тело материально, поэтому обречено на страдания.
  - И в зависимости от нашего поведения и образа жизни мы попадем в рай или ад, да? - продолжил парень.
  - Правильно! - обрадовался мужчина.
  - Честно, прочитав факты средневековой истории, касаемо инквизиции, и даже посмотрев на современную церковь, пропадает вся вера! - сказал парень.
  - Понимаешь, для веры в Бога не нужна церковь! Он всегда с тобой, и вам не нужны посредники. Ты можешь просто сесть и помолиться ему!
  - Но я не знаю ни одной молитвы! - растерянно произнес Юра.
  - Зачем их знать? Ты обращаешься к Богу в произвольной форме. Он говорит на всех языках, и всех нас слышит!
  - Значит вы против церкви? - уточнил Юра, - вы баптист?
  - Я баптист. Нет, ну почему, я не против церкви, - пояснил мужчина, - у нас тоже есть свои церкви. Но это не церковь, не в том виде, в котором ты привык её видеть. Это храм, в котором мы собираемся, зачитываем вслух евангелие, потом обсуждаем.
  Юра задумался и замолчал. Виктор Федорович продолжил:
  - Юра, ты чем-нибудь здесь занимаешься? Как проводишь время?
  - Бегаю, хожу на турниках заниматься, а в остальное время пытаюсь учить немецкий или просто сплю, - ответил парень.
  - Давай эту книгу я заберу себе, - показывая на помятый Новый Завет, сказал Виктор Федорович, - а тебе я подарю такой же, только новый. Будет время, почитаешь, я вижу, тебя заинтересовал?
  Он встал, подошел к своей кровати, заглянул в тумбочку и вытащил из неё такую же книгу, только совершенно новую. Юра был поражен:
  - Честно, вы меня заинтересовали. Думаю, начну прямо сейчас!
  Он открыл завет и принялся его читать. Читал, вникая, разбираясь, а эти строчки перечитал несколько раз:
  
  16 Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.
  17 Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него.
  18 Верующий в Него не судится, а неверующий уже осужден, потому что не уверовал во имя Единородного Сына Божия.
  19 Суд же состоит в том, что свет пришел в мир; но люди более возлюбили тьму, нежели свет, потому что дела их были злы;
  20 ибо всякий, делающий злое, ненавидит свет и не идет к свету, чтобы не обличились дела его, потому что они злы,
  21 а поступающий по правде идет к свету, дабы явны были дела его, потому что они в Боге соделаны.
  
  - Точно написано про меня. Надел маску и, будто войдя во тьму, чтобы никто не видел, промышляю преступными делами. Но ведь Господь всё равно видит. Здесь под светом понимается путь исправления, а под тьмой, путь по которому я уверенно двигаюсь, грешный путь. Но как теперь выйти на путь света, уже столько всего совершено. Есть ли смысл всё исправлять? - задумался Юра, - не думаю, что одной безоговорочной веры будет достаточно.
  Вечером Юра сам заговорил с Виктором Федоровичем:
  - Признаюсь вам честно, что у меня есть недоверие к христианской вере, и связано оно с тем, что когда-то давно я решил прочитать всю Библию. Так вот, когда я прочитал историю Моисея, у меня возникло много противоречий. Вот была в средние века инквизиция, крестовые походы. Я всегда думал, что их деятельность была не от Бога, что она вообще чудовищна. Но прочитав, я узнал, что сам Господь Бог убил всех египетских младенцев, чтобы показать фараону своё могущество. И потом он говорил Моисею: "Все, кто верит в других богов, подлежат истреблению".
  - Понимаешь, Юра! Библию не стоит воспринимать буквально, это очень глубокое писание, понять которое иногда бывает очень сложно. Бог выбрал евреев, как народ, который должен нести веру в него. А препятствия, которые возникали у него на пути, должны были преодолеваться. Истребление не имеется в виду физическое, понимается как истребление их веры. И вообще я тебе советую, начни читать с нового завета, прочитай евангелие от Матвея, Марка и Луки, для начала, если возникнут вопросы, то я с удовольствием тебе на них отвечу, - старика очень радовало продолжение беседы о вере. Он понял, что действительно заинтересовал парня. А мысли о высшем среди молодежи для него вообще были очень редким явлением.
  - Скажите, Виктор Федорович, а никогда не поздно раскаяться о своих грехах и начать новую жизнь - жизнь, в которой Бог всегда будет в твоей душе, - спросил парень.
  - Никогда, я скажу тебе, никогда, никогда, - твердо ответил пожилой мужчина, - никогда, никогда! Даже за пять минут до смерти, даже за две секунды, если ты раскаешься, скажешь: "Прости меня, Господи!", он тебя примет!
  - А где об этом можно прочитать?
  - А вот как раз в евангелие от Матвея, в самом начале, Иоанн креститель говорит об этом. Прочитай! - настоял Виктор Федорович.
  Юра вышел на улицу, сел в парке и, наслаждаясь тенью склонившихся веток ракиты, вечерним воздухом, свежим после дождя, видом и ароматом цветов в клумбе, перебирая ногами камешки на асфальте, задумался:
  - Никогда не поздно начать новую жизнь. Но как он сказал, получается можно всю жизнь быть плохим, а потом за пять минут до смерти во всем раскаяться, и как будто ничего не было? Наверное, такая позиция не правильна! Да чего я вообще парюсь, у меня всё отлично: бизнес налажен, денег полно, меня никто никогда не раскроет. Что мне ещё нужно? К чему все эти мысли? Я сам себя не узнаю, мои жизненные убеждения, казавшиеся непоколебимыми, срываются. Вот так баптист! Неужели я попал под влияние? Просто остановится и ничего не читать! Нет! Интерес давит. Но я же уже начинал, и эффекта никакого не было, лишь подтверждения моих позиций. Меня так просто не сломить - железный холодный рассудок! Значит, прочитаю то, что посоветовал мне Виктор Федорович. Сделав это, я поставлю для себя точку в этом вопросе. Решено!
  Но всем вопросам и сомнениям оставалось жить не долго - первое же Евангелие от Матфея дало ответ на все вопросы.
  - Вот денег у меня полно, и на что они мне? Как написано: "удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие". Богатство нужно приобретать совсем другое, как говорил Христос: "кто хочет жизнь свою сберечь, тот потеряет её, а кто потеряет жизнь свою ради Меня, тот обретет её. Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?". Или как в притче о жемчужине: "Подобно Царство Небесное купцу, ищущего хороших жемчужин, который найдя одну драгоценную жемчужину, пошел и продал всё, что имел, и купил её". И совсем не стоит откладывать становления на истинный путь когда-нибудь на потом, так как написано: "бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа", и именно в тот момент, когда не ждем мы этого, это и произойдет. А тогда уже будет поздно, и произойдет всё как в притче: "и во время жатвы я скажу жнецам: соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их, а пшеницу уберите в житницы мои". Так и мне гореть вечным огнем, если буду ждать подходящего момента. Откладывать нельзя! Пусть я натворил дел грешных, но как сказал Виктор Федорович, никогда не поздно! Быть мне как блудному сыну, вернувшемуся в дом отца своего! Многое мне стало ясным теперь!
   Прочитав все евангелия, Юра заговорил с Виктором Федоровичем:
  - Я прочитал, то, что вы мне советовали!
  - Очень хорошо! И какие для себя сделал выводы? - спросил мужчина.
  - На самом деле на многие свои вопросы нашел ответы. Мне нужно было читать по порядку, а то я начал с Евангелия от Иоанна, и многого не понял, а в Евангелие от Матфея всё становится намного понятнее, а от Луки и совсем всё подробно описано... - начал рассказывать парень, но мужчина его перебил:
  - На многие вопросы даются ответы! А теперь, вот не медли, если уж так увлекся, хочешь разобраться прочитай Деяния Апостолов. Там ты узнаешь о святом духе, который спустился на землю святым апостолам. Слышал о святой троице?
  - А! Ну я точно не знаю! - ответил Юра, стыдясь своего ответа.
  - Святая троица - Бог отец, Бог сын, Бог святой дух! - пояснил мужчина. Там написано, прочитай!
  - Хорошо, Виктор Федорович, только у меня появилось несколько вопросов!
  - Так! Хорошо! Спрашивай! - Виктор Федорович был явно заведен на разговор, ему не терпелось дать ответы.
  - Вот Христос говорил: "будьте, как дети". Что он имел ввиду? - спросил парень.
  - Пойми, дети всё воспринимают своим сердцем. Что скажет им отец, в то они и верят. Это взрослые всё принимают через мозг, через логику. Им нужны доказательства, а ребенку этого не надо, он и так поверит. Поэтому веру христианскую не нужно осмыслять, её нужно принять всем сердцем, как ребенок.
  - Ещё вопрос возник у меня по поводу исповеди. Вот у православных, приходишь на исповедь к батюшке, рассказываешь ему о всех своих грехах, и он от имени Господа прощает их, так? А как это у вас делается?
  - У нас также, только мы сами обращаемся к Богу, стоя на коленях просим простить наши грехи. Но если ты состоишь в вере православной, то конечно тебе стоит раз в месяц приходить к батюшке и исповедываться.
  - И ещё один вопрос. Когда ученики спросили Христа, где приготовить пасху, он ответил им, чтоб нашли человека с кувшином воды. Это никак не намекает на предстоящую эпоху водолея, на конец света?
  - Никак, вообще никакой связи!
  - Мне просто как-то приходилось смотреть фильм, довольно-таки антирелигиозный, и там приводилось много доказательств, того, что Бога нет, и вся религия не имеет никакого смысла. Но только этот фильм хорош для тех, кто никогда не читал Евангелие, потому что после прочтения все опровержения в этом фильме для меня превратились только в доказательства.
  - Не стоит смотреть такие фильмы, читать такую литературу. Их же ,как раз и делают для тех кто не верует, но религиозен - дома у него на стене икона, на груди крестик, а в душе пустота!
  - Спасибо, Виктор Федорович! Вы открыли мне истинный путь и помогаете во всем разобраться! - с душевной чистотой поблагодарил Юра.
  - Я очень рад, что ты понимаешь, принимаешь. Это очень редкое явление среди молодежи, знаешь! Современной молодежи это не нужно, им и так хорошо! - закончил разговор пожилой мужчина.
  Юра и Виктор Федорович лежали в одной палате вдвоем целую неделю. И все их разговоры были о вере, религии, Боге. Юра много чего понял, о чем раньше и не задумывался, а самое главное, что сам стал верить, искренне, без сомнений.
  Вскоре Виктор Федорович уехал - лечение в этой больнице для него было бесполезно. Но время проведенное с ним оставило глубокий отпечаток в сердце Юры.
  - И почему я никогда не обращал внимания на веру, всегда игнорировал её, несмотря на то, что она играет огромную роль в жизни человека. И как без неё я пытался понять жизнь. Не понимаю. Я жил неправильно все это время. Материальные ценности, которые были для меня превыше всего, как оказалось, сущий пустяк. Духовное богатство - вот что важно! Его обрести не так и просто. Буду двигаться в этом направлении. Я навсегда избавлюсь от гордыни и стану смиренным, забуду жадность и стану щедрым, забуду гнев и обрету душевную доброту, на место уныния придет надежда и вера, вместо похоти, самоконтроль, вместо чревоугодия, умеренность и воздержанность, никогда не будет зависти, только любовь. Любовь! Самое главное! Научусь любить! Всех, какими бы они не были, а самое главное Бога, ведь он нас любит, какими бы мы не были! Бог, Господь, если ты меня слышишь, я искренне раскаиваюсь в своих грехах и обещаю исправиться! Я сделаю всё, что могу!
  - Но что мне делать со своей организацией масок? Я сам их сделал безжалостными алчными преступниками, да чего скрывать, я сам безжалостный алчный преступник. Как мне теперь разрушить, то, что создал сам? Просто уйти? Сказать: "Ребята, теперь без меня! Я уверовал в Бога и начинаю праведную жизнь!". Они с ума сойдут. Но тогда моё детище - смертоносная машина зла - останется жить. И они будут продолжать мое дело, но только без меня. Не устраивает меня такой исход. Попробовать преобразовать и их? Объяснить всё, как мне объяснил Виктор Федорович, сказать, чтоб прочитали Евангелие. И просто всё оставить, взорвать завод оружия, лабораторию, отдать все предприятия их законным владельцам. И всем раскаяться! Это кажется мне невозможным! Но попробовать стоит! А если они на это не пойдут? Тогда придется наводить порядок радикальными методами! Что-то подсказывает, что меня ожидают большие трудности! И грехов своих искупить жизни не хватит!
  
  ***
  
  Вскоре и Юру выписали из больницы, и он снова очутился у себя дома - в родном Локте.
  - Соскучился я что-то по родным местам. Вот так вот! Только когда далеко от дома, вспоминаешь про родные места. Если бы никуда не уезжал, и не вспомнил бы, что уже давно не бродил по березовой роще, не бегал по полю. Я так соскучился. Пройдусь, посмотрю, - подумал Юра, вылезая из автобуса. Специально попросил водителя остановить, чтоб прогуляться, поразмышлять, прикинуть примерный план действий.
  Парень прошелся по полю, засеянного пшеницей, чьи колоски своим золотым цветом говорили о скором сборе урожая. А на обочине дороги васильки, его любимые цветы. Никогда никому об этом не говорил, так как считал, что это показатель слабости, но сам прекрасно знал, что прекрасней цветов ничего на свете нет. Вскоре свернул к лесу, проходя лобное место, то самое, где частенько разбирался с неугодными ему. Здесь остановился.
  - Место какое красивое! Справа лес, слева поле. А заряжено таким негативом! Сколько людей здесь было убито? Трудно даже вспомнить! Но я вспомню! Обязательно вспомню и во всем покаюсь! Раньше это место славилось, как самый популярный траходром - везде резинки валялись. А сейчас - гильзы, кровь, мои банки с дымом, использованные. Прочь от этого места!
  Парень пошел дальше и скоро оказался в березовой роще. Там, несмотря на подросшую траву, остались тропинки, меняя которые Юра пересекал заросшие участки, периодически вытаскивая сладкие стебельки из злаков, чтобы потом их пожевать. Роща совсем не спасает от палящего солнца, поэтому приходится из неё выходить и идти рядом, в том месте, где падает тень от деревьев. Так даже лучше, чем идти внутри, наблюдая за беленькими стебельками берез, не нужно задирать голову, чтобы разглядеть, как ветер колышет тоненькие веточки с листвой. А в теньке так хорошо, что невольно хочется присесть или даже прилечь. Дорога не близкая, да и солнце совсем размаривает. Юра, перебирая в зубах сладенький стебелек, присел на засохшую траву.
  - Небо! Как оно прекрасно, когда лежишь на земле и, не напрягая глаза, смотришь на него, голубое, как моря на контурных картах, слегка испачканное сладкой ватой облаков, похожие на материки, - оказавшись в горизонтальном положении, восхищался парень, - это похоже на Африку. Точно! О, а это на Австралию, ну точно карта! А сейчас куда-то пропали, как будто их разорвало!
  А звук! Такая симфония. Трудно даже разобрать, кто конкретно исполняет. Точно знаю - кузнечики, изредка - какие-то птички, а все остальное не понять. Ах! Ну, конечно же, ещё и ветер, не дающий покоя листве деревьев. И самое главное - никакого намека на цивилизацию. Просто блаженство.
  Совсем расслабившись, Юра уснул. И вот, что он увидел.
  Ветер усилился и он встал. Оглянувшись по сторонам, увидел, что к нему на полном ходу бежит всадник.
  - Пастух, наверное, - подумал Юра.
  Но приближаясь, стало понятно, что это не пастух. Незнакомец очень спешил, и совсем скоро стало видно, что он был в сверкающих на солнце доспехах и конь его тоже. Юра оцепенел. Всадник подбежал и закричал:
  - Юра, проснись! - затем развернулся и что есть сил, побежал назад, вскоре скрывшись за лесом. Юра стоял как замороженный, вылупив глаза - наблюдал, но ничего не понимал.
  Не прошло и минуты, как из места, куда скрылся наездник, выбежало пять таких же всадников. Поднимая столбы пыли, они направлялись к застывшему парню. Затем за ними, словно громовая туча, спустившаяся на землю, выбежала целая армия всадников, догоняя первых.
  Вскоре первые пять подбежали и закричали:
  - Юра! Проснись! Скорее!
  Но Юра как стоял, так и стоял, абсолютно без движений. Тем временем армия догоняющих приблизилась вплотную и окружила Юру вместе с пятью всадниками, которые начали отбиваться, заняв круговую оборону. Один из всадников был не на коне, а на медведе, а из спины у него торчали огромные щупальца, как у кальмара, которыми он весьма успешно разил противников, держа в каждой либо меч, либо топор.
  - Проснись! - в очередной раз крикнул именно этот всадник. Но всё было безрезультатно. Тогда он подбежал к Юре и, резко махнув анкасом, который был у него в руках, оставил разрез на его щеке.
  Юра встрепенулся и отошел от столбняка, тут же впав в панику. Это было совсем не похоже на него, особенно после всех ситуаций, в которые он попадал. Всадник, отбиваясь от врагов щупальцами, махнул анкасом ещё раз в направлении лица Юры, и тот проснулся.
  Ветер не спеша колыхал кроны деревьев, трепетали кузнечики, пела изредка какая-то птичка, по небу бродили маленькие облака, не загромождая солнца, так беспощадно пожирающего своим светом всё окружающее. Всё на своих местах. Юра коснулся щеки в месте порезов - ничего нет. Просто сон. Приснится же! Пора домой.
  
  ***
  
  - Юра, я всё время забываю. Откуда у тебя этот шрам? - спросила сестра, пришедшая в гости.
  - Как откуда? Я же тебе сто раз рассказывал! - удивился брат, - в детстве играл с тобой и ударился об швейную машинку.
  - Это я помню. А про другой шрам?
  - Какой ещё другой? - не понимал Юра.
  - Рядом с тем, в виде креста! - пояснила сестра.
  Юра подошел к зеркалу. Действительно, рядом со старым шрамом располагался не маленьких размеров шрам, напоминающий крест. Видно было, что шрам совсем не свежий, как будто ему лет десять.
  - Слушай! Я и сам не помню уже. Забыл, - успокоил сам себя. Про сон уже не помнил.
  
  ***
  
  Этим вечером Юра решил встретиться с друзьями. Настоящими друзьями, теми, кто у него был всегда, теми, кто знал его только Юрой. Давно не виделись. Все в разъездах. А тут такой случай - почти все в сборе.
  Посидели не плохо. Домой Юра вернулся с хорошим настроением. Одно лишь не давало ему покоя. Сидели они на улице под шатром местного кафе лицом к его входу. И в один момент из него стал выходить совсем не трезвый дядя. Не трезвый он был в такой степени, что по ступенькам спуститься просто не смог - свалился лицом об асфальт. Его компания была к нему ближайшей, они все дружно встали поднять бедолагу. Когда тот повернулся, обратив своё кровавое лицо прямо на них, Юре стало не по себе. Странное чувство его охватило:
  - Сладкий клубничный джем или все же томатный соус, который я обожаю мазать на хлеб. Это так аппетитно. А запеченная свиная кровь? Что может быть вкуснее. Я хочу облизнуть его.
  Пока Юра мечтал, ребята подняли беднягу на ноги и отправили по своей дороге.
  - Чего замер? - спросил Дима, один из лучших друзей Юры.
  - Ничего! - опомнился Юра, - а на руке то кровь. Я хочу её.
  Юра лизнул пальцы, на которых осталась кровь.
  Да я так и знал. Этот вкус неповторим. Он чудесен.
  - Юра! - опять крикнул Дима, - ну иди уже к нам. Под впечатлением что ли?
  Да, теперь дома, оставшись один, он под впечатлением!
  - Что это было? Почему при виде крови я почувствовал жажду, голод. Зачем вообще я попробовал её на вкус. Это же был какой-то алкаш. А я его кровь пробую. А самое страшное, что она мне понравилась. Да, она замечательная.
  Засунул в рот пальцы пощупать зубы.
  - Да ну, что за глупости. Это сказки. Я не могу быть вампиром. Лягу ка я спать.
  Уснул. Утром об этом уже и не вспомнил.
  
  ***
  
  - Опять я одеваю эту маску, - вслух сказал Юра. Настало время встретиться и со своей преступной организацией - в ней я совершал самые ужасные поступки. Но по-другому я не могу, исправлюсь сам, исправлю маску. С другой стороны, она всегда приносила мне удачу. Надеюсь, эта примета останется. Хотя стоит ли верить в приметы - на всё воля Божия! Как он решит, так и будет. Решит простить меня, и всё получится. Я сам себя простить не могу, и на его месте не простил бы.
  Вскоре все были в сборе.
  - Дым, мы уже соскучились! Эти две недели длились очень долго! Пора ехать в Брянск! - начал разговор Мистер.
  - Мистер, Саранча, Техас, Панк, Краб, нам пора остановится! - спокойно ответил Дым, - нам не нужен Брянск.
  - Что? И об этом ты думал две недели? В чем дело? Почему это он нам не нужен? - в недоумении спросила Саранча, - ты что испугался?
  - Не в этом дело! Да и сама знаешь, я не верю в страх! Какие разговоры! - воскликнул Дым, - я о другом. Нам не нужен ни Брянск, ни Севск, ни Навля, даже Локоть нам не нужен!
  - Я знал! - засмеялся Техас, - две недели не прошли даром! Дым замутил что-то настолько крутое, что эта провинциальная мелочь нам теперь точно больше не нужна!
  - Неужели? - восхитился Мистер.
  - Нет, ты ошибся! - ответил Дым, - и я не шучу! Я совсем о другом.
  Все замолчали и, нахмурив брови, уставились на Дыма.
  - Вот скажи, Краб, чего тебе не хватает в жизни? У тебя есть дом, машина, свое официальное дело, которое приносит хороший доход, женским вниманием ты не обделен? Чего тебе не хватает? Чего вам всем не хватает? Вот воздух, он везде, он общий, дышите, ради него не нужно никого убивать. Вода, еда, разве вам их когда-то не хватало, ради них нужно кого-то убивать? - начал свою речь Дым.
  - А что нужно было тебе всё это время? - спросил Краб.
  - Деньги! Власть!
  - Ну вот, ты сам ответил на свои вопросы, - усмехнулся Краб, - ради них и приходится убивать!
  - А зачем они? - спросил Дым.
  - А тебе они были для чего? - вновь спросил Краб.
  - Не знаю, это как игра, только очень жизненная. Но любая игра должна иметь конец. И, верите или нет, эта тоже имеет конец, такой же с титрами и веселой песенкой. Только он не у всех такой. Чаще более похож на надпись: "Game over!". И главная ошибка - всеобщее заблуждение - многие думают, что титры с песенкой появятся, когда будет очень много денег и власти. На самом деле, именно для них всегда появляется надпись: "Игра окончена! Вы проиграли!", - объяснил Дым.
  - Что за притчи? - в недоумении спросила Саранча, - ты можешь выражаться понятней? Что ты хочешь нам сказать?
  - Я хочу сказать, что нет смысла в материальных ценностях, людских богатствах, ведь, сколько их не копи, насыщения не будет. Они как вода - чем больше пьёшь, тем больше хочется, неужели вы по себе это не чувствуете? Необходимо обрести духовное богатство, в нем услада! Только обретя духовное богатство, появятся победные титры игры, под названием жизнь.
  - В тебя что, церковный демон вселился? Ты не Дым! - доставая пистолет, воскликнул Мистер.
  - Ну, попробуй выстрелить! - спокойно сказал Дым, - я же знаю, что он сейчас не заряжен. Мы договаривались, что на наших встречах пушки без снарядов. У кого-нибудь ещё есть сомнения по поводу меня? Или вам всем назвать ваши настоящие имена?
  Этого они боялись как огня. Настоящие их имена знал только Дым. Информацией друг о друге никто не владел - одна из аксиом союза.
  - Ты не можешь этого сделать! - закричала Саранча.
  - Не могу! Но имею возможность! - ответил Дым, - итак! Мои предложения - мы выдаем властям местонахождения оружейки, лабораторий и плантаций, а ещё лучше взрываем сами всё это на воздух, оставляем себе по делу, желательно не приметному, остальное отдаем тем, кто владел бизнесом первоначально.
  - Да что случилось с тобой? - закричал Мистер, - ты сам себя слышишь?
  - Скажу честно - я прочитал Евангелие, многое пришлось переосмыслить, - ответил Дым.
  - Евангелие? Не ты ли говорил нам, что религии придуманы для более легкого управления народами? - зацепился Краб.
  - Признаю, я! Это не правда! Это было всего лишь моё мнение! Никаких доказательств нет! Только наоборот! - печально ответил Дым.
  - Что наоборот? Какие доказательства, что Бог есть? - спорил Краб.
  - В этом вся наша проблема. Мы ищем, ждем знамения, нам нужны доказательства, всё должно подчиняться законам природы и законам логики. Не будет этого! - воскликнул Дым, - мы должны принять это своим сердцем, поверить, как верит маленький сын своему отцу. Почему он не ждет доказательств? Почему он не ломает голову, правда это или нет? Да и станет ли отец сыну своему внушать мнимые истины? Какими бы мы взрослыми не были, и какой бы у нас ни был уровень IQ, для отца нашего небесного мы всё равно останемся наивными глупыми детьми, и он будет предносить нам только истинную истину.
  - И как он её нам преподносит? Что-то я её совсем не чувствую! - воскликнул Краб.
  - Господь посылал на землю пророков, послал своего сына, через них изложил он свою волю. Открой Библию и прочитай! О чем ты мне говоришь? Не чувствуешь? Ты никогда и не хотел почувствовать! Разве не так? - крикнул Дым. Краб замолчал.
  - Что случилось с тобой, милый? - тихонько спросила Саранча, положив руку на плечо парню в серой маске, - я надеюсь, наши отношения ты не пересмотрел?
  - Пересмотрел, - ответил Дым, убирая её руку от себя, - наши отношения заключались только в сексе, никакой любви, никаких отношений, никаких обязательств!
  - Вообще то, я люблю тебя! - закричала девушка в зеленой маске, - а ты пользовался мной как хотел!
  - Твоя инициатива! А она, как знаешь, наказуема! - вторгся в разговор Панк.
  - Заткнись! - крикнула на того Саранча, обернулась к бывшему милому и продолжила, - ты, праведник! Пользовался мною, значит, по твоим законам должен на мне жениться!
  - Если следовать твоей логике, то я должен жениться на целом гареме. Не одна ж ты у меня была! - ответил Дым.
  - Ублюдок! - закричала девушка.
  - Смотри, как красиво говорить научился! - с хитростью вызывающе заговорил Мистер, - знаешь, Дым! С тобою, или без тебя, мы продолжим свое дело! Замечательно справимся!
  - Он ведь нам не нужен! - поддержал Техас, - в принципе! Конечно заслуга твоя, Дым, в том, что мы имеем, но если дела такие теперь...
  - Это не заслуга, это моя огромная ошибка! - перебил его Дым.
  - Мы без пушек, но это не страшно. Тебе с нами в рукопашную не справиться, ведь так ребята? - бодро вскрикнул Мистер, доставая из-за спины настоящий самурайский меч, спрятанный под пиджаком.
  - Так! - энергично поддержали его остальные кроме Краба. Саранча закинула в рот несколько шариков с едкой смесью и достала огромный нож, Панк достал нон чаки, Техас схватил бейсбольную биту, висевшую на поясе, Краб стал в боевую стойку - все окружили предателя. Он же раздвинул руки и кругом повалил дым.
  - Вали его! - крикнул Мистер.
  Дым резко выпрыгнул из своего облака и нанес мощный удар ногой в грудь открывшегося Краба. Тот упал навзничь. Дым повернул голову в сторону - на него неслась бита. Успев пригнуться, услышал мощный треск, а затем дикий крик - под покровом дыма Техас зарядил Саранче битой прямо в челюсть, а оттуда, наперегонки с зубами, вылетела распыляющаяся едкая смесь, которая аккурат попала в глаза Панку. Но вот снова удар битой, и на этот раз Техас попал по ногам парня в серой маске. На этот раз на земле оказался Дым.
  - Ну, вот и всё! - прошептал Мистер, прижав острие меча у груди Дыма. Ситуация безвыходная. Парень закрыл глаза, произнося: "Прости меня, Господи!" И тут раздался глухой звук. Лежавший парень открыл глаза, дым рассеялся, перед ним стоял Краб, по обе стороны от него лежали Мистер и Техас, страдающе держась руками за головы. Дым смотрел на Краба, понимая, что идея рассказать им всё как есть, попытаться их исправить, не была напрасной, что отчаяние в момент их нападения было ошибочным. Он не знал, что в душе у этого парня в желтой маске, но одно он понял - искра там есть.
  Краб наклонился и подал ему руку. Дым охотно схватил руку товарища, и тот помог ему встать.
  - Зачем ты это сделал, Андрей? - очень тихо спросил Дым.
  - Ты прав! - ответил он, - всё, что ты сказал - правда! Я тебе верю!
  - Я очень рад! - сказал лишь Дым.
  - Посмотри на них! - показывая на лежащих, произнес Краб, - мы можем прямо сейчас покончить с ними, пока есть такая возможность.
  - Я мог изначальна со всеми вами покончить, даже не вступая в разговор, - ответил ему Дым, - но тогда и ты лежал бы здесь мертвый. По-твоему я поступил глупо?
  - Но сейчас-то во всем разобрались! - ответил Краб, - они не хотят принять истину, о которой ты говоришь.
  - Все люди разные - одному говоришь, и он всё понимает с первого раза, другому, только со второго, третьему, с десятого, - объяснил Дым, - да и не могу я больше убивать! С меня хватит! И тебе не позволю!
  - Я пока ещё многого не понимаю, думаю, ты поможешь мне разобраться. Скажи пока одно - что есть судьба? - спросил Краб.
  - Этого я сам не знаю! С этим придется разбираться вместе! - ответил Дым, - идем отсюда!
  - Я приехал вместе с Техасом, на его мотоцикле, - сказал Андрей, так звали Краба.
  - Хорошо, садись ко мне, - позвал Дым, присаживаясь за руль своего байка, - мне следовало, конечно, всё обдумать, а потом встретиться с тобой. Но, хорошо, давай попробуем что-нибудь обсудить сейчас.
  Андрей сел к Юре и они уехали. Вскоре они были посреди поля на берегу местной речушки Неруссы, сквозь чистые воды которой отлично просматривался донный песок, косяки блестящих мальков и редкие водоросли. А на берегах ива, закрывающая доступ к речке вместе с порослями крапивы. Но это место полностью пустое, даже трава редкая и совсем высохла, небольшой скат, песчаный берег и всё - вода, здесь мог бы быть неплохой пляж, но разве только для детей дошкольного возраста. Перейти в этом месте речку и намочить колени - только если постараться. Поле кругом уже совсем желтое - нескошенная высокая трава заполонила его, говоря о наступлении осени и новых переменах.
  - Пока мы ехали, я думал о твоем вопросе, - начал Юра, - я на самом деле не знаю пока, что же такое судьба. Как сам думаешь?
  - Не знаю! Всё время вспоминаю случай. Был у нас парень на улице Максим, так он разбился на мотоцикле. И после этого очень долгое время о нем все вспоминали - классный парень был, душа компаний. И говорили, что такая у него судьба, что если суждено сгореть, не утонишь, и прочее из этой же области. Получается - всё предрешено? И то, что я поступил там именно так, тоже? Какой тогда смысл жизни? - ответил Андрей.
  - На всё воля Божья! - сказал Юра, - но мне кажется это не так. А ещё мне кажется, что в Библии по любому об этом написано. Я же так мало прочитал! Там есть ответы на все вопросы. И поступил ты так, не потому что это предрешено, или ты чувствовал, что тобой кто-то управляет?
  - Нет! У меня были сомнения, но после твоего удара ногой, я принял окончательное решение и поступил так по своей воле. А может быть такое, что наша воля, разум, мысли тоже подчинены судьбе и там тоже всё прописано?
  - Какой тогда смысл?
  - Вот и я о том же! - заключил Андрей, затем вспомнил, - слушай, Дым, не пора ли нам уже снять маски!
  Этот вопрос ввел Юру в недоумение. Кто знал Юру, не знал Дыма, кто знал Дыма, не знал Юру. Он молчал, не давая ответа.
  - Вообще-то я тебе жизнь спас! - обиженно воскликнул Андрей, сняв свою маску. Но ответа всё равно не было, - я так понял, ты решил покончить со своим прошлым. Так покончи с ним, сними её! Теперь я твой союзник!
  - Да я решил с этим покончить! Но пока я не покончу с тем злом, что создал сам, маску не сниму! - ответил Дым.
  - С моим злом ты покончил! Я тебе доверился, так и ты поверь мне! - воскликнул Андрей, - снимай же!
  Юра вновь замолчал. Он пытался придумать какое-то оправдание, но в голову лезли мысли, говорящие, что его друг прав. Андрей тоже молчал, смотря, нахмурив брови, на сбитого Дыма. На несколько секунд картина замерла, после чего Дым склонил голову и снял маску, сказав:
  - Ты первый...
  - Юра! Ты же Юра! Живешь на Тютчевой в конце возле маленького леса! - восхитился Андрей, - никогда не подумал бы! Хотя, раньше ты был везде, а в последнее время стал ниже воды, тише травы, как будто исчез! Теперь понятно куда!
  - Я снял маску, потому что тебе доверяю. Я верю, что ты также как и я стал на путь исправления. Пойми, грехов мы наделали столько, что я сомневаюсь, что Господь простит их нам, но постараться стоит. И нам предстоит не только покончить с нашим преступным миром, и я не имею в виду физическое истребление наших бывших союзников, нам предстоит покончить с преступностью наших душ. И это будет сделать, может быть, даже труднее. Я не буду говорить тебе, что делать, решать тебе, но раз уж я открылся перед тобой, показал тебе свое лицо, то слушай моего совета. Ты увидишь, что и я уже не тот, какой был вчера. Мне предстоит покончить со своей алчностью, жадностью и злостью, хотя я сделал многое. А тебе и напоминать не обязательно обо всех твоих проблемах. Но я скажу, чтобы тебе слух резало и самому становилось стыдным. То чем раньше восхищался и ты хвалился всем подряд, стоит прекратить и раскаяться в этом. Я говорю о твоем блуде. Сколько женщин было у тебя? И каких разных! Проще спросить у тебя, каких женщин у тебя не было, чем было? И в ответ услышать молчание, так как ты перепробовал всё, так как разврату твоему нет предела. И сколько не ублажал ты себя, скажи, насытился ли ты? Молчишь! Потому что нет насыщения плоти! И ты теперь сам об этом знаешь! Но я говорю, насыщение есть только духовное, и оно приходит раз и навсегда, оно не переваривается как пища, и не выплескивается как гормоны.
  - Но это ж как зависимость! - оправдывался Андрей, - тело просит, умоляет! И ему тяжело отказать!
  - Тело? Что ты мне рассказываешь! - воскликнул Юра, - для тебя это моральное удовлетворение! Или ты никогда не имел женщин по нескольку раз в день, когда твоё, как ты говоришь, тело уже делало это с трудом? Для тебя важны галочки о проделанной работе, о завоеванных женщинах. А от женского внимания ты вообще с ума сходишь! Ради этого накачал себе тело, красивей чем у самого Геркулеса, и постоянно находишь повод, чтобы продемонстрировать его всем окружающим, вызывающе одеваешься, строишь всем глазки, улыбаешься. Ты даже место для тренировок выбрал себе на школьном спортивном городке, куда выходит половина окон. Оголяешь свой торс и демонстративно занимаешься на турниках, ожидая, когда старшеклассницы облупят вся окна и будут махать тебе руками, что-то восхищенно выкрикивая в твой адрес. Тебя никогда не интересовали школьницы, но их внимание. Да и они хотя взрослеют быстро, имея свои первые сексуальные фантазии связанные, конечно же, с тобой. О, ты одержим этой мыслью! А не забыл ли ты, что у тебя есть жена, брошенная тобой? И что бы ты мне не говорил о её характере, причина в том, что с ней нет того разнообразия о котором ты просто бредишь! Что ожесточило твоё сердце? Я знаю, как называют тебя твои близкие друзья - Халк! Потому что в ярости ты превращаешься в зеленого монстра, крушащего всё вокруг, которого невозможно успокоить, пока он не расшибет себе лоб. Знаешь от чего это? Нет ответа? А я скажу! Ты не можешь самореализоваться. И твоё представительство в организации масок только усугубляло положение. Ты ненавидел эту работу, но соблазн был велик - деньги лились рекой, а для твоей распутной жизни это было необходимо. Ты же всегда хотел писать стихи, ты и пишешь их, но редко, всегда трудно начать. А вот теперь скажи, что ты чувствуешь, когда пишешь?
  - Облегчение! - подумав, ответил Андрей, охватив руками склоненную голову.
  - Верно! Это и есть удовлетворение! Ты чувствуешь себя возвышенным, хотя твоё тело ничего извне не получало. И женщин в этот момент тебе не хочется, и свое накачанное тело показывать никому нет желания. Но хочется уже другого - признания, похвалы. И ты же её получаешь! Много людей, кто читал твои стихи, сказали, что они плохи?
  - Мало, но такие были!
  - А ты и руки опустил! Сколько людей, столько мнений! Ты любишь классическую музыку, панк её вообще не переваривает. Это же не значит, что она плоха, согласись! У тебя же доброе сердце, а это самое главное. Все твои проблемы лежат на поверхности души и с ними можно бороться, да и сам ты, я вижу, сожалеешь о содеянном.
  - Да если честно, я всегда сожалел. Каждый раз после очередного контакта с женщиной, после того как произошел выплеск гормонов, во мне просыпалась совесть.
  - Мы все грешны, не может человек быть без греха, но мы должны покаяться и нам будет все прощено. Бог наш Иисус умер за нас, праведный за неправедных, чтоб очистить нас от греха, и мы должны верить в него как дети, верят своим отцам, без сомнения, и любить его сильнее, чем любим отцов наших. Но не только его. Христос сказал нам любить всех, даже своих врагов, больше чем самого себя, и прощать. Ты обижаешься, я знаю, на некоторых людей, сделавших тебе подлость. И обида твоя принципиальна - ты поклялся, что никогда не простишь этих людей. Но Христос сказал, что как мы прощаем людей, так и Господь прощает грехи наши. Какую бы сильную обиду тебе не причинили, она не сравнится даже с самым пустяковым грехом, потому что у греха нет классификации, он всегда тяжек. Поэтому прощай этих людей, не на словах, но в сердце.
  - Откуда ты всё про меня знаешь? Тебе видна была моя жизнь, как и всем, но как ты залез в мою душу? - недоуменно спросил Андрей, восхищаясь его словами.
  - Я всех вас, бывших моих союзников по грязным делам, знаю как себя. Хотя себя я совсем не знаю. Я видел вас насквозь, все ваши проблемы, практически читал ваши мысли. Для меня это было что-то вроде увлечения, - пояснил Юра.
  - Если ты так хорошо знаешь их, то нам будет проще покончить с ними, - сказал Андрей.
  - Нам нужно не покончить с ними, но покончить с их делом. Мы не можем причинять им вред, так как Христос сказал, чтобы молились и благословляли наших врагов в ответ на все их помыслы, так как это угодно Богу, и за это нам потом воздастся на небесах. А для нас, столь грешных людей, это будет испытание по заслуге - мы должны сделать так, чтобы Мистер, Техас, Панк и Саранча стали на путь истины, бросили это грязное дело и покаялись, вникнув в учение Иисуса Христа и приняв его законы всем сердцем.
  - Ты, зная их как облупленных, веришь в это?
  - Я верю, что сын Божий нам поможет, и буду просить об этом каждый день, - ответил Юра.
  - Но как мне просить прощение за все мои грехи? Мне двадцать четыре года, и я никогда не исповедовался, я никак не смогу вспомнить все свои грехи, даже если очень захочу! - разводя руками, спросил Андрей.
  - Да! Грешного человека грех затягивает! Но нужно покаяться всем сердцем и попросить Бога. Сын Божий, Иисус, пролил за нас кровь, тем самым очистив род человеческий, он принес себя в жертву Богу. И никогда не поздно стать праведным человеком и жить по законам Божьим, которые заповедал нам Христос. Он говорил притчу о сыне, который потребовал у своего отца часть имущества. Отец дал ему, и тот ушел от него и растратил всё имущество, стал бедствовать, носил обноски, жил со свиньями, а потом вернулся к отцу. Отец был очень рад его возвращению, устроил праздник и даже велел заколоть лучшего ягненка. Так и Господь принимает нас, когда мы становимся на путь истинный. Но это не означает, что можно с этим повременить - пока молодой погулять, погудеть, а потом как состаришься, так и вернуться к Богу. Ещё раз говорю, грешного человека грех затягивает, и в старости уже не сможешь остановиться грешить. Тем более и жизнь совсем не предсказуемая, откуда нам знать, что будет завтра. Сегодня ты уснул, а завтра можешь и не проснуться, тогда уже поздно будет просить о прощении. Да и сам Христос говорил: "Бодрствуйте!". В том смысле, что скоро конец царствия нашего Земного, и одному Богу известно, когда это произойдет, поэтому нельзя откладывать.
  - Я всё понял! Но и что мне теперь делать? - спросил Андрей.
  - Для начала прочитай Евангелие, чтобы я не был голословным. Там ты увидишь, что всё сказанное мной - правда. У тебя доброе сердце, но убей в себе все блудные мысли, займись поэзией и с Божьей помощью ты обретешь душевное наслаждение и проси прощение у своей жены.
  - Это очень сложно! Ты ведь правильно сказал - моё сердце действительно ожесточилось, я и сам давно хочу от этого избавиться, но ничего не помогает, - удивился Андрей.
  - Это только начало! - ответил Юра, - представь, как мне было тяжело принять такое решение всё бросить, прийти к вам и рассказать об этом. Но я переборол все страхи и сомнения, принял решение и, как видишь, не отступился. В Боге ты найдешь умиротворение. Более того ты должен стать моим союзником снова, так что тягость эту разделишь вместе со мной. Я не заставляю тебя, но ты должен понять, что это теперь наше бремя, мы не можем всё бросить и спокойно уйти.
  - Я с тобой, Юра! Можешь на меня рассчитывать! - уверенно сказал Андрей, - и у меня уже есть предложения. Давай сегодня ночью подожжем оружейку, взорвем лабораторию и спалим все посевы дури, пока на это есть время.
  - Они нас будут там ждать, во-первых; во-вторых, это только ожесточит их; а в третьих, могут пострадать невинные люди. Мы должны решить всё миром, хоть я пока и не представляю как! - огорченно произнес Юра.
  - Тогда думай сам! - разочарованно сказал Андрей.
  - Хорошо! Но и ты подумай, это наше бремя, и одному мне не справиться. Я очень благодарен, что ты услышал меня, и что спас меня. Видимо не пришло ещё моё время! - с улыбкой сказал Юра и обнял Андрея, - а сейчас поехали домой.
  Юра достал из-под сиденья мотоцикла сменную одежду для себя и Андрея, средства маскировки мотоцикла, они переоделись и направились в сторону дома. Переодевание и маскировка были обязательными, ведь многие знали мотоцикл и внешность Дыма, и также многие знали мотоцикл и внешность Юры. Серый плотный костюм сменился легкими кроссовками, шортами и ветровкой, а маска осталась под сиденьем. На шлем был наложен верхний слой синего цвета с пестрыми надписями типа: "Street Racer". Также наложен верхний пластиковый слой на бак мотоцикла и имитационный слой на двигатель и агрегаты, колпак на фары, накладки на колеса и всё - абсолютно другой мотоцикл. Андрей одел грязное трико и свитер, в которых Юра чинил мотоцикл, потому что другой одежды не было.
  - Можешь одеть мою чистую одежду, - сказал Юра, протягивая другу свои шорты и ветровку.
  - Я не брезгую, это лишнее, - ответил Андрей, потом добавил, - да ты просто мастер конспирации!
  - Поэтому меня никто никогда не вычислит! - довольно ответил Юра.
  Он довез друга до его дома и поехал к себе.
  
