Chudik Неизвестный: другие произведения.

Сказка о Чуде. 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Городская сказка, о девушке Чуде и моём знакомстве с ней.

  Начало истории.
  Наверное, пора признаться, я волшебник. Нет не те маги и экстрасенсы, которых вы привыкли видеть на экранах в кино или читая книги, а настоящий. Хотя стоит признаться, что я не совсем волшебник, я всё ещё "только учусь".
  А в ту пору, о которой веду рассказ, я только начинал идти по тропе волшебства. В кафе, где работал, моей задачей, темой и желанием, было создание атмосферы. Атмосферы уюта, лёгкости и комфорта, сделать в кафе атмосферу, в которой решаются все проблемы и любые дела. Проект был долговременным и кропотливым, но я был молодым, активным, не боялся трудностей и чихать хотел на время, я творил волшебство, и это было здорово, я упивался этим...
  Это Чудо, я заметил в кафе давно. Она была легка, улыбчива, наивна и чиста. Но не чистотой "ангела", совсем нет, она светилась горячим солнышком счастья. Она сама того не замечая, заставляла возникать улыбки на лицах людей сидящих за соседними столиками. Я искал именно таких людей как она, чтоб и с их помощью, подспудно изменять всю атмосферу кафе. Она часто садилась в угловой столик поближе к окошку и подальше от основных шумных столиков. Она частенько что-то читала, листала журналы, порой что-то записывала в тетради, слушала музыку в плеере, стучала клавишами ноутбука, порой встречалась с какими-то своими подружками и всегда заказывала что-то вкусненькое и лакомое. Порой я ловил на себе её полные заинтересованности взгляды, когда я в кафе творил что-то интересное. Громко отчитывая официанта или показательно и наглядно приставая и в открытую на всё кафе, соблазняя какую-то даму, полностью игноря рядом сидящего с той дамой парня. А когда парень, будя на грани бешенства, начинал подниматься, собираясь дать мне в глаз, поворачивался к нему и с доброй улыбкой, спокойным и уверенным в своих силах голосом, говорил...
  - Вот так вот нужно ухаживать и соблазнять даму, а не сидеть как ты "лошарой" мнясь, смущаясь и не решаясь сказать этой великолепной девушке, какое у неё глубокое, завораживающее твой взгляд, своей глубиной и кружащее голову пьянящим запахом чувственного желания, декольте....
  После этих слов я отворачивался от парня и, повернувшись к девушке, заговорщицки ей подмигивал, говоря.
  - Ваш спутник весьма дорожит вами, раз так ревниво реагирует на мои ухаживания. Только сегодня и только для вас и вашего молодого человека, готового не жалея себя защищать вас от кого угодно, вам от нашего кафе бесплатная текила!
  Кланялся и уходил за стойку бара. Всё кафе в эти минуты замирало и смотрело на такие или подобные представления, в том числе и она, но только в её глазах плясали при этом весёлые бесенята и только она, улыбаясь, чудесным солнышком освещала дальние столики нашего кафе...
  Не помню точно, как она влилась в моё "общество", точного момента перехода не вспомню, но кажется, дело было так....
  Однажды, в разгар одной из редких по теперешним временам зим, в кафе ввалился здоровенный бугай. Под одной подмышкой у него был сноуборд, под другой вертлявая перетекающая из одного движения в другое, красиво, по спортивному, сложенная блондинка в спортивном костюме. Бугай огляделся и, увидев то самое маленькое Чудо за дальним столиком, помахал ей рукой, той самой из под которой быстрой струящейся птицей выпорхнула блондинка и, скользя между столиками, села за стол к Чуде...
   []
  Бугай.
  Бугай опустил поднятую руку, цепким, всё видящим и замечающим, взглядом осмотрел кафе и, остановив свой взгляд на мне, двинулся в направлении стойки бара, за которой я стоял.
  До этого, я вряд ли мог себе, достаточно хорошо, представить то ощущение, которое испытывает не обстрелянный боец. Когда в первый раз видит танк, надвигающийся на него всей своей бронированной массой. Обязанности "вышибалы" в то время тоже частенько доставались мне. Потому, я расставил по шире ноги, расслабил плечи и немного наклонил голову вперёд. Чисто естественна реакция на надвигающуюся опасность, не особо уже осознаваемая разумом.