  ***
  
  Зайдя в дом, он не успел переодеться, как ему кто-то позвонил с неизвестного номера:
  - Привет! - сказал кто-то милым женским голосом с того конца.
  - Привет, Лен! - неуверенно ответил Юра. Голос показался ему знако-мым. Он подумал, что это одна девчонка, которая училась на год младше его в школе. Он почти с ней не общался, но голос был ему знаком.
  - Ха! А вот и не угадал! - насмешливо ответила девушка.
  - Я разве ошибся?
  - Да! Мы не знакомы! Вот я и позвонила, чтобы познакомиться!
  - Познакомиться? - удивился Юра. Давно у него не было интрижек с противоположным полом. Хотя серьезных отношений желал уже давно, - я так понимаю, как меня зовут, ты знаешь?
  - Знаю! Ты Юра! - говорил милый голосок.
  - А ты!? - ожидая услышать продолжение, спросил он.
  - А как бы тебе хотелось, чтобы меня звали?
  - Маша! - выдал первое имя, пришедшее на ум.
  - А почему Маша? - недовольно спросила она.
  - Потому что есть сказка про Машу и медведя, - пояснил Юра, - меня называют медведем, а ты будешь Машей.
  - Нет, мне так не нравится! - огорченно сказала она, - я Даша!
  - Даша? А я точно тебя не знаю?
  - Точно! Я в техникуме нашем учусь! - сказала Даша.
  - Ну, в принципе, может быть!
  - Вот мы и познакомились. Давай потом созвонимся! - сказала она.
  - Давай! Если тебе только это нужно было! - многозначно произнес Юра, подумав, что она, видимо, хотела ещё чего-то, но он ей не понравился, поэтому она хочет по-быстрее закончить разговор и больше никогда не звонить. Его это никогда не задело бы, но сейчас почему то он преждевременно расстроился. Голос показался ему таким сладким, что он не остался безразличен.
  Разговор закончился. Юра взял Библию, открыл на странице с закладкой и принялся читать Послания Апостола Павла. Ответы на сложившееся вопросы он хотел снова найти в священной книге.
  - Я же так до сих пор и не исповедался, не покаялся в своих грехах. Когда мне найти время посетить церковь? Нужно подготовиться. А то ещё в школе помню, мать водила в церковь, не знал, что и сказать на исповеди, хотя грешен был. Но сейчас как вспоминать то всё? Попробую записать всё на бумаге. Начнем. Было такое, что сомневался о существовании Бога, более того, даже не верил и отрицал. Как стыдно сейчас! Смотрел антирелигиозные фильмы и верил им, там же сделано всё для дураков, которые никогда не читали священных писаний, и одновременно верили пустым словам атеистов. Прости меня, Господи! Было и такое, что неуважительно относился и к родителям, и к сестре, и к другим родственникам, а что говорить про всех остальных, кого я вообще ни во что не ставил никогда, ходил по головам, а когда пришлось взять в руки пистолет, то взял его и на деле рука не дрогнула. Скольких я убил, кто становился на моем пути? Придется вспомнить всех! Тяжело! Но я это заслужил! Прости меня, Господи! Как ни странно, но я вспоминаю! Да я всех помню, точно, каждый случай, как будто только что пережил! Даже не думал, что память меня не подведет! Спасибо, Господи, что освежаешь мою память, дабы помочь мне искупиться перед Тобой! Это же были живые люди, у них наверняка были у кого семьи, родители, да просто любящие люди. Тогда я не разбирался, а сейчас жалею! Всю жизнь учил себя, никогда ни о чем не жалеть, а сейчас жалею, всем сердцем, и это так больно! Моя алчность не знала границ, богатств было мало, не отказался бы и от мирового господства. Но это по силам только самому Тебе, Господи! Как я мог на это претендовать? Глупец! И возомнил себя чуть ли не равным Тебе, не веря в Тебя! Сама гордость за все свои достижения и ненасытность. Как же мне не хватало Тебя в своей жизни! А про распутных женщин и про распутного меня? Андрея упрекал, а сам недалеко от него ушел. И что самое интересное я тоже помню всех, никогда не помнил, а сейчас помню! Спасибо, Господи! Прости, Господи!
  Как по волшебству Юра вспоминал все свои грехи и просил за них прощение. Вспоминать пришлось долго, но когда закончил, почувствовал невероятное облегчение, лег и моментально уснул.
  Утром разбудило, пришедшее на телефон сообщение с текстом: "Доброе утро, мой медвежонок! Как спалось? Твой котенок"
  - Не понял! Вот это дела! Медвежонок, котенок. Ха! Ну и ну! - воскликнул парень.
  Ответил ей: "Доброе утро, КОТЕНОК! Мне спалось хорошо. А тебе?"
  Тут же пришел ответ: "Мне очень хорошо! Думала о тебе".
  - Ну и дела! Ничего больше писать не буду, - довольно решил Юра.
  С хорошим настроением и поспать побольше не получилось. Хотя даже и пытаться не стоило - вскоре зазвонил телефон Дыма. На самом деле телефон с его номером висел высоко на дереве в лесу с незаметным аккумулятором, соединенным с солнечной батареей, для того чтобы средство связи работало постоянно, а вызов ретранслировался на телефон, который был у него при себе. Ещё одно средство конспирации - вычислять его местоположение по телефону было бессмысленно. Юра посмотрел, кто звонит - экран выдал надпись - "Краб". Юра испуганно поднял трубку и сказал:
  - Да!
  - Это я, Дым! - тяжело вздохнув, произнес Андрей. Он не стал называть его по имени, так как это было не безопасно, не было уверенности, что их номера не прослушиваются их бывшими соратниками или спецслужбами.
   Этот тяжелый вздох усилил опасение Юры, он занервничал:
  - Что случилось, говори?
  - Это не телефонный разговор, - медленно произнес Андрей, - нужно встретиться.
  - Прямо сейчас выходи на стадион возле второй школы, позанимаемся на турниках. Погода ещё хорошая, осень только началась, - решительно сказал Юра, - только выходи прямо сейчас! Ты понял?
  - Да, я уже бегу, - покорно произнес Андрей.
  Юра быстро оделся, выскочил на улицу, оседлал своего железного коня и помчался на стадион. Он волновался всё сильнее и сильней, но объезжая стадион не мог не обратить внимания на посаженные по его периметру тополя, липы, клены и белые акации, по-сентябрьски раскрашенные в горячие цвета: золотой, красный, оранжевый, смешанные друг с другом, переходящие один в другой. Юра заехал на стадион. На турнике подтягивался Андрей, завидев приехавшего друга, спрыгнул и встал как статуя. Юра быстро пошел к нему, но время будто замедлилось - в пятидесяти метрах стоял Андрей, на пути к нему турники, рукоход, лабиринт, шведская стенка, и кругом, носимые ветром, словно денежный ливень, падают листья, беспощадно сбивая нависшую кругом паутину.
  - Плохо сейчас уже на улице заниматься, - вроде как с улыбкой начал Андрей, - пауки оккупировали все снаряды, не залезешь. Пора перебираться в спортзал.
  - Ты что пауков боишься? - не начиная темы разговора, спросил Юра.
  - В общем, - опустив голову, тяжело произнес Андрей, - я дурак, тебя вчера не послушал и сделал по своему, - опять тяжело вздохнул, помолчал и продолжил, - я вчера всё-таки ночью поехал в Веребск на оружейку, - и снова замолчал, ожидая реакцию Юры.
  - Ну не молчи, продолжай, что ты наделал, - воскликнул Юра.
  - Я хотел поджечь кладовую с патронами и порохом, чтобы там всё разнесло, пока там всё равно никого не было. Приехал, меня встретил сторож, я сказал ему, чтоб шел домой, его смена окончилась, он ушел. Зашел внутрь, а там, как ты и говорил, уже ждал нас Техас. Он сидел на стуле, наставив на меня пистолет и улыбался. Я замер, никогда так глупо не попадался. Тогда он шепотом спросил меня: "Ты же не один?". И я понял, что у меня есть шанс - ему нужен был ты. Положительно кивнул ему головой. Он сказал: "Позови, чтоб он зашел!". Я крикнул: "Заходи, Дым, здесь никого!". И в этот момент дверь открылась, и с улицы реально повалил дым, настоящий серый. Техас выстрелил, но там никого не было. Тем временем комната была полностью заполнена дымом, так что уже ничего не было видно, Техас стрелял в никуда без остановки, я лег на пол. Он в кого-то всё-таки попал, я понял это по крику, выстрелы прекратились, и вообще всё стихло, даже дым начал рассасываться. Я стал подкрадываться к тому месту, где он сидел, пока ничего не было видно, чтобы наброситься на него. Но дым ушел быстро и я увидел, что Техас сидел без движений. Встал и подошел к нему. Я ужаснулся - он был мертв, и из его груди лилась кровь. Я так понял, в перестрелке шальная пуля рикошетом попала ему прямо в сердце. Я недолго думая, схватил канистру с бензином, залил кладовую, вылил дорожку до леса и поджог, убежав оттуда.
  - Ты не придумал это всё? - серьёзно спросил Юра.
  - Нет! - уверенно воскликнул Андрей, - поверь мне, я не убивал его, он сам себя убил! Такую идиотскую неправдоподобную отмазку никакой дурак не скажет. А я говорю правду!
  - Я тебе верю, но откуда взялся дым?
  - Чудо какое-то! Может это сам Христос нам сверху помогает? - взволнованно воскликнул Андрей, - услышал наши сердца, что мы стали на путь исправления, и решил нам помочь! Может же быть такое?
  - Может! Но мы этого не достойны! Мы не доказали своей верой причастности к нему, понимаешь, мы дилетанты, - развел руками Юра, - я тебе говорю с уверенностью, ты там был не один. Конечно, очень хорошо, что с оружейкой всё кончено, но, Андрей, я же говорил не ходить туда. Нам не нужна самодеятельность и спонтанность, всё необходимо обдумать, только потом действовать. И не звони больше на мой старый номер, запиши мой новый. Пока нужно залечь на дно и не высовываться, никак себя не выдавая и не проявляя, понял. Я пошел, занимайся! Хотя постой, у тебя кровь на ноге!
  - Да это вчера, я ж на пол просто рухнул, не было времени искать место поудобней - зацепился ногой за какую-то железяку, порезал, сильно причем. Да вроде зажила, а сейчас чего-то опять открылась, - пояснил Андрей, вытирая кровь, ползущую вниз по ноге.
  - Ах, кровь! Такая красная яркая. Чего я любовался этими деревьями с их пестрыми листьями. По сравнению с кровью они бледны и невзрачны! Она такая густая, наверняка сытная! Эх! Вспоминаю, в детстве готовила мама жареную свиную кровь. Какая ж она вкусная, - размечтался Юра, полностью погрузившись в себя, не отрывая глаз от алой жидкости.
  - Что с тобой? - крикнул Андрей, - ты что, крови боишься?
  - Да ну брось! - опомнился Юра.
  - Ты замер, только с третьего раза услышал меня, - сказал Андрей, - от меня можешь не скрывать, я вон сам пауков боюсь!
  - Да брось ты, просто задумался, кровь тут совсем не причем, - обиженно воскликнул Юра, - всё ладно, я пошел, давай!
  Юра сел на мотоцикл и уехал со стадиона, Андрей остался заниматься.
  - Это был уже второй раз, когда я так странно среагировал на вид крови. Что со мной происходит? Может это из-за того, что я не позавтракал сегодня? Всегда нужно завтракать, это же моё железное правило! Нарушил - вот тебе и результат, хорошо, что ещё голова не заболела! Немедленно нужно поесть! Хотя в прошлый раз я был довольно сыт, и это произошло! Что-то не складывается! Ладно, второй раз это только совпадение!
  
  ***
  
  Целый день провел в раздумьях. Голова опустела - он пытался думать, но мысли пробегали совсем не те, на которые рассчитывал. И под вечер эти мысли сводились к одной - что за девушка решила забраться к нему в сердце. Парень даже включил телевизор, чтобы отвести мысли, но и это не помогло. Глаза, будто не подчиняясь центральному мозгу, начали поглядывать на телефон. Вскоре к ним присоединились и руки - средство персонального вызова уже было в них. В итоге Юра глубоко вздохнул и вслух произнес:
  - Ну, хорошо, хорошо! Я сейчас возьму и позвоню ей!
  После недолгой комбинации пальцев по клавишам Юра услышал длинные гудки в своем телефоне, которые вскоре сменились милым голосом:
  - Привет, медвежонок!
  - Привет, котенок! - ответил Юра. Чувства смешались, с одной стороны - его так мило никто не называл, и ему было дико приятно, а с другой стороны - они толком и не общались, а уже перешли на медвежат и котят, это его настораживало, - как то сразу ты перешла на такие обращения!
  - Ну, ты же сам говорил, что тебя медведем называют, а я только смягчила, тебе разве не нравится? - пояснила она, - а вот почему ты меня называешь котенком?
  - Ну, я не знаю, нужно же мне было как то ответить тебе. Ты меня медвежонком назвала, я тебя котенком - мы квиты! - сначала растерялся парень, выкрутился, а потом и начал наглеть, - хотя мне не хочется называть тебя котенком, это как то обыденно. Многие называют своих девушек котенком.
  - А я уже твоя девушка? - Даша вновь поставила Юру в неловкое положение.
  - Ну, нет ещё, наверное, мы только познакомились, да я и не имел ввиду, что ты моя девушка... не путай меня! - растерялся Юра.
  - А как бы ты хотел меня называть? - отступила Даша.
  - Не знаю, хотя котенок на первое время, будет совсем не плох, - не решился Юра, - тебе нравится быть котенком?
  - Нравится! Только почему на первое время? - опять задала вопрос девушка.
  - Не знаю, я тебя не видел, может, ты совсем не похожа на котенка. Тогда бы я стал называть тебя зайкой или ещё кем, - ответил Юра.
  - Ты такой интересный! - восхитилась Даша. Не много помолчав, спросила, - ты не смотрел телевизор?
  - Смотрел, у меня с шести лет дома был телевизор! - пошутил Юра, - а что там?
  - Ну, ты даешь! - воскликнула девушка, - там показывают наш Веребск по всем каналам.
  После слова Веребск Юру аж дернуло. Настроение радости резко сменилось страхом, и для этого было достаточно одного слова. Даша продолжала:
  - Там прошлой ночью произошел сильный взрыв и был очень тяжелый пожар. Оказывается под Веребском находился какой то скрытый заводик по производству оружия, представляешь, бандиты что творят? Вот, правда, пострадал только один человек. Сказали, личность не установлена - сильно погорел.
  Юра прекрасно знал об этой личности и об этом происшествии, но подробности его очень интересовали:
  - Больше ничего не говорили?
  - Да так, мол, милиция завела уголовное дело по нескольким статьям, что-то такое! - Даша не вдавалась в подробности, да и новости эти посмотрела только потому, что показывали родные места. Не такое это уж и частое явление на периферии.
  - Ну, ясно! Посмотрю, конечно, не каждый день Веребск показывают!
  Последняя новость нагнетала опасность, и настроения разговаривать с Дашей уже не было. Юра решил закончить разговор:
  - Ну, ладно, Даша, приятно было поговорить с тобой. Я вспомнил, у меня, оказывается, осталось одно дело незаконченное...
  - А! Ну, хорошо, конечно! - ответила Даша, - тогда спокойной ночи, мой медвежонок! Целую!
  - Ха! Спокойной ночи, мой котенок! - усмехнулся Юра, выдержал паузу, - целую!
  Разговор был закончен. Юра стал переключать каналы в поисках новостей. Новости нашлись на НТВ где-то через полчаса. Много мыслей посетило горячую голову парня за это время, но смысл их один - надежда, что Андрей не натворил никаких глупостей, о которых, быть может, промолчал. По обзорной передаче за день действительно показали до боли знакомую оружейку, только уничтоженную. Юра очень внимательно посмотрел передачу, но сомнения остались, хоть намека на опасность и не было.
  - На сегодня всё! Пора спать! Завтра постараюсь что-нибудь выяснить! - решил Юра и пошел спать.
  
  ***
  
  Утром получил сообщение на телефон от Андрея: "Когда будем действовать?".
  - Вот не терпится ему! - возмутился Юра и ответил: "Нужно подождать хотя бы недельку, пока спадет их ярость, за это время выясним, где появляется панк. Начнем с него. Встречаемся через час на нашем месте".
  - Да, действительно, сейчас нужно проследить за ними, понять их новый режим работы, что они делают втроем - Мистер, Панк и Саранча. Решать вопросы с ними можно только по отдельности, когда численное преимущество будет на нашей стороне, убедившись, что они не смогут нанести удар из-подтяжка. Методы поменялись, но смысл остался тот же - борьба до полной победы, - размышлял парень.
   Встретившись с Андреем, он довел до него эту мысль и предложил:
  - Предлагаю начать прямо сейчас. Едем в лес, перевоплощаемся в старые облики и гоним к лаборатории. Что скажешь?
  - У меня всё с собой, не вижу причин откладывать! - ответил Андрей.
  Лаборатория находилась в заброшенной деревне на самом краю района, самого края области - почти безлюдная местность. И внешне ничем не отличалась от стоявших пустых домов. Только внутри всё координально менялось: белые стены, полы, потолки, дорогое оборудование - всё необходимое для производства синтетических наркотиков. Персонал был подобран исключительно профессионалы, их каждый день скрытно привозили и увозили. Им даже смысла не было никуда жаловаться - такой зарплаты за их работу нигде не получить.
  Вскоре Дым и Краб были на месте. Спрятавшись в лесу, они стали наблюдать. Очень долго не было видно даже никаких признаков жизни, но по прошествии нескольких часов на улицу вышел знакомый человек в черной маске - это был Панк. Осмотревшись вокруг, он закурил.
  - Интересно, он там один? - шепотом произнес Краб.
  - Смотрим и никуда не вылезаем - слишком мало информации - дерзость нам ни к чему, - ответил Дым, подстраивая свой бинокль, - что-то мне подсказывает, что он здесь один.
  Покурив, Панк вновь зашел внутрь.
  - А работники там сегодня есть? - вновь спросил Краб.
  - Конечно есть, более того, я уверен, что они ввели круглосуточную работу по сменам, - решил Дым, - они знают, что мы ничего не сможем сделать с лабораторией дистанционно, так как там люди, а зайдя внутрь у них есть шанс покончить с нами.
  - Всё логично! Мне даже кажется, что они сами втроем организовали круглосуточное дежурство, - прикинул Краб.
  - Возможно, нужно всё равно проверить, - заключил Дым.
  Прошло ещё пару часов и друзья вновь оживились.
  - Мистер идет, вон сзади дома, видишь? - прошептал Краб.
  - Да! Сейчас у него с Панком будет пересменка, - предположил Дым.
  Не прошло и пяти минут, как из дома вновь вышел Панк. Он обошел дом и исчез в лесу.
  - Ну, что теперь? Мы выяснили, что они дежурят по сменам... - сказал Краб.
  - Тихо! - показывая пальцем на губы, прошипел Дым.
  Они замолкли. Дым убедился, а Краб услышал - в лесу было движение, кто-то шел. Осенний ковер засохших листьев был очень кстати.
  - Лезем на дерево, быстро, - вновь прошипел Дым. На этот случай за их спинами кстати стоял высокий дуб с ветками почти у самой земли. Краб с Дымом ловко, но очень аккуратно, стали подниматься вверх по дереву. Шаги становились всё слышней, и уже стало слышно какое-то бормотание.
  - Это точно Панк, - подумал Дым, - опять какую то мелодию напевает.
  Дым посмотрел на Краба, тот ему кивнул головой вниз - в метрах десяти от дуба шел прямо на них, действительно, Панк. Краб стал резко дергать головой в сторону Панка, показывая Дыму, что он хочет спрыгнуть на него сверху. Но Юра отрицательно покачал головой и взял приятеля за руку. Панк прошел мимо, не заметив их.
  - О, нет, только не туда! - заволновался Дым, смотря, как Панк идет вглубь леса прямо к тому месту, где они оставили мотоцикл. Он уже почти решился согласиться с Крабом, как вдруг человек в черной маске остановился, развернулся и пошел назад.
  После того как опасность миновала, друзья слезли с дерева.
  - Они дежурят по двенадцать или по восемь часов, скорей всего, я не знаю, но у нас есть часов шесть точно, чтобы отдохнуть, - размышлял Юра, - нужно ехать домой.
  Они прошли лес до мотоцикла и уехали. Договорились о встрече через шесть часов.
  
  ***
  
  Юра заскочил в дом, на быструю руку съел творога с йогуртом и лег спать, выпив мелатонина для быстрого успокоения и сна. Не хотел сейчас ни о чем думать - слишком мало времени для отдыха - закрыл глаза и уснул.
  И тут из темноты к нему, как наяву, является рыцарь в серебряных доспехах, серой маске и с огромными крыльями за спиной, белыми широкими, как у пегаса, и говорит ему:
  - Встань, Георгий!
  - Я Юра, - ответил ему парень.
  Тогда рыцарь наклонился к нему и снял свою маску, сказав:
  - Я Юра, а ты Георгий!
  Парень обомлел - у рыцаря было его лицо, и в руке он держал его серую маску дыма.
  - Иди за мной, Георгий! - вновь сказал рыцарь.
  Парень встал с кровати и пошел за ним. Рыцарь подошел к двери его комнаты и раскрыл её. За дверью была лаборатория, та самая, на стуле сидел Панк, разглядывая свой дробовик. Вдруг из другой комнаты выскочил человек в длинном черном пальто, шляпе, с мешковиной на лице, держа в руках меч. Панк резко дернулся в сторону этого странного человека и даже успел выстрелить, но не прошло и доли секунды, как голова с черной маской покатилась по полу. Обезглавленное тело Панка свалилось на пол, и из шеи потекла алая кровь. Юра стал задыхаться, давясь слюной.
  - Нет! Одень! - крикнул рыцарь и прижал к лицу парня его маску.
  Аппетит Юры пропал, но он посмотрел на рыцаря и понял, что теперь эта проблема завладела им. Тот сначала упал на колени, зажав своё лицо руками, потом резко вскочил, издал звериный рык и бросился к трупу. Схватив зубами его шею, он жадно стал пить кровь. Крылья за спиной сначала почернели, потом загорелись. Превратившись в пепел, они осыпались, а на их месте стали вылезать щупальца, как у кальмара, становясь всё длиннее и толще. Человек в шляпе замахнулся ещё раз и отрубил голову рыцарю, которая покатившись, попала прямо к ногам Юры. Парень поднял её и стал смотреть. Казалось, что он смотрит на своё отражение в зеркале. И голова сказала:
  - Не ходи туда! Всё испортишь!
  Человек в шляпе, увидев Юру, быстро направился в его сторону, крикнув:
  - Как хорошо! И ты здесь!
  Юра испугался и попятился в комнату. К его удивлению он услышал голос Андрея за спиной, но обернувшись, обнаружил стоявшего по среди комнаты плюшевого красного медведя. Тот сказал:
  - Отойди, пока я здесь он тебя не тронет!
  Юра покорно отошел, уступая дорогу медведю. В комнату зашел человек в шляпе, но увидев медведя, он остановился, злобно закричал и закрыл дверь.
  - Спокойной ночи! - произнес медведь, развернулся и занял своё место в углу комнаты на стуле.
  Всё утихло. Юра стоял посреди комнаты и не понимал, что происходит. Он аккуратно подошел к двери и открыл её. Никакой лаборатории - коридор, он здесь и должен быть. Затем взял игрушечного медведя, прощупал его - внутри вата, она и должна быть.
  - Сон, наверное! - успокоил себя Юра, немного подумал и понял, - но почему я тогда стою посреди комнаты, а не лежу в кровати?
  Он продолжал стоять и испуганно обрабатывать информацию. Это продолжалось недолго - сработал будильник.
  - Неужели прошло пять часов? - удивленно произнес он. Но часы не врали. Юра начал собираться, как вдруг вспомнил, что ему сказала его же отрубленная голова. Он сел на кровать, не зная, что теперь делать. Зазвонил телефон - это был Андрей.
  - Да, Андрей! - поднял трубку Юра.
  - Ну, ты как готов? - спросил Андрей.
  Юра тяжело вздохнул и ответил:
  - Слушай, я не могу туда ехать!
  - Как не можешь? - возмутился Андрей.
  - Может показаться глупым, но я только что видел очень страшный и очень реалистичный сон. Мне в нем моя отрубленная голова сказала, чтобы я туда не ходил, сказала, что я всё испорчу, - объяснил Юра.
  - Да, после такого я бы тоже не пошел, - согласился Андрей, - а про меня там в твоем сне ни чего не было?
  - Было. Мой игрушечный медведь, говорящий твоим голосом, защитил меня от убийцы.
  - Ну, давай я один съезжу туда! - предложил Андрей, - я буду только наблюдать. Они работают по очереди. Зачем нам там быть вдвоем?
  - Езжай, если хочешь! Наверное, ты прав! - согласился Юра, положил трубку, лег в кровать и уснул.
  
  ***
  
  Андрей тем временем собрался, завел свою Тойоту и поехал в забытый и пустой для всех край, место, столь интересующее его в последнее время - к лаборатории.
  - Дорога сюда ведет только одна, а значит, они могут выставить контроль и на ней, - размышлял краб, он уже был в маске, машину следует оставить намного раньше.
  Доехав до поворота к мертвой деревне, он остановился и вышел из машины. Темная ночь, на небе ни луны, ни звезд - самое время ожидать дождя. Даже никаких огоньков ближайших деревень. Вокруг один лес.
  - Интересно, может хоть кому то в голову приходила мысль, почему деревня мертвая, а дорога к ней такая объезженная, - сам себя спросил Краб, сел в машину и поехал дальше по дороге, не сворачивая. Проехав пару километров, он заметил поворот в лес и решил поехать именно туда. Дорога привела его к речке.
  Он вышел и стал осматриваться. Поток реки быстрый, трава на подъезде высокая. Андрей понял, что здесь редко кто бывает, и это самое подходящее место, где можно оставить машину. Сам пошел по дороге назад пешком.
  Путь до лаборатории у него занял целый час. Он сразу залез на тот самый дуб и стал ждать.
  - Если они дежурят по восемь часов, то до смены осталось тридцать минут, - считал Краб. Но тридцать минут прошли, даже час, и изменений обстановки не наблюдалось.
  - Неужели двенадцать? - разочаровался он, - я бы мог ещё часа три точно поспать. Но что делать будем ждать дальше, потом посплю.
  - Хоть бы кто-нибудь на улицу выходил, так можно и с ума сойти, - после двух часов ожидания негодовал Краб, - может, там вообще никого нет, один охранник спит, как и раньше. А соблазн то какой теперь пойти туда и проверить. Нет, я не должен поддаваться на такие провокации, нужно ещё подождать.
  Но ждать ему оставалось совсем не много - через полчаса Краб разглядел в темноте приближающийся черный силуэт.
  - Это же Панк! А где Саранча? - удивился Краб, - прямо как в фильме про Шурика. И сколько времени прошло - десять часов, интересный какой у них график. Интересно, а Мистер тоже будет лес патрулировать? Ждать, только ждать.
   Через пять минут вышел Мистер, потянулся, обошел дом и скрылся. Краб замер и стал прислушиваться. И действительно вскоре услышал приближающиеся шаги. Мистер прошел быстро, как то нехотя, и вскоре Краб услышал звук уезжающего автомобиля.
  - Ну, вот и всё, на этом моя миссия закончена, - обрадовался Краб, - по результат наблюдений выяснилось, что дежурят только Мистер и Панк по десять часов. Можно отправляться домой, спать.
  Он слез с дуба и снова задумался:
  - Но если мы теперь всё выяснили, то значит можно и действовать. А что мне мешает? Панк там один, не думаю, что Саранча приехала туда раньше. Она, скорей всего, решает другие проблемы организации, их без лаборатории не мало. А что? Заскочу туда, обезоружу Панка, в рукопашную против меня он не попрет, скажу всем рабочим бежать отсюда, поговорю с Панком, он поймет. Даже не знаю, что делать, если не поймет. В любом случае лабораторию я уничтожу.
  Он вышел из леса и подошел к двери дома. Встав за стеной, открыл и закрыл дверь. Незамедлительно раздался выстрел. Краб переводил дыхание, смотря на огромную дырку от дробовика в двери. Услышал осторожные шаги и затаился. Дверь вновь открылась, только уже изнутри, Краб, не задумываясь со всей силой ударил по ней, и вновь раздался выстрел, а затем звук упавшего тяжелого предмета. Краб резко дернул дверь на себя и увидел лежащий на земле дробовик и тянувшегося к нему Панка, он наступил одной ногой на оружие, а другой ударил его, так что тот сел на пол. Краб сам схватил дробовик, наставил на Панка и стал ждать. Тут же из самой лаборатории выбежало пять охранников, все с пистолетами.
  - Оружие на пол! - закричал Краб.
  Охранники опешили и положили пистолеты на пол.
  - Не слушайте его, он никого не убьёт! - закричал Панк.
  - Да! Хотите проверить? - ещё сильней и ещё убедительней закричал Краб, - оружие ко мне. А ты, в очках, иди внутрь и скажи, чтобы все убирались от сюда, куда глаза глядят, если хотят жить, бегом!
  Охранник в очках забежал внутрь, и через две минуты из внутреннего помещения выбежало девять человек в белых халатах.
  - Вы тоже валите! - обращаясь к охранникам, крикнул Краб, - и только попробуйте вернуться! Пожалеете, обещаю!
  - На месте, я вас ни куда не отпускаю! - подал свой голос Панк, - и если уйдете, точно пожалеете!
  - Я сказал, валите! - крикнул Краб и выстрелил в потолок.
  Последнее было более убедительным, и охранники выбежали из дома. И вроде преимущество Краба было очевидным, только в самый последний момент последний охранник, выходя, возвратным движением ноги пнул пистолет, лежавший на полу, и тот полетел прямо в руки к Панку. Последний, схватив оружие, сразу же открыл огонь. Краб резко отпрыгнул в сторону и тоже оказался на полу. Беспорядочная стрельба подвела Панка - у него очень быстро закончились патроны, а в Краба он так и не попал. Панк и Краб встали.
  - Ну, и чего ты ждешь? - спросил Панк, - стреляй же.
  Краб поднял дуло вверх и выстрелил, патрон был последний.
  - Я не собираюсь тебя убивать! - воскликнул Краб.
  - Ну, и зря! Потому что я собираюсь! - смеясь, сказал Панк и достал из-за спины нон-чаки.
  - У тебя ничего не выйдет! - уверенно сказал Краб, становясь в боевую стойку, - а знаешь почему? Потому что я верю в свою победу, я верю, что сам Господь Бог на моей стороне!
  - Дым прополоскал тебе мозги, чего ты такой доверчивый? - говорил Панк, размахивая боевым инструментом.
  Краб обходил Панка с разных сторон, уменьшая расстояние, и выжидая подходящий момент для удара. Но противник только этого и ждал, и при первой же попытке Краб получил сильный удар по руке.
  - Слабовата твоя вера, Краб, - засмеялся Панк, - лучше одумайся!
  От боли парень в желтой маске пришел в ярость и, не обращая внимания на последующие удары, накинулся на Панка, вырвал из его рук нон-чаки и повалил его на пол.
  - Ну, скажи это ещё раз! - крикнул Краб.
  - Что ты хочешь, уничтожить лабораторию? - сдался человек в черной маске.
  - Нет, я хочу, чтобы мы уничтожили лабораторию! - выдал Краб.
  На это Панк слезно рассмеялся:
  - Ну, ты и дурак! Неужели ты думаешь, что я такой же податливый как и ты? Я техник, и в Бога не верю. Жизнь дается человеку один раз, и прожить её нужно как следует, нету никакого рая, и ада нету. Не надо мне ничего говорить! Не надо терять своего времени! Скажи, вы и Техаса перед смертью пытались завербовать. Ха! Ничего не получилось? Избавились от врага? праведники?
  - Мы не убивали Техаса! Это была случайность, он сам себя убил! - стал оправдываться Краб, - устроил пальбу и рикошетом сам себе зарядил.
  - Правда? - засмеялся Панк, - я тебе не верю.
  Этот смех вновь ввел Краба в ярость.
  - Заткнись! - закричал он и со всей силы ударил Панка ногой по голове. Тот отрубился. Краб снял с его ботинок шнурки, связал ему руки ноги и вынес на улицу в безопасное место. Панк тем временем пришел в себя.
  - Я подожгу этот дом, а завтра сюда приедет милиция, и тогда тебя освободят, может быть, - сказал Краб, - или может быть, ты всё-таки меня выслушаешь или хотя бы попытаешься услышать.
  - Нет! Я не предатель, как ты! Это всё! - заключил Панк, надеясь на то, что Мистер появится там раньше милиции.
  Краб зашел внутрь, нашел бутылку с керосином, разлил её по полу и поджог. Разгоралось не так быстро как хотелось, но вскоре огонь охватил весь дом.
  Парень с желтой повязкой на лице оставил Панка лежать, а сам побежал прочь и вскоре уже был дома.
  
  ***
  
  Юра проспал часов до одиннадцати утра, и проснулся только потому, что ему позвонил Андрей:
  - Лаборатория уничтожена! - сказал он ему сразу.
  - Встречаемся через час на стадионе! - ответил Юра, положил трубку, взялся руками за голову и продолжительно выдохнул.
  Через час они встретились, и Андрей ему всё рассказал.
  - Очень жаль, что он не хочет принимать верный путь, он слеп и глух, а что ты ему говорил? - спросил Юра.
  - Ничего! Он мне не дал ничего сказать, кричал как одержимый! -ответил Андрей, - ещё одно зло уничтожено, разве это не хорошо?
  - Для них это только временной вопрос, они смогут организовать всё по новой, - с сожалением сказал Юра, - и почему там не было Саранчи?
  - Хватает у них дел и без лаборатории, - высказал своё мнение Андрей, - но и что мы будем делать, если не можем их убедить. В Панка, когда я ему сказал, что хочу с ним поговорить, будто бес вселился. Не думаю, что с Мистером будет иначе. Тем более они уверены, что Техаса убили мы.
  - Христос учит нас смирению, - рассуждал Юра, - но зло, которое я породил, будет преследовать меня всегда. И пусть это не правильно, но мы должны закончить начатое дело. Не можем убедить, придется принудить! Никакой физической расправы. Мы должны сделать так, чтобы они оказались за решеткой. И теперь у нас очень мало времени. Мистер занял моё место, а значит, кто-то займет и твоё место и место Техаса, а зло уничтоженное нами, будет удвоено. Только как это всё теперь реализовать? Просто пойти и настучать у нас не получится.
  - Нужна ситуация, - предложил Андрей, - ситуация, в которой они будут взяты с поличным. Но ещё проблема в том, что нашу организацию масок боится и милиция и прокуратура. Вспомни, как сам их запугивал? А если нам натравить криминалитет Брянска, у них на нас есть зуб?
  - Устранять одно зло в пользу другого?
  - Организуем между ними целую войну, после неё и зла поубавится! - настаивал Андрей, - а всё зло не искоренить никак!
  - Я поговорю с Саранчой, - Юру посетила новая идея, - если получится её убедить, то она будет нашим человеком в лагере противника. Она сможет подставить Мистера, а Панк ведомый, он никуда не денется.
  - Ты знаешь, где её искать?
  - Знаю! Нужно только дождаться субботы! За оставшихся два дня я попробую подобрать нужные слова.
  
  ***
  
  - Она так сильно на меня обижена, - сидя дома, наедине размышлял Юра о том, что говорить Саранче, - мало того, что я предал общее дело и коренным образом поменял мировоззрение, так я и её обидел как женщину. Она рассчитывала на продолжение наших отношений, делала для меня всё, чего бы я не пожелал, а я просто бросил её. Мне кажется, она не решилась бы меня убить после всего того, что у нас было. Да и так эта бандитская жизнь для неё была как увлечение, как будто хотела доказать самой себе, что она не папина дочка. И всегда была за мной и со мной. И в банду пошла только ради меня. Всегда такая уверенная в себе, интересно, она и без меня такая? С кем она сейчас? Может с Мистером? Хотя врядли! Мистер не стал бы с ней после меня, для него это унижение. И что мне ей сказать? Прости! Я был не прав! Пойдем со мной, и я открою тебе новую жизнь полную добра, радости и счастья, никак не завязанных с деньгами и плотскими утехами. И она пойдет со мной? Почему она не пошла со мной сразу, как Андрей. Потому что ей нужно всё высказать наедине и с чувствами? Хотя и Андрей стал в боевую стойку и передумал только после того, как получил ногой в грудь. А она и встать не могла после удара битой. В любом случае я перед ней виноват - сначала втянул в банду, потом бросил. А теперь я должен всё исправить и вернуть её. Кто знает, может наши отношения возобновятся новыми чувствами, более теплыми и душевными.
  И тут его размышления прервались телефонным звонком.
  - Привет, медвежонок! - сказал милый женский голос.
  - Ха! Привет, котенок! - ответил парень, - как дела?
  - Соскучилась по тебе! Хотела тебя услышать!
  - Здорово! Честно сказать, мне тоже очень нравится слушать тебя. Твой голос очень нежный и сладкий, прямо бальзам для ушей, - сделал комплимент Юра, а сам подумал, - что это я, собрался налаживать отношения с Саранчой, а сам отвечаю взаимностью на чувства незнакомой девушки. С другой стороны, Даше приятно, и мне не хочется её разочаровывать. Да и сказал я правду - её голос действительно очень хорош.
  - Правда? - обрадовалась Даша.
  - Конечно! Не буду же я тебе врать! Чем занимаешься?
  - Пришла с техникума с занятий, сидела музыку слушала!
  - Слушала? Я предпочитаю сам играть на гитаре, когда становится скучно!
  - Ты умеешь играть на гитаре? - восхищенно спросила Даша.
  - Да! И не только, могу на пианино, баяне, да на чем угодно! - похвалился Юра.
  - Может, ты и меня научишь? - загадочно спросила Даша.
  - Легко! Только для этого нам придется, как минимум, встретиться, по телефону учить не умею! - стал навязываться на встречу Юра, поняв, что это делать ещё рано, отложил встречу, - только в ближайшее время я не могу, нужно будет уехать в Брянск, даже не знаю, сколько меня не будет.
  - А я буду ждать своего медвежонка, звонить ему буду! - упорно ответила Даша, - Юра, если ты не хочешь со мной общаться, то так и скажи, я всё пойму!
  - Да нет что ты, мне очень нравится с тобой общаться, и хочется с тобой общаться! - успокоил её Юра.
  - А я тебя видела сегодня!
  - Где?
  - На стадионе возле второй школы, я мимо проезжала. Ты подтягивался на турнике вместе с каким-то парнем, - рассказала Даша, - занимаешься спортом?
  - Да, занимаюсь! На турники вот хожу, иногда в тренажерку, зимой в хоккей играю! Люблю я это дело! - похвалился Юра.
  - Ты молодец! Таких сейчас мало! - похвалила парня девушка.
  - Спасибо! - поблагодарил Юра.
  И его начала грызть совесть:
  - Заканчивай уже разговор, тебе сейчас нужно думать о другой девушке. Ты же не хочешь всё испортить?! Не хватало ещё, чтобы флирт перешел в чувства. Что будешь тогда делать? И не вздумай бежать за двумя зайцами - это худший вариант!
  - Слушай, Даша! Я сейчас очень занят, давай потом как-нибудь созвонимся, - нехотя сказал Юра.
  - Да, конечно! Извини, что помешала! Целую своего медвежонка, пока! - сказала девушка.
  - Пока! - ответил лишь Юра. Очень хотелось сказать, что он тоже целует своего котенка, но не стал.
  
  ***
  
  Настал субботний вечер. Юра за день предложил близким друзьям посидеть в ресторане, где они сейчас и находились. Расчет был прост - каждую субботу в этом месте отдыхала Саранча вместе с подругами. Её звали Света. В ресторане она всегда вела себя прилично и была почти незаметной.
  Уже прошло пару часов с открытия заведения, а Свету Юра так и не увидел. Решил пройтись.
  - Ребята, пойду, закажу ещё коньячку! - сказал он друзьям, встал и направился в сторону бара, обходя весь ресторан.
  - А вот и её компания! - увидев подруг Светы, тихонько сказал парень, - но её там нет. Может, вышла куда?
  - Налейте мне пятьдесят грамм абсента, воды отдельно и дайте кубик сахара! - сказал он девушке за барной стойкой, решив постоять здесь и подождать немного возвращения Саранчи.
  - Вы будете поджигать? - спросила девушка за стойкой.
  - Нет! - ответил Юра, понял, что так времени потянуть не получится и передумал, - хотя буду поджигать, дайте мне ещё абсентовую ложку и спички.
  - У нас только один человек в ресторане пьет абсент! - подавая компоненты, сказала девушка, намекая на Дыма (даже сюда он ходил в маске).
  - Да я знаю, видел как то, вот решил тоже попробовать, - отмазался Юра, поняв, что совершил действие раскрывающее его. Но решил, что все подозрения будут ликвидированы, если он всё сделает неумело, как в первый раз. И это у него очень хорошо получилось.
  - Молодой человек, может, лучше я вам наведу? - спросила девушка.
  - Да, пожалуй! - согласился Юра, сам думал, - не буду смотреть за их столом, пока приготовится мой чудесный напиток, пока я его медленно выпью, пройдет минут семь - достаточное время, на которое можно отлучиться - потом пойду назад и посмотрю на них.
  - Ваш абсент!
  - Спасибо! - ответил Юра, покашливая, медленно стал пить, закончив сказал, - мне ещё бутылку коньяка, пожалуйста!
  Завершив все дела у стойки, парень пошел к своему столу. Проходя мимо столика подружек Светы, Юра увидел, что он полон, а её нет.
  - Нужно узнать, где она? - строил дальнейший план парень, - на первом же медляке приглашу кого-нибудь из них.
  Сел за свой стол и стал ждать медленной композиции.
  - Юр, чего ты какой-то серьёзный, напряженный, отдыхаем же, - спросил его друг, Денис.
  - Да, с чего ты взял, Дэн? - нарисовал себе улыбку Юра, - отдыхаем!
  Медленная композиция вскоре заиграла, парень встал и целенаправленно пошел к намеченному столику. Все девушки сидели на своих местах.
  - Потанцуем? - Юра наклонился к той, которая, по его мнению, чаще всех остальных была с Саранчой. Она встала и пошла с парнем на танцпол.
  - Очень хорошо выглядишь! - заговорил с ней Юра.
  - Спасибо! Меня Женя зовут! А тебя! - перекрикивала музыку в ухо парню девушка.
  - Я Юра! Я знаю, что тебя Женей зовут! Часто вижу тебя здесь!
  - Ты за мной наблюдаешь?
  - Нет! Просто ты мне нравишься! Подойти стеснялся! - Юра начал ездить её по ушам, - а у тебя ещё такая подруга была строгая, даже побаивался подойти.
  - Какая подруга? - девушка смеялась.
  - Не знаю, её сейчас нет с вами, поэтому и подошел!
  - Наверное, Света Сиделкина! - девушка продолжала смеяться.
  - А чего сегодня без неё? - парень задал вопрос.
  - Она уехала! Даже не сказала куда! Может даже и не вернется вовсе! - выдала необходимую информацию Женя.
  - Почему не вернется?
  - Не знаю! Она даже свой дом продает!
  - Ничего себе! А ты мне оставишь свой номер телефона? - к концу танца спросил Юра.
  - Конечно! - ответила девушка и по окончании музыки продиктовала ему свой номер.
  Юра вернулся за стол. Эмоции его переполняли, не терпелось основательно разобраться во всем.
  - Смотри и этот придурок пришел! - тихонько сказал друг Игорь.
  Юра обернулся и увидел вошедшего внутрь ресторана Мистера.
  - Тоже мне Маски Шоу! - сказал друг Женек, - задолбали эти маски, крутой такой. Какая то новая компания, раньше с ним другие ходили, тоже в масках, а сейчас один. Что он там скрывает? Может он урод?
  - Да по любому! - согласился Игорь.
  - Мне чего-то не хочется здесь находиться, вы как? - спросил Юра.
  - Мы отдыхаем! Не будем же мы менять свои планы из-за каких то уродов! - возразил Димон.
  - Ну, хорошо, давайте посидим! - согласился Юра.
  Прошло полчаса. Юра изредка поглядывал на Мистера и заметил, что тот очень сильно пьёт и за прошедшее время успел набраться. В окончании всего встал, подошел к музыкантам, выхватил микрофон и закричал:
  - Суки, скажите этой суке, я найду их! Найду, и места живого на них не будет! Моя месть за Пашу и Саню будет незабываемая. Весь Локоть будет помнить мою месть! Скажите этой суке, которая Дым!
  Ребята, бывшие с ним, забрали у него микрофон и повели на место, а тот кричал во всё горло:
  - Суки! Суки! Суки!
  - Опять кого-то завалили! - сказал Юра.
  - Да пускай их всех поубивают, - воскликнул Женек.
  - Нельзя так говорить! - перебил его Юра, - он же тоже человек, а мы должны прощать людей, как Бог прощает нас.
  - Я понимаю тебя, Юр! Но это не люди! Это воплощение самого дьявола, - отстаивал свою позицию Женек.
  - Всё равно ты не прав! - заключил Юра, - что-то мне хреново, пойду выйду!
  Юра, изображая пьяную походку, вышел из ресторана и направился к стоянке таксистов.
  - Улица Родионова, дом 6, - сев в такси, сказал парень, и они поехали.
  - Подожди, не уезжай, я на минуту, - сказал он таксисту, вышел из машины и подошел к дому Светы.
  Освещения не было - понятно, что дома никого нет. Дверь заперта, а на ней записка:
  " ПРОДАЁТСЯ. 700.000 РУБЛЕЙ.
  ОБРАЩАТЬСЯ ПО ТЕЛЕФОНУ 89191234641"
  Юра быстро записал номер и сел назад в такси:
  - Вези назад к ресторану!
  Приехав, парень позвонил по номеру:
  - Да, слушаю, - ответил незнакомый женский голос.
  - А Свету можно! - неуверенно спросил Юра.
  - Её нет! Если вы по поводу дома, то все вопросы решаю я, её мать.
  - Нет спасибо, извините!
  Парень вернулся к друзьям.
  - Этого придурка увезли, - сказал Игорь.
  - Кто увез? - спросил Юра.
  - Ну его друганы, он вообще в ноль! - пояснил Игорь.
  Вскоре и Юра с друзьями тоже разъехались по домам. Дома Юра стал обдумывать ситуацию с Саранчой:
  - Неужели она тоже всё бросила? Хотя этого и можно было ожидать - без меня ей там делать нечего. Уехала, дом оставила матери, очень интересно. Да, моя затея о внедрении своего человека к Мистеру провалилась! И что мне теперь делать? И почему Мистер говорил, что будет мстить за Пашу и Саню. Саня Панк то жив. Или нет?
  
  ***
  
  В понедельник Андрей, позанимавшись на турниках, возвращался домой:
  - Хорошо позанимался сегодня. В этом году наверное последний раз на природе. Хотя нет не последний - крайний. С армии помню, нельзя говорить последний - плохая примета. И как это у меня вырвалось - последний. Крайний! Со среды начну в тренажерный зал ходить, будем работать на массу, а то и так всё лето на рельеф проработал. Сейчас приду, приму теплую ванну, перекушу чего-нибудь, как раз часа хватит, а там и Юра подъедет. Хотел обсудить со мной какой-то новый план. Почему у нас всё не срастается, каждый новый план срывается, и всё происходит спонтанно.
  - Потом, может, если не будет темно, поковыряюсь в своей Тойоте, - открывая дверь и заходя в дом, размышлял Андрей. Как вдруг на мгновение он почувствовал сильное жжение в области правого бедра, а потом был оглушен разрывающимся грохотом. Жжение отняло ногу, и Андрей, рухнул на пол. Он прислонил руку к пылающему огнем месту и поднес её к лицу. Это была кровь. Андрей поднял голову вверх, но успел увидеть лишь стремительно приближающийся к его лицу свинцовый кастет. Парень потерял сознание.
  Андрей пришел в себя и обнаружил, что обе руки прикованы наручниками к батарее, с ноги по-прежнему течет кровь, и прямо перед ним стоит мужчина, держащий в руке настоящий самурайский меч, в классическом костюме и белой маске - Мистер.
  - Ну, что, сука! Я же сказал, что найду тебя! - скрипя зубами, заговорил он.
  - Мистер, ты совершаешь большую ошибку, одумайся! Хватит убийств! Как ты не понимаешь, что этот путь тупиковый! Тебе всего мало? Начни новую жизнь, как мы! Тебе всё будет прощено, только брось всё это и покайся! - выплевывая кровь, разбитой челюсти, говорил Андрей.
  - Что? Хватит убийств? - яростно переспросил Мистер, - и это говорит мне Краб, человек, за неделю убивший двух своих союзников. О каком прощении ты мне говоришь?
  - Смерть Техаса была случайной, я тут не причем, не убивал я его. И почему двух, я Панка только связал, больше ничего не делал, - в недоумении оправдывался Андрей.
  - Да? Прокол у тебя вышел, Андрейка! - смеясь, воскликнул Мистер, доставая из своей сумки планшетник, - посмотри ка на это!
  Мистер запустил видео. Запись черно-белая, да и качество не очень, однако на ней четко видно, как из дома лаборатории выходит Краб в своей маске и тащит за собой безжизненного Панка, волокет его в лес, а дальше выходит из зоны действия камеры.
  - Я же сказал, я его только связал! Когда я уезжал он был жив! - паникуя, кричал Андрей.
  - А когда я приехал туда, в лесу лежал обезглавленный труп Панка, а голова его была прибита топором к дереву. Твоим топором Краб. А рядом со сгоревшей лабораторией я нашел это, - показывая желтую повязку, сказал Мистер.
  - Это не моя! - отрицал Андрей.
  - Да что ты мне мажешься, охранники сказали, что это был ты!
  - Я больше не убийца! Я не убивал Панка! - кричал Андрей.
  - Как ты думаешь, почему я ещё не убил тебя? - разрезая руки Андрея лезвием меча, спросил Мистер.
  - Моя смерть удел Бога! Когда он решит, тогда я и умру! - терпя боль, достойно ответил Андрей.
  - Глупец, твоя жизнь сейчас в моих руках, а не в руках твоего Господа! - озлобленно сказал Мистер, - где Дым?
  - Я не знаю, - ответил Андрей, а сам вспомнил, - он же должен скоро подъехать, минут через сорок, а позвонит ещё раньше, я не должен этого допустить. Мистер не будет разбираться он это или не он, сразу убьет, и меня бы убил сразу.
  - Не знаешь? - спросил Мистер, вонзая лезвие всё глубже в руку.
  - Не знаю! - кричал Андрей.
  - А так? - Мистер достал нож и ткнул им парню в левый бок, - если скажешь где Дым, я просто уйду, и у тебя будет возможность позвонить в скорую, и тебя спасут. А если нет, то истечешь кровью и сдохнешь - медленная и мучительная смерть. Что выбираешь?
  Андрей не успел ничего ответить, как входная дверь с грохотом влетела в дом и из неё, покрывая всю комнату, повалил серый дым.
  - Дым, сука! - закричал Мистер, стреляя в дверной проем.
  Но из дверного проема вылетела салютная ракета, попала Мистеру в грудь и взорвалась, освещая всю комнату яркой вспышкой, и оглушая её треском пиротехнической начинки. Парень в классическом обожженном костюме оказался на полу.
  Из дыма вышел человек в длинном черном пальто, шляпе с мешковиной на голове, на которой были вырезаны отверстия, обшитые толстыми коричневыми нитями, для глаз и рта. Он подошел к Мистеру, связал ему сзади руки и швырнул в угол.
  - Где Дым? - спросил он. И голос его был тверд как камень.
  - Дым? - Мистер начал заливаться смехом, - а ты кто?
  - Я Тригер, итак, где Дым? - вновь повторил свой вопрос мужчина в шляпе.
  Андрей истекал кровью, и думал только об одном - ни дай Бог появиться здесь Юре.
  - Дым? Да мне самому интересно, где эта скотина! У него вон лучше спроси! Он-то точно знает! - указывая на Андрея, кричал Мистер.
  - Враг моего врага мой друг! Этот человек на моей стороне, а ты и твои дружки нет! - с такой же каменной уверенностью произнес Тригер.
  - Так это ты убил Панка и Техаса? - скрипя зубами, предъявил Мистер.
  - Да, это я убил, и убью вас всех, кто был замешан в убийстве моего брата, и кто меня сделал уродом на всю жизнь, - признался Тригер и снял с головы мешковину, - узнаешь меня?
  Мистер обомлел, смотря на обезображенное лицо мужчины. Он вспомнил случай, когда они приехали в Севск, разобраться с одним дерзким предпринимателем. Он не хотел идти на уступки, тогда Техас, выстрелил в его брата. Делать уже было нечего, и Дым выстрелил в него самого. Потом их отвезли на свалку, залили бензином и подожгли, а сами уехали.
  - Как ты мог выжить? - недоумевая, произнес Мистер.
  - Ненависть - великая сила, пролежав три года в коме, я ожил, год восстановления, и я на ногах, ещё год подготовки и вот оно, моё возмездие, - устрашающе рассказал Тригер, - вас было четверо: ты, Дым, Панк, и Техас.
  - Как хорошо, что на то время меня ещё не было в организации, - подумал Андрей, - но скоро приедет Юра, Господи, задержи его.
  - Прости меня, брат, - Тригер обратился к Андрею, - я использовал тебя, как приманку, для того чтобы выйти на Дыма. Я был там, когда ты поджег лабораторию, и всё заснял на камеру, а когда ты уехал, то убил Панка, и оставил запись на месте преступления. А потом через "Одноклассники" я написал мистеру анонимку с твоим адресом. Эта была ловушка для него, но, прости, я не успел. Ты пришел домой слишком рано.
  - Вот сука! - смеялся Мистер.
  - Я бы очень хотел тебя помучить, до тех пор, пока ты мне не признаешься, где Дым, - каменным голосом вновь заговорил Тригер, - но я не могу допустить, чтобы мой союзник, просто так истек кровью, и я ему никак не помог. Поэтому прощай!
  Тригер достал пистолет и всадил Мистеру пулю в лоб. Затем достал его телефон и позвонил:
  - Ало, скорая, здесь человек кровью истекает, глубокие ножевые ранения. Улица Декабристов, дом 34, - набрал ещё один номер, - Ало, милиция, убийство, улица Декабристов, дом 34.
  Затем подошел к Андрею, достал топор и разрубил цепь на наручниках.
  - Прости меня ещё раз! Если выживешь, тебе ничего не будет. Ты у себя дома, это была самооборона. Прощай! - сказал он и выбежал из дома.
  Андрей еле дыша лишь покачал головой.
  
  ***
   Юра уже подъезжал к улице Декабристов, остановился у её начала и набрал номер Андрея. После долгого ожидания и прослушивания длинных гудков Юре ответил незнакомый мужской голос:
  - Да, слушаю вас!
  - А где Андрей! Вы кто? - испуганно спросил Юра.
  - Кем вы доводитесь Андрею, я из милиции, - спросил незнакомый голос.
  - Друг он мне, лучший, - волнуясь, ответил Юра.
  - Нет больше вашего друга... - сказал голос, что-то ещё спросил, но Юра уже его не слушал. Он бросил телефон и помчался к дому Андрея.
   Подъехав ближе к дому, он смог разглядеть, что возле дома Андрея стояли машины скорой помощи и милиции. Он ускорился и через несколько секунд уже был у его дома.
  - Вам туда нельзя, - крикнул кто-то ему вслед, когда он, расталкивая всех, врывался в дом.
  Внутри стояли два человека в форме и разглядывали труп Мистера, и двое мужчин и одна женщина в белых халатах возле безжизненного, залитого багряной кровью тела Андрея.
  - Андрей! - расталкивая врачей, кинулся Юра, приподнял друга и обнял его, - Андрей, ты слышишь меня? Андрей!
  Слезы катились из его глаз, и сердце колотилось, переполняемое адреналином, но Андрей его не слышал.
  - Уберите его! - кто-то крикнул сзади.
  Кто-то потащил Юру за плечо, кто-то обхватил за талию. Юру оттягивали, но Андрея он не отпускал. Парень слезно кричал и смотрел на разбитое бледное лицо друга, но оно было безмолвным, а через несколько секунд стало стремительно от него удаляться - врачи стали вытягивать тело Андрея из его рук. Это им удалось не сразу - Юра вцепился в друга, как лев в свою добычу. Юру отдернули. Он сидел на полу и плакал.
  - Он будет жить? - спросил кто-то из представителей власти.
  - Нет, он мертв, ножевые ранения, слишком большая потеря крови, - ответили врачи.
  Юру вывели на улицу, завели за дом, посадили на лавочку и спросили:
  - А вы кто?
  - Юра Пазин! - немного успокоившись, ответил парень, - я его друг.
  - Вы знали мужчину в костюме? - спросил представитель власти.
  - Нет! Не знаю, кто это? - ответил Юра, - может, потом пообщаемся, я сейчас не могу, неужели вы не понимаете?
  - Хорошо! Это вы звонили на его номер несколько минут назад? - вновь спросил милиционер.
  - Да! - кратко ответил парень.
  - Мы свяжемся с вами!
  - Я телефон оставил на дороге! Мой адрес: Тютчева, 35, - сказал Юра, - оставьте меня.
  Следователь ушел. Юра остался один. Глубокое горе вселилось в его голову и сердце. Он прислонил руки к лицу и замер - ладонь коснулась губ, и язык почувствовал вкус крови. Дыхание усилилось, голова закружилась, Юра стал терять сознание.
  - О-о! - закричал он громко и рухнул на землю. Слюни наполняли рот, и перед глазами стояла кровь, она лилась рекой, и Юра захлебывался ею.
  - Позовите врача, парню плохо! - увидев лежащего на земле Юру, крикнул следователь.
  Тут же подбежала женщина в халате и поднесла к носу Юры вату, пропитанную нашатырем. Парень пришел в себя. Он вышел во двор: группа людей в форме стояли и что-то обсуждали, один такой же обтягивал лентой периметр события, а врачи заполняли какой-то журнал. Юра, приподняв ленту, вышел на улицу и пешком направился к своему дому, оставив мотоцикл, лежащим на земле. Он брел по улице, смотря вниз и рассуждал:
  - Господи, почему ему выпала такая учесть, почему не мне? Он был намного лучше меня, не заслужил он такой мучительной смерти. Почему ты не забрал меня? Я во всем виноват! Изначальна, испортил всю свою жизнь, и втянул в грех остальных. И теперь мне за всё отвечать, но не им! Или это его судьба? Но что такое судьба? Неужели всё было предрешено заранее, и у Андрея не было шанса? Не может быть так! У нас должен быть выбор! Господи, я не смею к тебе обращаться, но прости моего друга! Он был добр и открыт, и хоть сделал немало злого, но сердце его чисто!
  Смотря на дорогу, он увидел лежащий свой телефон, подобрал его и пошел дальше. Спустя минуту ему позвонила Даша:
  - Привет, мой медвежонок!
  Хоть голос девушки и был безумно мил, это всё равно не могло поднять настроение парню.
  - Прости, я сейчас не могу говорить, и, наверно, не скоро смогу, я сам тебе позвоню, - ответил он и прекратил разговор.
  
  ***
  
  На следующий день в гости к Юре приехал следователь.
  - Значит вы Юрий Пазин? - начал тот разговор, - и вы приходились другом Андрею Потапову?
  - Да всё верно!
  - А вы знали, что ваш друг состоял в криминальной организации масок?
  - Нет! А с чего вы взяли? - этот вопрос растревожил Юру.
  - В его доме были найдены вещи, принадлежащие, по словам очевидцев, так называемому Крабу, - пояснил следователь, - вы его знали под таким именем?
  - Нет! В его компании он назывался Халком! А я его звал по имени! - ответил Юра.
  - Вы были не из его компании? - поинтересовался следователь.
  - Нет! Мы занимались вместе на турниках на стадионе возле второй школы. А кто был второй в его доме? - спросил Юра.
  - Так называемый, Мистер, тоже из организации масок, вы что-нибудь о нем знаете?
  - Слышал! О нем все знают! Но от Андрея никогда! Но если они были в одной банде, почему убили друг друга? - Юра хотел разобраться и выведать у следователя побольше информации.
  - Здесь я задаю вопросы! - перебил парня представитель власти, - скажите, Юрий, где вы находились в промежутке от двенадцати до часу дня?
  Юру этот вопрос возмутил, но он понимал, что грубостью дело не решить и спокойно ответил:
  - Был дома, где-то без пятнадцати час выехал на своем мотоцикле к Андрею. Я тоже под подозрением?
  - Кто-нибудь может подтвердить?
  - Соседка видела, как уезжал, я с ней поздоровался, - обрадовавшись, вспомнил Юра, - здесь напротив, пойдемте сходим, она подтвердит.
  - Проверим, проверим! - успокоил парня следователь, - хорошо, скажите, а ваш друг, никогда не рассказывал вам о каких-нибудь врагах?
  - Нет, никогда! Знаете, мы общались увлеченные спортом, ещё я рассказывал ему о религии, о Боге, он очень внимательно слушал, задавал вопросы, поддерживал меня. Знаете, мне кажется это ошибка - не мог он быть замешен с криминалом, - высказал свое мнение Юра, - так если вы кинули под подозрение меня, то значит, вы считаете, что их обоих убил кто-то?
  - Это даже без сомнений! Смерть одного настала в 12.40, через минуту был звонок в скорую, а ещё через минуту звонок в отделение милиции. Звонивший говорил вполне здоровым голосом. Потапов не мог так говорить, потому что истекал кровью, и его смерть настала в 12.55, кроме того, он был прикован наручниками к батарее, которые были разбиты, предположительно топором, - выложил информацию следователь.
  - Ничего не понимаю! - в недоумении произнес Юра.
  - Ладно, мне нужно идти, - следователь стал собираться, - будь готовым прибыть в отделение, я тебе позвоню!
  Мужчина в форме вышел, Юра подошел к окну и стал смотреть. Соседка ковырялась в своей клумбе перед домом, к ней подошел следователь и что-то спросил, женщина положительно кивнула головой и начала что-то ему рассказывать, жестикулируя руками и показывая на его дом, затем сам следователь положительно покивал женщине, скорей всего, поблагодарил её и ушел.
  - И что же получается? - сам себе задал вопрос Юра, - всё произошло у Андрея дома. Как там оказался Мистер? И кто вызвал скорую и милицию? Значит, Андрей был прикован наручниками к батарее. Скорей всего Мистер приковал его. Но как он всё пронюхал? Может он узнал не только об Андрее? Нет, в таком случае он пришел бы ко мне. Кто-то пришел на помощь Андрею, но опоздал, и остался инкогнито. Кто же он? Найти бы мне этого человека. Какие цели он преследует? Враг он или друг? И кто бы он ни был, как пронюхал информацию о Мистере и Андрее. Что он знает? Стоит ли мне беспокоиться?
  Немного успокоился и заключил:
  - Да, нет! Что-то я глубоко забрался! Тут совсем всё не понятно! Скорей всего это был случайный человек, который побоялся взять на себя ответственность. Он услышал бойню, заскочил в дом, к тому времени Мистер уже нанес смертельные раны Андрею и, скорее всего, сам случайно своим мечом разрубил цепь наручников, а Андрей, не знаю как, завалил Мистера. Он только вызвал скорую и милицию. Ему не стоило там оставаться, так как сам стал бы главным подозреваемым. Всё верно!
  
  ***
  
  Прошла неделя. Юра никуда не высовывался из дома, следователь не звонил, с организацией масок было покончено, хоть и с потерями. Жизнь шла своим чередом, и Юра это понимал. Сидеть на месте он не мог, да и деньги заканчивались. Прибыли от разведения овец не было, да и использовалось оно только для прикрытия. Парень принял решение продать овец и вложить их в какое-нибудь дело. Сам пока не знал в какое. А для освежения мыслей решил съездить в Брянск.
  Вечером Юра сам набрал знакомый номер.
  - Привет, котенок! - смеясь, сказал он. В этот момент почувствовал, что сильно по ней соскучился, и что в эти минуты одиночества она ему ближе всех.
  - Привет! - протяжно и очень довольно произнесла Даша, - мой медвежонок! Как дела?
  - У меня всё нормально! - грустно сказал Юра, - сегодня уезжаю в Брянск по делам, приезжаю через четыре дня! Может, мы встретимся? Посмотрим хотя бы друг на друга?
  - Давай! Я буду с нетерпеньем ждать твоего приезда!
  - Ну, тогда, до встречи!
  - Да! - немного огорченно сказала она, а потом ляпнула, - я люблю тебя!
  - Что? - переспросил Юра.
  - Я люблю тебя! Прости! - и бросила трубку.
  Но Юра особо не стал задумываться по поводу последних слов. Было приятно.
  