  Бугай не торопливой походкой продвигавшийся ко мне. Все, также держа сноуборд подмышкой, со спокойным вниманием отметил все мои приготовления, как и пододвинутую поближе к моей руке тяжелую пепельницу. Не смотря на, большие габариты, бугай двигался с лёгкостью, но из-за не торопливости движений, эта лёгкость скрадывалась и как я понимаю, не многими отмечалась. Ко мне приближался мастер, мастер каких-то единоборств. А судя по спокойному взгляду и по тому, что подойдя к барной стойке, он естественным и простым движением положил свою ладонь между пепельницей и моей рукой, мастер, побывавший не в одной заварушке, где дрались без всяких правил. По его губам проскользнула еле заметная усмешка, он спокойным взглядом серовато-голубых глаз, посмотрел в мои, немного задержался, прощупывая меня в глубину, снова улыбнулся, но уже более открыто и располагающе, и густым, полным сил голосом сказал.
  - Мне бы доску свою куда-нить деть, чтоб не увели - и кивнул на сноуборд.
  - Без проблем, давай, поставлю сюда за стойку, тут моя вотчина, никто не тронет - ответил я.
  - Ты вот ещё чего. У моей - он кивнул на блондинку о чём-то эмоционально беседующую с Чудой - днюха сегодня, ну и мы тут хотели посидеть... Вощем я торт забыл купить, у вас тут как, его заказать можно?
  Теперь уже улыбнулся я. Бугай располагал к себе. Он легко, просто, не навязчиво показал свои мирные намерения и попросил помощи. Наша взаимная симпатия сложилась сразу, мы оценили друг друга, связываться друг с другом посчитали каждый себе дороже и сразу же перешли на спокойное дружелюбное общение.
  - Сделаем всё в лучшем виде, оставляй доску, о торте не беспокойся, свечки нужны - спросил его я - сколько ставить?
  В уверенном взгляде бугая промелькнула растерянность.
  - А хтоб знал... Вощем давай без свечей, но чтоб большой и вкусный - и он улыбнулся одними глазами, в которых снова была разлита спокойная сила.
  Отдав сноуборд, бугай отправился за столик к девчонкам, продвигаясь к которому он осматривался вокруг. Мне было заметно, как он прокачивает на опасность и оценивает обстановку в кафе. За два столика, от стола Чуды и блондинки, седели два парня с полупустыми бутылками пива и подзывали официанта сделать новый заказ. На них он задержал свой взгляд чуть дольше, чем на молоденькой парочке, сидящей от них через один столик. Эта парочка держалась за руки и о чём-то спокойно беседовала.
  Сев за стол к "маленькому чуду" и блондинке, бугай разительно поменялся. За столиком сидел уже не боец готовый ко всему, а добродушный и весёлый увалень. Открытая улыбка ленивые движения, блондинка сразу же оказалась под его подмышкой, а Чудо улыбалось и светилось так, как никогда до этого на моих глазах. Их вечеринка в нашем кафе только начиналась, распахивались двери и в них то и дело заходили всё новые молодые люди подсаживающиеся уже к трём вместе сдвинутым столам. Вечеринка только начиналась....
   []
  Знакомство.
  Вечера в кафе бывают разные. Как правило, атмосферу кафе задаёт какая-нибудь большая, а порой и маленькая компания. Бывало, гуляли студенты, и тогда вся стеклянная посуда в кафе вздрагивала от взрывов и раскатов хохота. Порой бывало, кафе наполнялось романтическим флёром, от парочек танцующих под медленную романтическую музыку обнявшись друг с другом. Бывали и буйные компании, там приходилось то и дело следить за ними. В такие минуты кафе наполнялось нервной наэлектризованной атмосферой. Порой наше кафе посещали геймеры, устраивающие в нём свой "штаб". Играя в такие уличные игры, как "Encounter", "Город", "DozoR" и другие подобные им. В эти дни, кафе наполняла деловая суета, а нервное напряжение азарта заполняло всё пространство нашего кафе.
  Моей задачей было, при любых временных изменениях, возвращать в кафе атмосферу уюта, лёгкости и комфорта. Наполняя его искристым запахом волшебства, создавая атмосферу, в которой решались все дела и любые вопросы.
  Сегодня атмосферу в кафе создавала Чуда и бугай. Причём именно они двое, Чуда разливала, вокруг себя ощущение лёгкости и комфорта, а бугай ощущение спокойствия и уюта. Вечеринка набирала обороты, людей набралось полное кафе, официанты бегали как бешенные, выполняя заказы. Пока я, по быстрому, разбирался с тортом, и бегал в кондитерскую через 2 улицы, вечеринка охватила всё кафе...
  Большой торт с одной символической свечкой встречало всё кафе, громко хлопая в ладоши и улюлюкая раскрасневшейся и счастливой блондинке.