  ***
  
  В Брянске Юра особо не вдохновился, зато нашел покупателей овец, которые предложили ему хорошую цену. С полным кошельком и пустой головой Юра уехал домой.
  - И что мне делать с этими деньгами? В какое дело их вложить? Они же кому-то нужней, чем мне. У меня всё есть: свой дом, машина, бытовая техника, мебель. Может найти какую-нибудь простенькую работу и получать зарплату, как и все? А деньги отдать в детдом! Ну, точнее не отдать, а потратить их на деток. Им то они точно нужней! А что если мне устроиться на место Андрея? Буду тренером в тренажерном зале. Скорее всего, у меня спрос будет поменьше, чем у моего друга, не такое у меня шикарное тело, но клиенты найдутся. Да, решено!
  На следующий день с утра Юра пришел в детдом. Обычное двухэтажное здание, чем-то напоминает школу, вокруг елочки, а сзади яблочный садик, даже охранник на входе, который сразу же спросил у парня цель прибытия.
  - Я хотел бы что-нибудь подарить деткам, можно мне посмотреть, как они живут, что им не хватает? - раскрыл цель прибытия Юра.
  - Такие вопросы решаются только с заведующей, приходите завтра, сегодня её нет, и не будет, - высокомерно ответил охранник, скептично посмотрев на парня.
  Юра пришел на следующий день.
  - Проходите, - сказал охранник, увидев Юру, - я сказал заведующей, она велела вас пропустить.
  Парень вошел внутрь и направился в сторону нужного кабинета. Заходить внутрь не пришлось, так как заведующая, женщина лет сорока, не толстая и не худая, с крашенными закрученными волосами, вышла и с улыбкой направилась к парню. Парень от неожиданности тоже заулыбался. Женщина, подбежав к парню, взяла его за руку и повела в свой кабинет, тихонько говоря:
  - Я слышала, вы хотите деткам что-нибудь купить?
  - Да, я хотел посмотреть, в чем нуждаются ваши дети, - сев на стул в её кабинете, ответил парень.
  - На какую сумму вы рассчитываете, молодой человек? - не снимая улыбки, спросила женщина.
  - У меня есть сто пятьдесят тысяч, - опасаясь, ответил парень.
  - А чего это вы так решили отдать их детдому? - щурив глаза, продолжала допрос заведующая, - вы никуда случайно не баллотируетесь?
  - Я не хочу их отдать, я хочу их потратить! - поправил парень, - у меня всё есть, а деньги лишние! И никуда я не баллотируюсь!
  - Отдали бы их родственникам! - предложила женщина.
  - У них тоже всё есть! Если и у вас всё есть, то я найду другое место, - заявил Юра.
  - Ну, откуда у нас что есть? - воскликнула заведующая.
  - Давайте посмотрим!
  - Ну, посмотреть то мы посмотрим! Вы, то есть хотите вот сами всё купить, да?
  - Ну, не вам же их отдавать! - парень решил, что заведующая решила деньги прибрать себе.
  - А вот детишкам, допустим, нужна одежда, как вы её будете покупать? - ехидно улыбаясь, спросила женщина.
  - А вы мне напишите размеры, мальчик или девочка, и я всё сам куплю! - дал отпор парень.
  - О! Если вы мне так сделаете! - захохотала заведующая, - да они тут подерутся за эту одежду, вы представляете, что будет!
  Парень задумался, потом нашел выход из ситуации:
  - У меня есть знакомый на рынке, который торгует детской одеждой, я с ним сегодня договорюсь, и завтра он со своим товаром будет здесь. Каждый ребенок сам выберет себе!
  - Ну, молодой человек, я смотрю, вы находчивый, - сдалась заведующая, - но только вы учтите, что им нужна и зимняя одежда, сейчас уже холодно, и зима на носу!
  - С одеждой разобрались! - продолжил парень, - может им, что-нибудь из техники нужно! Я всё-таки хочу посмотреть, как вы вообще живете!
  - Ну, пойдемте, молодой человек, пойдемте, - поднимая парня со стула, позвала женщина.
  Они вышли из кабинета и по лестнице поднялись на второй этаж - стены везде однотонные, какие-то светло-зеленые, но в целом смотрятся не плохо, на полу линолеум, не такой уж и старый, потолки побелены. Зашли в столовую.
  - Тут у нас, в общем, есть всё: вот плиты газовые, пять лет назад меняли, столы, видите не очень, но держатся, посуда нормальная наша, - стала представлять помещение женщина.
  - Мне кажется, не помешает пару микроволновок и электрических чайников, - рассуждал вслух Юра и делал себе пометку в блокноте.
  - Да, да, да! Даже может и по одной хватит, мы просто в игровой ещё не были, я не знаю, хватит ли денег, - рассуждала заведующая.
  - А что в игровой? Пойдемте туда! - предложил парень.
  Они зашли в игровую. На полу куча разбросанных игрушек, два письменных стола и старенький телевизор в углу.
  - А где все дети? - спросил Юра.
  - На улице, в саду! - ответила женщина, - они там с воспитателями! У нас всего две группы, в одной восемь, а в другой двенадцать детей.
  - Да, телевизор стоило бы поменять!
  - У нас детки ходят в музыкальную школу, а инструментов заниматься, им нет, я вот о чем хотела сказать, - перебила его женщина, - гитару бы, да пианино, баян вот у нас есть один, сотрудник сам принес, не играет.
  - Ну, хорошо! - согласился Юра, - гитару и можно синтезатор, он многофункционален!
  - Во, во, во! - положительно покивала головой заведующая.
  - В общем, мне всё понятно! - заключил Юра, - завтра разберемся с одеждой, а потом решим с техникой!
  На следующий день на территории детского дома стояло две палатки, собранные как на рынке для покупателей. Юра договорился не с одним, а с двумя предпринимателями, чтоб был выбор. Дети окружили их, и, поначалу стесняясь, стали показывать, что бы они себе хотели. После того, как все закончили, Юра попросил посчитать. Продавцы насчитали ему за всё чуть больше тридцати тысяч.
  - Я рассчитывал потратить раза в два больше на одежду, давайте ка ещё выбирайте! - настоял Юра, и дети ещё выбрали себе одежды. После второго круга счет составил почти семьдесят тысяч. Довольные предприниматели стали сворачивать свои палатки.
  - Что нужно сказать дяде? - спросила заведующая.
  - Спасибо! - хором воскликнули дети.
  - Это ещё не всё! - воскликнул воодушевленный парень, сел к одному из бизнесменов в грузовик и они уехали.
  Через три часа он вернулся на другом грузовике с надписью: "Грузовое такси". Вместе с ним из машины вышли двое молодых ребят, открыли кузов и стали заносить в помещение объемные коробки. Юра сам взял коробку с телевизором (с ЖК-монитором они легкие) и зашел внутрь.
  На лестнице стояли дети, все двадцать, и внимательно смотрели, как заносят коробки. Внизу стояла заведующая, как-то по парадному одетая, и вместе с ней персонал детдома - две женщины воспитателя, мужчины повар, завхоз и охранник. И прямо возле входа старенький высокий мужчина с примитивным диктофоном и большим фотоаппаратом в руках - представитель местной прессы.
  - Вот это наш спонсор! - громко указала на вошедшего парня заведующая детдома.
  Тут же глаза Юры ослепила вспышка. Он покраснел и растерялся. К нему подошел охранник и вежливо взял из его рук коробку. Юра остался один на один с журналистом, персоналом детдома и ребятами. Он посмотрел в глаза детям, полных удивления и радости, и почувствовал, как свои наполняются слезами. Очень хотелось поддаться воле чувств и заплакать, но постыдился и опустил глаза в пол. Не прошло и секунды, как посыпался шквал аплодисментов. Хлопали все: персонал, журналист, ребята грузчики и, конечно же, дети, и их хлопот был дороже всего сердцу парня. Он не стал поднимать глаза, только прикусил губу, чтобы непослушные чувства не вырывались наружу, а дети продолжали аплодировать, спускаясь вниз, окружая парня. Юра глубоко выдохнул, и бунтарская слеза всё-таки покатилась по щеке.
  - Спасибо! - собравшись, произнес парень, и каждый ребенок, уже подростки и совсем маленькие, смотря ему в глаза, ответили также.
  - А теперь общее фото! - скомандовал корреспондент, - все смотрим на камеру!
  Успокоившись, Юра с детками разобрали коробки и все подключили. В конце осталась маленькая, но тяжелая. Парень открыл её - там лежало пять книг с надписью: "Библия".
  - Хотите стать таким же хорошим, как этот дядя, читайте Библию, - громко сказал репортер.
  Персонал детдома подготовил сладкий стол, и Юра с воспитанниками попил чая. Долго сидеть не стал, после пары чашек покинул детское заведение.
  - Да, эти эмоции стоят таких денег! Ни капли не жалею, что поступил именно так! - у Юры был душевный подъём, - как они смотрели на меня! Никогда такого не чувствовал!
  Телефон просигналил о пришедшем сообщении. Юра открыл его: "Привет, медвежонок! Как твои дела?".
  - Сегодня, наверное, лучший день в моей жизни! - смотря в небо, воскликнул Юра и набрал сообщение: "У меня всё отлично! Давай завтра встретимся!".
  Ответ пришел незамедлительно: "Давай!".
  
  ***
  
  Настал день долгожданной встречи. С утра он позвонил Даше:
  - Привет, котенок!
  - Привет! - протянул счастливо нежный голосок, - мой медвежонок!
  - Ну что, встретимся, - немного стесняясь, выдал Юра, - как договаривались.
  - Да! Я помню! А где и во сколько? - заинтересованно спросила она.
  - Давай в шесть часов вечера возле магазина у детского садика "Гно-мик", - установил Юра.
  - Хорошо, мой медвежонок!
  - Ну, всё, буду тебя там ждать! - договорил Юра и положил трубку.
  Вечер настал незаметно. Юра пошел на место встречи.
  - Вот сейчас будет момент истины и откровения. Интересно кто она? Красивая ли она, - рассуждал и мечтал парень, - а может, я её вообще знаю. У меня такое уже было. Общались, общались, а потом встретились, и оказалось, что она вообще в школе учится в 7-ом классе. Вот обломался тогда! А может она меня разводит, прикалывается надо мной. Ладно, всё равно нужно купить какую-нибудь шоколадку. Куплю, как раз в том самом магазине. А хотя нет, вдруг она уже ждет меня, тогда придется купить в магазине по пути.
  С такими раздумьями Юра незаметно для самого себя уже оказался возле места встречи.
  - Ага! Никого нет! А может в магазине, - произнес он вслух и зашел внутрь, - она меня знает, значит должна подойти первая. Хотя тут всё равно нет никого. Куплю себе мороженое.
  Прошло около тридцати минут.
  - Так! Вообще-то ждут 15 минут, а я тут торчу уже полчаса, - Юра стал беспокоиться, - уже скучно становится. Девушки проходят мимо и никто не подходит. Позвонить нужно, - парень достал телефон и набрал её, - совсем что ли нет совести - абонент недоступен. Вообще здорово! Точно развела меня, как осла. Динамо местное. Обалдеть! Клюнул как карась! Прекрасно же знаю, что нельзя доверять людям вот так просто, а тем более женщине. Хотя нет - это не верно, и я от этого отошел. Людям надо доверять, да даже и хочется. Но что делать, если они поступают именно так, как не должны?
  Юра снова приложил телефон к своему уху в надежде услышать гудки.
  - Привет! - прервал его мысли до боли знакомый голос. Юра обернулся - это была Ткачева Лена, известная всему поселку тем, что болела раком и одной ногой была на том свете, год пролежала в больнице, а родители продали всё, что у них было на её лечение. А теперь она вполне здорова. Хотя многие говорили, что ей осталось жить совсем недолго и скоро она умрет. Юре было очень её жалко. А с другой стороны было не понятно, зачем она тогда учится. Трудно сказать - говорит, что нравится. Кто-то говорил, что она ничего не знает о том, что скоро умрет. Мир живет на сплетнях.
  - Привет, Лен! - вяло сказал Юра.
  - Чего стоишь? - спросила она.
  - Да так, не важно! - Юра был расстроен обломом, который ему устроила Даша.
  - А! Ну ладно, - скептично произнесла она и зашла в магазин. Через некоторое время вышла и вновь заговорила с нашим героем, - Пойдем!
  - Да я вообще то, - Юра хотел отказать, но прикинул, что простоял уже час согласился, - а хотя пошли!
  - Так чего ты там стоял?
  - На свидание пришел.
  - Ничего себе! На свидание? - удивленно посмотрела на него она.
  - Да!
  - А с кем?
  - Не знаю! Даша какая то. Она не пришла, - отчаянно сказал Юра, а Лена в это время молчала и постоянно улыбалась. Но она всегда улыбалась при нем, поэтому его это не удивляло. Затем Юру словно осенило, - точно! Как я сразу не догадался! Ведь это ты и есть! Ты та, которую я стоял здесь и ждал, та, которая называла меня своим медвежонком, и та, которую я называл своим котенком! Первое мнение всегда правильное - я же сразу подумал, что это ты, помнишь, когда первый раз позвонила. Ты тогда меня обманула!
  Лена в ответ на это очень сильно рассмеялась, заставив Юру серьёзно ещё раз задуматься и усомниться.
  - Да, нет, это не я, серьёзно тебе говорю, не смеши меня. Это ты только что придумал?
  - Я? Нет! Это ты, - уверенно сказал Юра, достал из кармана телефон и стал набирать её номер, но в ответ услышал лишь пискливые звуки и фразу про недоступного абонента, - ты его выключила. Очень хитро!
  - Нет! У меня вообще нет телефона! Если хочешь, можешь меня обы-скать! - сказала Лена и подняла кверху руки. Юре хоть и было не очень то и удобно, но взялся её обыскивать.
  Сперва, ощупал карманы облегающих джинсов спереди и сзади, обратив внимание на её стройные ножки, затем поднялся выше и слегка потрогал карманы, располагающиеся в грудной части её курточки, затем ниже по бокам. Ничего твердого - все мягкое. Карманов больше не было. Юра поднял голову и уперся своим взором в её огромные глаза, наполненные волнением и радостью, в её слегка раскрытые губки, покрасневшие щечки с ямочками, волнистые русые волосы и снова в глаза, наполненные магией, околдовывающие, гипнотизирующие. Казалось даже, что они изредка переливались алыми оттенками. Ни о чем не хотелось думать. Хотелось верить всей душой, что это все-таки она.
  - Ты выключила телефон и оставила его дома, - придя в себя, сказал Юра.
  - Я же говорю, нет у меня телефона, - завораживающе произнесла Лена в очередной раз.
  - Правда? - надеясь разобраться, сказал Юра.
  - Правда! Почему ты мне не веришь?
  - Ну, если правда, тогда извини меня, пожалуйста, - разочарованно произнес Юра.
  - Да ладно, успокойся! - радостно воскликнула Лена, - а расскажи, что у вас там с этой девушкой было. Ты говорил, что она тебя называла медвежонком?
  - Ну, слушай! - и Юра рассказал историю своих отношений с Дашей.
  - А ты и в правду похож на медвежонка! - заключила Лена.
  - Да, так ещё в школе говорили! - рассмеялся Юра, - и все равно это ты.
  - Да нет же! Ну! - воскликнула она.
  - Ну, хорошо, почти убедила!
  Так по ходу разговора они оказались возле её дома, который был на улице соседней с той, на которой жил Юра. Стояли и продолжали беседу.
  - Юра, а ты же умеешь играть на гитаре? - спросила Лена, - может, ты и меня научишь?
  - Легко! - похвалился Юра, и задумался, как будто показалось, что где-то это уже слышал, - только это потребует много упорства и заниматься придется часто.
  - А я к этому готова. У меня даже гитара есть.
  - Ну, всё без проблем! Когда тебе будет удобнее?
  Но Лена ничего на это не ответила, да и Юра забыл про свой вопрос, так как раздался звонкий телефонный звонок, принадлежащий явно не телефону Юры. Лена закрыла глаза руками и как то непонятно затряслась - то ли заплакала, то ли засмеялась. Юра вновь стал её ощупывать, и он нашел, что искал. Телефон оказался хитро спрятан в рукаве куртки. Она сама его достала и с захлебывающимся голосом произнесла:
  - Будильник!
  Юра держал в руках её телефон и свой, набрал на своем её номер. Чего и следовало ожидать. На экране высветилось - медвежонок. Это был тот самый телефон, а значит и та самая девушка, та самая, которая называла его медвежонком, та самая, которую он называл котенком, та самая, которая, не подумавши, сказала, что любит его.
  - Ну и что ты теперь мне скажешь? - тихонько спросил Юра. Лена ничего не ответила, лишь прижалась к Юре и обняла его. Юра повторил за ней, скрепив объятие с такой силой, что стало слышно обоим, как бьются их сердца. Юра был на вершине блаженства, а Лена, наверное, и ещё выше.
  - Прости меня! - дрожащим голосом произнесла она.
  - Я не обижаюсь на тебя, - прошептал он ей на ушко, - я очень рад, что всё получилось именно так.
  Я боялась! И сейчас боюсь! - подняв глаза, сказала она.
  - Скажи, Лена! Всё, что ты говорила мне по телефону - правда?
  - Всё - правда!
  - И что ты меня любишь тоже?
  - Да! Юра, я люблю тебя! - заплакав, произнесла она и прижалась, что есть сил.
  - Я тоже тебя люблю! - сказал Юра и поцеловал её.
  - Больше не боюсь!
  - А сегодняшний день - ещё лучше! - подумал Юра, - и таких чувств тоже не было никогда! Я не соврал, я точно её люблю! Потому что это чувство не годится в сравнение с теми, которые испытывал к другим девушкам. Всегда смотрел на неё с умилением и был блаженен, представляя её рядом с собой! И при первом разговоре узнал же её! Может, это тоже - судьба?
  Немного остыв, они пошли гулять. Уже стемнело, небо заволокло тучами, и поднялся сильный ветер. Но влюбленной парочке всё было не по чём. Они шли, взявшись за руки, разговаривали о нескончаемой красоте березовых рощ, в которых в детстве делали шалаши, полей, полных ромашек и васильков и прудов, оставшихся на месте бывших карьеров. А вскоре дошли и до леса, располагающегося недалеко от рынка. Здесь стали гулять по беговой дорожке, на которой часто устраивали соревнования между школами. В лесу было так хорошо и красиво - отдельные участки покрывались слабеньким солнышком, которое уже стремилось скрыться за горизонтом, отдельные были полны мрака, предавая участку загадочности, пели какие-то птички, иногда встречались куры, выбегающие из соседних дворов, сверкали глаза кошек, листья и шишки скрипели под ногами. И на душе так хорошо, когда любимый человек рядом! Время летело соколом и вскоре стало совсем темно. Юра с Леной вышли из леса и направились в сторону рынка. Тем временем господствовать на небе стали набежавшие тучи, серые и грозные.
  Не успела парочка минуть рынка, как вдруг пошел дождь, усиливаясь с каждой минутой и не предвещая остановки. Стоило пройти всего метров пятьдесят, как парень с девушкой сильно промокли.
  - Нам нужно где-то переждать, иначе мы будем до ниточки мокрые, а до дома далеко, - жалостно произнесла Лена.
  - Я знаю, куда нам идти, - недолго думая, сказал Юра, - хотел раньше предложить, но не знал, как ты отреагируешь.
  Лена в надежде посмотрела на Юру.
  - У меня есть ключи от подсобки на рынке, можем там переждать хоть всю ночь, - сказал Юра, посмотрев на лицо озадаченной подруги, - там уютно, тепло.
  - Пошли, медвежонок! - заулыбалась Лена, - с милым рай и в шалаше!
  Они развернулись и направились к рынку. Подошли к крытому павильону, открыли дверь и зашли внутрь, где Юра вел подругу по длинному темному коридору, затем остановился и открыл ещё одну дверь. Открыв, нащупал выключатель и включил свет.
  - Прошу! - произнес шепотом Юра, как будто там кроме них кто-то ещё был.
  Довольно тесное помещение, со слабым освещением, заставленное стеллажами, полными коробок, ящиков и просто больших упаковок и бутылок с бытовой химией, шампунями, кремами, порошками. У стенки была раковина, в которую постоянно капала вода из крана. На полу стояли ящики, застеленные рабочими куртками. Сверху под потолком проходили толстенные трубы отопления, работающие этой ночью, исходя из того, что был слышен гул. Слегка замерзшие и промокшие молодые люди, попав в теплое помещение с мощным гулом труб, почувствовали приятную дрожь по телу.
  - Снимай свою курточку! - протянув руку, произнес Юра опять же шепотом.
  - А почему шепотом! - сняв куртку, спросила Лена.
  - Слышишь гул - трубы, - пояснил Юра, - я его просто обожаю, не хочу нарушать это спокойствие.
  - Теперь поняла!
  Юра протянул ей куртку:
  - Она чистая, моя! Я когда-то здесь работал.
  Лена надела её и ей стало тепло. Ещё одна волна мурашек пробежала по телу. Юра отодвинул шторку на маленьком окне, через которое была видна рыночная площадь, стоящий на ней фонарь и дождь, падающий через его свет.
  - Когда я здесь работал, - вспоминал Юра, - я обожал дождь, этот фонарь, этот холодок на улице, это тепло здесь, а больше всего этот гул. Приятная дрожь не сходила с моей кожи - самые приятные ощущения. Чувствуешь?
  - Не знаю как здесь без тебя, но с тобой, всё описанное превращается в прекрасную сказку, - втягивая голову в куртку, говорила Лена, - не знаю, кто придумал фразу про любимого в шалаше, но здесь точно рай.
  Лена сидела на ящиках в куртке Юры, а он постелил фуфайку на коробках рядом с этими ящиками и прилег.
  - И ты в правду понимаешь всё это великолепие? - удивленно спросил Юра, - ты реально получаешь удовольствие? Честно говоря, никогда раньше никому не говорил об этом. Стеснялся. Никогда не видел, чтобы кто-то наслаждался гулом труб и всей этой красотой.
  - Красота здесь! Я всегда любила такое состояние. Даже помню, когда первый раз почувствовала его. У меня дед работал в котельной. И однажды в сильный дождь я с мамой пришли к нему на работу. Я промокла, и дед дал мне теплый плед, а сам полез ковыряться с трубами, создававшими великолепную гармонию звуков вместе с дождем.
  Лена встала и сняла куртку. От появившейся прохлады блаженная дрожь вновь пробежала по всему телу. Она подошла к Юре и легла на коробки рядом с ним.
  - Обними меня! - произнесла она.
  Юра накинул на неё часть куртки, в которой грелся сам, и обнял её руками, прижавшись грудью к её мокрой спине. Стало ещё теплее. И снова дрожь. Так и лежали, молча смотря в окошечко, где в темноте в свете одинокого фонаря лил дождь. Окончательно расслабившись, оба уснули.
  Проснулись под утро.
  - Как спал, медвежонок? - игриво спросила Лена.
  - Я просто замечательно! - потягиваясь, сказал Юра, - а ты, хомка?
  - Хомка? - переспросила Лена.
  - Да! Ты похожа на миленького щекастого хомячка! Можно я буду тебя так называть?
  - Ха! Можно! - рассмеялась Лена, - а спала я замечательно.
  - Скоро сюда придут! Нам лучше уйти! - огорченно сказал Юра, - а то потом будут говорить всякую ерунду про нас.
  - Думаешь?
  - Конечно!
  Они встали, Лена надела свою высохшую куртку и они пошли. Прово-див девушку до дома, Юра поцеловал её в щечку и пошел домой.
  
  ***
  
  - Раньше я просто грыз свои щеки, по привычке дуратской, как и моя мама. Но сейчас что-то изменилось. Я их почти уже ем. Пока не пойдет первая кровь, я не могу успокоиться и продолжаю грызть, как бы больно мне ни было. Вот и сейчас пока до дому шел. Даже стыдно было перед Леной. Хорошо, что она не обращала внимание. И до сих пор вкус крови во рту, и боюсь, что мне это нравится. Я спокоен, когда чувствую её. Что за мысли? Я провел вечер и ночь с чудесной девушкой. Я получал удовольствие и она. Как здорово, что мы нашли друг друга. Мы, те, кому нравится гул труб, дождь под светом фонаря, сидеть мокрым и греться, засовывая голову поглубже в воротник.
  Прошел день, наступила ночь. Юра встал в третьем часу ночи, сел на кровать. Ему в голову пришла неожиданная идея, он нехотя встал, оделся, вышел на улицу и набрал номер своей хомки.
  - Привет! - сонным голосом ответила Лена, - чего так поздно, мой медвежонок? Что-то случилось?
  - Ничего не случилось! - более или менее бодро говорил Юра, - выходи на улицу, я тебя буду ждать возле твоего дома. Я кое-что придумал, тебе понравится.
  Она вышла на улицу, подошла к Юре и с улыбкой поцеловала его слегка в губы.
  - Ну и что мы придумали?
  - Пойдем! - бодро сказал Юра, взял её за руку и повел за собой.
  - Пойдем! А куда? - Лене было совсем не страшно, больше интересно.
  - На вокзал. Наш поезд в три сорок пять.
  - А куда мы едем?
  - Это не важно! Важно то, что сейчас нам прохладно и хочется спать. А значит, будет классно!
  Лена очень удивленно посмотрела на Юру, но ничего ему не ответила, потому что доверяла. Тут вопросы лишние. Всё это интриговало и завораживало юную девушку.
  Подойдя к перрону, они увидели, что поезд уже стоит.
  - Пойдем в детский вагон, - сказала Лена, - там теплее.
  - Нет! В следующий. Нам нужен холод и сонливость, - уверенно ответил Юра.
  Они зашли в вагон, наполовину пустой и спящий, заняли лавочку, сев рядом. Лена очень сильно прижалась к Юре, желая согреться. Удовольствия пока никакого она не получала, лишь хотела спать и греться. Юра, в принципе, был в таком же состоянии, но он знал, что всё впереди, и что не во сне счастье. Он накинул на себя куртку, взятую с собой, которую до этого нес в руках.
  - Садись мне на колени! - прошептал он.
  Лена покорно выполнила требование, и Юра застегнул куртку. Получилось так, что они оказались вдвоем под одной курткой. Тут же появилось тепло, поступающее друг от друга. Юра просунул свои руки через рукава наружу. Одну оставил лежать на куртке, а другой медленно дотронулся до окна. Стекло было очень холодным. Это прикосновение стало причиной огромной дрожи по всему телу. Мурашки пронеслись от пяток по спине до самой головы. Юра весь выпрямился и закрыл глаза. Затем второй рукой стал водить по куртке. Лена, все поняв, стала повторять, получая такое же удовольствие. Нагревшись от тела своего парня и дотронувшись до холодного стекла, она почувствовала как от рук и ног по всему телу, а самое главное к голове, движутся волны мурашек. Достигнув пика, Лена, от удовольствия задыхаясь, сделала глубокий вдох. Тяга в сон, холод, тепло, стук колес по рельсам, любимый человек рядом - что может ещё нужно для счастья? Любое движение вызывает удовольствие. Наслаждению не было предела.
  - Вот это любовь! - сказал кто-то из пассажиров своему спутнику, - сидят себе и нежно трутся щечками как два котенка.
  Что может быть прекрасней, чем смотреть на влюбленную парочку!
  Через пару часов они доехали до конечной остановки. Пересаживаться никуда не нужно было. Эта же электричка ехала назад. До стекла они уже не прикасались, но сидели по-прежнему в одной куртке и спали.
  -Класс! У меня просто нет слов! Ты мастер, замечательно придумал! Ничего похожего не было у меня! - восхищалась Лена.
  Она смотрела на Юру как на супергероя, который спас ей жизнь. Смотрела и думала:
  - Он такой великолепный, гораздо лучше меня, я ему и в подметки не гожусь. Как он живет! Как старается! Я так сильно его люблю, никогда его не брошу, и буду стремиться за ним, чтобы хоть немного походить на него.
  Теперь Лена получала удовольствие только оттого, что была рядом с ним, своим любимым, сидела на его коленях и прижималась своей щечкой к его. Юра же в свою очередь думал:
  - Неужели есть человек на этом свете, который понял меня, почувство-вал меня, почувствовал как я, проник в самую суть! Не в ту, что снаружи, каким меня все знают, каким меня сделала эта сложная жизнь, а какой я там, внутри, в глубине! Я счастлив! Она лучшая! Явно лучше меня!
  Этим утром Юра вновь проводил свою хомку до дома, поцеловал и пошел домой спать.
  
  ***
  
  На следующий день Юра пришел устраиваться в тренажерный зал.
  - Это же отличная работа, можно и самому тренироваться, людей учить, ещё и деньги за это получать, - рассуждал парень.
  Зайдя в зал, он поздоровался со знакомыми, их оказалось не мало, затем зашел к владельцу зала.
  - Я слышал, у вас освободилось место тренера? - начал разговор Юра.
  - Да, а вы откуда знаете? - заинтересованно спросил начальник.
  - Здесь мой друг работал, его убили на той неделе, - пояснил Юра, - я хотел бы работать вместо него.
  - А у вас как, образование есть специальное, достижения какие-то? - поинтересовался начальник, поставив парня в затруднительное положение, - мы же не берем так просто, кто захочет!
  - Ну, я занимался вместе с Андреем, я много в этом понимаю! - стал защищать себя Юра.
  Тут владелец замолчал и стал всматриваться в парня, потом улыбнулся и, показывая фотографию в газете, спросил:
  - Это случайно не ты?
  - Я, - ответил парень, посмотрев на большую фотографию первой страницы местной газеты, где он стоит вместе с воспитанниками детского дома.
  - Ну, слушай, ты просто местный герой, - восхитился начальник, - тут такую статью про тебя написали! Реально столько денег потратил? Что ты говорил там, соображаешь то по спорту, да?
  - Ну, да! Соображаю!
  - Отлично! Давай, с завтрашнего дня можешь выходить! - радостно решил начальник, - ты теперь тренер, я уверен на тебя спрос будет не маленький, а значит и зарплата будет не маленькой.
  Вечером парень пришел за Леной, и они пошли гулять.
  - А почему ты мне ничего не рассказал? - спросила девушка.
  - О чем? Ты наверняка многого обо мне не знаешь! - не понял парень.
  - О том, что ты настолько замечателен, что о твоих добрых поступках в газетах пишут! - восхитилась девушка, достала из сумочки газету и показала парню.
  - Ну, не знаю! Что мне теперь об этом везде говорить? - возмутился парень.
  - Расскажи, пожалуйста, об этом, - попросила девушка, - никогда не видела более замечательного поступка!
  Юра рассказал ей историю, о том, как он продал своих овец, потратил все деньги на детский дом и устроился на работу в тренажерный зал, рассказал про детей, про свои эмоции. Лена была поражена. Она, растрогавшись, обняла своего парня и сказала:
  - Я всегда знала, что ты самый замечательный человек на всем белом свете, никогда не сомневалась, - чувства её переполняли, - даже не знаю, что сказать! Ты лучший!
  - Ты лучшая! - ответил Юра и прижал её к себе посильнее.
  С утра парень прибыл на место работы. Его радостно встретил начальник:
  - Привет, Юра! Как настроение?
  - Рабочее! Готов к труду и обороне! - взбодрено ответил парень.
  - Я вчера после твоего визита сработал очень оперативно, - довольно продолжил начальник, - сделал вот такое объявление, и мой сын его расклеил по центру.
  Мужчина протянул парню бумажку, на которой было изображено фото из газеты и надпись: "Этот герой работает у нас тренером! Фитнес клуб "Аполлон"".
  - Реклама! - положительно покачав головой, сказал Юра.
  - Жди клиентов! - постучав парня по плечу, удалился начальник.
  Рекламный ход начальника сыграл - к концу дня у Юры набралась целая группа желающих. Опытные тренеры даже позавидовали молодому парню в таком диком успехе, а начальник чуть в ладоши не хлопал от счастья. После недели работы Юра попросил у него продолжительного выходного. Начальник не отказал и очень хорошо заплатил.
  
  ***
  
  - Хомка моя! - осторожно спросил он у Лены, - что ты скажешь, если я предложу тебе съездить в Питер денька на четыре?
  - Ух, ты! А зачем? - удивилась она.
  - Просто так! Ты была раньше в Питере?
  - Нет! Но всегда мечтала!
  - Вот и здорово! Съездим, посмотрим великий город. Я уверен, нам очень понравится! У тебя нет никаких планов?
  - Да ну, какие у меня планы!
  - Значит, решено! Расходы я беру на себя! Едем завтра же.
  Как хорошо, что появился прямой поезд от Брянска до Санкт-Петербурга, и ещё лучше, что на него всегда есть билеты. И опять поезд, опять ночная поездка. Только теперь они вдвоем в купе, они не заспанные, и не замерзшие.
  - Ну, что ж, любимочка! Спокойной ночи! - расстелив постель, сказал Юра и улегся спать.
  - Спокойной ночи, медвежонок! - произнесла в ответ Лена.
  - Что с ним? Неужели он меня не хочет! - подумала Лена, - мы не пер-вый раз наедине, а он даже ни разу и не пристал ко мне. Стесняется? Да это наврядли, я точно знаю, что он уже далеко не девственник, и с этим у него проблем нет. Неужели он хочет сохранить меня не тронутой до самой свадьбы. Ах! Он сделает мне предложение, и мы поженимся. Ну не может он так долго терпеть. Неужели так всё и будет! Он меня правда любит, всем сердцем! Я самая счастливая!
  - Ах, Лена, Лена! - размышлял в свою очередь Юра, - как бы я сейчас хотел к тебе пристать. Я так делал всегда, только выпадал нужный момент. Но сейчас нет, всё я покончил с блудом и уже раскаялся в своих грехах. Мы обязательно венчаемся и только тогда мы станем вместе, одной плотью. Нужно быстрее уснуть, чтобы освободить голову от греховных идей.
  К утру влюбленная парочка была на Московском вокзале. Погода в Питере в этот день была откровенно мерзкая - моросил дождь и сильно дул ветер. Они оба в этом городе были впервые, и первое впечатление сложилось не очень хорошее. Юра через интернет нашел неплохую гостиницу, и они направились к ней по метро. Багажа с собой почти не было, одна дорожная сумка, поэтому они были налегке. В гостинице Юра снял двухместный номер, в котором было две кровати, две тумбочки, шкаф, журнальный столик и телевизор. В номере было чисто и пахло свежестью. Вполне комфортно. За окном бушевал ветер и лил дождь, закрывая собой все цвета города, оставляя за собой лишь серые очертания зданий и неба.
  - И чего все так про этот Питер говорят, - произнес Юра, - мол, такой классный город, чистый, красивый. По мне так та же Москва.
  - Ладно, может погода поменяется, и город предстанет пред нами во всей красе. Не расстраивайся! - успокоила Лена.
  - Я хочу посмотреть на Неву! Хотя я даже и не знаю где она.
  - Может на Невском проспекте!
  - Наверно!
  Пару часов отходили от поездки на поезде, а потом решились ехать на Невский проспект. На улице по-прежнему лил мелкий дождь. Холодный ветер пробивался сквозь тонкие куртки наших влюбленных, заставляя коже сжиматься и дрожать. Они в обнимку добрались до метро, спустились по эскалатору и сели на свободные места в вагоне. Ветра здесь уже нет, но вот промокшая одежда всё равно терзала кожу. Дрожь проносилась с ног до головы от контраста холодной сырости одежды и взаимного тепла. Нахлынули недавние ощущения блаженства.
  - Именно в эти моменты я чувствую силу любви к тебе, хома, её мощь. Именно в этом тепле, а точнее в его борьбе с леденящей рябью! Ты меня понимаешь? - восторгался Юра. Но Лена в ответ, улыбаясь, покачала головой и прижалась к Юре ещё сильней, желая получить той самой любви, того самого тепла.
  Но вскоре они были уже на нужной станции, и им пришлось выходить. Погода ничуть не улучшилась, скорее наоборот. Да и Невы никакой здесь не было. Однако красота строений на Невском не была так сильно испорчена серыми красками непогоды, и она заслуживала внимания нашей парочки.
  - Юра, смотри Гостиный Двор, давай сходим, посмотрим! - предложила Лена.
  - Я хотел посмотреть на Неву, - разочарованно произнес Юра, - на мосты там, суда, и всё такое.
  - Но там сейчас погода будет ещё хуже чем здесь. Ты же не хочешь, чтобы мы заболели? - отговаривала Лена.
  - А мы и не заболеем, если будем верить всей душой! Да как мы заболеем? Тепло любви согреет нас! Мы в нем как под куполом! - воскликнул Юра, но потом согласился, - ты права, пойдем, погуляем внутри.
  Юра не любил гулять по магазинам, какими бы красивыми они не были и настаивал на том, чтобы перенести прогулку на улицу. Тем не менее, весь Гостиный Двор они обошли. За прогулку неплохо нагулялся аппетит, и Юра с Леной решили зайти куда-нибудь поесть. Они выбрали кафе с каким-то смешным названием, и зашли туда. Еда оказалась совсем не дорогой и вкусной. Насыщенный желудок дал дополнительное тепло и расслабил их.
  - Мне кажется, на сегодня мы уже нагулялись, - произнесла Лена, - ты как думаешь? Может, поедем к себе в номер?
  - Да, пожалуй ты права! - глубоко выдохнув, сказал Юра, - Сейчас я расплачусь, и поедем назад.
  Проделав обратный путь, они вновь очутились в номере, промокшие, уставшие, но счастливые. Было уже темно, однако свет включать не стали, включили лишь телевизор. Благо, в сумке лежала сухая чистая одежда, было во что переодеться. Лена совершенно не стесняясь, сняла с себя промокшую одежду, достала из сумки сарафан и надела его. Юра отвернулся сразу же и не подглядывал, озадачив себя переодеванием. Одевшись, сели на одну из кроватей и стали смотреть телевизор.
  - Юра! Я тебя люблю! - произнесла Лена, посмотрев в глаза Юре.
  - Я тебя тоже люблю! - произнес Юра, почувствовав в голосе любимой какое-то волнение.
  Лена молча, не отрывая взгляд от Юры, поднялась с кровати и встала перед Юрой, заслонив собой телевизор. Юра посмотрел на её чудесный сарафан, легкий и нежный, белого цвета, расписанного распущенными бутонами лилий, нежно-розовых, сиреневых, бордовых. И сидит на ней так здорово, не висит и не обтягивает её форм, принося в силуэт какую-то загадку. Не успел Юра полюбоваться этим дивом, как сарафан оказался на полу. И вот она стоит перед ним теперь абсолютно нагая, даже без белья, его не было под сарафаном. Босиком на полу, поджимая по очереди колени, немного расставив руки, согнутые наружу в запястьях, на небольшом расстоянии от ягодиц, круглых и подтянутых, совсем не прикрывая девичьих грудей, округлых, но небольших, от частого взволновонного дыхания то приподнимающихся, то опускающихся, на которых лежало несколько прядей русых расправленных волос, закинутых, в основном, за спину. Слегка раскрытый рот, украшенный пухлыми губками, и взгляд полный волнения, страха и осознанности своих действий.
  Юра замер и раскрыл от удивления рот.
  - Я люблю тебя, Юра! - тихо произнесла она.
  - Лена, мы не можем... До свадьбы... Как?
  - Юрочка, медвежонок мой! Ты самый хороший! Я знаю, лучше тебя во всем мире нет! Я тебе верю! Мы можем и не ждать!
  - Мы должны записать свой союз на небесах, хома!
  - Так, что же тебе мешает обратиться к Богу? Церковь?
  - Нет! Церковь посредник! А мы все дети Господа! - Юра поднялся с кровати, снял с себя цепочку с крестиком, положил её на пол и сам встал на колени перед ней, - Господи! Я обращаюсь к тебе напрямую! Смотри на неё! Это жена моя! Эту девушку я беру себе в жены! Я клянусь тебе, да гореть вечно в огне мне, если обману, всегда буду только с ней и плотью и духом, всегда буду любить её также сильно, как и сейчас перед тобой! И за неё я клянусь! Я её муж!
  Юра встал, надел цепочку, перекрестился и подошел к Лене:
  - А теперь ты клянись мне! - властно сказал он ей.
  - Клянусь тебе! Ты мой муж, я твоя жена, навсегда вместе! - уверенно сказала она. Юра её перекрестил, и они сошлись в объятии и поцелуе.
  Проснувшись утром, Юра обратил внимание на то, что комната была наполнена лучами раннего солнца. Он встал и подошел к окну. Сегодняшний пейзаж сильно отличался от вчерашнего серого - оказывается прямо под окнами был чудесный яблочный сад, на яблоньках которого ещё остались желтые и красные осенние листья и спелые неснятые плоды, в конце его стоял куст дикой розы, чей запах доходил даже до их комнаты, и здания вокруг по волшебству насытились приятными глазу цветами, голубыми, светло-желтыми, бежевыми. Насладившись зрелищем за окном, Юра повернул свой взор в сторону своей самопровозглашенной жены. Оказывается, она уже проснулась и, улыбаясь, смотрит на своего самопровозглашенного мужа.
  - Доброе утро, хомочка! - нежно сказал Юра и поцеловал её.
  - Доброе утро, медвежонок! - ответила она, - вот видишь и погодка поменялась в лучшую сторону! Это хороший знак!
  - Точно! Ты знаешь, я проголодался! Может, начнем нашу экскурсию по городу! - предложил Юра, - и ещё у меня одна просьба, надень, пожалуйста, вчерашний сарафан, а то я его вчера не успел рассмотреть.
  Лена в ответ рассмеялась, но просьбу мужа выполнила. Они оделись и пошли гулять, покушали в ближайшем кафе и направились в сторону Невы. На этот раз они её нашли. Сначала гуляли вдоль реки, пересекая её на каждом мосту, а затем направились в парк Толстого, где тоже очень долго гуляли.
  
  Ближе к вечеру решили сходить в аквапарк, купив всё необходимое. Там было очень весело. Но Юрина радость прекратилась быстро.
  - Юра Пазин, это ты? - совсем рядом за спиной раздался знакомый голос.
  Парень в оцепенении оглянулся - в метре от него стояла высокая рыжая девушка в веснушках, которую все знали как Свету Сиделкину.
  - Саранча! - внутри Юры что-то прокричало.
  - Да, это я! - подтвердил парень, стараясь не показывать своего испуга, - откуда вы меня знаете?
  - Я Света Сиделкина, - представилась она, - неужели ты меня не знаешь? Меня в Локти знают все!
  - А! Я кажется, понял! - сымитировал радость Юра, - лицо знакомое, сейчас вспомнил!
  - Какими судьбами в Питере? - зафлиртовала Света.
  - Я со своей девушкой приехал посмотреть великий город! - указывая на подплывающую Лену, сказал Юра.
  После последней новости лицо Светы заметно переменилось - улыбка пропала, губки сложились, глаза прищурились.
  - Ясно! Я уже собралась уходить! Отдыхайте! - негативно посмотрев на Лену, произнесла Света, повернулась и уплыла.
  - Кто это, Юра? - спросила Лена.
  - Света Сиделкина, она тоже с Локтя! - ответил парень, а сам подумал, - вот так встреча! Откуда она здесь? Что бы это всё значило? Ненавижу такие неопределенности! Я надеюсь, она ничего не заподозрила! Хотя бы всё закончилось этой встречей! Нет желания её увидеть снова!
  К концу дня очень устали, и вернувшись вечером в свой номер, просто легли и уснули. На следующий день они поехали назад в Брянск.
  
  ***
  
  Через день Юра вновь был на рабочем месте. Клиентов, не смотря на его отсутствие, совсем не убавилось, напротив, их стало ещё больше. Получилось так, что всё рабочее время с девяти утра до девяти вечера с перерывом на четыре часа в обед, на все дни кроме воскресенья, было расписано желающими заниматься спортом именно под его руководством.
  - Юр, у тебя появилось несколько новых подопечных, они приходили и записывались по телефону, - при встрече объявил начальник, - каждый будет приходить в свое время, и я буду их тебе представлять. Ничего не поменялось - занятие по часу.
  Юра с удовольствием вошел в работу. Приходилось и самому попотеть, но азарт был. И клиенты были довольны. Говорили, что пришли заниматься к нему ради интереса, посмотреть на такого доброго парня, и были очень сильно удивлены его профессионализму.
  В целом день проходил под хорошим настроением, пока на занятие к парню не пришел новый обучаемый. Закончив занятие со старым клиентом, Юра услышал голос за спиной, прозвучавший как скрип ногтями по камню:
  - Здравствуйте, тренер!
  Юра обернулся, расставив ноги на ширине плеч, стояла высокая длинноволосая рыжая девушка с зелеными глазами, одетая вполне откровенно - короткие шортики, обтягивающие упругие ягодицы, топик с глубоким декольте, сильно обнажающий немаленькие округлые груди, и защита на коленях и локтях, придающих девушке какую-то нестандартную сексуальность. Парень очень расстроился - это опять была она - Саранча.
  - Кошмар ещё не закончился! - подумал Юра и высказал ей своё удивление, - привет! Ты же только в Питере была?
  - Я вернулась! - разглядывая парня, ответила рыжая девушка.
  - Ну, понятно! А зачем тебе заниматься? Ты и так очень хорошо выглядишь! - похвалил её парень.
  - Правда! Спасибо! - заигрывая с парнем, воскликнула Света, - нужно же держать себя в форме! Я тебе нравлюсь?
  - Я же сказал, что ты очень хорошо выглядишь! А нравишься ты мне или нет, не имеет значения! - достойно ответил Юра, - ты же знаешь, что у меня есть девушка, и у нас всё серьёзно!
  - А ты мне очень нравишься! - подойдя к парню ближе и выставив свою объёмную грудь, сказала Света, - и мне всё равно, есть у тебя девушка или нет, Дым!
  От последнего слова сердце парня заколотилось, адреналин побежал по крови, и жар ударил по всему телу.
  - Причем здесь дым? - пытаясь не показывать свой испуг, спросил Юра.
  - Ха-ха-ха! - засмеялась Света.
  - Причем здесь дым? - повторил свой вопрос парень.
  - Дым! - прекратив смех, серьёзно заговорила девушка, - я узнала тебя! Ещё в аквапарке! Хоть ты никогда и не показывал мне своего лица, но твоё тело я знаю более чем хорошо, каждую твою родинку! Прогорела твоя конспирация! И что бы ты мне не говорил, знай, я уверена на сто процентов, что это ты!
  - Что тебе нужно, Саранча? - взявшись за голову, произнес Юра, поняв, что спорить и убеждать её в обратном, нет смысла, - зачем ты приехала?
  - Какой же ты дурак! - возмутилась Саранча, - люблю я тебя! Когда ты ушел из организации, ушла и я, потому что не было смысла там оставаться. Моё присутствие там было лишь из-за тебя, только из-за тебя!
  - Почему же ты не пошла со мной сразу, как это сделал Краб? - возмутился парень.
  - А ты думаешь, легко было пойти с тобой, лежа на земле с разбитой челюстью! - закричала Света так, что окружающие обернулись и посмотрели на них, - после того как я восстановилась, сразу же уехала в Питер, чтобы скрыться от Мистера и его дружков. С твоей конспирацией я и не надеялась тебя встретить, но судьба нас свела вновь! Понимаешь, судьбой было предначертано, чтобы мы встретились после того, как будет покончено с масками!
  - Судьбой? - усмехнулся Юра, - ты знаешь, что это такое? Что-то прокололась твоя судьба и свела меня с другой девушкой?
  - Чем она лучше меня? - крикнула Света.
  - Она намного порядочнее тебя! Я поменял свою жизнь координально, и тебе нет в ней места!
  - Я тоже поменяла свою жизнь и готова поменять её, как тебе будет угодно! Ты скотина, после того, что у нас было, так говоришь! Я же всё для тебя делала, исполняла все твои эротические фантазии, - напирала девушка.
  - Я люблю её! - смотря ей в глаза, сказал Юра, - и этим всё должно быть для тебя сказано!
  - Скотина! - заплакав, произнесла Света, развернулась и пошла на выход.
  - Прости! - крикнул вдогонку ей Юра.
  Приехав домой на обеденные часы, Юра сел и задумался:
  - И что она теперь будет делать? Просто так уедет обратно в Питер? Там здорово! Хотя туда она уезжала, чтобы скрыться от масок. Неужели останется после жизни в Питере в Локте? Здесь родней как-то, по крайней мере для меня! Но она не оставит всё просто так, темперамент не тот! И что сделает? Какие у неё варианты? Она может просто отомстить и убить меня! Не достался ей, так не доставайся никому! Может сделать так, чтобы мы с Леной поссорились и разошлись! И самое худшее, если она захочет устранить Лену - свою конкурентку, чтобы я вернулся к ней. Но она наверняка понимает, что я ей никогда этого не прощу. Значит, просто так убить Лену она не сможет. Ей нужно сделать так, чтобы всё выглядело как несчастный случай! Так я не смогу ей ничего предъявить, и у неё будет надежда, что я вернусь к ней. Боже, даже не хочу об этом думать! Неужели моей хомке грозит опасность! Но я не люблю Свету, и в любом случае к ней не вернусь, как она это не понимает! Мне нужно почаще быть с Леной, всё своё свободное время, так мне будет намного спокойней. В критической ситуации только я смогу спасти её. Саранча девушка решительная, ей не нужны затяжные баталии, она любит быструю победу.
  Юра тут же набрал номер Лены:
  - Привет, хомочка!
  - Привет, мой медвежонок!
  - Я так подумал, почему бы тебе не переехать ко мне? - сразу выдал суть звонка Юра, - что если сегодня мы перевезем твои вещи ко мне?
  - Это так неожиданно! Но если моему медвежонку так хочется, то я за! - поразившись, согласилась Лена.
  - Ну, ты пока собирай вещи, а я после работы заеду к тебе, хорошо, - Юра спешил, - до вечера!
  
  ***
  
  Вечером после работы Юра вновь позвонил своей девушке:
  - Хома, я еду к тебе! Ты готова?
  - Не надо ко мне приезжать Юра, - рыдая в трубку, произнесла Лена, - нам вообще с тобой нужно расстаться!
  - Что случилось? - Юра впал в панику.
  - Ничего! Нам нужно просто расстаться! - повторила Лена.
  Юра всё понял и стал пытаться поправить ситуацию в свою пользу:
  - Леночка, хомочка моя! Я всё знаю! Тебе звонили и угрожали, правильно? Чтобы там тебе не сказали, это всё провокации, слышишь! Никого не бойся, ты со мной! Нужно быть сильнее этого, понимаешь! Я тебя люблю и хочу, чтобы ты всегда была со мной, несмотря ни на что! И я плюю в лицо опасностям, главное, чтобы ты была всегда рядом! А вместе мы преодолеем любые трудности, любимая!
  - Я тоже тебя люблю! - зарыдала Лена, - приезжай за мной скорей!
  - Лечу к тебе! - воскликнул Юра и поехал за любимой.
  Приехав к ней, Юра быстро забежал в дом. Лена увидев его, сразу же бросилась в объятие, вся зареванная и испуганная.
  - Что она тебе сказала? - спросил Юра
  - Она сказала, что убьёт меня! - ответила Лена и зарыдала во всю силу.
  - Ну, тише, тише! - гладя по спине свою любимую, успокаивал парень.
  - А ещё она сказала, что если я расскажу об этом тебе, то тоже убьёт! - переведя дыхание, сказала Лена и снова разрыдалась.
  - Всё, всё, теперь ты со мной! Ничего не бойся! - успокаивал её парень, - где твои вещи, пойдем скорей! Ты теперь будешь всегда рядом со мной!
  - А как же твоя работа, моя учеба? - в страхе спросила Лена.
  - Хомочка, пойми, это всё провокации, никто тебе ничего плохого не сделает! А моя работа и твоя учеба находятся в одном здании, каждую перемену заходи ко мне!
  - Мне всё равно страшно! - не соглашалась девушка.
  - Верь мне, всё будет хорошо, тебе нечего бояться.
  Девушка крепко прижалась к парню и очень долго не отпускала.
  Через час Юра уже располагал свою девушку у себя дома. Когда Лена зашла в душ, парень взял её телефон и посмотрел номер, с которого ей угрожали. Набрал его и стал ждать ответа.
  - Откуда у тебя мой новый номер, Юрочка? - ответила ему Саранча.
  - Слушай, Света, так тебе меня точно не вернуть! Ты поступаешь очень глупо, зля меня! - разгневанным тоном высказал Юра.
  - Ах! Она тебе всё рассказала! - наглым голосом сказала Саранча, - хорошо, я всё поняла! Раз нельзя вернуть так, значит можно как-то по-другому, получается!
  - Ничего не получается! Никак тебе меня не вернуть, можешь не стараться! - воскликнул Юра.
  - Хорошо, хорошо, Юрочка! Я всё поняла! - умиротворенно сказала Света.
  - Ну и хорошо, очень на это надеюсь! Пока! - закончил разговор Юра и положил трубку.
  Поужинав парень с девушкой, легли спать. Лена после всех переживаний уснула почти сразу, а Юра ещё долго лежал и не мог уснуть - разбирал в голове последний разговор. Но вскоре утомление сыграло свою роль, и парень тоже уснул. И увидел он сон:
  Стоит перед ним рыцарь в стальных доспехах и стальной шлем-маске, из под которой развиваются длинные рыжие волосы. По фигуре видно, что рыцарь женщина. А за спиной огромные крылья, как у нарисованных драконов, медленно развиваются, сворачиваются. Женщина в доспехах сунула два пальца в рот и громко свиснула. Тут же к ней набежали собаки и окружили. Были там и большие, и маленькие, и породистые, и дворняги. Жадно смотря на неё, они закрутили хвостами. Она достала меч и, показывая на парня, крикнула:
  - Сожрите его!
  Тут же вся стая, сверкая глазами и брызжа слюной, понеслась на парня. Первой неслась огромная немецкая овчарка. Подбежав вплотную, она прыгнула, и парень увидел её раскрытую зловещую пасть. Юра тут же проснулся и в ужасе подскочил с кровати.
  
  ***
  
  На следующий день к Юре на тренировку вновь пришла Света.
  - И хватило же у тебя совести прийти опять ко мне! - возмутился Юра.
  - Я записана на тренировки, поэтому и хожу, - деловито ответила Света, - на самом деле мне стыдно! И я хотела извиниться.
  У Юры от этих слов глаза на лоб вылезли.
  - Прости, Юра! У меня было такое состояние, саму сейчас кошки по сердцу царапают! Ты прав, так парней не возвращают! - извинялась Света, - мне стоило бы стать такой как ты, доброй и отзывчивой! Может, тогда ты пересмотришь свои позиции! Такого больше никогда не повторится, я обещаю!
  - Ну, если честно, не ожидал от тебя такого! - рассмеялся Юра.
  - Я же сказала, что уже поменялась, - напомнила Света, - и ради тебя буду меняться дальше!
  - Я тебя прощаю, Света! Дай Бог тебе удачи! - радостно ответил ей Юра, - может, начнем тренировку?
  - Как скажешь, тренер! - молодцевато воскликнула девушка.
  На тренировке Юра вел себя как тренер, а Света, к большому удивлению парня, вела себя как послушная ученица, не подавая никаких признаков заигрывания с ним. После занятия парень остался очень доволен и на обед уходил с хорошим настроением. Подождал окончания занятий Лены, и они вместе пошли домой.
  - Как прошли занятия? - весело спросил Юра.
  - Да как-то не очень, весь день из головы не выходят плохие мысли, - поделилась настроением Лена.
  - А у меня наоборот, очень хорошо прошел день, пропали все страхи и опасения. Ты знаешь, мне кажется, нам вообще ничего не стоит опасаться! - уверенно сказал Юра.
  Они вышли из техникума и проходили задний двор. Чтобы срезать путь шли через дворы.
  - Не знаю, у меня всё равно какое-то предчувствие, - не успокаивалась Лена.
  И вдруг они услышали тяжелое приближающееся рычание. Они оглянулись - на всей скорости на них мчалась огромная собака. Лена закрыла лицо руками и что есть мощи завизжала. Собака уже настигла их и совершила решительный прыжок, разинув свою пасть. Юра оттолкнул Лену и успел закрыть лицо рукой. Именно в эту руку и вонзились длинные клыки псины. Под нависшим весом парень упал на землю. Собака тем временем отпустила руку и моментально вцепилась ему в шею. Челюсти сжались с такой силой, что поток воздуха в легкие был перекрыт. Задыхаясь, Юра пытался разогнуть челюсти, но сжатие было такое крепкое, что накаченные руки были бессильны.
  Мир вокруг Юры поплыл, и он перестал слышать. В глазах начало темнеть, а затем и вовсе всё исчезло. Перед глазами пролетели неваляшки, детская коляска, велосипед, сестренка в пеленках, гречневая каша с молоком, рогатка, первая учительница, драка с одноклассником, игра на фантики, бабушка, молодые мать с отцом, автомобильный рынок, ведро с тряпкой, горбыль на пилораме, пудовая гиря, бейсбольная бита, вид сверху облаков, цветы, первый мотоцикл, пожар в гараже, секс со Светой Сиделкиной, разборка в Севске, миллион в кармане, открытая Библия, удар битой по ногам, мертвый Андрей Потапов на руках, дождь под фонарем, Лена Ткачева сидящая на его коленях, уплывающая Саранча, пасть огромной собаки и алая пелена.
  - Алая пелена, - осознанно понял Юра и почувствовал на языке вкус горячей крови, льющейся из его шеи. Откуда-то проснулись силы, Юра снова схватил челюсти и с треском разорвал пасть псу. Схватив его за глотку, резко вскочил на ноги и швырнул лохматого убийцу на землю.
  Кровь перестала струиться из Юры, но она была везде: на его шее, груди, руках, лице, окружающей земле и на лежащей собаке. Сил становилось всё больше и больше. В итоге парень не удержался и прыгнул на еле шевелящуюся собаку, вцепился ей в горло и, резко дернув, оставил в своих зубах смесь шерсти, кожи, мяса и трахеи. Кровь полилась ручьём.
  Мир в глазах Юры вновь поплыл: кровь, одна кровь, везде, алая, багровая, розоватая; а затем резко вернулся на место. В чувства парня привел ружейный выстрел.
  - Вы живы? - кричал подбежавший мужик, державший в руке ружьё, - вот это псина! Вам срочно нужно в скорую! Я вызову!
  - Юрочка, Юрочка, любимый мой! - рыдая, подбежала к нему Лена, - не молчи! Скажи мне что-нибудь! О, Боже, сколько крови!
  - Я в порядке! - тихонько произнес Юра и упал.
  - Юрочка! - закричала Лена, уже сама вся испачканная кровью любимого.
  Скорая приехала быстро.
  - Не волнуйтесь, он в порядке! Большая потеря крови, но он будет жить, - успокаивали врачи рыдающую девушку. Юра, пришедши в себя, поднял голову, и Лена упал в обморок.
  - Давно такого не было! - глубоко выдохнув, произнес старший из медперсонала, - заносите обоих.
  - Откуда она взялась? - недоумевал мужик, вызвавший скорую, - по ходу, бешеная! Вон слюна везде! - закурил, почесал лоб, - это же тот самый парень, про которого в газете писали, который детдому помог. Бывает же! Точно герой - вчера детям помог, сегодня девушку спас! Были бы такие все!
  
  ***
  
  - Откуда взялась эта псина? Неужели бешеная? Такая напряженная жизнь стала! То волнения и переживания, то реальные опасности для жизни! Ладно, мне не привыкать, но для моей любимой это слишком. Напрашиваются мысли, что здесь не обошлось без Саранчи. Но ведь она пришла, во всем мне раскаялась, да и не могла она так быстро проследить за нами наш маршрут и обучить собаку. Что же это было? - задумался Юра. Он лежал в больничной палате в отделе травматологии, состояние его оценивалось как среднетяжелое.
  - О, Боже! Как я мог забыть про свой сон! - осенило парня, - во сне были собаки, и ими управляла девушка с рыжими волосами. Хоть она и была в маске, но очевидно, что это была она - Саранча. Точно, Света ввела меня в заблуждение своей покорностью и скромностью, я потерял бдительность, и она совершила покушение. Только чего она хотела - убить меня или Лену? Мой ответ - Лену! Потому что вчера именно она шла по тому же самому маршруту, как и обычно, и Саранча могла за ней в этот день проследить. Это была засада, и если бы меня не оказалось рядом, то, мне даже страшно представить, моей любимой просто не стало бы! Где Лена? Ей угрожает опасность!
  Лену быстро привели в чувства, но успокоить её не получалось.
  - Меня хотят убить! - кричала она, - собаку на нас натравили!
  - Девушка, успокойтесь! Собака была бешеная, она сорвалась с цепи и выбежала на улицу, а там вы, ну вот она и набросилась на вас, - предлагала свою версию молодая врач - девушка в бирюзовом халате и маске с распущенными длинными вьющимися волосами рыжего цвета, - вам нужно прийти в себя и идти домой.
  - Нет, я не могу! Домой я пойду только со своим парнем! - категорично ответила Лена.
  - Вы понимаете, что он лежит в тяжелом состоянии, ему нужен покой, и раньше чем через неделю он отсюда не выйдет! - напирала врач.
  - Значит, и я буду лежать с ним неделю, - стояла на своем Лена, - чтобы не случилось, я не выйду из больницы! И вообще где от вас можно вызвать милицию?
  - Значит, не выйдешь из больницы? - девушка в белом халате встала со своего места и подошла вплотную к напуганной Лене, - а ты упрямая, сучка!
  - Что вы сказали? - Лена подняла глаза на врача, увидела перед собой какой-то баллончик, затем услышала пшик и потеряла сознание.
  - Да, со времен моей работы медсестрой в этой больнице замки в дверях не меняли, - крутя в руках связку ключей, смеялась девушка в белом халате, - вот упертая сука! И что мне теперь с тобой делать? Почему никогда не идет всё по плану? Спонтанные действия могут быть ошибочными, остается довериться только опыту.
  Кабинет, занятый врачом находился на первом этаже. Она открыла настежь окно, выходящее на задний безлюдный двор, подняла усыпленную девушку и сбросила её на землю, затем закрыла окно, вышла из кабинета и спокойно потопала к выходу из больницы. Подойдя к автомобильной стоянке, она села в неприметную, заранее купленную, жигули и заехала на территорию больницы. Вскоре она остановилась возле лежащей на земле девушки, открыла багажник, закинула её туда и незаметно выехала.
  - Кто-нибудь, помогите! - кричал в кровати Юра.
  - Что случилось? - прибежала на его зов медсестра.
  - Девушка, где Лена Ткачева, её со мной сюда привезли? - паниковал парень.
  - Не волнуйтесь, я сейчас узнаю! - успокоила медсестра и ушла.
  Минут через десять она вернулась.
  - Всё в порядке с вашей девушкой, её привели в чувства, успокоили и даже домой отвезли! - рассказала медсестра.
  - Кто вам это сказал? - не верил Юра и начал вставать с кровати, - вы понимаете, что она в опасности, и её нельзя оставлять одну?
  - Вам нельзя вставать! - забеспокоилась девушка в белом халате, - немедленно ложитесь, что вы делаете?
  - Да как вы не понимаете? - закричал Юра и пошел на выход.
  - Виктор Николаевич! - закричала девушка в коридор, - больной бредит!
  Из двери заведующего отделением вышел большой мужчина с красной мордой:
  - Товарищ! Вернитесь на своё место, пока мы вас не вернули!
  - Некогда мне с вами обсуждать моё здоровье! - со злостью ответил Юра и не успел предпринять никаких действий, как получил укол в область ягодицы. Он снова посмотрел на доктора и упал ему в руки.
  Виктор Николаевич сам оттащил больного на место, приговаривая:
  - Как в психушке! Эта эйфория у них после травм! Постоянно приходится успокаивать!
  
  ***
  
  Очнулась Лена. Руки связаны, ноги тоже, ужасно болит голова и ломит в спине. Она лежала на деревянном полу в каком-то сарае с маленьким окошечком, через которое пробивался тусклый сумеречный свет, вокруг ящики с картошкой, набитые мешки, упавшая с крыши солома, висящие на стене грабли, вилы, косы, лопаты. В сарае царил неприятный запах, и из закутки слышалось движение - поросенок.
  - Помогите! - закричала Лена.
  Через секунд десять дверь сарая открылась, включился свет, и взору Лены предстала девушка в черных длинных сапогах на высоком каблуке, зеленых обтягивающих штанах, зеленой сверкающей куртке, черных перчатках по локоть, с бирюзовой докторской повязкой на лице и длинными волнистыми волосами рыжего цвета.
  - Твои крики тебе не помогут! - засмеялась Саранча, - здесь нет людей, только ты и я!
  - Не убивай меня! - умоляюще произнесла Лена.
  - Я же тебя предупреждала вчера по телефону! - наклонившись к Лене, сказала Саранча, - ты меня не послушала! Зачем ты рассказала обо всем Юре?
  - Я сказала, что нам нужно расстаться, но он сказал, что всё знает и чтобы я не боялась! - защищала себя Лена.
  - Из-за тебя пострадал Юра! - яростно закричала Света, - ты знаешь, что эта собака предназначалась тебе? А теперь ты меня просишь не убивать? Нет, подружка! Неужели было так сложно просто перестать общаться с ним? Сохранила бы и свою жизнь, и жизнь Дыма бы не поставила пол угрозу! Хотя он парень бывалый, не удивлена, что он справился с псиной!
  - Я люблю его всем сердцем! - плакала Лена, - и готова умереть за него!
  - Ну, очень хорошо, что ты к этому готова, проблем, надеюсь, будет меньше! - обрадовалась Саранча, - но прежде чем ты умрешь, я расскажу тебе одну маленькую тайну про твоего Юру, чтобы ты поняла, что он твоей жизни не стоит!
  - Я тебе всё равно не поверю, чтобы ты мне не сказала! - страх бедной девушки усилился.
  - Да ты послушай! - засмеялась девушка в зеленом, - ты знаешь, что твой Юрочка профессиональный убийца? Наверняка слышала про криминальную организацию масок! Так Юра, чтоб ты знала, возглавлял её, он был так называемым Дымом! Слышала?
  - Ты врешь! - воскликнула Лена.
  - Ха-ха-ха! - смеялась Света, - скольких же людей он убил, посчитать точно не смогу, человек двадцать, как бы не больше! А знаешь, откуда я это знаю? Я тоже была в этой организации, и я была его девушкой! Но потом он решил нас всех кинуть и ушел, представляешь! Что ты знаешь о любви? Я ради него убивала вместе с ним и была богата, а когда он ушел, ушла и я. Скрывшись и полностью перестроив свою жизнь, я каждый день жила надеждой вновь встретить своего Дыма. Я не знала его лица, но поняла по телу, которое выучила наизусть! Знаешь, как я обрадовалась, найдя его? А тут ты - его новое увлечение! И стоило ему бросать меня, женщину, которая для него делала всё, ради такой сопливой размазни!
  - Ты говоришь ложь! Не может человек, который продал всё, что имел, и отдал сиротам, быть убийцей! - сомневалась шокированная Лена, - даже если это правда, главное, что он любит меня!
  - Я тебе сказала правду! - спокойно ответила Саранча, наклонилась к Лене, развязала ей руки и дала две бумажки, - а теперь пиши предсмертную записку! Вот текст!
  Один листик был пустой, а на другом было написано: "Из-за меня погиб любимый человек, мой Юрочка. Не могу себе этого простить и без него жить тоже не могу! Простите меня!"
  - Зачем мне это писать? - задыхаясь, закричала Лена.
  - Ну, ты и дура! - возмутилась Света, - пиши, сказала!
  - Я не буду писать! - дала отпор Лена.
  - Если ты этого не напишешь своей нежной рученькой, - прищурив глаза, угрожающе произнесла Саранча, - то мне не останется ничего, как убить тебя прямо здесь, прямо сейчас, а так как все подозрения указывают только на меня, то мне придется убить и Юрочку, которого ты так сильно любишь! Ты готова пойти на такие жертвы?
  - Сука, как после таких слов ты можешь говорить о том, что любишь его? - скрипя от злости зубами, возмутилась Лена.
  - Любовь бывает разная! У меня такая! Поверь, я его люблю не меньше твоего! - пояснила Света и закричала, - пиши, тварь!
  Лена зарыдала, но взяла ручку и написала недлинный текст.
  - Вот и замечательно, умница, хорошая девочка, - взяв записку, похвалила Света, - была бы такой вчера, и проблем бы не было!
  Саранча подошла к закутке и загляделась на поросенка:
  - Ой, какая милая Нюша!
  - Что я сижу! - мигом подумала Лена, - мои руки развязаны, она стоит ко мне спиной, нужно действовать!
  Лена вскочила на ноги, схватила со стены полотно от косы, замахнулась и бросилась на Саранчу, но та резко развернулась и отпрянула в сторону, так что полотно воткнулось в деревянную дверь закутки. Света схватила одной рукой руку Лены, а другой рукой ударила ту в живот, затем, схватив её обеими руками, потянула на себя и резко швырнула в стену. Толчок был такой мощный, что вытянутые руки Лене не помогли, она ударилась лицом об стену и рассекла себе бровь. Упав на пол, она застонала от боли.
  - Ты это мне брось! - спокойно сказала девушка в зеленом, - на тебе не должно быть следов насилия, иначе твоей записке не поверят. Ты же этого не хочешь?
  
  ***
  
  Очнулся Юра. Больничная палата, свет выключен, все спят. Во всем теле ломка, и голова кружится.
  - Лена! Что с ней! - первое, что пришло в голову, - хотя бы позвонить ей!
  Юра достал телефон - разряжен. Осмотрелся вокруг - в палате кроме него ещё трое больных и все на растяжках. Он встал с кровати и вышел из палаты в коридор. Тут же из сестринской выскочила испуганная медсестра:
  - Молодой человек, вы куда?
  - Мне нужна зарядка на телефон очень срочно, - жестикулируя, просил парень, - на Nokia с узеньким входом, у вас есть?
  - Такая с тоненьким штекером? - уточнила медсестра, - такая есть, сейчас я вам дам, вернитесь в палату, пожалуйста! Мне тут сказали, что вы буйный, не будете убегать?
  - Не буду! - опустив глаза, ответил Юра и пошел назад в палату.
  Вскоре зашла девушка и подала ему зарядное устройство для его телефона. Юра подал питание на телефон и спустя пару секунд включил его, система загрузилась, и стали приходить сообщения о пропущенных вызовах. Парень открыл их - все сообщения были от Светы Сиделкиной. Он, не медля, позвонил ей. Гудков ждать не пришлось - ответ последовал мгновенно.
  - Юрочка, любимый, спаси меня, забери отсюда! - услышал Юра голос зареванной Лены.
  - Что с тобой, что она с тобой сделала? Что ей нужно? - в панике затараторил Юра.
  - Я её убила! - на выдохе выкрикнула Лена и заревела.
  - Где ты?
  - Я в каком-то сарае, здесь поросенок, что за улица не знаю, за огородом поле, - выдала всю собранную информацию девушка.
  - Я знаю, где ты! - сказал Юра, посмотрел на выход и по тени снизу понял, что за дверью кто-то стоит и подслушивает, - ну, ясно! У меня всё нормально, скоро выпишут!
  - Юра, забери меня! - успела выкрикнуть Лена, перед тем как Юра оборвал разговор.
  Парень лег на кровать, накрылся одеялом и внимательно стал смотреть за дверью. С минуту тень ещё поприсутствовала, а потом исчезла. Досчитав до ста, Юра аккуратно встал и подошел к двери. Медленно приоткрыв, он посмотрел в коридор - пусто. Осмотрелся вокруг и подошел к окну - первый этаж. Осторожно открыл створку, подумав:
  - Откуда в нашей больнице пластиковые стекла?
  Залез на подоконник и спрыгнул.
  - Я так понимаю, Саранча отвезла Лену к своей глухой бабушке на Луговую, - размышлял Юра, - это не далеко, добегу!
  Парень, осторожно наступая на опавшие листья, крался по газону в сторону калитки на выход с территории больницы. В халате, в который его нарядили, было холодно, поэтому хотелось побыстрее перейти на бег. Вообще вид подозрительный, попадаться кому-то на глаза совсем не хотелось. Почти подойдя к калитке, парень увидел идущего мужчину. Не растерявшись, спрятался за деревом и подождал. Как только опасность миновала, прошел калитку и побежал сокращенными путями через дворы.
   Глубокая ночь, а на улице светло - на небе полная луна, ни одного облачка и звезды, словно беспорядочно рассыпанные бриллианты. Деревья, покорно дрожащие на ветру, голые, а вся их одежда под ними, как будто все сбросили вышедшие из моды наряды осени 2012 в ожидании новой коллекции зимы 2013, когда выпадет первый снег и покроет их кроны. А пока обнаженные, доказывают свою верность природе и терпят, за исключением только сосен и ёлок, вечно консервативных и непослушных сезонной моде. Но она не обойдет их стороной и против воли нарядит в такие же белые костюмы своей коллекции, придавая им пышности и знатности, за которую придется заплатить на новогодние праздники, умирая, оголяясь, но сверкая, встретить их вместе с людьми.
  Траве и вовсе не суждено быть в белых стильных одеяньях, она с этим уже смирилась, засохла и улеглась на землю в ожидании весны. А для земли и трава наряд, поэтому местами смеётся сама над собой, где совсем голая - огороды, клумбы, тропинки, и тоже ждет зимы.
  Глубокая ночь. Улицы пустые, в редком доме горит свет, и только бежит парень, в больничном халате и тапочках. Бежит и думает:
  - Как это может быть, что Лена убила Саранчу? Мне срочно нужно быть на месте, пока она не совершила непоправимых ошибок.
  Вскоре парень был на месте. Он осторожно зашел во двор и открыл дверь сарая. В углу на корточках сидела Лена и заплаканными глазами смотрела на лежащую Саранчу, у которой была разрезана шея. Рядом лежало полотно от косы со следами крови, которые были везде - на полу, на стенах, на Лене. Юра от вида крови стал задыхаться, но от крика Лены сразу же пришел в себя:
  - Юрочка! - она подскочила и бросилась к Юре, хныкая, говорила, - я убила её, убила!
  - Тише, тише, милая! - гладил её по спине парень, - как это произошло?
  - Она хотела меня убить! Заставила написать записку, - показала Юре записку, - а потом отвернулась, я схватила это лезвие и ударила её. Я убила её! Что теперь будет, Юрочка? Меня посадят!
  - Где твой телефон? - Юра пытался трезво воспринимать обстановку.
  - Не знаю! Я тебе звонила с её телефона, куда она дела мой не знаю! - держась за голову, отвечала она.
  - На чем она тебя привезла?
  - Тоже не знаю! - качала головой девушка.
  - Ясно! Скорей всего на жигуленке, что возле дома, - умозаключил Юра, - от моего дома ключи у тебя остались?
  - Да, вот они! - ощупав карман, ответила Лена.
  - Хомочка, тебе нужно ехать домой, ко мне домой, - взяв её за плечи, сказал парень, - мы сейчас выйдем на улицу, заберем твой телефон, вызовем такси на начало улицы, и ты поедешь ко мне, понимаешь? Приедешь, постирай всю одежду в холодной воде! Хотя, лучше дойти пешком! Путь не короткий, но так будет лучше! И если кого-то увидишь, не пугайся и ни в коем случае не плачь, молча прошла, и всё! Выходи!
  Девушка вышла из сарая, парень покопался в карманах мертвой Саранчи, взял ключи от машины и вышел следом. Взяв Лену за руку, довел её до жигуленка, открыл, покопавшись, нашел телефон, отдал его Лене и сказал:
  - Иди, любимая, никому ничего не говори об этом!
  - А ты, медвежонок? - испуганно произнесла Лена.
  - Не волнуйся, я всё сделаю и вернусь в больницу, завтра приди и навести меня, самое главное не подавай вида. Ты не убийца! Ты защищалась, твоей вины нет! Иди!
  Юра стоял и смотрел, пока Лена не скрылась, затем развернулся и пошел в сарай. На стене он нашел затрепанный комбинезон и фуфайку, которые остались, скорей всего, ещё от деда, и надел их. Покопался в карманах Светы ещё раз, достал зажигалку и выложил её на пол. Затем поднял мертвую девушку, донес её до машины, положил на заднем сидении, открыл багажник, нашел там канистру с бензином и взял её с собой. Вернулся, облил бензином пол, стены, закутку, накидал соломы, разбил окошко, поджог зажигалкой бензин, вышел и закрыл дверь. Сел в жигули, завел и уехал.
  - Бабуле ничего не угрожает, сарай далеко от дома, да и соседи заметят, когда сарай разгорится, вызовут пожарных, те приедут и потушат, но улик уже не останется, - рассуждал Юра, - а что делать с трупом?
  Юра приехал на Брасовское озеро и встал перед мостом лобовой частью к воде. Вышел из машины и открыл окно со стороны водителя. Оглядевшись по сторонам, нашел два больших камня и две толстых палки. Один камень положил на сцепление, включил передачу, второй камень положил на педаль газа, машина завыла. Парень закрыл дверь, одной палкой ткнул в педаль сцепления, второй палкой убрал камень с этой же педали. Плавно отпуская палку, дождался когда машина начнет движение и убрал палку вовсе. Жигули, буксуя, резко сорвалось с места и полетело под мост в воду. Вскоре рёв двигателя прекратился. Вода медленно заливалась в салон, заставляя машину погружаться всё глубже и глубже. Через несколько минут остались только круги на воде и воцарила тишина. Уставший Юра стоял на мосту и говорил:
  - Прости меня, Господи! На что только не пойдешь ради любви! А теперь мне нужно возвращаться назад в больницу. Вот это будет проблемно, так как до неё мне километров десять. Хотя я знаю путь через лес, до Краснооктябрьского озера, а там и больница рядом. Так и пойду!
  В медленном темпе парень побежал прочь от этого места. По пути оставил в лесу комбинезон и фуфайку, и где-то через час был возле больницы. Он залез через тоже окно себе в палатку, вышел в коридор и зашел в сестринскую.
  Медсестра лежала на кушетке. Поняв, что дверь открылась, она встрепенулась и сонным голосом спросила:
  - Вам чего, молодой человек?
  - А сколько сейчас времени? - тяжело выдохнув, произнес Юра.
  - У вас что на телефоне нет времени? - озлобленно спросила девушка.
  - Действительно! - протяженно сказал парень и вышел, добрел до своей кровати, рухнул на неё и моментом отрубился, так и не посмотрев времени.
  