  Это день рождение на самом деле праздновало всё кафе. А к концу вечера я уже сидел рядом с Чудой и что-то ей увлечённо рассказывал. Мне с ней было не просто приятно беседовать, но я всеми фибрами своей души купался в её тёплом душевном свете. Казалось, мою душу омывают волны искрящегося тепла исходящего от неё. Мою голову кружила пьянящая лёгкость, хотя в тот день я не пил ничего спиртного. Мой язык, не спрашивая у моего разума советов, сам что-то говорил Чуде. В свою очередь, я тоже пытался дарить ей тепло, пропитанное искрами волшебства, насколько мне это удавалось... известно лишь ей...
  Бугай сидел от нас не далеко, и под его подмышкой сидела уже брюнетка и мило о чём-то с ним ворковала. Блондинка танцевала в компании каких-то знакомых парней. На Батхеда с брюнеткой она не обращала ни какого внимания.
  Батхедом звали бугая, все его знакомые называли его только так. С английским у меня туго, хотя насколько понимаю, переводиться что-то навроди "голова-приклад". Голова у него была нормальной, но как я понял, из разговоров друзей, у него был КМС по боксу. Вполне возможно эта кличка именно там к нему и прилипла. За весь вечер его имя прозвучало только пару раз из уст именинницы, и я его так и не запомнил, толи Лёха, толи Стас, а может вообще Александ, не помню.
  Блондинку именинницу кажется, звали Лена. Но тоже не точно, она мне не понравилась, хоть и была виновницей этого замечательного праздника. Слишком хищная, слишком требовательная и честолюбивая. Она была спортсменкой, толи по фигурному катанию, толи по конькобежному спорту. Желание быть первой, быть победительницей сидело в ней и гнало вперёд, от победы к победе. Что как понимаю и испортило всё.... Но об этом позже....
  А пока вечеринка подходила к концу и народ уже начал расходиться. Я вытащил из кармана две VIP-карточки и протянул одну Чуде, а другую Батхеду со словами:
  - В любое время дня или ночи, наше кафе открыто для вас. Скидки на все ваши заказы, в половину, ниже обычной стоимости, в том числе и этот день рождение. А специально для тебя Чудо, десерт всегда будет бесплатным.
  Я улыбнулся ребятам и, уже как хороший знакомый, чмокнув Чуду в щёчку, скрылся в тенях нашего кафе.
  Где-то вот так и началась история моего знакомства с Чудой... Но знакомство именно началось с этого, а вся сказка была потом....
   []
  Акценты.
  Есть за мной одна особенность, которая частенько портит мне жизнь. Это моя торопливость, при решении каких либо важных вопросов. Мне, от чего-то, важно любой возникший вопрос или проблему, решить здесь и сейчас, сразу же, как говориться "не отходя от кассы".
  В ту пору, о которой говорю, эта особенность мною проявлялась более ярко и порой заставляла творить косяки, которые влияли на весь ход дальнейших событий.
  С Чудой, именно эта моя особенность расставила баланс сил, взаимоотношений, взглядов, да и всего нашего с ней общения...
  У меня недавно спросили "Почему у тебя, всё время, что тебя знаю, постоянно какие-то "Бури", "Грозы", "Шторма" и "Ураганы"? Почему нет простых времён?". Наверное, это в природе моей, быть по жизни связанным с ветром, дождём и молнией.
  В ту пору будя моложе, эти стихии жили во мне ярче и блестели всеми своими красками без всякого контроля и удерживаний с моей стороны, как это есть теперь. Чуда была такой же, не было силы способной её удержать или сдержать если она сама того не хотела. Любой прямой запрет был вызовом для нее, и она делала всё, чтоб его обойти или не послушаться.
  Парням, которые пытались её удержать или сдержать она по щелчку пальца сносила голову с милой непосредственностью и с такой простотой, что у них не было даже возможности на неё обидеться.
  Она стала не просто постоянным посетителем кафе, но и быстро и естественно влилась в "общество" постоянных посетителей кафе. Я познакомил её с Леди и с Ведьмой. О первой рассказывал, а об второй, возможно, расскажу многим позже, а быть может и не смогу...
  Чуда не была "той, которая решит все проблемы", как например Леди с которой они стали замечательными подругами. Чуда была "той, рядом с которой решаться сами или забудутся все проблемы".