  ***
  
  - Ничего себе он спит! - сквозь сон услышал Юра мужской голос, - уже час дня, неужели так снотворное подействовало?
  - Не знаю, Виктор Николаевич, Катенька сказала, что он вставал ночью и кому-то звонил, а потом опять спать лег! - послышался рядом женский голос.
  - Просто поразительно, мало того, что спит как ленивец, так ещё и раны его заживают несказанно быстро! - вновь раздался мужской голос, - ладно, пойдемте, пускай, спит дальше!
  Голоса стихли, Юра открыл глаза и поднялся, свесив ноги с кровати. На удивление очень хорошо себя чувствовал, и всё произошедшее ночью казалось страшным сном. Он даже задумался над этим. Ощупал свою шею - множественные ранения значительно зажили, и почти везде остались только шрамы.
  - Может и в правду мне всё приснилось? Что тогда я здесь делаю? - недоумевал Юра, - что с моей шеей, откуда шрамы, если не от собаки?
  Парень опустил взор вниз и увидел свои больничные тапочки - грязные, разбитые, чем-то пахнущие. Он взял один и понюхал - чистый запах бензина.
  - Неужели всё, правда? - испугался он.
  В палату вновь зашел доктор:
  - Встал всё-таки! Почти сутки спал!
  - Доктор, что со мной произошло? - волнительно спросил парень.
  - Да брось! - махнув рукой, воскликнул доктор, - собака тебя покусала, еле жив остался! Неужели не помнишь?
  - Помню! Надеялся, что это сон, - огорченно ответил Юра.
  - А помнишь, как ты ломился тут вчера? Спасать кого-то спешил?
  - Помню! - негативно произнес Юра.
  - Чего так недовольно? Девушка твоя жива и невредима, вон сидит ждет! - показывая на коридор, сказал доктор, - сейчас позову её, а потом сразу ко мне! Зачем повязку с шеи снял, самый умный? Ладно, недолго тут!
  Мужчина вышел, махнул рукой, и в палату зашла Лена. Она улыбалась, выставляя ямочки на своих розовых щечках, и глаза её сияли, наполненные радости от встречи с любимым человеком. Умиленный Юра тоже улыбнулся, протянул руки и кивнул головой. Лена подошла, и они обнялись.
  - Ну, как ты, хомочка моя? - спросил Юра, - как добралась до дома?
  - У меня всё хорошо! - ответила она и продолжила шепотом, - сделала всё, как ты сказал. Как ты?
  - Я тоже всё сделал, можешь больше ни о чем не волноваться! - также прошептал он.
  Улыбка сошла с лица девушки, и она опустила голову.
  - Ну, ну, любимая! - прижав её к себе, сказал Юра, - не думай об этом! У тебя не было выбора!
  - Она бы меня убила! - посмотрев любимому в глаза, произнесла девушка.
  - Да! Ты сделала всё правильно! Я бы не пережил твой потери! Ты живешь теперь не только для себя, но и для меня, поэтому теперь на тебе двойная ответственность за свою жизнь! - успокаивал её Юра.
  - Я тоже тебя очень сильно люблю, и свою жизнь отдала бы за твою, - прижавшись к парню, прошептала девушка.
  - Даже не вздумай! Лучше мне не жить, чем жить, но без тебя! - прервал её парень.
  - Поцелуй меня! - блаженно сказала Лена. Юра наклонился и они поцеловались.
  - Ты знаешь, она такие вещи говорила о тебе плохие, - прервала поцелуй Лена, - говорила, что ты разбойник и убийца! Но я ей не верю, она была больная, однозначно!
  - Да уж! - ответил лишь Юра, его совесть говорила, что нужно ей всё рассказать, но здравый смысл говорил о другом.
  - Сегодня утром выпал первый снег, - показывая на окно, сказала Лена.
  - И в правду! - восхитился Юра, - обожаю зиму!
  
  ***
  Спустя пару дней Юру выписали. Доктор сказал, что никогда не видел такого феноменально быстрого заживления ран. Все эти дни валил снег, преодолевая все рекорды по количеству осадков. Этим вечером парень встретился с друзьями.
  - Ну что, Юр! На пасху пойдем в церковь ночью, поприкалываемся? - между делом спросил Дима.
  - В смысле? - не понял Юра.
  - Ну, поприкалываемся! Юр, я не верю в Бога, мне всё равно!
  - Димон! Да как ты не веришь? - Юра был шокирован.
  - Ну, вот так, не верю! Ты мне не сможешь доказать, что он есть! - Ди-мон говорил вполне спокойно.
  - Докажу! Прямо сейчас, хочешь, - Юра же, напротив был заведен.
  - Интересно как? - Димона это вполне заинтересовала.
  - Идем за мной! - воскликнул Юра. Они вышли на улицу, Юра разулся, взял в руки ботинки с носками и вступил на снег, - смотри! Я сейчас вместе с тобою пройдусь вокруг клуба босиком по снегу и ни капельки не замерзну!
  Юра не спеша пошел по снегу, и вскоре они обошли весь клуб, вновь вступив на крыльцо, на котором все посмотрели на Юру как на сумасшедшего.
  - Ну! Видел! - спросил Юра голосом, по которому не скажешь, что он только что ходил десять минут по снегу.
  - Видел! Ну и что из этого?
  - Да то, дурень, что Бог был со мной. Поэтому я не чувствовал холода, понимаешь! Я верю в Бога, верю в себя, также верил, что мне не холодно. Поэтому мне не холодно!
  - Ты конечно молодец, Юр! Но я всё равно не верю! - сказал Димон, понимая, что Юру он этим точно не удовлетворит.
  - Хорошо! - воскликнул Юра на грани злости и успокоился, вспомнив о доброте, - тогда так!
  Юра снял с себя свитер, футболку, отдал их Димону вместе с обувью и закатал штаны до колен. Кивнув другу, опять направился обходить клуб. Димон пошел за ним. Стоило им только зайти за клуб, как Юра тут же прыгнул грудью в сугроб и стал в нем вертеться.
  - Да ты что! - воскликнул Димон и стал поднимать Юру из сугроба.
  - Всё нормально! За меня не беспокойся! - абсолютно спокойно и уве-ренно сказал Юра, встал и пошел дальше. Вновь обошел клуб и быстро забежал внутрь в раздевалку, чтобы особо не блистать перед публикой. Димон забежал вслед за ним и подал ему вещи.
  - Ну, я от тебя такого не ожидал, Юр! Ты же по любому замерз! - восхищался он.
  - Ты мне не веришь? - ровным голосом убедительно спросил Юра.
  - Да быть такого не может! - недоумевал Димон, - ну, если ты говоришь правду, значит... Не знаю теперь даже!
  - Вот! Это уже значит, что по снегу я не зря лазил, раз у тебя уже воз-никли сомнения в душе. Хотя в любом случае я не зря лазил. Правда, мне уже не нужно ничего доказывать. Я знаю точно, - удовлетворенно сказал Юра и вспомнил Виктора Федоровича.
  
  ***
  
  - Лена, хомка моя! Давай я познакомлю тебя со своими друзьями! Сходим в ресторан, посидим там! - на следующий день при встрече сказал Юра.
  - Конечно! А потом в следующий раз я познакомлю тебя со своими подругами! - оживленно ответила Лена.
  - Да! Так и сделаем, только не будем откладывать, а то мне со следую-щей недели нужно будет уехать в Брянск на обследование. Предлагаю начать с сегодняшнего дня. Я позвоню своим ребятам и скажу, что сегодня я буду знакомить их с тобой! Ты не против? - заключил Юра. Лена ответила согласием.
  Как и говорил, он договорился с друзьями и ближе к полуночи они уже сидели в ресторане за большим столом, где были лучшие друзья и их девушки. Юра познакомил их с Леной. Вечер был чудесным, пока Юра не стал замечать странные вещи.
  Они часто выходили танцевать со своими девушками медленные композиции. В один из таких танцев Юре стало не по себе - вокруг как-то всё почернело и повсюду стали мигать цветные точки. Он такое наблюдал не раз, но в детстве, иногда даже пугался этого, а к этому времени он уже забыл об этом странном явлении. Хотя эффект был сильнее чем тогда давно.
  - Прости, хомка! Мне нужно подышать свежим воздухом! - в растерянности сказал Юра, - давай выйдем на балкон.
  - Что случилось? - выйдя на балкон, спросила Лена.
  - У меня какое-то странное чувство, - набирая побольше воздуха, ответил Юра, - представь себе, что всё вокруг состоит из маленьких точек, красных, синих, черных. Вообще всё - все предметы, все люди. А ещё голова кружится и хочется есть. Будто я пьян. Но ты знаешь, я не пил.
  - Честно говоря, у меня такое тоже бывает! - удивленно сказала Лена, покачивая головой, - смотри какая сегодня чудесная полная луна! Давай постоим подышим, полюбуемся на луну. Всё пройдет.
  Юра взглянул на луну, необыкновенно яркую и большую. Ему показалось даже, что никогда её такой не видел. У него пробежала дрожь по всему телу, и как-то сразу стало легче.
  - Черт! Опять я грызу губу! - опомнившись, тихонько произнес Юра, посмотрел по сторонам, - надеюсь, этого никто не видел.
  Юра вернулся в компанию. Сидели долго. До самого утра. Вскоре Лена устала:
  - Юра, пойдем домой! А то уже поздно или рано, не знаю даже.
  Юра попрощался с друзьями и вышел с Леной на улицу, как вдруг Юра услышал:
  - Отстань, придурок, никуда я с тобой не пойду! Ты меня слышишь! отвали, я буду кричать! - очень громко выкрикивала девушка, зажатая парнем за углом здания ресторана.
  - Хватит тебе ломаться! Тварь, я же всё знаю, ты тут всем даешь. Чем я хуже, а? - также громко выкрикивал парень, зажавший девушку.
  - Что там происходит? - услышав крики, спросил Юра у компании, которая находилась ближе всех.
  - Это не наше дело! - ответил кто-то, - сами разберутся. Она действительно тварь подзаборная.
  - И что теперь...
   Юра не успел договорить, как раздался звонкий женский визг:
  - Помогите!
  С этого момента он себя уже не помнил. Зато несколько людей видели, как парень сорвался с места словно гепард и, издавая нечеловеческий рев, оскалив зубы, бросился на, пристающего к девушке, парня, разбросав ту самую компанию, которая оказалось у него на пути. Ни компания, ни парень не успели среагировать. Даже зажатая девушка не поняла, что произошло. Но как только все опомнились, всеобщий ужас привел всех в бледноту и заставил протрезветь. Парень лежал навзничь на земле, не подавая признаков жизни. Юра сидел на нем сверху, рыча, вцепившись зубами в его шею. Он дергал резко головой, жадно напиваясь кровью, стекающей с шеи на землю и с губ Юры на подбородок. Несколько девушек при виде такой жути, сразу же упали в обморок, в том числе и та, к которой приставали.
  - Нет! Юра! - закричала Лена.
  Юра обернулся и первое, что увидел, оказалась мощная деревянная бейсбольная бита, незамедлительно треснувшая его по зубам, и убегающий силуэт в длинном черном пальто и шляпе. Удар оказался более чем хорош - Юра сразу выплюнул несколько зубов, среди них оказались и разломанные пополам клыки.
  - Юрочка! - не побоявшись ничего, бросилась Лена к своему медвежонку, - что с тобой, любимый? Что?
  Тот пришел в себя, но ничего ответить не смог, лишь обнял свое сокровище, пачкая её в крови своей и чужой. Лена прижала его к себе со всей силой, какая у неё была и заплакала. Юра почувствовал, как внутри душа просто сгорает от отчаяния. Он поднял глаза вверх и увидел, как первые лучи солнца, выглянувшего из-за горизонта своим верхом, начинают сжигать его плоть. Юра, загораясь, ухватился ещё сильнее за Лену.
  - Ах! - Лена, почуяв огонь, дернулась прочь от него. Увидев, что любимый лежит, не двигаясь, она закричала во все горло, - помогите!
  - Помогите! - разнесся крик по всей округе. Но помощи не было. Лена вскочила с земли и побежала зареванная прочь, постоянно повторяя:
  - Помогите! Пожалуйста, помогите!
  Лена бежала, не понимая куда, не понимая зачем. Вскоре крики прекратились - выбежав на проезжую часть, на полном ходу её сбила машина. Смерть была мгновенной.
  Такого бедный Локоть не видел никогда.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Оставь сомненья, протяни мне руку,
   Поверь, я научу тебя летать!
   Доверься еле слышимому звуку,
   Расслабься и не вздумай отступать!
   Ну что стоишь? Я не могу ждать вечно!
   Да я не ангел, но уже не человек.
   Не полетишь? Ну чтож ты так беспечно...
   Прощай, мой друг! Теперь уже на век...
  А.Снитко "Полетели"
  
  
  Часть 3
  - Жарко! Ужасно жарко! Ненавижу жару! Где я? - опомнился Юра и осмотрел все вокруг. Багровый горячий песок, черные камни, красно-серое небо, сильный горячий ветер и отдаленные крики диких животных и существ, поныне не существующих - всё это окружало его.
  - Я же умер! - вспомнил он и ужаснулся, - это ад! Что заслужил, то и получил!
  Встал, дотронулся до своих зубов - все на месте. Однако клыки оказа-лись очень длинными. Он всё вспомнил:
  - Зачем я это сделал? Почему я набросился на него словно зверь. Я хотел есть, мне хотелось крови. Я что вампир? Мне выбили клыки, и я сгорел от первых же лучей солнца. Точно, всё сходится. Я точно вампир. Но почему, почему? Мне же предсказывали, что я буду жить, как минимум лет 60! А я мертв! Ведь столько всего хотел сделать, и не для себя же, для людей. И в аду. Слишком поздно стал жить я с Богом, всё правильно! Что заслужил, то и получил. А как же моя мама, сестра. А Лена! Леночка моя! Она всё видела. Какое я чудовище!
  Он шел и шел, не зная зачем, куда, просто шел. Но вдруг он услышал какие-то движения у себя за спиной. Он обернулся и увидел существ, совершенно однообразных, сливающихся с песком, словно хамелеоны. Единственное, что их выдавало - их глаза, горящие огнем, мигающие на всеобщем фоне. Увидев их, Юра, готовый ко всему, ничуть не испугался. Напротив, существа, которые крались за ним, поняв, что Юра их заметил, тут же разбежались. И бежали, сломя голову, очень быстро, спотыкаясь, падая, издавая жалобный рев.
  - В чем дело? Они что, меня боятся? - произнес Юра.
  - Ещё бы! - раздался голос за спиной, - у них есть все основания, чтобы убегать от тебя не разбирая дороги.
  Юра обернулся и увидел высокого худого старика, со скулами на лице, полуоблысевшей головой и остатками седины.
  - Ты прекрасно знаешь, кто я! Даже и не спрашивай. А почему ещё не принял свой естественный вид? А хотя зубки уже вижу, - рассматривая Юру, говорил сатана.
  - Я вампир? - тревожно спросил Юра. Эта новость стала бы для него разгадкой всех загадок, накопившихся в сердце за последний час.
  - Нет! Вампиры по сравнению с тобой ничтожества, - ответил сатана, - давай уже принимай свой естественный вид. Хватит тянуть! Тебе этого не избежать! Проснись, внутри спящий!
  - Не понимаю! О чем речь! - не успел он и этого договорить, как вдруг дыхание затруднилось, и появилась невыносимая боль в спине. Задыхаясь, он упал на песок, втянулся и завертелся, как волчок. И тут на его глазах стали расти руки, кисти и пальцы, из спины полезли щупальца, как у кальмара, разрывая его одежду. А потом резкое облегчение и дыхание вновь вернулось к нему. Юра, помимо всего этого ещё и вырос на полметра. В голове не укладывалось, откуда взялись ещё конечности, которые ему ещё и подчиняются.
  - Да, человеческая кровь дала о себе знать! - с удовольствием ценителя произнес сатана.
  - Что ты со мной сделал? - закричал Юра.
  - Абсолютно ничего, только что разбудил твое внутреннее я, - властно воскликнул сатана и засмеялся, - я расскажу тебе о твоей великой миссии. Я создал тебя, уничтожить Землю, сеять на ней хаос и беспорядки. Ты ещё при жизни начал это дело, но сейчас твои возможности будут безграничны!
  - Не могу я этого делать. Разве не знаешь ты о главной заповеди - люби ближнего своего? - достойно ответил Юра, - и из неё выходит, что нельзя убивать, нельзя творить зло людям, даже если тебе причиняют зло, благословляй обидчика!
  - Ты это мне брось! Не для того ты был создан, чтобы наставлять меня! - резко отреагировал сатана, - я побольше тебя знаю! Господь слеп - он не видит людей, не видит, что его заповеди давно не соблюдаются! С этим пора покончить!
  - Одному Богу подвластна дата конца, и не тебе решать, когда это будет, и как бы ты не сопротивлялся, потерпишь поражение, разве не знаешь ты Откровения Иоанна Богослова? - продолжал Юра, - и не покончит Господь с людьми, как покончил с Содомом и Гоморрой, пока есть среди них праведные люди!
  - Ты моё творение! Что произошло? - дьявол закипел яростью, затем рассмеялся, - ха! Это вопрос времени, птеронская кровь сделает своё дело! Ты всё сделаешь, что должен! Благо, не один такой!
  Но в этот самый момент чудовище, начало исчезать. Смех у дьявола тут же пропал:
  - Нет! Этого не может быть! Только не это! - сатана пришел в ярость и стал рвать на себе последние волосы.
  Тем временем Юра просто таил у того на глазах. Вскоре исчез совсем.
  
  ***
  
  Перемены стали привычными и Юра уже ничему не удивлялся. К тому же, исчезнув в одном месте, он появился в новом. Прекрасный весенний день - голубое небо, покрытое редкими белоснежными облачками, под которыми летали птицы, спускаясь на зелень кустов и деревьев, покрытых чудесными плодами, такими соблазнительными. Деревья, как на подбор, словно самый опытный и ответственный садовод ухаживал за ними. Вокруг цветы, полевые, садовые, декоративные, и растут прямо на земле. И атмосфера царит кругом, будто сердце превратилось в виолончель, и само для себя исполняет прекрасную оперу. Настоящий рай! Такое чудесное место!
  Вот только Юра оставался без изменений - щупальца на месте, клыки на месте, габариты прежние. Он пошел в сторону, где росли его любимые цветы, васильки. Да, они у него были. Он никогда не признавал, что любит цветы, но тут-то некого было уж стесняться. Обойдя линию виноградников, он вышел на более открытое место. По дороге ему встретились люди, которые завидев его, тут же бросились бежать.
  - Ах! Страшный я? Разбежались! - обиженно произнес Юра, - интересно мне, что за естественный вид! Какой-то уж ужасный!
  - Твой вид не совсем естественен! - раздался вездесущий голос.
  Юра обернулся в ожидании увидеть Бога, но сзади не было никого.
  - Отче наш! - прошептал Юра и упал на колени.
  - Встань, Георгий! Ибо поклоняясь мне, возвышается имя твое!
  - Отче, что я здесь делаю? Я чудище непонятное, вампир! - вставая, с горечью в душе заговорил, - как я сюда попал, из ада в рай?
  - Ты раскаялся в глазах Моих за грехи свои. И душа твоя чиста. Не важно, кто ты. Ты прожил жизнь по Моим законам, соблюдая все заповеди, помогая слабым, делая из них сильных, проповедуя имя Господа. Ты великий! И произойдут от тебя все народы, и твари, и звери, и растительность вся, и светила ночные и дневные, и земля, и вода, и день, и все, и вся!
  - Ничего не понял!
  - Настанет время, поймешь! - более приземлено, понятно и ближе к делу, по существу, - ты не вампир. Ты из рода птеронов. Отличаетесь от вампиров тем, что у птеронов у мужчин вместо рук щупальца, а у женщин вместо рук крылья. Все остальное такое же. Вы пьете кровь.
  - Да, это всё объясняет.
  - У меня для тебя очень большая миссия. Ты часто слышал про ангелов Божьих, слышал про чертей сатанинских и прочих тварей, созданных для устрашения людей. Но никогда не знал, как обстоит дело в этой среде.
  - Я же одна из этих тварей!
  - Я говорил тебе, почему ты здесь. Идет война на протяжении уже тысяч лет, с тех самых времен, когда я скинул с небес сатану, своего первого ангела, который не знал милосердия, сострадания к людям, который добивался веры путем запугивания. Но война должна скоро закончится, так как ты здесь. И ты возглавишь мою армию.
  После этих слов у Юры раскрылся рот. Конечно, он уже привык к не-ожиданностям, но такого поворота событий он не ожидал наверняка. Господь продолжал:
  - Только знай, ты не один такой! Дьявол сотворил вас, как я Адама и Еву. Есть ты, а есть и твоя пара, не менее могущественнее тебя. Она возглавит армию сатаны. Решающий бой уже скоро.
  Юра не успел ничего почувствовать, как вновь растворился.
  
  ***
  
  Деревянный сарай. Повсюду кучи железа, меди, каких-то других металлов. По центру стоял большой пень с наковальней, с блестящей сверху от постоянной работы поверхностью. Сзади неё была большая печь, на стене висели какие-то качели, а рядом с полкой, на которой лежали инструменты, в основном кувалды и щипцы, стоял огромный мужчина с длинной русой бородой.
  - Наконец ты пожаловал в мою кузницу, - басом сказал кузнец, - заждались мы тебя.
  - Да? И зачем я в твоей кузнице. Мне нужно тебе помочь? - растерянно сказал Юра.
  - Ха-ха! Помочь! - рассмеялся кузнец, но быстро взял себя в руки, - у меня уже всё готово! Смотри!
  Кузнец показал на занавеску, подошел к ней и отдернул. На стене висели доспехи стального цвета, шлем-маска, сплошная, без забрала, несколько мечей, топоры, секиры, бердыши и другое оружие.
  - Это всё твоё! - с гордостью произнес кузнец.
  - Ух! - восхитился Юра и потянулся к доспехам, - и как их надевать?
  - Не волнуйся, все детали изготовлены исключительно под тебя, - сказал кузнец, - а надеть я тебе сейчас помогу.
  Парень стоял и не шевелился, а кузнец, деталь за деталью, создавал великолепного рыцаря.
  Надев на голову шлем, Юра призадумался.
  - А почему так много оружия? Куда мне его девать?
  - Ха-ха! Ты совсем забыл про свои отростки за спиной!
  - А! - Юра ухватил одной щупальцей меч, второй кувалду, третьей бердыш, четвертой огромный топор, пятой секиру, шестой булаву, необычайных размеров, - а что взять в руки?
  - А на этот вопрос, я отвечу сюрпризом, - сказал кузнец, отошел и подал Юре небольшой футляр, - смотри!
  Юра открыл его и ахнул - там лежало его самое любимое оружие, запечатленное в его памяти ещё в детстве, когда он с деревянным подобием бегал с ребятами - княжеский анкас, оружие использовавшееся в Индии по прямому назначению, для управления слонами. Представляет собой пику с крюком.
  - Он чудесен! - очарованно произнес Юра, крепко ухватив его в своей руке.
  - Разумеется! Все дело рук мастера, - слегка улыбнувшись, ответил кузнец, - теперь выбери себе коня. Смотри!
  Они вышли на улицу, обошли кузницу, за ней стояло три коня.
  - Ни один из них меня не выдержит! - оценив свой суммарный вес, сделал умозаключение Юра. А потом посмотрел на кузнеца, желая услышать его ответ. Но тот призадумался, как будто Юра был прав. Юра предложил, - меня выдержит, наверное, только медведь или слон.
  - А ты сделай так, чтобы конь превратился в медведя, - поглаживая бороду, сказал кузнец, - ты можешь. Сделай из коня медведя.
  - Вот как! Хорошо!
  Юра посмотрел на среднего коня и представил его медведем. А тот и вправду стал медведем.
  - Не может быть!
  - Ну почему же! - успокаивал кузнец, - твое воображение самое сильное оружие, существующее в нашей армии. Помни об этом.
  Юра в полной амуниции сел на медведя, тот грозно зарычал, заметно сопротивляясь.
  - Ну, ну! Михалыч! Это же я, твой лучший друг, - представив своего игрушечного медведя, который достался ему ещё от бабушки, убедительно прошептал всадник, - мы с тобой вместе и навсегда!
  Медведь тут же успокоился и полностью покорился.
  - Ну, хорошо, а как теперь мне снять всё это? - налюбовавшись, спросил Юра.
  - Теперь никак! Твои доспехи - твоя кожа, твоё оружие - продолжение тебя, твой конь - часть тебя! - медленно всё проговорил кузнец.
  - А как же мне есть, пить, в туалет там ходить, спать? - в недоумении спросил Юра.
  - Георгий, твоё тело - дух, и нет у него потребностей, забудь о них, о пространстве, о времени! - продолжал кузнец, - но оно уязвимо, будь осторожней!
  - И почему Георгий? Бог тоже назвал меня так! Меня зовут Юрой! - поправил парень.
  - Этого не знаю! Но забудь своё прежнее имя, отныне ты Георгий! - утвердительно ответил мужик с бородой.
  - Куда теперь? - спросил Юра.
  - Почувствуй! Ты должен сам! - властно воскликнул кузнец.
  - Что я должен почувствовать? - непонятливо переспросил Юра.
  - Ты смог превратить коня в медведя, смог подчинить его! Ты можешь всё! Твоё оружие можешь считать украшением. Самое сильное, чем владеешь, твоё воображение и твоя вера, что представишь, и во что поверишь, то и произойдет! - объяснил кузнец.
  - Да не может такого быть! - удивился Юра, - ну, давай, медведь, превращайся в дракона!
  Но медведь стоял на месте и не менялся.
  - В чём дело? - возмутился кузнец, - ты же только что превратил его из коня?
  - Да я думал, что это так и должно быть! Даже не знал, что всё зависело от меня! - развел руками парень.
  - Твоя вера ещё слаба! Тебе предстоит многому научиться! Тебя насыщают противоречия и сомнения, покончи с ними! - умозаключил кузнец.
  - Хорошо! Скажи, ты должен знать! Давно меня мучает вопрос, что вот так всё произошло со мной, это моя судьба? У меня не могло быть по-другому? - спросил Юра.
  - Гм! - усмехнулся бородатый мастер, - ты всё поймешь, не переживай! Сам дойдешь до этого!
  Юра закрыл глаза. По его телу пробежала прохладная дрожь, заставившая сердце содрогнуться и немного завыть:
  - Лена! Что с ней? Как она без меня? Как перенесла мою смерть? Плохо без неё! Очень плохо! Как бы стремительно не развивались события, но стоит слегка притормозить, как сердце чувствует горечь. Я же могу все! А значит, мне нужно быть рядом с ней. Хотя бы посмотреть на неё одним глазком. А хотя, что одним глазком! Нет, я не имею право думать о большем - я мертвое чудовище, а она живая красавица. Так что хотя бы просто видеть её.
  - Ничего не выходит! Не получается, я представил себе свою любимую девушку, и захотел, чтобы она оказалась рядом, но всё без изменений! - расстроено произнес он.
  - Начни с чего-нибудь попроще! - развел руками кузнец, - но пока я тебе помогу!
  Мастер хлопнул руками и исчез, мир вокруг завертелся, и Юра сам оказался в другом месте.
  Теплый летний день. Парень стоит в тени высокой ракиты на берегу узенькой речушки, чьё дно просвечивается желтым песком. В чистой воде заметны группы совсем маленьких рыбешек, то замирающих на месте, то резко расплывающихся в разные стороны. Юра посмотрел направо и увидел приближающихся к нему детей, одетых в чистые нарядные костюмчики. Парень улыбнулся им.
  - Здравствуй, Георгий! - сказал один из мальчиков голосом нежным, будто девичьим, - мы пришли тебе всё рассказать, так как знаем, что в тебе ещё много вопросов.
  - Вы ангелы! - понял парень и упал на колени.
  - Встань, иначе нам придется лечь перед тобой, чтобы быть тебя ниже, - произнесла девочка.
  - С самых давних пор идет великая война между грехом и избавлением, и скоро этой войне конец. Сатана создал вас для того, чтобы победа была на его стороне, но так как ты выбрал путь избавления, то Господь на всех основаниях забрал тебя к себе, и теперь ты с нами. Тебе придется возглавить нашу армию. Ты ещё слаб и не знаешь своей силы, но ты научишься, и тогда победа будет за нами. Но тебе была создана пара, с такими же способностями, которая, как и ты набирает опыт. Вам предстоит сражение, победитель которого решит исход войны. Кроме того в помощь вам дьявол создал ближайших помощников, которые направляли вас ещё при жизни, их способности также велики.
  - Неужели это моя организация масок? - ужаснувшись, спросил Юра.
  - Верно, это именно они! Твои верные друзья по жизни должны были стать ими же и после смерти, но теперь они с ней!
  - Со мной при жизни выбрал верную дорогу один из этих представителей, его звали Андреем. Что с ним? Неужели Господь его не забрал, как и меня? - заволновался Юра.
  - Его душа исчезла после смерти, возможно дьявол не простил ему измены и уничтожил его дух, - рассказывали ангелы.
  Юра опустил голову:
  - Как так? Мы только покончили с ними при жизни, а теперь они все снова будут охотиться на меня? И я совсем один!
  - Ты не один! Нас целая армия! И мы будем тебя защищать! - поправил его мальчик.
  - Но что за возможности, как мне их приобрести? - задал существенный вопрос парень.
  - Только в боях, как бы это ни было печально и страшно! - ответила девочка.
  - И когда можно вступать в бой? - поинтересовался Юра.
  - Прямо сейчас! - сказал мальчик, - борьба ведется за каждую душу. Маски стремятся пополнить свои ряды и после смерти забирают души особо опасных, мы же забираем души праведников, и всегда мы пытаемся помешать друг другу. Вот сейчас, например, в районе Иркутской области ведется борьба за душу известного террориста, который уничтожал целые воинские части. Вперед!
  
  ***
  
  И снова смена обстановки. Край утеса, а внизу широкая река, впереди долина, почти пустая, если не считать мелкой березовой рощи и отдельно стоящих сосен. Всё завалено снегом, и речка внизу почти вся замерзла - широкий обзор. На горизонте уже почти спряталось солнце, большое и красное, освещая пики гор, загораживающих его снизу. Внизу ущелье, и прямо над ним, как будто в куполе, висит дух и сияет, в камуфлированных штанах, берцах, тельняшке и клетчатым платком на голове. А под ним идет сражение пяти рыцарей против двух.
  Юра посмотрел на право - на белом коне сидел молодой парень с орлиными крыльями за спиной, в доспехах и с мечом в руках, посмотрел на лево - на буром коне такой же рыцарь, только девушка с распущенными золотистыми волосами.
  - Вот и твоё сражение, Георгий! - сказала девушка и побежала вниз в ущелье, - прояви себя! Вперед!
  И они втроем ринулись к месту схватки.
  - Так у меня щупальца, сколько ж их? И в каждом оружие, слушайтесь меня! - пытался настроить контакт со своими новыми конечностями парень. У него это получилось, и когда он влетел к месту схватки смог нанести сокрушительный удар врагу огромным молотом, тот свалился со своего красноглазого коня и его добил один из бывших рыцарей. Трое из врагов тут же напали на парня, но он смог отбиться и стал держать оборону.
  - Я должен научиться подчинять всё своим мыслям, - вспомнил Юра и запустил в одного из врагов бердышом, подумав, что тот должен попасть тому в голову. Но противник увернулся, и оружие полетело дальше.
  - Вернись! - мысленно приказал парень и закрыл глаза. Резко открыл их и увидел, что его бердыш вонзился в спину тому, кто от него только что увернулся.
  - Получилось! - обрадовался парень. Двоих он уже обезвредил, ещё с одним справились союзники. Обращаться с щупальцами привык, первый успех с мыслями. Вскоре ещё один враг пал мертвым.
  - Остался один, попробуй ещё что-нибудь сделать мысленно! - сказал ему один из союзных всадников, - а мы, если что прикроем!
  Но после его слов вдруг заполыхал утес алым пламенем, из трещины вылетел рогатый дракон и бросил в Юру огненную стрелу. Всё произошло так быстро, что среагировать успела девушка с золотистыми волосами. Она прыгнула, заслоняя Юру. Огненная стрела вонзилась в неё, и её дух умер.
  - Щит! - крикнул один из всадников, и они все вытянули руки вперед. Дракон открыл рот и из него повалил огонь. Образовавшаяся голубая дуга преградила ему путь, рассеивая красную массу по поверхности.
  - Долго ли вы протяните? - засмеялся дракон и превратился в человека с белой рубашкой, пиджаком, белой повязкой, в котором Юра без сомнения узнал Мистера. Он стоял, сложив руки, а огонь тем временем, усиливая давление, прорезал созданную защиту.
  - Нам долго не протянуть, - тихо сказал кто-то, а потом закричал, - Георгий, делай что-нибудь!
  Юра закрыл глаза, попытавшись что-то представить, как вдруг почувствовал, что падает на землю. Открыл глаза и увидел, что медведь, на котором он сидел, скинул его с себя и побежал навстречу врагу. Подбежав к щиту, он прыгнул в пламя, окрасился в красный цвет и полетел прямо на врага. Подлетев вплотную, огонь исчез, и сам медведь приобрел вид человека, парня невысокого роста с обнаженным рельефным торсом, держащим кулак правой руки в боеготовом положении. Мистер с прыжка получил удар кулаком в челюсть, сопровождаемый ядовито-желтой вспышкой. Враг тут же отлетел в сторону, вспыхнул и исчез.
  - Ушел всё-таки! - разочарованно воскликнул один из рыцарей, обнаружив, что дух террориста исчез вместе с последним выжившим противником.
  - Андрей? - открыв рот, крикнул Юра.
  - Юра! - радостно вскрикнул общий спаситель и побежал навстречу парню с щупальцами, который уже бежал к нему.
  - Я счастлив! - захлебываясь эмоциями, в крепком объятии, шептал на ухо другу Андрей.
  - Но как, как? - размахивая руками, спрашивал Юра, - мне сказали, что всё, тебя нет!
  - О! Так и было! Мы же умерли вместе с Мистером, и за нас вообще была битва конкретная! Техас с Панком хотели забрать его и убить меня, а ангелы наоборот! Но сатана всех нас изначальна наделил способностями. И моя способность - превращаться в медведей и становится от этого невидимым никому, даже самому сатане. Я этим и воспользовался. И сейчас я в первый раз вернул свой облик, - тараторил Андрей, - даже не знал, что тебя вожу. Все говорят Георгий, а я и не знаю, сейчас то понял!
  - По ходу тебя ещё каким-то кулаком наградили, - высказал своё мнение Юра по поводу ослепительного удара по челюсти.
  - С тобой-то что, щупальца какие-то, тоже под раздачу попал? - спросил Андрей.
  - Со мной ещё сложней! - грустно ответил Юра и рассказал другу свою историю.
  - Я с тобой, до самой смерти, если она вообще есть! - положив руку на плечо приятелю, довольно сказал Андрей.
  
  ***
  
  После этой пробной битвы Юра стал тренировать свою силу мысли. Первые успехи были в передвижении предметов, но всё получалось грубо и неуклюже. Гораздо успешнее были опыты по перемещению. Юра закрывал глаза (получалось только так), представлял себе обстановку и оказывался в ней, и то это распространялось пока только на места, которое он хорошо знал.
  Однажды он в учении переместился на то место к речке, где встретил ангелов. Рассмотрев окружающий мир, он сильно задумался:
  - Странно, на улице снег давно выпал, а тут лето в самом разгаре! Получается, я могу перемещаться не только в пространстве, но и во времени! Или я сделал лето посреди зимы? Слишком всё сложно!
  - Юра! - послышался голос из реки.
  Парень посмотрел в воду, но никого там не увидел.
  - Юра! - вновь послышался голос, только теперь сверху с дерева.
  Парень посмотрел сквозь листья, но опять же никого не рассмотрел.
  - Юра, Юра, Юра! - слышалось со всех сторон.
  Парень растерялся и стал озираться по сторонам. И вдруг он увидел, как из речного песка вылезли ноги, поднялись и стали выходить на берег, с неба стали спускаться руки, приближаясь к ногам. Подлетев к ним, они наклонились к земле и стали рыть. Выкопали туловище, прикрепили его к ногам и сами встали на место, к плечам. Получилось обезглавленное тело человека. Юра стоял и внимательно наблюдал за происходящим. Тело подошло к дереву и ударило ногой по стволу. Сверху, как яблоки посыпались головы, и одна из них упала правильно аккурат на шею. Глаза открылись, рот растянулся в улыбке и заговорил:
  - Юра, что ты мучаешься? Вернись ко мне, и твоё обучение будет минимальным! Как ты не понимаешь, что у ангелов нет шансов, устоять против моей подготовленной армии!
  - Не бывать этому, дьявол! - резко ответил Юра.
  - Иди за мной! - произнес дьявол и хлопнул в ладоши.
  Они очутились в закрытой комнате, полной ящиков с отделениями.
  - Смотри, это деньги! - восхищаясь, произнес сатана, открывая ящики. С потолка посыпались бриллианты, а из под пола стали появляться золотые слитки, - все богатства мира, сколько хочешь всё будет твоим! Я верну тебе жизнь, и она будет прекрасна!
  - Не знаешь ли ты, что там в миру не жизнь! Сейчас жизнь! - ответил ему Юра.
  - Она будет такой же бесконечной! Ты забудешь про боль, и никогда не познаешь смерти! - взмахивая руками, предлагал дьявол.
  - Не нужны мне твои богатства! Я и так богат! Во мне Бог! И не хлебом я буду сыт, и не женщиной удовлетворен, но верой! Во мне пребывает радость, и я счастлив! При жизни получилось тебе искусить меня, но теперь нет! - категорично опроверг все предложения Юра.
  - Нет в тебе Бога! В тебе я! Я тебя создал! - кричал дьявол.
  - Меня родила моя мать, человек, по воле Божьей!
  - А знаешь ли ты, что и в твоей матери текла птеронская кровь, кровь убийц!
  - Я знаю, что в моей матери текла и человеческая кровь, люди вольны выбирать, и я сделал свой выбор! - отвечал Юра.
  - Но ты обладаешь силой, которой наделил тебя я! Могу ведь и отнять! - пригрозил дьявол.
  - Твоя сила тебе возвращена, а меня взамен той наградил Создатель, и её тебе не отнять! - уверенно держался парень.
  - Ну что ж! Ты пожалеешь об этом! - сдался сатана и исчез.
  Юра закрыл глаза и вернулся на прежнее место.
  - Что ещё он придумает, чтобы вернуть меня? Или пробы моего возвращения закончились? Может теперь он захочет уничтожить и мою душу? - размышлял Юра, - это единственное правильное решение, которое он может принять. Не вернуть ему меня. А если и вернуть, то лучше мне умереть навсегда!
  - Попробую управлять водой, - подумал Юра, подошел к речке и вытянул руки. Вода забурлила, и образовалась воронка. Парень обрадовался и поднял руки вверх, в надежде поднять воду. Вода поднялась, но вместе с ней поднялся речной песок, сгруппировался и резким движением ударил парня в грудь, так что тот упал навзничь.
  - Что это было? - испугался Юра и увидел в небе черного, как мрак, орла, тянущего за собой ночь. Резко стало темно. Завыли волки.
  - Огонь! Свет! - представил парень, и тут же молния с неба ударила по раките, и та разгорелась.
  Юра встал на ноги. В отблесках пламени он заметил бегающих вокруг него волков, чьи глаза сияли как алмазы. Юра развел руки в сторону, и вспыхнуло всё поле, освещая местность. Ночь исчезла, и вновь солнце стало править миром. Юра озирался по сторонам и смотрел на бегающих вокруг него волков. Как вдруг резко сзади получил удар в голову, сопровождаемый свистом пикирующего орла, который сбил его с ног и направил лицом к земле. Парень сориентировался, выставил вперед две щупальцы и удержался на ногах, но в этот самый момент на него бросились волки, впиваясь своими зубами в металлические доспехи. Парень закрутился на земле, закрыв лицо руками, отбивая хищников новыми отростками.
  Один из волков встал на задние лапы и мигом превратился в мужчину в пестрой рубашке, ковбойской шляпе и оранжевой повязкой на лице. Орел приземлился на землю и тоже мигом превратился в человека, одетого в чисто черную одежду с черной маской. Это были Техас и Панк. Они встали рядом, и Техас заговорил:
  - Дым, у тебя есть последний шанс одуматься! Или ты идешь сейчас с нами, или не достаёшься никому!
  - Я сделал свой выбор! - крикнул Юра и из-подтяжка замахнулся на них щупальцей с секирой.
  Техас вновь превратился в волка и пригнулся, а Панк подпрыгнул вверх и взлетел орлом, размахнулся крыльями, свиснул клювом и всё пламя, горящей травы и дерева, полетело на лежащего парня с щупальцами. Юра вскочил на ноги и резко поднял руки - вода из реки взмыла вверх и резко упала на землю, гася летящий огонь. Щупальца пошли в бой - секира, молот, мечи начали атаковать. Орел с волком вновь обратились в людей и стали защищаться. Первым же ударом Панк выбил цепью секиру, Техас разрубил рукоятку молота - противники перешли в атаку. Юра, стараясь, отбивал удары, но напор был крепок. Он сконцентрировался, собрал концы отростков в одно место и резко выбросил их в сторону противников. Молниеносный удар свалил обоих, но те не растерялись. Панк поднял руку вверх и закрутил ею, над ним образовался смерч, затягивающий в себя всё окружающее. Техас резко опустил руки и расставил ладони, окружающий песок подскочил с земли и завис в воздухе. Техас указал пальцем на смерч, и весь песок устремился в него. Тем временем Юра собрал потерянное оружие и встал в боевую стойку, ожидая ответный удар. Панк подкинул смерч, и Юра взвыл в воздухе, кружась вокруг песчаной воронки, постепенно приближаясь к её сердцевине. Как вдруг круговые движения прекратились, и парень стремительно начал падать на землю. Упав, он быстро вскочил на ноги, и к своей великой радости, увидел Андрея, избивающего Панка ударами, столь быстрыми, что их даже не было видно, одно ярко-желтое зарево. Тот не мог ничем ответить, а Андрей превратился в крупного красного медведя и с размаху влепил ему лапой так, что тот отлетел как мячик. Ответ не заставил себя долго ждать - огромный песчаный кулак настиг медведя сбоку, свалил и засыпал. На это Юра вновь поднял воду и прибил песок к земле, щупальцами раскопал и достал медведя. Орел поднялся высоко в небо, волк побежал прочь, вспыхнули и исчезли.
  - Ты вовремя! - выдохнув, произнес Юра и обнял друга, - как ты меня нашел?
  - Случайно! Перебирал места, которые ты больше всего любил! - ответил Андрей, - здесь мы обсуждали план наших действий после того, как ты пришел и рассказал всей организации о том, что ты уходишь, помнишь!
  - Точно! А как они нашли меня? - сам себе задал вопрос Юра, и сам ответил, - ну правильно, откуда пришел, туда и вернулся! Я уже и с дьяволом успел пообщаться!
  - Будь готов! Он и меня искушал! Но со мной ему теперь уже не справится! А вот с тобой, пока ты слаб, у него есть возможность потягаться! - сказал Андрей, - я смотрю, ты уже делаешь успехи, воду поднял!
  - Да, получается, не хватает фантазии на что-то другое, только ей и защищался, - пожаловался Юра.
  - Ну, ты что, фантастических боевиков не смотрел? Делай как там!
  - Будем учиться дальше! Что говорить, даже апостол Петр, стоя на воде, усомнился и упал в воду! А я то!
  - Полетели на луну! Посмотрим на Землю из космоса! - оживленно предложил Андрей.
  - Там же нет воздуха! - перебил его Юра.
  - А зачем он тебе? Ты же дух! - засмеялся Андрей, - давай за мной!
  Друзья исчезли и появились на луне.
  - Смотри, какая она красивая, наша матушка Земля! - восхитился Андрей, - нам нужно любой ценой защитить её, и не позволить дьяволу править ею.
  - Не позволим! - спокойно произнес Юра.
  
  ***
  
  Тренировки продолжались. Юра делал значительные успехи и уже мог свободно управлять окружающими предметами. Андрей тренировался с ним, выше своей головы он прыгнуть не мог, поэтому повторял то, что уже умеет, а именно превращаться в различных медведей и наносить быстрые и мощные удары руками и ногами. Во время одной из тренировок перед ними возник ангел.
  - Скорей идем за мною! - воскликнул он, - началась битва за твоего убийцу, Георгий! Он очень злой человек, фанатичный мститель! Сатана сам организовал его смерть с целью побыстрее завладеть им. Расчет прост - убил тебя при жизни, убьёт и при смерти!
  Ангел растворился, его примеру последовали ребята. Появились они на центре Локтя. Уже стояла новогодняя ёлка, зеленая и пышная, обрамленная расписным коробом. Магазины и торговые центры пестрили вывесками с праздничными предложениями. Все ждали год змеи. На согнанном в сторону снеге детишки организовали каток. Люди не спеша шли с пакетами и наслаждались приятным зимним воздухом в этот чудесный слегка морозный день. Но дойдя до одного места, все останавливались.
  На перекресте рядом со статуей Ленина была крупная авария - поперек дороги стояли два жигули с полностью разбитыми лобовыми частями, на тротуаре лежала на боку "Газель", и, прижав человека к пьедесталу, прямо под Лениным уперлась дутая иномарка. Человек был бездвижен с опущенными руками и головой, на нем были одеты черное длинное пальто и черная шерстяная шляпа, из-под которой совсем не было видно лица. А над ним метрах в пятидесяти высился голубой купол, а внутри его сидел такой же человек в позе эмбриона. Вокруг кружили ангелы, размахивая мечами.
  - Чего они летают? Панк! - воскликнул Юра, поняв, что движение им придал кружащийся вверху черный орёл.
  Юра создал в своих руках лук, натянул петиву и запустил стрелу в птицу. Орёл опомнился и увернулся, но контроль над воздушными массами потерял, и ангелы разлетелись в разные стороны. Андрей разбежался и подпрыгнул так высоко, что смог достать до орлиного хвоста и оторвать ему несколько перьев. Черная птица стала падать вниз, достигла земли и приобрела человеческий облик. Тем временем явились, заключенные в доспехи оборотни и напали на ангелов, Юру и Андрея. Панк исчез. Но с его исчезновением глаза у статуи вождя покраснели, разнесся ужасающий рёв, и каменный Ленин как взорванный разлетелся на мелкие кусочки. На его месте стоял огненный дракон с гнутыми рогами. Он издал ещё один рёв, и все оборотни отступили и заняли позицию за ним. Юра выскочил вперед, демонстрируя и привлекая к себе внимание. Дракон вдохнул воздуха и стремительным потоком выдохнул на парня пламя. Но высокая асфальтовая стена преградила путь огню. Дракон принял образ человека. Мистер разбежался, ногой пробил в стене дыру и вылетел к Юре, доставая свой самурайский меч. Рыцарь с щупальцами приготовился принять атаку, но его оттолкнул Андрей и встал впереди, сказав:
  - Займись клиентом в шаре, а я разберусь с Мистером!
  Юра положительно в ответ кивнул головой, телепортировался к голубому шару, схватил его и исчез с поля боя.
  Юра перенес его на старый стадион и вытащил из шара. Футбольное поле как бельмо, абсолютно ничем не испорченное, если не считать протоптанной по периметру лыжни. Ни одна собака сюда не забежала, да и зачем портить такую идеальную и редкую поверхность. А к турникам вели следы, показывая, что кому-то небезразлично своё здоровье. Тополя и акации безжизненно, как манекены, стояли, наряженные по последнему слову природы, и отдыхали от летней суеты, выстроившись кругом, как на показе моды. Только лица их мрачны.
  На снегу по-прежнему без признаков жизни лежал мужчина в черном пальто и шляпе, а Юра стоял над ним и ждал. Он не знал, что с ним делать. Очевидность подсказывала ему, что человека с мешковиной на голове, а точнее его дух, нужно убить, если сам дьявол организовал его смерть. Но внутренний голос давал отрицательный ответ. Тригер всё-таки очнулся, покачал головой, посмотрел по сторонам, а затем произнес тяжелым каменным голосом:
  - Какая встреча!
  - Что, откуда ты меня знаешь? Ты же только что умер! - ничего не понимая, спросил Юра.
  - Я умер? Очень интересно! Но ты тоже мертв, и передо мной твою душа! - поднимаясь на ноги, произнес Тригер, - что может быть лучше, чем убить твою душу?
  - Зачем тебе меня убивать?
  - А затем, что ты убил моего брата, и меня сделал уродом, помнишь тогда в Севске? - яростно прокричал Тригер, - когда в меня врезалась машина и отняла мою жизнь, ко мне пришел дьявол и всё рассказал. Он сказал: "Рыцарь с щупальцами за спиной твой враг, он Дым, он тот, кого ты искал, и я предоставлю его тебе взамен на верность мне. Убей его и успокой свою душу!". Он мне много чего рассказал. Но самое главное - не соврал - ты передо мной!
  Парень замер, он всё помнил. Тригер вскочил с земли и набросился на парня с мечом в руках. Такое же оружие немедленно возникло и в руках парня. Начался поединок. Тригер яростно наносил удары, но Юра ловко их отбивал. Тогда каменноголосый пошел на хитрость - он поймал рукой лезвие меча, парень тут же почувствовал электрический разряд и выронил меч. Очнувшись, он растерялся - всё было окутано серым дымом, а затем из этого тумана вылетела ракета, ударила его в грудь и взорвалась оглушительным фейерверком. Парень с земли переметнулся назад и растворил дым. Перед ним вновь стоял устрашающий мужчина с мечом в руках. Юра и Тригер резко двинулись друг к другу и движения прекратились - они оба замерли. Тригер стоял, прижав остриё своего меча к груди Юры, а меч парня был прижал к груди Тригера.
  - Одумайся! Что ты делаешь! - воскликнул Юра.
  - Я убью тебя! Мне никто не помешает! Одумываться мне не нужно, моё решение твердо и неоспоримо! - каменным голосом ответил человек в шляпе, - я не смог тебя убить при жизни, но сделаю это сейчас! Справедливость восторжествует!
  - Ты убил меня при жизни! - поправил его Юра.
  - Я просто ударил безумного попавшейся мне палкой по голове и ушел, - оспаривал Тригер, - а то что это оказался ты, и то что ты после этого умер, чистая случайность! Ты был достоин другой смерти, мучительной и страшной. И я должен был её видеть!
  - Ты слышишь себя? А тебе не приходит в голову вопрос, почему я воюю на стороне ангелов? - спросил Юра.
  - Да потому, что вся вера построена на несправедливости! - воскликнул Тригер.
  - Если ты такой справедливый, почему сражаешься на одной стороне с убийцами твоего брата?
  - Открою тебе тайну, после того как покончу с тобой, займусь и ими. Справедливость восторжествует! - с улыбкой произнес мужчина в шляпе.
  Они стояли и не шевелились, острия их мечей были прижаты к их грудям, а они продолжали беседу.
  - Ты не прав! С ангелами в дружбе не из-за несправедливости, а из-за того, что раскаялся я и начал новую жизнь, добрую и праведную! - рассказал ему Юра, - я очень хорошо помню тебя и твоего брата, и очень сильно сожалею. Я вспомнил всех, кому причинил боль, и не могу забыть! Каждый день совесть навлекает на меня воспоминания, и я страдаю!
  - Твоё раскаянье не исправило моё лицо, а тем более не вернуло мне брата! - возразил Тригер.
  - Позволь я перескажу тебе одну притчу из Евангелия! Был знатный господин, и был у него слуга, который задолжал ему целое состояние. Он вызвал его к себе, чтобы тот отчитался. Но слуга не мог вернуть. И сказал он хозяину: "Можешь убить меня, так как долг мне не вернуть!". Но господин сжалился над слугой и отпустил сказав: " Иди! А твой долг прощаю я тебе!". Слуга радостный вышел и за дверью встретил другого слугу, который задолжал ему пару монет. Он схватил его и стал требовать с него, угрожая расплатой. Это услышал господин и снова вызвал к себе этого слугу. И сказал он ему: "Ах ты, злостный раб, не можешь простить и двух монет после того, как самому было прощено целое состояние! Не прощаю тебе больше!". Образ Господина, это Бог, а образ слуг, это люди. И если мы не научимся прощать друг друга, то и от Господа не ждать нам прощения! Я убил твоего брата! А Мистер убил моего лучшего друга, который стал для меня больше чем брат, и я простил его всем сердцем! А ты убил всех, включая и меня, и тебе мало, ты хочешь уничтожить и наши души. Думаешь, станет легче? И как ты можешь добиваться справедливости, имея в своих покровителях сатану, создания угнетающего честных и добрых людей в пользу грешников?
  После этих слов рука Тригера опустилась и меч выпал. Он наклонил голову, снял шляпу и стянул с лица мешковину, представив своё обезображенное лицо, закрыл рукой глаза и скривил губы.
  - Прости меня! - бросив меч, дрожащим голосом произнес Юра.
  Тригер убрал руку с глаз, улыбнулся, закивал головой и ответил:
  - Прощаю! И ты прости меня! За всё!
  Юра протянул руку, мужчина в пальто взял её и крепко сжал.
  Вдруг возникла желтая вспышка, и появился Андрей.
  - Юра, всё хорошо? - недоверчиво посмотрев на Тригера, спросил он.
  - Я помню тебя! Ты уничтожил лабораторию и оружейку, а потом истекал кровью у себя дома, когда я убил Мистера! Я тебе тогда не помог и оставил умирать! Прости меня! - узнав Андрея, попросил прощения человек с обезображенным лицом.
  - Я не обиделся! Христос научил меня прощать! - не зная о разговоре, ответил Андрей, - а ведь ты убил не только Мистера, ещё и Панка и Техаса, тем самым подставив меня!
  - Да! Холодным расчетом я всё продумал, и действовал. Когда ты пришел к оружейке, я не знал твоих намерений, и стал ждать. Подумал сперва, что ты на их стороне. Решил убить Техаса так, чтобы ты подумал на Дыма, поэтому сделал всё в его стиле, запустив облако дыма и всадив пулю в голову ковбою. Но когда я увидел тебя наблюдающим возле лаборатории, то понял, что ты на моей стороне. После твоего ухода я подошел к связанному Панку и отрубил ему голову, оставив её прибитой топором на дереве. Я снимал твои действия на камеру, и сделал так, чтобы запись попала к Мистеру. Ты был для него наживкой, а я рыбаком. Прости меня!
  - Прощено! - улыбнувшись, ответил Андрей и пожал Тригеру руку.
  - Благодаря вам теперь я обрел спокойствие, которого не было с самой смерти брата! Спасибо вам! Но как я могу быть с вами, если был призван дьяволом?
  - Никогда не поздно, даже сейчас! Умирая на кресте, разбойник поверил Христу в самый последний момент и обрел спасение! - сказал Юра.
  - Но ведь я уже умер! Мне нет дороги в рай! - развел руками Тригер.
  - И не будет! У нас особый статус, мы защитники! - улыбнувшись, ответил Андрей.
  
  ***
  
  Теперь их было трое, тех, кто постоянно был вместе: Юра, Андрей и Тригер. Последний не был ничем одарен, поэтому оружие осталось с ним то, какое он придумал себе при жизни. Под пальто у него был спрятан аккумулятор, от которого шли выводы к перчаткам его рук, при прикосновении к ним любой получал разряд тока. Под рукавами он сделал себе раму, на которой были установлены ракеты от фейерверка и воспламеняющее их устройство. Также с внутренней стороны пальто висели два пистолета, топор, катана и куча ножей различных размеров. Вооружен он был до зубов!
  - А как твоё настоящее имя? - спросил у Тригера Андрей.
  - Нет у меня имени, зовите меня Тригером! - ответил мужчина в шляпе, - и мешковину я с лица не сниму, даже не просите.
  - Ты хоть можешь снять, Юра вон обречен навсегда ходить в маске, - жалея парня, сказал Андрей. Увидел какие-то странные прозрачные субстанции, приближающиеся к ним, - что это?
  Они замерли в ожидании. К ним подлетело семь призраков с человеческими лицами. Они улыбались и выглядели совсем безобидно.
  - Что вам нужно? - спросил Тригер.
  - Нам ничего, а вот тебе, что-то может и нужно, - ответил ему призрак с высоко-задранным носом.
  - И тебе, я очень хорошо знаю, что нужно! - кружа вокруг Андрея и строя ему глазки, сказал призрак с женским лицом. У него вдруг нарисовались округлые женские груди, которыми он потрусил перед лицом парня.
  - А то, что нужно тебе, уж извини, не видать тебе больше! - сказал призрак с подавленным лицом Юре.
  - Ребята осторожнее, не поддавайтесь! - закричал Юра, - это семь смертных грехов! Дьявол хочет нас искусить! Перед тобой, Андрей, блуд, а перед тобой, Тригер, гордыня!
  - Ну, какие мы грехи, от какого дьявола? Мы радость и счастье человеческие, - ответил на это призрак с ехидной улыбкой. И имя ему зависть.
  - Неужели не хочется тебе вернуться к той сладкой жизни? - милым голосом говорил блуд, принимая образ шикарной женщины, показывающей парню все свои прелести.
  - Это что вознаграждение твоему врагу за смерть твоего брата? Ты же выше этого! Не мужик что ли? - продолжала наседать на ухо Тригеру гордыня.
  - Не вздумайте дать слабину! - кричал Юра, - поддадитесь, и ваши души сгорят в пламени вечного огня.
  - Да, да, да! Как же тебе сложно, Юра! Такая тяжелая жизнь, такая нелепая смерть, да ещё и продолжение! - говорил дух, нависший над Юрой.
  - Сгинь прочь, отчаяние! - крикнул в ответ парень.
  - А как тяжело тебе без твоей Лены, той милой девочки, о которой ты даже ничего не знаешь! Как она там? - продолжало отчаяние, и после этих слов парень замолк.
  - Где же моя Леночка? - задумался Юра, - как пережила мою смерть? Так не хватает её, хотя бы посмотреть на неё! Это же такое блаженство!
  - Как жаль, что ты больше её никогда не увидишь! - задел за живое дух.
  - Что ты несешь? Я увижу свою Лену! Ты думаешь, мы не знаем, как с вами справиться? На, получай надежду! Слышишь, у меня есть надежда на то, что мы снова встретимся! Более того, я в это верю! Чувствуешь, как вера бьёт из моего сердца? - воскликнул Юра, представив встречу с любимой.
  Призрак нахмурил брови и исчез.
  - Андрей, тебя спасет воздержание и самоконтроль, а тебя, Тригер, смирение. Покажите им, что они есть в ваших сердцах! - крикнул ребятам Юра.
  - Слушай, праведник, не кажется ли, что тебе воздается не по заслугам. Ты так много сделал, а тебе за это совсем ничего? - спросил у Юры призрак с коварной улыбкой.
  - Слушай, алчность, ты не на того напало! - ответил ему Юра, - я уже дал решительный ответ твоему господину, да и не видел ли ты, что все свои деньги без сожаления отдал детям? Чувствуй мою щедрость!
  Призрак исчез.
  - Да, действительно, такой молодец! Вот настояший герой, не то, что некоторые, про которых рассказывают и в книгах пишут! - гордыня оставила неподкупного и убежденного Тригера и переметнулась к Юре.
  - Смотри на него, разве достоин он иметь такую сверх силу? - к свободному Тригеру подлетела зависть, смотрящая на всех исподлобья.
  - Всем по заслугам! - ответил ей на это человек в шляпе, и зависть отлетела тоже к Юре.
  - Отстань от меня, я и так нагрешил выше крыши благодаря тебе, - отвечал блуду Андрей, - чувствуй моё смирение!
   Блуд исчез, и к Андрею подлетел другой дух с толстым лицом и милой улыбкой.
  - О! Можешь сразу исчезать, обжорство, тебе здесь убеждать некого! - рассмеялся над ним Андрей, и дух исчез, не сказав ни слова.
  - Не кажется ли тебе, что ты равен Богу? - спросила у Юры гордыня.
  - Да! И почему тебе не поправить миром? Чем ты хуже? По-моему весьма хорошая кандидатура! - предложила зависть.
  - Бог наш - отец наш! И что предстали ко мне? Думаете, смогли соблазнить правую руку Бога, соблазните и меня? Неужели не чувствуете моей любви к Нему и сыну Его?
  Зависть и гордыня, нахмурившись, махнули хвостами и исчезли, сказав:
  - Это не конец! Мы ещё вернемся!
  - Ну, вроде избавились! - радостно сказал Юра Тригеру, - а где Андрей?
  Они поглядели на Андрея - он стоял, сжав губы, а над ним висел последний призрак.
  - Ты же неудачник! - говорил ему призрак, - чего ты в жизни добился? Всю жизнь занимался тем, что тебе не нравится! А ведь хотел стать поэтом! Почему не стал? А стал убийцей? Неудачник!
  - Андрей, это гнев! Не слушай его! - воскликнул Юра, видя, что друг прислушивается к духу, - ты стал тем, кем должен был! Такая твоя судьба!
  - Судьба? - повторил гнев, - что ты говоришь о судьбе, если не знаешь, что это? Андрей должен был стать поэтом, а стал убийцей! Что правда глаза режет?
  - Я не хотел! - Андрей стал нервничать.
  - А ты? Так просто простил смерть брата? Посмотрел бы он сейчас тебе в глаза! - дух обратился к Тригеру.
  - Я простил! - ответил тригер.
  - Ты слабак! - воскликнул гнев.
  - Нет, не поддавайтесь! - кричал Юра, но ребята его не слышали.
  - Почему я слабак?
  - Почему я неудачник?
  - Ха-ха-ха! - рассмеялся гнев, раздвоился и залетел к ним в души. Андрей и Тригер подняли головы вверх и что есть мочи закричали. Под ними открылись люки, из которых бил огонь, и они провалились. Юра бросился за ними, но опоздал - люки исчезли. Он замер в страхе.
  - Да, их уже не спасти! - вновь возник призрак с подавленным лицом.
  - Спасу, верю всем сердцем! - уверенно ответил Юра и дух исчез.
  
  ***
  
  - Я верю! Сейчас закрою глаза и появлюсь рядом со своей любимой! - решил Юра и закрыл глаза.
  Юра открыл глаза в надежде увидеть пред собой свою возлюбленную. Но картина оказалась совсем иная - Юра был в центре средневековой битвы. Рыцари, в доспехах, на конях и пешие, с мечами и копьями, сражались повсюду.
  - Георгий, ты с нами! - крикнул кто-то. На этот крик отреагировали все участники битвы. Кто-то в ужасе застыл на месте, кто-то громко засмеялся. Одни кричали, другие молчали, некоторые даже запели.
  - Георгий! - вновь прокричали на поле боя.
  - Я с вами! - что есть мочи закричал Юра.
  Он понял, что это сражение ангелов Божьих и нечисти дьявольской. Не долго думая, он принялся разносить последних, вбежав на медведе, странным образом, оказавшимся под ним, прямо в их ряды. Размахивая щупальцами в разные стороны, он поражал могучими ударами всех - вампиров, оборотней, вурдалаков, чертей и прочих тварей. Вошел в кураж. Понял, что непобедим. Ему это напомнило детство, когда он палкой срубал кусты лопуха, представляя себе похожую нечесть.
  - Георгий скорее! Ты спишь! - закричал кто-то из своих и помчался прочь, - за мной!
  Юра, не задумываясь, помчался за ним, вместе с ним побежали ещё четверо. В этот самый момент он понял, что их всего то и было шестеро - тот, что побежал, он, и ещё четверо. Армия нечести, превышающая во много раз, помчалась за ними.
  - Что там такое? - спросил Юра.
  - Там ты! Спишь! Не помнишь, что ли? - ответил ему удивленно один из всадников, - если мы тебя не разбудим, то мы можем тебя потерять!
  - Куда я денусь? - усмехаясь, спросил Юра.
  - Ты окажешься на их стороне! И тогда у нас в этой войне совсем не окажется шансов!
  - Проснись же! - кричали все очень громко на парня, стоявшего в поле, совсем как вкопанного. А армия противника уже была совсем рядом. Рыцарям пришлось вшестером окружить парня и защищать его от врагов. Крики не помогали, парень был словно статуя. Держать оборону было очень трудно, большую часть напора взял на себя Юра, поражая противников могучими щупальцами.
  - Это же я! - наконец-то посмотрев на парня, подумал Юра, и тут его осенило, - шрам, у меня нет шрама!
  Он размахнулся своим анкасом и сделал кровяную полосу у себя на лице слева от левого глаза. Парень встрепенулся и вышел из ступора, он всё ещё был здесь. Юра взмахнул анкасом ещё раз и перпендикулярным разрезом поставил на своем живом лице крест. Парень исчез.
  - Слава Богу! - воскликнул рыцарь из своих, - он проснулся.
  - Мы окружены! - закричал другой.
  - Георгий, почему ты не действуешь? - закричал третий.
  - Применяй своё воображение! - закричал четвертый.
  Юра закрыл глаза и представил, что в нападении противника появился тоннель, закрытый толстющими бетонными стенами. Открыл глаза, и его соратники уже мчались на всех парах по выдуманному проему, и он рванул за ними. Битва закончилась - как только он забежал в тоннель, тот закрылся и стал недосягаем для врагов. Юра вновь закрыл глаза, переварив произошедшие события, он вновь вспомнил про свою любимую.
  Почему моё воображение не всегда мне подчиняется? Представил мед-ведя, и конь превратился в медведя, представил тоннель, и появился тоннель, а представил свою любимую Леночку, и её нет. А вместо неё появилась какая-то битва. Да, не спорю, я появился как никогда вовремя. И если бы не я, то ещё не известно, чем это всё закончилось бы. Но мне так хотелось видеть свою Леночку, хомку мою, её пухленькие щечки, большие проникающие глаза, в которых видно свое отображение, а также огонь и страсть, поглощающие тебя с головой, её русые волнистые волосы, её слегка открытый ротик, украшенный губками, так и просящих поцелуя.
  Тут раздался сильный грохот. Юра открыл глаза и ужаснулся - тоннель был пробит. Все рыцари, бежавшие с ним, только что помогающие ему в битве, были засыпаны камнями. А сверху на камнях стоял рыцарь в черных доспехах. За его спиной развивались огромные кожаные крылья, напоминающие крылья летучих динозавров из фильмов, а на голове из-под шлема виднелись длинные рыжие волосы. В руках был лишь один меч, совсем небольшой с удобной рукояткой. Кого-то из рыцарей не совсем засыпало, и он попытался вылезти, на что существо, стоявшее сверху, отреагировало резким ударом меча. Лезвие вонзилось в шею - тот умер.
  - Ха-ха-ха! - закатился женский истерический смех.
  Юра немедля соскочил со своего медведя и, приведя все свое оружие, каждую щупальцу в боевое положение, помчался на противника. Тот же оставался на месте. В момент сближения Юра взмахнул сразу всеми орудиями, но все удары были отражены легким взмахом меча. Удивившись, Юра представил, что противника разрывает на куски мощный взрыв, но взрыв произошел, а с противником ничего не случилось. В этот момент Юра понял, что перед ним существо такое же как и он, а точнее его пара - женщина птерон, та которая не слабее его, та которую нужно остерегаться больше всего.
  Она подпрыгнула и взмыла в небо, размахивая крыльями над деревьями соседнего леса.
  - Я это так просто не оставлю! - закричал Юра и как пуля помчался за ней по земле, перебирая всеми щупальцами и ногами.
  Наконец, догнав её, взобравшись махом по высокой сосне, и подпрыгнув ввысь, он ухватился рукой за её ногу. Тащить на себе такое чудовище она не смогла, и поэтому стала спускаться на землю.
  - Сейчас рано! - падая вниз, кричала она, - чем это все закончится, я не знаю, но это случится явно не сейчас. Всему свое время! Ты не сможешь ничего сделать!
  - Чем это все закончится? Твоей смертью! - закричал Юра, и из рта вылетело пламя огня, пожирающего плоть соперницы. Та откатилась назад, и в этот же миг подул сильный леденящий ветер, покрывший её снегом.
  - Ну, хорошо! Попробуй, догони меня! - выкрикнула она из сугроба, взмахнула крыльями и началась снежная буря, сопровождаемая смерчами. Юра закрыл глаза и представил вокруг себя большой город, как Москва, открыл глаза и увидел, что та несется со скоростью звука вдоль по улицам этого огромного города. Юра вообразил стеклянный купол, нависший над городом, заслонявший её путь. Но подлетев к куполу, она растворила его и свободно пролетела.
  - Ах, так! - взбесился Юра и, перебирая ногами, так, что их не стало видно, побежал по крышам домов, как грязь разбрызгивая, шифер и покрытия крыш. Крылатая была всё ближе и ближе. Наконец, догнав летящую, он в прыжке замахнулся на неё топором, но в самый последний момент, та развернулась и забрала из рук Юры розу, в которую превратился топор.
  - Какой джентельмен! - насмешливо произнесла она.
  Юра не растерялся и схватил её всеми своими щупальцами, блокируя её крылья. Она попыталась вырваться, извергая на него огонь и пуская по нему электрический ток.
  - Ха! Я этого даже не чувствую! Тебе конец! - Юра лишь смеялся на все попытки той вырваться из его объятий. И они, вцепившись, летели к самой земле. Лошадиная доза адреналина ворвалась в Юру, и он схватил крылатую ещё сильнее. Через полминуты они долетели до земли, не останавливаясь, разрывая земные породы и проникая всё глубже и глубже. Вскоре они пролетели всю землю, очутившись на Американском континенте.
  Рельсы. Юра очнулся именно на них, причем сильно погнутых. Немного воображения и те словно резиновые вернулись в свое первоначальное состояние, да и дыра в земле, оставшаяся после их полета заросла. У крылатой, тем временем, освободилась одна рука, и она, не долго думая, влепила Юре пощечину, немного привизгнув. Юра от неожиданности расслабил свои щупальца и та вырвалась.
  - Чего это я? Она мне пощечину, а я как школьник застыл на месте, - растерялся Юра.
  Крылатая понеслась на всех парах по тоннелю. Было абсолютно темно и ничего не было видно.
  - Хорошо! Я стану видеть излучение твоего тела, - вышел из этой сложной ситуации Юра и перешел в режим наблюдения инфракрасного излучения. Повосторгался своими разноцветными руками и принялся наблюдать. Стоило ему обернутся, как он заметил её, крадущуюся сзади. Юра тут же махнул в её сторону булавой. Удар пришелся на что-то металлическое, такой, что аж искры посыпались - оказался её меч. Она его тоже чувствовала с помощью акустических волн.
  Далее Юра понял, что пользоваться инфракрасным зрением уже нет смысла - к ним приближалось огромное красное пятно - ехал электропоезд. Крылатая полетела прямо ему на встречу и вскоре растворилась в нем. Юра не рискнул и прыгнул на крышу. Ползая по ней, он осмотрел все вагоны, но нигде её не было. Юра закрыл глаза и представил себе, что она рядом. Открыл глаза - ничего особенного - обычный вагон, обычные люди и ничего необычного, да и сам он маленький мальчик в шортиках, футболочке и в кепке с мыльными пузырями.
  - Она здесь, но как же мне её... Придумал! - задумался Юра.
  Подошел к концу вагона и открыл свой флакончик с мыльной водой.
  - Да будет сия вода святой! - представил он и начал надувать мыльные пузыри, пуская их по вагону. Через минуты вагон был наполнен переливающимися разными цветами прозрачными крохотными сферами. Пассажиры оказались не против, даже понравилось. А одна девочка в ситцевом платьице с бантами, болтая ногами в белых колготках, лопала пузыри спицей и очень громко смеялась. Юра подошел к ней и дунул в её сторону. Но пузыри полетели не на девочку, а словно сдуваемые вентилятором, они разлетелись в разные стороны.
  - Это она, - решил Юра.
  И вот на глазах у всего вагона мальчик, веселый, жизнерадостный, поднявший всем настроение своими пузырями, засовывает руку в карман и, достав из него секиру, превышающую размеры самого мальчика раза в три, со всего маха бьет им по девочке, смеявшейся на весь вагон над веселыми мыльными творениями. Все в ужасе отпрянули в разные стороны, спотыкаясь и падая на пол.
  А девочка успела увернуться и, показывая свои вампирские клыки, улыбнулась. В ту же секунду поезд остановился и двери раскрылись. Девочка выбежала и понеслась по эскалатору, снося людей. Удивления окружающих не было предела - девочка лет семи валит с ног взрослых дядек и тёток. Вслед за ней побежал и мальчик. Ему дорогу уже почему-то уступали - даже не пришлось никого сносить.
  Выбежав из метро, девочка вновь стала крылатым птероном, став недосягаемой для людей. Юра забыл про свой облик и оставался маленьким мальчиком. И вот картина: обычный день, жизнь течет своим естественным ритмом, но вот по улицам города бежит мальчик с огромным двусторонним топором, больше самого мальчика в несколько раз. Несется как паровоз, не зная препятствий. Всё, что появляется у него на пути, разлетается в щепки или становится опорой для ног. Люди не верили своим глазам. Юра увидел реакцию окружающих и подумал:
  - Может мне показать им всем больше чудес, пускай содрогаются в страхе.
  Но он быстро опомнился:
  - Но нет, это же метод сатаны. Он действует путем запугивания и уст-рашения. Я чувствую, что он хочет меня вернуть! Но у него ничего не вый-дет!
  И Юра вновь обрел свой естественный вид - клыки, когти, щупальца. Ещё одно чудо для людей - был мальчик, и нет мальчика. Юра продолжил погоню. Мимо незаметно пролетали люди, машины, дома, улицы. Внезапно крылатая резко повернула и залетела сквозь окно в какое-то здание. Юра последовал за ней.
  - Опять в прятки играем! - тяжело вздохнул Юра, оказавшись в картинной галерее, - а все-таки красиво. Я тебя чувствую! Ты рядом!
  Юра ходил по залу и всматривался в картины.
  - Хорошо, что попал в нормальный зал, а то терпеть не могу эти абстракции! - увлекся Юра, разглядывая произведения великих мастеров. Но вдруг он заострил внимание на одной картине до боли знакомой любому человеку. Джоконда - она же в Лувре.
  Юра, не задумываясь со всей силой, ткнул в шедевр мечом. Но тот пролетел через воздух, не встретив никакого препятствия на своем пути, будто вошел в форточку. Да и Мона Лиза внезапно ожила и отпрянула в сторону, оказавшись за пределами картины. Юра дернулся в ту же сторону и увидел как на соседней картине, полной пейзажа, на горизонте, полного заката, размахивает крыльями объект преследования.
  - Эх! - громко крикнул Юра и прыгнул в картину, - не уйдешь!
  Оказавшись на природе, он удивился необычайной красоте, описанного художником пейзажа: зеленый луг, кажущийся просто невинным с бегающими по нему овечками, лес, совсем не вызывающий опасения, по опушке которого река - вода голубая и прозрачная, и отдельно стоящие деревья словно манят тебя присесть рядом с ними и отдохнуть. А ещё он увидел людей, одетых в средневековые одежды. И вот едет карета, и видно, что внутри сидят два господина. И один из них также любуется природой. А вот на горизонте стоит необычных размеров замок. И форма и цвет у замка совсем необычные - напоминает бутон лилии, и по форме и по цвету. Таких Юра даже на картинках не видел никогда.
  Почувствовав сильный разрыв между собой и улетающей, Юра попробовал превратиться в ветер. И у него это получилось. Расстояние стало резко сокращаться, а когда и вовсе составило пару метров, он выпрыгнул из ветра и повторил уже старый трюк - прыгнул сверху на неё и заблокировал её крылья. Они вновь полетели вниз, но на этот раз упали не на землю, а снова оказались в картинной галерее.
  - По кругу летаешь! - в чувствах воскликнул Юра, - хотела меня оста-вить в прошлом?
  - Ха! Я то запомнила, откуда прилетела, где временное окно, а вот ты мог остаться там навсегда!
  - Я бы нашел выход! - крикнул Юра и попытался уцепить её крюком анкаса. Но та вновь увернулась и вылетела в окно на улицу.
  Юра рванул следом за ней. Но нет! Такого Юра точно не ожидал - вместо одной преследуемой цели оказалось около пятиста, абсолютно одинаковых, летящих в разных направлениях. Тут наш герой опустил руки, и щупальца тоже, взялся за голову, плюнул, представил себя на небесах и очутился там.
  - Не расстраивайся! - раздался голос, - не всё так просто!
  - Я понимаю,- ответил Юра, - она убила наших ребят!
  - А вы убили их! Ты ведь не хотел покончить с ней при первой же встрече! На этом бы всё и закончилось.
  - В любом случае мне необходимо было прочувствовать её, понять, на что она способна!
  - Неправильный подход! Ты не хотел!
  - Я хотел, очень хотел!
  - Нет! Не очень, твоё желание было не сильным, поэтому ты её и упус-тил, - говорил голос.
  - Да! Моя вера слаба! Поэтому я не смог увидеть свою любимую, упустил своих друзей и не справился с главным врагом. Странно, я могу перемещаться в пространстве, во времени, управляю предметами, обретаю новые облики, и не могу возвести перед собой свою любимую. Всё что у меня есть - мои воспоминания! - рассуждал Юра, но ответа больше не было.
  - Я встретил всех своих бывших союзников - Краба, Мистера, Панка, Техаса и Саран... Саранчу! Я же её не встретил! О, нет! Тот рыцарь с крыльями, за которым я сегодня гнался, она же была рыжая! Точно, её волосы развивались из-под шлема, огненные как рябина! Да и по росту подходила! Это была она - Света! Вот так сюрприз! Это же надо, оказывается, Света при жизни была ко мне привязана не случайно, сатана всё продумал заранее! Но только он просчитался - по воле Божьей в моей жизни появилась Лена, и не отдала меня в лапы коварной Саранче! Видать, и у неё такая судьба! Хотя, судьба, даже тот призрак посмеялся надо мной, когда я заговорил про неё! Что же это такое? Столько вопросов! Но ответы уже поспели!
  - Но Света ещё при жизни поставила себе цель покончить с моей любовью! Неужели она завершила начатое после смерти? - ужаснулся Юра, - нет, даже думать об этом не хочу! Этого не было! Никакого отчаяния и сомнений - надежда, вера и любовь помогут мне вернуть её! Но сначала верну друзей!
  Юра закрыл глаза.
  