  А потому ей частенько приходилось слышать и выслушивать жалобы своих подруг, которым она конечно помогала. И не с проста, а из-за разлитого в кафе волшебства, она частенько именно в кафе их слушала и помогала. А может потому, что в кафе был интернет, да и институт был не далеко, забегать в кафе и находить в интернете, что-то по учёбе, тут было весьма удобно.
  Лена (назовём так, ту именинницу-блондинку, пусть не помню имени, но называть её как-то надо) пережевала разрыв с Батхедом.
  В точности не расскажу, из-за чего они расстались, я вполне могу представить его просыпающегося в пастели с парой красивых девушек под каждой подмышкой. Но, это вряд ли смогло по настоящему заставить Лену бросить Батхеда.
  Она уезжала в столицу, тренироваться в своём спорте и жить там. Именно это, на мой взгляд, было причиной расставания. У Батхеда тут было всё, работа в охранной фирме, друзья, знакомые, стабильный заработок и столица ему не упёрлась ни в одно место. Расстались они, похоже, мирно, ибо не видел, чтоб он страдал о расставании, находясь в кафе. Он был весел и расслаблен, если не видел вокруг для себя опасности, и всегда рядом или не далеко была какая-нибудь девушка.
  Чуде, он похоже нравился, но Лена была подругой, потому у неё не было и мыслей о чёмт серьёзном с Батхедом. Они просто очень хорошо общались и проводили весело время. Я, видя с Чудой рядом или не далеко, такого парня как Батхед, был за неё всегда спокоен. Я знал, что он не даст её никому в обиду и свернёт в бараний рог любого, лишь попроси его об этом Чуда. Она же не особо это понимала, вертела и легко игралась с такими личностями, к которым и я побоялся бы подходить без охраны. Ей же всё сходило с рук, в кафе был я, а за его стенами был Батхед, да и ещё целая толпа парней, которые порвали бы любого, кто её тронет.
  Я видел как-то, как она строила рядами тех ребят, с которыми гуляла вчера на вечеринке. Они зашли в кафе первыми и сев кучкой за столик, стали громко перешептываться и строить план того, как будут что-то объяснять Чуде, лишб она их не ругала.
  Чуда ворвалась в кофе ураганом.
  - Ага! - прокричала она, с ходу увидев кучку парней собравшихся за столиком - Вот я вас и поймала! Сдавайтесь поганцы, я всё про вас знаю! Санька, ну вот как ты мог? Что я Верке скажу? Она же пол вечера ждала, а ты даже не позвонил! А вы, двое у меня тоже под подозрением, я знаю, где и как вы ночь провели!
  Парни пытались как-то оправдаться, но у них ничего не получалось, Чуда бушевала. Но, даже бушуя, она наполняла кафе свежей бурлящей силой, от которой хотелось прыгать и радостно хлопать в ладоши. Но это я видел, что Чуда на самом деле не злиться, а играет роль строгой учительницы, отчитывающей учеников, парням же, было не сладко. А потому я поспешил им на "помощь", да и Чуда явно выдыхалась, а как достойно, не потеряв лицо, выйти из этой роли "строгой училки", не знала.
  Подойдя к бушующей и продолжающей что-то вещать Чуде, легонько приобняв её за талию и чмокнув в щёчку, сказал.
  - Привет Чуда. Хочешь выкину этих наглецов, посмевших тебя так возмутить, из кафе на улицу? Пусть ходят там голодные и холодные и горько плачут. Сожалея о том, что тебя посмели обидеть. Или прост, принести те мороженку с пьяной вишней, ты его съешь и великодушно простишь, этих нахалов, разом отпустив им их грехи?
  Чуда замолчала, посмотрела на меня, подумала, перевела взгляд на парней и сказала.
  - Пусть тут сидят и думают над своим поведением. А ты Сань позвони Вере и извинись, а то не прощу! Не буду с вами сидеть, с ним пойду, он мне мороженку вкусную обещал, а вы все бяки!
  Она строго и посмотрела на Сашу, показала язык, другим двоим, в конце этой тирады и, взяв меня под локоток, потащила к барной стойке....
   []
  Мой косяк...
  Чуда была ветром, порой лёгким и невесомым, обдувающим и ласкающим своей тёплой свежестью тех или иных людей. Порой яростным пронизывающим насквозь ураганом, рвущим на части...
  Во мне жила и проявляла себя та же стихия. Частенько с ироничной улыбкой наблюдал то, как Чуда кружит голову очередному парню, видел как бы самого себя со стороны, кружащего голову очередной девушке, меня весьма улыбала эта схожесть подходов. До того момента, о котором расскажу, ни разу не видел её огорчённой, либо подавленной. Именно тот момент распределил наши с ней взаимоотношения именно тогда я накосячил со своей торопливостью....
  В кафе я уже не работал, но будя его совладельцем и волшебником, экспериментирующим над своим проектом и как-то его развивающим, в кафе бывал не менее часто, чем раньше.
  Войдя в него, я сразу обратил внимание на странную атмосферу, царившую в кафе. Для всех других кафе оставалось обычным, за столиками сидели посетители, где-то в отдалении играла тихая не навязчивая, классическая мелодия, ходили официанты, работал бар, люди кушали, беседовали, улыбались, работали... Но, я чувствовал нотку печали, поволоку скорби, чувствовал на губах сладкую горечь отчаяния. Осмотрев внимательно кафе, я увидел Чуду сидящую и перебирающую клавиши ноутбука, её лицо было сосредоточенно серьёзным. Именно от неё исходили эти волны, именно она влияла на всю атмосферу кафе таким образом.
  Перед походом в кафе, я был на какой-то очередной вечеринке, где позволил себе выпить. Алкоголя во мне было не очень много, ровно столько, чтоб усилить мою чувствительность. При этом опустить границы тормозов, которые в ту пору и так были не сильно высокими.
  Не спрашивая разрешения и ничего не говоря, я сел за столик Чуды и молча, выжидательно стал на неё смотреть. Я молчал и просто смотрел на неё. Сначала она даже не обратила внимание на меня, продолжая что-то активно писать в своём ноутбуке. Что и кому она писала, я не видел, ибо сидел по ту сторону крышки ноутбука. Я наблюдал за игрой микродвижений её лицевых мышц и всеми фибрами души впитывал её отчаяние и горечь. Вот она что-то почувствовала, подняла на меня глаза по-верх крышки ноутбука, и посмотрела в мои глаза мутным и находящимся явно не здесь расфокусированным взглядом. Через пару секунд её взгляд сосредоточился на мне, она мельком взглянула на экран бука и лёгким движением захлопнула его крышку.
  - Привет - сказала она тихим и спокойным голосом - как дела?
  Она явно не была удивлена моим присутствием за своим столиком, либо у неё не было сил на удивление, либо ей было всё равно кто сидит перед нею, либо она ожидала меня. Склонен считать, что ей тогда было плевать на то, кто сидит перед нею, её мысли по-прежнему были не здесь.
  - Рассказывай всё в подробностях и с самого начала - сказал я спокойно, продолжая выжидательно смотреть в её глаза.
  Она более внимательно посмотрела на меня. Подумала и сказала.
  - Не знаю... Тут всё сложно... И не сказать что это тайна, но о таких вещах не треплются тут и там.
  Как выяснилось в процессе разговора...
  А уламывать и узнавать чужие тайны я и тогда умел. Сейчас просто, похоже, наелся ими и стал менее любопытен и настойчив. Тогда же, во мне жил голод до чужих тайн, проблем и забот...
  Лена написала ей в аську о том, что только что погиб близкий друг Батхеда, что ему об этом как-то нужно сообщить. Что она сама не может этого сделать, во первых не знает как, во вторых не хочет чтоб Батхед узнал это от неё, в третьих не хочет вопросов на тему того, почему она первая узнала об аварии, а в четвёртых у неё просто нет его телефона. Но Батхеду нужно как можно раньше узнать об этой аварии...
  Лена просила Чуду как-то ему это сообщить или попросить, чтоб он позвонил самой Лене. А Чуда похоже первый раз сталкивалась с такой задачей и тоже не знала как и что ему сказать. Уж вот чего она никогда не любила и не могла делать, так это осознанно причинять другим боль.
  И тогда я сделал ошибку, из-за которой мне долгое время крайне тяжело было смотреть в глаза Батхеду. А с Чудой у нас сложилась особенная форма общения.
  Я встал из-за стола, где сидела Чуда, сказав ей, что сам ему всё скажу. И отправился к столику, за которым сидел Батхед. Чуда пыталась меня остановить, но я был пьян, считал, что мне всё по плечу, а Батхед прошедший хорошую школу жизни, парень серьёзный и сможет всё правильно понять. Чуде было очень не приятно, она сто раз пожалела о том, что рассказала о серьёзных вещах пьяному дураку, но остановить меня не смогла.
  Так бывает, когда люди находятся на разных волнах, одному крайне трудно понять другого.