  ***
  
  Открыл глаза. Вокруг горячий красный песок, усеянный черными раскаленными камнями, багровые облака на сером небе над головой, крики, вопли, рычания - парень вновь вернулся в ад.
  - Демоны, ко мне живо! - прокричал Юра, разглядев в песке сверкающие глаза.
  Словно хамелеоны повылазили из листвы, отделились от песка существа, встали и медленно начали подходить к ужасающему созданию в доспехах. Они смотрели друг на друга своими горящими огнем глазами, но слушались.
  - Мне нужны мои друзья! - властным голосом воскликнул парень. Стоящие спереди опустили голову и на секунду замерли. А затем как прыгнут на парня, оскалив свои зубы. Юра не растерялся - ухватил их щупальцами и разодрал на куски. Остальные стали на колени и поклонились до земли.
  - Я ещё раз говорю, мне нужны мои друзья! - угрожающим тоном повторил Юра.
  - Они в геенне огненной! - ответил ему кто-то из песочных тварей.
  - Отведите меня туда! - приказал рыцарь.
  Демоны стали переглядываться, шептаться, но затем встали, взялись за руки, окружили Юру и начали водить хоровод, хором повторяя:
  - Домдва, домдва, домдва!
  Этот звук задурманил парню голову, и у него закружилась голова, он поднял голову и почувствовал, что почвы под ногами нет. Юра посмотрел вниз - песок под ним провалился и он падал. Там была широкая огненная река, в которой захлебывались миллионы душ, над ними летали призраки, такие же с какими совсем недавно пришлось общаться, а по высоким берегам стояли черти с палками, толкающими назад всех, кто пытался вылезти.
  Юра упал в огненную воду, задев собою несколько мучающихся душ. Хотел сделать реку молочной, но не стал.
  - Не мною создано это место, и менять ничего не имею права, - решил он, схватил щупальцами несколько чертей, бросил их в пламя и выбрался на берег. Соседние черти посмотрели на него, но никаких действий принимать не стали, дабы тоже не оказаться в огне.
  - Мне нужны мои друзья! - властно сказал Юра, - где они?
  - Мы не позволяем душам выбраться на берег, но мы не знаем их! - пугливо ответил ему черт, - наше дело маленькое, стой и пихай! Разбираться с ними, слушать кто есть кто, и кто кем был нам не положено, да и не интересно! Мы преданы своему делу!
  - Спаси меня, спаси! - выкрикивали души.
  - Ты не должен этого делать! - произнес черт, - они получили по заслугам!
  Юра посмотрел на страдающие души.
  - Неужели они не раскаялись? - тихонько произнес он.
  - Нет! Грех в них, вон он кружится над ними! И не могут изгнать его, так как нет веры. Любого, кто избавится, тут же сами вытащим! - поведал свою правду черт, - они думают, что мы стоим на пути к их свободе, но только не так это! Освободи свою душу от греха, и сам обретешь свободу!
  - Андрей! Тригер! - закричал Юра так, что его услышали все грешные души, и стал прислушиваться.
  - Мы здесь! - услышал он вдалеке, усилил сигнал, определил его направление и стал присматриваться. На противоположном береге парень разглядел своих друзей пытающихся выбраться на берег, которых заталкивали назад сразу шесть чертей.
  - Иду к вам! - вновь разнеслось по всей геенне. Юра подошел к берегу, поднял руки, и в реке появился проход. Он побежал по нему и вскоре настиг своих друзей. Черти, увидев приближающегося рыцаря, отступили, и ребята втроем вышли на берег.
  - Ты не сможешь нас забрать, грех поселился в наших душах, - разочарованно произнес Андрей.
  - Ну, так избавьтесь от него! - наставил Юра, - как вы могли повестись и впасть в гнев? Неужели вас действительно задело то, что вы не реализовались? Разве быть защитником земли и света не лучшая реализация? А ты, Тригер, видел здесь своего брата? Уверен, что нет! Думаешь твоё место здесь?
  Ребята прекратили борьбу против чертей и смиренные остановились. Юра дотронулся до них и вытянул призрака с коварной раздраженной улыбкой. Дух попытался вырваться, но ладони парня вспыхнули голубым пламенем и тот сгорел.
  - Вы свободны! - радостно сказал парень своим друзьям.
  - Юра, ты готов! Ты можешь всё! - восхитился Андрей и обнял Юру.
  - Получается, всё может закончиться уже сегодня. Да, если бы я этого захотел по-настоящему. Теперь я всё понял! Мне нужна битва! Срочно! Я покончу с этим!
  Ответа не прозвучало.
  - Я понял тебя. Это хороший знак! Теперь мне нечего объяснять! - тихо, но уверенно произнес Юрий, - не потеряю ни минуты!
   Юра закрыл глаза.
  
  ***
  
  Открыл глаза.
   И вот он вновь на земле. Яркий солнечный день, родные места. Он сидя на своем медведе, несется быстрее ветра по лугу, усеенному засохшими камышами и свежим клейвером, вдоль любимой речки "Неруссы". Обернулся, а за ним целая армия всадников на белых конях со знаменами и штандартами с изображениями святого распятья и сына Божьего. Даже Тригер был на коне, сильно отличаясь от всех в своих шляпе и пальто.
  - А где Андрей? - волнительно спросил Юра.
  - Я под тобой! - ответил ему медведь.
  - Да! - протяжно, хохоча, во все горло закричал Юрий.
  - Куда мы, Георгий! - спросил ближайший к нему всадник. И в нем Юра узнал Исаака Ньютона.
  - Ёся! - в чувствах закричал Юрий, - мы на последнюю битву! Сегодня будет конец войне! Слава власти Господней! Слава Богу!
  Пронзительный крик пронесся по всему строю, став морально-психологическим допингом для всех, стало казаться даже, что движение армии ускорилось. Во всё горло заорали все: "Слава Богу!"
  - Лена! - загорелось внутри, - Леночка! Девочка моя! Сегодня всё закончится. Мы будем вместе, рядом, я всё для этого сделаю, и ни какой монстр меня не остановит. Я не победим!
  Юра почувствовал, как приятный холодок пробежался медленно по всему телу, от пяток и до ушей, слегка зависнул на затылке, заставив приподнять там волосы, и резко упал вновь к пяткам. Стало сразу тепло, и жар прокатился по ладошкам.
  Но расслабляться было поздно - на горизонте показалась армия врага, ничуть не меньше армии, возглавляемой Георгием. Здесь во главе летела недавняя знакомая, на коне, таком же крылатом, как и она сама. За ней бежала волчья стая, нагоняя бурю пыли, летел орел, неся за собой мрак, и катился огненный шар, палящий всё на своём пути.
  - Вперед! Бог с нами! - подняв кверху все оружия, в руках и щупальцах, закричал Юрий, и добавил про себя, - Лена, считай мы уже рядом!
  И битва началась. Обе армии разогнались настолько, что при столкновении первые ряды просто разлетелись в стороны. Юрий хотел влететь в главного конкурента, но та превратилась в призрака и пролетела сквозь него. Её летящий конь стал огромным огненным драконом и сшиб медведя под ногами у Юрия, так что тот покатился кубарем по строю врага. Медведь вцепился в горло дракону, и схватка завязалась между ними. Рыцарям, в образе обычных людей в доспехах противостояла вся нечесть созданная дьяволом - демоны, вампиры, вурдалаки, оборотни, ведьмы на метлах, монстры, чудовища и обычные злодеи в образе людей верхом на конях и быках.
  Волчья стая и орел обрели образ человека и вступили в бой. Панк, мастерски размахивая цепями, стал сносить всадников одного за другим, а Техас, владея булавой, стал добивать их на земле. Увидев проблемное место, Юра решил разобраться с ними, но в ту же секунду был окружен, превосходящими силами противника, которые нападали со всех сторон, лезли из земли и даже кружили сверху. Однако вскоре налетели голуби и заняли летающих ведьм, как пчелы окружают залетевших к ним в улий шершней. Панк с Техасом действовали уверенно, пока не оказались окутанными серым дымом.
  - Что за глупости! - крикнул Панк, свиснул, и дым начал рассеиваться. Однако, влетевшая к ним ракета произвела эффект неожиданности, и тандем рухнул, оглушенный треском. Они быстро вскочили на ноги, но настигший их Тригер схватил обоих за руки, и они пораженные разрядом тока вновь пали. Мужчина в шляпе, достал пистолет и всадил пулю в голову Техаса, его дух сгорел. Панк успел ретироваться и ловким движением окутал шею тригера цепью. Тот стал задыхаться.
  - Я тебя помню! Что ты сделал с моей головой? - смеялся Панк. Мимо пробегало два всадника со стороны сил зла, и человек во всем черном кинул одному один конец цепи, а другому другой.
  - Снесите ему голову! - залился смехом черный рыцарь и резко замолк. В его голову вонзился топор, разрубив её пополам. Дух Панка воспламенился и вскоре исчез.
  Всадники разбежались в разные стороны, натянув цепь до предела. Тригер из последних сил пытался разорвать её, но вскоре его руки опустились, а голова как пробка, отделившись от тела, подлетела вверх. Опустившись, насадилась на чьё-то копьё, и побежала так по полю боя.
  Оказавшись окруженным злыми силами, Юрий без разбора начал всех рубить, никто не мог оказать никакого сопротивления. Но он был одержим, и двигался по направлению к своей главной цели, главной преграде на пути к любимой. А та в свою очередь разносила в хлам ряды сторонников Юрия. Наконец ему удалось пробиться, и он со спины наскочил на неё. Но она в последний момент успела ретироваться и отпрыгнула в сторону. Наконец для обоих началась схватка друг с другом. Никто никуда не убегал, и никто ни за кем не гнался. Схватка переросла в жестокое сражение, никто уступать не собирался. Юрий старался, как мог, нанося удары всеми своими конечностями, а ей хватало одного меча и молниеносной реакции, чтобы отражать все его удары. С самых отдаленных концов места сражения были видны размахи огромных щупальц, и взмахи крыльев. Поначалу держал натиск Юрий, заставляя своего противника отступать и пятиться назад, но в один момент ей это всё надоело - она схватила лежащий на земле меч в другую руку и принялась настойчиво атаковать, так что уже Юрию пришлось задуматься об обороне.
  Тем временем силы зла стали явно уступать: оборотней почти не осталось, авиация, в виде ведьм, терпела значительные потери от голубей, вампиры были окружены.
  Верный медведь всё ещё сражался с драконом. Дракон извергал столбы пламени, но медведь молниеносно уворачивался от них, всё ближе и ближе приближаясь к твари. Сократив расстояние до минимума, он прыгнул, превращаясь в человека. Мистер вспомнил, что так он уже отхватывал от него, превратился в человека и выставил в его сторону свой меч. Поменять направление в воздухе Андрей уже не мог, поэтому плечом напоролся на острие меча. Мистер быстро вынул меч и захотел нанести упреждающий удар, но не успел - сверху на его голову упал тяжелый каменный молот с обмотанной на рукоятке щупальцой. Перед Андреем стоял человек в белой рубашке и смокинге, но без головы, он вспыхнул и исчез.
  - Я с тобой брат! - воскликнул Юра, раненному другу.
  Андрей улыбнулся в ответ:
  - За тебя и жизнь свою не пожалею!
  И кудрявая голова Андрея с такой же улыбкой, замедленно для восприятия Юры, отделилась от тела и покатилась по земле. За ним стоял всадник в маске, но с распущенными рыжими волосами, держащий в руке меч на уровне шеи обезглавленного тела парня.
  - Нет, - ужаснулся Юра, - я опять тебя потерял! Только недавно был на седьмом небе от счастья, а сейчас опять испытываю горечь потери лучшего друга!
  - Саранча! - закричал Юра и в ярости напал на неё. Та ловко отбила его атаку, и они продолжили сражение. Не было преимущества - бились на равных, затягивая бой.
  Погода сменилась - на небе появились тучки, и стал моросить дождь, совсем слегка, солнце начало прятаться за горизонтом. Юрий в процессе сражения почувствовал, как снова приятный холодок гуляет по его телу.
  - Дождик! Такой мелкий! - нашел время ещё и помечтать, - никогда не забуду, как я со своим котеночком, с любимой хомкой, промокли, а потом пошли на рынок на склад греться! - холодок по телу совсем уж разгулялся, - но тогда был дождик по сильнее.
  Юра закрыл глаза и дождь усилился. А ещё совсем для него неожиданно из-под земли вылезли трубы отопления, которые тут же загудели, заглушая звуки сражения. Юра дотронулся до них:
  - Теплые! Какое блаженство!
  Но тут он опомнился. Как же так расслабился! И принялся вновь атаковать свою соперницу, которая в этот момент тоже, почему-то, потеряла бдительность. Сражение возобновилось с прежней силой. Пока крылатая не понимала, что её полчища скоро будут разбиты. Тут ей снова пришлось убегать. Она пустила большую струю пламени на Юрия и рванула прочь к небесам. Тот попытался ухватиться щупальцей за её ногу, но не успел.
  - Нет! Мы не закончили! - закричал Юрий ей в след.
  Но не прошло и пяти секунд, как невидимая точка на небе пронеслась вниз и, разбивая ряды светлых всадников, ворвалась в землю, оставив от себя небольшой кратер, затем встала и громко засмеялась:
  - Вставайте! - провозглашая, крикнула она, её взгляд вернулся к Юре, и она бросилась на него.
  Между ними сражение возобновилось. А вот на сторону злых сил стало приходить пополнение. Из земли, отовсюду, где видно и не видно, стали подниматься скелеты людей, животных, динозавров, драконов. Они поднимались, поростали плотью, хватали оружие убитых. Они все стали на сторону зла. Здесь серебряные пули и святая вода уже были безсильны. Это означало, что у сил добра не было шансов на победу.
  - Не бойтесь ребята! Господь с нами! - крикнул Юрий своим сторонникам, затем обратился к противнику, - смотри, что я сделаю с твоими мертвецами!
  Юрий начал хватать щупальцами всевозможные предметы и бросать их с колоссальной силой в сторону появившихся существ, предметы заканчивались, на их месте тут же появлялись новые. Они летели и летели, не зная преград, разрывая всё на своем пути, оставляя за собой горы убитых.
  - Смотри, тогда, что сделаю с твоими! - разозлилась крылатая, поджала крылья, вытянула руки с мечами в стороны и волчком, словно маленький смерч, принялась разносить всадников со знаменами сына Божьего.
  Юрий тоже разозлился. Повернулся спиной к стороне врага, собрал кулаки и кончики щупальц в одно место перед грудью и резко отвел их назад. И всё, что было его за спиной, тут же унеслось за пределы видимости, включая траву, речку, лес на горизонте. Осталась одна голая земля.
  Крылатую это даже развеселило:
  - Правильно! Нам никто не нужен! Это наша схватка! - свела руки перед грудью и сделала тоже самое.
  Они остались вдвоем на выжженной голой земле.
  - Хватит драться! Покажи свою настоящую силу! На что ты способен? - вызывающе воскликнула она, сведя руки снова вместе и образовав маленький огненный шар, засиявший ярче солнца.
  - Смотри! - ответил Юрий и сотворил такой же шар.
  Они стали ходить по кругу, шары в их руках увеличивались, и сияли всё ярче и ярче. Наконец они оба замахнулись, прыгнули друг на друга и врезались шарами. От этого удара образовался огромный диск, который взмылся бесконечно высоко в небо и бесконечно глубоко под землю, так что планета тут же раскололась на две части и разлетелась в разные стороны. Одна часть полетела прямиком на солнце и вскоре сгорела, другую отнесло за марс на астероидную полосу, где она сначала замерзла, а потом её разнесло на более мелкие части от удара астероида.
  
  ***
  
  Но наши герои остались на тех же местах, хоть и стояли по разные стороны диска, от удара они почти не пострадали. У них оторвало щупальца и крылья, и полностью снесло их доспехи. Они обрели человеческий облик.
  Освещаемый миллиардами лучами света, не имея почвы под ногами, уже осознав, что они уничтожили Землю, смотря на своего злейшего врага, Юра произнес:
  - Лена! Это ты? Этого не может быть!
  - Юрочка! Мой медвежонок! - забыв о конце света, о сражении, о войне, произнесла Лена по ту сторону диска.
  Сжатые кулаки расслабились, и переплетенные пальцами ладони, со-шлись вместе. Обломки Земли улетали стремительно по разным направлениям, свет от взрыва потихоньку рассеивался, а Юра и Лена стояли и смотрели друг на друга. Вместе и наедине друг с другом вокруг абсолютной белизны, как если бы они были в облаке.
  - Моя хомка! - прошептал Юра, и они обнялись. Свет потух.
  - Как ты здесь оказалась, любимая? - шептал ей на ухо Юра! - я умер, но ты же осталась на земле! А земли теперь нет! Неужели я наконец-таки своим воображением смог тебя вызвать к себе?
  Они оторвались от сильного объятия и посмотрели друг другу в глаза. Лена заплакала и прижалась к Юриной груди.
  - Не плачь, любимая! Главное, что мы вместе! - успокаивал её Юра.
  - Ты ничего не знал! - она вновь посмотрела на него, - как и я! Это ведь ты был птероном мужчиной? - Юрий молчал, - и появился здесь ты не потому, что я вызвала тебя своим воображением из царства мертвых, а потому, что с тебя просто слетели твои доспехи и ты приобрел свой человеческий облик, - после паузы, - как и я!
  Какой-то комок воздуха застрял у Юры в горле, и он не мог сказать ни слова, одинокая слеза выкатилась из глаза, Лена разревелась, и они снова соединились в объятии.
  - Я ведь мог тебя убить! - осилив дыхание, произнес Юрий, - я хотел тебя убить! - и сам захныкал.
  Они стояли в обнимку и плакали. Они вновь вместе, потеряв жизнь, преодолев смерть, оставшись в полном одиночестве, но всё же вместе.
  - Юра расскажи, как ты здесь оказался? - успокоившись, попросила Лена. И Юра рассказал ей свою историю от смерти и до конца света.
  - А у тебя, как это всё получилось? - Юре тоже было интересно.
  И Лена рассказала ему свою историю:
  В тот момент, когда утреннее солнце стало сжигать твою плоть, я бро-силась бежать. Я бежала и бежала, кричала, но меня никто не слышал. Во-круг меня бегали люди, изливающиеся кровью, падали, вставали. Они окружали меня и просили, чтобы я выпила их кровь. Эти демоны кружились вокруг меня или я кружилась вокруг них, я ничего не понимала, а потом огромное чудовище, освещая, врезалось в меня, и я умерла.
  Очнулась я в сырой и грязной пещере абсолютно голая. Было очень жарко, и горячая грязь падала прямо на меня. Затем послышалось жуткое шипение, мне стало страшно, но бежать было некуда. Вскоре ко мне выполз огромный змей. Он подползал ко мне, а я сидела на коленках и смотрела на него. Он дотронулся своим носом до моего и прошипел:
  - Убей и съешь меня! Я знаю, ты голодна!
  Я прижалась к стене и обхватила свои ноги руками. А он настаивал на своем:
  - Ты ведь хочешь крови? - произнес он и приподнял свою голову. А там широкий разрез, из которого сочилась свежая теплая кровь.
  Я не знаю, что произошло со мной, но я потеряла контроль, набросилась на змея, уцепилась своими зубами ему в шею и стала жадно хлебать его кровь. Последняя фраза его была:
  - С тобой оказалось легче, чем с твоей парой.
  Вообще я ещё, когда была жива, не могла смотреть на кровь равнодушно. При виде этой алой жидкости у меня начинала кружиться голова, текли слюни изо рта, и мне безумно хотелось её выпить. Помнишь тот случай с собакой? Когда ты порвал ей пасть, я начала терять сознание от жажды крови, меня всю скрутило, мне казалось, что ещё немного, и я разорву эту псину на части. Но это сделал ты, потому что чувствовал тоже самое? И ещё, прости Юра, я обманула тебя - ту девушку я убила не косой, хотела убить, но та увернулась. Она со всего маха швырнула меня в стену, мне пробило бровь, и с неё побежала кровь. Она бы меня убила, но алая теплая жидкость дотекла до моего рта, и я почувствовала вкус, этот прекрасный вкус. Я получила колосальный приток энергии, тут же порвала все веревки, которыми была связана, и набросилась на неё вновь. На этот раз она не смогла увернуться, я впилась зубами в её шею, и стала жадно пить её кровь, пока та не побледнела. Я всё подготовила к твоему приходу - умыла её, себя, разрезала ей горло косой. Но чувства мои были реальными, я сходила с ума от содеянного и очень переживала о том, что сотворила, не понимала, как это произошло.
  Так вот про змея! Когда пришла в себя, я была вся в крови и мне это нравилось. А потом появилась ужасная боль в спине, я упала ничком на землю и дотянулась рукой до больного места. Из спины вылезали крылья, те самые огромные драконьи крылья. Затем ноги и руки вытянулись, покрылись чешуёй, ногти превратились в стальные пики, а клыки увеличились сантиметра на два. Волосы стали рыжими. Я попыталась расправить крылья и у меня это получилось. Грязные стены тут же рухнули, и я взлетела вверх, начала летать, наслаждаясь этим. Подо мной была горячая, наполненная багровым песком, камнями и ужасными демонами пустыня. Они смотрели только на меня, не отрывая своего взгляда. Наконец я приземлилась. Возле меня тут же появился сатана, точно такой же, как и тебе. Только я никуда не исчезла. Он объяснил мне, кто я есть, и какая моя миссия. Главный смысл был в том, что я должна тебя убить, ну то есть не тебя, а мужчину птерона, своего самца. Если бы я знала! Он показал мне, как управлять своими мыслями, чтобы творить чудеса. Убив тебя, как он сказал, я бы смогла покончить и с властью Господа Бога на всей Земле. Я бы ни за что не пошла на такое. Но он знал моё слабое место, и им был ты, Юрочка! Он обещал мне безграничную власть над адом и раем. Он сказал мне напрямую, что пока я не выполню свою миссию, тебя не увижу.
  - Как видишь, он не врал, - добавил Юра, - мы увидели друг друга только после завершения миссии.
  - Но мы не выполнили своей миссии, - возразила Лена, - мы уничтожили мир.
  - А может в этом и заключалась наша миссия! - задумчиво сказал Юрий.
  - Ты прав, в этом и была ваша миссия. Именно в этом! - раздался третий посторонний голос. Лена и Юра обернулись и увидели мужчину, одетого в средневековый костюм, приближающегося к ним.
  - Где мы? - спросила Лена, смотря то на незнакомца, в ожидании ответа, то на Юру, в ожидании, что скажет он.
  - Мы нигде! И никогда! Это межбожественное пространство, - ответил им мужчина, затем улыбнулся во всё лицо и радостно добавил, - как же я вас сильно ждал, внуки.
  - Внуки! - вместе сказали Юра с Леной, посмотрев друг на друга.
  - Вы оба мои далекие потомки. Именно благодаря мне на Земле появились птероны в образе людей. И вы последние из них. Ха! Да вы вообще последние существа земные! - незнакомец был крайне восхищен, - имя моё Жюль!
  - Нет Земли, значит, и нас нет. Мы такие же души, как и те, которые в раю и аду. Нас ещё не определили, - высказал свою точку зрения Юрий.
  - О! Ты сильно заблуждаешься! Земли нет, рая нет и ада тоже нет и даже Бога в каком-то смысле для вас нет! - восхищался и даже радовался Жюль.
  - Я не могу поверить в это! Бог есть, он вездесущ! - Юрий начал нерв-ничать.
  - Верно! Но он устранился и все, что он создал, нет.
  - Но почему он устранился, разве всё им созданное стало ему не любо? - недоумевал Юрий.
  - Вы очень многого не знаете. Я вам всё расскажу. Война между Богом и дьяволом идет очень давно. Люди с каждым веком становились всё грешнее и грешней, и количество душ, которыми владел дьявол, росло. Бог послал на Землю послание великому предсказателю Мишелю Нострадамусу о конце света в надежде, что люди прислушаются и призадумаются. Может быть, оно бы так и было, но предсказанию не было суждено добраться до людей, так как сатана пошел на хитрость и, ну, расскажу покороче, сделал всё возможное, чтобы предсказание было уничтожено. За всю историю времен не было более великого предсказателя чем Мишеля Нострадамуса, поэтому и сигнал на Землю больше не приходил.
  Естественно к концу тысячелетия человечество не исправилось, напро-тив, стало во много раз хуже, злее, развратнее. Я наблюдал за человечеством более четыреста лет, но последний век был самый бесчеловечный. Бог пропал из сердец людей, они забыли про него совсем. Был бы я на месте Бога, я бы без сожаления отдал этот мир сатане. Но Бог не такой, и его любовь к людям не утихла, поэтому он не отступил. Началась война, куда серьёзней, чем раньше. Сатана вызвал всех своих чудищ, стал пробуждать их из людей. Это я про вас, кстати, сейчас говорю. Но так получилось, что самые могущественные силы, вы, оказались по разные стороны. Война закончилась концом света. Вы уничтожили мир.
  А предсказание все-таки сбылось! Я только сейчас начинаю понимать, что Господь всё заранее продумал. Наверняка он понимал, что исправиться человечеству будет очень сложно, но и отдать мир сатане он также не мог. Единственным выходом был конец света.
  - Значит это такая судьба? - спросил Юра.
  - Может быть и да! Судьба! Что такое судьба? Этот вопрос мучил меня, когда я был жив, да и после смерти очень долго, но что это такое понял буквально сейчас. Это не заранее прописанный альманах, и даже не подсказки по жизни, направляющие к верному пути. Каждый человек сам предопределяет, что с ним будет дальше. Делает он это путем совершения поступков. Сделал плохой поступок, получи по заслугам, сделал добро, получи радость и счастье! Неужели, Юра, ты сам этого не понял? Возьми свою жизнь! Тебе было предопределено возглавить армию сатаны, и все твои жизненные поступки к этому вели, но ты одумался, исправился, и получилось всё наоборот. А потому, что ты этого заслужил сам! Нигде это не было прописано, и никаких знаков свыше ты не получал!
  - Верно! Сам Бог говорил Моисею, что проклянет до третьего рода того, кто не будет исполнять его заповедей, и благословит на сотни родов тех, кто их будет исполнять! В этом и есть суть судьбы! Что делаешь ты, то тебе и возвращается, что просишь у Бога, то тебе и приходит! Моя жизнь - меня всегда окружала смерть. До исправления я управлял ею, а после исправления она стала окружать меня. Исправившись, сломал всё предначертанное и был прощен, - нашел разгадку своему главному вопросу Юра.
  - Но почему остались мы? - спросила Лена.
  - Бог использовал самую мощную силу, которую создал сам, чтобы уничтожить всё, но оставить её саму. И та сила - любовь. И вы её вооплощение!
  - Любовь! - переспросили Юра и Лена, переглянувшись.
  - Да! - улыбаясь, говорил Жюль, - мир разрушен! А любовь осталась, потому что есть вы, и вы любите друг друга.
  - По сути, - Лена слегка всплакнула, - мир уничтожила наша любовь!
  - Она оказалась мощнее! - восхищался Жюль, он сам только это всё осознавал.
  Лена прижалась к Юре. Юра прижал к себе Лену. И наступила тишина.
  - А теперь самое главное, - произнес Жюль.
  Лена с Юрой с нетерпеньем посмотрели на Жюля.
  - Можно всё вернуть, - с коварной улыбкой произнес Жюль, - я про Землю. Вы хотите этого?
  -Да! - ответили хором влюбленные, - но как?
  - Я знаю, как вас вернуть в тот самый день, когда вы умерли. Только на этот раз вы не умрете, а продолжите жить.
  - Как ты это сделаешь?
  - Видите ли, я вам рассказал не всё, - Жюль отвел взгляд вниз, помолчал и продолжил, - именно из-за меня предсказание Нострадамуса не попало к людям, - и Жюль рассказал им свою историю: о смерти Нострадамуса, о предсказании, о сатане, о том, как сюда попал.
  - Я вернусь назад, в тот самый день, когда услышал последние слова своего учителя, и на этот раз расскажу о предсказании всем, и расскажу, что имел ввиду предсказатель.
  - Так сделай так! - воскликнула Лена.
  - Не всё так просто! Я не обладаю самой великой силой на свете, в отличии от вас! Придется пожертвовать вашей любовью ради спасения мира, - заключил Жюль, - вы ничего не почувствуете, просто окажетесь у себя дома и ваша любовь с каждым днем будет утихать.
  - Пожертвовать нашей любовью ради спасения всего мира? - переспросил Юра. Такой расклад ему с Леной совсем не нравился.
  - Выбирайте: любить друг друга вечно, но в полном одиночестве, или вернуть жизнь всему человечеству жертвуя своими чувствами? - предложил Жюль.
  - Стоит ли нам тогда вообще жить в этом мире, если без любви, - встревоженно спросила Лена, повернув свои заплаканные глаза к глазам Юры.
  - Нам не стоит. А целому миру стоит, - ответил Юра, закрыл глаза, и из-под опущенных век покатились слезы, - мы согласны.
  Юра прижал к себе разрыдавшуюся Лену, Лена прижалась к своему Юре что есть сил, и они закрыли глаза. Перед глазами у обоих замелькали воспоминания первого свидания, телефонных звонков, поездки в электричке, дождя, обмочившего их, сушки после него, первого признания в любви, милого лица своего котенка, радостного взгляда своего медвежонка, счастья каждой минуты, которые они были вместе.
  Открывают глаза. Уже рассвет. Они стоят в обнимку на крыльце ресторана, где отдыхали вместе с друзьями, с которыми только что попрощались.
  - Пойдем домой, любимая! - прошептал Юра.
  - Пойдем, медвежонок мой любимый! - ответила Лена, - я так устала!
  
  ***
  
  Жюль остался вновь один.
  - Я сделал всё, как ты сказал, верни мне мою Марию! - закричал он.
  - Не всё, ещё не всё! - услышал он гул в своей голове.
  
  А.Поздняков
  
  Продолжение следует.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"