  Я подошел к Батхеду, который отдыхал со своими друзьями в другом углу кафе, рядом с ним вновь была новая девушка. Начал ему что-то втолковывать. Звать на серьёзный разговор в сторонку. Он с улыбкой и смехом не соглашался, говорил мне, чтоб я шел, проветрился и освежился, а то явно видно, что перебрал. Но выйти, я его все же убедил, и честно рассказал почти всю историю...
  Я не знаю, как тогда он меня не убил на месте. Он видел перед собой пьяного в принципе совершенно левого человека, которого знает не очень хорошо и который рассказывает ему о том, что ему нужно, даже необходимо, позвонить бывшей девушке. Что она ему что-то хочет сказать.... Плохой у нас вышел разговор, и он мне обязательно накостылял бы, но не тут, не в этом кафе... Разговор окончился ничем, он ушел к своей компании, так и не вняв моим намёкам, так и не поверив моим словам. А я, после этого разговора, стоял трезвый как стёклышко с испаренной на лбу и с осознанием того какой я оказывается дурак, что полез не в своё дело и не спросясь никого....
  Да и перед Чудой был виноват, она поделилась трудностями, а я полез их решать не мытыми лапами... О да, я тогда оченна хорошо понял какой я дурачок....
  Чуда ушла из кафе, мне туда возвращаться тоже не хотелось и я пошел себе по тёмным улицам города, с душой полной сожаления и молчаливого раскаяния....
   []
  Самая тёмная ночь.
  Ночь была тёмная и длинная, размышления мои были долгими и трудными. Так бывает, мы совершаем ошибки и только после их свершения понимаем насколько не правильно поступили. Но осознавая, что ничего уже не вернуть, есть только один выход, думать и решать, как теперь с этим сотворённым косяком жить дальше....
  Мы живем, как правило, не замечая своего взросления, мне и сейчас кажется, что я совершенно недавно был просто мальчишкой. Но, пожалуй, у каждого в жизни есть такие моменты, о которых мы можем сказать, что именно тогда стали взрослее. Я повзрослел в ту тёмную и длинную ночь...
  Именно той ночью, я запретил самому себе, глубоко нырять в душу и дела Чуды. Она солнечный ветер, этот ветер не разобрать по кусочкам, если ты хочешь нырнуть в него, то дабы не встретить пустоты, самому придётся стать им. Я решил что буду её хранить и оберегать, но не капаться в её делах, что стану тенью скользящей рядом с этим ветром. Тень она вроде и есть, а по сути такая же пустота, как и ветер.
  Так и стало, она солнечный ветер, а я ветер теней, который мог её порою окутать своей тенью, дать передохнуть и набраться сил, а порой и отдать всё темное, что могло в ней скопиться.
  Это не волшебство, это уже магия, которая грубее и прямее волшебства.
  Именно в ту ночь, я принял единоличное решение взять Чуду в свои ученицы и научить волшебству. Да, я и сейчас учусь быть волшебником, а тогда был моложе, и опыта было меньше, да и знаний, не доставало. Но видят боги, сидя за столиком напротив Чуды и слушая её горечь, впитывая скорбь и чувствуя горький вкус отчаянья, понимал, что эти чувства могут погасить её огонь, тот который и питает её солнечный ветер. А этого я допустить не мог, потому она должна была хотя бы просто научиться чувствовать и ощущать разлитое в мире волшебство. В целом этому опосредованно её и учил.
  Потому следующим же денём, войдя в кафе, я сразу подошел к её столику. Она сидела вся мутная, но ей было явно легче, чем вчера. Смотреть ей на меня было явно неловко, и она по-прежнему жалела, что всё мне рассказала. Я посмотрел в её глаза и сказал.
  - Прости Чуда, был пьян, но это меня конешн не оправдывает. Постараюсь сделать от себя всё зависящее, чтоб такого не повторилось.
  Она, молча, смотрела на меня, говорить ей со мной явно не хотелось. А я, сказав такие слова.
  - Ты кстати с сегодняшнего дня становишься моей ученицей, можешь возражать, можешь не понимать, это всё не так уж и важно, просто, знай и имей это в виду.
  Развернулся и ушел из кафе.
  Она меня простила, меня вообще трудно было кому-то тогда не простить. Я к ней не лез, больше не просил прощения, просто был всегда где-то не далеко. Да она и сама не умела тогда долго на кого-то злиться или обижаться, это не те чувства и эмоции, которые могут надолго влиться в солнечный ветер.
  С Батхедом было труднее. Если до того случая мы с ним могли бы стать хорошими друзьями. То после него, со временем мы смогли стать лишь хорошими знакомыми, но не более того. Бог весть, где и как он сейчас. Может, женился и остепенился, а быть может так и живёт, как раньше, продолжая встречаться то с одной, то с другой. Быть может, у них всё сложилось с Леной. Этого я не знаю, виделся с ним очень давно, а у Чуды о нём не спрашивал.
  Вполне возможно, что моё решение не вникать в её дела, сыграло плохую службу. Ибо, любой вольный ветер, знающий, что такое воля и наслаждающийся простором мира, однажды находит любовь. Чувство, которое сродни тому ветру, который жил и живёт в Чуде или во мне.
  Любовь это тоже ветер, ураган чувств, желаний, эмоций и мыслей. Тот ветер, который напрочь выдувает из нашей головы мозг и даёт нам крылья, отправляющие нас чуть ли не на седьмое небо от ощущения счастья и свободы.
  Да Чуда влюбилась, но историю её любви я вам не расскажу, я просто плохо её знаю. Ведь я решил не влезать, а потому хоть и был рядом, но всех перипетий не знаю. О них, возможно, могла бы кроме самой Чуды, рассказать Леди. Которая стала ей очень близкой подругой. Но я у Леди ничего не спрашивал, во-первых, потому, что зарёкся глубоко лезть в дела Чуды. А во-вторых, Леди могла ничего не рассказать мне, и тогда я крайне сильно мог бы обидеться, и снова натворить косяков. Потому даже зная об осведомлённости Леди, ни о чём у неё не спрашивал.
  Так кем же для меня стала тогда Чуда и кто она сейчас?
   []
  Моё маленькое Чудо.
  Не особо-то мне и хочется давать однозначный ответ на этот вопрос. Однозначные ответы скупы, причём скупы именно в своей однозначности.
  В то время, когда она обрела любовь и летала на её крыльях, а все люди, даже случайные прохожие, ей невольно улыбались. Чуда была для меня солнцем, которое грело и позволяло творить самые невероятные и волшебные вещи. Она помогала мне пропитаться своим светом, вдохновляя на волшебство и безумства. Да, девушкам тогда от меня перепало... Мне, было отрадно видеть Чуду, купающуюся в ослепительно золотом, солнечном свете любви. А так, как она сама была ветром, то пронизывала вех и вся своим счастьем, теплом и любовью.
  Любовь штука сложная, завязанная на интересах и желаниях двух людей, двух личностях. Потому я не удивился когда в ослепительном свете, которым горела Чуда, стали появляется тоскливые нотки боли и страдания.
  Я не в курсе всех перипетий, знаю что расстались, знаю, что ей было не просто. Я был тенью, я был рядом, но не ощутим, меня можно было почувствовать, лишь обратив на меня внимание. Но Чуде тогда было не до кого и не до чего. Ей было больно, трудно, не просто...
  То, что ей не просто, видели и замечали не многие. Когда ей было трудно, она улыбалась шире, смеялась громче, дарила тепло и счастье людям, которые в блеске её счастливо смеющихся глаз не замечали боли скрываемых слёз.
  Я и до этого учил её каким-то трюкам, объяснял волшебство, но она купалась в любви, не понимала меня и особо не обращала внимание на мои объяснения. Я не торопился, подходил с другой стороны, порой намеренно пугал её тогда. И заставлял бояться меня, но каждый раз смеясь, объяснял, что напугал специально. Зачем пугал? А мы частенько не умеем в страхе видеть смех и счастье, их, я, ей, в нём и показывал.
  И вот она в кафе в кругу множества людей, смеётся и улыбается, с кем-то флиртует, с какой-то подружкой обнимается и целуется. Но я чувствую её боль и горечь... А так же вижу Леди, сидящую в другом конце кафе и порой встревожено поглядывающую на Чуду. Я жду момент, когда Чуда за своим столиком останется одна. Он настаёт, её руки тянуться достать ноутбук, я подхожу к её столику, сажусь рядом и, не спрашивая разрешения, обнимаю, начиная говорить.
  - Этим славным вечером Чуда, я расскажу тебе одну удивительнейшую сказку...
  Сначала она удивлялась и не понимала моего поведения, пыталась как-то для себя его объяснить. Но не могла, слишком неадекватным оно было, потом привыкла к моим чудачествам и просто слушала сказки.
  Сказки были всякими и обо всём, обо мне, о ней, о людях которых мы с нею знали, о незнакомых людях в кафе, да и о мире вообще. Тот мир, который видела она, я окрашивал в свои краски, давал событиям, о которых она знала, своё звучание в красках и в музыке волшебства. Ни одна сказка не была враньём, они были правдивы, просто реальность в них была пропитана светом и музыкой волшебства с тонким ароматом и поволокой магии, и тайны.
  Чуда слушала их как ребёнок, порой с интересом приоткрывая рот, порой поджимая губы, порой забиралась ко мне на колени, она клала голову на мою грудь и тихонько плакала, или шмыгала носом, а я продолжал рассказывать свои сказки.
  Я ни о чём её не спрашивал. Зачем спрашивать и уточнять что-то у самого себя? А она была мной, или я был ею. Да, она отдельный человек со своей личностью, но видят боги два ветра, дующие рядом друг с другом, становятся одним. Она была мною, только в женском обличье, а я был ею, только в мужском. У нас были разные жизни и интересы, мы оба знали разных людей, у нас у обоих были разные жизненные ситуации, но я чувствовал её так, что мне не нужно было ничего объяснять.
  Зачастую я говорил ей.
  - Молчи, не говори ничего, говорить буду я, ты просто слушай, не спрашивай, не уточняй, знай и верь, что так и надо, просто слушай, и молчи...
  Рассказывая ей сказки и забирая её боль, я давал ей силы и веру в себя, я показывал волшебство, ничего не объясняя. Я изменял её взгляд, виденье и отношение, тем, что просто рассказывал сказки...
  Порой после этих посиделок в обнимку, она спрашивала.
  - Как ты это делаешь?
  А я отвечал.
  - Я не волшебник и только учусь, но тоже кое-что умею...
  Вы думаете, я ей врал? Она одна из не многих людей, которым я старался никогда не врать. Мог о чём-то молчать, чего-то не говорить. Но если отвечал, то говорил всегда правду. Да, и от неё я многое скрывал, да она многое про меня и сейчас не знает. Но ей никогда не были нужны мои тайны, она научилась видеть волшебство мира, она смогла пройти все перипетии, не утратив детского ощущения волшебства и веры в него.
  Мы живём и видим чаще плохое, не от того что плохого в мире больше чем хорошего, а от того, что привыкли считать волшебство глупостью и просто сказками.... А оно ведь есть и никуда не прячется, просто нужно уметь его видеть...
  Чуда уехала. Тут ей было трудно. Да, я помогал справиться, учил волшебству, давал чувствовать и видеть его. Но, тёмными ночами, оставаясь наедине с самой собой, ей было очень не просто. И она сбежала от всего, что ей напоминало о нём, а скорее о них двоих.
  Сейчас мы крайне редко пересекаемся. Кафе всё ещё работает, но я давно ушел оттуда и собранное мною волшебство, не поддерживаемое, ни кем, расползлось. Теперь это всего лишь одно из многих кафе в городе. Хотя его стены и помнят былое волшебство...
  Сейчас Чуда живёт и прячется от любопытных глаз, где-то в недрах большой и огромной столицы. Там, среди городских многоэтажек, и небоскрёбов в толпе по-деловому спешащих, по своим делам людей, живёт моё "Маленькое Чудо". И частенько дарит тепло, и радость близким, дорогим ей людям, пронизывая их души солнечным ветром своего существа. Она так и осталась тем ветром, не потеряв силы своего огня. Она по-прежнему, видит и замечает волшебство этого мира. Но не всегда обращает на него внимание. И, к сожалению, сама не осознаёт того, почему, и как порой творит своё волшебство. Её ученичество не закончилось, я его не отменял, но видимо я плохой учитель. Дав виденье, не объяснил того, что и как с этим делать. Быть может, прочитав эту сказку, она подтянет себя в теоретической части волшебства))))))
  У Чуды всё хорошо, хотя и трудно ей в столице, но уже прижилась. Этим летом её кто-то видел покоряющей Эльбрус. А этой осенью кто-то видел, как она танцевала бальные танцы посреди Москвы с каким-то роллером. Она по-прежнему часть меня, очень далёкая и к сожалению трудно ощутимая, но таки по-прежнему часть. Она делает то, о чём я всего лишь мечтаю. Она тот ветер, который дует там, где хочет, она чувствует и дышит магией свободы, пусть не всегда ей это удаётся, но это и не важно. Важно, что у неё это получается и то, что она это умеет делать. Я завидую, восхищаюсь и горжусь ею. Счастья тебе моё маленькое Чудо. Верь, видь, чувствуй и создавай волшебство! А я знаю, мы ещё встретимся, мы ещё обязательно встретимся.  []
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) И.Борн "Ю Кэн Отомстить Императору"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези) В.Пылаев "Пятый посланник"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"